• Current Donation Goals

  • Премии и бонусы

    От Allods Team (1-2 тыс. кри) и премиум на аддоны:

    • Журналистам "Вестника Сарнаута" (о чем писать?)
    • Художнику для обоев

    ЛС ВК

  • Categories

  • Свежие комментарии

    • А как же летний и зимний аллод? И астральные академии.
    • Откуда на Айрине пелемешки)  
    • Представляем выпуск за август. Помимо гайдов и тактик в нем вы сможете ознакомиться с интервью с новым комьюнити-менеджером проекта. Мы ищем: новостника – для подготовки обзорной статьи по игровым новостям с форума игры репортеров, для дайджеста жизни серверов. Скандалы, интриги, расследования и прочие драмы авторов статей – всё, что в какой-либо степени касается игры Премии за каждую статью начисляется премия от Allods Team, размер зависит от статьи, от 1000 кри активному видео-каналу выплачивается 500 кри или знаков заслуг (для Нити) премиум-доступ к аддонам Обои на рабочий стол   Над выпуском для вас работали: Текст писали: Агли
      Виктория Харченко
      Иван Рисовалкин
      Ифир
      Dragon304
      ZavtraBroshy Видео снимали: Алена Игоревна
      АмпулкаСчастья
      Вэллум
      Интоксикация
      МакХэвк
      Черек
      ЧетыреСтихии
      Шарадовец
      Adonis
      Andrew Safronov
      DemЭntoR
      Deviloun
      EVVO GAME
      Flevir
      Game Life
      Perri
      Reficul
      Viper Studio
      XCD Хотите стать автором? Напишите нам! ЛС ВК
      Просмотреть полную запись
    • Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
      Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 59. Ключ Патриарха   Вряд ли я мог предположить, что наша военная кампания на Авилон в итоге может оказаться такой скучной. Вот уже несколько дней здесь не происходило ровным счетом ничего. Историки сидели в своем лагере, изредка совершая вылазки в южном направлении, Найан защищал аллод от луча, авиаки держали оборону к северу аллода, сражаясь с обученными нетопырями, мы немного зачистили берега от мелких демонов, а наши корабли с успехом отстреливались от крупных. Капитаны обоих кораблей, обсудив стратегию, пришли к выводу, что с демонами нам справиться по силам, но стоит отчалить от земли и оказаться в открытом астрале, как нас скорее всего сразу атакует дворец Галеон, поэтому выдвигаться слишком опасно. Штаб с этим согласился, так что мы пока оставались на месте. Потрепанная нетопырями Фея быстро оклемалась, и от нечего делать я начал учить ее носить почту. Сорока оказалась очень умной и быстро сообразила, что от нее требуется. Игра ей понравилась и она стала носиться между кораблями и базой Историков с записками. За это ее кормили сахаром и мышами. Именно она принесла послание от Найана, в котором сообщалось, что группа ученых решилась отправиться к северо-западным раскопкам джунских руин, несмотря на опасность. Их будут сопровождать авиаки в качестве защитников. — Они говорили, что северная часть аллода кишит демонами, и боялись нос показать из своей базы, а теперь вдруг собрались идти к ним прямо в лапы. Это подозрительно! — нахмурился майор Монту, ознакомившись с посланием. — На северо-западе находятся какие-то очень важные раскопки, Историки переживали из-за того, что не смогли завершить там свои исследования, — произнес я. — Мы скажем свое веское слово? — Обязательно! Не доверяю я им. Мало ли, чем они там собираются заниматься, надо проконтролировать! Хоть мы их пока и не арестовываем, это не означает, что им можно ходить, где вздумается, без нашего ведома! Когда я сообщил своим друзьям о том, что нам предстоит рейд вместе с Историками до джунских руин, лежащих в опасной местности, меня сразу же раскусили. — Это к тем самым, где нашли червелицее существо? — усмехнулась Лиза. — Даже не вздумай сказать, что это не ты сам напросился туда идти. — Вам что, неинтересно узнать об этом? — Интересно, — кивнул Орел. — Но, Ники, милый, нас пугают твои суицидальные наклонности… — Можете оставаться здесь, я найду более лояльных, — спокойно сказал я, прекрасно зная, что они не останутся. — Ага, чтобы опять тебя потом вылавливать со дна какого-нибудь озера? Ну уж нет. Когда выдвигаемся? — Сейчас. В лагере Историков снова царила суета, как и в тот день, когда мы впервые попали туда. Группа ученых, собравшихся к руинам джунов, включала в себя гибберлингское семейство Ромашек, эльфа Людвига ди Грандера, двух девушек лаборанток, одинаковых на лицо, трех минотавров для тяжелой работы, и наверное с десяток авиаков — их я так и не сумел пересчитать, потому что они быстро порхали над нашими головами, все время перемещаясь. — Мы слышали, что вы нашли обломки корабля судебных исполнителей? — спросил старший из гибберлингов. — Да, он подвергся нападению демонов. — Соболезнуем. Эти бедняги должны были арестовать нас… И все равно, мы скорбим об их смерти. Они не были нашими врагами, и если бы оказались здесь, то встали бы плечом к плечу с нами — против вампиров и демонов! — А вы не боитесь сейчас столкнуться с вампирами и демонами? — спросила Лиза. — Это было бы крайне нежелательно, — сообщил Людвиг, — но у нас родилась идея. В донесениях наших коллег с Асээ-Тэпх я читал, что они подчинили джунских големов. Знаете ли вы, что големы создавались джунами для борьбы с Проклятьем? Согласно труду «Откровения Тка-Рика», джунское Проклятье и наши демоны — суть одно. Быть может, в наших силах и сейчас использовать големов для борьбы с демонами. Как вам такая идея?.. — Учитывая, что джунов это не спасло… — В любом случае, другой идеи у нас нет. Я вспомнил демона из Тринадцатой лаборатории, которого уничтожили джунские големы. Империя тоже интересовалась таким вариантом борьбы. — Эти руины, где мы нашли големов, называются «Тотнум», что в переводе с джунского означает «крепкие стены», — продолжал Людвиг. — Судя по всему, там пролегала их линия укреплений. — А вы знаете, как оживить этих големов? — спросил я. — Думаю, да. Историки с Асээ-Тэпх управляли големами с помощью артефакта, мы тоже нашли нечто подобное, но опробовать не успели. Нам еще ужасно мешались мантисы, развелось их там… А характер у них — что у тещи из любого анекдота. Злые они, в общем. — Если там демоны разгуливают, то все мантисы уже точно разбежались. — Это очень разумно с их стороны! Я намерен запустить големов и, если получится, привести их на базу для дальнейшего изучения. Главное понять, как ими управлять. Вампирский луч взрезает плоть Авилона, как нож масло, я надеюсь, что западный рог еще не превратился в отдельный остров и мы сможем добраться до руин. К сожалению, эта надежда оказалась напрасной. «Западный рог» болтался рядом с аллодом, не соприкасаясь с ним, хотя и находясь довольно близко. Авиаки спокойно перелетели на другую сторону, Старик вместе со мной тоже легко, расправив широкие крылья, перемахнул через бездну (мое сердце екнуло), а вот для остальных пришлось сооружать мост: натянули канаты, связали бревна, закрепили концы… Переправа не казалась надежной, особенно подо Лбом и его носорогом. Бесстрашный в бою лютоволк Орла и вовсе отказывался идти вперед. Прошло не меньше десяти минут, пока его удалось лаской и уговорами, пинками и подзатыльниками, уговорить перейти на ту сторону через астральную бездну. Ветер раскачивал мост, канаты скрипели, бревна бились друг об друга, хотя стянули мы их довольно крепко. Когда все оказались на отколовшимся островке, вздох облегчения сам вырвался из моего горла. На все это ушло много времени и часы показывали глубокую ночь. И пусть на освещении, всегда походившем на утро, это никак не сказалось, всем уже откровенно хотелось спать. Пришлось разбивать лагерь и становиться на ночлег. Дежурили, правда, на этот раз только авиаки, так что я, быстро уснув на мягкой, словно перина, траве, благополучно продрых до утра, а потом еще и повалялся в ничегонеделанье, жуя травинку и глядя в прекрасное, рассветное небо. Дрейк, почуяв свободу, охотился на мантисов, Фея спала у меня на голове, недовольно закаркав, когда я все же поднялся, чтобы умыться в холодном озерце неподалеку и избавить организм от лишних жидкостей. Я даже успел побриться и насобирать неизвестных алых ягод (Матрена сообщила, что они ядовитые, и заставила все выбросить), прежде чем Историки наконец-то изволили проснуться и продолжить путь. Как выяснилось, нужные руины оказались почти на краю земли, потому что аллод крошился и уменьшался в размерах прямо на глазах. Но хуже всего то, что по берегу бродили демоны! И не только мелкие астральные бесы, но и крупные, по-настоящему опасные особи. Конечно, при помощи авиаков нам удавалось держать оборону и не подпускать их к руинам слишком близко, но и о том, чтобы разогнать их совсем, не могло быть и речи! Наши силы оказались неравны — демоны слишком превышали нас количеством. Кроме того, мы обнаружили еще одно червелицее существо, которое, проиграв схватку с демонами, буквально на наших глазах было разорвано на части. Это красноречиво говорило о том, что они не за одно! Впрочем, ни на какой союз мы не надеялись. Историки заверили, что к ним червелицые относятся так же враждебно, как и к демонам. Словом, опасаться нужно было и тех, и других. Сами руины представляли из себя груду камней вокруг относительно неплохо сохранившейся лестницы, ведущей в никуда. Но гораздо более интересным было то, что по бокам лестницы, почти сливаясь с каменными барельефами, возвышались големы — безжизненные и напоминающие просто статуи. Они походили на тех, что я видел в тринадцатой лаборатории и на Асээ-Тэпх, кроме одного — того, что стоял на самой вершине, возле чего-то, смахивающего на алтарь. Он был заметно больше остальных и, вероятно, сложнее — если, конечно, все эти иероглифы на нем являлись чем-то большим, чем украшения. — Вот и големы. Похоже, этот здесь главный. Надо попробовать применить артефакт… Посмотрим, что получится! У Историков сразу загорелись глаза и им стало все равно, что вокруг кишат демоны. Мы же — я со своей группой и авиаки — рассредоточились вокруг, чтобы контролировать любые демонические поползновения против науки. Я надеялся, что если червелицые и почтят нас визитом, то схлестнутся с демонами раньше, чем доберутся до нас. Трудно было сказать, кто из них вызывает у меня больше опасений. Однако червелицые не появлялись, а вот от демонов пришлось отбиваться довольно активно. Авиаки оказались очень умелыми вояками, так что мы сумели справиться и с несколькими волнами мелких астральных бесов, и с двумя крупными демонами. Когда натиск противников схлынул, я подал знак, что хочу проведать Историков, и поднялся по лестнице, не убирая меч в ножны. Ученые выглядели озадаченными. Людвиг чесал затылок, нарезая круги вокруг большого голема, которого, судя по всему, удалось «включить» — он испускал голубое сияние, а внутри него что-то щелкало и поскрипывало. — Работает! Голем явно что-то хочет сказать… Но понять его невозможно. Как же общаться с этим болваном? Быть может, с помощью другого голема… Гиббрелингское семейство Ромашек суетилось возле голема поменьше, с которым дела явно шли веселей. Каменный исполин послушно выполнял команды, а по бегущим светящимся иероглифам на его туловище можно было считывать информацию. Подстраховываемый двумя минотаврами, голем довольно бодро прошагал до своего «старшего» собрата, после чего Людвиг принялся вводить какие-то команды с помощью артефакта — по виду куска камня, так же сплошь изрезанного джунскими узорами. Для меня все это действо представляло из себя непонятный, сложный ритуал с танцами и бубнами, но было ужасно интересно! Какое-то время ученые возились с големами и я уже решил вернуться к своим, чтобы продолжить защищать руины от вражеских посягательств, как вдруг Людвиг издал радостный возглас. — Есть! ЕСТЬ! Сообщения большого голема можно расшифровать через малого. Большой называет его Младшим и… и… он говорит, что его силы прибывают, что он вновь в строю! Кажется, он рад, что может продолжить выполнение задач. — Каких задач? — оторопело спросил я. Голем все же искусственно созданный механизм, и наличие у него столь высокого интеллекта, способного чему-то радоваться, меня впечатлило. — Так-так-так… подождите, он проводит проверку системы после выхода из стазиса… — затараторил Людвиг, подпрыгивая на месте от нетерпения. Рядом с ним нервно топтались гибберлинги и обе лаборантки. Даже минотавры с интересом подошли ближе. — Какой-то сбой! Перезагрузка… Загружается память, идет проверка свода данных. Проверка выполнена. Проведен быстрый анализ местности. Обнаружено множество Проклятий… — Что? Проклятий?! Я заозирался, морально не готовый столкнуться с тем, что убило джунский народ, да еще и во множественном числе. — Они слабы, но могут представлять угрозу для Создателей, — продолжил Людвиг. — Это он о наших демонах говорит? — спросила одна из лаборанток. — Ну да! Если Проклятием джунов был невероятной силы демон, то теперь големы распознают в наших астральных демонах множество слабых Проклятий. А еще Саранг Птах — восставший с плато Коба, своими глазами видевший Проклятье джунов, утверждал, что оно живо до сих пор, что гигантский демон, истребивший целый народ, по-прежнему обитает где-то в астрале. И возможно даже не один. — Так-так, подождите, голему для дальнейшей работы необходимо присутствие Создателя. В противном случае возможен сбой системы. Старший приглашает Создателя… — Джуна? — задала риторический вопрос все та же лаборантка. — Ответа нет. Идет анализ местности… Создателей не обнаружено… Конечно не обнаружено, дубина ты каменная! Твои создатели давным-давно на том свете! Так… Согласно инструкции начинается самостоятельный анализ обстановки… Сбой! Для продолжения анализа необходимо заменить источники питания. Младший должен доставить три энергетических заряда для Старшего! Повторяю. Анализ обстановки невозможен. Требуется заменить источники питания. Все вокруг засуетились, как при пожаре. С проклятиями и воплями, спотыкаясь на ровном месте, сбивая с ног друг друга, роняя нужные инструменты, ученые отколупали от трех маленьких големов какие-то светящиеся куски, вероятно — те самые энергетические заряды, после чего начался не менее экспрессивный процесс вставки зарядов в большого голема. — Заряды приняты и установлены в блок питания. Начинался анализ… — облегченно выдохнул Людвиг. — Внимание. Обнаружена новая форма жизни. Начинается проверка в своде знаний… Что-то внутри голема защелкало и замигало с удвоенной силой, мы все забыли даже дышать, во все глаза глядя на него. Напряжение повисло в воздухе. Анализ длился, казалось, целую вечность… — Проверка закончена. Аналогов не выявлено. Требуется экземпляр существа для подробного изучения. — Какого существа? Кого он имеет в виду? — Понятия не имею… может демонов? — Их он определил, как «слабые Проклятия». — Может, нас? — Ну уж точно не меня! Эльфы самая древняя раса Сарнаута! — Но и люди не могут быть «новой формой жизни» для джунских големов. Сами джуны тоже были людьми… Мы покосились на гибберлингов и минотавров, но тут Старший голем снова замигал и защелкал, и Людвиг принялся расшифровывать хитрую вязь иероглифов, которой засветился малый голем. — Младший должен доставить Старшему один экземпляр новой формы жизни. Приметы: шевелящееся образование в нижней части головы. В случае сопротивления разрешается применить силу. Запрещается топтать и разрывать существо на части. — Червелицые! — в три голоса воскликнули гибберлинги. Людвиг, задумавшись, посмотрел в мою сторону. По дороге я рассказал историкам о том, что видел червелицего на плато Коба, и что в руинах Зэм удалось обнаружить его изображение. И если восставшие видели их еще при своей настоящей, первой жизни, то эти монстры точно существуют больше двух с половиной тысяч лет! — Быть может, червелицые появились, либо мигрировали на эти земли с каких-то далеких, неизвестных территорий после смерти джунов, но еще до вымирания Зэм? — Быть может, мы все-таки достанем для голема «экземпляр»? Эта задача оказалась сложнее, чем заменить энергетические заряды, ведь червелицего под рукой у нас не было. Пришлось прорываться с боем к тому, который трагически закончил свою жизнь на наших глазах в неравной схватке с демонами. Нам, конечно, повезло больше, чем ему, и его останки добыть удалось, правда мы поплатились за это одним сломанным рогом, потерянным тесаком, двумя разодранными плащами, четырьмя испорченными сбруями, и бесчисленному количеству вырванных перьев. Цена не такая уж и большая за честно отвоеванные трофеи: голову червелицего, руку и часть тела. Матрена и Лиза отвернулись, слегка позеленев, когда Лоб продемонстрировал то, что успел схватить. Даже Миша, предпочитающий смотреть на все с научным интересом, не смог побороть отвращения, отразившегося на его лице. Орел и вовсе не стал себя сдерживать. — Это какой-то гигантский слизень с руками, из которого растут черви. Не сочтите меня расистом и ксенофобом, но наш мир станет лучше, если мы истребим эту гадость под корень. — Пожалуй, в этот раз я с тобой соглашусь, — произнесла Лиза. — Это существо просто омерзительно! — Геноцид разумных существ, пусть даже… э-э-э… своеобразных на вид, запрещен всеобщей конвенцией… — неуверенно начал Миша, но Орел его перебил. — Для таких уродов не грех и сделать исключение! — Ладно, давайте отнесем это к голему, — сказал я, сам внутренне содрогаясь. Даже просто смотреть на червелицего было гадко, не то что трогать его руками. У историков червелицый тоже не вызвал восторга, тем более, что их глазам предстали только некоторые его части, вырванные весьма варварским способом. Обе лаборантки, синхронно зажав рты руками, убежали в кусты. Людвиг, проявляя чудеса профессиональной выдержки, разложил останки на камне, похожем на алтарь, после чего снова схватился за артефакт, который я про себя называл пультом управления. Старший голем, оглушительно заскрипев, зашевелился и, склонившись над алтарем, словно сканером провел над останками тем, что можно было назвать руками. — Начинается анализ, — провозгласил Людвиг. — Анализ костной структуры: выполнен. Анализ кожного покрова: выполнен. Анализ внутренних органов: выполнен. Анализ репродуктивной системы… Ждите. Анализ завершен. — Ну и? — Анализ образца закончен. Неизвестное существо, аналогов в своде данных нет. Существо агрессивно, обладает хорошо развитым мозгом. Высокий уровень потенциальной опасности. Рекомендуется уничтожение вида для обеспечения безопасности Создателей. — Вот! Что я вам говорил! Даже древние големы со мной солидарны, а в них, между прочим, мудрость джунов! — воскликнул Орел, но на него сразу зашикали ученые и он снова спустился вниз, защищать руины от нападений. — Краткий отчет будет передан Создателям после их обнаружения, — продолжил Людвиг. — Анализ обстановки продолжается. Создателей не обнаружено, поиск не закончен. — Как бы ему объяснить, что его Создателей искать уже бесполезно?.. — Внимание. Окончательная оценка по результатам исследования местности. Неизвестные существа агрессивны и враждебны. Происхождение: не выяснено. Образ жизни: неизвестен. Проводят время в спячке под землей, в состоянии, схожем с магическим стазисом. Причина пробуждения: постороннее воздействие. Подлежат уничтожению. — Джуны, как я понимаю, дружелюбием не отличались, — пробормотал я. Голем продолжал мигать и издавать щелчки, но информация перестала поступать. С него сыпалась крошка и мы боялись, что он в любой момент заглохнет, но анализ все еще продолжался. Сначала все ждали с нетерпением, не отрывая глаз от голема, потом понемногу начали осматриваться, переговариваться и строить теории, а когда стало ясно, что анализ затягивается, то и вовсе занялись другими делами. Я вернулся на свой пост у подножия лестницы, но демоны уже не лезли столь же активно, и авиаки даже предложили сделать вылазку к берегу, чтобы отомстить за свои ободранные перья, но мне эта идея не понравилась. Я периодически бегал наверх узнать, есть ли какие-нибудь новости, но историки только пожимали плечами, пытаясь оживить других големов. Старший же все еще мигал и щелкал. Людвиг уже решил, что он, вероятно, сломался, чем разочарованно поделился со мной ближе к вечеру, и именно в этот момент щелчки вдруг прекратились, а по тому голему, через которого историки держали связь со Старшим, снова побежали, как по табло, яркие иероглифы. Все тут же подскочили ближе, и Людвиг принялся читать. — Внимание! Анализ обстановки завершен. Создатели мертвы, вероятность ошибки исключена. Мир обречен на уничтожение. Проклятие Сарна скоро исполнится. Вероятность ошибки исключена. Включаю программу окончательного стазиса. Младший, прощай. Мне было приятно работать с тобой! И на этом все големы разом потухли. Стало неожиданно темно и оглушающе тихо. — Что это сейчас было? — ошарашенно произнес Людвиг. — В смысле — мир обречен на уничтожение? — прорычал один из минотавров. Ответа ни у кого не нашлось. Один из авиаков поднялся наверх, узнать, что случилось, потому что снизу тоже заметили переменившуюся обстановку. — Наверное, голем был неисправен, да? — осторожно произнесла лаборантка. — Попробуем запустить их снова, — решительно сказал Людвиг, и ученые дружно принялись за работу. Я снова спустился вниз, и как раз во-время — дальнозоркие авиаки уже сообщили о приближении к руинам астральных бесов. Большого демона с ними не было, но и эти мелкие пакостники в большом количестве могли доставить проблем. Я вынул меч, но голова была занята отнюдь не боем, а информацией от голема. Тело двигалось механически, не осмысливая происходящее. Хорошо, что рефлексы никуда не делись, и никакой астральный бес не цапнул меня за ногу за то время, пока я вновь и вновь прокручивал и так, и эдак зловещее предзнаменование о каком-то Проклятии Сарна и уничтожении мира. И что это за слово такое — «Сарн»? Что оно означает? Может быть, джуны называли так наш мир? Когда с демонами было покончено, я спросил у Миши, откуда взялось название «Сарнаут». — Это знание утеряно. Существуют разные теории, но их так много, а доказательств так мало, что я бы не стал рассматривать на полном серьезе ни одну из них. А что? Я рассказал о том, что поведал голем, и теперь и мои друзья тоже впали в задумчивость. — Вот те на, — поморщился Орел, — только соберешься пожить вдоволь, так сразу конец света на носу замаячит. — Пойду узнаю, удалось ли им снова запустить големов… Поднявшись по лестнице, я обнаружил ученых в крайне удрученном состоянии. Пройдя все стадии — отрицание, злость, торг, депрессия, — им пришлось смириться, что големы джунов замолчали навсегда. — Похоже, мы уже не сможем использовать их для борьбы с демонами и вампирами, — скорбно констатировал Людвиг. — Однако слова Старшего ставят меня в тупик. Что это за Проклятие Сарна? Я никогда раньше не слышал о нем. Надо свериться с архивами: может быть, в них найдется ответ. Поникшие и разочарованные, мы засобирались обратно. Сооруженный нами мост все еще был жив и на этот раз эпопея с переправой на другой берег получилась значительно короче. — Эх, правду говорят, что аппетит приходит во время еды! Сейчас бы попасть на северо-восточный осколок, — сетовал Людвиг. — Там стояли весьма занимательные джунские стелы. Теперь они или погибли в астрале, или окружены демонами и вампирами. А вдруг это такое же мощное оружие против врага, как и големы? Вся логика развития событий, вся моя интуиция, весь мой опыт… одним словом, все говорит о том, что стелы имели военное назначение. Ох уж эти джуны! Такие выдумщики! Были… — Кажется, авиаки периодически делают рейды на захваченные вампирами территории. — Да, но нужна долгая исследовательская работа, прежде чем мы сможем разобраться в назначении стел и сумеем их активировать, если это вообще возможно, конечно… Как же не вовремя к нам пожаловали эти вампиры! Такая масштабная работа из-за них остановилась! В лагере Историков мы застали переполох. К своему удивлению я обнаружил там майора Саранга Монту в окружении его собственной группы Хранителей. Это навевало неприятные мысли о том, что ситуация усугубилась, но на самом деле все оказалось совсем наоборот. Наше возвращение тоже вызвало бурный интерес, и все вокруг поделились на две группы. Историки столпились у окраины лагеря, устроив стихийный научный диспут по поводу результатов нашей вылазки, авиаки и Хранители Империи в свою очередь собрались у неработающего портала. — Куарр… Я не мочь бросать Найан! Я дал слово! Слово авиака — кремень! Проклятье! Раньше нам помогать наемник Историков. Их быть семеро. Семеро великолепных орк! Но все они умереть храброй смерть. Нам не на кого больше рассчитывать, кроме мы! — верещал Милвус. — Что случилось? — шепнул я майору Монту. — Авиаки снова летали на Восточный Рог. Они так называют остров, который вампирский луч отрезал от Авилона… — начал было майор, но тут Милвус заметил меня и моих друзей. — О, это быть вы! Куарр! Сам старейшина говорить о вас! О-о! Вы завоевать его доверие, а это быть непросто! Я смекнул, что речь идет о Корвусе, старейшине авиаков, которого мы расположили к себе тем, что пытались помочь их зараженному вампиризмом собрату. — Так что случилось? — повторил я громко. — Старейшина посыласть разведка на северный осколок. Это есть очень хорошо! Давно пора не защищать себя и бить вампир в их логове! Да! Разведчики следить и обнаружить, как вампир телепортироваться! Куарр! Я быть уверен, что он переместиться во дворец Галеон! Вампиры и демоны есть хитрые бестии! Этот дворец выглядеть страшно. Даже подумать боюсь, что скрываться за его стенами. Мне вампирский дворец казался невероятно красивым творением, но о вкусах с авиаком я спорить не собирался и повернулся к майору. — Во дворце есть портал, — подвел итог Саранг Монту. — И именно это стало причиной того, что наш портал перестал работать! — горячо добавил присутствующий здесь же Иавер Мусэм. — Их технология глушила наш сигнал. Но я уже решил эту проблему! Принципы их телепортации не отличаются от наших… А камень Путешественника прекрасно находит следы телепортационных связей! — Вы сумели восстановить работу вашего портала? — Более того! Я сумел подключиться к порталу во дворце Галеоне! — засиял, как золотая монета, ученый. — Найан может гордиться мной! Теперь я могу переправить во дворец кого угодно, но вампиры еще пока об этом не знают! Но все же стоит поторопиться, они могут засечь наш портал в любой момент. — Отойдем, капитан, на пару слов, — кивнул мне Саранг Монту. Я догадывался, что он хотел мне сказать с глазу на глаз, и не ошибся. — Действовать надо быстро, чтобы не потерять фактор внезапности, но пока наши штабные разродятся решением, вампиры разрежут Авилон на лоскуты. — Согласен, — произнес я. Имперская бюрократия уже притча во языцех. — Если мы вернемся к кораблям, я обязан буду доложить обо всем, и мне прикажут оставаться на месте и не предпринимать ничего до принятия решения штабом… — Тогда нам не стоит возвращаться к кораблям. Я отправлю сообщение со своей сорокой, пусть высылают подмогу… — Слушай, капитан, я в любом случае возьму всю ответственность на себя: ты и твоя группа просто выполняли мой приказ. Но заставлять тебя штурмовать дворец я не буду, можешь вернуться со своими назад, доложить обо всем лично и ждать распоряжений из Незебграда. Майор Монту лишь закрепил мои симпатии к себе. Никогда бы не подумал, что мне будет настолько приятно иметь дело с восставшим Зэм. Естественно, возвращаться к кораблям я отказался. Нам представился шанс разобраться с вампирским дворцом и поквитаться за погибших собратьев, и упустить его из-за неповоротливой имперской машины было бы обидно. На отдых времени не было, как и на проработку плана. Роксана ди Дусер как могла нарисовала нам план того дворца, что был обезврежен Лигой на каком-то эльфийском аллоде… Тенебре, кажется. Но далеко не факт, что ее карта нам чем-нибудь поможет. Несмотря на внешнюю схожесть, внутри дворцы могли оказаться совершенно разными. Да и самой эльфийке я, если честно, не слишком доверял. Кроме двух групп Хранителей, к штурму дворца изнутри подключились шестеро наемников и, конечно, авиаки. — Мы находить злобный вампир и убивать его. Этот вампир убить много моих сородичей! Я хочу его смерть. Всех смерть! Самец и самка! Вы нам помогать. Мы благодарить. Мое гнездо — теперь твое гнездо! Друг!.. — Но учтите, вы окажетесь в окружении врагов, будьте осторожны! От рук вампиров и демонов пало немало Историков и авиаков. Но я поклялся, что вампиры будут уничтожены! — от волнения не замолкал ни на секунду Иавер Мусэм, активируя портал, откуда мы будем отправляться один за другим. Жаль, что переместить сразу всех, ну или хотя бы группу, не получится. — Пепел разрушенного Авилона хранится в моем амулете. Он стучит мне в грудь и требует отмщения! — Отомстим, — сухо бросил майор и первым из Хранителей телепортировался. Затем с площадки телепорта исчезла и вся его группа, и потом на нее ступил я. Азарт и предвкушение вытеснили усталость, и я готов был сразу кинуться в бой вне зависимости от того, где окажусь и сколько врагов будет вокруг. Мои руки, крепко сжимающие меч, подрагивали от нетерпения, кровь кипела от адреналина, а неизвестность даже приятно щекотала нервы. Но когда я телепортировался, все было тихо. На мраморном полу, устланном ковровыми дорожками, покоились четыре эльфа, уже отправившихся в чистилище. Я осмотрелся. Мы находились в круглой комнате с розовыми стенами, позолоченными сложной вязью узоров. Откуда лился перламутровый свет я так и не понял, им был пропитан сам воздух, и пахло сладостью. Разбросанные повсюду большие бордовые подушки, выпивка и кальяны намекали на то, что эльфы приятно проводили время и не ждали вооруженных гостей. Это место чем-то напоминало мне бордель в Незебграде. На всех прибывающих грозно шикали, призывая к тишине. Тяжелые, бордовые портьеры с золотистыми помпонами, скрывавшие двери, громко зашуршали, когда авиаки раздвинули их и осторожно выглянули наружу. — Чисто. Мы прокрались по коридору, стараясь создавать как можно меньше шума. Коридор кончился винтовой лестницей. — Разделимся? Крылатые — наверх, бескрылые — вниз. — Хм! — подала голос Лиза. — Ты тоже вниз. Окон не было, и из-за этого тяжело было сориентироваться, в каком месте замка мы примерно находимся. Лиза сообщила, что впереди кто-то есть, и когда мы вломились в еще одну круглую комнату, только побольше, нас встретили мощным магическим залпом, так что пришлось отступить. Видимо, с той стороны тоже был мистик. Миша и еще один маг из группы Саранга Монту огрызнулись огнем, за которым последовали толстокожие наемники вместе со Лбом. Судя по звукам, сразу завязалась драка. Подождав пару мгновений, я юркнул следом и постарался быстро оценить обстановку. Трое эльфов, не шевелясь, лежали на полу почти у входа — они попали под раздачу первым. Двое наемников стояли парализованные, как статуи, и один даже начал делать попытки напасть на своих, хоть и пока довольно вялые, — это работа мистика. Я увидел тщедушного эльфа, который прикрывался могучими фигурами одурманенных им минотавров. Черный, вьющиеся колечками туман, тянущий к нам свои щупальца, напрягал больше всего. Похоже на некромантию. Эльфов, наколдовывахших это жуткое проклятие, оставляющее на теле ожоги, оказалось сразу пятеро! Но их внимание было поглощено оставшимися наемниками и Лбом, которые, чертыхаясь и рыча, прорывались к ним, несмотря ни на что. Седьмой эльф, затаившийся за портьерами почти у входа, был магом стихийником и уже готовился превратить кого-то в ледяную статую, когда я рубанул мечом по алому бархату, пополам разрезав штору вместе с эльфом. Где-то рядом засвистели стрелы, а боковое зрение ухватило золотые и фиолетовые вспышки… Нас было восемнадцать, вампиров — десять, и трое из них умерли почти сразу. Бой был коротким, итог — предсказуемым. Тела эльфов мы обыскали, но ничего интересного не нашли. Я внутренне ожидал сирены, или какого-нибудь сигнала, оповещающего о прорыве врага, но тревога то ли не была поднята, то ли передавалась невидимым посторонним способом. Но на всякий случай мы все еще старались двигаться тихо, хотя после шумного боя это и казалось бессмысленным. До того, как впереди возникла вторая винтовая лестница, мы сумели обезвредить еще группу вампиров, и только тогда свет вокруг стал неприятно красным, режущим. Нас заметили! — Вниз! — крикнула Лиза, и все, не задавая вопросов, бросились туда. Спустившись на один пролет, мы снова увидели большую круглую комнату, но Лиза опять скомандовала «Вниз!», так что на этом этаже я мало что разглядел. Догнали нас на третьем витке. Впереди двое наемников приняли на себя удар, затормозив всю следовавшую за ними процессию, и менее, чем через минуту, нас атаковали сзади. Мы оказались зажатыми на лестнице, ширина которой не слишком позволяла маневрировать. Матрена и жрец из группы майора Монту постарались укрыть нас щитом святой магии, но этого было мало. Проклятия сыпались на головы дождем, а увернуться и дать сдачи получалось плохо. В какой-то момент что-то черное и обжигающее прошлось по моей щеке, и мне показалось, что это лезвие топора раскололо голову надвое. В глазах потемнело, но я удержался на ногах, рефлекторно сжимая пальцы еще крепче, чтобы даже в полуобморочном состоянии не выпустить из них меч. Вспышка боли утонула в накатившей ярости, и когда проклятье задело мое плечо, я почти ничего не почувствовал. До некроманта добраться я ухитрился, и даже смог его ранить, но все же мы занимали невыгодную позицию, которая ухудшилась с появлением мелких, астральных бесов, так и норовящих перегрызть нам ноги. Нужно было срочно что-то предпринять, потому что бой оборачивался не в нашу пользу. И тут удача повернулась к нам лицом. Я попробовал ударить мечом ближайшего ко мне вампира, атаковавшего магией, не достал, но ему пришлось отпрянуть назад, сбив с ног другого мага. Их проклятья улетели в ступени сверху. И как раз в этот момент огненный шар, срикошетивший от щита жрецов, ударил в то же место. Лестница над головами покрылась сетью трещин от тройной силы магии. Несмотря на внешнюю хрупкость, она оказалась довольно прочной, но наши маги быстро сообразили, что еще пары таких ударов она не выдержит. Это же сообразили и противники и, не желая оказаться погребенными заживо, мгновенно отступили назад. Пыли, как ни странно, поднялось не очень много, когда ступени сверху обрушились вниз, и поэтому я в деталях разглядел, как они проломили лестничный пролет, на котором стояли мы, и улетели еще ниже. Конечно, противники атаковали нас еще и спереди, но хотя бы от тех, что были сзади, мы временно отделались. Наемники, тем временем, несли потери. Но зато они сумели пробиться к коридору, где уже стало полегче — мы смогли развернуться и атаковать уже в полную силу. В пылу боя я не сразу заметил, что окружающая обстановка здесь была менее изящной: пол не устилали ковры, стены не слепили глаза золотыми вензелями и алые портьеры тоже отсутствовали. И только когда мы прорвались еще вперед, стало понятно, что это тюрьма — хотя даже решетки на маленьких камерах оказались в искусных узорах. На отрезанную лестницу вряд ли стоило полагаться, как на надежную защиту. Мы еще сражались с вампирами и невесть откуда подоспевшими к ним на помощь астральными бесами, молясь, чтобы не явились большие демоны, как Михаил уже пытался взорвать решетки и выпустить пленных. И преуспел. — Ой, слава Яскеру, свои! Едва дым от проклятий рассеялся и я опустил меч, привалившись к стене, как на меня обрушилась адская боль на лице и в плече. Я прикрыл глаза, стараясь справиться с ней, но мой запас прочности был на исходе. — Мы плыли сюда, чтобы арестовать остававшихся на свободе Историков, а в результате сами оказались за решеткой. Демоны захватили наш корабль, а затем отдали экипаж и пассажиров вампирам. Они уже сожрали наших спутников. Нас оставили на сладкое. Патриарх вампиров обещал устроить праздничный ужин после гибели аллода… — Какой еще Патриарх? — Глава вампиров. Великий Маг! — Что?! — Здесь есть Великий Маг? — Это усложняет дело… — Не факт, что мы его обязательно встретим. Слова доносились до меня, как через толстый слой ваты, и ответа майора Монту я даже не расслышал. Хорошо, что сейчас есть кому принимать решения и отдавать приказы, потому что моя голова совсем перестала работать. Вроде бы нам удалось разобраться, в какой части замка мы находимся, и двигаться более осмысленно. У нас еще оставались силы дать бой, но главной целью было разыскать тот самый «дух корабля», о котором говорила Роксана, чтобы попробовать отключить разрушительный луч. Это освободило бы Найана от необходимости защищать аллод, и уж он-то — Великий Маг, самый древний из ныне живущих, сумел бы расправиться с вампирами во дворце. Но Найна с нами не было, и теперь, когда вампиры уже подняли тревогу, мы неслись по коридорам со всех ног, не скрываясь, но и не вступая в бой. Быть может, авиаки где-то наверху наводят шороху; быть может, оставшиеся у кораблей Хранители, получив сообщение, которое мы отправили с Феей, уже пришли нам на подмогу; быть может, удача все еще не отвернулась от нас, и мы сможем добраться до сердца дворца, чтобы убить его… Мысли путались, меня штормило, но упрямство, как батарейка, давало мне заряд энергии. Мы снова поднимались наверх, и то, что здесь на нас никто не нападал, зарождало неприятные подозрения. Уж лучше бы дорогу преграждали толпы вампиров и демонов, это хотя бы поддавалось объяснению. Но коридоры странно опустели, хотя мы двигались к центру дворца… — Вот оно! То есть… она? Большой зал, залитый светом множества хрустальных люстр, который, преломляясь, раскрасил все вокруг в цвета радуги, был пуст… если не считать призрачного женского лица, похожего на голубой, мерцающий мираж. Оно висело в воздухе в центре зала и смотрело на нас с вежливым вниманием. Это было так странно, что мы растерянно остановились, не зная, что делать дальше. — Это какая-то проекция… — Я, Сивилла, была создана специально для работы на этом корабле. Обладаю развитой интуицией, способна поддерживать рабочий диалог. Словарный запас — десять тысяч слов. Эмоции отключены. За подробной инструкцией обратитесь к моему разработчику. Голос у «проекции» был очень приятным, мелодичным и живым. Если закрыть глаза, то становится трудно поверить, что это всего лишь механизм. — А кто твой разработчик? — спросил майор. — Великий Маг Гурлухсор. Кто бы сомневался! Гурлухсор мертв, убит в Пирамиде Тэпа другим Великим Магом — Нефером Уром, но темные дела его продолжают жить. — Ладно, отключи луч, которым ты разрезаешь Авилон! — Для отключения лучевой установки назовите пароль. — Какой еще пароль? — Вы назвали неправильный пароль. У вас осталось две попытки. — Не знаю я никакого пароля! — У вас осталась одна попытка. Если вы снова назовете неправильный пароль, помещение будет заблокировано, а я вызову охрану. Спасибо за внимание! — Так, заткнулись все, — шикнул Саранг Монту, хотя все и так молчали. — Может, вправить ей мозги топором? — предложил кто-то из наемников негромко, чтобы Сивилла не приняла это за третью попытку назвать пароль. Все с сомнением посмотрели в ее сторону. Лицо было просто изображением, которое ни одним топором не возьмешь, но снизу виднелось что-то вроде постамента. Попробовать уничтожить его? Михаил подошел ближе и присел на корточки, чтобы получше все разглядеть. — Я не вижу здесь никаких механизмов или магии… — Надо уходить, — нервно сказал кто-то из освобожденных пленников. — Прямо сейчас! — Поддерживаю, — добавила Лиза, и для меня это было более весомым аргументом. Вообще, уже сам факт того, что нас никто не останавливал на пути сюда, предвещал неприятности. Распахнутая дверь в ловушку с надписью «добро пожаловать»… Но майор медлил. — Мы должны уничтожить эту тварь. Ма за этим и пришли! Я уже хотел был с ним согласится, как меня вдруг пронзило острое, как бритва, чувство опасности. Будто внутри завыла сирена. Ощущение было настолько сильным, что даже отодвинуло назад боль и прояснило разум. Я доверял своей интуиции и поэтому в ту же секунду гаркнул во всю мощь легких: «Бежим!», мимоходом схватив кого-то в охапку и толкнув к выходу. Никто еще не успел ни в чем разобраться, но громкая, уверенная команда сделала свое дело, и все бросились из зала. В какой-то миг яркая вспышка света ослепила глаза, и я потерял ориентиры. Споткнулся об кого-то. Упал. И на меня тут же налетел кто-то сверху. Грохот и ругань со всех сторон свидетельствовали, что эта участь постигла многих. Я постарался не делать резких движений, потому у всех в руках было оружие, в том числе и у меня — пораниться об собственный меч, или ранить других, не хотелось, но и медлить тоже было нельзя. Зрение еще не до конца вернулось в норму, перед взором прыгали пятна, но я сумел встать на ноги и удостовериться, что вход в зал заблокирован прозрачной стеной, похожей на очень прочное стекло. Большинство из нас успело выскочить наружу, но внутри остался Зэм из группы Саранга Монту, трое наемников Историков, двое хадаганцев — мужчина и женщина — вероятно, спасенные судебные приставы, и, к моему ужасу, Михаил. Судорожный вздох вырвался из горла Лизы, когда она поняла это. — Кажется, я немного опозда-а-ал? Приве-ет! Высокий эльф со светящимися красными глазами и снисходительно-усталым выражением лица неспешно вошел в зал, опираясь на красивую витую трость. Он был одет в вычурный фиолетовый камзол, богато усыпанный золотыми узорами, пояс и обувь украшали массивные пряжки с камнями, а от сверкающих наплечников и вовсе слезились глаза. Длинные волосы, завитые в ниспадающие на плечи локоны, стягивали шелковые ленты и золотые обручи так, что казалось, будто у него на голове корона. Сказать, что я оторопел, не сказать ничего. — А что это мы такие серьезные? Важное дело делаем, да? Мир спасаем? Как ми-и-ило! Эльф противно тянул слова, глядя на отрезанных ото всех «мышек в мышеловке». Лиза ударила проклятьем по разделяющему нас стеклу, но оно даже не треснуло. — Это Арманд ди Дусер. Великий Маг! — прошептал кто-то из освобожденных пленников. — Нам с ним не справиться, надо уносить ноги! А Роксана, дочь Арманда, говорила, что ее отцу отрубили голову! Это мысль едва промелькнула в моей голове и сразу исчезла, потому что Миша все еще был внутри, и вызволить его я не видел никакой возможности. В груди медленно, но верно, начала прорастать паника. Одно дело, когда все мы подвергаемся смертельной опасности, но продолжаем сражаться, и совсем другое — просто стоять и смотреть, как у твоего друга не остается ни малейшего шанса остаться в живых. — Мне как-то довелось уже столкнуться с такими спасателями, да-а-а. Убили они меня. И голову отрезали! Какие нехорошие, правда-а-а? Меня, красавца-умницу! Эх, не ценят меня в цивилизованном мире… А зря-а-а… — с этими словами Арманд резко вскинул свою трость и Зэм упал замертво. Отовсюду послышались крики. Трое наемников за прозрачной стеной бросились на эльфа, но тот легко отшвырнул их лишь взмахом трости. Лоб со всей силы ударил по стеклу топором, но и это не возымело никакого действия. Решение майора становилось очевидным. — Уходим, — гаркнул он. — Мы не можем уйти! — взвизгнула Лиза и перевела на меня полный ужаса взгляд. Никогда раньше я не видел ее такой. — Зачем мы тогда сюда шли?! — Мы вызволили выживших пленников и это уже не мало! Уходим! Это приказ!!! Большинству присутствующих не нужно было повторять дважды. Саранг Монту посмотрел на меня, но на моем лице наверняка все было написано — я не оставлю своего друга, пока он еще жив. Настаивать майор не стал и этим понравился мне еще больше. — Орел… — начал было я. — Я не уйду! — отрезал он сразу. Я положил ему руку на плечо и встряхнул. — Выведи хотя бы Матрену, иначе мы все погибнем здесь! Да, я знал, куда надавить, но угрызениями совести мучиться было некогда. На лице Кузьмы отобразилась мучительная внутренняя борьба, и, в конце концов, он, выругавшись сквозь зубы, схватил Матрену и грубовато потащил ее вслед за уже скрывшимся в коридоре майором и остальными. — Лоб, помоги им! — крикнул я. Остервенело колошматящий по стеклу топором Лоб оторвался от своего занятия и, поколебавшись, побежал за ними. Если бы я мог, я бы и Лизу отправил, но ее ничем не оторвать от проклятой преграды. Она в панике металась вдоль прозрачной стены, за которой на полу кроме восставшего лежали уже два наемника. — А вот мой новый хозяин ценит, да-а-а… А он посильней будет и Яскера, и Айденуса. Даже вместе взятых! Воскресил меня, помог новый кора-а-аблик построить. Надо бы отплатить ему… Щелк! И третьего наемника швырнуло на стену. Он сполз по ней, оставив за собой кровавое пятно. Безоружные судебные приставы жались друг к другу: женщина кричала, крепко зажмурив глаза, а мужчина пытался прикрыть ее собой. Миша огрызался огнем, который Арманд ди Дусер легко останавливал. Мы уже встречались в бою с Великим Магом — Гурлухсором, но тогда с нами тоже был Великий Маг. Нефер Ур, даже ослабший, уравновешивал наши силы. Сейчас же нас не поддерживал никто, и Арманд играл со своими пленниками, как с игрушками. Я осмотрел всю стену сверху донизу. Ни единой щели! Мысли метались, как подхваченные вихрем листья, но никаких идей в голову не приходило. Как же убрать эту преграду? Со психу я шваркнул по ней мечом… и неожиданно разрезал ее, как толстую резину. От удивления Лиза даже перестала голосить. Тратить на раздумья не стал даже секунды. Меч был великолепным, и кто-то говорил мне, что он сделан не из стали, но обо всем этом я подумаю потом, когда разберусь с этой преградой. Меч входил в нее туго. Стена сопротивлялась. Но я рубил ее со всей одури, словно встретил своего самого злейшего врага. Отверстие изяществом не отличалось — варварски прорубленная дыра, но ее хватило, чтобы протиснуться внутрь. Арманд, увлеченный своими пленниками, хохотал, стоя ко мне спиной и отбивая Мишины огненные проклятия одной рукой, как теннисные мячики. Одновременно с этим языки черного тумана тянулись к судебным приставам от второй его руки. Хадаганец, не выдержав, бросился на Арманда безоружным, с громким: «А-А-А!», но добежать не успел — Великий Маг отшвырнул его так же, как наемника, размазав по стене. И этого мгновения мне хватило, чтобы подобраться. Эльф обернулся в последний момент и успел заметить меня, но мой меч уж был занесен слишком высоко, а лезвие было слишком близко к его шее. Вместе с головой я отсек и его аккуратные локоны. Потому что не стоит поворачиваться к врагам спиной, надеясь лишь на сомнительные стены! Лиза подбежала к Михаилу, но он, хоть и вымотанный до предела, не был ранен. Возможно, Арманд хотел оставить его на десерт. Все остальные, кроме хадаганки, погибли. Возможно, кого-то из них еще можно было воскресить, но жреца среди нас не оказалось, и дотащить их до выхода мы тоже вряд ли бы смогли. Я склонился над эльфом и обыскал его. Ничего, кроме непонятного артефакта в нагрудном кармане, не нашел, и забрал его трость. Нашим магам будет интересно ее изучить. Ну и артефакт тоже, вдруг, это что-то важное… — Это ключ от портала! — воскликнула вдруг хадаганка. — Я знаю, я специалист по перемещениям! — И куда мы сможем переместиться? — У вас с собой персональные телепортаторы? — вместо ответа спросила она, заметно преобразившись. Еще минуту назад она в ужасе верещала, прячась за спину сослуживца, но теперь, оказавшись в своей профессиональной стезе, почувствовала себя уверенней. — Конечно, но к местным порталам они не подключены… — Давайте сюда! Хадаганка схватила наши телепортаторы и ключ Арманда, затем забрала телепортатор погибшего восставшего и разложила все это на полу. Все последовавшие за этим манипуляции мне были непонятны, и я, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, огляделся, тут только увидев, что лицо Сивиллы все еще продолжает безмятежно взирать на происходящее. Постамент под ней был сметен чуть ли не в пыль, но на ее работу это не повлияло. Заметив мой взгляд, она радостно сообщила, что уже вызвала охрану, которая спешит сюда. — Можно побыстрей? — поторопил я «специалиста по перемещениям». — Еще секундочку… сейчас я настрою… вот так… — Сюда уже идут, — предупредила Лиза, да я и сам уже слышал приближение кого-то вряд ли дружественного нам. — Готово! Телепортируемся! — Куда?! Но женщина, активировав телепортатор восставшего, уже исчезла. Деваться было некуда, и я, схватив свой телепортатор и закрыв глаза, представил площадку телепорта… ну хоть какую-нибудь! Меня окружило сияние, и через секунду я очутился в той же круглой комнате с разбросанными подушками, выпивкой и кальянами, куда нас отправил Иавер Мусэм со своего портала на Авилоне. — Сюда, конечно! — ответила мне на вопрос хадаганка, которая стояла здесь же, колдуя над порталом. Через мгновение рядом появились и Миша с Лизой. — Я наши имперские телепортаторы только к порталу дворца подключила. А теперь, внимание… Давайте, по одному! Я все настроила. Пора убираться из этого замка! Миша подтолкнул к площадке Лизу, затем, после того, как она исчезла в голубом сиянии, поднялся сам. Дальше подошла моя очередь. — Скорее, скорее, у нас мало времени! Когда телепортационная сеть понесла меня сквозь пространство, я успел почувствовать боль и усталость. Надеюсь, что Кузьме, Матрене и Лбу тоже удалось выбраться из дворца! Открыв глаза после того, как почва под ногами обрела твердость, я ожидал увидеть изящные домики базы Историков на Авилоне и намеревался сразу выяснить судьбу остальной своей группы… но я стоял на площадке телепорта в Незебграде.
      Просмотреть полную запись
    • Ссылка на Демонолог в ПвЕ 11.1 не работает. 
  • Изображения

  • Recently updated

  • Официальные новости