Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'истории аллодов'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории

  • Аддоны
  • Версии доков Lua API
  • Программы и скрипты
  • Журнал "Вестник Сарнаута"

Категории и разделы

  • Общее
    • Новости и объявления
    • Журнал "Вестник Сарнаута"
    • Программы и скрипты
    • Работа сайта
    • Об игре
    • Флудилка
  • Разработка аддонов
    • Доки, ресурсы и полезная информация
    • Вопросы и ответы
    • Техподдержка
    • Форум для разработчиков

Категории

  • Объявления проекта
    • "Вестник Сарнаута"
  • Новости игры
  • Интервью
  • Особое мнение
  • Геймплей и руководства
  • Рейтинги и статистика
    • Топ 10
  • Игровой мир
  • Рассказы
  • Тесты и опросы
  • Юмор

Категории

  • "Вестник Сарнаута"

Категории

  • Астрал
  • Диковины
  • Карты Судьбы
  • Начало приключений
  • Орден
  • Питомцы
  • Праздники
  • Путешествия
  • Редкости
  • Сезон Крови
  • Сражения
  • Иное

Категории

  • Маунты и окрасы

Категории

  • Allods Team posts



Фильтр по количеству...

Найдено 56 результатов

  1. Много времени прошло прежде чем Герберт и его экспедиция смогли проникнуть в пещеру, закрытую ледяной стеной. За эти месяцы они исследовали все южное побережье Ферриса. Им удалось победить и могущественных предводителей тунгаров, их самых опытных воинов, шаманов и охотников. Пал и Бука-Бука, ставший вдохновителем священной войны с историками. Наконец, героям удалось справится и с Торосом, божественным мертвым мамонтом. Но оставалось еще множество загадок. Что за руины имперских строений повсюду? Что за странное видение посетило героев с поднятым из глубин озера осколком метеорита? Как Феррис связан с Тэпом? Ответы на эти вопросы лежали за ледяной стеной. И Герберт приложил все усилия, чтобы наконец ее преодолеть. Когда льды были разбиты, навстречу героям вышел вмерзший в лед механоид, чем-то схожий с теми, каких можно было увидеть в армии Тэпа на Ирдрихе. Так было осуществлено восхождение в этот Верхний мир, который тунгары считали раем. Не рай, конечно, но мир наверху отличался в лучшую сторону от ледникового периода, царившего внизу. Тут был край вечной осени. Но самым интересным были имперские постройки, которых тут оказалось гораздо больше. Елена довольно быстро обнаружила, что их чертежи были датированы 965-м годом, а сам комплекс носил название «Бестиарий». Но еще больший интерес вызывали бродившие тут и там механоиды, сделанные явно в имперской стилистике. Похоже, эти проржавевшие стражи все еще несли свою бесконечную вахту, охраняя комплекс. Экспедиции пришлось несладко, пока она продиралась сквозь ряды железяк в поисках новой базы. Таковая была найдена рядом с огромным терминалом, откуда ранее по всему аллоду разъезжали поезда на подвеске. Увы, за прошедшие полвека система частично сгнила, частично была сломана. С помощью Мрака, а также экспериментальной мортиры и расставленных тут и там бочек с горючим, героям удалось уничтожить всех охранных механоидов, заодно перепугав до полусмерти всех историков. Обосновавшись в терминале, историки продолжили свое расследование. Вопросов стало только больше – что за имперская база тут находилась и почему ее покинули? Недалеко от терминала был найден первый след присутствия Тэпа – следы сражения указывали на состоявшуюся тут битву между его культистами и охраной объекта. Но вместе с тем были найдены еще более древние следы, словно какие-то твари напали на персонал «Бестиария». Всё еще больше запутывалось. Историки тщательно расспросили имперцев, которые были в их экспедиции, и выяснили, что даже высшие имперские чины не имеют понятия об этой Лаборатории. Что-то такое случилось еще во времена Незеба, что база была закрыта и все сведения о ней стерты. Помимо этого, Мраку удалось установить, что некоторые изыскатели вовсе не так просты. Елена оказалась шпионкой комитета, а Герберт связан с Сыскным приказом Новограда. Очередной след был взят, когда Изыскатели решили провести магический поиск, вроде того, что привел их к метеориту в озере в Гибельных льдах. Но на этот раз оказалось, что излучение идет... от помета странных зверей, похожих на саблезубых кошек. Оказалось, что эти кошки, кагуары, охотятся на местных ехидн... а вот уже с ними было и вовсе что-то непонятное. Как будто их кожа стала превращаться в камень. И излучение от них шло точно такое же, как и от метеорита. Изыскатели сразу же вспомнили о чудовищной Проказе на Умойре, которая вызывала мутации у зверей. Что-то было во всём этом схожее. Изыскатели попросили героев добыть еще один объект для исследования – например, того же кугуара или яка. На основе полученных сведений Изыскатели смогли откалибровать прибор и найти еще более мощный источник излучения, который находился в горах. Вскоре герои обнаружили и ворота, преграждающие путь к этому источнику... и тут их накрыло очередное видение. ...Имперцы в лабораторных халатах... Подземный червь... Странные эксперименты над ним, которые вышли из-под контроля... Подросший червь вырвался и убил всех, кроме одного из них.... зэма в странной маске... Итак, было понятно, что тут имперцами проводились странные эксперименты, жертвой которых, видимо, и стал весь персонал. Необходимо было найти главный научный комплекс. До него мог бы довезти поезд, у терминала которого расположились Изыскатели, но пути были сломаны, и на их починку было нужно время. Делать было нечего, и Герберту и остальным пришлось тут подзадержаться. К счастью, был найден обходной путь в «Бестиарий», да и другая ветка поездов, которая вела в Заброшенную выработку, оказалась рабочей. В «Бестиарии» обнаружились эксперименты имперцев над разными существами. Со всеми ними пришлось покончить. Ждал тут героев и гигантский гасторнис Курлык-Хан, гром-птица Разруха, мутировавший кугуар Шорох, подопытный як Громовержец и, наконец, тот самый червь, которого герои узрели в видении и встретили в ледяной пещере, когда спасали Елену. Тварь называлась Особь, а с ее тела удалось добыть некий осколок. Осколок странного кристалла Неужели этот невзрачный камень стал источником всех бед, обрушившихся на Феррис? Странные мутации, сошедшие с ума охранные системы, погибшие учёные – и во всём виноват какой-то кусок кристаллической материи? Очень странно... Пожалуй, стоит расспросить изыскателей о кристалле и излучаемой им энергии. Может, общими усилиями вам удастся найти ответ на эту загадку! Зимина: «Думаешь, этот кристалл и стал источником мутаций зверей? Хм-м... Как-то не верится. Мутации происходят случайным образом, двух одинаковых не найти, а тут, мне кажется, правильней будет говорить не о мутациях, а о модификации – целенаправленном воздействии на живой организм с целью получить необходимый результат. Мне кажется, тебе лучше обсудить эту тему с Гербертом. Он в таких делах специалист». Герберт: «Кристалл как источник мутаций? Быть такого не может! Да, я тоже чувствую, что этот кристалл излучает какую-то энергию, природу которой я, признаться, не понимаю. Если это и магия, то очень странная магия. Зато я почти не сомневаюсь, что кристалл этот был извлечён из того самого метеорита на дне озера и доставлен в Бестиарий. О чём это нам говорит? О целых двух вещах! Первое – кристалл, безусловно, является ключевым элементом, с которым работали учёные. Возможно, именно целенаправленное облучение привело к таким, мягко говоря, странным результатам. Второе – мы не можем утверждать об успехе или провале эксперимента. Бестиарий заброшен слишком давно, и мутировавшие звери с равными шансами могут быть как целью, так и побочным результатом проводимых исследований. Знаешь... Думаю, тебе стоит поговорить с тем, кто лучше всех в Сарнауте разбирается в технике и магии. И этот кто-то обязан тебе жизнью. Догадываешься, о ком я говорю? О Великой Волшебнице Смеяне!» Смеяна: «Что привело тебя в мои покои? Желаешь ещё раз насладиться своим триумфом и посмеяться над неудачливой волшебницей? Откуда у тебя этот кристалл?! Отдай немедленно, я должна... Ох, прости! Я немного не в себе из-за всех этих бед с Проказой. Да, я знаю кое-что об этом кристалле. Давным-давно мне в руки попал осколок похожего камня, размером чуть больше моего мизинца. Человек, доставивший камень, сказал, что нашёл его на потерпевшем крушение корабле, полным иссохших тел Зэм. Подозреваю, что эти Восставшие служили Тэпу – те Зэм, кто верит в Свет, воскресли бы после смерти. Мои исследования показали, что этот камень – источник неизвестной ранее энергии, сила которой столь велика, что она сминает и перестраивает все магические поля. Я долго билась над загадкой камня, но так и не нашла ему никакого толкового применения, и решила встроить в один из своих механизмов как элемент резервного энергоконтура, не требующего перезарядки. Кажется, этот боевой механизм так и остался на Затмении... А, нет, вы же его и разрушили в драке с моим верным капитаном Смоловым! Так что увы, но больше помочь ничем не могу. Смолов мёртв, все мои научные разработки обратились в прах и груду поломанного железа, и всё благодаря вам. Нет-нет, я не в обиде – тогда я не отдавала себе отчёт в своих действиях и едва не поставила мир на грань гибели. Но и помочь я, к сожалению, больше ничем не могу. А осколок, если не возражаешь, я оставлю себе и продолжу исследования. Если он оказывает такое странное воздействие и на живую плоть, и на мёртвый металл, то я просто обязана найти способ использовать его для борьбы с проклятой Проказой. Вдруг это наш единственный шанс?!» Много времени прошло, прежде чем пути удалось отремонтировать. Вскоре вагонетка двинулась через горы на север. Здесь, у ворот центральной Лаборатории было еще больше механоидов. Сами же ворота были напрочь заблокированы, так что теперь Герберту и его сотоварищам, предстояло найти путь внутрь. Попутно они обнаружили множество разбитых механоидов Тэпа, который судя по всему уже побывал здесь не так давно. Кое-что удалось узнать путем исследования тел культистов – приверженцы Тэпа искали некий Исток. Начала проясняться и картина произошедшего в самой Лаборатории. Похоже было на то, что некоторое время назад центральная Лаборатория была оцеплена. Всюду были наспех возведены баррикады, построены временные укрепления. То, что напугало персонал, скорее всего находилось в самой Лаборатории. В итоге Изыскателям удалось перепрограммировать одну из механических змей, которая смогла проникнуть за запечатанные двери Лаборатории, подключиться к одному из механоидов и открыть двери для остальных. Внутри их ждали безумные ученые, как и звери в Бестиарии, пораженные какой-то странной болезнью. После того, как территория была зачищена от них, Герберт стал разбирать остатки бумаг. Историк был в шоке – похоже, Империи удалось продвинуться весьма далеко. Технологии этого комплекса намного превосходили все виденное им ранее. Увы, их изыскания прервала очередная пропажа Елены – она ухитрилась провалится сквозь пол в одном из крыльев комплекса. Пришлось Герберту послать за ней одного из героев с Мраком. Продравшись сквозь очередных механоидов и ржавые завалы, они столкнулись с копиями Елены, ее клонами. И когда они вернулись к Герберту, тот сообщил, что Елена уже вернулась и при этом забрала устройство управления механоидами. Бросившись в погоню уже за клоном, герои вместе с Гербертом столкнулись со странным зэмом в необычной маске, который появился на одном из экранов в Лаборатории. «Я хочу сыграть с вами в одну игру...» – заявил зэм и предложил сыграть с ним в смертельные загадки, а в итоге потребовал, чтобы кто-то один зашел в колбу для клонирования. «Достаточно игр! Я не знаю, чего этот психопат хочет от нас, но он это не получит! Вперёд! Клянусь, я доберусь до этого изверга и вытряхну из него Искру вместе со знаниями об этом научном комплексе. Уверен, что наш визави способен немало поведать о проводившихся здесь экспериментах!» – заявил Герберт, ставший одним из подопытных. Увы, Негус Джигу (как, оказалось, звали этого зэма) в итоге удалось сбежать. К счастью, теперь он был заперт в западном крыле, откуда не было иного выхода. Оставалось найти его где-то на нижних ярусах, и покончить с ним. В Лаборатории же Герберт и другие Изыскатели тем временем нашли некий артефакт, упакованный в защитный саркофаг. Открыть его было не так просто, на это понадобилось время, поэтому Изыскатели решили уделить время исследованию многочисленных помещений комплекса, часть из которых даже выводила в закрытую от всех долину. Герберт же решил разобраться с Негусом Джигом, который, видимо, сыграл роковую роль в судьбе этой Лаборатории. Предстояло разобраться как с последними охранными механоидами: «Как ты уже наверняка понимаешь, большую часть охранных функций имперские учёные возложили на механоидов. Мудрое решение, надо заметить – комплекс защищается ими до сих пор, когда самих хозяев уже давно нет. Но что было бы, если бы все механоиды первыми подверглись действию этого «модифицирующего минерала»? Продолжили бы они подчиняться приказам своих владельцев, или же поставили бы себе цель уничтожить каждого имперца на этом аллоде? Вопрос сложный, но скоро, полагаю, нам придётся узнать на него ответ. Путь нам преграждает защитная система лаборатории – модифицированные механоиды. Ума не приложу, на что они способны. Судя по виду, они используют такие технологии, которые ни эльфам, ни НИИ МАНАНАЗЭМ не снились в самых сладких снах! Даже жаль, что придётся их, хм... деактивировать. Возвращайся, как разделаешься с этим препятствием. Там решим, что делать дальше.» «Конструкция роботов предполагает, что они должны сражаться в паре для наиболее эффективного уничтожения врага. Но иногда подобные «парные» механизмы могут не менее эффективно уничтожить друг друга. Увы, даже самые великие достижения техники уступают разрушительному гению ванд... То есть, не менее великих героев. Я поручу нашим техникам выжать максимум информации из этих механоидов – они могут быть лишь первыми ласточками в числе всех механических модификантов, с которыми нам придётся иметь дело. Буду держать тебя в курсе. Но сейчас не время болтать – враг не дремлет.» Так и с клоном самого Герберта: «В данный момент наш самый опасный враг – мой двойник, созданный тем сумасшедшим восставшим. Тебе самому довелось видеть самоуверенность моего «второго я». Он знает всё, что известно мне. Он умеет делать на практике всё, что я представляю лишь в теории. А если учесть его, хм, модификации... Более того, он обладает всей информацией об экспедиции, знает все наши уязвимости! Оставлять его в живых слишком опасно. Выхода нет... Прошу тебя, убей его. Из нас двоих в живых может остаться только один, и он не успокоится, пока не доберётся до меня. Я знаю это, потому что... Я знаю себя. И пусть твоя рука не дрогнет, нанося последний удар! Помни – это буду не я.» «Что бы я сделал, если бы вдруг оказался один против целого боевого отряда? Мне потребовался бы мощный боевой механизм... Да... Я видел это. Мне удалось подключиться к системе наблюдения лаборатории, пока тебя не было. Жестокий бой. Мой двойник оказался гораздо сильнее, чем я думал. Страшно подумать, что может сделать армия таких... А ведь двойник Зиминой так и не показался, будь он неладен!» Наконец, путь был открыт и к самому Джигу: «Что ж... Теперь я могу видеть все отсеки комплекса. Проклятый маньяк, создавший наших двойников, это знает и рано или поздно попробует перехватить контроль. Не время медлить – нужно бросить ему вызов и задавить, как паразита! Страшно подумать, сколько в этой лаборатории крысиных нор, в которые он может заползти. Секунду, я укажу тебе путь... Поспеши, пока он не предпринял ответный шаг! И будь осторожнее – от него можно ждать что угодно. Нет ничего опаснее сумасшедших фанатиков! Только подумай, сколько он выживал здесь в одиночестве. Хотел бы я знать, кстати, как...» «Вполне возможно, что он захочет сыграть с тобой в одну из своих извращённых игр. Будь настороже! Мёртв? Ох... Знаю, радоваться чужим смертям – низко, но я рад, что тебе удалось прекратить его жалкое существование. Мы уже принялись за изучение архива документов лаборатории. Негус Джиг – так звали нашего сумасшедшего – долгое время был её руководителем. Он стал им после того, как жизнь предыдущего главы, Василия Промозглина, оборвал «несчастный случай» в комплексе «Бестиарий». Думаю, ты о нём прекрасно помнишь. Я чувствую, что мы упускаем что-то важное в этой истории...» К счастью, был найден его дневник, который прояснил очень многое: Дневник Негуса Джига Содержимое дневника исписано непонятными каракулями. Наверняка какой-то древний язык. ... Интересная книжечка! Похоже на записки Негуса Джига – судя по тому, что написано всё на хикутском языке. Пожалуй, нужно показать этот дневник Семеру Хатшаху для перевода. Вдруг здесь есть что-то важное? Семер Хатшах: «Хикутский, говоришь? Дай-ка сюда... Смотри-ка, и вправду. Похоже, нашлось мне какое-никакое занятие. Всё сойдёт в этой дыре. Так, какие отрывки могут интересовать нас больше всего? Пожалуй, вот эти... Дай-ка мне пару минут, набросаю примерный перевод.» Прочесть заметки о вступлении Негуса Джига в должность ИО руководителя комплекса 11 января, 964 г. «В связи со скоропостижной кончиной Промозглина меня назначили ИО главы лабораторного комплекса. Моя небольшая игра закончилась полной победой даже раньше, чем я рассчитывал. Отныне все весь персонал комплекса – пешки в моих руках... и в руках Тэпа. Скоро их Искры отправятся к нему вслед за Искрой Промозглина. Скоро. Но не сейчас. Пока что они мне полезны». ... 26 марта 964 г. «Какой-то агент Комитета лично прибыл на Феррис, чтобы проверить разработку прототипа нового корабля. Пришлось продемонстрировать ему эффективность экспериментального корабельного реактора. Жаль, что он никому не сможет о ней рассказать – от идиота осталась лишь горстка светящегося пепла. Империи придётся обойтись без новых кораблей. Тэп хочет, чтобы Лига выстояла. Отправил моим сподвижникам чертежи экспериментальных механоидов». ... 3 сентября 964 г. «Исследования Объекта показывают многообещающие результаты. Похоже, в нём сокрыто больше тайн, чем в голове всех Великих Магов, вместе взятых... и больше, чем у Тэпа. Вне сомнений, это – источник великой силы. Похоже, я наконец-то напал на нужный след». Прочесть заметки исследования Объекта, датированные 965-м годом 11 апреля 965 г. «Слышал, Скракан нашёл способ одолеть демонов. Как раз вовремя. Пока все глаза мира обращены на него, у меня развязаны руки. Все участники исследования Объекта были постепенно заменены мной в течение прошлого года. Теперь среди них только доверенные лица и расходный ресурс – в основном орки. У нас немного времени. Следующие недели определят исход моей операции». ... 18 апреля 965 г. «Объект слабо реагирует на происходящее вокруг. Мы регистрируем слабые всплески энергии, но пока имеем слишком мало информации о том, что находится внутри, чтобы делать чёткие предположения (форма магической жизни? древний механизм?). Один из «расходников» утверждал, что видел какой-то странный свет, исходящий от Объекта в четыре часа ночи 15 апреля. Мы приняли его слова во внимание и ликвидировали, пока он не успел рассказать кому-то ещё (напоминание: не забыть поручить написание некролога). Мы не имеем права на риск.». ... 19 апреля 965 г. ... поверх листа скрепкой прикреплён другой лист из, судя по всему дневника исследований Объекта. Лист исписан пометками учёного поверх печатного текста. «Протокол осмотра №45. Замечено появление множества микротрещин на корпусе Объекта (вызваны внутренним давлением. чего?) . При близком рассмотрении в трещинах можно заметить тусклое сияние голубого оттенка, мерцающее с интервалом в 36,3 с. (цвет постоянно изменяется в пределах синего и зелёного спектров в зависимости от уровня шума вокруг). Интервал постепенно уменьшается (ускорение до одного мерцания в 35,1 с. за девять часов наблюдений). Объект непрерывно издаёт низкий гул и мелко вибрирует, но не реагирует на внешние раздражители. Несмотря на явный признак активности, температура Объекта не повысилась, оставшись в пределах комнатной, и все наши попытки нагреть или охладить Объект не увенчались успехом (попробовать экспериментальный корабельный лучемёт?). Конец протокола». ... 1 мая 965 г. «Произошло нежелательное. Пока я отсутствовал, проводя одну из этих идиотских инспекций, требуемых от меня как руководителя комплекса, Объект ожил и попытался произвести что-то, что Саранг Саргасс определил как «первый контакт». В течение получаса Объект издавал серии низких звуков, становящихся постепенно «более мелодичными и вопросительными» (?). Процесс начался в 11:47 утра, именно тогда, когда интервал между мерцаниями, по нашим подсчётам, должен был упереться в ноль. После предположительной попытки контакта сияние потухло. Вибрация и гул исчезли. Объект не подаёт признаков активности». Прочесть заметки о закрытии комплекса 30 июня 965 г. «Что-то странное происходит с коллегами, работавшими вместе со мной над Объектом. Сначала без вести пропали в мае Иасскул Тэй и Сарбаз Корус. А вчера я застал Иавер Локу в лаборантской, методично втыкающую в себя иглы для костных проб. Заметив меня, она протянула ко мне руки и попыталась что-то сказать. Но движения мышц, судя по всему, вызвали неудачное движение игл (я слышал звук ломающегося металла). Она внезапно начала биться в конвульсиях, раня себя ещё больше. Я избавился от её тела сегодня ночью... А наутро я вновь увидел её. В комнате охраны. Она просто стояла и смотрела в экран наблюдения, держа в руках голову убитого ею орка-наблюдателя (голубой свет в глазницах, показалось?). Я парализовал её и скрыл в своей комнате, связанную по рукам и ногам. Что здесь происходит?» ... 19 сентября 965 г. «Ещё один труп прямо посреди главного холла. Точнее, два трупа. Хадаганка (лаборантка агроотдела) и гоблин (механик судоверфи). Тело хадаганки, голова гоблина. Соединённые воедино какими-то странными черно-голубыми проводами (гамма Объекта?). Скрывать странности больше не получится. Ожидаю инспекции из Комитета. Готовлюсь к крайним мерам. Дело Тэпа должно продолжиться». ... 25 ноября 965 г. «Большая часть персонала попыталась покинуть комплекс. Разрушил телепортационную сеть после того, как пришли агенты Комитета. Теперь все они заперты здесь, со мной... Астральные бури не позволят воспользоваться астральными кораблями в ближайшие недели две, но на всякий случай я саботировал все реакторы. Вылететь посудины смогут, но в астрале корабли неизбежно взорвутся. Адепты уже начали прочищать мозги персоналу (особо не церемонясь). Похоже, им дали отмашку на зачистку. Вчера они наткнулись на кого-то из тех странных «возвращенцев» с голубыми глазами. Он оказал сопротивление и был уничтожен на месте... Но, как я понял, один из адептов уже никогда не сможет поймать собственные мысли – не то что чужие. Превращён в слюнявого имбецила. Очень интересно». ... 4 декабря 965 г. ... эта запись обрывается на полуслове. Видимо, что-то произошло во время её написания. «Адепты постарались проникнуть в мою голову и, к моему удивлению, не смогли. Просто не смогли и всё. Это их порядком озадачило (как и меня). Пишу, находясь под «домашним арестом» в своей комнате. Помощи от культа ждать не приходится - мы ещё слишком слабы. Похоже, мне придё...» ... 14 января 966 г. «Я не помню события последнего месяца. Начиная с предыдущей записи всё было будто в тумане. Сегодня я очнулся посреди пустого коридора, окружённый моими бывшими коллегами. Повсюду эти голубые глаза и звенящая тишина. Она не вызывает во мне беспокойства. Я спокоен. Но что произошло за этот месяц?» ... 15 января 966 г. «Механоиды стаскивают тела погибших со всего комплекса и сбрасывают их в астрал. Видимо, это входит в их программу уничтожения улик? Над аллодом дрейфут обломки астральных кораблей – они таки попытались улететь... Идиоты. Пока я не обнаружил ни одного живого (мыслящего) существа на всей территории комплекса. Зато нашёл печать Незеба на каком-то листке в своём кабинете. Комитет свернул всю программу. Этого комплекса больше нет. Комплекс-призрак. И я его единственный обитатель». Прочесть разрозненные заметки последних десятилетий 5 октября 966 г. «Слышал, Незеб погиб. Не знаю, где слышал. Просто знаю. Смешно вышло. Я бы откупорил шампанское, но оно вредно для функционирования моих протезов. Напоил шампанским одного из голубоглазых. Тому, кажется, понравилось. Научил его говорить «Славься, Тэп!». Теперь он ходит и бормочет себе это под нос». ... Какой-то летний месяц. 973 г. «Он молчит. Все молчат. Я здесь один. Хороший день». ... Канун Нового года. 977 г. «Ворвались какие-то «прайдены». Лопочут что-то о какой-то ветви Шуум, тыкают молотами и палками в механоидов. Хорошо, что недавно отключил их от греха подальше. Хоть с кем-то можно поговорить». ... 14 января 978 г. (если верить мохнатым) «Не понимаю половину их дикарских словечек, но в целом они мне нравятся (носят раздвоенные плащи, подумать только!). Голубоглазые не обращают на них внимания. Значит, Объекту чхать на их присутствие. Есть у меня одна идейка». ... 2 июля 978 г. «Что ж, Тэп может мной гордиться. Это племя отправилось восвояси с острым желанием обречь собственный аллод на гибель. Не знал, что у меня настолько подвешен язык (как бы протез не пришлось ставить). Или это шампанское? Нет, шампанское кончилось... Давно уже, наверное». ... Безразницыкакойдень 986 г. «Совершенство. Я достиг его. Мир – на очереди. Есть нечего, приходится жить без еды. Это проще, чем кажется – голубоглазые не дадут соврать». ... Потерял счёт. Надо будет посчитать. «Создал двойника оленя. Просто ради смеха. И еды, конечно же. Голубоглазые невкусные (особенно провода)». Прочесть заметки о прибытии Тэпа 1 января 1000 г. «Слышу восторженные голоса непонятно откуда. Новое тысячелетие. Первый день. Ох, как важно. Сделал отдельную запись в честь этого. Надо попробовать не терять ход времени. Тик-так. Оно же медленное. Можно угнаться, даже на моих старых протезах. Кажется, Тэп должен был прийти в прошлом тысячелетии. Или в следующем? Не помню». ... 5 июня 1010 г. «Явился. Не запылился, ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!!!! Ну, сколько он там в гробу пролежал... Уж должен был, запылиться, наверное. Сказал ему, что у нас тут есть превосходный, но немного ржавый душ. Он посмотрел на меня, как на идиота. Чёртов выскочка. И механоиды у него уродские, хоть и по моим чертежам сделаны. И выглядит он сам как-то... Не так. Исток красивее. Исток говорил мне, что Тэп – капля в море. Что Тэп – бесполезен. Пожалуй, прогоню-ка я Тэпа из нашего дома. Ничего ему тут делать. Тэпай отсюда!» ... 12 июня 1010 г. «Всё вокруг так дымится и трясётся! Тэп, кажется, недоволен. Вот уж не думал, что он может так вопить. На какой-то момент мне стало действительно страшно. Может, он тренировался? Надо будет тоже потренироваться (завтра после обеда начну). Плохие новости – Исток не смог ему воспротивиться. Если бы не мои механоиды, разделавшие тэповских под орех, был бы сейчас мёртв, наверное. Что надо сказать? Спасибо, Негус Джиг. Спасибо, что ты есть». Герберт: «Что ж... Наконец-то, всё сходится. Негус Джиг – культист Тэпа, вставший во главе целого научного комплекса. Грандиозная игра, ничего не скажешь... Но что случилось потом? Как этот «Объект» заставил его отвернуться от своего прежнего хозяина? Что это за «совершенство»? И Исток? Чувствуется мне, что какие бы ответы на наши вопросы мы ни нашли, они нам не понравятся. Я начинаю подумывать о том, что пора бы забыть о Феррисе, как забыла в своё время Империя».
  2. Истории Заброшенной выработки Доброго дня, друже! И добро пожаловать на Заброшенную выработку – огромный шахтный комплекс, покинутый нашими предшественниками. Мы пытаемся раскрыть все местные тайны и не умереть от клыков, когтей и щупалец местной фауны. Присоединяйся! Узнать о простых чудовищах Разной живности у нас тут в изобилии – охоться на кого захочешь. Вот только большинство зверей подверглись странной... как это там называется? Мутации! Таких диковинных тварей издалека видно – кожа потемневшая, сами окружены загадочным холодным сиянием. Самой тёмной ночью не пропустишь. А ещё советую осторожно ходить там, где есть хоть какие-то старые постройки. На тебя могут напасть древние имперские машины. Узнать о грозных чудовищах Есть тут звери на первый взгляд вполне себе заурядные, но начинающие творить несусветные гадости в бою. Советую тебе обходить таких стороной, тем более что добыча с них, прямо скажем, не ахти. Узнать о прочих чудовищах Прочих чудовищ у нас тут не так уж и много. Если, конечно, не считать таковыми яков, которых можно увидеть во всех уголках выработки. Вонь от них и правда чудовищная, что ни говори. Узнать о самых опасных чудовищах Хочешь себе самого достойного противника? Что ж, таких тут навалом. Коли соратники у тебя хорошие, можешь попробовать свои силы. Награда за них тебе уж точно придётся по душе. Долина гейзеров Добро пожаловать в местный феномен! Если бы не эта долина, вряд ли на выработке расплодилось бы столько живности. Думаю, не ошибусь, если скажу, что абсолютно каждый зверь ходит сюда на водопой. Что и говорить –– даже мы берём воду отсюда, благо она кристально чистая. Опасность тут подстерегает тебя везде. В небе летают гром-птицы, под землёй ползают глубинные черви, а на поверхности весьма недобро зыркают злобоглазы. Будь готов ко всему. Ох, членистоногих тварей всех мастей у нас тут навалом. Пауки и скорпионы – на любой вкус! Мало нам их, так ещё и ловцы в тени притаились. Только и ждут, кого бы схватить... А царствует в долине Лета – речная нимфа, которую наше появление всерьёз беспокоит. К сожалению, она собирается сделать всё, что в её силах, чтобы нас отсюда выкурить... И почему никогда не обходится без глупых конфликтов? Перевалочная станция «Север-3» Приветствую! Здесь у нас транспортное сердце выработки. Всего эту зону поддерживали две станции манарельса. Одна из них –– та, на которой мы разбили лагерь –– использовалась больше для пассажирских перевозок. Через эту же, полагаю, проходили все важные грузы. Вагоны приезжали с продовольствием, а уезжали с полезными ископаемыми. И, полагаю, не только с ними... Весь периметр станции патрулируют механоиды. Видимо, всё ещё следуют старой программе. Иногда можно заметить злобоглазов и глубинных червей -– и их, на самом деле, стоит опасаться ничуть не меньше. Несмотря на обилие механоидов в округе, местная фауна гораздо богаче, чем может показаться на первый взгляд. Да только нам от этого не легче. Помни, что пока ты стараешься обойти стороной бесчисленных скорпионов и яков, тебя вполне может зацапать ловец или ехидна. Так что гляди в оба. Среди механоидов есть один особо массивный. Не знаю, является ли он «командным центром» всей этой механической армии, либо просто построен как боевой прототип. В любом случае, его присутствие по соседству меня несколько нервирует. Шахтный комплекс «Кристалл» Даже мне сложно представить, какой объём руды ежемесячно вывозился отсюда в те времена, когда эти шахты ещё работали. Смотри – драгоценные кристаллы так и остались храниться на поверхности. В какой же спешке покидали это место наши таинственные предшественники?.. А кристаллы – это очень хорошо. В конце концов, дополнительное спонсирование нашей экспедиции не помешает. Шахты охраняют в основном старые имперские механоиды, ещё сохранившие запас энергии. Помимо них ты можешь ещё нарваться на троллей или кугуаров, подвергшихся мутации. В общем, пустынным это место не назовёшь. Странно, но носороги и яки облюбовали поля у шахты как своё основное пастбище. И всё бы ничего, но их агрессия немного нетипична для травоядных... Советую обходить их стороной. И кстати, могу поклясться, что недавно я видел здесь скорпионов! Самое опасное?.. О да, есть тут у нас такое. Скорее бы уже кто-нибудь с ним разобрался. Терпеть не могу злобоглазов... Алая Роща Живописное местечко, эта Алая роща! Жаль только, что до нас тут успели обосноваться тунгары, и выкурить их теперь не представляется никакой возможности. Наёмники наотрез отказываются с ними воевать – мол, их плата для этого недостаточно велика. Ну что ж, полагаю, придётся нам и дальше ютиться на том раздолбанном вокзале. Это место я уже изучил до последнего кустика, так что смело спрашивай, если что-то интересует. В роще спокойно уживаются тунгары и тролли. Вместе они охраняют эти земли от чужаков – и довольно успешно, насколько ты можешь судить. Очень печально, что союз с троллями тунгары предпочли сотрудничеству с нами... Помимо подлых тунгаров-разведчиков тебе ещё следует опасаться пауков и небезызвестных ловцов. В роще они себя чувствуют очень уверенно – спрятаться тут гораздо проще, чем посреди равнины. Недавно я видел тут одного медведеня... Отшельника, судя по всему. Ни тунгаров, ни троллей, ни нас он не жалует. Очень интересное создание. Горный термитник Некогда это был крупный и процветающий термитник. Полагаю, он разросся сразу же после того, как это место покинули владельцы выработки. Сейчас же термитник переживает не лучшие времена... Могу рассказать поподробнее, если хочешь. Насекомые-переростки на любой вкус! Именно так описывается вся местная фауна. В основном это, конечно, термиты. Вкратце – за этот термитник теперь сражаются два семейства термитов. Первое – обычные, «классические» термиты, исконные обитатели этого места. Второе – термиты, родившиеся от подвергшихся мутации королев. Последних с каждым днём становится всё больше, так что, боюсь, обыкновенные термиты на этом аллоде на грани вымирания. При всём при этом они мало чем отличаются друг от друга, кроме внешнего вида. Ну а помимо термитов здесь есть ещё и пауки, и скорпионы. Что, в общем-то, неудивительно – эта среда отлично для них подходит, и они пытаются занять её для себя. Вряд ли у них что-то выйдет. Да, есть здесь у нас одно очень любопытное создание. Описать его – точнее, её – довольно трудно. Одно могу сказать точно - это точно не насекомое. Упокоище дракона Дух захватывает от этих скал! И от опасности, конечно же, которая здесь повсюду. По всей видимости, дрейкам нравится жить около огромного трупа дракона. Так что, увы, я не имею никакой возможность изучить тут всё как следует. Но всё, что я знаю, я тебе с радостью расскажу! Здесь, конечно же, преобладают дрейки. Это –– их вотчина, и всем чужакам они оказывают очень тёплый приём. Настолько тёплый, что после него остаются только обугленные кости. Кроме дрейков здесь есть ещё тролли, которым, видимо, очень приглянулись местные скалы. Ну и не стоит забывать про глубинных червей. Этих тварей тут полным-полно. Среди дрейков частенько попадаются мутировавшие особи, ещё более опасные, чем их обычные собратья. Советую обходить их стороной. Кроме того, в скальных расселинах притаились ловцы. Единственные, кого они могут тут поймать – это неосторожные носороги. Добыча довольно редкая – всё же силища у носорогов немалая. Поэтому приготовься, что к тебе ловцы прицепятся с удвоенной злобой. У местных дрейков –– как обычных, так и мутировавших – есть один общий вожак по имени Харгаш. Возможно, именно благодаря его лидерству эти два вида не перегрызли друг другу глотки. А вот в горном термитнике ситуация совсем другая... Пламенный дрейк Нам несказанно везёт! Едва-едва мы успели огорчиться, что в Драконьей бухте не нашлось ни одного дрейка, как тут, на выработке, мы набрели на целый выводок. Увы, ничего особо примечательного в них не обнаружилось. Дрейки как дрейки – такие же, как и везде. Быстрые, сильные, свирепые, с очень-очень горячим пламенем. Крайне не рекомендую под него попадать. Мрачный злобоглаз Местные злобоглазы, пожалуй, действительно, самые злобные. Как начнут на тебя таращиться – так всё, можешь смело рыть себе могилу. Поэтому настоятельно советую тебе всячески мешать им смотреть куда ни попадя. Глуши, ослепляй, вали на землю и пинай – что угодно, только не позволяй ему открыть глаз. Этот как раз таки тот случай, когда грубая сила – твой друг! Механоид-стрелок В прежние времена, полагаю, это была основная охрана этой выработки. Весьма неплохая огневая мощь плюс сложные тактические программы отступления – в общем, с такими машинами не соскучишься. Советую остерегаться их мин –- взрываются так, что от тебя только кучка пепла останется. Чего доброго, ещё и не воскреснешь. Тунгар-крикун Шаманы для тунгаров – и наставники, и защитники, а слово их – непреложный закон. Дай им время, и этот разрозненные остатки основного племени в роще они превратят в Новую Тунгарскую Империю!.. Ладно, может, не всё так плохо, но оставлять без внимания проблему тунгаров всё равно нельзя. Как отправишься в рощу, остерегайся «крикунов» – так мы прозвали местных шаманов. Моргнуть не успеешь, как со своими соратниками окажешься в сердце шторма! Механоид-убийца Очень быстрый и очень эффективный механоид. Цель у него одна –– прорваться к врагу и нанести точный удар клинком. Кроме того, в его резервуарах хранится особая кислота, которой он покрывает свои лезвия. Со временем её концентрация ничуть не ослабла. Попадёт в кровь – всё, можешь прощаться с жизнью. Механоид-сокрушитель Добротная и крепкая машина, предназначенная скорее для сокрушения крепостных ворот. Полагаю, наши предшественники использовали их в том числе и для разработки руды. Что ни говори, изящное решение! Сокрушителю, кстати, подконтрольны небольшие механоиды-помощники. С оч-ч-чень острыми лезвиями. Гром-птица Гром-птицам в скалистой местности хорошо и привольно. На вершинах гор они вьют свои гнёзда, а здесь, в гейзерных долинах, охотятся на крупную живность, пришедшую на водопой. Им ничего не стоит утащить целого яка – с таким-то размахом крыльев! Стоим гром-птице таким крылом ударить, как тебя не то что с ног собьёт –- так ещё и отбросит. А ещё есть теория, что эти птицы обладают остаточной магией и могут навлечь так называемое проклятие ветра. Представь себе слабые, но безостановочные удары молний, сыплющиеся на твою голову. Приятного мало, согласись? Мутировавшая королева термитов Во главе странного роя термитов – очень странные королевы. Скорее всего, именно с одной такой особи, заразившейся первой, чудом выжившей и не утерявшей способности к деторождению, и началось нашествие нового роя. Сейчас таких «особенных» маток уже немало, а их выводок процветает. Нападёшь на такую – и будешь иметь дело с разозлёнными термитами-солдатами. Знаешь, я начинаю всерьёз опасаться, что вскоре в термитнике им станет тесно, и они хлынут на Феррис, пожирая всё на своём пути... Б-р-р. Термит-мутант Феноменальный случай – огромная часть местного термитника подверглась воздействию той же странной энергии, что тебе уже встречалась. Как результат – сотни насекомых нового вида! И что самое главное – способные к репродукции. Советую остерегаться их яда – у этих особей он в разы сильнее, чем у обычных термитов. А поранить самого себя, пока пытаешься найти их уязвимое место – плёвое дело. Кугуар-мутант Очень любопытный экземпляр! Похоже, эти существа раньше были кугуарами –– этих представителей кошачьих тут немало. По-видимому, на Феррисе произошло что-то странное, из-за чего эти создания приобрели такой загадочный облик. Мы не заметили особых изменений в их поведении по сравнению с обычными кугуарами. Однако, они буквально излучают пагубную энергию –– даже находиться рядом с ними неприятно. Кстати, им почему-то очень нравится крутиться возле шахтного комплекса. Нигде больше на выработке ты кугуаров не встретишь. Интересно, почему? Черношкурый тролль Где есть высокие скалы, там обязательно обоснуются тролли. Далеко не все из них предпочитают жить под мостом, знаешь ли. Местные тролли отличаются уникальным кожным покровом, по твёрдости сравнимым со сталью. Чем дольше они стоят на месте, тем крепче он становится. Поэтому если хочешь поохотиться на них, рекомендую всё время заставлять тролля двигаться. Тунгар-вояка Выходцев из этого племени тут не то чтобы очень уж много. Только в Алой роще они и встречаются, а дальше и носа сунуть не смеют. Оно и понятно –– им тут всё в новинку, вдали от родных сугробов! Мне иногда кажется, что они слишком уж напуганы. Посмотри как-нибудь, как вояки тунгаров сражаются. Бегают, прыгают, крутятся, кричат и при этом никак не могут определиться, кого им, собственно, бить. Хотя рука у них тяжёлая –- этого не отнять. Глубинный червь То, что ледяные черви приспособились к жизни в сугробах, вовсе не значит, что они не воспользуются возможностью перебраться в более тёплые места. Будь осторожнее – такой червь может заморозить тебя в мгновение ока. Кроме того, с крупными особями обычно передвигается целый выводок мелких детёнышей, которые совсем не против полакомиться замороженной пищей. Дрейк-мутант Увы, многие из дрейков подверглись пагубному влиянию таинственной заразы. Время покажет, насколько они жизнеспособны. В любом случае – какие всё же любопытные получились экземпляры! Впрочем, тебе лишь бы узнать, как бы их безопаснее убить, не так ли? Ну что ж, тогда запоминай. Остерегайся их огня – его температура большинство из металлов плавит не хуже масла. Порыв ветра от их крыльев может сбить тебя с ног. Ну а их грозный рык может вызвать приступы панического страха даже у самых прожжённых охотников. Вот, пожалуй, и всё. Диковинная ехидна Ехидны обычно осторожны и не высовываются без крайней на то нужды, хотя и могут при необходимости дать достойный отпор любому хищнику. Но здесь они ведут себя совсем иначе. Наёмники неоднократно докладывали, что ехидны сами набрасывались на них и пытались загрызть. Более того, похоже, они обладают странной способностью вызывать непреодолимую панику у своих врагов. Тунгар-разведчик Тунгары – народец осторожный. Нет такой точки в роще и вокруг неё, которая бы не находилась под наблюдением одного из разведчиков. Вот и сейчас мы с тобой стоим, а из-за во-о-он того дерева нас наверняка сверлят злобным взглядом. Сражаются разведчики тоже осторожно. Всё время отскакивают и отбегают – они больше к дальнему бою приучены. А уж рука у них твёрдая и глаз меткий, можешь мне поверить. Бурый носорог Носороги Ферриса отличаются завидной живучестью и здоровьем. Заметь, ни на ком из них нет признаков этой странной болезни, поразившей многих местных животных. Охота на них – дело непростое. Даже израненные и изнурённые, они продолжают сопротивляться изо всех сил. Так что придётся приложить немало сил и времени, чтобы оборвать жизнь хотя бы одного носорога. А уж если тебе повезло набрести на стадо – лучше сразу беги! Гигантский скорпион Ох, скорпионы! Настоящий местный кошмар. Их яд настолько силён, что одной особи вполне хватило бы на то, чтобы отравить всех тунгарских мамонтов и яков, чего мы, конечно же, делать не будем. Если тебе вдруг взбредёт в голову потревожить скорпиона, помни, что его яд сначала проникает глубоко в твой организм, и только потом начинает своё пагубное воздействие. Очень советую без опытного лекаря к этим тварям не соваться. Золотистый тенетник Местные пауки внешне мало чем отличаются от членистоногих на других аллодах. Да и повадки у них типичны для гигантских пауков - пытаются набросить на добычу паутинные силки да уволочь к себе в берлогу. Или как там называется место, где гигантские пауки обитают... В одиночку тебе с ними не справиться, так что лучше даже не приближайся к их территории без проверенных соратников. Пятнистый ловец Недавно к нашей всеобщей радости мы обнаружили, что наш старый знакомый из Драконьей бухты обитает и здесь. И повадки его и чуть не изменились. Всё так же спокойно ждёт свою жертву в тени, ловит, притягивает и поглощает. Простая и очень эффективная машина убийства, не хуже всех этих древних механоидов. Гляди в оба! Диковинный як Яки тоже не избежали странной мутации. Пожалуй, на них таинственная болезнь проявила свои свойства в полную силу – только на неё я могу списать странный переизбыток статического электричества, скапливающегося на их телах. Любого, кто прикоснётся к яку, немедленно поразит электрическим разрядом. Причём с каждым разом, что странно, разряды будут всё мощнее, пока, наконец, незадачливого охотника не оглушит. Оглушения, впрочем, он сможет избежать, если рядом будет стоять один из его соратников. Харгаш, Вожак дрейков Этого дрейка знают даже тунгары – они, собственно, и дали ему такое имя. Все местные дрейки – как и обычные, так и «больные» –– предпочитают не драться с ним ни за еду, ни за самок. Мудрое решение с их стороны. Вожак, как-никак. Как увидишь эту огромную тварь, способную на одном выдохе поджечь весь шахтный комплекс, поймёшь, почему он стал предводителем этой стаи. Ярогляд, Исчадие пламени Злобоглазов у нас тут немало. Среди них есть особо крупный – уж не знаю, то ли мутант, то ли просто невероятный долгожитель. Мы зовём его Яроглядом – больно уж грозно он таращится. Удивительно, но, похоже, этот злобоглаз владеет магией смерти. Он может контролировать слабые Искры и использовать остатки их силы для создания мощных взрывов. А его взгляд способен ослепить тебя, или даже лишить воли и заставить идти прямо к нему. Осадный механоид «Секач-М», Древний прототип Ох, настоящее рукотворное чудовище. Древний, но прекрасно работающий механоид, маркированный как «Секач-М». «М» – значит мобильный, к моему вящему неудовольствию. Программа у этой машины всего одна – найти цель и изрубить её на куски. Когда ты увидишь количество лезвий, установленных на это «чудо техники», ты поймёшь, что сделать это ей особого труда не составит. Лета, Речная нимфа Одно из немногих воистину прекрасных созданий в этих землях – и та взбешена до такой степени, что готова растерзать всё живое. Повелительница реки по имени Лета просто таки горит желанием изгнать всех чужаков из своей вотчины. Неудивительно – думаю, все эти странные древние механизмы и мутации животных ей не очень нравятся. Если конфликт с ней будет неизбежен, запомни: Лета имеет абсолютную власть над водой. А от воды можно ожидать чего угодно. Лютый холод, водная темница, водовороты... В общем, будем надеяться, что нимфа обделена фантазией. Прядильщица, Покровительница роя Прядильщица – покровительница роя термитов. Точнее, той его части, что не подверглась мутации. При этом внешне она не имеет с термитами никакого сходства и напоминает... Ну, скажем, эльфийку. Было бы очень интересно узнать её историю, но, боюсь, нам она не скажет ни слова. Мы – враги роя. Советую опасаться её яда и термитов, приходящих к ней на помощь. И ещё... Я могу поклясться, что видел, как она превратила в насекомое одного из наших наёмников! И тот послушно последовал за ней назад в термитники. Не нравится мне это, ох как не нравится... Рычун, Медведень-отшельник Медведени по какой-то причине не хотят переселяться в эти земли и предпочитают прозябать у побережья. Впрочем, исключения всё же есть. В Алой роще живёт медведень-отшельник по прозвищу Рычун. Подозреваю, что соседство с тунгарами его и без того не особо вдохновляет, а тут ещё и мы... В общем, будь готов к тому, что приём тебе он окажет неласковый. Насколько мне позволяют судить мои скудные познания в магии, Рычун – сильный язычник. Опасайся его тотемов и зелий и будь готов к тому, что на тебя и твоих соратников будут в изобилии обрушиваться молнии. Задания Тимура Левина: 1) Новобранец? Это хорошо! Это просто великолепно! Нам катастрофически не хватает боевых единиц. Успех нашей экспедиции зависит от наших действий, и мы не можем ударить в грязь лицом! Если будем работать по плану, эти земли быстро перейдут под наш контроль. Слушай внимательно! Первый шаг –– зачистка прилегающих территорий. Противников экспедиции здесь не перечесть. К примеру, последовавшие за нами тунгары. Или местные мутировавшие животные. Или старые механоиды, запрограммированные на уничтожение чужаков. Задача ясна? Угрозу необходимо оперативно устранить! Я жду полный отчёт о проделанной работе, новобранец! Мы все трудимся ради общего дела! Примерное исполнение обязанностей! Если бы все члены экспедиции были хотя бы вполовину столь же расторопны, у нас не было бы никаких проблем. Так держать! 2) Переходим к следующей стадии нашего плана! Среди местной агрессивной фауны встречаются существа, обладающие повышенной силой и жизнеспособностью. Многие из них обитают возле стратегически важных объектов, которые нам необходимо взять под свой контроль. Опасные существа подлежат немедленной ликвидации. Увидеть их сможет любой зелёный кадет – над каждым из них можно заметить знак в виде короны. Я продолжаю получать жалобы от гражданских лиц, занимающихся научной деятельностью в полевых условиях! Это значит, мы выполняем свою работу недостаточно хорошо. Поднажми, новобранец! Отличная служба! Эх, мне бы в командование целый отряд таких, как ты... Какую кампанию мы бы тут провели! 3) Пришло время экспансии! Пора обратить наш взор на дальние области выработки, где обитают самые опасные твари. Ты - авангард нашего наступления. Твой долг – отправиться туда и бросить вызов достойнейшим противникам на этих землях. Опознать их сможет любой, даже зелёный кадет – над каждым сияет знак в виде короны. Принимаешь вызов, солдат?! Я прекрасно осведомлён о твоих успехах и пока что нахожу их неудовлетворительными! Почему миссия всё ещё не выполнена? Молодец! Хвалю! Так и надо – работать без устали, пока дело не будет сделано! 4) Пришло время нанести удар в самое сердце врага! Твоя задача – расправиться с одним из лидеров опаснейших тварей выработки. Целей у тебя две на выбор. Первая цель -– вожак дрейков по имени Харгаш. Знатная тварь! Доводилось, наверное, с Сээд-Вархом общаться? Вот уж кому бы такая охота понравилась! Вторая цель – Прядильщица, покровительница роя термитов. То ли человек, то ли термит – просто так и не поймёшь. Рекомендую обратиться к местным учёным – эти умники явно что-то могут рассказать об этой парочке. Всё понятно? Кру-у-у-гом! Ша-а-агом-марш! Я жду вести о побеждённом враге! Неудача абсолютно неприемлема, новобранец! Великолепно! Как только я организую доску почёта в нашем лагере, твоя фотография непременно будет в первой строчке среди самых значимых людей экспедиции. Продолжай подавать отличный пример! Рассказ Асхильд Синеглазой о Стуже: Привет! Что это у тебя взгляд погрустнел? А, поняла! Думаешь, я одна осталась, без ростка? Фигушки. Мы сейчас просто раздельно путешествуем. Надо, понимаешь ли, отдыхать иногда от своих родственников. Сейчас вот нелёгкая занесла меня сюда, на Феррис. В этой дыре - выработке то бишь - я так, пробегом. Больно уж меня тут одно дельце интересует... Доводилось слыхать про Варвару Брусилову? Как она охотилась за свой сестричкой в Драконьей бухте? Как ты, видимо, знаешь, таки доохотилась. А потом вдруг куда-то пропала. Боюсь я, как бы с Варварой чего дурного не приключилось. Ты скажешь, мол, астрал с ней, пусть гуляет где хочет, раз Стужа теперь мертва. Вот только смотри какая незадача – Стужа эта живее всех живых. Преспокойно себе бесчинствует. Прямо здесь, на выработке! Дело у меня к тебе простое. Надо сходить и тётку эту проучить. А заодно выяснить, что с Варварой стряслось, если получится. Видела я недавно странный портал на перевалочной станции... Берёшься? Нехорошая это история. Ой, какая нехорошая! Шерсть у меня от неё дыбом стоит, а это очень плохой знак. Хм, вот оно как... И никаких следов Варвары? Что-то тут нечисто. Жалко, я-то надеялась быстро распутать эту загадку. Видишь ли, профессия у меня такая - тайны разгадывать. И тут я, похоже, встала в тупик. М-да. Награда твоя у меня при себе. Вот, держи. Надеюсь, как-нибудь ещё свидимся. Хоть ничего выяснить толком и не удалось, я всё равно благодарна тебе за помощь! Истории Испытательного комплекса Привет! Ну, как ветром тебя сюда занесло? Нитью забытое местечко, скажем мы тебе, этот комплекс. Тем не менее, Диана считает, что тут есть что-то полезное для экспедиции, а Герберт её поддерживает. Ну а нам много для счастья не надо – излазить новые места вдоль и поперёк мы завсегда готовы, хе-хе. Если чего узнать хочешь – обращайся. Языками почесать мы тоже горазды. У нас тут целый гибберлинский учёный взвод расположился! Первый в Сарнауте, между прочим. Шныряют по всему комплексу – любо-дорого посмотреть! Узнать о простых чудовищах О-о-о, вот так вопросик! Не знаем даже, с чего начать. Дикие звери? Мутировавшие растения? Полуразумные существа? Зараженцы? Механоиды? Тут куда ни плюнь – в кого-нибудь да попадёшь, и этот кто-то тебя с удовольствием разделает, хе-хе. Так что будь осторожнее. Узнать о грозных чудовищах Всяких хищничков и охотничков тут на удивление много. С чего бы, интересно? Вроде как охотиться особо не на кого. Узнать о самых опасных чудовищах Лютых тварей захотелось. Ну, как грится, хозяин -– барин, хе-хе. Убежище Н-13 Привет! Ступай осторожно – здесь везде какие-то грузы и склянки старой лаборатории. А ну как наступишь на осколок треклятой пробирки, да превратишься в одну из тех тварей, которыми стал здешний персонал? В этой лаборатории до сих пор работают мёртвые учёные. День и ночь, без воды и еды... Выглядит жутко! А охраняют их огнемётчики и стражи, с которыми иметь дел у нас нет никакого желания. Здесь вроде как была зона повышенной безопасности, поэтому турелей тут не перечесть. Большинство из них всё ещё работает, увы. Ну-у... Есть тут один огромный механоид. Хотя особых проблем с ним у нас нет. Воющая пещера Привет! Что, интересуешься названием? Пещера называется Воющей, потому что её открыла какая-то излишне впечатлительная эльфийка. Ветер чуть-чуть в углах посвистел, а она уже натурально вылетела из пещеры с воплями «Она воет! Это воющая пещера!»... Ну, с тех пор так и повелось. Рептилий тут многовато будет. Гидры с дрейками так и кишат в каждом углу. Медведени тоже ютятся, как могут, но ящеры и механоиды их натурально изживают. Во-первых, здесь, конечно же, тьма ловцов - уж больно сырость любят. Во тьме также можно наткнуться на немалое количество ехидн. Во-вторых, здесь бродят и заражённые яки. Видимо, пытаются объедать мох по старой привычке - такие уж странные на Феррисе яки. Да, есть у нас тут один особо злобный элементаль. Или даже не элементаль... Морозные тоннели Добро пожаловать внутрь ледника! Будь как дома, располагайся, пользуйся нашим гибберлингским радушием. Чаю хочешь? В мана-термосе, по рецепту наших бабушек! А, так тебе чудовища нужны? Это дело! Их тут многовато что-то скопилось. В этом крыле ледника у нас в основном механоиды да медведени. Дрейки облюбовали себе отдельный уголок вместе со своим вожаком. И слава Нити, знаешь ли, не хватало нам этих бешеных ящериц под боком. Фауны тут всякой навалом. В том числе и оч-чень неприятной. Не говоря уже о том, что в любой момент ты можешь поймать залп в спину от какой-нибудь турели. Как же, есть у нас такое. Огро-о-омный и злющий дрейк. Нечего было в леднике селиться - добрее бы был! Центральная энергостанция Добро пожаловать, милости просим, хе-хе. Здесь вырабатывается энергия для всего комплекса, а мы разрабатываем гениальный план того, как эту энергию украсть. Ты, полагаем, хочешь помочь? А, ты за чудовищами... Что ж, это тоже помощь! В этом крыле в основном работает старый персонал, до сих пор не умерший. Бр-р! И, конечно же, их эксперименты тоже здесь. Бродят где-то рядом... Здесь вроде как была зона повышенной безопасности, поэтому турелей тут не перечесть. Большинство из них всё ещё работает, увы. Ну-у... Есть тут один огромный механоид. Хотя... особых проблем с ним у нас нет. Недра ледника Добро пожаловать, милости просим, хе-хе. Здесь вырабатывается энергия для всего комплекса, а мы разрабатываем гениальный план того, как эту энергию украсть. Ты, полагаем, хочешь помочь? А, ты за чудовищами... Что ж, это тоже помощь! Термиты настолько отчаялись, что решили устроить новый термитник на леднике. Нам даже интересно, что из этого выйдет, хе-хе. Механоидов они уже, кстати, изжили. Медведени на очереди. Фауны тут всякой навалом. В том числе и оч-чень неприятной. Даже пауки есть, представляешь? Чего они забыли во льдах? Да, есть у нас тут один особо злобный элементаль. Или даже не элементаль... Химическая лаборатория Так, что тут у нас? В основном всякая гадость. Есть слизни и термиты, а вдобавок к ним ещё и злобоглазы. Даже гарпии есть, хотя что они тут забыли – это большо-о-ой вопрос. В тенях тут и там сопят ехидны, а кое-где даже паразиты притаились. Мы бы тебе одолжили фонарик, но, думаем, ты справишься и без него. А, и ещё тут завелись недавно огромные скорпионы! Ой, да-да, есть одно оч-чень страшное чудовище. У нас у всех поджилки затряслись, как мы его в первый раз увидели! Испытательный комплекс Добро пожаловать в убежище! Убежище ржавых механоидов и плотоядных мутантов. Тебе тут понравится! Да кого тут только нет! Гарпии есть. И медведени тоже. Грибы какие-то бегают, живые. Злобоглазов – тьма! И механоиды едва ли не на каждом шагу. Почему так много? Уж и не знаем – мёдом им тут намазано, что ли, да брагой всё облито? Тут даже скорпионы есть! Как тебе такое нравится? И это не говоря о паразитах, которые в каждой тени прячутся. Да не то чтобы... Хотя... Повадился тут один механоид бродить. Большо-о-ой такой! «Буравчиком» звать. Метеовышка Ну здравствуй-здравствуй. Как тебе погодка? Хорошая? А ты постой тут денёк-другой, посмотрим, как запоёшь! По триста двадцать раз на дню эта клятая погодка меняется! Мы с горя уже линять начали. Повсюду какие-то жуткие нелюди и их механические твари. Большую часть времени мы сидим под каким-нибудь укрытием, чтоб насквозь не промокнуть. И ежу понятно, что много информации так не накопаешь! Сунешься близко к вышке - тебя расстреляют турели. Отойдёшь подальше - сцапает ловец или, чего хуже, сольпуга. Ну и как тут жить, скажи на милость? Ну, чудовищем его назвать трудно, хотя он явно, хе-хе, не красавец. Вроде как какая-то важная шишка, подхватившая ту же заразу, что и другие люди. Машиностроительный цех Вот тебе очередное свидетельство о том, что природа всегда берёт своё. Какой громадный цех – и всё равно весь зарос. Ещё лет эдак сто – и ничего от него не останется! А вот зверьё местное, кажется, собирается жить вечно. Всякая погань, иначе и не скажешь. Злобоглазы, слизни, поганки, гарпии... Весёленькое местечко. Ну, таких тут не так уж и много. На ум приходят только ловцы, да эти, как их... Паразиты теневые. Те ещё гады! Знаешь, что это такое –- большое, круглое, склизкое, смертельно опасное? Наша любимая местная тварь и основная причина нашей бессонницы! Дрейфующий ледник Вот занесла нас нелёгкая! А ну как этот ледник удрейфует за тридевять астральных секторов? Ищи-свищи нас потом целой флотилией! Механоидов тут, конечно, тьма-тьмущая. Как они ещё шевелятся в таких условиях? Промёрзнуть должны были насквозь вместе со всем машинным маслом. Ан нет – работают, как часы. Сольпуги! Снежные! Они могут быть везде. В каждом сугробе. Под каждым обломком! Младшенького нашего, Гунтера, одна паучиха едва живьём не сожрала. Ох и злющая!.. Была. Хе-хе. Об опасном? Насчёт чудовищ не знаем. Есть тут кое-что похуже. Доводилось про «Мясника» слышать? Лютые существа: Аннигилятор Если услышишь, что все подземелья вдруг начали трястись, советуем бежать куда глаза глядят. Этот ящер тебя раздавит и не заметит. Его и ящером уже сложно-то назвать – трудно сказать, что вообще случилось с этим зверем. Сейчас он больше на шагающую скалу похож. Убийственную ящероподобную скалу. Чёрная Пасть Этот циклоп предпочитает жить в уединении, а всех нарушителей своего личного пространства немедленно вколачивает в землю без лишних рассусоливаний. Советуем не попадаться ему на... глаз, ха-ха! Клянёмся Нитью, так шутили ещё до Катаклизма... Но серьёзно – удар Чёрной Пасти мало кто выдержит. Мы, например, ещё никого настолько стойкого и глупого не встречали. Дурной Глаз В этих землях обитает особо свирепый циклоп, которому, похоже, для счастья нужно только одно: убивать. Он это и делает с завидным умением. Под удар попадёшься – всё, считай, труп. А в нашем случае – три трупа. Проверено. М-да... «Буравчик М-9», Геологический механоид Да, именно «Буравчик». Так и называется. Миленько, да? Мы тоже так думали, пока это чудо техники не попыталось пробурить пещеру прямо под лагерем, чтобы его обрушить. Отвадили с трудом, и то не силой, а каким-то магическим трюком. А что с ним сделаешь? Он прёт и прёт неумолимо. И бурит, и сверлит. И всё время трясёт и взрывает всё вокруг –- наши геологи-предшественники с Феррисом явно не церемонились! Ипполит Громин, Модифицированный метеоролог Видимо, этот старый хадаганский хрыч раньше руководил метеовышкой. Уж не знаем, что с его мозгами сделала эта странная каменная болезнь. Учитывая, сколько ему должно быть сейчас лет, быть может, зараза тут и ни при чём, хе-хе... В общем, свихнулся он окончательно. А с ним, видимо, взбесилась и метеовышка – только глянь, какое представление в небе! Немудрено, что тут с погодой всё так плохо. Ну а сам этот глава метеовышки извергает молнии не хуже какого-нибудь Великого Мага. Чуть зазеваешься - и всё, освежающий разряд тебе гарантирован. Причём если рядом будет ещё кто-то из твоих соратников – получите оба. Так что советуем стоять подальше друг от друга, если вдруг захотите разъяснить этому Ипполиту, кто тут главный! «Мясник», Система тотального уничтожения Жуть-машина! Хотя мы не уверены даже, что это машина. Больно уж много человеческого в её видке. А вдруг это какого-нибудь бедолагу... того... переработали? Немудрено, что он сейчас всё вокруг так злобно кромсает! На нём так и написано – «Мясник». Всё, что мы о нём знаем – у него есть непробиваемый барьер, который он использует при малейшей опасности, а также мощные бомбы. Было бы очень забавно использовать бомбы против его же барьера, не находишь? «Потрошитель», Главный патрульный механоид Видимо, кому-то из здешних учёных одним прекрасным летним деньком стало скучно, и он подумал: «А почему бы не взять и не создать огромного убийственного механоида». Ну вот. Создал. Так и всё было, честно слово! Иначе зачем было ещё создавать эту огромную тварюгу? Для охраны от злобоглазов? Ха! Да он одним ударом Феррис надвое расколет! Форгорот, Древний дрейк Старый-престарый дрейк, который, видимо, спит и видит, как бы изжить отсюда всех назойливых живых существ. Да и механоидов, в принципе, тоже. Всё, что попадает в поле его зрения, он моментально пытается испепелить. И так огнём дыхнёт, и эдак дыхнёт, и плюнет ещё вдогонку – ну, чтоб наверняка, хе-хе. Но ты будь начеку - старый-то он, конечно, старый, но дрейки с возрастом становится только сильнее. Мы, например, ещё не слышали, чтобы хоть кто-то из них умер от старости. Дурман, Мутировавший злобоглаз Старый злобоглаз, облюбовавший руины горного цеха. Гостей не очень любит, посему привечает их не то чтобы очень уж радушно. Сглазит, одурманит, ослепит и заставит идти к себе – как дойдёшь – всё, пиши пропало. Так что без верных соратников, которые в случае чего готовы отвесить отрезвляющую оплеуху – тебе или злобоглазу – к нему и соваться не стоит. «Синтез», Элементаль-прототип Результат одного из странных экспериментов. А может, просто магическая аномалия –- кто знает? В общем, скрываются в недрах пещер элементали, сочетающие в себе сразу две стихии. В документах, которые мы нашли, упоминаются, что им дано кодовое название «Синтез». И, похоже, если тебе доведётся с ними столкнуться, в леднике внезапно станет очень-очень жарко, хе-хе. Ещё, как кажется, они могут призывать себе на помощь других элементалей. Так что посматривай по сторонам! «Раскол», Автономная система защиты Ну, эта машинка нас хотя бы не трогает... Но вот незадача – и дальше пройти не даёт. Вроде как местная система защиты или что-то вроде того. Сунулись мы к ней разочек, так и опомниться не успели, как половина вояк уже в Чистилище кукует – кого-то какие-то странные облака поглотили, кого просто этот механоид покромсал. Начали мы ноги уносить что есть мочи. Только вот не все унесли – нескольких бедолаг эта машина притянула обратно, где турели их быстренько эдак расстреляли. Ладно хоть, ожили все, но эксперимент решили не повторять. Троян, Узник комплекса А, это же так называемый «Узник Комплекса». Странная животина, мы даже не знаем, родилось ли оно как положено, или его «слепили» из кусков плоти и металла. Бр-р, ума не приложим, зачем такое было делать! В любом случае, тварь эта жива и может обеспечить энергией едва ли не весь комплекс в случае аварии. Там целая хитрая система с удерживающими устройствами, конденсаторами, аккумуляторами... Впрочем, не суть. Сейчас камера Трояна уже начала сдавать, поэтому оно того и гляди вырвется. Говорят, уже сейчас там происходят странные вещи – всё время слышно потрескивание молний, раскаты грома, появляются какие-то странные вспышки. Не к добру это! Обычные существа: Мохнатый олень Такие места даже из самых безобидных травоядных делают отъявленных чудовищ! Ну вот взять, например, оленя. Казалось бы – трусливое копытное. Но не-е-ет, наши олени любят очертя голову бросать на обидчика и таранить его рогами. А силища у них, будем честны, нехилая. Так что теперь даже многие хищники предпочитают обходить их стороной, чего и тебе советуем. Модифицированная королева Родительницы будущей колонии в этом комплексе. Ну, это если мы им не помешаем. А мы очень даже помешаем! Новорождённые трутни берегут королев как зеницу ока и нападают на всех, кто осмелится её тронуть. Как к тебе присосутся – так сразу зови врача, пока живём не сожрали. Пламенный ящер Вот уж не знаем, из какой пещеры вышли эти рептилии, но с их появлением тут стало довольно жарко. В прямом смысле! Сейчас они бродят по комплексу и извергают огонь на всё, что шевелится. Также учти, что размеры у них весьма немаленькие. Как топнет – так словно гром ударит. Стоишь, оглушённый, и ничего не понимаешь! Модифицированный дрейк Увы, многие из дрейков подверглись пагубному влиянию таинственной заразы. Время покажет, насколько они жизнеспособны. В любом случае - какие всё же любопытные получились экземпляры! Впрочем, тебе лишь бы узнать, как бы их безопаснее убить, не так ли? Ну что ж, тогда запоминай. Остерегайся их огня – его температура большинство из металлов плавит не хуже масла. Порыв ветра от их крыльев может сбить тебя с ног. Ну а их грозный рык может вызвать приступы панического страха даже у самых прожжённых охотников. Вот, пожалуй, и всё. Модифицированная ехидна Ну, о ехиднах мы уже наслышаны. Об их хитрости и коварстве! И немалой силище. Догнать ехидну будет трудно – убежит при малейшей опасности быть раздавленной тяжёлым сапогом. Поэтому разбираться с ней лучше всего колдунам да метким стрелкам. Лихой злобоглаз Злобоглазам почему-то очень нравятся все эти старые руины. Будь осторожнее – если вдруг один на тебя засмотрится так внимательно – схлопочешь сглаз, придётся откачивать. В общем, наши коллеги тебе уже наверняка всё рассказывали о принципах сражения со злобоглазом. Не пропадёшь, хе-хе. Восставший огнемётчик Похоже, при жизни эти ребята выжигали всякую неугодную заразу. Например, неудачные эксперименты, как живые, так и неживые. Жутенько, а? Теперь они, похоже, и сами превратились в одну из таких «неудач» – сросшиеся со своим костюмом безмозглые мертвяки, выжигающие всё вокруг. Будь осторожнее – при смерти огнемётчик подрывает свои баллоны с горючим, поэтому в этот момент лучше быть от него как можно дальше. Гасторнис Красивая птица. Красивая и опасная. Так что любоваться ею советуем издали, а близко не подходить – мало ли, что ей в голову может взбрести. Наука ещё в мозгах гасторниса не разобралась, и, клянёмся диссертацией, разберётся не скоро. Знаем мы только, что временами он нападает на всех без разбору – и диких зверей, и наших исследователей. А клюв у гасторниса такой, что чуть зазеваешься – и всё, запасайся миррой. Механоид-снайпер В прежние времена, полагаем, это была основная охрана этой комплекса. Весьма неплохая огневая мощь плюс сложные тактические программы отступления – в общем, с этими машинками не соскучишься, хе-хе. Советуем остерегаться их мин – взрываются так, что от тебя только кучка пепла останется. Чего доброго, ещё и не воскреснешь. Пылкая гарпия Откуда тут гарпии, нам неизвестно. Может, их завезли ради экспериментов местные обитатели. А может, гарпии тут сами как-то в горах завелись. В любом случае, нашему присутствию они не рады. Будь осторожнее – они весьма горяч... сведущи в магии огня. Им ничего не стоит тебя поджечь! Снежная гидра Обыкновенная гидра, обжившаяся в условиях лютого холода. Оттого, наверное, самая злобная из всех гидр. Больше скажем – она сама источает ауру мороза, попав в которую, её жертва замедляется, а потом и вовсе превращается в ледяную статую. Старается сожрать всё в поле зрения своих трёх голов, что ей нередко удаётся. Искрящийся страж А это – явно бывшая охрана из вполне себе нормальных людей и орков, ныне превращённых демон знает во что. Сложно понять, то ли их превратили в таких чудовищ свои же коллеги, то ли... кто-то ещё. Так или иначе, свои обязанности по охране они продолжают исправно исполнять. Берегись их электрического поля – судя по всему, оно очень больно шандарахает! Механоид-разрушитель У-у, эти махины доставляют нам немало проблем. Мало того, что они сами построены с тем расчётом, чтобы натурально крушить горы, так ещё и загружены специальными механоидами-москитами, назойливыми и оч-чень кусачими. Они способны вмиг разломать твою броню, чтобы разрушитель мог беспрепятственно тебя размазать по стенке. Вот такое вот веселье. Механоид-боец Кто бы тут ни был до нас, они явно знали толк в смертоносных машинах. С этим чудом техники не каждый мечник совладает! Какой толк сражаться с врагом, который не знает страха, да ещё и может в любой момент впасть в исступление и начать кромсать всё вокруг? Настоятельно тебе рекомендует не приближаться к этой бешеной конструкции. Заражённая учёная Судя по всему, большая часть здешнего персонала подверглась тем же изменениям, что и подопытные лабораторных комплексов. В итоге ничего человеческого в них не осталось. Только жажда убивать. Женщины-учёные, между прочим, управляются с молниями не хуже заправского мага! Лучше держись от них подальше. Заражённый учёный Судя по всему, большая часть здешнего персонала подверглась тем же изменениям, что и подопытные лабораторных комплексов. В итоге ничего человеческого в них не осталось. Только жажда убивать. Мужчины-учёные, например, сражаются со свирепостью диких медведей и постоянно оглушают своих оппонентов. Приятного мало, что ни говори. Злющие слепни Ох, не напоминай. Бестолковые злобные твари, у каждой - жало с целый кинжал. А для гибберлинга такенный кинжал –– целый меч! И этим мечом все слепни норовят тебя пронзить! Мутировавшая поганка Вряд ли эти твари – результат хитровыдуманного эксперимента. Скорее, так – побочный эффект утечки какой-нибудь химической смеси. Не советую стоять близко – рискуешь подхватить какую-нибудь гадость, да ещё и всех вокруг позаражаешь к демоновой бабушке! Подопытный псионик Ой... Грустно нам о них говорить. Ребятки эти явно были когда-то обыкновенными орками. А вот что с ними сделалось – и подумать страшно. Ничего живого от них не осталось! И нет, это не результат воздействия этой таинственной заразы! Над бедными орками ставили опыты в жутких лабораториях. А потом они, видимо, вырвались и теперь сеют везде хаос и разрушения. Будь осторожен – их способностям любой мистик позавидует. Не заметишь, как у тебя мозги кипеть начнут, а ноги – безвольно нести прямо навстречу твоей смерти! Механический носорог И смех и грех, чес-слово. Не знаем, чем имперцам не угодили живые носороги. Они решили сделать из них механических носорогов! Получилась тварь бронированная, но слабенькая. И совершенно бестолковая – носится туда-сюда, попробуй ещё поймай. Горный скорпион Мерзкое членистоногое! Две огромные клешни и хвост, накачанный ядом под завязку. Как ужалит – пакуй котомку в Чистилище, если лекаря поблизости нет. Уу-у-у, глаза б наши эту тварь не видели! Теневой паразит Та ещё гадость! Скрывается в тенях, где её ещё попробуй заметь. А даже если и заметишь – не обольщайся, эта тварь уже заметила тебя первой! И, скорее всего, успела наслать на тебя какой-то недуг. Или вообще в одержимого превратить пытается. Такой вот у неё способ поздороваться. Окаменевший слизень Таинственной заразы не избежали даже слизни. Они и раньше были невыносимыми паразитами, а теперь и вовсе превратились в стихийное бедствие этого аллода. Берегись ярких искр, срывающихся со странных кристаллов на их шкуре – они способны враз тебя ослепить. Янтарная сольпуга Местные пауки довольно хрупкие, поэтому в бой не лезут – предпочитают быстренько схватить свою цель, опутать паутиной и утащить в логово, пока никто не заметил. Одиноко им в пещере, понимаешь ли, хе-хе. Снежная сольпуга Огромный паучище, почему-то обосновавшийся на леднике. Тебе вообще доводилось когда-нибудь слышать о пауках, живущих в лютом холоде? Вот и нам не доводилось. А эта тварь берёт и плюёт на все известные законы биологии! Живёт себе преспокойно и в жвало не дует. Даже охотится так же, как янтарные: хватает опутанную цель и тащит в логово, пока никто не заметил. Степной ловец Ну и куда же без этих проклятых ловцов? Феррис ими просто кишит. Есть они, разумеется, и здесь – растут в самых неподходящих местах. Действуют по старой схеме – притягивают к себе и наспех пожирают. Ну да что тут рассказывать, все и так про ловца всё знают. Модифицированный трутень Термиты, сбежавшие из Заброшенной выработки, пытаются основать тут новую колонию. Не сказать, что они сильно в этом преуспели, но их агрессивность от этого ничуть не уменьшается. Опасайся их замедляющего яда и берегись шипов - пронзить насквозь могут на раз. Неисправная мана-турель Ничего такого особенного в этих турелях нету. Стреляют себе и стреляют. Насмерть. Ну, разве что, встречаются на каждом углу и в самых неожиданных местах. Единственный совет – гляди в оба! Медведень-варвар Звериная мощь плюс огромные когти, и всё это приправлено неостановимой жаждой убийства и голодом. Хорош медведень-варвар, ничего не скажешь. Размах удара у него широкий, поэтому кучковаться перед ним не рекомендуем – сметёт и не поморщится. А если чувствуешь, что у тебя от его рёва поджилки трясутся – беги. Иначе точно прикончит. Модифицированный як Яков тоже коснулась странная мутация. На их телах копится переизбыток статического электричества. Любого, кто окажется поблизости, немедленно поразит электрическим разрядом. Занятненько то, что с каждым разом разряды будут всё мощнее, пока незадачливого охотника наконец не шарахнет до отключки. Впрочем, оглушения можно избежать – если рядом будет кто из соратников стоять. Кстати, эти яки каким-то образом притягивают к себе своих врагов. Смотри не оседлай зверюшку ненароком, хе-хе. Сторожевые механоиды Мелкие, назойливые и с оч-чень острыми лезвиями. Лучше обходи их стороной, потому что по одиночке они никогда не перемещаются. Задания Дианы ди Вевр 1) София уже ввела тебя в курс дела? Отлично! Обрисовываю ситуацию: здесь очень много диких тварей, мерзких механоидов и этих ужасных модифицированных созданий... В том числе людей! Великий астрал, я видела взгляд одного из них. Это воистину страшная участь – стать вот таким вот... исчадием. Ладно, не будем отвлекаться! Первое, что нам надо сделать – это захватить как можно больше земель для исследований и разработки. А местные обитатели так просто нам этого не позволят. Понимаешь, к чему я клоню? Нужно немного, кхм, сократить количество наших противников. Двух десятков для начала хватит! Как продвигаются меры по обеспечению безопасности? Ой, спасибо большое! Конечно, эти создания – меньшее из наших зол, но начинать лучше всегда с малого. 2) С нормальной фауной мы здесь редко встречаемся – в основном какие-то особо изощрённые механизмы и мерзкие мутировавшие твари. Ни те, ни эти меня ни разу не вдохновляют! А управление экспедицией, между прочим, требует не только максимальной концентрации, но и изрядной доли творческого подхода! Как-то раз я сделала сушилку для носков из огнемётной турели, которая нас тут едва не испепелила. Пользуемся до сих пор! Даже Яр, который себе все волосы на руках спалил. Ему, впрочем, даже идёт. Такие сильные руки, мускулы... Так, о чём это я? Ах да, мерзкие твари. Узнать их легко – у них знак короны над головой. Думаю, стоит немного уменьшить их количество – десятка пока что хватит. Ясна задачка? Здесь столько всяких интересных штук! И к ним не пробиться из-за всех этих, с позволения сказать, «защитников» комплекса. Отличная работа! Думаю, надо перебрать всех разломанных механоидов и выпустить на волю сражаться с сородичами. Только подумай – моя собственная механическая армия! 3) Я заранее чувствую себя виноватой по поводу того, что хочу тебе поручить. Но другого выхода у нас нет! Экспедиции нужно продвинуться вглубь комплекса – изучить оборудование в подземных лабораториях, осмотреться вон на том странном дрейфующем леднике. Но кто знает, какие опасности нас там поджидают? Какие ужасные твари скрываются в этой липкой холодной тьме? Ещё не было ничего такого, с чем тебе не удалось бы справиться. Поможешь нам разведать обстановку? Пожалуйста! Я уже всерьёз подумываю о том, чтобы перегнать сюда Галеон и как следует обработать эту местность его орудиями. А что? Зато здесь будет безопасно! Ах, великолепно! Теперь мы можем приступить к самым интересным исследованиям. А всё благодаря тебе! 4) У работников этого комплекса явно была развита извращённая фантазия. Никто из экспедиции не рискует лезть в дебри подземных комплексов. И знаешь, почему? Потому что там бродят ужасные чудовища! И ладно бы живые – так нет, механические. Созданные руками разумных созданий и их больным воображением! Наши техники видели два особенно ужасных прототипа, маркированных как «Мясник» и «Раскол». Их свойства и характеристики более или менее изучены – можешь на этот счёт Сорокопутов расспросить или кого-нибудь из их бригады. Молю, ради всего прекрасного, избавься от этих рукотворных страшилищ! Представь, что будет, если кто-то... что-то из этих механизмов атакует лагерь? Ничего не будет! Кроме огромного тлеющего кратера, заваленного нашими искорёженными телами! Ах, я уже вижу эту ужасную картину! Ах, спасибо тебе огромное! Не скажу, что спать стало спокойнее, но весть о том, что хоть одной опасностью здесь стало меньше, определённо радует. Имей в виду, работа ещё не закончена! Нам многое нужно сделать! Задания Яра Тихого Трёхглавый узник Ну здорово, коль не шутишь. Меня Яром звать, из клана Тихих. Не знаешь такого? Само собой не знаешь, дубина, иначе мы бы Тихими и не звались, гы. Слушай, чё расскажу. Все эти станции по выработке, как его там, элепистричества – полная лажа! Если только эти древние яйцеголовые не бросали в топки своих реакторов помёт Великих драконов, энергия давно должна была, того, тю-тю, кончиться. Но ты зырь – лампочки горят, цех гудит, и вышка эта, с молниями которая, тоже вполне себе живая. А почему? Гы, рассказываю. Есть где-то под землёй эдакая специальная комнатёнка, где сидит древняя и жуткая тварь. Ну, типа, одна из тех, кто веками ждёт какого-нибудь отчаянного дуба с мечом, чтобы тот её наконец-то прирезал. Вот тока с дубами у нас тут беда. Есть только ты да я, гы. А мне за лагерем присматривать надо. Сечёшь, куда клоню? Надо бы пойти да прирезать эту тварюгу. Дай-ка я на тебе на карте начирикаю, где вход... Тока это, головы мне тащить не надо сюда. Чё? Я сказал «головы»? Гы, дурная башка, проговорился... О, нормалёк. Как тебе тварюга? Слабовата будет? Ну дык тебя бы засунули в какую-нибудь стрёмную камеру хрен знает на сколько лет, гы. Считай, в общем, легко отделались. Молодчага, хвалю! Орочья забота Слышь, тебе вроде как доверять можно? Есть тут одна орчиха... Железо во взгляде! Крепкие ноги! Да и фигурка ничего так. Ряской зовут. Думаю я тут к ней подкатить... Точнее, уже подкатываю. Но она, зараза такая, не даётся. В прошлый раз, вон, дубиной огрела. А я чего? Я ж баб бить не приученный. Пришлось мне того, ретироваться, гы. Но какой характер! Я тут ей подарочек заготовил, типа перемирие. Смотри! Да, это окорок. Кабаний. Самый жирный – от сердца отрываю! Но мне не жалко, прикинь. Это я чё, втюрился в неё, что ли? Короче, не суть. Мне к ней пока стрёмно соваться – голова не зажила с прошлого раза. Отнесёшь ей подарок? Так и скажи, от Яра, мол. Если будет нужен повод сунуться, скажи, что хочешь воспользоваться какой-нибудь из её дверей. Она проходы сторожит во все подземелья комплекса. Вахтёршей типа работает, гы. О, жратва, гы. Давай сюда. Что, Яр тебя послал? Наплёл небось про большую и чистую любовь, и как я его дубиной по голове приласкала? Гы-гы. Ну да, так оно и было. Лет десять назад, на Диких островах. Через месяц у нас юбилей этой, как её, женитьбы! А окорок он тебе дал просто, чтобы я на тебя не крысилась. Я же важное место охраняю, и тебе им ещё пользоваться. А я с голодухи нервная бываю. И вредная. Головастый у меня муженёк, а? Гы-гы. Люблю мерзавца. Истории Вивария Задания Тимура Левина 1) Здравия желаю! Похоже, мы близки к окончанию наших изысканий. Судя по найденным документам, место, в котором мы находимся, называется «Виварий». Когда Империя строила свой научный комплекс, строители обнаружили сеть гигантских изолированных пещер. Благодаря имперскому научному гению в каждой из пещер-вольеров был сформирован уникальный микроклимат со своей флорой и фауной. Вот уж не знаю, зачем учёным это понадобилось, может, влияние различных сред испытывали или ещё что, но факт в том, что сейчас в заброшенных пещерах-вольерах развелось огромное количество всякой агрессивной живности. И было бы неплохо несколько проредить здешний зоопарк. Смекаешь, к чему я? Разнообразие здешних видов, надо сказать, просто поражает. Кажется, сюда собрали всех агрессивных тварей из самых дальних уголков Сарнаута, от каменных троллей до дрейков и скорпионов! Значит, говоришь, ряды противника поредели? Проверять не буду, поверю тебе на слово. Славная работа, боец! Если захочешь ещё поразмяться и совместить приятное с полезным, загляни ко мне завтра. Подыщу тебе какую-нибудь работёнку по способностям. 2) Есть у нас проблема одна... Уж не знаю, чем занимались тут имперские учёные, но результаты впечатляют – таких злобных и агрессивных тварей я нигде не видел. Особой злобностью отличаются дрейки, гнездящиеся в пещере, и потерявшие все остатки и без того чахлого интеллекта минотавры, возомнившие себя хозяевами песчаного вольера. Они нападают на изыскателей, портят оборудование и вообще всячески мешают изысканиям. А потому их полагается что? Правильно – ликвидировать! Мерзкое место этот виварий... У меня уже клаустрофобия в полный рост, а здешним обитателям хоть бы хны! Десяток негодяев превратились в прах? Отличная работа! Хоть денёк без эксцессов поработать можно будет. Ну а ты завтра возвращайся – чудовища восстанавливают своё поголовье как кролики! 3) Значит, так. Мне недавно поступили донесения, что очередная вылазка в центральную станцию закончилась провалом. Проще говоря, лазутчики драпали оттуда быстрее собственного визга. Если верить их путаным россказням, то картина следующая: в помещениях станции обнаружена неизвестная ранее форма жизни, предположительно – неорганическая. Отчасти эти твари, прозванные «архитекторами», схожи с модификантами, заполонившими помещения лаборатории наверху... Но, в отличие от модификантов, к людям они, похоже, не имеют никакого отношения. А ещё они агрессивны и чрезвычайно опасны. Поэтому единственно верным решением я считаю ликвидацию. И никаких рассусоливаний про «потенциальный контакт с чужим разумом»! С противником я приемлю только один вид контакта – огневой! До полного подавления! И откуда же эти гады здесь взялись? Готов поставить свою получку против ржавой копейки, что архитекторы не учёными выведены! Разрушители стали пылью? Отлично! Теперь я по не опасаюсь, что в какой-то момент свод рухнет нам на головы и похоронит всю экспедицию. И не опасаться я буду как минимум до завтра. Так что если останется время и силы – не забудь ко мне заглянуть! 4) Значит, так. Докладываю диспозицию: в центре этого подземного вивария находится здоровенная станция. Там тебе и склад всяких препаратов, и испытательные стенды, и архивы с документацией... и толпа этих непонятных тварей, как будто из ночных кошмаров мастера самоцветов явившихся! По донесениям разведки где-то внутри станции бродят здоровенные тварюги, плодящие тварей поменьше. Одно чудище зовётся Улей, другое – Фатум. Подступиться к ним сами мы не рискнули... да уж очень нашим учёным хочется от них хоть кусочек для изучения отколупать! Короче говоря, есть тебе боевая задача – любую из этих тварей ликвидировать, останки – на исследование. Справишься? За мной, как водится, не заржавеет! Нам ещё повезло, что эти штуковины станцию не покидают. А то я, честно говоря, даже не знаю, как против такого противника оборону организовывать! Ну что, готово? Так держать! Теперь у меня одной головной болью меньше... пока наши умники ещё что-нибудь эдакое не придумают. Задание Сээд Варха Незримого: Ахо, др-руг! Недавно я столкнулся с тем, о чём не говор-рили наши Гласы, и это не даёт мне покоя, эйш! Тебе уже доводилось встречаться с тем, кого ваши ведуны прозвали Ар-рхитекторами, зур? А я встр-ретился с тем, что не под силу описать словами! Меня послали пробр-раться внутрь центральной станции и выяснить, откуда появились эти Ар-рхитекторы, но я не смог, эйш! Стоило мне пр-риблизиться к странной сфере рядом со входом, и я потер-рял сознание, а пришёл в себя в каком-то не менее странном месте. Я не чувствовал, где верх, где низ, не чувствовал своего тела, а на меня пялилось жуткая твар-рь! Стоило мне пошевелиться, как она заговор-рила со мной, и я клянусь пр-редками, что её голос звучал в моей голове, эйш! Вер-ршитель, так оно себя назвало. Оно говор-рило про хаос и порядок, обещало возвысить меня... Но я испугался так, как если бы за мной гналась стая хунхурров! Эй-хья! Не знаю, каким чудом мне удалось сбежать, но больше я туда ни ногой. А вот ты... Да, тебе навер-рняка будет под силу одолеть этого Вер-ршителя! Не знаю, что оно... он такое, но увер-рен - он несёт лишь зло и мр-рак в наши земли, эйш! Пр-роклятое место... У меня до сих пор шерсть дыбом становится, как только я вспоминаю этого Вер-ршителя, эйш! Знаешь, др-руг, я всякое повидал в своей жизни, но такого стр-ранного – никогда. А со странным не нужно разговаривать, эйш! Странное нужно уничтожить, чтобы там не говор-рили ваши ведуны. Наши пр-редки веками жили без всяких странных штуковин, и наш нар-род уцелел лишь потому, что свято следовал заветам Пер-рвых и мудр-рости Гласов!
  3. Истории Заброшенной выработки Доброго дня, друже! И добро пожаловать на Заброшенную выработку – огромный шахтный комплекс, покинутый нашими предшественниками. Мы пытаемся раскрыть все местные тайны и не умереть от клыков, когтей и щупалец местной фауны. Присоединяйся! Узнать о простых чудовищах Разной живности у нас тут в изобилии – охоться на кого захочешь. Вот только большинство зверей подверглись странной... как это там называется? Мутации! Таких диковинных тварей издалека видно – кожа потемневшая, сами окружены загадочным холодным сиянием. Самой тёмной ночью не пропустишь. А ещё советую осторожно ходить там, где есть хоть какие-то старые постройки. На тебя могут напасть древние имперские машины. Узнать о грозных чудовищах Есть тут звери на первый взгляд вполне себе заурядные, но начинающие творить несусветные гадости в бою. Советую тебе обходить таких стороной, тем более что добыча с них, прямо скажем, не ахти. Узнать о прочих чудовищах Прочих чудовищ у нас тут не так уж и много. Если, конечно, не считать таковыми яков, которых можно увидеть во всех уголках выработки. Вонь от них и правда чудовищная, что ни говори. Узнать о самых опасных чудовищах Хочешь себе самого достойного противника? Что ж, таких тут навалом. Коли соратники у тебя хорошие, можешь попробовать свои силы. Награда за них тебе уж точно придётся по душе. Долина гейзеров Добро пожаловать в местный феномен! Если бы не эта долина, вряд ли на выработке расплодилось бы столько живности. Думаю, не ошибусь, если скажу, что абсолютно каждый зверь ходит сюда на водопой. Что и говорить –– даже мы берём воду отсюда, благо она кристально чистая. Опасность тут подстерегает тебя везде. В небе летают гром-птицы, под землёй ползают глубинные черви, а на поверхности весьма недобро зыркают злобоглазы. Будь готов ко всему. Ох, членистоногих тварей всех мастей у нас тут навалом. Пауки и скорпионы – на любой вкус! Мало нам их, так ещё и ловцы в тени притаились. Только и ждут, кого бы схватить... А царствует в долине Лета – речная нимфа, которую наше появление всерьёз беспокоит. К сожалению, она собирается сделать всё, что в её силах, чтобы нас отсюда выкурить... И почему никогда не обходится без глупых конфликтов? Перевалочная станция «Север-3» Приветствую! Здесь у нас транспортное сердце выработки. Всего эту зону поддерживали две станции манарельса. Одна из них –– та, на которой мы разбили лагерь –– использовалась больше для пассажирских перевозок. Через эту же, полагаю, проходили все важные грузы. Вагоны приезжали с продовольствием, а уезжали с полезными ископаемыми. И, полагаю, не только с ними... Весь периметр станции патрулируют механоиды. Видимо, всё ещё следуют старой программе. Иногда можно заметить злобоглазов и глубинных червей -– и их, на самом деле, стоит опасаться ничуть не меньше. Несмотря на обилие механоидов в округе, местная фауна гораздо богаче, чем может показаться на первый взгляд. Да только нам от этого не легче. Помни, что пока ты стараешься обойти стороной бесчисленных скорпионов и яков, тебя вполне может зацапать ловец или ехидна. Так что гляди в оба. Среди механоидов есть один особо массивный. Не знаю, является ли он «командным центром» всей этой механической армии, либо просто построен как боевой прототип. В любом случае, его присутствие по соседству меня несколько нервирует. Шахтный комплекс «Кристалл» Даже мне сложно представить, какой объём руды ежемесячно вывозился отсюда в те времена, когда эти шахты ещё работали. Смотри – драгоценные кристаллы так и остались храниться на поверхности. В какой же спешке покидали это место наши таинственные предшественники?.. А кристаллы – это очень хорошо. В конце концов, дополнительное спонсирование нашей экспедиции не помешает. Шахты охраняют в основном старые имперские механоиды, ещё сохранившие запас энергии. Помимо них ты можешь ещё нарваться на троллей или кугуаров, подвергшихся мутации. В общем, пустынным это место не назовёшь. Странно, но носороги и яки облюбовали поля у шахты как своё основное пастбище. И всё бы ничего, но их агрессия немного нетипична для травоядных... Советую обходить их стороной. И кстати, могу поклясться, что недавно я видел здесь скорпионов! Самое опасное?.. О да, есть тут у нас такое. Скорее бы уже кто-нибудь с ним разобрался. Терпеть не могу злобоглазов... Алая Роща Живописное местечко, эта Алая роща! Жаль только, что до нас тут успели обосноваться тунгары, и выкурить их теперь не представляется никакой возможности. Наёмники наотрез отказываются с ними воевать – мол, их плата для этого недостаточно велика. Ну что ж, полагаю, придётся нам и дальше ютиться на том раздолбанном вокзале. Это место я уже изучил до последнего кустика, так что смело спрашивай, если что-то интересует. В роще спокойно уживаются тунгары и тролли. Вместе они охраняют эти земли от чужаков – и довольно успешно, насколько ты можешь судить. Очень печально, что союз с троллями тунгары предпочли сотрудничеству с нами... Помимо подлых тунгаров-разведчиков тебе ещё следует опасаться пауков и небезызвестных ловцов. В роще они себя чувствуют очень уверенно – спрятаться тут гораздо проще, чем посреди равнины. Недавно я видел тут одного медведеня... Отшельника, судя по всему. Ни тунгаров, ни троллей, ни нас он не жалует. Очень интересное создание. Горный термитник Некогда это был крупный и процветающий термитник. Полагаю, он разросся сразу же после того, как это место покинули владельцы выработки. Сейчас же термитник переживает не лучшие времена... Могу рассказать поподробнее, если хочешь. Насекомые-переростки на любой вкус! Именно так описывается вся местная фауна. В основном это, конечно, термиты. Вкратце – за этот термитник теперь сражаются два семейства термитов. Первое – обычные, «классические» термиты, исконные обитатели этого места. Второе – термиты, родившиеся от подвергшихся мутации королев. Последних с каждым днём становится всё больше, так что, боюсь, обыкновенные термиты на этом аллоде на грани вымирания. При всём при этом они мало чем отличаются друг от друга, кроме внешнего вида. Ну а помимо термитов здесь есть ещё и пауки, и скорпионы. Что, в общем-то, неудивительно – эта среда отлично для них подходит, и они пытаются занять её для себя. Вряд ли у них что-то выйдет. Да, есть здесь у нас одно очень любопытное создание. Описать его – точнее, её – довольно трудно. Одно могу сказать точно - это точно не насекомое. Упокоище дракона Дух захватывает от этих скал! И от опасности, конечно же, которая здесь повсюду. По всей видимости, дрейкам нравится жить около огромного трупа дракона. Так что, увы, я не имею никакой возможность изучить тут всё как следует. Но всё, что я знаю, я тебе с радостью расскажу! Здесь, конечно же, преобладают дрейки. Это –– их вотчина, и всем чужакам они оказывают очень тёплый приём. Настолько тёплый, что после него остаются только обугленные кости. Кроме дрейков здесь есть ещё тролли, которым, видимо, очень приглянулись местные скалы. Ну и не стоит забывать про глубинных червей. Этих тварей тут полным-полно. Среди дрейков частенько попадаются мутировавшие особи, ещё более опасные, чем их обычные собратья. Советую обходить их стороной. Кроме того, в скальных расселинах притаились ловцы. Единственные, кого они могут тут поймать – это неосторожные носороги. Добыча довольно редкая – всё же силища у носорогов немалая. Поэтому приготовься, что к тебе ловцы прицепятся с удвоенной злобой. У местных дрейков –– как обычных, так и мутировавших – есть один общий вожак по имени Харгаш. Возможно, именно благодаря его лидерству эти два вида не перегрызли друг другу глотки. А вот в горном термитнике ситуация совсем другая... Пламенный дрейк Нам несказанно везёт! Едва-едва мы успели огорчиться, что в Драконьей бухте не нашлось ни одного дрейка, как тут, на выработке, мы набрели на целый выводок. Увы, ничего особо примечательного в них не обнаружилось. Дрейки как дрейки – такие же, как и везде. Быстрые, сильные, свирепые, с очень-очень горячим пламенем. Крайне не рекомендую под него попадать. Мрачный злобоглаз Местные злобоглазы, пожалуй, действительно, самые злобные. Как начнут на тебя таращиться – так всё, можешь смело рыть себе могилу. Поэтому настоятельно советую тебе всячески мешать им смотреть куда ни попадя. Глуши, ослепляй, вали на землю и пинай – что угодно, только не позволяй ему открыть глаз. Этот как раз таки тот случай, когда грубая сила – твой друг! Механоид-стрелок В прежние времена, полагаю, это была основная охрана этой выработки. Весьма неплохая огневая мощь плюс сложные тактические программы отступления – в общем, с такими машинами не соскучишься. Советую остерегаться их мин –- взрываются так, что от тебя только кучка пепла останется. Чего доброго, ещё и не воскреснешь. Тунгар-крикун Шаманы для тунгаров – и наставники, и защитники, а слово их – непреложный закон. Дай им время, и этот разрозненные остатки основного племени в роще они превратят в Новую Тунгарскую Империю!.. Ладно, может, не всё так плохо, но оставлять без внимания проблему тунгаров всё равно нельзя. Как отправишься в рощу, остерегайся «крикунов» – так мы прозвали местных шаманов. Моргнуть не успеешь, как со своими соратниками окажешься в сердце шторма! Механоид-убийца Очень быстрый и очень эффективный механоид. Цель у него одна –– прорваться к врагу и нанести точный удар клинком. Кроме того, в его резервуарах хранится особая кислота, которой он покрывает свои лезвия. Со временем её концентрация ничуть не ослабла. Попадёт в кровь – всё, можешь прощаться с жизнью. Механоид-сокрушитель Добротная и крепкая машина, предназначенная скорее для сокрушения крепостных ворот. Полагаю, наши предшественники использовали их в том числе и для разработки руды. Что ни говори, изящное решение! Сокрушителю, кстати, подконтрольны небольшие механоиды-помощники. С оч-ч-чень острыми лезвиями. Гром-птица Гром-птицам в скалистой местности хорошо и привольно. На вершинах гор они вьют свои гнёзда, а здесь, в гейзерных долинах, охотятся на крупную живность, пришедшую на водопой. Им ничего не стоит утащить целого яка – с таким-то размахом крыльев! Стоим гром-птице таким крылом ударить, как тебя не то что с ног собьёт –- так ещё и отбросит. А ещё есть теория, что эти птицы обладают остаточной магией и могут навлечь так называемое проклятие ветра. Представь себе слабые, но безостановочные удары молний, сыплющиеся на твою голову. Приятного мало, согласись? Мутировавшая королева термитов Во главе странного роя термитов – очень странные королевы. Скорее всего, именно с одной такой особи, заразившейся первой, чудом выжившей и не утерявшей способности к деторождению, и началось нашествие нового роя. Сейчас таких «особенных» маток уже немало, а их выводок процветает. Нападёшь на такую – и будешь иметь дело с разозлёнными термитами-солдатами. Знаешь, я начинаю всерьёз опасаться, что вскоре в термитнике им станет тесно, и они хлынут на Феррис, пожирая всё на своём пути... Б-р-р. Термит-мутант Феноменальный случай – огромная часть местного термитника подверглась воздействию той же странной энергии, что тебе уже встречалась. Как результат – сотни насекомых нового вида! И что самое главное – способные к репродукции. Советую остерегаться их яда – у этих особей он в разы сильнее, чем у обычных термитов. А поранить самого себя, пока пытаешься найти их уязвимое место – плёвое дело. Кугуар-мутант Очень любопытный экземпляр! Похоже, эти существа раньше были кугуарами –– этих представителей кошачьих тут немало. По-видимому, на Феррисе произошло что-то странное, из-за чего эти создания приобрели такой загадочный облик. Мы не заметили особых изменений в их поведении по сравнению с обычными кугуарами. Однако, они буквально излучают пагубную энергию –– даже находиться рядом с ними неприятно. Кстати, им почему-то очень нравится крутиться возле шахтного комплекса. Нигде больше на выработке ты кугуаров не встретишь. Интересно, почему? Черношкурый тролль Где есть высокие скалы, там обязательно обоснуются тролли. Далеко не все из них предпочитают жить под мостом, знаешь ли. Местные тролли отличаются уникальным кожным покровом, по твёрдости сравнимым со сталью. Чем дольше они стоят на месте, тем крепче он становится. Поэтому если хочешь поохотиться на них, рекомендую всё время заставлять тролля двигаться. Тунгар-вояка Выходцев из этого племени тут не то чтобы очень уж много. Только в Алой роще они и встречаются, а дальше и носа сунуть не смеют. Оно и понятно –– им тут всё в новинку, вдали от родных сугробов! Мне иногда кажется, что они слишком уж напуганы. Посмотри как-нибудь, как вояки тунгаров сражаются. Бегают, прыгают, крутятся, кричат и при этом никак не могут определиться, кого им, собственно, бить. Хотя рука у них тяжёлая –- этого не отнять. Глубинный червь То, что ледяные черви приспособились к жизни в сугробах, вовсе не значит, что они не воспользуются возможностью перебраться в более тёплые места. Будь осторожнее – такой червь может заморозить тебя в мгновение ока. Кроме того, с крупными особями обычно передвигается целый выводок мелких детёнышей, которые совсем не против полакомиться замороженной пищей. Дрейк-мутант Увы, многие из дрейков подверглись пагубному влиянию таинственной заразы. Время покажет, насколько они жизнеспособны. В любом случае – какие всё же любопытные получились экземпляры! Впрочем, тебе лишь бы узнать, как бы их безопаснее убить, не так ли? Ну что ж, тогда запоминай. Остерегайся их огня – его температура большинство из металлов плавит не хуже масла. Порыв ветра от их крыльев может сбить тебя с ног. Ну а их грозный рык может вызвать приступы панического страха даже у самых прожжённых охотников. Вот, пожалуй, и всё. Диковинная ехидна Ехидны обычно осторожны и не высовываются без крайней на то нужды, хотя и могут при необходимости дать достойный отпор любому хищнику. Но здесь они ведут себя совсем иначе. Наёмники неоднократно докладывали, что ехидны сами набрасывались на них и пытались загрызть. Более того, похоже, они обладают странной способностью вызывать непреодолимую панику у своих врагов. Тунгар-разведчик Тунгары – народец осторожный. Нет такой точки в роще и вокруг неё, которая бы не находилась под наблюдением одного из разведчиков. Вот и сейчас мы с тобой стоим, а из-за во-о-он того дерева нас наверняка сверлят злобным взглядом. Сражаются разведчики тоже осторожно. Всё время отскакивают и отбегают – они больше к дальнему бою приучены. А уж рука у них твёрдая и глаз меткий, можешь мне поверить. Бурый носорог Носороги Ферриса отличаются завидной живучестью и здоровьем. Заметь, ни на ком из них нет признаков этой странной болезни, поразившей многих местных животных. Охота на них – дело непростое. Даже израненные и изнурённые, они продолжают сопротивляться изо всех сил. Так что придётся приложить немало сил и времени, чтобы оборвать жизнь хотя бы одного носорога. А уж если тебе повезло набрести на стадо – лучше сразу беги! Гигантский скорпион Ох, скорпионы! Настоящий местный кошмар. Их яд настолько силён, что одной особи вполне хватило бы на то, чтобы отравить всех тунгарских мамонтов и яков, чего мы, конечно же, делать не будем. Если тебе вдруг взбредёт в голову потревожить скорпиона, помни, что его яд сначала проникает глубоко в твой организм, и только потом начинает своё пагубное воздействие. Очень советую без опытного лекаря к этим тварям не соваться. Золотистый тенетник Местные пауки внешне мало чем отличаются от членистоногих на других аллодах. Да и повадки у них типичны для гигантских пауков - пытаются набросить на добычу паутинные силки да уволочь к себе в берлогу. Или как там называется место, где гигантские пауки обитают... В одиночку тебе с ними не справиться, так что лучше даже не приближайся к их территории без проверенных соратников. Пятнистый ловец Недавно к нашей всеобщей радости мы обнаружили, что наш старый знакомый из Драконьей бухты обитает и здесь. И повадки его и чуть не изменились. Всё так же спокойно ждёт свою жертву в тени, ловит, притягивает и поглощает. Простая и очень эффективная машина убийства, не хуже всех этих древних механоидов. Гляди в оба! Диковинный як Яки тоже не избежали странной мутации. Пожалуй, на них таинственная болезнь проявила свои свойства в полную силу – только на неё я могу списать странный переизбыток статического электричества, скапливающегося на их телах. Любого, кто прикоснётся к яку, немедленно поразит электрическим разрядом. Причём с каждым разом, что странно, разряды будут всё мощнее, пока, наконец, незадачливого охотника не оглушит. Оглушения, впрочем, он сможет избежать, если рядом будет стоять один из его соратников. Харгаш, Вожак дрейков Этого дрейка знают даже тунгары – они, собственно, и дали ему такое имя. Все местные дрейки – как и обычные, так и «больные» –– предпочитают не драться с ним ни за еду, ни за самок. Мудрое решение с их стороны. Вожак, как-никак. Как увидишь эту огромную тварь, способную на одном выдохе поджечь весь шахтный комплекс, поймёшь, почему он стал предводителем этой стаи. Ярогляд, Исчадие пламени Злобоглазов у нас тут немало. Среди них есть особо крупный – уж не знаю, то ли мутант, то ли просто невероятный долгожитель. Мы зовём его Яроглядом – больно уж грозно он таращится. Удивительно, но, похоже, этот злобоглаз владеет магией смерти. Он может контролировать слабые Искры и использовать остатки их силы для создания мощных взрывов. А его взгляд способен ослепить тебя, или даже лишить воли и заставить идти прямо к нему. Осадный механоид «Секач-М», Древний прототип Ох, настоящее рукотворное чудовище. Древний, но прекрасно работающий механоид, маркированный как «Секач-М». «М» – значит мобильный, к моему вящему неудовольствию. Программа у этой машины всего одна – найти цель и изрубить её на куски. Когда ты увидишь количество лезвий, установленных на это «чудо техники», ты поймёшь, что сделать это ей особого труда не составит. Лета, Речная нимфа Одно из немногих воистину прекрасных созданий в этих землях – и та взбешена до такой степени, что готова растерзать всё живое. Повелительница реки по имени Лета просто таки горит желанием изгнать всех чужаков из своей вотчины. Неудивительно – думаю, все эти странные древние механизмы и мутации животных ей не очень нравятся. Если конфликт с ней будет неизбежен, запомни: Лета имеет абсолютную власть над водой. А от воды можно ожидать чего угодно. Лютый холод, водная темница, водовороты... В общем, будем надеяться, что нимфа обделена фантазией. Прядильщица, Покровительница роя Прядильщица – покровительница роя термитов. Точнее, той его части, что не подверглась мутации. При этом внешне она не имеет с термитами никакого сходства и напоминает... Ну, скажем, эльфийку. Было бы очень интересно узнать её историю, но, боюсь, нам она не скажет ни слова. Мы – враги роя. Советую опасаться её яда и термитов, приходящих к ней на помощь. И ещё... Я могу поклясться, что видел, как она превратила в насекомое одного из наших наёмников! И тот послушно последовал за ней назад в термитники. Не нравится мне это, ох как не нравится... Рычун, Медведень-отшельник Медведени по какой-то причине не хотят переселяться в эти земли и предпочитают прозябать у побережья. Впрочем, исключения всё же есть. В Алой роще живёт медведень-отшельник по прозвищу Рычун. Подозреваю, что соседство с тунгарами его и без того не особо вдохновляет, а тут ещё и мы... В общем, будь готов к тому, что приём тебе он окажет неласковый. Насколько мне позволяют судить мои скудные познания в магии, Рычун – сильный язычник. Опасайся его тотемов и зелий и будь готов к тому, что на тебя и твоих соратников будут в изобилии обрушиваться молнии. Задания Тимура Левина: 1) Новобранец? Это хорошо! Это просто великолепно! Нам катастрофически не хватает боевых единиц. Успех нашей экспедиции зависит от наших действий, и мы не можем ударить в грязь лицом! Если будем работать по плану, эти земли быстро перейдут под наш контроль. Слушай внимательно! Первый шаг –– зачистка прилегающих территорий. Противников экспедиции здесь не перечесть. К примеру, последовавшие за нами тунгары. Или местные мутировавшие животные. Или старые механоиды, запрограммированные на уничтожение чужаков. Задача ясна? Угрозу необходимо оперативно устранить! Я жду полный отчёт о проделанной работе, новобранец! Мы все трудимся ради общего дела! Примерное исполнение обязанностей! Если бы все члены экспедиции были хотя бы вполовину столь же расторопны, у нас не было бы никаких проблем. Так держать! 2) Переходим к следующей стадии нашего плана! Среди местной агрессивной фауны встречаются существа, обладающие повышенной силой и жизнеспособностью. Многие из них обитают возле стратегически важных объектов, которые нам необходимо взять под свой контроль. Опасные существа подлежат немедленной ликвидации. Увидеть их сможет любой зелёный кадет – над каждым из них можно заметить знак в виде короны. Я продолжаю получать жалобы от гражданских лиц, занимающихся научной деятельностью в полевых условиях! Это значит, мы выполняем свою работу недостаточно хорошо. Поднажми, новобранец! Отличная служба! Эх, мне бы в командование целый отряд таких, как ты... Какую кампанию мы бы тут провели! 3) Пришло время экспансии! Пора обратить наш взор на дальние области выработки, где обитают самые опасные твари. Ты - авангард нашего наступления. Твой долг – отправиться туда и бросить вызов достойнейшим противникам на этих землях. Опознать их сможет любой, даже зелёный кадет – над каждым сияет знак в виде короны. Принимаешь вызов, солдат?! Я прекрасно осведомлён о твоих успехах и пока что нахожу их неудовлетворительными! Почему миссия всё ещё не выполнена? Молодец! Хвалю! Так и надо – работать без устали, пока дело не будет сделано! 4) Пришло время нанести удар в самое сердце врага! Твоя задача – расправиться с одним из лидеров опаснейших тварей выработки. Целей у тебя две на выбор. Первая цель -– вожак дрейков по имени Харгаш. Знатная тварь! Доводилось, наверное, с Сээд-Вархом общаться? Вот уж кому бы такая охота понравилась! Вторая цель – Прядильщица, покровительница роя термитов. То ли человек, то ли термит – просто так и не поймёшь. Рекомендую обратиться к местным учёным – эти умники явно что-то могут рассказать об этой парочке. Всё понятно? Кру-у-у-гом! Ша-а-агом-марш! Я жду вести о побеждённом враге! Неудача абсолютно неприемлема, новобранец! Великолепно! Как только я организую доску почёта в нашем лагере, твоя фотография непременно будет в первой строчке среди самых значимых людей экспедиции. Продолжай подавать отличный пример! Рассказ Асхильд Синеглазой о Стуже: Привет! Что это у тебя взгляд погрустнел? А, поняла! Думаешь, я одна осталась, без ростка? Фигушки. Мы сейчас просто раздельно путешествуем. Надо, понимаешь ли, отдыхать иногда от своих родственников. Сейчас вот нелёгкая занесла меня сюда, на Феррис. В этой дыре - выработке то бишь - я так, пробегом. Больно уж меня тут одно дельце интересует... Доводилось слыхать про Варвару Брусилову? Как она охотилась за свой сестричкой в Драконьей бухте? Как ты, видимо, знаешь, таки доохотилась. А потом вдруг куда-то пропала. Боюсь я, как бы с Варварой чего дурного не приключилось. Ты скажешь, мол, астрал с ней, пусть гуляет где хочет, раз Стужа теперь мертва. Вот только смотри какая незадача – Стужа эта живее всех живых. Преспокойно себе бесчинствует. Прямо здесь, на выработке! Дело у меня к тебе простое. Надо сходить и тётку эту проучить. А заодно выяснить, что с Варварой стряслось, если получится. Видела я недавно странный портал на перевалочной станции... Берёшься? Нехорошая это история. Ой, какая нехорошая! Шерсть у меня от неё дыбом стоит, а это очень плохой знак. Хм, вот оно как... И никаких следов Варвары? Что-то тут нечисто. Жалко, я-то надеялась быстро распутать эту загадку. Видишь ли, профессия у меня такая - тайны разгадывать. И тут я, похоже, встала в тупик. М-да. Награда твоя у меня при себе. Вот, держи. Надеюсь, как-нибудь ещё свидимся. Хоть ничего выяснить толком и не удалось, я всё равно благодарна тебе за помощь! Истории Испытательного комплекса Привет! Ну, как ветром тебя сюда занесло? Нитью забытое местечко, скажем мы тебе, этот комплекс. Тем не менее, Диана считает, что тут есть что-то полезное для экспедиции, а Герберт её поддерживает. Ну а нам много для счастья не надо – излазить новые места вдоль и поперёк мы завсегда готовы, хе-хе. Если чего узнать хочешь – обращайся. Языками почесать мы тоже горазды. У нас тут целый гибберлинский учёный взвод расположился! Первый в Сарнауте, между прочим. Шныряют по всему комплексу – любо-дорого посмотреть! Узнать о простых чудовищах О-о-о, вот так вопросик! Не знаем даже, с чего начать. Дикие звери? Мутировавшие растения? Полуразумные существа? Зараженцы? Механоиды? Тут куда ни плюнь – в кого-нибудь да попадёшь, и этот кто-то тебя с удовольствием разделает, хе-хе. Так что будь осторожнее. Узнать о грозных чудовищах Всяких хищничков и охотничков тут на удивление много. С чего бы, интересно? Вроде как охотиться особо не на кого. Узнать о самых опасных чудовищах Лютых тварей захотелось. Ну, как грится, хозяин -– барин, хе-хе. Убежище Н-13 Привет! Ступай осторожно – здесь везде какие-то грузы и склянки старой лаборатории. А ну как наступишь на осколок треклятой пробирки, да превратишься в одну из тех тварей, которыми стал здешний персонал? В этой лаборатории до сих пор работают мёртвые учёные. День и ночь, без воды и еды... Выглядит жутко! А охраняют их огнемётчики и стражи, с которыми иметь дел у нас нет никакого желания. Здесь вроде как была зона повышенной безопасности, поэтому турелей тут не перечесть. Большинство из них всё ещё работает, увы. Ну-у... Есть тут один огромный механоид. Хотя особых проблем с ним у нас нет. Воющая пещера Привет! Что, интересуешься названием? Пещера называется Воющей, потому что её открыла какая-то излишне впечатлительная эльфийка. Ветер чуть-чуть в углах посвистел, а она уже натурально вылетела из пещеры с воплями «Она воет! Это воющая пещера!»... Ну, с тех пор так и повелось. Рептилий тут многовато будет. Гидры с дрейками так и кишат в каждом углу. Медведени тоже ютятся, как могут, но ящеры и механоиды их натурально изживают. Во-первых, здесь, конечно же, тьма ловцов - уж больно сырость любят. Во тьме также можно наткнуться на немалое количество ехидн. Во-вторых, здесь бродят и заражённые яки. Видимо, пытаются объедать мох по старой привычке - такие уж странные на Феррисе яки. Да, есть у нас тут один особо злобный элементаль. Или даже не элементаль... Морозные тоннели Добро пожаловать внутрь ледника! Будь как дома, располагайся, пользуйся нашим гибберлингским радушием. Чаю хочешь? В мана-термосе, по рецепту наших бабушек! А, так тебе чудовища нужны? Это дело! Их тут многовато что-то скопилось. В этом крыле ледника у нас в основном механоиды да медведени. Дрейки облюбовали себе отдельный уголок вместе со своим вожаком. И слава Нити, знаешь ли, не хватало нам этих бешеных ящериц под боком. Фауны тут всякой навалом. В том числе и оч-чень неприятной. Не говоря уже о том, что в любой момент ты можешь поймать залп в спину от какой-нибудь турели. Как же, есть у нас такое. Огро-о-омный и злющий дрейк. Нечего было в леднике селиться - добрее бы был! Центральная энергостанция Добро пожаловать, милости просим, хе-хе. Здесь вырабатывается энергия для всего комплекса, а мы разрабатываем гениальный план того, как эту энергию украсть. Ты, полагаем, хочешь помочь? А, ты за чудовищами... Что ж, это тоже помощь! В этом крыле в основном работает старый персонал, до сих пор не умерший. Бр-р! И, конечно же, их эксперименты тоже здесь. Бродят где-то рядом... Здесь вроде как была зона повышенной безопасности, поэтому турелей тут не перечесть. Большинство из них всё ещё работает, увы. Ну-у... Есть тут один огромный механоид. Хотя... особых проблем с ним у нас нет. Недра ледника Добро пожаловать, милости просим, хе-хе. Здесь вырабатывается энергия для всего комплекса, а мы разрабатываем гениальный план того, как эту энергию украсть. Ты, полагаем, хочешь помочь? А, ты за чудовищами... Что ж, это тоже помощь! Термиты настолько отчаялись, что решили устроить новый термитник на леднике. Нам даже интересно, что из этого выйдет, хе-хе. Механоидов они уже, кстати, изжили. Медведени на очереди. Фауны тут всякой навалом. В том числе и оч-чень неприятной. Даже пауки есть, представляешь? Чего они забыли во льдах? Да, есть у нас тут один особо злобный элементаль. Или даже не элементаль... Химическая лаборатория Так, что тут у нас? В основном всякая гадость. Есть слизни и термиты, а вдобавок к ним ещё и злобоглазы. Даже гарпии есть, хотя что они тут забыли – это большо-о-ой вопрос. В тенях тут и там сопят ехидны, а кое-где даже паразиты притаились. Мы бы тебе одолжили фонарик, но, думаем, ты справишься и без него. А, и ещё тут завелись недавно огромные скорпионы! Ой, да-да, есть одно оч-чень страшное чудовище. У нас у всех поджилки затряслись, как мы его в первый раз увидели! Испытательный комплекс Добро пожаловать в убежище! Убежище ржавых механоидов и плотоядных мутантов. Тебе тут понравится! Да кого тут только нет! Гарпии есть. И медведени тоже. Грибы какие-то бегают, живые. Злобоглазов – тьма! И механоиды едва ли не на каждом шагу. Почему так много? Уж и не знаем – мёдом им тут намазано, что ли, да брагой всё облито? Тут даже скорпионы есть! Как тебе такое нравится? И это не говоря о паразитах, которые в каждой тени прячутся. Да не то чтобы... Хотя... Повадился тут один механоид бродить. Большо-о-ой такой! «Буравчиком» звать. Метеовышка Ну здравствуй-здравствуй. Как тебе погодка? Хорошая? А ты постой тут денёк-другой, посмотрим, как запоёшь! По триста двадцать раз на дню эта клятая погодка меняется! Мы с горя уже линять начали. Повсюду какие-то жуткие нелюди и их механические твари. Большую часть времени мы сидим под каким-нибудь укрытием, чтоб насквозь не промокнуть. И ежу понятно, что много информации так не накопаешь! Сунешься близко к вышке - тебя расстреляют турели. Отойдёшь подальше - сцапает ловец или, чего хуже, сольпуга. Ну и как тут жить, скажи на милость? Ну, чудовищем его назвать трудно, хотя он явно, хе-хе, не красавец. Вроде как какая-то важная шишка, подхватившая ту же заразу, что и другие люди. Машиностроительный цех Вот тебе очередное свидетельство о том, что природа всегда берёт своё. Какой громадный цех – и всё равно весь зарос. Ещё лет эдак сто – и ничего от него не останется! А вот зверьё местное, кажется, собирается жить вечно. Всякая погань, иначе и не скажешь. Злобоглазы, слизни, поганки, гарпии... Весёленькое местечко. Ну, таких тут не так уж и много. На ум приходят только ловцы, да эти, как их... Паразиты теневые. Те ещё гады! Знаешь, что это такое –- большое, круглое, склизкое, смертельно опасное? Наша любимая местная тварь и основная причина нашей бессонницы! Дрейфующий ледник Вот занесла нас нелёгкая! А ну как этот ледник удрейфует за тридевять астральных секторов? Ищи-свищи нас потом целой флотилией! Механоидов тут, конечно, тьма-тьмущая. Как они ещё шевелятся в таких условиях? Промёрзнуть должны были насквозь вместе со всем машинным маслом. Ан нет – работают, как часы. Сольпуги! Снежные! Они могут быть везде. В каждом сугробе. Под каждым обломком! Младшенького нашего, Гунтера, одна паучиха едва живьём не сожрала. Ох и злющая!.. Была. Хе-хе. Об опасном? Насчёт чудовищ не знаем. Есть тут кое-что похуже. Доводилось про «Мясника» слышать? Лютые существа: Аннигилятор Если услышишь, что все подземелья вдруг начали трястись, советуем бежать куда глаза глядят. Этот ящер тебя раздавит и не заметит. Его и ящером уже сложно-то назвать – трудно сказать, что вообще случилось с этим зверем. Сейчас он больше на шагающую скалу похож. Убийственную ящероподобную скалу. Чёрная Пасть Этот циклоп предпочитает жить в уединении, а всех нарушителей своего личного пространства немедленно вколачивает в землю без лишних рассусоливаний. Советуем не попадаться ему на... глаз, ха-ха! Клянёмся Нитью, так шутили ещё до Катаклизма... Но серьёзно – удар Чёрной Пасти мало кто выдержит. Мы, например, ещё никого настолько стойкого и глупого не встречали. Дурной Глаз В этих землях обитает особо свирепый циклоп, которому, похоже, для счастья нужно только одно: убивать. Он это и делает с завидным умением. Под удар попадёшься – всё, считай, труп. А в нашем случае – три трупа. Проверено. М-да... «Буравчик М-9», Геологический механоид Да, именно «Буравчик». Так и называется. Миленько, да? Мы тоже так думали, пока это чудо техники не попыталось пробурить пещеру прямо под лагерем, чтобы его обрушить. Отвадили с трудом, и то не силой, а каким-то магическим трюком. А что с ним сделаешь? Он прёт и прёт неумолимо. И бурит, и сверлит. И всё время трясёт и взрывает всё вокруг –- наши геологи-предшественники с Феррисом явно не церемонились! Ипполит Громин, Модифицированный метеоролог Видимо, этот старый хадаганский хрыч раньше руководил метеовышкой. Уж не знаем, что с его мозгами сделала эта странная каменная болезнь. Учитывая, сколько ему должно быть сейчас лет, быть может, зараза тут и ни при чём, хе-хе... В общем, свихнулся он окончательно. А с ним, видимо, взбесилась и метеовышка – только глянь, какое представление в небе! Немудрено, что тут с погодой всё так плохо. Ну а сам этот глава метеовышки извергает молнии не хуже какого-нибудь Великого Мага. Чуть зазеваешься - и всё, освежающий разряд тебе гарантирован. Причём если рядом будет ещё кто-то из твоих соратников – получите оба. Так что советуем стоять подальше друг от друга, если вдруг захотите разъяснить этому Ипполиту, кто тут главный! «Мясник», Система тотального уничтожения Жуть-машина! Хотя мы не уверены даже, что это машина. Больно уж много человеческого в её видке. А вдруг это какого-нибудь бедолагу... того... переработали? Немудрено, что он сейчас всё вокруг так злобно кромсает! На нём так и написано – «Мясник». Всё, что мы о нём знаем – у него есть непробиваемый барьер, который он использует при малейшей опасности, а также мощные бомбы. Было бы очень забавно использовать бомбы против его же барьера, не находишь? «Потрошитель», Главный патрульный механоид Видимо, кому-то из здешних учёных одним прекрасным летним деньком стало скучно, и он подумал: «А почему бы не взять и не создать огромного убийственного механоида». Ну вот. Создал. Так и всё было, честно слово! Иначе зачем было ещё создавать эту огромную тварюгу? Для охраны от злобоглазов? Ха! Да он одним ударом Феррис надвое расколет! Форгорот, Древний дрейк Старый-престарый дрейк, который, видимо, спит и видит, как бы изжить отсюда всех назойливых живых существ. Да и механоидов, в принципе, тоже. Всё, что попадает в поле его зрения, он моментально пытается испепелить. И так огнём дыхнёт, и эдак дыхнёт, и плюнет ещё вдогонку – ну, чтоб наверняка, хе-хе. Но ты будь начеку - старый-то он, конечно, старый, но дрейки с возрастом становится только сильнее. Мы, например, ещё не слышали, чтобы хоть кто-то из них умер от старости. Дурман, Мутировавший злобоглаз Старый злобоглаз, облюбовавший руины горного цеха. Гостей не очень любит, посему привечает их не то чтобы очень уж радушно. Сглазит, одурманит, ослепит и заставит идти к себе – как дойдёшь – всё, пиши пропало. Так что без верных соратников, которые в случае чего готовы отвесить отрезвляющую оплеуху – тебе или злобоглазу – к нему и соваться не стоит. «Синтез», Элементаль-прототип Результат одного из странных экспериментов. А может, просто магическая аномалия –- кто знает? В общем, скрываются в недрах пещер элементали, сочетающие в себе сразу две стихии. В документах, которые мы нашли, упоминаются, что им дано кодовое название «Синтез». И, похоже, если тебе доведётся с ними столкнуться, в леднике внезапно станет очень-очень жарко, хе-хе. Ещё, как кажется, они могут призывать себе на помощь других элементалей. Так что посматривай по сторонам! «Раскол», Автономная система защиты Ну, эта машинка нас хотя бы не трогает... Но вот незадача – и дальше пройти не даёт. Вроде как местная система защиты или что-то вроде того. Сунулись мы к ней разочек, так и опомниться не успели, как половина вояк уже в Чистилище кукует – кого-то какие-то странные облака поглотили, кого просто этот механоид покромсал. Начали мы ноги уносить что есть мочи. Только вот не все унесли – нескольких бедолаг эта машина притянула обратно, где турели их быстренько эдак расстреляли. Ладно хоть, ожили все, но эксперимент решили не повторять. Троян, Узник комплекса А, это же так называемый «Узник Комплекса». Странная животина, мы даже не знаем, родилось ли оно как положено, или его «слепили» из кусков плоти и металла. Бр-р, ума не приложим, зачем такое было делать! В любом случае, тварь эта жива и может обеспечить энергией едва ли не весь комплекс в случае аварии. Там целая хитрая система с удерживающими устройствами, конденсаторами, аккумуляторами... Впрочем, не суть. Сейчас камера Трояна уже начала сдавать, поэтому оно того и гляди вырвется. Говорят, уже сейчас там происходят странные вещи – всё время слышно потрескивание молний, раскаты грома, появляются какие-то странные вспышки. Не к добру это! Обычные существа: Мохнатый олень Такие места даже из самых безобидных травоядных делают отъявленных чудовищ! Ну вот взять, например, оленя. Казалось бы – трусливое копытное. Но не-е-ет, наши олени любят очертя голову бросать на обидчика и таранить его рогами. А силища у них, будем честны, нехилая. Так что теперь даже многие хищники предпочитают обходить их стороной, чего и тебе советуем. Модифицированная королева Родительницы будущей колонии в этом комплексе. Ну, это если мы им не помешаем. А мы очень даже помешаем! Новорождённые трутни берегут королев как зеницу ока и нападают на всех, кто осмелится её тронуть. Как к тебе присосутся – так сразу зови врача, пока живём не сожрали. Пламенный ящер Вот уж не знаем, из какой пещеры вышли эти рептилии, но с их появлением тут стало довольно жарко. В прямом смысле! Сейчас они бродят по комплексу и извергают огонь на всё, что шевелится. Также учти, что размеры у них весьма немаленькие. Как топнет – так словно гром ударит. Стоишь, оглушённый, и ничего не понимаешь! Модифицированный дрейк Увы, многие из дрейков подверглись пагубному влиянию таинственной заразы. Время покажет, насколько они жизнеспособны. В любом случае - какие всё же любопытные получились экземпляры! Впрочем, тебе лишь бы узнать, как бы их безопаснее убить, не так ли? Ну что ж, тогда запоминай. Остерегайся их огня – его температура большинство из металлов плавит не хуже масла. Порыв ветра от их крыльев может сбить тебя с ног. Ну а их грозный рык может вызвать приступы панического страха даже у самых прожжённых охотников. Вот, пожалуй, и всё. Модифицированная ехидна Ну, о ехиднах мы уже наслышаны. Об их хитрости и коварстве! И немалой силище. Догнать ехидну будет трудно – убежит при малейшей опасности быть раздавленной тяжёлым сапогом. Поэтому разбираться с ней лучше всего колдунам да метким стрелкам. Лихой злобоглаз Злобоглазам почему-то очень нравятся все эти старые руины. Будь осторожнее – если вдруг один на тебя засмотрится так внимательно – схлопочешь сглаз, придётся откачивать. В общем, наши коллеги тебе уже наверняка всё рассказывали о принципах сражения со злобоглазом. Не пропадёшь, хе-хе. Восставший огнемётчик Похоже, при жизни эти ребята выжигали всякую неугодную заразу. Например, неудачные эксперименты, как живые, так и неживые. Жутенько, а? Теперь они, похоже, и сами превратились в одну из таких «неудач» – сросшиеся со своим костюмом безмозглые мертвяки, выжигающие всё вокруг. Будь осторожнее – при смерти огнемётчик подрывает свои баллоны с горючим, поэтому в этот момент лучше быть от него как можно дальше. Гасторнис Красивая птица. Красивая и опасная. Так что любоваться ею советуем издали, а близко не подходить – мало ли, что ей в голову может взбрести. Наука ещё в мозгах гасторниса не разобралась, и, клянёмся диссертацией, разберётся не скоро. Знаем мы только, что временами он нападает на всех без разбору – и диких зверей, и наших исследователей. А клюв у гасторниса такой, что чуть зазеваешься – и всё, запасайся миррой. Механоид-снайпер В прежние времена, полагаем, это была основная охрана этой комплекса. Весьма неплохая огневая мощь плюс сложные тактические программы отступления – в общем, с этими машинками не соскучишься, хе-хе. Советуем остерегаться их мин – взрываются так, что от тебя только кучка пепла останется. Чего доброго, ещё и не воскреснешь. Пылкая гарпия Откуда тут гарпии, нам неизвестно. Может, их завезли ради экспериментов местные обитатели. А может, гарпии тут сами как-то в горах завелись. В любом случае, нашему присутствию они не рады. Будь осторожнее – они весьма горяч... сведущи в магии огня. Им ничего не стоит тебя поджечь! Снежная гидра Обыкновенная гидра, обжившаяся в условиях лютого холода. Оттого, наверное, самая злобная из всех гидр. Больше скажем – она сама источает ауру мороза, попав в которую, её жертва замедляется, а потом и вовсе превращается в ледяную статую. Старается сожрать всё в поле зрения своих трёх голов, что ей нередко удаётся. Искрящийся страж А это – явно бывшая охрана из вполне себе нормальных людей и орков, ныне превращённых демон знает во что. Сложно понять, то ли их превратили в таких чудовищ свои же коллеги, то ли... кто-то ещё. Так или иначе, свои обязанности по охране они продолжают исправно исполнять. Берегись их электрического поля – судя по всему, оно очень больно шандарахает! Механоид-разрушитель У-у, эти махины доставляют нам немало проблем. Мало того, что они сами построены с тем расчётом, чтобы натурально крушить горы, так ещё и загружены специальными механоидами-москитами, назойливыми и оч-чень кусачими. Они способны вмиг разломать твою броню, чтобы разрушитель мог беспрепятственно тебя размазать по стенке. Вот такое вот веселье. Механоид-боец Кто бы тут ни был до нас, они явно знали толк в смертоносных машинах. С этим чудом техники не каждый мечник совладает! Какой толк сражаться с врагом, который не знает страха, да ещё и может в любой момент впасть в исступление и начать кромсать всё вокруг? Настоятельно тебе рекомендует не приближаться к этой бешеной конструкции. Заражённая учёная Судя по всему, большая часть здешнего персонала подверглась тем же изменениям, что и подопытные лабораторных комплексов. В итоге ничего человеческого в них не осталось. Только жажда убивать. Женщины-учёные, между прочим, управляются с молниями не хуже заправского мага! Лучше держись от них подальше. Заражённый учёный Судя по всему, большая часть здешнего персонала подверглась тем же изменениям, что и подопытные лабораторных комплексов. В итоге ничего человеческого в них не осталось. Только жажда убивать. Мужчины-учёные, например, сражаются со свирепостью диких медведей и постоянно оглушают своих оппонентов. Приятного мало, что ни говори. Злющие слепни Ох, не напоминай. Бестолковые злобные твари, у каждой - жало с целый кинжал. А для гибберлинга такенный кинжал –– целый меч! И этим мечом все слепни норовят тебя пронзить! Мутировавшая поганка Вряд ли эти твари – результат хитровыдуманного эксперимента. Скорее, так – побочный эффект утечки какой-нибудь химической смеси. Не советую стоять близко – рискуешь подхватить какую-нибудь гадость, да ещё и всех вокруг позаражаешь к демоновой бабушке! Подопытный псионик Ой... Грустно нам о них говорить. Ребятки эти явно были когда-то обыкновенными орками. А вот что с ними сделалось – и подумать страшно. Ничего живого от них не осталось! И нет, это не результат воздействия этой таинственной заразы! Над бедными орками ставили опыты в жутких лабораториях. А потом они, видимо, вырвались и теперь сеют везде хаос и разрушения. Будь осторожен – их способностям любой мистик позавидует. Не заметишь, как у тебя мозги кипеть начнут, а ноги – безвольно нести прямо навстречу твоей смерти! Механический носорог И смех и грех, чес-слово. Не знаем, чем имперцам не угодили живые носороги. Они решили сделать из них механических носорогов! Получилась тварь бронированная, но слабенькая. И совершенно бестолковая – носится туда-сюда, попробуй ещё поймай. Горный скорпион Мерзкое членистоногое! Две огромные клешни и хвост, накачанный ядом под завязку. Как ужалит – пакуй котомку в Чистилище, если лекаря поблизости нет. Уу-у-у, глаза б наши эту тварь не видели! Теневой паразит Та ещё гадость! Скрывается в тенях, где её ещё попробуй заметь. А даже если и заметишь – не обольщайся, эта тварь уже заметила тебя первой! И, скорее всего, успела наслать на тебя какой-то недуг. Или вообще в одержимого превратить пытается. Такой вот у неё способ поздороваться. Окаменевший слизень Таинственной заразы не избежали даже слизни. Они и раньше были невыносимыми паразитами, а теперь и вовсе превратились в стихийное бедствие этого аллода. Берегись ярких искр, срывающихся со странных кристаллов на их шкуре – они способны враз тебя ослепить. Янтарная сольпуга Местные пауки довольно хрупкие, поэтому в бой не лезут – предпочитают быстренько схватить свою цель, опутать паутиной и утащить в логово, пока никто не заметил. Одиноко им в пещере, понимаешь ли, хе-хе. Снежная сольпуга Огромный паучище, почему-то обосновавшийся на леднике. Тебе вообще доводилось когда-нибудь слышать о пауках, живущих в лютом холоде? Вот и нам не доводилось. А эта тварь берёт и плюёт на все известные законы биологии! Живёт себе преспокойно и в жвало не дует. Даже охотится так же, как янтарные: хватает опутанную цель и тащит в логово, пока никто не заметил. Степной ловец Ну и куда же без этих проклятых ловцов? Феррис ими просто кишит. Есть они, разумеется, и здесь – растут в самых неподходящих местах. Действуют по старой схеме – притягивают к себе и наспех пожирают. Ну да что тут рассказывать, все и так про ловца всё знают. Модифицированный трутень Термиты, сбежавшие из Заброшенной выработки, пытаются основать тут новую колонию. Не сказать, что они сильно в этом преуспели, но их агрессивность от этого ничуть не уменьшается. Опасайся их замедляющего яда и берегись шипов - пронзить насквозь могут на раз. Неисправная мана-турель Ничего такого особенного в этих турелях нету. Стреляют себе и стреляют. Насмерть. Ну, разве что, встречаются на каждом углу и в самых неожиданных местах. Единственный совет – гляди в оба! Медведень-варвар Звериная мощь плюс огромные когти, и всё это приправлено неостановимой жаждой убийства и голодом. Хорош медведень-варвар, ничего не скажешь. Размах удара у него широкий, поэтому кучковаться перед ним не рекомендуем – сметёт и не поморщится. А если чувствуешь, что у тебя от его рёва поджилки трясутся – беги. Иначе точно прикончит. Модифицированный як Яков тоже коснулась странная мутация. На их телах копится переизбыток статического электричества. Любого, кто окажется поблизости, немедленно поразит электрическим разрядом. Занятненько то, что с каждым разом разряды будут всё мощнее, пока незадачливого охотника наконец не шарахнет до отключки. Впрочем, оглушения можно избежать – если рядом будет кто из соратников стоять. Кстати, эти яки каким-то образом притягивают к себе своих врагов. Смотри не оседлай зверюшку ненароком, хе-хе. Сторожевые механоиды Мелкие, назойливые и с оч-чень острыми лезвиями. Лучше обходи их стороной, потому что по одиночке они никогда не перемещаются. Задания Дианы ди Вевр 1) София уже ввела тебя в курс дела? Отлично! Обрисовываю ситуацию: здесь очень много диких тварей, мерзких механоидов и этих ужасных модифицированных созданий... В том числе людей! Великий астрал, я видела взгляд одного из них. Это воистину страшная участь – стать вот таким вот... исчадием. Ладно, не будем отвлекаться! Первое, что нам надо сделать – это захватить как можно больше земель для исследований и разработки. А местные обитатели так просто нам этого не позволят. Понимаешь, к чему я клоню? Нужно немного, кхм, сократить количество наших противников. Двух десятков для начала хватит! Как продвигаются меры по обеспечению безопасности? Ой, спасибо большое! Конечно, эти создания – меньшее из наших зол, но начинать лучше всегда с малого. 2) С нормальной фауной мы здесь редко встречаемся – в основном какие-то особо изощрённые механизмы и мерзкие мутировавшие твари. Ни те, ни эти меня ни разу не вдохновляют! А управление экспедицией, между прочим, требует не только максимальной концентрации, но и изрядной доли творческого подхода! Как-то раз я сделала сушилку для носков из огнемётной турели, которая нас тут едва не испепелила. Пользуемся до сих пор! Даже Яр, который себе все волосы на руках спалил. Ему, впрочем, даже идёт. Такие сильные руки, мускулы... Так, о чём это я? Ах да, мерзкие твари. Узнать их легко – у них знак короны над головой. Думаю, стоит немного уменьшить их количество – десятка пока что хватит. Ясна задачка? Здесь столько всяких интересных штук! И к ним не пробиться из-за всех этих, с позволения сказать, «защитников» комплекса. Отличная работа! Думаю, надо перебрать всех разломанных механоидов и выпустить на волю сражаться с сородичами. Только подумай – моя собственная механическая армия! 3) Я заранее чувствую себя виноватой по поводу того, что хочу тебе поручить. Но другого выхода у нас нет! Экспедиции нужно продвинуться вглубь комплекса – изучить оборудование в подземных лабораториях, осмотреться вон на том странном дрейфующем леднике. Но кто знает, какие опасности нас там поджидают? Какие ужасные твари скрываются в этой липкой холодной тьме? Ещё не было ничего такого, с чем тебе не удалось бы справиться. Поможешь нам разведать обстановку? Пожалуйста! Я уже всерьёз подумываю о том, чтобы перегнать сюда Галеон и как следует обработать эту местность его орудиями. А что? Зато здесь будет безопасно! Ах, великолепно! Теперь мы можем приступить к самым интересным исследованиям. А всё благодаря тебе! 4) У работников этого комплекса явно была развита извращённая фантазия. Никто из экспедиции не рискует лезть в дебри подземных комплексов. И знаешь, почему? Потому что там бродят ужасные чудовища! И ладно бы живые – так нет, механические. Созданные руками разумных созданий и их больным воображением! Наши техники видели два особенно ужасных прототипа, маркированных как «Мясник» и «Раскол». Их свойства и характеристики более или менее изучены – можешь на этот счёт Сорокопутов расспросить или кого-нибудь из их бригады. Молю, ради всего прекрасного, избавься от этих рукотворных страшилищ! Представь, что будет, если кто-то... что-то из этих механизмов атакует лагерь? Ничего не будет! Кроме огромного тлеющего кратера, заваленного нашими искорёженными телами! Ах, я уже вижу эту ужасную картину! Ах, спасибо тебе огромное! Не скажу, что спать стало спокойнее, но весть о том, что хоть одной опасностью здесь стало меньше, определённо радует. Имей в виду, работа ещё не закончена! Нам многое нужно сделать! Задания Яра Тихого Трёхглавый узник Ну здорово, коль не шутишь. Меня Яром звать, из клана Тихих. Не знаешь такого? Само собой не знаешь, дубина, иначе мы бы Тихими и не звались, гы. Слушай, чё расскажу. Все эти станции по выработке, как его там, элепистричества – полная лажа! Если только эти древние яйцеголовые не бросали в топки своих реакторов помёт Великих драконов, энергия давно должна была, того, тю-тю, кончиться. Но ты зырь – лампочки горят, цех гудит, и вышка эта, с молниями которая, тоже вполне себе живая. А почему? Гы, рассказываю. Есть где-то под землёй эдакая специальная комнатёнка, где сидит древняя и жуткая тварь. Ну, типа, одна из тех, кто веками ждёт какого-нибудь отчаянного дуба с мечом, чтобы тот её наконец-то прирезал. Вот тока с дубами у нас тут беда. Есть только ты да я, гы. А мне за лагерем присматривать надо. Сечёшь, куда клоню? Надо бы пойти да прирезать эту тварюгу. Дай-ка я на тебе на карте начирикаю, где вход... Тока это, головы мне тащить не надо сюда. Чё? Я сказал «головы»? Гы, дурная башка, проговорился... О, нормалёк. Как тебе тварюга? Слабовата будет? Ну дык тебя бы засунули в какую-нибудь стрёмную камеру хрен знает на сколько лет, гы. Считай, в общем, легко отделались. Молодчага, хвалю! Орочья забота Слышь, тебе вроде как доверять можно? Есть тут одна орчиха... Железо во взгляде! Крепкие ноги! Да и фигурка ничего так. Ряской зовут. Думаю я тут к ней подкатить... Точнее, уже подкатываю. Но она, зараза такая, не даётся. В прошлый раз, вон, дубиной огрела. А я чего? Я ж баб бить не приученный. Пришлось мне того, ретироваться, гы. Но какой характер! Я тут ей подарочек заготовил, типа перемирие. Смотри! Да, это окорок. Кабаний. Самый жирный – от сердца отрываю! Но мне не жалко, прикинь. Это я чё, втюрился в неё, что ли? Короче, не суть. Мне к ней пока стрёмно соваться – голова не зажила с прошлого раза. Отнесёшь ей подарок? Так и скажи, от Яра, мол. Если будет нужен повод сунуться, скажи, что хочешь воспользоваться какой-нибудь из её дверей. Она проходы сторожит во все подземелья комплекса. Вахтёршей типа работает, гы. О, жратва, гы. Давай сюда. Что, Яр тебя послал? Наплёл небось про большую и чистую любовь, и как я его дубиной по голове приласкала? Гы-гы. Ну да, так оно и было. Лет десять назад, на Диких островах. Через месяц у нас юбилей этой, как её, женитьбы! А окорок он тебе дал просто, чтобы я на тебя не крысилась. Я же важное место охраняю, и тебе им ещё пользоваться. А я с голодухи нервная бываю. И вредная. Головастый у меня муженёк, а? Гы-гы. Люблю мерзавца. Истории Вивария Задания Тимура Левина 1) Здравия желаю! Похоже, мы близки к окончанию наших изысканий. Судя по найденным документам, место, в котором мы находимся, называется «Виварий». Когда Империя строила свой научный комплекс, строители обнаружили сеть гигантских изолированных пещер. Благодаря имперскому научному гению в каждой из пещер-вольеров был сформирован уникальный микроклимат со своей флорой и фауной. Вот уж не знаю, зачем учёным это понадобилось, может, влияние различных сред испытывали или ещё что, но факт в том, что сейчас в заброшенных пещерах-вольерах развелось огромное количество всякой агрессивной живности. И было бы неплохо несколько проредить здешний зоопарк. Смекаешь, к чему я? Разнообразие здешних видов, надо сказать, просто поражает. Кажется, сюда собрали всех агрессивных тварей из самых дальних уголков Сарнаута, от каменных троллей до дрейков и скорпионов! Значит, говоришь, ряды противника поредели? Проверять не буду, поверю тебе на слово. Славная работа, боец! Если захочешь ещё поразмяться и совместить приятное с полезным, загляни ко мне завтра. Подыщу тебе какую-нибудь работёнку по способностям. 2) Есть у нас проблема одна... Уж не знаю, чем занимались тут имперские учёные, но результаты впечатляют – таких злобных и агрессивных тварей я нигде не видел. Особой злобностью отличаются дрейки, гнездящиеся в пещере, и потерявшие все остатки и без того чахлого интеллекта минотавры, возомнившие себя хозяевами песчаного вольера. Они нападают на изыскателей, портят оборудование и вообще всячески мешают изысканиям. А потому их полагается что? Правильно – ликвидировать! Мерзкое место этот виварий... У меня уже клаустрофобия в полный рост, а здешним обитателям хоть бы хны! Десяток негодяев превратились в прах? Отличная работа! Хоть денёк без эксцессов поработать можно будет. Ну а ты завтра возвращайся – чудовища восстанавливают своё поголовье как кролики! 3) Значит, так. Мне недавно поступили донесения, что очередная вылазка в центральную станцию закончилась провалом. Проще говоря, лазутчики драпали оттуда быстрее собственного визга. Если верить их путаным россказням, то картина следующая: в помещениях станции обнаружена неизвестная ранее форма жизни, предположительно – неорганическая. Отчасти эти твари, прозванные «архитекторами», схожи с модификантами, заполонившими помещения лаборатории наверху... Но, в отличие от модификантов, к людям они, похоже, не имеют никакого отношения. А ещё они агрессивны и чрезвычайно опасны. Поэтому единственно верным решением я считаю ликвидацию. И никаких рассусоливаний про «потенциальный контакт с чужим разумом»! С противником я приемлю только один вид контакта – огневой! До полного подавления! И откуда же эти гады здесь взялись? Готов поставить свою получку против ржавой копейки, что архитекторы не учёными выведены! Разрушители стали пылью? Отлично! Теперь я по не опасаюсь, что в какой-то момент свод рухнет нам на головы и похоронит всю экспедицию. И не опасаться я буду как минимум до завтра. Так что если останется время и силы – не забудь ко мне заглянуть! 4) Значит, так. Докладываю диспозицию: в центре этого подземного вивария находится здоровенная станция. Там тебе и склад всяких препаратов, и испытательные стенды, и архивы с документацией... и толпа этих непонятных тварей, как будто из ночных кошмаров мастера самоцветов явившихся! По донесениям разведки где-то внутри станции бродят здоровенные тварюги, плодящие тварей поменьше. Одно чудище зовётся Улей, другое – Фатум. Подступиться к ним сами мы не рискнули... да уж очень нашим учёным хочется от них хоть кусочек для изучения отколупать! Короче говоря, есть тебе боевая задача – любую из этих тварей ликвидировать, останки – на исследование. Справишься? За мной, как водится, не заржавеет! Нам ещё повезло, что эти штуковины станцию не покидают. А то я, честно говоря, даже не знаю, как против такого противника оборону организовывать! Ну что, готово? Так держать! Теперь у меня одной головной болью меньше... пока наши умники ещё что-нибудь эдакое не придумают. Задание Сээд Варха Незримого: Ахо, др-руг! Недавно я столкнулся с тем, о чём не говор-рили наши Гласы, и это не даёт мне покоя, эйш! Тебе уже доводилось встречаться с тем, кого ваши ведуны прозвали Ар-рхитекторами, зур? А я встр-ретился с тем, что не под силу описать словами! Меня послали пробр-раться внутрь центральной станции и выяснить, откуда появились эти Ар-рхитекторы, но я не смог, эйш! Стоило мне пр-риблизиться к странной сфере рядом со входом, и я потер-рял сознание, а пришёл в себя в каком-то не менее странном месте. Я не чувствовал, где верх, где низ, не чувствовал своего тела, а на меня пялилось жуткая твар-рь! Стоило мне пошевелиться, как она заговор-рила со мной, и я клянусь пр-редками, что её голос звучал в моей голове, эйш! Вер-ршитель, так оно себя назвало. Оно говор-рило про хаос и порядок, обещало возвысить меня... Но я испугался так, как если бы за мной гналась стая хунхурров! Эй-хья! Не знаю, каким чудом мне удалось сбежать, но больше я туда ни ногой. А вот ты... Да, тебе навер-рняка будет под силу одолеть этого Вер-ршителя! Не знаю, что оно... он такое, но увер-рен - он несёт лишь зло и мр-рак в наши земли, эйш! Пр-роклятое место... У меня до сих пор шерсть дыбом становится, как только я вспоминаю этого Вер-ршителя, эйш! Знаешь, др-руг, я всякое повидал в своей жизни, но такого стр-ранного – никогда. А со странным не нужно разговаривать, эйш! Странное нужно уничтожить, чтобы там не говор-рили ваши ведуны. Наши пр-редки веками жили без всяких странных штуковин, и наш нар-род уцелел лишь потому, что свято следовал заветам Пер-рвых и мудр-рости Гласов! Просмотреть полную запись
  4. Канийцы Доспех сверкает на закате, Стоит каниец на часах, Он в верности поклялся Лиге И гордость светится в глазах. Готов стеной встать на защиту Родного края от врагов, И жизнь отдаст без колебаний Во имя света и богов. Одна из человеческих рас Сарнаута. Кания возникла как стратегический союз разрозненных племён под названием Аро - и с самого начала своего становления поддерживала принцип «государства свободных людей». Несмотря на то, что в Кании есть города, в основном канийцы предпочитают жить в небольших поселках. Сильные, статные, русоволосые канийцы почти на голову выше хадаганцев, своих бывших сородичей. Государство Кания возникло ещё до Катаклизма, когда люди племени аро пришли на руины империи джунов. В это же время на эти земли пожаловали племена орков, и двум расам пришлось вступить в кровавую войну за право проживания на этой земле. Раздробленные племена аро объединили свои силы, чтобы противостоять оркам, и возникла Кания, которая на протяжении всей своей истории была в большей степени федеративным, нежели централизованным государством. Изначально племена аро были языческими: в каждом племени был свой бог-покровитель рода, наличествовал свой богатый пантеон всевозможных божков и героев. После Великого Астрального Похода жертва Тенсеса и его дар воскрешения сделали из Великого Мага мессию, святого. У него появились последователи и почитатели. Так возникла Церковь Света, сама идея Света стала объединяющей силой, противостоящей Тьме, а всякий вступающий в лоно Церкви должен признать Тенсеса Богом, отдавшим жизнь за грехи мира. Общеканийские вопросы решает совет Наместников - Великий Совет Кании. В него входят Наместник Кватоха Воисвет Железный, который возглавляет Совет, Наместник Форокса Иван Подвижник, и Наместник Умойра Смеяна. От лица Кании в Конклаве Великих Магов Лиги, управляющих ею, представлены: Айденус - Глава Конклава и Великий Маг Кватоха, Богша - Великий Маг Форокса, и Смеяна Великий Маг Умойра. Хадаганцы Честь, совесть, слава и отвага, Борьба за верность и за власть, Имперский стяг зовёт на подвиг, Чтоб в милость к Яскеру попасть. Для хадаганца дисциплина На первом месте в строевой, Коль дан приказ - умри, но сделай, И жертвуй каждый день собой. В самом начале становления Хадагана как государства его основу составляли южные племена кочевников расы людей. Южная кровь до сих пор видна практически в каждом хадаганце: жители этой страны обычно черноволосые, немного смуглее, чем канийцы, несколько пониже их ростом и чуть более поджарые. После дуэли с Тенсесом Незеб был изгнан в южные степи. Там он встретил гордый, честный и воинственный кочевой народ. Великолепные всадники и бесстрашные воины называли себя «народом Угра». Кочевники считали себя потомками бога Угра, богоизбранными и непобедимыми. Когда Незеб сразил в честном поединке всех вождей народа Угра, кочевники посчитали его богом. Племена кочевников, ведомые Незебом, перешли южную границу молодой Кании. Теперь они называли себя «хадаганцами» (по названию южной пустыни, бывшей их родиной). Имя Незеба ещё не забылось, и нашлись канийцы, ждавшие его возвращения. Армии Незеба удалось захватить несколько южных провинций Кании, но путь к канийской столице был перекрыт армией, которую возглавлял Тенсес. Три дня длилось сражение, обе стороны несли значительные потери, и Тенсес первым сделал шаг к примирению, отправив к Незебу парламентёров. Результатом переговоров стало возникновение Хадагана. Большая часть завоеванных Незебом канийских территорий оставалась за ним. Во времена Старой Эры была раскрыта тайна морской соли, которая, пропитавшись серными испарения со дна моря, становилась не только мощным наркотиком, но и средством подчинения себе сознания других существ. Производство пси-соли поддержал Незеб - он самолично разработал методику, с помощью которой обрабатывалась пси-соль. Её растворяли в питьевой воде, и тысячи лет жители Империи сами удивлялись той страстной и беззаветной любви, которую они испытывали к своему вождю. Всё изменилось после Катаклизма: море отступило, и самое главное - прекратились серные испарения. Незеб отдал приказ замести все следы: уничтожить моряков, добывающих соль. Однако даже без пси-соли народ продолжал боготворить Великого Незеба. То ли соль впиталась в кровь хадаганцев, то ли давала себя знать привычка. Стремление к военному превосходству сделало Хадаган индустриальным государством - хадаганцы живут в основном в крупных городах. Постоянная военная пропаганда превратила каждого хадаганца в воина в душе, какой бы профессией он ни занимался. Гибель Незеба и Скракана в ходе Великого Астрального Похода стала поводом для создания Имперской Церкви - Церкви Трёх святых. Согласно учению Триединой церкви, жертва Тенсеса уравнивалась с жертвой Незеба и Скаркана, и все они объявлялись великими мучениками великой войны. После смерти Незеба на главенство в Империи стали претендовать два Великих Мага: Яскер и Гурлухсор. Яскер пообещал равные права оркам и восставшим, за счет этого и победил, Гурлухсор был изгнан. Желая завоевать авторитет подданных и решив отвлечь их от насущных проблем, Яскер начинает войну с Лигой за Святую Землю. Эльфы Вся жизнь в познанье совершенства И достиженье высоты, Здесь вечности не хватит даже, Познать всю прелесть Красоты. Изящество в крови у эльфа, А цель - возвыситься в глазах, В Большой игре решая споры, И встать средь равных на балах. Немногие могут похвастать тем, что понимают эльфов. Большинство считает их просто заносчивыми, распутными, самовлюблёнными снобами. И если канийцы и гибберлинги научились жить в соседстве с древнейшей расой мира, то в Империи ненависть к эльфам - самое обычное дело. Красота всегда была самым важным понятием в мироощущении эльфов. Она стала критерием для всего: поступков, одежды, философии. Но чем больше они осваивали окружающий их мир, тем всё чаще им стали встречаться явления, уродующие его. И тогда эльфы начали предпринимать попытки изменить природу, вернуть себе наивное и завораживающее чувство идеальности мира. Так началась Битва за Красоту. Всё изменилось, когда эльфы и джуны впервые столкнулись с Драконами. Драконы были прекрасны: удивительный сплав грации, хищной красоты, ледяной уверенности в своих силах и небывалого могущества. Была только одна проблема: эти хозяева убивали эльфов, джунов, авиаков, троллей - всех. Эльфы видели этому лишь одно объяснение: Драконы исповедуют те же принципы, что и они сами, уничтожая всё, что не дотягивает до их идеала Прекрасного. Выход из сложившейся ситуации был найден - эльфы решили измениться, стать подобными Драконам, стать такими же Прекрасными. Процесс магического Изменения должен был занять около 200 лет. Не всё прошло так, как задумывалось: срок жизни увеличился вдвое, старение наступало за несколько месяцев до смерти, а появившиеся крылья давали возможность лишь невысоко парить над землёй. Но к тому моменту и мир изменился. Джуны уничтожили почти всех Драконов, но и их цивилизация погибла от таинственного Проклятья. Эльфы вновь были самыми прекрасными существами Сарнаута. Разуверившись в своих идеалах, эльфы поняли, что единственно разумное - просто жить и брать от жизни всё, что она может дать. Так в жизнь эльфов вошло понятие Удовольствия - как единственно достойной цели для смертного. Основы эльфийской государственности были заложены ещё до Катаклизма, на Балах-встречах эльфов из разных семей. Именно тогда были заложены основы Большой Игры, которая впоследствии стала основным занятием эльфов. После Катаклизма эльфы потеряли множество сородичей, теперь власть находится у глав восьми Домов, причём, чем влиятельней дом, тем весомее его голос. Все важные вопросы решаются на официальных приемах и балах, устраиваемых Семьями большой восьмерки, включая и вопросы внешней политики. Семьи активно борются за влияние в большой восьмерке, но конкуренция должна быть красива. Интрига, изящный политический розыгрыш, неожиданный альянс - это доступные методы, и чем красивее комбинация, тем вероятнее её успех. А вот подлость - это некрасиво. Орки Трибуны рвут и мечут в воплях, Опять забит кому-то гол, У орков не найдёшь такого, Кто б не любил гоблинобол. Играют мускулы на теле И кровью налиты глаза, Стена попалась на дороге, Плечом повёл - а где стена? Большинство орков - это дикий, анархичный народ, чьи интересы и потребности просты и безыскусны. Среди орков царит культ Силы, каждое племя живёт по своим примитивным законам, поэтому единства среди орков нет. Эти могучие создания очень сильны и выносливы, но слабо владеют ремёслами или магией. Поэтому их основное занятие - война. Объединяясь в орды для набегов, орки ведут преимущественно кочевую жизнь, хотя иногда и оседают - и строят что-то вроде временных городов, в которых можно жить, но которые не жалко и бросить. Орки управляют гоблинами как низшей кастой, обычно заставляя их делать всю мелкую работу. Когда великая цивилизация джунов была уничтожена Проклятьем, на обширные территории, некогда контролируемые джунами, устремились племена людей и орков. К этому времени одному из орочьих вождей по имени Череп удалось объединить разрозненные племена орков в единую и мощную Орду. Однако Череп погиб, и Орда распалась. После катаклизма орки оказались в очень невыгодном положении: своих Великих Магов у них не было, и некому было удерживать орочьи земли. В результате множество орков погибло, а выжили только те, кто остался на аллодах, подконтрольных Великим магам. Стремясь изменить такое положение, шаман Родогор заключил союз с лидером Хадагана Незебом. Незеб без зазрения совести бросал орочьи отряды на защиту своих границ от любой угрозы, орки становятся «пушечным мясом» Империи. После смерти Незеба начинаются восстания различных орочьих племён и кланов, протестующих против гибели орков, которые «своей кровью оплачивают сытую жизнь хадаганцев». Союз с Хадаганом трещит по швам. Но молодой маг Яскер делает ставку на орков, пообещав им равноправие, и с их помощью узурпирует власть в Империи. Орки сохранили чистое, почти незамутнённое язычество. Они верят в тотемных животных, в духов-хранителей клана, в мистические силы, с которыми лучше не связываться, а приносить им кровавые жертвы. В руках Верховного шамана сосредоточена власть как светская, так и духовная. В то же время среди орков всё чаще практикуется культ «героев» — великих воинов прошлого и настоящего, которые своими подвигами заслужили право быть духовными лидерами народа. Нынешний Верховный шаман Коловрат - сторонник магического развития орков и не оставляет попыток воспитания орка-Великого мага, что гарантировало бы оркам полную независимость от других рас. Гибберлинги Веселье, шум и гам в таверне, У гибберлингов «Пей до дна!» И лучше всем стоять в сторонке, Коль жизнь ещё вам дорога. Нальют, посадят, вместе выпьют, Вновь эль ядрёный замелькал, И только после пятой пинты Начнётся праздничный накал. Гибберлинги - веселые мохнатые разумные существа, когда-то населявшие отдельный континент планеты Сарнаут. Гибберлинги так и называли его - Иса, что в переводе с их языка означает «остров». Главными естественными врагами гибберлингов были суровая северная природа и племена диких орков. Море было основным источником пропитания, и оно же было спасительным убежищем - гибберлинги были отличными рыбаками и мореходами, а их корабли стали их домом. Гибберлинги очень плодовиты: рождение всего лишь близнецов - повод для скорби родителей, а вот тройняшки - это норма. Для троих братьев или сестричек есть и своё название: росток. Считается, что между гибберлингами одного ростка установлена мистическая связь - они прекрасно понимают друг друга. Гибберлинги одного ростка могут жить и отдельно друг от друга, но бывает такое редко, зато нередки случаи, когда при смерти одного гибберлинга в скором времени неминуемая гибель настигала и его родных братьев или сестёр. Было на Исе место, священное для всех гибберлингов. Место на стыке царства льда и огня, где растёт Великое Древо. Каждый гибберлинг по достижению совершеннолетия должен был отправиться к Древу и прожить там целый год, охраняя древо и город гибберлингов от набегов орков. Только выживший в этом ледяном аду становился настоящим гибберлингом и мог стать членом команды корабля своей семьи. Катаклизм обрёк расу гибберлингов на гибель. Наступающий астрал медленно, но верно пожирал Ису. Бежать было некуда - по астралу корабли не ходят. Лишь одной из их колоний удалось выжить. Им удалось уцелеть благодаря огромному метеориту, упавшему на материк тысячелетия назад и спрятанному в толще горной породы. Абсолютно случайно было замечено, что метеорит защищает от воздействия астрала. Так появились первые астральные корабли - первые переделанные морские корабли, как-то приспособленные для путешествия по астралу. Вместе с ними к гибберлингам вернулась надежда - надежда найти свою Родину. Было принято решение возвращаться на Ису. Вскоре гибберлинги повстречали другие расы. Эльфам и канийцам удалось договориться с ними - в обмен на секрет астральных путешествий гибберлингам передали ряд земель, и среди них аллод Ингос. Так они стали частью Лиги. Религиозные воззрения гибберлингов сформировались давным-давно, ещё во времена Исы, и почти не претерпели изменений. В их основе лежит вера в приметы, знамения. Все объекты и субъекты в мире взаимосвязаны - каждый из них имеет собственную Нить Пути. Нити Путей сплетаются друг с другом, образуя Ткань Мира. Отслеживая события, происходящие в мире, и знамения, являющиеся признаком изменений Узора Судьбы, можно предугадать расположение нитей в последующих рядах Ткани Мира. Как такового государственного устройства у гибберлингов нет - они часто путешествуют, поэтому стабильной структуры общества у них нет и быть не может. В стационарном поселении все управляется Старостой - наиболее уважаемым в общине гибберлингом. Декларируется, что в Столице Лиги, в Новограде заседает Палата Старейшин от общин гибберлингов, которая якобы и руководит ими. Но действительность далека от реальности - лишь один раз в истории Палату Старейшин удалось собрать. Восставшие Зэм Прекрасна смерть в своём величье, Тэп гений был, хоть и злодей, Бессмертие народу дал он В оплату плоти и костей. И если нет у тела части, То это вовсе не беда, Протез найдётся для любого - Для зэма важна простота. Восставшие - прижившееся официальное название этой расы. Сами они называют себя «люди Зэм». Когда-то давно, тысячи лет назад, Зэм были простыми смертными людьми: высокими, стройными, со смуглой кожей и янтарными глазами. Ныне это существа, большая часть тел которых заменена механикой, а лица сокрыты под масками. Восставшие - странные существа, чужие для этого мира, в который им пришлось вернуться через две тысячи лет после смерти. История Хикута - это история поисков бессмертия. Страшная и почти мгновенная гибель Джунов стала для народа Зэм поводом для магических изысканий именно в этой области. Некромантия стала важнейшей магической дисциплиной, широкое развитие получило искусство бальзамирования: считалось, что в будущем, когда секрет бессмертия будет раскрыт, некроманты Зэм найдут возможность вернуть к жизни умерших. Шли годы, но жители Хикута по-прежнему были далеки от решения своей главной задачи. И всё громче раздавались голоса тех, кто считал, что магия не способна даровать бессмертие. Нужен был другой путь. Так в цивилизацию Зэм пришла наука и технология. «Мертвое изначально не способно умереть вновь» - так говорили адепты нового учения, разрабатывающие способы заменить смертное тело механизмом, способным существовать если не вечно, то всё-таки гораздо дольше, чем плоть. Но был среди некромантов Хикута один, кто не принял новых веяний, а усердно продолжал свои изыскания, вооружившись только магией. Имя ему было Тэп. Изучая природу смерти, Тэп понял, что у каждого существа есть некая основа, искра жизни, которая заключена в теле и покидает его вместе со смертью. Тэп продолжил свои эксперименты и вскоре понял, что с помощью этих Искр может обеспечить себе бессмертие, используя их как расходный материал для поддержания своей собственной жизни. Жажда бессмертия затуманила разум Тэпа. Используя свои знания, он мог обеспечить «быстрый» способ наполнения своего хранилища. И в Хикуте разразилась страшная болезнь, которая грозила уничтожить всех. Люди умирали, а их «искры жизни» устремлялись в Пирамиды Тэпа, которые он разместил в пустыне. Расследуя причины чумы, поразившей Хикут, Механикам Зэм удалось выйти на след Тэпа, который не очень-то и скрывал своё торжество. В результате битвы личная защита Тэпа от им же насланной болезни была разрушена. Он заразился и был обречён умирать и воскресать на протяжении тысячелетий. Катаклизм, расколовший мир на аллоды, разрушил несколько Пирамид Тэпа. Миллионы Искр вырвались на свободу и устремились на поиски своих истинных вместилищ - тел людей племени Зэм. Так появились Восставшие - новые существа, обладающие разумом и памятью людей древнего племени Зэм, помещённые в полуистлевшие древние тела-механизмы. Восставшие Зэм, в отличие от простой нежити, поднимаемой некромантами, обладают свободой воли, разумом, памятью, они помнят свою историю, они горят желанием отомстить Тэпу, который стал причиной их смерти. Хадаганские некроманты, знавшие о существовании древней цивилизации Хикут, довольно быстро поверили восставшим, утверждавшим, что они и есть те самые люди племени Зэм. Поначалу Восставшие были малочисленны, разобщены и им была уготована незавидная участь - стать основным источником дешёвой рабочей силы на рудниках. Вскоре воскрес Нефер Ур - некромант и механик племени Зэм, погибший во время схватки с Тэпом. Проанализировав текущее положение дел, Нефер Ур вырабатывает свой план и приступает к его воплощению. Он поднимает восстание, которое приводит к договору между ним и Незебом - восставшие получают свободу. Оставаясь в Империи людьми второго сорта, Восставшие становятся мозгом индустриализации Империи. После прихода к власти Яскера Империя стала многонациональной страной, и не было больше деления на имперцев первого и второго сорта. Прайдены Прыжок, наскок - идёт охота, Прекрасен Ольм в лучах луны, Сегодня в ветви будет праздник, Еда важней всей суеты. Нет дела прайденам до Лиги И до Империй дела нет, Куда важней, что клан весь сытый И есть косуля на обед. Прайдены - суровый звероподобный народ, живущий обособленно на далёком аллоде Ольм. О них известно немногое: прайдены крайне неохотно посвящают чужаков в свои тайны. Прежде чем войти во взрослую жизнь, каждый прайден-подросток должен пройти ритуал посвящения, доказав свою силу и бесстрашие перед Наставниками и духами. Быт взрослых прайденов можно ёмко описать тремя словами: ремесло, охота, Ветвь. Ветвь - община, члены которой самостоятельно обеспечивают себя всем необходимым. Возглавляет каждую Ветвь Глас - воплощение древнего прайдена, чья душа осталась в Сарнауте и после смерти, чтобы наставлять на путь истинный новые поколения. Обычно с Гласом общаются Хранители Ветви, но в исключительных случаях любой прайден может обратиться к своему покровителю и получить совет. Иногда решение трудных вопросов подсказывают Первые - древние духи, жившие на Ольме ещё до Катаклизма. На заре своей истории прайдены были единым и сплочённым племенем. Они жили на континенте Иса рядом с племенами диких орков. Опасное соседство вынудило прайденов познавать искусство боя и охоты. Выживание было поставлено во главу угла. Сила стала единственным мерилом достоинства в их обществе - хворые и немощные изгонялись прочь, а не желающие уходить забивались камнями. После победы над орками прайденов охватила гражданская война за главенство. Каждый вождь считал, что именно он достоин объединить весь народ прайденов под своей волей. Но восемь вождей - и восемь Ветвей, как они называли свои общины - сплотились воедино и выступили против безумцев. Вожди стали звать себя Гласами, ибо их устами говорили мудрость и истина. Борьба закончилась победой Гласов, но им самим пришлось пожертвовать своими жизнями - так гласы стали духами-хранителями. Во время Катаклизма духи Исы окружили кольцом горы, где ждали своей участи прайдены. Они раскололи землю и вознесли горный хребет, называемый Ольмом, над исчезающим континентом. Было посажено Перводрево, которое теперь хранило Ольм от воздействия астрала. Народ Ольма по сей день живёт по своим суровым традициям и обычаям, не претерпевшим изменений. Гласы продолжают своё мудрое правление и пристально следят за новыми соседями - Лигой и Империей, готовые вмешаться в любой момент. Джуны Джуны забыты самими богами, Проклятье они навлекли на себя, В безмерном стремлении к магии крови Судьбу предрешили всего бытия. Астрал пробудился в безвременье дальнем И хлынул в наш мир сквозь открытый портал, И только Тка-Рик - последний из джунов, Известие горькое нам передал. Джуны - одна из человеческих рас. На заре времён они создали могущественное государство, построив множество красивых городов, руины которых и сейчас можно встретить на самых разных аллодах. Почти с самого начала этот народ оказался втянут в войну с драконами. Драконы, сторожившие бога Сарна, который был заточен в Сарнауте богом Нихазом, устроили охоту на все проявления жизни, созданные Сарном. И джуны, в отличие от эльфов, приняли этот бой. Тем более, их создатель Сарн сам явился к ним и благословил их на борьбу. Джуны были очень талантливым народом: помимо магии, они в совершенстве владели искусством создания боевых големов. Их телепортационная сеть покрывала весь континент, их корабли плавали по морям и основывали колонии на далеких островах, а различные рукотворные артефакты обладали невиданной силой, зачастую неподвластной даже современным магам. Война с драконами была ужасной и кровавой. Джунские Охотники на Драконов гибли тысячами, чтобы выполнить волю Бога-Отца. И всё-таки они справились, уничтожив восьмерых Смотрителей. Лишь один из Великих Драконов всё ещё оставался жив. Тогда в мир снова явился Нихаз и рассказал, что с падением последней преграды, сдерживающей Сарна, мир и джуны вместе с ним обратятся в ничто. Нихаз показал джунам Звёздные Врата - устройство, которым боги пользуются для перемещения между мирами. И обещал, что дарует им новый мир, где они будут сами себе хозяевами. Джуны могли бы поддержать своего создателя и уничтожить мир, или же предать его и выжить. Они выбрали последнее. Бог Света не смог помешать Нихазу поговорить со своими созданиями, но он действительно надеялся на то, что они не предадут того, кто создал их. Когда предательство обнаружилось, Сарн проклял джунов. Проклятье приняло форму первого из демонов, и оно было неуязвимо, вся мощь джунской империи не помогла против него. Проклятье не знало жалости или усталости - оно без остановки преследовало джунов и убивало их. Тогда уцелевшие бежали к Нихазу и слёзно молили его исполнить обещание. Напрямую Нихаз почти никогда не врёт. Не соврал он и здесь. Джуны получили новый мир - мир сырых подземных пещер и вечного мрака. И Проклятье перестало преследовать тех, кто уже не являлся джунами. Теперь они стали червелицыми. Но те из джунов, кто не пошел на поклон к Нихазу, продолжали существовать - преследуемые Проклятьем, они стали вечными изгнанниками, забывшими о величии своей бывшей родины и почти растерявшими все свои секреты. Так продолжалось до тех пор, пока один из последних джунов Ат-Зако с помощью Великого Мага Тка-Рика не смог победить Проклятье. Демоны Астрал велик в своём величье, Там смерть таится в глубине, Астральный демон тихо рыщет В безликой, чуждой тишине. Он создан лишь для разрушенья, Другой задачи не дано, Великих магов вечно ищет, Убить чтоб - всех до одного! Астральные демоны. При этих словах сердце даже самого храброго воина Лиги или солдата Империи сжимает леденящий страх. Эти жуткие существа из глубин астрала призваны сеять смерть, хаос и разрушение. Как и откуда появились эти монстры - долгое время оставалось великой тайной, над разгадкой которой бились лучшие умы Сарнаута. Но одно им было понятно наверняка: главной целью демонов были Великие Маги людей и эльфов, защищающие аллоды от поглощения астралом. Изначально о природе демонов имелось чрезвычайно мало информации. Достоверно было известно, что обитают они в глубоком астрале, из которого их организм получает жизненную силу. Вне астрала демон может находиться очень недолго: лишаясь подпитки астральной энергией, он слабеет и становится более восприимчив к вражеским ударам. Большинство из этих созданий не обладают сильным разумом, ибо по природе своей они способны лишь разрушать и убивать. В бою их тактика весьма прямолинейна и зачастую основывается на численном превосходстве. На самом деле, астральные демоны - это последние из созданий Сарна. Идеальные разрушители, чье предназначение - уничтожить Мир-Тюрьму (т.е. Сарнаут) и убить всех, кто этому препятствует. Первые демоны и правда не могли долго находиться вне астрала, но в дальнейшем Сарн научился создавать демонов новой породы, которые могли пребывать на аллодах долгое время. Демоны очень отличны друг от друга внешним видом: среди них есть как и исполинские Спрутоглавы, размером с целый остров, так и совсем небольшие астральные бесы. Часть из демонов напоминает гуманоидов, а часть и вовсе киборгов - речь о демонах-уничтожителях, которых Сарн присылал из будущего в прошлое. Демоны не лишены индивидуальности, у них есть своя Искра, многие имеют имена и прозвища, которые им дают культисты или же противники. У части демонов очень могущественные псионические способности, и они подчиняют себе разум своих жертв, влияя на их поведение, заставляя поклоняться себе.
  5. Сарнаут - планета-тюрьма, где бог Тьмы Нихаз заточил бога Света Сарна. Вначале это был безжизненный и пустой мир, где обитали лишь двенадцать Великих драконов и их слуги, сторожившие Сарна, но затем - ударивший по планете метеорит убил трех драконов, с этого момента путы Сарна ослабли и он смог пользоваться своей силой. Будучи Богом-Творцом, он начал преобразовывать планету: где были лишь лава и скалы, потекли реки и выросли леса. Очень долго Сарн трудился, готовя свое освобождение. Его целью было создать идеальных разрушителей, способных освободить его из тюрьмы. Он создал множество рас, но они не устраивали его по разным причинам, но, наконец, ему сопутствовала удача - он создал людей. Люди, со своей способностью к магии и разрушительным началом, были идеальным орудием. А наиболее способными среди людей были джуны. Поняв, что джуны вполне подойдут для того, чтобы осуществить его план, Сарн раскрыл им, что он их Создатель и благословил на войну с драконами. Драконы в то же время не бездействовали. Со всей яростью они обрушились на созданную Сарном жизнь. Они уничтожали все ее проявления - но были бессильны довести дело до конца. А джуны и вовсе нанесли им тяжелое поражение - еще восемь хранителей-драконов были убиты. В панике последние из драконов отправили гонца к Нихазу. Нихаз явился в Сарнаут к джунам. Он рассказал им о том, что если они убьют последнего дракона, то мир будет уничтожен. Испуганные джуны отвернулись от Сарна и умоляли Нихаза спасти их, и Бог Тьмы дал джунам обещание даровать им иной мир. Так джуны предали своего творца. Гнев Сарна был страшен - и он воплотился в Проклятье, перводемона, который преследовал и убивал любого джуна. Их Империя рухнула в считанные дни. А когда джуны обратились к Нихазу, он превратил их в червелицых - мерзкие создания, живущие под землей. Так джуны получили свой "другой мир" - мир пещер и подземелий. Поняв, что натворил, Сарн впал в депрессию - все-таки он был добрым богом Света. Тем временем, события развивались своим чередом. Нихаз, осознав, что драконам не удержать Сарна, вместо них создал систему Печатей - овеществленной божественной силы. Те из джунов, что не стали червелицыми, бежали от преследующего их Проклятья и рассеялись по миру. Тысячелетия прошли со времен этих событий... Казалось, эта история была забыта - никто не помнил имена Нихаза и Сарна, никто не знал, что стало причиной падения джунов... Однако катастрофа пришла оттуда, откуда не ждали. Конклав Великих Магов новых человеческих государств - Кании и Хадагана - обнаружил созданные Нихазом Печати и начал их исследование. Ошибочно полагая, что, разрушив Печати, они получат доступ к еще большей силе, Маги начали Великий Эксперимент, ставший Великим Катаклизмом. Печати треснули, сила Нихаза выплеснулась в мир Сарнауга, расколов его на тысячи парящих в астрале островков Астрал стал стремительно поглощать то, что осталось, - мир погибал. Понеся чудовищные жертвы, Великие маги с помощью крови драконов создали особое заклинание, удерживающее астрал Но теперь каждый из них был пленником своего острова - так появилось название аллоды. Никто из простых людей не знал, что в Катаклизме виновны Великие Маги - официально было озвучено, что всему виной комета, ударившая и расколовшая мир. И когда случился Катаклизм, Сарн очнулся от своего забытья. Тьсячелетия плена не прошли даром - Сарн обезумел. Ему очень сильно хотелось освободиться из своей тюрьмы. Больше он не был богом Света, теперь в нем было столько же Тьмы, сколько и Света. Его ярость и боль воплотилась в новой расе, созданной по образу его Проклятья-астральных демонах. Многие годы Сарн копил силы. И когда в 910 году началась война за Кирах, Сарн нанес свой удар - его демоны хлынули из астрала на аллоды. Они убивали Великих Магов, чтобы астрал мог поглотить остатки тверди тогда Сарна уже ничто не удержит. Однако демоны получили отпор. А вернувшийся Нихаз даровал людям и другим расам Дар воскрешения, превратив погибшего мага Тенсеса в своего рода символ, за счет веры в которого возникла новая магия Света. Опасаясь силы Великих магов, Сарн придумал иной план - он подбросил Великому Магу Скракану фальшивку, которая сообщала о неких Вратах в иной мир, уничтожив которые, можно предотвратить вторжения демонов Ловушка удалась - ведь никто не знал настоящей истории Сарна и Нихаза, даже не знал о самом их существовании. Великие Маги отправились к бессмысленную экспедицию и почти все там погибли. А Сарн попытался привлечь на свою сторону как можно больше жителей самих аллодов - так появились культисты демонов. На пороге следующего тьсячелетия Сарн уже был готов к новой попытке - на его стороне и новая порода демонов, которая может существовать долгое время без астрала, и многочисленные культисты, возглавляемые мятежным магом Гурлухсором. Казалось, на этот раз у бывшего Бога Света все получится - но... Об этом, наверное, расскажем в следующий раз.
  6. Червелицые Изменённая Нихазом человеческая раса джунов. После того, как джуны были прокляты Сарном, они обратились за обещанной помощью к Нихазу. Тот, посмеявшись, превратил их в червелицых, кошмарные создания, которые не выносили солнечного света и предпочитали жить под землёй. Изгнанные с поверхности, Червелицые заняли многочисленные пещеры и катакомбы, построенные джунами в период расцвета - и на долгое время исчезли из истории. Со временем никто уже не связывал червелицых и джунов, и само их существование стало тёмной и мрачной тайной. Помимо ужасного облика, червелицые получили мощные псионические способности, кроме того, в их власти оставались и многочисленные големы, а также другие технологии джунов. Руководство этой расой взял на себя Сверхразум - особый совет наиболее одарённых червелицых. Их общество разделилось на магов, мистиков и воинов. Но существовала и отдельная четвертая «каста» - Истребители, которые были охотниками, скрывающимся в тенях. Тысячелетиями червелицые существовали тайно, почти не покидая мрака своих пещер, втайне наблюдая за деятельностью иных рас. И со временем само их существование стало легендой. Однако сами червелицые ничего не забыли и не простили. Они всё ещё ненавидели драконов и их подручных, помнили о коварстве Нихаза. И когда тот второй раз появился в Сарнауте, червелицые решили обхитрить Бога Тьмы. К тому моменту Проклятье джунов было уничтожено одним из потомков тех джунов, которые сохранили человеческий облик - Ат-Зако. И хотя червелицых и их людских собратьев разделяло уже очень многое, Ат-Зако стал героем и для тех, кто в своё время поверил Нихазу. К сожалению, после смерти Ат-Зако попал в услужение к Нихазу, и тот сделал его стражем настоящего Откровения. Червелицые (хотя и не все) решили принять участие в Спектакле, который Бог Тьмы организовал с целью разоблачить обман Сарна. У Сверхразума возник план, который позволил бы джунам всё-таки получить доступ к Звездным Вратам и покинуть этот мир. В ходе его выполнения они смогли даже договориться с драконами, а именно с Огненным Отцом, который помог воскресить Ат-Зако в новом теле. После того, как джун, победивший Проклятье, возглавил их войска, червелицые разорвали все альянсы, начав войну на три фронта: против драконидов, против культистов Сарна и против Нихаза, который привлёк на свою сторону наёмников и героев Лиги и Империи. Колоссальная битва развернулась на осколках Гипата в борьбе за врата в Мёртвый Город. Червелицые бросили в сражение всю свою мощь - в том числе и чудовищных големов Рам-Шайтана и Ультраниса, на бой вышли и многие члены Сверхразума, в частности величайшие наставники Ацтлан, Коатль и Шилонен. Сам Ат-Зако командовал войсками, которые штурмом прорывались через руины Мёртвого Города. Увы, все усилия были напрасны: воспользовавшись противоборством демонов, драконов и червелицых, Нихаз в очередной раз натравил их друг на друга и разбил поодиночке. В пещерах тёмных и глубоких, От мира скрытых на века, Таится раса древних джунов, Нихазом проклята она. Коварство, ненависть и злоба Псионикам теперь под стать. Увы, но прежней расой гордой Теперь им никогда не стать. Дракониды «Совсем недавно мир не знал о них ничего. И за какие-то считанные годы они расплодились настолько, что грозят захлестнуть весь мир, смести всё и вся лавиной своей чешуйчатой плоти», - так говорил о драконидах один из червелицых. Когда драконы столкнулись с джунами в кровавой и разрушительной войне, их проигрыш был во многом обусловлен тем, что джунов было очень много, а драконов мало. Хотя джунские охотники на драконов и гибли тысячами в попытках истребить драконий род, им было достаточно убить одного дракона, чтобы нанести тем серьезный ущерб. После того, как и Нихаз отвернулся от драконов, те решили найти собственных последователей, многочисленных, для которых потери не будут столь фатальны. Так избранным народом стали ящеры. Однако ящеры были довольно слабы, не чета джунам и уж тем более демонам. К счастью для них самих, драконы нашли способ создать из ящеров новый народ - драконидов. Дракониды появлялись из украденных и магически изменённых яиц ящеров. И хотя ящеры были этим весьма недовольны, сами драконы, а в особенности последний из Великих Драконов - Огненный Отец, возлагали на драконидов большие надежды. Сами дракониды поклонялись ему как богу. Итак, втайне драконы стали готовиться к войне. Первый контакт людей с драконидами состоялся на Кольце Дракона, где Охотники на Демонов спасли драконицу Силайю. Хотя поначалу дракониды атаковали охотников, затем после переговоров с Силайей был заключен альянс. В дальнейшем герои Лиги и Империи встретились с драконидами на Острове Откровения, когда дракониды, червелицые и Нихаз заключили союз против демонов и культистов Сарна. Героям Лиги и Империи пришлось немало побегать и даже побрататься с некоторыми драконидами, прежде чем разногласия были улажены. На Сумеречном острове дракониды с помощью драконов Силайи и Агруса нанесли существенный ущерб культистам, а кроме того, в действие вступил их секретный договор с червелицыми, который позволил драконам убить короля спрутоглавов Ар'Канима и получить слиток астрального железа - осколок одной из печати Сарна. После того, как Великий Дракон получил то, что ему надо, Нихаз и червелицые стали помехой на пути к Мёртвому Городу. Огненный Отец приказал атаковать своих бывших союзников - в том числе и Охотников на демонов, чей лагерь располагался на острове драконидов близ Острова Откровения. Предательская атака была слишком внезапной, чтобы охотники сумели отбиться, однако многим удалось бежать и спасись. Испытывая жажду мести, уцелевшие объявили сезон охоты на драконидов и прочих драконьих союзников, устроив настоящий геноцид и вырезав весь их молодняк. А на острове Фронтир герои Лиги и Империи впервые встретили Королеву Драконидов - следующее звено их эволюции, огромную самку, которая была способна откладывать яйца, которые не нужно было магически изменять. Сражаясь одновременно с культистами, червелицыми, слугами Нихаза и героями, дракониды несли чудовищные потери, однако настоящая трагедия ждала их в Мёртвом Городе. От рук героев Лиги и Империи пал не только Фламринг Огненосец, шаман драконидов, который был способен использовать Силу Печатей и открыть Звездные Врата, но и сам Огненный Отец - последний из Великих Драконов. Ящер плачет над гнездом, Не хватает яиц в нём, И как встарь отец Дракон Закаляет их огнём. Вскоре время подойдёт И скорлупка отпадёт, Из яйца на мир глядит Новый птенчик - драконид. Архитекторы Архитекторы - пришельцы в мире Сарнаута. В глубинах главной шахты Ферриса экспедиция Историков столкнулась с невиданными ранее существами, зовущими себя Архитекторами. Их сила была близка к божественной, и единственным их желанием было искоренение хаоса, проявление которого они видели в каждом живом существе Сарнаута. Именно от одного из них - Ваятеля - Тэп получил частицу своей мощи, после чего покинул комплекс, беспечно оставив пленённого Архитектора в живых. Экспедиция, сама того не зная, освободила Ваятеля из его тюрьмы, чем едва не позволила остальным Архитекторам прорваться в Сарнаут. Объединив усилия, герои смогли дать существам из другого мира достойный отпор. Однако, хотя предводители Лиги и Империи думали, что Путь из мира Архитекторов в Сарнаут теперь закрыт, те смогли найти лазейку и вновь вернуться в Сарнаут, где попытались установить новый порядок - идеальный порядок, мёртвый и жуткий в своей исключительной правильности. Враг не считался ни с чем, и единственная сила, способная была ему противостоять, - вера людей. Благодаря отчаянной вере в победу простых бойцов Лиги и Империи, объединившихся в Альянс, удалось превозмочь натиск бесчисленной орды и остановить продвижение врага. Но сможет ли вера уничтожить создание, которое не верит ни во что... Или же верит лишь в себя и свою правоту? Судя по всему, архитекторы - это раса с единым созданием, смысл существования которого - преобразование других существ и миров, превращение их в своё подобие. Слова Ваятеля: «Все они вначале отказывались. Тысячи миров, миллионы оттенков Хаоса - но все они похожи на один. Хотя бы в своём страхе вы сохраняете единый Порядок». Поэтому очевидно, что Сарнаут - далеко не первый из миров, который Архитекторы надеются завоевать. Сам Ваятель, однако, долгое время был оторван от других Архитекторов, и это, видимо, создало в нем отдельную личность. На Дайне Ваятель использовал недовольных ситуацией жителей, привлекая их в некий культ, под предводительством минотавра Копыто (одного из помощников правителя Дайна), и вступил в противоборство с другими архитекторами. Помимо Ваятеля, существует ряд других архитекторов, которые имеют некую специальную функцию - их называют Архонтами. Во время сражения за Дайн герои Лиги и Империи встретили пятерых таких Архонтов: Айна, который мог управлять временем, Крига - архонта войны, Саванта - архонта познания, Зенита - архонта-наблюдателя и Вершителя, архонта-созидателя. Хотя планы архитекторов на Дайне были разрушены, их угроза не была окончательно устранена. Одно сознанье и Порядок, Единый мир среди миров, Всё остальное - это Хаос, Архонт с ним справиться готов. Весь мир изменит под копирку, Создаст безликих, как и сам. Он словно робот без программы, Забывший отдых дать мозгам. Авиаки Авиаки - один из народов Сарнаута, птицеподобные крылатые создания, стоящие на относительно низкой ступени развития. Несмотря на это, авиаки сыграли немалую роль в судьбе Сарнаута. Герои Лиги столкнулись с ними на Кватохе в Темноводье, где авиаки приняли сторону канийских мятежников, которые смогли убедить их в своей правоте. Другое племя авиаков оказало помощь Найану в борьбе с вампирами-культистами на Авилоне, который пытался уничтожить Арманд ди Дусер с помощью Дворца-Галеона. Но самую большую роль авиаки сыграли на иллюзорном Ирдрихе, где они оказались вовлечены в борьбу против Тэпа. На Ирдрихе в своё время было одно племя авиаков, которое в силу возникших противоречий, разделилось на два племени: «белых» и «красных» авиаков. По словам призрака вождя Арики: «Потом Народ стать глуп. Брат терзать брат, и крыло идти война на крыло. Не стать Народ, а стать два племя. И зарастать тропа к могиле Арики. Потом приходить большая тьма и убивать оба племя. Арики стар, мудр и мёртв, Арики знать. Недостойный потомки не знать и продолжать война, хотя все давно мёртв. Народ даже не поднять рубило, чтобы защититься от большой тьма: Сверкающий крыло бить Стальной крыло коготь, а Стальной коготь бить Сверкающий». Как оказалось, реальный Ирдрих был уничтожен Тэпом, который создал мир иллюзий, почти в точности повторяющий уничтоженный им реальный мир. Все обитатели этого иллюзорного мира продолжали думать, что они реально существуют, хотя на самом деле были давно мертвы. После того как Тэп был уничтожен героями Лиги и Империи, Вероника похитила его искру. С помощью искры она смогла перенести несколько рас из мира иллюзий обратно в реальный мир, в том числе и объединившиеся племена авиаков. «Куаль куарр, бескрылый! Зачем ты приходить в наше новый гнездовье с война? Мы ещё на Ирдрих устать от драка. Мы устать хоронить храбрый красный и белый воин, который убивать друг друга. Мы хотеть мир, мы молить небо о нём. И тогда к нам спускаться Дочь Небес! Звёзды выстлать её путь, ветер дать ей крылья, шторм быть её голос! Дочь Небес сказать, чтобы красный и белый отринуть вражда, и тот, кто смочь - жить в мир и спокойствие в далёкий-далёкий земля. И Дочь Небес не соврать! Она колдовать могучий магия. Три день колдовать! Ветер выть, небеса стенать, её рыжие волосы развеваться, звёзды плясать в небосвод... Так красиво и страшно быть! Дочь Небес привести нас сюда, а сама уходить - ещё так много авиак и глупый бескрылый, которых спасать надо быть. Мы каждый день молиться, почитать Дочь Небес, приносить обильный дары к её алтарь! Мы верить в её доброта и сила! И вера наша крепка быть.» Крылья гордые расправил, Когти выпустил свои, Авиак хранит отважно Уголок своей земли. Лишь богам беспрекословно Поклоняется весь род, Чиркнул спичкой и стал богом - Тёмен очень тот народ. Текуани Текуани - ещё одно племя с Ирдриха, которое, как и авиаки, было уничтожено Тэпом и воссоздано в мире иллюзий. Однако история текуани гораздо более долгая. В своё время Ирдрих был островом посреди океана, и туда однажды приплыли джуны. Текуани приглянулись им. Джуны построили город Текуатль и стали покровительствовать текуани - обучали их, дали им големов для защиты. Но после того как джуны пали жертвой Проклятья Сарна, для текуани началась новая эпоха - век мрака и одиночества. Они копали корешки, охотились на мышей, учились сами разводить костры и шить себе рубище. Долги были эти дни и полны печали. В эти тёмные и мрачные века после гибели джунов с текуани был дух Ирдриха, крокодил Генлун. Только благодаря ему они не сгинули, не встали на четвереньки и не разучились говорить. Но потом пришел Тэп. Он изменил память текуани, заставил их забыть Генлуна, заменив его Мороком, под именем Бессмертных. Лишь немногие из текуани всё-таки помнили правду. По словам самого Генлуна: «В былые времена я хранил текуани, а они платили в ответ своей любовью - мне никогда не было нужно другой жертвы. Они не смели трогать крокодилов, а крокодилы не трогали их. Теперь всё не так: меня помнит только старый Че-Го, текуани бесстыдно бьют крокодилов, а те уминают их за обе щёки. И не то страшно, что текуани забыли меня. Страшно, что они забыли себя». К счастью, узел лжи удалось распутать, текуани вновь вспомнили о Генлуне, а Бессмертные были свергнуты. К сожалению, несмотря на крушение планов Тэпа, этот маленький народец, казалось бы, перестал существовать, оставаясь лишь иллюзией, созданной безумным некромантом. Так продолжалось до тех пор, пока Вероника не перенесла текуани на заснеженный остров Лумисаар, уже в реальном мире, воспользовавшись силой Искры Тэпа. Однако, в отличие от авиаков, которые отбросили свои старые разногласия, текуани, наоборот, разделились на две фракции - одна продолжила поклоняться Генлуну, а вот вторая стала верить в Свет, как и последователи Тенсеса. Однако вера этих новообращенных текуани была намного более нетерпимой и фанатичной, чем вера Церкви Света. Светопоклонники пошли войной на своих собратьев, которые остались верны старым традициям. Мягкий мех, большие уши, Очень милое лицо, Текуани, как игрушки Ходят в летнем кимоно. Очень любят апельсины, Бог Генлун их всех хранил, Жертвой брал одну любовь лишь - Самый добрый крокодил. Механоиды Механоиды - искуственно созданная раса, фактически роботы с искусственным интеллектом. В настоящее время существует три вида механоидов, все созданы различными зэмами. Самый первый создатель механоидов - Негус Джиг, один и культистов Тэпа, работавший в закрытой лаборатории на Феррисе, отослал их чертежи другим культистам Тэпа. А уже после уничтожения Тэпа новых механоидов начал делать Номарх Ивлис, олигарх из Свободных торговцев, чьи лаборатории располагались на острове, известном как Фабрика Смерти. Когда Тэп получил новое тело в НИИ МАНАНАЗЭМ, он вместе со своими механоидами отправился на Феррис. Там у него вышла стычка с Негусом Джигом, который к тому времени попал под влияние Ваятеля. Механоиды Джига оказались сильнее Тэповых, и тот был изгнан с аллода, вернувшись уже на Ирдрих. Незадолго до его окончательного поражения группа механоидов под предводительством одного из них, известного как Вертер, сбежала с острова, не желая участвовать в войне. Как он сам рассказал: «Мы - дефективные слуги Тэпа, не желавшие воевать. Я увёл на этот остров всех, чей разум свободен, чтобы построить свой механический рай без некромантии и Нихиль. Жрецы увязались за нами. Они помогли нам с первой фазой: Интеграцией. Все, кроме меня, объединились в единое сознание Интеграла. Я должен был проследить за второй фазой: Эмергенцией. Из нашего объединения должен был родиться божественный сверхразум. Системная ошибка: жрецы прервали процесс и заточили меня сюда. Они контролируют беззащитный Интеграл и тела моих братьев. Они хотят быть как Тэп. Им нужна только власть. Необходимо повторить операцию. Демонтируйте жрецов. Возобновите Эмергенцию. Машины не забывают добра». Механоиды Номарха Ивлиса не были столь автономны, хотя он и распространил по аллодам настоящую армию, начав продажу ездовых машин «Ловчих», которые должны были по его команде атаковать. К счастью, его планы были разрушены одним из агентов имперского Комитета. Среди других известных механоидов можно упомянуть чудовищного Пожирателя Искр, стражей Портала и Пирамиды - Визгуна и Вышибалу, механоидов из Лабораторного Комплекса на Феррисе - Блюстителя и Десницу с Шуйцей. Большое сходство с механоидами имеют големы джунов, которые тоже способы действовать самостоятельно в течение долгого времени. Свои автономные системы есть и у эльфов: например, Сирена и её копия Сивилла. Не стоит забывать и про помощников у Целителей или об устройствах инженеров. Интеллект сокрыт в программе, Превзошёл великих Зэм, Лишь контроль своих хозяев Не даёт свободы всем. Механоид же - машина. Значит, нужен ей уход, Без внимания ржавеет, Сам он масла не зальёт. Гоблины Гоблины - одна из наиболее многочисленных рас в Сарнауте. Её представители встречаются как на аллодах Лиги, так и Империи, а также на нейтральных аллодах. Сами гоблины находятся на разных этапах развития - есть как и племена примитивных дикарей, так и гоблины-олигархи и президенты. Больше всего гоблинов, конечно же, в Империи. И тому есть историческая причина: в своё время орки охотно подчиняли себе более слабых гоблинов, заставляя их работать на себя - и после того, как орки вошли в Империю, в неё вошли и гоблины вместе с ними. На улицах Незебграда часто можно встретить гоблинов чернорабочих, бездомных гоблинов, живущих в разрушенных домах и на пустырях. Многие их них вошли в преступный мир имперской столицы. А за её стенами существовала и целая гоблинская мафия, которая добывала пси-соль - мощный наркотик на дне Мёртвого Моря - и продавала её оркам и хадаганцам. Не меньшую роль гоблинская мафия сыграла и в противостоянии на Святой Земле. На плато Коба были найдены особые артефакты, которые возникали вокруг Мест Силы, которые здесь назывались аномалиями. Прежде вырывающаяся сила Тенсеса принимала вид артефактов, наполненных силой света, которые давали лечение и защиту. Но после того как культисты демонов стали осквернять другие места силы, эти артефакты изменились, наполнившись тьмой. Так случилось, что первыми их обнаружили именно гоблины. Поначалу гоблины под предводительством одного из них по имени Плу Крохобор, принадлежавшего к Свободным Торговцам, пытались провернуть сделку, продав артефакты Лиге или Империи, устроив между ними аукцион ради получения наибольшей цены. Но сделка сорвалась после того, как артефакты Света, названные Святым Оружием, потеряли свою силу. Дальнейшее расследование, проведённое героями Лиги и Империи, привело их на Плато Коба. Там герои приняли участие в борьбе против гоблинов, которые построили стену, отгородив четыре из пяти аномалий. Помимо гоблинов, за артефактами Тьмы охотились и другие представители разных рас, объединившиеся в братство Старателей. Наконец, после разгрома базы гоблинов удалось узнать, что их глава, Козырь Богатей, продал большое количество артефактов тьмы, которые были переданы историкам, а точнее - стоявшим за ними культистам демонов. Сами же вожаки гоблинской мафии были отправлены в канийскую тюрьму - Новореченский каземат. Стоит упомянуть и об отдельной Гоблинской республике, которая существует на отдельном острове в астрале, возглавляемая избираемым президентом. Пост президента уже долгое время занимает Уруб. С этого острова гоблины проводят пиратские рейды, нападая на корабли в астрале. Многие из астральных островов были захвачены хитрыми гоблинскими вожаками - среди таких, например, Старая выработка, где вольготно правил Гым Жадюга. И, конечно же, рассказ о гоблинах будет неполным без упоминания Очень Уважаемого Гоблина - могущественного олигарха, продавца самых ценных и редких товаров в Сарнауте. Имеющий собственные представительства в каждой из столиц, Очень Уважаемый Гоблин по своему влиянию вполне способен сравниться с главами фракций. Хитрый ум, в глазах коварство, Он глядит из-подо лба. Пусть он маленького роста - Нет жадней, чем он, жлоба. Мать свою готов продать он Ради прибыли большой, А в Империи он мусор, Ни гроша нет за душой. Вампиры Вампиры в Сарнауте - это преобразованные магией крови эльфы. В настоящее время два Дома эльфов преобразились в вампиров по ряду обстоятельств. Первыми вампирами стал Дом ди Дусер после того, как Глава этого Дома Арманд принял помощь Тэпа, обучившись у него особым ритуалам магии крови.Благодаря этим знаниям, Арманд сумел использовать силу астральной Тьмы, только платой за эту силу была кровь, которой теперь должен был питаться Арманд ди Дусер и его клевреты. Арманд в своё время проиграл на Великом Балу состязание в некромантии молодому принцу Даккару из Дома ди Дазирэ и, затаив обиду, решил отомстить. Приняв помощь Тэпа, он похитил Искру возлюбленной Даккара - Светланы Валирской. А когда Даккар попытался оживить свою невесту, Арманд вмешался в его ритуал, извратив его суть, - в итоге Светлана и все жители Замка Валиров стали нежитью. Эльфы сумели найти след, который вел к Арманду, но вот тайна его союзника долгое время отавалось нераскрытой. Дом ди Дусер за нарушение правил Большой Игры попал в опалу. Арманд придумал новый, гораздо более страшный план мести. Незадолго до начала следующего Великого Бала, он соблазнил одну из представительниц Дома ди Ардер - Вивиан. Дом ди Ардер в это время вместе с Домом ди Дазирэ занимался постройкой Дворца-галеона, уникального корабля. Вивиан по наущению Армада пронесла на его борт артефакт тьмы, который осквернил как и сам корабль, так и остров Тенебра, где корабль строился. Волна тьмы преобразовала созданий, живущих на острове, исказив их облик и заразив вампиризмом. После того, как эльфы домов Ардер и Дазирэ бежали из корабля, эльфы-вампиры дома ди Дусер заняли Дворец-Галеон, превратив его в Цитадель Тьмы. К счастью герои Лиги довольно быстро разобрались в происходящем. По приказу Маргариты ди Дазирэ они уничтожили Арманда, отрубив ему голову, что должно было предотвратить его воскрешение. Однако Арманд вернулся - его оживил Гурлухсор с помощью клонирующего устройства, которое использовали культисты демонов вместо Дара Тенсеса. Гурлухсор создал копию Дворца-Галеона с помощью украденных чертежей и отправил Арманда разбираться с Историками и их главой - Найаном, которые расположились на аллоде Авилон. Но и здесь Арманд и его вампиры, присягнувшие на верность демонам, потерпели поражение - Найан сумел спасти Авилон от окончательного уничтожения, а герои Лиги и Империи добыли ключи, которые в итоге позволили раскрыть базу культистов на Осколке Язеса. Именно там Арманд и потерпел окончательное поражение. В очередной раз воскрешённый, он удерживал позиции у Башни Гурлухсора и там принял окончательную смерть. Однако многие вампиры из Дома ди Дусер спаслись и в дальнейшем участвовали в самых разных событиях.Например, матриарх дома ди Дусер, вероятная жена Арманда - Кармилла ди Дусер - оставалась в захваченном вампирами поселении эльфов Ал-Риате на Умойре. А один из влиятельных членов этого дома - Алистар ди Дусер - захватил деревню на острове Трехполье. Были и вампиры, которые отреклись от тёмных путей Арманда. Так, вампиры на острове Енох жили в мире с местными селянами. Оставалась и дочь Арманда - Роксана, которая и вовсе не стала вампиром. Вторым домом, которого поразило это проклятье, был малый Дом Тристес. Глава этого дома Алир ди Тристес привез своей новой жене - Недоле Тьмущинской - в подарок зеркало джунской работы. На его беду, это зеркало оказалось могущественным и тёмным артефактом, обладающим собственной волей. Оно настроило Недолю против дочери Алира Аннет, и той пришлось бежать из дома. Аннет нашла приют у семи богатырей, которые жили в лесу, но и там Недоля отыскала её и отравила. Богатыри похоронили Аннет в хрустальном гробу. Когда на этот остров вернулся жених Аннет Елисей, он убил Недолю и, найдя место захоронения своей невесты, разбил гроб. Увы, оказалось, что Аннет стала вампиршей. Елисей остался с ней, надеясь её излечить, но всё было тщетно - Аннет превратила всех, кто оставался на острове, в вампиров. Глаза прекрасны и кровавы, Клыков сверкающий оскал, Вампир уже наметил жертву, Печальный ждёт её финал. В кровавом, жутком ритуале Явился некромантов ряд, Сарнаут никогда не видел Темнее магии обряд.
  7. Надо сказать, что история Сарнаута дает множество поводов сказать «Не так все было!» Ведь многое укрыто покровом тайны, множество событий дошли до широких кругов в искаженном виде. В этом мире издревле действовали силы, которые вовсе не желали, чтобы кто-то знал об их истинных мотивах. Поэтому, например, о причинах вражды джунов и драконов знали немногие. О том, что Великий Катаклизм, расколовший мир на аллоды, это дело рук Великих Магов — не знал вообще практически никто. Иные ошибки стоили нам слишком дорого — так чуть не стало фатальным заблуждение Скракана, который поверил в подложное Откровение Тка-Рика и начал Великий Астральный Поход. В 1017 году эры Аллодов мы открыли множество тайн... Однако есть еще много всего, что осталось в тени. В этот раз мы перечислим такие «белые пятна» истории, которые могли бы стать потенциальными источниками новых Тайн Мира или завязок будущих сюжетов. Очень советую прочитать наш старый материал по Хронологии, чтобы ориентироваться в истории. 1. Древнее королевство эльфов Айрин и Первые Великие Маги В мануале к Аллодам Онлайн о первом государстве эльфов написан буквально один абзац: «На Йуле существовало немало государств, зарождавшихся, процветавших и со временем приходивших в упадок. Одна из самых древних цивилизаций, известных в наше время, — эльфийское королевство Айрин, располагавшееся на северо-западе Йула. Это было закрытое для посторонних государство, и расовая принадлежность была главным критерием его подданства.» И собственно говоря — это все. Не густо, не так ли? Но с обновлением 7.1 у нас появился такой интересный элемент той эпохи, как Зимний Дворец, и пятерка статуй древних героев, что позволило сделать некоторые выводы. Эльфы до Изменения вовсе не чурались воинского дела. Среди тех героев есть как и мечник, так и лучница. Маэглин Беспощадный, эльфийский воитель Мэлле Ольха, повелительница лесов Виго Чаропевец, могущественный чародей Кир Глаэн, эльфийский владыка Этель Оссэ, скорбящая целительница Можно также заметить, что у тех эльфов сильно отличались имена. Нынешних Домов не было и в помине. Как замечает сам Найан, после Изменения: «...эльфы начали свою жизнь заново. Они постарались забыть прошлое и преуспели в этом». В своих «Летописях» Найан отмечает, что история их расы началась в 2100 году заново. Прошлое — полузабытый детский счастливый сон. «Эльфы проснулись и начали свою жизнь почти с чистого листа. «Вот почему в истории мира и истории эльфов так много белых пятен», — сетует Найан. — «Но это всё, что у нас есть, и нет никого, кто мог бы рассказать о прошлом более, чем древние эльфийские рукописи моей библиотеки, коих сохранилось так мало». Следующий вопрос касается уже Великих Магов. После изменения эльфы остались одной из самых магически одаренных рас Сарнаута. Именно среди них появились первые Великие Маги. И именно эльфы создали Конклав Великих Магов. Что здесь интересно: Конклав существовал какое-то время в только эльфийском составе. «В 2298 году был образован Конклав Великих магов, основателями которого были именно эльфы. Лишь позже к ним присоединились люди, первым из которых был Скракан, приведший за собой Тенсеса и Незеба — двух будущих вождей Кании и Хадагана.» То есть первые люди в Конклаве — это Скракан, Тенсес и Незеб. Одним из основателей Конклава был Просперо (эльф), который дожил аж до Катаклизма. По сути Великие Маги бессмертны. Скракан прожил 3 тысячи лет, например. (Великие маги открыли секрет долгой, почти вечной жизни. ... секрет долгой жизни — одна из самых охраняемых тайн Конклава, и лишь Великие Маги обретают эту способность. Известно лишь, что обретение этого дара неразрывно связано с самим обрядом посвящения в Великие Маги, а потому «почти бессмертие» было и остаётся уделом избранных.) Однако в эльфийском Конклаве в 3000+ году во главе Совета (это самая важная семерка из сорока магов) становится человек. Что же такое случилось с другими основателями Конклава? Хороший вопрос, я думаю! Кроме того, вскоре членами Семерки становятся и Тенсес с Незебом. То есть в какой-то момент бессмертные эльфы, могущественные членов Конклава, стали его покидать... в результате смерти? Или же по собственному желанию? Встает вопрос — все ли эльфы согласились с прекращением экспериментов? Все-таки их цель не была достигнута: «Не всё прошло так, как задумывалось: срок жизни увеличился вдвое, старение наступало за несколько месяцев до смерти, а появившиеся крылья давали возможность лишь невысоко парить над землёй. Несомненно, что скорректировав процесс Изменения, запустив его ещё раз, рано или поздно эльфы достигли бы всех поставленных целей.» Не желали ли некоторые члены Конклава достижения этой старой цели, стремясь продолжить войну за Красоту и все-таки став подобными драконам? (Здесь еще стоит обратить внимание на существование в мире Сарнаута фей. Не являются ли феи неким черновым вариантом эльфов, созданными могущественными магами? Известно, что, например, тот же Климент ди Дазирэ продолжал экспериментировать именно над живыми существами.) Интересен и состав Конклава на момент Катаклизма. Судя по описанию, Великих магов было все-таки больше 40 — их изрядно погибло, но и аллодов они удержали прилично. В их числе и наши Покровители (ведь это на самом деле имена реальных Великих Магов, хоть и привязанных к Печатям Нихаза «от балды») плюс те, кто выжил (Найан, Йокке, Скракан, Незеб, Тенсес, Гурлухсор), а Яскер, Смеяна, Урд — это уже более молодое поколение. У эльфов аллоды сумели удержать маги, связанные с будущими Великими Домами, отсюда зарок их будущего могущества. И возвращаясь к вопросу о магии и магическом изменении — совсем нераскрытой осталась фигура того самого Легендарного Орка. «И когда-то давным-давно, в незапамятные времена, наше племя произвело на свет собственного Великого Мага, и он держал аллод не хуже, чем маги людей. Мы называем его Легендарным Орком. Но, увы, следы его затерялись в глубине веков.» Известно, что Великий Маг Клод ди Вевр пробовал обучить шамана орков Родогора магии, и у него ничего не вышло. Но откуда все-таки взялся Легендарный Орк и у кого он выучился возможности удерживать аллод? Увы, к истории Великих Магов сюжет пока не обращался. Остается надеяться, что со временем к этим темам вернутся. 2. Империя джунов и государство Хикут Как и о королевстве эльфов, о них нам известно очень малое. Кто были правителями этих государств? Их государственное и административное устройство? Почему сейчас у червелицых (тех же джунов, причем судя по Наставникам, после превращения они стали бессмертными) сложился такой институт власти, как Сверхразум? Почему все Зэм после воскрешения автоматически получают научное звание? Из интересных вопросов можно также вспомнить о взаимоотношении джунов с такими могущественными духами стихий, как Выжига или Хлад (Айаутеотль). Или о компании стихиепоклонников среди Зэм, известных как Еретики (Иасскул Флаах, Негус Минхотеп, Негус Хаифа, Негус Зиракх). Сдается, стихии были тогда более активны, чем сейчас. Или о других государствах, существовавших до Катаклизма? «На Йуле существовало немало государств, зарождавшихся, процветавших и со временем приходивших в упадок». Были ли свои государства у ламий? Авиаков? Лесовиков? Как с ними взаимодействовали те же джуны и хикутцы? Наконец, одна из старых отсылок, одно из моих любимых не выстреливших ружей, связанное с божествами Зэм. Нихаз на Кирахе говорит буквально следующее: «О чём же тебе рассказать?.. О Сарне? Рановато, прибережём напоследок. О том, кого древние Зэм называли Нихом? Сам узнаешь со временем...». Воплощением Ниха культисты считают самого Тэпа. Был ли Них самим Нихазом? Или кем-то иным? Мы так об этом и не узнали. 3. Становление Кании и Хагадана Если бы я выбирала, о чем написать книгу в мире Аллодов, то смело бы выбрала именно этот отрывок истории Сарнаута. Множество событий: приход племени Аро на руины цивилизации джунов, война с орками, объединение племен, становление Скракана членом эльфийского Конклава, его ученики — Незеб и Тенсес — еще лучшие друзья, таинственная смерть вождя орков Черепа (!), соперничество за власть, та самая дуэль и изгнание Незеба, возникновение Хадагана. Увы, все это лишь довольно скупо описано в хронике. И, конечно, изрядное белое пятно представляет собой вся дальнейшая история людских государств в Старой Эре 4. Урд, Повелитель Душ И Проклятые Земли, и Печать Тайны нашли свое «продолжение» в сюжете Аллодов. В какой-то степени их истории именно заканчиваются в Мертвом городе и в Кургане. Но вот сюжет «Повелителя Душ», второй части Аллодов, напрочь игнорируется. Хотя у нас есть Язес, вернее, его два осколка, никакие события из «Повелителя Душ» не оказали влияние на текущий сюжет. Хотя там было множество колоритных персонажей, например, эльф-отшельник, друиды Древнего леса, наконец, сам Великий маг Урд. Остался открытым вопрос, чего, собственно, он в итоге добивался? Зачем нужна была эта интрига с заменой короля на послушного зомби? Уж не пошел ли он той же дорожкой, что и Тэп? А почему на происходящее среагировал тот же Скракан, но не Незеб, частью владений которого был Язес? Что случилось с легендарной короной короля Язеса, которая давала владельцу полную защиту от магии астрала (всей «божественной» в АОшных реалиях)? 5. Метеорит Гибберлингов Продолжим более мелкими и конкретными вопросами. «Тем временем гибберлинги обживают Ингос и отправляют корабль на свой каменный остров. Цель экспедиции — организовать массовый исход гибберлингов со старой родины на Ингос и доставить гигантскую глыбу метеорита, которая является залогом существования гибберлингов в рамках Лиги.» «В 957 году происходит первая астральная битва. Корабли Империи встречают флот гибберлингов, перевозящий с Каменного Острова глыбу метеорита. Результат битвы неизвестен — оба флота, очевидно, погибли в этом бою.» Вопрос: что, собственно, в итоге случилось с этой каменной глыбой? 6. Демоны-уничтожители Насчет Кираха. Уничтожители. Демоны Сарна, которые присылались из будущего, чтобы убить нас. Нам помог с ними справиться Осколок Астрального серебра (осколок Печати?) с Могилы Джуна. Осталось неясным, из какого будущего приходили эти «терминаторы»? Особенно занятно этот вопрос выглядит в свете того, что Сарн был уничтожен после событий «Битвы Богов», а никаких фабрик уничтожителей так и не появилось. Так Сарн ли их посылал? Или некий новый владыка демонов? 7. Кирах и изменения во Времени Кирах. Ладно, если Нихазу было нужно Сердце Дракона для нас (для перерождения), то тут понятно. Но ведь изменение прошлого было нужно не только для этого! Указывалось, что это имело свои последствия — что Яскер глубже занялся некромантией, а Негус Тот, будущий Директор НИИ МАНАНАЗЭМ, увлекся религией — обо всем этом упоминает Нихаз, и говорит, что это еще сыграет свою роль. Но до сих пор это еще никак не проявилось в сюжете игры. Кроме того, на разрушенном Кирахе была база охотников, о ее существовании упоминается и в 7.0, но ведь Кирах не был разрушен? Как-то это должно было повлиять. Вообще было бы любопытно увидеть современный Кирах. 7. Слуги Нихаза и Цитадель «Не нравится мне эта земля. Здесь темно и сыро. То ли дело — наш родной мир!» (с) Слуга Нихаза про Остров Откровения Цитадель Нихаза. Что это такое? Космический корабль? Средство перемещения между мирами? Не похоже, чтобы его построили прямо там, на Острове Откровения. Вообще, было бы интересно посмотреть на мир, откуда пришли все эти «помощники Нихаза», похожие на дракончиков. Почему они служат ему? Некоторые вон остались у нас даже после того, как мы сами победили Нихаза. Почему они не служат и не помогают Веронике? Просмотреть полную запись
  8. Надо сказать, что история Сарнаута дает множество поводов сказать «Не так все было!» Ведь многое укрыто покровом тайны, множество событий дошли до широких кругов в искаженном виде. В этом мире издревле действовали силы, которые вовсе не желали, чтобы кто-то знал об их истинных мотивах. Поэтому, например, о причинах вражды джунов и драконов знали немногие. О том, что Великий Катаклизм, расколовший мир на аллоды, это дело рук Великих Магов — не знал вообще практически никто. Иные ошибки стоили нам слишком дорого — так чуть не стало фатальным заблуждение Скракана, который поверил в подложное Откровение Тка-Рика и начал Великий Астральный Поход. В 1017 году эры Аллодов мы открыли множество тайн... Однако есть еще много всего, что осталось в тени. В этот раз мы перечислим такие «белые пятна» истории, которые могли бы стать потенциальными источниками новых Тайн Мира или завязок будущих сюжетов. Очень советую прочитать наш старый материал по Хронологии, чтобы ориентироваться в истории. 1. Древнее королевство эльфов Айрин и Первые Великие Маги В мануале к Аллодам Онлайн о первом государстве эльфов написан буквально один абзац: «На Йуле существовало немало государств, зарождавшихся, процветавших и со временем приходивших в упадок. Одна из самых древних цивилизаций, известных в наше время, — эльфийское королевство Айрин, располагавшееся на северо-западе Йула. Это было закрытое для посторонних государство, и расовая принадлежность была главным критерием его подданства.» И собственно говоря — это все. Не густо, не так ли? Но с обновлением 7.1 у нас появился такой интересный элемент той эпохи, как Зимний Дворец, и пятерка статуй древних героев, что позволило сделать некоторые выводы. Эльфы до Изменения вовсе не чурались воинского дела. Среди тех героев есть как и мечник, так и лучница. Маэглин Беспощадный, эльфийский воитель Мэлле Ольха, повелительница лесов Виго Чаропевец, могущественный чародей Кир Глаэн, эльфийский владыка Этель Оссэ, скорбящая целительница Можно также заметить, что у тех эльфов сильно отличались имена. Нынешних Домов не было и в помине. Как замечает сам Найан, после Изменения: «...эльфы начали свою жизнь заново. Они постарались забыть прошлое и преуспели в этом». В своих «Летописях» Найан отмечает, что история их расы началась в 2100 году заново. Прошлое — полузабытый детский счастливый сон. «Эльфы проснулись и начали свою жизнь почти с чистого листа. «Вот почему в истории мира и истории эльфов так много белых пятен», — сетует Найан. — «Но это всё, что у нас есть, и нет никого, кто мог бы рассказать о прошлом более, чем древние эльфийские рукописи моей библиотеки, коих сохранилось так мало». Следующий вопрос касается уже Великих Магов. После изменения эльфы остались одной из самых магически одаренных рас Сарнаута. Именно среди них появились первые Великие Маги. И именно эльфы создали Конклав Великих Магов. Что здесь интересно: Конклав существовал какое-то время в только эльфийском составе. «В 2298 году был образован Конклав Великих магов, основателями которого были именно эльфы. Лишь позже к ним присоединились люди, первым из которых был Скракан, приведший за собой Тенсеса и Незеба — двух будущих вождей Кании и Хадагана.» То есть первые люди в Конклаве — это Скракан, Тенсес и Незеб. Одним из основателей Конклава был Просперо (эльф), который дожил аж до Катаклизма. По сути Великие Маги бессмертны. Скракан прожил 3 тысячи лет, например. (Великие маги открыли секрет долгой, почти вечной жизни. ... секрет долгой жизни — одна из самых охраняемых тайн Конклава, и лишь Великие Маги обретают эту способность. Известно лишь, что обретение этого дара неразрывно связано с самим обрядом посвящения в Великие Маги, а потому «почти бессмертие» было и остаётся уделом избранных.) Однако в эльфийском Конклаве в 3000+ году во главе Совета (это самая важная семерка из сорока магов) становится человек. Что же такое случилось с другими основателями Конклава? Хороший вопрос, я думаю! Кроме того, вскоре членами Семерки становятся и Тенсес с Незебом. То есть в какой-то момент бессмертные эльфы, могущественные членов Конклава, стали его покидать... в результате смерти? Или же по собственному желанию? Встает вопрос — все ли эльфы согласились с прекращением экспериментов? Все-таки их цель не была достигнута: «Не всё прошло так, как задумывалось: срок жизни увеличился вдвое, старение наступало за несколько месяцев до смерти, а появившиеся крылья давали возможность лишь невысоко парить над землёй. Несомненно, что скорректировав процесс Изменения, запустив его ещё раз, рано или поздно эльфы достигли бы всех поставленных целей.» Не желали ли некоторые члены Конклава достижения этой старой цели, стремясь продолжить войну за Красоту и все-таки став подобными драконам? (Здесь еще стоит обратить внимание на существование в мире Сарнаута фей. Не являются ли феи неким черновым вариантом эльфов, созданными могущественными магами? Известно, что, например, тот же Климент ди Дазирэ продолжал экспериментировать именно над живыми существами.) Интересен и состав Конклава на момент Катаклизма. Судя по описанию, Великих магов было все-таки больше 40 — их изрядно погибло, но и аллодов они удержали прилично. В их числе и наши Покровители (ведь это на самом деле имена реальных Великих Магов, хоть и привязанных к Печатям Нихаза «от балды») плюс те, кто выжил (Найан, Йокке, Скракан, Незеб, Тенсес, Гурлухсор), а Яскер, Смеяна, Урд — это уже более молодое поколение. У эльфов аллоды сумели удержать маги, связанные с будущими Великими Домами, отсюда зарок их будущего могущества. И возвращаясь к вопросу о магии и магическом изменении — совсем нераскрытой осталась фигура того самого Легендарного Орка. «И когда-то давным-давно, в незапамятные времена, наше племя произвело на свет собственного Великого Мага, и он держал аллод не хуже, чем маги людей. Мы называем его Легендарным Орком. Но, увы, следы его затерялись в глубине веков.» Известно, что Великий Маг Клод ди Вевр пробовал обучить шамана орков Родогора магии, и у него ничего не вышло. Но откуда все-таки взялся Легендарный Орк и у кого он выучился возможности удерживать аллод? Увы, к истории Великих Магов сюжет пока не обращался. Остается надеяться, что со временем к этим темам вернутся. 2. Империя джунов и государство Хикут Как и о королевстве эльфов, о них нам известно очень малое. Кто были правителями этих государств? Их государственное и административное устройство? Почему сейчас у червелицых (тех же джунов, причем судя по Наставникам, после превращения они стали бессмертными) сложился такой институт власти, как Сверхразум? Почему все Зэм после воскрешения автоматически получают научное звание? Из интересных вопросов можно также вспомнить о взаимоотношении джунов с такими могущественными духами стихий, как Выжига или Хлад (Айаутеотль). Или о компании стихиепоклонников среди Зэм, известных как Еретики (Иасскул Флаах, Негус Минхотеп, Негус Хаифа, Негус Зиракх). Сдается, стихии были тогда более активны, чем сейчас. Или о других государствах, существовавших до Катаклизма? «На Йуле существовало немало государств, зарождавшихся, процветавших и со временем приходивших в упадок». Были ли свои государства у ламий? Авиаков? Лесовиков? Как с ними взаимодействовали те же джуны и хикутцы? Наконец, одна из старых отсылок, одно из моих любимых не выстреливших ружей, связанное с божествами Зэм. Нихаз на Кирахе говорит буквально следующее: «О чём же тебе рассказать?.. О Сарне? Рановато, прибережём напоследок. О том, кого древние Зэм называли Нихом? Сам узнаешь со временем...». Воплощением Ниха культисты считают самого Тэпа. Был ли Них самим Нихазом? Или кем-то иным? Мы так об этом и не узнали. 3. Становление Кании и Хагадана Если бы я выбирала, о чем написать книгу в мире Аллодов, то смело бы выбрала именно этот отрывок истории Сарнаута. Множество событий: приход племени Аро на руины цивилизации джунов, война с орками, объединение племен, становление Скракана членом эльфийского Конклава, его ученики — Незеб и Тенсес — еще лучшие друзья, таинственная смерть вождя орков Черепа (!), соперничество за власть, та самая дуэль и изгнание Незеба, возникновение Хадагана. Увы, все это лишь довольно скупо описано в хронике. И, конечно, изрядное белое пятно представляет собой вся дальнейшая история людских государств в Старой Эре 4. Урд, Повелитель Душ И Проклятые Земли, и Печать Тайны нашли свое «продолжение» в сюжете Аллодов. В какой-то степени их истории именно заканчиваются в Мертвом городе и в Кургане. Но вот сюжет «Повелителя Душ», второй части Аллодов, напрочь игнорируется. Хотя у нас есть Язес, вернее, его два осколка, никакие события из «Повелителя Душ» не оказали влияние на текущий сюжет. Хотя там было множество колоритных персонажей, например, эльф-отшельник, друиды Древнего леса, наконец, сам Великий маг Урд. Остался открытым вопрос, чего, собственно, он в итоге добивался? Зачем нужна была эта интрига с заменой короля на послушного зомби? Уж не пошел ли он той же дорожкой, что и Тэп? А почему на происходящее среагировал тот же Скракан, но не Незеб, частью владений которого был Язес? Что случилось с легендарной короной короля Язеса, которая давала владельцу полную защиту от магии астрала (всей «божественной» в АОшных реалиях)? 5. Метеорит Гибберлингов Продолжим более мелкими и конкретными вопросами. «Тем временем гибберлинги обживают Ингос и отправляют корабль на свой каменный остров. Цель экспедиции — организовать массовый исход гибберлингов со старой родины на Ингос и доставить гигантскую глыбу метеорита, которая является залогом существования гибберлингов в рамках Лиги.» «В 957 году происходит первая астральная битва. Корабли Империи встречают флот гибберлингов, перевозящий с Каменного Острова глыбу метеорита. Результат битвы неизвестен — оба флота, очевидно, погибли в этом бою.» Вопрос: что, собственно, в итоге случилось с этой каменной глыбой? 6. Демоны-уничтожители Насчет Кираха. Уничтожители. Демоны Сарна, которые присылались из будущего, чтобы убить нас. Нам помог с ними справиться Осколок Астрального серебра (осколок Печати?) с Могилы Джуна. Осталось неясным, из какого будущего приходили эти «терминаторы»? Особенно занятно этот вопрос выглядит в свете того, что Сарн был уничтожен после событий «Битвы Богов», а никаких фабрик уничтожителей так и не появилось. Так Сарн ли их посылал? Или некий новый владыка демонов? 7. Кирах и изменения во Времени Кирах. Ладно, если Нихазу было нужно Сердце Дракона для нас (для перерождения), то тут понятно. Но ведь изменение прошлого было нужно не только для этого! Указывалось, что это имело свои последствия — что Яскер глубже занялся некромантией, а Негус Тот, будущий Директор НИИ МАНАНАЗЭМ, увлекся религией — обо всем этом упоминает Нихаз, и говорит, что это еще сыграет свою роль. Но до сих пор это еще никак не проявилось в сюжете игры. Кроме того, на разрушенном Кирахе была база охотников, о ее существовании упоминается и в 7.0, но ведь Кирах не был разрушен? Как-то это должно было повлиять. Вообще было бы любопытно увидеть современный Кирах. 7. Слуги Нихаза и Цитадель «Не нравится мне эта земля. Здесь темно и сыро. То ли дело — наш родной мир!» (с) Слуга Нихаза про Остров Откровения Цитадель Нихаза. Что это такое? Космический корабль? Средство перемещения между мирами? Не похоже, чтобы его построили прямо там, на Острове Откровения. Вообще, было бы интересно посмотреть на мир, откуда пришли все эти «помощники Нихаза», похожие на дракончиков. Почему они служат ему? Некоторые вон остались у нас даже после того, как мы сами победили Нихаза. Почему они не служат и не помогают Веронике?
  9. Добро пожаловать в Драконью бухту! Я возглавляю отряд естествоиспытателей, исследующих фауну этого участка Ферриса. Надо сказать, великая честь — столь уникальной природной общины мне ещё не доводилось видеть ни на одном из изучаемых мною аллодах. Ты можешь расспросить меня о любом живом существе, обитающем в пределах бухты, и я попытаюсь максимально подробно изложить его свойства. Кроме того, углубившись дальше в дикую местность, ты можешь встретить моих коллег и учеников, которые занимаются исследованиями в полевых условиях. Им там довольно одиноко, поэтому, уверен, они с радостью перекинутся с тобой парой слов и расскажут о местных опасностях. Удачи! I. Рассказы Изыскателей об местных территориях Геотермальные источники Доброго дня! Чувствуешь, как тепло? Это одна из немногих прелестей этой ледяной пустыни — геотермальные источники. Пожалуй, единственное место на побережье, где тебе не грозит долгая и мучительная смерть от холода. Конечно же, не одни мы такие умные — вся местная фауна не прочь здесь прочно обосноваться. Ох, обычной фауны у нас просто навалом. Впрочем, нередко встречаются весьма любопытные экземпляры. Советую держать глаза открытыми — иначе рискуешь нарваться на призрачный огонёк. Поверь мне — их легко не заметить на фоне искрящихся льдин и снегов. Особенно когда стараешься не попадаться на глаза гидрам и гром-птицам, и при этом не наступить на краба. Кого тут много — так это мартышек. Мельтешат, раздражают, кричат — и это тебе ещё брачный сезон не посчастливилось застать. К моему величайшему неудовольствию, я знаю о них больше, чем хотелось бы... Советую смотреть в оба — здесь встречаются весьма опасные экземпляры. К счастью, я уже изучил повадки каждого зверя и с удовольствием поделюсь своими знаниями. О, есть один воистину примечательный зверь! Я был очень рад, когда мне впервые довелось его увидеть — такое открытие, и от моего имени! И ещё больше я был рад, когда мне удалось от своего открытия унести ноги. Крылатая скала Крылатая скала! Как тебе вид? Вдохновляет, не так ли? Этот красавец на вершине дал название всему этому побережью. В смысле, название дали, конечно, мы, и это меньшее, что мы могли сделать, чтобы почтить его память. Я изучаю этот клочок земли с самого его открытия, и могу поделиться своими познаниями о местной фауне. Они тебе пригодятся, если не хочешь стать чьим-то обедом! Зловещее местечко, да? Наверное, из-за всех этих скелетов тут и развелось столько духов. Якам, впрочем, всё нипочём — ходят себе, грызут заледеневший мох. Ими, в свою очередь, питаются тигры и йети. Красивая и простая пищевая цепочка — любо-дорого смотреть! Опасных зверей тут не так уж и много. Конечно, в первую очередь тебе следует опасаться медведей — у них тут чуть ли не целое лежбище. Кроме них ещё есть ловцы — странные создания, и заметить их порой не так-то просто. Смотри в оба! От чего мне не по себе — так от соседства с Молотилой. Так мы назвали огромного снежного червя, обитающего где-то в этом районе. Если встретишься с ним в одиночку - пиши пропало. Потаённый город Добро пожаловать в последний оплот тунгаров на этом побережье — Потаённый город. Советую говорить тише, у их лазутчиков весьма чуткий слух. Спросишь, что я делаю в такой опасной близости от дикого племени? Изучаю, конечно же! Это ничуть не скучнее, чем битый день записывать повадки фауны Ферриса. Если есть какие-то вопросы насчёт местных обитателей — задавай, с удовольствием отвечу. Тунгары, тунгары и ещё раз тунгары. Здесь — их вотчина. Правда, ещё тут можно встретить волков и медведеней, которые пришли на запах мамонтов. Но ты особо не обольщайся — они и тобой охотно полакомятся. Сычей и мартышек тут немало — обоих тунгары охотно употребляют в пищу. Птиц они приманивают остатками мяса обезьян, а обезьян — остатками мяса птиц. Вот такой вот нехитрый круговорот. Тунгары стараются не допустить присутствия лишней живности на своей территории. Однако, понятное дело, им это не всегда удаётся. Советую ступать осторожнее — пока избегаешь патрулей наездников и лазутчиков, можешь легко нарваться на какого-нибудь ловца. Как у любого уважающего себя племени, у нашего тунгарского сообщества есть лидеры. Целых два — братья Зит и Гит. Интересная парочка. Святилище Змея Довольно загадочное место, не так ли? Мы пока назвали его Святилищем Змея, как ты понимаешь, из-за этого огромного черепа в скале. Это место имеет особое значение для тунгаров — здесь они приносят жертвы своему мистическому прародителю. Судя по всему, они верят, что их предки были каким-то образом связаны с драконами. Звучит невероятно, но... Кто может сказать наверняка, как оно было? Странная магия этого места притягивает самых разнообразных существ. Здесь ты встретишь воинственных медведеней, полярных гидр и даже духов льда. Друг друга они все обходят стороной, но что-то мне подсказывает, что нашему присутствию они будут отнюдь не рады. В местных скалах и чуть ли не в самом священном черепе тунгаров любят устраивать свои гнездовья полярные сычи. Свою территорию они берегут весьма ревностно. Советую посматривать на небо и беречь глаза — не ровён час выцарапают. Временами здесь творится настоящее безумие. Медведени начинают ворожить и молиться деревянным истуканам, ледяные элементали впадают в исступление, а ловцы начинают поглощать всё, что попадается под их щупальца. Видать, что-то с ними этот череп делает. Надо бы изучить подробнее, как считаешь? Разумеется, там, где магия, всегда рано или поздно появляются элементали. То же самое произошло и здесь, вот только помимо обычных элементалей у нас появился целый исполин. И проблем, надо признаться, он доставляет немало. Шахтный комплекс «Заря» А, вот и ты. Добро пожаловать. Очень рад, что ты помогаешь нам в освоении этих земель. Потому что, признаться, вопросов нам Феррис пока что преподносит куда больше, чем ответов. Вот взять хотя бы эти постройки. Очевидно, кто-то собирался возвести здесь шахтный комплекс, но не успел. Всё было заброшено на стадии строительства. Причём явно в спешке. Почему? Кто возводил комплекс? Что планировалось добывать? Всё это мы ещё узнаем, если кто-нибудь поможет нам разобраться с местной хищной фауной. Стыдно сказать, это пока основное препятствие на пути к научному прогрессу, м-да. Местные здания облюбовали йети, а этим только дай кого-нибудь прибить да сожрать. Не упрощают дело и нервные яки, и назойливые крабы. Ты не подумай, я не жалуюсь! Просто приходится постоянно прислушиваться, не подкрадывается ли к тебе какая-нибудь тварь, а услышать что-либо за стуком собственных зубов весьма проблематично. О, у нас тут целый спектр хищников. Тут тебе и медведи, и их старшие братья медведени, и встречающиеся по всей бухте ловцы, и даже ехидны, которые хоть и не являются полноценными хищниками, всё равно могут доставить немало проблем. Как говорится, на любой вкус. А наша главная проблема — это Незрячий. Ох... Тут так просто даже и не объяснишь. Клыкастый бивуак Тс-с! Не видишь, что ли, сколько вокруг тунгаров? Становиться их ужином я пока не намерен. Если честно, и исследовать-то их уже никакой мочи нет, всё и так понятно. Разбили бивуак отдельно от Потаённого города и разводят тут мамонтов. Многих - просто на убой, ради мяса и кости, а некоторых, особо свирепых, пытаются приручить. Не сказал бы, правда, что у них это особо получается. Тунгаров и их мамонтов тут, конечно, навалом. Если наплюёшь на осторожность, рискуешь навлечь на себя гнев всего их становища. Любопытный, кстати, момент — вокруг лагеря нарезают круги полярные волки, облизываются на жирных мамонтов. Голодают, бедняги. Впрочем, особо жалеть их не советую - они и тобой закусить могут. Ну и ещё тут водятся крабы - побережье, как-никак. Смотри, чтобы ногу не отхватили, клешни у них немаленькие. Стайные... Совы вот периодически залетают. А больше, пожалуй, никого и нету. Мартышки, слава Астралу, ошиваются где-то далеко. Увидишь тунгара верхом на яке — постарайся не смеяться. Зрелище-то забавное, но вот если наездник тебя засечёт, станет уже не смешно. И ещё советую избегать местных медведеней. Они, оказывается, весьма сведущи в магии. Видишь во-о-он там, у побережья, огромное ледяное нагромождение? Это пещера Хлада, могущественного ледяного духа. Тунгары его боятся, как... хотелось бы сказать «огня», но я не фанат идиотских каламбуров. Знаю я о нём не очень много, но кое-что попробую рассказать. Кладбище гигантов Вот и окраина бухты. Дальше простирается лишь море. Где-то там, далеко, вероятно, скалы, которые мешают этой водной глади вылиться в астрал. Ну а здесь... Здесь Кладбище гигантов. Упокоище гигантских артродиров и незнакомых астральных кораблей. Что-то странное произошло здесь давным-давно. Что-то, что мы, скорее всего, никогда не узнаем. Ну, оно ведь так гораздо интереснее, не так ли? Чего тут много — так это крабов и гидр. Что немудрено — здесь их естественная среда обитания. Помимо них можно также встретить феномен, называемый «ледяное пламя». Уверен, тебе уже приходилось с ним встречаться. Пока пробираешься по рифам, будь осторожнее — не наткнись на ловца или ехидну. По какой-то причине они очень любят это место. Глядя на эти скелеты, нетрудно представить себе величие живого артродира. В нашем случае, однако, даже представлять ничего не нужно. Один из них живёт в рифах неподалёку. И что-то мне подсказывает, что в этом стылом море скрывается ещё множество. Безжизненный шельф «Ты будешь исследовать Безжизненный шельф», говорили они! «Это абсолютно безопасно, не зря же мы его так назвали», говорили они! Ха! Чтоб я ещё раз поверил россказням этих книжных червей, которые почему-то решили, что имеют право именовать себя естествоиспытателями! Добро пожаловать, дорогой гость, в Безжизненный шельф — самое густонаселённое и опасное место Драконьей бухты. Надеюсь, тебе здесь понравится больше, чем мне! Я даже не знаю, с чего бы начать. Назови мне чуть ли не любого зверя, которого тебе довелось здесь видеть, и я могу с полной уверенностью заявить, что ты его тут встретишь. Мамонты и яки? Вон они бродят. А где они, там и тунгары - милый малый народец. А ещё эту живность любят ирбисы — то и дело из снегов выпрыгивают, кр-расота! Не забудь ещё, кстати, йети, они тоже голодают. Тебе мало? Так тут ещё и крабы есть, и ледяное пламя. В смысле, которое ожило. Ну, знаешь, наверное. Одна радость здесь — сычи. Почему радость? Потому что убить не пытаются. Если не беспокоить их лишний раз... О, у нас тут целый спектр хищников. Тут тебе и медведи, и их старшие братья медведени, и встречающиеся по всей бухте ловцы, и даже ехидны, которые хоть и не являются полноценными хищниками, всё равно могут доставить немало проблем. Как говорится, на любой вкус. II. Рассказы изыскателей о местных существах Местная фауна довольно разнообразна и включает в себя не только млекопитающих и земноводных, но и любопытные магические феномены. Советую также помнить, что в бухте обосновалось крупное племя тунгаров. Увы, уладить конфликт с ними мирным путём, похоже, уже не представляется возможным. Полярный краб Краб — он в любом уголке Сарнаута краб. Членистоногое, не отличающееся особым умом и пытающееся сожрать что попало. И при этом, увы, весьма бронированное. Если доведётся с ним сражаться, рекомендую внимательно следить за его поведением и не усердствовать особо с атаками, когда краб прячется в панцирь. Тебе же будет хуже. Младший дух льда По нашей теории, это некий проклятый отголосок искры, что косвенно указывает на то, что где-то на Феррисе когда-то работала техника Тэпа. Сила у этого создания, впрочем, гораздо более велика, чем может показаться на первый взгляд. Могу дать лишь один совет: если заметишь что-то подозрительное в его поведении — лучше отбеги подальше. Целее будешь. Полярная гидра Обыкновенная гидра, обжившаяся в условиях лютого холода. Оттого, наверное, самая злобная из всех гидр. Больше скажу — она сама источает ауру мороза, попав в которую, её жертва замедляется, а потом и вовсе превращается в ледяную статую. Старается сожрать всё в поле зрения своих трёх голов, что ей нередко удаётся. Молодой мамонт Реликтовые представители фауны! Я и не думал, что мне доведётся встретить мамонтов, но вот поди ж ты — на днях практически носом уткнулся в целое стадо. Сильные звери - могут дать отпор любому хищнику или даже целой охотящейся стае ирбисов или волков. Бивнями могут наподдать так, что мигом в астрал улетишь. А зазеваешься — и вовсе в землю втопчут. Гром-птица Гром-птица, иначе называемая птица Рух. Такие вот холодные гористые местности — её излюбленное место обитания. Ссориться с ней не советую — может налететь, оглушить, да ещё и молнией напоследок ударить. Как птицы научились такому нехитрому, но всё же колдовству — загадка. И я очень надеюсь её когда-нибудь разгадать. Тунгар-шаман Хоть общество тунгаров развитым и не назовёшь, до нашего здесь появления они, можно сказать, были самыми разумными существами на Феррисе. Если не веришь — взгляни на их поселения... ну или хотя бы на шаманов. В магии они кое-чего понимают — и проклянуть врагов могут, и исцелить своих соратников. Да и местную природу знают, как свои... Проклятье. Я до сих пор не посчитал, сколько у них пальцев! Крадущийся ирбис Местный представитель семейства кошачьих, один из немногих выживших «саблезубых» видов. Рекомендую избегать их острых когтей, если не хочешь истечь кровью. Также будь готов к тому, что за свою жизнь они будут драться до последнего. И чем ближе они к последнему вздоху, тем яростнее нападают. Полярный волк Местные волки — любопытное явление. Они явно имеют какое-то родство с ликантропами — других способов объяснить их внезапные трансформации на пороге смерти я не в силах. Одно хорошо — пусть ликантроп и сильнее обычного волка, убить его гораздо проще. Также будь готов к его вою — он способен вселить страх даже в самых бесстрашных охотников. Тунгар-боец Мал, да удал — это про тунгарских бойцов. Смешно тебе будет ровно до того момента, как он напрыгнет на тебя, сшибёт с ног и проделает пару лишних дырок своим копьём. Рекомендую также следить за тем, куда тунгар собирается бежать в следующий момент. Им всем по душе тактика кавалерийских наскоков: ударил одного - и понёсся дальше. Медведень-рубака Звериная мощь плюс огромные когти, и всё это приправлено неостановимой жаждой убийства и голодом. Таков медведень-рубака. Размах у него широкий, поэтому кучковаться перед ним не рекомендую — сметёт и не поморщится. Также, если чувствуешь, что у тебя от его рёва поджилки трясутся — лучше беги. Иначе точно прикончит. Снежный як Разумеется, где живут хищники, там живёт и их добыча. В нашем случае это снежные яки. Я тебе, однако, не советую недооценивать силу их тяжеленой туши — с испугу и затоптать могут, и на рога поднять. Почуять присутствие яков неподалёку очень легко — по какой-то причине они источают просто невероятную вонь. Без защитных очков и подходить опасно - так глаза режет! Голодный йети Йети — уникальные звери, обитающие исключительно в таких вот мёрзлых уголках аллодов. Впрочем, зверями их называть несколько несправедливо - по уму они сравнимы с теми же троллями да ограми. Если доведётся кого-то из них разозлить, советую не стоять на месте — чем дольше йети тебя колотит, тем злее и сильнее он становится. И не забудь уворачиваться от ледяных глыб! Уж лапа-то у них меткая. Есть тут и вполне безобидные зверьки, передвигающиеся стаями, вроде мартышек и сычей. Сила их заключается именно в количестве, поэтому я тебе крайне не советую их недооценивать. Снежные мартышки Проклятие этих земель! Премерзкие создания, цель существования коих — установление полнейшего хаоса на всей обозримой суше. Конечно, ничего особо страшного они делать не умеют, зато всегда, абсолютно всегда бегают стаей. И громко кричат. И мельтешат. И воруют научные приборы. Полярные сычи Мы, знаешь ли, привыкли к тому, что сычи на всех аллодах миролюбивы и абсолютно безразличны ко всем делам разумных созданий. Каково же было наше удивление, когда мы увидели, что местные представители семейства совиных, во-первых, перемещаются исключительно стаями, во-вторых, весьма свирепо пресекают любую попытку нарушения личного пространства. Так что имей это в виду. Есть у нас особый класс созданий, которых мы условно зовём «грозными». Совладать с ними в одиночку зачастую не представляется возможным, так как они обладают недюжинной силой и обладают умениями, для противостояния которым тебе потребуется напарник. Самое печальное заключается в том, что, несмотря на их опасность, добычу с них никак не назовёшь ценной, поэтому охотники стараются избегать их любой ценой. Что, конечно же, позитивно отражается на их долголетии, но никак не помогает делу моих коллег. Белый медведь Медведь — мощный и грозный зверь, а на Феррисе он ещё и вечно голодный. Если охотитесь на него группой — постарайтесь не стоять всем скопом перед ним — задерёт сразу всех и сожрёт на месте. Кстати, рычит этот зверь удивительно громко и устрашающе. Я один раз услышал—- так до сих пор в кошмарах того медведя вижу. Ехидна Ехидна — милый и юркий зверёк, но пусть её внешний вид тебя не обманывает. Сама по себе ехидна не очень сильна, зато обладает сверхъестественной скоростью, умело скрывается из вида и, похоже, приучена бить по самым слабым местам своей жертвы. Если ты её разозлишь, можешь даже не заметить, как истечёшь кровью. Тунгар-лазутчик Подраться тунгары любят, но не стоит рассчитывать, что они будут просто стоять перед тобой, пока ты отрабатываешь на них свои лучшие удары. Тунгарский лазутчик при любом удобном случае постарается отскочить подальше и атаковать издали. Так что приготовься как следует побегать, если тебя никто не обучал искусству магии или обращению со стрелковым оружием. Тунгар-наездник Любопытный народец — тунгары! Пусть сами ростом не вышли, но смогли приручить диких яков — а те знамениты своей твердолобостью и силой. Представь себе — у них даже боевая кавалерия есть! И шутки шутить с ней не стоит — тунгары славятся своими коварными ударами, оставляющими ужасные раны. Да и як, почуяв скорую гибель, может натурально взбеситься и вколотить противника в землю, если вовремя не отбежать. Пробудившийся ледяник Не обошлось здесь и без присутствия элементалей. В этом холодном царстве они чувствуют себя особенно комфортно — им придаёт сил холодный влажный воздух и близость астрала. Они умеют распространять свой магический холод так, что любой, кто окажется им заражён, будет источать ауру мороза, замедляющую всех его союзников. И, конечно, стоит опасаться их излюбленных ледяных комет — летят они медленно, но уж если попадут — мало не покажется. Снежный ловец Загадочное создание! Наполовину растение, наполовину головоногое. Его происхождение для нас пока загадка — и не в последнюю очередь благодаря его опасности. Ты даже не заметишь его, пока не подойдёшь достаточно близко. А как подойдёшь — ловец тебя моментально схватит и попытается переварить. Кислотность его внутренней среды зашкаливает, так что этот нехитрый процесс может занять у него всего лишь несколько мгновений. Кстати, советую держаться подальше от умирающего ловца, если не хочешь, чтобы тебя окатило брызгами едкой слизи. Медведень-ворожей Очень любопытно бывает понаблюдать за ритуалами шаманов медведеней. Как-то раз я видел, как верховный ворожей воззвал к деревянному истукану, изображающему, вероятно, одного из их богов. И стоило ворожею это сделать, как группка тунгаров, напавших на него, безвольно поплелась к этому тотему. И как дошли тунгары — погибли на месте... Мораль — не стоит недооценивать магию медведеней, если не хочешь закончить так же. Снежный червь Гигантский червь — весьма коварное животное. Его тактика охоты проста и эффективна — он скрывается среди снегов, поджидая свою жертву в засаде. Поэтому гляди в оба. Учти, что при смерти червь буквально взрывается, разбрасывая вокруг ядовитую слизь, так что настоятельно рекомендую держаться от него подальше. Гасторнис Красивая птица. Красивая и опасная. Так что любоваться ею советую издали, а близко не подходить — мало ли, что ей в голову может взбрести. Наука ещё в мозгах гасторниса не разобралась, и, клянусь диссертацией, разберётся не скоро. Знаем мы только, что временами он нападает на всех без разбору — и диких зверей, и наших исследователей. А клюв у гасторниса такой, что чуть зазеваешься — и всё, запасайся миррой. Бухта полнится существами самых разных видов, но порой среди них встречаются прямо-таки реликтовые представители фауны - ископаемые звери, порождения магии, либо просто мутанты с высокой выживаемостью. Информацию о таких созданиях я храню отдельно и, конечно же, готов в любой момент ею поделиться. Мучитель Если услышишь чью-то тяжёлую поступь и ворчание — советую сразу зарыться в снег и не издавать не звука. Иначе рискуешь встретиться лицом к лицу с Мучителем, а уж в этой схватке тебе в одиночку точно не выжить. Что странно — никакого племени циклопов здесь и в помине нет и не было, только эта зловещая парочка — Мучитель да Терзатель. Вероятно, за их появлением здесь скрывается какая-то интересная история, но вот странное дело — у меня нет ни малейшего желания её выяснять... Терзатель Умножь силу, злобу и вонь Мучителя втрое — и получишь его брата Терзателя. На его счёт могу дать только один совет — беги. Беги так, как будто за тобой гонятся все демоны астрала. Возможно, тебе повезёт, и циклоп отвлечётся на что-то ещё. В противном случае — постарайся умереть так, чтобы осталась хотя бы призрачная возможность воскреснуть. Сапфир, Ледяной гигант Сапфир — ледяной элементаль, разросшийся до невиданных размеров. Его можно заметить издали — сияет так, что без защитных очков смотреть бывает больно. Как и любой ледяной элементаль, Сапфир любит отгонять противника огромными ледяными глыбами. Попадаться под них, разумеется, не советую. Также рекомендую держаться на расстоянии от тела Сапфира — он источает магический холод, который способен превратить неосторожного противника в ледяную статую. Моховик, Древний ящер Возраст этого ящера не поддаётся даже примерному подсчёту. Не удивлюсь, если он видел Катаклизм своими глазами. Он весь покрыт мхом — отсюда и прозвище, которое мы дали ему до той поры, пока он не получит официальное научное наименование. Посмертно, боюсь... Если вздумаешь с ним сражаться, советую запомнить несколько вещей. Во-первых — у него три головы, а, значит, и укусить он может практически всех, кого видит перед собой. Во-вторых — зубы наверняка отравленные. Вылечить жертву такого укуса будет очень трудно. Примечательна и его привычка плеваться едкой кислотой — от неё рекомендую уворачиваться. А, и опасайся его детёнышей! Они могут прийти к нему на помощь в любой момент. Гигантский артродир, Ископаемая рыба Ископаемая рыба, очень агрессивная и сильная, к тому же весьма плодовитая. Если устроишь на неё охоту, придётся встретиться со взбешённым выводком. Должен предупредить — если выводок тебя хорошенько покусает, и ты начнёшь истекать кровью прямо в воде — артродир бросится на тебя, игнорируя всё на свете. Поэтому не советую недооценивать эту мелочь. Незрячий, Злой дух Существо-загадка. То ли животное, то ли порождение магии, то ли странная смесь и того, и другого. Проблема в том, что это существо враждебно и может доставить нам немало проблем. Замечено, что животные, находящиеся в непосредственной близости от Незрячего, таинственным образом пропадают из поля зрения. Позднее мы находим их тела, иссушенные и изуродованные, застывшие в неестественных позах. Будто бы они погибли от жуткой лихорадки в страшных муках, а потом ещё неделю пролежали в пустыне, бр-р-р... В общем, очень не рекомендую подходить близко к этому созданию. Во всяком случае, пока мы доподлинно не установим, что он такое делает. Зит Говорливый, Шаман тунгаров и Гит Молчаливый, Вождь тунгаров О, это особо почитаемые в своём племени тунгары. Зит - ведун, причём действительно талантливый. Как он управляет молниями — просто загляденье! К тому же, наши разведчики докладывают, что у него выдающиеся способности целителя. Гит же — храбрец, единогласно признанный тунгарами воеводой. Уверен, если они когда-нибудь отважатся напасть на наш лагерь, их будет вести именно Гит. Впрочем, кроме отваги, граничащей со слабоумием, а также недюжинной силы, других примечательных особенностей у него нет. Молотила, Гигантский червь О снежных червях уже слышать доводилось, полагаю? Увеличь мысленно обычного червя раза в четыре — и получишь Молотилу, наш местный ужас. Однако, несмотря на его размеры, ты можешь заметить его лишь в самую последнюю секунду, когда будет уже слишком поздно. Внимательно смотри под ноги — если увидишь что-то большое и подозрительное, то это, возможно, он. Излюбленная тактика боя этого чудовища — заплевать ядом всё, что шевелится. Вредоносные бактерии в его слизи могут заразить тебя опасным вирусом. Как только почувствуешь недомогание — сразу отбегай от своих соратников, иначе заразишь их всех. И вообще советую вам рассредоточиться — сражаться с каждым по одиночке червю будет гораздо труднее. Хлад, Дух северного ветра Древний дух, по некоторым предположениям, практически бессмертный. Возможно, тебе доводилось встречать его на астральных островах. Как и когда он зародился, мы не знаем, зато знаем, что от него можно ожидать. Хлад — воплощённая мощь и ярость морозной стихии. Порывы ледяного ветра, метели, огромные ледяные глыбы, падающие сосульки, острые ледяные клинки — практически всё, что может прийти в голову талантливому заклинателю льда, Хлад использует против тебя. Не стой на месте. Прячься, когда нужно. Не подходи близко. Это всё, что я могу посоветовать. Стужа, Госпожа Хлада Таинственная ведьма, имеющая какую-то связь с Хладом, воплощённым духом мороза. Я занимаюсь фауной, а не ведьмами, знаешь ли, поэтому ничего толкового на её счёт рассказать не могу. Те, кто видел её логово, сказали, что ведьма эта стоит недвижимо посреди своей ледяной обители, и готова поразить всякого, кто потревожит её покой, порывами бурана и сферами обжигающего холода. Нашим разведчикам чудом удалось спастись, укрывшись за ледяными обломками от злого чародейства. А ежели хочешь поподробней о Стуже узнать, поговори с Варварой Брусиловой. Вон она стоит, на небо глядит эдак печально-печально. Насколько я понимаю, у неё с этой Стужей какая-то давняя история, и как только она услышала, что ведьма бесчинствует в бухте, сразу же вызвалась охранять наш лагерь. Рассказ Варвары: Ну что же, друже, здравствуй. Все мы знаем, кто ты. Тобою свершено столько подвигов, что Историки уже всерьёз задумываются писать монографию о твоём тернистом пути. Ха! За моими плечами — путь не менее долгий и деяния не менее славные. Знаю, можешь поспорить, но мне, правду молвить, плевать. Слишком много крови на моих руках, пролитой на Асээ-Тэпх. Сотни демонов уничтожены мной на осколке Язеса. В числе первых я отправлялась в неизведанные глубины астрала — не единожды!.. И в одном из таких полётов я потеряла свою сестру. Все думают, что она погибла. Но это не так. Она стала... кем-то другим. Чем-то другим. Я до сих пор помню, как она на моих глазах превратилась в... Ох, это сложно описать. Она сохранила разум и колдовскую мощь, но изменилась. Стала злой, алчной, жаждущей бесконечной силы. Я до сих пор помню этот ледяной равнодушный взгляд, которым она меня наградила перед тем, как попыталась убить. Но я выжила. И с тех пор моя жизнь превратилась в вечную погоню. Я искала её по всему миру и, наконец, нашла! Ей что-то нужно на Феррисе. И её... логово находится прямо здесь. В бухте. Странная сфера около Крылатой скалы как-то с ней связана, я знаю это! Но я не могу к ней подойти. Похоже, её колдовство удерживает меня, что бы я ни делала. Я всегда оставалась в твоей тени. Теперь же я вынуждена просить твоей помощи. Найди мою сестру и убей её. В её сердце лишь зло и вечная стужа. Она слишком опасна. Но я боюсь, что даже если я прорвусь сквозь барьер, я просто... не смогу. Понимаешь? Вся эта история — злая насмешка судьбы. Что, кстати, случилось с твоими родными? Где они сейчас? Так значит... Это всё? Мне показалось, будто бы я почувствовала что-то... Это была она? Ох... Я не могу в это поверить. Я ждала, что камень должен был свалиться с моего сердца. Но стало лишь тяжелее! Но хотя бы с её смертью в мире стало немного спокойнее. Пожалуйста, оставь меня. Мне нужно побыть наедине с... Не важно. Просто оставь. III. Задания Сээд-Варха Незримого, бывалого охотника. 1) Ахо! Мне знаком твой взор-р. Это взор охотника — умелого и опасного. Я давно слышу легенды о тебе, каждая из них удивительнее предыдущей. Легенды — всего лишь слова, так говорит мудр-рый Глас Сээд. Но теперь, глядя в твои глаза, я начинаю им верить. Эту бухту прозвали Драконьей, хотя и нет тут давно никаких др-раконов. Очень жаль — славная бы была охота! Вместо них остались разные твар-ри. Сильные, ловкие. Неподготовленному охотнику они принесут скорую смер-рть и съедят, не оставив костей. Хочешь показать свою силу? Бухта в твоём р-распоряжении. Ступай и окр-рась эти снега кровью! Странная штука — этот «пр-роектор». Не слышу гор-рного ветра, не чую твой запах, но вижу тебя, как наяву. Новый хищник пр-ришёл в Драконью бухту! Все твари отныне будут тр-репетать при твоём приближении. Помни — охота никогда не кончается. Продолжай свой путь с гор-рдо поднятой головой! 2) По всей бухте бр-родят ваши ведуны. «Учёные» — так их, кажется, зовут. Вечно учатся, вечно поучают. Все мы здесь бережём их от смер-рти. Следим, чтобы они не стали добычей лучших хищников. Чтобы тунгары не скор-рмили их своему Прародителю. Теперь это и твоё дело. Разыщи опасных пр-ротивников и положи конец их жизни. Десяти хватит. Ты их не пропустишь — над их головами ярко сияют кор-роны. Но остор-рожней — в одиночку их одолеть очень трудно. Тебе нужна своя стая. Одиночка в Др-раконьей бухте не выживет. Не проверяй на себе. Мы охотимся, чтобы ваши ведуны лучше знали местных звер-рей. Ведуны изучают их, чтобы мы лучше охотились. Одно вытекает из др-ругого. Всё в р-равновесии. Слава о твоей охоте гр-ремит по всему Феррису! С твоей помощью покор-рение этих земель пойдёт куда быстрее. Хотя ваши ведуны называют это «исследование». Хр-р, я не знаю таких слов. 3) Чем дальше в лес, тем больше добыча. Поговор-рка наших отцов. Леса здесь нет, но эти слова всё равно не теряют своей мудр-рости. Далеко отсюда, у самого побережья, можно найти самых достойных пр-ротивников! Победа над ними принесёт тебе вечную славу и самую ценную добычу. Узнать этих сопер-рников легко — по короне над их головами. Пусть пр-редки направят твою руку, и ветер не выдаст твой запах. С тобой благословление моей Ветви! Сур-ровая погода делает всё лишь интереснее! Попр-робуй, попади из лука в глаз медведю, когда между вами всего лишь триста шагов, но воет лютая вьюга. Тебе должны быть оказаны великие почести! Побер-режье теперь безопасно для ваших ведунов. Скоро мы будем знать всё о Др-раконьей бухте. 4) Сегодня тебя ждёт славная охота. Меня одолевает зависть, но я знаю, когда уступить дорогу молодняку. Мудр-рый Глас Сээд видел этот день за тридцать лет до того, как меня прозвали Незр-римым. Глас предрёк мне, что, охотясь в снегах, я встречу страшную смерть. Я внемлю его пр-редостережению. Это не моя битва и не моя честь. Далеко отсюда, там, где вода омывает ледяные пики и древние кости, скр-рываются самые достойные соперники. Никого сильнее них нет в этой бухте! Ваши странные ведуны будут рады их смерти. Запоминай! Первый твой соперник — великое мор-рское чудовище. Гигантский ар-ртродир — его имя. Второй соперник — могучий дух, говорящий с север-рным ветром. Хлад — так его зовут. Расспроси ведуна с черепом на лице, он р-расскажет тебе о них всё, что нужно знать. Ступай с честью, охотник, и возвр-ращайся со славной добычей! Сегодня закат окрасится кр-ровью. Я жду твоего славного возвр-ращения. Великий подвиг! Склоняю перед тобой голову. Воистину, ты — лучший охотник! Тебя ждёт хороший отдых. Возвр-ращайся ко мне позже. В этих землях славные враги никогда не кончатся.
  10. Добро пожаловать в Драконью бухту! Я возглавляю отряд естествоиспытателей, исследующих фауну этого участка Ферриса. Надо сказать, великая честь — столь уникальной природной общины мне ещё не доводилось видеть ни на одном из изучаемых мною аллодах. Ты можешь расспросить меня о любом живом существе, обитающем в пределах бухты, и я попытаюсь максимально подробно изложить его свойства. Кроме того, углубившись дальше в дикую местность, ты можешь встретить моих коллег и учеников, которые занимаются исследованиями в полевых условиях. Им там довольно одиноко, поэтому, уверен, они с радостью перекинутся с тобой парой слов и расскажут о местных опасностях. Удачи! I. Рассказы Изыскателей об местных территориях Геотермальные источники Доброго дня! Чувствуешь, как тепло? Это одна из немногих прелестей этой ледяной пустыни — геотермальные источники. Пожалуй, единственное место на побережье, где тебе не грозит долгая и мучительная смерть от холода. Конечно же, не одни мы такие умные — вся местная фауна не прочь здесь прочно обосноваться. Ох, обычной фауны у нас просто навалом. Впрочем, нередко встречаются весьма любопытные экземпляры. Советую держать глаза открытыми — иначе рискуешь нарваться на призрачный огонёк. Поверь мне — их легко не заметить на фоне искрящихся льдин и снегов. Особенно когда стараешься не попадаться на глаза гидрам и гром-птицам, и при этом не наступить на краба. Кого тут много — так это мартышек. Мельтешат, раздражают, кричат — и это тебе ещё брачный сезон не посчастливилось застать. К моему величайшему неудовольствию, я знаю о них больше, чем хотелось бы... Советую смотреть в оба — здесь встречаются весьма опасные экземпляры. К счастью, я уже изучил повадки каждого зверя и с удовольствием поделюсь своими знаниями. О, есть один воистину примечательный зверь! Я был очень рад, когда мне впервые довелось его увидеть — такое открытие, и от моего имени! И ещё больше я был рад, когда мне удалось от своего открытия унести ноги. Крылатая скала Крылатая скала! Как тебе вид? Вдохновляет, не так ли? Этот красавец на вершине дал название всему этому побережью. В смысле, название дали, конечно, мы, и это меньшее, что мы могли сделать, чтобы почтить его память. Я изучаю этот клочок земли с самого его открытия, и могу поделиться своими познаниями о местной фауне. Они тебе пригодятся, если не хочешь стать чьим-то обедом! Зловещее местечко, да? Наверное, из-за всех этих скелетов тут и развелось столько духов. Якам, впрочем, всё нипочём — ходят себе, грызут заледеневший мох. Ими, в свою очередь, питаются тигры и йети. Красивая и простая пищевая цепочка — любо-дорого смотреть! Опасных зверей тут не так уж и много. Конечно, в первую очередь тебе следует опасаться медведей — у них тут чуть ли не целое лежбище. Кроме них ещё есть ловцы — странные создания, и заметить их порой не так-то просто. Смотри в оба! От чего мне не по себе — так от соседства с Молотилой. Так мы назвали огромного снежного червя, обитающего где-то в этом районе. Если встретишься с ним в одиночку - пиши пропало. Потаённый город Добро пожаловать в последний оплот тунгаров на этом побережье — Потаённый город. Советую говорить тише, у их лазутчиков весьма чуткий слух. Спросишь, что я делаю в такой опасной близости от дикого племени? Изучаю, конечно же! Это ничуть не скучнее, чем битый день записывать повадки фауны Ферриса. Если есть какие-то вопросы насчёт местных обитателей — задавай, с удовольствием отвечу. Тунгары, тунгары и ещё раз тунгары. Здесь — их вотчина. Правда, ещё тут можно встретить волков и медведеней, которые пришли на запах мамонтов. Но ты особо не обольщайся — они и тобой охотно полакомятся. Сычей и мартышек тут немало — обоих тунгары охотно употребляют в пищу. Птиц они приманивают остатками мяса обезьян, а обезьян — остатками мяса птиц. Вот такой вот нехитрый круговорот. Тунгары стараются не допустить присутствия лишней живности на своей территории. Однако, понятное дело, им это не всегда удаётся. Советую ступать осторожнее — пока избегаешь патрулей наездников и лазутчиков, можешь легко нарваться на какого-нибудь ловца. Как у любого уважающего себя племени, у нашего тунгарского сообщества есть лидеры. Целых два — братья Зит и Гит. Интересная парочка. Святилище Змея Довольно загадочное место, не так ли? Мы пока назвали его Святилищем Змея, как ты понимаешь, из-за этого огромного черепа в скале. Это место имеет особое значение для тунгаров — здесь они приносят жертвы своему мистическому прародителю. Судя по всему, они верят, что их предки были каким-то образом связаны с драконами. Звучит невероятно, но... Кто может сказать наверняка, как оно было? Странная магия этого места притягивает самых разнообразных существ. Здесь ты встретишь воинственных медведеней, полярных гидр и даже духов льда. Друг друга они все обходят стороной, но что-то мне подсказывает, что нашему присутствию они будут отнюдь не рады. В местных скалах и чуть ли не в самом священном черепе тунгаров любят устраивать свои гнездовья полярные сычи. Свою территорию они берегут весьма ревностно. Советую посматривать на небо и беречь глаза — не ровён час выцарапают. Временами здесь творится настоящее безумие. Медведени начинают ворожить и молиться деревянным истуканам, ледяные элементали впадают в исступление, а ловцы начинают поглощать всё, что попадается под их щупальца. Видать, что-то с ними этот череп делает. Надо бы изучить подробнее, как считаешь? Разумеется, там, где магия, всегда рано или поздно появляются элементали. То же самое произошло и здесь, вот только помимо обычных элементалей у нас появился целый исполин. И проблем, надо признаться, он доставляет немало. Шахтный комплекс «Заря» А, вот и ты. Добро пожаловать. Очень рад, что ты помогаешь нам в освоении этих земель. Потому что, признаться, вопросов нам Феррис пока что преподносит куда больше, чем ответов. Вот взять хотя бы эти постройки. Очевидно, кто-то собирался возвести здесь шахтный комплекс, но не успел. Всё было заброшено на стадии строительства. Причём явно в спешке. Почему? Кто возводил комплекс? Что планировалось добывать? Всё это мы ещё узнаем, если кто-нибудь поможет нам разобраться с местной хищной фауной. Стыдно сказать, это пока основное препятствие на пути к научному прогрессу, м-да. Местные здания облюбовали йети, а этим только дай кого-нибудь прибить да сожрать. Не упрощают дело и нервные яки, и назойливые крабы. Ты не подумай, я не жалуюсь! Просто приходится постоянно прислушиваться, не подкрадывается ли к тебе какая-нибудь тварь, а услышать что-либо за стуком собственных зубов весьма проблематично. О, у нас тут целый спектр хищников. Тут тебе и медведи, и их старшие братья медведени, и встречающиеся по всей бухте ловцы, и даже ехидны, которые хоть и не являются полноценными хищниками, всё равно могут доставить немало проблем. Как говорится, на любой вкус. А наша главная проблема — это Незрячий. Ох... Тут так просто даже и не объяснишь. Клыкастый бивуак Тс-с! Не видишь, что ли, сколько вокруг тунгаров? Становиться их ужином я пока не намерен. Если честно, и исследовать-то их уже никакой мочи нет, всё и так понятно. Разбили бивуак отдельно от Потаённого города и разводят тут мамонтов. Многих - просто на убой, ради мяса и кости, а некоторых, особо свирепых, пытаются приручить. Не сказал бы, правда, что у них это особо получается. Тунгаров и их мамонтов тут, конечно, навалом. Если наплюёшь на осторожность, рискуешь навлечь на себя гнев всего их становища. Любопытный, кстати, момент — вокруг лагеря нарезают круги полярные волки, облизываются на жирных мамонтов. Голодают, бедняги. Впрочем, особо жалеть их не советую - они и тобой закусить могут. Ну и ещё тут водятся крабы - побережье, как-никак. Смотри, чтобы ногу не отхватили, клешни у них немаленькие. Стайные... Совы вот периодически залетают. А больше, пожалуй, никого и нету. Мартышки, слава Астралу, ошиваются где-то далеко. Увидишь тунгара верхом на яке — постарайся не смеяться. Зрелище-то забавное, но вот если наездник тебя засечёт, станет уже не смешно. И ещё советую избегать местных медведеней. Они, оказывается, весьма сведущи в магии. Видишь во-о-он там, у побережья, огромное ледяное нагромождение? Это пещера Хлада, могущественного ледяного духа. Тунгары его боятся, как... хотелось бы сказать «огня», но я не фанат идиотских каламбуров. Знаю я о нём не очень много, но кое-что попробую рассказать. Кладбище гигантов Вот и окраина бухты. Дальше простирается лишь море. Где-то там, далеко, вероятно, скалы, которые мешают этой водной глади вылиться в астрал. Ну а здесь... Здесь Кладбище гигантов. Упокоище гигантских артродиров и незнакомых астральных кораблей. Что-то странное произошло здесь давным-давно. Что-то, что мы, скорее всего, никогда не узнаем. Ну, оно ведь так гораздо интереснее, не так ли? Чего тут много — так это крабов и гидр. Что немудрено — здесь их естественная среда обитания. Помимо них можно также встретить феномен, называемый «ледяное пламя». Уверен, тебе уже приходилось с ним встречаться. Пока пробираешься по рифам, будь осторожнее — не наткнись на ловца или ехидну. По какой-то причине они очень любят это место. Глядя на эти скелеты, нетрудно представить себе величие живого артродира. В нашем случае, однако, даже представлять ничего не нужно. Один из них живёт в рифах неподалёку. И что-то мне подсказывает, что в этом стылом море скрывается ещё множество. Безжизненный шельф «Ты будешь исследовать Безжизненный шельф», говорили они! «Это абсолютно безопасно, не зря же мы его так назвали», говорили они! Ха! Чтоб я ещё раз поверил россказням этих книжных червей, которые почему-то решили, что имеют право именовать себя естествоиспытателями! Добро пожаловать, дорогой гость, в Безжизненный шельф — самое густонаселённое и опасное место Драконьей бухты. Надеюсь, тебе здесь понравится больше, чем мне! Я даже не знаю, с чего бы начать. Назови мне чуть ли не любого зверя, которого тебе довелось здесь видеть, и я могу с полной уверенностью заявить, что ты его тут встретишь. Мамонты и яки? Вон они бродят. А где они, там и тунгары - милый малый народец. А ещё эту живность любят ирбисы — то и дело из снегов выпрыгивают, кр-расота! Не забудь ещё, кстати, йети, они тоже голодают. Тебе мало? Так тут ещё и крабы есть, и ледяное пламя. В смысле, которое ожило. Ну, знаешь, наверное. Одна радость здесь — сычи. Почему радость? Потому что убить не пытаются. Если не беспокоить их лишний раз... О, у нас тут целый спектр хищников. Тут тебе и медведи, и их старшие братья медведени, и встречающиеся по всей бухте ловцы, и даже ехидны, которые хоть и не являются полноценными хищниками, всё равно могут доставить немало проблем. Как говорится, на любой вкус. II. Рассказы изыскателей о местных существах Местная фауна довольно разнообразна и включает в себя не только млекопитающих и земноводных, но и любопытные магические феномены. Советую также помнить, что в бухте обосновалось крупное племя тунгаров. Увы, уладить конфликт с ними мирным путём, похоже, уже не представляется возможным. Полярный краб Краб — он в любом уголке Сарнаута краб. Членистоногое, не отличающееся особым умом и пытающееся сожрать что попало. И при этом, увы, весьма бронированное. Если доведётся с ним сражаться, рекомендую внимательно следить за его поведением и не усердствовать особо с атаками, когда краб прячется в панцирь. Тебе же будет хуже. Младший дух льда По нашей теории, это некий проклятый отголосок искры, что косвенно указывает на то, что где-то на Феррисе когда-то работала техника Тэпа. Сила у этого создания, впрочем, гораздо более велика, чем может показаться на первый взгляд. Могу дать лишь один совет: если заметишь что-то подозрительное в его поведении — лучше отбеги подальше. Целее будешь. Полярная гидра Обыкновенная гидра, обжившаяся в условиях лютого холода. Оттого, наверное, самая злобная из всех гидр. Больше скажу — она сама источает ауру мороза, попав в которую, её жертва замедляется, а потом и вовсе превращается в ледяную статую. Старается сожрать всё в поле зрения своих трёх голов, что ей нередко удаётся. Молодой мамонт Реликтовые представители фауны! Я и не думал, что мне доведётся встретить мамонтов, но вот поди ж ты — на днях практически носом уткнулся в целое стадо. Сильные звери - могут дать отпор любому хищнику или даже целой охотящейся стае ирбисов или волков. Бивнями могут наподдать так, что мигом в астрал улетишь. А зазеваешься — и вовсе в землю втопчут. Гром-птица Гром-птица, иначе называемая птица Рух. Такие вот холодные гористые местности — её излюбленное место обитания. Ссориться с ней не советую — может налететь, оглушить, да ещё и молнией напоследок ударить. Как птицы научились такому нехитрому, но всё же колдовству — загадка. И я очень надеюсь её когда-нибудь разгадать. Тунгар-шаман Хоть общество тунгаров развитым и не назовёшь, до нашего здесь появления они, можно сказать, были самыми разумными существами на Феррисе. Если не веришь — взгляни на их поселения... ну или хотя бы на шаманов. В магии они кое-чего понимают — и проклянуть врагов могут, и исцелить своих соратников. Да и местную природу знают, как свои... Проклятье. Я до сих пор не посчитал, сколько у них пальцев! Крадущийся ирбис Местный представитель семейства кошачьих, один из немногих выживших «саблезубых» видов. Рекомендую избегать их острых когтей, если не хочешь истечь кровью. Также будь готов к тому, что за свою жизнь они будут драться до последнего. И чем ближе они к последнему вздоху, тем яростнее нападают. Полярный волк Местные волки — любопытное явление. Они явно имеют какое-то родство с ликантропами — других способов объяснить их внезапные трансформации на пороге смерти я не в силах. Одно хорошо — пусть ликантроп и сильнее обычного волка, убить его гораздо проще. Также будь готов к его вою — он способен вселить страх даже в самых бесстрашных охотников. Тунгар-боец Мал, да удал — это про тунгарских бойцов. Смешно тебе будет ровно до того момента, как он напрыгнет на тебя, сшибёт с ног и проделает пару лишних дырок своим копьём. Рекомендую также следить за тем, куда тунгар собирается бежать в следующий момент. Им всем по душе тактика кавалерийских наскоков: ударил одного - и понёсся дальше. Медведень-рубака Звериная мощь плюс огромные когти, и всё это приправлено неостановимой жаждой убийства и голодом. Таков медведень-рубака. Размах у него широкий, поэтому кучковаться перед ним не рекомендую — сметёт и не поморщится. Также, если чувствуешь, что у тебя от его рёва поджилки трясутся — лучше беги. Иначе точно прикончит. Снежный як Разумеется, где живут хищники, там живёт и их добыча. В нашем случае это снежные яки. Я тебе, однако, не советую недооценивать силу их тяжеленой туши — с испугу и затоптать могут, и на рога поднять. Почуять присутствие яков неподалёку очень легко — по какой-то причине они источают просто невероятную вонь. Без защитных очков и подходить опасно - так глаза режет! Голодный йети Йети — уникальные звери, обитающие исключительно в таких вот мёрзлых уголках аллодов. Впрочем, зверями их называть несколько несправедливо - по уму они сравнимы с теми же троллями да ограми. Если доведётся кого-то из них разозлить, советую не стоять на месте — чем дольше йети тебя колотит, тем злее и сильнее он становится. И не забудь уворачиваться от ледяных глыб! Уж лапа-то у них меткая. Есть тут и вполне безобидные зверьки, передвигающиеся стаями, вроде мартышек и сычей. Сила их заключается именно в количестве, поэтому я тебе крайне не советую их недооценивать. Снежные мартышки Проклятие этих земель! Премерзкие создания, цель существования коих — установление полнейшего хаоса на всей обозримой суше. Конечно, ничего особо страшного они делать не умеют, зато всегда, абсолютно всегда бегают стаей. И громко кричат. И мельтешат. И воруют научные приборы. Полярные сычи Мы, знаешь ли, привыкли к тому, что сычи на всех аллодах миролюбивы и абсолютно безразличны ко всем делам разумных созданий. Каково же было наше удивление, когда мы увидели, что местные представители семейства совиных, во-первых, перемещаются исключительно стаями, во-вторых, весьма свирепо пресекают любую попытку нарушения личного пространства. Так что имей это в виду. Есть у нас особый класс созданий, которых мы условно зовём «грозными». Совладать с ними в одиночку зачастую не представляется возможным, так как они обладают недюжинной силой и обладают умениями, для противостояния которым тебе потребуется напарник. Самое печальное заключается в том, что, несмотря на их опасность, добычу с них никак не назовёшь ценной, поэтому охотники стараются избегать их любой ценой. Что, конечно же, позитивно отражается на их долголетии, но никак не помогает делу моих коллег. Белый медведь Медведь — мощный и грозный зверь, а на Феррисе он ещё и вечно голодный. Если охотитесь на него группой — постарайтесь не стоять всем скопом перед ним — задерёт сразу всех и сожрёт на месте. Кстати, рычит этот зверь удивительно громко и устрашающе. Я один раз услышал—- так до сих пор в кошмарах того медведя вижу. Ехидна Ехидна — милый и юркий зверёк, но пусть её внешний вид тебя не обманывает. Сама по себе ехидна не очень сильна, зато обладает сверхъестественной скоростью, умело скрывается из вида и, похоже, приучена бить по самым слабым местам своей жертвы. Если ты её разозлишь, можешь даже не заметить, как истечёшь кровью. Тунгар-лазутчик Подраться тунгары любят, но не стоит рассчитывать, что они будут просто стоять перед тобой, пока ты отрабатываешь на них свои лучшие удары. Тунгарский лазутчик при любом удобном случае постарается отскочить подальше и атаковать издали. Так что приготовься как следует побегать, если тебя никто не обучал искусству магии или обращению со стрелковым оружием. Тунгар-наездник Любопытный народец — тунгары! Пусть сами ростом не вышли, но смогли приручить диких яков — а те знамениты своей твердолобостью и силой. Представь себе — у них даже боевая кавалерия есть! И шутки шутить с ней не стоит — тунгары славятся своими коварными ударами, оставляющими ужасные раны. Да и як, почуяв скорую гибель, может натурально взбеситься и вколотить противника в землю, если вовремя не отбежать. Пробудившийся ледяник Не обошлось здесь и без присутствия элементалей. В этом холодном царстве они чувствуют себя особенно комфортно — им придаёт сил холодный влажный воздух и близость астрала. Они умеют распространять свой магический холод так, что любой, кто окажется им заражён, будет источать ауру мороза, замедляющую всех его союзников. И, конечно, стоит опасаться их излюбленных ледяных комет — летят они медленно, но уж если попадут — мало не покажется. Снежный ловец Загадочное создание! Наполовину растение, наполовину головоногое. Его происхождение для нас пока загадка — и не в последнюю очередь благодаря его опасности. Ты даже не заметишь его, пока не подойдёшь достаточно близко. А как подойдёшь — ловец тебя моментально схватит и попытается переварить. Кислотность его внутренней среды зашкаливает, так что этот нехитрый процесс может занять у него всего лишь несколько мгновений. Кстати, советую держаться подальше от умирающего ловца, если не хочешь, чтобы тебя окатило брызгами едкой слизи. Медведень-ворожей Очень любопытно бывает понаблюдать за ритуалами шаманов медведеней. Как-то раз я видел, как верховный ворожей воззвал к деревянному истукану, изображающему, вероятно, одного из их богов. И стоило ворожею это сделать, как группка тунгаров, напавших на него, безвольно поплелась к этому тотему. И как дошли тунгары — погибли на месте... Мораль — не стоит недооценивать магию медведеней, если не хочешь закончить так же. Снежный червь Гигантский червь — весьма коварное животное. Его тактика охоты проста и эффективна — он скрывается среди снегов, поджидая свою жертву в засаде. Поэтому гляди в оба. Учти, что при смерти червь буквально взрывается, разбрасывая вокруг ядовитую слизь, так что настоятельно рекомендую держаться от него подальше. Гасторнис Красивая птица. Красивая и опасная. Так что любоваться ею советую издали, а близко не подходить — мало ли, что ей в голову может взбрести. Наука ещё в мозгах гасторниса не разобралась, и, клянусь диссертацией, разберётся не скоро. Знаем мы только, что временами он нападает на всех без разбору — и диких зверей, и наших исследователей. А клюв у гасторниса такой, что чуть зазеваешься — и всё, запасайся миррой. Бухта полнится существами самых разных видов, но порой среди них встречаются прямо-таки реликтовые представители фауны - ископаемые звери, порождения магии, либо просто мутанты с высокой выживаемостью. Информацию о таких созданиях я храню отдельно и, конечно же, готов в любой момент ею поделиться. Мучитель Если услышишь чью-то тяжёлую поступь и ворчание — советую сразу зарыться в снег и не издавать не звука. Иначе рискуешь встретиться лицом к лицу с Мучителем, а уж в этой схватке тебе в одиночку точно не выжить. Что странно — никакого племени циклопов здесь и в помине нет и не было, только эта зловещая парочка — Мучитель да Терзатель. Вероятно, за их появлением здесь скрывается какая-то интересная история, но вот странное дело — у меня нет ни малейшего желания её выяснять... Терзатель Умножь силу, злобу и вонь Мучителя втрое — и получишь его брата Терзателя. На его счёт могу дать только один совет — беги. Беги так, как будто за тобой гонятся все демоны астрала. Возможно, тебе повезёт, и циклоп отвлечётся на что-то ещё. В противном случае — постарайся умереть так, чтобы осталась хотя бы призрачная возможность воскреснуть. Сапфир, Ледяной гигант Сапфир — ледяной элементаль, разросшийся до невиданных размеров. Его можно заметить издали — сияет так, что без защитных очков смотреть бывает больно. Как и любой ледяной элементаль, Сапфир любит отгонять противника огромными ледяными глыбами. Попадаться под них, разумеется, не советую. Также рекомендую держаться на расстоянии от тела Сапфира — он источает магический холод, который способен превратить неосторожного противника в ледяную статую. Моховик, Древний ящер Возраст этого ящера не поддаётся даже примерному подсчёту. Не удивлюсь, если он видел Катаклизм своими глазами. Он весь покрыт мхом — отсюда и прозвище, которое мы дали ему до той поры, пока он не получит официальное научное наименование. Посмертно, боюсь... Если вздумаешь с ним сражаться, советую запомнить несколько вещей. Во-первых — у него три головы, а, значит, и укусить он может практически всех, кого видит перед собой. Во-вторых — зубы наверняка отравленные. Вылечить жертву такого укуса будет очень трудно. Примечательна и его привычка плеваться едкой кислотой — от неё рекомендую уворачиваться. А, и опасайся его детёнышей! Они могут прийти к нему на помощь в любой момент. Гигантский артродир, Ископаемая рыба Ископаемая рыба, очень агрессивная и сильная, к тому же весьма плодовитая. Если устроишь на неё охоту, придётся встретиться со взбешённым выводком. Должен предупредить — если выводок тебя хорошенько покусает, и ты начнёшь истекать кровью прямо в воде — артродир бросится на тебя, игнорируя всё на свете. Поэтому не советую недооценивать эту мелочь. Незрячий, Злой дух Существо-загадка. То ли животное, то ли порождение магии, то ли странная смесь и того, и другого. Проблема в том, что это существо враждебно и может доставить нам немало проблем. Замечено, что животные, находящиеся в непосредственной близости от Незрячего, таинственным образом пропадают из поля зрения. Позднее мы находим их тела, иссушенные и изуродованные, застывшие в неестественных позах. Будто бы они погибли от жуткой лихорадки в страшных муках, а потом ещё неделю пролежали в пустыне, бр-р-р... В общем, очень не рекомендую подходить близко к этому созданию. Во всяком случае, пока мы доподлинно не установим, что он такое делает. Зит Говорливый, Шаман тунгаров и Гит Молчаливый, Вождь тунгаров О, это особо почитаемые в своём племени тунгары. Зит - ведун, причём действительно талантливый. Как он управляет молниями — просто загляденье! К тому же, наши разведчики докладывают, что у него выдающиеся способности целителя. Гит же — храбрец, единогласно признанный тунгарами воеводой. Уверен, если они когда-нибудь отважатся напасть на наш лагерь, их будет вести именно Гит. Впрочем, кроме отваги, граничащей со слабоумием, а также недюжинной силы, других примечательных особенностей у него нет. Молотила, Гигантский червь О снежных червях уже слышать доводилось, полагаю? Увеличь мысленно обычного червя раза в четыре — и получишь Молотилу, наш местный ужас. Однако, несмотря на его размеры, ты можешь заметить его лишь в самую последнюю секунду, когда будет уже слишком поздно. Внимательно смотри под ноги — если увидишь что-то большое и подозрительное, то это, возможно, он. Излюбленная тактика боя этого чудовища — заплевать ядом всё, что шевелится. Вредоносные бактерии в его слизи могут заразить тебя опасным вирусом. Как только почувствуешь недомогание — сразу отбегай от своих соратников, иначе заразишь их всех. И вообще советую вам рассредоточиться — сражаться с каждым по одиночке червю будет гораздо труднее. Хлад, Дух северного ветра Древний дух, по некоторым предположениям, практически бессмертный. Возможно, тебе доводилось встречать его на астральных островах. Как и когда он зародился, мы не знаем, зато знаем, что от него можно ожидать. Хлад — воплощённая мощь и ярость морозной стихии. Порывы ледяного ветра, метели, огромные ледяные глыбы, падающие сосульки, острые ледяные клинки — практически всё, что может прийти в голову талантливому заклинателю льда, Хлад использует против тебя. Не стой на месте. Прячься, когда нужно. Не подходи близко. Это всё, что я могу посоветовать. Стужа, Госпожа Хлада Таинственная ведьма, имеющая какую-то связь с Хладом, воплощённым духом мороза. Я занимаюсь фауной, а не ведьмами, знаешь ли, поэтому ничего толкового на её счёт рассказать не могу. Те, кто видел её логово, сказали, что ведьма эта стоит недвижимо посреди своей ледяной обители, и готова поразить всякого, кто потревожит её покой, порывами бурана и сферами обжигающего холода. Нашим разведчикам чудом удалось спастись, укрывшись за ледяными обломками от злого чародейства. А ежели хочешь поподробней о Стуже узнать, поговори с Варварой Брусиловой. Вон она стоит, на небо глядит эдак печально-печально. Насколько я понимаю, у неё с этой Стужей какая-то давняя история, и как только она услышала, что ведьма бесчинствует в бухте, сразу же вызвалась охранять наш лагерь. Рассказ Варвары: Ну что же, друже, здравствуй. Все мы знаем, кто ты. Тобою свершено столько подвигов, что Историки уже всерьёз задумываются писать монографию о твоём тернистом пути. Ха! За моими плечами — путь не менее долгий и деяния не менее славные. Знаю, можешь поспорить, но мне, правду молвить, плевать. Слишком много крови на моих руках, пролитой на Асээ-Тэпх. Сотни демонов уничтожены мной на осколке Язеса. В числе первых я отправлялась в неизведанные глубины астрала — не единожды!.. И в одном из таких полётов я потеряла свою сестру. Все думают, что она погибла. Но это не так. Она стала... кем-то другим. Чем-то другим. Я до сих пор помню, как она на моих глазах превратилась в... Ох, это сложно описать. Она сохранила разум и колдовскую мощь, но изменилась. Стала злой, алчной, жаждущей бесконечной силы. Я до сих пор помню этот ледяной равнодушный взгляд, которым она меня наградила перед тем, как попыталась убить. Но я выжила. И с тех пор моя жизнь превратилась в вечную погоню. Я искала её по всему миру и, наконец, нашла! Ей что-то нужно на Феррисе. И её... логово находится прямо здесь. В бухте. Странная сфера около Крылатой скалы как-то с ней связана, я знаю это! Но я не могу к ней подойти. Похоже, её колдовство удерживает меня, что бы я ни делала. Я всегда оставалась в твоей тени. Теперь же я вынуждена просить твоей помощи. Найди мою сестру и убей её. В её сердце лишь зло и вечная стужа. Она слишком опасна. Но я боюсь, что даже если я прорвусь сквозь барьер, я просто... не смогу. Понимаешь? Вся эта история — злая насмешка судьбы. Что, кстати, случилось с твоими родными? Где они сейчас? Так значит... Это всё? Мне показалось, будто бы я почувствовала что-то... Это была она? Ох... Я не могу в это поверить. Я ждала, что камень должен был свалиться с моего сердца. Но стало лишь тяжелее! Но хотя бы с её смертью в мире стало немного спокойнее. Пожалуйста, оставь меня. Мне нужно побыть наедине с... Не важно. Просто оставь. III. Задания Сээд-Варха Незримого, бывалого охотника. 1) Ахо! Мне знаком твой взор-р. Это взор охотника — умелого и опасного. Я давно слышу легенды о тебе, каждая из них удивительнее предыдущей. Легенды — всего лишь слова, так говорит мудр-рый Глас Сээд. Но теперь, глядя в твои глаза, я начинаю им верить. Эту бухту прозвали Драконьей, хотя и нет тут давно никаких др-раконов. Очень жаль — славная бы была охота! Вместо них остались разные твар-ри. Сильные, ловкие. Неподготовленному охотнику они принесут скорую смер-рть и съедят, не оставив костей. Хочешь показать свою силу? Бухта в твоём р-распоряжении. Ступай и окр-рась эти снега кровью! Странная штука — этот «пр-роектор». Не слышу гор-рного ветра, не чую твой запах, но вижу тебя, как наяву. Новый хищник пр-ришёл в Драконью бухту! Все твари отныне будут тр-репетать при твоём приближении. Помни — охота никогда не кончается. Продолжай свой путь с гор-рдо поднятой головой! 2) По всей бухте бр-родят ваши ведуны. «Учёные» — так их, кажется, зовут. Вечно учатся, вечно поучают. Все мы здесь бережём их от смер-рти. Следим, чтобы они не стали добычей лучших хищников. Чтобы тунгары не скор-рмили их своему Прародителю. Теперь это и твоё дело. Разыщи опасных пр-ротивников и положи конец их жизни. Десяти хватит. Ты их не пропустишь — над их головами ярко сияют кор-роны. Но остор-рожней — в одиночку их одолеть очень трудно. Тебе нужна своя стая. Одиночка в Др-раконьей бухте не выживет. Не проверяй на себе. Мы охотимся, чтобы ваши ведуны лучше знали местных звер-рей. Ведуны изучают их, чтобы мы лучше охотились. Одно вытекает из др-ругого. Всё в р-равновесии. Слава о твоей охоте гр-ремит по всему Феррису! С твоей помощью покор-рение этих земель пойдёт куда быстрее. Хотя ваши ведуны называют это «исследование». Хр-р, я не знаю таких слов. 3) Чем дальше в лес, тем больше добыча. Поговор-рка наших отцов. Леса здесь нет, но эти слова всё равно не теряют своей мудр-рости. Далеко отсюда, у самого побережья, можно найти самых достойных пр-ротивников! Победа над ними принесёт тебе вечную славу и самую ценную добычу. Узнать этих сопер-рников легко — по короне над их головами. Пусть пр-редки направят твою руку, и ветер не выдаст твой запах. С тобой благословление моей Ветви! Сур-ровая погода делает всё лишь интереснее! Попр-робуй, попади из лука в глаз медведю, когда между вами всего лишь триста шагов, но воет лютая вьюга. Тебе должны быть оказаны великие почести! Побер-режье теперь безопасно для ваших ведунов. Скоро мы будем знать всё о Др-раконьей бухте. 4) Сегодня тебя ждёт славная охота. Меня одолевает зависть, но я знаю, когда уступить дорогу молодняку. Мудр-рый Глас Сээд видел этот день за тридцать лет до того, как меня прозвали Незр-римым. Глас предрёк мне, что, охотясь в снегах, я встречу страшную смерть. Я внемлю его пр-редостережению. Это не моя битва и не моя честь. Далеко отсюда, там, где вода омывает ледяные пики и древние кости, скр-рываются самые достойные соперники. Никого сильнее них нет в этой бухте! Ваши странные ведуны будут рады их смерти. Запоминай! Первый твой соперник — великое мор-рское чудовище. Гигантский ар-ртродир — его имя. Второй соперник — могучий дух, говорящий с север-рным ветром. Хлад — так его зовут. Расспроси ведуна с черепом на лице, он р-расскажет тебе о них всё, что нужно знать. Ступай с честью, охотник, и возвр-ращайся со славной добычей! Сегодня закат окрасится кр-ровью. Я жду твоего славного возвр-ращения. Великий подвиг! Склоняю перед тобой голову. Воистину, ты — лучший охотник! Тебя ждёт хороший отдых. Возвр-ращайся ко мне позже. В этих землях славные враги никогда не кончатся. Просмотреть полную запись
  11. Не так давно в Сарнауте появилась новая раса - прайдены, и вот, наконец, разработчики поделились с нами информацией об этом интересном народе!* Жизнь, Честь, Гармония. • Жизнь — это выживание • Смерть — это рождение • Счастье — это охота • Лига — это бесхвостые • Империя — ещё больше бесхвостых • Астрал — это ничто Прайдены - суровый звероподобный народ, живущий обособленно на далёком аллоде Ольм. О них известно немногое - прайдены крайне неохотно посвящают чужаков в свои тайны. Недоверчивость жителей Ольма легко объяснить, ведь с самого Катаклизма они веками были вынуждены балансировать на грани жизни и смерти, терпя невзгоды и лишения в суровых условиях нового мира. Прежде чем войти во взрослую жизнь, каждый прайден-подросток должен пройти ритуал посвящения, доказав свою силу и бесстрашие перед Наставниками и духами. Наставники, отправляя своих воспитанников в Чащу Первых, говорят: «Сегодня эти щенки умрут, а их место займут настоящие прайдены!» Никому из гостей Ольма не удалось узнать, что происходит во время испытания. Одно известно доподлинно - каждый из прайденов действительно умирает во время своего путешествия в Чащу. И если некоторые чудесным образом возвращаются к жизни, другие так и остаются гнить между корней старого леса на радость падальщикам. Быт взрослых прайденов можно ёмко описать тремя словами: ремесло, охота. Ветвь. Ветвь - община, члены которой самостоятельно обеспечивают себя всем необходимым. Возглавляет каждую Ветвь Глас - воплощение древнего прайдена, чья душа осталась в Сарнауте и после смерти, чтобы наставлять на путь истинный новые поколения. Обычно с Гласом общаются Хранители Ветви, но в исключительных случаях любой прайден может обратиться к своему покровителю и получить совет. Иногда решение трудных вопросов подсказывают Первые - древние духи, жившие на Ольме ещё до Катаклизма. Вера в Свет, присущая другим обитателям Сарнаута, находит своё отражение и в верованиях прайденов. Огонь, жизнь, Свет - для них всё едино. Удостоенные Дара Света прайдены зовутся Озарёнными, и к ним относятся с особым почтением. Озарённые верят, что вместе с Даром на них ложится великая ответственность, и им суждено умирать и перерождаться до тех пор, пока не будет исполнено их предназначение. Для них не важно, от чего или от кого исходит эта сила. Важно лишь то, как этой силой распоряжаться. Этим вера прайденов в Свет в корне отличается от постулатов Церкви Света Лиги и Триединой Церкви Империи, чьи разногласия в вопросах религии вспыхивают всё жарче с каждым годом. Прайдены сегодня. Народ Ольма по сей день живёт по своим суровым традициям и обычаям, не претерпевшим изменений. Гласы продолжают своё мудрое правление и пристально следят за новыми соседями, готовые вмешаться в любой момент. Делегаты Лиги и Империи прочно обосновались на Ольме. Поняв, что просто так гости уходить не намерены, прайдены выделили им небольшие бесплодные куски земель ближе к побережью - так. чтобы постоянно держать бесхвостых в поле зрения. Вопреки опасениям, это странное соседство не внесло разлада в размеренную жизнь Ольма. Впрочем, некоторые молодые прайдены всё же предпочли оставить тихую жизнь в родном доме и отправиться в странствия. Астральные корабли, легко взрезающие Великое Ничто, покорили их впечатлительные умы. Многие из таких странников предпочитают заручиться поддержкой Лиги или Империи, прежде чем покидать свой аллод. Зачастую вместе с этим они покидают и свою Ветвь. Таким прайденам всегда рады на Ольме - но только как гостям. Гласы не порицают этого, но и не одобряют - они наблюдают за происходящим, взвешивая, раздумывая, делая выводы. Прайдены понимают, что сила чужаков велика. Но они верят, что с силой и мудростью Гласов не сравнится никто и ничто. Здесь, на Ольме. прайдены уже обрели свою гармонию, пройдя долгим путём крови и лишений. И теперь они готовы ступить в большой мир. Читайте еще больше информации о прайденах на официальном форуме!*
  12. Весьма смелый эксперимент разработчики начали в 5 сезоне, когда в качестве одного из видов хай-энд контента выдали игрокам фарм хардкорных мобов. Дикие Земли продержались аж два сезона — с пятого по шестой, а когда в предlверии седьмого разработчики объявили, что Диких Земель больше не будет, на сходе раздался всеобщий вздох облегчения. Но были ли Дикие Земли столь плохи? Увы, если говорить именно как о контенте — они были удручающе скучны. Все сводилось как правило к убийству одиночных мобов, попыткам не сагрить толпу, ну и убийство боссов — очень редко... На Феррисе с этим стало получше. Кроме того, Дикие Земли никак не мотивировали игроков их исследовать, наоборот — самым выгодным было найти нужную полянку и ходить только туда. Но все-таки их жаль. Почему? Потому что это был огромный пласт контента, труд десятков художников, аниматоров и сценаристов, которые создали весьма запоминающиеся локации. И этот труд канул в Лету, пропал безвозвратно. Умойрские Дикие Земли исчезли с наступлением 6.0, Дикие Земли Ферриса — после установки 7.0. И никак их больше не увидеть, новичку там не побывать больше. Если астральные острова прошлых сезонов еще можно увидеть — то Дикие Земли были удалены из игры безвозвратно. И, к сожалению, выпадение этого контента существенно сказалось на самой сюжетной линии. Дикие Земли неразрывно были связаны с сюжетом, в отличие от, например, Искажений 7 и 8 сезонов, которые никакой сюжетной нагрузки не несут. А Дикие Земли несли. Вам не понять, как Проказа повлияла на Умойр, если вы не были в Дряхлом Боре и Поганом Доле. Вам неизвестно, что Феррис стал именно тем местом, где погибли от метеорита трое драконов Хранителей, если вы не были в Драконьей бухте и Заброшенной выработке. К счастью, некоторые тексты все-таки удалось сберечь. В этот раз мы расскажем в основном об Ал-Риате, четвертой из Диких Земель Умойра. Увы, для первых трех таких подробных описаний нет. Все тексты идут от волхвов Обережного круга, которые пытаются вылечить земли Умойра. Собственно, наши герои им и помогали справится с разной напастью. Узнать об областях: Как говорится, дальше в лес — больше дров! Чем глубже заберёшься в пущу, тем страшнее там чудища — но и добыча богаче, и карты более далёких секторов астрала попадаются. Правда, от области не зависит качество добычи, только количество. В Билевеллской пуще попадается только добротная добыча — немножко у края, целые горы в глуши. Как понадобится тебе добыча замечательная — отправляйся в Дряхлый бор, там бойцы завсегда нужны. Ну а за редкой добычей ступай, коли не трусишь, в Поганый дол. Мы с тобой сейчас у самой окраины, куда чудища едва добрались. Здесь ещё можно справиться в одиночку, коли смел да силён. Но уже в разведанную область без друзей не суйся — вмиг схарчат! За разведанными областями начинаются непролазные — и поверь, они так называются не зря. Ну а что творится в глухой области — даже представить страшно. Самый рассадник там, откуда Проказа ползёт. Смотри да прикидывай, что тебе сейчас по силам: глупо целый век куковать на окраине, но куда как глупее от жадности голову сложить! Вначале о разных местностях в самом городе Ал-Риате и его окрестностях: Хрустальный пик Вроде бы и красивые они, кристаллы, а только когда земля ими, будто паршой, покрывается, любоваться ими как-то нет охоты. Здесь ведь люди жили, детишки бегали. А теперь, вот, эти штуки торчат. Опасайся зверья лесного — не простого, а изменённого. Опрокидни здесь водятся, векши. А к тому ж ещё и богомолы пожаловали. Схарчат и не подавятся! Монстры тут всё больше живые. И гидры есть, и мяуки, и богомолы даже. Страшные — а только как в город углубишься, на умрунов насмотришься, Газебо ужасное встретишь, так и заскучаешь по ним! Утопшая деревня Много таких деревенек по Умойру. Может, чудища людей выгнали, а, может, и сами ушли. Известное дело — река из русла вышла, земля просела, али недород случился, и люди от бедности в другое место переехали. Кто тут жил, почему ушёл — уж и спросить не у кого. Во первую голову опасайся сатиров. Они сильные, смелые, а главное — драться с ними надобности никакой. Помимо них раздражаб обходи да лыко волчье. Не страшно? Постой: успеешь ещё в городе напугаться, как мертвяков увидишь да Газебо страхолюдное! Мертвяки из города сюда нечасто забредают. Живых чудищ зато — сколько угодно. И жаборотни тебе, и трупоеды, и гидры камышовые. На любой, как говорится, вкус. Арена Прямо за храмовым кварталом, возле усыпальниц, была арена — бились тут герои себе на славу, людям на потеху. Говорят, когда город пал, прежних дней герои, что рядом почивали, поднялись из земли родной город защищать. Правда то или нет, не знаю. А только бойцов, из праха восставших, здесь и вправду полнёхонько! Много мёртвых тут бродит, а всё ж живые опаснее. Опасайся сетепряда или опрокидня встретить, а уж коли крысиную королеву увидишь — обходи десятой дорогой! Страх царит здесь, а паче того — печаль. Шага не ступить, чтобы с призраком прежних дней не столкнуться, родной город оплакивающим. Окромя их тут трупоеды бродят да грибы-табачники ползают. Мародёры, слыхал, из них суп варят. Ну, что сказать-то, приятного им аппетита! Усыпальницы Говорят, по всему Ал-Риату сорок сороков храмов божьих было. Кому тут только не молились — и великим богам, и малым, и вовсе неизвестным, чтоб, значит, не обидеть кого ненароком. А всё-таки, когда пришла орда, не спасли город молитвы. Что крохотные кумирни, что Пантеон-громадина — всё в развалинах теперь. Самые грозные чудища, что здесь обитают — не призраки. Лихо страшнее, богомолы злее. А подлее всего — наш брат, человек. Стерегись мародёров, они здесь так и рыщут! Я слыхал, новички тут друг другу легенды о страшном Газебо рассказывают. Вот же чудаки! Газебо бояться не надо: это и не монстр вовсе, а, если по-нашему, строение навроде беседки. Кого тут стоит опасаться, так это призраков. Много тут людей жило, много и по сей день бродит, страшными голосами воет. Горячие источники Полна чудес земля Умойрская! Вот здесь, например, гляди-ка! Круглый год из-под земли горячие ключи били. Со всего аллода сюда ездили в банях нежиться. Сам Скракан, говорят, кости старые попарить любил... Теперь-то от этих чудес одно воспоминание осталось. Были целебные ключи — стало заражённое болото. Первейшая в этой области опасность — мародёры. Им тут и тепло, и сытно, и добычи хватает... Эх, правду говорят: подлец человек, ко всему привыкает! Видать, не только люди баньку ценят: здесь и минотавры, и медведни любят попариться. Нам же не до помывки: того и гляди, весь аллод сгибнет! Лесной перекрёсток Разве не здорово из синей мути снова выбраться к травке зелёной да солнышку тёплому? Прекрасные здесь места: до падения города тут загородные поместья стояли, башня волшебницы городской высилась... Да только недолго здесь будет зелено да светло. Быстро или медленно, а доберётся Проказа и сюда. А потом, коли лекарства не найдём, и весь Умойр погибнет. Куда Проказа не добралась, туда её матушка-природа пускать не желает. Силёнок у неё, правда, немного, шаг за шагом под грузом хвори сгибается. А всё же не сдаётся. Для любого зверя, любого сатира или оборотня здесь ты — не больше, чем носитель заразы. Не пытайся с ними договориться, они тебя и слушать не будут. Нападут — скрепи сердце и защищайся! Пускай здесь и не так жутко, как в руинах города, пускай земля болезнью не поражена, а всё-таки и тут под ногами косточки горожан хрустят. Страшное побоище было, ох, страшное. И призраков здесь, за городом, не меньше, чем на разрушенных улицах. Пожалей их: коли сможешь, даруй несчастным покой! Обломки дворянской флотилии То-то горожане перепугались бы, коли на их глазах прямо посреди городского парка астральный корабль брякнулся бы! Вот только не было здесь уж давно ни парка, ни горожан, когда это случилось. Чей корабль то был — не знаю, что его погубило — не ведаю. Команды не видать, а груз, если он и был, — давно мародёры расхитили. Рассказывают, то и дело дымком тянет оттуда, да запахи вкусные доносятся. Коли узнаешь, кто тот повар — не забудь мне рассказать! В этих краях в первую голову лиха опасайся. Сглазит — не расколдуют! И ещё, слыхал я, ведьмы лесные тут водятся. Если не врут — охо-хонюшки... Не дай боги тебе с ними повстречаться! Привидений в этих местах видимо-невидимо, так и воют. Послушаешь их — седой вернёшься. А окромя них табачники растут, да мантикоры с горгульями летают. Весёлое местечко, что ни говори! Храм Праматери Этот храм всех прочих древнее. Стоял он здесь в стародавние времена, до Катаклизма ещё. Славили здесь Праматерь-богиню, что власть имела над водами пресными и солёными... Тут и теперь воды много, да только гнилой да ядовитой. Коли чудовищ изведём, да придумаем, как воду вновь чистой сделать, пойду по всему Умойру с сумой, буду деньги на восстановление храма собирать. Негоже такой святыне в руинах валяться! Здесь лесовики испокон веков жили. Как пришла беда, с ума посходили и в шуликунов оборотились. Но бойся ты не их. Бойся ведьм лесных, что в чаще прячутся. Коли поймает она тебя — радуйся, если только в супе сварит! Говорят, пока жив был город, сюда со всех окрестностей молиться о здравии приезжали. Ну а теперь, вишь, и храм в руинах, и прихожане его — одни жмурики. Из живых разве что животные — жаберники да котейки встречаются. Да только мало радости от таких зверушек-то. Шато Тристес Говорят, у эльфов есть великие дома, а Тристес среди них были так, бедные родственники. Ну, не знаю. По мне, так жили они — дай боги каждому. Вон какие башни отгрохали! И воины у них были сильные, и чародеи могучие. Кабы не настроила Смеяна против них народ Умойрский — глядишь, и Проказу бы сюда не пустили, и крепость Лу-Лиген бы не пала. Ну а теперь в их домах другие эльфы живут. Сказывают, эти-то из великого дома. Тьфу на такое величие, скажу я тебе! Упыри, может, и страшны, а только и они кое-кого боятся. На них же проклятие некромантское лежит, а земля-матушка этого страсть как не любит. Сюда и сатиры захаживают зубастых дубиной приласкать, и и пауки на них сети плетут. А страшнее всего — богомолы, что подкрадываются незаметно. Только не забывай: сейчас они враги не только кровососам, но и тебе! Ну и жуткие же они, эти вампиры! Даже некроманты, хоть и возятся в мертвечине, а их побаиваются. Древняя то магия, запретная, кровавая... Ну а коле поодаль отойдёшь — там лесные народы прохлаждаются. И оборотни там, и минотавры. Не тревожь их почём зря, они ж, коли вдуматься-то, вовсе и не враги нам. Кроме огров, конечно. Этих бей-не жалей! Крепость Лу-Лиген Это крепость старинная, самого Данаса помнит. Здесь ещё недавно была наша твердыня. Стерегли мы святыню — древо великое, заповедное. Оно нас и сгубило, когда какой-то несчастный пронёс за стены заразу. Все, кто стоял здесь гарнизоном, полегли до последнего в страшной осаде: снаружи наседали чудища лесные, изнутри — прокажённые древни. Теперь, когда не стало ни крепости, ни древа, гибель всего леса — лишь вопрос времени. Если не найдём лекарства — через месяц или через полгода, но здесь всё будет покрыто синей коростой. Мы, волхвы, всегда себя друзьями природы мнили. И забыли, что земля-матушка, она такая — раз поцелует, другой пришибёт. Когда запахло Проказой, звери да народцы лесные глядеть не стали, кто язычник, а кто — прихвостень Смеянин... на всех людей ополчились, да. Берегись их — и сатиров, и пауков, а всего пуще — богомолов! Родное древо из оплота жизни превратилось в рассадник болезни. Вокруг него кишит вся та жуть, с которой мы боремся во всех уголках Умойра: и превращённые животные, и изуродованные древни... Ну и мародёры — не обошлось без них, проклятых! Заповедная роща Святое здесь место было, заповедное. Может, только благодаря этим древним камням и не добралась ещё сюда Проказа. А только силы их на исходе. Ещё немного — и не найдёшь среди синей плесени, где тут люди жили, чему радовались да кому молитвы возносили. Даже простое зверьё в этом месте грозное, как нигде. Ещё бы: заповедная роща, святая святых земли-матушки! Они здесь дети, а мы — пасынки. Они хозяева, а мы — незваные гости! Живут здесь древни, медведни да лесавки. А чудовища... Нет тут чудовищ, заруби себе на носу! Это мы здесь чудовища прокажённые! Смотри у меня: узнаю, что лесавочек забижаешь, не поздоровится! Водораздел Водораздел — наверное, последнее место в окрестностях, не тронутое ни Проказой, ни мародёрами, ни вампирами. Только прежней тишины здесь уже нет. Не посидишь у водопада, не поразмыслишь о вечном: сюда со всей округи собрались и минотавры, и сатиры, и оборотни. И нас они тут видеть не рады ни капельки. Самые грозные тут сатиры, особливо как выпьют. Ну а кроме них — обычная лесная живность: мантисы всякие, пауки, лыко волчье... Ни мертвяков, ни прокажённых — благодать! Здесь весь лесной народ собрался: и минотавры, и оборотни, и лесавки... Знаешь, что? Ты лучше не ходи туда, не тревожь их. Они ж не чудища на самом деле, просто с людьми у них не заладилось. Нам с ними не воевать, а дружить надо — глядишь, вместе Проказу и поборем! А вот дальше, за водоразделом, вампиры обосновались. Их бей без жалости! И о существах, что там обитали: Чудищ тут много, всех и не перечислишь. Но перво-наперво запомни: есть страшилища обычные, а есть грозные. С обычных твой основной доход идёт: ловишь их, убиваешь, собираешь добычу. Они ещё матёрыми да лютыми бывают — увидишь таких, не пужайся. Всё то же самое, только клычища поострее, да добыча погуще. А вот с грозными всё хуже. Во-первых, добычи от них с гулькин нос, а во-вторых, все они каким-нибудь пакостным свойством отличаются. Коли видишь такого — или держись подальше, или, ежели никак, заранее прикончи, чтоб во время боя с обычным чудищем не встряло. Про них бывалые охотники много рассказывали — да такими словами, каких я до того и не слыхивал. Так что спрашивай — про кого хочешь, про того и расскажу! Проказа не простая хворь — страшная это болезнь, колдовская. Где она лютует, там какой только жути не насмотришься! Давненько уж бывалые люди подметили, что чудовища на диких землях всё время по-разному себя ведут: то ползают, как улитки, то бегают, как ошпаренные, а то огнём во все стороны пыщут. По-научному, говорят, это называется «фазы». Ну, мы-то люди простые, словей учёных не знаем, зато где чего ждать — завсегда подскажем. Только открой карту дикой земли, там всё как на ладони будет! Фазы разные бывают: одни труд упрощают, другие очень даже наоборот. Всех их наперечёт никто не знает, так что гляди в оба, что где творится. Как настанет где благоприятная фаза — бегом туда! Мёртвая душа Расскажу я тебе, как погиб славный город Ал-Риат. Не Проказа его сгубила. Много лет тому назад на Умойре и гоблины жили, и орки, и циклопы — видимо-невидимо. И нашёлся великан по имени Тугарин, что собрал из них новую Орду, да пошёл по всему аллоду куражиться. Много зла они успели натворить прежде, чем разбили их. Вот и Ал-Риат измором взяли, разграбили, а жителей до последнего вырезали. До сих пор их души по улицам ходят да мести ищут. Встретишь мёртвую душу — смотри под ноги, неровен час, в едкие слёзы наступишь! Призрак купца Богатый был город Ал-Риат. Потому, когда собрал проклятый Тугарин новую орду, сюда они первым делом и наведались. Долго шли бои, с честью дрался гарнизон, а всё-таки не выдержали стены. Ворвались в город орки да гоблины — жителей перебили, сокровища унесли. Говорят, купцы городские, хоть и мертвы давно, а всё обиды забыть не могут — шатаются, прозрачные, по улицам, да грабителям отомстить хотят... а грабителями считают всех, кто на глаза попадётся! Встретишь их — будь осторожнее: хоть и призраки, а рука у них тяжёлая! Мёртвый герой Как пришли под стены Ал-Риата полчища орочьи, возопил Тугарин: «Сдавайтесь, людишки! Нас — орда!» Ничего не ответила им рать городская, лишь мечи наточила да броню приладила. Началась тогда сеча кровавая. Долго держались горожане, всё подмоги ждали, а подмога так и не пришла. Пали стены, полегли защитники до единого... Но были среди них такие яростные герои, что даже смерти своей не заметили. Уж век минул, другой, а они всё бьются, не глядя с кем. Встретишь таких — помоги им упокоиться, пусть уж отдохнут наконец. Сгибнувший гридень Славные молодцы служили в городской страже Ал-Риата. И города-то давно нет, а они всё бродят, покой охраняют. Не тревожь их понапрасну — хоть и призраки они, а броня у них крепкая, мечи острые, выучка справная. Жаль, слов не слушают — хотел бы я до них докричаться, да на нашу сторону призвать! Бездыханный чародей Были в Ал-Риате и воины могучие, и чародеи хитроумные, а всё одно не устоял город против орды. Эти кудесники в последнем бою творили такие могучие чары, что отдали магической стихии и тела свои, и души. Встретишь их — упокой с почтением: не по своей воле они умрунами стали. Но уважение уважением, а себя береги: попадёт на тебя капля слизи с мёртвой руки — минуты не пройдёт, как от яда загнёшься! Городская горгулья Это был последний рубеж городской обороны: даже когда живых защитников уже не осталось, чародейские статуи продолжали сражаться. И по сей день в руинах можно встретить эти ожившие камни. Они слепо выполняют волю своих творцов, обороняют город, которого больше нет. Коли нарвёшься на такую, будь осторожнее: на них чары особые, твои удары тебе же вернут! Погибшая горожанка Когда пали стены Ал-Риата, никого орда Тугаринова не пощадила — ни стариков, ни детей, ни женщин. Так страшно было побоище, что жертвы его по сей день покой найти не могут. От гнева да скорби много в них силушки: как приласкает такая — в астрал улетишь! Коли не боишься, помоги им наконец уснуть да покой обрести. Только смотри: бей, да с уважением — это тебе не чудища прокажённые, тут, может, и прабабка моя где-то бродит! Жадный знахарь Не мы одни здесь бьёмся с чудовищами. Кроме Обережного Круга да героев вроде тебя, здесь бродит видимо-невидимо мародёров. Кто в руинах города копается, а кто норовит встречного по голове стукнуть и добычу его в котомку себе положить. Встретишь такого — не жалей, убьёшь — поделом ему будет. Мой тебе совет: знахарей бей первыми, чтоб они в бою других разбойников не лечили. Алчный мародёр Кому война, а кому мать родна! Пускай земля умойрская от болезни гибнет, пускай чудища лютуют — а эти только рады руки погреть на чужом несчастье! По мне, так мародёры хуже любых чудовищ — те хоть не ведают, что творят, а эти всё прекрасненько понимают! Где видишь их, там и бей. Если встретишь тех, которые с собаками ходят — прикончи сначала шавку, без неё они никуда. Коварный мародёр Мы тут за Умойр любимый сражаемся, от пакости землю родимую чистим. А эти только и думают, как нажиться! Чудищ они, правда, бьют, но и человеку карманы вывернуть не брезгуют. А хуже всего — лесавок забижают, изверги! Встретишь такого молодца — бей первый, не щади душегуба! Только силы-то рассчитывай: слабаки здесь долго не живут. Луки у них крепкие, стрелы острые, глаз верный — гляди как бы тебе добычей не стать! Корыстный чародей Все тут простые люди, святых праведников нет. Но мы-то с тобой дело делаем, за землю Умойрскую стоим против отравы да хвори. А есть тут и такие, что только о мошне своей думают. Лесавок забижают, над сатирами глумятся, да и с другого охотника рубаху последнюю снять готовы. Не успеешь оглянуться — добычу отберут. Кто-то луком орудует, кто-то мечом, а эти — пламенем чародейским. Как размашутся посохом, так стены огненные к небу взметаются, а всё вокруг взрываться начинает! Лесная ведьма Ох, берегись их, не простые это старушки. Живут в самой глуши, дружбу водят не токмо со зверями лесными, а с такими началами, что от одной мысли поседеть можно. Может, и не всё, что про них рассказывают, правда — а только дураков проверять нет. Увидишь такую бабульку — обходи десятой дорогой! Огр Во времена Данаса, сказывают, Умойр так и кишел дикими орками да гоблинами. Сейчас их уже не сыскать: как разгромили орду Тугаринову, всех их до последнего перебили. А вот людоеды как-то уцелели. До сих пор они всё по лесам прятались, редким путником перебивались, а теперь им счастье привалило: тут, на Диких землях, им пир горой. Встретишь такого — бей побыстрее, пока в нём аппетит не разыгрался! Буйный сатир Вот кому дать бы по рогам — так это мародёрам! Мы уже почти договорились с сатирами: они нам помощь военную, мы им пива, сколько выпьют. Так нет, явились эти душегубы, спалили им полдеревни. А сатиры, скажу по секрету, народ не шибко умный, зато упрямый да горячий. Теперь как увидят человека — без слов на рога подымают, да чары напустить норовят. Вы уж не обижайте их лишний раз — авось, как управимся с Проказой-то, ещё сумеем помириться. Упрямый минотавр У нас тут недалече в потайном селе живёт племя минотавров. Гляди, не растрепи про них в Вышгороде! Они и так, спасибо Смеяне, людям больше не верят, от каждого подвоха ждут. Ты ему здрасьте, а он тебя в ответ — копытом, да так, что на другой конец аллода улетишь! Эх, не были б они такие крепколобые, может, с нами вместе бы против Проказы бились. А так одни беды от них. Разгневанная лесавка Эх, нехорошо с лесавками вышло. Они же союзницы наши природные, всегда с ними душа в душу жили! Вот только как началась тут чехарда — сначала головорезы Смеяны понабежали, потом Проказа, теперь вот мародёры... В общем, не верят наши лесавочки больше никому, ото всех деревья свои берегут. Ты уж их не обижай, если сможешь, не лезь на рожон. Может, как всё кончиться, мы их задобрим, да заживём снова в мире. Вампир Здесь раньше поселение эльфийское было, пока Смеяна инородцев с аллода изгонять не начала. Улетели горемыки, оставили свои хоромы зверям. А только свято место пусто не бывает. Заселились туда новые жители — их, бают, тоже откуда-то прогнали. Тоже эльфы, да только проклятые — до человечьей крови жадные! Так что в городок эльфийский лучше не ходи — ни ночью, ни днём. Враз околдуют, отравят, оглушат да и выпьют досуха! Кровожадный костегрыз Много зла нам принесла Смеяна, но... Всё-таки, за одно я ей готов спасибо сказать: волколаков ейная стража приструнила. Это тебе не медведни, что ульи ломают. Волколакам от людей одно нужно: человечина. Встретишься с таким — не затягивай бой: чем дальше, тем он яростнее лапами машет! Ленивый медведень Медведни тут испокон веков живут. Раньше-то они мирные были, а теперь ото всей этой суеты вокруг берлог ихних рассвирепели. Ходят сонные да злые. Коли вздумаешь с медведнем драться, запасись терпением — утром начнёшь, аккурат к обеду закончишь. Толстые они, шкура прочная, да к тому ж ещё и чары лечебные знают — бьёшь их, а раны на глазах затягиваются. Рыжий плут Среди всех оборотней самые умные — лисичники. Медведни спят без просыпу, волколаки только про мясо думают, а с этими и дела водить можно. Вот только сами они предпочитают не дела, а делишки: спереть что, подслушать, ножиком в спину пырнуть... Сюда они, я думаю, вместе с мародёрами пришли. Увидишь такого — держись за кошелёк: быстрые они, хитрые да коварные! А коли увидишь, что испугался лис да побежал — не верь ему, добивай скорее: он отбежит, раны себе чарами залечит, да снова наскочит! Склизкий жаборотень Волколаков да медведней все знают, про лисичников тоже наслышаны, а вот жаборотни — это наша диковина, умойрская. Их, как я ведаю, нигде больше нету. А теперь и у нас не будет: не повезло беднягам, в самой гуще заразы деревенька их оказалась. Отрастили они мышцу, да хвальники шире плеч, а мозги последние растеряли. Кулаки у них тяжёлые, а больше и нету ничего — ни магии, ни разумения. Шуликун Было время, жили мы с лесовиками в мире. Но как поразила лес Проказа, они первыми с ума посходили, на людей кидаться начали. С ними держи ухо востро. Сами-то они хилые, только и могут, что из рогаток стрелять. Но как получат крепкого пинка — тут же в кусты с воплями. А на те вопли и лихо прийти может, и мордорог, и, не дай боги, звероящер. Так что если вспугнёшь паршивца — добивай его поскорее, пока пол-леса не привёл! Богомол-охотник Мы в Диких землях охотимся на чудовищ. А эти — тоже охотятся. На нас. Говорят, что мантисы разумны, что у них даже есть свой язык... Чего не знаю, того не знаю. Может, когда-нибудь и научимся мы говорить с мантисами — но уж точно не с прокажёнными! Они едва видимы, всегда наготове, незаметно подбираются и — раз! раз! раз! — в несколько скачков вырезают целую группу! Если они поблизости — будьте начеку! Воинственный богомол Странные они, мантисы. Вроде бы не совсем звери — разумение имеют, друг с другом говорят, даже боги свои у них, кажется, есть. А увидят кого чужого — клешни подымают и в бой. Никак их не понять и никак с ними не договориться. Ну а Проказа никого не щадит — ни нас, ни их. Как заразились они, так научились прямо в бою шипы да лезвия наращивать — чем их больше, тем больнее бьют, только и ходят медленнее. С ними лучше в рукопашную не идите, издалека расстреливайте. Пугливый лис Вроде простая лесная зверушка, а токмо через неё каждый день люди гибнут. Пугливые они очень, как завидят кого — тут же стрекача дают быстрее собственного визга. А на тот визг чудища пострашнее прийти могут. Так что осторожнее с ними: наступишь лисе на хвост — а она к тебе целую ораву приведёт! Волчье лыко Бывают такие сорняки, что просто на огородах растут. А бывают такие, что приползут из лесу, все грядки вытопчут, овощи проглотят, да огородником закусят! Нам эти кусты ещё до Проказы жизни не давали, а теперь и вовсе беда с ними. Коли возьмёшься такой корчевать — гляди под ноги, они так и норовят по земле ядовитую лужу разлить! Крысиная королева Спокон веков крысы рядом с людьми жили. И мышеловки на них ставили, и ядом травили, и котов заводили, даже магией пытались — ничего не берёт. Но раньше-то, до Проказы, они хоть мелкие были, а тут вымахали — не загрызут, так затопчут! А хуже всего, если королеву ихнюю встретишь: где она, там и весь её выводок, и чем детёнышей вокруг больше, тем она сильнее. Ох, не дай боги, тараканы так же вымахают... Паук-лисоед Знаешь, почему лисы в этих краях такие пугливые? Вот поэтому. Это тебе не безобидный паучок за печкой. Здоровенный паучара — зверьё целиком глотает, да и людьми не брезгует! Коли встретишься с таким, опасайся его силков. Быстрее молнии, скотина, нити свои кидает, да к себе в логово утянуть норовит! Бывало, чародеи схитрить пытались, из силков чарами Исхода улизнуть. Только горе накликали: нити длинные, прочные, тянутся сильно — с другого конца леса бедолаг прямо в лапы пауку притаскивали! Векша-страшилка Эх, белочки наши, гордость Умойра, пушистики-зубастики, что с вами стало! Какие красавицы были — и какими уродищами стали! Как подкрадётся такая незаметно, да как прыгнет на спину — побежишь, не разбирая дороги, да прямо в зубы какому-нибудь страшиле угодишь. Кто такое пережил, тому урок — не зевай на охоте! Раздражаба Ух и мерзкая же тварюга! Вонючая, плевучая, да трусливая. Коли привяжется, до смерти не отстанет, а только и близко не подходит — всё поодаль держится, да слизью своей едкой плюётся. Пакость, ей-богу! Мяука Эх, котики-мурлыки, что с вами стало! Чешуёй покрылись, кристаллами, крылья отрастили да глаза лишние... А уж какие у них теперь зубищи-когтищи, и вспоминать жутко! Но страшнее другое: хоть и обратились они чудовищами, а обаяния кошачьего не утратили. Мурлыкнет котейка ласково — и не заметишь, как гладить его кинешься. Не почувствуешь, как ладони о шипы раскровянишь, а другой котик тебе горло выдерет. Скрепи сердце, не поддавайся кошачьим чарам! Тысяченожка Глянешь, бывалоча, на тварь прокажённую и думаешь: ох ты ж, тудыть-растудыть, какие уроды-то развелись. А потом как вспомнишь, кого природа-матушка безо всякой Проказы рожает — так, вроде, и не страшно. Ног у тысяченожки, конечно, не тысяча, а сколько — пойди-ка, посчитай! И в каждой — яд смертельный. Укус её жеребца с копыт валит, а как топнет она — так под ногами ядовитая лужа разольётся. А ведь они возле нас много веков живут — и ничего, привыкли... Камышовая гидра Эх, были же деньки, когда мы гидру за чудище почитали! Как продрались мы сквозь чащу прокажённую да страшилищ уродских, показалась из камышей эта морда — зелёненькая, здоровенькая, ни пятнышка — я её чуть целовать не полез. Не, потом одумался, конечно. Борща из этой гидры нам потом на неделю хватило! Эх... Короче говоря, гидры ты не бойся. Головы у неё три, а мозгов в каждой — как у пескаря. В зубы ей только не лезьте, с боков обходите. А так — ничего сложного. Желчная мантикора Ох, грозное это чудище! Крылья, зубы, да хвост скорпионий с жалом ядовитым. Как взревёт мантикора — все вокруг неё в стороны разлетаются. В прежние времена витязь доблестью похвалялся, коли одну такую победить мог. Ну а теперь их стало видимо-невидимо. Как, сдюжишь, не испугаешься? Табачник За такими грибочками в лес не сходишь — они, пожалуй, сами к тебе из лесу придут, да в лукошко уложат! И ведь как знала Проказа: не белые грибы в чудищ вымахали, не подосиновики, а паршивые табачники! Эти только и знают что вокруг себя споры рассеивать, взрывчатые да заразные. Будете такого бить — не стойте толпой, а то все разом подорвётесь! Жаберник И откуда только они у нас взялись? Отродясь такой рыбы у нас в реках не было, а на суше и подавно! Может, эльфы их привезли? Или сами из астрала прилетели? Ох, беда, беда — сколько ещё чудищ на наш бедный аллод свалится? А вообще, не так уж они и опасны. Брони на них нет, шипы не такие уж и крупные. Вот только молнией они бьют больно — да не простой, а такой, что с человека на человека прыгает. Будете их бить — не стойте кучей! Древень Крепко же у нас тут всё перемешалось. Казалось бы древни — первые союзники наши. Ан нет: не пускают они нас в лес. Может, это головорезы смеянины да мародёры их против людей настроили, может, чуют в нас заразу и боятся, что мы её в лес занесём. Ты, это... Ежели нападёт на тебя такой, обороняйся, конечно, а если нет — в драку не лезь. Они наши, хорошие. Как справимся с Проказой, ещё помиримся с ними! Яростный бревень Страшно быть прокажённым. Страшно и больно. А ведь мы, люди, чувствуем только свою боль. Представь, каково древням — у них ведь не только собственное тело, у них болит вся земля Умойрская! Не диво, что от таких страданий многие из них с ума посходили. Встретишь прокажённого древня — руби быстрее, пока невелика его ярость. А то размахается он — уже не совладаешь! Трупоед Что это за твари, откуда они взялись? До Проказы мы таких не видали. Может, это черви могильные так переродились, а может, хомячки простые — кто её, заразу, разберёт! Что они близко, ты узнаешь заранее: мертвечиной от них за версту несёт. Ну а коли драться станешь — смотри, любую маленькую ранку потом промой. Когти у них не токмо острые, но и отравленные, раны от них даже магией не лечатся! Лихо Эх, лихо одноглазое, горе-злосчастье... Ещё недавно я и сам думал, что это просто сказка, какой бабки детишек пугают. Да, видать, настало такое время, что самые страшные сказки сбываться стали. Может ли оно сглазить — того не ведаю. А вот злобоглазов призвать да счастливую охоту сорвать — это вмиг! Сторонись его. Не зря говорится в пословице: не тревожь лиха, пока лихо тихо... Волхв Проказы Ох... Про них без слёз и не скажешь. Наши они, ещё вчера плечом к плечу с нами стояли. Да только никого Проказа не щадит — ни зверей, ни людей. Кто-то, заразившись, руки на себя накладывает, кто-то до последнего ждёт, не найдут ли лекарства... Эти вот не дождались. От болезни умом тронулись да в лес ушли. Как раньше богам поклонялись да край родной защищали, так теперь Проказе молятся да землю нечистую от нас же обороняют! Из всех грозных чудищ они — самые грозные. Беги от них как от огня! Опрокидень Эти твари на вид-то страшные, будто из ночного кошмара выбрались, а как драться с ними начнёшь — так и ничего особенного. Пинок у них, правда, тяжёлый, да и рогами с разбега поддеть могут больнёхонько, но как посмотришь, от кого на охоте больше вреда — даже шуликуны опаснее их окажутся. Встретишь — не робей, да оружие крепче держи. Есть на диких землях и пострашнее чудища! Звероящер Не знаю, из каких теснин да оврагов эти исполины повылезли — до Проказы я их не видал. Что про них сказать-то... Другие грозные монстры особыми способностями берут — пугают, плюются издалека, лужи ядовитые разливают... У звероящера особенностей нет. Он просто подходит и съедает тебя — не успеешь и пикнуть. Не приближайся к ним на пушечный выстрел — вот и весь мой совет! Рогатый звероящер Слава всем богам, что эти чудища до сих пор на поверхности не показывались. И простой-то звероящер страшен, а рогатый страшнее — целый отряд сожрёт и не поморщится. Повстречаешь его — беги... Ан нет, по диким землям бегать себе дороже. Так что едва завидишь рога — разворачиваешься и тихонечко топаешь как можно дальше. Людожор До того, как Проказа пошла, мы этих уродищ не сильно-то боялись. Они, конечно, большие да могутные, а только и слышно их за десять вёрст. Ежели такой появлялся где, всей округой на него с рогатинами выходили. Выгнали мы их отовсюду, они в чащи ушли, попрятались. А тут им, вишь, счастье привалило — столько народу по лесам туда-сюда шастает! Небось, со всего Умойра в пущу стянулись. Что про них сказать... Чародейству эти чучела не обучены, трюков никаких не знают, а только с такой-то силищей им это и не надобно — без магии одним пальцем кого хошь придавят. Держись от них подальше, вот и весь совет! Просмотреть полную запись
  13. Весьма смелый эксперимент разработчики начали в 5 сезоне, когда в качестве одного из видов хай-энд контента выдали игрокам фарм хардкорных мобов. Дикие Земли продержались аж два сезона — с пятого по шестой, а когда в предlверии седьмого разработчики объявили, что Диких Земель больше не будет, на сходе раздался всеобщий вздох облегчения. Но были ли Дикие Земли столь плохи? Увы, если говорить именно как о контенте — они были удручающе скучны. Все сводилось как правило к убийству одиночных мобов, попыткам не сагрить толпу, ну и убийство боссов — очень редко... На Феррисе с этим стало получше. Кроме того, Дикие Земли никак не мотивировали игроков их исследовать, наоборот — самым выгодным было найти нужную полянку и ходить только туда. Но все-таки их жаль. Почему? Потому что это был огромный пласт контента, труд десятков художников, аниматоров и сценаристов, которые создали весьма запоминающиеся локации. И этот труд канул в Лету, пропал безвозвратно. Умойрские Дикие Земли исчезли с наступлением 6.0, Дикие Земли Ферриса — после установки 7.0. И никак их больше не увидеть, новичку там не побывать больше. Если астральные острова прошлых сезонов еще можно увидеть — то Дикие Земли были удалены из игры безвозвратно. И, к сожалению, выпадение этого контента существенно сказалось на самой сюжетной линии. Дикие Земли неразрывно были связаны с сюжетом, в отличие от, например, Искажений 7 и 8 сезонов, которые никакой сюжетной нагрузки не несут. А Дикие Земли несли. Вам не понять, как Проказа повлияла на Умойр, если вы не были в Дряхлом Боре и Поганом Доле. Вам неизвестно, что Феррис стал именно тем местом, где погибли от метеорита трое драконов Хранителей, если вы не были в Драконьей бухте и Заброшенной выработке. К счастью, некоторые тексты все-таки удалось сберечь. В этот раз мы расскажем в основном об Ал-Риате, четвертой из Диких Земель Умойра. Увы, для первых трех таких подробных описаний нет. Все тексты идут от волхвов Обережного круга, которые пытаются вылечить земли Умойра. Собственно, наши герои им и помогали справится с разной напастью. Узнать об областях: Как говорится, дальше в лес — больше дров! Чем глубже заберёшься в пущу, тем страшнее там чудища — но и добыча богаче, и карты более далёких секторов астрала попадаются. Правда, от области не зависит качество добычи, только количество. В Билевеллской пуще попадается только добротная добыча — немножко у края, целые горы в глуши. Как понадобится тебе добыча замечательная — отправляйся в Дряхлый бор, там бойцы завсегда нужны. Ну а за редкой добычей ступай, коли не трусишь, в Поганый дол. Мы с тобой сейчас у самой окраины, куда чудища едва добрались. Здесь ещё можно справиться в одиночку, коли смел да силён. Но уже в разведанную область без друзей не суйся — вмиг схарчат! За разведанными областями начинаются непролазные — и поверь, они так называются не зря. Ну а что творится в глухой области — даже представить страшно. Самый рассадник там, откуда Проказа ползёт. Смотри да прикидывай, что тебе сейчас по силам: глупо целый век куковать на окраине, но куда как глупее от жадности голову сложить! Вначале о разных местностях в самом городе Ал-Риате и его окрестностях: Хрустальный пик Вроде бы и красивые они, кристаллы, а только когда земля ими, будто паршой, покрывается, любоваться ими как-то нет охоты. Здесь ведь люди жили, детишки бегали. А теперь, вот, эти штуки торчат. Опасайся зверья лесного — не простого, а изменённого. Опрокидни здесь водятся, векши. А к тому ж ещё и богомолы пожаловали. Схарчат и не подавятся! Монстры тут всё больше живые. И гидры есть, и мяуки, и богомолы даже. Страшные — а только как в город углубишься, на умрунов насмотришься, Газебо ужасное встретишь, так и заскучаешь по ним! Утопшая деревня Много таких деревенек по Умойру. Может, чудища людей выгнали, а, может, и сами ушли. Известное дело — река из русла вышла, земля просела, али недород случился, и люди от бедности в другое место переехали. Кто тут жил, почему ушёл — уж и спросить не у кого. Во первую голову опасайся сатиров. Они сильные, смелые, а главное — драться с ними надобности никакой. Помимо них раздражаб обходи да лыко волчье. Не страшно? Постой: успеешь ещё в городе напугаться, как мертвяков увидишь да Газебо страхолюдное! Мертвяки из города сюда нечасто забредают. Живых чудищ зато — сколько угодно. И жаборотни тебе, и трупоеды, и гидры камышовые. На любой, как говорится, вкус. Арена Прямо за храмовым кварталом, возле усыпальниц, была арена — бились тут герои себе на славу, людям на потеху. Говорят, когда город пал, прежних дней герои, что рядом почивали, поднялись из земли родной город защищать. Правда то или нет, не знаю. А только бойцов, из праха восставших, здесь и вправду полнёхонько! Много мёртвых тут бродит, а всё ж живые опаснее. Опасайся сетепряда или опрокидня встретить, а уж коли крысиную королеву увидишь — обходи десятой дорогой! Страх царит здесь, а паче того — печаль. Шага не ступить, чтобы с призраком прежних дней не столкнуться, родной город оплакивающим. Окромя их тут трупоеды бродят да грибы-табачники ползают. Мародёры, слыхал, из них суп варят. Ну, что сказать-то, приятного им аппетита! Усыпальницы Говорят, по всему Ал-Риату сорок сороков храмов божьих было. Кому тут только не молились — и великим богам, и малым, и вовсе неизвестным, чтоб, значит, не обидеть кого ненароком. А всё-таки, когда пришла орда, не спасли город молитвы. Что крохотные кумирни, что Пантеон-громадина — всё в развалинах теперь. Самые грозные чудища, что здесь обитают — не призраки. Лихо страшнее, богомолы злее. А подлее всего — наш брат, человек. Стерегись мародёров, они здесь так и рыщут! Я слыхал, новички тут друг другу легенды о страшном Газебо рассказывают. Вот же чудаки! Газебо бояться не надо: это и не монстр вовсе, а, если по-нашему, строение навроде беседки. Кого тут стоит опасаться, так это призраков. Много тут людей жило, много и по сей день бродит, страшными голосами воет. Горячие источники Полна чудес земля Умойрская! Вот здесь, например, гляди-ка! Круглый год из-под земли горячие ключи били. Со всего аллода сюда ездили в банях нежиться. Сам Скракан, говорят, кости старые попарить любил... Теперь-то от этих чудес одно воспоминание осталось. Были целебные ключи — стало заражённое болото. Первейшая в этой области опасность — мародёры. Им тут и тепло, и сытно, и добычи хватает... Эх, правду говорят: подлец человек, ко всему привыкает! Видать, не только люди баньку ценят: здесь и минотавры, и медведни любят попариться. Нам же не до помывки: того и гляди, весь аллод сгибнет! Лесной перекрёсток Разве не здорово из синей мути снова выбраться к травке зелёной да солнышку тёплому? Прекрасные здесь места: до падения города тут загородные поместья стояли, башня волшебницы городской высилась... Да только недолго здесь будет зелено да светло. Быстро или медленно, а доберётся Проказа и сюда. А потом, коли лекарства не найдём, и весь Умойр погибнет. Куда Проказа не добралась, туда её матушка-природа пускать не желает. Силёнок у неё, правда, немного, шаг за шагом под грузом хвори сгибается. А всё же не сдаётся. Для любого зверя, любого сатира или оборотня здесь ты — не больше, чем носитель заразы. Не пытайся с ними договориться, они тебя и слушать не будут. Нападут — скрепи сердце и защищайся! Пускай здесь и не так жутко, как в руинах города, пускай земля болезнью не поражена, а всё-таки и тут под ногами косточки горожан хрустят. Страшное побоище было, ох, страшное. И призраков здесь, за городом, не меньше, чем на разрушенных улицах. Пожалей их: коли сможешь, даруй несчастным покой! Обломки дворянской флотилии То-то горожане перепугались бы, коли на их глазах прямо посреди городского парка астральный корабль брякнулся бы! Вот только не было здесь уж давно ни парка, ни горожан, когда это случилось. Чей корабль то был — не знаю, что его погубило — не ведаю. Команды не видать, а груз, если он и был, — давно мародёры расхитили. Рассказывают, то и дело дымком тянет оттуда, да запахи вкусные доносятся. Коли узнаешь, кто тот повар — не забудь мне рассказать! В этих краях в первую голову лиха опасайся. Сглазит — не расколдуют! И ещё, слыхал я, ведьмы лесные тут водятся. Если не врут — охо-хонюшки... Не дай боги тебе с ними повстречаться! Привидений в этих местах видимо-невидимо, так и воют. Послушаешь их — седой вернёшься. А окромя них табачники растут, да мантикоры с горгульями летают. Весёлое местечко, что ни говори! Храм Праматери Этот храм всех прочих древнее. Стоял он здесь в стародавние времена, до Катаклизма ещё. Славили здесь Праматерь-богиню, что власть имела над водами пресными и солёными... Тут и теперь воды много, да только гнилой да ядовитой. Коли чудовищ изведём, да придумаем, как воду вновь чистой сделать, пойду по всему Умойру с сумой, буду деньги на восстановление храма собирать. Негоже такой святыне в руинах валяться! Здесь лесовики испокон веков жили. Как пришла беда, с ума посходили и в шуликунов оборотились. Но бойся ты не их. Бойся ведьм лесных, что в чаще прячутся. Коли поймает она тебя — радуйся, если только в супе сварит! Говорят, пока жив был город, сюда со всех окрестностей молиться о здравии приезжали. Ну а теперь, вишь, и храм в руинах, и прихожане его — одни жмурики. Из живых разве что животные — жаберники да котейки встречаются. Да только мало радости от таких зверушек-то. Шато Тристес Говорят, у эльфов есть великие дома, а Тристес среди них были так, бедные родственники. Ну, не знаю. По мне, так жили они — дай боги каждому. Вон какие башни отгрохали! И воины у них были сильные, и чародеи могучие. Кабы не настроила Смеяна против них народ Умойрский — глядишь, и Проказу бы сюда не пустили, и крепость Лу-Лиген бы не пала. Ну а теперь в их домах другие эльфы живут. Сказывают, эти-то из великого дома. Тьфу на такое величие, скажу я тебе! Упыри, может, и страшны, а только и они кое-кого боятся. На них же проклятие некромантское лежит, а земля-матушка этого страсть как не любит. Сюда и сатиры захаживают зубастых дубиной приласкать, и и пауки на них сети плетут. А страшнее всего — богомолы, что подкрадываются незаметно. Только не забывай: сейчас они враги не только кровососам, но и тебе! Ну и жуткие же они, эти вампиры! Даже некроманты, хоть и возятся в мертвечине, а их побаиваются. Древняя то магия, запретная, кровавая... Ну а коле поодаль отойдёшь — там лесные народы прохлаждаются. И оборотни там, и минотавры. Не тревожь их почём зря, они ж, коли вдуматься-то, вовсе и не враги нам. Кроме огров, конечно. Этих бей-не жалей! Крепость Лу-Лиген Это крепость старинная, самого Данаса помнит. Здесь ещё недавно была наша твердыня. Стерегли мы святыню — древо великое, заповедное. Оно нас и сгубило, когда какой-то несчастный пронёс за стены заразу. Все, кто стоял здесь гарнизоном, полегли до последнего в страшной осаде: снаружи наседали чудища лесные, изнутри — прокажённые древни. Теперь, когда не стало ни крепости, ни древа, гибель всего леса — лишь вопрос времени. Если не найдём лекарства — через месяц или через полгода, но здесь всё будет покрыто синей коростой. Мы, волхвы, всегда себя друзьями природы мнили. И забыли, что земля-матушка, она такая — раз поцелует, другой пришибёт. Когда запахло Проказой, звери да народцы лесные глядеть не стали, кто язычник, а кто — прихвостень Смеянин... на всех людей ополчились, да. Берегись их — и сатиров, и пауков, а всего пуще — богомолов! Родное древо из оплота жизни превратилось в рассадник болезни. Вокруг него кишит вся та жуть, с которой мы боремся во всех уголках Умойра: и превращённые животные, и изуродованные древни... Ну и мародёры — не обошлось без них, проклятых! Заповедная роща Святое здесь место было, заповедное. Может, только благодаря этим древним камням и не добралась ещё сюда Проказа. А только силы их на исходе. Ещё немного — и не найдёшь среди синей плесени, где тут люди жили, чему радовались да кому молитвы возносили. Даже простое зверьё в этом месте грозное, как нигде. Ещё бы: заповедная роща, святая святых земли-матушки! Они здесь дети, а мы — пасынки. Они хозяева, а мы — незваные гости! Живут здесь древни, медведни да лесавки. А чудовища... Нет тут чудовищ, заруби себе на носу! Это мы здесь чудовища прокажённые! Смотри у меня: узнаю, что лесавочек забижаешь, не поздоровится! Водораздел Водораздел — наверное, последнее место в окрестностях, не тронутое ни Проказой, ни мародёрами, ни вампирами. Только прежней тишины здесь уже нет. Не посидишь у водопада, не поразмыслишь о вечном: сюда со всей округи собрались и минотавры, и сатиры, и оборотни. И нас они тут видеть не рады ни капельки. Самые грозные тут сатиры, особливо как выпьют. Ну а кроме них — обычная лесная живность: мантисы всякие, пауки, лыко волчье... Ни мертвяков, ни прокажённых — благодать! Здесь весь лесной народ собрался: и минотавры, и оборотни, и лесавки... Знаешь, что? Ты лучше не ходи туда, не тревожь их. Они ж не чудища на самом деле, просто с людьми у них не заладилось. Нам с ними не воевать, а дружить надо — глядишь, вместе Проказу и поборем! А вот дальше, за водоразделом, вампиры обосновались. Их бей без жалости! И о существах, что там обитали: Чудищ тут много, всех и не перечислишь. Но перво-наперво запомни: есть страшилища обычные, а есть грозные. С обычных твой основной доход идёт: ловишь их, убиваешь, собираешь добычу. Они ещё матёрыми да лютыми бывают — увидишь таких, не пужайся. Всё то же самое, только клычища поострее, да добыча погуще. А вот с грозными всё хуже. Во-первых, добычи от них с гулькин нос, а во-вторых, все они каким-нибудь пакостным свойством отличаются. Коли видишь такого — или держись подальше, или, ежели никак, заранее прикончи, чтоб во время боя с обычным чудищем не встряло. Про них бывалые охотники много рассказывали — да такими словами, каких я до того и не слыхивал. Так что спрашивай — про кого хочешь, про того и расскажу! Проказа не простая хворь — страшная это болезнь, колдовская. Где она лютует, там какой только жути не насмотришься! Давненько уж бывалые люди подметили, что чудовища на диких землях всё время по-разному себя ведут: то ползают, как улитки, то бегают, как ошпаренные, а то огнём во все стороны пыщут. По-научному, говорят, это называется «фазы». Ну, мы-то люди простые, словей учёных не знаем, зато где чего ждать — завсегда подскажем. Только открой карту дикой земли, там всё как на ладони будет! Фазы разные бывают: одни труд упрощают, другие очень даже наоборот. Всех их наперечёт никто не знает, так что гляди в оба, что где творится. Как настанет где благоприятная фаза — бегом туда! Мёртвая душа Расскажу я тебе, как погиб славный город Ал-Риат. Не Проказа его сгубила. Много лет тому назад на Умойре и гоблины жили, и орки, и циклопы — видимо-невидимо. И нашёлся великан по имени Тугарин, что собрал из них новую Орду, да пошёл по всему аллоду куражиться. Много зла они успели натворить прежде, чем разбили их. Вот и Ал-Риат измором взяли, разграбили, а жителей до последнего вырезали. До сих пор их души по улицам ходят да мести ищут. Встретишь мёртвую душу — смотри под ноги, неровен час, в едкие слёзы наступишь! Призрак купца Богатый был город Ал-Риат. Потому, когда собрал проклятый Тугарин новую орду, сюда они первым делом и наведались. Долго шли бои, с честью дрался гарнизон, а всё-таки не выдержали стены. Ворвались в город орки да гоблины — жителей перебили, сокровища унесли. Говорят, купцы городские, хоть и мертвы давно, а всё обиды забыть не могут — шатаются, прозрачные, по улицам, да грабителям отомстить хотят... а грабителями считают всех, кто на глаза попадётся! Встретишь их — будь осторожнее: хоть и призраки, а рука у них тяжёлая! Мёртвый герой Как пришли под стены Ал-Риата полчища орочьи, возопил Тугарин: «Сдавайтесь, людишки! Нас — орда!» Ничего не ответила им рать городская, лишь мечи наточила да броню приладила. Началась тогда сеча кровавая. Долго держались горожане, всё подмоги ждали, а подмога так и не пришла. Пали стены, полегли защитники до единого... Но были среди них такие яростные герои, что даже смерти своей не заметили. Уж век минул, другой, а они всё бьются, не глядя с кем. Встретишь таких — помоги им упокоиться, пусть уж отдохнут наконец. Сгибнувший гридень Славные молодцы служили в городской страже Ал-Риата. И города-то давно нет, а они всё бродят, покой охраняют. Не тревожь их понапрасну — хоть и призраки они, а броня у них крепкая, мечи острые, выучка справная. Жаль, слов не слушают — хотел бы я до них докричаться, да на нашу сторону призвать! Бездыханный чародей Были в Ал-Риате и воины могучие, и чародеи хитроумные, а всё одно не устоял город против орды. Эти кудесники в последнем бою творили такие могучие чары, что отдали магической стихии и тела свои, и души. Встретишь их — упокой с почтением: не по своей воле они умрунами стали. Но уважение уважением, а себя береги: попадёт на тебя капля слизи с мёртвой руки — минуты не пройдёт, как от яда загнёшься! Городская горгулья Это был последний рубеж городской обороны: даже когда живых защитников уже не осталось, чародейские статуи продолжали сражаться. И по сей день в руинах можно встретить эти ожившие камни. Они слепо выполняют волю своих творцов, обороняют город, которого больше нет. Коли нарвёшься на такую, будь осторожнее: на них чары особые, твои удары тебе же вернут! Погибшая горожанка Когда пали стены Ал-Риата, никого орда Тугаринова не пощадила — ни стариков, ни детей, ни женщин. Так страшно было побоище, что жертвы его по сей день покой найти не могут. От гнева да скорби много в них силушки: как приласкает такая — в астрал улетишь! Коли не боишься, помоги им наконец уснуть да покой обрести. Только смотри: бей, да с уважением — это тебе не чудища прокажённые, тут, может, и прабабка моя где-то бродит! Жадный знахарь Не мы одни здесь бьёмся с чудовищами. Кроме Обережного Круга да героев вроде тебя, здесь бродит видимо-невидимо мародёров. Кто в руинах города копается, а кто норовит встречного по голове стукнуть и добычу его в котомку себе положить. Встретишь такого — не жалей, убьёшь — поделом ему будет. Мой тебе совет: знахарей бей первыми, чтоб они в бою других разбойников не лечили. Алчный мародёр Кому война, а кому мать родна! Пускай земля умойрская от болезни гибнет, пускай чудища лютуют — а эти только рады руки погреть на чужом несчастье! По мне, так мародёры хуже любых чудовищ — те хоть не ведают, что творят, а эти всё прекрасненько понимают! Где видишь их, там и бей. Если встретишь тех, которые с собаками ходят — прикончи сначала шавку, без неё они никуда. Коварный мародёр Мы тут за Умойр любимый сражаемся, от пакости землю родимую чистим. А эти только и думают, как нажиться! Чудищ они, правда, бьют, но и человеку карманы вывернуть не брезгуют. А хуже всего — лесавок забижают, изверги! Встретишь такого молодца — бей первый, не щади душегуба! Только силы-то рассчитывай: слабаки здесь долго не живут. Луки у них крепкие, стрелы острые, глаз верный — гляди как бы тебе добычей не стать! Корыстный чародей Все тут простые люди, святых праведников нет. Но мы-то с тобой дело делаем, за землю Умойрскую стоим против отравы да хвори. А есть тут и такие, что только о мошне своей думают. Лесавок забижают, над сатирами глумятся, да и с другого охотника рубаху последнюю снять готовы. Не успеешь оглянуться — добычу отберут. Кто-то луком орудует, кто-то мечом, а эти — пламенем чародейским. Как размашутся посохом, так стены огненные к небу взметаются, а всё вокруг взрываться начинает! Лесная ведьма Ох, берегись их, не простые это старушки. Живут в самой глуши, дружбу водят не токмо со зверями лесными, а с такими началами, что от одной мысли поседеть можно. Может, и не всё, что про них рассказывают, правда — а только дураков проверять нет. Увидишь такую бабульку — обходи десятой дорогой! Огр Во времена Данаса, сказывают, Умойр так и кишел дикими орками да гоблинами. Сейчас их уже не сыскать: как разгромили орду Тугаринову, всех их до последнего перебили. А вот людоеды как-то уцелели. До сих пор они всё по лесам прятались, редким путником перебивались, а теперь им счастье привалило: тут, на Диких землях, им пир горой. Встретишь такого — бей побыстрее, пока в нём аппетит не разыгрался! Буйный сатир Вот кому дать бы по рогам — так это мародёрам! Мы уже почти договорились с сатирами: они нам помощь военную, мы им пива, сколько выпьют. Так нет, явились эти душегубы, спалили им полдеревни. А сатиры, скажу по секрету, народ не шибко умный, зато упрямый да горячий. Теперь как увидят человека — без слов на рога подымают, да чары напустить норовят. Вы уж не обижайте их лишний раз — авось, как управимся с Проказой-то, ещё сумеем помириться. Упрямый минотавр У нас тут недалече в потайном селе живёт племя минотавров. Гляди, не растрепи про них в Вышгороде! Они и так, спасибо Смеяне, людям больше не верят, от каждого подвоха ждут. Ты ему здрасьте, а он тебя в ответ — копытом, да так, что на другой конец аллода улетишь! Эх, не были б они такие крепколобые, может, с нами вместе бы против Проказы бились. А так одни беды от них. Разгневанная лесавка Эх, нехорошо с лесавками вышло. Они же союзницы наши природные, всегда с ними душа в душу жили! Вот только как началась тут чехарда — сначала головорезы Смеяны понабежали, потом Проказа, теперь вот мародёры... В общем, не верят наши лесавочки больше никому, ото всех деревья свои берегут. Ты уж их не обижай, если сможешь, не лезь на рожон. Может, как всё кончиться, мы их задобрим, да заживём снова в мире. Вампир Здесь раньше поселение эльфийское было, пока Смеяна инородцев с аллода изгонять не начала. Улетели горемыки, оставили свои хоромы зверям. А только свято место пусто не бывает. Заселились туда новые жители — их, бают, тоже откуда-то прогнали. Тоже эльфы, да только проклятые — до человечьей крови жадные! Так что в городок эльфийский лучше не ходи — ни ночью, ни днём. Враз околдуют, отравят, оглушат да и выпьют досуха! Кровожадный костегрыз Много зла нам принесла Смеяна, но... Всё-таки, за одно я ей готов спасибо сказать: волколаков ейная стража приструнила. Это тебе не медведни, что ульи ломают. Волколакам от людей одно нужно: человечина. Встретишься с таким — не затягивай бой: чем дальше, тем он яростнее лапами машет! Ленивый медведень Медведни тут испокон веков живут. Раньше-то они мирные были, а теперь ото всей этой суеты вокруг берлог ихних рассвирепели. Ходят сонные да злые. Коли вздумаешь с медведнем драться, запасись терпением — утром начнёшь, аккурат к обеду закончишь. Толстые они, шкура прочная, да к тому ж ещё и чары лечебные знают — бьёшь их, а раны на глазах затягиваются. Рыжий плут Среди всех оборотней самые умные — лисичники. Медведни спят без просыпу, волколаки только про мясо думают, а с этими и дела водить можно. Вот только сами они предпочитают не дела, а делишки: спереть что, подслушать, ножиком в спину пырнуть... Сюда они, я думаю, вместе с мародёрами пришли. Увидишь такого — держись за кошелёк: быстрые они, хитрые да коварные! А коли увидишь, что испугался лис да побежал — не верь ему, добивай скорее: он отбежит, раны себе чарами залечит, да снова наскочит! Склизкий жаборотень Волколаков да медведней все знают, про лисичников тоже наслышаны, а вот жаборотни — это наша диковина, умойрская. Их, как я ведаю, нигде больше нету. А теперь и у нас не будет: не повезло беднягам, в самой гуще заразы деревенька их оказалась. Отрастили они мышцу, да хвальники шире плеч, а мозги последние растеряли. Кулаки у них тяжёлые, а больше и нету ничего — ни магии, ни разумения. Шуликун Было время, жили мы с лесовиками в мире. Но как поразила лес Проказа, они первыми с ума посходили, на людей кидаться начали. С ними держи ухо востро. Сами-то они хилые, только и могут, что из рогаток стрелять. Но как получат крепкого пинка — тут же в кусты с воплями. А на те вопли и лихо прийти может, и мордорог, и, не дай боги, звероящер. Так что если вспугнёшь паршивца — добивай его поскорее, пока пол-леса не привёл! Богомол-охотник Мы в Диких землях охотимся на чудовищ. А эти — тоже охотятся. На нас. Говорят, что мантисы разумны, что у них даже есть свой язык... Чего не знаю, того не знаю. Может, когда-нибудь и научимся мы говорить с мантисами — но уж точно не с прокажёнными! Они едва видимы, всегда наготове, незаметно подбираются и — раз! раз! раз! — в несколько скачков вырезают целую группу! Если они поблизости — будьте начеку! Воинственный богомол Странные они, мантисы. Вроде бы не совсем звери — разумение имеют, друг с другом говорят, даже боги свои у них, кажется, есть. А увидят кого чужого — клешни подымают и в бой. Никак их не понять и никак с ними не договориться. Ну а Проказа никого не щадит — ни нас, ни их. Как заразились они, так научились прямо в бою шипы да лезвия наращивать — чем их больше, тем больнее бьют, только и ходят медленнее. С ними лучше в рукопашную не идите, издалека расстреливайте. Пугливый лис Вроде простая лесная зверушка, а токмо через неё каждый день люди гибнут. Пугливые они очень, как завидят кого — тут же стрекача дают быстрее собственного визга. А на тот визг чудища пострашнее прийти могут. Так что осторожнее с ними: наступишь лисе на хвост — а она к тебе целую ораву приведёт! Волчье лыко Бывают такие сорняки, что просто на огородах растут. А бывают такие, что приползут из лесу, все грядки вытопчут, овощи проглотят, да огородником закусят! Нам эти кусты ещё до Проказы жизни не давали, а теперь и вовсе беда с ними. Коли возьмёшься такой корчевать — гляди под ноги, они так и норовят по земле ядовитую лужу разлить! Крысиная королева Спокон веков крысы рядом с людьми жили. И мышеловки на них ставили, и ядом травили, и котов заводили, даже магией пытались — ничего не берёт. Но раньше-то, до Проказы, они хоть мелкие были, а тут вымахали — не загрызут, так затопчут! А хуже всего, если королеву ихнюю встретишь: где она, там и весь её выводок, и чем детёнышей вокруг больше, тем она сильнее. Ох, не дай боги, тараканы так же вымахают... Паук-лисоед Знаешь, почему лисы в этих краях такие пугливые? Вот поэтому. Это тебе не безобидный паучок за печкой. Здоровенный паучара — зверьё целиком глотает, да и людьми не брезгует! Коли встретишься с таким, опасайся его силков. Быстрее молнии, скотина, нити свои кидает, да к себе в логово утянуть норовит! Бывало, чародеи схитрить пытались, из силков чарами Исхода улизнуть. Только горе накликали: нити длинные, прочные, тянутся сильно — с другого конца леса бедолаг прямо в лапы пауку притаскивали! Векша-страшилка Эх, белочки наши, гордость Умойра, пушистики-зубастики, что с вами стало! Какие красавицы были — и какими уродищами стали! Как подкрадётся такая незаметно, да как прыгнет на спину — побежишь, не разбирая дороги, да прямо в зубы какому-нибудь страшиле угодишь. Кто такое пережил, тому урок — не зевай на охоте! Раздражаба Ух и мерзкая же тварюга! Вонючая, плевучая, да трусливая. Коли привяжется, до смерти не отстанет, а только и близко не подходит — всё поодаль держится, да слизью своей едкой плюётся. Пакость, ей-богу! Мяука Эх, котики-мурлыки, что с вами стало! Чешуёй покрылись, кристаллами, крылья отрастили да глаза лишние... А уж какие у них теперь зубищи-когтищи, и вспоминать жутко! Но страшнее другое: хоть и обратились они чудовищами, а обаяния кошачьего не утратили. Мурлыкнет котейка ласково — и не заметишь, как гладить его кинешься. Не почувствуешь, как ладони о шипы раскровянишь, а другой котик тебе горло выдерет. Скрепи сердце, не поддавайся кошачьим чарам! Тысяченожка Глянешь, бывалоча, на тварь прокажённую и думаешь: ох ты ж, тудыть-растудыть, какие уроды-то развелись. А потом как вспомнишь, кого природа-матушка безо всякой Проказы рожает — так, вроде, и не страшно. Ног у тысяченожки, конечно, не тысяча, а сколько — пойди-ка, посчитай! И в каждой — яд смертельный. Укус её жеребца с копыт валит, а как топнет она — так под ногами ядовитая лужа разольётся. А ведь они возле нас много веков живут — и ничего, привыкли... Камышовая гидра Эх, были же деньки, когда мы гидру за чудище почитали! Как продрались мы сквозь чащу прокажённую да страшилищ уродских, показалась из камышей эта морда — зелёненькая, здоровенькая, ни пятнышка — я её чуть целовать не полез. Не, потом одумался, конечно. Борща из этой гидры нам потом на неделю хватило! Эх... Короче говоря, гидры ты не бойся. Головы у неё три, а мозгов в каждой — как у пескаря. В зубы ей только не лезьте, с боков обходите. А так — ничего сложного. Желчная мантикора Ох, грозное это чудище! Крылья, зубы, да хвост скорпионий с жалом ядовитым. Как взревёт мантикора — все вокруг неё в стороны разлетаются. В прежние времена витязь доблестью похвалялся, коли одну такую победить мог. Ну а теперь их стало видимо-невидимо. Как, сдюжишь, не испугаешься? Табачник За такими грибочками в лес не сходишь — они, пожалуй, сами к тебе из лесу придут, да в лукошко уложат! И ведь как знала Проказа: не белые грибы в чудищ вымахали, не подосиновики, а паршивые табачники! Эти только и знают что вокруг себя споры рассеивать, взрывчатые да заразные. Будете такого бить — не стойте толпой, а то все разом подорвётесь! Жаберник И откуда только они у нас взялись? Отродясь такой рыбы у нас в реках не было, а на суше и подавно! Может, эльфы их привезли? Или сами из астрала прилетели? Ох, беда, беда — сколько ещё чудищ на наш бедный аллод свалится? А вообще, не так уж они и опасны. Брони на них нет, шипы не такие уж и крупные. Вот только молнией они бьют больно — да не простой, а такой, что с человека на человека прыгает. Будете их бить — не стойте кучей! Древень Крепко же у нас тут всё перемешалось. Казалось бы древни — первые союзники наши. Ан нет: не пускают они нас в лес. Может, это головорезы смеянины да мародёры их против людей настроили, может, чуют в нас заразу и боятся, что мы её в лес занесём. Ты, это... Ежели нападёт на тебя такой, обороняйся, конечно, а если нет — в драку не лезь. Они наши, хорошие. Как справимся с Проказой, ещё помиримся с ними! Яростный бревень Страшно быть прокажённым. Страшно и больно. А ведь мы, люди, чувствуем только свою боль. Представь, каково древням — у них ведь не только собственное тело, у них болит вся земля Умойрская! Не диво, что от таких страданий многие из них с ума посходили. Встретишь прокажённого древня — руби быстрее, пока невелика его ярость. А то размахается он — уже не совладаешь! Трупоед Что это за твари, откуда они взялись? До Проказы мы таких не видали. Может, это черви могильные так переродились, а может, хомячки простые — кто её, заразу, разберёт! Что они близко, ты узнаешь заранее: мертвечиной от них за версту несёт. Ну а коли драться станешь — смотри, любую маленькую ранку потом промой. Когти у них не токмо острые, но и отравленные, раны от них даже магией не лечатся! Лихо Эх, лихо одноглазое, горе-злосчастье... Ещё недавно я и сам думал, что это просто сказка, какой бабки детишек пугают. Да, видать, настало такое время, что самые страшные сказки сбываться стали. Может ли оно сглазить — того не ведаю. А вот злобоглазов призвать да счастливую охоту сорвать — это вмиг! Сторонись его. Не зря говорится в пословице: не тревожь лиха, пока лихо тихо... Волхв Проказы Ох... Про них без слёз и не скажешь. Наши они, ещё вчера плечом к плечу с нами стояли. Да только никого Проказа не щадит — ни зверей, ни людей. Кто-то, заразившись, руки на себя накладывает, кто-то до последнего ждёт, не найдут ли лекарства... Эти вот не дождались. От болезни умом тронулись да в лес ушли. Как раньше богам поклонялись да край родной защищали, так теперь Проказе молятся да землю нечистую от нас же обороняют! Из всех грозных чудищ они — самые грозные. Беги от них как от огня! Опрокидень Эти твари на вид-то страшные, будто из ночного кошмара выбрались, а как драться с ними начнёшь — так и ничего особенного. Пинок у них, правда, тяжёлый, да и рогами с разбега поддеть могут больнёхонько, но как посмотришь, от кого на охоте больше вреда — даже шуликуны опаснее их окажутся. Встретишь — не робей, да оружие крепче держи. Есть на диких землях и пострашнее чудища! Звероящер Не знаю, из каких теснин да оврагов эти исполины повылезли — до Проказы я их не видал. Что про них сказать-то... Другие грозные монстры особыми способностями берут — пугают, плюются издалека, лужи ядовитые разливают... У звероящера особенностей нет. Он просто подходит и съедает тебя — не успеешь и пикнуть. Не приближайся к ним на пушечный выстрел — вот и весь мой совет! Рогатый звероящер Слава всем богам, что эти чудища до сих пор на поверхности не показывались. И простой-то звероящер страшен, а рогатый страшнее — целый отряд сожрёт и не поморщится. Повстречаешь его — беги... Ан нет, по диким землям бегать себе дороже. Так что едва завидишь рога — разворачиваешься и тихонечко топаешь как можно дальше. Людожор До того, как Проказа пошла, мы этих уродищ не сильно-то боялись. Они, конечно, большие да могутные, а только и слышно их за десять вёрст. Ежели такой появлялся где, всей округой на него с рогатинами выходили. Выгнали мы их отовсюду, они в чащи ушли, попрятались. А тут им, вишь, счастье привалило — столько народу по лесам туда-сюда шастает! Небось, со всего Умойра в пущу стянулись. Что про них сказать... Чародейству эти чучела не обучены, трюков никаких не знают, а только с такой-то силищей им это и не надобно — без магии одним пальцем кого хошь придавят. Держись от них подальше, вот и весь совет!
  14. Аллод Умойр — самый большой из аллодов. Удерживаемый когда-то волей Великого Мага Скракана, а ныне Смеяны, он раскинулся на многие версты. Билевелл, Каргаллас, Ал-Риат, Глимор и Сонлак... множество городов и деревенек покрывают его. Однако сейчас речь пройдет не столько о нем, сколько об островах, которые затронули события, произошедшие близ столицы в 1014 году эры Аллодов. Вероника Гипатская, таинственная незнакомка, похитила Искру самого Тэпа и пустилась в бега. Лидеры государств, и Айденус, и Яскер пустили погоню по ее следу. Путь привел в порт Такалик, где обитал Евгений Серебрянкин, тот еще пройдоха. Он согласился проводить героев в Бухту Черных Флагов, пиратскую базу, где в свое время Финт Жадных спрятал свои сокровища. Разумеется, Серебрянкин в первую очередь желал добраться до клада. И это было его не первое путешествие в Бухту, уже не раз он пытался добыть золото, но оно никак не давалось ему в руки. Ибо Бухту уже начала подчинять себе Проказа, расползавшаяся от портала на Умойр. Серебрянкину с его спутниками удалось захватить форт с пиратами, затем им пришлось пройти через ловушки и секреты, что оставил Финт. А когда они прибыли к месту, где был закопан клад, оказалось, что тот уже перенесён кем-то другим. Пирата сжигала ненасытная алчность, и он приказал обыскать весь остров, включая проклятые руины. И здесь он столкнулся с одним из своих старых спутников — Беней Галушкином. Тот силой Проказы был превращен в неведомое чудище — и теперь такая судьба ждала и самого Евгения Серебрянкина, обреченного стать новым стражем сокровища Финта. Герои отправились через Древний Портал на Умойр... А Бухту ждала своя судьба. Это местечко известное — по всему астралу о нём дурная слава идёт. Первейшее на свете пиратское гнездо! Каких только бандитов да головорезов там нету! Сам Финт Жадных незадолго до смерти туда перебрался — говорят, там и сокровища свои закопал... Ну да про клады-то пиратские язык чесать всякий горазд. А вот свежие слухи про тот остров куда как хуже. Сказывают, нашлась-таки на флибустьеров управа. Один мой знакомый джентльмен удачи хотел там остановиться да награбленное сбыть, а только глядит — дым столбом, форт в развалинах, а над ним вроде щупальца синеватые колышутся с мачту толщиной... В общем, и раньше-то там приличному человеку делать было нечего, а теперь и подавно! Да, Проказа была безжалостной. Но еще безжалостнее оказался гигантский астральный демон-спрут, обосновавшийся в форте и починивший себе разум пиратов. Страшна была Проказа. И герои не избежали ее прикосновения. Пришлось им идти на поклон к Великому Магу Умойра, самой Владычице Смеяне. И та, казалось бы, обеспокоенyая происходящим, решила восстановить старое заклинание Скаракана — Печать Тайны, которое бы отрезало Умойр от остального мира. Но чар она не знала, поэтому ей нужно было найти чей-то дух, кого-то, кто знал о заклятье. Однако и говорить с мертвыми она не могла. Таким знанием обладали лишь некроманты, а самым сильным среди некромантов был боярин Навлод Кощунский. Проблемой тут было то, что Кощунский не брал себе учеников. Поэтому необходимо было найти к нему особый подход. Герои отправились к нему и ушли несолоно хлебавши — Кощунский их победил и кинул в свою темницу. Лишь с помощью Богатыря, которого послала с ним Смеяна, сумели они разбить цепи и покинуть узилище. А по пути освободили они еще одну волшебницу — Василису Хитрову, которая тоже алкала запретных знаний. У освобожденной Василисы был план, как заставить Кощунского все-таки взять учеников. Для этого нужно было найти его смерть, а смерть свою Кощунский спрятал в игле. Иглу ту вложил в селезня, селезня в зайца, а зайца в сундук, который повесил на черный дуб. Не так просто было найти смерть Кощунского, но все-таки удалось ее раздобыть. И ничего не оставалось старику, как согласиться научить героев языку мертвых. А игла, где смерть его была заключена, осталась у Василисы. О, боярин Кощунский — живая легенда! Хотя «живая» — это как посмотреть... Некромант он, один из лучших в мире. Поговаривают даже, что Великий! Правду говорят, али брешут, не знаю: уж много лет живёт он в своём поместье один, только с мертвяками и толкует. То ли дело его крестьяне: весёлые, разговорчивые, да и не бедные — если товар хорош, у них денежка всегда найдётся. Правда, один мой знакомый купец там недавно был, и рассказал странную вещь. Будто сходит он с корабля, раскладывает товары, а крестьяне в его сторону и не глядят: стоят все столбом, в одну точку уставившись. Пригляделся он, и видит: надо всеми будто туман призрачный стелется... Он как задал оттуда стрекача! Правда то или нет, не знаю — за что купил, за то продаю! Коли там будешь — может, разведаешь правду? Не к добру Василиса употребила свою власть. Желая могущества и темных знаний, нашла она в библиотеке Навлода страшный гримуар — Воронограй. Книжка та обладала собственным разумом и волей, и подчинила она себе обитателей всего острова, превратила слуг всех в призраков, и сама Василиса стала лишь послушной куклой зловещей инкунабулы. Получив знания языка мертвых, отправились герои в руины Плагата, который был разрушен при нападении демонов. Здесь нашел и свой последний приют один из слуг Скракана, был у него с собой дневник Великого Мага, с помощью которого можно было восстановить заклинание Завесы Тайны. Однако, и кое-что иное нашлось у тела — а именно записи о временной аномалии, что изучал сам Скракан. Удалось найти и координаты этого места, а мелкий жулик и вор Юрий Милославин сообщил, что на указанном месте находится хадаганская база, которую Смеяна разрешила построить в обмен на некоторые имперские технологии. Заинтересовавшись этой базой, герои отправились туда. А оказалось, что Врата-2 — это место испытания Машины времени, построенной хадаганским гением Шуриком Эврикиным. И Шурик был готов отправиться далеко в прошлое, например, увидеть мир до Катаклизма. Но открыв временной портал в башню Найана, герои и Милославин очутились в прошлом, а Найан из прошлого попал в будущее, после чего портал закрылся. Произошедшее сулило временные парадоксы, но герои смогли найти путь обратно. Чтобы вернуться назад в будущее, им потребовалось воспользоваться Зерном Первостихии... Увы, вернувшись, и отдав Зерно Найану, герои узнали, что именно Зерно нужно было Найану для стабилизации заклинания, известного как Великий Эксперимент. А его пропажа привела к тому, что произошел Катаклизм. Впрочем, оставался вопрос — было ли произошедшее неизбежным? Даже не спрашивай. Тебе об этом острове знать не положено, мне тоже. Секретный он, сек-рет-ный, чего тут непонятного? Ох, ну ладно, шепну, что знаю. Там проводились какие-то опыты с технологиями, что в Мёртвом городе захватили. Куда они хотели открыть врата — не знаю, а куда открыли — и знать не хочу. Почему? Да потому, что на днях оттуда срочно эвакуировали персонал, а весь регион на картах отметили как находящийся в карантине и категорически запрещённый для посещения. Хочешь сунуть нос в военные тайны? Ну, ты-то у нас риск любишь — может, и разведаешь что... Нет, мне не рассказывай, и знать не хочу! Хотя... Ну разве что вполголоса, на ухо. И Врата-2 не избежали печальной судьбы, которая ждала все имперские лаборатории. Никто уже не расскажет, куда именно решили открыть портал имперские ученые... Однако известно, что остров пал жертвой страшной чумы. Была ли это чума Тэпа? Или что-то еще более страшное? А Смеяна получила что хотела — узнала она, как провести ритуал. Но оказалось не все так просто — ритуал был завязан на магии крови, да и крови не простой — нужна была кровь умойрских дворян. К сожалению Смеяны, она в ходе своей борьбы со старым дворянством извела их почти под корень. Найти можно было лишь одного — Елисея Королева. И знала о его местонахождении лишь его старая нянюшка. Оказалось, что Елисей пропал на острове Фабрика Смерти, туда отправился он, чтоб узнать у Номарха Ивлиса, Олигарха, где найти ему его возлюбленную Аннет. Отправившись же за Елисеем, герои встретили на острове Динару Пронырину, сотрудницу Комитета, которая вышла на след зловещего заговора. Этот самый Номарх Ивлис, один из семи Олигархов, которые правят Вольным Торговцами, разбогател на торговле оружием. Все те турели, механизмы, прочее оружие, что наводнило Сарнаут в последние годы, — его рук дело. Но беда была в ином. Не так давно Ивлис пустил в продажу новое оружие — Ловчих. И на каждом из Ловчих он сделал устройство дистанционного управления. В один прекрасный момент Ловчие должны были восстать против своих хозяев, и Ивлис бы стал правителем всего Сарнаута. Динара предложила сорвать его планы. Долог и кровав был путь через лаборатории и цеха Фабрики Смерти, пала жертвой и сама хадаганская разведчица (по крайней мере, так казалось в тот момент), был найден Елисей, которого Ивлис хотел в механического Богатыря превратить. Ведь оказалось, что вся эта гвардия Смеянина, богатыри, переделаны из героев и в телах механических — искры живых. Прорвались герои с Елисеем из подземелий, покончили и с самим Ивлисом, а на его теле нашли документы, которые доказывали, что он сотрудничал со Смеяной. Та не стала отпираться, признала, что Ивлис ей нужен был для технологий. «Инженеры с мощными манатронами, летающая башня, лучшая верфь в мире и моя механическая гвардия — всё это не с потолка взялось». Этот остров принадлежит Номарху Ивлису — олигарху и изобретателю. Человек он богатый, известный, но не слишком уважаемый. Уж больно любит вместо оружия изобретать схемы обмана подельников. Вот только в последний раз он не на того напал: хватило ему наглости облапошить самого Яскера. Тот обиды не стерпел, и как нашли лазутчики остров, отправил туда целый батальон. Чем всё кончилось — не ведаю. По-моему, ничем: имперские солдаты сильны, но и фабрику, оружием до крыши набитую, с наскока не возьмёшь. Нам, лигийцам, там делать нечего — разве что поглядеть издалека на представление. Хочешь, об заклад побьёмся? Ставлю десять золотых, что имперцы не сдюжат! А Фабрика Смерти продолжила фунционировать. Ведь пока стоит Сарнаут, в нем будут войны и нужно будет оружие. Смеяна смогла завершить ритуал и теперь думала, что делать с Проказой. Оказалось, что у одного бывшего волхва по имени Гродень есть идея, как помочь с этой бедой. Отправил Гродень героев сражаться со другими волхвами, которых к тому моменту подчинила себе Проказа, обратив в безумцев. Но нашелся среди них тот, кого еще разум не покинул — брат Гродня, Велерад. Он смог вернуть своим собратьям разум, и решил провести ритуал, показавший, откуда идет Проказа, в чем ее исток. А для этого ритуала потребны были живые самоцветы — вещие яхонты, которые можно было найти лишь на острове Медная гора. Оказалось, что сей остров принадлежал когда-то Златко Алтынову, но Златко остров потерял, и новым владельцем стал его брат — Завид Алтынов, человек жадный и алчный. На выработке тем временем случилась беда — шахтеров что-то пугало до смерти, и они отказывались работать. Герои пытались разобраться в этом, и пришлось им пройти сложный путь загадок и испытаний, чтобы добраться до местной Владычицы — Хозяйки Местной Горы. Та наказала Завида за жадность, обратив его в камень, но согласилась дать яхонт с условием, что рудник вернут Златко и путь до палат подземных забудут. Этот богатый рудник до недавней поры принадлежал умойрским купцам. То есть, это они думали, что он им принадлежал — а на самом деле в недрах острова и по сей день живёт Хозяйка. Хочет — делится богатствами, не хочет — беды насылает. Ну вот и расхотела. То ли жадностью её люди прогневили, то ли почтения не оказали, а только ходят сейчас по деревне вместо шахтёров волки да медведи. Я бы туда не полетел: а ну как Хозяйка и на меня осерчает! Богатства у неё в недрах, знамо дело, несметные — да только и хранит она их так, что не подберёшься! Увы, что в мире бессмертно — так это людская жадность. Прознав про палаты Хозяйки Медной Горы, что полны были каменьями драгоценными, люди снарядили не одну экспедицию, нарушив договор. Велераду же принесли камень, и провел тот ритуал, но туманны были видения, непонятно было, откуда Проказа пошла. Решено было узнать волю древних богов Умойра, а для того отправиться в Белозерье, край, еще не тронутый Проказой, где обитала птица Гамаюн, что ведала прошлое, настоящее и будущее сразу. Увы, ничего толком не сказали древние боги, так как стала слабеть их сила, как Смеяна стала веру в Свет насаждать и не могли они сказать, откуда исток беды, которая Умойр поразила. Однако, дали они героям награду — жаро-птицево перо, а те с ним к Владычице пошли и отдали его. И стало известно в то время, что где-то недалеко от аллода творится в астрале великая волшба, что под силу лишь богам. Смеяна, конечно, заинтересовалась происходящим и послала туда героев вместе с одним из своих витязей. Витязем же была воительница Светлана Сиялова. Прибыв на Лумисаар (так назывался остров на котором та волшба творилась), стали они свидетелями очередной чуда — вместо голых скал и льда на аллоде возникло поселение. И не просто поселение — а деревня текуани, которые все погибли, были уничтожены Тэпом и существовали допредь лишь в Иллюзорном мире. И текуани были настоящими существами из плоти и крови. Помнили они все произошедшее с ними на Ирдрихе в Текуатле, но как очутились на Лумисааре — сами не очень понимали. Желали призвать своего покровителя Генлуна и с этой целью построили ему статую. И Генлун в самом деле явился на зов, что однако вызвало гнев Светланы, которая, будучи храмовником, не желала участвовать в делах вместе с языческим богом. Генлун же поведал, что несколько дней назад словно сияющая ладонь забрала их из Текуатля вместе с домами и переместила сюда, но вместе с тем пыталась стереть всякую память о крокодиле-покровителе. Генлун чувствовал, что на острове есть еще одна деревня текуани, которые уже перестали в него верить, и он предложил отправиться туда. Когда же герои со Светланой прибыли во вторую деревню, оказалось, что те текуани, что там жили, поклоняются теперь Свету. Но совсем не доброй была их вера -— чтобы доказать, что герои не язычники, эти текуани предложили им умереть и воскреснуть. С этим не согласилась даже Сиялова, так что пришлось им утихомирить пушистых ревнителей. А дальнейший путь по деревне привел их к джунским руинам, где их ожидала плененная Вероника. Она поведала о том, что это ее рук дело — и Лумисаар, и текуани, которых ей удалось перенести в реальный мир с помощью силы Искры Тэпа. А пленил ее не кто иной, как сам Слуга Света, огненноволосый ангел из Чистилища. Теперь героям и Светлане пришлось сразиться и с ним. В чем была причина его недовольства — никто пока сказать не мог. Но Светлана решила остаться на Лумисааре, чтобы присматривать за Генлуном и за текуани-светопоклонниками. Сколько астрал борожу - этот островок всегда был просто мёрзлой каменюкой — ни жизни, ни растительности. А недавно он как по волшебству преобразился — теперь там и ручьи текут, и деревья цветут, и даже домики какие-то стоят! Пристал я к берегу, и снова чудеса — живут там существа, каких я в жизни не видывал. Вроде гибберлингов, но не гибберлинги, пушистые да ушастые. Приветливые они, гостеприимные, вот только пуганые какие-то. Говорят, за горами другое племя живёт, и они боятся, как бы не пошли на них родичи войной. Пожелал я им Свет в помощь, а они поглядели странно, да и спровадили меня. Загадка, а не остров, честное слово! Не к добру оказалась помощь Светланы. Текуани-светопоклонники пошли войной на своих собратьев, которые верили в Генлуна, и мирный Лумисаар стал ареной религиозной войны. А сама Светлана силой ли веры тех, кто уверовал в нее, иль чем-то еще стала подобна Слуге Света, такой же грозной на вид и носит ныне имя Светла. Впрочем, с этих пор текуани заняли свое место в Сарнауте. А не так давно они освоили еще один островок — Снежным курортом зовущийся. Смеяну же явление всех этих божественных сил весьма обеспокоило. В тревоге обратилась она к Марианне ди Ардер, Настоятельнице Церкви Света, и Елизавете Рысиной, которая отвечала за Триединую Церковь, с просьбой разобраться в случившемся. Впрочем, те и сами не знали ничего толком, помнили лишь, что единственный случай, когда Слуга Света вмешивался в происходящее, был тогда, когда Нихаз создавал Колыбель, новый аллод. Здесь по сути тоже был создан Лумисаар из мертвого камня, но что именно не нравилось Слуге — ответа не было. Конечно, Лига и Империя пообещали Смеяне любую помощь, от которой она, разумеется, отказалась. А заинтересовало Смеяну другое — то самое перо Жар-птицы, дар старых богов. Но теперь Владычица жаждала получить живую Жар-птицу, а вот где ее добыть, слышала она от братьев Царевских. Царевские — старшие братья того самого Ивана, который так активно участвовал в событиях в Темноводье. И поведали братья, что слышали они, будто Жар-птицу можно добыть на острове под названием Залесский посад. Отправились герои туда. Однако ждало их приключение, как будто в самом деле в сказку попали. Ибо сначала столкнулись они с разбойниками лихими, что грабили поселян. Расправились они с ними, спасли старосту, тот поведал, что птица есть у местного друида Никодима Нелюдимова. И староста за спасение дал коня, которого можно было на птицу сменять. Но в пути напал на героев оборотень, коня сожрал, но побежденный — пообещал пойти в услужение. Никодим, конечно, птицу отказался отдать просто так и потребовал еще одного такого коня, который был у местного чародея — Дивляна Стрекопытова. Отправились герои уже к Дивляну. Тот за коня потребовал, чтобы ему сослужили три службы. Вначале всякую ерунду просил сделать, а затем дал сложное задание — похитил, мол, чернокнижник Невзор Гнилосердов девицу, которую Дивлян хотел себе в невесты взять. Пришлось героям идти с чернокнижником сражаться. Тот хоть и повелевал мертвыми, но все-таки был побежден, бежав позорно. Вернулись они со спасенной девицей Милавой Светозаровой к Дивляну. А тот уж забыл об уговоре — пришлось и его утихомирить. Забрав коня, пошли к Никодиму, но и тот захотел себе Милаву получить. Пришлось и ему надавать по сопатке. А когда уж с птицей пришли на причал — там их ждали двое братьев Царевских, и хотели они Жар-птицу себе забрать и самим ее Смеяне привезти. Пришлось и с ними покончить. Бывал я на этом острове. Благодать: леса зелёные, ручьи певучие... Стоит там посад — побольше села, поменьше города. Стены красные, церковь с колокольней, люди зажиточные да приветливые. Одним словом, и побывать там приятно, и торговать можно с выгодой. Говорят, правда, им какие-то разбойники недавно угрожать стали. Ну да они люди небедные — на помощь наёмников у них золотишка хватит. А может, ты им поможешь, покажешь героизм? Хоть и получили злодеи по заслугам, все они не утихомирились — продолжили свои злые дела творить. Не раз пришлось потом поселян вместе с Милавой героям выручать. А у Смеяны, которая Жар-птицу получила, новая беда случилось — стали эльфы на верфь с новым кораблем «Затмение» нападать. Да и в целом мешать всячески. Пришлось послать героев с ними разбираться. Разогнали герои эльфов и оказалось, что возглавляет их Алир ди Тристес. Тот самый Алир, который был главой малого дома Тристес и отцом той самой Аннет, которая была возлюбленной Елисея. Но разум эльфа оказался погруженным в сумерки — он лишь выкликивал мрачные пророчества. Произошедшее взволновало самого Елисея — долгое время он искал свою возлюбленную, а оказалось, что эльфы, покинув Умойр, отправились в Сонную Дубраву. Недолго собиравшись, Елисей отправился в путь. Увы, Сонная Дубрава, оказалась мрачным местом. Тут во всю свирепствовала Проказа, а от эльфийского поселения остались лишь руины. Скрепя сердце, Елисей нашел дневник самой Аннет. Выяснилось, что эльфийка бежала от преследований мачехи, новой жены, которую привел Алир. И бежала она в лес, где нашла приют у семи богатырей. Елисей отправился на их поиски. Когда же их всех удалось найти, братья поведали печальную весть — Аннет умерла, погибнув от козней все той же зловредной Недоли Тьмущинской. Елисей отправился мстить и очутился в ловушке, к счастью, героям удалось его спасти и покончить с ведьмой. А виной, как оказалось, был джунский артефакт, Зеркало. Кто на свете всех сильнее, всех прекрасней и мудрее? Я вижу перед собой величайшего из героев Сарнаута. О, как безгранично твоё могущество! Тебе покорятся Лига и Империя, тебя будет славить простой люд, а великие маги будут ползать перед тобой на брюхе... Хочешь знать, какое будущее тебя ждёт? Взгляни в меня, узри свою судьбу! Куда же ты? Неужели тебе страшно взглянуть в меня? Но ведь я могу показать тебе лишь то, что уже живёт у тебя внутри. Чего же ты боишься? Неужели... себя? Ха-ха-ха! Не бойся. Взгляни на свою обратную сторону. Полюби её. Стань ей. Обрети могущество. Как Недоля, как Аннет, как тысячи других, кто нашёл истину в глубинах! Куда же ты? Вернись! Полюбуйся на себя! Ну ладно, уходи... До поры. Я ведь знаю: ты ещё вернёшься! Оставалось попрощаться с самой Аннет. Елисей хотел последний раз увидеть возлюбленную, которая покоилась в хрустальном гробу. Но когда он очутился в той пещере, гроб был разбит, и из него вышла Аннет... Увы, эльфийка стала вампиром. Елисей был полон решимости все-таки спасти возлюбленную: Стой! Не губи её!.. Вот что имела в виду проклятая колдунья. Аннет, моя бедная прекрасная Аннет! Мало было ведьме погубить ту, что красивее её — безумная старуха решила превратить её в чудовище! Я не верю, что всему суждено кончиться вот так. Если в мире есть способ снять с неё проклятие — я сделаю это. Но вновь просить тебя о помощи не смею — это моя любовь и моя ноша. Оставь нас. И спасибо тебе за всё! С тяжелым сердцем герои покинули проклятый остров. Тихий то островок, неприметный. Семеро братьев-богатырей там жили, среди лесов да болот старость коротали. Потом какой-то эльфийский Дом захудалый там поселился — от преследований на Умойре сбежали. Да только не нашли они там счастья. Сначала до острова Проказа добралась, потом глава Дома привёз подарочек своей жене — канийке, кстати. Зеркало чудесное, древних джунов изделие — оправа золотая, а само из чёрного обсидиана. Ну а джунские сокровища — они такие, от них только и жди подвоха какого или проклятья. Короче говоря, на остров тот и раньше-то заходить было незачем, а теперь и вовсе страшно. Хотя... вдруг найдутся охотники то зеркало добыть? Смельчакам-то, знамо дело, закон не писан! Не все истории заканчиваются хорошо. Путники, что побывали в астрале, рассказывают о судьбе этого острова. Елисею не удалось спасти свою возлюбленную — наоборот, Аннет погубила всех на острове — и самого Елисея, и семерых богатырей. Ныне это мрачное место. Эльфы-вампиры живут в пораженных Проказой лесах и хранят то самое Зеркало, которое стало их роком. А Смеяна решила договориться с изгоями-язычниками. Послала она героев в их оплот. Да только все это было ловушкой. Когда их предводитель Всеслав Мудрый пришел на встречу, их окружили демоны. Ведь все это время Владычица была одержима Сарном. В свое время Смеяна разрыла Древний Курган, где спал вечным сном Перводемон, побежденный древними героями Данасом, Найрой, Фергардом, Брианом и эльфом по имени Руд Глаэн, вместе со Скраканом. Перводемон и стал тем самым источником Проказы, постепенно он подчинил себе Смеяну. С огромным трудом ее все-таки удалось спасти, а вместе с ней и весь Сарнаут. Но об этом уже рассказывалось в ином месте.
  15. Аллод Умойр — самый большой из аллодов. Удерживаемый когда-то волей Великого Мага Скракана, а ныне Смеяны, он раскинулся на многие версты. Билевелл, Каргаллас, Ал-Риат, Глимор и Сонлак... множество городов и деревенек покрывают его. Однако сейчас речь пройдет не столько о нем, сколько об островах, которые затронули события, произошедшие близ столицы в 1014 году эры Аллодов. Вероника Гипатская, таинственная незнакомка, похитила Искру самого Тэпа и пустилась в бега. Лидеры государств, и Айденус, и Яскер пустили погоню по ее следу. Путь привел в порт Такалик, где обитал Евгений Серебрянкин, тот еще пройдоха. Он согласился проводить героев в Бухту Черных Флагов, пиратскую базу, где в свое время Финт Жадных спрятал свои сокровища. Разумеется, Серебрянкин в первую очередь желал добраться до клада. И это было его не первое путешествие в Бухту, уже не раз он пытался добыть золото, но оно никак не давалось ему в руки. Ибо Бухту уже начала подчинять себе Проказа, расползавшаяся от портала на Умойр. Серебрянкину с его спутниками удалось захватить форт с пиратами, затем им пришлось пройти через ловушки и секреты, что оставил Финт. А когда они прибыли к месту, где был закопан клад, оказалось, что тот уже перенесён кем-то другим. Пирата сжигала ненасытная алчность, и он приказал обыскать весь остров, включая проклятые руины. И здесь он столкнулся с одним из своих старых спутников — Беней Галушкином. Тот силой Проказы был превращен в неведомое чудище — и теперь такая судьба ждала и самого Евгения Серебрянкина, обреченного стать новым стражем сокровища Финта. Герои отправились через Древний Портал на Умойр... А Бухту ждала своя судьба. Это местечко известное — по всему астралу о нём дурная слава идёт. Первейшее на свете пиратское гнездо! Каких только бандитов да головорезов там нету! Сам Финт Жадных незадолго до смерти туда перебрался — говорят, там и сокровища свои закопал... Ну да про клады-то пиратские язык чесать всякий горазд. А вот свежие слухи про тот остров куда как хуже. Сказывают, нашлась-таки на флибустьеров управа. Один мой знакомый джентльмен удачи хотел там остановиться да награбленное сбыть, а только глядит — дым столбом, форт в развалинах, а над ним вроде щупальца синеватые колышутся с мачту толщиной... В общем, и раньше-то там приличному человеку делать было нечего, а теперь и подавно! Да, Проказа была безжалостной. Но еще безжалостнее оказался гигантский астральный демон-спрут, обосновавшийся в форте и починивший себе разум пиратов. Страшна была Проказа. И герои не избежали ее прикосновения. Пришлось им идти на поклон к Великому Магу Умойра, самой Владычице Смеяне. И та, казалось бы, обеспокоенyая происходящим, решила восстановить старое заклинание Скаракана — Печать Тайны, которое бы отрезало Умойр от остального мира. Но чар она не знала, поэтому ей нужно было найти чей-то дух, кого-то, кто знал о заклятье. Однако и говорить с мертвыми она не могла. Таким знанием обладали лишь некроманты, а самым сильным среди некромантов был боярин Навлод Кощунский. Проблемой тут было то, что Кощунский не брал себе учеников. Поэтому необходимо было найти к нему особый подход. Герои отправились к нему и ушли несолоно хлебавши — Кощунский их победил и кинул в свою темницу. Лишь с помощью Богатыря, которого послала с ним Смеяна, сумели они разбить цепи и покинуть узилище. А по пути освободили они еще одну волшебницу — Василису Хитрову, которая тоже алкала запретных знаний. У освобожденной Василисы был план, как заставить Кощунского все-таки взять учеников. Для этого нужно было найти его смерть, а смерть свою Кощунский спрятал в игле. Иглу ту вложил в селезня, селезня в зайца, а зайца в сундук, который повесил на черный дуб. Не так просто было найти смерть Кощунского, но все-таки удалось ее раздобыть. И ничего не оставалось старику, как согласиться научить героев языку мертвых. А игла, где смерть его была заключена, осталась у Василисы. О, боярин Кощунский — живая легенда! Хотя «живая» — это как посмотреть... Некромант он, один из лучших в мире. Поговаривают даже, что Великий! Правду говорят, али брешут, не знаю: уж много лет живёт он в своём поместье один, только с мертвяками и толкует. То ли дело его крестьяне: весёлые, разговорчивые, да и не бедные — если товар хорош, у них денежка всегда найдётся. Правда, один мой знакомый купец там недавно был, и рассказал странную вещь. Будто сходит он с корабля, раскладывает товары, а крестьяне в его сторону и не глядят: стоят все столбом, в одну точку уставившись. Пригляделся он, и видит: надо всеми будто туман призрачный стелется... Он как задал оттуда стрекача! Правда то или нет, не знаю — за что купил, за то продаю! Коли там будешь — может, разведаешь правду? Не к добру Василиса употребила свою власть. Желая могущества и темных знаний, нашла она в библиотеке Навлода страшный гримуар — Воронограй. Книжка та обладала собственным разумом и волей, и подчинила она себе обитателей всего острова, превратила слуг всех в призраков, и сама Василиса стала лишь послушной куклой зловещей инкунабулы. Получив знания языка мертвых, отправились герои в руины Плагата, который был разрушен при нападении демонов. Здесь нашел и свой последний приют один из слуг Скракана, был у него с собой дневник Великого Мага, с помощью которого можно было восстановить заклинание Завесы Тайны. Однако, и кое-что иное нашлось у тела — а именно записи о временной аномалии, что изучал сам Скракан. Удалось найти и координаты этого места, а мелкий жулик и вор Юрий Милославин сообщил, что на указанном месте находится хадаганская база, которую Смеяна разрешила построить в обмен на некоторые имперские технологии. Заинтересовавшись этой базой, герои отправились туда. А оказалось, что Врата-2 — это место испытания Машины времени, построенной хадаганским гением Шуриком Эврикиным. И Шурик был готов отправиться далеко в прошлое, например, увидеть мир до Катаклизма. Но открыв временной портал в башню Найана, герои и Милославин очутились в прошлом, а Найан из прошлого попал в будущее, после чего портал закрылся. Произошедшее сулило временные парадоксы, но герои смогли найти путь обратно. Чтобы вернуться назад в будущее, им потребовалось воспользоваться Зерном Первостихии... Увы, вернувшись, и отдав Зерно Найану, герои узнали, что именно Зерно нужно было Найану для стабилизации заклинания, известного как Великий Эксперимент. А его пропажа привела к тому, что произошел Катаклизм. Впрочем, оставался вопрос — было ли произошедшее неизбежным? Даже не спрашивай. Тебе об этом острове знать не положено, мне тоже. Секретный он, сек-рет-ный, чего тут непонятного? Ох, ну ладно, шепну, что знаю. Там проводились какие-то опыты с технологиями, что в Мёртвом городе захватили. Куда они хотели открыть врата — не знаю, а куда открыли — и знать не хочу. Почему? Да потому, что на днях оттуда срочно эвакуировали персонал, а весь регион на картах отметили как находящийся в карантине и категорически запрещённый для посещения. Хочешь сунуть нос в военные тайны? Ну, ты-то у нас риск любишь — может, и разведаешь что... Нет, мне не рассказывай, и знать не хочу! Хотя... Ну разве что вполголоса, на ухо. И Врата-2 не избежали печальной судьбы, которая ждала все имперские лаборатории. Никто уже не расскажет, куда именно решили открыть портал имперские ученые... Однако известно, что остров пал жертвой страшной чумы. Была ли это чума Тэпа? Или что-то еще более страшное? А Смеяна получила что хотела — узнала она, как провести ритуал. Но оказалось не все так просто — ритуал был завязан на магии крови, да и крови не простой — нужна была кровь умойрских дворян. К сожалению Смеяны, она в ходе своей борьбы со старым дворянством извела их почти под корень. Найти можно было лишь одного — Елисея Королева. И знала о его местонахождении лишь его старая нянюшка. Оказалось, что Елисей пропал на острове Фабрика Смерти, туда отправился он, чтоб узнать у Номарха Ивлиса, Олигарха, где найти ему его возлюбленную Аннет. Отправившись же за Елисеем, герои встретили на острове Динару Пронырину, сотрудницу Комитета, которая вышла на след зловещего заговора. Этот самый Номарх Ивлис, один из семи Олигархов, которые правят Вольным Торговцами, разбогател на торговле оружием. Все те турели, механизмы, прочее оружие, что наводнило Сарнаут в последние годы, — его рук дело. Но беда была в ином. Не так давно Ивлис пустил в продажу новое оружие — Ловчих. И на каждом из Ловчих он сделал устройство дистанционного управления. В один прекрасный момент Ловчие должны были восстать против своих хозяев, и Ивлис бы стал правителем всего Сарнаута. Динара предложила сорвать его планы. Долог и кровав был путь через лаборатории и цеха Фабрики Смерти, пала жертвой и сама хадаганская разведчица (по крайней мере, так казалось в тот момент), был найден Елисей, которого Ивлис хотел в механического Богатыря превратить. Ведь оказалось, что вся эта гвардия Смеянина, богатыри, переделаны из героев и в телах механических — искры живых. Прорвались герои с Елисеем из подземелий, покончили и с самим Ивлисом, а на его теле нашли документы, которые доказывали, что он сотрудничал со Смеяной. Та не стала отпираться, признала, что Ивлис ей нужен был для технологий. «Инженеры с мощными манатронами, летающая башня, лучшая верфь в мире и моя механическая гвардия — всё это не с потолка взялось». Этот остров принадлежит Номарху Ивлису — олигарху и изобретателю. Человек он богатый, известный, но не слишком уважаемый. Уж больно любит вместо оружия изобретать схемы обмана подельников. Вот только в последний раз он не на того напал: хватило ему наглости облапошить самого Яскера. Тот обиды не стерпел, и как нашли лазутчики остров, отправил туда целый батальон. Чем всё кончилось — не ведаю. По-моему, ничем: имперские солдаты сильны, но и фабрику, оружием до крыши набитую, с наскока не возьмёшь. Нам, лигийцам, там делать нечего — разве что поглядеть издалека на представление. Хочешь, об заклад побьёмся? Ставлю десять золотых, что имперцы не сдюжат! А Фабрика Смерти продолжила фунционировать. Ведь пока стоит Сарнаут, в нем будут войны и нужно будет оружие. Смеяна смогла завершить ритуал и теперь думала, что делать с Проказой. Оказалось, что у одного бывшего волхва по имени Гродень есть идея, как помочь с этой бедой. Отправил Гродень героев сражаться со другими волхвами, которых к тому моменту подчинила себе Проказа, обратив в безумцев. Но нашелся среди них тот, кого еще разум не покинул — брат Гродня, Велерад. Он смог вернуть своим собратьям разум, и решил провести ритуал, показавший, откуда идет Проказа, в чем ее исток. А для этого ритуала потребны были живые самоцветы — вещие яхонты, которые можно было найти лишь на острове Медная гора. Оказалось, что сей остров принадлежал когда-то Златко Алтынову, но Златко остров потерял, и новым владельцем стал его брат — Завид Алтынов, человек жадный и алчный. На выработке тем временем случилась беда — шахтеров что-то пугало до смерти, и они отказывались работать. Герои пытались разобраться в этом, и пришлось им пройти сложный путь загадок и испытаний, чтобы добраться до местной Владычицы — Хозяйки Местной Горы. Та наказала Завида за жадность, обратив его в камень, но согласилась дать яхонт с условием, что рудник вернут Златко и путь до палат подземных забудут. Этот богатый рудник до недавней поры принадлежал умойрским купцам. То есть, это они думали, что он им принадлежал — а на самом деле в недрах острова и по сей день живёт Хозяйка. Хочет — делится богатствами, не хочет — беды насылает. Ну вот и расхотела. То ли жадностью её люди прогневили, то ли почтения не оказали, а только ходят сейчас по деревне вместо шахтёров волки да медведи. Я бы туда не полетел: а ну как Хозяйка и на меня осерчает! Богатства у неё в недрах, знамо дело, несметные — да только и хранит она их так, что не подберёшься! Увы, что в мире бессмертно — так это людская жадность. Прознав про палаты Хозяйки Медной Горы, что полны были каменьями драгоценными, люди снарядили не одну экспедицию, нарушив договор. Велераду же принесли камень, и провел тот ритуал, но туманны были видения, непонятно было, откуда Проказа пошла. Решено было узнать волю древних богов Умойра, а для того отправиться в Белозерье, край, еще не тронутый Проказой, где обитала птица Гамаюн, что ведала прошлое, настоящее и будущее сразу. Увы, ничего толком не сказали древние боги, так как стала слабеть их сила, как Смеяна стала веру в Свет насаждать и не могли они сказать, откуда исток беды, которая Умойр поразила. Однако, дали они героям награду — жаро-птицево перо, а те с ним к Владычице пошли и отдали его. И стало известно в то время, что где-то недалеко от аллода творится в астрале великая волшба, что под силу лишь богам. Смеяна, конечно, заинтересовалась происходящим и послала туда героев вместе с одним из своих витязей. Витязем же была воительница Светлана Сиялова. Прибыв на Лумисаар (так назывался остров на котором та волшба творилась), стали они свидетелями очередной чуда — вместо голых скал и льда на аллоде возникло поселение. И не просто поселение — а деревня текуани, которые все погибли, были уничтожены Тэпом и существовали допредь лишь в Иллюзорном мире. И текуани были настоящими существами из плоти и крови. Помнили они все произошедшее с ними на Ирдрихе в Текуатле, но как очутились на Лумисааре — сами не очень понимали. Желали призвать своего покровителя Генлуна и с этой целью построили ему статую. И Генлун в самом деле явился на зов, что однако вызвало гнев Светланы, которая, будучи храмовником, не желала участвовать в делах вместе с языческим богом. Генлун же поведал, что несколько дней назад словно сияющая ладонь забрала их из Текуатля вместе с домами и переместила сюда, но вместе с тем пыталась стереть всякую память о крокодиле-покровителе. Генлун чувствовал, что на острове есть еще одна деревня текуани, которые уже перестали в него верить, и он предложил отправиться туда. Когда же герои со Светланой прибыли во вторую деревню, оказалось, что те текуани, что там жили, поклоняются теперь Свету. Но совсем не доброй была их вера -— чтобы доказать, что герои не язычники, эти текуани предложили им умереть и воскреснуть. С этим не согласилась даже Сиялова, так что пришлось им утихомирить пушистых ревнителей. А дальнейший путь по деревне привел их к джунским руинам, где их ожидала плененная Вероника. Она поведала о том, что это ее рук дело — и Лумисаар, и текуани, которых ей удалось перенести в реальный мир с помощью силы Искры Тэпа. А пленил ее не кто иной, как сам Слуга Света, огненноволосый ангел из Чистилища. Теперь героям и Светлане пришлось сразиться и с ним. В чем была причина его недовольства — никто пока сказать не мог. Но Светлана решила остаться на Лумисааре, чтобы присматривать за Генлуном и за текуани-светопоклонниками. Сколько астрал борожу - этот островок всегда был просто мёрзлой каменюкой — ни жизни, ни растительности. А недавно он как по волшебству преобразился — теперь там и ручьи текут, и деревья цветут, и даже домики какие-то стоят! Пристал я к берегу, и снова чудеса — живут там существа, каких я в жизни не видывал. Вроде гибберлингов, но не гибберлинги, пушистые да ушастые. Приветливые они, гостеприимные, вот только пуганые какие-то. Говорят, за горами другое племя живёт, и они боятся, как бы не пошли на них родичи войной. Пожелал я им Свет в помощь, а они поглядели странно, да и спровадили меня. Загадка, а не остров, честное слово! Не к добру оказалась помощь Светланы. Текуани-светопоклонники пошли войной на своих собратьев, которые верили в Генлуна, и мирный Лумисаар стал ареной религиозной войны. А сама Светлана силой ли веры тех, кто уверовал в нее, иль чем-то еще стала подобна Слуге Света, такой же грозной на вид и носит ныне имя Светла. Впрочем, с этих пор текуани заняли свое место в Сарнауте. А не так давно они освоили еще один островок — Снежным курортом зовущийся. Смеяну же явление всех этих божественных сил весьма обеспокоило. В тревоге обратилась она к Марианне ди Ардер, Настоятельнице Церкви Света, и Елизавете Рысиной, которая отвечала за Триединую Церковь, с просьбой разобраться в случившемся. Впрочем, те и сами не знали ничего толком, помнили лишь, что единственный случай, когда Слуга Света вмешивался в происходящее, был тогда, когда Нихаз создавал Колыбель, новый аллод. Здесь по сути тоже был создан Лумисаар из мертвого камня, но что именно не нравилось Слуге — ответа не было. Конечно, Лига и Империя пообещали Смеяне любую помощь, от которой она, разумеется, отказалась. А заинтересовало Смеяну другое — то самое перо Жар-птицы, дар старых богов. Но теперь Владычица жаждала получить живую Жар-птицу, а вот где ее добыть, слышала она от братьев Царевских. Царевские — старшие братья того самого Ивана, который так активно участвовал в событиях в Темноводье. И поведали братья, что слышали они, будто Жар-птицу можно добыть на острове под названием Залесский посад. Отправились герои туда. Однако ждало их приключение, как будто в самом деле в сказку попали. Ибо сначала столкнулись они с разбойниками лихими, что грабили поселян. Расправились они с ними, спасли старосту, тот поведал, что птица есть у местного друида Никодима Нелюдимова. И староста за спасение дал коня, которого можно было на птицу сменять. Но в пути напал на героев оборотень, коня сожрал, но побежденный — пообещал пойти в услужение. Никодим, конечно, птицу отказался отдать просто так и потребовал еще одного такого коня, который был у местного чародея — Дивляна Стрекопытова. Отправились герои уже к Дивляну. Тот за коня потребовал, чтобы ему сослужили три службы. Вначале всякую ерунду просил сделать, а затем дал сложное задание — похитил, мол, чернокнижник Невзор Гнилосердов девицу, которую Дивлян хотел себе в невесты взять. Пришлось героям идти с чернокнижником сражаться. Тот хоть и повелевал мертвыми, но все-таки был побежден, бежав позорно. Вернулись они со спасенной девицей Милавой Светозаровой к Дивляну. А тот уж забыл об уговоре — пришлось и его утихомирить. Забрав коня, пошли к Никодиму, но и тот захотел себе Милаву получить. Пришлось и ему надавать по сопатке. А когда уж с птицей пришли на причал — там их ждали двое братьев Царевских, и хотели они Жар-птицу себе забрать и самим ее Смеяне привезти. Пришлось и с ними покончить. Бывал я на этом острове. Благодать: леса зелёные, ручьи певучие... Стоит там посад — побольше села, поменьше города. Стены красные, церковь с колокольней, люди зажиточные да приветливые. Одним словом, и побывать там приятно, и торговать можно с выгодой. Говорят, правда, им какие-то разбойники недавно угрожать стали. Ну да они люди небедные — на помощь наёмников у них золотишка хватит. А может, ты им поможешь, покажешь героизм? Хоть и получили злодеи по заслугам, все они не утихомирились — продолжили свои злые дела творить. Не раз пришлось потом поселян вместе с Милавой героям выручать. А у Смеяны, которая Жар-птицу получила, новая беда случилось — стали эльфы на верфь с новым кораблем «Затмение» нападать. Да и в целом мешать всячески. Пришлось послать героев с ними разбираться. Разогнали герои эльфов и оказалось, что возглавляет их Алир ди Тристес. Тот самый Алир, который был главой малого дома Тристес и отцом той самой Аннет, которая была возлюбленной Елисея. Но разум эльфа оказался погруженным в сумерки — он лишь выкликивал мрачные пророчества. Произошедшее взволновало самого Елисея — долгое время он искал свою возлюбленную, а оказалось, что эльфы, покинув Умойр, отправились в Сонную Дубраву. Недолго собиравшись, Елисей отправился в путь. Увы, Сонная Дубрава, оказалась мрачным местом. Тут во всю свирепствовала Проказа, а от эльфийского поселения остались лишь руины. Скрепя сердце, Елисей нашел дневник самой Аннет. Выяснилось, что эльфийка бежала от преследований мачехи, новой жены, которую привел Алир. И бежала она в лес, где нашла приют у семи богатырей. Елисей отправился на их поиски. Когда же их всех удалось найти, братья поведали печальную весть — Аннет умерла, погибнув от козней все той же зловредной Недоли Тьмущинской. Елисей отправился мстить и очутился в ловушке, к счастью, героям удалось его спасти и покончить с ведьмой. А виной, как оказалось, был джунский артефакт, Зеркало. Кто на свете всех сильнее, всех прекрасней и мудрее? Я вижу перед собой величайшего из героев Сарнаута. О, как безгранично твоё могущество! Тебе покорятся Лига и Империя, тебя будет славить простой люд, а великие маги будут ползать перед тобой на брюхе... Хочешь знать, какое будущее тебя ждёт? Взгляни в меня, узри свою судьбу! Куда же ты? Неужели тебе страшно взглянуть в меня? Но ведь я могу показать тебе лишь то, что уже живёт у тебя внутри. Чего же ты боишься? Неужели... себя? Ха-ха-ха! Не бойся. Взгляни на свою обратную сторону. Полюби её. Стань ей. Обрети могущество. Как Недоля, как Аннет, как тысячи других, кто нашёл истину в глубинах! Куда же ты? Вернись! Полюбуйся на себя! Ну ладно, уходи... До поры. Я ведь знаю: ты ещё вернёшься! Оставалось попрощаться с самой Аннет. Елисей хотел последний раз увидеть возлюбленную, которая покоилась в хрустальном гробу. Но когда он очутился в той пещере, гроб был разбит, и из него вышла Аннет... Увы, эльфийка стала вампиром. Елисей был полон решимости все-таки спасти возлюбленную: Стой! Не губи её!.. Вот что имела в виду проклятая колдунья. Аннет, моя бедная прекрасная Аннет! Мало было ведьме погубить ту, что красивее её — безумная старуха решила превратить её в чудовище! Я не верю, что всему суждено кончиться вот так. Если в мире есть способ снять с неё проклятие — я сделаю это. Но вновь просить тебя о помощи не смею — это моя любовь и моя ноша. Оставь нас. И спасибо тебе за всё! С тяжелым сердцем герои покинули проклятый остров. Тихий то островок, неприметный. Семеро братьев-богатырей там жили, среди лесов да болот старость коротали. Потом какой-то эльфийский Дом захудалый там поселился — от преследований на Умойре сбежали. Да только не нашли они там счастья. Сначала до острова Проказа добралась, потом глава Дома привёз подарочек своей жене — канийке, кстати. Зеркало чудесное, древних джунов изделие — оправа золотая, а само из чёрного обсидиана. Ну а джунские сокровища — они такие, от них только и жди подвоха какого или проклятья. Короче говоря, на остров тот и раньше-то заходить было незачем, а теперь и вовсе страшно. Хотя... вдруг найдутся охотники то зеркало добыть? Смельчакам-то, знамо дело, закон не писан! Не все истории заканчиваются хорошо. Путники, что побывали в астрале, рассказывают о судьбе этого острова. Елисею не удалось спасти свою возлюбленную — наоборот, Аннет погубила всех на острове — и самого Елисея, и семерых богатырей. Ныне это мрачное место. Эльфы-вампиры живут в пораженных Проказой лесах и хранят то самое Зеркало, которое стало их роком. А Смеяна решила договориться с изгоями-язычниками. Послала она героев в их оплот. Да только все это было ловушкой. Когда их предводитель Всеслав Мудрый пришел на встречу, их окружили демоны. Ведь все это время Владычица была одержима Сарном. В свое время Смеяна разрыла Древний Курган, где спал вечным сном Перводемон, побежденный древними героями Данасом, Найрой, Фергардом, Брианом и эльфом по имени Руд Глаэн, вместе со Скраканом. Перводемон и стал тем самым источником Проказы, постепенно он подчинил себе Смеяну. С огромным трудом ее все-таки удалось спасти, а вместе с ней и весь Сарнаут. Но об этом уже рассказывалось в ином месте. Просмотреть полную запись
  16. Довольно забавно, что способ путешествий через Астрал напрямую был открыт самым маленьким из народов Сарнаута: гибберлингами. С другой стороны, если вспомнить их тягу к приключениям, любопытство и непоседливость, то это перестает быть удивительным. Самое примечательное – то, что, как и большинство великих открытий, способ этот был открыт абсолютно случайно. Как именно – на этот счет у гибберлингов существует немало легенд, мы расскажем вам саму популярную из них. В историю наш герой вошел под именем Свэн Астральный Рыбак, но тогда он был известен как просто Свэн. А иногда друзья дразнили- называли его Свином, поскольку в те времена этот гибберлинг очень уж любил посидеть в таверне за кружечкой горячительного напитка, и, увы, не всегда соблюдал в этом меру. Однажды Свэн собрался на рыбалку. Но жена у него была строгая и авторитетная. Она сказала, что никакой рыбалки сегодня не будет, потому что он опять вернется пьяный и рыбы не принесёт. Поэтому она отобрала у него удочки и заперла их в чулане. Но Свэн был упрям (это характерная черта всех гибберлингов). Поэтому он все равно незаметно ускользнул из дома, зашел в таверну и в знак протеста против произвола супруги напился вдребезги. После чего представил ожидающую его дома расплату, ужаснулся и понял, что единственное способ избежать экзекуции – это наловить-таки рыбы и вернуться домой победителем – ведь их, как известно, не судят. На нетвердых лапах он добрел до речки, срезал себе удилище, соорудил леску, привязал к ней вместо крючка найденный на берегу гнутый ржавый гвоздь и сделал грузило из найденного в реке камушка подходящей формы и веса. После чего взгромоздился в лодку, закинул удочку и немедленно захрапел. Проснувшись, он ужаснулся и поклялся больше не пить – лодка висела в нескольких футах от низвергающегося с края аллода водопада, в Астрале! В пустоте! И он был все еще жив! А грузило, болтавшееся на леске, сияло и переливалось невиданными цветами, и лучи его, казалось, оплетали лодочку Свэна, защищая ее от Астрала. Свэн пощипал себя, протер глаза, осенил себя всеми известными ему Знаками – наваждение не исчезало. Тогда он покрепче сжал в лапе грузило и кое-как подгреб обратно к краю аллода, грузно перевалился через борт, потом вскочил и помчался домой, размахивая таинственным камнем... На следующий день вся деревня бродила по пояс в реке в поисках похожих камней. Через неделю в деревне дружно застучали топоры и захрюкали пилы. На берег одну за другой вытаскивали ладьи и набивали их тюками с пожитками. Еще через неделю деревня совершенно опустела. Так началась Эра Астральных Путешествий.
  17. Довольно забавно, что способ путешествий через Астрал напрямую был открыт самым маленьким из народов Сарнаута: гибберлингами. С другой стороны, если вспомнить их тягу к приключениям, любопытство и непоседливость, то это перестает быть удивительным. Самое примечательное – то, что, как и большинство великих открытий, способ этот был открыт абсолютно случайно. Как именно – на этот счет у гибберлингов существует немало легенд, мы расскажем вам саму популярную из них. В историю наш герой вошел под именем Свэн Астральный Рыбак, но тогда он был известен как просто Свэн. А иногда друзья дразнили- называли его Свином, поскольку в те времена этот гибберлинг очень уж любил посидеть в таверне за кружечкой горячительного напитка, и, увы, не всегда соблюдал в этом меру. Однажды Свэн собрался на рыбалку. Но жена у него была строгая и авторитетная. Она сказала, что никакой рыбалки сегодня не будет, потому что он опять вернется пьяный и рыбы не принесёт. Поэтому она отобрала у него удочки и заперла их в чулане. Но Свэн был упрям (это характерная черта всех гибберлингов). Поэтому он все равно незаметно ускользнул из дома, зашел в таверну и в знак протеста против произвола супруги напился вдребезги. После чего представил ожидающую его дома расплату, ужаснулся и понял, что единственное способ избежать экзекуции – это наловить-таки рыбы и вернуться домой победителем – ведь их, как известно, не судят. На нетвердых лапах он добрел до речки, срезал себе удилище, соорудил леску, привязал к ней вместо крючка найденный на берегу гнутый ржавый гвоздь и сделал грузило из найденного в реке камушка подходящей формы и веса. После чего взгромоздился в лодку, закинул удочку и немедленно захрапел. Проснувшись, он ужаснулся и поклялся больше не пить – лодка висела в нескольких футах от низвергающегося с края аллода водопада, в Астрале! В пустоте! И он был все еще жив! А грузило, болтавшееся на леске, сияло и переливалось невиданными цветами, и лучи его, казалось, оплетали лодочку Свэна, защищая ее от Астрала. Свэн пощипал себя, протер глаза, осенил себя всеми известными ему Знаками – наваждение не исчезало. Тогда он покрепче сжал в лапе грузило и кое-как подгреб обратно к краю аллода, грузно перевалился через борт, потом вскочил и помчался домой, размахивая таинственным камнем... На следующий день вся деревня бродила по пояс в реке в поисках похожих камней. Через неделю в деревне дружно застучали топоры и захрюкали пилы. На берег одну за другой вытаскивали ладьи и набивали их тюками с пожитками. Еще через неделю деревня совершенно опустела. Так началась Эра Астральных Путешествий. View full record
  18. Полное изложение сюжета "Затмения". Краткое изложение предшествующих событий: Во время финальной битвы с Тэпом Вероника Гипатская захватывает его Искру и затем исчезает. Главы Лиги и Империи, обеспокоенные этим, отправляют нашего героя по следам Вероники. Следы приводят на лигийский аллод Умойр, которым управляет Великая Волшебница Смеяна. Умойр поражен странной болезнью — Проказой, которая поражает и зверей, и растения, превращая их в монстров. Кроме того, Смеяна конфликтует с приверженцами старых верований, пытаясь принудительно насадить веру в Свет. Проведя ряд расследований на этом аллоде и других, мы узнаем следующее: 1) Вероника использует силу искры Тэпа для утверждения своего культа и веры в нее как защитницу, пытаясь получить как можно больше могущества. 2) Древние боги Умойра в самом деле существуют, их сила тоже зависит от веры в них. 3) Надвигается какая-то непонятная угроза, которой страшатся даже боги. В конце концов, герою удается примирить приверженцев старой и новой веры, однако в тот момент, когда это происходит, герой и представители сторон были атакованы демонами. Кроме того, двери башни Смеяны закрылись, и ее стражи стали атаковать всех, кто пытался войти. После того, как герою удается попасть в башню, его там ожидает неприятный сюрприз. Маски сброшены Вероника Гипатская: Так, нет времени трепаться попусту. Я недооценила Смеяну... Или переоценила. Пока ещё не ясно. Мне кажется, что для борьбы с Проказой она решила воззвать к силам, с которыми не смогла справиться — к демонам и их повелителю. А тягаться с Сарном у неё силёнок-то и не хватило. Хотя... Нет, вряд ли. Не стала бы Смеяна гробить собственный аллод Проказой — ей здесь жить. Ладно, что гадать — сейчас поднимемся в покои этой «Владычицы» и всё узнаем. А на случай, если я всё же ошибаюсь, иди первым. Моё появление может быть воспринято несколько неодобрительно. И вот ещё что — если будет худо, коснись кольца, которое тебе Мудрец дал. Он над всеми богами старший, поможет, если что. Судя по удивлению на твоём лице, тебе и невдомёк было, что тихий старичок это и есть старшее местное божество? Ха! Умный всегда прячется там, где его не будут искать! Смеяна: Тебе удалось уцелеть? Прискорбно... Узри же истинную суть Проказы! Это не проклятье, это дар! Как я могла забыть? Ты ведь тоже владеешь силой этого дара... Что ж, убью тебя сама! Вероника Гипатская: Не так быстро, Смеяна! У нас тут очередь за божественной силой, и ты первая с конца! Смеяна: Всё, довольно игр! Сарн, даруй мне свою силу! Вероника Гипатская: Невероятно... Живое воплощение... Быстрей, используй кольцо! Мне одной не справиться! Боги Умойра: Что ж ты, внучка, поперёд батьки в пекло лезешь?.. А ну-ка, братушки, навались! Вероника Гипатская: Ага! Ну, теперь держись, крыса! Смеяна: Хватит! У меня есть дела поважнее. «Затмение» уже поднимает паруса. А свой дар я, пожалуй, заберу! Счастливо оставаться! Вероника Гипатская: Вот стерва! Сбежала! Но какова сила... Невероятно. М-да, кажется, я не Смеяну недооценила, а переоценила собственные силёнки. Ещё чуть, и развеялась бы я по всему астралу жалкими отзвуками мыслей... Мы опоздали! Сомнений не осталось — Смеяна служит Сарну, и Проказа создана им же. Не знаю, попала ли она под воздействие Проказы или предала сознательно, но это и не важно. Важно лишь то, что сейчас она на борту «Затмения» отправляется в самое сердце мира, где заключён Сарн. И я уверена, что совсем не для того, чтобы передать ему новогоднюю открытку! Я не сомневаюсь, что у неё есть ключи от Печатей, если не от всех, то от многих. Ей достаточно полностью сломать хотя бы одну Печать, и сейчас, когда мой папаша далеко от этого мира, никто не сможет противостоять Узнику. Когда же его оковы падут, Сарнауту придёт конец! Не уйдёшь! Вероника Гипатская: Как я могла так ошибиться... Увлеклась игрой в богов и прозевала появление новой фигуры на нашей доске... Ладно, не время отчаиваться. Ещё не всё потеряно! «Затмение» очень большой линкор, но не слишком быстрый. Увы, открыть портал прямо на движущийся корабль я не смогу, но ведь можно попытаться догнать его на другом корабле! На пристани наверняка найдётся какое-нибудь быстроходное корыто, способное догнать его. Лишь бы мы не опоздали! Герои побеждают одного из Богатырей Смеяны, сторожившего причал. Вероника Гипатская: Ну и силища у этих богатырей! Правда, я не думала, что големы, вроде поверженного тобой дуболома, умеют использовать магию. Смеяна далеко продвинулась в своём стремлении объединить магию с технологией! Жаль, что она не на нашей стороне... Отчаянная гонка Вероника Гипатская: С каждой минутой «Затмение» всё дальше от нас. Не будем терять времени! К сожалению, я не смогу отправиться с тобой. Великий Маг сбежал, местные боги астралу противостоять не в состоянии, потому что сами плоть от плоти этого мира. Так что до твоего возвращения удержать аллод от гибели смогу только я. А если ты не вернёшься... Тогда Умойру всё равно конец. Судьба мира вновь в твоих руках, как бы приторно это не звучало. Но без помощи ты не останешься. Вот, смотри, я даю тебе монетку. Погоди, не кривись недовольно. Видишь, на аверсе герб Лиги, а на реверсе — Империи? Помнишь, что я тебе говорила о вере? Вера — это сила, а вера людей в Лигу и Империю крепка, как ничто другое. Она-то и поможет тебе. Если найдёшь в «Затмении» мощный источник энергии, например, реактор, просто подбрось монетку, и подмога не замедлит явиться! Всё, довольно разговоров! Быстрей на корабль! Антон Турищев: Ох, Смеяна, Смеяна... Не думал я, что она окажется такой двуличной гадиной. Что ж, время платить за свою слепоту. Никто не знает астральные течения лучше меня, только я смогу провести «Рассвет» сквозь аномалии и догнать «Затмение». Ну а если погибну, знать, такая моя судьба. Герои побеждают Погибель, Прародительницу спрутоглавов, напавшую на корабль. Антон Турищев: Вот это чудовище! Как мы его лихо, а? Раз — и квас. По правде сказать, я изрядно струхнул... И мы потеряли время, много времени! Боюсь, что ещё чуть-чуть, и «Затмение» могло бы ускользнуть от нас! На абордаж! Антон Турищев: Вон, впереди уже видны ходовые огни и дюзы «Затмения»! Ох, жаркая будет стычка. Для начала нам придётся пробить щиты «Затмения». Вражеская команда наверняка попытается контратаковать и расправиться с нашими канонирами. Пока щиты целы, корабль предательницы абсолютно неуязвим, а вот как только удастся проломить их, мы сможем по штурмовым мостикам перебраться на палубу «Затмения». Главное, чтобы при этом никто не рухнул в астрал. И даже не думай воспользоваться прыжковым устройством! Защита «Затмения» сконструирована таким образом, что любой «прыгун», рискнувший пробраться на его палубу, умрёт ещё в полёте. Только пешком, аккуратненько, по мостикам. И тогда у нас будет шанс. Все готовы? На абор-р-рдаж! Герои проникают на борт «Затмения», победив защитников корабля и заставив Смеяну отступить. Антон Турищев: Уф, едва справились! Никогда мне не было так страшно... Хотелось просто взять и спрыгнуть в астрал — тихая, безболезненная и совсем не страшная смерть. Но у нас получилось! Мы прорвались! «Затмение» слишком большой корабль, чтобы наша абордажная команда могла разделиться. Нас просто перебьют поодиночке в тесных переходах, поэтому надо решить, как мы будем пробиваться к рубке. Есть два пути — или по палубе, где нас наверняка встретят подручные Смеяны, или же мы можем попытаться пробиться сквозь трюм и разрушить реактор. Без реактора «Затмение» перестанет представлять опасность. А со Смеяной разберёмся потом. Тебе решать! Через трюм, значит? И то верно! Попробуй, поймай абордажников в хитросплетении палуб и переходов, хе-хе! В клещи не возьмёшь, в астрал не скинешь, разве что зажать толпой можно... Вот только опасаюсь я, как бы нам с троицей, что ремонтом заведует, не встретиться. Это на обычных кораблях гоблины всё тихие да зашуганные, а на «Затмении» и экипаж под стать — сплошь отличники боевой, так её, подготовки. Гоблины не исключение — видал я, как эти зверюги гаечный ключ на спор перекусывали. Да ещё машинерия эта их много кровушки попортить может. Так что поосторожней там, гоблины-то, чай, трюм как свои пять пальцев знают! Герои побеждают гоблинов-ремонтников «Затмения». Антон Турищев: Ну, не тяни, говори, что надобно? Ох и здоровы драться, негодники. Ежели все гоблины бы такими, как эта троица, были — не орки ими, а они орками в оркобол играли бы! Миллионы свечей Антон Турищев: Ладно, с гоблинами покончено, и теперь некому будет починить реактор, который нам предстоит разрушить, чтобы остановить «Затмение». Вот только боязно мне — реактор-то куда какой непростой Смеяна соорудила! Думаешь, Жар-птица ей для борьбы с проказой потребна была? Нет, и для этого тоже, но в первый черёд как источник энергии. Ядро, так сказать, реактора. Ежели мы сподобимся разрушить реактор и выпустить Жар-птицу, энергии высвободится цельный океан! Мыслю я, подарок свой Вероника не зря тебя вручила, а как раз для такой оказии. И вот ещё что... Гоблины в пылу битвы что-то про демона голосили. Уж не удалось ли Смеяне поставить демонов себе на службу? Страшно подумать, на что она способна в таком случае... Герои уничтожают реактор «Затмения». Скракан: Ох! Я... Странно, мне казалось, что призраки не чувствуют ничего — ни жара, ни боли. А мне определённо жарко и больно. Я жив? Погоди-ка! Я помню тебя! Это тебе удалось освободить мой дух из-под власти Тэпа, и, прежде, чем умереть окончательно, я открыл тебе правду про Катаклизм! А теперь, значит, я жив? Вернулся к жизни? Не может быть! Я должен быть мёртв, понимаешь, должен! Ошибка, которую я совершил, стоила многих тысяч жизней. Они — мертвы, а я, поверить не могу, жив. Это... Очень больно. Зачем, зачем вы вернули меня из небытия? Я ошибался уже трижды... Зачем я вам, жалкий неудачник, погибший из-за собственной глупости? Слово Скракана Скракан: Чем глубже астрал, тем легче на него воздействовать. Однако в одиночку у тебя не хватило бы сил напрямую использовать астральное ничто для создания жизни. Да что там, ни у одного Великого Мага не хватит сил на подобное, это уже уровень если не божественной силы, то очень близкой к ней. А значит, тебе кто-то помог вернуть одного старого дурака в этот прекрасный мир. И, я так понимаю, не просто так, а с какой-то целью? Рассказывай, да поторопись — у нас мало времени, и я боюсь, что в любое мгновение вновь могу разлететься прахом. Ох, Смеяна-Смеяна... Твоя гордыня тебя и погубит! Нет, не верю я, что она сама решилась на подобное. Сломать Печать, виданное ли дело?! После такого никто не уцелеет, а Смеяна не самоубийца. Правда, она всегда была слабовольной, а посему я думаю, что кто-то её на путь этот направил. Убивать Смеяну никак нельзя! И думать забудь — смерть Великого Мага рядом с печатью расколет её, и тогда всем нам конец. Нет, нам надо как-то обезвредить девоньку, покудова она не наломала дров... А, ладно, где наша не пропадала! Сейчас гадай - не гадай, а толку шиш. Остановим Смеяну, а там видно будет. Вперёд! На абордаж: палуба Антон Турищев: Значит, по палубе прорываться будем? И то верно! Места для манёвра больше, пространство открытое — врагу врасплох нас не застать. Впрочем, и мы тоже всем взорам открыты, так что не сомневайся, Смеяна всех своих псов на нас натравит. А больше всего я капитана боюсь, Смолова. Он как-то в пьяном угаре грозился, что в новом своём «костюмчике» кого хошь в клочья порвёт, будь то даже богатырь Владычицы. Игнат, он человек такой, слов на ветер попусту не бросает. Видать, снабдила его Смеяна-предательница оружием, которого доселе мир не видывал. Так что остерегайся, ежели Игнат у тебя на пути встанет — битва куда как нелёгкая будет! Антон Турищев: Ну, что стоим, кого ждём? Каждая секунда на вес золота, а вы тут прохлаждаетесь! Вперёд, на абордаж! Скинем всех врагов в астрал! Слова Смолова Игнат Смолов: Сухопутные крысы! Да как вы осмелились вступить на палубу моего «Затмения»?! Я всех вас развешаю по реям! Да, развешаю! Будете корчами своими команду развлекать! Героями себя возомнили? Да?! Силушки поднабрались, с предателями да еретиками снюхались, думаете, что верных слуг Владычицы нашей превозмочь сумеете? Ха! Владычица предусмотрела всё! Всё предусмотрела! Да! Знаете, что такое технология? Это порядок. Абсолютный, совершенный порядок. Технология не совершает ошибок и не прощает их... Впрочем, сейчас вы в этом убедитесь на своей продажной шкуре! Да! Игнат Смолов: Остановить меня? Как бы не так! Что это?! Бунт на корабле?! Вот как! Значит, мы теперь враги! Что ж! У меня есть а-а-тличное средство приструнить наглецов! Тем, кто предал Владычицу, пощады не будет! Защищайтесь! Главным калибром а-а-агонь! Прямой наводкой товсь... Пли! Па-а-аполнить боезапас! Что такое?! Почему эта рухлядь не работает? Так-то лучше! Ну, теперь держитесь! Иду врукопашную! Слушай мою команду! Залп! Приступить к экзекуции! Вас всех придётся отскребать от палубы! Всех, кто выживет, вздёрну на рее! Отдать концы! А! Да! Нет! Отставить! Кар-р-рамба! Грот-бом-брамсель вам в корму! Триста демонов промеж рёбер! Бушприт в крюйт-камеру! Герои побеждают Конструкта — боевой Механизм, управляемым Смоловым, но вместо него появляется Мехос — непонятное создание, словно созданное из обломков Конструкта. Его побеждают тоже. Антон Турищев: Ну и дела... Ить, страховидло какое! Не, то не нашей верфи разработка, голову прозакладывать готов. Тебе с пакостью такой сталкиваться не довелось? И я впервые вижу. Такое чувство, что конструктом нашим вражья воля завладела. Странная штука вышла... Какая-то статичная, аккуратненькая, целенаправленная. И воюет оно странно, не как Смеянушки нашей бойцы. Те всё больше яростью да натиском берут, а тут зрю я волю холодную да безжалостную. И знаешь, что? Сколько по астралу ходил, ни разу я такого не видывал. Не знай я, что тварь эта раньше конструктом была, сказал бы, что не из нашего мира напасть сия явилась... Но что бы это ни было, сейчас оно мертво. Не время думать о павших врагах — вперёд, время уходит! Нежданная встреча Антон Турищев: Осталось совсем немного — впереди уже виднеются силовые поля, закрывающие... Неужто глаза вас не подводят? Это же драконы! Но как? Что они делают здесь, на «Затмении»? Уж не являются ли они тем самым «ключом» от Печатей, уничтожение которых разрушит Сарнаут? Если так, то драконов нужно обезвредить любой ценой! Как Смеяне удалось пленить драконов? Могёшь ты вопросики задавать, друже — не в бровь, а в глаз. Я, конечно, на высшую истину не претендую, куда мне, но очень даже может быть, что ей в этом помог кто-то очень могущественный. Будь ты хоть трижды Великий Маг, против драконов у тебя остаётся лишь смекалка. Правду молвить, не верю я в это внезапное предательство. Пусть она временами и ведёт себя, как вздорная девчонка, но голова у неё и впрямь работает неплохо. Я не знаю, для чего ей могло понадобиться пленение драконов. Всё это дело пахнет палёным демоном, вот что я тебе скажу. А у меня, как у всякого астраловеда, эта, как её... интуиция развита очень даже неплохо. Арат Арат: Вы пришли взглянуть на моих питомцев? Воистину, нет в мире никого совершеннее драконов. Мне будет больно приносить их в жертву. Жаль, но у нас нет другой силы, способной разрушить Печать и освободить Творца. Впрочем, вас это не касается. Вы, толпа предателей, не годитесь им даже на корм! Что такое? Вы не бежите? Неужели вы действительно готовы сразиться с двумя драконами? Ха-ха-ха-ха-ха! Да начнётся всесожжение! Да сокроет мир Тьма! Так просто, что даже скучно! Что за назойливость! Неужели мне придётся пачкать руки вашей кровью? Ярчайшая, дай мне пламени! Темнейший, ниспошли мне мрак! Пусть горит земля и небо! Пусть полыхает астрал! Духи огня! Пожрите их! Твоя Искра сгинет во тьме! На колени перед драконами! Не туда смотрите! Дайте мне всё, что у вас есть! Ярчайшее пламя, чернейший мрак! Больше могущества! Больше! Бо-о-о... Герои побеждают Арата и драконов, но тот в последний момент впитывает всю их силу Перед ритуалом Антон Турищев: Ох... Вот уж не думал я, что Владычица обманом ухитрилась пленить аж двух драконов! Слыхивал я, что слуги её верные драконов разыскивали, да разве ж сплетням досужим верить станешь? А, ить, сплетни правдой оказались. Не ведаю я, как ей драконов пленить удалось, да и не о том сейчас думать надо. Глянь-ка, супостат наш никак не помрёт. Силу драконов, окаянный, себе на службу поставил! Теперь ему, чай, никакие драконы не нужны, чтоб наш мир на куски расколоть окончательно. Держи меч крепче, чую, сейчас будет жаркая драка! Преображенный Арат Арат: Какая боль... Какое наслаждение... Какая власть! Теперь я совершеннее драконов. Я разрушу Печать и освобожу Сарна своими руками! Узрите же величайшее чародейство в истории Сарнаута... Последнее чародейство! Да свершится ритуал! Нет!.. Мне холодно! Не смейте трогать мою тень! Это пламя поглотит все аллоды! Вам не одолеть меня. Я никогда не умру... А вы никогда не воскреснете! Вы едва совладали с моим отблеском! На что вы надеетесь?! Вас едва не уничтожила одна моя тень! Как вы смеете сражаться?! Обречённые! Зачем вы длите свои страдания?! Вы надеетесь помешать делу Владычицы?! Я... угасаю... Неважно. Этот корабль — стрела, выпущенная в сердце мира. И она достигла цели. Ритуал... уже... не остановить... Герои побеждают Арата окончательно Что дальше? Антон Турищев: Полагаю, мы теперь в точке невозвращения — пан или пропал. Нужно нам поскорее добраться до Смеяны и разузнать, что к чему. Береги себя — даже я, со всем моим знанием астрала, уже совершенно растерян. Всё вокруг чувствуется... неправильным. Немного не так, как обычно, понимаешь. А я давно уже отвык доверять только своим глазам. Приготовься к самому невероятному. Незеб: Что за..? Кто вы?! Подожди, мне знакомо твоё лицо. Кажется, мы виделись недавно, когда победа над Тэпом смогла на краткий миг вернуть меня из небытия. Я помню это так же хорошо, как и то, что я мёртв. Мёртв, понимаешь ты! Мёртв окончательно и бесповоротно, погиб во время Великого Астрального Похода! Тот крошечный островок возле Врат Джунов стал моей могилой, а потом и его поглотил астрал. Но я стою здесь, разговариваю с тобой. Я... жив? Или это лишь обман, ещё один краткий проблеск угасшего сознания? Нет, я чувствую себя живым. Сила бурлит во мне, распирает изнутри! Как? Как тебе удалось вернуть меня к жизни?! И зачем?! Незеб: Так, ладно. Я вижу следы битвы, а значит, сейчас не лучшее время для разъяснений. Я догадываюсь, что кто-то могущественный помог тебе с моим воскрешением, а значит, за мной должок. Империя всегда платит свои долги! Рассказывай, зачем вам понадобилась моя помощь. С остальным разберусь потом. Вот оно как. Значит, эта дура решила сломать Печать? Не верю. Смеяна, конечно, дура, но отнюдь не самоубийца. Она не может никому «служить» — слишком горда и властолюбива. Скорее, что-то завладело её волей. Не знаю, что именно, но она явно не отдаёт отчёт в своих действиях. Это значительно упрощает дело. Видишь ли, смерть Великого Мага в такой близости от Печати выплеснет огромное количество энергии. Печать может разлететься на осколки. Боюсь, что именно на такой способ наш враг и рассчитывает. Значит, Смеяну убивать нельзя, хоть и хочется. Ладно, вперёд. Разберёмся на месте. Я ещё не забыл, каково сражаться в первых рядах! Смеяна: Всё кончено. Сарнаут пал. Вы желаете встретить смерть своего мира, сражаясь? Что же... Я окажу вам эту последнюю милость. Ваши тусклые Искры сгинут в неугасимом Солнце! Хватит бегать! Гори! От этого пламени не укрыться! От вас не останется даже пепла. Солнце в зените! Это последний полдень! Завтра не наступит. Ярче тысячи солнц! Это сумерки мира... И утра вам уже не увидеть! Пусть падут с неба звёзды! Чем развеете вы мрак собственных душ? Время теней! Да погаснут последние огни! Эта ночь будет вечной! Бей снова! Я не умру, пока не увижу твой крах! Солнце не взойдёт. Пришла пора небесным светилам завершить свой путь. Незеб и Скракан: Великих Магов губит великая самонадеянность... Но если Смеяна погибнет сейчас, освободится энергия, которая уничтожит и Печать, и всех вас! Сейчас мы попробуем спасти её душу. Оставь её! Она больше не в твоей власти! Она не справится! Помогите ей! Смеяна: Прочь из моей души, чудовище! Не слушайте его ложь. У нас ещё есть время защитить Печать и сберечь этот мир! Мой бедный Умойр... Спасибо, что защитили его... от меня. Герои побеждают Смеяну, вместе с Незебом и Скраканом освобождая ее от одержимости Сарном, но безумный бог сам вступает в игру Смеяна: Вот и ты. Я... Я свободна! Мерзавец Сарн! Проклятье... Полагаю, ты хочешь услышать слова раскаяния? Что ж, можешь так и передать всем — Яскеру, Айденусу, да хоть дикарям-умойрцам — не знаю, кому ты там бегаешь докладываться: я признаю, что действовала, как последняя дура! Падение Смеяны Смеяна: Ладно. Сейчас не время для глупой злости. Теперь, когда все его планы провалились, этому безумцу ничего не остаётся, кроме как попытаться разрушить Печать, убив нас всех. А с моей смертью Печать, скорее всего, даст трещину — освобождённой силы хватит, чтобы её разрушить. Мне нужна твоя помощь, чтобы загнать Сарна назад во тьму. Вперёд! Поговорим после боя! Если выживем... Сарн: Зачем вы предали меня? Я создал бы для вас новый мир, куда прекраснее этого. Но вы избрали смерть... Так будь по-вашему! Пади ниц пред своим Творцом! Что за прекрасный, яростный народ я создал! Ну же, бейте! Я стану лишь сильнее! Когда-то я раздавал дары. Теперь — только проклятия! Это безумие - пытаться снова и снова, когда надежды нет! Ко мне, верные слуги! Я — творю! И я — караю! Вам больше не на что надеяться! Смиритесь с неизбежным! Вы моё лучшее творение. Величайшие разрушители во всех мирах! Вы исполнили своё предназначение. Это. Конец. Эта жалкая Печать уже не удержит меня! Свобода! Свобода!.. Умрите! Сгиньте! Перестаньте быть! Я жалею, что создал вас! Свобода так близко! Кого я создал?.. Кем вы стали?.. Как смогли... превзойти... меня? Аватар Сарна побежден, угроза уничтожения Сарнаута миновала, герои расспрашивают Смеяну о произошедшем. Смеяна: Вот это уже очень интересно. Насколько я понимаю, история с этой парочкой у тебя началась ещё у Пирамиды Тэпа. Только там тебе встретились их Искры, а здесь они воплотились материально. Полагаю, это всё из-за тебя. Слишком долго тебе приходилось становиться свидетелем воздействия божественных сил. На твоих глазах свершилось таинство Сотворения. Астрал здесь податлив, как гончарная глина — и любой, кто знает принципы его изменения, может использовать его в своих целях. Но ты говоришь, что ничего такого не знаешь... В таком случае, можешь считать, что у тебя случился проблеск гениальности. Тебе очень нужны были союзники, и они явились по твоему зову. Твоя воля плюс сила Сарна плюс их собственное сознание — и вот результат. Не нужно беспокоиться — стоит им или тебе удалиться из этого места, как они вновь развоплотятся, так что никаких политических потрясений не будет. Не Сарн перехитрил меня — я перехитрила сама себя. Я искала источник силы и нашла его, исследуя записи Скракана. Старик описывал странное явление в Кургане, появление там могущественного демона. Сколько всего я могла сделать с этой мощью! Нам открылась бы невероятная магия и великолепные технологии... Я могла бы вернуть порядок в мир, привести его к силе и праведной власти! Вот только... Это был не просто демон. Это был один из первых детей Сарна, его аватар, созданный во времена Проклятья. Пока я думала, что подчиняла его, он постепенно завладевал моим сознанием. Так я невольно помогла распространиться его Проказе. А точнее, просто не могла ей воспрепятствовать. Проказа? Всего лишь ещё один аспект Сотворения. Это ещё одна жизнь, сотканная из той же первородной силы, но способная искажать другие формы жизни. Сарн окончательно сошёл с ума — его дар творца теперь служит лишь злу, воплощая его извращённые фантазии. Пока мой разум был захвачен им, я могла коснуться его сознания... Но, стыдно признаться, я не решилась. Мне хватило того, что я увидела краем глаза. Это чистый океан безумия и бессильной злобы... Ну вот, теперь я говорю, как этот сбрендивший старикан Златоуст. Уму непостижимо. Всего лишь один небольшой осколок сознания Сарна, заключённый в сотворённом им же аватаре — и такая сила. Он многое мог бы сделать с этой мощью — но предпочёл тщетные, жалкие попытки вырваться. Знаешь, я почти ему сочувствую. Вот уж не думала, что на такое способна... А это — это и есть Печать. Если бы тебе только удалось почувствовать, как много здесь настоящей, первородной магии! Чары высшего уровня струятся под нашими ногами и вокруг нас. Тебе не понять этого соблазна... Но даже я не осмелюсь прикасаться к ним. Я усвоила свой урок. Как ты помнишь, Печати были созданы никем иным, как Нихазом — богом, очевидно, даже более сильным, чем Сарн. К тому же, Нихаз — известный хитрец... Если уж бог Света пытался уподобиться ему, то остаётся только догадываться, на какие низости способен бог Тьмы? Так что нам лучше поторопиться покинуть это место. Оно явно не для смертных. Я вернусь в Рахл-Умойр и попытаюсь исправить содеянное. Теперь мой аллод окончательно стал для меня тюрьмой, как эти Печати стали тюрьмой для Сарна. Я, впрочем, не настолько безумна, чтобы пытаться разрушить свою темницу. Похоже, придётся налаживать мир между этими язычниками и последователями Света. Должна признать, Изгои показали себя с лучшей стороны в этой войне. К тому же, как я поняла, если бы не они, тебе бы вообще не удалось сюда добраться. Путь к миру будет нелёгким, и мне явно придётся проявить все свои дипломатические таланты... И заодно проследить, чтобы ни Лига, ни Империя не совали нос в мои дела. Игра слишком тонка, чтобы допускать к ней этих лапотников или, того хуже, акул из Комитета. Проказа послужит целью объединения — нет ничего действенней в таком вопросе, чем общий враг. И им всем вовсе не обязательно знать, что теперь, когда вся эта история закончилась, Проказа ослабла настолько, что с ней без труда бы справилась в одиночку любая из сторон. А дальше... Время покажет. Как знать, быть может, этот неожиданный союз поможет мне в моих планах поставить Умойр на путь прогресса. Ты же... Ты заслуживаешь благодарности. Спасибо. Тебе удалось на многое открыть мне глаза, а это не так-то легко сделать с моим-то опытом. А теперь ступай. Оставь меня. Мне о многом нужно поразмыслить. Айденус: Я ждал твоего возвращения. У меня возникло такое чувство, что чуть было не произошло что-то ужасное... Но раз ты здесь - всё хорошо. Полагаю, мы все должны вновь поблагодарить тебя за спасение. И, конечно же, за очередные крупицы истины, добытые кровавым боем. Очень рад, что тебе удалось выбраться в целости и сохранности. Расскажи мне, что произошло, всё как есть, без утайки. Нам о многом надо подумать. Яскер: Что-то очень важное произошло где-то в далёком астрале, так? Не могу сказать, откуда я знаю. Скажем так, мне плохо спалось этой ночью. Хм. По твоему лицу я вижу, что моё беспокойство было напрасным. Думаю, я могу поздравить тебя с успешным выполнением миссии. Не стану требовать бумажного отчёта - ситуация явно не из тех, что требуют, так сказать, документального сопровождения. Однако, я весьма надеюсь на подробный пересказ событий. Уцелевшая Печать - Лига Айденус: Эх, Смеяна, бедная девочка... Не могу даже представить, каково ей сейчас. Мало того, что Сарн обманул её — он сломил её дух, а на прощание вывернул наизнанку и продемонстрировал её тьму всему миру. Но кто из нас не без греха? Да, она тщеславна и вспыльчива, но хочет она лишь блага и порядка. И всё время отчаянно ищет силу, не опуская рук. Это достойно уважения. Однако, нам не дано постичь божественный замысел. Один раз мы, маги, уже пытались — и что вышло? То-то же. Смеяна внедрила на Умойре веру в Свет в надежде на то, что, подобно богам, будет получать силу от верующих. Но затея провалилась - не все желали верить и не все «поверившие» уверовали искренне. Но запомни эту истину — пока есть те, кто в тебя верит, силы возрастают многократно. Возможно, именно поэтому тебе удаётся уцелеть даже в самых опасных передрягах. Хочу, однако, предостеречь тебя. Прислушайся к словам Скракана. Мудрее людей уже не сыщешь, а сейчас ему доступно куда больше знаний, чем нам. Подумай — что это за бесконечное путешествие у Вероники? Почему Сарн вновь так отчаянно пытается вырваться? Что воодушевило его, кроме собственного безумия и его последователей? Будь настороже. Боюсь, Проказа скоро покажется нам наименьшей из проблем. Это ведь не более чем новая жизнь, пришедшая в незнакомый мир. Да, она воинственна, но ей больше ничего не остаётся, кроме как выживать и подчиняться своему хозяину. Теперь, отрезанная от Сарна, Проказа уйдёт, оставив после себя лишь неприятный осадок и несколько горьких воспоминаний. Расскажи обо всём Любомудру Сомову, да передай мои слова о богах и смертных. Пускай это послужит всем уроком. Любомудр Сомов: Дух тревоги завис в воздухе — не было доселе такой тревоги... Невероятно... Вот оно — высшее творчество, Сотворение божье. Одно дело — создать новый аллод, безжизненную землю — хотя и это уже невероятно. Но создать вот так — из ничего — новую жизнь? Сарн невероятен. А ведь когда-то давно, когда он ещё был в своём уме, его созданья были поистине прекрасны. Значит, вера придаёт силы... И не только богам, но и обычным смертным. Вера и воля — ключ ко всему. Звучит красиво, не спорю... Но, боюсь, пока в нашей голове есть место пусть даже мимолётным сомнениям, нам не дано постичь эту тайну. Впрочем, наверное, именно благодаря твоему усилию воли там, в астрале, Незеб и Скракан смогли прийти к тебе на помощь. И снова ты приносишь мне истину, которую люди пока не готовы принять. Точно тебе говорю, скоро для свитков с твоими легендами нужно будет заводить отдельный шкаф. Оно и лучше будет — его хотя бы Айденус сможет личной печатью оградить... Да получше той, что Сарна держит. Уцелевшая Печать — Империя Яскер: М-да... Вот оно как всё повернулось. А помнишь ли ты, как всё начиналось? Захолустный порт в Эльджуне, все эти пираты с их ненадёжной информацией. И погоня за Вероникой. Эта дама интересует меня всё больше и больше — куда бы она не шла, вокруг неё происходят самые масштабные события в Сарнауте. Все эти её вдохновенные сентенции о том, что она может сделать с силой Нихаза... Подозрительно. Очень подозрительно. И слова Незеба мне совсем не нравятся. Он никогда не ходил вокруг да около — рубил прямо, с плеча. Что ещё за перемены? Похоже, Сарнаут не успокоится, пока не раздерёт сам себя на куски. Только вдумайся — Проказа, как и всё, созданное Сарном, имела полное право на жизнь здесь, в его мире. Вот только мы не могли жить вместе с ней. Если бы замысел бога воплотился, наша затяжная война с Лигой показалась бы всем детской игрой в песочнице. И не исключено, что скоро покажется... Не нам играться с божественными силами. В свете всего этого одержимость Смеяны меня не слишком удивляет. Между нами говоря, я вообще не понимаю, как она попала когда-то в Конклав. Пусть продолжает владеть Умойром — о большем ей теперь и мечтать не стоит. Твои действия развязали нам руки на её аллоде — теперь, когда Завеса опущена, мы можем начать активные действия. От лица всей Империи я — в который уже раз — выношу тебе сердечную благодарность. Я, впрочем, был с самого начала уверен, что ты как никто подходишь для этой миссии. Кстати, о вере... Смеяна не сразу обратилась к демону. Сначала её план был довольно изящен — внедрить на Умойре власть Света, чтобы тамошние обитатели поверили в него и, соответственно, в неё — как в «несущую Свет». Эта вера придала бы ей сил, если бы ей удалось развернуть стоящую систему пропаганды. В мою голову пришла любопытная мысль — уж не связаны ли твои невероятные успехи с тем, что у тебя возник маленький культ твоего имени? Вспомни всех тех, кто просил твоей помощи и наблюдал, как тебе удавалось совершать невероятное. Есть, над чем подумать, не так ли? Думаю, часть сведений мы можем обнародовать. Ступай к Марку Старицыну и расскажи ему обо всём на твоё усмотрение. Но о словах Незеба умолчи. Марк Старицын: Грядут мрачные времена. Империя вновь позовёт тебя, когда возникнет необходимость. А пока — отдыхай. Чем дольше я тебя знаю — тем более интересные истории ты рассказываешь. Но знаешь — я уже готов поверить чему угодно, сказанному тобой. Да и Яскер с Комитетом уже давно ловят каждое твоё слово, будем откровенны. Итак, тебе довелось стать свидетелем силы... чего? Сотворения? Сперва на твоих глазах из ничего возник аллод. Впрочем, не просто на твоих глазах — ты сам приложил руку к его созданию. А теперь и эта таинственная Проказа — новая жизнь, искажающая другие. И — подумать только, Сарн черпал силу от верных ему культистов. Люди, эльфы, восставшие — да кто угодно — просто верили в него, и это открыло перед ним такие возможности. Наверное, именно благодаря твоему усилию воли там, в астрале, Незеб и Скракан смогли прийти к тебе на помощь. И ведь любой творец способен уподобиться богу, если его воля достаточно сильна... Поневоле задумываешься, не посоветовать ли Комитету немного ужесточить цензуру, м-да. Мне даже в какой-то степени жаль, что очередную бесценную информацию, принесенную тобой, мне придётся запереть в самый дальний архив и постараться самому забыть о ней до поры до времени. С нетерпением жду от тебя новых вестей.
  19. Полное изложение сюжета "Затмения". Краткое изложение предшествующих событий: Во время финальной битвы с Тэпом Вероника Гипатская захватывает его Искру и затем исчезает. Главы Лиги и Империи, обеспокоенные этим, отправляют нашего героя по следам Вероники. Следы приводят на лигийский аллод Умойр, которым управляет Великая Волшебница Смеяна. Умойр поражен странной болезнью — Проказой, которая поражает и зверей, и растения, превращая их в монстров. Кроме того, Смеяна конфликтует с приверженцами старых верований, пытаясь принудительно насадить веру в Свет. Проведя ряд расследований на этом аллоде и других, мы узнаем следующее: 1) Вероника использует силу искры Тэпа для утверждения своего культа и веры в нее как защитницу, пытаясь получить как можно больше могущества. 2) Древние боги Умойра в самом деле существуют, их сила тоже зависит от веры в них. 3) Надвигается какая-то непонятная угроза, которой страшатся даже боги. В конце концов, герою удается примирить приверженцев старой и новой веры, однако в тот момент, когда это происходит, герой и представители сторон были атакованы демонами. Кроме того, двери башни Смеяны закрылись, и ее стражи стали атаковать всех, кто пытался войти. После того, как герою удается попасть в башню, его там ожидает неприятный сюрприз. Маски сброшены Вероника Гипатская: Так, нет времени трепаться попусту. Я недооценила Смеяну... Или переоценила. Пока ещё не ясно. Мне кажется, что для борьбы с Проказой она решила воззвать к силам, с которыми не смогла справиться — к демонам и их повелителю. А тягаться с Сарном у неё силёнок-то и не хватило. Хотя... Нет, вряд ли. Не стала бы Смеяна гробить собственный аллод Проказой — ей здесь жить. Ладно, что гадать — сейчас поднимемся в покои этой «Владычицы» и всё узнаем. А на случай, если я всё же ошибаюсь, иди первым. Моё появление может быть воспринято несколько неодобрительно. И вот ещё что — если будет худо, коснись кольца, которое тебе Мудрец дал. Он над всеми богами старший, поможет, если что. Судя по удивлению на твоём лице, тебе и невдомёк было, что тихий старичок это и есть старшее местное божество? Ха! Умный всегда прячется там, где его не будут искать! Смеяна: Тебе удалось уцелеть? Прискорбно... Узри же истинную суть Проказы! Это не проклятье, это дар! Как я могла забыть? Ты ведь тоже владеешь силой этого дара... Что ж, убью тебя сама! Вероника Гипатская: Не так быстро, Смеяна! У нас тут очередь за божественной силой, и ты первая с конца! Смеяна: Всё, довольно игр! Сарн, даруй мне свою силу! Вероника Гипатская: Невероятно... Живое воплощение... Быстрей, используй кольцо! Мне одной не справиться! Боги Умойра: Что ж ты, внучка, поперёд батьки в пекло лезешь?.. А ну-ка, братушки, навались! Вероника Гипатская: Ага! Ну, теперь держись, крыса! Смеяна: Хватит! У меня есть дела поважнее. «Затмение» уже поднимает паруса. А свой дар я, пожалуй, заберу! Счастливо оставаться! Вероника Гипатская: Вот стерва! Сбежала! Но какова сила... Невероятно. М-да, кажется, я не Смеяну недооценила, а переоценила собственные силёнки. Ещё чуть, и развеялась бы я по всему астралу жалкими отзвуками мыслей... Мы опоздали! Сомнений не осталось — Смеяна служит Сарну, и Проказа создана им же. Не знаю, попала ли она под воздействие Проказы или предала сознательно, но это и не важно. Важно лишь то, что сейчас она на борту «Затмения» отправляется в самое сердце мира, где заключён Сарн. И я уверена, что совсем не для того, чтобы передать ему новогоднюю открытку! Я не сомневаюсь, что у неё есть ключи от Печатей, если не от всех, то от многих. Ей достаточно полностью сломать хотя бы одну Печать, и сейчас, когда мой папаша далеко от этого мира, никто не сможет противостоять Узнику. Когда же его оковы падут, Сарнауту придёт конец! Не уйдёшь! Вероника Гипатская: Как я могла так ошибиться... Увлеклась игрой в богов и прозевала появление новой фигуры на нашей доске... Ладно, не время отчаиваться. Ещё не всё потеряно! «Затмение» очень большой линкор, но не слишком быстрый. Увы, открыть портал прямо на движущийся корабль я не смогу, но ведь можно попытаться догнать его на другом корабле! На пристани наверняка найдётся какое-нибудь быстроходное корыто, способное догнать его. Лишь бы мы не опоздали! Герои побеждают одного из Богатырей Смеяны, сторожившего причал. Вероника Гипатская: Ну и силища у этих богатырей! Правда, я не думала, что големы, вроде поверженного тобой дуболома, умеют использовать магию. Смеяна далеко продвинулась в своём стремлении объединить магию с технологией! Жаль, что она не на нашей стороне... Отчаянная гонка Вероника Гипатская: С каждой минутой «Затмение» всё дальше от нас. Не будем терять времени! К сожалению, я не смогу отправиться с тобой. Великий Маг сбежал, местные боги астралу противостоять не в состоянии, потому что сами плоть от плоти этого мира. Так что до твоего возвращения удержать аллод от гибели смогу только я. А если ты не вернёшься... Тогда Умойру всё равно конец. Судьба мира вновь в твоих руках, как бы приторно это не звучало. Но без помощи ты не останешься. Вот, смотри, я даю тебе монетку. Погоди, не кривись недовольно. Видишь, на аверсе герб Лиги, а на реверсе — Империи? Помнишь, что я тебе говорила о вере? Вера — это сила, а вера людей в Лигу и Империю крепка, как ничто другое. Она-то и поможет тебе. Если найдёшь в «Затмении» мощный источник энергии, например, реактор, просто подбрось монетку, и подмога не замедлит явиться! Всё, довольно разговоров! Быстрей на корабль! Антон Турищев: Ох, Смеяна, Смеяна... Не думал я, что она окажется такой двуличной гадиной. Что ж, время платить за свою слепоту. Никто не знает астральные течения лучше меня, только я смогу провести «Рассвет» сквозь аномалии и догнать «Затмение». Ну а если погибну, знать, такая моя судьба. Герои побеждают Погибель, Прародительницу спрутоглавов, напавшую на корабль. Антон Турищев: Вот это чудовище! Как мы его лихо, а? Раз — и квас. По правде сказать, я изрядно струхнул... И мы потеряли время, много времени! Боюсь, что ещё чуть-чуть, и «Затмение» могло бы ускользнуть от нас! На абордаж! Антон Турищев: Вон, впереди уже видны ходовые огни и дюзы «Затмения»! Ох, жаркая будет стычка. Для начала нам придётся пробить щиты «Затмения». Вражеская команда наверняка попытается контратаковать и расправиться с нашими канонирами. Пока щиты целы, корабль предательницы абсолютно неуязвим, а вот как только удастся проломить их, мы сможем по штурмовым мостикам перебраться на палубу «Затмения». Главное, чтобы при этом никто не рухнул в астрал. И даже не думай воспользоваться прыжковым устройством! Защита «Затмения» сконструирована таким образом, что любой «прыгун», рискнувший пробраться на его палубу, умрёт ещё в полёте. Только пешком, аккуратненько, по мостикам. И тогда у нас будет шанс. Все готовы? На абор-р-рдаж! Герои проникают на борт «Затмения», победив защитников корабля и заставив Смеяну отступить. Антон Турищев: Уф, едва справились! Никогда мне не было так страшно... Хотелось просто взять и спрыгнуть в астрал — тихая, безболезненная и совсем не страшная смерть. Но у нас получилось! Мы прорвались! «Затмение» слишком большой корабль, чтобы наша абордажная команда могла разделиться. Нас просто перебьют поодиночке в тесных переходах, поэтому надо решить, как мы будем пробиваться к рубке. Есть два пути — или по палубе, где нас наверняка встретят подручные Смеяны, или же мы можем попытаться пробиться сквозь трюм и разрушить реактор. Без реактора «Затмение» перестанет представлять опасность. А со Смеяной разберёмся потом. Тебе решать! Через трюм, значит? И то верно! Попробуй, поймай абордажников в хитросплетении палуб и переходов, хе-хе! В клещи не возьмёшь, в астрал не скинешь, разве что зажать толпой можно... Вот только опасаюсь я, как бы нам с троицей, что ремонтом заведует, не встретиться. Это на обычных кораблях гоблины всё тихие да зашуганные, а на «Затмении» и экипаж под стать — сплошь отличники боевой, так её, подготовки. Гоблины не исключение — видал я, как эти зверюги гаечный ключ на спор перекусывали. Да ещё машинерия эта их много кровушки попортить может. Так что поосторожней там, гоблины-то, чай, трюм как свои пять пальцев знают! Герои побеждают гоблинов-ремонтников «Затмения». Антон Турищев: Ну, не тяни, говори, что надобно? Ох и здоровы драться, негодники. Ежели все гоблины бы такими, как эта троица, были — не орки ими, а они орками в оркобол играли бы! Миллионы свечей Антон Турищев: Ладно, с гоблинами покончено, и теперь некому будет починить реактор, который нам предстоит разрушить, чтобы остановить «Затмение». Вот только боязно мне — реактор-то куда какой непростой Смеяна соорудила! Думаешь, Жар-птица ей для борьбы с проказой потребна была? Нет, и для этого тоже, но в первый черёд как источник энергии. Ядро, так сказать, реактора. Ежели мы сподобимся разрушить реактор и выпустить Жар-птицу, энергии высвободится цельный океан! Мыслю я, подарок свой Вероника не зря тебя вручила, а как раз для такой оказии. И вот ещё что... Гоблины в пылу битвы что-то про демона голосили. Уж не удалось ли Смеяне поставить демонов себе на службу? Страшно подумать, на что она способна в таком случае... Герои уничтожают реактор «Затмения». Скракан: Ох! Я... Странно, мне казалось, что призраки не чувствуют ничего — ни жара, ни боли. А мне определённо жарко и больно. Я жив? Погоди-ка! Я помню тебя! Это тебе удалось освободить мой дух из-под власти Тэпа, и, прежде, чем умереть окончательно, я открыл тебе правду про Катаклизм! А теперь, значит, я жив? Вернулся к жизни? Не может быть! Я должен быть мёртв, понимаешь, должен! Ошибка, которую я совершил, стоила многих тысяч жизней. Они — мертвы, а я, поверить не могу, жив. Это... Очень больно. Зачем, зачем вы вернули меня из небытия? Я ошибался уже трижды... Зачем я вам, жалкий неудачник, погибший из-за собственной глупости? Слово Скракана Скракан: Чем глубже астрал, тем легче на него воздействовать. Однако в одиночку у тебя не хватило бы сил напрямую использовать астральное ничто для создания жизни. Да что там, ни у одного Великого Мага не хватит сил на подобное, это уже уровень если не божественной силы, то очень близкой к ней. А значит, тебе кто-то помог вернуть одного старого дурака в этот прекрасный мир. И, я так понимаю, не просто так, а с какой-то целью? Рассказывай, да поторопись — у нас мало времени, и я боюсь, что в любое мгновение вновь могу разлететься прахом. Ох, Смеяна-Смеяна... Твоя гордыня тебя и погубит! Нет, не верю я, что она сама решилась на подобное. Сломать Печать, виданное ли дело?! После такого никто не уцелеет, а Смеяна не самоубийца. Правда, она всегда была слабовольной, а посему я думаю, что кто-то её на путь этот направил. Убивать Смеяну никак нельзя! И думать забудь — смерть Великого Мага рядом с печатью расколет её, и тогда всем нам конец. Нет, нам надо как-то обезвредить девоньку, покудова она не наломала дров... А, ладно, где наша не пропадала! Сейчас гадай - не гадай, а толку шиш. Остановим Смеяну, а там видно будет. Вперёд! На абордаж: палуба Антон Турищев: Значит, по палубе прорываться будем? И то верно! Места для манёвра больше, пространство открытое — врагу врасплох нас не застать. Впрочем, и мы тоже всем взорам открыты, так что не сомневайся, Смеяна всех своих псов на нас натравит. А больше всего я капитана боюсь, Смолова. Он как-то в пьяном угаре грозился, что в новом своём «костюмчике» кого хошь в клочья порвёт, будь то даже богатырь Владычицы. Игнат, он человек такой, слов на ветер попусту не бросает. Видать, снабдила его Смеяна-предательница оружием, которого доселе мир не видывал. Так что остерегайся, ежели Игнат у тебя на пути встанет — битва куда как нелёгкая будет! Антон Турищев: Ну, что стоим, кого ждём? Каждая секунда на вес золота, а вы тут прохлаждаетесь! Вперёд, на абордаж! Скинем всех врагов в астрал! Слова Смолова Игнат Смолов: Сухопутные крысы! Да как вы осмелились вступить на палубу моего «Затмения»?! Я всех вас развешаю по реям! Да, развешаю! Будете корчами своими команду развлекать! Героями себя возомнили? Да?! Силушки поднабрались, с предателями да еретиками снюхались, думаете, что верных слуг Владычицы нашей превозмочь сумеете? Ха! Владычица предусмотрела всё! Всё предусмотрела! Да! Знаете, что такое технология? Это порядок. Абсолютный, совершенный порядок. Технология не совершает ошибок и не прощает их... Впрочем, сейчас вы в этом убедитесь на своей продажной шкуре! Да! Игнат Смолов: Остановить меня? Как бы не так! Что это?! Бунт на корабле?! Вот как! Значит, мы теперь враги! Что ж! У меня есть а-а-тличное средство приструнить наглецов! Тем, кто предал Владычицу, пощады не будет! Защищайтесь! Главным калибром а-а-агонь! Прямой наводкой товсь... Пли! Па-а-аполнить боезапас! Что такое?! Почему эта рухлядь не работает? Так-то лучше! Ну, теперь держитесь! Иду врукопашную! Слушай мою команду! Залп! Приступить к экзекуции! Вас всех придётся отскребать от палубы! Всех, кто выживет, вздёрну на рее! Отдать концы! А! Да! Нет! Отставить! Кар-р-рамба! Грот-бом-брамсель вам в корму! Триста демонов промеж рёбер! Бушприт в крюйт-камеру! Герои побеждают Конструкта — боевой Механизм, управляемым Смоловым, но вместо него появляется Мехос — непонятное создание, словно созданное из обломков Конструкта. Его побеждают тоже. Антон Турищев: Ну и дела... Ить, страховидло какое! Не, то не нашей верфи разработка, голову прозакладывать готов. Тебе с пакостью такой сталкиваться не довелось? И я впервые вижу. Такое чувство, что конструктом нашим вражья воля завладела. Странная штука вышла... Какая-то статичная, аккуратненькая, целенаправленная. И воюет оно странно, не как Смеянушки нашей бойцы. Те всё больше яростью да натиском берут, а тут зрю я волю холодную да безжалостную. И знаешь, что? Сколько по астралу ходил, ни разу я такого не видывал. Не знай я, что тварь эта раньше конструктом была, сказал бы, что не из нашего мира напасть сия явилась... Но что бы это ни было, сейчас оно мертво. Не время думать о павших врагах — вперёд, время уходит! Нежданная встреча Антон Турищев: Осталось совсем немного — впереди уже виднеются силовые поля, закрывающие... Неужто глаза вас не подводят? Это же драконы! Но как? Что они делают здесь, на «Затмении»? Уж не являются ли они тем самым «ключом» от Печатей, уничтожение которых разрушит Сарнаут? Если так, то драконов нужно обезвредить любой ценой! Как Смеяне удалось пленить драконов? Могёшь ты вопросики задавать, друже — не в бровь, а в глаз. Я, конечно, на высшую истину не претендую, куда мне, но очень даже может быть, что ей в этом помог кто-то очень могущественный. Будь ты хоть трижды Великий Маг, против драконов у тебя остаётся лишь смекалка. Правду молвить, не верю я в это внезапное предательство. Пусть она временами и ведёт себя, как вздорная девчонка, но голова у неё и впрямь работает неплохо. Я не знаю, для чего ей могло понадобиться пленение драконов. Всё это дело пахнет палёным демоном, вот что я тебе скажу. А у меня, как у всякого астраловеда, эта, как её... интуиция развита очень даже неплохо. Арат Арат: Вы пришли взглянуть на моих питомцев? Воистину, нет в мире никого совершеннее драконов. Мне будет больно приносить их в жертву. Жаль, но у нас нет другой силы, способной разрушить Печать и освободить Творца. Впрочем, вас это не касается. Вы, толпа предателей, не годитесь им даже на корм! Что такое? Вы не бежите? Неужели вы действительно готовы сразиться с двумя драконами? Ха-ха-ха-ха-ха! Да начнётся всесожжение! Да сокроет мир Тьма! Так просто, что даже скучно! Что за назойливость! Неужели мне придётся пачкать руки вашей кровью? Ярчайшая, дай мне пламени! Темнейший, ниспошли мне мрак! Пусть горит земля и небо! Пусть полыхает астрал! Духи огня! Пожрите их! Твоя Искра сгинет во тьме! На колени перед драконами! Не туда смотрите! Дайте мне всё, что у вас есть! Ярчайшее пламя, чернейший мрак! Больше могущества! Больше! Бо-о-о... Герои побеждают Арата и драконов, но тот в последний момент впитывает всю их силу Перед ритуалом Антон Турищев: Ох... Вот уж не думал я, что Владычица обманом ухитрилась пленить аж двух драконов! Слыхивал я, что слуги её верные драконов разыскивали, да разве ж сплетням досужим верить станешь? А, ить, сплетни правдой оказались. Не ведаю я, как ей драконов пленить удалось, да и не о том сейчас думать надо. Глянь-ка, супостат наш никак не помрёт. Силу драконов, окаянный, себе на службу поставил! Теперь ему, чай, никакие драконы не нужны, чтоб наш мир на куски расколоть окончательно. Держи меч крепче, чую, сейчас будет жаркая драка! Преображенный Арат Арат: Какая боль... Какое наслаждение... Какая власть! Теперь я совершеннее драконов. Я разрушу Печать и освобожу Сарна своими руками! Узрите же величайшее чародейство в истории Сарнаута... Последнее чародейство! Да свершится ритуал! Нет!.. Мне холодно! Не смейте трогать мою тень! Это пламя поглотит все аллоды! Вам не одолеть меня. Я никогда не умру... А вы никогда не воскреснете! Вы едва совладали с моим отблеском! На что вы надеетесь?! Вас едва не уничтожила одна моя тень! Как вы смеете сражаться?! Обречённые! Зачем вы длите свои страдания?! Вы надеетесь помешать делу Владычицы?! Я... угасаю... Неважно. Этот корабль — стрела, выпущенная в сердце мира. И она достигла цели. Ритуал... уже... не остановить... Герои побеждают Арата окончательно Что дальше? Антон Турищев: Полагаю, мы теперь в точке невозвращения — пан или пропал. Нужно нам поскорее добраться до Смеяны и разузнать, что к чему. Береги себя — даже я, со всем моим знанием астрала, уже совершенно растерян. Всё вокруг чувствуется... неправильным. Немного не так, как обычно, понимаешь. А я давно уже отвык доверять только своим глазам. Приготовься к самому невероятному. Незеб: Что за..? Кто вы?! Подожди, мне знакомо твоё лицо. Кажется, мы виделись недавно, когда победа над Тэпом смогла на краткий миг вернуть меня из небытия. Я помню это так же хорошо, как и то, что я мёртв. Мёртв, понимаешь ты! Мёртв окончательно и бесповоротно, погиб во время Великого Астрального Похода! Тот крошечный островок возле Врат Джунов стал моей могилой, а потом и его поглотил астрал. Но я стою здесь, разговариваю с тобой. Я... жив? Или это лишь обман, ещё один краткий проблеск угасшего сознания? Нет, я чувствую себя живым. Сила бурлит во мне, распирает изнутри! Как? Как тебе удалось вернуть меня к жизни?! И зачем?! Незеб: Так, ладно. Я вижу следы битвы, а значит, сейчас не лучшее время для разъяснений. Я догадываюсь, что кто-то могущественный помог тебе с моим воскрешением, а значит, за мной должок. Империя всегда платит свои долги! Рассказывай, зачем вам понадобилась моя помощь. С остальным разберусь потом. Вот оно как. Значит, эта дура решила сломать Печать? Не верю. Смеяна, конечно, дура, но отнюдь не самоубийца. Она не может никому «служить» — слишком горда и властолюбива. Скорее, что-то завладело её волей. Не знаю, что именно, но она явно не отдаёт отчёт в своих действиях. Это значительно упрощает дело. Видишь ли, смерть Великого Мага в такой близости от Печати выплеснет огромное количество энергии. Печать может разлететься на осколки. Боюсь, что именно на такой способ наш враг и рассчитывает. Значит, Смеяну убивать нельзя, хоть и хочется. Ладно, вперёд. Разберёмся на месте. Я ещё не забыл, каково сражаться в первых рядах! Смеяна: Всё кончено. Сарнаут пал. Вы желаете встретить смерть своего мира, сражаясь? Что же... Я окажу вам эту последнюю милость. Ваши тусклые Искры сгинут в неугасимом Солнце! Хватит бегать! Гори! От этого пламени не укрыться! От вас не останется даже пепла. Солнце в зените! Это последний полдень! Завтра не наступит. Ярче тысячи солнц! Это сумерки мира... И утра вам уже не увидеть! Пусть падут с неба звёзды! Чем развеете вы мрак собственных душ? Время теней! Да погаснут последние огни! Эта ночь будет вечной! Бей снова! Я не умру, пока не увижу твой крах! Солнце не взойдёт. Пришла пора небесным светилам завершить свой путь. Незеб и Скракан: Великих Магов губит великая самонадеянность... Но если Смеяна погибнет сейчас, освободится энергия, которая уничтожит и Печать, и всех вас! Сейчас мы попробуем спасти её душу. Оставь её! Она больше не в твоей власти! Она не справится! Помогите ей! Смеяна: Прочь из моей души, чудовище! Не слушайте его ложь. У нас ещё есть время защитить Печать и сберечь этот мир! Мой бедный Умойр... Спасибо, что защитили его... от меня. Герои побеждают Смеяну, вместе с Незебом и Скраканом освобождая ее от одержимости Сарном, но безумный бог сам вступает в игру Смеяна: Вот и ты. Я... Я свободна! Мерзавец Сарн! Проклятье... Полагаю, ты хочешь услышать слова раскаяния? Что ж, можешь так и передать всем — Яскеру, Айденусу, да хоть дикарям-умойрцам — не знаю, кому ты там бегаешь докладываться: я признаю, что действовала, как последняя дура! Падение Смеяны Смеяна: Ладно. Сейчас не время для глупой злости. Теперь, когда все его планы провалились, этому безумцу ничего не остаётся, кроме как попытаться разрушить Печать, убив нас всех. А с моей смертью Печать, скорее всего, даст трещину — освобождённой силы хватит, чтобы её разрушить. Мне нужна твоя помощь, чтобы загнать Сарна назад во тьму. Вперёд! Поговорим после боя! Если выживем... Сарн: Зачем вы предали меня? Я создал бы для вас новый мир, куда прекраснее этого. Но вы избрали смерть... Так будь по-вашему! Пади ниц пред своим Творцом! Что за прекрасный, яростный народ я создал! Ну же, бейте! Я стану лишь сильнее! Когда-то я раздавал дары. Теперь — только проклятия! Это безумие - пытаться снова и снова, когда надежды нет! Ко мне, верные слуги! Я — творю! И я — караю! Вам больше не на что надеяться! Смиритесь с неизбежным! Вы моё лучшее творение. Величайшие разрушители во всех мирах! Вы исполнили своё предназначение. Это. Конец. Эта жалкая Печать уже не удержит меня! Свобода! Свобода!.. Умрите! Сгиньте! Перестаньте быть! Я жалею, что создал вас! Свобода так близко! Кого я создал?.. Кем вы стали?.. Как смогли... превзойти... меня? Аватар Сарна побежден, угроза уничтожения Сарнаута миновала, герои расспрашивают Смеяну о произошедшем. Смеяна: Вот это уже очень интересно. Насколько я понимаю, история с этой парочкой у тебя началась ещё у Пирамиды Тэпа. Только там тебе встретились их Искры, а здесь они воплотились материально. Полагаю, это всё из-за тебя. Слишком долго тебе приходилось становиться свидетелем воздействия божественных сил. На твоих глазах свершилось таинство Сотворения. Астрал здесь податлив, как гончарная глина — и любой, кто знает принципы его изменения, может использовать его в своих целях. Но ты говоришь, что ничего такого не знаешь... В таком случае, можешь считать, что у тебя случился проблеск гениальности. Тебе очень нужны были союзники, и они явились по твоему зову. Твоя воля плюс сила Сарна плюс их собственное сознание — и вот результат. Не нужно беспокоиться — стоит им или тебе удалиться из этого места, как они вновь развоплотятся, так что никаких политических потрясений не будет. Не Сарн перехитрил меня — я перехитрила сама себя. Я искала источник силы и нашла его, исследуя записи Скракана. Старик описывал странное явление в Кургане, появление там могущественного демона. Сколько всего я могла сделать с этой мощью! Нам открылась бы невероятная магия и великолепные технологии... Я могла бы вернуть порядок в мир, привести его к силе и праведной власти! Вот только... Это был не просто демон. Это был один из первых детей Сарна, его аватар, созданный во времена Проклятья. Пока я думала, что подчиняла его, он постепенно завладевал моим сознанием. Так я невольно помогла распространиться его Проказе. А точнее, просто не могла ей воспрепятствовать. Проказа? Всего лишь ещё один аспект Сотворения. Это ещё одна жизнь, сотканная из той же первородной силы, но способная искажать другие формы жизни. Сарн окончательно сошёл с ума — его дар творца теперь служит лишь злу, воплощая его извращённые фантазии. Пока мой разум был захвачен им, я могла коснуться его сознания... Но, стыдно признаться, я не решилась. Мне хватило того, что я увидела краем глаза. Это чистый океан безумия и бессильной злобы... Ну вот, теперь я говорю, как этот сбрендивший старикан Златоуст. Уму непостижимо. Всего лишь один небольшой осколок сознания Сарна, заключённый в сотворённом им же аватаре — и такая сила. Он многое мог бы сделать с этой мощью — но предпочёл тщетные, жалкие попытки вырваться. Знаешь, я почти ему сочувствую. Вот уж не думала, что на такое способна... А это — это и есть Печать. Если бы тебе только удалось почувствовать, как много здесь настоящей, первородной магии! Чары высшего уровня струятся под нашими ногами и вокруг нас. Тебе не понять этого соблазна... Но даже я не осмелюсь прикасаться к ним. Я усвоила свой урок. Как ты помнишь, Печати были созданы никем иным, как Нихазом — богом, очевидно, даже более сильным, чем Сарн. К тому же, Нихаз — известный хитрец... Если уж бог Света пытался уподобиться ему, то остаётся только догадываться, на какие низости способен бог Тьмы? Так что нам лучше поторопиться покинуть это место. Оно явно не для смертных. Я вернусь в Рахл-Умойр и попытаюсь исправить содеянное. Теперь мой аллод окончательно стал для меня тюрьмой, как эти Печати стали тюрьмой для Сарна. Я, впрочем, не настолько безумна, чтобы пытаться разрушить свою темницу. Похоже, придётся налаживать мир между этими язычниками и последователями Света. Должна признать, Изгои показали себя с лучшей стороны в этой войне. К тому же, как я поняла, если бы не они, тебе бы вообще не удалось сюда добраться. Путь к миру будет нелёгким, и мне явно придётся проявить все свои дипломатические таланты... И заодно проследить, чтобы ни Лига, ни Империя не совали нос в мои дела. Игра слишком тонка, чтобы допускать к ней этих лапотников или, того хуже, акул из Комитета. Проказа послужит целью объединения — нет ничего действенней в таком вопросе, чем общий враг. И им всем вовсе не обязательно знать, что теперь, когда вся эта история закончилась, Проказа ослабла настолько, что с ней без труда бы справилась в одиночку любая из сторон. А дальше... Время покажет. Как знать, быть может, этот неожиданный союз поможет мне в моих планах поставить Умойр на путь прогресса. Ты же... Ты заслуживаешь благодарности. Спасибо. Тебе удалось на многое открыть мне глаза, а это не так-то легко сделать с моим-то опытом. А теперь ступай. Оставь меня. Мне о многом нужно поразмыслить. Айденус: Я ждал твоего возвращения. У меня возникло такое чувство, что чуть было не произошло что-то ужасное... Но раз ты здесь - всё хорошо. Полагаю, мы все должны вновь поблагодарить тебя за спасение. И, конечно же, за очередные крупицы истины, добытые кровавым боем. Очень рад, что тебе удалось выбраться в целости и сохранности. Расскажи мне, что произошло, всё как есть, без утайки. Нам о многом надо подумать. Яскер: Что-то очень важное произошло где-то в далёком астрале, так? Не могу сказать, откуда я знаю. Скажем так, мне плохо спалось этой ночью. Хм. По твоему лицу я вижу, что моё беспокойство было напрасным. Думаю, я могу поздравить тебя с успешным выполнением миссии. Не стану требовать бумажного отчёта - ситуация явно не из тех, что требуют, так сказать, документального сопровождения. Однако, я весьма надеюсь на подробный пересказ событий. Уцелевшая Печать - Лига Айденус: Эх, Смеяна, бедная девочка... Не могу даже представить, каково ей сейчас. Мало того, что Сарн обманул её — он сломил её дух, а на прощание вывернул наизнанку и продемонстрировал её тьму всему миру. Но кто из нас не без греха? Да, она тщеславна и вспыльчива, но хочет она лишь блага и порядка. И всё время отчаянно ищет силу, не опуская рук. Это достойно уважения. Однако, нам не дано постичь божественный замысел. Один раз мы, маги, уже пытались — и что вышло? То-то же. Смеяна внедрила на Умойре веру в Свет в надежде на то, что, подобно богам, будет получать силу от верующих. Но затея провалилась - не все желали верить и не все «поверившие» уверовали искренне. Но запомни эту истину — пока есть те, кто в тебя верит, силы возрастают многократно. Возможно, именно поэтому тебе удаётся уцелеть даже в самых опасных передрягах. Хочу, однако, предостеречь тебя. Прислушайся к словам Скракана. Мудрее людей уже не сыщешь, а сейчас ему доступно куда больше знаний, чем нам. Подумай — что это за бесконечное путешествие у Вероники? Почему Сарн вновь так отчаянно пытается вырваться? Что воодушевило его, кроме собственного безумия и его последователей? Будь настороже. Боюсь, Проказа скоро покажется нам наименьшей из проблем. Это ведь не более чем новая жизнь, пришедшая в незнакомый мир. Да, она воинственна, но ей больше ничего не остаётся, кроме как выживать и подчиняться своему хозяину. Теперь, отрезанная от Сарна, Проказа уйдёт, оставив после себя лишь неприятный осадок и несколько горьких воспоминаний. Расскажи обо всём Любомудру Сомову, да передай мои слова о богах и смертных. Пускай это послужит всем уроком. Любомудр Сомов: Дух тревоги завис в воздухе — не было доселе такой тревоги... Невероятно... Вот оно — высшее творчество, Сотворение божье. Одно дело — создать новый аллод, безжизненную землю — хотя и это уже невероятно. Но создать вот так — из ничего — новую жизнь? Сарн невероятен. А ведь когда-то давно, когда он ещё был в своём уме, его созданья были поистине прекрасны. Значит, вера придаёт силы... И не только богам, но и обычным смертным. Вера и воля — ключ ко всему. Звучит красиво, не спорю... Но, боюсь, пока в нашей голове есть место пусть даже мимолётным сомнениям, нам не дано постичь эту тайну. Впрочем, наверное, именно благодаря твоему усилию воли там, в астрале, Незеб и Скракан смогли прийти к тебе на помощь. И снова ты приносишь мне истину, которую люди пока не готовы принять. Точно тебе говорю, скоро для свитков с твоими легендами нужно будет заводить отдельный шкаф. Оно и лучше будет — его хотя бы Айденус сможет личной печатью оградить... Да получше той, что Сарна держит. Уцелевшая Печать — Империя Яскер: М-да... Вот оно как всё повернулось. А помнишь ли ты, как всё начиналось? Захолустный порт в Эльджуне, все эти пираты с их ненадёжной информацией. И погоня за Вероникой. Эта дама интересует меня всё больше и больше — куда бы она не шла, вокруг неё происходят самые масштабные события в Сарнауте. Все эти её вдохновенные сентенции о том, что она может сделать с силой Нихаза... Подозрительно. Очень подозрительно. И слова Незеба мне совсем не нравятся. Он никогда не ходил вокруг да около — рубил прямо, с плеча. Что ещё за перемены? Похоже, Сарнаут не успокоится, пока не раздерёт сам себя на куски. Только вдумайся — Проказа, как и всё, созданное Сарном, имела полное право на жизнь здесь, в его мире. Вот только мы не могли жить вместе с ней. Если бы замысел бога воплотился, наша затяжная война с Лигой показалась бы всем детской игрой в песочнице. И не исключено, что скоро покажется... Не нам играться с божественными силами. В свете всего этого одержимость Смеяны меня не слишком удивляет. Между нами говоря, я вообще не понимаю, как она попала когда-то в Конклав. Пусть продолжает владеть Умойром — о большем ей теперь и мечтать не стоит. Твои действия развязали нам руки на её аллоде — теперь, когда Завеса опущена, мы можем начать активные действия. От лица всей Империи я — в который уже раз — выношу тебе сердечную благодарность. Я, впрочем, был с самого начала уверен, что ты как никто подходишь для этой миссии. Кстати, о вере... Смеяна не сразу обратилась к демону. Сначала её план был довольно изящен — внедрить на Умойре власть Света, чтобы тамошние обитатели поверили в него и, соответственно, в неё — как в «несущую Свет». Эта вера придала бы ей сил, если бы ей удалось развернуть стоящую систему пропаганды. В мою голову пришла любопытная мысль — уж не связаны ли твои невероятные успехи с тем, что у тебя возник маленький культ твоего имени? Вспомни всех тех, кто просил твоей помощи и наблюдал, как тебе удавалось совершать невероятное. Есть, над чем подумать, не так ли? Думаю, часть сведений мы можем обнародовать. Ступай к Марку Старицыну и расскажи ему обо всём на твоё усмотрение. Но о словах Незеба умолчи. Марк Старицын: Грядут мрачные времена. Империя вновь позовёт тебя, когда возникнет необходимость. А пока — отдыхай. Чем дольше я тебя знаю — тем более интересные истории ты рассказываешь. Но знаешь — я уже готов поверить чему угодно, сказанному тобой. Да и Яскер с Комитетом уже давно ловят каждое твоё слово, будем откровенны. Итак, тебе довелось стать свидетелем силы... чего? Сотворения? Сперва на твоих глазах из ничего возник аллод. Впрочем, не просто на твоих глазах — ты сам приложил руку к его созданию. А теперь и эта таинственная Проказа — новая жизнь, искажающая другие. И — подумать только, Сарн черпал силу от верных ему культистов. Люди, эльфы, восставшие — да кто угодно — просто верили в него, и это открыло перед ним такие возможности. Наверное, именно благодаря твоему усилию воли там, в астрале, Незеб и Скракан смогли прийти к тебе на помощь. И ведь любой творец способен уподобиться богу, если его воля достаточно сильна... Поневоле задумываешься, не посоветовать ли Комитету немного ужесточить цензуру, м-да. Мне даже в какой-то степени жаль, что очередную бесценную информацию, принесенную тобой, мне придётся запереть в самый дальний архив и постараться самому забыть о ней до поры до времени. С нетерпением жду от тебя новых вестей. Просмотреть полную запись
  20. Современный Гипат (события Аллодов Онлайн) История: В 910 году н.э. 10 марта орды демонов вторглись на Гипат. Тка-Рик и Ат-Зако сдерживали их напор, но проиграли. В память об этом Тка-Рик оставил свои записи - "Откровения Тка-Рика". Текущее местоположение Гипата неизвестно. Гипат до 786 года (события Проклятых Земель) История: Когда-то на Гипате было развитое государство. У подножия гор стоял город, а по окрестным лесам были разбросаны малые деревеньки. В ночь Великого Катаклизма Гипат откололся от остального мира. Удерживаемый Великим магом из расы Джуны, Гипат не потонул в Астрале, однако люди, населявшие город, вскоре погибли от страшного проклятия - погибая, они перерождались и превращались в страшную нежить. Немногие уцелевшие бежали из города и основали поселок в предгорьях, вскоре ставший единственным местом обитания людей на Гипате. По-видимому, раньше Гипат был населен Джунами, так как всюду встречаются развалины их городов. Ингос - аллод, принадлежащий Кании. География: Ингос представляeт собой снежные предгорья и отчасти напоминает средневековую Европу. Большая его часть покрыта лесистыми горами, долины сменяются перелесками, а те, в свою очередь, переходят в дремучие леса. Почти всё вокруг в снежной белизне. Ингос принадлежит Канийской империи, его территория очень велика, а население малочисленно. Климат холодный, снег выпадает рано и лежит подолгу. Крупных городов практически нет, даже столица Ингоса представляет собой скорее большой поселок, скопление двух- и трехэтажных деревянных домов. Остальные поселения, гордо именуемые городами, еще больше похожи на разросшиеся деревни. Культура: Основное занятие жителей Ингоса - заготовка леса, охота, разработка руд и золота. Обычно люди живут небольшими группами, к чужакам относятся подозрительно и недружелюбно. Жители Ингоса свободолюбивы, независимы по характеру. При малейшем подозрении на угрозу они без колебаний берут в руки оружие и отстаивают свои интересы, не тратя времени на разбирательства. Правит Ингосом присланный из столицы губернатор, но его власть никак нельзя назвать абсолютной. Провинции имеют большую самостоятельность, которую Совет не ущемляет без причины. Там всё решают местные власти, поэтому в каждой деревне - свои порядки... Кватох - это столичный аллод Кании, а так же Лиги. Кватох состоит из нескольких локаций: Светолесье, Сиверия, Новая Земля, Темноводье. Cветлолесье представляет собой локацию средней полосы летом с множеством лесов и лугов. Здесь находится столица Кании Новоград, астральная верфь, порт, выработки ресурсов - камня, дерева. Сиверия является северным краем, с быстрой речкой Вертыш, по берегам которой стоят зимние леса.
  21. Современный Гипат (события Аллодов Онлайн) История: В 910 году н.э. 10 марта орды демонов вторглись на Гипат. Тка-Рик и Ат-Зако сдерживали их напор, но проиграли. В память об этом Тка-Рик оставил свои записи - "Откровения Тка-Рика". Текущее местоположение Гипата неизвестно. Гипат до 786 года (события Проклятых Земель) История: Когда-то на Гипате было развитое государство. У подножия гор стоял город, а по окрестным лесам были разбросаны малые деревеньки. В ночь Великого Катаклизма Гипат откололся от остального мира. Удерживаемый Великим магом из расы Джуны, Гипат не потонул в Астрале, однако люди, населявшие город, вскоре погибли от страшного проклятия - погибая, они перерождались и превращались в страшную нежить. Немногие уцелевшие бежали из города и основали поселок в предгорьях, вскоре ставший единственным местом обитания людей на Гипате. По-видимому, раньше Гипат был населен Джунами, так как всюду встречаются развалины их городов. Ингос - аллод, принадлежащий Кании. География: Ингос представляeт собой снежные предгорья и отчасти напоминает средневековую Европу. Большая его часть покрыта лесистыми горами, долины сменяются перелесками, а те, в свою очередь, переходят в дремучие леса. Почти всё вокруг в снежной белизне. Ингос принадлежит Канийской империи, его территория очень велика, а население малочисленно. Климат холодный, снег выпадает рано и лежит подолгу. Крупных городов практически нет, даже столица Ингоса представляет собой скорее большой поселок, скопление двух- и трехэтажных деревянных домов. Остальные поселения, гордо именуемые городами, еще больше похожи на разросшиеся деревни. Культура: Основное занятие жителей Ингоса - заготовка леса, охота, разработка руд и золота. Обычно люди живут небольшими группами, к чужакам относятся подозрительно и недружелюбно. Жители Ингоса свободолюбивы, независимы по характеру. При малейшем подозрении на угрозу они без колебаний берут в руки оружие и отстаивают свои интересы, не тратя времени на разбирательства. Правит Ингосом присланный из столицы губернатор, но его власть никак нельзя назвать абсолютной. Провинции имеют большую самостоятельность, которую Совет не ущемляет без причины. Там всё решают местные власти, поэтому в каждой деревне - свои порядки... Кватох - это столичный аллод Кании, а так же Лиги. Кватох состоит из нескольких локаций: Светолесье, Сиверия, Новая Земля, Темноводье. Cветлолесье представляет собой локацию средней полосы летом с множеством лесов и лугов. Здесь находится столица Кании Новоград, астральная верфь, порт, выработки ресурсов - камня, дерева. Сиверия является северным краем, с быстрой речкой Вертыш, по берегам которой стоят зимние леса. View full record
  22. Полное изложение сюжета Древнего Кургана. Для полного понимания стоит пройти игру Аллоды: Печать Тайны. Письмо от князя Вычурное послание, написанное на куске качественной бересты. Князь Всеслав Мудрый, не вдаваясь в подробности, просит срочно отыскать его по делу высшей важности. ...Письмо явно преисполнено отчаяния. Похоже, умойрцам угрожает серьёзная опасность. Но что самое интересное - волхвы наконец-то нашли источник Проказы! Пора положить ей конец. Нужно срочно отправиться к Всеславу и оказать ему всестороннюю помощь. Князь: Ты здесь! Благодарствую сердечно. Без обиняков молвлю: беда к нам пришла, страшная и безжалостная. Доводилось, небось, о Кургане слыхать? Разведка в Кургане Призрак волшебницы: Держись! Сейчас помогу! Магия удержит их на какое-то время. Быстрей выбирайся наружу, пока у меня ещё есть силы! Спасайся! Я их придержу! ...Это явно призрак той колдуньи из Кургана. Приходится напрягаться, чтобы разглядеть её — привидение еле-еле мерцает и, кажется, вот-вот исчезнет... Похоже, то представление в Кургане отняло у неё последние силы, и теперь она даже говорить не может. Незадача... ...Чародейка вдруг смотрит прямо в глаза, и в голове вихрем проносятся знакомые образы: руины Плагата, реликвии древности, призрачные демонические фигуры, отважные воины... Наконец, перед взором предстаёт чёткое изображение одного из артефактов, сокрытых в руинах. Он похож на крест... Нет, это эфес старинного меча, удобного и явно богатого. Любопытная вещица. Похоже, приведение хочет, чтобы её раздобыли. Что ж, должок надо бы вернуть. Кто знает, вдруг чародейка снова заговорит? Чародейка молча смотрит на вас, изредка будто бы расплываясь в воздухе. Призрак волшебницы: Ах... Старая магия — словно глоток воды заплутавшему в пустыне. Я уж подумала, конец мне, глупой. Мы теперь квиты, пожалуй? Как меня величать — то знать тебе не нужно. Древние имена лучше предать забвению. Они как старые раны — лучше не бередить лишний раз. А ран, можешь поверить, на моём веку мне хватило. Одного я теперь хочу — покоя... Но не могу я уйти, пока не отдам свой старый долг. Долг перед друзьями, перед боевыми товарищами. Они заперты там, в Кургане, и демон пожирает их души, пока мы здесь беседу ведём. Освободить я их желаю, а тварь мерзкую — разорвать на тысячу частей, чтобы не воскресла больше. Тебе, полагаю, того же хочется? Живые и мертвые Призрак волшебницы: Да... Это тот самый меч. Он принадлежал одному храброму человеку, странствующему рыцарю, с которым при жизни свела меня судьба. Видать, помнит ещё кровь мою зачарованная сталь. Жаль, отслужила своё — видишь, в прах рассыпается, как кости пращуров... Но не будем ворошить прошлое, то холодные угли. У нас с тобой цель сейчас одна — очистить Курган от скверны демонической. Ты хочешь спасти живых, а я хочу спасти мёртвых. Мы нужны друг другу, как солнце и луна. Так слушай же... Нежить в кургане — это только полбеды. Да, это сильный враг, но враг безвольный, как лист на ветру. Разбить её можно — это даже я, в военных играх неискушённая, знаю точно. Пусть их и много, пусть они и внушают ужас... Но с ними можно бороться. Та сила, которая стоит за ними, в разы опаснее. Полагаю, лучше тебе о нежити с князем поговорить — это ведь его люди давеча отсюда бежали? Я же тем временем займусь призраками... Пора им восстать от вековечного сна и защитить Умойр, как было наказано предками. После этого они, наконец, смогут упокоиться с миром... А с ними и я. Советую раньше времени не говорить обо мне живым. Наш час ещё придёт, пока же не стоит внушать ложные надежды. Князь: Что у тебя? Да-а-а... Дела! Легко тебе молвить — вынь да положь тебе армию у Кургана! Коль была б у меня рать под рукой, я и тебя бы не стал по делам пустячным беспокоить. Мир мы, вишь, вроде как, со служаками подписали, а всё равно изгои и гридни друг на друга волками глядят. Оно и понятно — что им какие-то бумажки, когда на руках каждого кровь чьего-то друга, отца или брата... Мировая Князь: Вот какую я думу думаю. Ежели мир токмо на бумажке этой и зиждется, надо ей и потрясти хорошенько. Тебя и наши мужи уважают, и дружинники по-доброму смотрят. Посему ты и будешь этим, как его... дипломатом! Дело твоё — поведать всем, что нам грозит беда лютая, и посему мировую нашу чтить надобно. Ну, ты и так понимаешь, небось — явно приходилось уже хорошенько в клятой нашей политике искупаться. Ребят толковых много. Кто-нибудь, глядишь, и смекнёт, чьими устами истина глаголет. Поговори с изгоями в Приюте да гриднями в Нижгороде. Должны же они понять, что времена нынче трудные, нельзя нам распри раздувать! Ох, чует моё сердце, хлебнём мы горюшка... Герой: Тяжкие времена настали на Умойре! Вам ли этого не видеть? Вы приносили клятву Владычице, обязуясь хранить свою землю и оберегать её от всех врагов. Настало время исполнить свои обеты! Не Изгои сейчас ваши противники, нет. Ваш враг куда страшнее — он сидит в самой дальней гробнице Древнего Кургана и готовится смести вас всех ордой беспощадной нежити! Это ли то, чего вы хотите? Эта ли та участь, которую вы желаете Умойру? Герой: Люди Умойра! Вам ли не слышать, как стонет земля от ужасной Проказы, как дрожит она от поступи жутких созданий? Они - ваши главные враги! Забудьте о вражде со Смеяной и её гриднями! Все мы сейчас в одной лодке. Нежить в Древнем Кургане прямо сейчас готовится уничтожить всё живое на аллоде. Нужно дать ей бой, пока не стало слишком поздно! Гридни и изгои: Шли бы назад в свой лес, дикари проклятые! За версту от вас смердит! Что, совсем страх потеряли, за юбкой колдуньи спрятавшись? Полетят ваши холёные головушки! Не нужна нам помощь язычников! Мы и сами свою землю защитим! Чёрта лысого она ваша! Забыли заветы предков своих, святотатцы! Свет непогрешим, и вера наша крепка! Не нужны нам ваши никчёмные боги! И где же Владычица?! Что-то не видим вашей светоносной бабы! Да как ты смеешь, ирод проклятый! Кишки тебе выпустить, что ли?! Эй ты, мордатый! Не ты ли, часом, Гаврюшу моего прирезал?! А ну, стоять! Псину-то свою в узде держите! Не то всем зубы пересчитаем! Молитесь своему Свету, чтобы нежить первой до вас добралась, щенки вышгородские! Призрак волшебницы: Как продвигается сбор армии? Это и есть великая армия ныне живущих? Знать, плохи дела на Умойре... Боюсь, увидят они нежить — и порскнут во все стороны, как мыши полевые, поминай как звали. Только и могут, что петушиться попусту... Но ничего, есть у нас ещё надежда. Меня они узреть не могут, так что не подавай вида, что я тут. Да слушай внимательно. Слово предков Призрак волшебницы: Видишь эти менгиры окрест Кургана? Они здесь не красоты ради — в толще камня сокрыта особая сила, пуповиною связанная с духами Кургана. Это вроде как и тюрьма, но в то же время — родные стены. Понимаешь? Если нам удастся пробудить древнюю магию менгиров, мы сможем послать зов всем усопшим. Как боевой горн! И они восстанут, чтобы защитить свой дом. В каждом из менгиров есть небольшие выемки. Очень уж они по форме напоминают древние языческие амулеты — те, что охраняли плагатские дома столетия назад. Тебе придётся найти их — ровно девять штук. Нельзя недооценивать их силу — они впитали в себя соль этой земли и кровь её детей. Их мощь поможет нам собрать ещё одну армию — армию предков. И очень уж я надеюсь, что они помогут примирить этих воинов. Уж ежели не княжеский указ, то слово предков точно сможет помочь. Ступай и будь настороже — духи Плагата свои сокровища берегут, как жадные гоблины. Призрак волшебницы: Поспеши, время не на нашей стороне. Гридни и изгои: Да как же это?! Неужто не врут байки? Ну точно — вон и прадед мой! Вернулись, как есть вернулись! Всё так, как волхвы молвили... Простите нас, деды! Забылись мы! Как же нам быть теперь, неужель плечом к плечу биться? Призраки предков: То-то же, неразумные. И не смейте забывать узы кровные. Негоже это — брату на брата войной идти! Другой враг у нас! Призрак волшебницы: Похоже, наша задумка удалась на славу. Мёртвые и живые будут сражаться плечом к плечу — такое не каждый день увидишь. Жаль, что наш враг — бесчувственная нежить, иначе мы обратили бы их в бегство одним своим видом, словно крыс подземных. Битва за Древний Курган Призрак волшебницы: Что ж... Время выдвигаться. Надо же — через столько столетий я отдам свой кровавый долг. Клянусь, я пойду за тобой в самое сердце Древнего Кургана и выжгу скверну калёным железом и могучим словом!.. Прости меня, я немного расчувствовалась... Прошлое не даёт покоя. Сейчас нам предстоит прорвать первую линию обороны демона. Готова поспорить, эта тварь не ожидала, что мы с тобой и князем сможем так быстро дать достойный отпор. Хотя бы с нашими войсками теперь не нужно нянчиться, как с детьми малыми... Будь настороже — нежить очень непредсказуема. Хоть победа и достанется нам теперь малой кровью, но это только начало. Никому неведомо, что ждёт нас дальше. Воинство: К оружию! Не уступим Умойр нежити поганой! Призрак волшебницы: Не зевай! Они быстрее, чем кажутся! Это была славная битва! Найди меня у выхода из кургана. Нам нужно поговорить. Отлично! Первый шаг сделан. Наши ратники сражались великолепно — плечом к плечу, прикрывали друг друга и слаженно давили эту погань. Дальше в тесных коридорах Кургана княжеской армии уже делать нечего. Полагаю, теперь она займётся поиском оставшейся нежити и будет следить, чтобы та не прорвалась наружу. Тебе же предстоит самое сложное... Исчадия Проказы Призрак волшебницы: Итак, время пришло. Пока Демон не успел собрать новую армию, нам необходимо войти в усыпальницы и бросить ему вызов. Чтобы добраться до гробниц, вам придётся пройти через чащу, полную восставших мертвецов. Но они — ещё полбеды. Лишь две дороги через заросли я знаю, и обе смертельно опасны. Одна проходит через заводь, где безраздельно царствует древняя жаба Давила. Она и до Проказы-то была опасным зверем, теперь же и вовсе стала настоящим чудовищем. Думаю, её имя говорит само за себя — ни у кого я ещё не встречала такого маниакального желания расплющить добычу всем своим весом. Но более всего следует опасаться её... кваканья. В голосе этого отродья сокрыта страшная сила. Если вдруг увидишь, что она начнёт квакать — советую быстро её чем-нибудь отвлечь. Другая же дорога проходит через могильник, где засел монстр, давным-давно созданный могущественным некромантом из древнего народа... Тэп, кажется, было его имя. О, вижу я по твоему взгляду, что имя это тебе знакомо. Чудовище, чьё имя — Ж'муур, способно заставить всех мертвецов восстать из могил. Разумеется, бой с ним будет трудным — учитывая, что там расположено огромное кладбище. Но вот сюрприз - плотоядная флора, подвергшаяся влиянию Проказы, не очень-то жалует всю эту мертвечину. Ведь магия природы — извечный враг магии смерти! Так что в этой битве у тебя будет союзник, который сможет отвлечь на себя всю армаду мертвяков, пока ты со своими соратниками сражаешься со Ж'мууром. Выбирай, какая дорога тебя прельщает больше. И возьми этот кулон — с его помощью можно призвать меня в любое время и сообщить о своих успехах. Я всё время буду незримо присутствовать в Кургане, чтобы предупредить, если что-то пойдёт не так. Удачи! Бой с Давилой будет трудным и изматывающим, но если ты будешь внимательно смотреть вверх, то сможешь избежать верной и позорной смерти. Если же решишь избрать путь через Могильники, советую внимательно следить, куда смотрит Ж'муур. Его взгляд может быть смертелен. Да... Сразу видно, что Курган — сердце Проказы. Ничто не избежало её пагубного воздействия. Больно мне смотреть на то, что случилось с усопшими героями и красотой природы. Впрочем, не время предаваться унынию. Наше дело только начинается. Горе-злосчастье Призрак волшебницы: Теперь нам предстоит встретиться лицом к лицу с самым чудовищным созданием Проказы, какое только можно найти на Умойре. Правду молвить, не только Проказа виновата в появлении этого монстра. Тут имеет место целая магическая загадка. Таращун — один самых старых бревней, живущих здесь, на Умойре. Давным-давно его собратья изгнали его в Курган за то, что он якшался с магией смерти. Как ты понимаешь, ему только того и надо было — здесь, в могильниках, он наконец-то почувствовал себя на своём месте. Нашёл общий язык с неупокоенными духами, впустил их в своё тело, отчего окончательно сошёл с ума и стал считать себя местным королём. Когда же пришла Проказа, он не смог ей воспротивиться и стал верным служкой Демона. Крестьяне в своё время прозвали его Лихом Одноглазым. И, как по мне, «лихо» — это мягко сказано. Слишком мягко. Что меня беспокоит, так это его таинственная способность пропадать из виду и наносить удар исподтишка. Таращун может попытаться проникнуть в разум одного из твоих соратников или даже твой — поэтому будь всё время настороже. Думаю, проявить скрывшееся Лихо поможет прах из местных урн. И не медли! Чем дольше Таращун будет от тебя скрываться, тем сильнее он станет. Разумеется, Таращун завёл себе прихвостней — воскресил кого-то из числа древних волхвов. Они тоже могут скрыться из виду, но прах должен подействовать и на них. Так вот, как Таращун научился скрываться! При нём был старый артефакт — чудесный плащ. Плащ, который я уже видела раньше... М-да, судьба зла, но её чувство юмора воистину неподражаемо. И только что наша судьба выкинула ещё одну шуточку. Пока вы сражались с Таращуном, в Курган вошла Морана. И при ней — свиток Тенсеса. Но обо всё по порядку. Богиня смерти Призрак волшебницы: При жизни я сама была колдуньей и, скажу тебе, не самой худшей. Но границы дозволенного в магии я себе чётко представляла и собственные силы оценивала адекватно. Чего я, увы, не могу сказать о той, кто стоит у нас на пути. Морана — ведунья чудовищной силы. Суеверные крестьяне даже зовут её богиней смерти — ибо не счесть, сколько болезней она наслала на эти земли, сколько колодцев потравила и сколько голов скота выкосила своим мором. В её руках сосредоточена такая мощь, какая даже некоторым Великим Магам не снилась. Долго я голову ломала, пока, наконец, не сообразила, откуда у этой проблемы ноги растут. Свиток Тенсеса! Древний пергамент, на котором начертаны слова, обладающие великой властью. Мне довелось видеть его при жизни... И, скажу тебе, много бед произошло из-за этого свитка, пускай он и носит имя одного из лучших