Угрюмый Холст

User
  • Content Count

    18
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    2

Recent Profile Visitors

466 profile views
  1. Вот и вышло долгожданное обновление 13.0, с чем я всех нас, фанатов игры Аллоды Онлайн, поздравляю! И в связи с этим событием я вновь смогла окунуться в сюжет, со всеми его деталями, и тут же обнаружила новую подборку пасхалок, которыми теперь спешу с вами поделиться. Что может быть интереснее исследований аллодовских отсылок? И сегодня местом наших исследований станет Суслангер, ведь именно на нём начинопродолжается история героев Сарнаута! Ну, и совсем немного затронем то, что хитро спрятала в себе новая коллекционка Так начнём же! Хрупсень В коллекционке «Благословение Эдема», на которую был какое-то время назад открыт предзаказ, есть пет под забавным именем Хрупсень. На официальном сайте описание к этому существу было такое: «Кто сказал, что гусенице чужда житейская мудрость? Хрупсень получше многих знает толк в хорошем отдыхе!». Уже после этих слов у меня нарисовалась параллель с Шелкопрядом из «Алисы в стране чудес», что особенно удачно, учитывая то, что у нас в Аллодах есть Алиса. Но это было лишь предположение. Однако, пост в Инстаграмме убедил меня в своей правоте, отбросив последние сомнения и сомнительные мысли о параллели двух гусениц с Вупсенем и Пупсенем из-за их в рифму звучащих имён (хотя кто знает, может, в этом и правда что-то есть... Скажите, а вы что думаете по этому поводу?): — Ты... кто... такая? — спросила Синяя Гусеница. — Сейчас, право, не знаю, сударыня, — отвечала Алиса робко. — Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась. — Что это ты выдумываешь? — строго спросила Гусеница. — Да ты в своем уме? — Не знаю, — отвечала Алиса. — Должно быть, в чужом. Кем же был Шелкопряд? Этот персонаж больше известен как гусеница, которая курит кальян. В сказке Льюиса Кэрролла у неё «вялый, сонный голос». Шелкопряд, по сути, единственный, кто помогает девочке. Он говорит Алисе, что хочет сказать ей «что-то важное», этим чем-то важным оказывается совет: «сдерживайся». До этого героине никто не советовал успокоиться, скорее наоборот, только сбивал, вовлекал всё в большую спешку и хаос. Сам персонаж довольно холоден и даже презрителен, что сильно отличается от улыбчивой мордашки пета в игре. Скорее всего, здесь он играет роль условного советника и спутника. Ну, и, конечно же, внешний облик его вполне соответствует книге: на голове шляпа в виде гриба, на котором по сюжету сказки, сидел Шелкопряд, а за спиной аллодоизированный кальян. Новый визуальный эффект автобега За одновременное приобретение двух коллекционок можно было получить новый визуальный эффект клубочка. И, конечно же, все мы знаем, на кого похож этот жёлтый улыбающийся шар с нахлобученной на голову кепкой и ромашкой. Это – колобок. Кто же такой колобок? Колобок — это традиционная круглая лепёшка в древней Руси. А в русской народной сказке Колобок — это главный герой, сбежавший от бабушки и от дедушки, которые его испекли. На его пути он встретил разных животных. Ему удалось перехитрил зайца, волка и медведя, но всё-таки был съеден лисой. Несмотря на свою глупость, этот персонаж очень позитивный и всегда радуется жизни, пока не оказывается съеден, конечно. Выбрать его в качестве нового клубочка — это очень удачное решение. Как и клубочек, так и Колобок являются волшебными персонажами из русского фольклора, и каждый из них тесно связан с дорогой. Другой вопрос лишь в том, что клубочек всегда правильно вёл к цели, а вот куда может завести Колобок... К какому такому боссу, что тот съест и него, и, вероятно, шотнет игрока — я не знаю. Серёжка Сыроежкин И в лагере Дюна, внезапно, появляется всем известный герой из старого советского фильма «Электроник». Мало того, что сам Серёжа здесь, тут же и его робот-двойник, которого создал один суслангерский учёный. Как рассказывает в игре мальчик, учёный хотел сделать робота, точь в точь похожего на человека и проверить, сможет ли кто-то распознать подмену. Поэтому он предложил Серёже стать образцом. Таким образом его внешность оказалась скопирована, а вскоре был готов и робот, который отправился в лагерь и делал за мальчика всю работу. Настоящий же Сыроежкин сначала радовался, равно как было и в фильме, а потом начал тосковать, ведь развлечения ему уже успели надоесть. Однако, как говорит наш нпс, вернуться назад он не может, ведь будет скандал... Что же. Для полной красоты сюжета здесь не хватает только собаки. А так отсылка пусть и очень простая, но такая приятная — сразу вспоминается детство. Шурик Эврикин В Аллодах Онлайн Шурик —руководитель хадаганских инженеров, творящий и проживающий на Суслангере в небольшом кораллово-апельсиновом домике, среди восточного убранства, которое очень непривычно смотрится в сочетании со слугами Империи, как минимум, для меня. Именно он изобрёл робота, точь-в-точь похожего на Серёжу Сыроежкина, о котором уже было написано выше. То есть здесь он выступает на роли Громова из фильма «Электроник», хотя отношения между ним и роботом в игре либо слабо отражены, либо просто изменены, что немного грустно, ведь они очень трогательные. Надеясь не ошибиться, предположу, что за этим имперским персонажем кроется самый настоящий Шурик, которого все знают по ряду фильмов из эпохи Советского Союза. Ведь можно заметить даже внешнее сходство этих героев. Однако, на мой взгляд, здесь отсылка идёт конкретно к его роли учёного в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Правда, в картине он изобрёл машину времени, а в игре — Электроника, но кто же не любит совмещать всё несовместимое? К тому же, по характеру Шурик вполне подходит на роль изобретателя робота, ведь он до ужаса любознателен. Да и логично ему быть гражданином Империи, ведь в Сарнауте СССР представляет именно данная фракция. От автора: На этом пока всё. Однако я уверена, что это только начало! Не сомневаюсь, что в ближайшее время, пока прохожу сюжетку, найду что-нибудь ещё интересное. Однако это думаю поместить тогда уже в следующий выпуск. А пока так, немного новенького, так сказать, для затравочки. Надеюсь, вам было интересно Если вам известны какие-то отсылки, спрятанные в Сарнауте, но о которых я пока ещё не писала, то вы можете поделиться ими со мной в комментариях под статьёй. Буду рада узнать что-то новое и осветить это в последующих подборках пасхалок! Всех с наступившим 2022-м годом! Надеюсь, вы в 2022-м будете счастливы. Желаю вам всего по списочку: счастья, здоровья, вкусняшек... Помните, впереди выходные, а значит, надо отдыхать!
  2. Вот и вышло долгожданное обновление 13.0, с чем я всех нас, фанатов игры Аллоды Онлайн, поздравляю! И в связи с этим событием я вновь смогла окунуться в сюжет, со всеми его деталями, и тут же обнаружила новую подборку пасхалок, которыми теперь спешу с вами поделиться. Что может быть интереснее исследований аллодовских отсылок? И сегодня местом наших исследований станет Суслангер, ведь именно на нём начинопродолжается история героев Сарнаута! Ну, и совсем немного затронем то, что хитро спрятала в себе новая коллекционка Так начнём же! Хрупсень В коллекционке «Благословение Эдема», на которую был какое-то время назад открыт предзаказ, есть пет под забавным именем Хрупсень. На официальном сайте описание к этому существу было такое: «Кто сказал, что гусенице чужда житейская мудрость? Хрупсень получше многих знает толк в хорошем отдыхе!». Уже после этих слов у меня нарисовалась параллель с Шелкопрядом из «Алисы в стране чудес», что особенно удачно, учитывая то, что у нас в Аллодах есть Алиса. Но это было лишь предположение. Однако, пост в Инстаграмме убедил меня в своей правоте, отбросив последние сомнения и сомнительные мысли о параллели двух гусениц с Вупсенем и Пупсенем из-за их в рифму звучащих имён (хотя кто знает, может, в этом и правда что-то есть... Скажите, а вы что думаете по этому поводу?): — Ты... кто... такая? — спросила Синяя Гусеница. — Сейчас, право, не знаю, сударыня, — отвечала Алиса робко. — Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась. — Что это ты выдумываешь? — строго спросила Гусеница. — Да ты в своем уме? — Не знаю, — отвечала Алиса. — Должно быть, в чужом. Кем же был Шелкопряд? Этот персонаж больше известен как гусеница, которая курит кальян. В сказке Льюиса Кэрролла у неё «вялый, сонный голос». Шелкопряд, по сути, единственный, кто помогает девочке. Он говорит Алисе, что хочет сказать ей «что-то важное», этим чем-то важным оказывается совет: «сдерживайся». До этого героине никто не советовал успокоиться, скорее наоборот, только сбивал, вовлекал всё в большую спешку и хаос. Сам персонаж довольно холоден и даже презрителен, что сильно отличается от улыбчивой мордашки пета в игре. Скорее всего, здесь он играет роль условного советника и спутника. Ну, и, конечно же, внешний облик его вполне соответствует книге: на голове шляпа в виде гриба, на котором по сюжету сказки, сидел Шелкопряд, а за спиной аллодоизированный кальян. Новый визуальный эффект автобега За одновременное приобретение двух коллекционок можно было получить новый визуальный эффект клубочка. И, конечно же, все мы знаем, на кого похож этот жёлтый улыбающийся шар с нахлобученной на голову кепкой и ромашкой. Это – колобок. Кто же такой колобок? Колобок — это традиционная круглая лепёшка в древней Руси. А в русской народной сказке Колобок — это главный герой, сбежавший от бабушки и от дедушки, которые его испекли. На его пути он встретил разных животных. Ему удалось перехитрил зайца, волка и медведя, но всё-таки был съеден лисой. Несмотря на свою глупость, этот персонаж очень позитивный и всегда радуется жизни, пока не оказывается съеден, конечно. Выбрать его в качестве нового клубочка — это очень удачное решение. Как и клубочек, так и Колобок являются волшебными персонажами из русского фольклора, и каждый из них тесно связан с дорогой. Другой вопрос лишь в том, что клубочек всегда правильно вёл к цели, а вот куда может завести Колобок... К какому такому боссу, что тот съест и него, и, вероятно, шотнет игрока — я не знаю. Серёжка Сыроежкин И в лагере Дюна, внезапно, появляется всем известный герой из старого советского фильма «Электроник». Мало того, что сам Серёжа здесь, тут же и его робот-двойник, которого создал один суслангерский учёный. Как рассказывает в игре мальчик, учёный хотел сделать робота, точь в точь похожего на человека и проверить, сможет ли кто-то распознать подмену. Поэтому он предложил Серёже стать образцом. Таким образом его внешность оказалась скопирована, а вскоре был готов и робот, который отправился в лагерь и делал за мальчика всю работу. Настоящий же Сыроежкин сначала радовался, равно как было и в фильме, а потом начал тосковать, ведь развлечения ему уже успели надоесть. Однако, как говорит наш нпс, вернуться назад он не может, ведь будет скандал... Что же. Для полной красоты сюжета здесь не хватает только собаки. А так отсылка пусть и очень простая, но такая приятная — сразу вспоминается детство. Шурик Эврикин В Аллодах Онлайн Шурик —руководитель хадаганских инженеров, творящий и проживающий на Суслангере в небольшом кораллово-апельсиновом домике, среди восточного убранства, которое очень непривычно смотрится в сочетании со слугами Империи, как минимум, для меня. Именно он изобрёл робота, точь-в-точь похожего на Серёжу Сыроежкина, о котором уже было написано выше. То есть здесь он выступает на роли Громова из фильма «Электроник», хотя отношения между ним и роботом в игре либо слабо отражены, либо просто изменены, что немного грустно, ведь они очень трогательные. Надеясь не ошибиться, предположу, что за этим имперским персонажем кроется самый настоящий Шурик, которого все знают по ряду фильмов из эпохи Советского Союза. Ведь можно заметить даже внешнее сходство этих героев. Однако, на мой взгляд, здесь отсылка идёт конкретно к его роли учёного в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Правда, в картине он изобрёл машину времени, а в игре — Электроника, но кто же не любит совмещать всё несовместимое? К тому же, по характеру Шурик вполне подходит на роль изобретателя робота, ведь он до ужаса любознателен. Да и логично ему быть гражданином Империи, ведь в Сарнауте СССР представляет именно данная фракция. От автора: На этом пока всё. Однако я уверена, что это только начало! Не сомневаюсь, что в ближайшее время, пока прохожу сюжетку, найду что-нибудь ещё интересное. Однако это думаю поместить тогда уже в следующий выпуск. А пока так, немного новенького, так сказать, для затравочки. Надеюсь, вам было интересно Если вам известны какие-то отсылки, спрятанные в Сарнауте, но о которых я пока ещё не писала, то вы можете поделиться ими со мной в комментариях под статьёй. Буду рада узнать что-то новое и осветить это в последующих подборках пасхалок! Всех с наступившим 2022-м годом! Надеюсь, вы в 2022-м будете счастливы. Желаю вам всего по списочку: счастья, здоровья, вкусняшек... Помните, впереди выходные, а значит, надо отдыхать! Просмотреть полную запись
  3. Угрюмый Холст

    Пасхалки Сарнаута. Часть 3: Круиз

    Не так давно закончилось празднование очередного юбилея Аллодов Онлайн. Многих порадовал новый сет одежды, достаточно красочный и яркий, кто-то продолжил фарм юбилейных монет и покупку ранее появившихся костюмов и окрасов. Я же провела некоторое время, с любопытством изучая пассажиров круиза, свезённых туда со всех уголков Сарнаута, надеясь отыскать несколько интересных отсылочек для статьи. И вот что нашла... Горыныч Речь, конечно же, идёт о том самом Змее Горыныче, который известен столь многим по сказкам. Давайте же копнём чуть глубже и узнаем немного больше об этом персонаже. Змей Горыныч, а в нашем случае просто Горыныч, — это отрицательный герой русского фольклора, который служил силам зла и чаще всего похищает молоденьких красивых девушек, за что потом его и убивает положительный герой. Змей — по сути слово нарицательное, а вот Горыныч — прозвище и происходит оно от слова «гореть», более очевидно это по его названию в сербской мифологии — Змaj Огњени. Почему же его с огнём связывают? Потому что змей дышит огнём, из-за чего и опасен. Но не только в русской и сербской мифологии встречается этот персонаж. Хорошо он знаком и другим славянским народам. Вот, например, самые известные аналоги: змок (словацк. и чеш. zmok) или смок (польск. smok, белор. цмок), змий (в.-луж. zmij, укр. змій), змай (словен. zmaj, с.-хорв. змаj), змей (белор. и болг. змей). А вот советский фольклорист Владимир Пропп искал истоки образа Горыныча в волшебных сказках и их предшественниках — мифах. Ученый пришел к выводу, что первоначально чудище в виде змеи фигурировало в обрядах посвящения: «проглатывая» мальчика, «змей» выпускал наружу мужчину, наделенного магическими способностями охотника. До наших дней сохранились мифы, в которых герой выбирался из чрева чудища, вырезав у змея печень, разрезав ему живот или разведя внутри утробы костер. Так, по мнению Проппа, зародился мотив змееборства. Когда обряд ушел в прошлое, мифы превратились в сказки, а змея стали воспринимать как грозного врага. Есть две основные функции, которые выполняет в сказках змей: утаскивает людей в царство мертвых или охраняет границу между мирами. Граница обычно проходит по огненной реке, у которой герой и бьется с Горынычем. Светла Предположительно, в Светле заключается образ богини Светлой. Как минимум, такая теория имеет право на существование, и мне лично она кажется вполне правдивой. Светлая – это амазонка и богиня амазонок. Она воплощает идею скорости, полёта, «точного целеуказания», идеальной траектории, прицельного удара. Светлая — превосходный интуитивный тактик. При этом её иногда считают богиней стратегии, что, впрочем, частично искажает её сущность, но только частично. Изображается Светлая в виде воительницы с оружием, которое может быть тонким и изящным, или подчёркнуто неподъёмным. Иногда её рисуют крылатой, хотя здесь налицо смешение с образом её дочери, богиней победы Никой. Впрочем, в некоторых трактовка мифологии крылатая Ника – всего лишь младшая ипостась Светлой. Иеро Этимологически Иеро расшифровывается как святой, полный святости, священник, что очень хорошо отражается в роли этого персонажа как наставника храмовников, ведь они же священники и взаимодействуют с божественной магией света. Также параллель можно провести с "Иерро" — защитной способностью арранкаров, что обозначает "железо", "сталь" или "стальную кожу". Объединив эти два символа, мы получаем идеальный образ главного храмовника (ведь они носят исключительно латы, а латы — это словно стальная кожа). Симаргл Скорее всего под Симарглом имеется в виду Семаргл (Огнебог) – Вышний Бог, хранитель Вечно живого Огня и блюститель точ­ного соблюдения всех Огненных Обрядов и Огненных Очищений. Семаргл принимает Огненные Дары, Требы и бескровные Жертво­приношения на древних Славянских и Арийских праздниках, особенно на Красногор, в День Бога Купала и в Вышний День Бога Перуна, являясь посредником между людь­ми и всеми Небесными Богами, как и его предполагаемый иранский прообраз Симург. Это древнерусское языческое божество с неясными функциями, входившее в пантеон князя Владимира, по мнению большинства учёных — полубожественный персонаж. Изображается же он в виде собаки или волка с четырьмя крыльями. В Аллодах же он имеет человеческое лицо и скорее напоминает сфинкса. И всё же Огнебог Семаргл — исток животворящей силы, ибо без тепла и света нет жизни на земле. Вот как о нём поёт Птица Гамаюн (если вы не знаете кто это, то читайте мой прошлый выпуск пасхалок): «И тогда одна искра малая на Сыру Землю-Матушку упала. И от искорки той занялась Земля, и взметнулся пожар к небу синему. И родился в вихре огненном Семаргл — Сварога сын. Ярый бог, словно Солнце Красное, озаряет он всю Вселенную. Сам он Свет, идущий от Солнца. Он и Жар, и Сварожье Пламя! Властелин Огня! Он Сварожич — Огненный бог!» Хассан ибн Хоттаб Кто не знает старого доброго советского фильма «Старик Хоттабыч»? Вообще имя изменено по сути только на одну букву — ведь он Гассан. Так кто же он такой? Хоттабыч — это арабский джинн (и в игре он тоже изображён как джинн, но не в привычном для нас облике, а именно АО-шном). Как описывают его в книге? «Тощий и смуглый старичок с бородой по пояс». Несмотря на то, что, согласно религии, джинны являются нечистью, Хоттабыч очень добр, но бывает весьма вспыльчив, горд, любит иногда прихвастнуть. Способен на глубокую и искреннюю привязанность, а также, что немаловажно, обладает подвижным и лукавым умом. Также можно отметить, что этому персонажу более 3000 лет, многие из которых он провёл в заключении в лампе, откуда появлялся и исполнял желания, если её потереть. В принципе... Хоттабыч достаточно мирный персонаж, едва ли стоит его опасаться (тем более он зелёненький). Зефир Так как аэды сами являются отсылкой к древним то ли грекам, то ли римлянам, то неудивительно встретить в игре некоторых божеств из мифологии Древнего Рима или Древней Греции. Согласно древнегреческой мифологии, Зефир — это бог и персонификация легкого западного ветра, бог весны. На картине Боттичелли изображён с кожей синего оттенка, из-за чего у меня мгновенно и возникла связь с круизным персонажем из Аллодов Онлайн. У него есть двое братьев, которые, к сожалению, в игре не отражены, или я их ещё не отыскала: Быстролетящий Борей [северный ветер], и Нот [южный ветер]. И, мне возможно, кажется, но наличие крыльев в одежде аэда прямо намекает на связь с воздушной стихией, то есть с ветром. Пока на этом я спешу закончить свою подборку. Больше интересных персонажей на круизе, увы, мною обнаружено не было. Сердечно благодарю всех за проявленное ко мне внимание. Надеюсь, вам было интересно читать эту статью. А если вы знаете ещё какие-то пасхалки, запрятанные в Сарнауте, то всегда можете ими поделиться в комментариях. Давай исследовать вселенную Аллодов Онлайн вместе!
  4. Угрюмый Холст

    Пасхалки Сарнаута. Часть 3: Круиз

    Не так давно закончилось празднование очередного юбилея Аллодов Онлайн. Многих порадовал новый сет одежды, достаточно красочный и яркий, кто-то продолжил фарм юбилейных монет и покупку ранее появившихся костюмов и окрасов. Я же провела некоторое время, с любопытством изучая пассажиров круиза, свезённых туда со всех уголков Сарнаута, надеясь отыскать несколько интересных отсылочек для статьи. И вот что нашла... Горыныч Речь, конечно же, идёт о том самом Змее Горыныче, который известен столь многим по сказкам. Давайте же копнём чуть глубже и узнаем немного больше об этом персонаже. Змей Горыныч, а в нашем случае просто Горыныч, — это отрицательный герой русского фольклора, который служил силам зла и чаще всего похищает молоденьких красивых девушек, за что потом его и убивает положительный герой. Змей — по сути слово нарицательное, а вот Горыныч — прозвище и происходит оно от слова «гореть», более очевидно это по его названию в сербской мифологии — Змaj Огњени. Почему же его с огнём связывают? Потому что змей дышит огнём, из-за чего и опасен. Но не только в русской и сербской мифологии встречается этот персонаж. Хорошо он знаком и другим славянским народам. Вот, например, самые известные аналоги: змок (словацк. и чеш. zmok) или смок (польск. smok, белор. цмок), змий (в.-луж. zmij, укр. змій), змай (словен. zmaj, с.-хорв. змаj), змей (белор. и болг. змей). А вот советский фольклорист Владимир Пропп искал истоки образа Горыныча в волшебных сказках и их предшественниках — мифах. Ученый пришел к выводу, что первоначально чудище в виде змеи фигурировало в обрядах посвящения: «проглатывая» мальчика, «змей» выпускал наружу мужчину, наделенного магическими способностями охотника. До наших дней сохранились мифы, в которых герой выбирался из чрева чудища, вырезав у змея печень, разрезав ему живот или разведя внутри утробы костер. Так, по мнению Проппа, зародился мотив змееборства. Когда обряд ушел в прошлое, мифы превратились в сказки, а змея стали воспринимать как грозного врага. Есть две основные функции, которые выполняет в сказках змей: утаскивает людей в царство мертвых или охраняет границу между мирами. Граница обычно проходит по огненной реке, у которой герой и бьется с Горынычем. Светла Предположительно, в Светле заключается образ богини Светлой. Как минимум, такая теория имеет право на существование, и мне лично она кажется вполне правдивой. Светлая – это амазонка и богиня амазонок. Она воплощает идею скорости, полёта, «точного целеуказания», идеальной траектории, прицельного удара. Светлая — превосходный интуитивный тактик. При этом её иногда считают богиней стратегии, что, впрочем, частично искажает её сущность, но только частично. Изображается Светлая в виде воительницы с оружием, которое может быть тонким и изящным, или подчёркнуто неподъёмным. Иногда её рисуют крылатой, хотя здесь налицо смешение с образом её дочери, богиней победы Никой. Впрочем, в некоторых трактовка мифологии крылатая Ника – всего лишь младшая ипостась Светлой. Иеро Этимологически Иеро расшифровывается как святой, полный святости, священник, что очень хорошо отражается в роли этого персонажа как наставника храмовников, ведь они же священники и взаимодействуют с божественной магией света. Также параллель можно провести с "Иерро" — защитной способностью арранкаров, что обозначает "железо", "сталь" или "стальную кожу". Объединив эти два символа, мы получаем идеальный образ главного храмовника (ведь они носят исключительно латы, а латы — это словно стальная кожа). Симаргл Скорее всего под Симарглом имеется в виду Семаргл (Огнебог) – Вышний Бог, хранитель Вечно живого Огня и блюститель точ­ного соблюдения всех Огненных Обрядов и Огненных Очищений. Семаргл принимает Огненные Дары, Требы и бескровные Жертво­приношения на древних Славянских и Арийских праздниках, особенно на Красногор, в День Бога Купала и в Вышний День Бога Перуна, являясь посредником между людь­ми и всеми Небесными Богами, как и его предполагаемый иранский прообраз Симург. Это древнерусское языческое божество с неясными функциями, входившее в пантеон князя Владимира, по мнению большинства учёных — полубожественный персонаж. Изображается же он в виде собаки или волка с четырьмя крыльями. В Аллодах же он имеет человеческое лицо и скорее напоминает сфинкса. И всё же Огнебог Семаргл — исток животворящей силы, ибо без тепла и света нет жизни на земле. Вот как о нём поёт Птица Гамаюн (если вы не знаете кто это, то читайте мой прошлый выпуск пасхалок): «И тогда одна искра малая на Сыру Землю-Матушку упала. И от искорки той занялась Земля, и взметнулся пожар к небу синему. И родился в вихре огненном Семаргл — Сварога сын. Ярый бог, словно Солнце Красное, озаряет он всю Вселенную. Сам он Свет, идущий от Солнца. Он и Жар, и Сварожье Пламя! Властелин Огня! Он Сварожич — Огненный бог!» Хассан ибн Хоттаб Кто не знает старого доброго советского фильма «Старик Хоттабыч»? Вообще имя изменено по сути только на одну букву — ведь он Гассан. Так кто же он такой? Хоттабыч — это арабский джинн (и в игре он тоже изображён как джинн, но не в привычном для нас облике, а именно АО-шном). Как описывают его в книге? «Тощий и смуглый старичок с бородой по пояс». Несмотря на то, что, согласно религии, джинны являются нечистью, Хоттабыч очень добр, но бывает весьма вспыльчив, горд, любит иногда прихвастнуть. Способен на глубокую и искреннюю привязанность, а также, что немаловажно, обладает подвижным и лукавым умом. Также можно отметить, что этому персонажу более 3000 лет, многие из которых он провёл в заключении в лампе, откуда появлялся и исполнял желания, если её потереть. В принципе... Хоттабыч достаточно мирный персонаж, едва ли стоит его опасаться (тем более он зелёненький). Зефир Так как аэды сами являются отсылкой к древним то ли грекам, то ли римлянам, то неудивительно встретить в игре некоторых божеств из мифологии Древнего Рима или Древней Греции. Согласно древнегреческой мифологии, Зефир — это бог и персонификация легкого западного ветра, бог весны. На картине Боттичелли изображён с кожей синего оттенка, из-за чего у меня мгновенно и возникла связь с круизным персонажем из Аллодов Онлайн. У него есть двое братьев, которые, к сожалению, в игре не отражены, или я их ещё не отыскала: Быстролетящий Борей [северный ветер], и Нот [южный ветер]. И, мне возможно, кажется, но наличие крыльев в одежде аэда прямо намекает на связь с воздушной стихией, то есть с ветром. Пока на этом я спешу закончить свою подборку. Больше интересных персонажей на круизе, увы, мною обнаружено не было. Сердечно благодарю всех за проявленное ко мне внимание. Надеюсь, вам было интересно читать эту статью. А если вы знаете ещё какие-то пасхалки, запрятанные в Сарнауте, то всегда можете ими поделиться в комментариях. Давай исследовать вселенную Аллодов Онлайн вместе! Просмотреть полную запись
  5. Угрюмый Холст

    Пасхалки Диких Земель (Умойр), ч.2

    Увлёкшись пасхалками данной локации ещё в прошлом выпуске Сарнаутского Вестника, всеми нами горячо любимого и опекаемого, я решила провести ещё одно небольшое исследование и выявила ещё несколько интересных отсылок, спрятанных на Умойре. Некоторые из них более очевидны, некоторые менее — другими словами, всё как обычно. Что же, предлагаю начать наше маленькое приключение в мир пасхалок удивительнейшей игры Аллоды Онлайн! Жар-птица Образ Жар-птицы является знакомым буквально каждому человеку славянской национальности. Она является в детских сказках, запечатываясь в подсознании на долгие и долгие годы. В игре квест с незамысловатым названием «Жар-птица» на её добычу выдаётся в Вышгороде. Обитает же она на острове Залесский посад. Обратимся теперь к первоисточнику «персонажа». Жар-птица – это сказочная птица из славянского эпоса, воплощение лучезарного бога солнца и гневного бога грозы. В народном воображении Жар-птица неразрывно связана с небесным огнем-пламенем, и ее сияние так же слепит глаза, как солнце или молния. За Жар-птицей отправляются сказочные добрые молодцы и к тому, кто овладеет хоть одним ее пером, приходит великое счастье. Одному ее перу цена побольше целого царства будет, а самой Жар-птице и вовсе цены нет. Но не только у славян есть этот образ огненной птицы. Древнегреческое предание о Фениксе, который, состарившись, взмывает в солнечную высь, зажигает от молнии свое гнездо и сам в том огне сгорает, чтобы потом возродиться. У немцев же такая же птица называется – der goldene Vogel, что основывается на прямой филологической и мифической связи золота с огнем и светом. Подводя итог, Жар-птица – необыкновенное создание, встречаемое в мифологии разных народов мира. В каждой из них её образу даётся схожая интерпретация. Однако все они имеют и нечто общее. Жар-птица – наш свет. При качественном разборе всех легенд об огненной птице можно выявить тот факт, что свет был главным во всём её образе. Другими словами, Жар-птица – это птица света и чудес. Гамаюн В Аллодах Онлайн это волшебное существо раздаёт игроку несколько квестов по цепочке, образ же его взят из мифов. Что же это за странный «зверь» и в чём его суть, его природа? Гамаюн – в восточнославянской мифологии сказочная райская (ирийская) птица; вещая птица, поющая людям божественные песни и предвещающая будущее тем, кто умеет слышать тайное. В мифологии древнеславянских народов – одно из воплощений бога мудрости Велеса. Как правило, гамаюн знает всё на свете. В восточной мифологии – священная птица, символизирующая счастье, богатство, власть (человека, на которого упадет ее тень, ожидают богатство, удача и т.п.). Изображалась эта вещая птица обычно с женской головой и грудью. Такая себе полуженщина-полуптица, предвещающая гибели наций и хранящая секреты мироздания. Лесавка В ММОРПГ образ лесавок очень запоминающийся. Не даром же одной из вариаций питомца у шаманов является именно это прекрасное в графическом плане существо. Это практически обнажённые девушки с длинными вьющимися рыжими или тёмно-бордовыми волосами, рогами на голове и копытами, всегда окружённые лазурными бабочками. Однако настолько красивы они только в игре. Обращаясь к прототипу, мы видим, что лесавки – это мелкие лесные духи славянской мифологии. Согласно одним источникам – это дети лешего и кикиморы, согласно другим – дед и бабка лешего. «Они очень маленькие, серенькие, похожие на ежей. Обитают в прошлогодней листве, бодрствуют с конца лета до середины осени. Одеваются в одежки изо мха и листвы, поэтому могут маскироваться на деревьях и в кустах, оставаясь незамеченными. Иногда могут принять вид причудливых веток и коряжек». Есть, впрочем, также и немного другой образ этих существ. Описываются как бледные очень высокие девушки с длинными чёрными волосами. В некоторых сказания они описываются нагими, либо в белых грубых рубахах, подвязанных осокой, бегают по глухим лесам, напевая песни. Могут заманить заплутавшего путника в непроходимую глубь леса и оставить одного на погибель. История семьи Алира ди Тристес Разбирая по очереди нпс, мне пришлось наткнуться и на этого любопытного персонажа. Порывшись в истории, я обнаружила преинтереснейшую параллель, на которую почему-то раньше не обращала внимания. Речь идёт о проклятии и обращении эльфов в вампиров. Вот краткая вырезка: «Вторым домом, которого поразило это проклятье, был малый Дом Тристес. Глава этого дома Алир ди Тристес привез своей новой жене – Недоле Тьмущинской – в подарок зеркало джунской работы. На его беду, это зеркало оказалось могущественным и тёмным артефактом, обладающим собственной волей. Оно настроило Недолю против дочери Алира Аннет, и той пришлось бежать из дома. Аннет нашла приют у семи богатырей, которые жили в лесу, но и там Недоля отыскала её и отравила. Богатыри похоронили Аннет в хрустальном гробу. Когда на этот остров вернулся жених Аннет Елисей, он убил Недолю и, найдя место захоронения своей невесты, разбил гроб. Увы, оказалось, что Аннет стала вампиршей.» Теперь, думаю, понятно, к чему я клоню. А впрочем, здесь моя задача объяснять. Поэтому объясняю. Лично для меня здесь есть двойная отсылка. Первая – к Пушкину, вторая — к «Спящей красавице» Шарля Перро. Но остановимся на Славянском фольклоре. «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» — произведение А. С. Пушкина, которое любимо детьми на протяжении долгого времени. Вот почему мы все так хорошо его знаем. Запоминаемое в детстве с трудом забывается и в старости, не говоря уже о молодости и средних годах. Если отбросить вампиров, то получится практически чистый сюжет истории, запечатлённой в классической русской литературе. Образ семи богатырей, хрустального гроба, возлюбленного, «спасшего» девушку, мачехи, которая невзлюбила падчерицу и вытравила её из дому, отравление Аннет и выпадение в бессрочный сон. Здесь же есть и волшебное зеркальце, правда, тут джунской работы. Все эти вещи и события перекликаются в мозгу с историей как А.С. Пушкина, так и АО. Только вот концовка здесь немного другая, не такая радостная и солнечная. Весь Тристес так и осталась вампиршей. Мало того, она же обратила в вампирство всех на аллоде, на котором проживала. Кощунский и его имение Имение данного персонажа является частью сюжетной ветки игры, поэтому там оказывается практически каждый. Отсылка здесь довольно проста, и под Кощунским кроется Кощей Бессмертный — некий худой, часто высокий старец, больше похожий на живой скелет. Он сидит в своем имении, путь до которого очень долог и непрост. По силе Кощунский превосходит многих древнерусских богатырей. Является буквальным олицетворением тьмы и зла. А смерть его сам Кощунский спрятал в игле. «Иглу ту вложил в селезня, селезня в зайца, а зайца в сундук, который повесил на черный дуб.» Это описание части сюжетки Аллодов Онлайн точь в точь напоминает сказочную историю Кощея. И даже Василиса Хитрова является частью всего этого действа, девушка с говорящей фамилией и именем сказочной девицы, героини русских волшебных сказок, дарящей свою любовь главному герою, который побеждает Кощея. На этом пока всё. Если Вам известно что-то ещё интересное о пасхалках, спрятанных в игре, то я всегда буду рада услышать о них в комментариях. Спасибо за внимание Просмотреть полную запись
  6. Угрюмый Холст

    Пасхалки Диких Земель (Умойр), ч.2

    Увлёкшись пасхалками данной локации ещё в прошлом выпуске Сарнаутского Вестника, всеми нами горячо любимого и опекаемого, я решила провести ещё одно небольшое исследование и выявила ещё несколько интересных отсылок, спрятанных на Умойре. Некоторые из них более очевидны, некоторые менее — другими словами, всё как обычно. Что же, предлагаю начать наше маленькое приключение в мир пасхалок удивительнейшей игры Аллоды Онлайн! Жар-птица Образ Жар-птицы является знакомым буквально каждому человеку славянской национальности. Она является в детских сказках, запечатываясь в подсознании на долгие и долгие годы. В игре квест с незамысловатым названием «Жар-птица» на её добычу выдаётся в Вышгороде. Обитает же она на острове Залесский посад. Обратимся теперь к первоисточнику «персонажа». Жар-птица – это сказочная птица из славянского эпоса, воплощение лучезарного бога солнца и гневного бога грозы. В народном воображении Жар-птица неразрывно связана с небесным огнем-пламенем, и ее сияние так же слепит глаза, как солнце или молния. За Жар-птицей отправляются сказочные добрые молодцы и к тому, кто овладеет хоть одним ее пером, приходит великое счастье. Одному ее перу цена побольше целого царства будет, а самой Жар-птице и вовсе цены нет. Но не только у славян есть этот образ огненной птицы. Древнегреческое предание о Фениксе, который, состарившись, взмывает в солнечную высь, зажигает от молнии свое гнездо и сам в том огне сгорает, чтобы потом возродиться. У немцев же такая же птица называется – der goldene Vogel, что основывается на прямой филологической и мифической связи золота с огнем и светом. Подводя итог, Жар-птица – необыкновенное создание, встречаемое в мифологии разных народов мира. В каждой из них её образу даётся схожая интерпретация. Однако все они имеют и нечто общее. Жар-птица – наш свет. При качественном разборе всех легенд об огненной птице можно выявить тот факт, что свет был главным во всём её образе. Другими словами, Жар-птица – это птица света и чудес. Гамаюн В Аллодах Онлайн это волшебное существо раздаёт игроку несколько квестов по цепочке, образ же его взят из мифов. Что же это за странный «зверь» и в чём его суть, его природа? Гамаюн – в восточнославянской мифологии сказочная райская (ирийская) птица; вещая птица, поющая людям божественные песни и предвещающая будущее тем, кто умеет слышать тайное. В мифологии древнеславянских народов – одно из воплощений бога мудрости Велеса. Как правило, гамаюн знает всё на свете. В восточной мифологии – священная птица, символизирующая счастье, богатство, власть (человека, на которого упадет ее тень, ожидают богатство, удача и т.п.). Изображалась эта вещая птица обычно с женской головой и грудью. Такая себе полуженщина-полуптица, предвещающая гибели наций и хранящая секреты мироздания. Лесавка В ММОРПГ образ лесавок очень запоминающийся. Не даром же одной из вариаций питомца у шаманов является именно это прекрасное в графическом плане существо. Это практически обнажённые девушки с длинными вьющимися рыжими или тёмно-бордовыми волосами, рогами на голове и копытами, всегда окружённые лазурными бабочками. Однако настолько красивы они только в игре. Обращаясь к прототипу, мы видим, что лесавки – это мелкие лесные духи славянской мифологии. Согласно одним источникам – это дети лешего и кикиморы, согласно другим – дед и бабка лешего. «Они очень маленькие, серенькие, похожие на ежей. Обитают в прошлогодней листве, бодрствуют с конца лета до середины осени. Одеваются в одежки изо мха и листвы, поэтому могут маскироваться на деревьях и в кустах, оставаясь незамеченными. Иногда могут принять вид причудливых веток и коряжек». Есть, впрочем, также и немного другой образ этих существ. Описываются как бледные очень высокие девушки с длинными чёрными волосами. В некоторых сказания они описываются нагими, либо в белых грубых рубахах, подвязанных осокой, бегают по глухим лесам, напевая песни. Могут заманить заплутавшего путника в непроходимую глубь леса и оставить одного на погибель. История семьи Алира ди Тристес Разбирая по очереди нпс, мне пришлось наткнуться и на этого любопытного персонажа. Порывшись в истории, я обнаружила преинтереснейшую параллель, на которую почему-то раньше не обращала внимания. Речь идёт о проклятии и обращении эльфов в вампиров. Вот краткая вырезка: «Вторым домом, которого поразило это проклятье, был малый Дом Тристес. Глава этого дома Алир ди Тристес привез своей новой жене – Недоле Тьмущинской – в подарок зеркало джунской работы. На его беду, это зеркало оказалось могущественным и тёмным артефактом, обладающим собственной волей. Оно настроило Недолю против дочери Алира Аннет, и той пришлось бежать из дома. Аннет нашла приют у семи богатырей, которые жили в лесу, но и там Недоля отыскала её и отравила. Богатыри похоронили Аннет в хрустальном гробу. Когда на этот остров вернулся жених Аннет Елисей, он убил Недолю и, найдя место захоронения своей невесты, разбил гроб. Увы, оказалось, что Аннет стала вампиршей.» Теперь, думаю, понятно, к чему я клоню. А впрочем, здесь моя задача объяснять. Поэтому объясняю. Лично для меня здесь есть двойная отсылка. Первая – к Пушкину, вторая — к «Спящей красавице» Шарля Перро. Но остановимся на Славянском фольклоре. «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» — произведение А. С. Пушкина, которое любимо детьми на протяжении долгого времени. Вот почему мы все так хорошо его знаем. Запоминаемое в детстве с трудом забывается и в старости, не говоря уже о молодости и средних годах. Если отбросить вампиров, то получится практически чистый сюжет истории, запечатлённой в классической русской литературе. Образ семи богатырей, хрустального гроба, возлюбленного, «спасшего» девушку, мачехи, которая невзлюбила падчерицу и вытравила её из дому, отравление Аннет и выпадение в бессрочный сон. Здесь же есть и волшебное зеркальце, правда, тут джунской работы. Все эти вещи и события перекликаются в мозгу с историей как А.С. Пушкина, так и АО. Только вот концовка здесь немного другая, не такая радостная и солнечная. Весь Тристес так и осталась вампиршей. Мало того, она же обратила в вампирство всех на аллоде, на котором проживала. Кощунский и его имение Имение данного персонажа является частью сюжетной ветки игры, поэтому там оказывается практически каждый. Отсылка здесь довольно проста, и под Кощунским кроется Кощей Бессмертный — некий худой, часто высокий старец, больше похожий на живой скелет. Он сидит в своем имении, путь до которого очень долог и непрост. По силе Кощунский превосходит многих древнерусских богатырей. Является буквальным олицетворением тьмы и зла. А смерть его сам Кощунский спрятал в игле. «Иглу ту вложил в селезня, селезня в зайца, а зайца в сундук, который повесил на черный дуб.» Это описание части сюжетки Аллодов Онлайн точь в точь напоминает сказочную историю Кощея. И даже Василиса Хитрова является частью всего этого действа, девушка с говорящей фамилией и именем сказочной девицы, героини русских волшебных сказок, дарящей свою любовь главному герою, который побеждает Кощея. На этом пока всё. Если Вам известно что-то ещё интересное о пасхалках, спрятанных в игре, то я всегда буду рада услышать о них в комментариях. Спасибо за внимание
  7. Угрюмый Холст

    Пасхалки Диких Земель. Часть 1

    Весь Сарнаут, как коробка конфет, под самый верх забит, заполнен и, даже можно сказать, переполнен пасхалками. Когда-то я писала о тех, что нашла в Темноводье. Но теперь моя коллекция открытий пополнилась ещё немного. Некоторыми из условных пасхалок мне хотелось бы с вами сегодня поделиться. За базу для открытий был взяты Дикие земли, в том числе прославленные Руины Ал-Риата, и здесь нашлось несколько интересных персонажей, о которых можно сказать чуть больше, чем говорит нам игра. Есть более очевидные моменты, а есть менее... В конце концов многие достаточно плотно знакомы с мифологией, особенно славянской, ведь сказки-то в детстве читали все. Поэтому некоторые существа могут уже не вызывать подлинного интереса. Так копнём же чуточку поглубже! Шуликун Обитая на Диких Землях, это чудаковатое существо привыкло к агрессии, хотя раньше само её и не проявляло. После Проказы всё покатилось к чёрту, и шуликуны стали злыми, они бросаются на прохожих и могут сильно покалечить. Но это же существо можно отыскать в русском, как это ни удивительно, фольклоре. Шуликун – это мелкий пакостник, демон, появляющийся на Святки. Любопытно, что эти существа и в самом деле чем-то похожи на человечков, только маленьких. Есть много теорий, кто же такие шуликуны изначально, как они появились и кем стали. Но в фольклоре чаще всего их связывают с водной стихией, а именно – с прорубью или болотом, откуда они вылазят на землю. В отличие от Аллодов, в литературе обычно упоминаются крючки как оружие этих демонов, а не рогатки. Лихо Не буди Лихо, пока тихо! Лихо – тоже дикоземельное порождение. Представлено в виде высокого бородатого старика. Очень худого и с длинными бедными волосами, наполовину одревеневшего. В руке у него посох, светящийся синим, а на голове - разросшиеся рога. То же имя носит мифологическое существо славян. Правда, обычно к нему добавляют прижившуюся характеристику, и получается Лихо Одноглазое. Это забавно обыграли Аллоды Онлайн, потому что моб может призывать злобоглазов. Данное существо считается живым воплощением недоли и горя, оно отводит человека от добрых и благородных поступков, часто доводя до полного разорения. Ещё оно сбивает лесных странников с пути (как видно, не только жизненного). Да и вообще встреча с ним – знак не добрый. Правда, что ведутся некие споры на тему половой принадлежности мифического персонажа. Всё же чаще всего это сухая старуха, хотя игра нам и предлагает мужской образ. Поминается Лихо в народных поговорках и сказках. Людожор Этот монстр не сильно ловок, быстр и хитёр. Поэтому, до нашествия, его мало кто серьёзно боялся. Больно уж они, людожоры, шумные – издалека слышно. А значит, избежать не так уж и сложно. Порывшись на просторах интернета, я обнаружила разные вариации названий таких чудищ: людорез, людоубийца, людогуб, людомор, людожор, людоед. Это существо режет, убивает, губит, морит или пожирает людей. Чаще всего таких, как он, называют людоедами. Это же просто одна из версий, суть остаётся той же. Людожор выше обычного человека, и у него явно проблемы с головой. Так что лучше лишний раз к нему всё же не приближаться, коли своя голова ещё нужна. Горгулья Наверное, ни у кого не возникает вопрос относительно сущности горгулий. Все знают о них по готическим соборам или хотя бы Героям Меча и Магии. Эти монстровидные существа, сотворённые из камня, имеют крылья навроде тех, что носит летучая мышь, а лица их искажены гримасой уродства и злости. Горгульи пришли к нам из средневековья, а прозваны так были за страшные звуки, которые издавали. Теперь они заселяют Руины Ал-Риата, мешая путникам собирать необходимые для сдачи квеста цветы, и нападают обычно группами, а не один на одного, что только усложняет дело. Огр Ну, тут уж совсем просто. Особых открытий нет, однако маленькую справочку составить вполне можно. Огры встречаются далеко не только в Диких Землях. Игрок точно знаком с этими злобными, высоченными, наполовину обнажёнными чудищами, которые весьма неторопливы и не особо изворотливы, однако бьют, надо признать, сильно. Редко нападают в одиночку, хотя и до ужаса жадные до добычи. Огров в игре часто путают с людоедами, а иногда даже и с троллями. И этому есть разумное объяснение: они и в самом деле очень похожи, практически идентичны, как минимум с людоедами. Огры пришли к нам из кельтской мифологии. Так называются безобразные злобные великаны-людоеды, отдающие в еде предпочтение маленьким детям. Не не думайте, что если вы уже не ребёнок, то они вас не тронут! Ещё как тронут! От похожих на них троллей их отличает зона обитания. Обычно они встречаются не в горах, как тролли, а в лесах, преимущественно – на болотах. Так, на Руинах Ал-Риата они находятся в лесной части недалеко от водоёма, чем-то напоминающем болотце. Они внушительного роста, а в качестве оружия используют дубины. Хотя и их уродливую физиономию тоже вполне можно считать своеобразным оружием. Ну кому приятно на них смотреть? Разве что добычу от убийства собирать. И то сомнительно. Лесная ведьма Горбатая старуха, злая и одинокая, забравшаяся подальше в чащу от людей. Игра советует обходить её стороной, чтобы не нарваться на неприятности. Внешне она, конечно, мало привлекательна, но очень интересна. Имеет сиреневатый оттенок кожи, довольно высокая, с огромными когтистыми руками и седыми волосами до самых пят. Одета она в тряпьё и носит на груди мешочки с ядовитыми травами, а на шее – ожерелье с красным камнем. В руке у неё всегда посох, украшенный черепами и зелёной горящей свечой. Лесные ведьмы встречаются и в славянских поверьях. Принято считать, что ведьмы – это ведающие женщины, олицетворяющие магию и колдовство, коими не владели обычные люди. А уходили они подальше в лес для того, чтобы никто им не мог мешать приобретать новые знания о природе. Видимо, так было и во Вселенной Сарнаута, покуда туда не пришла Проказа и не озлобила всё живое. Теперь к такой старухе, имеющей общие корни с известном всем без исключения бабой Ягой (которую все мы знаем как Ядвигу из Темноводья), лучше не приближаться, если, конечно, жить хочется. И детей к ней тоже лучше не подпускать. Мало ли что может произойти. А так вообще супер колоритный персонаж, которым можно откровенно любоваться... На этом пока всё. Возможно, увидимся в других номерах, если я найду ещё что-нибудь интересное и захочу этим с вами поделиться А если у кого-то есть свои интересные замечания, то буду только рада услышать их. Ведь нет ничего интереснее, чем исследование мира Аллодов Онлайн. Так давайте вместе расширим немножко наш кругозор и узнаем немного больше!
  8. Угрюмый Холст

    Пасхалки Диких Земель. Часть 1

    Весь Сарнаут, как коробка конфет, под самый верх забит, заполнен и, даже можно сказать, переполнен пасхалками. Когда-то я писала о тех, что нашла в Темноводье. Но теперь моя коллекция открытий пополнилась ещё немного. Некоторыми из условных пасхалок мне хотелось бы с вами сегодня поделиться. За базу для открытий был взяты Дикие земли, в том числе прославленные Руины Ал-Риата, и здесь нашлось несколько интересных персонажей, о которых можно сказать чуть больше, чем говорит нам игра. Есть более очевидные моменты, а есть менее... В конце концов многие достаточно плотно знакомы с мифологией, особенно славянской, ведь сказки-то в детстве читали все. Поэтому некоторые существа могут уже не вызывать подлинного интереса. Так копнём же чуточку поглубже! Шуликун Обитая на Диких Землях, это чудаковатое существо привыкло к агрессии, хотя раньше само её и не проявляло. После Проказы всё покатилось к чёрту, и шуликуны стали злыми, они бросаются на прохожих и могут сильно покалечить. Но это же существо можно отыскать в русском, как это ни удивительно, фольклоре. Шуликун – это мелкий пакостник, демон, появляющийся на Святки. Любопытно, что эти существа и в самом деле чем-то похожи на человечков, только маленьких. Есть много теорий, кто же такие шуликуны изначально, как они появились и кем стали. Но в фольклоре чаще всего их связывают с водной стихией, а именно – с прорубью или болотом, откуда они вылазят на землю. В отличие от Аллодов, в литературе обычно упоминаются крючки как оружие этих демонов, а не рогатки. Лихо Не буди Лихо, пока тихо! Лихо – тоже дикоземельное порождение. Представлено в виде высокого бородатого старика. Очень худого и с длинными бедными волосами, наполовину одревеневшего. В руке у него посох, светящийся синим, а на голове - разросшиеся рога. То же имя носит мифологическое существо славян. Правда, обычно к нему добавляют прижившуюся характеристику, и получается Лихо Одноглазое. Это забавно обыграли Аллоды Онлайн, потому что моб может призывать злобоглазов. Данное существо считается живым воплощением недоли и горя, оно отводит человека от добрых и благородных поступков, часто доводя до полного разорения. Ещё оно сбивает лесных странников с пути (как видно, не только жизненного). Да и вообще встреча с ним – знак не добрый. Правда, что ведутся некие споры на тему половой принадлежности мифического персонажа. Всё же чаще всего это сухая старуха, хотя игра нам и предлагает мужской образ. Поминается Лихо в народных поговорках и сказках. Людожор Этот монстр не сильно ловок, быстр и хитёр. Поэтому, до нашествия, его мало кто серьёзно боялся. Больно уж они, людожоры, шумные – издалека слышно. А значит, избежать не так уж и сложно. Порывшись на просторах интернета, я обнаружила разные вариации названий таких чудищ: людорез, людоубийца, людогуб, людомор, людожор, людоед. Это существо режет, убивает, губит, морит или пожирает людей. Чаще всего таких, как он, называют людоедами. Это же просто одна из версий, суть остаётся той же. Людожор выше обычного человека, и у него явно проблемы с головой. Так что лучше лишний раз к нему всё же не приближаться, коли своя голова ещё нужна. Горгулья Наверное, ни у кого не возникает вопрос относительно сущности горгулий. Все знают о них по готическим соборам или хотя бы Героям Меча и Магии. Эти монстровидные существа, сотворённые из камня, имеют крылья навроде тех, что носит летучая мышь, а лица их искажены гримасой уродства и злости. Горгульи пришли к нам из средневековья, а прозваны так были за страшные звуки, которые издавали. Теперь они заселяют Руины Ал-Риата, мешая путникам собирать необходимые для сдачи квеста цветы, и нападают обычно группами, а не один на одного, что только усложняет дело. Огр Ну, тут уж совсем просто. Особых открытий нет, однако маленькую справочку составить вполне можно. Огры встречаются далеко не только в Диких Землях. Игрок точно знаком с этими злобными, высоченными, наполовину обнажёнными чудищами, которые весьма неторопливы и не особо изворотливы, однако бьют, надо признать, сильно. Редко нападают в одиночку, хотя и до ужаса жадные до добычи. Огров в игре часто путают с людоедами, а иногда даже и с троллями. И этому есть разумное объяснение: они и в самом деле очень похожи, практически идентичны, как минимум с людоедами. Огры пришли к нам из кельтской мифологии. Так называются безобразные злобные великаны-людоеды, отдающие в еде предпочтение маленьким детям. Не не думайте, что если вы уже не ребёнок, то они вас не тронут! Ещё как тронут! От похожих на них троллей их отличает зона обитания. Обычно они встречаются не в горах, как тролли, а в лесах, преимущественно – на болотах. Так, на Руинах Ал-Риата они находятся в лесной части недалеко от водоёма, чем-то напоминающем болотце. Они внушительного роста, а в качестве оружия используют дубины. Хотя и их уродливую физиономию тоже вполне можно считать своеобразным оружием. Ну кому приятно на них смотреть? Разве что добычу от убийства собирать. И то сомнительно. Лесная ведьма Горбатая старуха, злая и одинокая, забравшаяся подальше в чащу от людей. Игра советует обходить её стороной, чтобы не нарваться на неприятности. Внешне она, конечно, мало привлекательна, но очень интересна. Имеет сиреневатый оттенок кожи, довольно высокая, с огромными когтистыми руками и седыми волосами до самых пят. Одета она в тряпьё и носит на груди мешочки с ядовитыми травами, а на шее – ожерелье с красным камнем. В руке у неё всегда посох, украшенный черепами и зелёной горящей свечой. Лесные ведьмы встречаются и в славянских поверьях. Принято считать, что ведьмы – это ведающие женщины, олицетворяющие магию и колдовство, коими не владели обычные люди. А уходили они подальше в лес для того, чтобы никто им не мог мешать приобретать новые знания о природе. Видимо, так было и во Вселенной Сарнаута, покуда туда не пришла Проказа и не озлобила всё живое. Теперь к такой старухе, имеющей общие корни с известном всем без исключения бабой Ягой (которую все мы знаем как Ядвигу из Темноводья), лучше не приближаться, если, конечно, жить хочется. И детей к ней тоже лучше не подпускать. Мало ли что может произойти. А так вообще супер колоритный персонаж, которым можно откровенно любоваться... На этом пока всё. Возможно, увидимся в других номерах, если я найду ещё что-нибудь интересное и захочу этим с вами поделиться А если у кого-то есть свои интересные замечания, то буду только рада услышать их. Ведь нет ничего интереснее, чем исследование мира Аллодов Онлайн. Так давайте вместе расширим немножко наш кругозор и узнаем немного больше! Просмотреть полную запись
  9. Незебград – поистине удивительный город. Он никогда не спит ночью, ровно как и лигийская столица – Новоград – но, в отличие от неё, он не уютен, как сельская провинция, а величественен и торжественен в любое время суток. Архитектура зданий, улиц, имперцы, их населяющие — от всего этого веет уверенностью не только в завтрашнем дне, но и в завтрашней вечности и вечной же славе Империи. «Империя никогда не падёт» – так обычно выступают и патриоты своего Отечества, и даже самые простые граждане. Впрочем. Кто из имперцев не патриот? Едва ли таких найдётся хотя бы с десяток. Именно на этой стальной уверенности всё было когда-то построено и держится здесь даже теперь, по сию пору. Вероятно, это и есть то, что называют шармом города, ведь он зачаровывает, охватывает создание и привлекает на свою сторону, не оставляя никому выбора на сопротивление. Вот почему мне кажется, что Незебград прекрасен в любое время года и в любую же погоду, хорошую или плохую. Для него нет ничего, что он не сделал бы торжественно-прекрасным. Суровое незебградское небо сгущало краски, будто бы акварельные, принимая оттенки тяжёлой стали; тучи казались слишком тяжёлые, в них скопилось так много то ли дождя, то ли снега, что они буквально провисали, почти цепляясь макушками за кроны деревьев. Холодало. Дул ветерок, шелестела высохшая листва, смерзшаяся крупными комьями, скрипели почерневшие деревья, покачивая своими острыми голыми ветками. Они размешивали гущу небес. Вечерело. Худенькая девушка в лёгкой куртке из грубой рабочей ткани, которая досталась ей ещё от отца, умершего много лет назад, сидела на холодной бетонной лавочке у парадной дома на окраине имперской столицы, дрожа от окутывающего всё тело холода и обхватив себя руками за плечи, дабы хоть как-то согреться, чего-то ожидая. Она сама плохо понимала, чего, хотя и имела смутное представление своих намерений. Просто сидела и ждала чего-то, и даже не было понятно, чего именно. В конце концов она вновь решила попробовать посетить библиотеку, где работала и когда-то случайно повстречала писателя, но пойти туда ей хотелось не в качестве сотрудницы, да и сегодня у неё был выходной, а в роли посетительницы. О какой-либо надежде или логической последовательности действий не могло идти и речи, впрочем, с практически нулевой вероятностью юная особа всё равно решила испытать Судьбу, кто знает, быть может, она и в этот раз будет к ней благосклонна и сможет помочь. Ведь по сути сам сарнаутец ничего не может сделать, даже добро, для этого ему тоже нужна поддержка и своеобразное разрешение; иначе же, как не пытайся – все старания пойдут прахом. Вероятно, в наших поступках периодически, а иногда и очень часто, не хватает рассудительности, однако, это нас зачастую и выручает. Сами не зная как, мы творим невероятные дела, успевая только удивляться собственным свершениям. И вот, полностью положившись в этот раз на Судьбу и Удачу, подруг близких, но столь разных и непохожих друг на друга не по сути, но по принципам, молодая искательница счастья хотела уже было подняться с лавки и выдвинуться в желаемом направлении, но тут же на кое-что обратила внимание, что заставило её быстро вернуться в реальность, из которой она на какое-то время выпала. В распахнутой старенькой телогрейке едва ли могло быть тепло, но орк, шедший по направлению к парадной и вида не подавал на хоть малейшее ощущение холода. Быть может, он так ушёл в свои мысли, что уже давно перестал ощущать и видеть окружающую его среду. Тяжёлый взгляд уныло смотрел на небо, словно размешивал его чайной ложечкой, растягивая облака в продолговатые серые, завивающиеся на концах, перья. — Ты зачем пришла? — удивился товарищ, приметив замерзающую хадаганку. — Куда? — не поняла она. — Твой дом расположен не здесь, если ты забыла, — хмыкнул орк. — Да? — хадаганка в удивлении вскинула брови и закрутила по сторонам головой, а затем, потупив взгляд, выдавила из себя виноватое. — Действительно... Я как-то не заметила... — И как ты умудряешься только, а? — лишь развёл руками имперец. — Не знаю... — Не зайдёшь? — ненавязчиво поинтересовался орк, кивая головой на тяжёлую металлическую входную дверь. — Я смотался на Айрин тут недавно, прикупил пыльцы фей. Говорят, что с ней отличный чай получается, айринцы вместо сахара его добавляют. Круче мёда светолесских пчёл и не так дорого, как ал-риатский. — Да нет, я, пожалуй, пойду... — виновато пробормотала хадаганка, теребя пальцами выбившуюся из-за уха рыжую прядь, завитую на конце. — У меня дела есть, я просто задумалась что-то... — Вот и пришла? — с сочувственной улыбкой угадал орк. — Вот и пришла, — согласилась она. — Ну ладно тогда, — грустно усмехнулся товарищ. — Надеюсь, вскоре увидимся с тобой. Приходи, с товарищами сходим, потусуемся в Оке. Хоть встретишься с ними, а то поди уже и лица все позабывала. Видишь одну только канийскую физиономию. — Он не каниец, — запротестовала рыжая, и алая краска резко ударила ей в лицо, прелестно припудрив даже маленькие, слегка оттопыренные, ушки. Что ни говори, а принадлежность к Лиге здесь всё-таки из веков в века порицалась и осуждалась не только на уровне общества, но и государства в частности. — Да-да, конечно. Он настолько же не лигиец в душе, насколько я эльф из благородного семейства ди Дазире, — рассмеялся имперец и не спеша двинулся к входной двери, обернувшись уже только на пороге и проговорив. — Беги давай по своим делам, рыжая чудачка. Только в неприятности со стражниками астральных портов больше не вмешивайся. — Обязательно... — неохотно пробурчала в ответ хадаганка и направилась в обратную от дома сторону. Путь к библиотеке лежал через промзону. Это было далеко не самым приятным маршрутом, к сожалению, но самым коротким. Пожалуй, самой неприятной его частью являлось обилие воронов и крыс. Приятно знать, что лигийские шпионы предпочитали для диверсий выбирать другие закоулки, и хоть здесь их не нужно было опасаться. Однако обилие голодных незебградских паразитов удручало и немного пугало. Кто знает, на что способно одичалое создание? А если их будет стая? Вот почему хадаганка двигалась практически бегом, лишь бы поскорее покончить с неприятными кварталами, которые, надо сказать, были ровно так же, как и всё в столице Империи, удивительно большого масштаба. Словно в каждом из районов могло поместиться по целому Суслангеру, при этом с амброзиевыми змеями, скорпионами и всеми прилагающимися дружелюбными прелестями. *** В библиотеке она, конечно же, никого не встретила, хоть и провела там добрых три часа, правда, не без определённой доли удовольствия. В конце концов, книги были вечными спутниками её жизни, а потому их компания если не радовала и воодушевляла в таких удручающих ситуациях, то хотя бы успокаивала. Теперь молодая имперка просто сидела в читательском зале, раскрыв наугад последний выпуск «Дневников сарнаутца». Она даже не вчитывалась в слова, впрочем, в этом и не было необходимости, ведь она читала все части дневников в тот самый день, как только они оказывались в библиотеке. А так как библиотека, где она сейчас находилась и вообще работала, была крупнейшей в Империи и носила имя Яскера, то здесь все новые книги появлялись быстрее, чем где бы то ни было. Хадаганка обхватила голову ладонями и просто смотрела пустым взглядом на страницу, пестрящую крупным маслянистым чёрным шрифтом с красными заглавными буквами в начале каждого из абзацев. В голове её метались в разные стороны, постоянно сталкиваясь друг с другом, разные мысли – одна другой хуже. Что ей теперь делать? А имеет ли она вообще хоть какое-то право что бы то ни было делать? Что даёт ей полученная травма? Знание о причине травмы писателя? Но какое отношение это имеет к его романам? А к ней? Неужели именно влияние такой особы, какой была невеста этого сарнаутца, сделала его книги такими... Безжизненными? Та хадаганка сказала, что невеста имела странную способность собирать в себе несочетаемые черты. Возможно, именно это никак не позволяло писателю обрести столь необходимый его тонкой душевной натуре покой. Судя по всему, именно эта невеста стала причиной явно патриотских оттенков в сюжетах романов хадаганца. Он пытался ей соответствовать, хотел ей угодить, и, вероятно, просто надеялся понять её, но так и не понял... Невозможно писать о том, чего ты не знаешь и чего не чувствуешь так, чтобы позволить другим сарнаутцам ощутить это удивительное чувство искренности мотива. Так и он столько времени метался между двух огней, выбирая между тем, что нравится его сердцу, и тем, чего от него ожидала возлюбленная. А потом ещё эта ужасная травма... Нет, это было слишком сурово, слишком жестоко. Это было бесчеловечно. Она не человек. Это точно. А настоящий зверь, раз решила так поступить и с ребёнком, и с женихом, чтобы воспитать последнего... Какое-то сумасшествие... — Я ничего не понимаю... — тихо простонала хадаганка, захлопывая книжку и откладывая в сторону, а потом плюхаясь на предварительно вытянутые вперёд руки. — Объясните мне кто-нибудь... Она осознавала, что вмешиваться в судьбу сарнаутца, которого она едва знает, неправильно. Нельзя насильно заставить кого-то принять твою помощь. Любые насильственные методы ужасны. Их нельзя допускать ни в коем случае к исполнению. И даже если тебе очень хочется кому-то оказать помощь, поддержку или проявить сострадание, нужно сначала понять, нуждается ли он в этом. Но что делать, если помочь так сильно хочется, а ты не имеешь никакой возможности даже просто спросить, может ли она быть полезной... Тогда остаётся только либо забыть то, что тревожит, переключив свой мозг на другие насущные проблемы, либо идти напролом, забив имперский болт на всякую логику. Будто она кому-то нужна? И вправду... Зачем думать о чём-то, если голос разума всегда твердит зазубренные истины. Не лучше ли попытаться сердцем открыть для себя подлинную, свою правду? __________ В Сарнауте слишком много конфликтов. И все они имеют разный масштаб, но общие пути разрешения. И как существует многовековой спор между Империей и Лигой, так и существует в сердце каждого сарнаутца разлад между сердцем и разумом.
  10. Незебград – поистине удивительный город. Он никогда не спит ночью, ровно как и лигийская столица – Новоград – но, в отличие от неё, он не уютен, как сельская провинция, а величественен и торжественен в любое время суток. Архитектура зданий, улиц, имперцы, их населяющие — от всего этого веет уверенностью не только в завтрашнем дне, но и в завтрашней вечности и вечной же славе Империи. «Империя никогда не падёт» – так обычно выступают и патриоты своего Отечества, и даже самые простые граждане. Впрочем. Кто из имперцев не патриот? Едва ли таких найдётся хотя бы с десяток. Именно на этой стальной уверенности всё было когда-то построено и держится здесь даже теперь, по сию пору. Вероятно, это и есть то, что называют шармом города, ведь он зачаровывает, охватывает создание и привлекает на свою сторону, не оставляя никому выбора на сопротивление. Вот почему мне кажется, что Незебград прекрасен в любое время года и в любую же погоду, хорошую или плохую. Для него нет ничего, что он не сделал бы торжественно-прекрасным. Суровое незебградское небо сгущало краски, будто бы акварельные, принимая оттенки тяжёлой стали; тучи казались слишком тяжёлые, в них скопилось так много то ли дождя, то ли снега, что они буквально провисали, почти цепляясь макушками за кроны деревьев. Холодало. Дул ветерок, шелестела высохшая листва, смерзшаяся крупными комьями, скрипели почерневшие деревья, покачивая своими острыми голыми ветками. Они размешивали гущу небес. Вечерело. Худенькая девушка в лёгкой куртке из грубой рабочей ткани, которая досталась ей ещё от отца, умершего много лет назад, сидела на холодной бетонной лавочке у парадной дома на окраине имперской столицы, дрожа от окутывающего всё тело холода и обхватив себя руками за плечи, дабы хоть как-то согреться, чего-то ожидая. Она сама плохо понимала, чего, хотя и имела смутное представление своих намерений. Просто сидела и ждала чего-то, и даже не было понятно, чего именно. В конце концов она вновь решила попробовать посетить библиотеку, где работала и когда-то случайно повстречала писателя, но пойти туда ей хотелось не в качестве сотрудницы, да и сегодня у неё был выходной, а в роли посетительницы. О какой-либо надежде или логической последовательности действий не могло идти и речи, впрочем, с практически нулевой вероятностью юная особа всё равно решила испытать Судьбу, кто знает, быть может, она и в этот раз будет к ней благосклонна и сможет помочь. Ведь по сути сам сарнаутец ничего не может сделать, даже добро, для этого ему тоже нужна поддержка и своеобразное разрешение; иначе же, как не пытайся – все старания пойдут прахом. Вероятно, в наших поступках периодически, а иногда и очень часто, не хватает рассудительности, однако, это нас зачастую и выручает. Сами не зная как, мы творим невероятные дела, успевая только удивляться собственным свершениям. И вот, полностью положившись в этот раз на Судьбу и Удачу, подруг близких, но столь разных и непохожих друг на друга не по сути, но по принципам, молодая искательница счастья хотела уже было подняться с лавки и выдвинуться в желаемом направлении, но тут же на кое-что обратила внимание, что заставило её быстро вернуться в реальность, из которой она на какое-то время выпала. В распахнутой старенькой телогрейке едва ли могло быть тепло, но орк, шедший по направлению к парадной и вида не подавал на хоть малейшее ощущение холода. Быть может, он так ушёл в свои мысли, что уже давно перестал ощущать и видеть окружающую его среду. Тяжёлый взгляд уныло смотрел на небо, словно размешивал его чайной ложечкой, растягивая облака в продолговатые серые, завивающиеся на концах, перья. — Ты зачем пришла? — удивился товарищ, приметив замерзающую хадаганку. — Куда? — не поняла она. — Твой дом расположен не здесь, если ты забыла, — хмыкнул орк. — Да? — хадаганка в удивлении вскинула брови и закрутила по сторонам головой, а затем, потупив взгляд, выдавила из себя виноватое. — Действительно... Я как-то не заметила... — И как ты умудряешься только, а? — лишь развёл руками имперец. — Не знаю... — Не зайдёшь? — ненавязчиво поинтересовался орк, кивая головой на тяжёлую металлическую входную дверь. — Я смотался на Айрин тут недавно, прикупил пыльцы фей. Говорят, что с ней отличный чай получается, айринцы вместо сахара его добавляют. Круче мёда светолесских пчёл и не так дорого, как ал-риатский. — Да нет, я, пожалуй, пойду... — виновато пробормотала хадаганка, теребя пальцами выбившуюся из-за уха рыжую прядь, завитую на конце. — У меня дела есть, я просто задумалась что-то... — Вот и пришла? — с сочувственной улыбкой угадал орк. — Вот и пришла, — согласилась она. — Ну ладно тогда, — грустно усмехнулся товарищ. — Надеюсь, вскоре увидимся с тобой. Приходи, с товарищами сходим, потусуемся в Оке. Хоть встретишься с ними, а то поди уже и лица все позабывала. Видишь одну только канийскую физиономию. — Он не каниец, — запротестовала рыжая, и алая краска резко ударила ей в лицо, прелестно припудрив даже маленькие, слегка оттопыренные, ушки. Что ни говори, а принадлежность к Лиге здесь всё-таки из веков в века порицалась и осуждалась не только на уровне общества, но и государства в частности. — Да-да, конечно. Он настолько же не лигиец в душе, насколько я эльф из благородного семейства ди Дазире, — рассмеялся имперец и не спеша двинулся к входной двери, обернувшись уже только на пороге и проговорив. — Беги давай по своим делам, рыжая чудачка. Только в неприятности со стражниками астральных портов больше не вмешивайся. — Обязательно... — неохотно пробурчала в ответ хадаганка и направилась в обратную от дома сторону. Путь к библиотеке лежал через промзону. Это было далеко не самым приятным маршрутом, к сожалению, но самым коротким. Пожалуй, самой неприятной его частью являлось обилие воронов и крыс. Приятно знать, что лигийские шпионы предпочитали для диверсий выбирать другие закоулки, и хоть здесь их не нужно было опасаться. Однако обилие голодных незебградских паразитов удручало и немного пугало. Кто знает, на что способно одичалое создание? А если их будет стая? Вот почему хадаганка двигалась практически бегом, лишь бы поскорее покончить с неприятными кварталами, которые, надо сказать, были ровно так же, как и всё в столице Империи, удивительно большого масштаба. Словно в каждом из районов могло поместиться по целому Суслангеру, при этом с амброзиевыми змеями, скорпионами и всеми прилагающимися дружелюбными прелестями. *** В библиотеке она, конечно же, никого не встретила, хоть и провела там добрых три часа, правда, не без определённой доли удовольствия. В конце концов, книги были вечными спутниками её жизни, а потому их компания если не радовала и воодушевляла в таких удручающих ситуациях, то хотя бы успокаивала. Теперь молодая имперка просто сидела в читательском зале, раскрыв наугад последний выпуск «Дневников сарнаутца». Она даже не вчитывалась в слова, впрочем, в этом и не было необходимости, ведь она читала все части дневников в тот самый день, как только они оказывались в библиотеке. А так как библиотека, где она сейчас находилась и вообще работала, была крупнейшей в Империи и носила имя Яскера, то здесь все новые книги появлялись быстрее, чем где бы то ни было. Хадаганка обхватила голову ладонями и просто смотрела пустым взглядом на страницу, пестрящую крупным маслянистым чёрным шрифтом с красными заглавными буквами в начале каждого из абзацев. В голове её метались в разные стороны, постоянно сталкиваясь друг с другом, разные мысли – одна другой хуже. Что ей теперь делать? А имеет ли она вообще хоть какое-то право что бы то ни было делать? Что даёт ей полученная травма? Знание о причине травмы писателя? Но какое отношение это имеет к его романам? А к ней? Неужели именно влияние такой особы, какой была невеста этого сарнаутца, сделала его книги такими... Безжизненными? Та хадаганка сказала, что невеста имела странную способность собирать в себе несочетаемые черты. Возможно, именно это никак не позволяло писателю обрести столь необходимый его тонкой душевной натуре покой. Судя по всему, именно эта невеста стала причиной явно патриотских оттенков в сюжетах романов хадаганца. Он пытался ей соответствовать, хотел ей угодить, и, вероятно, просто надеялся понять её, но так и не понял... Невозможно писать о том, чего ты не знаешь и чего не чувствуешь так, чтобы позволить другим сарнаутцам ощутить это удивительное чувство искренности мотива. Так и он столько времени метался между двух огней, выбирая между тем, что нравится его сердцу, и тем, чего от него ожидала возлюбленная. А потом ещё эта ужасная травма... Нет, это было слишком сурово, слишком жестоко. Это было бесчеловечно. Она не человек. Это точно. А настоящий зверь, раз решила так поступить и с ребёнком, и с женихом, чтобы воспитать последнего... Какое-то сумасшествие... — Я ничего не понимаю... — тихо простонала хадаганка, захлопывая книжку и откладывая в сторону, а потом плюхаясь на предварительно вытянутые вперёд руки. — Объясните мне кто-нибудь... Она осознавала, что вмешиваться в судьбу сарнаутца, которого она едва знает, неправильно. Нельзя насильно заставить кого-то принять твою помощь. Любые насильственные методы ужасны. Их нельзя допускать ни в коем случае к исполнению. И даже если тебе очень хочется кому-то оказать помощь, поддержку или проявить сострадание, нужно сначала понять, нуждается ли он в этом. Но что делать, если помочь так сильно хочется, а ты не имеешь никакой возможности даже просто спросить, может ли она быть полезной... Тогда остаётся только либо забыть то, что тревожит, переключив свой мозг на другие насущные проблемы, либо идти напролом, забив имперский болт на всякую логику. Будто она кому-то нужна? И вправду... Зачем думать о чём-то, если голос разума всегда твердит зазубренные истины. Не лучше ли попытаться сердцем открыть для себя подлинную, свою правду? __________ В Сарнауте слишком много конфликтов. И все они имеют разный масштаб, но общие пути разрешения. И как существует многовековой спор между Империей и Лигой, так и существует в сердце каждого сарнаутца разлад между сердцем и разумом. Просмотреть полную запись
  11. Чем больше стремишься добраться до самой сути вещей, тем меньше замечаешь деталей, важных для понимания. Возможно, в поисках истины важнее всего попытаться притвориться, будто это она ищет тебя. В эмоциях безумствуя, слишком поздно понимаешь, как высока цена. Это викторина с Судьбой, где ты всегда в проигрыше. *** Он ещё раз куда-то исчезал. На этот раз хадаганка уже не смогла уснуть, а потому внимательно следила за тем, как движутся минутная и часовая стрелки на часах. Один круг, второй, третий... Она не знала, сколько ей придётся ждать и даже не надеялась узнать, но сон всё равно не накатывал. Когда часовая стрелка описала четвёртый круг и уже плавно начала пятый, в дверь настойчиво позвонили. Гостья квартиры тут же подскочила на месте и быстро засеменила по коридору, стремясь открыть дверь как можно быстрее. Половицы скрипели под одолженными ей убитыми домашними тапочками с мятыми задниками и покоцанными помпонами. С широко распахнутыми глазами, она рваным, немного неуклюжим движением повернула замок и с энтузиазмом распахнула дверь, впуская в квартиру приятную уличную прохладу, которая поселилась этой зимой на лестничной клетке. Сначала хадаганка не поверила даже самой себе, но, спустя несколько секунд, пришла в себя и вопросительно вскинула брови, не без любопытства разглядывая стоящую на пороге рядом с её другом девушку средних лет с короткими угольными волосами и крупными глазами оттенка горького шоколада. Она слабо улыбнулась, после чего её лицо вновь приняло сосредоточенно-серьёзное выражение, и уверенно шагнула в квартирку. У хозяина жилища взгляд немного тревожно метнулся в сторону кухни, где на столе оставались ещё сладости. Гостья уловила это и быстро, но не менее изящно, с характерным звуком расстегивающейся молнии скидывая с себя чёрные сапоги по колено, скользнула внутрь квартиры. Абсолютно не понимающая происходящего в квартире, молодая хадаганка растерянно двинулась вслед за незваной посетительницей. В холодном белом свете, льющемся из окна, она выглядела довольно бледной, но слабый равномерный загар всё равно проступал на её коже. Чёрные волосы, глаза, ресницы и брови были будто бы написаны углём. Да и сама по себе гостья скорее напоминала сошедшее с полотен произведение, нежели живого человека, не хватало ей только знамени с имперский звездой и красного галстука. Приметив самый удобный из стульев, стоящих у стола, черновласая хадаганка на мгновение остановилась, осмотрелась, после чего сделала ещё несколько уверенных шагов и таким образом очутилась у самого окна. — Всё, что вы сказали, правда? — тёмные глаза метнулись к юной имперке, а вздернутый носик буквально с вызовом задрался ещё выше. — А что именно мы сказали..? — неуверенно пробормотала уже сидящая к тому времени на диване, нервно перебирая пальцами измятый край одежды. Ответом послужило лишь разочарованное прицокивание языком. — Нет, то что я сказал, это, конечно же, ложь, — сочувственно развёл руками орк. — Вы понимаете, как поступаете? — немного резко, в сравнении с её ранней интонацией, спросила гостья. — Конечно, понимаем, — кивнул головой товарищ. — Но вы ведь никуда не собираетесь убегать, да и мы ничего противозаконного не делаем. Вы пришли сюда сами и, пусть даже условно, по своему желанию. — И вы считаете, что я приехала в такую даль только ради того, чтобы чем-то вам помочь? Раз это не касается ни меня, ни близких мне людей, то... Впрочем, — хадаганка бросила задумчивый взгляд на собеседницу, после чего перевела взгляд на застрявшего в дверях с выражением полного недоумения на лице. — Хорошо, раз уж эта гниль земли Имперской ещё не находится при смерти и не желает сказать мне что-то, — она скривила лицо — жизненно важное, то я расскажу вам то, чего вы хотите знать. Давайте. Спрашивайте. Только побыстрее, мне нужно спешить на собрание рабочих. Сегодня же праздник инженера. Вся Империя празднует. — Это касается одной хадаганки, которую Вы... Возможно знаете... Вот фотография. — А на каких основаниях вы интересуетесь ей, я могу узнать? — полюбопытствовала черноволосая, беря в руки фотографию. — Нет, это личное, — отрезал орк. — Но я Вас уверяю, что в наших планах нет ничего, что могло бы повлиять на устройство Империи. — Ещё бы оно в вас было... Вы посмотрите на... А впрочем, неважно. Я поняла вас. Так спрашивайте. Что именно вас интересует? — чёрные глаза недобро прищурились, она поджала губы и нахмурила брови. —Дело в том, что есть сарнаутец, которому эта... она очень дорога... — со стороны слушавшей раздался презрительный смешок, но она не стала прерывать рассказ и кивком головы попросила продолжать историю. — Он страдает из-за того, что никак не может связаться с ней, я так думаю... Знаю, это вообще меня не касается и я, казалось бы, тут лишняя, но его мучают кошмары. Уверена, ему очень больно. Мне неизвестно, что между ними произошло, и вы в полном праве мне не доверять, но я прошу вас, умоляю, помогите ему! Он же просто тает на глазах, в нём затухает жизнь! — Да вам в театр надо идти с такими актёрскими задатками, — закатила глаза хадаганка, презрительно фыркнув. — Знаю я этого вашего сарнаутца, — последнее слово она произнесла по слогам с нескрываемой долей отвращения. — Он разрушил её семью, из-за чего после поссорились и мы. Хотя мы никогда особо и не ладили между собой... Но всё же хоть какое-то понимание было. Он настолько же гнилой, как и сама эта... рыжая. Ничего не могу с собой поделать, не люблю рыжих, — она бросила быстрый взгляд на молодую хадаганку и добавила без всякого чувства вины. — Извините. — Да ничего... Черновласая передёрнула плечами, ощутив на себе прикосновения ледяных рук Холода, и сделала несколько шагов по комнате, после чего устремила свой задумчивый взгляд в окно, где по небу плыли серые грустные облака, нависшие в эти смутные дни не только над Незебградом, но и над всей Империей. Она глубоко вздохнула и, с минуту помолчав, не спеша заговорила; её голос звучал депрессивно звонко и лишь временами дрожал, срываясь, глотая буквы в накатывающем неудержимом потоке эмоций. — Она не была самым близким мне человеком в Сарнауте. Да и вообще, по правде сказать, я бы предпочла с ней не знаться. Только вот наши семьи были слишком тесно связаны, — хадаганка говорила неохотно, но чётко, чтобы повторять второй и третий раз не пришлось. — Наши отцы, оба, работали в администрации Незебграда, а потому и нам приходилось часто встречаться. Да и учились мы, в конце концов, вместе. И всё шло гладко, мирно... У неё был хороший жених, с которым они вскоре планировали создать семью, зарегистрировав брак, хорошая работа, в которой она души, ну, или того, что она называла душой, не чаяла, но однажды... Однажды с ней случилась катастрофа. Я бы назвала это умопомешательством, но, увы, оно произошло намного раньше, чем мне стало об этом известно. Она сошлась с этим отщепенцем. И не то что бы это казалось чем-то из ряда вон выходящим. Она всегда творила, что ей взбредало в голову. Не знаю, как и почему. Она была достаточно противоречивой особой, то мягкой и покладистой, то какой-то дикой и, что самое неприятное, лицемерной. Думаю, она сама себя плохо понимала. Глупая. Вот и всё тут. Так вот... В тот день я сбежала с работы, не обратив внимания ни на предостережение руководства, ни на жалостливые взгляды коллег. Да, я, может быть, далеко не самый лучший человек, но когда меня напрямую просят о помощи в сложной ситуации, не могу же я отказать. А она попала в больницу в тяжёлом состоянии. Она нуждалась не то что бы во мне, в моей помощи, а просто в ком-то, и тут так удачно можно было использовать меня. Конечно же, при таких обстоятельствах я не могла ей отказать. Пусть даже она мне и неприятна. Залетев в её палату и растолкав по пути медицинских сестёр в белых халатах, на чьих рукава были вышиты крупные красные кресты с имперской звездой в центре, и с каменными лицами, я увидела её. Эту странную, бесноватую девчонку, которая всегда пыталась казаться строже, чем она есть, и была до ужаса капризная. Трудно описать, как она выглядела. Это было зрелище далеко не из приятных. Как минимум, я бы, честно, предпочла этого не видеть. Дико бледная кожа оттенка абсента, растрёпанные волосы и покрасневшие от слёз глаза. Я пошатнулась и чуть не упала на колени. Психика тогда у меня была ещё слабенькой, а нервы не такими закалёнными, как бы там ни казалось со стороны. За что страдает практически ребёнок? Почему? Мне было непонятно. Слёзы душили, стягивали горло смертельной петлёй, и я уже совсем не разбирала, что творю. Тогда мне внезапно бросился в глаза мужской силуэт, отшатнувшийся от больничной койки. Он показался мне смутно знакомым, но это был явно не её жених, того я, к сожалению, видела в лицо и не один раз. Уж слишком эта ненормальная любила похвастаться успехом в своей жизни, в том числе и удачной партией. Тогда она слабо улыбнулась мне и едва слышно пролепетала что-то слабым и изможденным голосом. Когда же я дождалась полноценного внимания с её стороны, то была, можно сказать, шокирована услышанным. То, что поведала мне она, казалось ещё более нелепым, чем все прошлые из её выходок. Мне захотелось пойти и принять душ, чтобы хоть как-то смыть с себя это противное, гладкое и липкое ощущение, сковавшее лёгкие. Она должна была родить ребёнка, но в последний момент решила, что должна от него избавиться. При этом, сделать она это решила... Какое сумасшествие... Показушно... Чтобы он видел и понял, ведь это была и его ответственность. «Но он не сумел доказать, что достоин» – так тогда она мне сказала. ________________ — Твоя душа сгнила уже давно, я лишь только сейчас это полноценно поняла, и, боюсь, ей уже никогда вновь не зацвести пышным цветом. Нельзя любить могильные цветы. Ты именно такой цветок. Просмотреть полную запись
  12. Чем больше стремишься добраться до самой сути вещей, тем меньше замечаешь деталей, важных для понимания. Возможно, в поисках истины важнее всего попытаться притвориться, будто это она ищет тебя. В эмоциях безумствуя, слишком поздно понимаешь, как высока цена. Это викторина с Судьбой, где ты всегда в проигрыше. *** Он ещё раз куда-то исчезал. На этот раз хадаганка уже не смогла уснуть, а потому внимательно следила за тем, как движутся минутная и часовая стрелки на часах. Один круг, второй, третий... Она не знала, сколько ей придётся ждать и даже не надеялась узнать, но сон всё равно не накатывал. Когда часовая стрелка описала четвёртый круг и уже плавно начала пятый, в дверь настойчиво позвонили. Гостья квартиры тут же подскочила на месте и быстро засеменила по коридору, стремясь открыть дверь как можно быстрее. Половицы скрипели под одолженными ей убитыми домашними тапочками с мятыми задниками и покоцанными помпонами. С широко распахнутыми глазами, она рваным, немного неуклюжим движением повернула замок и с энтузиазмом распахнула дверь, впуская в квартиру приятную уличную прохладу, которая поселилась этой зимой на лестничной клетке. Сначала хадаганка не поверила даже самой себе, но, спустя несколько секунд, пришла в себя и вопросительно вскинула брови, не без любопытства разглядывая стоящую на пороге рядом с её другом девушку средних лет с короткими угольными волосами и крупными глазами оттенка горького шоколада. Она слабо улыбнулась, после чего её лицо вновь приняло сосредоточенно-серьёзное выражение, и уверенно шагнула в квартирку. У хозяина жилища взгляд немного тревожно метнулся в сторону кухни, где на столе оставались ещё сладости. Гостья уловила это и быстро, но не менее изящно, с характерным звуком расстегивающейся молнии скидывая с себя чёрные сапоги по колено, скользнула внутрь квартиры. Абсолютно не понимающая происходящего в квартире, молодая хадаганка растерянно двинулась вслед за незваной посетительницей. В холодном белом свете, льющемся из окна, она выглядела довольно бледной, но слабый равномерный загар всё равно проступал на её коже. Чёрные волосы, глаза, ресницы и брови были будто бы написаны углём. Да и сама по себе гостья скорее напоминала сошедшее с полотен произведение, нежели живого человека, не хватало ей только знамени с имперский звездой и красного галстука. Приметив самый удобный из стульев, стоящих у стола, черновласая хадаганка на мгновение остановилась, осмотрелась, после чего сделала ещё несколько уверенных шагов и таким образом очутилась у самого окна. — Всё, что вы сказали, правда? — тёмные глаза метнулись к юной имперке, а вздернутый носик буквально с вызовом задрался ещё выше. — А что именно мы сказали..? — неуверенно пробормотала уже сидящая к тому времени на диване, нервно перебирая пальцами измятый край одежды. Ответом послужило лишь разочарованное прицокивание языком. — Нет, то что я сказал, это, конечно же, ложь, — сочувственно развёл руками орк. — Вы понимаете, как поступаете? — немного резко, в сравнении с её ранней интонацией, спросила гостья. — Конечно, понимаем, — кивнул головой товарищ. — Но вы ведь никуда не собираетесь убегать, да и мы ничего противозаконного не делаем. Вы пришли сюда сами и, пусть даже условно, по своему желанию. — И вы считаете, что я приехала в такую даль только ради того, чтобы чем-то вам помочь? Раз это не касается ни меня, ни близких мне людей, то... Впрочем, — хадаганка бросила задумчивый взгляд на собеседницу, после чего перевела взгляд на застрявшего в дверях с выражением полного недоумения на лице. — Хорошо, раз уж эта гниль земли Имперской ещё не находится при смерти и не желает сказать мне что-то, — она скривила лицо — жизненно важное, то я расскажу вам то, чего вы хотите знать. Давайте. Спрашивайте. Только побыстрее, мне нужно спешить на собрание рабочих. Сегодня же праздник инженера. Вся Империя празднует. — Это касается одной хадаганки, которую Вы... Возможно знаете... Вот фотография. — А на каких основаниях вы интересуетесь ей, я могу узнать? — полюбопытствовала черноволосая, беря в руки фотографию. — Нет, это личное, — отрезал орк. — Но я Вас уверяю, что в наших планах нет ничего, что могло бы повлиять на устройство Империи. — Ещё бы оно в вас было... Вы посмотрите на... А впрочем, неважно. Я поняла вас. Так спрашивайте. Что именно вас интересует? — чёрные глаза недобро прищурились, она поджала губы и нахмурила брови. —Дело в том, что есть сарнаутец, которому эта... она очень дорога... — со стороны слушавшей раздался презрительный смешок, но она не стала прерывать рассказ и кивком головы попросила продолжать историю. — Он страдает из-за того, что никак не может связаться с ней, я так думаю... Знаю, это вообще меня не касается и я, казалось бы, тут лишняя, но его мучают кошмары. Уверена, ему очень больно. Мне неизвестно, что между ними произошло, и вы в полном праве мне не доверять, но я прошу вас, умоляю, помогите ему! Он же просто тает на глазах, в нём затухает жизнь! — Да вам в театр надо идти с такими актёрскими задатками, — закатила глаза хадаганка, презрительно фыркнув. — Знаю я этого вашего сарнаутца, — последнее слово она произнесла по слогам с нескрываемой долей отвращения. — Он разрушил её семью, из-за чего после поссорились и мы. Хотя мы никогда особо и не ладили между собой... Но всё же хоть какое-то понимание было. Он настолько же гнилой, как и сама эта... рыжая. Ничего не могу с собой поделать, не люблю рыжих, — она бросила быстрый взгляд на молодую хадаганку и добавила без всякого чувства вины. — Извините. — Да ничего... Черновласая передёрнула плечами, ощутив на себе прикосновения ледяных рук Холода, и сделала несколько шагов по комнате, после чего устремила свой задумчивый взгляд в окно, где по небу плыли серые грустные облака, нависшие в эти смутные дни не только над Незебградом, но и над всей Империей. Она глубоко вздохнула и, с минуту помолчав, не спеша заговорила; её голос звучал депрессивно звонко и лишь временами дрожал, срываясь, глотая буквы в накатывающем неудержимом потоке эмоций. — Она не была самым близким мне человеком в Сарнауте. Да и вообще, по правде сказать, я бы предпочла с ней не знаться. Только вот наши семьи были слишком тесно связаны, — хадаганка говорила неохотно, но чётко, чтобы повторять второй и третий раз не пришлось. — Наши отцы, оба, работали в администрации Незебграда, а потому и нам приходилось часто встречаться. Да и учились мы, в конце концов, вместе. И всё шло гладко, мирно... У неё был хороший жених, с которым они вскоре планировали создать семью, зарегистрировав брак, хорошая работа, в которой она души, ну, или того, что она называла душой, не чаяла, но однажды... Однажды с ней случилась катастрофа. Я бы назвала это умопомешательством, но, увы, оно произошло намного раньше, чем мне стало об этом известно. Она сошлась с этим отщепенцем. И не то что бы это казалось чем-то из ряда вон выходящим. Она всегда творила, что ей взбредало в голову. Не знаю, как и почему. Она была достаточно противоречивой особой, то мягкой и покладистой, то какой-то дикой и, что самое неприятное, лицемерной. Думаю, она сама себя плохо понимала. Глупая. Вот и всё тут. Так вот... В тот день я сбежала с работы, не обратив внимания ни на предостережение руководства, ни на жалостливые взгляды коллег. Да, я, может быть, далеко не самый лучший человек, но когда меня напрямую просят о помощи в сложной ситуации, не могу же я отказать. А она попала в больницу в тяжёлом состоянии. Она нуждалась не то что бы во мне, в моей помощи, а просто в ком-то, и тут так удачно можно было использовать меня. Конечно же, при таких обстоятельствах я не могла ей отказать. Пусть даже она мне и неприятна. Залетев в её палату и растолкав по пути медицинских сестёр в белых халатах, на чьих рукава были вышиты крупные красные кресты с имперской звездой в центре, и с каменными лицами, я увидела её. Эту странную, бесноватую девчонку, которая всегда пыталась казаться строже, чем она есть, и была до ужаса капризная. Трудно описать, как она выглядела. Это было зрелище далеко не из приятных. Как минимум, я бы, честно, предпочла этого не видеть. Дико бледная кожа оттенка абсента, растрёпанные волосы и покрасневшие от слёз глаза. Я пошатнулась и чуть не упала на колени. Психика тогда у меня была ещё слабенькой, а нервы не такими закалёнными, как бы там ни казалось со стороны. За что страдает практически ребёнок? Почему? Мне было непонятно. Слёзы душили, стягивали горло смертельной петлёй, и я уже совсем не разбирала, что творю. Тогда мне внезапно бросился в глаза мужской силуэт, отшатнувшийся от больничной койки. Он показался мне смутно знакомым, но это был явно не её жених, того я, к сожалению, видела в лицо и не один раз. Уж слишком эта ненормальная любила похвастаться успехом в своей жизни, в том числе и удачной партией. Тогда она слабо улыбнулась мне и едва слышно пролепетала что-то слабым и изможденным голосом. Когда же я дождалась полноценного внимания с её стороны, то была, можно сказать, шокирована услышанным. То, что поведала мне она, казалось ещё более нелепым, чем все прошлые из её выходок. Мне захотелось пойти и принять душ, чтобы хоть как-то смыть с себя это противное, гладкое и липкое ощущение, сковавшее лёгкие. Она должна была родить ребёнка, но в последний момент решила, что должна от него избавиться. При этом, сделать она это решила... Какое сумасшествие... Показушно... Чтобы он видел и понял, ведь это была и его ответственность. «Но он не сумел доказать, что достоин» – так тогда она мне сказала. ________________ — Твоя душа сгнила уже давно, я лишь только сейчас это полноценно поняла, и, боюсь, ей уже никогда вновь не зацвести пышным цветом. Нельзя любить могильные цветы. Ты именно такой цветок.
  13. Мысли есть причина всех наших поступков, но нам едва ли удастся узнать, о чём же думает другой человек, предлагая нам помощь. Покинув квартиру в четырёхэтажном доме стиля яскеровского классицизма, молодая хадаганка слишком поздно поняла, что оставила там своё коричневое пальто, но и возвращаться назад ей тоже не хотелось. Чувство вины всё ещё довольно навязчиво напоминало о себе, едва ли не каждую секунду предлагая всё же с мольбами о прощении вернуться в дом и вернуть фотографию на место, ведь это как-никак воровство. А какой приличный гражданин Империи может совершить такой низкий поступок? Воровство противозаконно, но... Он же не сдаст её? Да и откуда ему знать, что такую незаметную вещицу взяла именно она? Может быть, он сам куда-то её убрал однажды и забыл. И всё же это можно было назвать воровством. Хотя признавать это хадаганка отказывалась, ведь не собиралась забирать фотографию навсегда, просто одолжила на неопределённый срок. Она плохо понимала, что ей сейчас двигало, но чёткая уверенность, что происходящее требует её вмешательства, давала силы, чтобы забыть и откинуть все остатки логики. Но в голову всё ещё так же настойчиво лезли ненужные мысли, слова и образы сегодняшнего вечера, проведённого в чужой квартире. Щёки пылали то ли от морозца, пробирающего до костей, то ли от застрявшей в мозгу фразы, бессознательно раз за разом прокручиваемой в голове. Она слышала эти слова, а должна ли была? Это едва ли предназначалось ей, но от подобного высказывания даже у неё наполнилась тяжёлым, как страдания астральных демонов, сочувствием душа. Выудив из кармана фотографию, она ещё раз внимательно всмотрелась в изображение хадаганки примерно её возраста, как могло показаться, с нежными чертами лица, обрамленного витыми кудрями. На щеках играл лёгкий румянец, на коленях лежала толстая тетрадь, больше напоминающая дневник. Ручка плавно скользила по бумаге, выводя что-то смутно напоминающие буквы и закорючки, словно эльфийское письмо. Но таковым оно быть явно не могло, решила девушка, поскольку изображённая является хадаганкой и едва ли ей известны тайны удивительной магической письменности древних эльфов. На устах её сияла тёплая улыбка. В какой-то момент в мыслях идущей по улице проскользнула мгновенная зависть, но она тут же исчезла, тоже скрытая за слабой улыбкой. Улыбка – лучшее из прикрытий. И надежнейшее. Оно способно обмануть даже своего владельца. Запутать так, что он никогда не поймёт, где тут правда, а где кривда. — Она, вероятно, была очень хорошей служенницей своей страны... Судя по бросающейся в глаза нашивке у неё на рукаве... — прошептала хадаганка, выпуская изо рта клубящийся тёплый воздух, быстро растворяющийся в пространстве и уносившийся на небеса. Но холод давал о себе знать. А тонкая материя едва ли могла спасти юную особу от ветра да начинающегося дождя, ледяными каплями обжигающего кожу. Недолго думая, девушка спрятала фотографию и достала из кармана несколько джунских монет – ей нужно было срочно воспользоваться порталом, желательно ближайшим, чтобы сэкономить как можно больше времени. Расплатившись с хранителем, она ощутила, как тело медленно окутал холод – казалось бы, чего в этом странного зимой, но все сарнаутцы знали – именно так ощущается магия. Она будто бы окатывает ледяным потоком воздуха, который, касаясь кожи, тает. Вот почему во время летних развлечений и имперцы, и лигийцы так часто пользуются телепортом. Ведь вода на тропическом атолле пускай и прохладная, но ничто не дарит ощущения подобной свежести, какую образует магия. Уже минут через десять околевшая до самого дальнего уголочка своего существа хадаганка наконец шагнула в тёплую парадную четырёхэтажного серого дома на окраине города, за промзоной, где мало кто из слуг Империи желал бы поселиться... Но не у всех есть выбор. Тёплый воздух приветливо принял её в свои убаюкивающие объятия. Старенькие двери со слабым скрипом открылись, впуская хадаганку на лестничную клетку первого этажа. На подъем до четвёртого этажа ушло минуты полторы, и вот она уже стояла здесь и смотрела на странное убранство и измалёванные непонятными яркими надписями стены. Удивительно, как кого-то за это ещё не привлекли к ответственности. А впрочем, возможно, дело было и в том, что на этом этаже сейчас жил только один орк, двое же его соседей недавно умерли. Поговаривали, что они не вернулись с Чемпионского Доминиона, наткнувшись случайно на одну из сильнейших гильдий. Здесь царила атмосфера какого-то уюта, вызываемая то ли мягким жёлтых светом электрических ламп накаливания, окрашивающим все пространство в нежные охровые цвета, то ли этому способствовала частично выставленная в общий коридор домашняя мебель: потёртое большое кресло с бархатной алой обивкой, небольшой, слегка покосившийся чайный столик и фикус в большом глиняном горшке с изображением красной имперский звезды, а также целая свалка из коробок с книгами. Если так подумать, можно было бы решить, что на этаже просто-напросто поселился какой-нибудь домовой, вечерами усаживающийся в жёсткое кресло и листающий пыльные старицы старых выпусков Вестника, которые публиковало здесь ежемесячно местный имперский филиал. Но это было лишь простой фантазией. И вместо низкорослого персонажа детских сказок на лестничной клетке показался орк средних лет со слегка взлохмаченными кудрями с проседью. Его сосредоточенно-внимательный взгляд скользнул по пространству этажа и задержался на подозрительно легко одетой особе, с любопытством изучающей непонятного рода письмена на стене, едва различимые под слабым освещением временами гаснущей лампочки. Хмыкнув, имперец негромко окликнул гостью, отчего та сразу же смущённо одернулась и поспешила войти в квартиру, минуя благородно распахнутую ей дверь. Скинув с себя сапоги на коврике у входа, хадаганка уверенным шагом направилась в сторону необходимой ей комнаты, где её уже ждала чашечка ароматного чая с её любимой аммровской ромашкой и кресло с шерстяным пледом, в который хотелось закутаться до самых ушей. Больно уж холодно без пальто оказалось на улице, поэтому сейчас тишина, тепло и помощь верного друга как раз то, в чем молодая хадаганка очень нуждалась. — Ну, рассказывай, — развязно бросил орк, опускаясь в кресло и устремляя изучающий взгляд на подругу, с явным удовольствием забирающуюся на диван и кутающуюся в тёплый плед. — Да так... — отстранённо произнесла она, протягивая трясущиеся руки к чашке с горячим чаем и прикладывая обе ладони к стенкам. Тепло постепенно распространяется по всему телу и даже внутри, будто бы согревается сама душа. — Найти информацию по одному сарнаутцу надо... — Мужчине? — он вопросительно приподнимает брови, на губах играет хитрая ухмылка. — Мне в тебя подушкой запустить, или сам догадаешься? — проворчало существо, больше напоминающее живую палатку. — Понял, понял, — рассмеялся хозяин квартиры и даже приподнял руки, как бы признавая своё поражение. — Значит, ищем тайную любовь этого твоего недописателя с сомнительной репутацией, да? Последние слова, хотя и прозвучали естественно мягко, зацепили гостью. Из-под покрывала показалась голова с ярко отразившемся на её лице недоумением. — О чём ты говоришь? — Ты же прекрасно понимаешь, о ком я, — фыркнул друг, и улыбка на мгновение исчезла с его лица. — Не надо разыгрывать меня. Мы всё-таки уже лет десять дружим, и мне бы не хотелось, чтобы какой-то эгоист преклонных лет, на котором ты помешана, разрушил воцарившееся за столь долгое время между нами доверие. Медовые глаза виновато опустили свой взгляд, а руки лишь сильнее сжали чашку чая. В глубине души хадаганка смутно понимала, что последние дни она слишком мало времени уделяет своим друзьям, они перестали встречаться, вместе ходить куда-нибудь, даже чтобы банально пожаловаться на жизнь. И ей было до ужаса стыдно за это сейчас, когда она осознала всё в полной мере, ведь негодование так легко читалось на лице собеседника. — Мы тебя вообще почти не видим, — развёл руками орк, с укором взирая на сидящую фигуру. — Ты будто бы исчезла из нашей жизни. А мы не хотим этого, понимаешь? Кивок. Но виноватая улыбка так и не коснулась губ юной особы, у неё просто не хватило на это сил. — Ладно... — со вздохом протянул он, взлохмачивая шевелюру и придвигаясь ближе к ней. — Говори, кого искать будем. — Могу дать фотографию, и это, если честно, всё, наверное... — неуверенно проговорила гостья, никак не решаясь поднять взгляд на друга, и вновь скрылась под слоем покрывала, почти исчезнув из виду. Лишь на секунду оттуда высунулась рука, протягивающая украденное изображение. Лёгкие шаги, и он ловким движением пальцев изымает фотографию, с пристальным вниманием упираясь в неё взглядом и слегка прикусывая нижнюю губу от нервного напряжения. Затем слышится обречённый вздох и скрип закрывающейся двери комнаты. Из-за окна доносились слабые, неуверенные аккорды и тихий девичий голос, напевающий какие-то незамысловатые строчки из песни. Видимо, кому-то из соседей не было чуждо искусство. Музыка расслабляла, снимала напряжение. Хадаганка не знала, сколько ей придётся ждать друга и даже точно не могла сказать, куда именно он пошёл. Но вмешиваться в это, она понимала, не стоило. Раз уж она обратилась за помощью, не нужно лишний раз мешать. Надо просто сидеть и послушно ждать. А ещё лучше постараться не думать, чтобы было не так стыдно за свои нелепые действия. Вскоре хадаганке удалось задремать, проснулась она уже только от голоса друга, раздавшегося вместе со скрипом входной двери, нарушившего идеальное молчание сонной квартиры, в которой теперь уже даже не были слышны и аккорды. — Я кое-что смог получить, хотя этого не так уж и много, но тебе это явно понравится, — в глазах паренька заиграли озорные огоньки, — Хотя что-то мне подсказывает, что лучше бы тебе в это не лезть... — Говори, — уверенно кивнула хадаганка. — Я хочу знать. — Есть некая особа, с которой тебе, возможно, будет интересно поговорить. Они вроде как учились вместе, но, конечно, за стопроцентную достоверность информации не отвечаю. И что ещё важнее, я знаю, где её найти. — А как ты?.. — шокировано начала хадаганка, но тут поспешила себя прервать и благодарно улыбнулась другу. Перспектива узнать что-то стала потихоньку воплощаться из гипатского призрака в живую плоть и кровь. __________________ — Зачастую Судьба преподносит нам неожиданные подарки именно тогда, когда мы меньше всего их ожидаем. И не всегда эти подарки то, в чём мы, по-нашему мнению, нуждаемся. Но Судьбе ведь лучше знать. Доверься ей и просто плыви по течению Жизни. Только не захлебнись в этом бесконечном океане горечи, который сам же для себя зачем-то создал. Ведь так легко пойти ко дну, если ты не осознаёшь последствия...
  14. Мысли есть причина всех наших поступков, но нам едва ли удастся узнать, о чём же думает другой человек, предлагая нам помощь. Покинув квартиру в четырёхэтажном доме стиля яскеровского классицизма, молодая хадаганка слишком поздно поняла, что оставила там своё коричневое пальто, но и возвращаться назад ей тоже не хотелось. Чувство вины всё ещё довольно навязчиво напоминало о себе, едва ли не каждую секунду предлагая всё же с мольбами о прощении вернуться в дом и вернуть фотографию на место, ведь это как-никак воровство. А какой приличный гражданин Империи может совершить такой низкий поступок? Воровство противозаконно, но... Он же не сдаст её? Да и откуда ему знать, что такую незаметную вещицу взяла именно она? Может быть, он сам куда-то её убрал однажды и забыл. И всё же это можно было назвать воровством. Хотя признавать это хадаганка отказывалась, ведь не собиралась забирать фотографию навсегда, просто одолжила на неопределённый срок. Она плохо понимала, что ей сейчас двигало, но чёткая уверенность, что происходящее требует её вмешательства, давала силы, чтобы забыть и откинуть все остатки логики. Но в голову всё ещё так же настойчиво лезли ненужные мысли, слова и образы сегодняшнего вечера, проведённого в чужой квартире. Щёки пылали то ли от морозца, пробирающего до костей, то ли от застрявшей в мозгу фразы, бессознательно раз за разом прокручиваемой в голове. Она слышала эти слова, а должна ли была? Это едва ли предназначалось ей, но от подобного высказывания даже у неё наполнилась тяжёлым, как страдания астральных демонов, сочувствием душа. Выудив из кармана фотографию, она ещё раз внимательно всмотрелась в изображение хадаганки примерно её возраста, как могло показаться, с нежными чертами лица, обрамленного витыми кудрями. На щеках играл лёгкий румянец, на коленях лежала толстая тетрадь, больше напоминающая дневник. Ручка плавно скользила по бумаге, выводя что-то смутно напоминающие буквы и закорючки, словно эльфийское письмо. Но таковым оно быть явно не могло, решила девушка, поскольку изображённая является хадаганкой и едва ли ей известны тайны удивительной магической письменности древних эльфов. На устах её сияла тёплая улыбка. В какой-то момент в мыслях идущей по улице проскользнула мгновенная зависть, но она тут же исчезла, тоже скрытая за слабой улыбкой. Улыбка – лучшее из прикрытий. И надежнейшее. Оно способно обмануть даже своего владельца. Запутать так, что он никогда не поймёт, где тут правда, а где кривда. — Она, вероятно, была очень хорошей служенницей своей страны... Судя по бросающейся в глаза нашивке у неё на рукаве... — прошептала хадаганка, выпуская изо рта клубящийся тёплый воздух, быстро растворяющийся в пространстве и уносившийся на небеса. Но холод давал о себе знать. А тонкая материя едва ли могла спасти юную особу от ветра да начинающегося дождя, ледяными каплями обжигающего кожу. Недолго думая, девушка спрятала фотографию и достала из кармана несколько джунских монет – ей нужно было срочно воспользоваться порталом, желательно ближайшим, чтобы сэкономить как можно больше времени. Расплатившись с хранителем, она ощутила, как тело медленно окутал холод – казалось бы, чего в этом странного зимой, но все сарнаутцы знали – именно так ощущается магия. Она будто бы окатывает ледяным потоком воздуха, который, касаясь кожи, тает. Вот почему во время летних развлечений и имперцы, и лигийцы так часто пользуются телепортом. Ведь вода на тропическом атолле пускай и прохладная, но ничто не дарит ощущения подобной свежести, какую образует магия. Уже минут через десять околевшая до самого дальнего уголочка своего существа хадаганка наконец шагнула в тёплую парадную четырёхэтажного серого дома на окраине города, за промзоной, где мало кто из слуг Империи желал бы поселиться... Но не у всех есть выбор. Тёплый воздух приветливо принял её в свои убаюкивающие объятия. Старенькие двери со слабым скрипом открылись, впуская хадаганку на лестничную клетку первого этажа. На подъем до четвёртого этажа ушло минуты полторы, и вот она уже стояла здесь и смотрела на странное убранство и измалёванные непонятными яркими надписями стены. Удивительно, как кого-то за это ещё не привлекли к ответственности. А впрочем, возможно, дело было и в том, что на этом этаже сейчас жил только один орк, двое же его соседей недавно умерли. Поговаривали, что они не вернулись с Чемпионского Доминиона, наткнувшись случайно на одну из сильнейших гильдий. Здесь царила атмосфера какого-то уюта, вызываемая то ли мягким жёлтых светом электрических ламп накаливания, окрашивающим все пространство в нежные охровые цвета, то ли этому способствовала частично выставленная в общий коридор домашняя мебель: потёртое большое кресло с бархатной алой обивкой, небольшой, слегка покосившийся чайный столик и фикус в большом глиняном горшке с изображением красной имперский звезды, а также целая свалка из коробок с книгами. Если так подумать, можно было бы решить, что на этаже просто-напросто поселился какой-нибудь домовой, вечерами усаживающийся в жёсткое кресло и листающий пыльные старицы старых выпусков Вестника, которые публиковало здесь ежемесячно местный имперский филиал. Но это было лишь простой фантазией. И вместо низкорослого персонажа детских сказок на лестничной клетке показался орк средних лет со слегка взлохмаченными кудрями с проседью. Его сосредоточенно-внимательный взгляд скользнул по пространству этажа и задержался на подозрительно легко одетой особе, с любопытством изучающей непонятного рода письмена на стене, едва различимые под слабым освещением временами гаснущей лампочки. Хмыкнув, имперец негромко окликнул гостью, отчего та сразу же смущённо одернулась и поспешила войти в квартиру, минуя благородно распахнутую ей дверь. Скинув с себя сапоги на коврике у входа, хадаганка уверенным шагом направилась в сторону необходимой ей комнаты, где её уже ждала чашечка ароматного чая с её любимой аммровской ромашкой и кресло с шерстяным пледом, в который хотелось закутаться до самых ушей. Больно уж холодно без пальто оказалось на улице, поэтому сейчас тишина, тепло и помощь верного друга как раз то, в чем молодая хадаганка очень нуждалась. — Ну, рассказывай, — развязно бросил орк, опускаясь в кресло и устремляя изучающий взгляд на подругу, с явным удовольствием забирающуюся на диван и кутающуюся в тёплый плед. — Да так... — отстранённо произнесла она, протягивая трясущиеся руки к чашке с горячим чаем и прикладывая обе ладони к стенкам. Тепло постепенно распространяется по всему телу и даже внутри, будто бы согревается сама душа. — Найти информацию по одному сарнаутцу надо... — Мужчине? — он вопросительно приподнимает брови, на губах играет хитрая ухмылка. — Мне в тебя подушкой запустить, или сам догадаешься? — проворчало существо, больше напоминающее живую палатку. — Понял, понял, — рассмеялся хозяин квартиры и даже приподнял руки, как бы признавая своё поражение. — Значит, ищем тайную любовь этого твоего недописателя с сомнительной репутацией, да? Последние слова, хотя и прозвучали естественно мягко, зацепили гостью. Из-под покрывала показалась голова с ярко отразившемся на её лице недоумением. — О чём ты говоришь? — Ты же прекрасно понимаешь, о ком я, — фыркнул друг, и улыбка на мгновение исчезла с его лица. — Не надо разыгрывать меня. Мы всё-таки уже лет десять дружим, и мне бы не хотелось, чтобы какой-то эгоист преклонных лет, на котором ты помешана, разрушил воцарившееся за столь долгое время между нами доверие. Медовые глаза виновато опустили свой взгляд, а руки лишь сильнее сжали чашку чая. В глубине души хадаганка смутно понимала, что последние дни она слишком мало времени уделяет своим друзьям, они перестали встречаться, вместе ходить куда-нибудь, даже чтобы банально пожаловаться на жизнь. И ей было до ужаса стыдно за это сейчас, когда она осознала всё в полной мере, ведь негодование так легко читалось на лице собеседника. — Мы тебя вообще почти не видим, — развёл руками орк, с укором взирая на сидящую фигуру. — Ты будто бы исчезла из нашей жизни. А мы не хотим этого, понимаешь? Кивок. Но виноватая улыбка так и не коснулась губ юной особы, у неё просто не хватило на это сил. — Ладно... — со вздохом протянул он, взлохмачивая шевелюру и придвигаясь ближе к ней. — Говори, кого искать будем. — Могу дать фотографию, и это, если честно, всё, наверное... — неуверенно проговорила гостья, никак не решаясь поднять взгляд на друга, и вновь скрылась под слоем покрывала, почти исчезнув из виду. Лишь на секунду оттуда высунулась рука, протягивающая украденное изображение. Лёгкие шаги, и он ловким движением пальцев изымает фотографию, с пристальным вниманием упираясь в неё взглядом и слегка прикусывая нижнюю губу от нервного напряжения. Затем слышится обречённый вздох и скрип закрывающейся двери комнаты. Из-за окна доносились слабые, неуверенные аккорды и тихий девичий голос, напевающий какие-то незамысловатые строчки из песни. Видимо, кому-то из соседей не было чуждо искусство. Музыка расслабляла, снимала напряжение. Хадаганка не знала, сколько ей придётся ждать друга и даже точно не могла сказать, куда именно он пошёл. Но вмешиваться в это, она понимала, не стоило. Раз уж она обратилась за помощью, не нужно лишний раз мешать. Надо просто сидеть и послушно ждать. А ещё лучше постараться не думать, чтобы было не так стыдно за свои нелепые действия. Вскоре хадаганке удалось задремать, проснулась она уже только от голоса друга, раздавшегося вместе со скрипом входной двери, нарушившего идеальное молчание сонной квартиры, в которой теперь уже даже не были слышны и аккорды. — Я кое-что смог получить, хотя этого не так уж и много, но тебе это явно понравится, — в глазах паренька заиграли озорные огоньки, — Хотя что-то мне подсказывает, что лучше бы тебе в это не лезть... — Говори, — уверенно кивнула хадаганка. — Я хочу знать. — Есть некая особа, с которой тебе, возможно, будет интересно поговорить. Они вроде как учились вместе, но, конечно, за стопроцентную достоверность информации не отвечаю. И что ещё важнее, я знаю, где её найти. — А как ты?.. — шокировано начала хадаганка, но тут поспешила себя прервать и благодарно улыбнулась другу. Перспектива узнать что-то стала потихоньку воплощаться из гипатского призрака в живую плоть и кровь. __________________ — Зачастую Судьба преподносит нам неожиданные подарки именно тогда, когда мы меньше всего их ожидаем. И не всегда эти подарки то, в чём мы, по-нашему мнению, нуждаемся. Но Судьбе ведь лучше знать. Доверься ей и просто плыви по течению Жизни. Только не захлебнись в этом бесконечном океане горечи, который сам же для себя зачем-то создал. Ведь так легко пойти ко дну, если ты не осознаёшь последствия... Просмотреть полную запись
  15. — Ты неизлечимо болен. — Тогда останься с больным. — Ты хочешь, чтобы я заразилась от тебя этой лигийской чумой? — Разве я совсем безнадёжен? Неужели совсем ничего нельзя сделать? — Ты больше не сын Империи, а значит, я тебя больше не знаю. *** Тихие шаги растворялись в пустыне коридорного пространства, неспешно направляясь в сторону кухни. Ступни в тёплых носках из шерсти аммровских овец бесшумно скользили по ламинату, плавно приближаясь к конечной цели маршрута — кухне. Небольшого размера обеденная встретила гостью головокружительным ароматом эльджунской мяты и корицы, от красочного, но невообразимо нежного сочетания которых у девушки даже слегка закружилась цветущая от мимолётной радости и детского счастья голова. На душе было легко и спокойно, умиротворение будто бы по сути своей стало очаровательным созданием с любящими мир медовыми глазами. Писатель только недавно задремал, ведь едва принял жаропонижающее, которое, к счастью, всегда хранилось у него про запас и производило быстрый усыпляющий эффект. Сейчас хадаганец хотя бы не мучается, теряясь на границе между Сарнаутом и бредом. И это, несомненно, радовало юную особу. Почему-то сейчас она ощущала себя кем-то средним между ребёнком, для которого весь мир – разноцветные обёртки от конфет фабрики «Красный пионер», и солидной женщиной, быть может даже матерью или женой, на чьи плечи сейчас легла нелёгкая задача по уходу за тяжело больным. Понимала ли хадаганка, что писатель был не столько болен физически, сколько психологически истощён и сейчас, пожалуй, как никогда ранее, ему была необходима поддержка живого и хотя бы относительно разумного существа, а не больных галлюцинаций с образами из прошлого. С трудом найдя на кухне, где включается свет, юная имперская нимфа наконец смогла осветить её, утопающую в язесском мраке и, как ни печально это признавать, всяком бесполезном мусоре. На угловом диване глубокого винного цвета отсутствовала декоративная, что было большой редкостью для убранства жилища, подушка - она валялась под столом, зато лежало бесконечное количество всяких вырванных тетрадных листов и записных книжек, на спинке висела на удивление белая рубашка. В голове промелькнула весьма странная идея накинуть эту рубашку себе на плечи, воображение уже красочно рисовало этот портрет, когда пришло печальное осознание, что в процессе готовки идеально белоснежный предмет одежды может значительно пострадать. Да и мысль уже теперь показалась хадаганке довольно глупой. Чужая же вещь. Какое право она имеет присваивать её себе чисто из прихоти хотя бы на время? Сделав вывод, что подобное поведение довольно неприемлемо, юная особа, сняв с дивана рубашку, стряхнула с неё налетевшие пылинки и аккуратно сложила, после чего оставила её на сидении деревянного стула с высокой спинкой. Хозяин наверняка лучше знает, где его вещи место, значит, сам и сможет перенести её туда. "Интересно, есть ли в этом доме красный пионерский галстук?" — мелькнуло в голове в янтарноглазой и она тихо засмеялась в кулак. Расчистив стол и разложив книжки по стопочкам, девушка отыскала в морозилке замороженное филе курицы, и уже вскоре по квартире витал нежный аромат тушёного мяса и отварной картошки. Вскипел тяжёлый, будто бы чугунный, тёмно-зелёный чайник, и благородный напиток, некогда зародившийся на полях Умойра, наполнил две жестяные чашки, плохо вяжущиеся с атмосферой да и отдельными деталями интерьера. Но что поделать, из имперской продукции выбирать не приходится. Фарфор здесь есть у каждого, как и хрустальный сервиз, дело лишь в том, что только хозяин квартиры знает, где именно тот сейчас находится. В стеклянной вазочке для печенья лежали вкусности, прикупленные гостьей заранее для чаепития, которое она, впрочем, представляла немного иначе. Расставив сервиз и разложив столовые предметы, по большей части алюминиевые, по меньшей – серебряные, хадаганка на мгновение остановилась в замешательстве. Как следует поступить в сложившейся ситуации, ей было непонятно. Будить больного не хотелось, да и в целом тревожить его сон тоже. Так что оставив приготовленный ужин на столе, молодая домохозяйка тихонько выглянула в коридор и только после этого неуверенно переступила порог. Сознание разрывалось. Одна часть твердила, что несчастному человеку ещё, вероятно, нужна помощь слабой девичьей руки, другая же утверждала, что лучшим вариантом будет сейчас же покинуть квартиру, дабы больше не смущать её владельца своим присутствием. Но какое-то непонятное чувство, затрепетавшее в груди, заставило девушку сделать ещё один шаг в сторону спальни. Решающий для неё. Ведь она бы сейчас могла всё оборвать, оставить, как есть, и позволить всему двигаться по течению Жизни в произвольном направлении; едва бы их пути ещё когда-нибудь пересеклись, ведь чудес, как уверяют учёные, не бывает, и это убивает в нас веру. А она уже искореняет стремление, обрывает тонкую серебряную нить, соединяющую души двух людей между собой. И они расходятся с чётким намерением переболеть воспоминаниями и забыть о том, что их когда-то что-то связывало. Каждый сарнаутец связан со Вселенной, в каждом течёт капелька крови волшебства этого мира и в каждом же хранится сияющая крупица вековых воспоминаний. В любом живом существе с его рождением продолжают жить частицы давно уже ушедших чудес. Шаг. Ещё один. Едва различимыми в мёртвой тишине квартиры, нарушаемой лишь тканьем больших дубовых настенных часов с маятником, шагами, эхом отдающимися в её голове, хадаганка неуверенно приблизилась к приоткрытой двери в спальню. В висках пульсировало, а руки пробивала слабая дрожь. Слабый скрип пружин, и вот гостья уже опустилась на кровать недалеко от писателя, заботливо укрытого одеялом и мирно спавшего на грубой и не особо удобной подушке. Медовые глаза с лёгким смущением взглянули на хадаганца, хрусталик будто бы дрогнул и в следующее же мгновение раскололся на много-много кристалликов, переливающихся в лучах света, льющегося с улицы из-за слегка отдернутой белой кружевной занавески с цветами и узорами. Дыхание успокоилось, а биение сердца стало более размеренным, неспешным. Хотелось что-то сказать писателю, пусть даже он этого бы и не услышал, но это желание буквально впиталось в сознание и теперь уже стало скорее целью, обязательной к исполнению. Губы подрагивали, а руки немного нервно сминали край своего любимого бежевого бадлона, оставляя на нём грубые складки. Тяжело вздохнув, хадаганка лишь печально покачала головой и поджала губы. Она больше не собиралась произносить ни слова. Они были бы слишком ничтожны и только зря бы разрушили прекрасную атмосферу спокойствия, воцарившуюся в спальне. Дул слабый ветерок, колыхалась штора. Вязкая, словно мёд, тишина обволакивала и утягивала тебя на дно, лишая всякой возможности говорить или хоть как-то помешать ей править миром снов и миром мыслей. Поселившаяся в доме Прохлада наконец добралась и до спальни, легонько дотронулась до оголённой кожи шеи и надавила на плечи, после чего почти невесомым движением коснулась позвоночника, скрытого под тонким слоем материи, отчего юная особа вздрогнула, а старшая сестра Холод лишь звонко рассмеялась воющим порывом ветра. Мороз будто бы распространился по всей коже, окутал своей снежной пеленой живое тело, требующее тепла для продолжения жизни. Однако батареи ещё не топили, а обогреватель в комнате хадаганка не приметила. Обхватив себя за плечи, она сжалась, пряча нос под воротник, чтобы хоть как-то его согреть. Уже собравшись уйти, гостья плавно поднялась с того, на чём сидела, но внезапно раздавшийся тихий голос, едва различимый средь завываний ветра и периодического цокота зубов замерзающей, заставил её остановиться. — Не оставляй меня... Прошу. Замерев, юная особа с трудом пыталась понять, являлись ли слова, раздавшиеся в комнате, а быть может, в её голове, иллюзией, или они действительно прозвучали, а происходящее не является сном, запутанным и непонятным. — Ос-танься с... больным... Осипший голос, вызывающий в мозгу неконтролируемый атомный взрыв, словно привязал ноги гостьи к земле, как заклинание. Она потеряла всякую способность к движению, ни один мускул не дрогнул, отказывались повиноваться даже пальцы. Только дыхание... глубокое, обрывками, с трудом доставляющее кислород до своей конечной цели. Была ли это действительно магия или только её иллюзия? — Разве я совсем безнадёжен? Лёгкие неприятно сжало, больно кольнуло где-то в области сердца, а голову будто только что раскололи на несколько десятков осколков, глубоко впивающихся теперь в сознание и обрезающих мысли, обрывающих нити души. С трудом хадаганка сделала шаг вперёд, ближе к выходу, ещё один. Но слов больше не было. Переставляя заплетающиеся ноги, гостья и не заметила ковра на своём пути, добросовестно запнувшись о него и с грохотом повалившись наземь, попутно рукой задев какую-то фотографию в деревянной рамке, с характерным звуком приземлившуюся на пол, к счастью, с не разбившимся после такого падения стеклом, за которым скрывалось изображение. Приподнявшись с колен, она легонько подцепила чудом не пострадавший предмет декора, когда вдруг ей опять стало дурно, а всё тело в миг окутал жар, накрыв своим огненным одеялом. Голова слегка кружилась, но взгляд всё ещё достаточно чётко фиксировал надпись на краю фотографии, выведенную чёрным пером, почерк был аккуратный, каллиграфический, можно даже сказать, идеальный. «Любящему человеку от любимого» И рамка полетела на пол, неосознанно выпущенная из дрожащих бледных рук. Раздался слабый звон стекла, и шокированная хадаганка увидела, как расползается продолговатая трещина по гладкой поверхности, скрывающей фотографию юной особы с витыми огненно-рыжими кудрями, слегка отливающими бронзой. Этот звук почти заглушил все прочие звуки, но до слуха хадаганки всё же долетел последний тихий возглас осипшего голоса. И сердце предательски дрогнуло, разразившись затем в диком потоке болезненных ударов. ____________________ — Ты сможешь меня забыть? — Вряд ли. Неужто ты действительно уходишь? — Тебе же самому так будет лучше. Ты должен забыть и уехать отсюда, пока я сама не вынудила тебя мало приятным способом. Поэтому не показывайся мне на глаза. А лучше вообще никому. Исчезни их яскеровских списков учёта. Навсегда, — она брезгливо посмотрела на хадаганца и, криво улыбнувшись, язвительно добавила. — Ты просто слишком слаб и слишком жалок, чтобы что-то изменить. Просмотреть полную запись