Sign in to follow this  
Пушинки

Ах эти странные весенние мотивы...

1 post in this topic

Allods_210406_154656.jpg

Диалог эльфийки с орком.

— Весна приходит... — Хрипло промычал орк, осматривая полюбившийся ему уголок Осколка Гипата.

— Да какая весна, Росок, правда! — Недовольно воскликнула незаметно для орка подошедшая к нему со спины недавняя эльфийская знакомая с очаровательными золотисто-лимонными глазками и короткими сумасшедше-малиновыми прямыми волосами, с трудом достающими молодой особе до плеч. 

— Как какая? — Удивился Росок, не оборачиваясь на эльфийку, узнав её до одному только немного писклявому, но в целом довольно приятному, нежно струящемуся, как ручеёк Аммры, голосу. — Пряная, нежная, мягкая, цветущая, тёплая... — Он начал загибать один за другим пальцы на правой руке, а потом перешёл на левую. — Яркая, светлая, сочная, такая... удивительная. 

— Да чего в ней удивительного-то? — Эльф с непонимание покосилась на созерцающего почти пустынную ржавую равнину, лишь слегка декорированную охристо-бледно-салатовой травой. 

— А вот чего... Она как ты, Солор. 

— В плане? 

— Такая же... Яркая что ли, — Росок на минуту задумался, а потом, с улыбкой глядя на знакомую, добавил. — Жизнеутверждающая. Вот. 

— Пф, нашёл, с чем и что сравнивать, — Солор показушно закатила глаза и пробурчала. — Да и где ты тут вообще весну видишь-то? 

— Да как сказать, где... — Протянул Росок. — Да везде. 

— Ну где это «везде»? Посмотри вокруг! Всё же такое же, как всегда! Бледное. Негостеприимное. Как ты вообще тут обитаешь днями. Это же словно сухое болото. Ничего живого. Призраки одни, ух, твари голодные, — эльфийка заметила, что проходящий мимо неё носорог остановился и как-то странно смотрит на неё теперь красными светящимися глазами; недолго думая, она шепнула «удушение», и неоновые розово-лиловые кольца в мгновение обвили горло бирюзово-белёсого призрака и резко сдавили его. Носорог издал тихий стон и тут же повалился на песчаную землю. — Не живётся им тихо. 

— Есть хотят. — Сочувственно пояснил орк. 

— Да я тоже, собственно, не откажусь. Столько сил занимает всё это начало сезона, только и успевай бегать. 

— Хочешь хлеба? 

— Хлеба? — Лицо Солор исказила гримаса брезгливости. 

— Хлеб и вино, всё как у аэдов, — тихо усмехнулся Росок и зашуршал в сумке в поисках съестного. 

— Ладно, давай сюда свои пожитки, — тяжело вздохнув, согласилась мистик. 

— Будешь есть с орком? — по-приятельски усмехнулся Росок, припоминая, как в первый день знакомства эльфийка смотрела на него с таким отторжением и брезгливостью, что ему оставалось смеяться да и только. 

— Буду есть за счёт орка, — поправила его Солор и заправила за ухо так и лезущую в глаза ей все утро ярко-малиновую, такую же, как и все остальные на её голове, прядь. 

Товарищи принялись за поздний завтрак, чем обычно славятся французы или совы, кто встаёт крайне поздно. Времени уже было под четыре часа вечера, а с утра ни одного из знакомых в животе не было и крошки съестного. 

— Вот аэды, — величаво изрекла Солор, осторожно откусывая от буханки самый краешек, хотя весь организм её так буквально и жаждал заглотить всё без остатка и за один присест. — Существа изящные, и весна у них, как у всех адекватных людей, нормальная. И вообще. В Лиге вот с временем года никогда и никаких проблем отродясь не было. А вот у Вас там одна сплошная засуха и осень будто бы. 

— У вас нет осени, — печально вздохнул орк.

— Это кому она нужна-то? Осень эта. Сыро или, наоборот, очень сухо. Трава колется. Небо серое. Деревья лысые. Чисто Империя, говорю же.

— Не скажи, осень очень красива. Особенно в раннюю пору...

— Не об осени речь, — прервала знакомого эльфийка и сделала аккуратный глоток вина из наколдованного ей же бокала – не пить же из графина, как делают дикари. — О весне. И о том, что о ней тут слыхом не слыхивали, видом не видывали. Как была мрачная недоосень на этом забытом богами Осколке, так она тут же и есть.

— Тебе только кажется так, Солор. Это всё из-за того что ты тут так редко бываешь, — Росок отломал от буханки приличный кусок и без лишних раздумий запустил его себе в рот.

— Ну конечно, а ты тут бывал так часто, что уже стал грезить галлюцинациями, — всплеснула руками эльф, предварительно опустив бокал на каменные ступени высокой лестницы, на которой они с орком отдыхали.

— Ты посмотри на вон то деревце... — Росок повёл рукой и указал на одно из редких деревьев, облюблвавших каменистую почву у очередного портала.

— Ну и что? — откровенно не поняла Солор. — Простая сухая деревяшка с уже, наверное, окаменевшими за столько лет колючками.

— Нет, — отрицательно покачал головой Орк и мягко добавил. — А ты посмотри повнимательнее, на игры, на кору... И тогда ты увидишь, что маленькие изумрудные иголочки появились уже на кривых изогнутых ветках, что кора уже пожелтела...

— Да она всегда была жёлтой! — возмутилась мистик.

— Нет, не перебивай, — остановил её Росок и терпеливо продолжил. — Кора стала желтее, насыщеннее. Если ты подойдёшь и потрогаешь её, то ощутишь, что зимняя мерзлота спала, и дерево уже не такое каменно-мёртвое, а кора слегка проминается под пальцами.

— Под твоими-то пальцами всё проминается, — хмыкнула Солор, разглядывая свои аккуратненькие, идеально ровные покрашенные в насыщенный пурпурный цвет ноготочки, а потом так же весело закончила, радостно прицокивая языком. — Причём и зимой, и летом, Росок.

— Ты не хочешь меня слушать, Солор, — засмеялся орк, переводя взгляд со старой осины, столь горячо им любимой уже достаточный промежуток времени, на знакомую. Та посмотрела на него, в её дико-лимонных глазах заплясал тот самый безумный эльфий огонёк, и эти двое безудержно рассмеялись.

—Ты, наверное, самый забавный орк из всех, кого мне только приходилось встречать, — сквозь слёзы от смеха с трудом проговорила Солор.

— Почему это?

— Единственный орк, который наслаждается красотами природы, а не одними только пьянками в ближайшей от дома таверне, — мистику стоило громадных усилий выдавливать из себя через так и распирающий её смех слова, — ох, Тенес, спаси меня, — Солор буквально надрывалась от хохота. — Орк-эстет! Где вы ещё в Сарнауте такое встретите? Ха-ха-ха-ха.

— Ты просто слишком плохого знаешь нас, поэтому до сих пор и придерживаешься такого стереотипного мнения об орках.

— Да? — эльфийка утёрла кулаком выступившие из глаз слёзы.

— Да, — доверительно улыбнулся ей Росок.

Солор не стала вдаваться в подробности, не стала рассказывать всё то, что она знает, что ей пришлось пережить и как она пришла к этому "стереотипному" мнению. В этом не было нужды. Она лишь в очередной раз усмехнулась и по-приятельски похлопала орка по плечу, словно признавал за ним право последнего слова в разговоре. Росок не заметил, как буквально на мгновение в глазах эльфийки скользнула ядовитая капелька бесконечной печали. Он смотрел на старое дерево. Теперь на него смотрела и мистик. Они думали вдвоём, но каждый о своём. И к счастью обоих, только Солор здесь умела читать мысли собеседников. А потому сейчас ей стало очень легко и спокойно. И захотелось хоть на минутку, но поверить, что мир на самом деле прекрасен и добр ко всему живому, и к ней в том числе. 


Просмотреть полную запись

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this