Sign in to follow this  
Пушинки

Разговор с белочкой в Руинах Ал-Риата

2 posts in this topic

Allods_211007_203815.jpg

— Псс, вот и скажи мне, Рыжуля, зачем я тебя купила, а? — меланхолично вопрошала хадаганка, натачивая подобранным с земли камнем свой меч, местами у рукоятки немного покрытый неприглядной ржавчиной. Девушка обращалась к белке – своему новому скакуну, на покупку которого вчера потратила добрые три сотни кристаллов, о чём ещё не знала, стоило ли жалеть или нет.

Рыжуля цокала, разгрызая большой орех, к сожалению, не золотой и даже не изумрудный. Она не была голодна, есть вообще не хотелось, но надо было чем-то себя занять, пока хозяйка не хочет никуда ехать. И этим занятием стало разгрызание ореха. А что, Тенсес зря, что ли, зубки дал? Нельзя же позволить им так просто пропадать. 

— Вот потратила я на тебя три сотни кристаллов, а ты даже разговаривать не умеешь, — обиженно заметила хадаганка.

— Да что ты такое говоришь, хозяйка, — процокал пушистый зверёк, лапкой отодвигая в сторону орех.

— Так бы от тебя хоть какая-то польза была, а так... Пока я не куплю перевёртыша, а это ещё не так скоро случится, всё равно ты на том же уровне, что и практически все остальные мои скакуны. Ну и что прикажешь мне с этим делать, а..?

— Я вообще-то говорю, — уже более громко повторило существо и лениво растянулось на пожелтевшей, но ещё тёплой травке. — Го-во-рю, понимаешь, а?

— Что? — не сразу сообразила хадаганка.

— А то, — передразнила её белка и даже показала розовый язык. — Юль, я тебе говорю, что минимум пользы, в которой ты так сильно морально нуждаешься, от меня есть, так как я умею разговаривать и могу вполне скрасить твой одинокий вечер.

— Рыжуля? — наконец дошло до хадаганки, и она в изумлении округлила глаза, так что они стали похожи на два больших зелёных яблока. — Так ты что, говоришь?

— Какая неожиданность... — раздражённо фыркнула белка и торопливо добавила. — Мы с тобой об этом разговариваем уже добрые пять минут. Можно, перейдём на какую-нибудь другую тему, более интересную?

— А это только ты говоришь, или вы все умеете? — решила уточнить Юля и подвинулась поближе к своему скакуну. Теперь она смотрела не на меч, а на новенькую говорящую покупку, от которой такого явно не могла ожидать.

— В смысле? — не поняла Рыжуля. — Мы все – это кто? Белки или скакуны? Или ты вообще обо всех животных?

— Да хотя бы белки вот, к примеру.

— Ага, — уныло протянула пушистая и вытянула вперёд лапки, ей хотелось подремать в тишине.

— А почему же тогда об этом никто не знает? — недоверчиво уточнила хадаганка, прищурив свои тёмно-изумрудные глаза, в которых так и читалось сомнение.

— Да поточу что нас просто-напросто никто никогда не спрашивает, — пожала плечиками Рыжуля и, наморщив носик, шевельнула довольно длинными усами. — Никому мы не интересны в качестве собеседников, а есть такое правило, которое обязано соблюдать каждое животное... Мы не имеем права говорить, пока того не захотят наши владельцы. Ну, то есть как... Не то что бы захотят, но они обязаны озвучить это желание вслух, и тогда мы уже вольны болтать, сколько влезет.

— Или что..?

— Или нас магия тут же лишает речи, причём навсегда, а это очень печально.

— Да... Неприятно, понимаю... — согласилась кивком головы Юля и задумчиво посмотрела на чистое лазурное небо, скрытое по большей части за густой жёлтой листвой – то было дело осени и её бесконечные шутки, и стремление стать художником мирового признания. Впрочем, все были вынуждены признавать её. Так что та могла просто наслаждаться своим статусом творческой личности, год за годом пачкая приятную зелёную листву кроваво-красной и солнечно-жёлтой краской, которая никак не смывалась.

Руины Ал-Риата хранили вечную осень, мирно и трепетно наблюдали за её течением и направляли его в нужное русло. В ранние часы здесь было мало сарнаутцев, они все ещё спали. А те, кто не спал, были заняты чем-то неоспоримо важным, чем явно не являлся ежедневный фарм руин с целью раздобыть пару лишних инсижек и срубить немного голды на продаже выпавших шмоток или зелий. Каждый зарабатывает на жизнь, как говорится, чем и как может. 

— А как тебя раньше звали? — внезапно полюбопытствовала Юля. 

— А тебя? —поспешила тут же спросить белка. 

— Меня? — не поняла хадаганка. — Я всегда была Юлей. Меня родители так назвали, в конце-то концов. 

— Вот и меня так родители назвали, — передразнила её скакун. — Ты же меня Рыжулей назвала. Вот теперь это и есть моё имя. Единственное. Раньше не было совсем никакого, а теперь вот есть, как видишь. 

— Неужели животные совсем имён не имеют, пока не обретут хозяев? — искренне поразилась хадаганка, ей эта мысль казалась странной и практически нелепой. 

— Ну да, — подтвердила её догадки белка, — Хотя... — она ненадолго замолчала, глубоко задумавшись... Юля тем временем не отрывала от пушистой пристального взгляда. — Есть и те, кто получил имя, не обретя хозяйки или хозяина. 

— И кто же они? И почему тогда ты не получила так же себе имя? 

— Они, — тяжело вздохнула Рыжуля и повела хвостом по земле. — чудовища. Или, как вы их называете, боссы. Это те звери, что сошли с тропы мирного существования. Они злые и за своё зло они получили прозвище, иначе – имя. Только вот едва ли это того стоило... Ну и конечно же, я не была никогда заинтересована в такой славе. Я что, ненормальная? 

— Да нет-нет, я тебя поняла. 

Они некоторое время помолчали, не зная, о чём говорить. В голове гулял ветер – и ни одной мысли. Не здравой, а вообще хоть какой-то.

— А вот у нас... — наконец заговорила хадаганка. — Тоже так же, как и у вас, есть прозвища. И их тоже можно получить как за добрые дела, так и за злые. Только вот... Агрессией и убийствами эта цель достигается намного проще и быстрее. Почему-то всем свойственно забывать добро и помнить зло. Живые существа... злопамятны что ли..?

— Нет, — не согласилась с ней Рыжуля. — Это не все живые существа, это вы, сарнаутцы.

— В смысле?

— У нас это считается скорее мутацией. Звери сами по себе не способны на такой уровень агрессии. Нас крайне сложно довести до такого. А вот вы уже рождатетесь такими...

— По-моему, ты меня сейчас оскорбила, — насупилась Юля, скрестив руки на груди.

— Вот видишь, — покачала головой Рыжуля. — Ты и сама это только что подтвердила. Мнительность, злопамятность, жадность, тщеславие – это всё про вас.

— А как же любовь, доброта и смелость?

— Ты и в самом деле думаешь, что одно другое окупает?

Юля вновь притихла, серьёзно задумавшись об ответе на поставленный вопрос. И в самом деле... 


Просмотреть полную запись

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this