• Stories

    Sign in to follow this  

    раздача
    К предыдущей части
    Ох, как же трещит и раскалывается моя голова. Что за вчера произошло такого, что у меня ВОТ ТАКИЕ последствия?
    Это ещё что... Откуда лодка в башне Новограда? Неужели это я так...

    Какой-то листик ещё... Кровавый...
    Кровавый. Листок. Листок кровавый на груди. Какого тут происходит?
    «Дорогой будущий я, пишет тебе прошлый я, тобишь Я из прошлого который.
    И от которого у тебя вечно одни проблемы.
    В этот раз решил поспособствовать их решению, записав их все.
    Не знаю, как ты будешь все это решать, но удачи тебе.»

    …блин, я никогда никому не желаю удачи. Ну, выходит я умудрился что-то такое накуролесить, этакое нечто смог всё же натворить, что даже удачи пришлось пожелать...
    Выходка с кораблем явно самое простое страшное.
    Почему я написал простое.
    Так-так, что же у нас тут по списку... Ох ты ж...
    Избить наемников – ✔
    (Ну кто знал, что нас попытаются разнять)
    Закопать кактусы, как кактусы связаны с моноциклом... – ✔
    Вытащить уточек из воды – ✔
    Умереть в чистилище – ✔
    Заплатить дважды за воскрешение – ✔
    Собрать ключи стихий – ✔
    (...какого. собрал записки....)

    Создать единую рать лиги и империи – ✔
    Вытащить коренного ольмовца во внешний мир – ✔
    Убежать от злого прайдена – ✔
    Подсунуть гибберлинга прайденам – ✔
    Собрать армию белок – ✔
    Ох. Что-то чем дальше, тем страшнее – ✔
    Надеть 14 шлемов. Дед, во сто шуб одет, кто его раздевает тот мирру проливает – ✔
    Нацепить 14 плащей – ✔
    Купить парашют – х
    Продеть нитку в крупицы света и использовать вместо одежды. Ох как бомбануло – ✔
    Сходить в имперский бордель – ✔
    Организовать прыжки в высоту на дионе – ✔
    Обругать Лакруа – ✔
    (Кто это?)
    Угнать корабль у команды героев – ✔
    (Стоп, как я туда попал без корабля?)
    18+ – ✔
    ....
    Подружиться с имперцем и пройти рейд – ✔
    .....
    Стать прайденом, являясь эльфом – ✔
    (Чего?)
    Умереть 100000 раз подряд – ✔
    Ускориться до скорости света – х
    После разгона до 300км/с я стал трезветь. А у меня еще много дел.
    Найти дно астрала. 12мкм, дно не найдено – х
    Сожрать чей-то сон – ✔
    Ограбить самую сильную гильдию в одиночку. Хранитель пал – ✔
    Написать кроссворд с наградами. Расстроиться – ✔
    Вернуть лунтика домой – ✔
    Слетать на ольм – ✔
    Заставить Алису расследовать в удвоенном темпе – ✔
    Потереться об дерево, чтобы научиться ходить сквозь стены – ✔
    Купить хлеба – ✔
    Вылезти из прошлого – ✔
    Поприветствовать будущих героев Сарнаута. Прославить Смеяну и Нихаза – ✔
    Дожить до текущих событий. Ха-ха попался – х
    Составить карту всех аллодов – ✔
    Удивиться наличию усыпальниц канона рядом с гоблиноболом – ✔
    Отправиться через аномалию на Суслангер – ✔
    Записать все это в дневник, чтобы вспомнить – ✔
    (ну логично, что уж...)
    Покататься на лодке – ✔
    Так стоп. Я вернулся через Суслангер, но почему лодка с Гипата? Это же та, что пришвартована у омута времени...
    Пора уже прикрывать эту «лавочку путешествий во времени».
    Ну, начнем читать и попутно исправлять последствия нашей гулянки.
    Избить наемников.
    Наемники стали слишком задирать цены на свои услуги, а без своих веществ они абсолютно бесполезны. Мы с Владом решили разобраться, почему они дерут такие цены. Слова за слова и началась потасовка. За наемников решили вступиться астральные торговцы. В общем, победила наша дружба, а они в чистилище.
    Так, ну это можно и пропустить. У них точно должна быть мирра на воскрешение.

    Тем временем в астральной академии... Опустело.

    В чистилище же образовалось очередь из десятков разумных.
    Закопать кактусы.
    После шума города нам захотелось найти тихое и спокойное место. Пустыня. Оказалось, мы допились – вокруг стали летать кактусы. Потратили час, на то, чтобы закопать все кактусы, поглубже. После такого трудного мероприятия захотелось напиться. ЭЛЬФЫ. МЫ ИДЕМ.
    Ну, это явно исправлять не надо. Да и вопрос – как? Бегать с лопатой по пустыне, выкапывать кактусы и накачивать гелием? Жалко только моноцикл.
    Вытащить уточек из воды!!! 
    Спасти. Срочно! Беспредел! Птички тонут.
    Я слишком трезв, чтобы идти топить уток. Тут явно выпили ещё с десяток бутылок.
    Умереть в чистилище – ✔
    Заплатить дважды за воскрешение – ✔
    Нас съели ежики. Теперь по аллоду бегают пьяные ежи-людоеды. Ха, но я нашел выход из чистилища! Правда, пришлось заплатить дважды за воскрешение после побега из чистилища. Да, так можно было.
    Если я жив, то явно исправлено. Ну а ежики... Они тоже протрезвели.
    Айрин. Цитадель эльфов атакуют невидимые пьяные ежи.
    Собрать ключи стихий – ✔
    ...какого. собрал записки....
    Раскладывать все по местам?
    Вытащить коренного ольмовца во внешний мир – ✔
    Убежать от злого прайдена – ✔
    Нам нужно исследовать вещи, каких нет на свете и помыть прайдена раз шесть. Но горячей воды нет на Ольме. А за холодную воду он нам порвёт... Нас.
    Решено! Тащим его в Незебград.
    …..Влад. Какого?
    Подсунуть гибберлинга прайденам – ✔
    Так, но пропажу прайдена должны заметить. Решено.
    Нужно подменить его. На ум приходят только гибберлинги. Ладно, теперь будут тройняшки-«прайдены». Хехехе.
    Как, я попал на Ольм, блин! Ну гибберлинги не должны пропасть. 

    Тем временем на Ольме.
    Прайдены были ОЧЕНЬ счастливы появлению буйных тройняшек-«прайденов». Что выслали их в лигу.
    Организовать прыжки в высоту на Дионе – ✔
    Быстро бегать, конечно, хорошо, но нужно еще и хорошо прыгать.
    Ну хоть, что-то хорошее. 
    Тем временем десятки спортсменов получили травмы ног.

    Собрать армию белок – ✔
    Не, это никуда не годится. Меня гнал по всему аллоду какой-то немытый прайден! У Найана анклав некромантов, у Нихаза легионы миров тьмы, у Смеяны боевые тараканы! Чем я хуже, где моя башня из слоновой кости! Где мои приспешники! Согласно проведенному опросу: самые страшные существа Сарнаута – это белки! Решено, я соберу армию белок. О, а вот и мой первый приспешник. Безумная белка. Пошли со мной, на темной стороне есть орешки. «Скви». Слушай, да их тут целые тучи.
    П.с. отправил их покорять обсерваторию. Я назвал то измерение мг. Покорение мира началось с астральной академии.
    Ох. Что-то чем дальше – тем страшнее. Как мне вообще разгонять банду из белок.
    Ну, может, они не вернутся или вернутся и мне нечего бояться.

    Тем временем на мг на протяжении 5 дней пропадают люди.
     Умереть 100000 раз подряд – ✔
    Воскрешение не позволяет омолодиться и вообще никак не влияет на здоровье. Даже не протрезвел.
    Ладно. Но, как.
    Тем временем в чистилище образовался затор из-за большого количества бумажной работы и от бессонной ночи спасения одного некроманта.
    Ускориться до скорости света – Х
    После разгона до 300км/с я стал трезветь. Не-не, так не пойдёт. У меня еще много дел.

    Тем временем – был зарегистрирован новый рекорд скорости.
    ……..
    Найти дно астрала. 12мкм, дно не найдено – Х
    Сожрать чей-то сон – ✔
    Кошмары пытались съесть сон, но сон оказался страшнее, чем они сами. Влад.
    Лаа-а-а-а-днооо...
    Срочные новости!
    На НИИ МАНАНЗЭМ было отражено нападение армии из 800 астральных демонов в ходе поломки прибора.
    По непроверенной информации нападение отражали два пьяных лигийца.
    Зэм, очень желают поговорить со своими спасителями.

    Вернуть лунтика домой – ✔
    Ты не представляешь, я встретил лунтика и вернул его домой! Его звали …. (клякса)
    Надо извиниться перед гоблином. Но, как его зовут и где его искать...
    Я готов дать тебе скидку, если принесешь растворитель для клея.

    Потереться об дерево, чтобы научиться ходить сквозь стены – ✔

    Вылезти из прошлого – ✔
    Ха, я кажется оказался в прошлом. Этот вулкан давно потух или он вновь пробудился.

    Что-то камера расфокусировалась расфекалар

    Поприветствовать будущих героев Сарнаута. Прославить Смеяну и Нихаза – ✔
    Дожить до текущих событий – Х
    Эх, я понял , что отсюда нет никакого выхода. Остается только пить. Иначе никак не скоротать время. Ха-ха, вот я и попался.
    Стукну. Хм. Ну ладно. Побился головой об дерево. Да, мне просто нужно было оправдание.
    Составить карту всех аллодов – ✔
    Хахах. У нас есть карта всех аллодов!

    Надеть 14 шлемов. Дед, во сто шуб одет, кто его раздевает – тот мирру проливает – ✔
    Кажется, в этот момент я уже начал трезветь, но в какую-то неправильную сторону.

    Нацепить 14 плащей – ✔
    Хахаха. Сломался моноцикл, но есть 14 плащей. Я лечу!..... клякса.
    Купить парашют – Х
    Падать больно. Серьезно, купи парашют.
    Продеть нитку в крупицы света и использовать вместо одежды. Ох как бомбануло – ✔
    Ох. Не повторяй это. И да, не пытайся использовать руны вместо крупиц света. Это работает, даже очень хорошо работает, но… дорого.
    Мои руны!
    Купить руны – Х
    Сходить в имперский бордель – ✔
    Заливая горе от потери рун, нам пришла гениальная идея. Нужно сходить в бордель! Нужно спасти эльфиек! Нам очень повезло, кто-то устроил нападения на астральную академию и врезался в мана-станцию на лигийском корабле.
    Не ведись на эльфиек в борделе! Это имперцы!
    Что-то мне все это напоминает...

    Угнать корабль у команды героев – ✔
    ……..
    Стоп, как я туда попал без корабля. И зачем я это сделал?! И где корабль и куда его возвращать?!

    В это время в глубине астрала, команда героев пытается понять почему у астральных кораблей нет якоря. Тогда бы он не уплыл, логично же.
    Обругать Лакруа – ✔
    Да кто это? КТООО???
    18+ – ✔
    Не спи на астральных островах! Меня обокрали! Местная живность растащила все мои вещи, оставив с голой… 
    …….

    Отправиться через аномалию на Суслангер – ✔

    Записать все это в дневник, чтобы вспомнить – ✔
    Точно, нужно записать. Пока ничего не забыл – ✔
    Блин чернила кончились. Ну думаю сойдет и так.
    Покататься на лодке.
    Влад хочет показать, как управлять лодкой и заодно подвезет меня домой.
    Ну, в принципе ничего страшного и не сделал. Ничего исправлять не надо, вот в прошлый раз я лучше погулял.
    А лодка... Да ее никто не заметит, если пальцем не ткнуть. Ну, я пошёл, меня ждут... Кто-то ждёт.

    До новых встреч!

    worm
    Рассвет. Солнечный диск медленно выплывал за горизонтом водной глади окрашивая ее в красноватый оттенок. Его лучи скользили по зеркальной поверхности, упираясь в песчаную насыпь атолла, приносили вслед свет и тепло.
    – Оле! Вставай быстрее. Скоро появятся первые искатели. – Взволнованно подбежал водяник и начал трясти приятеля.
    – Оо-аа-оо-тстань. – Зевая и переворачиваясь на другой бок отмахнулся Оле. – В нашу глушь их силком не затащишь. Им подавай кровь, сражения. А тут? Песок, ракушки и крабы. Вся кровь – порезанный пальчик об ракушку; всё сражение – кто дальше краба метнет. Нет. Я спать. Твои искатели если сюда и забредают, то только в начале сезона позагорать да каракули на деревьях накарябать. Ни одной пальмы целой не осталось. Все ободрали и исписали. Нет, нету тут никого и не будет до следующего лета.
    – Как нет? Как это не будет, Оле? – не унимался водяник. – Да вот же смотри! Там, у каменной глыбы, кто-то шевелится. Когда его к нам перенесло?
    Солнце уже достаточно взошло чтобы осветить атолл.
    – Кажется, он здесь довольно давно и выглядит не ахти – спокойно произнес ДуДу, подошедший вместе с другими водяниками на громкий вскрик. – Вставай Оле. Надо посмотреть нужна ли ему наша помощь.
    Тем временем фигура в потрепанной с большими дырами плаще и поношенных доспехах сделала несколько попыток встать, но не найдя надежной опоры – рухнула на песок. Подойдя ближе, водяники обступили фигуру кругом. Ей оказался молодой мужчина, все тело которого было в порезах и старых шрамах.
    – Что будем делать Оле? – обратился ДуДу. – Я и не помню, чтобы искатели в таком состоянии были. Сила Тенсеса их оберегает и каждое утро исцеляет критические повреждения. Почему не видно его уровень развития?
    – Понесли к Мирке. Пусть его подлечит, заодно там и разберемся. А то ещё помрет и разбирать на части его будут уже местные моллюски. – Недовольно проворчал Оле. Всё его нутро говорило, что такое начало дня не принесет спокойно жизни ни сегодня, ни в ближайшее время. – Чего столпились? Скоро искатели прибудут. Быстро ловить крабов и кормить клетунов. Кто их развлекать собирается? Вы вместо крабов скачки наперегонки устроите? За дело, живее. – разогнал он столпившихся водяников.
    – Мирка! Мирка! К тебе первый пациент – застучал в дверь хижины ДуДу. – Открывай пока парень не издох.
    Быстрые шаги и скрип дерева оповестили о приближении хозяйки хижины.
    – Ох! Быстрее! На стол его кладите. ДуДу, доставай из шкафа пучок девясила, листья чабреца, цветки арники и пять мана-ампул. Будем колдовать. Случай тяжелый... – начала раздавать команды Мирка. – Оле, вливай по мана-ампуле каждые пять оборотов часов. Его источник почти пуст и все ещё тает. Если не остановить процесс – то его не вернуть.
    Сама же Мирка принялся за приготовление исцеляющего бальзама. Растолкав в ступе девясил и смешав с катализатором – получила гранулы. Цветки арники и чабрец залила кипяченой водой и накрыла сосуд, чтобы отвар настоялся и остыл. Прождав так некоторое время – вложила гранулы в рот, залив настойкой, положила руки на лоб и грудь. Резко вдохнула и, прикрыв глаза направила через руки к жизненно важным точкам пациента ману, произнесла.
    – Парацельсус.
    Тело выгнулось, впитывая поступающую энергию и спустя мгновение рухнуло на стол. От неожиданности ДуДу отступил назад, чуть не задев склянки на соседнем столе и поморщился. Ворожба знахарки его всегда немного пугала.
    Результат не заставил себя ждать.
    Тишина.
    Шарканье ДуДу.
    Учащенное дыхание пациента стало плавным.
    Тишина.
    И с коротким, еле слышным стоном парень медленно приоткрыл глаза увидев склонившегося над ним водяника. Смотреть сначала было больно и изображение было мутное, но глаза, постепенно привыкнув к освещению, позволили разглядеть, как над ним, видимо лекарка, выполняла пасы руками и чему-то-то хмурилась.
    – О, смотрите, глаза открыл – с присущим ему ворчанием заметил, до этого всё время молчавший, Оле. – Парень, как тебя зовут? Откуда ты? Какой у тебя уровень, что так вымотал нашу Мирку? Эй! Эй! Не смей отключаться. Мне еще норму по ракушкам сегодня сдавать, а и так времени на тебя порядочно потратили.
    – Тише-тише, Оле, а то добьешь паренька. И так еле вытащили. – попытался успокоить друга ДуДу, тем не менее, не сводя глаз с пациента. – Сейчас он все расскажет.
    – Меня зовут Зак. Ат-Зако. – язык не слушался и речь далась с большим трудом. – Надо найти тринадцатого покровителя, иначе круг падет.
    – Помнится был один Ат-Зако. Наделал шороху на Гипате. – проговорил Оле. – Там еще мой дальний родич у телепортационной установки работает. Говорит, бегал Ат-Зако бегал и пропал. Кажется, это было в восьмом круге. Теперь еще один объявился.
    – Отдыхай парень. – вмешался ДуДу. – Как только окрепнешь нам предстоит серьезный разговор.
    ***
    Приходил в себя я долго. Спустя два дня смог вставать и недолго ходить, а еще спустя два обхода светила – чувствовал себя значительно лучше: уверено держался на ногах, мог говорить и самостоятельно есть. Все это время знахарка Мирка колдовала, залечивая раны. На пятый день состоялся разговор с Оле, как я понял, вожаком местной общины водяников.
    – Итак, давай сначала!. Кто ты? Откуда? С какой целью здесь? Почему твой уровень скрыт? И что вообще ты до этого говорил. – не став ходить издалека перешел к делу Оле, как только я пересек порог его хижины.
    – Зовут Ат-Зако. – начал я свой рассказ. Перед водяниками не было смысла скрывать правду, да и действия их не позволили, скажи я что-либо непонравившееся вождю. Как только оказался в хижине – около входа бесшумно появились хорошо вооруженная стражники. – Времени потребуется нам много.
    – Тенг! Позови сюда Мирку, а то ещё свалится этот малахольный. – перебил меня вождь, окликнув одного из охранников. – Она тогда мне все чешуйки пересчитают.
    Через некоторое время пришла знахарка и я продолжил свой рассказ.
    – Как уже говорил – зовут меня Ат Зако и может быть это покажется странным, но я пришел спасти мир. Мир, который умер. Родство с джунской магией позволило совершить путешествие в прошлое, чтобы предотвратить развитие катастрофических событий, приведших к его гибели.
    С приходом тринадцатого круга боги создали аллод с новыми приключениями и тайнами мироздания привлекая бесчисленное количество искателей. Верховные боги упивались триумфом обращая на свою сторону все новых и новых исследователей, принимая их подношения. Сила ослепила их, они были глухи и не замечали появившихся проблем. Спустя месяц искатели приключений стали замечать проблемы, происходящие в мире, иллюзии спали и их место заняли разочарование и безнадежность. Жестокие боги снова предали веру жителей Сарнаута. Исследователи начали исчезать, а мир рушится. Первым пало отражение Оазис, дольше всех держалась Молодая гвардия. Но и в ней прогремели страшные катаклизмы, истончившие энергию астрала. Он перестал удерживать аллоды: Кватох рухнул, прокатившиеся по Суслангеру землетрясения превратили его в пыль.
    Остатки исследователей укрылись на Атолле. Объединив усилия выжившие, возглавляемые учеными империи, выяснили, что алчность верховным богам застлала глаза, их творения отталкивали исследователей из круга в круг, исследователей, чья энергия и вера поддерживали вселенную, питая астрал. Вскрылась страшная тайна – каждый круг один из покровителей жертвовал собой, восполняя нехватку энергии. В двенадцатом круге пал последний.
    – Что же делать? – воскликнул, пораженно, Оле. В хижине воцарилась гнетущая тишина. Причин сомневаться словам пришельца не было.
    – Главное не поддаваться панике. – поспешил я успокоить окружающих, видя, как в глазах знахарки проскальзывает страх.
    – Надежда есть! Буба Астролом, поселившийся на вашем атолле в следующим круге и наблюдая за астралом обнаружил тринадцатый знак покровителя. Он молодой и слабый, но надежда есть. Необходимо найти этого покровителя.
    Он сможет все восстановить, но для этого нужны силы, которые дадим ему мы – исследователи. Ваша же задача их привлечь: придумать новые увлекательные приключения, а также вернуть ранее забытые и утраченные. Но главное это найти покровителя; он укажет дальнейший путь.
    – Да! Что-то новое необходимо! – не удержалась Мирка, всплескивая руками. – А то на веселом марафоне наклюкаются и уже после второго бокала ползают с поросячьим визгом и к оркам пристают. А мне их потом настойками отпаивай.
    – Можно подумать о полетах на дельтапланах и воздушных шарах. – подхватил Оле. – Наши клетуны порядком подустали катать искателей.
    – Подождите! У Бубы была теория как найти хранителя – видя, как в глазах водяников минутный страх сменяется надеждой и уверенностью я решил рассказать последнее что знаю. – Неподалеку от Атолла на дне моря скрыта алмазная ракушка. Она столь мала и очень хорошо скрыта магией, что ее сможет найти только избранный.
    Вырастить и закалить ее можно подняв на вершину самой высокой горы Атолла. Там она вберет в себя весь солнечный свет и познает могущество горных ветров. Затем ее надо отнести туда, где не найдут верховные боги. Такое место найдется в Светлолесье. За Большими Валунами есть горная тропа, а там расположено большое озеро. Сами боги не знают зачем создали это место. Я давно спрашивал их о нем, но ответа не было. Там Ракушка будет в безопасности. Она станет первым алтарем покровителя, источником силы и надежды всех обитателей Сарнаута.
    Но чтобы все получилось, пусть и на время, Лиге с Империей необходимо объединить усилия. На вершину горы забраться под силу только представителям Империи с их техническим прогрессом. Пройти же по горным извилистым путям до озера, преодолев дремучие леса, осилит лишь Лига с их пониманием природы. Успех всей миссии зависит от сплоченности и единения. Пришло время отложить старое соперничество и подставить плечо противоположной стороне.
    После долго и тяжелого разговора каждый вышел в молчании и направился в свою сторону, понимая, что работы предстоит немало.

    Драккан
    Часть 2. «Тайга»
    Закованный в блестящую броню гигант поднял огромный двуручный молот. Алёна невольно поёжилась, разглядев грозное оружие. Даже сами по себе размеры и масса давали обладателю могучий инструмент для уничтожения врагов. Но, похоже, создатель этого чуда стремился сотворить нечто абсолютно убийственное. Молот искрился и потрескивал. Неведомое колдовство насытило оружие электричеством. Алёна ни капли не сомневалась, что удар таким магическим молотом способен выбить дух даже из медведя.
    «Значит, не позволять этому тупоголовому попадать. Начнём!»
    Громила шагал, сотрясая землю. Девушка скользнула навстречу. Её шаг был лёгок, почти невесом. И так же легко, почти танцуя, Алёна пригнулась, разворачиваясь на носках. Молот просвистел над самой макушкой. Волосы взъерошились под действием электрических разрядов. Девушка оказалась слева и чуть позади противника. Подпрыгнув, она со всей силы ударила булавой по затылку, вложив в него, кроме мышечного импульса, массу всего тела. Звон раздался такой, будто она в колокол ударила, а не в шлем. Гигант слегка покачнулся и тут же наотмашь махнул молотом назад по широкой дуге. Алёна кувырком ушла от удара. Встав на ноги, она посмотрела на противника. Тот уже топал к ней, не выказывая даже тени замешательства. Так, словно и не было удара по затылку!
    – Похоже, мозгов у тебя вообще нет! - выкрикнула девушка насмешливо. – Шлем как пустое ведро звенит!
    На самом деле никакой веселости она не ощущала. Противник вызывал страх, но показывать его Алёна не собиралась. Насмешки же преследовали другую цель – разозлить, заставить совершать ошибки. Послышавшийся рёв показал, что слова достигли цели. Новый удар молота оставил глубокую вмятину в земле. Девушка снова ударила в голову сбоку. Громила даже не дрогнул. Подняв оружие, он вновь ринулся на противницу.
    Со стороны это смотрелось даже забавно. Медленный и несколько неуклюжий громила махал огромным молотом, а кроха с выглядевшей игрушечной булавой кружила вокруг, раз за разом пытаясь пробить прочный доспех. Без особого успеха, надо сказать.
    – Я так весь день могу вокруг тебя прыгать! Ты слишком туп, чтобы поймать меня!
    Алёна заливисто засмеялась, в очередной раз уворачиваясь от молота. Она чувствовала своё превосходство. Нужно только измотать этого медведя, а потом пришлёпнуть его. Самоуверенность и подвела Алёну. Она забыла, что сражается не на ровной и чистой тренировочной площадке. Торчащий корень подвернулся под ногу. Девушка споткнулась, потеряла равновесие на миг и...
    Молот ударил прямо в грудь. В последний момент Алёна успела подставить щит, но то просто разлетелся в щепки, почти не снизив силы удара. Девушка отлетела, как кружка, которую пьяница смахнул со стола. Недолгий полёт завершился стволом сосны, о который она приложилась со всего размаха. Юное тело выгнуло, едва не переломив пополам. Булава отлетела в сторону, а сама несчастная воительница кулем упала наземь. Оставшись лежать, недвижимая и бездыханная...
    Пятью днями ранее.
    Бескрайняя тайга. Только увидев это зелёное море деревьев, начинаешь понимать, насколько велик на самом деле мир и как мал ты сам. Алёна смотрела с высокого берега реки на тайгу и никак не могла налюбоваться. Благо, на текущем этапе путешествия её помощь не требовалась, так что она вполне могла себе это позволить.
    По прибытии в Красную Горку их уже ждали. Бородатый мужчина в потрёпанной куртке с коротким рукавом встретил их рядом с порталом. Сражающаяся с собственным желудком Алёна частично услышала его разговор с купцом.
    – Возникли проблемы с погрузкой, хозяин. Токмо через час плоты будут готовы.
    – Ты обещал сделать всё вовремя, Никодим. Обманул меня, значит? – грозно сверкнув глазами, спросил Коновалов.
    – Нет моей вины тута! – быстро затараторил приказчик. – Дождь вчера зарядил сильный, а берег здесь сильно крут, вы же видите! Бригада отказалась груз таскать. Ноги переломать побоялись.
    – Ноги переломать… Как бы я им сам ноги не переломал! У меня люди припасов ждут, а они грязи испугались, – проворчал, без особой, впрочем, злости, купец. – В остальном как?
    – Всё хорошо, хозяин. Токмо… Ещё одна девица здесь вас дожидается, значит. С вами хочет идти.
    Коновалов недоумённо уставился на приказчика. Тот факт, что ему не понравилась замена Наума на Алёну, не вызвал удивления. О какой ещё девице тот ведёт разговор?
    – Не нужны мне девицы в походе, Никодим. Дай ей от ворот поворот.
    Приказчик нервно сглотнул и оглянулся по сторонам. Понизив голос, чтобы не слышал никто, кроме купца, он произнёс:
    – Не мог я, господин Владимир. Из писак она, с газеты столичной. «Светоч Новограда» называется.
    Недоумение купца возросло до предела. Какая-то газетная бумагомарака собирается идти с ними к тайному золотому прииску, а приказчик не может послать её ко всем демонам? Коновалов набрал воздуха в грудь, намереваясь отчитать служащего, но затараторивший Наум опередил его.
    – Её зовут Катерина Гиляй!
    Ругательства застряли в горле. Других объяснений Владимиру не требовалось. Егор Гиляй, владелец «Светоча Новограда» и ещё нескольких периодических изданий, был не просто влиятельным человеком. Он был одним из законодателей моды свободной Лиги. Разозлить такого человека – значит, подписать конец своему делу, превратиться в изгоя. Коновалов сделал последнюю попытку отступить:
    – Может, просто фамилии одинаковые? Ты проверил?
    – Конечно, проверил! Дочка это евонная! Младшенькая!
    Младшая дочь – это очень плохо. Прогнать такую – плохо, но, если в пути что с ней случится – ещё хуже. Купец вздохнул и приказал:
    – Зови её в трактир. Прикажи закуски подать, выпивки какой-нибудь. Поговорю с этой твоей… писательницей.
    Однако, сразу попасть в трактир у купца не получилось. Он прошёл всего пару десятков шагов, когда столкнулся с торопящимся мужчиной с короткой рыжеватой бородкой. Грязно-русые волосы были неровно обрезаны «под горшок».
    – Куда спешишь, Ратай? – недовольно спросил едва не сбитый с ног Коновалов.
    – Вас ищу! – выпалил охранник, вытирая рукавом нос. – Правду говорят, что вы девицу заместо Наума взяли?
    – Она заслужила его место в честной схватке, Ратай.
    – Да какой от неё толк в тайге? Я видел её, она…
    Купец вскипел в одну секунду. Копящееся внутри раздражение нашло подходящий объект для того, чтобы выплеснуться наружу.
    – Хочешь поучить меня вести дела, Ратай? С каких это пор ты стал таким умным?
    Выпученные от ярости глаза Коновалова заставили охранника отступить. Весь его гонор сразу куда-то делся, он даже в росте уменьшился раза в полтора.
    – Да я что… Я же ничего… Просто девице в тайге делать неча… Не сдюжит она, точно!
    – А вот это мы посмотрим ещё! Если тебя что-то не устраивает, может и тебя заменить?
    – Нет-нет, ты что, хозяин! Я же просто так… Я же ничего не имею против!
    – Раз не имеешь, тогда иди, проследи за погрузкой. А то и до вечера будем тут куковать.
    Ратай закивал и тут же умчался прочь. Несколько остывший купец продолжил свой путь, подбирая в голове слова для предстоящего тяжёлого разговора с представительницей четвёртой власти.
    Поздняя весна в Сиверии – время, когда обжигающий холод зимы сменяется испепеляющим жаром лета. Несмотря на то, что солнце уже стоит высоко, воздух ещё далеко не так ласков, как можно ожидать. Тем не менее, настоящие ценители в это время уже предпочитают вкушать яства не в четырёх стенах, а на открытой веранде. Именно там и устроился Владимир, ожидая появления незваной попутчицы. В глубине души купца ещё тлела слабая надежда, что она окажется маленькой проблемой. Но стоило ему увидеть поднимающуюся по ступенькам девицу с небесно-голубыми невинными глазами, как все надежды пошли прахом. Тряхнув пышной гривой золотых волос, девушка непринуждённо уселась напротив купца. Игриво улыбнувшись пухлыми губками, она прощебетала весёлым тонким голосочком:
    – Добрый день, уважаемый Владимир! Меня зовут Катерина. Я журналистка «Светоча Новограда» и очень хочу отправиться с вами в путешествие!
    Коновалов на миг прикрыл глаза, вознося молитву Покровителю, чтобы тот развеял собеседницу, превратил её в мираж. Не помогло. Когда веки поднялись, девчонка всё ещё сидела напротив.
    – Зачем такой красавице в глухую тайгу? Там нет ничего интересного, уверяю вас!
    Улыбка стала шире. Теперь купец заметил и ровные ряды жемчужно-белых зубов. Мысленные ругательства Коновалова вышли на новый уровень. Нельзя допускать, чтобы она пошла с ним, никак нельзя!
    – Не стоит принижать себя, господин Коновалов! Мне известно, что вы отправляетесь с припасами на свой тайный золотой прииск. Это же так интересно! И невероятно захватывающе! Читатели будут в восторге!
    Владимир улыбнулся своей лучшей «продающей» улыбкой.
    – Я думаю, что есть более интересные темы. Если позволите, я мог бы…
    – Я пойду с вами!
    Купец с трудом удержал на лице улыбку. Эта девица перебила его! Да как она только смеет!
    «Смеет, ещё как смеет. Потому что за её спиной стоит очень серьёзный папаша. Как же мне вывернуться? Как сделать, чтобы она передумала?»
    – Нам придётся идти по глухой тайге, без всяких удобств, по грязи, холоду. Я уже не говорю о мошкаре и других неприятностях.
    Журналистка прищурилась. Пухлые губки сжались в тонкую линию, глаза прищурились. Владимир вздохнул, сдаваясь. Такие особы всегда поступают по-своему. Они не слушают чужого мнения. До тех самых пор, пока жизнь не научит их обращать внимание на слова окружающих.
    «Надеюсь, в этом походе с ней ничего не случится.»
    – Мы выходим через два часа. Постарайтесь не опоздать, ждать мы никого не будем.
    – Два часа? Конечно, я буду на месте вовремя!
    Девушка упорхнула, оставив купца в крайне расстроенных чувствах. Махнув рукой половому, Коновалов выкрикнул:
    – Водки мне! И живо давай!
    Через час купец стоял на причале, наблюдая за последними приготовлениями. Лошадей и припасы уже разместили на плотах. Оставалось только отвязать швартовы, и плотовщики, управляясь длинными шестами, направят свой транспорт к верховьям. Владимир торопил работников, подгоняя крепким словцом и жестами. Однако, всё оказалось напрасно. Успел отчалить только первый плот из пяти, когда на высоком берегу появилась стройная фигурка. Заметивший её купец не сумел сдержать ругательств.
    – Что же вы так рано? – спросила Катерина, едва ли не кубарем скатившаяся к причалу.
    На её щёчках играл румянец, глаза блестели. Коновалов смотрел на запыхавшуюся девицу с рюкзаком за плечами, из которого выглядывали тубусы со свитками, долгие десять секунд. После чего упавшим голосом произнёс:
    – Прошу на плот, юная госпожа. Мы ждали только вас.
    В улыбке девушки явно читалась издёвка и превосходство. Она была умна. Умна и самоуверенна. Катерина легко пробежала на плот и сразу заметила Алёну. В этом не было ничего удивительного. Молодая воительница выделялась в чисто мужском коллективе. Журналистка притормозила, между бровями появилась морщинка. Катерина была совершенно не готова к факту присутствия ещё одной юной девушки в предстоящем путешествии.
    – Как тебя зовут? – без всякого стеснения воскликнула журналистка, едва оказавшись на плоту.
    Размеры водного транспорта впечатляли. На связанных вместе брёвнах без особого труда поместилось не только десяток человек, но и пара невысоких мохнатых лошадок. И всё это, не считая поклажи в тюках и мешках, перевязанной верёвками. Устроившаяся рядом с ней Алёна хмуро посмотрела на незнакомку. Выглядела девушка крайне симпатично, если не сказать, волшебно. Воительница в очередной раз в своей жизни почувствовала укол зависти в сердце. Сама Алёна никогда не надеялась даже отдалённо стать настолько прекрасной.
    – Алёна. Калинова.
    – А что ты здесь делаешь, Алёна? Эта штука у тебя на поясе, ты умеешь ей пользоваться?
    – Это булава. И я проверю её на твоей голове, если будешь приставать с вопросами.
    Как оказалось, угрозы на журналистку действуют слабо. Несмотря на ясно показываемое нежелание общаться, начало водной части путешествия, которого Алёна ожидала с плохо скрываемым восторгом, оказалось испорчено назойливыми попытками «взять интервью». Катерина, кажется, вообще не понимала значения слова «нет», раз за разом приставая с вопросами. Время от времени терпение воительницы кончалось, и она выдавливала из себя несколько слов в ответ. Это словно бы подливало масла в костёр интереса журналистки, после чего та с новыми силами приступала к расспросам.
    Ситуацию, уже приближавшуюся к взрывоопасному рубежу, спас Игнат. Глава охраны плыл на одном плоту с ними и в подробностях наблюдал надвигающуюся бурю. Именно он в достаточно резком тоне запретил Катерине заговаривать с Алёной. Девушка пыталась протестовать, но под угрозой быть сброшенной в воду, «для промывки мозгов», уступила грозному начальнику охраны.
    Получив передышку, воительница смогла в полной мере насладиться путешествием. Ей раньше не приходилось передвигаться по воде, поэтому удивление вызывало почти всё.
    В первую очередь, конечно, сами плоты. При своих внушительных размерах эти транспорты оказались прочными и весьма быстрыми. Последняя особенность объяснялась наличием паруса и ловкими действиями плотогонов, которые орудовали длинными шестами с недюжинной сноровкой. Разумеется, будь на месте плота настоящий речной корабль, скорость была бы выше, но для создания такого судна требуются не только опытные мастера, но и время, и ресурсы. Поэтому именно плоты оставались для Сиверии самым распространённым видом плавательного средства, тем более, в столь отдалённых районах.
    Река Изумрудка петляла и несла воды с неспешным спокойствием равнинной реки. Мирный поток был таковым далеко не на всей протяжённости. Ближе к истокам, где в болотах зарождалось её начало, имелись и пороги, и быстрые участки. Именно поэтому водное путешествие являлось лишь частью похода Коновалова. Плоты должны были доставить лошадей и груз до первых порогов, откуда караван направится дальше по суше. Пеший переход будет намного сложнее, как физически, так и с точки зрения безопасности. Поэтому охранникам, разместившимся на плотах, было приказано в данный период отдыхать и копить силы. Именно приказано, самим Игнатом.
    – Поверь, у тебя ещё будет возможность проявить себя, – ответил предводитель в ответ на просьбу Алёны дать ей хоть какие-то обязанности. – Пока мы на воде, то находимся в безопасности. Водяники проследят за тем, чтобы с нами ничего не случилось.
    Водяники. Ещё одна раса, которую Алёна никогда ранее не встречала. Из бесед с плотогонами она уже знала, что эти создания обитают в воде и считают её своей территорией. Людей водяники терпят, но за это терпение приходится платить.
    На переднем правом углу каждого плота лежал мешок с туго перевязанной горловиной. Материалом для него служила не обычная мешковина, а кожа какого-то водного животного. Он не пропускал воду, что для обитателей реки наверняка было крайне важным свойством. Мешок предназначался для водяников. Там находились съестные припасы и другие мелочи, которые плотогоны сложили туда в качестве платы за проезд. Узнав о таком обычае в первый день плавания, Алёна внимательно следила за мешком, намереваясь разглядеть загадочных созданий, когда они придут его забирать. Однако, уловить этот момент девушке не удалось. Она отвлеклась всего на несколько секунд, а когда снова вернулась к наблюдению, мешка уже не было. Только небольшие волны, расходящиеся в стороны от плота, подсказали ей, что мешок забрали под воду. Видя расстроенное лицо Алёны, один из плотогонов, Дмитрий, с улыбкой утешил её:
    – Не переживай так, увидишь ты их. Когда на ночлег встанем, точно увидишь.
    Слова мужчины оказались правдой. Стоило только плотам направиться к берегу, выходя к месту стоянки, как у правого борта из-под воды показалась головы водяников. Плоские, безносые, склизкие морды, с тремя огромными глазами поразили Алёну. В первые мгновения её передёрнуло от отвращения, но девушка быстро совладала с собой.
    «Они просто не похожи на людей, и всё. Будь они плохими и злобными, вряд ли принесли бы такие подарки».
    Водяники всплыли вовсе не для того, чтобы покрасоваться перед людьми. Они принесли рыбу. Каждый из них положил на край плота по целой связке свежепойманной речной рыбы. Крупная, блестящая чешуёй, она вызвала бы зависть у любого рыбака-человека. Но для самих водяников такой улов наверняка не был чем-то особенным.
    – Сегодня с ухой будем! Спасибочки, господа водяники! – воскликнул Дмитрий, умудряясь поклониться, не выпуская из рук шест.
    Те не ответили, скрывшись с глаз уже через секунду. Плотогона это нисколько не смутило, видимо, это было вполне обычным поведением хозяев реки. Алёна же покачала головой, удивляясь увиденному. Могла ли она себе представить, что такие удивительные создания могут жить и дышать рядом с ней? Воистину нет предела чудесам Сарнаута!
    Ещё одним удивительным открытием для Алёны стала тайга. По мере того, как плоты всё дальше и дальше удалялись от Красной Горки, удивление только возрастало. Деревья всё никак не кончались. Они росли по обеим берегам, а их число просто не укладывалось в голове. Сначала Алёна хотела подсчитать примерное их количество, но уже через пару часов плавания отказалась от этой идеи. Она просто не знала настолько больших чисел.
    В довершение ко всему, бескрайнее зелёное море населяло множество животных и птиц. Плавно проплывая мимо, Алёна то и дело замечала вспархивающих из прибрежных кустов птах, видела выглядывающих из зарослей оленей, прыгающих по стволам белок. Один раз, с подсказки эльфа, она пару секунд наблюдала даже рысь, которая внимательным взглядом провожала их караван.
    Во время первой стоянки, когда остальные разжигали костры и ставили палатки, девушка чуть отошла в сторону, удовлетворить, так сказать, некоторые требования организма. Всего пару десятков шагов, но как же она перепугалась, когда, собравшись вернуться, поняла, что не знает, куда идти! Паника продержалась секунд десять. Когда бешено бьющееся в груди сердце успокоилось, она услышала громкие голоса людей и пошла на звук. Этот случай открыл перед ней серьёзную проблему, к которой она оказалась не готова. У неё полностью отсутствовали навыки выживания в лесу! Будучи воином, Алёна поняла, что это её слабость. А слабости необходимо устранять, пока противник не воспользовался ими.
    Своим наставником в этом деле Алёна выбрала Летуса. Гибберлинги тоже хорошо знали тайгу, но уж слишком легкомысленными и поверхностными они казались девушке. Эльф же был более спокоен и собран. Кроме того, в силу замкнутости характера она так и не завела близкого знакомства с другими охранниками, общаясь только с теми, с кем познакомилась в трактире. Всего охранников Коновалов нанял дюжину, что было, на взгляд девушки, несколько больше, чем требовалось. Хотя купца понять можно, всё-таки за золотом ехали.
    Сама Алёна не чувствовала никакого возбуждения при мысли о том, что на обратном пути груз будет состоять из вечного металла. Её мало волновала роскошь, а на клинок и броню ей денег и без чужого богатства хватит. Поэтому, узнав о грузе, она тут же задвинула эту информацию подальше. У неё имелись более насущные проблемы.
    – Значит, хочешь стать разведчиком? – спросил эльф, когда Алёна рассказала ему о своих проблемах, вернувшись к костру.
    – Нет. Просто я никогда раньше не бывала в лесу и чувствую себя… беспомощной.
    Летус улыбнулся. Он продолжал перебирать струны. Небрежное с виду действие странным образом рождало печальную мелодию. Девушка, слушая её, чувствовала непривычное томление в груди. Тем не менее, намерений учиться это не отменяло.
    – Беспомощной… – задумчиво произнёс эльф. – Что ж, это неприятно.
    Минута молчания, пока изящные пальцы перебирают струны. Тональность мелодии изменилась. Печаль ушла, сменившись ожиданием чего-то волнующего.
    – Я помогу тебе. Настоящим следопытом, конечно, не станешь, но выжить несколько дней в лесу без посторонней помощи сможешь.
    – Очень хорошо! Когда начинаем?
    Летус улыбнулся шире. Так заразительно, что Алёна улыбнулась в ответ и сама ответила:
    – Прямо сейчас. Что мне делать?
    – Для начала – научиться слушать. Лес – это место, где глаза играют не первой скрипкой.
    – Что такое скрипка?
    Эльф поперхнулся продолжением фразы и закашлялся, глядя круглыми глазами на девушку. Совладав с собой, он ответил:
    – Музыкальный инструмент такой. Не забивай голову. В общем, в лесу надо уметь слушать. И тогда ты заметишь любую угрозу, даже если она подкрадывается к тебе со спины.
    – Хорошо, что именно надо слушать?
    – Животных и птиц, в первую очередь. Когда они замечают опасность, то говорят об этом. Научишься слышать их голоса – и у тебя появятся сотни глаз, ушей, носов. Обитатели леса станут твоими разведчиками.
    Конечно, понять и выучить всё за несколько вечеров невозможно. Но Алёна очень старалась, а тренированный разум впитывал новые знания, как губка. Она запоминала названия, голоса и привычки птиц, зверей, училась читать следы, укладывала в голове информацию по полезным и вредным растениям, ядам, лекарствам. Эльф вываливал на неё любые сведения, какие только приходили ему в голову. Ни о каком систематическом образовании речь не шла, но главную цель эти разговоры и наставления выполнили – избавили от страха. Уже на третьей стоянке Алёна поняла, что хмурый и бескрайний зелёный океан изменился. Она перестала видеть сплошную стену деревьев, начав различать отдельные их разновидности. Бессмысленный шум распался на составляющие. Алёна различала шелест листвы, щебетание птиц, стук дятла, долбящего древесину в поисках жирной личинки. Лес становился знакомым и… родным.
    Эта родственность сыграла дурную шутку. Забыв об осторожности, девушка рискнула отойти подальше от стоянки. Голоса людей затерялись в шуме леса. Алёна могла найти обратную дорогу, но вот позвать на помощь в случае опасности – этой возможности у неё уже не осталось. С другой стороны, девушка ничего не опасалась. Она собиралась найти немного ягод, чтобы показать Летусу, что уже способна выживать в лесу. Детское желание доказать свою взрослость, но Алёна не задумывалась об этом. Она просто хотела показать эльфу свои способности.
    Крупные ягоды клюквы, рассыпанные среди мха, станут хорошим доказательством. Девушка присела, собирая их в горсть. Будь у неё корзинка или хотя бы чашка, можно было бы набрать побольше, но придётся довольствоваться малым. Она так увлеклась, что почти забыла обо всём остальном.
    Негромкий хруст за спиной. Алёна отреагировала молниеносно. Да, она не считала ещё себя настоящим воином, и плохо читала лес, но угрозу распознавала на лету. И отреагировала соответствующе. Сложенные горстью пальцы разжались, рука опустилась вниз. Девушка перекатилась влево, одновременно поворачивая голову, чтобы разглядеть источник звука.
    Дубинка, направленная ей в темя, попала в плечо, превратив изящный кувырок в нелепое падение. Мягкий мох смягчил его, но сейчас Алёна не была рада этому факту. Мягкость не давала ей возможности быстро встать, и принять бой, стоя на ногах.
    – Вот же пакость! – выругался Ратай, замахиваясь для нового удара. – Проклятая ветка!
    Алёна лежала на спине, внимательно наблюдая за мужчиной. Ей не совсем были понятны его намерения, поэтому девушка не спешила переходить в нападение.
    – Что ты задумал? – спросила она. – Что я тебе сделала?
    – Чего сделала? Из-за тебя Наума вышвырнули! А он друг мой свойский! Да я тебя за него…
    Как правило, большинство людей воспринимают ситуацию, когда противник лежит, как слабость. Сама Алёна тоже раньше так думала. Пока Прохор не объяснил ей, каким образом нужно действовать, находясь в лежачем положении. Разумеется, вести полноценный бой, лёжа на спине, не выйдет, но вот подкинуть сопернику парочку сюрпризов – вполне.
    – Хочешь убить меня? – снова спросила девушка, затягивая время.
    Ратай прищурился, сжав губы. Похоже, он уже принял решение и не собирался обсуждать его с жертвой. Жертвой избиения… или убийства? Мужчина шагнул ближе, слегка наклоняясь для того, чтобы дотянуться дубинкой. Алёна именно этого и ждала. Ловкий пинок в голень опорной ноги вызвал негромкий вскрик. Ответный инстинктивный удар мужчины прошёл мимо, а воительница уже поднималась со мха. Пока Ратай восстановил равновесие и приготовился к продолжению схватки, девушка уже стояла на ногах. Оружия с собой Алёна не взяла. За исключением разве что отцовского ножа, который всегда был при ней. Но его девушка доставать не спешила. Этот недоумок не заслуживал настоящего боя. Нападать исподтишка – признак слабака и труса. А таких надо учить. Максимально быстро, максимально жестоко.
    Прохор хорошо подготовил свою ученицу. Среди прочего, он преподал ей и несколько уроков рукопашного боя. Девушка подняла руки к груди, внимательно следя за действиями мужчины. Тот уже опомнился от первоначального удивления, и его следующее нападение было более подготовленным и резким. Ратай ударил в голову, вложив всю силу и злость. Алёна, лишённая оружия, подставила под дубинку левое предплечье.
    Для обычного человека попытка блокировать боевую дубинку рукой почти наверняка закончится переломом. Возможно, Ратай тоже ожидал чего-то подобного, потому что по его лицу промелькнула улыбка. Промелькнула и пропала, потому как место удара вспыхнуло ярким светом. Сообразить, что это такое, мужчина не успел. Алёна шагнула навстречу и мощным апперкотом отправила Ратая в глубокий нокаут.
    Когда девушка вернулась в лагерь, Летус подозрительно посмотрел на неё, но ничего не сказал. Алёна же просто молча села у костра, проигрывая в голове проведённую совсем недавно схватку. Несмотря на безоговорочную победу, девушка была недовольна собой. Сам факт того, что Ратай сумел подкрасться к ней, как и все последующие действия, когда она оказалась почти беспомощной, показывали, насколько девушка ещё не готова к реальной жизни. Мысли об этом несколько угнетали.
    Ратай вернулся в лагерь через полчаса. Как и Алёна, он ничего никому не сказал. Алёна некоторое время следила за ним, но затем решила, что этот трус не стоит её внимания. Главное, следить за своей спиной, хотя вряд ли Ратай решится на повторную попытку. Кем бы ни был для него Наум, вряд ли обида стоит того, чтобы умереть. А щадить глупца, который рискнёт предпринять вторую попытку, девушка не собиралась.
    Следующие несколько дней прошли без особых приключений. Ратай держался в стороне, даже не заговаривая с Алёной. Она же полностью погрузилась в изучение нового для себя мира. Летус временами даже тяжело вздыхал, уставая от бесконечных расспросов новоявленной ученицы.
    Пятая стоянка на ночь началась, как и остальные до неё. Гибберлинги умчались в лес, добывать мяса на ужин, Летус сел у костра, наигрывая печальную мелодию, кто-то ставил палатки, кто-то говорил ужин. Все были заняты делом. Алёна же снова не знала, куда себя девать. От одиночных прогулок по лесу девушка, по здравому размышлению, отказалась. Безделье же порядком утомило, поэтому Алёна решила заняться тренировками. Тем более, что булава никогда не относилась к числу её любимых видов оружия. Выбрав место чуть в стороне от лагеря, но в пределах видимости, девушка принялась отрабатывать удары, защиту и уходы, используя щит и булаву.
    Она так увлеклась, что напрочь забыла о возможных зрителях. Только после раздавшихся аплодисментов Алёна прервала транс, в который впала в процессе, и остановилась. Отложив оружие, она вытерла пот со лба и хмуро посмотрела на купца. Именно он хлопал в ладоши.
    – Какое мастерство! Да ещё у столь юной особы! – преувеличенно весёлым голосом произнёс Владимир. – Приятно видеть, что ты не теряешь время в праздных развлечениях.
    – Что-то нужно? – прервала работодателя девушка.
    Возбуждение ещё горячило кровь, поэтому фраза прозвучала грубовато. Купец не обратил на это внимания.
    – Ужин готов. Повар сегодня расстарался, готовя уху. Настаивает на том, чтобы все съели её горячей.
    – Хорошо, я сейчас.
    Владимир хохотнул и, развернувшись, отправился в лагерь. Там уже вовсю звучали весёлые голоса и слышался стук ложек о тарелки. Голодные походники вовсю вкушали приготовленные яства. Громко забурчавший желудок и наполнившая рот слюна дали понять Алёне, что ей тоже требуется перекусить. Подобрав брошенное оружие, она последовала за купцом.
    Попробовать уху не удалось. Стоило только ей вытащить из рюкзака тарелку с ложкой, как в лагерь вернулась троица беззаботных гибберлингов. Один из братьев тащил на спине здоровенную на фоне охотника тушу с лоснящейся шерстью.
    – Что за зверя вы сегодня подстрелили, бродяги? – громко, так что слышали все, спросил Ратай. – Крысу, что ли?
    – Сам ты крыса! Это бобёр! – возмутились гибберлинги хором.
    – Который деревьями питается? Что же у него за мясо? Сосной пахнет, поди? Или ёлкой?
    В ответ на шутку расхохотался уже почти весь лагерь. На троицу было больно смотреть. Улыбки сменились злобными оскалами, маленькие глазки загорелись огоньками ярости. Ситуацию разрядил Летус. Эльф неуловимо-быстрым движением оказался рядом с охотниками.
    – Бобёр, говорите? Думаю, мы с Алёной с радостью попробуем вашу добычу. Правда же?
    Девушка медленно кивнула. Её несколько напрягала необходимость есть мясо непонятного животного. С другой стороны, наука выживания требовала навыка поедания всего съедобного.
    «Это просто будет ещё один урок, подруга. Так и воспринимай это.»
    – Конечно! Я никогда не пробовала бобра!
    Так и вышло, что их «следопытская» группа ужинала за отдельным костром. На разделку туши и нанизывание кусочков мяса на тонкие прутики ушло полчаса, не больше. Гибберлинги не тянули с готовкой, они и сами очень хотели есть. Но для изголодавшейся девушки время тянулось бесконечно.
    – На что это похоже? – осторожно спросила Алёна, склонившись к уху эльфа.
    Летус широко улыбнулся, ответив так же тихо:
    – Сама увидишь. Потерпи немного.
    – Чего это вы там шепчетесь? – подозрительно поинтересовался Игуль, один из братьев.
    – Просто обсуждаем завтрашний переход, – ответил эльф. – Последнее плавание перед пешим путешествием.
    «Последнее? Мне никто не сказал об этом!»
    – Да… Я уже начала привыкать к такому безопасному способу передвижения.
    – Безопасное? – возмутился Твегги, второй брат. – Да там же куча зубастых тварей на дне! Только и ждут, пока ты руку опустишь, чтобы оттяпать её по самый локоть!
    – Да! Как в прошлом году, помнишь? – подключилась к беседе Гедда. – Та щука, что мы ловили в озере! Такая громадная, больше меня в длину раза в три!
    – Таких щук не бывает, – сказала Алёна. – Я видела рыб раньше и…
    – Ещё как бывает! У меня даже шрам остался от неё. Хочешь, покажу?
    Не дожидаясь ответа, Гедда задрала рубашку, показывая покрытое белой шёрсткой пузико. Алёна невольно отвернулась, прикрывая ладонью глаза. Почему-то изучение чужих шрамов показалось ей делом интимным, которое нельзя выставлять напоказ. Скользнувший в сторону взгляд заметил Ратая. Избегавший в последние дни её общества охранник сейчас целеустремлённо шагал к их костру, держа в руках две глубокие тарелки, над которыми поднимался дымок. Желудок, который до сих пор не получил еды, громко заурчал. Тем не менее, лицо девушки обратилось в камень. Она холодно смотрела на Ратая, не собираясь ничего прощать или забывать.
    – Хватит вам, не дуйтесь! Вот, принёс вам ухи! Очень вкусная сегодня получилась!
    – Такая же, как и вчера, – недовольно буркнула Гедда.
    Судя по мордашке, шутка охранника ещё сидела у неё в памяти. Ратай же словно и не заметил холодного приёма:
    – Повар сегодня новые специи добавил. Особенные, ароматные! Неужели не чуете?
    Аромат действительно был умопомрачительный. Каменная решимость девушки немедленно дала ощутимую трещину. И тут на помощь пришли гибберлинги.
    – Не надо нам ухи! От рыбы уже тошнит! Мы мяса поедим! Правда же?
    Алёна тряхнула головой и ответила:
    – Да. Всегда мечтала попробовать бобрятинки!
    На лице Ратая отразилась целая гамма чувств, среди которых Алёна успела различить сожаление. Ему явно хотелось угостить разведчиков. Возможно, он хотел таким образом загладить вину за неудачную шутку. Эльф тоже заметил и с улыбкой произнёс:
    – Давай мне. Я попробую.
    Ратай отдал тарелку, продолжая стоять со второй. Но Алёна сидела молча, нахмурившись и глядя в огонь. Мужчина вздохнул и поплёлся прочь.
    – Правильно сделала! – поддержала девушку Гедда. – Мясо уже почти готово. Вот увидишь, оно очень-очень вкусное!
    Воительница только вздохнула в ответ на эти слова. Сидящий рядом эльф с ехидцей посмотрел на неё, после чего принялся уплетать за обе щёки принесённую уху. Желудок снова заворчал, возмущаясь несправедливостью жизни, но титаническим усилием воли девушка подавила в себе слабость и не поддалась на провокацию.
    Мясо и на самом деле оказалось волшебным на вкус. Конечно, свою роль сыграл и голод, но им одним нельзя было объяснить тот ураган ощущений, что обрушился на вкусовые рецепторы. Первая порция, предложенная ей гибберлингами, исчезла так быстро, что сама девушка даже не успела заметить. Только приятное тепло, разливающееся в животе, да ощущение тающего блаженства подтверждали, что еда всё-таки была.
    – Вкусно? – спросили братья хором.
    – Очень! Никогда в жизни не пробовала ничего такого! – воскликнула девушка. – А ещё можно?
    Вопрос вырвался сам. Щёки Алёны залило румянцем, когда она осознала его бесстыдность. Ведь она не единственная голодная здесь!
    – Возьми мою порцию, – благодушно предложил Летус. – Мне вполне и ухи хватит.
    Гибберлинги рассмеялись и сунули в руки Алёны новый прутик с запечённым бобром. Девушка поблагодарила эльфа и впилась зубами в сочный горячий кусок. На этот раз она старалась сдерживаться и есть медленнее. Тем более, что первоначальный дикий голод улёгся. Наслаждаясь едой, девушка оглядывалась по сторонам. Вокруг царил мир и порядок, весёлые голоса людей разносились по окрестностям, трещали ветки в огне, стучали ложки. Жизнь была прекрасна и удивительна.
    И снова расслабленность сыграла с Алёной дурную шутку. Она пропустила начало изменений, начав реагировать только когда ситуация уже принялась стремительно развиваться.
    – Чего с ним такое? – встрепенулись гибберлинги.
    Слова были обращены к Летусу, который наигрывал одну из своих обычных печальных мелодий. Пальцы музыканта выдали неверную ноту, отчего гармония звуков оказалась нарушена. Алёна перевела взгляд на разведчика и успела заметить, как глаза эльфа закрываются, а сам он заваливается на спину, роняя гитару. Девушка тут же позабыла обо всём, кинувшись спасать товарища. Но быстрый осмотр привёл к выводу, что Летус просто-напросто уснул! Сердце билось ровно и спокойно, но на попытки разбудить эльф не реагировал. Растерянная девушка посмотрела на гибберлингов, но те и сами выглядели шокированными. Их глазки смотрели в сторону, на лагерь. Алёна тоже обернулась и не смогла сдержать вскрик изумления. Все его обитатели валялись на земле, погружённые в глубокий сон! Они уснули прямо там, где сидели минуту назад, уронив предметы, что держали в руках. Только каким-то чудом ни один из людей не упал лицом в костёр.
    – Что происходит? – выдавила из себя юная воительница.
    Ответа не последовало, поэтому Алёна посмотрела на гибберлингов. Те уже отошли от шока и теперь, негромко переговариваясь друг с другом, рылись в своих рюкзаках. На девушку они не обращали никакого внимания.
    – Что происходит!?! – выкрикнула Алёна, чувствуя, как липкие щупальца страха опутывают её.
    – Не кричи, – огрызнулась Гедда, продолжая розыски. – Времени и без того мало.
    – Мало времени? Для чего?
    Один из братьев торжествующе вскрикнул, поднимая зажатый в мохнатой ладошке пузырёк тёмного стекла. Гедда радостно взвизгнула, выхватила его и засеменила к эльфу, на ходу вытаскивая пробку из горлышка зубами.
    – Открой рот и держи голову! – скомандовала гибби.
    – Зачем это? – продолжала бесполезные расспросы девушка.
    – Быстрее!
    Пришлось подчиниться. Алёна приподняла голову эльфа, положив себе на колени и приоткрыв ему рот. Гедда немедленно влила в него содержимое пузырька. Вокруг разлился терпкий аромат ландыша. Девушка открыла рот, чтобы задать новый вопрос, но гибберлинг её опередила:
    – Следи за ним. Поверни голову в сторону! Если запачкаешься, сама виновата!
    Выдав инструкции, гибби быстро умчалась к братьям, которые уже держали наготове оружие. Ещё секунда – и три пушистых разведчика скрылись в окружающих лагерь зарослях, не оставив и следа. Алёна осталась одна. Не в силах понять, что происходит, девушка решила сосредоточиться на той задаче, которую ей поставили. Разбудить эльфа, а затем вместе с ним решить, что же делать дальше.
    Лекарство гибби подействовало уже через полминуты. Блаженное расслабленное лицо эльфа исказилось гримасой отвращения. Вспомнив о совете Гедды, Алёна повернула голову Летуса в сторону. Вовремя! Судорожное движение, после которого произошло извержение содержимого желудка. Вся съеденная несколько минут назад уха выливалась на землю. Кисловатый неприятный запах заставил девушку задержать дыхание и отвернуться. Когда рвота прекратилась, эльф открыл глаза и слабо застонал.
    Девушка поспешила вытереть ему рот платком и тихо спросила:
    – Как себя чувствуешь, Летус? Ты в порядке?
    Новый стон, в глазах остроухого по-прежнему клубилась дымка. Он явно не осознавал происходящего. Алёна беспомощно огляделась и замерла. Страх сковал её на мгновение. Кусты в противоположном конце лагеря разошлись, пропуская на открытое пространство вооружённых чужаков.
    Один, два, три, четыре… пять!
    «Это разбойники! И они… опоили их!»
    Кусочки паззла, мучившие девушку последние несколько минут, сложились. Весь отряд отравили, усыпили, чтобы…
    «Чтобы убить и потом забрать золото. Эти ребята перебьют всех спящими!»
    Только один человек стоял на пути разбойников. Алёна осторожно подвинула Летуса, укладывая его на землю. Затем медленно привстала, подбирая булаву и щит. Неторопливость действий объяснялась желанием девушки как можно дольше оставаться незамеченной. Получилось неплохо. Бандиты обнаружили её, когда девушка уже взяла оружие в руки.
    – Какая милашка! – весело выкрикнул рыжебородый низкорослый разбойник с топором. – Смотрите, парни!
    – Ага, у неё даже дубинка есть, – поддержал приятеля черноволосый с длинной кривой саблей. – Смотри, какая она грозная!
    – Может, отдашь её, пока не поранилась? – спросил третий, с двумя грубо сработанными длинными ножами.
    Ещё двое просто молча двинулись к девушке.
    Неприятное чувство узнавания. Алёна поймала себя на мысли, что нечто похожее уже было в её жизни. Вот только сама она уже давно не была той маленькой девочкой, только и способной, что держать в руках отцовский нож.
    Бандиты, несмотря на свои шуточки и ухмылки, вовсе не были идиотами. Они подходили к Алёне, обходя её полукругом, стремясь зайти со спины. Девушка стояла в боевой стойке, чуть пригнувшись, и следя за врагами через верхний край щита. Она не отвечала разбойникам, Прохор научил её, что за настоящего воина говорят не слова, а действия.
    Один боец против пяти. В рассказах наставника встречались воины, способные выйти в одиночку против дюжины и даже пары дюжин противников. Выйти в бой и победить. Алёна пока такими навыками не обладала. Тем не менее, Прохор учил её сражаться. И среди его уроков были те, где содержались наставления о том, как биться против нескольких противников.
    – Что молчишь? Али ты немая? – снова спросил бородач.
    Расстояние до него было шагов пять. Его приятели находились чуть дальше, в семи-десяти шагах. Слишком большая дистанция для её булавы или его топора. Так думал он, так думали разбойники, так думал бы любой обычный человек. Алёна улыбнулась. Пламя вспыхнуло в глазах, кровь, мирно текущая в жилах, обратилась в испепеляющую лаву.
    Пять шагов. Воительница рванулась к бородачу. Скорость её передвижения была невероятна. Разбойники просто на миг потеряли из видимости девушку, так она была быстра. Алёна врезалась в бородача, держа щит перед собой. На тренировках она пользовалась специально изготовленной для неё болванкой, тяжеленной и толстой. Этот же боевой щит едва ощущался в руках, казался почти невесомым. Алёна опасалась, что он не выдержит столкновения.
    Опасения оказались напрасными. Звук удара получился громким и резким, словно большое дерево треснуло разом, ломаясь надвое. Бородача откинуло метров на пять. Разбойник упал безвольной куклой, топор отлетел в сторону. Алёна тут же развернулась, готовая сражаться с другим противником. Она знала, что замешательство врагов не продлится долго. А бородач… Что толку смотреть на мертвеца?
    Второго рывка сделать не получится. Активация такого навыка требует прорву энергии, накопить её в быстротечном бою будет проблематично. Время переходить к рукопашной. Девушка шагнула к ближайшему разбойнику. Два шага. Остальные в четырёх, семи и восьми шагах. Расстояния отсчитывались автоматически, без участия сознания. Именно этому учил Прохор. Разделяй противников, не сражайся со всеми сразу, преврати бой в несколько дуэлей один на один. Быстрый бой. Два, максимум три удара, после чего переходить к следующему противнику. Затянешь – и шансы на победу упадут значительно.
    Один шаг. Разбойник вооружён кривой саблей. Щита нет. Оружие держит уверенно, стойка устойчивая. Опытный боец. Алёна пригнулась, держась за щитом. Атака!
    Булава столкнулась с саблей. Громкий звон разнёсся над поляной. Бандит оказался ловким и быстрым. Отразив удар, он тут же атаковал в ответ. Пришлось подставлять щит. Время стремительно утекало. Остальные уже спешили на помощь. Нельзя медлить! Если подойдут со спины – пиши пропало!
    Алёна ударила булавой снова. Разбойник ожидаемо блокировал саблей, но девушка сразу же толкнула щитом. Сильно, вкладываясь в толчок всем телом. К такому разбойник не был готов. Он потерял равновесие, взмахнул руками и… умер. Булава размозжила ему голову одним мощным ударом. Осталось трое. Но теперь ни эффекта внезапности, ни расстояния у Алёны не осталось. Все разбойники находились рядом. Девушка крутанулась на месте, оценивая обстановку.
    Первый – два ножа, обратный хват. Карие глаза злобно смотрят из-под густых бровей. Шрам на левой щеке, похожий на след от стрелы.
    Второй – топор на длинной рукояти. Для такого нужна недюжинная сила и сноровка. Чего у этого парня, судя по широченным плечам, хватает с избытком.
    Третий – меч и кинжал. Короткая воронёная кольчуга, высокие сапоги со шнуровкой. Слишком хорошо одет для обычного разбойника. Бывший солдат или наёмник? С этим совершенно точно будут проблемы.
    Именно к третьему Алёна и развернулась лицом. Что и стало ошибкой. Разбойник с ножами неожиданно ловко оказался рядом с ней и ударил острием в спину, целя в почку. Удар отбросил девушку вперёд. Она попыталась устоять на ногах, но парень с топором толкнул её от себя. Собственный щит ударил по губе, расквасив как перезрелую сливу. Алёна упала на спину, но тут же перекатилась, вставая на ноги.
    Разбойник с ножом стоял и недоумённо смотрел на своё оружие. На лезвии не осталось крови. Именно этот факт никак не укладывался у него в голове.
    – Она витязь. Видишь свет вокруг неё? Кажется, эта штука называется барьером.
    Наёмник сопроводил свои слова ухмылкой. Алёна промолчала. Зуд под кожей усиливался, становясь всё более раздражающим. Девушка знала, что это значит. Барьер вот-вот лопнет. Если она не скинет хотя бы часть поглощённой энергии, будет плохо. Воительница закусила губу и напряглась на миг. Сияние усилилось, вспыхнуло и исчезло. На спине появились неглубокая рана, из которой немедленно выступила кровь. Но это была не такая уж большая проблема. Небольшая рана, не стоящая переживаний из-за неё в ближайшие пару минут.
    – Видишь?
    – И чё делать?
    – Просто бей. Девчонка молодая совсем, вряд ли сможет долго поглощать удары. А когда барьер исчезнет, она станет обычным человеком. Обычным и мёртвым…
    Наёмник расхохотался. От звука этого хохота по спине Алёны потекли струйки холодного пота. Старик Прохор был прав – она ещё не готова к реальной жизни. Совсем не готова!
    «Три противника. Двое – очень опасны. Парень с топором медлителен. Да, его надо убивать первым.»
    Мысли мелькали как молнии, разгоняя тьму сомнений и неуверенности. Алёна приняла решение и пусть никакого плана на бой у неё не было, но уже это не имело значения. Барьер выдержит один-два удара. Должно хватить, чтобы расправиться с громилой. Девушка шагнула вперёд, настраиваясь на получение урона. Но у судьбы оказались другие планы.
    Разбойник с ножами резко дёрнулся и упал, роняя оружие на моховой ковёр. Из его спины торчала рукоять метательного ножа. Алёна не видела этих подробностей. Движение умирающего разбойника стало спусковым крючком. Она отреагировала инстинктивно, не задумываясь. Просто одним противником стало меньше. Девушка дёрнулась к разбойнику и тут же отшатнулась назад. Трюк сработал превосходно. Поднятый топор обрушился и вонзился в землю прямо перед ней. Разбойник понял, что промахнулся, уже на замахе, но остановить удар не сумел. Алёна рванулась к нему, готовая убивать.
    Второй разбойник ринулся наперерез, но не успел. Булава ударила в локоть, разбивая сустав. Раненый тоненько взвизгнул, роняя оружие. Девушка прыгнула дальше, закрываясь его телом от возможного нападения его приятеля. Наёмник притормозил, завертев головой. У него появилась проблема – теперь уже он находился в меньшинстве. Метатель ножей и девчонка-витязь. Мыслительный процесс длился не больше секунды. Разбойник плюнул в траву и кинулся в заросли. Раненый взвыл, поняв, что его бросили. Впрочем, продлился его вой недолго. Зазубренный наконечник стрелы вышел через его открытый рот, прерывая любые звуки и отправляя владельца в царство мёртвых.
    Алёна опустила оружие, чувствуя в руках и ногах противную мелкую дрожь. Напряжение смертельной схватки не желало отпускать девушку так просто. Она устало обвела лагерь взглядом. Вот Спех, чей метательный нож обеспечил эффект неожиданности, стоит с бледным лицом, привалившись к сосне. Судя по землистому оттенку, чувствовал бедолага себя крайне неважно. Впрочем, эльф, избавивший разбойника от мучений метким выстрелом, смотрелся немногим лучше.
    – Как ты умудрился не уснуть? – спросила девушка у подошедшего Спеха.
    Тот изобразил на лице улыбку, но она была измученной донельзя.
    – Меня стошнило сразу, как я съел пару ложек. Едва успел до кустов добежать. Только стало легче, сразу заварушка началась. Видел, как ловко ты с первыми разобралась.
    – Тебе спасибо, что помог. Одна бы я умерла.
    – Хватит поглаживаний, – встрял в их беседу эльф. – Нужно приготовиться. Эти твари вернутся и очень скоро.
    Почему-то мысль о возвращении бандитов самой Алёне в голову не пришла. Но когда Летус озвучил её, девушка сразу осознала, что это правда. Наёмник не сбежал в страхе. Он просто отправился за подмогой.
    – Что нам делать? – растерянно спросила девушка.
    – Соберём всех уснувших в одно место. И будем защищать их.
    На то, чтобы стащить спящих в одно место, а затем соорудить вокруг импровизированную баррикаду из мешков, щитов и веток, ушёл почти час. Каждую минуту Алёна оглядывалась, ожидая возвращения разбойников. Лишь одна мысль терзала её сильнее этого страха.
    – Почему семейка сбежала? Их умения пригодились бы сейчас!
    – Они не сбежали, Алёна. Поверь, они не испугались.
    Эти слова эльфа почему-то не успокаивали. Девушка сбросила последний мешок, устраивая его на других. Баррикада выглядела не очень внушительной, но это было лучше, чем совсем ничего.
    Летусу стало хуже. Какое бы лекарство ни дали ему гибберлинги, оно явно сработало не лучшим образом. Эльф едва держался, чтобы не уснуть. Сила и ловкость, казавшиеся неотъемлемой его чертой, ушли, оставив после себя слабость и немощь. Он с трудом держал лук. Спех выглядел получше, но всё равно Алёне казалось, будто она одна будет сражаться против всей банды.
    Бой начался без предупреждений и уговоров. Просто из зарослей полетели стрелы. Только окрик эльфа, прозвучавший за секунду до обстрела, спас Алёну и Спеха. Они успели укрыться за щитами. Стрелы стучали по щитам, не позволяя даже голову поднять.
    – Так они нас тёпленькими возьмут! – прошипел Спех, бледный как смерть.
    Алёна была полностью с ним согласна. А вот у эльфа имелось другое мнение. Он выждал одному ему известного момента. После чего резко выпрямился. На тетиве лежало сразу три стрелы. Летус уже не доверял своему мастерству, предпочитая перестраховаться. Хлопок тетивы и спустя секунду негромкий вскрик. Эльф нырнул за укрытие с довольной усмешкой.
    – Одним меньше.
    – Сколько ещё осталось? – с надеждой в голосе спросила Алёна.
    – По меньшей мере, восемь. Но лучников ещё только двое.
    – Справишься с ними? – спросил Спех.
    – Не уверен. Проклятый яд. Поймаю повара, прирежу!
    – Ни к чему, – ответил ему Спех. – Он тоже вырубился. Думаю, уху отравил кто-то другой.
    – Уверен?
    – Да. Повар лежит в той палатке, что справа.
    Дальнейшие рассуждения по поводу отравителя пришлось отложить. Разбойники, повинуясь приказу, всей толпой ринулись в атаку. Пять вооружённых бородатых убийц мчались через лагерь, подняв оружие. Двое оставшихся стрелков бешено стреляли поверх голов, не давая защитникам расправиться с наступающими на расстоянии.
    Летус всё же рискнул. Очередной тройной выстрел отбросил назад одного из бегущих, но платой за это стала стрела, попавшая в левое плечо. Эльф упал, зажимая рану. Теперь от лука не было толку, поэтому он вытащил из ножен кинжал. Увидевший это Спех выпрямился, держа в каждой руке по ножу. Бросок – и ещё двое падают, хрипя от боли. Алёна ждала, что и его сейчас поразят недостижимые стрелки, но те почему-то медлили.
    «Пришло твоё время, подруга. Сейчас!»
    Девушка резко выпрямилась и перемахнула через баррикаду. За спиной послышался предостерегающий окрик эльфа, но она проигнорировала его. Свет струился по телу, давая ей силы, недоступные простым смертным.
    Всего два противника рядом. Алёна успела разглядеть щербатый рот одного из них, перед тем как булава размозжила лицо. Второй успел зацепить её топором, но барьер защитил воительницу. Девушка резко развернулась, сбивая противника щитом с ног. Упавшего навзничь она добила одним коротким ударом.
    Алёна стояла над телами, широко расставив ноги. Оружие наготове, глаза прищурены. Лес шелестел листвой, трещали ветки в догорающих кострах.
    – Выходите! Выходите! Я вас всех перебью!
    Сначала никакого ответа не было. Не летели стрелы, не появлялись очередные бородачи с топорами и рогатинами. Долгие семь ударов сердца воительница стояла, ожидая врагов. И, наконец, дождалась.
    На открытое пространство выбрался настоящий колосс. Высоченный, широкоплечий, с ног до головы закованный в броню. Казалось невероятным, что в таком наряде можно даже просто двигаться. А если помнить, что вся схватка происходила в глубине тайги, зрелище и вовсе становилось безумным.
    – Помнишь меня, козявка? Сейчас я тебе за всё отомщу!
    Глухой голос, доносящийся из-за опущенного забрала шлема, показался смутно знакомым. Тем не менее, Алёна спросила:
    – Ты кто такой?
    Звук перекатывающихся в железном чане камней. Девушка не сразу поняла, что это смех.
    – Я тот, кто разобьёт твою голову этим молотом!
    ***
    …Колокол бил так громко, что она слышала его не ушами, а всем телом. Рот был заполнен какой-то солёной жидкостью. Боль раскалённым жидким свинцом колыхалась внутри. Даже мысли никак не желали складываться во что-то связное, плавая в голове друг за другом в хаотическом беспорядке.
    «Хватит! Что за праздник такой, что надо так трезвонить? Как я сюда попала? И где это «сюда» вообще находится?»
    Желание выяснить собственное местонахождение преодолело слабость и боль. Веки затрепетали и поднялись. Слабый свет садящегося светила резанул по глазам. Сморгнув выступившие слёзы, Алёна попыталась разглядеть в мельтешении разноцветных пятен хоть какие-то образы, имеющие смысл.
    Широкая спина, закованная в стальной панцирь. Двуручный молот волочится по земле, оставляя борозду. Мозг в очередной раз взбунтовался. Память вытащила давнее воспоминание. Образ орка с окровавленным топором из далёкого детства наложился на громилу с молотом. Они стали одним целым. Вместе с воспоминанием вернулся и страх. Жуткий, сковывающий, липкий, противный страх. Все прожитые годы, все полученные навыки смыло волной чистого ужаса.
    Странным образом страх прочистил голову, сделав мысли ясными и чистыми. Алёна полностью вспомнила, что произошло. Более того, она поняла, что произойдёт дальше. Наум, а этот молотобоец был именно он, просто убьёт всех. Девушка видела вставшего на пути гиганта Спеха. Тот вооружился коротким мечом, но воительница понимала, что это скорее жест отчаяния, нежели реальная попытка остановить предателя.
    Образ отца, вставшего на защиту семьи, наложился на фигуру Спеха. Солёный вкус во рту сменился горечью. Она снова ничего не сможет сделать? Снова будет смотреть, как из-за её слабости умирают другие?
    Еле заметная искра, тлеющая в душе, мигнула и вспыхнула, превратившись в обжигающий костёр. Алёна сплюнула собравшуюся во рту кровь на траву. Серьёзная рана, о которой свидетельствовала эта живительная жидкость, не вызвала никакого эмоционального отклика.
    – Я вспомнила тебя, Наум.
    Голос звучал глухо, хрипло. В груди что-то клокотало, при вдохе девушка ощущала, как трутся друг о друга сломанные рёбра. Алёна упёрлась руками, поднимаясь с земли.
    – Знаешь, на кого ты похож? На самовар.
    Подтянуть одну ногу под себя. Упереться.
    – Был у нас дома. Большой такой. Весь сверкающий, пузатый.
    Подтянуть вторую ногу. Найти точку равновесия. Встать. Медленно, чтобы головокружение не уронило обратно в мягкий мох.
    – Отец доставал его, когда приходили гости. Целый ритуал был – растопить его, согреть воду. Мама пироги пекла. Вкусные, прямо во рту таяли.
    Алёна стояла, слегка покачиваясь. Она видела, что Наум развернулся к ней. Похоже, первая цель достигнута. Остальные на некоторое время в безопасности. Теперь можно переходить к следующему этапу. Убить громилу. Она опустила голову, выискивая булаву. Та лежала в паре шагов. Стиснув зубы, чтобы не застонать, девушка подошла и наклонилась. Это едва не привело к печальному финалу. Колокол в голове зазвенел громче, перед глазами помутилось. С огромным трудом Алёна удержалась в сознании, подхватила булаву и выпрямилась. Сплюнув очередной кровавый сгусток и вытерев вязкую красноватую слюну рукавом, она закончила:
    – Ты очень похож на этот самовар. Такой же большой, пузатый и блестящий. Знаешь, что меня всегда удивляло? Самовар был такой большой, солидный, а в чашки кипяток наливали из маленького краника.
    Девушка подняла руку, показывая согнутый мизинец.
    – Прямо как у тебя. Понимаешь, о чём я?
    Рёв Наума едва не оглушил всех, кто был рядом. Потерявший всякий рассудок от ярости гигант живым тараном ринулся на оскорбившую его пигалицу. Она посмела так говорить о нём.
    – Я… тебя… размажу!
    Костёр ярости в душе вспыхнул, загудев от жара. Огонь выплеснулся из зрачков, из ладоней, перетекая на булаву. Едва стоящая на ногах девушка внезапно превратилась в фурию, кинувшуюся навстречу обезумевшему гиганту. В последний миг она сменила направление движения, уйдя от сокрушительного удара молота. Шипастый шар булавы, окутанный пламенем ярости, ударил прямо в забрало.
    На этот раз Наума проняло. Голова дёрнулась назад, громила, чьё тело по инерции продолжало двигаться дальше, кувыркнулся и с жутким грохотом и лязгом рухнул на землю. Алёна же, притормозив и развернувшись, оказалась прямо над упавшим. Булава поднялась и опустилась.
    Ещё раз.
    Ещё раз! Ещё! Ещё!!!
    Она била, как заведённый автомат, не чувствуя усталости, не замечая боли в сломанных рёбрах, не видя, как стекает из уголка рта тонкая струйка кроваво-красной слюны. Дыхание с хрипом вырывалось наружу. Она всё била и била, убивая свою слабость, свой страх.
    Когда силы оставили её, Алёна, шатаясь, отошла на пару шагов и села, прислонившись спиной к стволу дерева. Булава выпала из ставших чужими пальцев.
    - Ты… не… можешь… убить… меня!
    Громила вставал. Шлем, на котором не осталось ни одного неповреждённого участка, открыл часть лица Наума. Горящий злобой глаз смотрел прямо на девушку.
    - Я убью тебя!
    Гигант поднялся на ноги. Движения уже не были уверенными и чёткими, но на то, чтобы поднять молот и шагнуть к Алёне, сил у него хватило. Девушка зашарила руками рядом с собой. Правая нащупала рукоять булавы, а левая натолкнулась на тело одного из разбойников. Покосившись, она разглядела лежащего бородача. Улыбнувшись, Алёна собрала последние крохи сил. Она встала на ноги. Приняв устойчивую стойку, она выставила правую руку с булавой перед собой, а левую завела за спину.
    – Убьёшь? Попробуй, мизинчик!
    На этот раз увернуться не получится. Слишком много сил отдано, тело уже не так быстро реагирует на команды мозга. Алёна старалась дышать глубоко. Сейчас всё решится. Один удар.
    Молот взмыл в воздух и молнией упал на голову хрупкой девушки. Алёна ударила булавой навстречу, сбивая траекторию. Почти получилось. Искрящийся молот зацепил плечо, отчего мышцы свело судорогой. Но всё же основной удар прошёл мимо. Алёна резко выбросила левую руку из-за спины. Метательный кинжал, который она достала из трупа разбойника, вонзился прямо в глаз врага. Наум заорал, бросая молот и падая на колени. Девушка отступила, переводя дух. Сил осталось крайне мало. А противник всё никак не желал умирать.
    Наум вырвал нож и уронил его в траву. Кровь текла по лицу, но громила словно бы и не замечал этого.
    – Меня не убить такой булавкой! – прохрипел он срывающимся голосом.
    Схватка подкосила и его богатырский запас выносливости. Он пытался восстановить дыхание, чтобы встать и убить наглую пигалицу. Чья-то тень закрыла от него солнце. Наум поднял глаза. Девчонка стояла рядом.
    – Я знаю. Поэтому и взяла оружие побольше.
    Молот оказался крайне тяжёлым, почти неподъёмным. Алёна держала его над головой, глядя в лицо ставшего ненавистным врага. Ярость разгоралась в ней. Молнии на молоте засияли ярче, напитанные силой Света. С резким выкриком девушка опустила молот. Череп громилы разлетелся в мелкую крошку. Обезглавленное тело простояло ещё секунду, а потом завалилось набок. Алёна выпустила рукоять оружия из рук. Повернувшись, она посмотрела на вышедших из укрытия товарищей. Эльф и человек смотрели на неё с изумлением и… страхом. Девушка улыбнулась и прошептала:
    - Как я его… а? Видели?
    В груди что-то хрустнуло, лицо девушки перекосилось от боли. Алёна подавила вспышку, снова улыбнулась и плашмя, лицом вниз, рухнула на землю. Сознание выпорхнуло из тела невесомой бабочкой, устремившись следом за опускающимся к горизонту солнцем…

    Вит721
    Лоурент смотрел золотыми глазами на Бъянку с нежностью. Даже, скорее, не смотрел. Любовался.
    «Прости меня — прошептал он одними губами — дальше я не смогу тебе помогать.»
    «В чём дело, Лоу?»
    Бъянка с удивлением огляделась. Она твердо была уверена, что это сон. Но окружающее... Каюта лигийского корабля. Лежащий в проходе витязь с коротким стальным болтом застрявшем в панцире. Бирюзовый астрал, который угадывался снаружи. И даже ветерок, несущий запах недавнего яростного боя. Все было таким реалистичным. Словно наяву.
    «Убит. Мы все убиты» – ответил маг.
    И только тогда Бъянка увидела торчащий из груди, когда-то любимого эльфа, окровавленный арбалетный болт.
    Комок сдавил дыхание фаворитки короля. Она с огромным трудом проглотила его, чувствуя как слезы катятся по лицу.
    - Кто? - выдавила из себя вопрос Бъянка.
    - Они в нашем городе. Там, где мы вместе гуляли. Помнишь?
    Слабым движением руки, маг развеял астральную пыль вокруг себя и Бъянка увидела в облаке лицо пожилого мужчины с тремя глубокими складками на лбу и тяжелым имперским арбалетом. На его губах застыла холодная безжалостная улыбка. «Арбалеты чем-то лучше луков» - ветерком пронеслась мысль в голове у Бъянки. Его мысль. Последняя мысль, услышанная Лоурентом, который практиковался у имперских мистиков.
    Сон стал уноситься во тьму. Утонул в сумраке корабль. Погасли золотые глаза мага.
    «Лоу. Милый Лоу» - подумала фаворитка и окончательно проснулась.
      Лежа в роскошной кровати, она долго не могла сосредоточится, пытаясь объяснить свой сон. Но, кроме странной смеси нежности и печали, ничего не испытывала. Лоурент был верным, умным собеседником, иногда удивляющим своей циничностью. И он любил её. Достаточно было взглянуть ему в глаза, в океан ласки и страсти.
      Она была неравнодушна к нему. И кто знает, до чего бы довели встречи под луной с этим утонченным эльфом.
    «Лоу. Милый Лоу» – повторила вслух Бъянка, стараясь в мельчайших подробностях запомнить образ пожилого мужчины. Убийцы эльфийского мага. В одном она утверждалась все больше – этот лучник больше не жилец.
    Но если он на Айрине, то где его искать? Все, кто прибывает в город эльфов, идут в таверну. Оттуда и начнем.
    ***
    В таверне «Роза и Шиповник» гремела музыка. Разношерстный люд — прайдены, имперцы, люди, орки — «культурно отдыхал». В этой картине абсолютно несуразно выглядели два человека Зэм, с недоумением оглядывающихся в этом средоточии разврата и порока.
    – Что она делает? – спросил Крусг, указывая на изгибающуюся на шесте эльфийку.
    – Вульгарно танцует — ухмыляясь сказал Готис.
    – Зачем?
    – Денег хочет заработать – объяснил Тирс.
    – Разве на этом можно заработать?
    – О да, – грустно подтвердил Жук-17 – Самки пляшут для самцов, чтобы прокормить детей, которых родили от других самцов.
      Крусг завис, осмысливая слова соратника.
    – Завидуй молча — усмехнувшись, сказал Михей, размешивая дольки листа иридрих-дерева в ореховом пиве — вы же детей делать не можете.
    Жук-17 поднял глаза на лучника. Было в его взгляде что-то такое, от чего мороз пробегал по коже. Михей невольно поёжился.
    – Действительно. Не можем. Но я тебе открою одну истину, которой никто никогда не интересовался, как, впрочем, и тайнами народа Зэм. Ты ведь знаешь как меня зовут?
    – Жук – сказал Михей, твердо глядя в мрачноватую маску имперца.
    – 17 — дополнил жрец — я семнадцатый из Жуков, понимаешь?
    – Не понимаю. Вас что целый взвод?
    Жук-17 вздохнул и пояснил:
    – Магнитный город Чингирь не просто место, где мы жили. Он позволял людям Зэм с помощью этическо-нравственных побед взращивать свою искру. А когда она становилась достаточно крупной, её делили на две. Из второй искры конструировали следующего Зэм. Конструировал его тот, кто взрастил искру. Это похоже на то, как люди воспитывают детей?
     Михей ошарашенно молчал. Об этой тайне Зэм он не знал.
    – Все мои конструкторы погибли в известном памятном всем событии. Я последний из Жуков.
    Гибби, видимо, напротив – все было известно, поэтому он только завопил:
    – Жук, не нагоняй тоску. Добуду я тебе твой город. Эй, милая — крикнул он танцующей эльфийке — Поди сюда. Трое мужчин хотят нежности.
    Когда сильно накрашенная блондинка с худенькими ножками с улыбкой спустилась с подиума, Готис, жадно мурлыча, взял её за такую же худенькую ручку.
    – Ого, котик. Ты слишком долго плавал? – хохотнув, сказала эльфийка тоненьким голосом, совсем не подходящим к ее профессии.
    – Ты не справишься с нашей страстью — пригрозил ей Готис.
    Посмеиваясь и угрожая друг другу страшными издевательствами они удалились в будуар.
    – Ей и гибби подходит? — оклемавшись, вновь спросил Крусг.
    – Да уж , она не слишком разборчива. Голод не тётка – объяснил жрец.
    Удивленная рожа мистика немного вернула к действительности Михея. Он залпом допил ореховое пиво. Зажевал его терпким листком дерева Иридриха и уже собрался заказать еще одну порцию, как вдруг его взгляд наткнулся на троих типов. Их выправка, осанка, то, как они держат правую руку, словно на рукоятке кортика, смутно напоминали что-то.
    – Жук. Эй — наклонившись к жрецу, шёпотом сказал Михей — Глянь на тех троих.
    Зэм бросил взгляд на троицу. Его глаза расширились. Он взглянул на лучника и голосом, очень похожим на шипение, сказал:
    – Ястребы Незеба. Какого черта они тут делают?
    – Вон еще трое — кивнув в другой конец таверны, сказал лучник. Он внимательно вгляделся в ближайших ястребов и на один только миг то ли почувствовал, то ли уловил быстрый профессиональный ответный взгляд. Ему стало ясно — ястребы пришли за ними.
    – Жук. Это за нами. - быстро сказал лучник — Сейчас я выйду и если я не прав, то все ястребы останутся на месте. Но если кто-то из них последует за мной, предупреди Крусга и гибби. Встречаемся на «Алмазном». Понял?
    Семнадцатый кивнул.
    Михей неспешно поднялся и походкой подвыпившего человека направился к выходу. В дверях он столкнулся с закутанной в плащ незнакомкой. Она с удивлением вгляделась в его лицо.
    – Замираю в пардоне — сказал Михей, улыбаясь и помаргивая. А сам подумал: «Чёрт, это же, всего вернее, сама Бьянка. Как она узнала? И ястребы! Дёру! Дёру!»
    Элегантно обойдя незнакомку, лучник, пошатываясь, направился к центральной улице.
    – Эй, лучник — окликнули сзади.
    Прикинувшись глухим, Михей немного прибавил шаг.
    Когда он услышал сзади топот нескольких ног, он стремглав побежал во тьму засыпающего города.

    Пушинки
    В Темноводье водятся странные люди,
    В Темноводье водятся странные птицы. 
    В Темноводье творится жуть и истории, 
    В Темноводье тьма сокрывает лица.
    © Записки странствующего барда о Темноводье
    — Эй, ну и куда ты пошла? — прилетает в пм малиновым неярким шрифтом, и кнопочка раздела чата с приватами начинает статично подмигивать тем же цветом, то осторожно вспыхивая, то боязливо затухая.
    — Да тут пещера какая-то, — прилетает быстрый ответ, пока чародейка медленным шагом продвигается вглубь пещеры.
    — Да там тупик, я тебе точно говорю.
    — Но здесь ведь не бывает тупиков, — недоумевала волшебница. 
    — Бывают, — уверенно заявила шаманка, оставшаяся далеко позади своей подруги, убежавшей в каком-то подозрительном тупиковом направлении. —Вспомни хотя бы Чистилище.
    — Ну... Это уже скорее исключение из правил, нежели какая-то закономерность, — аргумент не подействовал, и девушка, наконец-таки забросив чат, одновременно клацнула на две кнопки компьютерной мыши и устремились дальше в бурую тьму. 
    Пройти пещеру насквозь ей не составило особого труда, и вот, через несколько десятков секунд, она уже вынырнула на другой стороне горного хребта, разделяющего, подобно вечно неспящему часовому, две начальные локации. 
    — И что там такое? — помешкав и подождав какое-то время, всё же полюбопытствовала шаман, не решавшаяся идти вслед за подругой в какое-то неизведанное место. Главным же её убеждением было то, что нет смысла появляться там, куда не ведёт тебя квест. А квеста в той стороне у неё не находилось, поэтому она просто маячила на полянке, изредка отбивая атаки одичалых мобов, которые здесь были агрессивные, но хотя бы ходили не толпами. 
    — Тууут... — протянула чародейка и на мгновение её пальцы замерли над клавиатурой – она обдумывала, что бы такое написать. — Жёлтое небо, тёмный гремучий лес и какое-то всё оранжевое.
    — А нпс? — уточнила подруга, всё ещё гадая, нужно ли ей следовать за потерявшейся, чтобы помочь ей в какой-либо передряге, или нет. 
    — Есть, здесь на карте значок хранителя света совсем рядом со мной, а так, кажется, особо больше ничего и нет.
    Она осторожно продвигалась вглубь локации, находясь пока ещё практически на самом её краю и довольно медленно, неохотно от него же отдаляясь. Под ногами похрустывали засохшие короткие то ли осиновые, то ли еловые ветки, частично скрытые под щедрым слоем песка и мягкой иссохшей хвоёй бледно-жёлтого цвета – примерно таким же было здесь и небо. Только казалось, что оно гораздо ниже, чем где бы то ни было; небеса будто задевали вершины тёмной гряды леса, застревали в них. Волшебница с недюжим интересом часто озирается по сторонам, в её глазах горит живой интерес, а сердце в груди утомительно быстро бьётся в предвкушении чего-то нового и неожиданного, необычного, волшебного... И  этим чем-то "новым, неожиданным, необычным и волшебным" оказалась смерть от огромных чёрных воронов, патруливоваших окраину Темноводья. Они быстро расправились с низкоуровневой чародейкой, спровадив её в Чистилище к слуге Тенсеса. 
    — Я даже пикнуть не успела, — обиженно жаловалась волшебница в пм подруге, так предусмотрительно всё же не последовавшей в неизвестную локацию. 
    — И какого лвла там мобы? — как бы к слову поинтересовалась шаманка.
    — Да говорю же, что я даже пикнуть не успела, не то что разглядеть, какой такой у этих воронов лвл. 
    — Ну что... Тогда могу сказать тебе только одно: ну я же тебе говорила не лезть, а ты всё равно полезла, дурёха.
    — Не дурёха я!
    — Дурёха! И даже не спорь со мной.
    — Пффф...
    *через некоторое время, а если быть точнее, то всего лишь через пять минут*
    — Ёжики зелёные!
    Две девушки улепётывали со всех ног от трёх сагрившихся на них чёрных, как ночь, воронов с огромными серыми клювами, острыми, как металл, когтями, и злыми-злыми, а также дико голодными до плоти, сияющими чёрными же глазами. Вслед убегающим доносилось разъярённое карканье и шум машущих могучих крыльев, которым для полного соответствия образу не хватало только острия на конце каждого из перьев, чтобы ими можно было взрезать глотки жертвам. Говорят, что у страха глаза велики. Так вот, сейчас шам задавалась великим вопросом, какого Нихаза она здесь сейчас делает и как только она умудрилась на это согласиться, тогда как глаза её были размером со здоровое яблоко. Жадная до золотых монет, друид не хотела тратить ни одной на покупку мирры, да и ждать воскрешения ей тоже не хотелось. Чуть дальше, немного отставая, но с неменьшим энтузиазмом за ней бежала чародейка, вечно оборачиваясь назад, отчего её сердце её пропускало удар, и вновь прибавляя ходу. До мирной зоны с нпс, около самого входа в Темноводье, было уже недалеко. Когда подруги добрались туда, а стражники отбили атаку лесных летучих монстров, девушки без сил повалились на землю.
    — Жесть... — немногословно подвела итог их вылазки шам.
    — Да... Полная, — согласилась с ней чародейка, и девушки переглянулись.
    — Тёмная водичка? — нервно усмехнулась друид.
    — Что? — не поняла её подруга.
    — Темноводье, говорю, — терпеливо пояснила она. — Ну, локация, понимаешь... Она называется так. Тем-но-водь-е. Ну ты посмотри наверху, справа у тебя. Под картой. 
    Рядом с кругляшком карты в самом деле было чётко выведено название локации. И через несколько секунд брякнул многозначительный ответ:
    — Аааа...
    — Ббб... — передразнила её друид и грустно взглянула на свой уровень хп. 
    Порывшись у себя в сравнительно небольшой сумке, она извлекла оттуда слабое зелье исцеления, которое осталось у неё ещё с начальных островов. В её руке теперь была стеклянная колбочка с ярко-красной жидкостью, напоминающей то ли странного цвета вино, то ли отчего-то больно прозрачную кровь. Девушка открыла пробку, которой было качественно законсервировано зелье, дабы не расплескалось и не разлилось, и, поднеся сосуд к губам, сделала смелый глоток, тут же ощутив, как приятное целительное тепло разливается по всему её телу. Выхилив добрую часть своего хп, шам вновь начала усердно рыться в сумочке, на этот раз у неё это занятие заняло чуть больше времени, она извлекла другое слабое зелье исцеления – это было куплено на аукционе в Новограде практически за копейки, но девушка точно знала, что оно ей пригодится. Не думая долго, она протянула склянку чародейке, и та благодарно приняла помощь. Сарнаут наблюдал за подругами внимательно, недоверчиво вслушиваясь в их тихие голоса. Он осторожно принимал все их повадки, анализируя поведение и характеры, чтобы потом ещё с большим успехом их же воспроизвести уже самостоятельно и в других целях. 
    Это был довольно странный мир, который затягивал день ото дня всё больше и больше. В конце концов, находясь здесь, ты просто начинаешь терять грань между миром реальности и Сарнаута, погружаясь в прелесть волшебной астральной сказки.

    Пушинки
    Вечером Агата направилась в палату к командиру, где у них состоялась интереснейшая беседа на тему былых великих свершений лигийских солдат и офицеров. Маленькой девочке оставалось только удивляться всем чудесностям Сарнаута. Она с искренним удовольствием прослушала историю о судьбе Нихаза, попыталась вникнуть в судьбу червелицых, ужаснулась Великому Катаклизму и порадовалась за, хоть и вынужденное, но всё же перемирие между эльфийской расой, канией и гибберлингами. Столько удивительных историй ей не приходилось слышать до сих пор никогда. Это взбудоражило её воображение, уже рисующее странные и яркие пейзажи далёких аллодов, озлобленные физиономии астральных демонов и диковинные сладости, которыми торгуют на Суслангере.
    Потом гибберлинг ещё долго расспрашивала Велимудра о своём дедушке и узнала о нём больше, чем за всю свою жизнь до этого. Она слушала всё, навострив пушистые и до ужаса мягкие ушки, которые, не удержавшись, всё же рискнули помять её сожители. Но как только Агата покинула главный шатёр и поняла, что большинство солдат уже ушло на боковую, остались лишь те, кто стоял в карауле, а таковых было немного, в голове её тут же созрел план. Гибберлингу с трудом, но всё же удалось незаметно стянуть с оружейного места небольшой кинжал, в темноте лишь слабо поблёскивающий своей остро отточенной гладкой поверхностью. К счастью для малютки, здесь же она нашла ножны для своего нового ножа. Как говорил ей дедушка, оружие – лучший спутник жизни. Его никогда не стоит забывать где бы то ни было или оставлять дома.
    Теперь ей нужно было только незаметно прошмыгнуть мимо клюющего носом караула. А сделать это тоже было несложно, ведь не всегда нужно встречаться с проблемой лоб в лоб. Иногда, если что-то перегораживает тебе дорогу, можно просто обойти это препятствие и продолжить свой путь. Так оно и вышло. И вот Агата уже быстрой большой чёрной тенью удалялась от лагеря, искренне надеясь всё же не оказаться пойманной или замеченной. Причём желательно бы, чтобы не заметили её не только «свои», но и «чужие». Согласитесь, никому не хочется быть съеденной какими-то монстрами в кромешной темноте эльджунской ночи? Бррр. 
    Но гибберлинг постаралась откинуть неприятные для воображения и желудка мысли. Ею двигало извечное и самое сильное чувство – любопытство. Под лапами тихо шуршала сырая трава – ближе к вечеру прошёл довольно сильный дождь, отчего вся земля была мокрой и немного скрипела под ботиночками. Скрипели под внезапными резкими дуновениями ветра иссохшие изнутри стволы высоких хвойных деревьев, чем-то напоминающие сосны. Только если сравнивать эти деревья со светолесскими елями, можно подумать, что речь идёт вообще о двух в корне разных видах растительности. Одно буквально дышало жизнью, пропитавшееся красками и соками до мельчайших своих частичек, тогда как второе, казалось, состояло всё из паутины и хитина: оно было словно бумажным, каким-то настолько хрупким и сухим, как мёртвая трава. 
    Куда же шла маленькая Агата? Что влекло её в ночную темноту и глушь, где прячутся за каждым из странных деревьев ночные кошмары, внимательно наблюдающие за блуждающими в ночи своими бесцветными стеклянными глазами, которые, к сожалению, не светились и не выдавали их с поличным? Её интересовали простые банальности, как бы это ни было странно. В конце концов, гибберлинг была всего лишь ребёнком и потому поступала часто необдуманно. Разница была лишь в том, что дома всё решали за неё, а поэтому со стороны она могла казаться взрослой, собранной и уверенной в себе, знающей, как решить любые проблемы, с которыми ей приходилось сталкиваться. На самом же деле, она не была сильно разумной, не умела быстро и точно соображать, часто тупила и велась на глупости, так как была до ужаса наивна. Она была настолько легкомысленна в отношении опасности, насколько только может быть ребёнок.
    Её интересовало, как велик аллод. Можно ли ночью наблюдать приходящие на него астральные корабли? Что за почва здесь, везде ли земля или песок? Есть ли тут горы и насколько они большие? А холмистая ли на Эльджуне местность? Какие здесь водятся животные, и насколько они злые? А крупные ли здесь поселения? Сколько в них живёт местных? У неё буквально чесались лапки всё это узнать, испробовать, исследовать, увидеть. Но, как часто это бывает в моменты сомнений, когда ты уже ушёл из безопасной зоны, начинаешь метаться перед тем, как сделать финальный шаг. С одной стороны, конечно, у Аги сейчас была ещё возможность вернуться в лагерь, хотя она и ушла уже достаточно далеко, и вполне вероятно, что никто бы так и не заметил её отсутствия. На крайний случай, она могла бы что-то соврать и легко отделаться. Но, с другой стороны, едва ли у неё ещё хотя бы раз в ближайшем будущем появился такой шанс. У пушистых ушек, слегка касаясь ножками плечей девочки, порхали две крохотные фигурки.
    Одна выглядела как седой гоблин в белой робе. Над головой у него висел и светился ангельский нимб, а белые крылышки были хоть и сравнительно небольших размеров, но всё же позволяли существу удерживаться в воздухе. Второй фигурой был такой же гоблин, но только красноватого оттенка, с хвостом демонёнка и крыльями горгульи. На голове у него красовались внушительные рога, а на неприглядном лице мерзкая усмешка. Физиономия же "ангела" изображала крайнюю степень вымученности и усталости. Было видно, что у существа нет никакого желания влиять на мысли опекаемого им сарнаутца, в нашем случае Агаты.
    — Ну так что, — устало проворчал гоблин в белой робе. — Ты наконец определилась, чего ты хочешь?
    Гибберлинг, услышав незнакомый ей голос, резко обернулась, испугавшись, но никого не заметила.
    — Ты нас не видишь, так что успокойся, — заверил её «ангел».
    — А кто вы тогда такие? — недоверчиво поинтересовалась удивлённая Агата.
    — Мы твои хранители... — тяжело вздохнуло существо, щёлкая старыми, истёртыми счётами, — Я голос разума, добра и справедливости, а он... — гоблин ткнул непропорционально большой рукой с пальцами, больше напоминающими обрубки, в сторону своего вечного спутника.
    — А его я тоже не вижу, да? — уточнила гибберлинг. 
    — Да, — проворчал голос «разума, добра и справедливости». 
    — Не слушай этого недружелюбного чудика, — злобно похихикивая, хрюкнуло рогатое существо. — Он такой зануда ещё с самого Катаклизма.
    — Да? — поразилась до глубины души Агата, продолжавшая тем временем маршрут вникуда. — А он застал ещё те времена?
    — Да, конечно, застал! — довольно хмыкнул "демон". — Я тогда был самым крутым демоном, а эта мелочь влачила своё жалкое существование по каким-то уголкам Сарнаута.
    — Ври-ври, да не завирайся, — вымотанно протянул голос добра. — Мы с тобой работаем уже не одну сот лет и спины гнём на одинаковых работах. 
    — Ой, да ну тебя. Вечно ты цепляешься к словам, — отозвался голос зла. 
    — Ну так что... — гоблин в белой робе достал откуда-то из-под полы берестяной свиток, раскрыл его, быстро пробежался по нему глазами, закрыл и спрятал назад. — Агата, что ты выбираешь? Остаться на стороне добра, честности и всего такого прочего, белого и пушистого, вернувшись в лагерь, или перейти окончательно на сторону зла, лжи и всего такого прочего, чёрного и грубого, продолжи свой путь... А куда ты, кстати, идёшь? 
    — Вот дурак, ты даже не спросил её, куда она идёт! — наехал на ангела демонёнок, злобно сверкнув угольками крохотных глазок. 
    — Я не знаю... — честно и прямо ответила Агата. — Куда-то. 
    — Что? — не поняло существо с нимбом. — Ты преступаешь границу добра и зла не ради чего-то? То есть ты мне хочешь сказать, что ты вообще не понимаешь, чего хочешь добиться своим побегом? 
    — Ну... Я хотела просто прогуляться, посмотреть тут что да как... Я же никогда не была ещё на Эльджуне. 
    Ангел хлопнул себя ладонью по лбу и разочарованно простонал. Демон тоже смотрел на гибберлинга с долей искреннего удивления. 
    — Подожди, — начал он, обращаясь с голосу добра. — А прогулка вообще по чьей части: твоей или моей? Она разве где-то задокументирована? 
    — Сейчас посмотрю, — устало проворчал ангел и вновь полез под полу за берёзовым свитком, а потом долго, с целую минуту, его изучал, пока Агата продолжала куда-то идти, с любопытством оглядываясь по сторонам. 
    — Погоди. Дай и мне посмотреть, — заинтересованно проговорил демон, медленными движениями приближаясь к ангелу и старательно заглядывая ему через плечо. 
    — Не дам, — сурово отказал гоблин в белой робе и, щёлкнув пальцами, оттащил магией зло подальше от свитка, а потом с важным видом заметил глубоким голосом. — Это священные бумаги. 
    — Да ну тебя, это обычные бумаги, — только развёл руками рогатый гоблин, повиливая остроконечным чёрным гладким хвостиком. 
    — Нет, священные! — резко возразил ему ангел и бросил на демона полный праведного негодования взгляд. 
    — Да самые обыкновенные, вам всё наврали там. Я сам видел, где покупались эти свёртки. Так что успокойся и дай мне наконец взглянуть, что там твои накалякали на этой бересте.
    — Ну... — ангел тяжело вздохнул, закатил глаза к небу, беззвучно прошептал парочку проклятий, что только вызвало на лице демона весёлую улыбку, — Хорошо, — наконец согласился он и подпустил зло поближе к себе, чем оно, конечно, не упустило шанс воспользоваться.
    — Таак... — сосредоточенно протянул рогатый гоблин, — Вот, тут написано, что считается злом, — он ткнул грубым мозолистым пальцем в бумагу и процитировал вслух, — Злом считается любое деяние, которое не обозначено как доброе. Ничего не понял, — честно признался голос зла.
      Он почесал затылок, потом забрал из рук товарища свиток, повертел его перед собой в разные стороны. Затем придвинул его к глазам, отдалил, снова приблизил, снова отдалил. Наконец в глазах его блеснуло озарение и он радостно хлопнул себя ладонью по лбу:
    — Понял! — радостно крикнул демон. — Чтобы понять, что есть зло, нужно просто прочитать, что такое добро. Это было где-то... Где-то... Вот. Где-то здесь! Ага... Так... 
    Добрым деяние считается любое, которое не обозначено как злое.
    Минуту он в задумчивости пялился в каракули «священных записей», в то время как его товарищ лишь тяжело вздыхал и раздосадованно качал головой.
    — Ничегошеньки не понял, — во второй раз признался демон.
    — А ты бываешь на удивление честным, — горько усмехнулся ангел и пояснил. — Здесь говорится только то, что нам с тобой нужно как-то самим сообразить на двоих, потому что никто не знает, как точно это работает.
    — И как вы тогда работаете? — шокированный рогатый гоблин удивлённо смотрел на товарища, не моргая и не веря своим глазам и ушам.
    — Да вот как-то работаем, — беззлобно вздохнул ангел.
    — И что тогда делать с этой? — он ткнул пальцем в пушистую щёку Агате, слегка тронув длинные усы.
    — А что с ней делать... Ничего. Видимо. Раз уж о прогулке не принято считать в Сарнауте как о чём-то злом и бесчестном...
    — И что делать тогда конкретно нам сейчас? Зачем мы вообще тогда вылезли? И ты ещё эту речь свою толкнул о пути искреннего добра с какой тогда целью?
    — Да как-то по привычке, если честно, — грустно согласился гоблин со светящимся над похожей на яйцо головой нимбом. — Не надо было нам с тобой никуда вылезать, пошли назад в небытие.
    — Так просто что ли?
    — Эй, — окликнула своих невидимых спутников маленькая гибберлинг. — Вы видите, что там такое?
    Две сущности миропорядка тут же отозвались, резко повернувшись на голос и уставившись в темноту. Только вот они видели всё, в отличие от Агаты. Демонёнок тихо присвистнул и невесело протянул:
    — Драконопоклонники...
    — И что они делают в этом Тенсесом забытом месте?.. — риторически проворчал ангел, слегка поражённый фактом увиденного, что, впрочем, было не очень заметно, ведь за долгие годы тяжёлых потрясений яркие эмоции, в конце концов, стираются с измождённого лица.
    — Драконопоклонники? — ахнула Агата и тут же испуганно прикрыла мягкой ладошкой открытый от изумления рот. — А что они здесь делают?
    — Что-что, — язвительно проговорил демонёнок. — Свои тёмные делишки они здесь вытворяют.
    — Да?.. — в шоколадных глазах гибберлинга мелькнул огонёк живого любопытства. — А какие именно? Это опасно?
    — Не могу сказать, — серьёзно заявил голос зла и всех пороков. — Это тайна слишком высокого уровня. Меня живьём уничтожат, если узнают, что я такие данные распространяю.
    — Ты? И пытаешься хранить какие-то тайны? — брови ангела подскочили в удивлении, давно он за собой такого не припоминал.
    — Ну да, — неохотно признался демон, скрещивая на груди короткие ручонки.
    — Не очень на тебя похоже.
    — Да вообще. Сам себе поражаюсь.
    — Может, мы тогда можем подойти к ним поближе и что-то узнать? — поинтересовалась у совсем её не слушающих спутников и уверенным шагом двинулась вперёд, стараясь держаться деревьев и пригибаться пониже к земле, чтобы больше походить на какой-нибудь поросший мхом камень.
    — Да конечно, то есть стоп. Что?! — рогатый гоблин внезапно понял, что именно предложила Агата и в ужасе зашипел на неё, чтобы только громко не кричать. — Девчонка! А ну остановись! Брысь! Кыш! Вернись назад! А ну-ка! Слушайся меня, ушастая!
    Но гибберлинг лишь отмахнулась от него. До драконопоклонников было ещё далеко, метров пятнадцать или двадцать. Они столпились группой у разведённого большого костра и о чём-то живо беседовали на своём диком наречии. Агата аккуратно приближалась к ним, будто чуяла, что ей всё же удастся остаться незаметной.

    Пушинки
    *когда оказалось, что твой практически самый любимый педагог тоже играл в твою любимую игру сотню лет назад, и ты такой... Аааа, подожди! Никуда не уходи! Стой! Не переводи тему! У меня к тебе есть куча с душегубским хвостиком вопросов. Сейчас... Где мой диктофон! Подожди, я открою блокнот, найду ручку! Ёжики. Тут только механический карандаш. Ой, да ладно. Так. Минуууууутттт... Всё. Давай. Говори.*
    - Вот скажи мне, с чем у тебя, ой, то есть у Вас в первую очередь ассоциируются Аллоды Онлайн?
    - Ну, это было настолько давно, - заминка. - Я даже не знаю, что сказать, там, наверное, так всё сильно изменилось.
    *усиленно кивает головой, подтверждая предположение*
    - Когда я в третий раз вернулась в игру, всё было настолько отличным, что даже бросить всё захотелось. Я подумала, ну нафиг такую игру, от старых АО осталось одно название да начальные локи. 
    - Там, наверное, всё совсем плохо с донатом? Я помню, ещё когда играл, цены на него были высокие. Не помню только, там все сервера были фришные или нет?
    - Нет, есть же подписка. И, кстати, относительно недорогая.
    - Правда?
    *обсуждаем немного цифры; разговор двух гуманитариев о математике и экономии средств, а так же их логичном вложении*
    - И правда, - соглашается.
    - А что Вам больше всего тогда нравилось? Ну... Когда Вы играли? А. И ещё. Вы играли один?
    - Нет, мы с друзьями тогда поиграли пару месяцев.
    *прерывает*
    - Да ну... Вы же получается и почти не играли!
    - Ну так... Впечатление составили.
    *одёргивает себя, стараясь случайно не позволить теме разговора смениться*
    - И что же Вы думаете об игре? 
    - Графика очень прикольная, ну, была, как минимум. Детализация и всё такое. Я очень ценю в играх хорошее качество. Оно, правда, с новыми частями иногда только портится. Но надо быть честным, не всегда. Не всегда. Так что рисовка мне понравилась. 
    - Да, она атмосферная такая. А музыка? Вы помните мелодии локаций? Хотя бы некоторых? Ах да, точно, и за какую фракцию Вы играли? 
    - Ну, Империя, если я не ошибаюсь, она так называлась, это прямая пародия на Советский Союз, а вторая... Лига? Там вроде как старая Русь, древняя. За неё и играли с ребятами. Кони, волки, Новгород...
    - Новоград, - довольно и воодушевлённо.
    - Да, Новоград, - исправляется. - Музыку, нет, я особо не помню. Да не то, чтобы не помню... Конкретно мелодию вспомнить не могу. А так помню, конечно, что на меня она произвела большое впечатление. Приятная игра, если бы только не донат.
    *молчит*
    - Но и без доната игр-то нет толком, это понятно, но ушли мы именно из-за этого, да и чего-то нового тоже хотелось, - заканчивает свою мысль.
    - А расу Вы какую выбрали? 
    - О, расы. Я помню там были такие... Гибберлинги. Забавные медвежата. 
    - Как по мне, они больше всё-таки на хомячков смахивают. На агрессивных хомячков-переростков. Так какую расу? 
    - Я думал сделать эльфа, но что-то мне перехотелось и я создал канийца. Знаешь, такого типичного старорусского богатыря. 
    - Высокого, крепкого телосложения и с густой седой бородой? 
    - Да, именно такой, но только с рыжей, - аккуратно исправил он. 
    - А класс какой выбрали? Воина или ещё кого?
    - Я священника, кажется, выбрал. 
    - Хах, только не говорите, что и Вы выбирали по внешнему виду высшей экипировки, - смеётся. 
    - Тогда я этого тебе не говорил, - улыбается. 
    *задумывается о чем-то своём, в то время как я пролистываю в голове три варианта одеяний язычника, которые мне так приглянулись в своё время. Да, простовато изначальное. Но оно почти везде такое. Зато какая у меня была белка...*
    - А сюжетку Вы помните?
    - Ну, какие-то отрывки точно помню. А вот полную - нет. Помню ещё, что там была такая снежная локация, очень красивая.
    - Сиверия, да, там удивительные пейзажи. Всегда любила её. Просто любимая локация. Не больше, разве что, Светолесья. Нет. Вот. Две любимые локации.
    *улыбается, предаваясь воспоминаниям*
    - Вот, да, Северия.
    - Сиверия.
    - Сиверия.
    - А на Ассэ-Тэпхе Вы бывали? Или бросили настолько рано, что даже 
    туда не дошли? 
    - Обижаешь, - смеётся. - Может, мы и ушли, но не сразу же. Нельзя уйти, не распробовав игру на вкус.
    - Говорите, словно Вы заядлый игроман.
    - Так игр мы много пробовали. Наверное, все самые известные...
    - А сейчас во что-то играете?
    - Да нет, какое играю, ты же видишь, что мне со всеми этими работами делать. Их же проверять надо.
    - А в Аллоды Онлайн потом не хотите ещё раз попробовать поиграть? Я бы Вам могла пояснить те моменты, которые Вы упустили.
    - Да, может, и правда поиграю. Не знаю, не могу точно сказать. Если с донатом, как ты сказала, там всё по-прежнему, то разве что не на фришный.
    - У нас ещё была тема недавно с сервером, на котором якобы не планировался донат.
    - Да? - смеётся. - И конечно же у них ничего не вышло?
    *кивает и виновато улыбается*
    - Тогда, быть может, Вы расскажете что-то, что на Вас произвело самое сильное впечатление?
    - В Аллодах-то?
    - Да, в них.
    - Ну, мне понравилось коммьюнити.
    - Честно?
    - Честно.
    - Ну знаете... Не знаю, понравилось ли бы оно Вам сейчас... - кривит мордочку.
    - Что, совсем всё испортилось?
    - Да как Вам сказать... Скорее да, чем нет.
    - Ну так всегда происходит.
    - И правда. Чего тогда переживать. Давайте лучше о хорошем. О лете?
    - Да, о лете. 
    - И Летнем атолле? 
    - Ну, конечно! И о фарме ракушек. 
    - Извечная тема... Вам, кстати, нравился он? Ну, фарм. Знаете, все эти марафоны, коктейли, полёты на клетуне... В этом году ещё башни из гальки появились! Правда, костюмы год от года толком не менялись столько времени... Но этим летом их разнообразили, что очень приятно. Правда, фарм стал значительно тяжелее... А цены на ракушки вообще жуткие. Так что, если ты не хочешь фармить, приходится ужас как раскошеливаться. О! А ещё в этом году там можно вырастить нового скакуна, попугая. Представляете? Он такой прикольный. Жёлтенький, зелёненький, голубенький... Очень классный. Мне нравится. Я вот нафармила, - довольная улыбка. 
    - Рад за тебя, раз тебе игра доставляет удовольствие. 
    - Конечно. Недостатки есть всегда, везде и во всём, но я всё равно безумно люблю АО. 
    – Ты спрашивала о фарме и моём отношении. Да, я люблю пофармить. Но ничто не может быть лучше хорошо сгруппированного рейда. Вот тут уж с ним посоревноваться некому. 
    - Тут я с Вами, конечно же, соглашусь.
    *опомнилась*
    - Ой, ладно, я, наверное, Вас совсем утомила. Давайте вернёмся к изначальной теме. Спасибо! 
    - Да не за что. Да, как хочешь, собственно. 
    *счастливая ставит дополнительный плюсик человеку за то, что он был связан с АО*
     
    P.S. люблю коллекционировать всё, что связано с игрой, даже людей, хд

    Пушинки
    — Ан вот оно и лето, закончилось, а я пролетала его, пропорхала, как стрекоза из той басни, — рассмеялась танцующая эльфийка с золотыми искрящимися глазами и белокурыми кудрями, свисающими крупными пружинками с плеч.
    — Да, как ни странно, дорогая, ты права, — попивая свежий ещё ананасовый с горчинкой коктейль, заметил каниец с густой рыжей бородой, больше напоминающей сапёрную лопату, которой можно огреть какое-нибудь чудище по голове.
    — Пф, — эльфийка показушно фыркнула, но тут же разулыбалась, растроганная; ей льстила мысль о недавней годовщине замужества.
      Был последний день лета. Солнце светило по-прежнему ярко, будто пытаясь отгореть за все те дни, в которые не дорабатывало. Оно обжигало кожу своими испепеляющими лучами белого света, стремясь заставить загар превратиться в угольную черноту, что у него, конечно же, не получалось. 
    — Ну вооот... — грустно протянула эльфийка, оглядывая свои ручки со всех сторон. — А я ведь и совсем не загорела за эти три месяца. Осталась такой же бледной, как и была. Ну ты только посмотри на это, как замороженная курица... Фи... 
    — Да ну, что ты, — весело отмахнулся каниец и серьёзно добавил, глядя жене прямо в лимонно-сияющие глаза. — Ты прекрасно выглядишь, как и всегда. 
      Эльфийка на секунду замешкалась, стушевавшись. Она полетела и опустилась на край барной стойки, чем невероятно взбесила местного баристу, но говор был на непонятном ей рыбьем наречии и девушка не обратила на это никакого внимания. Замотав на палец мелкую белую кудряшку, выбившуюся из общего слоя кудрей, она закусила губу, потом с минуту подумала и задумчиво протянула:
    — Дорогой... У нас же скоро годовщина, да? 
    — М? А ты что-то конкретное хотела предложить? — поинтересовался каниец. 
    — Да нет, ничего такого определённого... Но может... Мы могли бы съездить куда-нибудь? 
      На этом предложении супруг поперхнулся ещё не допитым им тропическим коктейлем и, закашлявшись, поднял удивлённый взгляд на супругу. 
    — Мы же всё лето провели здесь по твоей просьбе, — шокированно напомнил он жене. — Как ты и хотела: море, солнце, пальмы, коктейли, кокосы... 
    — А ещё ананасы, бананы, персики, абрикосы... — она, поочерёдно загибая пальцы, продолжила перечислять всё, что только приходило ей на ум, когда думала о проведённом на Летнем атолле отпуске. — Жуки, попугаи, рыбоголовые баристы... 
      Недовольный поведением клиентки работник бара вновь завозмущался, активно размахивая руками и выкрикивая какие-то нечленоразборные слова в адрес эльфийки, которая так же продолжала его игнорить, списывая монологи баристы на простой фоновый шум. 
    — Мы даже купили тебе бабочку, которую ты так хотела, — напомнил ей мужчина, легко кивая головой в сторону вьющегося у девушки очаровательного создания, которое было буквально сшито из света, цветного стекла и радости.
    — Да, моя Амурочка прекрасна, — довольно согласилась эльфийка и аккуратно коснулась подушечками пальцев головы волшебного насекомого. — Но я хотела съездить куда-нибудь ещё... 
      Она задумчиво смотрела на небо, по которому неспешно плыли единичные ленивые облака, похожие на аммровских овечек. Дул слабый сладкий ветерок, пахло солью и чем-то цитрусовым – это уставший от пререканий с пустотой бариста принялся за работу, заприметив на горизонте новых клиентов, уже пошатывающихся из стороны в сторону от чрезмерно выпитого алкоголя орков. Самый шумный и самый нетрезвый из них носил короткие военные шорты и майку в крупную чёрно-белую полосу, на его квадратной голове была несоразмерно большая фуражка, которая постоянно надвигалась на глаза. 
      Эльфийка сделала глубокий вдох и шумно выдохнула, ощутив на кончике языка сладость от парящих в воздухе ароматов. Ей явно представилось, насколько солнечным и красочным может быть следующее их лето. Наверняка, они снова смогут выбраться сюда... И здесь снова будет это жаркое солнце, горячий жёлтый песочек, мягко окутывающий в него погружаемые ноги, эта прохладная солёная вода, через которую легко просматривается дно и маленькие рыбки, снующие туда-сюда, и эти коктейли, от которых слегка кружится голова, если выпить парочку, и совсем уже мир становится радугой, если решаешь принять участие в коктейльной гонке. Она прикрыла глаза и ощутила, как в груди её расцветает пышным цветом радость. Это была та самая радость, какая возникает в сердце каждого, кто уже знает, что в ближайшем будущем его ждёт счастье... И даже если ты счастлив именно сейчас, то это не значит, что тебе не разрешено мечтать о счастье или желать большего. Нет, наоборот. Счастливому свойственно стремиться стать ещё более счастливым. 
    — Ну и куда ты хочешь поехать осенью? — своим неожиданным вопросом супруг прервал размышление эльфийки. 
    — А? — она испуганно распахнула глаза и часто-часто заморгала. Пока реальность подгружалась в её мозг, муж терпеливо ждал, а потом ещё раз, с доброй улыбкой, которая, впрочем, стоила ему определённых усилий, повторил свой вопрос. 
    — Ну и куда ты хочешь поехать осенью? 
    — А, — наконец-таки опомнилась эльфийка. — осенью... 
      Она снова задумалась, но ненадолго, решив не тонуть в пучине отдалённых от реальности мыслей. 
    — Я бы хотела, — заявила девушка, осмысленно сверкнув золотисто-лимонными глазами. — Чтобы осенью мы с тобой, ты и я, отправились на Жемчужное кольцо. 
    — Жемчужное кольцо? — густые, ярко-рыжие брови канийца в удивлении поползли вверх. 
    — Да... — мечтательно протянула эльфийка и сладко заулыбалась, словно ей кто-то тут же предложил горсть шоколадных конфет с любимой ореховой начинкой. — Там, говорят, круглый год море, солнце и песок... А ещё там отличные пляжи. Ты же был там много лет назад. Да и я была там когда-то. Только очень и очень давно, так что даже не вспомню сейчас... Ну, когда качалась ещё. 
    — Но там же агрессивная зона, — возразил мужчина, допивая тропический коктейль и заказывая себе ещё один у измотанного баристы, который на заказ клиента просто устало кивнул и принялся за извечную работу перепончатыми лапами. 
    — Ну да... — немного стушевалась эльфийка, пожимая плечами. — Но на то же и ты будешь со мной, правда, милый? 
      Она взглянула на него глазами котёнка и попробовала состроить жалостливое выражение, которое ей всегда удавалось. На этот приём муж лишь закатил глаза, а затем от души рассмеялся. Его смех подхватила и супруга, и они вдвоём ещё с минуту веселились.
      Был последний день лета, и никак не хотелось, чтобы он подходил к концу. Хотелось строить новые планы, ожидать новых событий и удивительных происшествий и составлять башни из гальки, потом скользя и карабкаясь на самый верх. Хотелось всего, но только не конца сегодняшнего дня. Но разве со временем поспоришь..? 
      И солнце пока ещё светило по-прежнему ярко, словно пытаясь отгореть за все те дни, в которые не дорабатывало. Оно обжигало белоснежную эльфийскую кожу испепеляющими лучами, стремясь заставить так и не появившийся за все эти три месяца у девушки загар превратиться в угольную черноту. Каниец улыбался. Девушка снова танцевала и тихо напевала знакомый мотив. Бариста настойчиво чистил стеклянный бокал. 

    Пушинки
    ~ со всей любовью к чд ~
    Неумолимо приближалось время, которое нам всем так хорошо известно: оно настигает нас каждую неделю в одно и то же время, впрочем, становясь каждый же раз для нас неожиданностью – время Чемпионского Доминиона. Конечно, он не настолько масштабен, как мчд, и не собирает такие толпы наблюдателей, однако, тоже является частью культуры Аллодов. 
    Некромант бесцельно слонялся по окраине Светолесья, совсем под стеной столицы, будто бы его молния требовала того, чтобы тоже быть разогретой перед предстоящим сражением. Последняя модель, а именно странный окрас красной суслангерской машины, не особо нравился владельцу, но его наличие позволяло ему публично выражать собственную состоятельность, ведь это означало, что у него явно были средства, раз уж он смог позволить себе коллекционку. Почему-то в Аллодах Онлайн всегда другая мера денег. Другое же здесь и соотношение их со временем. То есть... Люди готовы убивать часы, чтобы нафармить достаточно голды, чтобы купить накурь на месяц, при том, что реальная её цена достаточно невелика. Понятно, многие могут сказать, что они против доната или просто не могут позволить себе вкладывать деньги в игру, однако, надо понимать и то, что время, потраченное на фарм золота, при перевложении в работу, приносящую реальный заработок, приносит куда большую сумму денег. То бишь куда проще вместо фарма потратить те же часы на обычную работу или подработку, а потом спустить эти, явно большие деньги, в игру. При практически одинаковой затрате усилий мы получаем кардинально разный результат. Понятно также, что найдутся и те, кто скажет, что вся прелесть фарма именно в его процессе, иначе зачем тогда вообще играть, если можно работать и изредка донатить в игру, чтобы не чувствовать себя отщепенцем. Вынуждена не согласиться с этим. Разумеется, если процесс фарма в АО приносит больше удовольствия, то Тенсес в помощь и красной скатерью-самобранкой дорога. Но я говорю именно о той ситуации, когда человек фармит именно ради того, чтобы купить что-то в игре. Не правда ли, так было бы жить намного проще? Быть может, кто-то просто об этом не задумывался раньше в таком ключе. А впрочем, насильно никого не буду заставлять упростить себе жизнь – себе дороже. 
    Игрок же об этом не думал, его вообще мало тревожил финансовый аспект, ведь есть такие люди, которым всегда хочется чего-то подарить. Вот и он был именно таким человеком, а потому мог вполне себе баловаться чужими подачками, что, впрочем, ничем не возбранялось. Как один человек имеет право хотеть осчастливить другого, так и другой имеет право принять эту поддержку или же помощь и стать чуточку счастливее. 
    Вся его группа, за исключением разве что одного инженера, уже собралась и была готова отправиться прямиком на чд, где, конечно, без сапа не так приятно, но тоже вполне терпимо. Попутно перебрасываясь репликами с соги, некромант остановился докупить мирры у самой арены, когда заметил на ней трёх дерущихся игроков. От нечего делать или в целях тренировки перед доминионом здесь часто собираются игроки. На этот раз среди бойцов был один вар, одна эльфийка, которая так же, как и наш герой, была некромантом, и один паладин в сияющих юбилейных доспехах. Холодные металлические латы, вычищенные до блеска, весело поблёскивали в лучах предзакатного солнца. 
     
    «Из-за чд мне так ни разу и не пришлось наблюдать закат.. » — с печалью подумал некромант. И в самом деле, из-за разрывов во времени между заходами и телепортацией в разные локации, никто из участвующих в Чемпионском доминионе не имеет возможности наблюдать, как садится за тонкие станы берёз большое, как блин, и жёлтое, как сливочное масло, солнце, жар от которого заставлял воздух плыть. 
      Решив, что промышлять бесполезным мыслеблудством – это последнее из занятий по шкале полезности, которым он бы хотел заниматься, эльф в один быстрый щелчок отозвал молнию и плавно приземлился на присыпанную песком землю: все дорожки здесь были оформлены именно таким образом. Он призвал душегубку, которую в пвп боях предпочитал мрачноватому стражу, и полетел в сторону арены, попутно здороваясь с некоторыми собравшимися здесь зеваками, которых, всех до единого, знал лично в силу своей чрезмерной общительности и необходимости в непрерывном разыгрывании дружелюбия, которое сейчас стало уже для него скорее привычкой, нежели необходимостью. Некромант легко ладил с людьми, и ему это нравилось, как нравилось это и всем, без исключения, его знакомым. Иногда его даже утомляло такое чудовищно огромное количество сарнаутцев, с кем он был вынужден для поддержания контакта общаться, но такое случалось крайне редко. В конце концов, выбранный образ жизни всегда приедается, но не исключительно в негативном значении, он приживается, становится обычным и единственно возможным. 
    — О, и ты здесь, — радостно поприветствовал его старый знакомый воин, сражавшийся на арене, отвлекшись от боя, отчего он, собственно, чуть не словил бурстовый удар и не просел по хп в чистый ноль. 
    — Ага, — коротко ответил ему некромант, рисуя на своём лице приветливую улыбку. 
    — А ты... — запамятовав, пробормотала эльфийка-некромант, щурясь и внимательно всматриваясь в лицо дружелюбного эльфа, до этого ей ещё ни разу не приходилось его встречать. 
    — Мы не знакомы ещё, я думаю, — виновато заметил некромант. 
      Бой прервался, и бывшие противники уже просто болтали о своём. Двое некромантов познакомились друг с другом, паладин успел пожаловаться эльфу на ужасающие новые правки по классу и желание поскорее перелиться в пока ещё крутого во всех отношениях жряка. А воин просто хохотал, надрывая живот, наблюдая за сменой недовольных эмоций на лице любителя тяжёлых лат и внушительного размера мечей. В конце концов, ему даже сделалось дурно от такого переусердствования и немного закружилась голова. 
    — Ой, уже сейчас будет начинаться, — испуганно охнула некромант, она засуетилась, как белочка, не знающая, где зарыла орешек. 
    — Да... Наконец-то можно будет снова нормально подраться, а не все эти детские шалости, — довольно протянул варвар, потягиваясь руками вверх
    — Ну что, тогда встретимся уже на чд? — задорно уточнил эльф. 
    — Конечно встретимся! — подбадривающе прикрикнул воин под согласное кивание паладина, — Уж будьте уверены, — он злоумышленнически потёр руки. — Сегодня вы все так просто не уйдёте. Я каждому из вас пропишу по порции быстрых смертей. 
    — Ну конечно-конечно, — насмешливо проговорил паладин, и взгляд его отвлекла извечно не вовремя (хотя, на самом деле, как раз идеально вовремя) появляющаяся надпись. 
      Выскочило по самому центру экрана и замигало красным оповещение о начале Чемпионского доминиона в ближайшее время.
      Некромант сделал глубокий вдох, набрав в лёгкие побольше воздуха, и нервно выдохнул. Теперь нужно было сосредоточиться и забыть обо всём, тебя окружающем и отвлекающем, как минимум, до конца захода. 

    раздача
    К предыдущей части
    Ауч. Эй, это что сейчас было. Оум.. Мячик? Мячик. Так, кто и зачем его тут оставил? 
    Взглядом встречаю хитренько улыбающуюся Дарёну Солнцеву – так вот кто это сделал. Но зачем? Хм, поиграть хочешь или что?
    Подойти поинтересоваться? Но что это?
    Мячик... Дает мне... Задание. Простите, но я не курил ничего с утра и рядом с пьяными орками не ошивался... 

    Ох и давненько же я не был на тропическом атолле. Наверное, стоит его посетить, тем более в ближайшие пару дней у меня особо планов не было...
    Сколько всего изменилось, такое чувство, что метеоритный дождь тут пару раз хорошенько так прошёлся. Островки водяники увеличили, что ли, песочка досыпали? Да и в целом стало уютнее, что ли...

    Так, что это тут у нас – новые аттракционы? Деревня авиаков? Какие-то лодки плавают. О, вижу площадку для волейбола. 
    Хм, неужели оттуда мячик прилетел? 
    Подошел ближе и увидал ммм... Довольно странную компашку: прайденка, одинокий гибберлинг и черепаха. Двое из трёх явно были рады моему появлению, даже не смотря на то, что я их видел впервые в жизни. Думаю, всему виной огромное количество баров вокруг... 

    Я тут вам мячик принес, можете играть дальше, только, пожалуйста, больше не пуляйте его через несколько аллодов. 
    Ну да, ну да, он случайно отлетел. Летел через десятки аллодов и приземлился чётко в мою голову, ага.
    Предлагали сыграть с ними, очень настойчиво. Я отказался и небольшими шагами начал отдаляться, стараясь не поворачиваться к ним спиной, а то мало ли, снова в голову прилетит. Не то, чтобы я опасался или боялся, пф, нет. Но лишние конфликты мне пока не нужны, я тут с исследовательской целью больше. 
    А исследовать я хотел казавшуюся безжизненной деревню. Ведь что это – строения есть. Жителей нет. Только водяники пучеглазые. Странно, странно... 
    Немного побродив рядом и кое-как изучив местный рельеф я таки сумел забраться повыше, дабы проще было забираться на высоту к постройкам. Так-так-так, что это у нас тут? Надо же, целое гнездо яиц и без присмотра… Хм, а может это крокодильи яйца? И он просто закопал их не в песке, а в корзинке. Но тогда где крокодил? Да и высоко для него, значит крокодил – не вариант. 

    Для чистоты эксперимента притащил наколдовал крокодила. Да, пытался притащить, но он лягался и норовил откусить мне любую конечность, до которой мог дотянуться. Так что пришлось прибегнуть к магии. 
    Крокодил смотрел на меня, я на крокодила. Искры и бури не было, просто было два идио... мы двое. Материнской заботы к яйцам крокодил не захотел проявить, но захотел сожрать одно из яиц, стоило только принюхаться. Крокодила усмирил магией и расколдовал обратно в джунгли. Пусть там ищет себе пропитание.

    Нет, яйца явно птичьи. Хм... Какие-то птицы с отрицательным чувством самосохранения. Одно было понятно точно – за всем этим непонятным сборищем стоят Авиаки, это точно их домик. 
    Вообще у авиаков, кажется, родительские инстинкты \\ выживания странно работают: 
    царство стихий – а не поселиться ли нам в месте вечного разбоя; тропический атолл – сборище алконавтов и разномастной братии; земля тысячи крыльев – ладно, это самая удачная попытка; авилон – давайте поселимся рядом со скопищем темных тварей!; дикие земли – под проказой (серьезно); зубастая лагуна – да, это было идеальное место. «И среди их груза нашли они яйца. Решили – зла с них быть не может, поэтому отнесли к себе на остров. Вот тут-то они и прогадали. Были то яйца ящеров. А ящеры – они с рождения ловкие, живучие, да и растут быстро. Словом, не успели авиаки и моргнуть, как на их острове нарисовалось второе племя – чешуйчатое. И жизнь этих двух племён теперь состоит из бесконечных кровавых распрей.»
    Нет слов... Нет, чтобы поселится где-то в горах. И не пытаться убиться (если нет никого вокруг, так сами с собой начнут драться).
    Странный народ... Как еще до сих пор жив? Да даже, если нет проблем, они их создадут.
    Из разряда: очень закрытая местность, везде закрытая, прям ни лазейки! И вокруг только авиаки. Что будет? правильно – ВОЙНА!
    Самое интересное – у них есть крылья, но живут они на земле. 
    Ушла проказа, ушли и авиаки из биллевелской пущи.
    Стало хорошо, мы уходим.
    Народ, который вечно ищет проблем.
    Так, что-то я задумался да к тому же не в то русло совсем... Пойду-ка я поближе к водичке, освежусь что ли. 
    О, так-так, вот это встреча! Кто бы мог подумать.
    Не-Вероника тоже тут. Неужто отдыхать приехала?
    Видала, авиаки мимо пролетали да гнездиться осели. Прям как в Царстве Стихий.
    «Алиса, ты же занимаешься расследованием?» 

    Что делаешь? Как дела с расследованием там? Прости, что-что, я должен впечатлить тебя для ответов?
    Кхем, просто кхем. 
    Ну чем тут можно впечатлить!
    «Внимание через 5 минут начинается парусная гонка.» Хм, спасибо таинственный голос.

    Так, а мне подскажет кто как тут управлять.
    О, кошмар, какой тяжелый парус... Кто лепил из каких веток эту посудину, она же вот-вот развалится!

    О рыбка. Привет. Какие у тебя огромные зубки...
    ЭЭЭ! Хрум.
    Какого? АААААААА!! Спасите! Меня сожрать пытаются! ЭЙ! Кто-нибудь!!
    Неожиданно выиграл гонку. Да, пока я орал и пытался спастись на лодке от приставшей зубастины – тут началась гонка на лодках... Второе место заняла эта «милая» рыбешка, которая вцепилась в борт и неплохо так его погрызла...
    Чем ещё бы тут можно заняться некроманту с 20-летним стажем.
    Кощей 0_0. Ты то что тут делаешь? Ыгорь путёвку подарил, говоришь... Ну-ну.

    О, а это что? Башня из гальки.
    Но, мне кажется, она не только из гальки, там рука торчит, да и молния…
    Хм, интересное какое занятие – строить башню из гальки на могиле своих врагов. Это же гениально!
    Медитируешь на могиле врага и понимаешь, что ты всего лишь песчинка в океане тьмы. Время так скоротечно... 
    Как и ночь, которую я провёл на этом жарком курорте. Шум моря немного мешал спать, но спал я крепко.

    ***
    На следующий день решил снова сходить проведать яйца... Кхем... Ну те, в деревне без авиаков. Ну вы поняли 😄 
    Не поверите. Птички вернулись.
    Эй. Вы бы не оставляли на долго свои гнезда. А то тут толпы пьяных туристов бегают. Мало ли чего им в голову взбредёт.

    Что, простите? Я должен буду свить. А нет, сделать, просто сделать вам гнездо? А, не вам?
    А кому тогда, извольте полюбопытствую? Яйцу. Хм... Ну логично, у яиц нету же ног, рук, лапок. И у вас нету лапок. У вас крылья.
    Но вы же можете и сами! Ох...
    Первый день. 
    Пьяные туристы ободрали все пальмы для гнезда под некие яйца в деревне авиаков. Ну да, листья же не зубы – отрастут...

    Таскаем десятки яиц ради лотерейного билетика. Да тут целый конвейер. Интересно, как они все поместятся?
    Построил гнездо, притащил яйцо – теперь это моя проблема. Гениально... Нет слов...
    Иначе, говорят, птенец умрет. Да это шантаж!
    39 попугаев 0_0 и значит мне надо позаботиться только об 1. Мне от этого должно стать легче. Пока стоял в шоке с яйцом в руках, наблюдал данный разговор 38 раз. Инстинкт продолжения рода завел в странную сторону. 
    День второй.
    Яйцу нужно тепло, но я не птичка. Пляж и солнце, день чудесный и я такой весь красивый целый день таскал яйцо по пляжу – так его и этак переворачивал, к солнцу бочком подставлял. Может, стоило захватить и яйцо с личного аллода? 
       
    День шестой.
    Прости дорогой дневник, что так давно не писал.
    Шесть дней крутил яйцо, прогревая его. Носился с ним по всему Атоллу... Параллельно скрашивая его досуг песнями, плясками и игрой на гитаре. Мне даже стало казаться, что оно приросло ко мне.


    НО наконец-то мои мучения закончены, он вылупляется! Для авиков у меня были плохие новости, их посетила куку…попуга… 
    К сожалению, я не знал, как правильно сообщить такую новость и потому промолчал. 
    Очень жаль, но... Не всем птенцам повезло 😞 Не все выжили и мне тоскливо как-то из-за этого... Наверное, всему виной это яйцо – пробудило во мне какие-то новые чувства и я теперь более сентиментален, более эмоционален, что ли 😞 Но птенцов жаль, правда... 
    Вот он, момент рождения чуда!

    Попугайчик оказался очень привередливым. Ел только толстых жуков.
    Мне даже пришлось заночевать прямо в гнезде, он так жалобно плакал. Вернее, у гнезда, так как полностью в гнездо я так и не смог поместиться. Пишу под светом от светлячков. 
    День седьмой.
    Я стал подозревать его в родстве с сильными Сарнаута. Посылает меня выполнять различные задания и у него постоянно растущие аппетиты. Что дальше – он разорит тропический атолл? Подчинит всех своей воле? Ахахах... ха... ха...
    Теперь для добычи пропитания пришлось драться с другими владельцами попугаев. Нет, ну а чего они!
    День восьмой.
    Чувствую себя молодым папашей. Выгуливаю ребенка на пляже. Познакомил со всеми местными жителями.
    НЕ сплю восьмые сутки, дёргаюсь от каждого подозрительного шума.
    Сегодня вместо того, чтобы гладить птенчика проснулся, гладя канийку... Не совсем уверен, что ей понравилось, но... 

    День девятый.
    Демон, отражение, под пол, за границы мира, неуязвимость, контроль. 
    День десятый.
    Вообще не помню, что было вчера. Что это вообще значит!
    Сегодня учил моего малыша плавать! И летать! Прыжок в астрал, для мотивации. ШУ-ЧУ.

    День одиннадцатый.
    Авиаки запретили мне учить летать попугаев. И отправили летать на клетуне. «Даже если у него сейчас перерыв – он вам не отказать. Дело-то благое!»
    Все птицы так учатся летать, монстра из меня делают. Они даже нацепили на клетуна какую-то сферу, чтобы он случайно не выпал! Вы так бы о своем потомстве заботились.

    День пятнадцатый.
    «Пусть твой питомец тренироваться на них собирать добычу»
    Это не слыханная наглость. Он не питомец!! Он мой малыш!
    День шестнадцатый.
    «На ходу птенца не корми – дождись, пока вернётесь домой. Он должен учиться терпению»
    Сегодня узнал, что попугайчик далеко не мирный. Решил взять его с собой в астральный полет… А он попытался съесть машину, элементаля, червелицего и какого-то старика... Надеюсь, моя шутка про уничтожение тропического аллода останется просто шуткой. 
    День семнадцатый.
    Решил оставить на попечение авиаков моего птенчика. Необходимо разобраться, что опять натворили в одном из уголков Сарнаута. Ну что может случится за один день, правда?

    День восемнадцатый.
    «А вот ты здесь… Где птенец? 
    Хотел бы я знать! Бескрылые говорить, какой-то птенец бегать возле баров»
    ЧТООО???? ТЫ КУДА СМОТРЕЛ, КУРИЦА! Шашлык сделаю! 
    Кееее-шаааа! Кееешаааааа!!!
    Вырос птенец панк 0_0
    Жрет врагов, пьет, никого не слушает, имеет ирокез и где-то подцепил девушку. Меня не было всего один день. ОДИН ДЕНЬ!

    Может воспитание – не мое. Пришлось сделать ему сок и намекнуть бармену, пару раз пригрозив заклинанием, что наливать детям – не лучшая затея! Мое мнение о водяниках серьезно пошатнулось и провалилось в бездну. 
    День девятнадцатый.
    «Твой друг не вернуться вчера! Но ты не волноваться, мы всё под контролем держать.
    Мясо! Жирное мясо жемчужниц. Угощать твой друг. Завоёвывать доверие»
    Помирился с моим охламоном. Поиграл с гибберлингом в мяч – надо было немного спустить пар, а удары по мячику очень в этом помогли. Разговорились с этим гиббером, оказывается у него тоже все печально – пропало два брата. Вот теперь пытается как-то отвлечься. Мда, совсем у него игра не идет.

    День двадцатый.
    Поругался с птенцом – он полностью отказывается меня слушать. Так еще и притащил какую-то гадость в гнездо. 

    День двадцать первый.
    Пришел к гнезду со стойким желанием помириться с попугаем. И был послан на... да куда только не был послан. Многоразово даже, скажу я вам... На заметку – избить пьяных туристов. 

    День двадцать второй.
    Тут красивые восходы, но даже они не могут смыть мою печаль. Попугайчик заболел.
    У него атрофировались руки, вырос горб. Где он подцепил эту гадость. Потратил весь день на его лечение. Жить будет. Перенервничал, как никогда... Да, родительство – это ужасно сложно и нервозно...

    День двадцать третий.
    Учил его прыгать и бегать, на пару обогнали крабов. Но в нем больше нет того азарта. По-моему, я тоскую...

    День двадцать какой-то...
    Заказал у авиаков экипировку. Для своего друга. Просил сделать всё в лучшем виде. Обещались. Посмотрим...
    День последний.
    Накормил моего друга до отвала, весь день потратил на поиск толстой зеленой бабочки. Авиаки нацепили на него седло, очень красивое, украшенное и мягкое, чтобы не натирало спинку. И мы полетели. Высоко-высоко над аллодом. 
    Да, дружок. Кеша хороший. Кеша самый лучший! Кеша больше, чем просто друг...

    Порой один день может изменить все. 
    Это был самый запоминающийся, самый незабываемый месяц моей жизни... Знаете... Я просто. Просто полежу тут. Просто полежу.
     
    К следующей части

    Sign in to follow this