Sign in to follow this  
Пушинки

Прогулки одинокого барда. Глава 13

1 post in this topic

В Чаще Мёртвых Колокольчиков

Allods_210407_111613.jpg

«Песни цветов»

Где водятся люди,
Там водятся птицы,
Там много красот, 
А в домах есть уют,
Эх, если бы нам
Было дано уродиться
В тех самых местах,
Где родилась ты, Лют.

Мы были бы добрыми,
Пели бы весело,
Пили бы воду
Хрустальную, как лёд,
Но матушка наша
Будет сердиться,
Если хоть кто-то
Сквозь Чащу пройдёт.

Не обессудь уж,
Милая Лютня.
Ты нам по нраву,
Останься же здесь.

Матушку Смерть
Волнуют лишь люди,
Тебе она может не дать умереть.

И будешь ты с нами
Петь эти мотивы,
Прекрасна
Как море,
Горда как ручей.

О, Лют, оставайся.
Не хочется горя
Тебе на дорогу
Нам тебе назвенеть.

О, Лют, оставайся,
Мы просим,
Не надо
На нас так сердито
С обидой смотреть.

Мы знаем,
Что ты имеешь хозяина,
Не бойся, он мёртв будет,
Ты сможешь запеть
С нами и смертью
Окутать сознание
Всего, что ещё живо
На грязной земле.

О, Лют, ну, послушай,
Ты божье создание.
Не грех ли – без голоса?
Не грех ли – не петь?

О, милая дева,
Ты нам по нраву,
Давай же, уйди
И покинь этот мир,
Суровый и грязный,
Весь играми магов
Пропитан он,
Дева лазурных власин.

– Лют! Лют! Лют, очнись же! Ну? Поняла закончилась. Очнись!

Лююююют...

– Лютенка, давай, открой глаза.

Оставайся...

– Лют, милая моя, надо встать.

С нами...

– Ну же, поднимайся!

— А? — золотистые глаза широко распахнулись и уставились на нависшего над ней эльфа, чьё лицо выражало крайнюю степень озабоченности. — Я в порядке. 

— Слава Тенесу... — Ар с облегчением выдохнул, опускаясь на колени на сырую тёмно-синюю с голубыми вкраплениями, словно звёздами на ночном небе, землю. 

Лют осмотрелась. Она лежала на большом и холодном камне, к её великому счастью, почти полностью заросшем толстым слоем неонового салатового мха. Ноги доставали до земли, но только пятками, так как сам по себе валун лежал под углом, будто какой-то великан его так в шутку воткнул в землю, чтобы посмотреть, как скоро тот упадёт, но он не поддался на провокации великана и остался так стоять на века. Голова слегка побаливала, но больше всего тревожила девушку сейчас ярко выраженная острая боль в спине. 

— У меня болит спина... — почти одними губами пролепетала Лют, виновато заглядывая во встревоженные зеленоватые глаза Ара. 

— Как болит?

— Остро... У позвоночника... Будто кинжалом...

«Кинжал! — Ар ударил себя ладонью по лбу. У путников больше не было оружия. Единственный кинжал быть у охотника, а тот ушёл. — М-да... В таком непонятном лесу и без оружия. Нет бы хоть что-то взять с собой. Хоть ножик перочинный. Вот я олух, ну да ладно, как-нибудь перекантуемся»

— Ты идти можешь?

Лют сомнительно покачала головой из стороны в сторону.

— Давай попробуем для начала хотя бы подняться. Давай сюда свою руку, — участливо предложил Ар и протянул навстречу девушке руки.

Лют вытянула руку и с трудом ухватилась за рукава куртки эльфа, тот потянул её на себя, и девушке всё же удалось подняться.

— Ну как? — Ар внимательно осмотрел подругу, как та держалась на ногах. 

— Непонятно пока...  — девушка попробовала сделать несколько небольших шагов, вроде получилось. — Кажется, ничего.

— А спина как? — поинтересовался бард.

— Болит, — виновато пробормотала Лют, стыдливо опустив голову, но тут же поспешила уверить эльфа, что всё не так плохо и идти она может спокойно сама, только не очень быстро. 

Ар сочувственно вздохнул, он понимал, что даже если поляна убаюкивающих колокольчиков позади, то впереди ещё Яскер знает что их ждёт, а в первую очередь – дорога уже через саму Чащу Мёртвых Колокольчиков. 

Большие цветы, источающие яркий неоновый свет и наполняющие прохладный и сырой воздух слабым музыкальным звучанием, стояли массивными фонарями на толстых и упругих стеблях где-то на расстоянии метров трёх или четырёх друг от друга. Впечатление эта картина производила колоссальное. Взгляд, казалось, было невозможно оторвать от созерцания подобной красоты. Где только не побывал за свою относительно недолгую, но насыщенную жизнь Ар, но такой красоты не приходилось ему видеть ещё ни в одной из локаций всего Сарнаута, самого по себе уже достаточно богатого на краски и изыски, чтобы хоть ещё кого-то из его обитателей можно было хоть чем-то удивить. Как оказалось, такие, поражающие воображение любого живого существа, места всё ещё существуют. Дело лишь в том, что до них очень трудно добраться, не умерев или же не уснув вечным сном звенящих нежно-голубых колокольчиков. Эльф и лютня шли не спеша, с природным любопытством и жадностью осматривая колоритный пейзаж вокруг них, как вдруг Лют резко дёрнулась и обернулась. Ар с удивлением посмотрел на подругу – на её лице читался явный испуг и какое-то смутное недоумение. 

Лююют... 

— Лют, что-то случилось? 

Лююют... Милая... Посмотри на нас... 

— Я что-то слышу. Голос. 

Лют... Ты же милая девочка... Не вредничай... Иди к нам...

— Что за голос? — Ар настороженно оглянулся по сторонам, но ничего вокруг не было, даже ветер не дул, одни лишь колокольчики по-прежнему мирно и едва заметно играли тихую мелодию

— Не знаю... Он... Он не мужской или женский... Он будто является сразу роем голосов... 

Лююют... Ты нам нужна... Останься с нами... Останься... 

— Как будто хор? 

— Да, хор детских голосов. Это очень жутко... 

Лююют... 

— И что они говорят? 

Брось этого скрягу, ты никогда не была ему нужна, а была просто инструментом, чтобы заработать побольше денег. Мы же дадим тебе свободу... 

— Какую? 

— Что какую? — не понял Ар и с удивлением заглянул в отрешённые глаза подруги. 

Бесконечную... Бесконечную свободу, Лют... Оставайся... 

— И что мне для этого надо сделать? Убить его? — девушка смотрела на сияющие лазурью цветы и лишь слегка приоткрывала рот, когда говорила. Она слабо повела рукой и указала на Ара, впавшего в этот момент в полное замешательство и ощутившего, что сейчас происходит что-то явно недоброе и опасное. Но до Лют было не докричаться. 

— Лют! Ау! Лют! Ты с кем вообще разговариваешь? Хватит смотреть на эти колокольчики! Посмотри мне в глаза! — эльф подскочил к девушке и, взяв в ладони её лицо, повернул его на себя. — О Яскер... Лют, что ты натворила... 

Глаза девушки были такие же яркие и так же светились неоновым светло-голубым пламенем, которым горели и колокольчики. Взгляд был полностью отрешённый, и, хотя она смотрела будто бы чуть наверх, в глазах всё равно не читалось никакой ясности.

Она была будто заколдована. Лицо стало ещё более бледным и стало тоже немного подсвечиваться голубым, а волосы уже давно светили во всю, словно в них поселилась армия светлячков. Только были они такого странного голубого цвета и что-то трещали на своём, чем-то напоминая цикад, шуршали крылышками, наигрывая странную мелодию перезвонов и шорохов, шёпота гигантских цветов... 


Просмотреть полную запись

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this