Sign in to follow this  
amay

Как Клементина вдохновение искала, Глава 5

1 post in this topic

Глава 4

Allods_210305_223922.jpg

Сжимая деревянную кружку влажными ладонями, Клементина уже с десяток минут стояла у выхода из комнаты, собираясь с духом, а Мими, по-девичьи хлопая в ладошки, наматывала круги рядом и радостно напевала баском незатейливую песенку про бедного орка.

Бард сглотнула и покосилась на музу.

– И зачем я согласилась на твою авантюру? Я не могу.

– Что значит «не могу»? Можешь! – Фея упёрла руки в боки и легонько пнула Клементину в плечо босой ножкой. – Вперёд!

Девушка шумно вздохнула, шагнула в общий коридор и аккуратно постучала в соседнюю комнату. Дверь почти сразу открылась. На пороге стоял смуглый мужчина и с интересом смотрел на девушку сквозь круглые очки. Щёки его пылали закатно-розовым.
Клементина похлопала ресницами, улыбнулась и протянула соседу деревянную кружку.

– Эээ… Ммм… Хм. Кхе-кхе. Доброе утро, точнее вечер, что же это я… Здравствуйте и извините!

Тёмные глаза соседа смотрели на Клементину с кружкой в руке с таким недоумением, что она просто замолчала. Что было более неловким – тишина или её лепет – она не знала, но ситуация оказалась очень неудобной. Фея закатывала глаза и трясла кулачками. Девушка старательно её игнорировала.

Мужчине явно надоело ждать, и он промямлил:

– Вы что-то хотели?

– Ой! Вы разговариваете! Как хорошо! Простите, пожалуйста, за беспокойство, – Клементина постаралась взять себя в руки и сделать серьёзное лицо. – Обычно я не стучусь в двери к незнакомым мужчинам, но… У вас не найдётся немного сахара?

Молодой человек улыбнулся, слегка ухмыльнулся и сладко молвил:

– Конечно. Проходите.

Девушка осторожно ступила через порог. Мими молча держалась рядом.

– А он милый, – вдруг громко шепнула она прямо на ухо Клементине. Та от неожиданности подскочила на месте, как-то кособоко дёрнулась, стукнулась локтём о дверь и зашипела, чем привлекла пристальное внимание молодого человека.

«Всё. Теперь он думает, что я не просто дурная баба, а ещё и неуклюжая», – девушка стрельнула глазами в музу и заискивающе улыбнулась перед…

– Простите, а как Вас зовут? Мы соседи уже несколько дней, наверное, а я Вас вижу впервые…

– Феликс, – хадаганец слегка поклонился, – Астралин. А Вас?

– Клементина, – скромно потупила взгляд бард.

– А я Мими, и я вас познакомила! – Муза явно наслаждалась ситуацией, а особенно тем, что кроме девушки её никто не видел. Клементина шикнула на неё.

– С Вами там всё в порядке? – Спросил Феликс.

– Да-да, не обращайте внимания.

– Ах. Хорошо. – Мужчина сделал приглашающий жест. – Извините, у меня такой беспорядок…

Девушка обвела взглядом комнату. Небольшая кровать, пара сундуков, полки, большой стол, где стояли в аккуратный ряд чем-то заполненные склянки, миски с алхимическими травами и свежими бутонами цветов, и какой-то хитрый аппарат, из которого медленно капала маслянистая жидкость. Рядом стена, полностью занятая разноцветными баночками всевозможных форм, украшенными самоцветами и металлами. Вокруг не было ни пылинки, пол словно выдраили освящённой водой.

– Да нет, что Вы, у Вас очень чисто!

– Да? А мне кажется, что нет. Ну, оставим эту тему. Вам много сахара нужно?

– Мне половинки хватит, вот кружка. – От волнения девушка ещё крепче обхватила её ладонями.

Астралин кивнул, аккуратно вытащил посуду из застывших пальцев Клементины, которые никак не хотели разжиматься, и прошёл куда-то в угол комнаты.

Любопытная Мими полетела было за ним, но девушка в последний момент успела схватить её рукой. Фея дёрнулась, неприлично обозвалась и попыталась укусить канийку за палец, но, сдалась, подняла ручки и помахала воображаемым белым знаменем.

– Будь рядом, – одними губами сказала ей бард и разжала пальцы. Муза закатила глазки.

– Вот сахар, – Астралин подошёл и протянул девушке кружку. Повисла неловкая тишина. Ей не хотелось уходить вот так, а о чём разговаривать дальше она не знала. Что ж, придётся идти домой.

– Спасибо огромное! Ну, я пойду?

– Да, конечно! Если вдруг что понадобится – заходите ещё!

Штош. Вот и всё, получается? Клементина медленно пошла к двери.

– Красивые баночки, кстати! – Вдруг выпалила она.

– Что? А! Эти? Да… Мне тоже нравятся.

– Вы сами их украшаете?

– Сам, всё сам, – девушке показалось, или на щёчках Феликса румянец стал ещё ярче? Прелестно…

– Вы алхимик?

– Парфюмер. Эти флаконы нужны для духов.

– Как интересно! – Девушка немедленно зацепилась за тему для разговора.

– Не хотите ли попробовать один замечательный травяной отвар? Он потрясающе пахнет! Я сделал его, когда пытался создать совершенно новый аромат, – Астралин заметно оживился.

Мими судорожно закивала Клементине головой. Девушка большими глазами посмотрела на фею, а сосед выжидающе поглядел на девушку. Та мысленно одёрнула сама себя, признав тот факт, что со стороны наверняка выглядит как сыч со Снежного Курорта, устремивший свой взор в пустоту. Коротко кивнула хадаганцу и покрутила в руках кружку с сахаром.

– Вот и сахар пригодился.

Феликс поправил очки и бодрым шагом направился вглубь комнаты.

– Ну, как он тебе? – Заговорщески зашипела фея.

– Пока ничего, – шепнула Клементина в ответ, – симпатичный, вроде не наглый. Смотри, какая чистота вокруг.

– Ага! – Не могла нарадоваться муза. – Здесь-то у меня крылья не запылятся! – И показала девушке язык.

– Вот и оставайся у него жить, – канийка отвернулась и принялась разглядывать бутоны цветов.
Чертополох, арника, беладонна, календула, крапива, медуница…

– Что это? – Раздался рядом голос Мими.

Клементина повернулась к ней.

– Где?

Муза указала пальчиком на одну из склянок, каждая из которых была обвязана абсолютно ровным бантиком из цветной тесьмы. 
Девушка пригляделась.

– Это человеческие ступни, – Клементину передёрнуло от воспоминания об Острове Откровения.

– Выглядит жутковато, – Мими сморщила носик. – И почему вы, люди, такие страшные?

Бард легонько щёлкнула её пальцем.

– Кто бы говорил.

– А это что? – Показала крылатая на другую склянку.

– Голова мелкого чудовища.

– А это? – Мими хихикнула. – Это совячья… Что у них там под хвостовыми перьями?

Фея не успела подобрать нужное слово, к ним подошёл хадаганец с подносом, на котором идеально ровно стояли две кружки с ароматным отваром.

– Сейчас, сейчас, – он бережно поставил поднос на край стола и придирчиво повернул так, чтобы их углы совпадали. Предельно аккуратно расположил ложки рядом с кружками, расправил несуществующую складку на выглаженной скатерти, смахнул несуществующую пыль и присел. – Пожалуйста, располагайтесь.

Клементина настороженно наблюдала за его действиями, затем перевела взгляд на обалдевшую фею. Паталогический аккуратист. Только этого не хватало.

– Пей свой отвар и валим, – сглотнула муза.

Астралин прокашлялся.

– Я так понял, что Вы бард? Я слышал через стенку, как Вы поёте, – пояснил он в ответ на недоумённый взгляд Клементины.

Девушка молча кивнула.

– Я Вам сейчас романтический стих прочту. Вот, послушайте. – Хадаганец откашлялся, сделал небольшую драматическую паузу и начал:

Ваши пальцы нежны, Ваши груди видны, 
Губы Ваши влажны и глаза влюблены. 
Ваши ноги длинны, бёдра возбуждены. 
Вы как сладость вкусны и так сильно нужны...

Почему Вы стоите? – Вдруг прервался он. – Присаживайтесь. Отвар ждёт.

– Я… Эээ… – Клементина взмахнула рукой, от растерянности позабыв, что держит в ней кружку с сахаром, который ловко высыпался на пол.

– Да чтоб твои дети гибберлингов боялись, – заворчала она и упала на колени. На пол. Она – красивая, морально здоровая, состоявшаяся личность – стояла на коленях и собирала сахар руками. 
Мими, схватившись за голову, суетливо порхала туда-обратно.

– Пойдём домой! Немедленно! Быстрее!

Хорошо, что Феликс её не видит.

– Ничего страшного, Клементина, встаньте с пола, я сейчас уберу! – Хадаганец – сама заботливость – мигом притащил тряпку и стал вытирать сахар с пола. А Клементина встала над ним и её прорвало.

– Феликс, простите, пожалуйста, но я хочу сказать Вам что-то важное…

– Не надо! – Завизжала Мими, она явно начала впадать в истерику. – Просто бери свой чёртов сахар и уходи отсюда, пока сама не заразилась этим аккуратизмом! Пожалуйста!

– Да? – Брюнет, наверное, ждал какой-нибудь романтической пошлости, из серии: «такие трогательные строки» и прочее. Но его постигло разочарование.

– Послушайте… Вот Вы такой весь хороший, у Вас дома чисто… Я не хочу сказать, что это странно, или что у меня дома грязно, хотя иногда, наверное, грязно, но это не важно, я хорошая хозяйка. Хотя, что это я перед Вами оправдываюсь… Я вот о чём. Эти Ваши стихи… Вы серьёзно? Нет, ну правда – серьёзно?! Я не скажу, что я самый лучший бард на свете, но мне кажется, Ваша поэзия, она, как бы это сказать… В общем, лучше занимайтесь духами.

Повисла гнетущая тишина. Клементина густо покраснела. Ей показалось, что она полная дура. Вместо того чтобы молча уйти, она целую речь выдала о всякой ерунде и, наверняка оскорбила этого несчастного хадаганца. 
Астралин, в свою очередь, побледнел. И покрылся пятнами. Сначала побледнел, а потом неравномерно покрылся красными пятнами. И тяжело задышал. И глазки забегали. Как у маньяка. Девушке на мгновение даже стало страшно.

– Чёртов книжник, – пробормотал он, присел на диван и начал складывать тряпку в идеально ровный квадрат.

– Что? Причём тут какой-то книжник?! Я Вам про стихи говорю, а Вы мне про книжника… Знаете, лучше я пойду.

– Нет! Стойте! Погодите! – В голосе Феликса проскользнули отчаянные нотки. – Пожалуйста, позвольте Вам объяснить…

– Попробуйте, – сказала Клементина и скрестила руки на груди, чуть не рассыпав сахар снова, но сделав вид, что ничего не произошло. Мими всплеснула ручками.

– Понимаете… Я глубоко одинокий человек. Мне катастрофически не везёт с девчатами, я даже не умею с ними знакомиться, а ведь мне пора уже обзаводиться семьёй… Будучи на Суслангере я встретил на рынке книжника, который посоветовал приобрести у него одно, хммм, руководство. Вот, взгляните, – Феликс наклонился к одному из сундуков, достал из него несколько исписанных листов и протянул их девушке. – Он очень хвалил эту рукопись, убеждал, что, если я буду следовать советам, описанным здесь, то у меня не будет отбоя от женщин любой расы. Одним из пунктов было откровенное стихотворение – я даже специально заказал его у заезжего барда.

Канийка пробежала глазами по строчкам.

– Вас обманули…

– Что?

– Обманули, – Клементина улыбнулась. Астралин так жалобно и растерянно смотрел через свои круглые очки, что её сердце растаяло. – Женщины вовсе не любят пошлые намёки, как написано здесь, да и уличные драки «демонстрирующие превосходство» совершенно ни к чему.

Мужчина опустил плечи и склонил голову. Фея Мими молча крутилась возле входной двери, явственно сигнализируя о том, что пора уходить.

– Простите меня, – вздохнул хадаганец.

– Что Вы, прощаю, конечно. Только уже поздно, так что я всё равно пойду домой. – Клементина вернула ему листы бумаги и направилась к двери.

– Постойте. Может, мы с Вами всё же как-нибудь выпьем по кружке отвара?

– Может быть, – кокетливо улыбнулась бард. – Только без стихов, пожалуйста. И без попыток меня обаять, ладно? – Она очаровательно улыбнулась на прощание и вышла за дверь, вслед за нетерпеливой музой.


Просмотреть полную запись

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this