• Stories

    Sign in to follow this  

    Lafayette
    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
    Автор: risovalkin
    К ОГЛАВЛЕНИЮ
    Глава 55. Беды Прохиндея
    Растерянность. Вот как можно описать одним словом то, что сейчас владело наверное обеими армиями на Асээ-Тэпх. Хорошо, что исчезновение Искры Тенсеса видели не только мы, но и лигийцы, и поэтому ни у кого не возникало сомнений в произошедшем. Я был уверен, что очень скоро Яскер отдаст приказ о выводе войск со Святой Земли, хотя, возможно, быстро свернуться не удастся. Но меня и моих друзей это уже не касалось. Мы возвращались домой.
    Большой Имперский корабль уже пришвартовался к пирсу на южном берегу, и сейчас я задумчиво глядел на него, щурясь от яркого солнца. Странное чувство. Я настолько привык к этому аллоду, настолько сросся с ним, будто пустил в него корни и стал его частью, что даже уже и не верил, что когда-нибудь покину это место. Но мне приказано было возвращаться в Незебград. Я, конечно, очень радовался этому, но вместе с тем с удивлением понял, что буду скучать по Святой Земле.
    С собой назад я вез голову Гурлухсора в подарок Командору Хранителей, которые давно за ней охотятся. Лигийцам она была без надобности, так что никто не возражал. Воисвет Железный вернул должок Неферу Уру, лечившему его столько дней: нас не только отпустили с миром, но даже оказали медицинскую помощь, хотя судя по лицам лигийцев — это для них было сложным решением. Впрочем, мы к ним тоже большой любви не питали, так что постарались убраться из Пирамиды как можно скорее, пока нам дали такую возможность. Но прежде Воисвет, поборов гордость, все же спросил у меня о том, что сказал Тенсес, ведь почему-то никто, кроме меня, не слышал его.
    — Ты спрашивал его про Скракана и Незеба, что он ответил тебе?
    Я подумал, что Воисвету, как главе лигийской Церкви, нелегко дался этот вопрос. Наверняка его уязвляло то, что их святой заговорил не с ними, а с имперцем, да и мой ответ мог разрушить главный постулат их веры, но мне не было дела до душевных терзаний лигийца. Я, глядя прямо в его лицо, ответил недрогнувшим голосом:
    — Незеб и Скракан такие же источники магии Света, как и Тенсес. Триединая Церковь Империи говорит правду.
    Естественно, это его разозлило.
    — Я тебе не верю!
    Я молча пожал плечами. Спорить и доказывать что-то не было смысла.
    — Ты не слишком обрадовался, когда услышал его ответ, — добавил он.
    Вот же какой наблюдательный!
    Больше он не сказал ни слова, но позволил нам уйти, прихватив с собой голову Гурлухсора.
    Быть может это и к лучшему, что лигийцы пришли к Храму Тенсеса раньше Имперской армии. Они уничтожили артефакты Тьмы, а нашим подоспевшим Хранителям, в свою очередь, даже не пришлось выступать против Историков — генерал Сечин прибыл лишь к самой развязке столкновения. И теперь совершенно стало непонятно, в каких взаимоотношениях друг с другом находятся стороны этого треугольника: Лига, Империя и Историки. Похоже, что все ждали распоряжений сверху, но и там не слишком понимали, что теперь делать.
    Растерянность…
    — Ник?
    Я вынырнул из своих мыслей и обернулся. Ко мне подошла Влада Угрозина — хорошенькая комитетчица, с которой у меня так и не сложился роман. И уже не сложится. Неожиданно я даже ощутил сожаление по этому поводу. Все же Влада рождала внутри меня приятное, теплое чувство, которое теперь так и останется дружеским.
    — Мне сказали, что ты возвращаешься домой, — произнесла она полувопросительно, и я кивнул.
    — Наверное, ты тоже скоро вернешься.
    — Не знаю, я не уверена… Идеологическая война продолжается… Хотя мне кажется, что мы уже нанесли Лиге смертельный удар.
    — Ты имеешь виду произошедшее в Храме?
    — Сколько лет Лига утверждала, что исток Света — это Тенсес и только Тенсес! Дар Воскрешения — его дар и точка. Но то, что проповедовала Триединая Церковь Империи, оказалось правдой — жертвы Тенсеса, Скракана и Незеба равнозначны! Ник, это же лучшее, что могло случиться с нами! То есть, я хочу сказать, что как дочь своей страны, я и так всегда верила, что правда на нашей стороне… Но как сотрудница Комитета Незеба, иногда думала, что это может оказаться и не так.
    Ее щеки раскраснелись от возбуждения, глаза горели, и я подумал, что в своем патриотическом восторге она особенно красивая. Но потом она подняла взгляд и погрустнела.
    — Жаль, что ты улетаешь.
    — Я хочу сделать тебе подарок на память, — произнес я и достал амулет, которого так боялись демоны. — Обещаешь носить его всегда при себе? Возможно, когда-нибудь он защитит тебя.
    — Он светится… Там магия внутри?
    — Там нечто большее.
    Она хотела что-то сказать, но тут меня окликнули с корабля.
    — Капитан Санников! Поднимайтесь на борт, скоро отчаливаем.
    Никаких слов для Влады я больше не нашел и, неуклюже улыбнувшись ей на прощание, зашагал по трапу на корабль. Потом я еще долго смотрел на огромный аллод, становившийся все меньше и меньше, пока тот не скрылся среди сияющих астральных нитей.
    Дорога до главного аллода Империи — Игша была монотонной и скучной, зато не слишком долгой, потому что я постоянно спал. Не знаю, откуда взялась эта вялость, но у меня будто резко закончилась вся жизненная энергия, и ее требовалось срочно восполнить через сон. Даже когда мы уже двигались по Имперской территории, я все еще пребывал в апатии, и только приближающийся столичный аллод вывел меня из этого состояния.
    Алая звезда на Оке Мира была видна издалека. Незебградский порт щетинился длинными пирсами, освещенный множеством огней, корабли курсировали целыми флотилиями, и нас тоже уже сопровождали до причала четыре небольших катера… И только тогда я осознал до конца, что я дома! Империя, ставшая чем-то далеким и почти недосягаемым, встречала меня праздничной иллюминацией, задымленным манастанциями воздухом, шумом и суетой. Я очень соскучился. Сон сняло как рукой. Все вокруг казалось родным и знакомым, но одновременно немножко другим, как всегда бывает при долгом отсутствии.
    Вместе с нами со Святой Земли возвращалось не очень много военных. Кого-то встречали родственники, но в основном те, кто спустился с трапа на своих двоих, зашагали вслед за майором — вразвалку, с небрежно перекинутыми через руку плащами и расстегнутыми воротниками, без каких-либо попыток показать выучку и дисциплинированность, уставшие от войны и немного злые.
    Потом перед нами толкнул речь аж целый генерал. Он поведал о том, что несмотря на наши достижения, звания и сроки службы — все мы без исключения герои в глазах Империи, которая рада видеть своих сыновей и дочерей живыми, Родина гордиться нами и никогда не забудет наши подвиги… И далее в таком же духе. Единственным плюсом его выступления стало то, что оно оказалось коротким. Возможно руководство по опыту знало, что затягивать не стоит. Выгоревшие эмоционально, мы уже просто не воспринимали торжественность ситуации и хотели поскорее покончить с формальностями.
    Я был очень удивлен тем, что меня и мою группу расквартировали в Незебграде, возле самого Ока Мира, на которое можно было вдоволь насмотреться прямо из окна! А вот то, что мне приказали явиться очам самого высшего руководства вечером того же дня, очень разочаровало. Я надеялся, что мне дадут время хотя бы до завтрашнего утра, чтобы собраться с мыслями и вспомнить, как оно тут вообще, на гражданке.
    В Око Мира в назначенный час я явился в парадной форме — да, она у меня была! Хотя я и не надевал ее ни разу. К чему она вообще на линии фронта? Зато теперь мне было очень непривычно, как будто я вообще иду в чужой форме. Вопреки ожиданиям встречавший меня комендант направился не к Командору Хранителей Штурму Бешеных. Впрочем, пройдя знакомой дорогой и попав в кабинет Яскера, я обнаружил, что Командор, не скрывавший своего отличного настроения, находился там. Причину его радости я знал — голову Гурлухсора ему конечно же уже доставили, едва корабль пришвартовался к берегу. Яскер выглядел чуть более сдержанным, но тоже отнюдь не грустил.
    — Заждались мы вас, товарищ капитан. Ну, рассказывайте, как вам пальмы, как тропическая живность, и вообще — экзотика в целом?
    — Удовлетворительно, товарищ Яскер.
    — Как будто в санатории побывал, да? Жив, здоров, умер всего-то один раз, — усмехнулся Командор.
    Я состряпал на лице нейтральное выражение.
    — Ладно, шутки в сторону. Садись, капитан. У меня много вопросов, но думаю, ты управишься и без них. Мы тебя слушаем.
    Я рассказал все так, как хотел Тенсес. Яскер, будучи сильнейшим мистиком, мог и раскусить мою ложь, и все же я старался смотреть прямо, не моргая, и говорить твердым, уверенным голосом. Никто меня не перебивал, не задавал уточняющих вопросов, так что рассказ не занял много времени.
    — Итак, Тенсес мертв… Великий Маг прошлого, соперник самого Незеба покинул этот мир, оставив нам завет — объединиться с Лигой против демонов. Хм… — проговорил Яскер медленно. — Скажу честно, лично у меня никогда не было уверенности в том, что Скракан и Незеб как-то причастны к Свету. Но раз об этом говорит сам Тенсес…
    — Да уж, новость, — крякнул Командор. — Надо взять себя в руки. А то еще чего доброго, я сам начну бить поклоны и возносить молитвы Свету!
    — Все, что рассказано тобой, будет передано Триединой Церкви. Уверен, в скором будущем стоит ожидать всплеска религиозного рвения. Мы направим его в нужное русло! Что касается союза перемирия… Уверен, даже Незеб не рискнул бы так круто менять внешнюю политику. Даже если допустить, что Тенсес прав и демоническая угроза не ликвидирована, я не смогу быстро и безболезненно для Империи остановить войну с Лигой. Лига — враг, и демоны пока не тянут на силу, которая способна потеснить ее с этого места. Даже с учетом всплеска активности демонопоклонников. Однако нельзя оставлять поступивший сигнал без внимания…
    Яскер замолчал и посмотрел на дверь, в которую спустя пару секунд постучали.
    Ну конечно же без главы Комитета Елизаветы Рысиной обойтись не могло! Она зашла в кабинет с таким видом, будто все ее мечты сбылись в одночасье.
    — Товарищи! Товарищ капитан! Рада вашему счастливому возвращению.
    Я склонил голову, изобразив почтение и благодарность. Правда казалось, что Рысиной нет никакого дела до моей мины, она едва ли не пританцовывала от радости!
    — Давно у нас не было таких прекрасных новостей! Несгибаемый Воисвет Железный, наместник Кватоха, герой войны с демонами и Верховный Витязь Церкви Света пал! Сражен рукой простого Имперского ученого!
    Это она Нефера Ура назвала «простым Имперским ученым»?! Я чуть себе язык не откусил, чтобы не вставить язвительный комментарий. Представляю, в каких красках это эпохальное событие разнесется по всем уголкам Империи.
    — Как у нас обстоят дела с Историками? — поинтересовался Яскер.
    — После того, как мы объявили их фракцию вне закона, большинство членов этой организации предпочли покинуть Империю. Однако, кое-кто остался здесь на свободе, и нам необходимо выйти на них как можно скорее. Мы работаем в этом направлении. Я получила документ от некой Бертилии ди Плюи, которая предала его через капитана Санникова, — Рысина артистически вежливо кивнула мне. — В нем суммируется исследовательская деятельность Историков на Святой Земле.
    — Что-то интересное?
    — Для ученых — безусловно. Это анализ взаимосвязей народов джунов и Зэм. Но мы используем этот доклад в своих целях: опубликуем фрагменты из него под именем одного из имперских ученых. И тем самым привлечем внимание Историков. Так оставшиеся на свободе предатели попадут в наши сети. Главное — захватить хотя бы одного, уж Комитет сумеет вытрясти сведения об остальных.
    — Кхм, — нагло влез я, сам себе поражаясь, все-таки Рысина одним своим существованием раззадоривала меня и подбивала на бунт. — Вообще-то, историки помогли нам пробраться в Пирамиду Тэпа. И как минимум один из них погиб ради того, чтобы мы добрались до Искры Тенсеса.
    — Комитет разберется, товарищ Хранитель, вам не о чем беспокоиться. Кстати, на счет Тенсеса. Безопасность Империи требует от нас бдительности, даже если речь идет о бреднях почившего Великого Мага. Надо сказать, что мы регулярно получаем сообщения о появлении демонов или демонопоклонников. Однако большинство из них объясняются давними страхами и невежеством, и мы только напрасно тратим время и силы, проверяя их.
    — Могу вас заверить, что демоны в Пирамиде были вполне настоящими.
    — Не сомневаюсь. Вы, товарищ Санников, у нас уже становитесь специалистом по демонам, — произнесла Рысина и деловито развернула листок бумаги, который держала в руках. — Есть у меня одно письмо, на которое необходимо отреагировать. Свободный торговец Сигурд Прохиндей сообщает, что на аллоде Хладберг появились демоны. Казалось бы, еще один перепуганный вопль глупого гибберлинга. Но обстоятельства дела более серьезны, чем кажется на первый взгляд. Первое. Поговаривают, что этот самый Прохиндей — один из олигархов, членов Совета Семи Торговцев, которые управляют этим сборищем торговцев-анархистов.
    — А на самом деле? — заинтересовался Командор.
    — Не знаю. Легенда о Совете Семи — одна из нераскрытых тайн. Многие вообще говорят, что это бред сивой кобылы. Но Комитет должен проверять все, даже бред. Второе. Этот самый Прохиндей — один из поставщиков метеоритного железа. И нам нельзя его упускать. И, наконец, третье. Не так давно Прохиндей обратился через нашу голову за помощью в НИИ МАНАНАЗЭМ. Не согласовав это дело с нами, Негус Хекет дала добро на командировку нескольких ученых на Хладберг! Сам по себе факт появления там демонов требует тщательного расследования, но более всего меня сейчас волнует то, что от ученых нет никаких вестей.
    — Опять забылись в научном экстазе и потеряли счет времени?
    — Возможно. Одним словом, товарищ Командор, я прошу вас отправить на Хладберг нескольких Хранителей. Хороших, опытных, умелых.
    Последние слова она произнесла глядя в упор на меня и мило улыбаясь. Я почувствовал себя кроликом перед удавом.
    — Не возражаю, — кивнул Штурм.
    Ну вот это уже почти предательство! До конца разговора я старался сохранять невозмутимый вид, но не сказал больше ни слова, мысленно прокручивая все возможные подвохи, которые может устроить Комитет на Хладберге. Когда мы втроем — я, Командор Бешеных и Рысина — вышли из кабинета Яскера, она все еще пребывала в отличном настроении и даже хлопнула меня рукой по спине, как доброго знакомого.
    — Приятного полета, капитан. Хладберг — холодный остров, чем-то похож на ваш родной дом.
    — А давно я стал хорошим, опытным и умелым? — не удержался я.
    — Вы хорошо проявили себя на Святой Земле.
    — Разве? Артефакты нам не достались, как и Искра Тенсеса… Я не улучшил положение Империи.
    — Хватит с вас того, что вы его не ухудшили, — хмыкнула она и гордо удалилась.
    — Положение Империи улучшилось хотя бы в том, что теперь нет надобности отправлять солдат на Асээ-Тэпх. Все уже устали от этой заварушки, — произнес Командор, глядя ей вслед, а потом добавил: — Зуб даю, она преподнесет все так, что ни у кого не останется сомнений в нашей безоговорочной победе по всем направлениям.
    — Товарищ Командор, разрешите вопрос…
    — О Хладберге? Нет тут никаких закулисных игр, не напрягайся. Туда действительно отправилась группа наших ученых и нужно просто проверить, все ли у них нормально.
    — А если нет?
    — Значит мы прибудем туда с целым войском. Вообще-то Прохиндей наш давний поставщик, да и со свободными торговцами в целом Империя старается поддерживать хорошие отношения… И все же не надо было ученым лезть туда одним.
    — У них будут неприятности из-за того, что они не поставили в известность Комитет?
    — Со Святой Земли вот-вот вернется Нефер Ур. Он сам разберется и со своими подопечными, и с Комитетом. Их дела — не наша забота. Нам, как Хранителям, сейчас важно лишь удостовериться, что наши граждане находятся в безопасности. Да, и еще… за голову Гурлухсора от меня личное, отдельное спасибо.
    В Оке Мира я пробыл недолго. Мне почему-то казалось, что Верховный Шаман орков Коловрат обязательно напомнит о себе, ведь он долгое время считал меня Избранным. Однако то ли он уже не питал по поводу меня никаких иллюзий, то ли просто не знал о моем возвращении, но никто меня не остановил, когда я направился к телепорту.
    Этим же вечером, равно как и на следующий день, у нас было много свободного времени, чтобы нагуляться по Незебграду. Увольнительная длилась два дня, хотя, конечно, их не хватило, чтобы увидеть весь город, даже с учетом наличия телепортаторов. Но самое главное, что мы сходили на ту самую «передвижную историю», в создании которой когда-то сами принимали участие! Ее назвали странным словом «синема», которое с непривычки резало слух, хотя и не помешало мне получить удовольствие от просмотра оживающих на большом белом экране картинок. Это было странно, немного пугающе, и все же восхитительно!
    А еще восхитительными были мороженное в вафельных стаканчиках; автоматы с газировкой; бравурная музыка из громкоговорителей на каждом углу; простые прохожие, спешащие по своим делам или просто гуляющие; патрулирующие чистенькие улицы милиционеры на быстролетах; патриотические памятники; газоны и клумбы с цветами… Восхитительной была мирная жизнь. И только побывав на войне можно было в полной мере оценить все это. Интересно, Веронике бы понравилась моя страна, если бы я привез ее сюда? Я продолжал время от времени тешить себя мыслью, что такое еще возможно.
    — Количество врагов у Империи увеличивается с необычайной скоростью, — задумчиво произнес я, глядя на звезду Ока Мира и снова теребя в руках кулу Зэм, которую мне оставила Вероника. — Ладно Лига, про них мы знаем. Ладно культисты Тэпа — эти чокнутые фанатики всегда трепали Империи нервы, с самого воскрешения Зэм…
    — Только теперь еще и сам Тэп воскрес, так что эти «чокнутые фанатики» обрели идейного лидера, — вставил Миша.
    — Да. Чокнутые фанатики во главе с одним из самых сильных магов, когда-то уже уничтожившим свой народ, — согласился я. — Это серьезный враг и, чувствую, мы еще о нем вспомним. И не раз. Культист Тэпа сорвал эксперимент с Черепом в тринадцатой лаборатории, культисты Тэпа проникли в НИИ МАНАНЗЭМ и воскресили своего вождя, культисты Тэпа захватывали в плен старателей на плато Коба, я сам попался на уловку культиста Тэпа, когда пошел в пещеру кобольдов с ритуальным ножом… Три жертвы — три новые Искры в копилку Тэпа. Культисты везде. И они еще нанесут по нам удар.
    — Вы говорили об этом с Яскером? — спросила Лиза.
    — Нет. Но полагаю, что он прекрасно осознает степень угрозы.
    — А может быть, его сейчас больше волнуют демоны и демонопоклонники, — покачал головой Орел.
    — Демоны и демонопоклонники сейчас волнуют всех. Слишком резко они подняли головы в последнее время.
    — Если демонопоклонников возглавлял Гурлухсор, то как они подняли головы, так теперь и опустят опять. Ведь он мертв!
    — Но демоны еще живы. И Тенсес говорил, что демоническая угроза не ликвидирована. Странно это все… Откуда взялись эти новые демоны, которые долго могут жить на земле, вне астрала? Гурлухсор был как-то причастен к их появлению?
    — Теперь мы это уже никогда не узнаем.
    — Можете считать меня параноиком, — покачал головой я. — Но что-то мне не верится, что со смертью Гурлухсора демонопоклонники снова притихнут. Они сумели осквернить магию Света и превратить ее в Тьму! Разве кто-то думал, что такое вообще возможно? Пусть у них не получилось захватить Искру Тенсеса, осквернить ее, или что там они хотели с ней сделать с помощью артефактов Тьмы, но мне кажется, что это еще далеко не конец! А теперь еще к списку врагов добавились и Историки.
    — Не все!
    — Пусть даже и так. Но часть из них помогла Гурлухсору.
    — Гурлухсору помог Архивин и некоторые его стороники, — сказал Миша задумчиво. — Архивин ведь хадаганец, он родился в Империи. Возможно, он выбрал себе сторону еще тогда, во время гражданской войны, которую Гурлухсор начал против Яскера.
    — Гурлухсор проиграл, и Архивин сбежал к Историкам? Вполне вероятно.
    — Как это все-таки ужасно, — произнесла Матрена. — Прибегать к помощи демонов и демонопоклонников, чтобы реализовать свои политические амбиции! Хорошо, что Лига решила уничтожить артефакты, когда ими завладела Тьма.
    — А они точно уничтожены?
    — Основная часть — да. Генерал Сечин лично был свидетелем. И даже если что-то лигийцы и растащили тайком, погоды это уже не сделает.
    — Лишь бы только этот Зэм, который создавал для гоблинской мафии Святое оружие из артефактов… как его там… Саранг Птах, снова не наляпал нечто подобное. Его же Хранители взяли в плен?
    — Да… Слушайте, а ведь он культист Тэпа! А артефакты в итоге оказались у демонопоклонников… Между ними может быть какая-то связь?
    — Думаю, гоблинской мафии было все равно, кому продавать артефакты — Империи, Лиге, Историкам… Но если когда-нибудь демонопоклонники объединятся с культистами Тэпа, плохо станет всем.
    Мы замолчали на несколько минут, обдумывая все произошедшее на Святой Земле.
    — Наверное, Яскер все же во мне ошибся, — нарушил я тишину. — Ничего глобально в мире я не поменял. Даже если столкновения на Святой Земле и прекратятся, найдется новый повод для конфликта где-нибудь еще. Война с Лигой не закончилась. Потомки Великого Орка, которых я нашел, не сделали революции — Империя не ослабла. Тенсес, который нашел меня, не отдал Дар Воскрешения одной стороне — Империя не усилилась. Ничего. Не. Поменялось.
    — А может в этом и была творя роль? Сохранить равновесие, — произнес Миша.
    — Да, и потом, ты что, помирать уже собрался? Мало ли что еще случится, — добавил Орел. — Давай-ка не отлынивай от ответственности.
    — Ну спасибо, я только начал настраиваться на спокойную жизнь.
    — Ох, прости, я не подумал, что это был сеанс самостоятельной психотерапии…
    И все же слова Миши заставили меня глубоко задуматься. И в этом задумчивом состоянии я пробыл до самого отбытия на Хладберг.
    Неприятной новостью стало то, что наши ездовые питомцы останутся в стойлах Незебградской военной части, потому что мы отправляемся без них. Со столичного Игша корабли в нужном нам направлении не ходили, так что сначала пришлось телепортироваться в какое-то захолустье на краю Империи. Крохотный аллод, название которого я даже не запомнил, вмещал в себя лишь скромный городок и здоровый порт, куда кажется со всего Сарнаута слетались грузовые корабли. На одном из таких нам как раз и предстояло отправиться в путь. Впрочем, как выяснилось позже, в этом были и свои плюсы.
    Я уже бывал на очень больших кораблях. Например тот, на котором мы летели на Святую Землю — здоровая махина, перевозящая солдат, животных, оружие и провизию. Но даже он оказался карликом по сравнению с тем, что вез нас на Хладберг. Гигантская палуба, размером с целое поле для гоблинбола, была заполненна контейнерами, предназначавшимися для метеоритного железа, сейчас естественно пустыми. Но глядя на их количество, я ужасался, каким должно быть тяжелым становился корабль, и как он умудрялся оставаться на лету.
    — Наоборот, чем больше метеоритного железа на борту, тем мы более непотопляемы! — пояснил мне корабельный моторист — Мастак Золотые Руки. — Метеоритное железо защищает судно от астрала. Большие залежи этого минерала могут даже защитить аллод от разрушения! На Хладберге, вон, нет Великого Мага, а остров живет.
    На грузовом корабле все было не так строго, как на военном, так что Мастак водил любопытного меня всюду, рассказывая обо всех устройствах. И мне было настолько интересно его слушать, что через некоторое время я уже почти перестал обращать внимание на то, что он — гоблин.
    — Чтобы стать астралонавтом, нужно получить права на управление астральным кораблем. Это важно, иначе далеко не уплывешь. Будешь болтаться как волчий хвост в проруби, хе-хе. Не зная ничего о корабле, не имеет смысла пускаться в плавание. Только демонов насмешишь!
    — Это сложно?
    — Кому как. Кто-то с рождения — гроза астрала, — гоблин приосанился, очевидно имея в виду себя. — А кого-то сколько не учи — все одно. Вот ты знаешь, где у корабля сердце?
    — Где?
    — На нижней палубе. Реактор называется! Он вырабатывает энергию и обеспечивает ею все остальные устройства. Неправильная работа реактора ведет к неправильной работе всех остальных устройств. Преобразование маны в энергию сопровождается выделением тепла, поэтому реактор требует охлаждения.
    — И как его охлаждать?
    — Если нет повышенной нагрузки от любого из устройств, то он охлаждается автоматически. А вот повышение нагрузки может привести к перегреву. Тогда реактор отключается, а может даже повредить остальные устройства. Всегда нужно следить за тем, чтобы быстрые маневры не привели к перегреву реактора. В отключенном состоянии он охлаждается в два раза быстрее, но при этом все корабельные устройства не функционируют. В крайних случаях может быть запущен режим самоуничтожения реактора… Только ничего без моего ведома не трогай и не жми! Поломаешь. А то и взорвешь нас всех к демонам!
    — Я и не трогаю… Вообще я всегда хотел управлять кораблем. В смысле — быть пилотом.
    — А-а-а. Это в рубку надо. Там расположены рычаги управления и штурвал. Рычаг изменения высоты полета нужен, чтобы регулировать высоту, не используя основные двигатели. Рычаг переключения скоростей предназначен для того, чтобы выбирать удобный режим движения. Режим «Малый вперед» устанавливает скорость корабля, равную трети от максимальной. Режим «Средний вперед» — две трети от максимального значения скорости. Режим «Полный вперед» — корабль набирает максимальную скорость. А режим «Стоп» позволяет остановить корабль. И нельзя забывать об инерции: корабль набирает скорость и останавливается не мгновенно.
    — Звучит вроде бы не так уж и сложно.
    — Ну да, хе-хе, не сложно. Сколько в астрале обломков плавает после таких вот «не сложно» — и не сосчитать! Хотя без хорошего навигатора даже хороший пилот не справится. Он должен уметь быстро реагировать на происходящее и предупреждать всех остальных об опасности. Это глаза корабля.
    — Визор! — догадался я.
    — Правильно. Через визор можно наблюдать за окружающим пространством в радиусе действия устройства, обнаруживая вражеские корабли или астральных чудовищ. Через визор можно посмотреть на удаленный объект. И еще у него куча всяких функций. Сложное устройство. Почти как реактор, — сказал гоблин, любовно погладив шумно гудящую машину, вырабатывающую и распределяющую по кораблю энергию.
    За неделю полета я так насытился интересной информацие о кораблях, что меня прямо-таки распирало от желания поделиться ею со всеми.
    — На носу корабля еще есть штурвал и рычаг изменения высоты полета! Я даже попробовал поуправлять, представляете?! Штурвал позволяет менять курс корабля. Курс можно менять быстро или плавно, но в случае быстрого маневра расход маны увеличивается в пять раз! Если установить штурвал в положение «Так держать», корабль прекращает маневры и движется по установленному курсу. Рычаг изменения высоты полета поднимает или опускает корабль относительно среднего уровня высоты в секторе. А чтобы целенаправленно двигаться меж регионами, потребуется сканер и астральные эманации! Без сканера навигация и планирование маршрута в астрале практически невозможны! При этом сканер выполняет двойную роль: он и обнаруживает удаленные объекты и позволяет кораблю летать в запланированные регионы. Именно с помощью сканера можно обнаружить астральные острова, червоточины и устойчивые регионы. А между регионами путешествуешь с помощью астральных воронок. Чтобы попасть в другой сектор, нужна червоточина. Сканер отличается от визора тем, что помогает проложить осмысленный маршрут и отправиться по нему в путь…
    — Великий Незеб, кто-нибудь, заставьте его замолчать, а то я или в астрал выброшусь, или его выброшу!
    — Я за второй вариант.
    — Проголосуем?
    — А вы знали, что пушки по бортам расходуют энергию реактора, нагружая его? А главное и самое эффективное оружие — это лучемет. Стреляет только по курсу корабля, повернуть его невозможно. Использовать его надо с умом, потому что каждый выстрел потребляет колоссальное количество энергии реактора…
    Я мог делиться этими, на мой взгляд, наиважнейшими знаниями часами, но к концу полета мои друзья виртуозно научились передвигаться по кораблю так, чтобы не встретить меня.
    Хладберг оказался небольшим аллодом, уже на подлете к которому было видно, что он покрыт снегом. Рядом я насчитал по меньшей мере дюжину кораблей, которым не было места в порту и поэтому они болтались в астрале. Несколько из них совершенно очевидно принадлежали Лиге, но как нам пояснили, никаких стычек здесь не происходит.
    — Мы не замечаем их, а они нас. Нейтралитет. Это условие торговцев, иначе они перестанут вести с нами дела.
    Едва пришвартовавшись и высадив на берег пассажиров и часть команды, корабль снова отчалил и завис неподалеку. Добротный деревянный пирс внушал уважение. Мы прошагали по брусьям, из-за мороза откликающимися гулким звоном, навстречу смуглому человеку, похожему на хадаганца, и восставшей Зэм. Они находились в окружении минотавров, в которых без труда узнавались обычные наемники. Встречавшая нас делегация не выглядела радостной. Особенно хадаганец, ежившийся от холода, несмотря на толстый тулуп.
    — Рады приветствовать вас, и все такое, — выдала восставшая самую запоминающуюся торжественную речь в моей жизни. — Владельцу аллода уже сообщили о вашем прибытии. Он готов вас принять.
    — Владелец — это Прохиндей? — уточнил я.
    — Да. Я Иавер Асима, специалист по кадрам. А это наш снабженец, Влад Закромин.
    Мы тоже представились, после чего направились в сторону построек недалеко от берега. По обеим сторонам вытоптанной дороги сверкали ослепительной белизной высокие сугробы, которые вызывали у меня острые приступы ностальгии и желание плюхнуться в них с разбега. На Эльджуне тоже был снег, но не так много, как здесь. Хладберг утопал в сугробах, пах елками, щипал кожу морозом и дарил мне приподнятое настроение, которое не могли испортить даже вышагивающие рядом с суровым видом минотавры.
    — На Хладберг должны были прибыть наши ученые из научно-исследовательского института, — решил разведать я обстановку заранее.
    — Да, они здесь, — откликнулась Иавер Асима. — Вас проводят к их лагерю.
    — Как тут у вас дела? Нам сказали, что аллод переживает не лучшие времена?
    — Это мягко сказано. Шахта по добыче метеоритного железа захвачена нежитью. У меня целая пачка заявлений об уходе! Прохиндей меня убьет. Много шахтеров погибло после нападения нежити, а те, кто остался, либо расторгли контракт, либо собираются это сделать. Последний транспорт увез отсюда целую группу шахтеров, а новые не приезжают: слухи по аллодам расползаются быстро. Все теперь в курсе, что у Прохиндея в шахте нежить хозяйничает. А между тем, условий лучше, чем здесь, нет нигде в Сарнауте! Зарплата высокая, пособия по инвалидности, оплачиваемые отпуска, бесплатные обеды. Я знаю, чем работничков завлечь, и Прохиндей меня слушает. Только сейчас какие только слухи не бродят среди шахтеров! Мол, Прохиндей сам уже думает отсюда линять.
    — Что ты говоришь? Прохиндей собирается уходить с острова? — удивился Закромин. — Странно! Он мне ничего такого не говорил… Наоборот — велел обеспечить бесперебойные поставки. Хм, никогда не мог понять, что у него на уме… Хитрый он!
    — Это все слухи! Знала бы я, кто их распространяет, поубивала бы!
    — Я думал, что угроза связана с демонами, а не с нежитью, — озадаченно произнес я.
    — И с ними тоже, — подтвердил Закромин. — Мы на Хладберге полностью зависим от снабжения: здесь, кроме метеоритного железа, нет ничего полезного. Все приходится возить с других аллодов: пищу, оружие, инструменты. Вот только беда приключилась с последним транспортом! Напал астральный демон на нашу «Ракушку» и разбил ее в щепки… Охотники прибыли поздно — от корабля уже ничего не осталось, демон смылся, груз разбросало по астралу. А там водка «Незебовка», шапки из саблезубых белок, новые клинки, солонина и, конечно же, шахтерские кирки! А еще мы заказывали целый ящик икры заморской — баклажанной! Да, видать, ее демон сожрал на закуску. До прибытия следующего транспорта еще две недели, да и кто знает, пропустят ли его демоны…
    — Охотники тоже здесь?
    — Здесь. Только пока толку от них не очень много.
    С неба вдруг начал валить пушистый снег и все уставились на эти белые хлопья.
    — Красиво, — произнесла Матрена, подставив ладони. — Никогда раньше такого не видела.
    — Ага. А вон видите высоченную гору? Это Морозный пик. Когда-то я мечтал подняться на него, осмотреть остров с высоты, так сказать… Но дела, дела… Заработался. А теперь вообще не до этого. К тому же теперь вот, полюбуйтесь, — Закромин указал кивком головы направление, и мы, повернув головы, ужаснулись.
    Среди укутанных снегом елок виднелось нечто, похожее на большой, покрытый коростой шип, торчащий из земли — то ли сожженной, то ли отравленной на вид. Я уже видел нечто подобное — в краю Вечной Ночи на Эльджуне, когда столкнулся с демоном у места Силы.
    — И такое сейчас по всему Хладбергу, — подтвердила Иавер Асима худшие опасения.
    — Что это? — не сумев скрыть отвращения, спросила Матрена.
    — Отличный вопрос! Прохиндей как раз делает все, чтобы найти на него ответ. Полагаю, вы здесь тоже за этим.
    Поселок выглядел необычно. Это было странное смешение небольших деревянных домиков традиционной формы, круглых, аляповатых построек — такие я видел впервые в жизни, и походных палаток. Сигурд Прохиндей обретался в самом большом из круглых строений — по-своему даже красивым: выкрашенным в разные цвета, с резными украшениями из дерева и двумя статуями у входа, изображающими почему-то рыбу. На самом верху, в крыше, очевидно находилось отверстие, потому что оттуда поднимался дымок, и войдя внутрь я удостоверился, что там горит костер.
    — Метеоритная руда — это хорошо, Аделаида. Это очень хорошо, потому что прибыльно. Но настоящий торговец не может почивать на лаврах. Иначе разорится! Пора заняться расширением своего дела. Конечно же, в смежной области, — крохотный, но очень важный гибберлинг разговаривал с какой-то эльфийкой, но завидев нас, радостно потер руки: — Ага, зашевелилась Империя! Конечно, метеоритное железо всем нужно! Если бы не оно, Комитет Незеба просто плюнул бы на меня с моим аллодом. Вовремя проснулись, а то я уже вещички потихоньку собираю!
    Рядом со свободным торговцем, предположительно одним из семи олигархов, не находилось двое его братьев или сестер, так что видеть гибберлинга в одиночестве было непривычно. Очевидно, круглое строение служило ему домом, потому что оно выглядело жилым, и здесь было бы даже уютно, если б не острый запах рыбы, которая сушилась прямо тут же — развешанная под потолком. Не успели мы представиться, как совершенно неожиданно нам пихнули в руки большие кружки с горячей ухой. Отказываться было невежливо, но зато замерзшие пальцы сразу согрелись. Да и вообще сидеть у костра было приятно. Равно как и рассматривать украшения дома: особенно мне понравились забавные деревянные фигурки гибберлингов с поднятыми руками, будто восхваляющие каких-то своих богов.
    — Давайте сразу к делу. Сюда прибыли имперские ученые, но мы не получали от них вестей… Что у вас происходит?
    — Должен признать, у меня уже язык закостенел: священникам все расскажи, ученым расскажи еще подробней, а тупые охотники на демонов все понимают только с третьего раза! Ух! — грозно затряс Прохиндей кулачками. — Началось с того, что однажды утром на Хладберге появилась целая армия нежити, которая захватила шахту Бродерен. А ведь я назвал ее так в честь моих дорогих братьев, погибших при кораблекрушении! Ы-ы-ы…
    Секунду назад бушевавший гибберлинг вдруг расплакался. Мы переглянулись. Торговец смахивал на сумасшедшего. Может это происходит со всем гибберлингами, когда они остаются в одиночестве?
    — Не обращайте внимания, сейчас пройдет. Просто, когда я вспоминаю о своих братьях, я… Ы-ы-ы!..
    — Примите наши соболезнования, — неуверенно произнесла Матрена.
    — Продолжим, — взял себя в руки Прохиндей, вытерев слезы. — Рабочие в панике бежали, многие были убиты. Нежить оккупировала шахту. Сначала я пытался решить проблему своими силами, но, когда от шахты во все стороны поползли трещины, и аллод стал раскалываться на несколько частей… когда появились эти ужасные клыки и начали грызть его, словно кусок сыра, сразу стало понятно, что тут пахнет демонами. Я обратился за помощью к специалистам: пригласил и охотников на демонов, и экспертов Церкви Света, и специалистов из имперского НИИ. Что ученые, что священники, что охотники — все признали в этих клыках демоническую природу.
    — А какая связь между ними и нежитью, захватившей шахту?
    — Этого никто не знает. Вот я и подумываю валить отсюда. Осталось только сделать несколько дел. И самое главное — метеоритное железо! Перед нападением нежити мои рабочие подготовили к отправке новую партию. Но она так и осталась там, возле шахты, в ящиках. Я отправлял туда рабочих, но назад вернулся только один и стал заливать, что ящики пусты. Врет гад, наверняка врет! Небось, и близко к шахте не сунулся! План по поставкам сорван, и эти ящики проблему не решат, но терять их тоже не хочется…
    — Прохиндей, Суровотур вернулся! — показавшийся в дверях Закромин снова исчез, а вместо него внутрь зашел минотавр, наверное самый большой из всех, что я когда-либо встречал.
    — Наконец-то! — подпрыгнул гибберлинг, хлопнув в ладоши. — А мы как раз об этом и разговариваем! Ну что, вы нашли мое железо?
    — Ящики на-а-ашли, — буквально промычал минотавр, хрипло растягивая буквы. — Только железа в них не-е-ет.
    — Как это — нет железа? Точно? Не врешь?
    — То-о-очно… Нежить есть, железа — не-е-ет.
    — Неужели мертвецы украли его… — забегал по кругу Прохиндей, хватаясь за голову. — А может быть, просто уничтожили?.. Но зачем?! Только демоны в этом заинтересованы: они боятся метеоритного железа. Жуть! Так-так-так… Куда же девалось мое железо?! Успокойся, Сигурд, успокойся… Думай! Или найми кого-то, кто умеет это делать хорошо… Стоп! Я же пригласил сюда целую кучу экспертов! Я же плачу им кучу денег! Вот и пусть думают! Пора им пошевелиться и начать действовать. Хватит с умным видом сидеть по своим углам и ничего не делать! Уверен, демоны и демонопоклонники затеяли заговор против меня! Бьюсь об заклад, что нежить, клыки, да и вообще все беды моего несчастного острова — их рук, лап и щупалец дело!
    — Я хочу поговорить с нашими учеными, — сказал я, поднявшись на ноги.
    — Со всеми поговорите — с охотниками, с лигийцами, пусть думают, что делать! Из-за всяческих идеологических разногласий все избегают общаться друг с другом, но на моем острове нет войны между Лигой и Империей, и нет места гонениям на Охотников. Я так приказал! И если кто-то из экспертов нарушит приказ — тотчас лишится моего финансирования! Видите, как просто остановить войну. Деньги решают все!
    — Тут еще шахте-е-ера одного нашли. У цве-е-ергов отбили, — добавил минотавр и качнул рукой. Тут только я заметил, что он своей лапищей сжимает зашкирку крохотого лесовичка. — Бедняга, наверное, уже и не надеялся, что его спасу-у-ут…
    — Ты же… Кныш вроде? Как очутился у цвергов? — не без сочувствия спросил Прохиндей.
    — Они взяли меня в плен, — пропищал лесовик, когда минотавр поставил его на ноги. — Я подслушал их разговор. Они решили, что можно избавиться от клыков на Хладберге, если принести меня в жертву!
    — Что?
    — Да-да, они думают, что клыки и демоны появляются на Хладберге из-за чужаков, которые осквернили их землю. То есть из-за нас: из-за рабочих, из-за меня, из-за тебя.
    — Угу… так вот в чем дело! Эти клыки кого угодно могут напугать… Неудивительно, что цверги свихнулись от страха! Объяснять им что-либо бесполезно, лучше всыпать как следует. Это они понимают!
    — Всы-ы-ыпем, — флегматично протянул минотавр.
    Когда мы вышли из жилища, я с удовольствием вдохнул свежий морозный воздух, а Прохиндей снова продолжил прерванный разговор с эльфийкой:
    — Нужно использовать свой опыт для разработки других месторождений. Речь о банальной руде. Вот только конкурент мешает. Монополизировал, понимаешь, весь рынок, цену держит, не подступишься! Но ничего, я знаю, как его прищучить. Надо выбросить на рынок большую партию железной руды. Обвалить цены, разорить его, а потом по бросовым ценам все обратно скупить и самому диктовать условия…
    Ну что ж. Аллод, несмотря на вылезшие из земли клыки, мне нравился, Прохиндей обещал нам оказать любое содействие, если мы поможем разобраться в происходящем, и даже минотавр Суровотур казался тем, с кем вполне можно договориться. Расклад не из самых плохих.

    belozybka
    Ай, к чёрту доспехи! Прочь с ног сапоги!
    В кусты улетели доспех и рубаха, носки...
    Купальник и солнце! Коктейли! И крабы вокруг
    Ты на курортном Атолле, мой друг!

    Поплавал чуть в море, ракушки на дне отыскал
    Послышался клич — время забега для крабов настало.
    Кричали, молили "скорее!" и ласково звали...
    Шестой... Ну как же, может, мало я корма давал?

    Гулял по песочку, услышал вдруг крик.
    Эй, что там случилось? Кто где пострадал?
    Тут мимо малыш-гибберлинг пробежал —
    Зачем-то он ногу у девушки-Зэм отобрал...

    Бурчит в животе — нужно срочно поесть.
    Папайя вокруг! И манго! Бананов не счесть!
    Эльфийка бежала, все фрукты собрала...
    В салют превратила!? О боги, ты што натворила!?

    Направился к бару немного коктейлей добавить
    Там орки поют, компанию что ли составить?
    Вдруг песня затихла и пьяненький гоблин не успел уползти...
    В Империи точно законна игра "Раскрути-запусти"?

    Огни загорелись, Атолл пошёл в пляс.
    Флиртует с эльфийкой каниец, хоть сам седовлас.
    Салют вспышкой яркой осветит водную гладь...
    Я в отпуске, монстры! Придётся вам подождать!


    Lafayette
    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
    Автор: risovalkin
    К ОГЛАВЛЕНИЮ
    Глава 54. Источник Света
    — Великий Незеб, сделай так, чтобы с помощью этого ключа мы смогли попасть внутрь Храма Тенсеса!
    Союзин с придыханием смотрел на Пирамиду Тэпа и кусал губы, напоминая ребенка у витрины со сладостями. Зеленые огни Храма отражались в его глазах и гипнотизировали. Мы стояли рядом и от нечего делать глядели туда же, вот только говорить ничего не хотелось. Полковник Кровавых, историк Номарх Инмеркар и комитетчик — один из тех, что не любят называть свое имя, обсуждали что-то втроем в палатке, а мы стояли снаружи и ждали. Я крутил в руках куклу Зэм — безделушку, оставленную мне на память Вероникой, и старался подавить не самые радужные предчувствия.
    — Ключ должен открыть вход в Храм. Потому что… потому что… других вариантов у нас нет!
    — На меня, в конце концов, кто-нибудь обратит внимание?! Я понимаю, что все тут заняты делами чрезвычайной важности, но я сюда тоже не в игрушки поиграть пришел!
    Возмущенный Зэм сверкал искусственными зелеными глазами в сторону Союзина, уперев руки в бока. Дипломат, состряпав устало-мученическое лицо, повернулся к нему.
    — Ох, Нархаз, сейчас нам уж точно не до тебя. Я же сказал, займемся твоим вопросом сразу, как разберемся с другими проблемами…
    — То есть моя проблема по-твоему яйца выеденного не стоит?
    — Я этого не говорил…
    — Метеоритное железо — это стратегически важный ресурс! Вся эта история с нежитью и демонами неизвестно чем закончится, об этом пусть голова у ученых болит. А нам стоит подумать о заботах земных и насущных! И главная наша забота — не дать Лиге заграбастать себе метеоритное железо, готовое к отправке. Оно наше по праву! У меня куча бумаг, подписанных всеми ответственными лицами! И даже самим Сигурдом! А он все размышляет: в какой порт отправить железо — в Новоград или Незебград? Мы так и будем сидеть и ждать его решения? Империи нужно это железо! Вот и обеспечь, ты же у нас по переговорам! А я всего лишь снабженец. Снабженец!!!
    — Успокойся, Нархаз, я уже сообщил куда нужно. Я займусь этим делом сразу же, как только получу инструкции…
    — Инструкции! — фыркнул Зэм и зашагал прочь, продолжая возмущаться на ходу. — Метеоритное железо быстрее в Новоград приплывет, чем инструкции сюда доставят. А потом с кого спросят?! Ну конечно же с Нархаза! Почему не обеспечил, как допустил?..
    Союзин проводил его взглядом и снова повернулся к Пирамиде, а я с любопытством спросил:
    — Что за история?
    — А, — махнул рукой дипломат. — Нам доставили депешу с Хладберга — небольшого астрального острова, полного метеоритным железом. Там заправляет Сигурд Прохиндей, свободный торговец. Не знаю точно, что там за ситуация, но ему крайне необходима помощь, чтобы не сорвать поставки железа в Империю…
    — Товарищ капитан, прошу вас, — из палатки выглянул комитетчик и жестом пригласил меня войти.
    Я оглянулся на остальных, понимая, что мои плохие предчувствия сбываются, и шагнул внутрь.
    — Присаживайтесь, капитан. Мы обсудили сложившееся положение и приняли решение. Действовать надо незамедлительно! Мы не знаем, какая конкретно цель у Архивина и демонопоклонников, если они действительно заключили союз. Возможно, они хотят уничтожить магию Света и Дар Воскрешения, и учитывая, сколько у них теперь артефактов Тьмы, их цель может быть достигнута в любой момент. Защитить Искру Тенсеса — наша главная задача!
    Я скромно кивнул.
    — Ключ, который мы получили, позволит нам пробраться в Пирамиду, и поскольку по странному стечению обстоятельств дух Тенсеса счел заговорить именно с вами, капитан, возможно, он захочет сделать это еще раз.
    Я знал, что обязательно буду среди тех, кто отправится в Храм. Пусть даже в этом маленьком Имперском лагере возле Пирамиды в данный момент находится несколько групп Хранителей, но раз уж Тенсес почему-то проявил внимание к моей скромной персоне (как и демон в чаще Текуани, кстати), то мне и в самом деле стоит попробовать снова с ним пообщаться, если получится. Покоробило другое.
    — Прямо сейчас? — уточнил я.
    — Нет, товарищ Хранитель, дождемся, когда Искру уничтожат демонопоклонники. Естественно сейчас!
    — Пирамида окружена наемниками и нужный вход наверняка находится под усиленной охраной, — я посмотрел на все еще молчащего полковника Кровавых и продолжил: — Разве генерал Сечин не направляется сюда с войском?
    — Сечин будет здесь уже к вечеру, — медленно проговорил полковник. — Но ты же не думаешь, что Лига не заметила наших телодвижений? Зуб даю, лигийцы уже тоже несутся сюда на всех парах.
    — Мы во что бы то ни стало должны добраться до Искры Тенсеса раньше Лиги! — с нажимом сказал комитетчик.
    Я открыл было рот, но полковник Кровавых посмотрел на меня в упор, строго сдвинув брови и отрицательно качнув головой. Я закрыл рот.
    — У нас есть план, как отвлечь наемников. Историки нам помогут, — продолжил комитетчик. — Устроем в лагере небольшой переполох!
    Поскольку в отвлекающем маневре я не был задейстован, так как должен был пробраться внутрь Храма, то в детали решил не вникать. Гораздо больше меня волновало то, в какой компании мне предстоит проворачивать свою миссию. Комитетчик естественно не собирался доверять столь важное дело каким-то там Хранителям, и предпочитал лично фиксировать все происходящее внутри Пирамиды. От такого эскорта я не пришел в восторг, но моего мнения никто не спрашивал. Номарх Инмеркар нужен был, чтобы провести нас по лабиринту коридоров, в котором легко заблудиться, и найти Искру Тенсеса. Кроме того решено было взять Орла, способного, как и все снайперы, стать когда нужно тихим и незаметным, и Лизу, умеющую навести морок магией разума и укрыть нас от других мистиков в случае ментального сканирования. Миша, как мастер огненной магии, прекрасно подходил на роль организатора переполоха. Матрену и Лба я бы предпочел оставить с ним на всякий случай, но последний неожиданно заупрямился.
    Обычно Лоб легко соглашался с любым коллективным решением, проявляя удивительную для орка покладистость. Его простота иногда даже вызывала у меня восхищение — он шел туда, куда показывали вышестоящие, и не терзался ненужными мыслями о том, правильное ли это направление. Я бы сказал, что он образцовый солдат: сильный, бесстрашный и выполняющий любые приказы без лишних вопросов. Странно было услышать от него отказ — впервые на моей памяти.
    — Я не останусь здесь! — сказал он упрямо. — Если вы идете искать Искру Тенсеса, то я пойду с вами.
    Хорошо, что разговаривали мы без посторонних. Мне не хотелось, чтобы в личном деле Лба появилась малоприятная запись о неподчинении, ведь помимо того, что он солдат из моей группы, он еще и мой друг — и это значило для меня несоизмеримо больше.
    — Зачем? — спросил я, оглянувшись и убедившись, что рядом не торчит никаких комитетских ушей.
    — Тенсес — святой Триединой Церкви. Я хочу знать о ней правду!
    Это откровение застало меня врасплох. Лоб был воином, посвященным в храмовники, и магия Света давала ему особую силу и опору. Защитники веры и каратели иноверцев — вот как они себя называли. Учителем Лба тоже был храмовник, и он пытался привить ученику свои убеждения, и кое в чем даже преуспел. Однако я почему-то думал, что все эти церковные догмы и постулаты Лбу не так уж и важны. Он просто отдавал должное святой магии и признавал ее мощь. Но как выяснилось, Триединая Церковь все же значила для него больше, чем мне всегда казалось. Мог ли я в этом его винить? Мне порой и самому хочется видеть истинную суть того, чему я служу и во что верю.
    — Хорошо. Только постарайся сделаться невидимым.
    — Сольюсь с окружающей средой, гы!
    Поскольку обнаружение пропавшего ключа могло произойти в любой момент, а это значило, что охрана тайного входа будет усилена моментально, ждать было нельзя. Конечно, я бы предпочел прорываться к Пирамиде Тэпа вместе с армией под командованием Сечина, но раз уж таких привилегий меня лишили, то стоило поторопиться, чтобы не усложнить и без того практически патовую ситуацию.
    О том, что мы будем делать, когда найдем Искру Тенсеса, я понятия не имел. Конечно первостепенной задачей было не дать Архивину и демонопоклонникам осквернить ее или даже уничтожить. Но что дальше? Мы заберем ее? Передадим нашим ученым, чтобы они смогли изучить ее, разгадать загадку магии Света и подчинить ее себе так, чтобы воскресать могли только имперцы? Во всяком случае из далекого разговора с Яскером еще тогда, в здравнице Небесная, я понял все именно так. И хотя он сообщил мне о моей исключительной роли, как-то не верилось, что я когда-нибудь увижу своими глазами источник бессмертия, более того — возможно буду держать его в своих руках! Но сейчас это вдруг стало вполне реальным. Империя и Лига потеряли столько своих солдат в борьбе за эту Искру, и мне было не по себе оттого, как близко я стою к развязке. И это может стать окончанием не только войны на Святой Земле, но и окончанием противостояния Лиги и Империи в целом! А этой войне по сути больше двух тысяч лет, ведь она началась еще когда Сарнаут был целой планетой, а не рассыпанными в астрале осколками земли. Уже мертвы те, кто ее начал: нет ни Тенсеса, ни Незеба, а война все идет и идет. И мне очень хотелось стать свидетелем ее конца. Я вдруг словил себя на том, что у меня начинают подрагивать руки от волнения перед открывающимися перспективами. Наверное что-то подобное испытывали и остальные… Но только не Анатолий Союзин.
    — Если вам удастся пробраться в Храм Тенсеса, самое главное, что надо сделать — это отыскать Нефера Ура! Связь с ними потеряна давно, но, надеюсь, все у него в порядке… — судорожно шептал он мне, заламывая пальцы, когда мы уже готовы были выдвигаться. — Уж кто-кто, а Нефер Ур наверняка разберется во всей этой катавасии вокруг храма. И с Историками разберется, и с демонопоклонниками! А понадобится — и с самим Тенсесом!
    Я ничего не ответил. Если к Искре Тенсеса нас приведет Инмеркар, то как найти в этом огромном сооружении потерявшегося восставшего, пусть даже он Великий Маг и глава народа Зэм? Указателей о его местонахождении в Пирамиде от громких регалий точно не появится.
    Все наши планы, однако, пошли насмарку еще до того, как мы вышли из своего маленького лагеря. Номарх Инмеркар доверял не всем своим коллегам, так как многие из них могли быть заодно с председателем Архивиным, поэтому рассчитывать на помощь всех историков не приходилось. Он еще обсуждал эти нюансы с комитетчиком и полковником Кровавых, как вдруг пришло сообщение от разведки.
    Лига уже была на подступах к Пирамиде и до ее появления здесь оставались считанные часы! Вероятно информация о том, что историки выкупили артефакты, уже была им известна, так что они поспешили сюда также, как и мы, но прибыли еще быстрее. Это, естественно, вносило коррективы в наши планы, но не отменяло их.
    — Они ведь не смогут войти внутрь? Ключ есть только у нас! — произнес Инмеркар. — Наверное…
    — К демонам ключ! — рявкнул полковник. — Искра Тенсеса в опасности, и если культурного прохода к ней нет, то они сделают его сами!
    — Вы хотите сказать, что они разрушат Пирамиду?! — ужаснулся историк, рефлекторно хватаясь за сердце, которое давно уже не функционировало, или было заменено на механизм.
    — Им ничего больше не остается, — согласился с полковником комитетчик. — Эта мера на самый крайний случай, но сейчас он как раз настал. Так или иначе, появление Лиги нам на руку.
    Он оказался прав. В лагере Историков поднялась суматоха. С одной стороны наемники пришли в полную боевую готовность и оборона лагеря вроде бы усилилась, но с другой — все внимание было направлено на противоположную сторону, туда, откуда должна вот-вот появиться Лига, которая, можно сказать, взяла на себя отвлекающий маневр.
    Пробраться внутрь охраняемой территории оказалось даже проще, чем я думал: Инмеркар провел нас через секретный проход между забором и каменистыми глыбами, окутанными лианами так густо, что чтобы пролезть, пришлось старательно раздвигать тяжелые толстые стебли. Зато они удачно скрывали наше тайное вторжение.
    С той стороны поджидало еще двое историков — человек и эльф, которые повели нас по лагерю окольными путями как можно ближе к Пирамиде Тэпа. На всякий случай мы накинули на себя серые плащи, чтобы не светить Имперской формой, но все равно старались не попадаться никому на глаза. Благо дело хаотично возведенные палатки, оставленные где попало повозки, разбросанные ящики и всякий хлам, а также буйная тропическая растительность давали нам фору. Из центра лагеря слышался шум разгорающегося скандала, грозящего перерасти в драку — это лояльные Инмеркару историки вовсю старались привлечь к себе внимание всех тех, кто не занимал оборонительных позиций для встречи наступающих лигийцев.
    Внутри Пирамиды Тэпа я уже бывал, но даже приблизившись к ней во второй раз, все равно почувствовал, как меня пронзает дрожь от грандиозности этого невероятного сооружения. Инмеркар указал нам на нужный вход.
    — Парадные ворота?! Восхитительно, — фыркнул комитетчик. — И как вы умудрились не заметить, что Архивин у вас ходит туда-сюда прямо под носом?
    — Я видел его лишь раз, — начал оправдываться Инмеркар. — А потом наемники и вовсе лишили нас возможности свободно передвигаться по лагерю.
    — Нам с трудом удалось ускользнуть от конвоя, — добавил эльф, — и нас могут хватиться в любой момент.
    — Тогда вам лучше вернуться сейчас, пока ваше отсутствие не заметили, — сказал я. — Дальше мы сами.
    — Нет, мы попробуем отвлечь внимание охраны от центрального входа, чтобы ваше проникновение не заметили. Вон, видите те ящики? Это артефакты Тьмы, которые еще не успели перетащить внутрь, и наемники в первую очередь кинутся защищать их, а не вход. Они же не знают, что у нас есть ключ!
    К центральному входу, а точнее к целой площади с рядом высоких стэл по бокам и исполинской статуей в центре, испускающей столб зеленого света, вели широченные ступени. Во всем этом была особая, мрачная торжественность, заставляющая чувствовать себя жалким и ничтожным. Будто раньше эту землю населяли великаны, а мы — лишь их мелкая, блеклая тень.
    Я постарался отогнать эти мысли. Сейчас важно было другое — подняться по этой лестнице и пройтись по большому, открытому пространству незамеченными непросто даже с учетом того, что все взгляды в основном были направлены за пределы лагеря, в лес. Поэтому пришлось немного рассредоточиться и разыграть целый спектакль! Начался он с истерических воплей «Помогите!» от двух коллег Инмеркара, и поскольку происходило все прямо у подножия лестницы, то охраняющие артефакты наемники невольно стали зрителями из первых рядов. Далее успешно стартовало пиротехническое представление от засевшего в засаде Миши, с другой стороны к нему добавилось и световое от Матрены. Это было даже красиво! Но очень быстро и мало.
    Огонь, черный дым, вспышки магии Света и истошное «Помогите!» — слишком слабая попытка создать хаос и неразбериху среди обученных наемников: историков моментально поймали и угомонили, распространение огня, как бы Миша ни старался поддерживать его подольше, пресекли быстрее, чем пожар начал представлять из себя серьезную угрозу, Матрене же просто пришлось затаиться, едва дым начал рассеиваться. И на все это ушли считанные минуты! Но большего нам и не требовалось. Мы просто рванули вверх по ступеням, промчались мимо стэл, а спустя мгновение уже старались отдышаться, стоя внутри Пирамиды. Я даже почти не успел ничего разглядеть, как все уже закончилось.
    — Надеюсь, с Матреной и Мишей все будет хорошо, — обеспокоено произнес Орел.
    — Пожар может начаться из-за чего угодно, и случайные всплески магии Света на Святой земле тоже не редкость, — ответила Лиза. — Но наемники все равно могут догадаться, что все непросто так, и начать обыскивать лагерь. Давайте поторопимся. Чем дольше мы стоим, тем сложнее становится наше положение.
    Вообще я сомневался, что наемникам сейчас до источников пожара и вспышек, когда Лига на подходе. Тем более, что самое ценное — артефакты — на месте. Но поторопиться действительно стоило, хотя бы из тех соображений, что Пирамида не такое уж и безопасное место, если в нее начнут ломиться лигийцы самым варварским способом.
    Внутри отовсюду бил зеленый свет, к которому я так и не мог привыкнуть. Но по крайней мере здесь никого не было — одни только каменные лица вдоль стен. Зато в центре комнаты громоздилось множество ящиков, внутри которых Лиза сразу определила артефакты. Не успел я подумать, почему они стоят здесь без присмотра, как она же сообщила, что к нам приближается группа наемников, среди которых оказался и некромант, ведущий за собой нежить.
    Эффект неожиданности был на нашей стороне. Орел снял то ли двоих, то ли троих наемников быстрее, чем они сообразили, что происходит. Лиза традиционно ударила невидимой волной астральной магии по нежити, а Лоб добавил щитом. Комитетчик тоже оказался мистиком и старательно вводил в транс тех противников, что были ближе ко мне, и это значительно упрощало мне задачу. И только Инмеркар отошел подальше, не желая принимать участие в схватке. Впрочем, это было правильным решением. Боец из ученого никакой, зато ценность его жизни довольно высока — кто-то ведь должен проводить нас к Искре Тенсеса!
    Я подсек мечом двоих наемников с остекленевшими глазами, уворачиваясь от третьего — быстрого и умелого. Здоровый, как орк, минотавр взревел и кинулся на меня снова. За моей спиной очутился еще один, и это не позволяло мне размахнуться для удара так, чтобы он стал последним. Пришлось снова уворачиваться, занимая более выгодную позицию. Топор просвистел над моим плечом, второй едва не вскрыл грудную клетку. От одного я уклонился, другой отбил, тут же сделав выпад. И пусть не убил противника, по инерции качнувшегося за своим тяжелым оружием, но ранил.
    Красная кровь потекла по лезвию и разлеталась блестящими бусинами во все стороны, когда я рассекал им воздух. И пусть драгоценное время утекало сквозь пальцы, этот танец с мечом вселял в меня уверенность и, ускоряя сердцебиение и разгоняя кровь, одновременно странным образом и успокаивал. Сейчас я особенно понимал, как сильно мне не хватало моего меча. Казалось, что ни одно оружие в мире не подойдет мне так идеально, как это! С ним я чувствовал себя почти неуязвимым.
    Я не мог определить, как долго длилась схватка, ведь в бою для меня время всегда почему-то текло по-другому. Я вырубил обоих минотавров. Потом достал мечом еще одного. Хорошо, что у нас оказалось целых два мистика! Кто-то снова пытался атаковать меня сзади, но стрела Кузьмы была проворнее. Лоб рубился в самой гуще нежити, оглашая древние коридоры гневным рыком и переключив на себя основное внимание. Так что расправившись со своими противниками, нам буквально пришлось выковыривать его из вражеского окружения. Зомби были слишком глупы, зато невосприимчивы к боли и выносливы — даже отрубив кому-нибудь из них часть тела, они вставали и снова шли в бой. Так могло продолжаться еще долго, но в конце концов Лизе удалось достать некроманта и ввести его в транс. Вся нежить в ту же секунду рухнула, как подкошенная.
    — Вот и отлично. Ну-ка, тащи его сюда, — произнес я, стараясь отдышаться. — Будем играть в «вопрос-ответ».
    Восставший Зэм пытался сопротивляться: было видно, что он прилагает усилия, чтобы побороть сковавшую его тело магию и освободиться, так что я для верности двинул ему кулаком по металлической маске, прогнувшейся от удара. Некромант ударился спиной о стену и сразу осел на пол.
    — Как вы сюда попали? — спросил он абсолютно ровным, чистым голосом — его горло и связки тоже были искусственными и от моего удара по лицу не пострадали.
    — Ты не понял правила игры. Вопросы — наши, ответы — твои. Рассказывай, что здесь происходит?
    — Я не…
    Второй удар сделал вмятины на маске симметричными. Жалко все-таки, что боли восставшие не чувствуют.
    — За каждый неправильный ответ мы будем перерезать тебе по одной трубке, договорились? Начнем с горла…
    — Это все Гурлухсор, — быстро сказал некромант. — Это он приказал доставить артефакты Тьмы к нему в Пирамиду. Только с их помощью он сможет сломить силу Тенсеса…
    — Зачем?
    — Я не знаю.
    — Лоб, держи его крепче, буду резать…
    — Нет, подождите, он хочет подчинить эту силу себе, но я точно не знаю, что это за ритуал! Я просто наемник! Нам было приказано притащить артефакты к Искре Тенсеса, большую часть мы уже перенесли, и еще одна партия ждет снаружи.
    — Архивин с ним заодно?
    — Да, и вместе они призывают демонов!
    Комитетчик выругался сквозь зубы. Я не удержался и снова треснул некроманту по его металлической морде.
    — Ты понимаешь, что если они ликвидируют Искру Тенсеса, то мы все лишимся Дара Воскрешения?! И ты тоже! Тебе тысячи лет, а мозгов меньше, чем у моего дрейка!
    — Брось это, Ник, надо спешить, — проговорила Лиза.
    Она была права. Возиться с восставшим мы не стали, хотя очень хотелось выместить на нем скопившееся раздражение. Предварительно уточнив, сколько еще наемников внутри и с чем нам предстоит столкнуться дальше, мы убили его — хотя и оставили по приказу комитетчика возможность воскресить.
    Некромант мог и соврать на счет количества охраны внутри, равно как и о Нефере Уре, которого якобы удалось изолировать где-то в глубине Пирамиды, но долгое время нам действительно больше никого не попадалось в бесконечных коридорах. Однако нужно было быть готовыми ко встрече с чем угодно, в том числе и с демонами, так что я нащупал в кармане амулет Зосимы, который помог мне когда-то справиться с монстром в Краю Вечной Ночи, и почувствовал себя увереннее.
    — Я что-то слышу, — оповестила Лиза. — Будто кто-то пытается связаться…
    — Я тоже, — подтвердил комитетчик куда более уверенным тоном. — Это Нефер Ур, он жив, и он обнаружил нас. Мы должны найти его!
    Ради этого пришлось отклониться от основного коридора и углубиться в боковые узкие проходы, коим не было числа. Любые задержки могли стоить нам дорого, ведь неизвестно, как далеко зашел Гурлухсор и сколько еще продержиться Искра Тенсеса, но Великий Маг Империи Нефер Ур настойчиво посылал сигналы, и мы шли на его зов. К тому же если мистики сумели «расслышать» его сквозь эти толстенные стены, значит он уже где-то близко.
    Заключение Нефера Ура в Пирамиде длилось почти полтора месяца, но, как выяснилось, протекало в относительно комфортных для Зэма условиях. Ключ, которым мы снова воспользовались, открыл нам большой зал со множеством рельефных колонн. Гулкое эхо гуляло между ними, поднималось к высокому потолку и растворялось там в зеленых лучах. Нефер Ур спокойно сидел на полу прямо посреди зала в позе медитации и даже не пошевелился и не посмотрел на нас, когда мы вошли, словно сюда захаживали гости каждый день и уже немножко ему поднадоели.
    — Хм… помощь явилась несколько раньше, чем я рассчитывал. Думал, еще месяца два-три вы будете танцевать вокруг Храма, прежде чем додумаетесь как следует расспросить историков-предателей.
    Мы остановились и смущенно затоптались на почтительном расстоянии.
    Я никогда не видел Нефера Ура, но слышал достаточно, чтобы благоговейно уставиться на Великого Мага, затаив дыхание. Верхнюю часть его лица закрывала маска, повторяющая собственно форму лица, а вот нижней частью он не озаботился: она представляла из себя решетку, светящуюся изнутри. Все части тела, не скрытые под традиционным одеянием Зэм — замысловатым и тяжелым на вид — были металлическими, не было видно ни одного кусочка хоть и посеревшей, но все-таки кожи, из-за чего казалось, что Нефер Ур не восставший человек, а полностью робот.
    — Хорошо, что я ошибся… — продолжил он, сверкнув наконец в нашу сторону глазами. — Ну, рассказывайте, что там происходит снаружи.
    Комитетчик очень вежливо, и даже немного заискивающе, пересказал суть происходящего. Нефер Ур задумался на минуту, но никто не посмел его торопить.
    — Так вот кто стоит за всем этим… — произнес он наконец. — Гурлухсор! Какая приятная неожиданность. Надеюсь, юное поколение знает, какой заметный след в истории страны он оставил?
    На остальных я не смотрел, но сам лично кивнул. Отправившись в Великий Астральный Поход Незеб оставил во главе Империи своего преемника — Яскера. Но Гурлухсор пренебрег волей Вождя и попытался захватить власть в Империи после его смерти, развязав гражданскую войну.
    — Этот недальновидный человечишка рассчитывал только на хадаганцев и ни в грош не ставил восставших и орков. Но время доказало ему, да и всему миру, что без нас, людей Зэм, и без орков Империя слаба! — прогремел Нефер Ур и поднялся на ноги.
    Он оказался очень высоким — ростом со Лба, и я вдруг почувствовал вокруг него ту самую особую ауру, которая всегда окружала Яскера. Передо мной был еще один Великий Маг, в силе которого сомневаться не приходилось.
    — Многие годы о нем ничего не было слышно. И вот он всплыл… Во главе демонопоклонников. Гурлухсор давно уже политический труп, однако, вижу, все ему неймется. Пришло время превратить его в труп реальный. И окончательный. Так, чтобы он и воскреснуть не смог!
    — Э-э-м… у нас есть информация, — осторожно начал комитетчик, — что в Пирамиду проник Воисвет Железный со своими витязями…
    — Ах, да, Воисвет, — всплеснул Нефер Ур руками, будто речь шла о какой-то незначительной детали. — Я понял, почему его прозвали Железным — упертый, непробиваемый болван. Я предлагал ему заключить на время перемирие. Потом мы могли бы устроить дуэль, как Незеб и Тенсес когда-то… Но нет, он не согласился. Что ж, дважды такое не предлагают. Не захотел — не надо. Пришлось убить его так.
    Мы слегка остолбенели. Ну то есть мало кто думал, что Воисвет все еще жив — после полутора месяцев без еды и воды! Но что он пал от руки Нефера Ура…
    — Вы его убили? — глуповато переспросил комитетчик. — Главу лигийской церкви и наместника столичного аллода?
    — Не окончательно, конечно, — Нефер Ур со скучающим видом махнул рукой куда-то вбок.
    Повернув голову, я увидел лежавшего канийца в красивых золотистых доспехах, блестевших так, словно их обладатель надел их только что, и уж тем более не принимал участия ни в каких битвах. Да и на мертвого он совсем не походил, скорее — на спящего: большой, бородатый мужик, совсем не старый и пышущий здоровьем.
    — К сожалению, я провел уйму времени в интересной, но безмолвной компании. Он, можно сказать, теперь мой должник, — произнес Нефер Ур, глядя на своего противника. — Я потратил достаточно сил, чтобы исцелять его тело и поддерживать столько времени в таком состоянии.
    — А зачем? — со свойственной ему простотой спросил Лоб.
    — Это вне моей компетенции — принимать решения о ликвидации столь высокопоставленного лица Лиги, юноша. Я прежде всего ученый. Пусть он воскреснет, пусть. Гораздо важней, что он уже потерпел поражение. Это будет хорошим символом. Думаю, Комитет Незеба сумеет правильно распорядиться этим информационным поводом.
    Несмотря на это объяснение, мне подумалось, что Неферу Уру доставлял моральное удовлетворение тот факт, что он одолел столь грозного соперника, и он хотел, чтобы этот самый соперник узнал об этом и жил с этим знанием. Сам я однако этой позиции не разделял. Мне очень хотелось подойти и отрубить Воисвету голову. Но кто я такой, чтобы спорить с Великим Магом, которого некоторые даже считают вторым лицом в государстве? Нефер Ур сохранил жизнь врагу, и это сыграло свою роль быстрее, чем я ожидал.
    К счастью, больше нам сворачивать никуда не пришлось и мы почти беспрепятственно преодолели множество извилистых коридоров под десятками и сотнями взглядов каменных лиц. В какой-то момент я понял, что сам отсюда выбраться уже не смогу. Абстрагироваться от угнетающей обстановки было трудно, привыкнуть — невозможно. И когда мне начало казаться, что этот ужасный зеленый свет теперь всю жизнь будет висеть перед моим взором сплошной пеленой, Нефер Ур сообщил:
    — Нас уже ждут.
    Я не сомневался в том, что подойти незамеченными нам не удасться. Великий Маг Гурлухсор, не побоявшийся когда-то бросить вызов самому Яскеру, уж точно устроит нам «теплый» прием, и самое время было возблагодарить и своего покровителя Святого Плама, и трех святых Триединой Церкви, что с нами есть Нефер Ур.
    Первая же стычка не стала ни для кого неожиданностью. На нас просто хлынула волна мелких астральных демонов, похожих на ежиков, с которых содрали живьем кожу. Вся их отвратительность ни шла ни в какое сравнение с их кровожадностью. Хрюкая и причавкивая, эти маленькие существа лезли вперед, наползая друг на друга, и я подумал, что нет зрелища более отталкивающего. Зато со своей задачей они справлялись на ура. Армада кусающихся тварей сосредотачивала на себе все внимание, почти не позволяя ступить и шага. Я выхватил меч и принялся размахивать им так, будто косил траву, не думая ни о какой тактике, и если бы демоны не растворялись после смерти, то под ногами у нас бы образовался настоящий фарш.
    И все же мне казалось, что эти мелкие бесы меня сторонились. У меня не было слишком много времени, чтобы долго размышлять над этим, но амулет Зосимы, который я намотал себе на запястье, придавал мне решительности. Однако демоны не являлись главной опасностью и играли роль лишь пушечного мяса. А поверх этого шевелящегося и хрюкающего моря нас уже атаковала магия стихий.
    Электрические разряды по-началу показались мне слабыми и мало впечатляющими — они летели куда-то мимо, били в стены яркими ломаными линиями, но будто бы не причиняли такого уж большого вреда. Но когда молния ударила мне под ноги и плита впереди практически расплавилась, я решил, что поторопился с выводами. И только после еще двух или трех ударов, которые прожгли узоры на стенах, но не задели никого из нас, до меня дошло, что Нефер Ур отнюдь не прохлаждается, отводя опасность, а с той стороны нас атакует очень сильный маг. И это стало особенно очевидно, когда прямо у нас за спинами появились водные элементали.
    Сами по себе они быть может не были так уж страшны. Но не в тот момент когда за ноги тебя кусают астральные бесы, которым нет конца и края, а вокруг сверкают молнии. По одному элементалю Лиза шарахнула магией, второго ликвидировал Лоб, просто протаранив его щитом. Магическое существо, хоть и состояло из воды, по всей видимости обладало неплохим запасом прочности, потому что оказало серьезное сопротивление орку. А вот третий элементаль обрушился на комитетчика, и его с силой отбросило к стене. И как только это произошло, к сверкающим молниям добавились и ледяные стрелы! Я едва уклонился от летящего в меня белого, блестящего комка и спрятался за колонну, тут же покрывшуюся морозной коркой. Стало очень холодно и изо рта пошел пар.
    Я понял, что магов было как минимум двое, и одного из них сковывал магией разума комитетчик до того, как на него напал элементаль. Потеря этой боевой единицы оказалась для нас существенной. Под атаками сразу двух магов стихийников выдерживать наплыв астральных бесов стало сложнее. На какой-то момент даже Неферу Уру пришлось отступить, защищаясь от града ледяных стрел, и тогда ослепительная паутина молний разрезала пространство, обжигая все, до чего смогла дотянуться. Нам пришлось всем убраться за колонны. Стены и потолок покрылись черной сеткой разводов. Некоторые куски барельефов посыпались на пол, взметнув столбы пыли. А со спины снова начали заходить вновь появившиеся элементали.
    Высунуться из-за колонны я не мог, без страха оказаться либо поджаренным разрядом молнии, либо замороженным ледяной стрелой. Обе перспективы не казались радостными, но на этот раз с элементалями разделался Нефер Ур. Он смел их взмахом своего посоха так, что те, брызнув веселыми фонтанчиками, превратились в лужицы. Его все еще невидимый противник тем временем продолжал заливать все вокруг электрическими разрядами, руша стены и потолок. У меня даже мелькнула мысль, что у него хватит сил пробить в них настоящую брешь, если не завалить полностью! Тогда как Нефер Ур пробыл в заточении несколько недель, не сумев проложить себе путь на свободу таким варварским способом… А может быть он не хотел уничтожать архитектурную реликвию своего народа?
    Так или иначе, глава восставших пока медлил, больше защищая себя и нас, чем атакуя противника. Сейчас он стоял, укрывшись за каменным выступом и чуть опустив голову, будто был расстроен течением боя пока что явно не в нашу пользу. Его глаза потускнели и плечи немного подрагивали. Но спустя мгновение его посох начал испускать темные, воздушные нити, похожие на щупальца, а потом от него вдруг метнулись крылатые тени. Уследить за ними было невозможно, но то, что им не страшны природные стихии, стало очевидно сразу, потому что отчаянный вопль с той стороны дал понять — проклятие достигло цели. А еще спустя мгновение я понял, какой именно: морозный иней стал быстро опадать и ледяные стрелы исчезли. Один из магов покинул поле битвы, как выяснилось позже — сам Виссарион Архивин.
    Остатки мелких демонов еще нападали на нас, но их стало значительно меньше. Мы снова высунулись из укрытия, хотя молнии еще продолжали сверкать. И только тогда я увидел его — мага, который их наколдовывал. Старик с длинными волосами и бородой абсолютно белого цвета стоял в самом центре этого электрического безумия и, судя по всему, ограничиваться им не собирался, потому что его посох окрасился красным. Почему-то я сразу понял, что это и есть Гурлухсор. За ним были сила и ярость Великого Мага и это отчетливо ощущалось. Мы только и успели откатиться обратно в коридор, потому что жуткое пламя облизало все стены и потолок. Нефер Ур, впрочем, не последовал нашему примеру. Я уже подумал, что сейчас мы увидим на его месте горстку пепла, но он остался стоять невредимый и уже плел свое проклятие. Двое демонопоклонников сунулись вперед, на помощь своему предводителю, но показаться в поле зрения Нефера Ура было необдуманным поступком. Кожа смельчаков в одну секунду покрылась жуткими ожогами, будто на нее пролили кислоту. Они оба заорали во все горло, но вскоре затихли.
    Нам, правда, тоже пришлось убраться с глаз долой в коридор, потому что дальше началась настоящая вакханалия. Когда лицом к лицу сталкиваются два Великих Мага, всем прочим лучше найти какое-нибудь укрытие и переждать бурю, дабы не быть раздавленными как мошки. Пол ходил ходуном, стены трескались, с потолка сыпались камни. Сохранять самообладание в такой обстановке получалось с трудом, но когда появилась группа демонопоклонников, призывающих мелких бесов, пришлось взять себя в руки. Нельзя было допустить, чтобы Гурлухсор получил подкрепление. Нас осталось всего четверо, причем Орел, как я вдруг заметил, тоже ранен. Нам остро не хватало Матрены и Миши, но им возможно сейчас не менее «сладко», учитывая, что снаружи Пирамиду уже подпирает Лига. Я надеялся, что полковник Кровавых не станет вступать в бой, пока не подоспеет генерал Сечин.
    С кучкой выскочивших фанатиков и призванными демонами мы сумели разобраться, а вот резко стихший шум боя Великих Магов вызывал опасения. Я осторожно заглянул из коридора в зал.
    — Вот негодяй! Изуродовал великую историческую ценность народа Зэм, ну как так можно?! Даже я себе такого не позволяю!
    Возмущенный донельзя Нефер Ур — даже пошатывающийся, с искрившими проводами, оплавившимся кое-где металлом и в обожженном одеянии все равно выглядел грозно. От него шел дымок, на который он не обращал внимания. Казалось, его больше волнует разрушенное помещение, от архитектурных изысков которого не осталось вообще ничего.
    — Хранители долгие годы ищут Гурлухсора… Нужно доставить Штурму его голову, порадовать Командора, — произнес он и, сильно покачнувшись, осел на пол. Бой все же забрал у него много сил. — Но мо победили, это хорошо!
    Лиза подошла к комитетчику, который так и не пришел в себя, и пощупала его пульс.
    — С ним все будет хорошо. Идите! Нужно спасти Тенсеса от демонической порчи. Если у демонопоклонников все получится, я могу и не успеть воскреснуть… Не хотелось бы, честно говоря. Один раз я уже умирал… это… неприятно, — Нефер Ур откинулся спиной на колону и свечение его глаз снова потускнело. — Идите…
    Только сейчас я понял, что с нами нет и Инмеркара. Историк тоже был мертв. Я упустил момент, когда молния Гурлухсора достала его, но сейчас он лежал у стены, не подавая признаков жизни. Оставшись без него, мы лишись проводника. Но доносившийся до нас шум был достаточно громким. Мы находились у самой цели, и перехватив меч и вздохнув поглубже, я шагнул в частично обвалившийся проход, за которым тянулся небольшой коридор, упирающийся в очередной зал. Интуиция это, или что-то еще, но я уже понял, что мы пришли.
    Нет, демонопоклонников мы перебили не всех. Но те, что находились здесь, не лезли в бой. Они, не обращая внимания ни на что, проводили ритуал. Артефакты Тьмы левитировали повсюду, дергаясь и подпрыгивая, как кукуруза на сковороде, а вокруг них, глядя на происходящее пятью маленькими глазками на мерзких жабьих мордах, синхронно раскачивалось множество мелких демонов. Их зубастые пасти то и дело растягивались в гадких ухмылках, и вызывали лишь одно желание — убить этих существ как можно скорее. Это жуткое зрелище освещал яркий, белый свет, льющийся сверху, и задрав голову я вдруг увидел ее — Искру, ослепительную настолько, что мои глаза заслезились. Она сверкала как настоящее солнце, забившись под потолок, словно была в ужасе от происходящего снизу.
    Демоны были слишком мелкими, а фанатики — слабыми вояками. Сил Лизы и Лба хватило, что спокойно устранить демонопоклонников, а Орел, морщась от боли, причиняемой красневшим на его шее и лице ожогом, уже вовсю стрелял по хрюкающим жабам. Я тоже внес свою лепту, порубив мечом огрызающихся, но не слишком опасных монстров. И когда нам наконец удалось относительно легко и быстро разобраться со всеми, я даже не поверил, что все получилось настолько просто.
    Маленькие тельца монстров спустя мгновение начали таять, растворяясь в воздухе, как это всегда с ними происходило… Я перевел было дух, но вдруг, вместо того, чтобы исчезнуть, на их месте внезапно появились новые демоны, только уже раза в два больше размерами!
    Я подпрыгнул, как ужаленный, вновь поднимая меч, и сделав резкий выпад, снова принялся рубить их. Лоб, тем временем, успешно давил их щитом, как комаров, Лиза колдовала что-то невидимое, отчего демоны разлетались во все стороны, как мячики, Орел растратил оставшиеся стрелы… Но когда все было кончено, их тела снова не исчезли бесследно! Я сообразил, что их становится меньше количественно, но они вырастают в размерах.
    — Что… что это такое?.. — взвизгнула Лиза. — Они… собираются в одно целое!
    С математикой в школе я не слишком дружил, но примерно представлял, что мы можем увидеть, если все эти демоны станут одним существом. Однако на деле все оказалось даже хуже моих самых пессимистичных прогнозов.
    Я с ужасом наблюдал, как эти существа вырастают прямо на глазах. И пусть их уже не целая орава, зато они становились куда более сильными и опасными! Мы словно собирали рассыпанный на детали конструктор, и когда монстров осталось четверо, они уже возвышались над нашими головами!
    Нас тоже было четверо, но раненый Орел остался без стрел, Лизе уже не хватало сил давать достойный отпор, и она пятилась назад, Лоб еще держался, но было видно, что долго он не протянет. И только я, размахивая амулетом, еще мог наступать и атаковать. Хотя и это не приносило много пользы. Мы не справлялись с напором демонов. Но хуже всего было то, что нас разметало в разные стороны и мы никак не могли собраться вместе и помочь друг другу. Лиза отступала обратно в коридор, откуда мы пришли, Лоб, хоть и держал позицию, но продвинуться хоть к кому-нибудь уже не мог, Кузьма и вовсе оказался почти зажат в угол…
    Помощь подоспела откуда не ждали. Я был настолько сосредоточен на демонах, что не заметил ничьего приближения, и только когда демоны переключились на нового противника, посмотрел на неожиданное подкрепление.
    Лига. Уже здесь!
    Они сразу ринулись на демонов, благоразумно определив, что сейчас астральные чудовища куда важнее кучки имперцев, а выяснить отношения между собой мы успеем после того, как разберемся с главной угрозой. Они не атаковали нас, а мы их — это временное соглашение заключилось быстро, молча и обоюдно.
    Высокий каниец — вероятно церковный жрец, судя по белому сиянию магии, — сразу взял в оборот двух монстров, которые яростно поперли на него, взбешенные лучами его посоха. Это позволило воинам с мечами зайти им за спины и успешно атаковать. Второй демон пал от спонтанной коалиции Лизы, Лба и еще одного лигийца, на котором я не слишком заострил внимание — мне было не до этого. С оставшимися лигийцами мы навалились на четвертого демона, которому не повезло больше остальных: ему прилетело одновременно и от мечей, и от моего амулета.
    И как только последний демон пал, их моментально стало двое, что вызвало у лигийцев закономерный шок.
    — Проклятье! Они не умирают!!!
    Теперь это были жуткие чудовища в два орочьих роста. К ним сложно было подобраться вплотную, а на магические атаки с расстояния они мало реагировали, хотя и отвлекались. Мы окружили их, заставляли кидаться в разные стороны, сбивали с толку. И в конце концов кому-то удалось рассечь одному из них бок, после чего довершить начатое стало проще. А когда мы с огромным трудом убили одного демона, второй уже был обречен. Но все поняли, что за этим последует.
    Демон стал одним целым. Гигантская туша, которая при своих габаритах еще и быстро двигалась! В его зубастой пасти мог свободно поместиться огр, и монстр хлопал ей, вызывая чуть ли не паническое чувство страха. Но он хотя бы был один, а нас много. Правда, пока мы прыгали вокруг него, стараясь просто подойти на расстояние удара, демон достал одного лигийца, просто переломив его пополам, как прутик, и еще троих ранил.
    Один из канийцев очень ловко подныривал под него, умудряясь не попадаться, и то и дело оставлял на его теле глубокие раны. Я интуитивно подстроился под его тактику, и когда он, пользуясь тем, что жрец слепил демону глаза, а остальные, как назойливые мухи, маячили перед взором, заходил с одной стороны, я пытался зайти с другой. Такая тактика дала свои плоды. Чудовище конвульсивно дергалось, кидалось на всех подряд, подставляясь под удары, и в конце концов рухнуло на пол. И тогда все тот же каниец ловко запрыгнул прямо на него и воткнул свой меч в голову демону по самую рукоять. Демон дернулся и затих. Только после этого я посмотрел на умелого мечника Лиги — здорового бородатого мужика в красивых доспехах, совсем не старого и пышущего здоровьем…
    Лигийцы не просто прорвались в Пирамиду. Они разыскали Воисвета Железного, вылеченного Нефером Уром, и даже воскресили его! Но наше вынужденное перемирие продлилось недолго. Спустя мгновение после того, как демон исчез — на этот раз окончательно, — мы, распаленные боем, уже смотрели друг на друга, крепко сжимая оружие. Битва еще не была окончена. Война продолжалась! А цель этой войны висела над нашими головами. Я отдавал себе отчет в том, что лигийцев больше, что Орел уже не боец, что Лоб и Лиза измотаны, что я тоже устал и все никак не мог отдышаться, а Воисвет Железный, пожалуй, один стоит нас четверых… Но просто так сдаваться мы не собирались. Умирать, так с гордо поднятой головой! Адреналин в крови дурманил, не позволяя испугаться смерти, даже если на этот раз она станет окончательной.
    И тут случилось что-то странное. Искра вдруг опустилась ниже, заливая нас светом и теплом. Мне показалось, будто что-то мягко коснулась меня — как ласковый, летний ветерок. Голос зазвучал одновременно отовсюду.
    — Подойди ближе, воин Света. Я знал, что ты придешь.
    Передо мной снова был призрак Тенсеса, которого я видел в Краю Вечной Ночи. Мне хотелось оглянуться и убедиться, что все видят и слышат то же самое, что и я, но взгляд будто приклеился к прозрачному лику. От волнения перехватывало дыхание, и я не мог даже пошевелиться.
    — Только что на твоих глазах демоны гибли и вновь возрождались. Их Искры еще слишком слабы, чтобы воскреснуть окончательно, лишь поэтому вам удалось одержать победу. Но все висело на волоске.
    — Искры? — выдавил я хрипло. — Разве у демонов есть Искры?
    — Теперь это уже неважно. Они не добились цели.
    — А какая у них была цель?
    — Им не нужна была моя смерть. Они хотели научиться использовать силу Света. Они хотели того же, чего хотят все. Бессмертия, Дара Воскрешения! И они почти добились своего… Я знал, что ты придешь. Но я вижу вопрос в твоих глазах. И ты не решаешься задать его… Спрашивай, я готов ответить.
    Я почему-то вспомнил, как Яскер сказал мне то же самое в здравнице Небесная. И он был очень удивлен тем, что я спросил его о джунах. Но сейчас мне хотелось задать правильный вопрос. Вряд ли у меня еще будет такая возможность.
    — Империя… Имперская Триединая Церковь считает, что источник магии Света — это не только вы. Что к этому причастны еще Скракан и Незеб.
    — Вот, что тебя интересует… У меня есть ответ, но вряд ли он устроит тебя. Погибнув в бою с демонами, я стал Искрой. Я увидел столб Света и не смог противиться его силе… Я помню свои мысли — вот он, конец, смерть! Теперь я узнаю окончательную истину. Но не узнал. На полпути к источнику Света другая сила подхватила меня и унесла в сторону. Это была сила Пирамиды Тэпа, которая захватила мою Искру. В итоге я оказался здесь. Но я не был одинок. Рядом со мной был кто-то… Я не знаю кто. Этот кто-то сказал, что дарит мне и миру новую силу — силу Света. Что источником этой силы станет Вера. Жители Сарнаута верят в меня и потому есть Свет. Сначала приток силы был слаб — немного было тех, кто сразу же принял новый дар. Но этой силы хватало на то, чтобы воскрешать павших. Чудо было зримо, количество верующих увеличивалось, сила Света крепла. Когда была принята доктрина Триединой Церкви, а Незеб и Скракан причислены к лику святых, мои силы удвоились. Понимаешь? Не только Лига стала верить в Свет, но и Империя!
    — И что это означает?
    — Свет — это не я. Не Скракан и не Незеб. Вы сами — Свет. Я — всего лишь проводник, символ. Незеб и Скракан — тоже.
    — Подождите! — воскликнул я, вдруг занервничав, будто истина уже коснулась моих ладоней, но стала просачиваться сквозь пальцы и исчезать. — Но…
    — Кем был тот, кто оказался рядом со мной здесь, в Пирамиде? Если я, Незеб и Скракан лишь проводники, то кто дал самый первый толчок? Кто подарил миру Дар Воскрешения?
    Призрак замолчал, и тишина продлилась так долго, что мне захотелось подойти и встряхнуть его за плечи. И только понимание, что это невозможно, останавливало меня.
    — Я не знаю, — печально произнес он. — Это все. Ты знаешь столько же, сколько и я. И ты должен молчать об этом. Вера — то, что нельзя понять и объяснить. Как только ты расскажешь всем остальным правду, люди начнут сомневаться. И поток Света иссякнет. Поэтому я поручаю тебе вернуться в Империю и рассказать то, что они хотят услышать. Скажи, что Скракан и Незеб — такие же святые, как я. Скажи, что источник Света в них, так же, как во мне. Пусть Империя верит в это. Тогда Свет не угаснет.
    Я почувствовал опустошение. Это совсем не то, что я хотел услышать… Уж лучше бы он сказал, что догмы Триединой Церкви Империи ошибочны, а лигийская Церковь Света несет истинную веру. По крайней мере я бы знал правду, какой бы горькой и обидной она ни была для меня, как для имперца. Но сейчас правда стала казаться совсем недосягаемой. Если даже сам Тенсес не знает, кто даровал миру бессмертие, есть ли хоть один шанс у меня когда-нибудь узнать об этом? Вряд ли…
    — Почему вы решили рассказать об этом мне?
    — Я оставляю тебе это тайное знание, потому что оно не должно исчезнуть бесследно вместе со мной.
    — Что вы имеете в виду?
    — Демоны не успокоятся, пока не подчинят себе силу Света, и есть только один способ помешать им: моя Искра должна угаснуть навсегда. Не волнуйся, Дар Света будет жить и без меня, но после моей смерти он не сможет стать их добычей. Я славно и долго жил. Я умудрился выжить даже после смерти и подарить это право всем остальным. Мне не о чем жалеть… Лишь одно тревожит меня. Вражда между Лигой и Империей! В этом наша слабость, в этом уязвимое место! Демоническая угроза не уничтожена, вы рано стали праздновать победу — враг затаился и готовится нанести новый удар. Ты должен донести это до всех! Война между Лигой и Империей должна закончиться! У всех нас есть общий враг — коварный и смертельно опасный! Это мой последний завет. Сейчас я исчезну. Я сделал все, что мог… Ответственность за будущее мира теперь лежит на тебе. Прощай.
    Уже на последних словах я не видел призрака — он растворился. А после того, как утих голос, свет тоже начал гаснуть. Я в полной прострации наблюдал, как Искра Тенсеса исчезает. И когда кислотно-зеленые лампы остались единственным источником освещения в этом большом зале, я все еще стоял и пялился в одну точку — туда, где только что был Великий Маг Тенсес, ушедший теперь уже навсегда.
    — Куда он делся? Где Искра? — в полном ужасе произнес кто-то из лигийцев. — Что происходит?!
    Я вспомнил, что нахожусь здесь не один, но по тому, как на меня пялились и свои, и чужие, понял, что задавал вслух вопросы, ответы на которое кроме меня больше не слышал никто. До меня стало доходить, что произошло, и я расхохотался, наверное окончательно убеждая всех в своем сумасшествии. Тенсес сказал, что война между Лигой и Империей должна прекратиться, но как минимум на Святой Земле в ней теперь и не было смысла. Не получилось у меня изменить ход истории. Искра не досталась никому!
    Но хотя бы Дар Воскрешения у нас остался.

    Уммо
    Мы семейка - Гибберлинги -
    Вместе быть нам веселей,
    Мы братюньки и сестринки,
    Хэй-хэй-хэй!
    Супер мы астраллонавты -
    Вместе плыть нам веселей,
    Покорять астроландшафты,
    Хэй-хэй-хэй!
    И портные мы, что надо -
    Вместе шить нам веселей,
    Все с "фиолом" - мы с "салатом",
    Хэй-хэй-хэй!
    Хоть порою мы не в духе -
    Вместе ныть нам веселей,
    Зарываемся мы в пухе,
    Хэй-хэй-хэй!
    Иногда бываем пьяны -
    Вместе пить нам веселей,
    Ну а кто тут без изъяна,
    Хэй-хэй-хэй?
    Не смотрите, что милашки -
    Вместе бить нам веселей,
    Надерем врагу мордашку,
    Хэй-хэй-хэй!
    Офигенские крутышки,
    Украшаем мы гейм-плей,
    В общем, гибби - это фишка,
    Хэй-хэй-хэй! 

    Уммо
    В подражание Маяковскому
    Быть женщиной с большой Жэ
    Неплохое начало, впрочем, уже!
    Мать её - не зря на свет родила!
    Чтоб её - всюду творились дела!
    Утром встала, Яскеру отдала честь
    И не забыла в каждом квартале прочесть
    Восхваление своему клану -
    Всё должно быть чётко по плану!
    ЦС, ОБС, Ал-Риат, острова, искажение -
    У неё по порядку каждое телодвижение!
    Днём фарм голды, шмота крафт, в лабу пати.
    Вечером Домик, а после - немного объятий.
    Афк две минуты и снова, как белка, крутиться -
    Ей вся Империя смело может гордиться!

    Скоро Зима
    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
    Автор: risovalkin
    К ОГЛАВЛЕНИЮ
    Глава 53. Историческая покупка
          Ближайший к северному проходу лагерь гоблинской мафии уже частично опустел, хотя дрессированных волков по-прежнему было много, так что нас встретила хоть и ослабшая, но все еще грозная оборона. Завязавшийся бой грозил затянуться надолго, но я постарался не задерживаться, прорываясь верхом на лошади еще дальше, мимо сражавшихся сторон, и отбиваясь на ходу. Старатели справятся здесь и без меня. Задачу привлечь их к атаке можно считать выполненной, и теперь мне нужно было просто добраться до ставки Козыря — к своим. Я рванул туда на максимальной скорости, которую только могла предложить купленная лошадь.
          К моменту моего появления у центрального лагеря мафии там уже вовсю орудовала Империя. Какая-то часть мафиозной шайки пыталась оказывать сопротивление, так что бой еще кипел, но я подоспел почти к самой развязке. Большинство гоблинов уже хватали все, что плохо лежит, грабили друг друга и старались унести ноги от наступающих Хранителей. В лагере царила полная неразбериха. Некоторые палатки, а также собранные наспех из камней и трухлявых досок постройки горели, и все заволокло дымом. Отовсюду слышались крики и звон стали. Имперские военные зачищали каждый угол, вытесняя обитателей из их логова.
          Я, вломив по ходу движения двум гоблинам, имевшим неосторожность наброситься на мою лошадь, продолжал вертеть головой по сторонам. Но что можно разглядеть в этом хаосе? Из-за дыма и шума ориентироваться было очень сложно, и я едва не оказался погребенным под горящими бревнами — одна из вышек рухнула прямо возле меня. Моя дорогущая лошадь встала на дыбы и громко заржала, от страха став неуправляемой. И хотя ее попытка выбросить своего наездника из седла не увенчалась успехом, успокаиваться она не собиралась, и мне в конце концов пришлось с нее слезть. Поскольку я подобрался к лагерю с противоположной стороны и с остальными Хранителями меня еще разделяли ряды палаток, мне пришлось отбиваться от целой своры в гордом одиночестве.
          Снова с тоской подумав о своем дрейке, не боявшимся никого и ничего, я размахивал мечом, который тоже был далек от совершенства и не шел ни в какое сравнение с тем, что дожидался меня где-то на Рыжем Сырте. По отдельности и гоблины, и волки — сила слишком ничтожная, чтобы говорить о ней серьезно. Но их было много. И через некоторое время я понял, что не справляюсь, и что если до меня не доберется кто-нибудь из своих, меня просто задавят количеством.
          Я старался приблизиться к Хранителям, но был окружен со всех сторон. Возле меня что-то взрывалось, и я подумал, что это, возможно, Михаил швыряет огненные проклятья в гущу врага. В конце концов на мои пляски в центре гоблинского кружка обратили внимание: группа военных ринулась к нам и споро нейтрализовала нападающих, но и со мной тоже сюсюкаться никто не стал. Среди подоспевших солдат не оказалось никого, кто узнал бы меня. Решив отделаться малой кровью, я покорно дал себя обезоружить, ткнуть лицом в землю и связать.
          — Атакой командует полковник Праведных?
          — Тебе-то что?
          — Я капитан Санников, у меня важная информация. Сообщите ему обо мне.
          — Сообщим. Отдохни пока, капитан.
          Словом, окончание операции по ликвидации центральной ставки гоблинской мафии на плато Коба я свидетельствовал лежа на земле, трогательно прижавшись щекой к высеченным на камне иероглифам Зэм, под строгим надзором конвоя, среди таких же подозрительных особ — связанных до выяснения личности. Гоблинов Хранители не слишком жалели, а вот представителей других рас старались не убивать, а брать в плен. Никакая подмога на помощь Козырю так и не подоспела, из чего я сделал вывод, что старатели тоже успешно справлялись со своей атакой на другой лагерь. Сам я искал глазами своих друзей, но никого из них не увидел. Зато мне на голову уселась Фея, каркнув на всех так воинственно, будто обозначила свою собственность.
          — Вот это да! Наконец-то Империя решила вмешаться и навести порядок. Мы уж и не чаяли спастись!
          Оторвав лицо от камня с иероглифами — Фея, взлетев, обругала меня с ног до головы — я повернул голову в другую сторону. Трое гибберлингов, тоже связанных, улыбались до ушей наблюдая за тем, как Хранители зачищают лагерь.
          — Старатели? — спросил я, прижавшись к иероглифам другой щекой.
          — Нет, мы охотники на демонов. Наш корабль стоит у островов Бессилия.
          — Я знаю. А что вы делаете здесь?
          — В плен попали к гоблинам, когда пытались стащить артефакты. Пресперо, руководитель нашей группы на плато, считает, что они имеют демоническую природу! Но не получилось…
          — Гоблины продали все артефакты.
          — Ага. Сделка совершилась на наших глазах.
          — Что? — встрепенулся я. — И вы знаете, кто покупатель? Лига?!
          — Нет. Артефакты скупили Историки!
          — Как это — Историки? Зачем?
          — А мы почем знаем? Изучать историю, видимо.
          Я ошарашено уставился на гибберлингов и даже не заметил, как ко мне подошли.
          — Прохлаждаешься, капитан? Подъем. Нечего плохой пример подавать, пока остальные работают.
          Веревка, связывающая мои руки и ноги, опала, и я смог подняться, разминая затекшие мышцы.
          — Что за информация? — строго спросил полковник Праведных.
          — Артефакты, кажется, купили Историки, — сообщил я совсем не то, что собирался.
          — Знаю, — поморщился полковник. — Ребята уже обезвредили какого-то гоблина, предположительно — Козыря, у него была купчая… Мы и представить себе не могли, что у Историков столько золота!
          — На чьей же они тогда стороне? На нашей или на стороне Лиги?
          — В штабе разберутся. Как там наши старатели?
          — Грабят лагерь за северным проходом.
          — Понятно.
          — Это еще не все. Где-то здесь налажен конвейер по производству святого оружия, там заправляет ученый — Саранг Птах. Хорошо бы с ним пообщаться, — сказал я и, повернувшись к стражам пленников, потребовал: — Мой меч!
          Оружие мне вернули без вопросов, и полковник махнул рукой, призывая следовать за ним.
          Штурм лагеря к тому времени окончательно перешел в завершающую фазу. Бои прекратились, хотя шум и суета не исчезли. Хранители пытались потушить пожары, попутно разыскивая и вынося все, что могло быть ценным, и все это в сопровождении воплей недобитых гоблинов.
          — И что интересного нам может сообщить этот Птах? Детали производства святого оружия? — спросил полковник, не глядя шагая прямо по гоблинским телам и даже кажется получая удовольствие от хруста костей под ногами.
          — Об этом мне ничего неизвестно, — покачал головой я. — Я знаю лишь то, что он умер когда-то именно здесь, на плато Коба. Ну и здесь же воскрес.
          — Какая с этого польза?
          — Может, и никакой. Но Историки нашли в зыбучих песках древние руины Зэм с изображением демонов, или что-то вроде того.
          — Изображение демонов у Зэм?! — переспросил полковник и даже замедлил шаг.
          — Да. Это означает, что если Проклятьем джунов и были демоны…
          — То Зэм видели это Проклятье своими глазами.
          — Ну во всяком случае — местные Зэм.
          — Товарищ полковник! — гаркнул подскочивший к нам Хранитель в лейтенантских погонах. — Разрешите…
          — Говори.
          — Опознали главаря гоблинской мафии Козыря.
          — Мертв?
          — Так точно.
          — Туда ему и дорога!
          — С берега докладывают, что некоторых гоблинов успели перехватить, но большей части удалось удрать на своих кораблях.
          — Мда… припозднились мы, — поджал губы полковник и нахмурился, сложив руки за спиной.
          — Разрешите идти?
          — Стоять! Приведи-ка мне сюда того восставшего, Саранга.
          — Есть.
          Лейтенант, отсалютовав, умчался, а полковник снова повернулся ко мне.
          — Оружейника мы взяли, приказ Комитета. А вот с артефактами беда. Я уже отправил депешу нашему дипломату на Асээ-тэпх — Союзину. Пусть выясняет по своим каналам, зачем Историкам столько артефактов Тьмы и откуда у них такие деньги. И самое главное — что угрожает Святой Земле, почему гоблины бегут с аллода.
          И имеют ли к этому какое-то отношение демоны — добавил я про себя. Сложно было даже определиться, что важнее: непонятное покупка Историками артефактов Тьмы, или демоническая угроза, еще недавно казавшаяся чушью, однако стремительно приобретающая все более реальные очертания.
          Саранг Птах дал о себе знать задолго до того, как появился в поле зрения. Его вели двое орков Хранителей, но он вырывался и вопил, заглушая весь шум вокруг. Металлические части тела восставшего, включая маску на лице, деформировались — судя по всему, штурмовики основательно намяли ему бока.
          — Хватит… Остановитесь! Я не воин, я ученый! И не для того я столько прожил на свете, чтобы какие-то желторотики выбили из меня Искру… Что вам от меня нужно? Вы мне гидравлический привод перебили… Сволочи! Ну где я теперь новый патрубок найду, а?
          — Тащи сюда свои оглобли, сейчас тебе и патрубок вставим, куда надо, и привод поправим, — успокоил полковник и уселся на ящики, когда Хранители подвели к нему сопротивляющегося восставшего. — Но сначала проясним пару вопросов.
          — Я умру, но ничего не скажу!
          — А если я вырву из тебя все шестеренки?
          — Что? Из меня?! Да вы… Да ты… Да я вас…
          — Тащите кувалду!
          — Ну хорошо, Них с вами, спрашивайте! Я живу уже много веков и не желаю подохнуть вновь на старости лет по вине каких-то солдафонов. Ну что вы хотите знать?
          — Ты служишь Тэпу? — задал полковник традиционный вопрос к Зэм.
          — Да как ты смеешь произносить это имя?! Нет, нет! Только не убивайте!.. Хорошо, я все скажу… Тэп — величайший из некромантов, когда-либо населявших аллоды, и в прошлой жизни я имел великую честь помогать ему! Тэп изучал тогда магию джунов. Что еще вы хотите знать?
          Мы с полковником обменялись взглядами.
          — На местных развалинах Зэм есть изображение демона. Что вы знаете об этом? — спросил я.
          — Это инсталляция Проклятья. Да, легендарное Проклятье джунов и было демонами. А что, разве этого никто не знал до сих пор? Это ж надо — жить в мире и так мало знать о нем!
          — Вы видели их?
          — Я видел огромного демона так же, как вижу сейчас тебя! Тогда он еще преследовал настоящих джунов. Сейчас их уже, конечно, не осталось…
          — Демон… в единственном числе? — уточнил я.
          — Слушайте, подсчетов я не вел! Один, два, десять, сто… Откуда я знаю?! Но он был огромен и очень силен! Возможно, и вы его однажды увидите.
          — Вы хотите сказать, что он отличался от демонов, которых сейчас полно в астрале?
          — Они очень похожи, только гораздо слабее. Но Проклятье джунов где-то среди них, я уверен! Оно никуда не делось.
          Час от часу не легче. Я прокручивал в голове слова Саранга Птаха и так, и эдак, стараясь определить свое отношение к несколько модифицированной версии гибели джунов, но и такой вариант у меня все равно не вызывал доверия.
          Друзей я все-таки разыскал, слава астралу — живых и здоровых. Атака на гоблинский лагерь вообще на удивление прошла для нас почти безболезненно.
          — То есть джуны впустили к нам из другого мира кучу этих тварей, — Орел указал рукой себе за спину, будто там толпилась орава демонов. — И среди них был или были особо сильные особи, которые джунам оказались не по зубам. Демоны истребили целый народ, почему-то побрезговав остальными, и засели в астрале. А нам теперь нужно залечь под корягу и не вякать, чтобы они не обратили внимание на нас. Я ничего не упустил?
          — Это всего лишь версия культиста Тэпа. Но я в нее тоже не очень верю, — произнес я.
          — Я не удивлен. У тебя прям пунктик по этому поводу…
          — Ник, тебе нужно просто отдохнуть. Когда вернемся на Рыжий Сырт, я как лекарь потребую отправить тебя высыпаться.
          — Нет, я… должен вернуться в «Приют Старателя».
          — Зачем? — удивилась Лиза. — У тебя что, приказ?
          — Нет.
          — Тогда в этом нет необходимости, — вставил Миша. — Артефакты проданы, так что с большой долей вероятности нас вернут в свою часть на Асээ-Тэпх. Но даже если и нет, тебе в любом случае сначала нужно отчитаться перед Семер Кийя.
          — Нет, — упрямо повторил я, и все замолчали, ожидая пояснений.
          Но сказать мне было нечего. Я еще сам не до конца понимал своих целей. У меня не было никакого плана, не было даже никакого намека на здравую цепь размышлений, которая привела бы к хоть какому-нибудь итогу. А может быть, я просто малодушно избегал всерьез поразмыслить над этим? Одно мне было ясно — взять и уехать, вычеркнув из памяти дочку трактирщика, я не могу. Мне хотелось увидеть ее еще раз хоть одним глазком… хотя бы для того, чтобы убедиться, что таких Вероник в Сарнауте пруд пруди, и на моем пути их будет еще целая куча. Смысл убиваться по той, которую я встретил в окружении дезертиров, прикидываясь одним из них?
          — Мне надо вернуться, — повторил я и, так больше ничего не добавив, развернулся и отправился на поиски своей лошади.
          Задерживаться дольше в ставке Козыря я не стал. Хранители еще продолжали перетряхивать гоблинский лагерь, когда я, отрапортовав полковнику Праведных и как-то неуклюже попрощавшись с друзьями, направился обратно к старателям. Полковник тоже усомнился в необходимости продолжения моей миссии, но поскольку не он ее на меня возлагал, то возражать не стал, а для комитетчицы Семер Кийя, которая наверняка дожидается меня на Рыжем Сырте, я потом что-нибудь придумаю.
          Впоследствии, спустя годы, я часто вспоминал именно этот день и думал, что изменилось бы в моей жизни, не вернись я тогда в «Приют». Наверное, Вероника со временем просто стерлась бы из моей памяти, как тысячи других лиц, которых я встречал и забывал после. Но я вернулся. И это было одно из тех самых, судьбоносных решений. Очередная развилка на жизненном пути. Если бы я только знал, что эта сиюминутная прихоть в итоге обернется для меня долгими днями, месяцами и годами поисков, ожидания и тоски… Вместо того, чтобы избавиться от кольнувшей меня занозы, я вернулся и вогнал ее настолько глубоко, в самое сердце, что вытащить так больше никогда и не смог.
          — Привет, спаситель, рада видеть тебя живым! Выглядишь уставшим. Как все прошло? Я слышала, от гоблинского лагеря ничего не осталось. Надеюсь, тебе перепало что-нибудь из гоблинских припасов! И папочка еще хочет тебя отблагодарить за мое спасение. Ну и за выкуп, который вы ему вернули, хе-хе. Ты же не против?
          — Мне достаточно твоей благодарности, — вспомнил я наконец, что тоже умею говорить.
          Вероника, впрочем, могла непрерывно щебетать в моно-режиме, без моего участия. И мне нравилось ее слушать.
          — Там тебя еще какая-то эльфийка ищет! Историк, вроде бы. Надменная такая дамочка. Как же ее… Бертилия…
          — Ди Плюи.
          — Да-да. Пойдем!
          Она схватила меня за руку и потащила в трактир. И я побрел за ней на автомате, радостно сжимая хрупкую ладонь и глядя на рыжие волосы осоловевшим взглядом. Правда, когда меня усадили за стол и расположившаяся напротив Бертилия строго попросила Веронику оставить нас наедине, я сразу погрустнел. Ну вот разве для этого я возвращался?
          — Рассказывайте. Вам удалось поговорить с Сарангом Птахом?
          — Э-э-э… да. Удалось. Но может, отложим до завтра? Уже поздно, я предпочел бы…
          — Что вы, дело не терпит отлагательств! Рассказывайте, что он вам поведал.
          Я решил, что быстрее будет отвязаться, если просто рассказать то немногое, что я узнал. Вероника крутилась у барной стойки, отца ее видно не было, да и вообще трактир был непривычно пуст. Но это и неудивительно. Большинство старателей наверняка все еще за Кордоном в поисках наживы — когда как не теперь, после падения оружейной мафии, искать счастье в аномалиях.
          — Итак, что мы имеем. Изучая бессмертие, Тэп опирался на знания джунов. Вот вам и связь двух народов. Несчастные джуны погибли от Проклятья, которое похоже на наших астральных демонов. А вдруг они — и наше Проклятье? Не хочется об этом даже думать.
          — Да уж, давайте не будем.
          — Также имеем это загадочное древнее существо — червелицый. Кое-кто, правда, убил его… Я не виню вас, понимаю, оно было для вас очередным монстром. Но нам, Историкам, всегда так жалко, когда гибнет что-то древнее, что могло бы еще приоткрыть много тайн. Ну да ладно. Главное, что сейчас нужно сделать, — это систематизировать все данные.
          — Уверен, вы с этим справитесь…
          — Я изложу все в письменном виде!
          — Непременно прочту…
          — И передадите эту исследовательскую работу своему командованию!
          — Обязательно… что?!
          — Да бросьте, Ник, — махнула рукой Бертилия. — Саранг Птах клепал оружие для мафии в ставке самого Козыря, а ее зачищали Хранители Империи. Если вы говорили с ним, значит вы все еще служите своей стране. Но это не мое дело, я не собираюсь вмешиваться в вашу работу, не волнуйтесь.
          И как я, будучи таким идиотом, сумел продержаться здесь столько времени? Хотя это наверное из-за Вероники я потерял бдительность. Кстати, где она? Я осмотрелся. В зале ее уже не оказалось. Было очень тихо, на улице стояла безветренная ночь, «Приют Старателя» переживал наверное самые спокойные свои часы. Я заглянул за барную стойку — пусто. Марьяна, обычно разливавшая посетителям пиво, тоже куда-то запропастилась.
          — Вероника? — позвал я, но ответа не последовало. — Горислав?
          Наверное они где-то в подсобных помещениях. Открыв дверь за барной стойкой, я увидел длинный коридор с несколькими дверьми, и заканчивающийся лестницей вниз. Но именно оттуда лился свет.
          — Есть кто живой?
          Спустившись по лестнице, я очутился в кладовой, среди бочек с пивом, коробок и мешков. У дальней стены виднелась дверь в еще одну комнатку, поменьше, и в ней явно кто-то был.
          — Нашел меня? — усмехнулась Вероника, и огоньки от тусклой свечи блеснули в ее глазах.
          Она сидела на бочке и болтала ногами, и ее белые коленки моментально приклеили к себе мой взгляд. Почему-то я подумал, что она меня ждала. Ну или мне хотелось так думать.
          — М-м-м… там просто за стойкой никого не было, и я…
          — Отец даст тебе золота, сколько захочешь. И еще вот это, — она протянула мне знакомую куклу Зэм, которая была частью выкупа Вероники.
          Сорока притащила мне таких две: одну я подарил трактирщику, а вторую передал Семер Кийя, чтобы выяснить, чем же так ценны эти куклы.
          — Да не нужна мне награда, — буркнул я, нахмурившись. Даже как-то обидно стало! Вот если бы не ее коленки — развернулся бы и ушел!
          — Разве герою позволительно оставаться без награды?
          — Если встречу какого-нибудь героя, обязательно спрошу.
          Вероника спрыгнула на пол и подошла ближе, сверкая улыбкой, способной разрушить любые стены. Во всяком случае мои стены стали очень неустойчивы.
          — Не прибедняйся. Я же знаю, что ты не из скромняг!
          — Откуда?
          — Мне рассказывали.
          — Тебя ввели в заблуждение.
          — А так?
          Если еще какие-то стены удерживали целостность, то теперь они рухнули окончательно. Мягкие губы, щекочущие лицо волосы и стройный стан в моих руках оказались сильнее. Никогда до этого я не впадал в такую эйфорию от простого поцелуя. Забыл, как думать, забыл, как дышать, и наверное, бы задохнулся, если б Вероника не отстранилась.
          — Не похож ты на скромника.
          — Где твой отец?
          — Ушел по делам, — произнесла она и захлопнула дверь за моей спиной, отрезая нас двоих от остального мира.
          Жалел ли я, что вернулся в «Приют»? Иногда очень сильно. Но когда остывал, каждый раз возвращался к мысли, что если все возвратить назад — я поступил бы точно так же. Ну а тогда мне и вовсе ни о чем серьезном думать не хотелось. Голова гудела, усталость звенела в каждой мышце, но я все равно чувствовал себя счастливым. Даже когда поднимался на второй этаж в свою комнату — со слипающимися глазами и еле переставляя ноги. Я лыбился сам себе и размышлял, заглянет ли еще ко мне сегодня Вероника до того, как взойдет солнце?
          Она не заглянула. Я безмятежно проспал все утро и половину дня, и снилось мне что-то очень хорошее. Пробуждение было тоже приятным. Жалко, конечно, просыпаться одному, но можно же пойти и поискать свою зазнобу… Однако неспешно разгоняющиеся мысли в конце концов вытеснили приподнятое настроение, охватившее меня со вчерашнего вечера, и вернули на бренную землю аллода.
          И что мне делать дальше? Я четко понимал, что теперь точно не смогу оставить Веронику. Но захочет ли она уйти со мной — вот главный вопрос. Возможно, ей нравится ее свободная жизнь, в которой она не связана никакими обязательствами… А что, если мне придется выбирать между ней и Империей? Готов ли я бросить страну, которой искренне клялся в верности? Дезертировать? Еще вчера мне показалось бы абсурдной даже мысль об этом. Но теперь я вдруг с ужасом осознал, что какая-то часть моего «я» уже рассматривает и такую возможность. Вспомнились все те, кого я презирал и даже лишал жизни за дезертирство. Предательство — преступление, которому я не видел оправданий. Судьба все-таки большая шутница.
          Внизу за барной стойкой снова стояла Марьяна, но обслуживать ей особо было некого. Я подумал, что если даже старатели и вернулись из-за Кордона с добычей, то сейчас скорее всего спят. Интересно, бывало ли когда-нибудь раньше в трактире два дня кряду так тихо и пусто? У меня возникло странное ощущение, что теперь здесь все будет по-другому. Не знаю как — но как-то иначе.
          Не успел я открыть рот, чтобы поздороваться, как рядом со мной материализовалась Бертилия ди Плюи.
          — Добрый день, Ник. Вы не поверите, но у меня все готово!
          — Что готово? — не понял я.
          — Все результаты исследований моих, а также Геродота и его команды! Я изложила их в трактате «Джуны и Зэм: попытка анализа взаимосвязей». Пожалуй, этот документ достоин внимания самого Найана… это глава Историков, если вы не знаете. И один из самых древних Великих Магов. После гибели Скракана, быть может, самый древний.
          — Да, что-то слышал.
          — Наш уговор, я надеюсь, еще в силе? Я бы сделала все сама, через Архивина, председателя нашей экспедиции на Святой Земле. Только… Не верю я ему. Мутный он какой-то!
          — Подождите, Бертилия, я сначала должен… Одну секунду, хорошо? Марьяна…
          — Ох, хоть кто-то тут еще живой имеется! Того и гляди от тоски помру. Пива?
          — Нет. Мне очень нужно увидеть Веронику! Можешь помочь?
          — Я бы с радостью, только ее здесь нет.
          — Как нет? А где она?
          — Уехали они с отцом.
          — Что значит — уехали? Куда?
          — Откуда ж мне знать? Сарнаут большой. А тут неспокойно… Домой, может, решили вернуться? Откуда-то они приехали, он говорил… как же аллод назывался-то?
          — Гипат.
          — Во, точно! Никогда о таком не слышала… А! Вот дырявая моя башка, она же тебе оставила тут кой-чего… Сейчас.
          Марьяна похлопала себя по бокам и вытащила из объемного кармана фартука газетный сверток. Я быстро развернул его, разодрав газету с неизвестными мне лицами и на неизвестном языке… Внутри оказалась кукла Зэм.
          — На какой корабль они собирались? — спросил я осипшим голосом.
          — Да какая разница? Они ведь еще ночью уехали! Теперь уж далеко в астрале, не догонишь… Все думаю, может, и мне уже пора?
          Трудно описать, что я почувствовал. Скажу лишь, что в череде ударов — этот стал первым.
          — Ник! Вы слышите меня? Ник! — донесся до меня голос Бертилии. — Мой трактат… Все как мы договаривались?
          — Да… да… как договаривались.
          Ну вот и ответ на мучивший меня вопрос. К сожалению или к счастью, но она не стала ставить меня перед выбором. Теперь мне точно в «Приюте» нечего было делать. Я взял отчет Бертилии и поплелся прочь, разрываемый желанием поскорее забыть трактир и все, что с ним связано, и мыслями вернуться сюда когда-нибудь еще. Может быть, Горислав уехал не навсегда, и у меня еще есть шанс увидеть его дочь?
          Тому, что на Рыжем Сырте меня уже дожидался приказ возвращаться со своей группой в свою часть, я почему-то не удивился. Более того, остальные прибывшие со мной отряды Хранителей уже отправились назад, и я решил, что это означает скорую заварушку на Асээ-Тэпх. И нетрудно было догадаться, что случится она скорее всего у Пирамиды Тэпа и будет иметь непосредственное отношение к лагерю Историков. Но я, тем не менее, даже почувствовал что-то вроде облегчения. Хотя находиться в горячих влажных джунглях значительно тяжелее, чем в не менее горячей, но зато сухой степи, я все равно был рад, что ухожу с плато Коба.
          Взбучки от Семер Кийя за то, что я не явился ее очам еще вчера, избежать не удалось. Но, видимо, мое лицо выражало такую степень задумчивости и отрешенности, что ее недовольство переросло в настоятельные призывы рассказать, что еще я узнал.
          — Да ничего, в общем… Владелец трактира покинул плато Коба вместе с дочерью.
          — Мне уже доложили, — кивнула комитетчица.
          — А вы знаете, что за аллод — Гипат?
          — Такого аллода нет.
          — Но Горислав…
          — В «Приюте Старателя» мало кто рассказывает о себе что-то правдивое, товарищ капитан. У вас есть еще какая-то интересная информация?
          — Нет. Хотя… в прошлый раз я передал вам куклу Зэм. Горислав говорил, что это очень дорогая вещь. Выяснилось, что в ней особенного?
          — Горислав ошибся. Для археологов находка, вероятно, имеет какую-то историческую ценность, но не более. Наши специалисты изучили куклу — в ней нет никакой магии и на произведение искусства она тоже не тянет. Даже не знаю, с чем трактирщик мог перепутать такую незначительную вещь.
          Почему-то я не поверил. Мог ли Горислав ошибиться? Это казалось неправдоподобным… Хотя гибберлинги, примкнувшие к охотникам на демонов, тоже не нашли в этой кукле ничего интересного. Я напряг мозг, пытаясь вспомнить все, что знаю, и с удивлением понял, что о ее ценности никто, кроме самого трактирщика, мне больше не говорил. Выходит, он и правда ошибся! Ну не пошутил же он, верно?
          Самым сложным при возвращении на Асээ-Тэпх было отбиться от назойливых вопросов друзей. Моя подавленность не прошла мимо их внимания, но я молчал, как партизан на допросе. Поддержка неожиданно пришла от Лизы, громогласно сообщившей, что иной раз, чтобы кому-то помочь, нужно просто оставить его в покое. После этого никто ко мне больше не лез. Правда, Матрена украдкой подсунула мне какое-то лечебное зелье, которое я покорно выпил, хотя физически и так чувствовал себя прекрасно. У меня просто что-то надломилось в душе. А лечебные зелья для души обычно имеют градус и в армии формально запрещены.
          Из положительных сторон: мне снова вернули моего дрейка, меч, погоны и форму. И все это неожиданно принесло мне определенное облегчение. Сорока — мой непрошенный трофей из трактира — тоже была со мной.
          Асээ-Тэпх встречал удушливой влагой, буйством зелени и разноголосьем многочисленных лесных обитателей. После непритязательного плато Коба мы были немного оглушены всей этой вакханалией. В складской комплекс «Южный берег», или просто — СКЮБ, прибыли к вечеру, где и остались ночевать. И первым делом, естественно, жадно выслушивали новости, потому что до плато мало что долетало.
          — А вы куда направляетесь, тоже в Центральный? Вчера была целая толпа с плато Коба.
          — Нет, у нас приказ прибыть к Пирамиде. Как там сейчас обстановка? — поинтересовался я.
          — Спокойно. Сейчас на всем Асээ спокойно. Такого здесь на моей памяти не было ни разу, а я тут уже не первый год! Как стало известно про Святое Оружие, так все и замерло. Жизнь в джунглях будто остановилась. Говорили, что скоро войне конец, что оружие всех быстро порешает, уже вот-вот и победим… Все ждут, да только что-то затянулось все. Дни летят, а ничего не меняется. Даже уже скучать начинаю по мордобою с лигийцами.
          — А сами лигийцы?
          — Наверное тоже сидят и ждут, что скоро получат оружие и сразу нас победят.
          — Понятно. Про Нефера Ура что-нибудь слышно?
          — Ничего. Наши маги не сумели снять заслон в Пирамиде. И лигийские не сумели — их, я слышал, тоже приглашали, там ведь какая-то лигийская шишка застряла, вместе с нашим Уром. Ну и Архивин еще — главный у местных Историков, тоже с ними.
          — Второй месяц уже…
          — Угу. Нефер Ур-то, может, еще жив, недаром что Зэм, а вот лигийцы и историки разве что трупы своих начальников найдут.
          — Ну как знать, — скептически отнесся я к этому предположению.
          В одном работники СКЮБа оказались правы: в джунглях было на удивление спокойно. Все встреченные нами на следующий день имперские патрули подтвердили, что стычек с Лигой давно не случалось. Да самой Пирамиды Тэпа — Храма Тенсеса — добрались без приключений. И только тогда я вспомнил, что когда был здесь в последний раз, на той стороне трепала нервы своим присутствием лигийская армия. Но сейчас лес был пуст. Зато с нашей стороны перед ограждением, отделяющим территорию лагеря Историков, возвышалось несколько армейских палаток, над которыми гордо реял красный флаг со звездой. Слишком скромный лагерь, не тянувший на внушительное представительство Империи, и это мало вязалось с тем, что здесь, тем не менее, находился сам полковник Кровавых. И он был сильно не в духе.
          — Заблудился в лесу, капитан? Я ждал вас еще вчера! Может, тебе компас вместо погон прикрутить?
          — Виноват.
          — Пойдем-ка, надо пообщаться…
          На этот раз к «общению» привлекли не только меня как офицера, но и всю мою группу. Вшестером мы уселись за стол в одной из палаток и выжидательно уставились на Жгута Кровавых. Не просто же так нас сорвали с плато Коба и приказали прибыть именно сюда, тогда как остальные вернулись в центральный имперский лагерь на южном берегу! Внутрь тенью шмыгнул неприметный человечек в форме без отличительных знаков, и судя по тому, как скривился полковник, человечек имел непосредственное отношение к Комитету.
          — Значит, первое. По поводу вашего общения с охотниками на демонов и их послания нам, — начал полковник. — Артефакты Тьмы — это сфера ответственности Комитета. А Комитет не будет их уничтожать. Да и кто поверит этим охотникам? Тем более, когда на кону мощь и сила! И не надо, капитан, так на меня смотреть. Не дорос еще! Второе. Как вы знаете, эта магическая дрянь в Пирамиде все еще висит и не думает развеиваться. Не знаю, что это за фигня такая, но я эту завесу лично топором потыкал — ничего! Наши маги пытались снять ее каждый день. Однако сейчас мы лишены этой возможности. Историки, точнее, их наемники, всех — и нас, и лигийцев — вежливо выпнули за пределы своего лагеря. Даже дипломатов! И теперь не пускают внутрь. Этого их маневра никто не понял, но теперь, когда выяснилось, что артефакты скупили именно они, все становится гораздо интересней. Так просто спускать им это дело никто не собирается, но генералу Сечину нужно время, чтобы привести сюда наши войска.
          Полковник прервался, чтобы глотнуть воды. А я переваривал его слова. Значит, дело принимает совсем уж серьезный оборот! Сечин не хотел вести армию к Пирамиде даже когда лигийцы привели сюда свою! Тогда он положился на Историков, считая, что Лига не захочет портить с ними отношения и не начнет боевые действия, пока они здесь. Но теперь Историки перестали быть нейтральной стороной, и у Империи, как, впрочем, и у Лиги, вдобавок к одному противнику неожиданно добавился второй.
          — А теперь, внимание, важный момент, — продолжил полковник, и так пристально уставился на меня, что стало понятно — сейчас будет самое интересное. — Если начнется бой с Историками, а еще и, не приведи астрал, Лига припрется, а что-то мне подсказывает — она обязательно припрется, то Пирамида может пострадать! Вы понимаете, какими последствиями это пахнет? Это же Храм Тенсеса, там его Искра! Лишиться бессмертия Империя позволить себе не может даже с учетом того, что и у Лиги его не станет тоже.
          Он замолчал. И мы не знали, что сказать, поэтому переглядывались и ждали продолжения.
          — И че терь делать? — в конце концов озвучил Лоб основной вопрос.
          — Кхм, — подал голос неприметный человечек, вдруг решив тоже сесть с нами за стол. — Вынужден признать, что у нас пока нет четкой позиции на этот счет. Однако сейчас речь не об этом. Вы, товарищ капитан, утверждаете, что разговаривали на Эльджуне с духом Тенсеса. Это так?
          — Да.
          — Что он вам сказал? Постарайтесь припомнить дословно.
          — Вы смеетесь? Могу только передать общий смысл.
          — Тогда может вы позволите мистикам вмешаться, чтобы вытащить эту информацию из вашей головы?
          — Конечно, нет.
          — Товарищ капитан, Империя может подумать, что вам есть что скрывать.
          — Неприкасаемость сознания — мое законное право. Понимаю, что вы не слишком-то усердно его соблюдаете, но…
          — Отнюдь. Я же сейчас спрашиваю вашего разрешения.
          — Вы его спрашиваете только потому, что без него не можете залезть ко мне в мозг, ведь я плохо поддаюсь магии разума. Я не знаю, кто вы, но не пытайтесь делать из меня дурака. Я не преступник, и ковыряться в своих мозгах не позволю!
          — Ну что вы, капитан, никто не считает вас преступником. Не нужно агрессии. Постарайтесь вспомнить, что именно сказал вам Тенсес.
          Разозленный посягательствами на свою территорию, я не сразу смог сосредоточиться. Мне даже пришлось прикрыть глаза и помассировать виски, помогая себе лучше мыслить.
          — Он сказал, что его Искра давно находится в Пирамиде Тэпа, и что она — залог бессмертия. Но Гурлухсор вместе с демонопоклонниками хочет уничтожить ее. И лишить всех дара воскрешения. Потом еще… вокруг тьма, скверна и порча. То, что было наполнено исцелением и спасением, теперь несет в себе зло и разрушение. Это он про артефакты с плато Коба говорил… Свет превратится в Тьму. И нужно помешать этому. Как-то так.
          — Понятно. А конкретно о вас и вашей роли он что-нибудь говорил?
          «В твоих руках будущее мира… Поспеши…». Эти слова я помнил очень отчетливо.
          — Нет, ничего.
          — Товарищи! ТОВАРИЩИ!
          В палатку ввалился дипломат Анатолий Союзин, и судя по его крайне возбужденному виду, случилось что-то важное. Все сразу подскочили на ноги.
          — Лига напала?
          — Нет… Историк…
          — Историки напали?!
          — Да нет же. Там историк, заместитель Архивина! Он сбежал из своего лагеря. Хочет поговорить. Это очень срочно!
          — Веди его сюда, — распорядился полковник.
          Номарх Инмеркар, оставшийся за главного среди Историков на Асээ-Тэпх после того, как Архивин оказался замурованным в Пирамиде, был мне знаком. Именно он пропустил нас туда на поиски Нефера Ура, ничем, правда, кроме стычки с наемниками, не закончившиеся. Сейчас историк казался нервным и напуганным, что не очень не вязалось с его расой восставших.
          — Господа, — произнес он, как-то несмело войдя в палатку.
          — Надеюсь вы сейчас сообщите нам убедительную причину, почему мы не должны вас арестовать, — холодно сказал человек без погон.
          — Стойте! Мы не виноваты в том, что случилось!
          — Неужели? Нам известно, что Историки приобрели у гоблинов все артефакты Тьмы. Учтите, лично у меня никогда не было к вам доверия. Ради какой-нибудь научной теории вы кого угодно в расход пустить готовы. У Комитета хорошая память и длинные руки. И если вам дороги шестеренки, в ваших же интересах сотрудничать с Империей. Чистосердечное признание смягчает вину.
          — Это все наш председатель, Виссарион Архивин!
          — Архивин заперт в Пирамиде, — хмуро напомнил полковник.
          — Ох, это что-то невообразимое! — принялся заламывать пальцы историк. — Недавно он снова появился в лагере… Появился и тут же исчез вновь, вернулся в Храм! Он даже не поговорил со мной, зато всю власть в лагере передал гоблинам! Сейчас у нас всем заправляет Крут Бараний Рог. Он стал нашим тюремщиком. Историкам запрещено покидать лагерь. Какой позор!
          — И как вы можете это объяснить?
          — Боюсь, другие трактовки невозможны… Председатель Архивин продался демонопоклонникам! Нас, Историков, подставили! Наше имя опозорено! Но главное… Бараний Рог собирается переправить груз артефактов Тьмы в Храм. Говорит, что это входит в контракт…
          — Неожиданный поворот событий. Надо действовать! И немедленно! — взвизгнул Союзин. — Конфисковать груз с артефактами Тьмы!
          — Подождите, — перебил я и обратился к Инмеркару. — Этот гоблин, Бараний Рог, как он собирается переправлять груз в Храм? Он знает, как попасть за барьер?
          — Думаю, с помощью вот этого… — историк выложил на стол небольшой предмет, светящийся зеленым.
          — Что это?
          — Ключ.
          — От барьера?!
          — Нет, барьер преодолеть невозможно, он надежен. Но у Пирамиды не один вход. Я украл этот ключ у гоблинов и сбежал. Мои коллеги помогли мне. Но меня скоро хватятся, да и пропажа ключа не останется незамеченной. Вам нужно поторопиться.

    Скоро Зима
    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
    Автор: risovalkin
    К ОГЛАВЛЕНИЮ
    Глава 52. Вероника
        Грива смотрела на меня с таким удивлением, будто мне отрубили голову, но я внезапно ожил.
          — Вот твои артефакты, я обещал тебе их вернуть.
          — А это твои, — очнулась она от ступора и протянула мне мою сумку. — Я ее даже не открывала.
          — Оставь себе…
          — Мне чужого не надо! Забирай… Эй, Ник! Выжившие пленники рассказывают, что их освободил кто-то невидимый… Ты молодец, я бы даже не рискнула туда сунуться.
          Я сдержанно кивнул, выдавив из себя какое-то подобие улыбки, и отошел к барной стойке.
          Усталость вцепилась клещами и в тело, и в разум. И хотя передо мной все еще стояла гора неразрешенных проблем, я собирался доползти до кровати и проспать столько, сколько затребует мой организм, даже если его требования превысят пределы допустимого. Но перед этим — законная кружка пива! Или две. Заслужил.
          Мучиться над вопросом — скольким пленникам удалось сбежать и сколько из них погибло — я не стал, на это не было ни времени, ни сил. Если удалось спасти хоть кого-то, значит терзаться угрызениями совести мне незачем. После того, как я открыл клетки, в лагере культистов поднялась суматоха, воспользовавшись которой я все же сумел отыскать то самое изображение червелицего. Все было именно так, как и описал Адам: высокая лестница, ведущая в традиционное строение Зэм — мрачное, с геометрическими рисунками и барельефами, пронизанное светящимися зелеными «жилами». В центре большого помещения с почерневшими от времени стенами и потолком возвышалась стела, с нее-то на меня и смотрело лицо червелицего.
          Достав меч, я принялся старательно отколупывать жутковатое изображение чудовища, стараясь его не повредить. Сделать это, конечно, не получилось — половина лица раскрошилась, превратившись в груду камней и горстку пыли, но небольшую часть я все же отковырял — глаз и часть щупальца. И хотя культисты были заняты погоней за разбегающимися пленниками и вряд ли в ближайшее время заинтересовались бы этим актом вандализма, а мне до ужаса хотелось исследовать здесь все, я тем не менее решил, что уже достаточно испытывал судьбу. Моя невидимость — величина неизвестная, способная исчезнуть в любой момент. И когда это произойдет, хотелось бы оказаться как можно дальше от ущелья Привидений.
          Сбежал из лагеря культистов Тэпа благополучно. Дальше, правда, удача мне изменила: я заблудился и так и не сумел найти то место, где осталась моя виверна, так что возвращался пешком, потом нарвался на целую ораву скелетов, от которых еле унес ноги, едва не попался в лапы мафии, снова пытавшейся вернуть под свой контроль все проходы через Кордон, и в довершение всего попал ночью в настоящую пылевую бурю, в которой основательно наелся песка, замерз и проклял плато Коба со всеми его аномалиями.
          Две кружки пива незаметно трансформировались в четыре. Трактир как всегда гудел, тем более, что тем для бурных обсуждений добавилось. Еще не успели поутихнуть страсти после прорыва через Кордон под предводительством семейки Драчунов, как появилась новая сенсация. Сумевшие добраться до «Приюта» освобожденные старатели взахлеб рассказывали о культистах Тэпа и своих злоключениях. Но так как мне в этот раз удалось сохранить инкогнито, никому не было до меня дела.
          В голове шумело, хотелось спать, и допив последнюю кружку, я поднялся с места.
          — Только культистов в ущелье нам и не хватало! О, Негасимый Свет…
          Владелец трактира механически натирал барную стойку до блеска, качая головой и тяжело вздыхая. Выглядел он при этом еще более разбитым, чем я.
          — Есть новости о вашей дочери? — спросил я скорее из вежливости, чем из любопытства. Очень уж хотелось спать.
          Горислав поднял на меня мученический взгляд, в котором сразу читалось, что новости есть — и они неутешительные.
          — Да, она жива, но… ко мне приходил вымогатель, и оказался он не пиратом, а гоблином! Оружейная мафия перекупила у пиратов мою Веронику, и сейчас они просят за нее… все! Артефакты, золото и даже трактир! Я собрал все, что у меня есть, включая дарственную на «Приют». Не знаю, где вы теперь будете собираться и оборачивать дела с торговцами… Знаю одно: не могу так больше, хочу скорей прижать к груди мою доченьку!
          — Понимаю, — в растерянности покивал я, пытаясь уложить в голове эту информацию. — Надеюсь, она скоро к вам вернется…
          — Ох, как бы мне этого хотелось, но гоблины требуют очень много золота. Не представляю, сколько нужно артефактов, чтобы собрать такую сумму! Это же стоимость целой… куклы Зэм!
          — Э-э-э… куклы?
          — Это самые редкие артефакты на всем плато. Сколько я уже нахожусь здесь, а видел всего одну такую, и торговцы несколько дней собирали деньги, чтобы выкупить ее у старателя. А тот потом сразу свернул здесь все дела и уехал в Новоград: куплю, сказал, себе дом в столице да женюсь наконец. Вот только где взять такую? Эх…
          Я сочувственно покивал и поднялся на ноги с твердым намерением пойти спать, потому что глаза уже закрывались против моей воли. Горислав продолжал сокрушенно качать головой и бормотать себе под нос, словно разговаривая сам с собой.
          — А куклы-то — невзрачные такие, страшные. Историки говорят, дети народа Зэм играли в них. Косточки тех деток давно уже истлели, а эти куклы ценятся сегодня дороже, чем золото…
          Ноги уже сами собой несли меня по направлению к лестнице, как в моей голове что-то щелкнуло. Я остановился и засунул нос в свою сумку. Грива не соврала — все, что лежало внутри, осталось на месте, в том числе и две грязные куклы — подарок сороки, который я так и не выбросил.
          — Похоже?
          Горислав поднял голову и, взглянув на невзрачную игрушку, выронил тряпку из рук. Глаза его расширились.
          — Что… Откуда это у тебя?
          — Нашел, — пожал плечами я.
          — Но это же… это целое состояние!
          — Да? Я не знал. Думал, просто хлам…
          Ну Фея, ну глазастая! Надо не забыть накормить ее чем-нибудь вкусным, когда вернется.
          — Я не осмеливаюсь просить тебя помочь. Но посмотри: перед тобой обезумевший от горя, готовый на все отец, — торопливо и заикаясь заговорил трактирщик. — Мне нечем заплатить тебе, все уйдет на выкуп. У меня есть только информация — разговоры старателей, Историков, торговцев, а еще… сведения о Гипате, аллоде, про который не знает никто! Информация порой стоит дороже денег, гораздо дороже… Помоги мне, Светом тебя заклинаю!
          — Я должен вам денег за ночлег, — сказал я и протянул куклу Гориславу. — Вот моя оплата.
          Трактирщик взял куклу дрожащими руками, как величайшее сокровище.
          — Это слишком дорого… Но я готов поделиться с тобой своими знаниями!
          — Поговорим об этом завтра.
          Информация — штука хорошая, и, полагаю, Горислав и впрямь мог поведать много интересных и полезных вещей. Но спать хотелось так, что я был просто не в состоянии ничего воспринимать. Кое-как подавив зевок, я все же поплелся в выделенную мне комнату. Теперь у меня есть три артефакта, еще одна кукла Зэм, кусок камня с изображением червелицего монстра, и обо всем об этом нужно было поразмыслить. Но мысли буксовали, так что все умственные процессы пришлось отложить.
          Горислав решил проводить меня до комнаты лично. Он чуть ли не вприпрыжку шел рядом, прижимая к груди игрушку и не замолкая ни на секунду.
          — У меня теперь есть кукла Зэм! Это невероятно! Я не мог и надеяться, что сыщется старатель, который так отнесется к моей личной беде.
          Рухнув наконец на кровать, я заснул мгновенно. Спал крепко и без сновидений, и оттого отлично выспался. При этом, проснувшись, я обнаружил в своей голове сложившийся план, будто мой мозг продолжал работать в автономном режиме. Сегодня я должен встретиться с друзьями. Им я передам артефакты и вторую куклу Зэм — пусть наши ученые узнают, в чем ее такая исключительная ценность. Еще порадую Комитет тем, что есть возможность разжиться полезной информацией у Горислава (сам я понятия не имел, какие вопросы ему можно задать, и можно ли вообще, так что инструкции мне бы не помешали). Ну, а после я отправлюсь обратно в лагерь Историков, чтобы показать Сарангу Хэну обломок изображения червелицего, заодно узнаю что-нибудь про голову этого монстра.
          Крайне довольный собой, я спустился вниз.
          — Капитан Санников!
          Сказать, что я оторопел, — не сказать ничего. Посетителей в трактире было не густо, но все же убивать кого-либо ни с того, ни с сего при свидетелях не стоило. Да и обратившаяся ко мне женщина агрессии не проявляла и говорила шепотом. Это вселяло некоторую надежду на то, что выдавать она меня не собирается. Ее лицо показалось мне смутно знакомым. Сказать, что она ошиблась? Это может привлечь еще больше внимания ко мне.
          — Вы меня не помните? — спросила она после того, как я, так и не определившись, как себя вести, продолжал стоять истуканом. — Меня зовут Настя… Анастасия Лучина. Давайте выйдем отсюда, чтобы нас никто не услышал.
          Предложение показалось мне более чем своевременным. Мы вышли на улицу и прогулялись вдоль домов, чтобы отойти еще подальше, потому что, как известно, и у стен есть уши.
          — Я понимаю, что вы здесь находитесь инкогнито, капитан. Но не волнуйтесь, мы занимаем нейтральную позицию и не вмешиваемся в дела ни Лиги, ни Империи.
          — Кто это — мы?
          — Охотники на демонов. Я была в группе Алексея Лужина на Асээ-Тэпх, мы выслеживали вместе Истребителя, помните?
          Ну еще бы! Разгуливающий по джунглям вдали от астрала демон навсегда останется в моем сердце.
          — Вы перебрались на плато Коба? Неужели и здесь…
          — Нет-нет, здесь пока о демонах никто не слышал, но мы считаем, что это вопрос времени.
          — Я видел их логово на Эльджуне, в краю Вечной Ночи.
          — Мы знаем об этом месте. Но Алексей считает, что сейчас именно здесь средоточие Тьмы. Ведь артефакты излучают ее, а значит, демоны где-то рядом.
          Вот только их тут и не хватало до кучи. Мало было червелицых чудовищ неизвестного происхождения, культистов Тэпа, втянувших меня в свои игры, после которых безвозвратно погиб агент Комитета, еще гоблинской мафии, дезертиров и аномалий с нежитью, так теперь еще и демоны на горизонте забрезжили! Я хмуро огляделся по сторонам.
          — А сам Алексей тоже здесь?
          — Нет, в «Приюте» его нет, — покачала головой Настя. — Мы разбили лагерь на островах Бессилия, рядом с одной из аномалий.
          — Это ведь за Кордоном!
          — Именно. Но к нам никто не суется. То место особенное — оно высасывает из тела жизненную энергию так, что иной раз не хватает сил, чтобы сделать всего шаг. Вот такие пироги…
          — Не очень удачное место для лагеря.
          — Единственное, где мы никому не мешаем. На плато Коба и без нас стало тесновато.
          — Как же вы оказались здесь?
          — Как преодолела Кордон, вы хотите сказать? Приходится огибать аллод через астрал, других вариантов у нас нет. Нам нужен доступ ко всем аномалиям — мы установили в них «уловители демонической активности». Это такие магические приборы, созданные умельцами Зэм еще до Великого Астрального Похода, когда весь мир сражался с этими тварями. Сейчас только мы ими и пользуемся: все считают, что с демонами покончено. Не знаю, не знаю… Появление новой породы демонов, которые могут жить вне астрала сколь угодно долго — это очень тревожные вести!
          — А что говорят эти… «уловители демонической активности»?
          — Мы сняли показания с уловителя в «Ржавых руинах» и сейчас возвращаемся в лагерь, чтобы показать их Пресперо. Это глава нашей экспедиции. Он расшифрует собранные данные.
          — Я могу с ним увидеться?
          — Честно говоря, я на это очень рассчитываю. Это большая удача — встретить вас здесь! Понимаю, что у вас другие задачи, но речь идет об угрозе всему нашему миру. Империя, как и Лига, не должны оставаться в стороне.
          Вот и составляй после этого планы на день! Как бы мне ни хотелось узнать побольше о червелицем монстре, демоническая угроза, естественно, была намного важней. Как выяснилось, Анастасия находилась в «Приюте Старателя» вместе с двумя молчаливыми спутниками — орком и эльфом, чьих имен я так и не запомнил. Подчеркнутый нейтралитет охотников на демонов позволял им находиться здесь так же, как и историкам, но смотрели на них все равно косо. Так что не было ничего удивительного в том, что Насте хотелось убраться отсюда как можно скорее.
          Правда, мне пришлось еще немного повозиться: сначала продать артефакт (самый маленький) и купить лошадь (самую дорогую). Я надеялся, что в этот раз мой очередной ездовой питомец продержится у меня немного дольше. Вчетвером — я и охотники — мы сделали крюк к моему тайному месту сходки. Уже ждавшие меня там друзья не слишком были удивлены компании, с которой я заявился на встречу.
          — Наше командование знает о пребывании охотников на плато Коба. Все обеспокоены, — поведал Миша.
          — Мы должны установить связь с вашим руководством! — горячо поддержала Анастасия, но Миша покачал головой.
          — Это будет сложно.
          — Имперская ставка находится на Рыжем Сырте, вы пробовали связаться… — начал я, но Настя перебила.
          — Пробовали. Нашего представителя даже близко не подпустила охрана.
          — Империя откажется поддерживать официальный контакт с охотниками, если вы будете предлагать тоже самое Лиге, — вставил Орел.
          — Но нам и не нужен никакой официоз! Зачастую он только мешает. Вы можете передать послание неофициально… Поймите, это ведь очень серьезно!
          — Думаю, это возможно, — кивнул я. — Сколько времени добираться до вашего лагеря?
          — Отсюда около пяти с половиной часов до берега, а потом столько же кораблем, если не встретим никаких препятствий.
          — Отлично, — сказал я и повернулся к своим друзьям. Уж эту миссию я могу себе позволить осуществить с группой поддержки. — Как насчет астральной прогулки?
          Протестующих не оказалось. Вряд ли командование рассчитывало опускать своих подопечных так надолго, но они всегда могут сослаться на то, что выполняли мой приказ. В конце концов я все еще капитан, хоть и стал уже потихоньку забывать об этом. Может, меня и не погладят по головке за такое самоуправство, но сейчас мне было абсолютно наплевать на любые санкции в отношении себя.
          Я уже настолько отвык быть среди тех, в ком уверен на все сто и кому не боялся подставить спину — а это только Кузьма, Миша, Лоб, Матрена и Лиза, настолько отвык быть самим собой и не притворяться дезертиром, что теперь пребывал в почти эйфорическом состоянии. И пусть я все еще находился на опостылевшем плато Коба, ощущение было такое, будто меня вытащили из стана врага и вернули домой.
          — Неплохая яхта! Ваша братия, я гляжу, не бедствует, — присвистнул Орел.
          — Что вы! Сейчас мы переживаем далеко не самые лучшие времена.
          — Однако даже Империя не позволяет себе курсировать на кораблях вдоль берега. Это ж сколько нужно метеоритного железа?
          — Имперские корабли слишком громоздкие, — возразил Миша. — Да и не снимет их Сечин с обороны центрального лагеря на Асээ-Тэпх. Даже ради сбора артефактов на той стороне Кордона! Тактически и экономически куда более целесообразно выкупить их у торговцев, чем гонять такие махины туда-сюда.
          — Ну да, рассказывай. А как же корабли-разведчики?
          — Полагаю, выполняют задачи разведывательного характера…
          Они заспорили с Кузьмой о плюсах и минусах военной политики на Святой земле, но я не стал прислушиваться, разглядывая небольшой, действительно похожий на прогулочную яхту, корабль охотников. Пришвартоваться к берегу аллода, не имеющему пирса, — задача не для рулевого средней руки. Это была ювелирная работа, и кто бы ни стоял за штурвалом судна — он с этой работой справился.
          Деревянный, округлый, с полощущимися на астральном ветру парусами корабль больше походил на лигийский, как, впрочем, и корабли торговцев, которые мне приходилось видеть на Эльджуне. Мы поднялись на борт по сходням вместе со своими питомцами. Я вертел головой по сторонам. Все же мне были куда привычней имперские стальные монстры вытянутой формы, с большими лопастями в хвосте, регулирующими астральные потоки.
          На борту я насчитал шесть членов экипажа, не считая троих охотников, которые были с нами, но в трюм я не спускался, поэтому мог ошибаться. Корабль отчалил от земли, углубившись в астрал на безопасное расстояние, и мягко поплыл сквозь радужные нити. Из-за яркого сияния сложно было что-то разглядеть. Я видел сначала расплывающееся желтоватое пятно степи, откуда мы улетели, и оно оставалось неизменным около часа. На смену ему пришло багровое марево — наверное, Стол Великана, я даже сумел различить смутные очертания гигантских стел.
          — Вы видели, сколько там нежити? — задумчиво произнесла Настя.
          Как и я, она стояла облокотившись о борт и глядела на плато. Ее вопрос был риторическим, и я промолчал.
          — Неподалеку от лагеря охотников мне довелось видеть схватку орка-старателя и нежити. Я не успела помочь несчастному, старатель умер у меня на руках. Все Плато усеяно костями старателей — тех, кто ради наживы рискнул… и проиграл.
          И на это я ничего не ответил.
          Еще через пару часов землю заволокло непроглядным серо-зеленым смогом, густым, словно вата, — скорее всего, рядом было ущелье Привидений. Дальше мне заходить еще пока не доводилось, поэтому я не без интереса смотрел, как постепенно воздух вокруг аллода снова становился прозрачным, но свет сквозь него почему-то все равно почти не проникал.
          — Что там? — я ткнул пальцем в торчащий с краю земли островок, окутанный сумерками.
          По времени мы как раз уже должны прибыть на место, и меня посетило неприятное чувство, что это оно и есть.
          — Остров Теней, — откликнулась Настя. — Жуткое местечко! Неспроста так зовется. Хозяева этого острова Тени и есть. Какое-то наследство Тэпа, не иначе. А между тем, этот островок мог бы стать хорошей базой.
          — Это один из островов Бессилия? — спросила Матрена, вглядываясь в клочок земли, который, казалось, вот-вот оторвется от аллода и унесется в астрал.
          — Да. Наш лагерь как раз за ним.
          Я почувствовал себя плохо еще на подлете. Мышцы налились свинцом, глаза начали слипаться, и не хотелось даже шевелиться от усталости. И судя по всему, то же самое ощущали все. Острова полностью оправдывали свое название, понятно, почему сюда никто не рвется.
          — Выпейте. Это укрепляющее зелье, без него здесь невозможно находиться.
          Я проглотил предложенное охотниками варево одним глотком, и изнеможение сразу чуть откатилось, хотя и не прошло совсем. Но по крайней мере мне хватало сил бороться со своим состоянием и не поддаваться унынию.
          Острова Бессилия на самом деле оказались полуостровом из двух участков, соединенных между собой, а также с большой землей совсем узкими дорожками-мостками. Вероятность того, что рано или поздно они отвалятся от аллода и растворятся в астрале, я определил как очень высокую. Корабль тем временем так же ювелирно швартовался к берегу, на котором нас встречал белокурый ангел. Девушка активно махала руками, то ли приветствуя корабль, то ли помогая ему маневрировать, но выглядело это в любом случае забавно. Я даже засмотрелся.
          — Все нормально, Алена? — с волнением в голосе спросила Настя, первой спустившись на остров.
          — Разве тут может быть нормально? — всплеснула руками девушка. — Очень неудачно мы лагерь разбили.
          — Все те же вопли по ночам?
          — Угу. Сегодня на рассвете я наконец подобралась к источнику. Представляешь, это скелет! Орет, будто от муки. Но я очень сомневаюсь, что у тупого скелета могут быть какие-то душевные терзания… Вот! Опять крикнул! Или у меня в ушах уже этот вопль стоит?
          — Перестань, Алена! Мы не можем перебраться на другое место. Алексей в лагере?
          — О! Империя! — округлила глаза девушка, обидно глядя мимо на меня на моих друзей. Ну понятно — они-то в форме, а я нет.
          — Алена!!!
          — А? Да. То есть нет, Алексея нет. Они ушли к лагерю гоблинов по приказу Просперо.
          — Их лагерь рядом? — вмешался я в разговор, и девушка наконец-то обратила на меня свои ясные голубые очи.
          — Не самый главный. Там заправляет гоблин-волхв, и из ставки Козыря ему постоянно доставляют всякие депеши. Пресперо считает, что это может быть очень важно.
          — Пойдемте, я вас познакомлю с нашим руководителем, — сказала Настя и зашагала вглубь острова, уверенно переступая через развалины строений Зэм, которыми была усыпана земля.
          Охотники на демонов расположились в относительно сохранившихся сооружениях. И вкупе с тем, что окутанный вечным сумраком остров сам по себе навевал тоску, вытягивал жизненную энергию и выглядел крайне неприветливым, каменные лица Зэм повсюду могли окончательно добить психику даже самого здорового разумного существа. Вряд ли здесь стоило находиться слишком долго. Самих охотников оказалось не так уж и много, хотя возможно большая часть из них выполняла какие-то задачи, рассыпавшись по плато Коба. В лагере я насчитал всего лишь пару орков, троих людей и троих гибберлингов, одного восставшего, ну и самого руководителя экспедиции.
          Пресперо сам вышел нам навстречу. Это был высокий эльф с бледной кожей и тонкими чертами лица, что было присуще, наверное, всем представителям их расы, но он не жеманничал, говорил спокойно и ровно, и в целом не производил отталкивающего впечатления, как я того ожидал.
          — Вы задержались, Настя, возникли какие-то проблемы?
          — Нет, я привезла показания уловителей… Познакомьтесь, это капитан Санников.
          — Хм… тот самый? Алексей рассказывал мне о вас, — эльф протянул мне руку. — Рад, что Империя не остается равнодушной и проявляет интерес к нашей работе.
          Я представил своих друзей и, не желая растягивать прелюдию, спросил:
          — Насколько я понял, у вас есть важная информация для нас.
          — Да, но сначала я с вашего позволения проверю показания уловителей демонической силы. Это не займет много времени, буквально несколько минут… Настя, позаботься о наших гостях!
          Пресперо, забрав те самые «показания», на деле оказавшиеся какими-то невзрачными камушками, скрылся в одном из помещений — точнее, в трех стенах с наполовину обрушившимся потолком. А нас в это время повели пить чай с укрепляющим зельем, от которого жить стало чуть веселей. И чему я порадовался больше всего, так это тому, что внутрь никаких развалин заходить не пришлось.
          Мы ожидали вердикта Пресперо, разместившись на камнях — я лично уютно устроился на завалившейся на бок стеле и попивал чаек, закинув ноги на древний постамент. Все-таки отсутствие на мне формы настраивало на неформальный лад и позволяло чувствовать себя несколько свободней. Когда «несколько минут» растянулись уже в полчаса, ко мне подсели трое гибберлингов.
          — Э-э-эй… мы тебя знаем! Тебя Барыш небось прислал? — завопил самый шумный из троицы.
          — Нет, это капитан Санников, — опередила меня Анастасия.
          — А-а! Ну понятно… Но на всякий случай ты Барышу передай, что мы больше не старатели! Мы встретили охотников на демонов и сразу поняли: вот истинное дело!
          — Правильно! — тут же горячо поддержала Матрена, избавив меня от необходимости что-то отвечать. — Это достойное решение!
          — Вот-вот. Провидение привело нас за Кордон. Да, мы помним о долге Барышу, а как же! И эта мысль нас очень тяготит… Бил даже плохо спит по ночам. Но нам не удалось найти ничего стоящего, мы только впустую потратили чужое золото. Нам очень-очень стыдно… Бил, вытри слезы! Все артефакты у нас прямо из-под носа увела мафия и унесла в ставку Козыря. А Козырь — это же самый главный гоблин, глава всей оружейной мафии! А нам вместо артефактов достались только истлевшее тряпье, ржавый меч, да грязная кукла — вот и весь навар.
          — Кукла? — встрепенулся я, и полез в сумку. — Такая?
          — Ага, похоже. Но мы уже большие, в куклы давно не играем. Правда, Бил? Ты слышишь? Верни человеку куклу!
          Пресперо появился с весьма растерянным видом. Он держал в руках камешки, которые передала ему Анастасия, но смотрел на них так, будто те его предали.
          — Странная ситуация! Известно, что артефакты Света вдруг стали артефактами Тьмы. Но ведь при этом на плато нет следов ни демонов, ни демонопоклонников. Вот и эти показания… Все чисто!
          — И что это означает? — поинтересовался я.
          — Это значит… Нет, раз уж мы здесь, нужно пристальнее изучить эти пресловутые артефакты. Их превращение от Света к Тьме явно имеет демоническую природу. Дождемся информации от Алексея, он ушел к лагерю гоблинов с поглотителем демонической силы.
          — Что за поглотитель?
          — Особый магический прибор, в свое время он спас жизнь не одному охотнику! Алексей должен испытать его на столбах Зэм, вокруг которых и наблюдается появление месторождений артефактов. Очевидно, они связаны, и скорей всего именно эти самые «столбы» и являются прародителями артефактов. И, быть может, заодно источниками самой Тьмы… Я чувствую, что с этими артефактами связано зло. Большое зло!
          Алексей с пятью спутниками вернулся лишь когда дневные сумерки превратились в ночную непроглядную тьму. Охотники зажгли по всему лагерю факелы, но даже их огни не могли рассеять окутавшую остров черноту. О приближении нашего хоть и не старого, но хорошего знакомого сообщили дозорные, а потом появился и он сам — крайне удивленный тем, что здесь его дожидаются имперцы.
          — Ваше присутствие более чем кстати, капитан! Нам не удалось наладить контакт с вашими представителями.
          — Да, я знаю. Но кажется, что ситуация начала выходить из-под контроля…
          — Надеюсь, вам удастся достучаться до вашего руководства.
          — Это все понятно, — нетерпеливо вмешался Пресперо. — Но давайте о важном! Как прошел эксперимент с поглотителем?
          Алексей вздохнул, отстегнул меч с пояса и устало опустился на камень. Судя по его виду, эксперименты проходили непросто.
          — Мы сумели пробиться в лагерь к гоблинам и испробовать поглотитель демонической силы на артефактах, которые у них есть. И знаете, что? Мы разрядили их! Очистили полностью!
          — Значит все верно! — вскричала Настя, вскочив на ноги. — Не зря мы здесь! Тьма, проникшая в артефакты, имеет демоническую природу.
          — Что ж… Похоже, мы прибыли вовремя! — добавил Пресперо. — Уверен, что если применить поглотитель возле большого скопления артефактов, то… хм… Теперь наша задача здесь, на Святой Земле, ясна! Я немедленно вооружу всех охотников поглотителями и мы разрядим все источники артефактов Тьмы на плато Коба!
          Он посмотрел на нас, и я сразу понял цепь его мыслей.
          — Империя не позволит разрядить свои артефакты, даже если они имеют демоническую природу, — остудил я его пыл.
          — Послушайте, сначала артефакты источали Свет, так? А где у нас источник магии Света?
          — Имеете в виду Храм Тенсеса?
          — Именно! Но теперь ими завладела демоническая природа, и если слухи верны, и демоны прорвались в Храм… то именно там — источник Тьмы, проникшей в артефакты.
          — Не демоны, а демонопоклонники, — поправил я.
          — Это неважно! Очищая артефакты, мы помогаем Тенсесу противостоять Тьме.
          — Лиге понравится этот лозунг, — вставил Орел.
          — Насколько я знаю, глава Лиги отдал приказ уничтожать артефакты, а Империя, напротив, их собирает. А ведь это Зло… настоящее Зло!
          — Капитан, — обратился ко мне Алексей, — поговори с полковником. Жгут Кровавых, кажется? Расскажи, все, что нам удалось выяснить. Что источник Тьмы скорее всего находится в Храме Тенсеса, захваченном демонопоклонниками. Что мы можем помочь Искре Тенсеса противостоять порче, если очистим все собранные артефакты! Пусть сделает это! Это его долг! Долг, как Хранителя! Не только Империи. Всего мира!
          — Но этого мало, — хмуро добавил Пресперо. — Есть еще ставка Козыря, лагерь оружейной мафии. Если и есть где скопище артефактов Тьмы, то именно там!
          — Кстати о ставке Козыря, — вспомнил вдруг Алексей. — В лагере гоблинов мы раздобыли интересную депешу. Вот, почитайте.
          Он вынул смятую бумагу и протянул ее сначала Пресперо, а тот, пробежав взглядом по написанному, озадаченно передал мне.
          — Срочный приказ всем гоблинам покинуть Святую Землю. Сделка по продаже артефактов покупателю завершена… кто не успеет, пусть пеняет на себя… — зачитал я вслух и ошарашено поднял глаза. Ничего себе!
          — Они и в самом деле сворачивают лагерь, — подтвердил Алексей.
          У меня пропал дар речи.
          — Может, это Империя выкупила артефакты, — с сомнением в голосе предложил Лоб.
          — Империя не стала бы иметь дело с мафией! — уверенно заявила Матрена, но Лиза с ней не согласилась.
          — Не будь наивной! Конечно Империя могла выкупить артефакты у Козыря, но что-то слишком уж внезапная сделка…
          — Все могло происходить в режиме строжайшей секретности, — возразил Миша.
          — Так или иначе, об этом нужно срочно сообщить командованию, — подвел я итог, и повернулся к Пресперо. — Как отсюда добраться до Рыжего Сырта кратчайшим путем?
          — Мы доставим вас кораблем при условии, что вы сделаете все, чтобы донести нашу позицию до имперского руководства.
          Естественно, я согласился. Во-первых, позицию охотников я вполне разделял, а во-вторых, времени оставалось в обрез. Как долго гоблины будут сворачивать свой лагерь? И получил ли уже таинственный покупатель свой товар? Хотя погостили у охотников мы совсем недолго, я выдохнул с облегчением, когда едва остывший двигатель их корабля снова взревел, и мы покинули острова Бессилия. Конечно, после этого астрального путешествия пришлось еще проехаться прилично по сухой степи до родного лагеря, так что даже самый кратчайший путь оказался не близким.
          Ставка Империи на Рыжем Сырте показалась мне приветом из какой-то далекой, почти забытой жизни. Красные флаги, плакаты с пафосными лозунгами, металлические ангары — как глоток свежего воздуха на чужой земле. Я сам поразился, насколько, оказывается, привязан к таким вроде бы простым, примелькавшимся вещам. Правда, на территорию удалось попасть не сразу. Сначала я вынужден был пройти процедуру опознания, ради чего был поднят с постели сам полковник Булат Праведных. Позже к нему присоединилась и комитетчица Семер Кийа. Вскоре мы уже сидели в ее кабинете, где она когда-то, сто лет назад, учила меня, как вести себя в «Приюте Старателя». К демонической природе артефактов она отнеслась с должным вниманием, но после известия о гоблинском письме все ушло на второй план.
          — Если все артефакты достались Лиге, это наш полный провал! Только одно может послужить хоть каким-то утешением: эти ретрограды планировали уничтожить артефакты, а не использовать их против нас.
          — Хм… А ну как они передумают? — хмуро пробормотал полковник Праведных.
          — Великий Незеб, что же делать? В первую очередь, нужно убедиться, что Покупатель — это и впрямь Лига.
          — Как?
          — Надо проникнуть в логово мафии и найти там доказательства.
          Я чуть было не расхохотался от такого гениального в своей простоте решения. Но Семер Кийа была абсолютно серьезна.
          — Настало время решительных действий, терять нам уже нечего. Пора разогнать этот гадюшник!
          — Вы предлагаете организовать налет на ставку Козыря? — уточнил я. — Вообще гоблинская мафия способна оказать неплохое сопротивление, вы уверены, что наших сил на плато Коба хватит для открытого столкновения?
          — Призывать на помощь подкрепление с Асээ-Тэпх уже нет времени. Придется воспользоваться помощью старателей. Хоть какой-то от них толк…
          Одно предложение эпичнее другого — вот что я подумал. Но благоразумно промолчал, субординацию в Империи еще пока не отменили.
          — Нужно в срочном порядке разработать план! — торжественно объявила Семер Кийа. — Этим мы и займемся. А вам, товарищи, разрешаю отдохнуть.
          Ну хоть одна стоящая идея! Отдохнуть нам бы не помешало. Хотя уже наступило утро и на улице совсем рассвело, глаза мои слипались, и принять горизонтальное положение было пределом мечтаний. Безусловно, меня волновало, какой план родится в голове комитетчицы, ведь наверняка я буду в нем непосредственно фигурировать, но я все же надеялся, что полковник Хранителей внесет туда разумное зерно. С этой мыслью я и уснул на сладко скрипевшей металлической рабицей типовой имперской кровати.
          — Ник, проснись!
          Так я и знал, что насладиться долго мне не дадут.
          — Товарищ капитан, вас просят на ковер!
          Я с трудом продрал глаза и уставился на Орла. Его ощутимые тычки подняли бы и мертвого.
          — Давай, давай! Кажется, план века уже составлен. Тебя Праведных ждет.
          Кое-как собрав себя по частям, как восставший Зэм, я поплелся к полковнику, все еще зевая на ходу. Впрочем, сон с меня слетел почти моментально — как только я узнал детали плана. Нет, от идеи налета на гоблинский лагерь никто не отказался, равно как и от помощи старателей.
          — Мы сумеем своими силами захватить южный проход, а старатели пройдут через уже взятый северный. Таким образом, оказавшись за Кордоном, мы возьмем ставку Козыря в клещи. Гоблины не смогут отбиться сразу с двух сторон. Задача старателей по большому счету заключается в том, чтобы отвлечь на себя внимание, когда наши отряды зайдут с юга и ударят непосредственно по ставке Козыря…
          Все это в устах Полковника Праведных звучало очень реалистично и обнадеживающе. Оставался лишь один нюанс — как заставить старателей напасть на гоблинскую мафию?
          — Разобраться с мафией раз и навсегда не только в наших интересах, — вступила в разговор Семер Кийа. — Через своих внедренных в «Приют» агентов мы донесем информацию до старателей, что завтра рано утром Империя собирается атаковать логово гоблинов с юга. А так же подбросим идею, что если принять участие в этой акции возмездия и зайти с севера, то можно не только избавиться от проблемы, но еще и разжиться по пути оружием, золотом и артефактами, коих у мафии полно. Распоряжение уже отдано. Старатели не откажутся от этой возможности! Особенно, если мы ее удачно подадим. Вы, капитан, в свою очередь тоже горячо ее поддержите и будете агитировать остальных.
          Словом, мне предстояло возвращаться назад в «Приют», чему я конечно не очень обрадовался. После обсуждения плана мне дали всего два часа времени на «перекур», и половину я провел в загоне, где Старик отказался со мной контактировать и чуть не откусил мне пальцы, когда я попытался его погладить. Судя по его обиженной морде, в мои оправдания он не поверил. 
          Уходил из Рыжего Сырта с тяжелой душой. Я устал от этого маскарада, устал быть вдали от друзей, да и просто соскучился по своему мечу и своей форме. Я даже согласен был носить плащ с имперским гербом в такую жару! Только бы больше не притворяться. Но может быть, конец всей этой истории уже близок?
          Когда я поздним вечером, обогнув за два дня все плато Коба, вновь прибыл на прежнее место дислокации — трактир бурлил. Имперская пропаганда сработала как надо, и старатели уже во всю обсуждали, стоит ли участвовать в атаке на логово мафии. Наверное, я бы смог вычислить агентов комитета, для этого необходимо было лишь понаблюдать за действующими лицами и определить самых активных агитаторов. Но я чувствовал себя разбитым из-за рваного сна, и вливаться во всеобщий ажиотаж мне не хотелось.
          Плюхнувшись за барную стойку в самом углу, подальше ото всех, я опустил голову на руки, вполуха слушая разговоры. Кажется, желающих поддержать имперскую армию было не так уж и много. Самое время мне подключаться к обсуждению, но никаких стоящих идей, как убедить старателей, не придумывалось.
          — Они просят принести выкуп за мою дочь.
          Я встрепенулся и поднял глаза на взволнованного Горислава.
          — Если Империя нападет на их лагерь… Вероника, моя маленькая девочка… что с ней станет?
          Мои мысли заработали быстрее. Про дочку трактирщика я совсем забыл, но ее нахождение у гоблинов может даже помочь.
          — К вам снова приходили вымогатели?
          — Ворон принес мне письмо. Они хотят получить выкуп в назначенном месте, за Кордоном…
          — Завтра утром!
          — Что?
          — Вы можете написать им ответ?
          — Д-да…
          — Назначьте им встречу на завтра, на четыре утра… нет, даже на три. Вы выполните требование мафии, и как только обмен состоится и ваша дочь окажется в безопасности, мы нападем на гоблинов, вернем ваш выкуп и начистим им морды. Соглашайтесь! Другого шанса у вас уже не будет.
          Горислав постоял немного в растерянности, потом обогнул барную стойку, опустился на стул рядом со мной и вытер дрожащей рукой лоб.
          — Какое жестокое испытание для отца… — произнес он. — Я боюсь, что мое сердце этого не выдержит. Ты… ты передашь им выкуп за Веронику?
          — Да.
          Трактирщик судорожно схватил меня за руку и горячо зашептал:
          — Обещай, что сделаешь все, чтобы защитить мою доченьку! Мою Веронику! Обещай мне! Она ведь такая беззащитная…
          — Да, я обещаю. Только постарайтесь уговорить старателей мне в этом помочь. Договорились?
          Какими бы ни были ораторами имперские пропагандисты, с влиянием Горислава им не сравниться. Ему понадобилось ровно две минуты, чтобы убедить всех напасть на гоблинов! Я мысленно поздравил себя не только с тем, что удалось выполнить агитационную задачу, к которой я даже не знал, как подступиться, но еще и с тем, что у меня появилось несколько спокойных часов, чтобы все-таки поспать. Что я и сделал с чувством выполненного долга. И сон мой был крепок и безмятежен.
          Проснулся я от шума на улице, когда едва перевалило за полночь. Очень вовремя, ведь необходимо было еще добраться до места встречи с гоблинами! Хорошо бы сделать это как можно раньше.
          Как только я спустился вниз, меня буквально на лестнице перехватила Бертилия ди Плюи с горящими глазами. Меньше всего мне сейчас хотелось разбираться с Историками — слишком много было других забот, но она вцепилась в меня, как кошка.
          — Я думал, вы в своем лагере в Полуденных Пределах.
          — Как видите — нет. Я прибыла только что. Адам вернулся в лагерь, правда без джесеротипа, но он рассказал удивительные вещи! Якобы его спас из плена культистов Тэпа кто-то невидимый…
          — Очень за него рад! Простите, Бертилия, но сейчас я немного занят.
          — Я знаю, что это были вы! Ведь это вы интересовались изображением червелицего. Адам сказал, что таинственный голос спрашивал его об этом.
          Вот еще одна напасть. Червелицый! Может быть, сейчас и не самое подходящее время для обсуждения этого вопроса, но другого шанса мне может и не представиться. Тем более, что я так и таскал с собой кусок отколотого от стелы камня, который собирался показать Историкам.
          — Саранг Хэн хотел исследовать голову этого монстра. Ему удалось что-нибудь узнать?
          — Практически ничего. Это совершенно неизвестное биологической науке существо! Но упоминания о нем кое-где встречаются. Хотя и очень редко… О, значит вы все же нашли ту фреску! Дайте-ка мне взглянуть… Жаль, что такой небольшой осколок.
          — Что можете сказать об этой фреске?
          — Только то, что она была сделана еще до Катаклизма. А это значит, что наш червелицый — это не урод, порожденный аномальной магией, это некое древнее существо.
          — Но кто он такой?!
          — Еще один вопрос среди тысяч неразгаданных.
          — Ладно, Бертилия, спасибо за помощь. Но мне надо спешить… — я уже развернулся, чтобы уйти, но она снова схватила меня за руку.
          — Подождите, это еще не все! Я должна вам кое-что сказать. Здесь, на плато Коба, многие думают лишь о материальной выгоде, об этих ужасных артефактах Тьмы! Я уже отчаялась отыскать того, кто готов исследовать руины Зэм не ради наживы.
          — Сожалею, Бертилия, я в курсе ваших проблем, но сейчас мне совсем не до этого.
          — Нет-нет, постойте! Обещайте, что поиски истины, поиски правды станут для вас не менее важны, чем все остальное! Поверьте мне, занимаясь исследованиями старины, я много раз узнавала нечто такое, что…
          — За последние двадцать четыре часа я уже дал столько обещаний, что исчерпал недельный лимит. Моя лояльность историкам и так несколько выше, чем я могу себе позволить.
          — Ну хорошо, тогда послушайте меня. Теория о тесной связи джунов и Зэм находит новые подтверждения! В местных руинах встречаются джунские артефакты. В книге «Поучения Тэпа», которую Адам стащил у культистов, говорится о том, что Тэп, изучая Искры, опирался на некие утерянные сегодня магические рукописи джунов. Кроме того, охотники на демонов нашли и передали нам книгу «Беседа Мецтли со своим сердцем», и из нее становится ясно, что скелеты, гуляющие по плато Коба, были джунами, и их воскресил Тэп еще тысячи лет назад!
          — Это… впечатляет.
          — Еще бы! Сенсация на сенсации! Один вопрос до сих пор остается непроясненным: изображение Проклятья джунов у народа Зэм…
          — У них не может быть изображений Проклятья. Восставшие не знают, от чего погибли джуны!
          — Возможно, не все… Недавняя буря в зыбучих песках открыла нам до этого неизвестные руины Зэм. Там мы нашли табличку, на которой изображен он, демон!
          Я почувствовал, что информация с трудом укладывается в моей голове, забитой в данный момент вылазкой к гоблинской мафии.
          — Это все очень интересно, но давайте отложим этот разговор на потом. Я вернусь, и мы…
          — Как раз к этому я и веду. Вот что я узнала от коллег из Эльджуна. Оказывается, гоблины, пытаясь продать Империи и Лиге «святое оружие», обмолвились, что разрабатывает его на заводе мафии инженер Саранг Птах. Он единственный местный восставший. Да-да, он воскрес именно здесь, на этом аллоде!
          — Где находится их завод? — спросил я, уже догадываясь, каков будет ответ.
          — В ставке Козыря.
          Ну что ж, все интересней и интересней! Жаль, что информация про Саранга Птаха, местного Зэм, возможно видевшего Проклятье джунов при жизни, появилась у меня только сейчас, и я могу не успеть поделиться ею с имперской армией, которая будет штурмовать логово гоблинов и наверняка перебьет там всех без разбора.
          Я вышел на улицу. Старатели уже вовсю готовились к вылазке, и теперь во дворе у трактира топилась впопыхах собранная мини-армия, вокруг которой возбужденно бегал Барыш.
          — И шамана! Шамана гоблинского прибейте! Даю мешок золотых тому, кто притащит его голову!
          — Неплохо, за мелкого гоблина…
          — Когда я вижу молнию в небе, я об одном всегда мечтаю — чтоб она угодила прямиком в Яра Глас Неба! Только небу сколько ни молись, помощи не дождешься. У-у, даже маленькой молнии для мерзкого гоблина пожалело! Другое дело — старатели! А если кто еще и до самого Козыря доберется — то два мешка!!!
          Горислав стоял на некотором отдалении, один, с поникшей головой, но заметив мой взгляд, подошел.
          — Ты уж постарайся… — тихо произнес он и голос его оборвался.
          Отвечать ничего я не стал и только кивнул. Пора было отправляться.
          Времени у нас совсем не оставалось, так что обговаривать нюансы пришлось прямо на ходу, и поскольку выкуп за Веронику должен передать именно я, то как-то само собой получилось, что и рулил операцией тоже я, правда не без помощи тех, кто хорошо знал местность и рельеф. Первым делом определили место, где будут ждать остальные, когда я пойду за Вероникой в гордом одиночестве. Затем договорились, что все будут сидеть тихо, как мыши, до тех пор, пока дочка трактирщика не окажется в полной безопасности — то есть, пока я не вернусь и не передам ее прямо в руки тем, кто потом отвезет ее к отцу.
          Конечно, хотелось бы устроить засаду где-нибудь поближе к месту встречи с мафией, но я опасался, что нас могут засечь. Единственное, на что оставалось полагаться, так это на нехватку времени не только у нас, но и у гоблинов. Я наделся, что они не успеют прошерстить всю территорию вокруг и расставить везде соглядатаев.
          Ветерок дул в лицо и пыль противно скрипела на зубах, но день, кажется, намеревался быть не таким уж жарким. Солнце лениво выползало из-за края аллода, добавляя оранжевых красок серым тучам, намекающим на скорый дождь. Я шел по степи с мешком за спиной, подбадривая себя негромким свистом и поглядывая по сторонам. Гоблинов пока не было видно, но они могли появиться в любой момент. Старатели остались далеко позади, и в случае чего, помочь мне ничем бы не успели. Я сам поражался тому, что несмотря на очевидную опасность — меня могли просто убить и забрать выкуп — я отчего-то не испытывал страха. Плохо. Излишняя самонадеянность могла сыграть со мной злую шутку.
          — Эй, стой, великан. Ты кто такой? Чего это ходишь так нагло по нашей территории?
          — Меня прислал Горислав.
          Гоблин вылез из своего укрытия, но я видел, что за камнями есть кто-то еще, хотя точное количество определить не мог. Впрочем, наверняка за мной внимательно следили не только оттуда.
          — У тебя, что ль, выкуп?
          — Сначала покажите девушку.
          Гоблин потоптался на своих кривеньких, коротких ножках, а потом махнул кому-то за свой спиной. 
          Через мгновение из-за камней показалась Вероника, и мой мир перевернулся.
          Горислав, конечно, рассказал, как она выглядит — рыжие волосы, зеленые глаза, средний рост, веснушки… Но в его устах это были просто слова. Разве по ним можно было понять, что ее волосы такие удивительно рыжие, что глаза такие пронзительно зеленые, что сама она как изящная кукла, а веснушки ее настолько умильные, что мой пульс начнет вдруг скакать в бешеном ритме?
          — Убивать девку или как? Заждались мы, ага!
          — Что?
          — Выкуп давай! Гляну, все ли здесь… Дарственная? Вот она, ага! Хорошо! Забирай девку!
          Гоблин закинул мешок за спину, надменно кивнул своей пленнице и, потеряв к ней и ко мне всякий интерес, засеменил обратно в укрытие. Наверное, ему не терпелось подсчитать прибыль. Но главное, что убивать нас все же не планировали! Вероника проводила его глазами, потом перевела взгляд на меня и пожала плечами.
          А я смотрел на нее, как завороженный. В голове образовался туман, словно какой-то очень сильный мистик испытывал на мне свою магию. Мне даже пришлось тряхнуть головой, чтобы прийти в себя. Помогло, правда, слабо.
          — Значит, я тебе обязана своим спасением. Благодарю, конечно. Только я бы и сама разобралась! Нечего было папочке так волноваться и разоряться!
          — Да… то есть… Мне нужно отвести тебя к отцу.
          Лучше б она молчала. Ну или хотя бы заговорила мерзким, скрипучим голосом, тогда я может быть сумел бы протрезветь. Но вместо этого в моих ушах звенели колокольчики, от которых я окончательно «поплыл». Да что это со мной?
          Всю дорогу обратно она говорила, не замолкая. И я слушал ее болтовню, с какой-то странной обреченностью осознавая, что все мои разумные мысли рассыпаются и путаются, как пазлы, и навести порядок в них нет никакой возможности.
          — У нас на Гипате знаешь, какие девчонки?! Мы и астральный корабль на лету остановим, и в пещеру дракона войдем, не поморщимся! Мне даже интересно было в плену у пиратов. Они сначала, конечно, попробовали руки распустить, но я им грабли быстро пообломала!
          Путь прошли удивительно быстро. Мы, кажется, сделали только пару шагов от места встречи с гоблинской мафией, как уже навстречу нам вышли старатели. Но ведь в ту сторону я шел несоизмеримо дольше!
          — Эй, напарник, все в порядке?
          Грива затрясла меня за плечо, приводя в чувство, и я понял, что стою как зомби и пялюсь на то, как Веронику усаживают на лошадь и увозят от меня домой. Все остальные фрагменты просто вывалились из памяти.
          — Ты чего встал, Ник? Нам же надо догнать гоблинов, пока они не ушли далеко! Или мы отклоняемся от плана?
          — Да… в смысле нет… Все по плану! Погнали.

    Уммо
    Я с ним на Аммре повстречалась, когда аэдкою была.
    С одним процентом жизни мчалась, споткнулась и ничком легла.
    Он подбежал, любезно реснул и про "уклюжесть" стал шутить.
    Развесилившись и воскреснув, к нему добавилась дружить.
    Мы в чате до утра болтали, непринужденно и легко,
    за жизнь, шутя, и выясняли, как друг от друга далеко.
    Потом в Сиверии свиданье, в горах, где озеро во льду,
    Затем на островах признанья, а дальше... дальше, как в бреду...
    Так, выбив о ступеньки искру,
    Я замуж выскочила быстро:
    Спешат счастливцы под венец,
    Ванильной сказочки конец.
    Ха! Так случается порою, но, - видит Сарн, - не в этот раз.
    А я про своего "героя" на этом завершу рассказ,
    как демонолог искушает, не в пвп, а наяву.
    Что он в награду получает? Какой с разбитой искры лут?

    Скоро Зима
    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
    Автор: risovalkin
    К ОГЛАВЛЕНИЮ
     Глава 50. Письмо для Горислава
         Спонтанно оказавшись в роли наемника Историков, я покинул «Приют Старателя» вместе с Бертилией ди Плюи, оказавшейся довольно щедрым работодателем и интересным собеседником. Несмотря на свое эльфийское происхождение, она не фыркала надменно в ответ на мои, наверное, глупые вопросы. Более того, нашла вполне справедливым и занимательным то, что я не хотел соглашаться с общепринятой версией причин смерти джунов, ведь даже среди ученых нет единого мнения на этот счет. Сама она, впрочем, больше интересовалась историей Зэм, которые, судя по многочисленным останкам своих строений, довольно плотно населяли когда-то плато Коба.
          — Эта земля помнит джунов, помнит народ Зэм… Быть может, через тысячу лет другие историки некой новой расы будут говорить, что она помнит «времена войны Империи и Лиги»! — тихо шелестела она приятным голосом.
          Я слушал ее, пытаясь при этом не растерять бдительность. Нас было всего двое, и встреча с дезертирами, оружейной мафией или бандой «Красные Повязки» могла закончиться для нас плачевно. Сначала удача благоволила. За два дня пути нам попадались только дикие звери — в основном волки, да кучка кобольдов, разбежавшаяся при виде нас в разные стороны. Зато по прибытию на место судьба решила взять реванш за спокойную дорогу. Едва показавшись в лагере Историков и не успев толком ни осмотреться, ни поздороваться, мы сразу нарвались на пиратский налет.
          Руководил охраной в лагере здоровый, крепкий мужик с густой шевелюрой и усами, звучным командирским голосом и отличным топором в больших, надежных руках. Я только слез с лошади и направился было к нему, чтобы представиться, ну или быть представленным, как дикий ор, оповещающий о нападении, огласил окрестности.
          Надо отдать должное наемникам — никто из них не растерялся: все как-то сразу, без лишних указаний, распределились по позициям, споро схватившись за оружие. Я тоже схватился за меч, не стоять же истуканом!
          Пиратами на этот раз оказались в основном орки, очень неплохо, к слову, экипированные. Во всяком случае первый же трофейный топор, отбитый мной у амбала со смешно оттопыренным из-за клыков платком на лице, значительно превосходил по качеству меч в моих руках, выданный мне с имперского склада. Я даже всерьез задумался, а не сменить ли мне оружие? К мечу я, конечно, привык больше, доведя свои движения до бездумного рефлекса, но топор пирата был сделан куда более искусным мастером…
          Габаритные фигуры с закрытыми лицами, судя по всему, решили взять количеством, навалившись всем скопом без особой стратегии. В гущу боя я не лез, чтобы не оказаться между молотом и наковальней, ведь мне, как незнакомцу в местных кругах, может одинаково больно прилететь от обеих сражающихся сторон. Тем не менее, свою лепту я внес, ловко подрезая прорвавшихся на территорию лагеря одиночек. Кровь разогналась по венам, мышцы приятно разогрелись, и я уже аккуратно отложил в сторонку четвертый топор.
          При этом мне удавалось даже поглядывать по сторонам и анализировать ситуацию. Лагерь состоял из множества походных палаток, компактно сгрудившихся на ровной низине между сопок. Судя по густой, резко набирающей глубину, синеве в небе, астрал находился прямо за ближайшей грядой, так что мы располагались почти на самом краю аллода. Никаких древних строений, которые могли бы изучать Историки, я поблизости не обнаружил, и решил, что они скорее всего находятся либо на берегу, откуда как раз и лезут пираты, либо под землей.
          Я обратил внимание, что противник очень интересуется коробками, сложенными друг на друга возле самой большой палатки, и решил придвинуться поближе. Оружие там, артефакты, или просто провизия — неважно, раз пытаются забрать — значит надо защитить! Подумал я об этом не зря. Именно здесь мне и попался, пожалуй, самый серьезный соперник из всех, с кем довелось пересекаться на плато Коба.
          Сначала я увидел попугая — большого, яркого, похожего на типичного обитателя Асээ-Тэпх, и поэтому не слишком удивился. Наверное, он просто заблудился, покинув родные джунгли. Но внезапно на него спикировала моя сорока, хоть и откликавшаяся теперь исключительно на «Фею», но выглядевшая сейчас как настоящая фурия. И так меня захватила внезапная драка двух птиц, сопровождавшаяся оглушающим карканьем и разлетающимися в разные стороны перьями, что я сам едва не пропустил нападение.
          Орк относительно невысокого роста и не сказать, что такой уж впечатляющей ширины, выскочил как из-под земли и тут же атаковал меня. Он оказался быстр, точен и предугадывал мои движения настолько ловко, что я хоть и успел среагировать на его появление, но через несколько секунд вдруг обнаружил себя лежащим на земле и без оружия. Я конечно списал этот вопиющий случай на свою расслабленность из-за того, что находился в тылу основного боя, а также на неудачный меч… Но все же давно мне не наносили такого оскорбления!
          Злость вспыхнула внутри, как огненное проклятие мага-стихийника. Я швырнул в орка подвернувшимся под руку то ли камнем, то ли куском засохшей глины, не нанеся никакого вреда, но выиграв какие-то доли секунды, чтобы откатиться и вскочить на ноги. Выбитый у меня меч валялся не так уж и далеко, но какое-то время мне все равно пришлось уворачиваться и отступать, потому что с голыми руками я представлял для этого орка легкую мишень.
          Переломный момент не наступал неприлично долго, и я успел порядком вымотаться, прежде чем мне удалось поднырнуть под топор противника и юркнуть ему за спину. До меча я добрался, но сил потратил немерено! Раздражение притупляло усталость. Сделав резкий выпад, легко отбитый орком, я хоть и почувствовал боль в плече, но отметил ее сухо, как нечто второстепенное. Умение абстрагироваться — верный помощник в затяжных сражениях.
          Чтобы просто задеть орка лезвием меча, пришлось мобилизовать все, что было в моем боевом ассортименте. Глубокого пореза на руке он поначалу как будто и не заметил, но все же это не могло не сказаться на силе его ударов и скорости. В конце концов я исхитрился сначала выбить у него топор, а затем и нанести смертельный удар. А после еще заставить себя успокоиться и не потыкать со злости мечом его рухнувшую на землю тушу.
          Эпическая битва двух птиц тоже сразу завершилась. Потрепанный попугай с ободранным хвостом рванул прочь, и Фея, тоже понесшая заметные потери в своем оперении, оглушительно закаркала ему вслед.
          — Тихо, тихо, возьми себя в крылья, родная, мы победили.
          Сорока, победоносно осмотрев поле сражения, пересела мне на плечо и нахохлилась.
          До пиратов тем временем уже дошло, что скромный палаточный городок оказался под куда более надежной защитой, чем они рассчитывали. Наемники, несмотря на не слишком внушительное количество, стояли практически стеной, рассредоточившись вокруг лагеря, и среди них были отменные лучники и маги. Налетчики начали понемногу отступать назад, за сопки, и внезапный бой так же внезапно сошел на нет.
          Примечательно, что никакого переполоха в общем-то не случилось. Охрана убрала оружие, Историки деловито вылезли из палаток. Осмотрелись. Оказали помощь раненым. Убедились, что потерь нет. И… все. Жизнь спокойно потекла своим чередом. Ученые занялись аккуратным раскладыванием древних, рассыпающихся прямо на руках манускриптов в те самые ящики, которые я так самоотверженно защищал, а наемники оттащили подальше тела пиратов, которым не повезло.
          — Эх, нелегка она, доля наемничья! Мало было волков да гоблинов, так теперь еще и пираты повадились… Тебя-то как, говоришь, звать?
          — Никита. Меня наняла Бертилия ди Плюи.
          — Харитон, — командир наемников добродушно протянул мне ладонь для рукопожатия. — Давай-ка этого уберем с тобой отсюда, а то весь вид портит…
          Он наклонился к орку, едва не вытряхнувшему из меня жизнь, и схватил его за ноги. Я тоже наклонился, но тут один из Историков — эльф, как раз высунувший нос из коробки и заметивший орка, заверещал:
          — Это же он!
          Я не сразу понял, о ком он говорит, и даже повертел головой по сторонам. Вдруг и правда известная персона рядом? Но эльф тыкал пальцем в мертвого орка.
          — Это тот самый… как же его… Абордаж! Пиратский адмирал!
          Харитон уставился на моего поверженного соперника.
          — Слышал про такого… Только говорили, что его и впятером не одолеть, — произнес он с сомнением в голосе и поднял голову на меня. — Ты его один завалил?
          — Со мной еще была сорока, — пошутил я, но Харитон не оценил юмора.
          — Голову-то зачем срубил? Теперь и не допросить.
          — Я не целил в голову, так получилось. А кто это?
          — О-о, это опасный и жуткий враг! — воскликнул эльф, с отвращением глядя на орка. — О его кровавых бесчинствах нельзя рассказывать без содрогания. На его счету десятки захваченных кораблей и сотни погубленных душ! Не знаю, что ему понадобилось на Святой Земле. Скорей всего, подыскивал место для новой пиратской базы. А может, его привлекли россказни об артефактах Тьмы… Я слышал, что на борту «Астрального лезвия» — так называется его корабль — нарисованы черепа. Количество их соответствует числу захваченных кораблей. И говорят, что места на бортах уже не хватает…
          — А вот это мы проверим, — перебил Харитон. — Наверняка его корыто где-то рядом!
          — Ох, столько времени потеряно из-за пиратов! — запричитал эльф, заламывая пальцы. — А старатели и мафия рыскают по руинам. Разрушают хрупкие исторические документы!
          — Какие документы? — заинтересовался я.
          — Люди Зэм были большими бюрократами и все старались занести на пергамент или выбить на скрижалях, начиная с того, сколько коров какая девка получила в приданое, и заканчивая сложными астрономическими наблюдениями…
          — Все понятно, — опять перебил Харитон, поморщившись, и кивнул мне. — Давай, понесли.
          Я схватил орка за руки, и вдвоем мы кое-как, волоком, потащили его тело за пределы лагеря, еще долго слыша причитания эльфа:
           — Пираты — наша главная головная боль. Примчались на запах наживы, но предпочли не соваться за Кордон, а напасть на беззащитных Историков. Все надеются отыскать в наших ящиках артефакты Тьмы. Глупцы! Вещи, что они уволокли, никакой ценности для них не представляют, зато для нас… там же приборы, записи, книги! Я одного боюсь: как бы эти варвары не побросали наши вещи в астрал…
          — Как же надоел этот Геродот, — негромко прокомментировал Харитон. — Хуже Леонардо, чесслово!
          — Леонардо?
          — Да есть тут один… изобретатель. Носится со своей катапультой, как дитя с погремушкой. А ты, я гляжу, совсем недавно из имперской армии сбежал?
          Я молча кивнул, отметив про себя его наблюдательность. Имперскую форму я давно уже сменил на нечто серое, безразмерное и неопределенное, без изысков, зато удобное. Но оружие и армейские берцы все еще выдавали во мне имперца. Дальше Харитон расспрашивать не стал. Видимо у каждого «лица без гражданства» есть своя история и свои скелеты в шкафу, говорить о которых не принято.
          — Часто на вас здесь нападают? — спросил я, чтобы заполнить паузу.
          — Бывает. Особенно, как про артефакты молва пошла. Но не можем же мы, люди военные, всего повидавшие, оставить этих книжных червей без помощи, правда? А то вдруг этот Геродот говорит правду и раскопает что-то про новый катаклизм! Приходится во славу исторической науки периодически отсыпать пиратам по пятое число… Ох, что это у него тут выпало… письмо, что ли?
          Геродот наклонился, и поднял с земли клочок бумаги, принадлежащий, очевидно, пирату, которого мы волокли.
          — Трактирщику Гориславу, уроженцу аллода Гипат, — прочитал он. — Хм… что бы это значило? Ого! С него требуют огромную сумму денег, иначе… дальше оборвано.
          Я взял в руки письмо и, пробежав глазами кривые строки, повертел, оглядывая со всех сторон. Но никакой больше информации, кроме уже озвученной, не нашел.
          — Надо отнести Гориславу, может, он поймет, о чем речь.
          Когда мы вернулись в лагерь, эльфа уже и след простыл, хотя мне стало интересно послушать его теории о прошлом и будущем Сарнаута, и возможен ли новый Катаклизм. Зато меня уже поджидала Бертилия. Она стояла рядом с восставшим Зэм очень суровой наружности и, заметив меня, замахала руками.
          — Это Саранг Хэн, — представила она восставшего. — Я говорила вам о нем.
          — Что там за существо у вас? — недовольно обратился ко мне Зэм. — Показывайте скорее, у меня еще масса дел!
          Дабы не нервировать Историка, я оперативно слетал до своей скучающей у ограды лошади и припер ему сумку, заляпанную высохшей кровью неизвестного чудовища. Саранг Хэн без тени брезгливости вытащил на свет голову и с живым научным интересом осмотрел ее со всех сторон.
          — Хм… хм… Впервые вижу подобное… Но по описанию похож, — выдал он наконец вердикт, прицокнув языком.
          — По какому описанию? На кого похож?
          — Недавно старатель, которого мы наняли, Адам ди Ардер, тоже столкнулся со странным червелицым созданием…
          — С живым?
          — Нет, к счастью, не вживую. Он нашел его изображение в ущелье Привидений. Это аномалия, расположенная на северо-востоке. Жуткое местечко, настоящая могила! Если вы не против, я оставлю этот любопытнейший образец у себя? Нужно провести подробный анализ!
          — Да, конечно… А можно поговорить с тем старателем? Адамом…
          — Ди Ардер. Мы второй раз послали его к руинам, вручив джесеротип, чтобы он сделал снимки. Это очень дорогой и уникальный аппарат…
          — Да-да, я знаю, — нетерпеливо перебил я. — И что?
          — Но уже третий день нет ни Адама, ни джесеротипа. Мы очень волнуемся! И думать не хочется, что он мог обмануть нас, сбежав с устройством. Но вы, старатели, такой ненадежный народ! Простите, я не имел в виду лично вас.
          — То есть вы просто так отдали наемнику дорогой прибор?
          — С ним была охрана, но и ее тоже след простыл. Мы — простые труженики науки, а места, куда нужно попасть, порой так опасны, у нас нет выбора — приходится пользоваться услугами наемников… Адам хорошо знает местность и умеет проникать в самые дальние уголки! Только он должен был вернуться еще вчера. Если до утра от него не будет вестей, придется отправлять кого-нибудь на его поиски.
          Вряд ли это было проявлением благородства по отношению к пропавшим наемникам, Саранга Хэна больше волновала судьба джесеротипа. Как я и ожидал, чуда не свершилось, и Адам с охраной и прибором под мышкой так и не свалился с неба и не вырос из-под земли до самого утра. Харитон, озабоченный угрозой очередного нападения пиратов и даже собирающийся сделать вылазку к их кораблю, вероятно, пришвартованному где-то не очень далеко, не горел желанием выделять кого-то из своих подопечных для поисков. Но выбора не было. Похоже, джесеротип и впрямь был дорогой штукой, чтобы махнуть рукой на его пропажу.
          Начальник охраны оторвал от сердца целых трех орков, одинаковых с лица. Я хотел узнать результаты анализа головы чудовища, который Саранг Хэн хотел провести, но и посмотреть на изображение в ущелье Привидений тоже хотелось. Кто его создал? Ведь если этих существ никто не видел раньше, значит, они появились недавно, стало быть, никаких древних изображений червелицых быть не может… Или может?
          Мозг начал закипать от противоречивой информации, и я пока решил не строить никаких теорий, а отправиться туда и посмотреть лично. Таким образом, я стал четвертым в поисковой группе. Однако развернув карту и увидев, где находится ущелье Привидений, куда отправились пропавшие наемники, я почувствовал, что мой энтузиазм сразу поубавился. Почти противоположный край аллода, до которого идти и идти — через кордон, через мафию, через неизведанные толком территории! И этот Адам туда проникал?! У меня появились сомнения в правдивости его слов, но на попятный идти уже не хотелось. Да и велика вероятность, что мы найдем наемников или их останки гораздо раньше — еще до кордона.
          Орки, которых я так и не научился различать, обсуждали предстоящий путь, а я думал, что именно сегодня должен был встретиться со своими в условном месте. Вряд ли меня похоронят раньше времени за одну неявку, но если я соберусь в ущелье Привидений, то пропусков станет неприлично много, и меня волновало, что мои друзья начнут из-за этого паниковать.
          — Такс… А если сделать вот так… И сюда… То… Где моя таблица? Вот она… Итак… Расчетная точка приземления… получается у нас… прямо вот здесь… по центру ущелья… М-да… нет… не годится… А? Вы чего? Отойдите, не мешайте! Не видите, я думаю! А если натянуть… покрепче… Да! Надо покрепче! Эй, как вас там, можно вас на минуточку?
          Заметив мой заинтересованный взгляд, диковатого вида эльф, прыгавший вокруг сооружения, до боли напоминающего катапульту, ткнул в меня пальцем, строго сдвинув брови. Мне захотелось сделаться невидимым.
          — Кто, я? — сделал я последнюю попытку отвертеться, бочком отступая назад.
          — Да, вы! Мне нужна пара крепких канатов. Срочно! У вас случайно их нет?
          — Нет, — помотал головой я, уверившись в неадекватности эльфа.
          — Как, вы не носите с собой бухты канатов?! Странно… Что же делать?
          Крайне удивленный тем, что его до такой степени удручает факт отсутствия канатов у первого встречного, я рискнул поинтересоваться:
          — А вам зачем?
          — Сказал же — для катапульты!
          — А катапульта зачем? От кого тут отстреливаться? Не от пиратов же…
          — Она не для того, чтобы отстреливаться! С ее помощью я собираюсь посылать желающих за Кордон. Еще найти где-нибудь гоблина для испытаний…
          — Как это — отправлять за кордон? — я оторопело посмотрел на вместительную ложку рычага, куда полагалось класть снаряд.
          — У меня все рассчитано! Вероятность ошибки ничтожно мала!
          — Но…
          — В Зыбучих песках есть озеро. Я так все рассчитал, чтобы снаряды… то есть наемники… приземлялись ровнехонько в центр озера. Это значительно ускорит нашу работу, потому что теперь не придется ходить в обход… Хотите попробовать?
          — Нет! — категорично отрезал я и теперь уже ретировался быстро и решительно.
          Вскоре выяснилось, что у неприступной преграды, разделяющей плато Коба на две части, действительно есть лазейка. И это совсем не катапульта чокнутого изобретателя! Но судя по кислым минам орков, с которыми мне предстояло отправится в путь до ущелья Привидений, лазейка эта была не многим лучше безумной идеи эльфа.
          — Пески там, — коротко пояснил один из моих спутников, не вдаваясь в подробности.
          Я не слишком ужаснулся этому известию — песков в Империи я видел много, но все же чувствовал подвох. До лазейки — оказавшейся на поверку просто концом высоченного забора, возвысившегося не без магии и охраняемого мафией по всей своей бесконечной длине, — добрались без проблем за полдня.
          Всю дорогу меня преследовало жгучее предвкушение, ведь я столько слышал про Кордон, и теперь попадание на другую сторону казалось чем-то из ряда вон выходящим, тревожным, но и заманчивым одновременно! В связи с этим я почувствовал некое разочарование, когда мы просто обошли преграду. Но выводы мои оказались преждевременными. Я и трое моих молчаливых спутников обвязались одной толстой веревкой и далее пошли друг за другом спаянной цепочкой. Вскоре стало понятно — зачем.
          За Кордоном начался ад.
          Назвать ЭТО песчаной бурей – все равно что описать бриллиант как блестящую стекляшку. То, что я увидел своими глазами, нельзя было уложить в это сухое, неинформативное определение. Песок стоял одной сплошной массой со всех сторон. Из-за него не было видно ни неба, ни земли — только темное, непроглядное марево. Я не видел даже орков, шедших впереди меня и сзади в двух шагах. Дышать было нечем. Я прикрывал лицо платком, но все равно кашлял песком, плакал песком, вдыхал песок, перекатывал его языком на зубах… Мне казалось, что я сам стал состоять целиком из песка и скоро рассыплюсь от дуновения ветра. Ветер, кстати, хоть и завывал, и периодически больно лупил по незваным путникам своими песчаными ладонями, но все же не сказать, что был таким уж грозным. И я решительно не понимал, что поддерживает в воздухе весь этот не оседающий смог.
          Когда я уже едва не падал от нехватки воздуха и удушливого кашля, проклинал все на свете, в том числе и свои самонадеянность и любопытство, и клялся, что ноги моей больше не будет в этих местах, выяснилось, что все это только цветочки. А вот теперь настала пора ягодок!
          С трясинами я имел несчастье познакомиться еще на Асээ-Тэпх, где чуть не умер, подорвавшись на своей же мине. Но то болото не шло ни в какой сравнение с зыбучими песками! Пробираясь сквозь кашу, где не было видно ни зги, и теряясь из-за этого в пространстве, я вдруг начал «тонуть», и это усилило ощущение ирреальности. Теперь я не только не видел твердой почвы под ногами, но и перестал ее чувствовать. У меня осталась одна лишь обмотанная вокруг талии веревка, которая не давала мне заблудиться не только физически. Она, как якорь, удерживала мой разум от сумасшествия.
          Скорость пришлось увеличить, хотя ноги и так заплетались. Промедление в зыбучих песках грозило смертью — и мы сражались с ней изо всех сил. Правда, в какой-то момент я уже перестал надеяться, что мы сможем выбраться. Возможно, орк, идущий во главе цепочки, давно заблудился и теперь ведет нас в невнятное ничто, откуда уже нет обратной дороги.
          Но вскоре мне показалось, что земля отвердела и дышать стало как-то легче. Я даже боялся подумать, что пытки подошли к концу, и поэтому списал все на то, что начал понемногу привыкать. Но песок и правда перестал пожирать обувь, и я сумел разглядеть очертания орка впереди себя. Где-то на этой секунде и открылось второе дыхание.
          Никогда я еще так не радовался астралу, как в этот момент — когда наконец стали видны отблески его сверкающих нитей. Мы вышли на берег аллода, а я все еще продолжал задыхаться и кашлять, выплевывая из легких всю ту гадость, которой наглотался. Впрочем — не я один. Все вчетвером мы подползли к самому краю земли и, стоя на коленях и от усталости не чувствуя страха, хватали ртами чистый воздух, наслаждаясь мягкими касаниями астрального ветра.
          — Много прошли? — наконец спросил один из орков и развалился на земле, раскинув руки и свесив ноги с аллода.
          — Не. Даже половины зыбучих песков не одолели. Что-то совсем уж сегодня невмоготу. Думал, подохну уже.
          Я тоже свалился наземь и уставился в небо. Здесь оно было не очень красивым — темное, мутное, с блеклыми звездами. Но оно было! И этот факт радовал меня несказанно.
          — Глядите, а там костер вроде, не?
          Мы все повскакивали на ноги и уставились вдаль, стараясь разглядеть признаки жизни. И правда — огонек!
          — И кто это тут окопался в такой глуши… может, это наше чучело с джесеротипом?
          — Хорошо бы, но я слишком много грешил в жизни, чтобы все так легко закончилось.
          Мы поплелись вдоль края аллода на свет, где действительно обнаружили костер и разношерстную компанию вокруг него: семейку гибберлингов, орчиху и сутулого, дерганого мужика, похожего на канийца. Конечно же, это оказались старатели, которых в поисках артефактов занесла нелегкая в эти края.
          — Нет-нет-нет, даже не пытайтесь, погибнете! Пройти сейчас через пески невозможно, там дальше — еще хуже. Буря! Это надолго, ближайшую неделю можно и не соваться. Мы сюда-то еле выбрались! А еще, мы слышали, в зыбучих песках проводят рейд старатели мафии, как будто мало нам скелетов и подарочков самой аномалии. Поэтому мы тут и сидим. Лучше переждать, пока они прочешут руины и уйдут. Хотя… Они ведь соберут все артефакты!
          Гибберлинг надулся, решая эту сложнейшую для себя дилемму, и двое его братьев в точности повторили его жест, как отражения в зеркале. Я наклонился к костру и подставил руки, потому что на берегу было довольно холодно. Трое орков, с которыми я шел, завалились рядом и тут же начали похрапывать, я даже им позавидовал: вот бы мне так мгновенно отключаться, как по щелчку тумблера.
          — Вы пришли со стороны лагеря Историков? — спросил я сидевшую рядом орчиху.
          — Нет, тут поближе есть проход, но там опасно: скелеты ходят и змей много… гляди, какой я из их шкур хороший бурдюк сшила! А то здесь, если честно, меня всегда мучает жажда.
          — А откуда там скелеты? Я имею в виду — кто поднимает мертвецов?
          — Аномалия. Странные дела тут творятся. Пересечь зыбучие пески очень сложно, на каждой ноге будто по гире пудовой висит, а тут еще тебя кто-то вечно норовит то за ногу цапнуть, то башку снести. Но цена на артефакты нынче такая, что… — орчиха махнула рукой и тяжело вздохнула.
          Я тоже задумался. Рисковать собой стало уже привычным делом, но у меня был свои принципы и идеалы: я верил, что сражаюсь за что-то великое, вечное, что должен сохранить любой ценой, даже ценой свой жизни, которая ничего не стоит в масштабах целой Империи — меня учили этому с самого детства. Странно было соприкоснуться с альтернативным взглядом на мир. Рисковать можно не только во имя высокой цели, но и ради собственной выгоды… Я мог бы смотреть на старателей свысока, презирая их за столь приземленные мотивы, но и они со своей стороны наверняка посчитали бы меня дураком, зомбированным имперской пропагандой.
          Ночью я замерз. А если приплюсовать сюда твердую, неровную поверхность, из-за чего на утро болели все бока, и песок, от которого даже на краю аллода некуда деться, то нетрудно догадаться, как мне спалось. Хоть я и считал себя привычным к походным неудобствам, но такая ночевка даже для меня стала за гранью добра и зла.
          — Эй, послушай… Ник, кажется, да?
          Похожий на канийца мужик, неприветливо буркнувший за весь вчерашний вечер только свое имя — «Владимир», подсел ко мне поближе, когда я пытался сбрызнуть себе лицо водой в режиме суровой экономии, потому что осталась у меня ее немного, а пополнить запасы было негде.
          — Ну Ник, и что? — кивнул я, невыспавшийся и от того раздраженный.
          — Просьба у меня к тебе есть… Не бесплатная, конечно. Ты же в «Приют Старателя» возвращаешься? Есть у меня должок одному барыге… Я его признаю! Не вопрос. Вот как раз собирался отнести его, как вдруг на меня напала нежить. Сразу и очень много. Пришлось бежать.
          — Ага, рассказывай, — встряла орчиха, ухмыльнувшись, но продолжать свою мысль не стала.
          Владимир поморщился, но продолжил:
          — Я еле живым выбрался, мне не до этого было! Вода забвения у меня кончилась. Думал, все уже, не спасусь…
          — Короче, — поторопил я, а то вступление слишком затягивалось.
          — Отнеси Барышу мой долг, а? Я тебе заплачу! У меня есть три артефакта, один заберешь себе за доставку. Ну как, по рукам? Скажешь Барышу, что я и так собирался отдать. Я долгов не забываю!
          — А ты сам в «Приют Старателя» возвращаться не собираешься?
          — Эм-м… нет… у меня тут дело очень важное… я пока… не знаю, в общем, когда буду.
          — Боится он возвращаться, — снова вмешалась орчиха, — Барыш не любит, когда ему долги задерживают.
          — Но тебе он ничего не сделает, — быстро добавил Владимир, с надеждой глядя на меня, — ты с ним ведь дел не имел, так что… Просто передашь ему, что это от Володи Шпорова, и все.
          — Барыш — фигура видная, но я бы на твоем месте, Ник, постарался с ним не пересекаться. Мутный он, — сообщил гибберлинг — самый главный в троице. — Разбирался бы ты со своими проблемами сам, Вова, а не втягивал всех подряд.
          Я же про себя подумал, что с видными фигурами, пусть даже мутного содержания, познакомиться мне все же стоит.
          — А с чего ты так уверен, что я передам Барышу твой долг? Может, я просто присвою твои артефакты себе!
          — Так я тебе при свидетелях его долю отдаю, а дальше — с тебя спрос, — бесхитростно пояснил Владимир, не моргнув глазом. — Но ты лучше с возвратом не тяни, плохо кончится — по себе знаю.
          Я посмотрел на остальных — и орчиха, и гибберлинги, и даже мои спутники из охраны Историков с интересом ждали моего ответа. Они явно считали, что надо быть идиотом, чтобы согласиться на это…
          — Хорошо, я передам. Что я получу в качестве оплаты?
          — Любой из этих артефактов, выбирай сам!
          Три левитирующих, светящихся изнутри камня ничем внешне не отличались, поэтому выбор не стал мучительным. Мое решение никто не прокомментировал, кроме повеселевшего Владимира, рассыпающегося в благодарностях, но взгляды стали немного сочувствующими.
          Новый переход через зыбучие пески поначалу казался чуть легче, чем вчерашний. Наверное, я начал потихоньку привыкать. Но когда появились змеи и нежить, я снова повторил вчерашнюю клятву больше никогда не соваться в это жуткое место. Ноги вязли на зыбкой поверхности, песок убивал все желание жить, воздуха не хватало, видимость отсутствовала почти полностью, и к этому кошмару примкнули отвратительные твари. И если прячущиеся в песке змеи могли цапнуть только если на них наступить, то нежить проявляла агрессию вполне целенаправленно. И хуже всего, что разглядеть ее приближение было невозможно, и махать мечом, стараясь не задеть своих и не разрубить связывающую нас веревку, приходилось почти интуитивно.
          Я все время ждал еще и нападения мафии, но мы дошли до высокого забора, а потом не меньше километра вдоль него, так никого больше не встретив. Зыбучие пески прилегали к нему вплотную, и я бы ни за что не смог разглядеть крохотную щель между толстых бревен самостоятельно. Пролезать пришлось ползком, и один из орков предсказуемо застрял.
          — Это все потому, что кто-то строит слишком узкие лазы…
          — Все потому, что кто-то слишком много ест!
          — И что мне теперь делать?!
          — Худеть!
          — Да отвали ты! Доставайте меня отсюда, быстро!!!
          Всеобщими усилиями орка мы выдернули, разодрав его штаны, а дальше наши пути расходились в разные стороны. Наемники возвращались в лагерь Историков ни с чем, Владимир шел одному ему известной дорогой, видимо, надеясь затеряться, гибберлинги и орчиха направлялись в «Приют Старателя», и я собирался составить им компанию. Вообще-то мне было очень интересно узнать о результатах исследования головы таинственного существа из пещеры кобольдов, так что вернуться к Историкам стоило. А еще у них в лагере осталась моя вредная лошадь! Но я уже пропустил две сходки, на которые обязан являться, да и друзей увидеть хотелось, так что с научными изысканиями пришлось повременить. Да и о кобылке я не слишком сожалел. Зато сороку, пропавшую, когда мы пересекали зыбучие пески, мне совершенно неожиданно стало жаль. На опустевшем плече не хватало ее пушистого тельца, слух по привычке пытался уловить хриплое, немелодичное…
          — КА-А-АР!
          — Фея! Вернулась!
          — Кар, — подтвердила сорока, спикировав на свое привычное место, где рубашка уже была изодрана ее коготками, и заглядывая мне в лицо черным глазом.
          — Как ты меня находишь? — обрадовался я, погладив пальцем ее по голове.
          — Кар?
          — Ну все, все. Идем домой!
          Тащиться до «Приюта Старателя» пришлось почти четыре дня. Мы шли пешком, охотились по очереди, надоели друг другу до чертиков, устали до безобразия и еле стояли на ногах, когда наконец доползли до трактира. Хотелось пива, хотелось в бочку с нагретой водой, хотелось просто поговорить с кем-нибудь и узнать новости, потому что казалось, что прошла целая вечность после того, как я ушел отсюда. Но я добрел до своей комнатушки, рухнул на кровать и вырубился.
          — Ник… Ник…
          С трудом разлепив веки, я увидел, что это Горислав, держа в руке зажженную свечу, пытается меня растолкать.
          — Ник, ты там живой? Сутки спишь, не помер бы…
          Потерев глаза, я попытался принять сидячее положение.
          — Я живой.
          — Да уж вижу. Хлебни, а то и впрямь дуба дашь, — владелец трактира кивнул на большую кружку, стоявшую на стуле рядом и испускавшую приятный, медовый аромат.
          — М-м-м… вкусно.
          — Марьяна умеет варить всякое целебное… В миг на ноги поставит!
          — Спасибо, — с благодарностью посмотрел я на заботливого Горислава.
          — Я уж думал все — не вернешься. Неспокойно здесь стало, мафия, «Красные Повязки»… Далеко ходил-то?
          — Далеко. В лагерь к Историкам, а обратно пешком шел. Никаких «Красных Повязок» я не видел, а на Историков нападают пираты, пришлось отбиваться… Да! Я же письмо вам принес! Оно у какого-то их главаря было. Вот.
          Похлопав себя по карманам, я извлек помятый листок и передал озадаченному трактирщику.
          — Какие у меня могут быть дела с пиратами? — недоуменно произнес он и, отставив свечу, развернул письмо.
          Зрачки его глаз несколько раз пробежали по строчкам, а потом как-то странно остекленели. Горислав замер и будто бы даже перестал дышать. Его пальцы напряглись и побелели, лицо стало каменным. Это перемена была слишком разительной, и я вскочил на ноги.
          — Что? Что-то случилось? Плохое известие?
          Трактирщик медленно поднял взгляд от письма, и я с удивлением обнаружил скопившиеся в его глазах слезы.
          — Это самое радостное известие из всех, что я когда-либо получал! Какое счастье! — прошептал он.
          Мне пришлось усадить его на кровать, потому что его колени начали подгибаться, и сам он весь задрожал.
          — Вероника! — воскликнул Горислав, вдруг схватив меня за руку. Выглядел он при этом немного безумным.
          — Вам, может, воды принести?
          — Она жива! Жива! Наверняка речь о ней. Я уверен!
          — Э-э-э… да, отлично. А кто это?
          — На наш корабль напали пираты, когда мы перебирались сюда с Гипата. Они много чего похитили: золото, запасы, но главное — мою ненаглядную, мою красавицу, свет очей моих, мою доченьку Веронику!
          — У вас есть дочь?..
          — Я уж и не чаял увидеть ее, думал… думал, что все… А она жива! Они хотят вернуть мне ее! Всего-то им нужно — золото. Я продам свой трактир, я продам все, что у меня есть… Доченька моя жива! Жива, понимаешь?!
          Он отчаянно затряс меня за руку, будто я выразил сомнение в сказанном.
          — Да-да, конечно, жива, — поспешил согласиться я, потому что трактирщик смотрел на меня с такой непередаваемой надеждой во взгляде, как тот, с кем произошло чудо, в которое невозможно поверить.
          — Ты вернул мне веру, Ник! Я этого никогда не забуду.
     Глава 51. Ущелье Привидений
        — Хадаганский ублюдок! Избил меня так, что места живого нет!
          — Ты опять опоздал, Артемий. Штраф на тебя наложить, что ли?
          — Но я не виноват! Емельян на меня набросился — цены ему мои не нравятся… А что поделать? Это же было твое указание!
          — Емельян Разин? Мы больше не имеем дел с «Красными Повязками», они вне закона.
          — Ой, мать моя женщина! Да откуда мне было знать?!
          — Ты бы знал об этом, если бы чаще здесь появлялся. Ладно, давай сюда отчет.
          На прием к Барышу выстроилась целая очередь, и я оказался в ней крайний. Торговец, которому я должен был передать долг Владимира, принимал страждущих в деревянном доме рядом с трактиром, на втором этаже, в большом помещении с длинными лавками у стен. Сам он сидел за тяжелым, добротным столом, засыпанным кучами каких-то бумаг, которые громоздились и на полках возле него. Такое обилие документов вызывало улыбку, потому что Барыш был орком самого типичного для этой расы вида — устрашающе огромного и весьма свирепого. Он самодовольно курил сигару и глядел на своих посетителей через прищур красных глаз.
          Ему несли деньги, артефакты, отчеты, а то и вовсе закрытые мешки, в которых могло быть что угодно. Сам он тоже порой выдавал ассигнования, аккуратно при этом все записывая в раскрытую перед ним книгу. За то время, что я просидел в душной, накуренной комнате, мне стало понятно, что Барыш и в самом деле фигура в местных кругах весомая.
          Когда очередь дошла до меня, мы остались с торговцем вдвоем, что меня полностью устраивало. Я отдал долг Владимира, рассказав, где встретил его, что вызвало живейший интерес у Барыша.
          — Значит, ты побывал уже за Кордоном. Можешь считать себя настоящим старателем, — ухмыльнулся торговец, попыхивая сизым дымом от сигары. — Тогда и разговор у нас с тобой пойдет совершенно иной.
          — Разговор?
          — Я о тебе уже наслышан, Ник, слухи быстро разносятся.
          — И что говорят?
          — Всякое… Но шанс заслуживает каждый. Горазд я давать золото в долг начинающим старателям. Одни возвращают с лихвой и долго благодарят. Другие испаряются — и сиди, Барыш, гадай: то ли кинули тебя, то ли Искра должника мается где-то неприкаянная. У меня уже накопился список должников. Если ты найдешь этих ублюдков и вытрясешь из них долги, я скажу тебе спасибо, которое очень даже можно будет положить в карман.
          — Мне это неинтересно.
          — Не спеши отказываться. Этого Владимира я даже и не помню, если честно. Мелочь. Семейка Малышей… Думаю, их косточки давно уже занес песок. Еще один должник ушел к Столу Великана, — Барыш наклонился к своей книге и пролистал несколько страниц. — У меня таких должников — не счесть, но все это ерунда. Восставший Номарх Сефу — вот, кто действительно важен! Этот гад лучше б вообще не вылезал из могилы. Он меня ограбил! Если ваши дороги когда-нибудь пересекутся и ты отправишь его на тот свет, даю слово — моя награда тебя не разочарует! Номарх Сефу больше не должен коптить небо аллодов.
          — Я запомню.
          — Хорошо. А теперь поговорим о том, что тебе может быть интересно. Точнее, что интересно нам обоим. Взаимная выгода — главное, в нашем деле, верно? — подмигнул торговец, но через секунду, став очень серьезным, добавил, наклонившись ко мне через стол: — Я дам тебе хороший меч, ездовую виверну и золото на все, что еще может понадобиться.
          — И что требуется от меня за такую щедрость?
          — Я хочу, чтобы кто-нибудь надрал наконец задницу гоблинской мафии! И готов хорошо за это заплатить! Сколько можно перекрывать нам все каналы? Мы здесь не торгуем, а ведем войну! Плато Коба — последняя дыра в мире. А ведь Святая Земля со всеми этими ее святынями — о-го-го, это тысячи и тысячи золотых!
          — Даже с лучшим мечом в мире и кучей денег я не смогу побороть мафию в одиночку.
          — И не надо. Мы постоянно предпринимаем попытки попасть на ту сторону. Наши парни прямо сейчас пытаются отвоевать северный проход, и ты можешь к ним присоединиться. Да и заодно… возможно… при о-о-очень хорошем стечении обстоятельств… попасть за Кордон. Там есть четыре аномалии, полные дорогущих артефактов. Уверен — тебе понравится. И самое главное — я хочу смерти гоблинского шамана. Именно эта гнида придумала приручать волков и прикармливать грифов. Что донельзя усложнило добычу артефактов за Кордоном и взвинтило цены на них. Можешь считать, Яр Глас Неба — мой личный враг! Того, кто принесет мне его голову, я озолочу.
          В трактир я вернулся вновь одолеваемый сомнениями. Стоит ли мне вступать в войну с мафией? Я собирался встретиться, наконец, с друзьями в условленном месте и снова вернуться в лагерь к историкам, но, возможно, голова червелицего монстра из пещеры — не такая уж важная ценность, чтобы тратить на нее время.
          — Я слышал, ты собираешься за кордон. Что ж, это значит, что теперь ты настоящий старатель и можешь присоединиться к большой охоте за артефактами!
          — Слова Барыша.
          — Ну так я от него и есть! — торговец, которого распекал Барыш за позднюю сдачу отчета, подсел ко мне за стол. — Он сказал, что ты отправишься к Драчунам отбивать северный проход через кордон. Приходи завтра утром к конюшне. Я приведу тебе виверну.
          — Мне еще обещали меч и золото.
          — Обязательно. Только ты потом не забудь, кому обязан.
          — Не забуду.
          — В случае чего, можешь обращаться ко мне. Я Артемий, работаю на Барыша, скупаю артефакты… В последнее время старатели приносят их все меньше и меньше. А у меня ведь тоже есть обязательства, и, если оборот снизится, меня могут перевести из трактира. А это самое хлебное место на всем плато Коба!
          — У вас еще и на зоны все тут поделено?
          — Конечно. У меня к тебе деловое предложение: ты активно ищешь артефакты и сбываешь их только мне, а я обещаю тебе впоследствии хорошую цену. Годится?
          — Посмотрим.
          — В общем, жду тебя завтра в шесть у конюшен.
          Торговец фамильярно хлопнул меня по плечу, как старого знакомого, и удалился, но не успел я сделать и глотка пива, как на лавку рядом со мной плюхнулась орчиха, которую я, кажется, видел в самый первый день, как сюда прибыл.
          — Привет. Ты собираешься к Драчунам?
          — Не помню, когда мы успели познакомиться.
          — Ты ведь в «Приюте» недавно… Называй меня Прыть.
          — Ник.
          — Знаю. Эй, Горислав, поставь-ка мне пиво! Я сама только что из-за кордона! Фуф!
          — И как там?
          — Невеселые вести! Гоблины чего учудили! Откармливают и приручают волков! Какие это лютые звери становятся! Умные, хитрые, преданные как псы и опасные как тигры! Там, за кордоном, старателям тяжко! Очень тяжко! Теснит нас мафия. Я вот всего с двумя артефактами вернулась и то еле ноги унесла… Мне еще долго будут сниться по ночам эти клыки у горла… Брр…
          — Слышал, они еще грифонов прикармливают.
          — Ага. Есть и такое. Сволочи! А может, и нам волков приручать? Хотя гнилая идея, кто этим будет заниматься? Всех только артефакты интересуют… Хотела бы я взглянуть, как эти гоблины подход к зверям находят. Мелкие, всеми презираемые — а гляди ж ты!
          Напоминание о хитрости гоблинов всегда выводило меня из равновесия. Всю ночь мне снились эти твари, то поджигая дом, в котором я нахожусь, то воруя у меня оружие и оставляя с пустыми руками перед целой сворой демонов, то разбавляя водой мое пиво… про пиво вот особенно обидно! Единственное, из-за чего мое настроение утром оставалось на уровне, так это долгожданная сходка в условленном месте. В общем-то Империя могла прислать на встречу со мной кого угодно, но я был уверен, что увижу друзей. И не ошибся.
          Пережив и радость и возмущение, а также краткий медосмотр от Матрены, проверившей мой пульс, температуру, давление, заглянувшей в рот, посветившей фонариком в глаза… я, наконец, рассказал все, что произошло: и про свою вылазку в пещеру кобольдов, где обнаружил таинственное существо, и про культиста Тэпа, обманом заставившего меня провести жуткий ритуал, и про поход к Историкам, принесший, правда, мало толку — кроме, разве что, внезапно появившейся у владельца трактира пропавшей дочери Вероники. Хотя это вряд ли такая уж важная информация.
          — А этот культист… Иавер Рэт все еще там, в «Приюте»?
          — Да. Я бы его прибил, но он всегда у всех на виду, и мне только и остается, что скрипеть зубами. Эта сволочь еще имеет наглость лыбиться мне каждый раз при встрече! Кобр теперь каких-то ищет. Наверное, для очередного ритуала.
          — Это надо срочно передать в Комитет, — сказал Миша. — Активность культистов… Что-то происходит.
          — А что тут непонятного? Тэп жив, вот его сторонники и активизировались… — фыркнул Орел. — Скоро он даст о себе знать, помяните мое слово!
          — Не говори так, — вздрогнула Матрена. — Он умирал тысячи лет, и сейчас, должно быть, очень слаб.
          — Надолго ли? — буркнул Кузьма и замолчал.
          — А мне больше этот червелицый не дает покоя, — проговорил я. — Этот историк, Саранг Хэн, хотел исследовать его голову, интересно, узнал он что-нибудь или нет? Жаль, что я не сумел добраться до изображения в ущелье Привидений. Историк говорил, что по описанию — это одно и то же существо.
          — Или существа одной и той же расы, — вставила Лиза.
          — Тем более! Если эта раса древняя настолько, что их изображали еще джуны или Зэм при жизни, то где она была все это время?
          — Да все это фигня! Ты лучше скажи, что за хитрая лошадь у тебя? Болеет что ли? — Лоб ткнул пальцем в виверну, которую я получил утром вместе с обещанным мечом и золотыми монетами.
          — Это виверна. Я отправляюсь к Кордону, отбивать северный проход. Мне и меч для этих целей выдали! Командуют там гибберлинги, а больше я ничего не знаю.
          Выслушав последние новости из имперского стана, где в общем-то ничего глобального за это время не приключилось, и клятвенно пообещав, что буду из кожи вон лезть, чтоб не пропустить следующую встречу, я отбыл к северному проходу через Кордон. К самой стене, видимой издалека, старался не приближаться, зная, что мафия охраняет ее с обеих сторон и велик шанс нарваться на стаю обученных волков. Виверна несла меня с огромной скоростью, чему я не мог не порадоваться, так что до нужного места добрался часов за пять. Возведенные укрепления старателей увидел еще на подступах. Судя по всему здесь совсем недавно шел довольно ожесточенный бой, потому что трупы гоблинов и волков выглядели свежими. Скорее всего, жертвы были не только у мафии, но своих старатели уже успели убрать.
          — Так! Стоять! Ты куда летишь?
          — На помощь.
          — Много тут вас таких, помощничков… когда мы уже всю работу сделали! Ну… почти всю.
          Я обозрел пространство и прицокнул языком. Старатели сумели подойти к проходу через Кордон вплотную и даже разбили лагерь прямо перед стеной. За ощетинившимися острыми кольями укреплениями прятались палатки — и этот стихийно возникший штаб внезапно охраняло приличное количество бойцов. Неглубокая речушка — единственное, что еще отделяло старателей от полного захвата прохода.
          — Недурно! — уважительно произнес я.
          — А то!
          Почти во всех семейках гибберлингов, что я встречал, говорил всегда один из трех. Драчуны не стали исключением. Один из них оценивающе осмотрел пополнение в лице меня с головы до ног, другие два повторили за ним в точности, но остались молчать.
          — Тебя Барыш небось прислал? Он сюда ко мне сейчас всех делегирует, достала его видать мафия по самое не балуйся. Ладно, слезай со своей ящерицы, помощь пригодится всегда!
          — Как боевая обстановка? — спросил я, спрыгнув с виверны.
          — Мы прорвали оборону, захватили форпост с этой стороны ущелья — первый успех за столько месяцев! Но расслабляться рано, гоблины наверняка попытаются отбросить нас назад. Мы уже заметили, что на том берегу стали появляться гоблины-налетчики! А это первый признак готовящейся атаки.
          — Что за налетчики?
          — Мы их так называем. Они натравливают волков на нас.
          — Слышал.
          — Гоблины оказались хитрющими противниками! Они ведь не только волков приручили (ладно те — звери с мозгами), но и грифов! Хватает у пернатых соображалки, чтобы служить гоблинам… Старатели жалуются, что птицы неустанно следят за ними и громкими криками призывают гоблинов, как только кто-то попытается подойти к Столу Великана. Должно быть, грифы гнездятся в холмах на севере. У них каждый коготь что орочий кинжал, а клюв будто из камня.
          — Что такое — Стол Великана? Где-то я уже слышал это название…
          — Это одна из аномалий. Видишь вон ту возвышенность на востоке? Вот она и есть.
          Я, прищурившись, всмотрелся туда, куда указывал гибберлинг. Солнце слепило глаза и трудно было разобрать, горы это, нагромождения камней или, может, какие-то искусственные строения. Их основания из-за стены я не видел — только верхушки.
          — Странное название.
          — В этой местности присутствует особая магия, которая может увеличить тебя до небывалых размеров. А может и уменьшить. Вот такие чудеса творятся. Но есть там и простые, привычные вещи. Например, гоблины.
          — Кто бы сомневался…
          — Есть на Столе пост гоблинский сторожевой. Гоблины там самые вреднющие! Но и мы не лыком шиты. Сделали все по-гибберлингски — тихой сапой, хитро и тонко. «Когда мечи бессильны, берись за яд». Где-то мы это читали. А, братцы, не помните?
          Гибберлинги переглянулись и захихикали.
          — И что вы траванули?
          — На пост гоблинский пробрались и в котлы вылили особую травку. А ты думал, мы этот проход одними только мечами да посохами отбили? Ха-ха! Тут соображать надо! Эх, вот если бы еще захватить центральный проход… Или хотя бы напакостить! Оттуда открывается прямая дорога в самое логово оружейной мафии. Сидят там, небось, режутся в карты — а тут мы! Очень не терпится!
          — Нам бы этот проход еще удержать! — вмешалась подошедшая к нам орчиха.
          Ее внешний вид меня удивил — она явно уделяла ему больше внимания, чем принято у ее соплеменниц, а больше всего меня поразили ее белокурые волосы, собранные в игривый хвост на макушке. Высокая и довольно стройная для орчихи, она несомненно производила впечатление.
          — Не пора ли выдвинуться и довершить уже начатое? — возмущенно произнесла она, сдвинув брови и сложив руки на груди.
          — Ох, эти старатели… Тут, считай, только бой утих, а они уже готовы лезть в пекло. Ну и дурища ты, Грива…
          — Сам дурак! — воскликнула орчиха и, гордо вздернув подбородок, удалилась.
          — Вот и поговорили! Видал? Грива Боевых! Старатель! Втемяшилось ей в голову, что она сможет тут быстренько разбогатеть. Потом найти себе орка поспокойней и жить в свое удовольствие где-нибудь подальше от всех остальных. А то, что ее тут кокнуть могут, ей и не объяснишь. Всю плешь нам проела! Вот если бы…
          — АТАКА!!!
          Все повскакивали с мест и схватились за оружие. Пользуясь тем, что старатели, ожидающие нападения только из-за Кордона, не выставляли сторожевых, налетчики прокрались по реке и выскочили с воплями и гиканьем совершенно неожиданно. Сначала я принял их за пиратов — нижнюю часть их лиц закрывали платки точно так же, как у тех, что напали на лагерь Историков. Но мое заблуждение быстро развеялось.
          — «Красные Повязки»! Бей их, сволочей!!!
          Но не успели мы запрыгнуть на своих питомцев, чтобы дать отпор, как Драчуны завопили в три своих гибберлингских горла:
          — Стоять! Отступаем! НАЗА-А-АД!!! Все в укрытие!
          Я этого странного решения не понял, ведь возведенные укрепления старателей не выглядели настолько надежными, чтобы окопаться внутри и верить в их защиту. А место для боя у реки несколько более удобное… Но когда я бросил взгляд на проход через Кордон, то все встало на свои места.
          Целая стая волков уже преодолевала реку. Одновременная атака двух противников — что может быть прекрасней? Мысленно я отметил сообразительность гибберлингов, успевших сориентироваться и принять единственно верное решение.
          Старатели проявили максимальную дисциплинированность: никто героически не бросился атаковать, вместо этого все послушно, единым порывом, ломанулись от нападающих в укрытие, предоставив им разбираться между собой.
          — Ну хоть какая-то от Разина польза, хе-хе!
          Засев за хлипким бастионом своего лагеря, которого, впрочем, оказалось достаточно, чтобы не оказаться между молотом и наковальней, мы во все глаза следили из-за деревянных кольев за разворачивающейся схваткой.
          «Красные Повязки» оказались неплохими бойцами, вероятно, их главарь не брал под свое крыло абы кого. Но и волки — прирожденные хищники, были достаточно умны. Они умело вклинивались в толпу, окружали жертву с нескольких сторон и атаковали целым скопом! Вряд ли их обучили этому глупые гоблины — инстинкты в них заложила природа. И если изначально я думал, что победа, хоть и нелегкая, останется все же за бандой Разина, то по ходу боя мне пришлось изменить свое мнение — их атака стремительно превращалась в оборону. Волки не знали страха, и их было слишком много!
          В конце концов «Красным Повязкам» пришлось признать поражение. Они попытались ретироваться, но не тут то было! Волки, хоть и основательно потрепанные, отпускать добычу не собирались и бросились догонять разбегающихся бандитов. Единственный оказавшийся среди нас лучник пришел в настоящий экстаз, постреливая из укрытия во всех подряд, кто имел неосторожность пробежать мимо нашей засевшей в засаде в братии.
          — Вот и конец «Красным Повязкам». Ха! Так Разину и надо! Собаке — собачья смерть… Нечего было на своих ручонки задирать!
          — То-то Горислав обрадуется…
          Со всех сторон послышались ехидно-одобрительные комментарии.
          — Ну, а теперь наш выход! — торжественно объявил наш мелкий, пушистый полководец, когда количество волков значительно сократилось, а от банды Разина остались одни трупы. — Впере-е-ед!!!
          Радостно улюлюкая, мы выкатились на встречу оставшимся хищникам. До реки добрались, почти не встретив сопротивления. Но дальше пришлось поумерить пыл — дрессированные волки все еще представляли серьезную угрозу. Моя виверна ловко ускользала от волчьих клыков, не забывая вломить противнику то мощными лапами, то длинным, гибким хвостом. И все же она боялась и нервничала, и как я ни пытался пришпорить ее и направить в гущу врага, она огрызаясь пятилась назад.
          В итоге мне все же пришлось спрыгнуть на землю, потому что я уже оказался за спинами других старателей, отчаянно теснивших волков. С тоской подумав о своем дрейке, которого хлебом не корми — дай потрепать кого-нибудь зубами, я рванул вперед уже на своих двоих.
          Волков мы оттеснили довольно быстро, сами уже зайдя в воду по колено, но тут в бой наконец вступили гоблины, засевшие за стеной. Сверху на нас посыпался град стрел, не разбирающий, где свои, а где чужие.
          — Не отступать! Всем укрыться за щитами! — в три голоса завопили Драчуны.
          Я завертел головой по сторонам, рефлекторно разыскивая ближайшего орка. Обычно они всегда ходили с щитами, не слишком страдая от лишней тяжести. Самой ближней ко мне оказалась Грива — блондинка-орчиха. Но у нее был щит! И несмотря на свой легкомысленный вид, сориентировалась она быстро, подняв его над нами обоими, когда я к ней подскочил. Она была выше меня ростом и вскоре приноровилась к моим движением, прикрывая нас, пока я махал мечом. Я защищал ее от клыков, она меня — от стрел, и наш спонтанный тандем оказался весьма успешным. Мы бодро продвигались вперед, оставляя за собой дорожку умерщвленных зверей.
          Вода в реке стала бурой от крови. Гоблины какое-то время продолжали поливать нас сверху стрелами, но поняв, что трата сил на бой с бандой Разина, невольно сыгравшей на руку нам, стала роковой для них, решили отступить. Но остановиться мы уже не могли!
          Пробившись к самому проходу, и вопя еще пуще прежнего, мы выкатились на другую сторону Кордона и хором принялись расшатывать деревянные строения, с которых по нам стреляли. Близость расправы над мафией поселила во всех диковатое веселье, так что опрокидывали на землю конструкции и добивали лучников радостно и с огоньком. Кое-кому, правда, удалось улизнуть. И хотя часть старателей в боевом экстазе ринулись было, как те волки, догонять улепетывающих гоблинов, Драчунам удалось вовремя остановить эту акцию возмездия.
          — Куда, НАЗА-А-АД!!! Все, успокоились, взяли себя в руки…
          — Это мы че, типа, за Кордоном уже что ли?
          — А ты прозорливый, Серега.
          — Ух ты, прорвались! Предлагаю штурмовать Стол Великана!
          — Да погоди ты, штурмовик. Раненым помочь надо.
          Честно сказать, я был удивлен такой сплоченностью. Переводить дух после битвы было некогда, но старатели и впрямь сначала принялись оказывать помощь пострадавшим вместо того, чтобы кинуться к аномалиям за артефактами, раз уж судьба так подфартила. Как-то незаметно сроднившись с Гривой, мы вдвоем оттаскивали убитых обратно к палаткам, где находился жрец, и за это время я выслушал целую историю про ее будущую жизнь, которая была уже расписана в деталях, вплоть до имен пятерых еще пока нерожденных детей. Меня не напрягала ее болтовня, потому что она не просила ее комментировать.
          Когда все убитые и раненые оказались в распоряжении жреца, старатели вновь устремили взгляды за Кордон. Сколько понадобится времени мафии, чтобы оправиться от поражения и вернуть проход под свой контроль — неизвестно, а артефакты сами себя не найдут.
          — Ну что, братва, к Столу Великана?
          — Только осторожно! На северном побережье хозяйничают грифы-стервятники. Мы для них — пища, не более.
          — Значит, идем кучненько, сильно не рассыпаемся…
          — Да смысл искать что-то на Столе Великана… Небось, все уже Везунчики заграбастали!
          — А кто это?
          — Ты не знаешь, кто такие Везунчики? Ты вообще откуда? Ха! Это старатели. Из любой аномалии выносят полные сумки артефактов, и все торговцы делают им скидки. Не поверишь, за все это время ни одной царапины на Везунчиках!
          — Подозреваю, все их везение — миф. Да! Скорее всего, в аномалиях они нападают на старателей со спины и обчищают их сумки. Ну не может так везти ни одному разумному существу! Обманщики они, а не везунчики!
          — Да не-е-ет, не нападали они на других старателей. Амулет у них есть, магический. В нем охранное заклинание, которое отпугивает нежить. Вот в чем секрет…
          — Так и будем языками чесать или уже пойдем за артефактами? На кой ляд мы тут корячились, проход отбивали, если стоим на одном месте?
          — Вы как хотите, а я к Столу Великана!
          Данное решение поддержали почти единогласно. Я посмотрел в сторону аномалии — за Кордоном она была видна как на ладони. Окутанный сумерками и красным пыльным смогом, Стол Великана щетинился каменными зубьями, в которых угадывалась архитектура Зэм. Вероятно, когда-то на этом месте возвышалось огромное сооружение, от которого ныне остались лишь колонны с лицами, напоминавшие о склепе, гигантская лестница и стела, высотой своей уносящаяся куда-то в самый астрал. Над Столом Великана кружили стервятники, и их вопли были слышны даже отсюда. Словом, заманчивым место не выглядело.
          Пока я разглядывал аномалию, в поле зрения появилась Фея, опять несущая мне в подарок очередное блестящее барахло. Что-то меня покоробило, но я не сразу сообразил, что с ней не так. И только когда она приблизилась, стало понятно, что ее размеры превышают привычные раза в три. Правда уменьшалась она прямо на глазах, как проколотый воздушный шарик, и когда опустилась на мое плечо, уже выглядела как обычная сорока.
          Из-за того, что ее клюв был занят, «кар» получилось больше похожим на «кря».
          — Ну что ты опять там откопала? Давай сюда.
          Обычно это были яркие камушки, стекляшки, или веточки, которые я благодарно складывал к себе в карман, а потом выбрасывал. Но в этот раз Фея притащила маленькую уродливую куклу, от вида которой у детей могла случится психологическая травма. Потрепанная и грязная, она поблескивала единственным сохранившимся глазом.
          — Пупсик?! Спасибо! И где ты только это все находишь? — я взял у сороки свой презент и привычно погладил ее пальцем по голове — Фея гордо нахохлилась. — Вот бы ты артефакты научилась распознавать и притаскивать…
          Я снова посмотрел на аномалию, откуда прилетела сорока. Жуткое место. Если я увеличусь в размерах, когда туда попаду, — это еще не так страшно. А если уменьшусь? Хищные птицы в небе представляли угрозу даже для меня полноразмерного! Не хотелось бы знакомиться с ними, будучи в более скромных габаритах, а если еще и мафия с волками вернется…
          Пока остальные готовились к вылазке, седлали питомцев и проверяли оружие, мой взгляд все скользил по окрестностям.
          — А вон там что? — спросил я, указав пальцем на мутный, зеленый горизонт на востоке.
          — Это ущелье Привидений, туда мало кто осмеливается соваться, — откликнулся один из старателей. — Горислав говорил, что там куча нежити, скелеты, а один здоровущий, мы называем его Жнец. Проклятое местечко! Немало старателей отправилось оттуда прямиком в Чистилище. А ведь там артефактов — тьма!
          Мои мысли заработали очень быстро. Ну конечно! Сейчас я нахожусь гораздо ближе к ущелью Привидений, чем когда пересек Кордон с наемниками Историков. Мы двигались тогда с юга, и нам нужно было пересечь почти аллод от берега до берега, а сейчас я зашел с запада, и до ущелья рукой подать!
          — Тьма, говоришь? Звучит заманчиво…
          — Эй-эй-эй, парень. Ник, кажется, да? На Столе Великана найдется, чем разжиться. Двинем туда хором и вернемся вместе — так куда безопасней. Погонишься за большим — погибнешь.
          — Слабаки! — неожиданно пришла мне на помощь Грива. — Зачем охотиться за малым, если рядом такое богатство? Кто за то, чтобы добраться до ущелья?!
          Все — кто с сомнением на лице, кто задумчиво — посмотрели на восток. Однако возможность поживиться на скорую руку на Столе Великана перевесила остальные доводы, и больше желающих идти дальше, в опасное ущелье, не нашлось.
          — Ну и ладно, нам больше достанется! — фыркнула Грива и демонстративно отвернулась.
          — Пошли с нами, Ник, — произнес все тот же старатель. — Не то сгинешь.
          Но я уже принял решение. Старатели качали головой и цокали языком, когда мы с Гривой отделились от общей группы и направились к ущелью Привидений. Дошел ли туда Адам — нанятый историками старатель с джесеротипом? И есть ли у меня хотя бы маленький шанс найти его или то самое изображение червелицего, на которое я так хотел взглянуть? Как я ни напрягал память, представляя карту плато Коба, но вспомнить, насколько велико это ущелье, у меня не получалось.
          Грива снова завела пластинку про свое счастливое семейное будущее, а я всю дорогу молчал, проявив себя великолепным слушателем. Мафия нас не беспокоила — что не удивительно. Скорее всего им сейчас не до аномалий — они заняты проблемой возвращения потерянного северного прохода через Кордон, потому что старатели, во-первых, слишком приблизилась к главному гоблинскому логову, а во-вторых, лишают их части прибыли, свободно разгуливая по Столу Великана и собирая там артефакты. Лишь только ожившие скелеты время от времени преграждали нам дорогу. Мы старались обходить их стороной, но нескольких все же пришлось успокоить.
          Вокруг то и дело попадались руины Зэм. Больше всего пугали гигантские скульптуры и барельефы с изображением лиц — казалось, что они наблюдают за нами. Смотрят из глубины веков и злятся, что мы посмели нарушить их покой. Ветра не было, и зеленый смог оказался вовсе не пылью, как я подумал сначала. Сам воздух испускал тусклое, зеленоватое сияние, словно был охвачен светящимся туманом.
          — …а младшенький станет игроком в гоблинбол. Ну кто-то же в семье должен заниматься спортом, правильно? Правда, если пятой будет дочка, то придется и шестого народить. Хотя… знала я женщин, которые так в гоблинбол играли, что не каждый мужик рядом стоял…
          — Смотри!
          — Что?! Куда смотреть? — встрепенулась Грива, выпадая из своих грез.
          — Вон там!
          — Етишкин дрейк! Артефакты!!!
          Светящиеся камушки свободно парили, кучкуясь вокруг полуразрушенной стелы и напоминая гирлянду фонариков.
          — Сегодня точно наш день… Справа — мои, слева — твои. Все честно!
          — Согласен.
          Я спрыгнул с виверны, Грива — с лошади, и мы, оглядевшись по сторонам и убедившись, что, кроме бродивших метрах в пятидесяти хлипких скелетов, нам ничего не угрожает, сложили по три небольших камушка в свои сумки.
          — Неплохо! Вот такие походы мне нравятся! Дальше идем?
          — Конечно!
          Однако дальше пусть усложнился. Ехать верхом стало невозможно, потому что земля под ногами начала круто забирать вниз, так что пришлось слезть с питомцев и вести их, спускаясь в ущелье пешком. Я двигался немного впереди, краем уха слушая возобновившуюся болтовню орчихи и высматривая возможную опасность. Но обернувшись убедиться, что сзади за нами никто не крадется, остолбенел.
          Лошадь Гривы шла сама по себе — а самой Гривы рядом не было!
          — Ты чего так уставился? — раздался ее удивленный голос прямо передо мной. — На что смотришь?
          — Ты где? — тупо спросил я.
          Теперь пришел ее черед растеряться.
          — Что значит — где? Там же, где и ты.
          Я протянул руку перед собой, в надежде узнать, слуховые у меня галлюцинации, или зрительные.
          — Но-но, руки! — предупредительно воскликнула Грива. — Как напарник ты, конечно, ничего, но замуж я пойду только за орка.
          — Грива, я тебя не вижу!
          — Как это — не видишь?
          — Вот так! Я вижу твою лошадь, а тебя — нет!
          После этих слов установилось молчание, и я заволновался.
          — Грива? Ты тут? Не молчи!
          — А что говорить? Вообще, я себя тоже как-то странно вижу. Размыто, как будто у меня зрение испортилось. Странно. Это на меня аномалия так действует?
          — Не знаю. Ты хорошо себя чувствуешь?
          — Прекрасно. Надеюсь, я с стану видимой, когда мы выйдем отсюда.
          — Думаю, да. Стол Великана увеличил мою сороку, а потом она снова уменьшилась.
          Стало не по себе от того, что к нам может легко приблизиться кто-нибудь такой же невидимый. Желания продолжать поход поубавилось, но я заставил себя не поддаваться страху.
          По какой-то, вероятно, очень женской логике, до этого всю дорогу болтавшая без умолку Грива став невидимой, как проглотила язык.
          — Грива, говори что-нибудь!
          — Что?
          — Ну что до этого говорила! Я не понимаю, рядом ты или нет.
          — Хорошо, — сказала она и снова замолчала.
          — Ты издеваешься?
          — Чего ты ко мне прицепился?! Не знаю я, что говорить! Сам-то ни полслова, а я должна распинаться…
          — Тихо!
          — Ну нормально! Так мне говорить или молчать?
          — Смотри, там что-то впереди, видишь?
          — Какие-то развалины…
          — Неплохо сохранившиеся развалины!
          — Ну и что?
          — Я видел там какую-то вспышку.
          — Может, артефакты? Или какая-нибудь магия… Сходим, посмотрим?
          — Нет, подожди, — остановил я ее, разглядывая темнеющие вдалеке строения. — Слишком это место… идеальное для укрытия. Тебе не кажется?
          — Чьего укрытия? Тут одна нежить бродит, им укрытие ни к чему. Давай просто сходим и посмотрим!
          — Сколько здесь пропало старателей? Может они тоже просто «сходили и посмотрели»? — я обернулся к Гриве, но, кроме ее лошади, никого больше не увидел и отвернулся. Неуютно разговаривать с пустотой. — Я видел там вспышку света, мне это не привиделось!
          — Ладно, убедил, — произнесла орчиха после паузы. — Но кто там может быть? Мафия, пираты?
          — Не знаю. Но мне не нравится это место.
          — Ладно, тогда я схожу на разведку. Хоть какой-то толк от моей невидимости!
          — Если там кто-то посерьезней нежити, то у них может оказаться мистик, так что твоя невидимость тебя не спасет.
          — Я не собираюсь возвращаться назад из-за того, что тебе что-то там показалось! — отрезала Грива. — Жди меня здесь! Пойду посмотрю, кто там тебе фонариком в глаз посветил.
          Судя по звукам, она зашагала к развалинам, и там, где она наступала на песок, я даже видел ее следы.
          — Иди потише! — крикнул я. — И по камням.
          — Без тебя разберусь! — прилетело в ответ.
          До показавшихся мне подозрительными развалин идти было еще прилично, тем более — пешком! Так что Гриву я ждал не скоро. Устроился поудобней, привязав лошадь и виверну к обломку древней статуи, раскрыл сумку и достал найденные артефакты. Выглядели они как обычные, ничем не примечательные камни, если бы не сияние, которое от них исходило, да неестественная легкость — артефакты не лежали на моей ладони, они левитировали над ней, будто были легче воздуха.
          — Кар!
          — Еще один пупсик? Спасибо, Фея, но может ты принесешь мне вот такие камушки? Смотри, они светятся!
          — Кар!
          Заняться было нечем. Периодически я поглядывал в сторону развалин, но они безмолвно чернели в зеленом тумане, не давая и намека на какую-то жизнь внутри. Может, я и правда развел бурю в стакане? А Грива из-за меня теперь в одиночку бродит среди нежити… Ну и что, что я уступаю ей в габаритах? Не стоило ее отпускать.
          Я походил вокруг ближайших развалин, окропил одну из стел, возможно, нанеся восставшим смертельное оскорбление, отпугнул парочку скелетов, которые рассыпались скорее от дуновения ветра, чем от моего меча, исследовал территорию на предмет артефактов, ничего не нашел и вернулся к животным. Лошадь меланхолично пыталась отковырять среди камней траву, а виверна безмятежно спала.
          — Ник!
          Голос Гривы я узнал, но все равно вздрогнул и инстинктивно схватился за оружие.
          — Ник, я здесь! Да вот она я!
          Кто-то схватил меня за руку и немного развернул, хотя для меня ничего не изменилось — перед глазами по-прежнему были лишь неприветливая земля и груды развалин.
          — Ты быстро вернулась.
          — Я даже не дошла… Благослови астрал твою чуйку, Ник! Там куча восставших Зэм! И они… странные!
          — Почему — странные?
          — В балахонах, с капюшонами… Похожи на фанатиков. Я как только их увидала, сразу деру назад. Вдруг у них и впрямь мистики есть! Чуть Искру не испустила, пока бежала сюда! Надо сваливать, я так считаю. Это не старатели! Не знаю кто — но не старатели точно! — прерывисто тараторила Грива, тряся меня при этом за плечо.
          — Культисты, — прошептал я. — Глупо было полагать, что Иавер Рэт здесь такой один. Но что им нужно? Ты не заметила, что они делали?
          — Не знаю и не хочу знать! Я ухожу! Где моя лошадь?.. Подержи-ка, седло поправлю…
          Она пихнула мне в руки что-то, на ощупь напоминавшее сумку… и стала видимой.
          — Грива! Я тебя вижу!
          Наверное, в другой ситуации меня бы повеселило то, что ее рука сразу дернулась к волосам — поправить прическу, но сейчас мне было не до этого. Сумка в моих руках тоже обрела видимые очертания.
          — Что там внутри? — спросил я.
          — Ничего, — пожала плечами Грива. — Вода, немного снеди… ну и артефакты, которые мы с тобой нашли… Ник, ты исчезаешь!
          Это я и сам видел. Мои руки теряли четкость, будто я смотрел на самого себя через матовое стекло. Расплывалось и все то, что на мне было надето. При этом я абсолютно не чувствовал ничего необычного, мое тело оставалось осязаемым и ощущалось так же, как и всегда.
          — Ник… Ты где?
          — Выходит, не только в аномалии дело. Наши с тобой артефакты отличаются друг от друга. Интересное дело!
          — Ник?! — Грива немного отступила назад, глядя сквозь меня и заметно нервничая. — Ты ведь меня не убьешь? Я же помогала тебе прорываться через Кордон…
          Я вздохнул и закатил глаза, чего она, конечно, не увидела. Вот оно — братство старателей. При всей своей сплоченности, доверия среди них никогда не водилось. Да и откуда ему взяться среди дезертиров и охотников за наживой?
          — Я не собираюсь тебя убивать, Грива. Вот, возьми мои артефакты, когда я вернусь — верну тебе и твои, обещаю. Заберешь все!
          — Куда ты собрался? К восставшим? — она мотнула головой в сторону руин.
          — Я должен все увидеть своими глазами.
          — А как же мистики? Сам ведь говорил, что это слишком опасно!
          — Даже если они услышат мои мысли, запудрить мозги они мне не смогут. А ты уходи, возвращайся к нашим, может, застанешь их еще на Столе Великана…
          — Да зачем тебе это надо? Если там и было что-то ценное, то культисты все забрали себе. Их там слишком много! Нужно уносить отсюда ноги!
          — Пожалуй, я попытаю удачу.
          — Ты просто чокнутый! 
          Да, есть немного, что уж там скрывать. Но если сидеть и ждать, когда информация сама свалится на голову, то с большой долей вероятности я не узнаю вообще ничего. Но не объяснять же Гриве, что вообще-то я тут исполняю свой долг перед Империей. Так что придется оставаться в амплуа не в меру любопытного авантюриста.
          Восставших Зэм я увидел еще на подступах к руинам. Это действительно были культисты Тэпа — сложно не узнать их одеяния. Они охраняли подходы к большому каменному строению, очень похожему на то, что находилось на Столе Великана, только лучше сохранившемуся. Идти мимо, надеясь лишь на свою невидимость, было, мягко говоря, дискомфортно. Мне все время хотелось спрятаться, пригнуться либо достать меч, когда кто-то поворачивал голову в мою сторону. Каждый раз сердце екало, я замирал на месте, но культист, глядя сквозь меня, отворачивался, и мне требовалось несколько секунд, чтобы восстановить дыхание.
          Если среди Зэм и были мистики, а они наверняка там были, то мне удалось ускользнуть от их внимания. Скорее всего, они просто не почуяли в такой толпе чужака. Я старался прислушиваться к своим ощущениям — не пытается ли кто «пощупать» мои мозги, но, к своему собственному удивлению, до самых руин умудрился добраться никем не замеченным. А вот дальше все усложнилось.
          Чем занимались культисты, я так и не понял — то ли готовились к ритуалу, то ли просто читали какие-то свои молитвы, воздавая почести Тэпу. Они не общались между собой, только бурчали что-то себе под нос, как умалишенные, так что даже подслушать разговоры не получалось. Да еще и продвигаться вглубь, что бы хоть что-то разузнать, стало совсем тяжело. Я боялся задеть кого-нибудь ненароком и выдать себя. Выбраться живым отсюда шансов у меня было не много, так что приходилось проявлять максимальную осторожность. Оставалось надеяться, что действие артефакта не прекратится в самый неподходящий момент.
          Древние строения Зэм, прочно ассоциирующиеся у меня со склепом, действовали очень угнетающе. Я тихо крался вдоль крошащихся стен и колонн, и казалось, что каменные лица на них видят меня и провожают своими пустыми взглядами. Очень хотелось заглянуть туда, где сохранилась крыша, но там толклось слишком много Зэм, и проскользнуть никак не получалось.  Только в одном месте я не увидел скопления восставших — лишь пара часовых на входе. Вряд ли здесь, на отшибе, может быть что-то интересное, но больше я никуда попасть не мог, поэтому подошел ближе.
          Шум изнутри красноречиво показывал, что я ошибся. Из темноты доносилось множество голосов, и тон их был достаточно тревожным, при этом двое восставших на входе не проявляли никакого беспокойства. Юркнув в темноту, я остановился, давая глазам привыкнуть.
          — Выпустите нас отсюда, мерзкие твари! Чтоб вас свет всех покарал! Вы все сумасшедшие, слышите? Вы все умрете, все до единого! Выпустите нас…
          — Адам, заткнись! Из-за тебя нас всех убьют!
          — Да нас и так убьют, вы что, не понимаете?! Это же культисты Тэпа, им нужны наши Искры!
          Эльф со психом пнул ногой решетку и отошел ото всех в дальний угол, уселся на пол, обхватил голову руками и тихонько завыл. К нему подсел Зэм и попытался утешить, но эльф не отреагировал.
          Я осмотрелся по сторонам. Большие клетки вдоль стен были полны пленниками! Гул голосов, чьи-то всхлипы, ругань — все это наполняло полумрак тоской и безысходностью. Тусклый свет одного единственного факела лишь добавлял уныния, зато я сумел рассмотреть, что внутри охрана отсутствовала. Подобравшись поближе к подвывающему эльфу, я негромко окликнул его:
          — Адам?
          Он резко поднял голову заозирался.
          — Кто здесь?
          — Не кричи. Я невидим. Ты Адам ди Ардер?
          — Кто ты?!
          — Я… друг.
          — Выпусти меня, друг! — эльф, снова сорвавшись на крик, схватился за прутья решетки. — Нас хотят убить!
          — Адам, не ори! — зашипел сидевший рядом Зэм, судорожно оборачиваясь на вход.
          — Что тут происходит, откуда столько пленников? — шепотом спросил я.
          — Я не знаю, я здесь по заданию Историков, мне нужно было только сделать снимок фрески…
          — Это все Номарх Сефу! — перебил восставший. — Он обманул меня!
          — Номарх Сефу? — я напряг память, пытаясь вспомнить, откуда знаю это имя… Точно! Должник Барыша, за голову которого торговец, кстати, предлагал мне достойное вознаграждение. — Это ведь старатель?
          — Нет! Он поклоняется Тэпу! Мы были друзьями. Он прибыл с Игша, такой увлеченный был старатель, так стремился всюду проникнуть. Да, конечно, я должен был заметить странности. Его титул… Номарх… я задавался вопросом, с чего это Восставший такого ранга решил вдруг податься в старатели? Ведь это пыльная, опасная работенка… Он не отвечал, часто уходил в себя. Но мало ли, все мы, восставшие, имеем тяжкий груз прошлого за спиной… И вот все открылось! Он не старатель — он главный среди культистов! Он прибыл сюда раньше них, чтобы все вынюхать и подготовить их приход! Он и не вспомнил о нашей дружбе, об одном одеяле на двоих… посадил меня в эту клетку и обещал вскоре убить.
          — Когда я был тут в последний раз, по руинам бродили лишь нежить да бандиты. А теперь тут появились культисты Тэпа! — добавил Адам. — Эти руины — священное место для них. Они сказали, что здесь произошла какая-то битва Тэпа с механиками народа Зэм… Теперь они убьют всех. Кто бы ты ни был, друг, спаси нас!
          — Хорошо, только не кричи. Я что-нибудь придумаю…
          — Выпусти нас, ключи у охранников снаружи. Помоги!!!
          — Что вы сможете сделать, безоружные? Я вернусь назад и приведу сюда подмогу…
          — НЕТ! Пока ты ходишь, нас уже успеют всех перебить, и спасать будет некого! Открой клетки, так у нас будет хоть какой-то шанс выжить!
          Его слова были достаточно резонными, но вместе с тем я осознавал и риски. Пленников много, и всех культисты не переловят, кто-то обязательно спасется! Ну, а кто-то погибнет… Впрочем, так они погибнут в любом случае.
          — Хорошо, я сейчас вернусь, предупредите всех и будьте готовы… и попытайтесь придумать хоть какой-нибудь план отступления!
          У входа по-прежнему стояло двое Зэм. Хорошо, что местная «тюрьма» находилась с краю руин и некому было поднять тревогу, когда я убил сначала одного, а затем второго, уложившись в полторы секунды. Затем затащил тела внутрь, от всей души надеясь, что ключи при них действительно найдутся.
          Назад к пленникам возвращался с хорошими вестями. Меня уже ждали. Все столпились у решеток, и в воздухе висела напряженная тишина.
          — Эй, друг, это ты? — нервно произнес Адам, когда я забряцал ключами.
          — Я.
          — Ну же! Открывай! Скорее!!! — завопил он, тряся дверь клетки так, что я еле попал в замочную скважину.
          — Подожди… Адам, где та фреска, которую ты хотел показать Историкам?
          — В самом центре. Там, где высокая лестница и все светится… А зачем тебе?
          — Неважно, — я повернул ключ и дверь распахнулась. — Бегите!

    belozybka
    Я знаю. Знаю, что такое одиночество.
    Когда внутри так сильно гложет пустота. 
    Когда смеяться и кричать так хочется.
    Тогда вокруг есть все. Но с ними нет ТЕБЯ.
    Я знаю. Знаю, что значит быть брошенным.
    Когда наступит день, а у тебя внутри
    Два катаклизма... И пеплом белым запорошенный
    Тот ясный мир, где раньше были пышные сады.

    Яркое солнце придавало парусам особое свечение и яркость, тем самым поднимая настроение перед отплытием из порта Новограда не только капитану Василию Хромову, но и остальным членам его бравой команды. Вот уже пятый год Василий был на должности капитана и почти восемнадцать служил на астральном флоте Кании. Бывало всякое: и набеги отчаянных имперских диверсантов, разоблачение разведчиков, внезапные вылеты к кордонам с целью отбить желание у демонов снова забредать к границам Кватоха... Но приключение, к которому собирались они сегодня, не сравнивалось ни с чем прежде. Ведь предстояло им идти почти в жерло тьмы и разрушения, а шансы спастись хоть кому-то были так ничтожны...
    Василий был честен со своими ребятами, подробно изложив все нюансы и ожидающую опасность, а также, скрепя сердце, принял добровольный отказ двоих матросов от миссии, возложенной самим Избором Изверским. Он понимал, что рисковать мало кто хочет. Сам же он надеялся на лучший исход и возвращение, ведь тогда был огромный шанс, что его возлюбленная Рина наконец-то даст согласие на помолвку. Поэтому в то утро капитан был полон вдохновения и отваги – его ребята выбирались из самых сложных и опасных боёв, а предстоящая разведка в дальнем астрале хоть и таила в себе кучу опасностей, но имела все шансы завершиться благополучно.
    ***
    Второй год Рина ди Дазирэ, дочь Рэно ди Дазирэ, хоть и проявляла свою благосклонность к Василию, но делала это порою столь высокомерно, что создавалось впечатление, словно Василий – всего лишь слуга капризной дамы. Конечно же, Рина знала от отца про служебную командировку своего поклонника. А после долгих расспросов и размышлений полностью осознала всю опасность, которая могла поджидать Василия в самых дальних глубинах Астрала. Девушка не на шутку встревожилась за его жизнь – мужчина был ей симпатичен, и она привыкла к его нежным, столь не показательным, но таким настоящим знакам внимания. Да и он, в отличие от ее эльфийского ухажёра, хотя бы не орал на каждом углу, что вот-вот сыграет с ней пышную свадьбу, куда пригласит только достойнейших. Поэтому она выпросила у отца для капитана защитный оберег, который мог очень пригодиться в бою и не только. 
    Рина знала, что корабль будет отправляться через час после восхода солнца, поэтому собралась ещё с вечера, дабы успеть прискакать в Порт до отчаливания. Но не знала она, что в полночь поступит приказ отправляться сразу с восходом...
    Лёгкий ветер играл в ее длинных волосах, когда эльфийка выехала за ворота мимо стражников, осоловело стоявших по обе стороны и почти с нетерпением ждавших смены. Рина видела, как солнце заливает площадь, а значит, по ее мнению, у нее есть час, чтобы проводить Василия и тихонько отдать ему оберег. Девушка уже почти пересекла портовую площадь на своей лошади, когда увидела, что корабль отчалил. Ее щеки запылали, сердце упало и раскололось на кусочки, а руки судорожно сжали уздечку. Пришпорив лошадь, эльфийка помчала к ступеням, которые вели вниз к причалу с прыжковыми устройствами. Едва не затоптав рабочих порта, лошадь бешено хрипела, перескакивая по пять степеней и круто неслась вниз. Но было поздно. В то утро она так и не успела сказать Василию всё, что хотела. 
    Капитан внезапно посмотрел на отдаляющийся Порт столицы и увидел там худенькую фигуру в красном одеянии на вороной лошади, которая смотрела вслед уходившему кораблю. Ветер донёс всего одно слово, звучавшее таким знакомым голосом...
    «Возвращайся».
    Усмехнувшись, Василий отдал приказ на прыжок с помощью астролябии. Надежда превратилась в уверенность, а настроение поднялось ещё больше.
    ***

    Вот уже второй день заканчивался, а никаких загадочных аномалий или червоточин команда корабля «Бравый витязь» так и не встретила. Сканер показывал только затерянные аллоды, древних спрутоглавов и шахты по добыванию метеоритного железа. Приказ был чёток и ясен: нужно пробыть в этой местности неделю, дабы иметь возможность засечь непонятные скачки энергии и внезапное образование червоточин. В червоточину ни в коем случае не залетать, от демонов отбиваться и обязательно попытаться прихватить с собой образцы: как демонические, так и энергетические, которые уловит сканер, закреплённый на мачте. Раз в три часа необходимо было перезапускать его, дабы избавиться от ненужной информации об излучениях и аномалиях, о которых и так уже было известно. 
    На третий день случилось то, чего так ждали все: сканер дал тревожный сигнал о внезапном образовании червоточины всего в двух переходах от текущего местоположения «Бравого». Василий немедленно встал на курс, а команда приготовилась к худшему: неизвестность всегда страшит больше, чем враг, которого уже знаешь. Ускорившись, корабль пересёк сектор и нырнул в переход. Но тут сканер снова подал сигнал. Ещё одна червоточина, буквально там, где они только что были. И снова сигнал – уже третья червоточина, совсем рядом с первой... Создавалось впечатление, словно кто-то пытается прорвать материю и время, прорываясь в их мир с помощью этих брешей. 
    Сообразив, что на месте оставаться нельзя, Василий круто развернул корабль и направил его обратно к переходу, из которого они только что вылетели. Разогнавшаяся махина не сразу набрала скорость, но едва ли успела отплыть, как люди увидали своими глазами темнеющую точку слева. Она начала трещать, искриться и разрастаться до размеров Новограда. Навигация ухудшилась, но Василий тоже был не профан: отдав приказ о Форсаже, он распорядился зарядить пушки и готовить лучемёт. 
    А тем временем на палубе скрежетал сканер – он уловил всё, что излучала червоточина, и теперь был перенасыщен, как объевшийся лососем кот. 
    Из червоточины хлынули демоны, вроде бы обычные, которых они часто встречали до того в астральных путешествиях. Но это лишь на первый взгляд. Демоны не издавали ни звука, но их энергетические плевки в два счёта снесли почти полностью кормовой щит. Некоторых матросов сбило с ног, сканер пищал и сигналил уже без остановки, но до него никому не было дело. Корпус начал покрываться трещинами, реактор внезапно перегревался и остужался без видимых на то причин, а оборудование то выходило из строя, то искрилось.
    Круто развернув корабль, демонов расстреляли из лучемёта и добили выживших из пушек. А новые всё прорывались и прорывались, чуть ли не облепив собою корпус «Бравого». Капитан понял, что пора бы и честь знать, а потому распорядился на полный вперёд подальше от червоточины. Его план был прост: временная невидимость и запуск прыжка с помощью астролябии. Но плану не суждено было сбыться – впереди по курсу образовалась ещё одна чёрная точка и, подобно первой, так же начала разрастаться, искрясь и полыхая. Демоны не дожидались, пока червоточина станет огромной и прорывались уже, теряя при этом конечности и щупальца. Словно их кто-то силой выгонял из ниоткуда. Но зачем? И кто? 
    Понимая, что осталась всего одна попытка, Василий изменил курс, приказав визору направить корабль на безвинно плававшего в сторонке от происходящего демона-разрушителя. Он находился совсем рядом с переходом в соседний сектор, а это значило отрыв от такой внезапной атаки. Сказать, что разрушитель был несказанно рад внезапному появлению корабля совсем рядом с его носом – ничего не сказать. Демон только было вознамерился сломать что-то или оторвать на память несколько сувениров, как его тут же бесцеремонно оглушили и стали удаляться восвояси. Он было разозлился, если демоны вообще умеют злиться, но внезапно ещё одна червоточина стала образовываться в том направлении, куда улетал «Бравый». 
    Василий понял, что это конец. Они не успеют телепортироваться – мало энергии, а походный камень был так долго без подзарядки. Всей командой они решили быстро собрать необходимые данные в небольшой мешок и принудительно общими силами телепортировать в столицу самого младшего из команды – лучемётчика. Восемнадцатилетний юноша упрямился и говорил, что с командой останется до конца, но кто слушал мнение юнца? Да и если бы погибли все – задание было бы провалено. Напоследок Василий снял свой кулон, который носил под рубахой, и попросил его передать эльфийке по имени Рина ди Дазирэ, сказав, что даже после гибели Василий будет ее любить всем сердцем. 
    Послышался скрежет и треск. Времени уже не оставалось. Десяток походных камней соединились воедино, несколько громких голосов произнесли заклинание телепортации и вот, спустя 10 секунд юный матрос с градом слёз на лице, но с такими важными для Кании данными, исчез. Телепортация удалась. А почти все камни треснули и потемнели, исчерпав всю свою магию и даже больше, чем магию.
    Грустно поглядев на оставшихся, капитан вытащил свою саблю и сказал, что поймёт тех, кому страшно, ведь ему и самому страшно. Но вернуться домой хочется больше, а потому они должны отбить нападение и всё же попытаться спастись. Команда лишь молча переглянулась, а в следующую минуту на палубе кипело сражение с демоническим отродьем. Казалось, демоны почти не сопротивляются: они не кусались, не бежали рвать и царапать, а просто стояли и смотрели, словно сквозь, людей, которые рубали их тела налево и направо. Матросов начинало настигать подозрение, что в этой ситуации что-то идёт не так. А спустя минуту все услышали басистый смешок, который словно разносился эхом по Астралу, и увидели, как полыхнуло рядом с кораблём не то зарево, не то взрыв.
    Огромный крылатый демон с огненным топорищем появился из червоточины и стал медленно облетать почти разрушенный корабль, словно изучая свою добычу перед ее уничтожением.
    А дальше была боль, сжигающая и терзающая изнутри, но не причиняющая ущерба снаружи. Организм словно закипал и пытался взорваться, как вулкан, как гейзер. 
    «Подчинись, смертный!» – звучало в голове у каждого. От дикой боли люди выпустили из рук всё оружие, никаких мыслей или заклинаний, только эти два слова волной накрывали всё сознание. В последний раз Василий взглянул на того, кто так умело играл с ними в догонялки последний час. Жаль только, что Рина так и не стала ему женой.
    Послышался тот же короткий смешок, существо взмахнуло своим пылающим топором – и вот уже не Василий, а мерзкий демон с пылающими глазницами, с длинными щупальцами и без лишних мыслей о всяких эльфийках покорно парит рядом с Владыкой. Его цель – служить Хозяину. Убивать. Умирать за него. 
    Так же, как некогда он умер и переродился во имя... любви?

    Sign in to follow this