Jump to content
Alloder.pro: about Allods with love
Search In
  • More options...
Find results that contain...
Find results in...

Alloder 2.0

We have started the process of project evolve, and this relates not only, and not even primarily of the site's view

Read more

Game tooltips

Tooltips provide a way for 3rd party fansites and extensions to display detailed information on mouseover.

Read more

New program for writers

We turn from quantity to quality and tell you how we will supplement the Allods Team program with rewards in rubles.

More

The new Updater

Let us to introduce the new addon updater software and to share the details

Read more

Alloder 2.0

We have started the process of project evolve, and this relates not only, and not even primarily of the site's view

Read more

Аллоды Онлайн, ч.73


Скоро Зима
 Share

Recommended Posts

Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
Автор: risovalkin

 

К ОГЛАВЛЕНИЮ

Глава 6. Конец Пути

 

      — Он говорит, что они обнаружили портал, через который демоны лезут сюда, — «переводила» мне Лиза сигналы, посылаемые очередным червелицым, потому что сам я их не воспринимал. Мне было не до этого.
      Если раньше я думал, что горячие, влажные джунгли Асээ-Тэпх — худшее место из всех, где мне приходилось обнажать меч, то теперь я понял, что то была прогулка с ветерком. Я плохо видел и почти уже ничего не слышал. Голова кружилась, мир вокруг отодвигался все дальше, и мне приходилось бороться за то, чтобы остаться в сознании. Каждый вдох наполнял легкие раскаленным воздухом и казалось, что я скоро сварюсь здесь заживо. Этот подземный замок-лабиринт с текущими реками огня потрясал воображение настолько же, насколько и отвращал.
      Плохо было не только мне. Мы отогнали демонов к мосту, перекинутому через пылающий поток, но подняться на него никто не смог. Все задыхались от жары и пятились назад.
      — Демонический портал дальше, в пещерах за ущельем, — продолжала Лиза.
      — Нам до него не добраться, — голос был вроде бы Мишин, хотя и глухой и очень далекий. Я даже не пытался отыскать его самого глазами, мне и без того каждое движение давалось с неимоверным трудом.
      Впереди снова замаячил червелицый. Вероятно он что-то говорил, но общаться ментально — это последнее, на что я был сейчас способен. Прислонившись к резной колонне, я прикрыл глаза, стараясь успокоить гулко бьющееся сердце. В лицо пахнуло легкой, едва различимой прохладой, но я не стал смотреть, чья это магия, просто принимая эту маленькую помощь. Лиза снова начала что-то тараторить. И через минуты две я даже стал различать, что она говорит.
      — Им потребуется какое-то время… Это даст нам небольшую передышку… Он говорит, что самые жестокие бои сейчас идут за Проклятый мост через ущелье. Проклятый уже и нами, и демонами… Он каждый час переходит из наших рук в лапы демонов и обратно. Их маги сдерживают армию демонов на краю ущелья… Они хотят взорвать мост, как только очередная волна демонов будет отброшена… Или нет. Возможно, мост еще пригодится. Он крепкий, еще драконами зачарованный…
      — Драконами?
      — Ну он так сказал.
      «Еще несколько драгоценных минут выкуплены у смерти», — прошелестело у меня в голове, когда я все же попытался сам послушать, о чем говорит червелицый.
      Я посмотрел на него и он, будто почувствовав на себе мой взгляд, обратил ко мне свои «стеклянные» глаза, хотя глядели на него многие, пользуясь небольшой передышкой. Демоны отошли за мост, преследовать их никто не стал, но их атака могла возобновиться в любой момент. Вероятно, червелицый должен нам сообщить какой-то план, потому что пока что мы действовали разношерстной, неорганизованной толпой. Однако он почему-то продолжал взирать на меня, и несколько мгновений ничего не происходило.
      «Я слышал одну историю», — сказал он вдруг. — «Некая знаменитая труппа выступала со своей пьесой много раз. Но устроить фурор им с каждым разом удавалось все сложнее. Изможденные актеры покидали театр один за другим, пока их не осталось всего несколько. Они дали свой последний Спектакль, собравший аншлаг, а потом ушли в другой театр. Устроились простыми работниками сцены, чтобы помочь молодым актерам отыграть свой спектакль идеально и при этом сохранить труппу. Не требуй от них большего, Избранный. У них был шанс. Теперь сцена принадлежит только вам».
      Я даже повертел головой, чтобы убедиться, что возле меня никто больше не стоит и червелицый действительно обращается ко мне. К чему это было сказано, я не понял, а может мой мозг уже просто расплавился от невыносимо высокой температуры, но уточнять мне ничего не хотелось. Все равно я не в состоянии сейчас вести светские беседы, да и сам червелицый не располагал к общению.
      За мостом снова послышался шум, и все сразу подобрались — по крайней мере те, кто еще мог держать оружие. Однако с нашей стороны хватало убитых и раненых, которых следовало увести отсюда. Лекари суетились, кто-то самостоятельно ковылял от моста подальше, кого-то тащили бездыханным. Я, оторвавшись наконец от колонны и убрав меч, на подгибающихся ногах подошел к какому-то человеку, чье лицо было целиком в крови, но глаза при этом открыты.
      — А-а… Враг… Можешь добить меня, если хочешь… Сделай работу демонов, имперцы ведь всегда так поступают…
      — Рот закрой.
      Я закинул его руку себе на плечи и взвалил на себя.
      — Демоны… Поранили меня… Больно… Когда-то наши деды бились вместе с этими исчадиями астрала!.. Пришло время и нам, вместе…
      — Пришло, пришло, помолчи.
      Отволочь на себе в более безопасное место здорового мужика, когда сам еле стоишь на ногах, было едва ли легче, чем сражаться с демонами. Но я был упрям.
      «Прекрасно, прекрасно», — заговорил приблизившийся к нам червелицый, когда я, наконец, опустил канийца на каменный пол. Шум боя здесь был приглушенным, и казалось немного прохладней, если это слово вообще уместно в этих подземельях.
      «Мы согласны лишь на тройственный альянс. Лига и Империя должны оставить вражду — тогда мы поможем вам!».
      — А местным оркам вы сообщили, что Лига и Империя скоро умрут, — буркнул я.
      «Так и произойдет, если вы не объедините усилия…».
      Я поморщился, но промолчал. Мне было не до речей червелицего о дружбе и мире с Лигой, но тот отчего-то так радовался, будто мы уже победили всех демонов.
      «Есть красивая сказка про прекрасную планету, где всем хватало места, но ее обитатели все равно старались жить все вместе. Они понимали, что сообща легче двигаться вперед. «Лишь разделяя чужие беды и чужое счастье, можно по-настоящему жить, только вместе мы — планета, ее суть, ее душа», — так говорили они. Но в один ужасный день планета разлетелась на куски. И ее обитатели тоже стали одиночками, как и останки их планеты, глодаемые неумолимым псом астрала. Душа их мира раскололась, и они стали чужими друг другу… Я надеюсь, ты понимаешь суть этой сказки и поможешь нам дописать для нее счастливый конец…».
      — А ты вообще кто такой?
      «Я — Борей. Меня зовут Повелителем Гармонии, так как мне отвечать за то, чтобы оркестр Избранных играл слаженно, нота в ноту. Иначе на Премьере нас всех ждет фиаско. Чтобы этого не случилось, Империя и Лига должны отринуть ненависть и предрассудки…».
      — Отлично… Борей, или как там тебя. Я уже отринул все, что только можно было, обойдемся без нравоучений! У вас есть свои лекари?
      «Эта лампада многие годы висела перед алтарем Новоградской церкви. Ее овевало дыхание Тенсеса, слушавшего молитвы прихожан. Она хранит их стойкость в тяжелые времена, их волнение за близких. Зажги ее, обратись к Великому Магу за напутствием, согласись стать его карающим мечом в борьбе с отродьем Астрала! Этот артефакт залечивает раны, но что еще важнее — дает шанс проникнуться уважением к своему врагу».
      Я был так зол, что едва не вывалил все, что узнал о Тенсесе, о том, что он лишь символ, а не Источник магии Света, но вовремя остановился. Сжав зубы, я все-таки зажег лампадку и поставил рядом с канийцем. Он-то верит в своего Тенсеса, а значит ее магия и в самом деле должна ему помочь. Сила Веры. Да, именно об этом говорил Зосима, именно об этом говорил и сам Тенсес.
      «К сожалению, демоны новой породы несут в себе так много тьмы, что ни одной лампаде не рассеять ее… Они словно отрезают тебя от любящего взгляда Тенсеса, и ты перестаешь чувствовать его поддержку. От отчаяния вера может пошатнуться даже у самых истых последователей. Но я уверен, Церковь сможет найти способ справиться и с ними», — продолжал увещевать Борей, вызывая почему-то во мне еще больше раздражения и антипатии, чем его собратья.
      — Хорошо, я все понял, — процедил я и уже сделал шаг, чтобы вернуться за еще каким-нибудь пострадавшим, ну или вступить в бой с демонами, но червелицый преградил мне путь.
      «Империи важно действовать заодно с Лигой. Объединив достижения их церковников и плоды научной мысли НИИ МАНАНАЗЭМ, вы станете сильнейшим альянсом в истории. Разве это не заманчиво?».
      — Слушайте, Повелитель Гармонии, а вам не надо какими-нибудь своими делами заняться? Декорации Спектакля проинспектировать? Руины там проверить, прозрачность призраков настроить, улучшить плавучесть уток…
      «Если ты, Избранный, уважаешь Лигу как могущественного союзника, то тебе предстоит шагнуть дальше и увидеть в ее представителях таких же существ, как и ты. Со своими страхами и чаяниями, талантами и недостатками. И возможно, со временем — принять и полюбить их, как своих соплеменников».
      — Я никогда не полюблю лигийцев, как своих соплеменников! Но я сражался вместе с ними в Городе Демонов. И сражаюсь вместе с ними сейчас за эти ваши пещерки, хотя не уверен, стоит ли оно того. Мы и так уже проявили фантастическое дружелюбие для тех, кто воюет между собой тысячи лет! Этого вполне достаточно! — рявкнул я и, демонстративно обойдя червелицего, зашагал от него прочь.
      «Что же ты чувствуешь, спасая жизнь врага? Ведь помимо ощущения противоестественности этого поступка, ты ощущаешь гордость за проявление благородства, не так ли?», — зашумело у меня в голове — Борей продолжал бросать слова мне в спину, и я зачем-то их слушал. — «Тебе посчастливилось отведать канийских блинов с гибберлингским элем? Доводилось ли тебе слышать симфонию «Пыльца моих крыльев» Оливии ди Дусер в исполнении струнного оркестра? Все еще впереди. И поверь, ты окажешься на седьмом небе от счастья. Искра не может сопротивляться прекрасному, даже если оно исходит от того, кто веками считался врагом. Красота — вот что может объединить вас вернее всяких пактов о перемирии».
      — Да, да. Жаль, что с вами этот номер не пройдет, — пробормотал я, не вполне уверенный, услышал меня червелицый или нет.
      Когда я впервые встретил их соплеменника, он убил агента Комитета и попытался убить меня — там, в пещерах на плато Коба. А теперь они рассказывают о мире, гармонии и красоте! Особенно о красоте смешно слышать от существа страшнее ночного кошмара.
      Перед новым наступлением демонов я успел отвести в более безопасное место еще двоих раненых. А потом снова пришлось отбивать атаку, стараясь не сдать с трудом отвоеванные позиции. Я сам поражался тому, откуда во мне еще берутся силы, потому что ощущал себя полностью выжатым. Однако меч не казался неподъемным. Наоборот, он словно бы удерживал меня на плаву, хотя тело тянуло на дно.
      На этот раз мы не только справились с наплывом демонов. Видимо как-то подсознательно решив, что свариться в потоке жидкого огня — участь менее страшная, чем бесконечно биться в этом аду, мы все-таки решились пересечь каменный мост и навели шороху еще и на другой его стороне. Я снова был слишком сосредоточен на том, чтобы меня не загрызли мелкие бесы, и чтобы демоны покрупнее не испортили мой и без того непрезентабельный внешний вид, поэтому не услышал мысленных призывов червелицого. Лишь только ор какого-то канийца, у которого, видимо, сдали нервы.
      — Вы нас всех за идиотов держите? Думаете, мы ваши марионетки? Придумали какой-то идиотский Спектакль, наобещали с три короба, и ждете, что мы будем играть в ваши игры, как стадо безмозглых баранов…
      — Что сказал червелицый? — тихонько спросил я у Лизы, отвернувшись от вопящего канийца.
      — Австр говорит, что наш Путь близится к концу. Что пришло время отправиться в Храм Джунов, к последней стеле, и встретиться со своим Ментором. Он — главный ассистент режиссера в нашем Спектакле. А Храм Джунов там, в глубине пещеры. Нужно пройти еще дальше…
      Возмутившегося канийца поддержали и другие Избранные, вымотанные боем и неизвестностью. Никто не испытывал трепета перед уродливыми «Повелителями», и я даже подумал, что разозленная толпа может напасть и на них, досрочно поставив точку на своем Пути.
      «Помните, лишь любовь Ат-Зако, сила его духа и испытания, через которые он прошел, заставили палача джунов отступить. Вовсе не сила Тка-Рика, сколь бы она ни была велика. Одно Проклятье победил один Избранный, но новое Проклятье многолико — порождений астрала тысячи. А значит, и Избранному суждено стать многоликим. Отриньте пустые гадания и сделайте то, что должно. И тогда, возможно, с помощью Режиссера мы не позволим палачу джунов стать палачом всего сущего…», — продолжал увещевать Австр, нисколько не дрогнув перед разгневанными гостями.
      — Почему мы должны вам верить? — крикнул я, и червелицый повернул ко мне голову.
      «Внутри Храма стоит старый джунский алтарь. Старый-то он старый, но чары, заложенные в него его создателями, еще сохранились. Держите глаза открытыми — тогда вы получите ключ к пониманию того, кто мы».
      Недовольная толпа снова загалдела. Я посмотрел на темнеющий зев туннеля, ведущего к Храму Джунов. Ловушка? Но тогда к чему был этот длинный Путь и игры в подвиги Ат-Зако с призраками на подтанцовках? Нет, во всем этом крылось нечто большее, и если верить Австру, мы уже у самого финиша. Однако там, в глубине пещер, наверняка множество демонов, а Избранные уже явно устали выполнять указания и идти в никуда рискуя жизнями. Ведь можно все решить окончательно прямо сейчас: выбить правду из организаторов Спектакля. И такой вариант сейчас казался даже более реальным ввиду численного перевеса гостей. Громкий каниец уже чуть ли не напрямую подбивал всех на бунт. И у него получалось! Червелицый слегка попятился под напором возмущенной толпы, но все еще пытался донести до всех свои мысли и заставить идти вперед.
      В нашей бравой команде тоже не было единения. Причем главными спорщиками оказались Лиза и Миша: он настаивал на поиске таинственного Храма Джунов, а она на допросе с пристрастием так называемых Повелителей. Они довольно яростно уставились друг на друга, и это кажется грозило вылиться в настоящую ссору — едва ли не первую на моей памяти. Матрена растерянно переводила взгляд с одного на другого, явно теряясь в сомнениях. Я вопросительно поглядел на Орла и Лба.
      — Не смотри на меня. У меня в голове из цензурного только знаки препинания, — открестился Орел.
      — Лоб?
      — А че сразу Лоб? Я сегодня ответственный по Спектаклю что ли? Ты главный, вот и давай, прокладывай нам путь к светлому будущему…
      «Сомнения свойственны всем живым существам, но если у вас еще есть желание продолжить истинный Путь, я помогу вам разыскать Храм Джунов».
      Я поглядел приблизившегося к нам на незнакомого червелицего — отличал я их только по их балахонам.
      — Ты кто?
      «Я Нот. Меня называют Повелителем Света, так как магией Света, сотворившей фантомов, управлял я».
      — Значит, это вы призвали призраков жителей Гипата? — воскликнула Матрена, и я отчетливо услышал в ее голосе не свойственные ей неприязнь и даже агрессию.
      Нот едва заметно склонил «червивую» голову, соглашаясь с немного извиняющимся видом. Но мне не казалось, что ему на самом деле хоть сколько-нибудь жаль.
      — Это ужасно… То, что вы с ними сделали. Вы должны вернуть им покой!
      «Я с удовольствием вернул бы им их драгоценные смерти, по которой они успели соскучиться, но призраки — часть Спектакля…».
      — Да пропади он пропадом, Спектакль ваш!
      «Мы можем обсудить условия их воскрешения. М-м-м… Некоторых из них».
      — Воскрешения?! Вы можете вернуть их к жизни?
      «Не уверен, но мы можем попробовать… Вы удивлены? Видите ли, я могу предвидеть финал этой истории, и, поверьте, мы ничего не потеряем. Но, предупреждаю, вам придется потрудиться, чтобы обеспечить воскрешение. Подумайте, есть ли в вас готовность идти на подобные жертвы?».
      — На какие еще жертвы? — насупился я, предчувствуя подвох и краем глаза следя за выражением лица Миши, который, кажется, уже понял, в чем этот подвох состоит.
      «Развоплощение любого фантома не вызовет проблем. Сложнее найти новое тело и примирить его с чужой Искрой. Как вы понимаете, добровольно его никто не отдаст».
      — Значит, мы у кого-нибудь его отберем! — уверенно заявил Орел.
      «У кого-нибудь, к кому вы не испытываете сочувствия, чтобы не отягощать совесть?».
      — У нас есть кандидаты!
      «На всякий случай напомню, что Лига и Империя теперь союзники».
      Орел недовольно фыркнул.
      — Как попасть к Храму Джунов? — решил я сменить тему. — В пещерах наверняка все кишит демонами.
      «Это верно. С демонами придется столкнуться еще не раз. Уверен, все дальнейшее развитие нашего Спектакля пройдет под их… неусыпным вниманием. Вновь и вновь они будут мешать Избранным познать Откровение».
      — Есть способ как-то сократить наши встречи до минимума?
      «Конечно. Чем больше ты знаешь о своем враге, тем легче его победить. Вы много знаете о них? Не спешите отвечать! Учтите, что большая часть ваших знаний — ложь. Впрочем, я забегаю вперед. Я знаю неизмеримо больше. Главный вопрос — есть ли у демонов Искра? Она есть у всех существ, обитающих в Сарнауте, а вы уже знаете, что демоны не являются пришельцами из иного мира. Значит, Искра должна быть и у них, верно?».
      — Это еще не доказано, — упрямо возразил я, до последнего пытаясь держаться за привычную версию.
      «Искра есть, но она скрыта глубоко. И она отличается от Искр других жителей Сарнаута. Но это уже совсем другая история… Я проведу вас к Храму Джунов, но знайте, нельзя увидеть истину, если вы старательно закрываете перед ней глаза».
      Кроме нас никто не пожелал продолжить Путь — остальные Избранные предпочли наседать на Австра, требуя рассказать все прямо сейчас, и я понял, что до настоящей схватки осталось немного. Впрочем, Нот не слишком-то и усердствовал в поиске других лояльных к Спектаклю, почему-то решив помочь именно нам.
      Как я и предполагал, подземелье казалось нескончаемым. Если бы не раскаленный воздух, мне бы было интересно рассматривать его высокие своды, каменные мосты и лестницы, сохранившиеся джунские барельефы и статуи. Наверняка Историки бы пришли от такого сокровища в настоящий экстаз! Но мне было так невыносимо душно, что отмечать окружающую обстановку уже не хватало сил — все они уходили на то, чтобы переставлять ноги, держать спину прямо и быть готовым к нападению демонов.
      Демоны действительно нападали на нас, но все же Нот провел нас какими-то узкими, обходными путями, где противников было не так много. Больше всего проблем нам доставили трое демонопоклонников, оказавшихся магами.
      — А это удача! — заявила Лиза, когда мы с ними наконец расправились, и в ответ на удивленные взгляды, пояснила: — Эти фанатики были столь любезны, что захватили с собой свои тела.
      «Чувство юмора позволяет сохранять присутствие духа, даже в таких безвыходных ситуациях, как наша… Я попробую измерить жизненную силу объектов и проверить, подходят ли они для «заселения» новых Искр».
      Ждать, когда Нот закончит свои магические манипуляции над телами демонопоклонников, пришлось долго, но я обрадовался передышке, снова прислонившись к стене и опустившись на пол с закрытыми глазами. Правда первоначальное наше воодушевление сменилось разочарованием.
      «Нет, эти тела не подходят. Нужно искать других кандидатов».
      Я подумал, что червелицый просто водит нас за нос. Как-то не верилось, что он будет кого-то на самом деле воскрешать, слишком уж это… утопично что ли. Но все же не стал комментировать. Надежда умирает последней.
      Вход в Храм — некогда, видимо, величественное сооружение, — теперь представлял из себя две завалившиеся друг на друга колонны, через которые было страшновато проходить. Они могли рухнуть окончательно в любой момент, и если не придавить зазевавшихся путников, то как минимум — отрезать им выход обратно. Подобные мысли, очевидно, возникли не только у меня, потому что все, не сговариваясь, с сомнением притормозили у входа, тогда как Нот решительно «проплыл» внутрь. Я так не понял, есть ли у червелицых ноги, под балахонами ничего не было видно, а передвигались они очень плавно: то ли ползли, то ли левитировали. Поколебавшись, мы все же последовали за Нотом, пройдя под опасно накренившимися колоннами.
      Я не почувствовал, что куда-то «вошел», скорее наоборот. Вокруг оказались такие же испытанные временем потемневшие стены, древние резные узоры, колонны и лестницы… Но вместо потолка над головой нависало небо, затянутое серой пеленой тонких, недавно пролившихся дождем, туч. Дышалось здесь несоизмеримо легче, и я, вдохнув свежий, прохладный воздух, даже ощутил прилив сил, несмотря на то, что место кишело мелкими и средними демонами, а под ногами хлюпали лужи. Правда продлилось это недолго.
      О том, что где-то рядом маг демонопоклонник, и Лиза, и Нот предупредили до того, как мы его увидели, и еще до того, как почувствовали на себе его магию. Но противостоять ему одному все равно оказалось сложнее, чем тем трем, которых мы уже утихомирили. Еще на подходе я почувствовал, как из меня, словно из проткнутого воздушного шарика, утекает энергия и сама жизнь. Тело отяжелело, шаги давались с трудом, а на шее будто повисла удавка.
      — Некромант, — прошептал Миша. — Надо найти его.
      Искать его оказалось просто — чем ближе мы подходили, тем тяжелее становилось идти. Мешающиеся демоны, от которых приходилось все время отбиваться, еще больше усложняли путь, и я все время думал о том, что в любой момент могут появиться куда более серьезные особи. Быть может, некромант, уже знающий о нашем присутствии, как раз их уже и призывает… Но оказалось, что магу было не до этого. Демоны яро защищали его, кидаясь на нас из последних сил, в то время как некромант водил хороводы вокруг огромного котла на костре, содержимое которого бурлило и испускало ядовитый запах. Клубящийся зеленый пар стелился по полу, и я не сразу заметил мертвые тела рядом.
      — Ритуал, иссушающий плоть, — как всегда проинформировал всезнающий Миша.
      Мне, правда, это ни о чем не говорило, хотя название не понравилось сразу. Больше волновало то, что подойти к некроманту близко не было никакой возможности, и даже не потому, что астральные демоны, как озверевшие зомби, бесстрашно бросались прямо на оружие, просто удавка на шее стала почти нестерпимой, и при любой попытке сделать еще шаг темнело в глазах.
      — Прикройте меня! — крикнула Лиза, и ее глаза привычно «остекленели». Она впала в транс.
      У Миши не получалось достать некроманта огненным проклятьем, и вообще по всему было видно, что он едва ли не теряет сознание. Матрена что-то тихо нашептывала, и полупрозрачные, золотистые нити то и дело мерцали у его лица. Я надеялся, что Лизе быстро удастся взять под контроль разум некроманта, но минуты текли, демоны становились агрессивнее, и защищаться от них стоя на одном месте становилось по-настоящему тяжело. Лоб прикрывал ее щитом, я, размахивая мечом, старался одновременно не попасть под его топор. Орел матерился все громче. У него почти закончились стрелы, а мелким бесам не было ни конца, ни края. В конце концов он запрыгнул на какую-то статую — каменная крошка градом посыпалась вниз — и принялся карабкаться еще выше. Конечный пункт его телодвижений мне был не совсем понятен, меня слишком отвлекали демоны и усиливающееся удушье, а Лиза все не подавала признаков жизни, хотя фиолетовые искорки весело скакали по кончикам ее пальцев. Но ничего не происходило.
      — Надо отступить, мы так ничего не добьемся, — прохрипел я, дергая ее за руку и одновременно ища глазами Орла.
      Тот сидел на вершине потрескавшейся стены — там, где его не доставали демоны, и, сам будто окаменевший, не делая ни одного малейшего движения и даже не дыша, выцеливал свою жертву последней стрелой.
      Мне показалось, что удавка слетела с меня едва ли не раньше, чем он сделал выстрел. Это было так неожиданно, что я рефлекторно потрогал шею рукой, будто кто-то и впрямь пытался душить меня веревкой, которая внезапно исчезла. В этот же момент Лиза пришла в себя и завертела головой.
      — Что случилось?
      — Кажется, у некроманта нет противоядия от стрел.
      Орел спускался вниз, продолжая возмущаться себе под нос. До меня несколько раз долетело что-то вроде «магия-шмагия».
      Демоны после смерти некроманта не то, чтобы отступили, но нападали менее активно. Зеленый пар от котла все еще клубился вокруг и отравлял легкие, и все же он душил не так сильно, как ритуал некроманта, так что подойти мы сумели. Я сдернул с мага капюшон, под которым оказался эльф.
      «Демонопоклонники, которых мы встретили до этого, были истощены не от пещерного воздуха. Этот вампир забирал их силы», — произнес Нот, никак себя не проявивший во время схватки.
      — Значит, его тело достаточно крепкое, чтобы принять новую Искру, правильно?
      «Надеюсь, наклонности этого демонопоклонника не передадуться новому теловладельцу… Ох, видимо, мне не суждено вызвать у вас улыбку. Мне так и не удалось объяснить, что чем чернее день, тем сильнее должен быть свет в тебе. А какой свет может загореться в том, кто не готов улыбнуться?».
      Мы глядели на червелицего не слишком приветливо, поэтому он благоразумно поспешил заняться ритуалом воскрешения. Время шло, наше ожидание затягивалось, а астральные бесы снова начали проявлять повышенную активность, а это в свою очередь могло означать, что где-то поблизости есть крупный демон. Я кидал косые взгляды на Нота, но тот был сосредоточен на теле эльфа.
      — Долго еще? Мы слишком задержались на одном месте, сейчас сюда вся демоническая братия сбежится!
      Внутренне я ощущал, с какой скоростью во мне нарастает злоба, которую я был просто не в состоянии контролировать. Спектакль на Гипате подвел меня к точке кипения практически вплотную, и появление червелицых грозило стать последней каплей. Я прямо ловил себя на остром желании уложить рядом с демонопоклонником еще и труп Нота, но все же старался сдерживать рвущуюся наружу кровожадность, убеждая себя, что это всего лишь усталость — моральная и физическая. Мою борьбу с самим собой, итог которой мог дорого стоить червелицему, прервал внезапно зашевелившийся труп демонопоклонника. Точнее — уже совсем даже не труп. Эльф открыл глаза и поморщился. Мы все одновременно схватились за оружие, хотя демонопоклонник выглядел настолько помятым и жалким, что не сумел бы навредить и мыши.
      — Что? Уже? — промямлил он, дико озираясь по сторонам.
      В его движениях было что-то неправильное, как будто телом управлял не он сам, а кто-то невидимый дергал его за ниточки.
      — Ты кто? — оторопело спросил я.
      — Это Хадор! — не менее оторопело воскликнула Лиза. — Ты же Хадор?
      Эльф неуклюже поднялся, замахал руками, пытаясь удержать равновесие, но его все равно повело куда-то в сторону. Лоб схватил его за шкирку, как котенка, и попытался поставить прямо, но того все равно продолжало штормить.
      — Ох… я думал… вечность в этой призрачной тюрьме просижу. Всю пирамиду потребностей своей Искре отсидел. Ох, как кривая моральных приоритетов затекла!
      — Да стой ты! — рыкнул Лоб, которому надоело держать эльфа, похожего на тряпку, трепещуюся на ветру. Выглядело это комично, но ситуация к смеху не располагала.
      — Непривычно-то как, словно в мамашкину ночнушку влез, — произнес эльф, оглядев самого себя. Он все же свалился на пол. когда Лоб разжал пальцы. — Хилое какое-то тельце, тщедушное. Не чета моему прошлому. Я в нем как будто и не помещаюсь весь… Волосы длинные какие, как у бабы. Хоть сейчас мечом кромсай, чтоб не позориться!
      — Это… это что, правда Хадор? Тот призрак… друг Ат-Зако? — Орел легонько ткнул эльфа пальцем, словно проверяя его на материальность, и тот от этого движения тут же повалился набок.
      — Спасибо вам все равно! — произнес эльф, нелепо барахтаясь на ровном полу в попытке подняться. Сделать этого он не смог и в конце концов, смирившись, махнул рукой. — Не ахти, конечно, тельце, но спасибо, что вообще живой. Хоть дышать могу, пальцами шевелить, запахи чуять. Напьюсь, борща наверну от пуза…
      — Ты не можешь стоять на ногах! — безжалостно перебила Лиза.
      Эльф открыл рот, но не успел ответить.
      — Ничтожества! Как вы смеете пускать в мое благородное тело этого простолюдина!
      Миша, отгонявший от нас огненной магией астральных бесов, рефлекторно шарахнул залпом в сторону голоса, не сразу сообразив, что тот принадлежит призраку.
      — А вот и старый владелец тела пожаловал, — провозгласил Орел.
      — Вы из тех, кто наливает бормотуху в хрустальный бокал? Кто ссыпает грязное белье в сундук из драконьей кости?
      — Заткнись, дружище, ты опоздал. Кто первый встал, того и тапки…
      — Он погрызет мои ногти, он загубит мою печень, он запятнает мою честь… Он что, рыгнул? О, Владыка, как мог ты допустить, чтобы так обращались с твоим верным слугой?
      Я переводил взгляд с эльфа на его призрачную копию и обратно, чувствуя, что начинаю сходить с ума. В общем-то в призраках нет ничего удивительного, такое бывает, я видел призраков много раз. Но конкретно сейчас все почему-то выглядело дико абсурдным, и я даже тряхнул головой, чтобы убедиться, что все это не какой-то очень странный сон. Причем сон, который начался с самого моего прибытия на Гипат и теперь все никак не закончится.
      — Изгоните этого беса из моего тела! Я приказываю вам!
      — Не то что?
      — Вы все умрете! Мой Хозяин вас уничтожит!
      Призрак яростно размахивал руками, но выглядел еще более безобидно, чем его распластавшееся на полу тело. Хадор — если это действительно был он — совсем перестал двигаться, лишь судорожно подергиваясь. Взгляд его то терял осмысленность, то снова наполнялся разумом.
      «Искра не может закрепиться в чужом теле. Похоже, что затея была неудачной», — скорбно «прошептал» Нот.
      Призрак, тем временем, визжал не переставая и сыпал угрозами. Впервые я видел настолько эмоционального демонопоклонника — до этого попадались куда более сдержанные и преданные лишь служению своему культу.
      — Назови имя своего Хозяина и можешь делать со своим телом все, что захочешь, — произнес я, и призрак сразу замолчал, будто кто-то отключил ему звук.
      Зато мгновенно очнулся Хадор. Двигаться он не мог совсем, и теперь уже было очевидно, что находиться в теле эльфа ему осталось недолго, и тем не менее он сразу завопил:
      — Эй, а мне куда деваться? Мне-то что с их Хозяина? Да хоть куст черемухи у них за главного! Пусть хоть драконьему помету поклоняются, но я не могу снова бесплотным стать!
      — А ты в курсе, что демонопоклонников кастрируют перед вступлением в культ? — неожиданно выдала Лиза.
      Я, честно сказать, не интересовался такими подробностями и даже немного растерялся. Судя по лицам, такой информацией не обладал никто из нас, а Хадор и вовсе пришел в ужас.
      — Ты же пошутила, да? — негромко спросил Орел.
      — Хочешь проверить?
      — Нет, не хочу!
      — Нет уж, давайте проверим! — опять завопил Хадор, и я почувствовал, что скопившееся во мне напряжение грозится вырваться наружу дурацким, неуместным хохотом. — Чего-то я там совсем ничего не чувствую… Там вообще было что кастрировать? Зачем так жить то вообще? Нет, я на такое не подписывался!
      Его глаза опять начали стремительно стекленеть, и я быстро попытался переключить внимание призрака на себя. Только бы успеть услышать хоть что-нибудь до того, как Искра Хадора окончательно потеряет связь со своим новым пристанищем.
      — Кто твой Хозяин? Хочешь освободить свое тело — говори.
      Несколько мгновений призрак демонопоклонника молчал, словно решая, что для него важнее, а потом медленно произнес:
      — Я назову имя своего Владыки, во славу его! Но предупреждаю: ваши сердца взорвутся болью от познания этой истины. Именно поэтому я поведаю ее вам. Знайте же, нас ведет тот, кого презренные драконы называют Узником Мира, потому что они не вправе произносить его настоящее имя…
      — ДА ГОВОРИ УЖЕ!
      — Всеблагой Сарн!
      «Искра Хадора оставила нас», — через мгновение сообщил Нот, и в этот же момент призрак демонопоклонника начал таять, словно в мир живых его призывало только собственное, занятое чужаком тело. — «Мне очень жаль».
      Может быть это эгоистично, но мои мысли совсем не задержались на Хадоре и его неудачной попытке воскрешения. Слишком я был поглощен признанием призрака.
      — Сарн… Сарн… Проклятие Сарна! Помните? Джунский голем на Авилоне сказал, что «Проклятие Сарна» скоро исполнится, и что мир обречен на уничтожение. Выходит этот Сарн…
      — Управляет демонопоклонниками? А кого ты тогда убил в Городе Демонов, Ник? Его эти психи тоже называли Хозяином.
      — Сколько же у них Хозяев?
      — А я его точно убил? — хмуро протянул я, и все как-то разом замолчали.
      «Может, все же продолжим путь? Нам и правда не стоит слишком долго задерживаться на одном месте, это опасно».
      Дальнейшие обсуждения совсем сошли на нет, да и трудно поддерживать разговор, когда нельзя ступить и шага без того, чтобы не нарваться на демонов. Из-под земли они вырастают что ли? Нот вел нас вглубь катакомб, но далеко от места, где маг проводил свой вампирский ритуал, мы не ушли.
      «Взгляните, это тот самый джунский алтарь! Дотроньтесь до него, и быть может, он даст вам еще один ключ к пониманию».
      Небольшой узорчатый камушек не особо походил на алтарь, но я дотронулся до него, как просил Нот. И через секунду огромная тварь, больше всех тех, что мне когда-либо встречались на аллодах, перегородила нам дорогу. Точнее, сначала появился демонический портал — такие были на осколке Язеса, большие фиолетовые сферы, зависшие над землей, а уж потом из него выскочил демон.
      Среагировали мы мгновенно. Если до этого противник был страшен скорее количеством, и расчищать дорогу в целом было хоть и сложно, но можно, то теперь ситуация становилась критической. С таким демоном даже вшестером едва ли справиться, а учитывая, что за ним висит портал, то есть вероятность, что оттуда могут появиться его не менее грозные собратья, что окончательно сводило наши шансы выжить к нулю. В моей голове мысли быстро сменяли одна другую: вступать в бой слишком опасно, но и попытаться убежать проблематично — такой демон легко нас догонит. Попробовать его просто отвлечь, чтобы хотя бы кто-то сумел уйти?
      Не сговариваясь, мы одновременно отступили за каменную стену, заученно построившись так, чтобы на нас не напали сзади или сбоку. Слаженность приходит с опытом и дает преимущества, как минимум — не нужно раздавать лишние команды, все и так знают, что делать. Однако в этот раз, спустя несколько мгновений, Миша вдруг опустил посох и опасно высунулся из-за укрытия.
      — Стой! Куда…
      — Он какой-то странный… Смотрите!
      Я вытянул шею и только приглядевшись увидел, что демона окружает едва заметный кокон, похожий на мыльный пузырь. Миша кинул в него огненным проклятием, но оно рассыпалось искрами, ударившись о прозрачную преграду и не причинив демону вреда. Сам демон, впрочем, тоже не нападал и даже не двигался в нашу сторону, лишь грозно потрясая щупальцами.
      — И что теперь делать? Пройти мимо него мы не сможем… Возвращаться?
      И так, и эдак мы пытались обойти тварь, но та не двигалась с места, и даже приблизившись почти вплотную, мы не могли нанести ей никакого урона из-за странной, защищавшей его сферы. Демон тоже хоть и вел себя агрессивно, но ничего нам пока не сделал. Мелкие астральные твари, крутящиеся под ногами, и то больше наносили вреда.
      — Это бессмысленно, мы не сможем его убить! Нужно найти другой путь…
      «Неотвратимая смерть, преследующая джунов. Вы чувствуете их страх и безысходность? Когда все попытки спастись терпят крах… Негде спрятаться, некуда бежать. Проклятие джунов найдет их везде. Великий народ, построивший цивилизацию, равной которой Сарнаут не знает и по сей день, обречен на гибель! Его смерть была неотвратима».
      До меня начало доходить. Я повернулся было к Ноту, но как только он закончил свою речь, прозрачный кокон вокруг демона исчез. В первую секунду все рефлекторно шарахнулись от него подальше. Но, взяв себя в руки, я бесстрашно шагнул прямо к нему и развеял эту пародию на демона одним взмахом меча.
      Вот теперь я и впрямь достиг точки кипения.
      В несколько прыжков преодолев расстояние между собой и Нотом, я, схватив его за балахон одной рукой и ощутимо встряхнув, гаркнул:
      — Это снова ваш проклятый Спектакль!
      Червелицый к встряске отнесся индифферентно. Словно его это и не касалось вовсе.
      «Только этот демон… Да, он часть Спектакля. Но те, что вокруг — настоящие, и они очень мешают нам! Вы должны пройти Путь Избранного! Не останавливайтесь! Скоро вы узнаете все…».
      — Узнаем что?! Это стоит всего того времени, что вы водите нас за нос? А может другие Избранные уже все узнали? Выбили из твоих собратьев, вместо того, чтобы тащиться сюда? Я уже не уверен, что сделал правильный выбор, когда согласился идти за тобой!
      «Не все Избранные закончат Путь, но ты обязательно должен дойти. Ты особенный. И возможно, ты зайдешь еще дальше…».
      Со злости я никак не мог подобрать слов и, продолжая сжимать рукой балахон червелицего, стремительно приближался к моменту, когда все накопившиеся внутри мысли проще всего выразить простым мордобоем.
      — А почему он особенный? И куда — дальше? — подала голос Лиза.
      Я, стараясь дышать глубже, медленно разжал пальцы. Все-таки надо пытаться идти конструктивным путем.
      «Заметил ли ты, как легко стал расправляться с демонами?», — спросил Нот, все еще глядя на меня.
      — И что в этом удивительного? Я вижу их не впервые.
      «Нет… не впервые… но силу тебе дает не опыт. В тебе есть что-то большее. Ты… и твой меч…».
      — А что — мой меч?
      «Ты проложишь им свою дорогу. А куда она тебя приведет — покажет время».
      — Как всегда — одна вода и никакой конкретики. Сейчас мне больше всего хочется отрубить своим мечом тебе голову. Есть идеи, куда это меня приведет?
      «Я слишком незначителен. Я всего лишь малая часть большого Спектакля… Но чем больше я смотрю на тебя, тем отчетливей ко мне приходит понимание, что даже большие Спектакли иногда могут ставиться ради одного единственного зрителя».
      — К счастью, я здесь не единственный. И раз уж ты незначительная часть и потерять тебя не страшно, то давай поговорим начистоту. На Гипате есть еще живые жители, кроме орков и гоблинов?
      «Увы, нет. Но неужели это главный вопрос, который тебя мучает?».
      — Представь себе. Что за Откровение вы нам обещаете? О чем оно?
      «Вам осталось сделать всего лишь шаг, и вы все узнаете. Ментор уже ждет вас. А я прощаюсь с вами».
      Он указал своей непропорционально длинной рукой, похожей на щупальце, мне за спину, и, обернувшись, я увидел в конце коридора золотистое мерцание маленького дракончика. Идти и впрямь оставалось немного.
      — Подойдите ближе, Избранные. Не бойтесь. Мы ведь уже через многое прошли вместе с вами! — золотистое существо с тельцем ящерицы и крыльями бабочки, абсолютно идентичное тем, что мы уже видели, порхало посреди небольшой каменной площади, вокруг которой почти не осталось стен и казалось, что она висит прямо в открытом астрале.— Мне пришлось расколоть свое сознание на двенадцать частей, двенадцать состояний моего сознания, расставить их вехами на Пути Избранного, чтобы провести вас по нему, помочь осознать свою роль. Мне приятно наконец увидеть вас воочию. Увидеть, что ваш дух выдержал все испытания и прошел Путь до самого конца, как я и пророчил.
      Мы поднялись по ступеням, настороженно замерев на краю площади. Хотя под ногами был твердый камень, выложенный джунскими узорами, ощущение, что мы вот-вот сорвемся и упадем в астрал, оставалось очень острым.
      — Ты и есть — тот самый Ментор? И все те дракончики, которых мы видели, тоже ты?
      Существо радостно закивало, будто мы только что разгадали сложнейшую загадку.
      — И зачем ты нас тащил сюда? Ради чего весь этот Спектакль?
      — Перед последним уроком, я хочу сказать вам одну вещь. Лига, которую вы считаете врагом, — такая же часть этого мира, как и вы. Вы причинили много зла друг другу, но наступает время, когда мы прощаем даже самые тяжкие грехи. Драконы и те, кто теперь именует себя Повелителями… Даже безумец не смел бы предполагать, что мы когда-либо станем биться рука об руку. Наша вражда древнее, чем ваша война, чем сами Империя и Лига… Но этот противоестественный союз внушает мне надежду. Если даже мы смогли оставить прошлое в прошлом, сможете и вы. Главное — помнить, ради чего мы сражаемся!
      — Так и знал, что про дружбу с Лигой будет задвигать, — пробормотал Орел, но Ментор не обратил на него внимания.
      — Приготовьтесь пережить свое Откровение, Избранные. Ваш Путь почти пройден, но последний шаг — всегда самый трудный. Битва может показаться несложной, но куда сложнее принять истину, которую она несет. Откройте свой разум для правды и не страшись поверить в нее, сколь бы кошмарной она ни казалась…
      — Да готовы мы давно, давай уже свое Откровение! Надоел этот фарс.
      Дракончик отлетел немного в сторону, словно освобождая сцену, и только теперь я понял, что каменное сооружение за его спиной — не просто остаток стены, а еще одна стела. Я подошел к ней и дотронулся до круглого, вращающегося постамента. И сразу же после этого в центре площадки появился призрак человека.
      — Похож на канийца, — поморщился Лоб.
      — На капитана канийского корабля, — уточнил Миша, и мы все недоуменно посмотрели на Ментора. Что нам делать с этим канийцем? Убить, попытаться поговорить?
      — Это капитан, нашедший в астрале Откровения Тка-Рика. Мне нужны его вещи. Заберите их.
      Поскольку добровольно отдавать какие-то там «вещи» призрак явно не собирался, о чем свидетельствовал меч, который он достал при моем приближении, я просто его развеял. Призрак исчез, но на то место, где он стоял, с громким «дзынь» упало что-то вроде амулета, а еще свиток — и то, и другое вполне материальное. Я подобрал оба предмета и протянул подлетевшему дракончику.
      — Посмотрите на них. Посмотрите внимательно. Я хочу, чтобы картина этих двух вещей, найденных вместе, навсегда осталась в вашей памяти. Ведь стольких бед можно было избежать, если бы их нашли вместе много лет назад!
      Все столпились вокруг меня, и кулон со свитком пошли по рукам.
      — Это похоже на демонические символы. Знак демонопоклонника? А в свитке Откровения Тка-Рика. «Я — последний из джунов и пришло время покаяться за все свои грехи…». Мы все это уже читали! — Миша поднял взгляд и озадаченно уставился на Ментора. Мы тоже.
      — Знаменитые Откровения Тка-Рика и знак культиста… Эти вещи говорят сами за себя, — прозвенел дракончик, и его крылышки затрепетали так быстро, что превратились в размытое золотое пятно. — Великий Астральный Поход унес жизни многих героев, и ради чего? Откровения оказались фальшивкой, а капитан — и вовсе демонопоклонник, о чем свидетельствует этот знак.
      — Ну и чушь! Это и есть ваше «грандиозное» Откровение? Вот для этого мы столько пыжились? — возмутился Орел.
      — Это все бездоказательно, — добавил Миша.
      Ментор однако не обратил на наш всеобщий скепсис внимания, вдохновенно продолжая свою речь:
      — Настоящее Откровение великого джуна до сих пор где-то там, ждет, пока его отыщут. Знайте, демоны — не пришельцы из другого мира. Никакого другого мира нет, как нет и таинственных врат, которые можно было бы запечатать. Подобно вам, демоны — плоть от плоти Сарнаута, вот только с ними никогда не удастся заключить перемирие. Они не отступят, пока не уничтожат нас, а весь Сарнаут не поглотит астрал…
      — Где доказательства?!
      — Да он смеется над нами…
      — Я предлагаю просто уйти!
      — Предлагаю перед уходом ощипать эту курицу.
      — …Что же теперь вам делать с этим знанием? — продолжал едва ли не напевать дракончик, будто вошел в транс. — Как рассказать об этом другим — всем тем, кто восхваляет подвиг Скаркана и Незеба? Всем тем, кто будет готов распять вас, если вы скажете, что их гибель была напрасна…
      — Да не собираемся мы никому вещать этот бред сумасшедшего!
      — …Знайте, вам никто не поверит. Это ваше личное Откровение. Со временем его получат все остальные. Вот тогда правда станет Истиной.
      — Затевать целый Спектакль ради такого пшика… Гора родила мышь!
      — Ну все, ребята, уходим. Это бессмысленно потраченное время станет нам всем уроком — нельзя идти на поводу у сомнительных куриц без имперской прописки и документов.
      Возмущение и раздражение было написано даже на лице Матрены, не говоря уже об остальных. Я же окончательно запутался в своих мыслях. Еще минуту назад я сам пылал от негодования, но сейчас вдруг ощутил странное опустошение. Сначала дракончики и червелицые пытались убедить нас, что демоны — вовсе никакие не пришельцы из другого мира, вызванные джунами через Врата. А теперь еще и утверждают, что Откровения Тка-Рика, из-за которых Скракан, Незеб, и тысячи солдат отправились в Великий Астральный Поход, чтобы запечатать эти самые Врата ценою своей жизни, и вовсе фальшивка, подсунутая демонопоклонником? И что никаких Врат нет. То есть сильнейших магов Сарнаута, а также солдат Имперской и Лигийской армий, просто заманили в ловушку и убили?
      Трудно было поверить в это, ведь никаких доказательств, если не считать таковыми дурацкую сценку с призраком капитана, дракончик не представил. И все же я не мог избавиться от мысли, что если известные миру откровения последнего из джунов о Вратах — фальшивые, то где настоящие? Ведь Ментор сказал, что настоящее признание Тка-Рика существует и все еще ждет своего часа. Но почему я на полном серьезе размышляю об этом? Разве это может быть правдой? Это переворачивает историю нашего мира с ног на голову. Слишком невероятно… Слишком! Настолько невероятно, что может оказаться правдой.
      Я сам испугался этой мысли, но выбросить ее из головы так и не смог.

 

Глава 7


Просмотреть полную запись

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...
11.12.2021 в 17:18, Stanislav35833 сказал:

Однако,как показало будущее,врата есть,другие миры существуют и с демонами можно помириться...

Интересно, что это слова существа, который как раз не является частью Сарнаута. И если даже он не знает про Врата в  МГ, то как минимум он знает, что иные миры существуют. Он же сам существо из иного мира. 

  • Thanks 1
Link to comment
Share on other sites

Даже во вселенной Аллодов есть другие миры,например мир Архитекторов или Эдем,которые не являются осколками Сарнаута.Даже мир из игры Скайфордж(не помню как называется планета) немного связан с Аллодами,так как туда иногда наведывается Нихаз с астральными демонами.

Edited by Stanislav35833
Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using our site you agree to the Terms of Use