Реклама
  • Игровой мир


    lust13
    Весьма смелый эксперимент разработчики начали в 5 сезоне, когда в качестве одного из видов хай-энд контента выдали игрокам фарм хардкорных мобов.
    Дикие Земли продержались аж два сезона — с пятого по шестой, а когда в предlверии седьмого разработчики объявили, что Диких Земель больше не будет, на сходе раздался всеобщий вздох облегчения.
    Но были ли Дикие Земли столь плохи?
    Увы, если говорить именно как о контенте — они были удручающе скучны. Все сводилось как правило к убийству одиночных мобов, попыткам не сагрить толпу, ну и убийство боссов — очень редко... На Феррисе с этим стало получше. Кроме того, Дикие Земли никак не мотивировали игроков их исследовать, наоборот — самым выгодным было найти нужную полянку и ходить только туда.
    Но все-таки их жаль. Почему? Потому что это был огромный пласт контента, труд десятков художников, аниматоров и сценаристов, которые создали весьма запоминающиеся локации. И этот труд канул в Лету, пропал безвозвратно. Умойрские Дикие Земли исчезли с наступлением 6.0, Дикие Земли Ферриса — после установки 7.0. И никак их больше не увидеть, новичку там не побывать больше. Если астральные острова прошлых сезонов еще можно увидеть — то Дикие Земли были удалены из игры безвозвратно.
    И, к сожалению, выпадение этого контента существенно сказалось на самой сюжетной линии. Дикие Земли неразрывно были связаны с сюжетом, в отличие от, например, Искажений 7 и 8 сезонов, которые никакой сюжетной нагрузки не несут. А Дикие Земли несли. Вам не понять, как Проказа повлияла на Умойр, если вы не были в Дряхлом Боре и Поганом Доле. Вам неизвестно, что Феррис стал именно тем местом, где погибли от метеорита трое драконов Хранителей, если вы не были в Драконьей бухте и Заброшенной выработке.
    К счастью, некоторые тексты все-таки удалось сберечь. В этот раз мы расскажем в основном об Ал-Риате, четвертой из Диких Земель Умойра. Увы, для первых трех таких подробных описаний нет.

    Все тексты идут от волхвов Обережного круга, которые пытаются вылечить земли Умойра. Собственно, наши герои им и помогали справится с разной напастью.
    Узнать об областях:
    Как говорится, дальше в лес — больше дров! Чем глубже заберёшься в пущу, тем страшнее там чудища — но и добыча богаче, и карты более далёких секторов астрала попадаются. Правда, от области не зависит качество добычи, только количество. В Билевеллской пуще попадается только добротная добыча — немножко у края, целые горы в глуши. Как понадобится тебе добыча замечательная — отправляйся в Дряхлый бор, там бойцы завсегда нужны. Ну а за редкой добычей ступай, коли не трусишь, в Поганый дол.
    Мы с тобой сейчас у самой окраины, куда чудища едва добрались. Здесь ещё можно справиться в одиночку, коли смел да силён. Но уже в разведанную область без друзей не суйся — вмиг схарчат! За разведанными областями начинаются непролазные — и поверь, они так называются не зря. Ну а что творится в глухой области — даже представить страшно. Самый рассадник там, откуда Проказа ползёт. Смотри да прикидывай, что тебе сейчас по силам: глупо целый век куковать на окраине, но куда как глупее от жадности голову сложить!

    Вначале о разных местностях в самом городе Ал-Риате и его окрестностях:
    Хрустальный пик
    Вроде бы и красивые они, кристаллы, а только когда земля ими, будто паршой, покрывается, любоваться ими как-то нет охоты. Здесь ведь люди жили, детишки бегали. А теперь, вот, эти штуки торчат.
    Опасайся зверья лесного — не простого, а изменённого. Опрокидни здесь водятся, векши. А к тому ж ещё и богомолы пожаловали. Схарчат и не подавятся!
    Монстры тут всё больше живые. И гидры есть, и мяуки, и богомолы даже. Страшные — а только как в город углубишься, на умрунов насмотришься, Газебо ужасное встретишь, так и заскучаешь по ним!
    Утопшая деревня
    Много таких деревенек по Умойру. Может, чудища людей выгнали, а, может, и сами ушли. Известное дело — река из русла вышла, земля просела, али недород случился, и люди от бедности в другое место переехали. Кто тут жил, почему ушёл — уж и спросить не у кого.
    Во первую голову опасайся сатиров. Они сильные, смелые, а главное — драться с ними надобности никакой. Помимо них раздражаб обходи да лыко волчье. Не страшно? Постой: успеешь ещё в городе напугаться, как мертвяков увидишь да Газебо страхолюдное!
    Мертвяки из города сюда нечасто забредают. Живых чудищ зато — сколько угодно. И жаборотни тебе, и трупоеды, и гидры камышовые. На любой, как говорится, вкус.
    Арена
    Прямо за храмовым кварталом, возле усыпальниц, была арена — бились тут герои себе на славу, людям на потеху. Говорят, когда город пал, прежних дней герои, что рядом почивали, поднялись из земли родной город защищать. Правда то или нет, не знаю. А только бойцов, из праха восставших, здесь и вправду полнёхонько!
    Много мёртвых тут бродит, а всё ж живые опаснее. Опасайся сетепряда или опрокидня встретить, а уж коли крысиную королеву увидишь — обходи десятой дорогой!
    Страх царит здесь, а паче того — печаль. Шага не ступить, чтобы с призраком прежних дней не столкнуться, родной город оплакивающим. Окромя их тут трупоеды бродят да грибы-табачники ползают. Мародёры, слыхал, из них суп варят. Ну, что сказать-то, приятного им аппетита!
    Усыпальницы
    Говорят, по всему Ал-Риату сорок сороков храмов божьих было. Кому тут только не молились — и великим богам, и малым, и вовсе неизвестным, чтоб, значит, не обидеть кого ненароком. А всё-таки, когда пришла орда, не спасли город молитвы. Что крохотные кумирни, что Пантеон-громадина — всё в развалинах теперь.
    Самые грозные чудища, что здесь обитают — не призраки. Лихо страшнее, богомолы злее. А подлее всего — наш брат, человек. Стерегись мародёров, они здесь так и рыщут!
    Я слыхал, новички тут друг другу легенды о страшном Газебо рассказывают. Вот же чудаки! Газебо бояться не надо: это и не монстр вовсе, а, если по-нашему, строение навроде беседки. Кого тут стоит опасаться, так это призраков. Много тут людей жило, много и по сей день бродит, страшными голосами воет.
    Горячие источники
    Полна чудес земля Умойрская! Вот здесь, например, гляди-ка! Круглый год из-под земли горячие ключи били. Со всего аллода сюда ездили в банях нежиться. Сам Скракан, говорят, кости старые попарить любил... Теперь-то от этих чудес одно воспоминание осталось. Были целебные ключи — стало заражённое болото.
    Первейшая в этой области опасность — мародёры. Им тут и тепло, и сытно, и добычи хватает... Эх, правду говорят: подлец человек, ко всему привыкает!
    Видать, не только люди баньку ценят: здесь и минотавры, и медведни любят попариться. Нам же не до помывки: того и гляди, весь аллод сгибнет!
    Лесной перекрёсток
    Разве не здорово из синей мути снова выбраться к травке зелёной да солнышку тёплому? Прекрасные здесь места: до падения города тут загородные поместья стояли, башня волшебницы городской высилась... Да только недолго здесь будет зелено да светло. Быстро или медленно, а доберётся Проказа и сюда. А потом, коли лекарства не найдём, и весь Умойр погибнет.
    Куда Проказа не добралась, туда её матушка-природа пускать не желает. Силёнок у неё, правда, немного, шаг за шагом под грузом хвори сгибается. А всё же не сдаётся. Для любого зверя, любого сатира или оборотня здесь ты — не больше, чем носитель заразы. Не пытайся с ними договориться, они тебя и слушать не будут. Нападут — скрепи сердце и защищайся!
    Пускай здесь и не так жутко, как в руинах города, пускай земля болезнью не поражена, а всё-таки и тут под ногами косточки горожан хрустят. Страшное побоище было, ох, страшное. И призраков здесь, за городом, не меньше, чем на разрушенных улицах. Пожалей их: коли сможешь, даруй несчастным покой!
    Обломки дворянской флотилии
    То-то горожане перепугались бы, коли на их глазах прямо посреди городского парка астральный корабль брякнулся бы! Вот только не было здесь уж давно ни парка, ни горожан, когда это случилось. Чей корабль то был — не знаю, что его погубило — не ведаю. Команды не видать, а груз, если он и был, — давно мародёры расхитили. Рассказывают, то и дело дымком тянет оттуда, да запахи вкусные доносятся. Коли узнаешь, кто тот повар — не забудь мне рассказать!
    В этих краях в первую голову лиха опасайся. Сглазит — не расколдуют! И ещё, слыхал я, ведьмы лесные тут водятся. Если не врут — охо-хонюшки... Не дай боги тебе с ними повстречаться!
    Привидений в этих местах видимо-невидимо, так и воют. Послушаешь их — седой вернёшься. А окромя них табачники растут, да мантикоры с горгульями летают. Весёлое местечко, что ни говори!
    Храм Праматери
    Этот храм всех прочих древнее. Стоял он здесь в стародавние времена, до Катаклизма ещё. Славили здесь Праматерь-богиню, что власть имела над водами пресными и солёными... Тут и теперь воды много, да только гнилой да ядовитой. Коли чудовищ изведём, да придумаем, как воду вновь чистой сделать, пойду по всему Умойру с сумой, буду деньги на восстановление храма собирать. Негоже такой святыне в руинах валяться!
    Здесь лесовики испокон веков жили. Как пришла беда, с ума посходили и в шуликунов оборотились. Но бойся ты не их. Бойся ведьм лесных, что в чаще прячутся. Коли поймает она тебя — радуйся, если только в супе сварит!
    Говорят, пока жив был город, сюда со всех окрестностей молиться о здравии приезжали. Ну а теперь, вишь, и храм в руинах, и прихожане его — одни жмурики. Из живых разве что животные — жаберники да котейки встречаются. Да только мало радости от таких зверушек-то.
    Шато Тристес
    Говорят, у эльфов есть великие дома, а Тристес среди них были так, бедные родственники. Ну, не знаю. По мне, так жили они — дай боги каждому. Вон какие башни отгрохали! И воины у них были сильные, и чародеи могучие. Кабы не настроила Смеяна против них народ Умойрский — глядишь, и Проказу бы сюда не пустили, и крепость Лу-Лиген бы не пала. Ну а теперь в их домах другие эльфы живут. Сказывают, эти-то из великого дома. Тьфу на такое величие, скажу я тебе!
    Упыри, может, и страшны, а только и они кое-кого боятся. На них же проклятие некромантское лежит, а земля-матушка этого страсть как не любит. Сюда и сатиры захаживают зубастых дубиной приласкать, и и пауки на них сети плетут. А страшнее всего — богомолы, что подкрадываются незаметно. Только не забывай: сейчас они враги не только кровососам, но и тебе!
    Ну и жуткие же они, эти вампиры! Даже некроманты, хоть и возятся в мертвечине, а их побаиваются. Древняя то магия, запретная, кровавая... Ну а коле поодаль отойдёшь — там лесные народы прохлаждаются. И оборотни там, и минотавры. Не тревожь их почём зря, они ж, коли вдуматься-то, вовсе и не враги нам. Кроме огров, конечно. Этих бей-не жалей!
    Крепость Лу-Лиген
    Это крепость старинная, самого Данаса помнит. Здесь ещё недавно была наша твердыня. Стерегли мы святыню — древо великое, заповедное. Оно нас и сгубило, когда какой-то несчастный пронёс за стены заразу. Все, кто стоял здесь гарнизоном, полегли до последнего в страшной осаде: снаружи наседали чудища лесные, изнутри — прокажённые древни. Теперь, когда не стало ни крепости, ни древа, гибель всего леса — лишь вопрос времени. Если не найдём лекарства — через месяц или через полгода, но здесь всё будет покрыто синей коростой.
    Мы, волхвы, всегда себя друзьями природы мнили. И забыли, что земля-матушка, она такая — раз поцелует, другой пришибёт. Когда запахло Проказой, звери да народцы лесные глядеть не стали, кто язычник, а кто — прихвостень Смеянин... на всех людей ополчились, да. Берегись их — и сатиров, и пауков, а всего пуще — богомолов!
    Родное древо из оплота жизни превратилось в рассадник болезни. Вокруг него кишит вся та жуть, с которой мы боремся во всех уголках Умойра: и превращённые животные, и изуродованные древни... Ну и мародёры — не обошлось без них, проклятых!
    Заповедная роща
    Святое здесь место было, заповедное. Может, только благодаря этим древним камням и не добралась ещё сюда Проказа. А только силы их на исходе. Ещё немного — и не найдёшь среди синей плесени, где тут люди жили, чему радовались да кому молитвы возносили.
    Даже простое зверьё в этом месте грозное, как нигде. Ещё бы: заповедная роща, святая святых земли-матушки! Они здесь дети, а мы — пасынки. Они хозяева, а мы — незваные гости!
    Живут здесь древни, медведни да лесавки. А чудовища... Нет тут чудовищ, заруби себе на носу! Это мы здесь чудовища прокажённые! Смотри у меня: узнаю, что лесавочек забижаешь, не поздоровится!
    Водораздел
    Водораздел — наверное, последнее место в окрестностях, не тронутое ни Проказой, ни мародёрами, ни вампирами. Только прежней тишины здесь уже нет. Не посидишь у водопада, не поразмыслишь о вечном: сюда со всей округи собрались и минотавры, и сатиры, и оборотни. И нас они тут видеть не рады ни капельки.
    Самые грозные тут сатиры, особливо как выпьют. Ну а кроме них — обычная лесная живность: мантисы всякие, пауки, лыко волчье... Ни мертвяков, ни прокажённых — благодать!
    Здесь весь лесной народ собрался: и минотавры, и оборотни, и лесавки... Знаешь, что? Ты лучше не ходи туда, не тревожь их. Они ж не чудища на самом деле, просто с людьми у них не заладилось. Нам с ними не воевать, а дружить надо — глядишь, вместе Проказу и поборем! А вот дальше, за водоразделом, вампиры обосновались. Их бей без жалости!

    И о существах, что там обитали:
    Чудищ тут много, всех и не перечислишь. Но перво-наперво запомни: есть страшилища обычные, а есть грозные. С обычных твой основной доход идёт: ловишь их, убиваешь, собираешь добычу. Они ещё матёрыми да лютыми бывают — увидишь таких, не пужайся. Всё то же самое, только клычища поострее, да добыча погуще.
    А вот с грозными всё хуже. Во-первых, добычи от них с гулькин нос, а во-вторых, все они каким-нибудь пакостным свойством отличаются. Коли видишь такого — или держись подальше, или, ежели никак, заранее прикончи, чтоб во время боя с обычным чудищем не встряло. Про них бывалые охотники много рассказывали — да такими словами, каких я до того и не слыхивал. Так что спрашивай — про кого хочешь, про того и расскажу!
    Проказа не простая хворь — страшная это болезнь, колдовская. Где она лютует, там какой только жути не насмотришься! Давненько уж бывалые люди подметили, что чудовища на диких землях всё время по-разному себя ведут: то ползают, как улитки, то бегают, как ошпаренные, а то огнём во все стороны пыщут. По-научному, говорят, это называется «фазы». Ну, мы-то люди простые, словей учёных не знаем, зато где чего ждать — завсегда подскажем. Только открой карту дикой земли, там всё как на ладони будет!
    Фазы разные бывают: одни труд упрощают, другие очень даже наоборот. Всех их наперечёт никто не знает, так что гляди в оба, что где творится. Как настанет где благоприятная фаза — бегом туда!
    Мёртвая душа
    Расскажу я тебе, как погиб славный город Ал-Риат. Не Проказа его сгубила. Много лет тому назад на Умойре и гоблины жили, и орки, и циклопы — видимо-невидимо. И нашёлся великан по имени Тугарин, что собрал из них новую Орду, да пошёл по всему аллоду куражиться. Много зла они успели натворить прежде, чем разбили их. Вот и Ал-Риат измором взяли, разграбили, а жителей до последнего вырезали. До сих пор их души по улицам ходят да мести ищут. Встретишь мёртвую душу — смотри под ноги, неровен час, в едкие слёзы наступишь!
    Призрак купца
    Богатый был город Ал-Риат. Потому, когда собрал проклятый Тугарин новую орду, сюда они первым делом и наведались. Долго шли бои, с честью дрался гарнизон, а всё-таки не выдержали стены. Ворвались в город орки да гоблины — жителей перебили, сокровища унесли. Говорят, купцы городские, хоть и мертвы давно, а всё обиды забыть не могут — шатаются, прозрачные, по улицам, да грабителям отомстить хотят... а грабителями считают всех, кто на глаза попадётся! Встретишь их — будь осторожнее: хоть и призраки, а рука у них тяжёлая!
    Мёртвый герой
    Как пришли под стены Ал-Риата полчища орочьи, возопил Тугарин: «Сдавайтесь, людишки! Нас — орда!» Ничего не ответила им рать городская, лишь мечи наточила да броню приладила. Началась тогда сеча кровавая. Долго держались горожане, всё подмоги ждали, а подмога так и не пришла. Пали стены, полегли защитники до единого... Но были среди них такие яростные герои, что даже смерти своей не заметили. Уж век минул, другой, а они всё бьются, не глядя с кем. Встретишь таких — помоги им упокоиться, пусть уж отдохнут наконец.
    Сгибнувший гридень
    Славные молодцы служили в городской страже Ал-Риата. И города-то давно нет, а они всё бродят, покой охраняют. Не тревожь их понапрасну — хоть и призраки они, а броня у них крепкая, мечи острые, выучка справная. Жаль, слов не слушают — хотел бы я до них докричаться, да на нашу сторону призвать!
    Бездыханный чародей
    Были в Ал-Риате и воины могучие, и чародеи хитроумные, а всё одно не устоял город против орды. Эти кудесники в последнем бою творили такие могучие чары, что отдали магической стихии и тела свои, и души. Встретишь их — упокой с почтением: не по своей воле они умрунами стали. Но уважение уважением, а себя береги: попадёт на тебя капля слизи с мёртвой руки — минуты не пройдёт, как от яда загнёшься!
    Городская горгулья
    Это был последний рубеж городской обороны: даже когда живых защитников уже не осталось, чародейские статуи продолжали сражаться. И по сей день в руинах можно встретить эти ожившие камни. Они слепо выполняют волю своих творцов, обороняют город, которого больше нет. Коли нарвёшься на такую, будь осторожнее: на них чары особые, твои удары тебе же вернут!
    Погибшая горожанка
    Когда пали стены Ал-Риата, никого орда Тугаринова не пощадила — ни стариков, ни детей, ни женщин. Так страшно было побоище, что жертвы его по сей день покой найти не могут. От гнева да скорби много в них силушки: как приласкает такая — в астрал улетишь! Коли не боишься, помоги им наконец уснуть да покой обрести. Только смотри: бей, да с уважением — это тебе не чудища прокажённые, тут, может, и прабабка моя где-то бродит!
     
    Жадный знахарь
    Не мы одни здесь бьёмся с чудовищами. Кроме Обережного Круга да героев вроде тебя, здесь бродит видимо-невидимо мародёров. Кто в руинах города копается, а кто норовит встречного по голове стукнуть и добычу его в котомку себе положить. Встретишь такого — не жалей, убьёшь — поделом ему будет. Мой тебе совет: знахарей бей первыми, чтоб они в бою других разбойников не лечили.
    Алчный мародёр
    Кому война, а кому мать родна! Пускай земля умойрская от болезни гибнет, пускай чудища лютуют — а эти только рады руки погреть на чужом несчастье! По мне, так мародёры хуже любых чудовищ — те хоть не ведают, что творят, а эти всё прекрасненько понимают! Где видишь их, там и бей. Если встретишь тех, которые с собаками ходят — прикончи сначала шавку, без неё они никуда.
    Коварный мародёр
    Мы тут за Умойр любимый сражаемся, от пакости землю родимую чистим. А эти только и думают, как нажиться! Чудищ они, правда, бьют, но и человеку карманы вывернуть не брезгуют. А хуже всего — лесавок забижают, изверги! Встретишь такого молодца — бей первый, не щади душегуба! Только силы-то рассчитывай: слабаки здесь долго не живут. Луки у них крепкие, стрелы острые, глаз верный — гляди как бы тебе добычей не стать!
    Корыстный чародей
    Все тут простые люди, святых праведников нет. Но мы-то с тобой дело делаем, за землю Умойрскую стоим против отравы да хвори. А есть тут и такие, что только о мошне своей думают. Лесавок забижают, над сатирами глумятся, да и с другого охотника рубаху последнюю снять готовы. Не успеешь оглянуться — добычу отберут. Кто-то луком орудует, кто-то мечом, а эти — пламенем чародейским. Как размашутся посохом, так стены огненные к небу взметаются, а всё вокруг взрываться начинает!
    Лесная ведьма
    Ох, берегись их, не простые это старушки. Живут в самой глуши, дружбу водят не токмо со зверями лесными, а с такими началами, что от одной мысли поседеть можно. Может, и не всё, что про них рассказывают, правда — а только дураков проверять нет. Увидишь такую бабульку — обходи десятой дорогой!
    Огр
    Во времена Данаса, сказывают, Умойр так и кишел дикими орками да гоблинами. Сейчас их уже не сыскать: как разгромили орду Тугаринову, всех их до последнего перебили. А вот людоеды как-то уцелели. До сих пор они всё по лесам прятались, редким путником перебивались, а теперь им счастье привалило: тут, на Диких землях, им пир горой. Встретишь такого — бей побыстрее, пока в нём аппетит не разыгрался!
    Буйный сатир
    Вот кому дать бы по рогам — так это мародёрам! Мы уже почти договорились с сатирами: они нам помощь военную, мы им пива, сколько выпьют. Так нет, явились эти душегубы, спалили им полдеревни. А сатиры, скажу по секрету, народ не шибко умный, зато упрямый да горячий. Теперь как увидят человека — без слов на рога подымают, да чары напустить норовят. Вы уж не обижайте их лишний раз — авось, как управимся с Проказой-то, ещё сумеем помириться.
    Упрямый минотавр
    У нас тут недалече в потайном селе живёт племя минотавров. Гляди, не растрепи про них в Вышгороде! Они и так, спасибо Смеяне, людям больше не верят, от каждого подвоха ждут. Ты ему здрасьте, а он тебя в ответ — копытом, да так, что на другой конец аллода улетишь! Эх, не были б они такие крепколобые, может, с нами вместе бы против Проказы бились. А так одни беды от них.
    Разгневанная лесавка
    Эх, нехорошо с лесавками вышло. Они же союзницы наши природные, всегда с ними душа в душу жили! Вот только как началась тут чехарда — сначала головорезы Смеяны понабежали, потом Проказа, теперь вот мародёры... В общем, не верят наши лесавочки больше никому, ото всех деревья свои берегут. Ты уж их не обижай, если сможешь, не лезь на рожон. Может, как всё кончиться, мы их задобрим, да заживём снова в мире.
    Вампир
    Здесь раньше поселение эльфийское было, пока Смеяна инородцев с аллода изгонять не начала. Улетели горемыки, оставили свои хоромы зверям. А только свято место пусто не бывает. Заселились туда новые жители — их, бают, тоже откуда-то прогнали. Тоже эльфы, да только проклятые — до человечьей крови жадные! Так что в городок эльфийский лучше не ходи — ни ночью, ни днём. Враз околдуют, отравят, оглушат да и выпьют досуха!
    Кровожадный костегрыз
    Много зла нам принесла Смеяна, но... Всё-таки, за одно я ей готов спасибо сказать: волколаков ейная стража приструнила. Это тебе не медведни, что ульи ломают. Волколакам от людей одно нужно: человечина. Встретишься с таким — не затягивай бой: чем дальше, тем он яростнее лапами машет!
    Ленивый медведень
    Медведни тут испокон веков живут. Раньше-то они мирные были, а теперь ото всей этой суеты вокруг берлог ихних рассвирепели. Ходят сонные да злые. Коли вздумаешь с медведнем драться, запасись терпением — утром начнёшь, аккурат к обеду закончишь. Толстые они, шкура прочная, да к тому ж ещё и чары лечебные знают — бьёшь их, а раны на глазах затягиваются.
    Рыжий плут
    Среди всех оборотней самые умные — лисичники. Медведни спят без просыпу, волколаки только про мясо думают, а с этими и дела водить можно. Вот только сами они предпочитают не дела, а делишки: спереть что, подслушать, ножиком в спину пырнуть... Сюда они, я думаю, вместе с мародёрами пришли. Увидишь такого — держись за кошелёк: быстрые они, хитрые да коварные! А коли увидишь, что испугался лис да побежал — не верь ему, добивай скорее: он отбежит, раны себе чарами залечит, да снова наскочит!
    Склизкий жаборотень
    Волколаков да медведней все знают, про лисичников тоже наслышаны, а вот жаборотни — это наша диковина, умойрская. Их, как я ведаю, нигде больше нету. А теперь и у нас не будет: не повезло беднягам, в самой гуще заразы деревенька их оказалась. Отрастили они мышцу, да хвальники шире плеч, а мозги последние растеряли. Кулаки у них тяжёлые, а больше и нету ничего — ни магии, ни разумения.
    Шуликун
    Было время, жили мы с лесовиками в мире. Но как поразила лес Проказа, они первыми с ума посходили, на людей кидаться начали. С ними держи ухо востро. Сами-то они хилые, только и могут, что из рогаток стрелять. Но как получат крепкого пинка — тут же в кусты с воплями. А на те вопли и лихо прийти может, и мордорог, и, не дай боги, звероящер. Так что если вспугнёшь паршивца — добивай его поскорее, пока пол-леса не привёл!
    Богомол-охотник
    Мы в Диких землях охотимся на чудовищ. А эти — тоже охотятся. На нас. Говорят, что мантисы разумны, что у них даже есть свой язык... Чего не знаю, того не знаю. Может, когда-нибудь и научимся мы говорить с мантисами — но уж точно не с прокажёнными! Они едва видимы, всегда наготове, незаметно подбираются и — раз! раз! раз! — в несколько скачков вырезают целую группу! Если они поблизости — будьте начеку!
    Воинственный богомол
    Странные они, мантисы. Вроде бы не совсем звери — разумение имеют, друг с другом говорят, даже боги свои у них, кажется, есть. А увидят кого чужого — клешни подымают и в бой. Никак их не понять и никак с ними не договориться. Ну а Проказа никого не щадит — ни нас, ни их. Как заразились они, так научились прямо в бою шипы да лезвия наращивать — чем их больше, тем больнее бьют, только и ходят медленнее. С ними лучше в рукопашную не идите, издалека расстреливайте.
    Пугливый лис
    Вроде простая лесная зверушка, а токмо через неё каждый день люди гибнут. Пугливые они очень, как завидят кого — тут же стрекача дают быстрее собственного визга. А на тот визг чудища пострашнее прийти могут. Так что осторожнее с ними: наступишь лисе на хвост — а она к тебе целую ораву приведёт!
    Волчье лыко
    Бывают такие сорняки, что просто на огородах растут. А бывают такие, что приползут из лесу, все грядки вытопчут, овощи проглотят, да огородником закусят! Нам эти кусты ещё до Проказы жизни не давали, а теперь и вовсе беда с ними. Коли возьмёшься такой корчевать — гляди под ноги, они так и норовят по земле ядовитую лужу разлить!
    Крысиная королева
    Спокон веков крысы рядом с людьми жили. И мышеловки на них ставили, и ядом травили, и котов заводили, даже магией пытались — ничего не берёт. Но раньше-то, до Проказы, они хоть мелкие были, а тут вымахали — не загрызут, так затопчут! А хуже всего, если королеву ихнюю встретишь: где она, там и весь её выводок, и чем детёнышей вокруг больше, тем она сильнее. Ох, не дай боги, тараканы так же вымахают...
    Паук-лисоед
    Знаешь, почему лисы в этих краях такие пугливые? Вот поэтому.  Это тебе не безобидный паучок за печкой. Здоровенный паучара — зверьё целиком глотает, да и людьми не брезгует! Коли встретишься с таким, опасайся его силков. Быстрее молнии, скотина, нити свои кидает, да к себе в логово утянуть норовит! Бывало, чародеи схитрить пытались, из силков чарами Исхода улизнуть. Только горе накликали: нити длинные, прочные, тянутся сильно — с другого конца леса бедолаг прямо в лапы пауку притаскивали!
    Векша-страшилка
    Эх, белочки наши, гордость Умойра, пушистики-зубастики, что с вами стало! Какие красавицы были — и какими уродищами стали! Как подкрадётся такая незаметно, да как прыгнет на спину — побежишь, не разбирая дороги, да прямо в зубы какому-нибудь страшиле угодишь. Кто такое пережил, тому урок — не зевай на охоте!
    Раздражаба
    Ух и мерзкая же тварюга! Вонючая, плевучая, да трусливая. Коли привяжется, до смерти не отстанет, а только и близко не подходит — всё поодаль держится, да слизью своей едкой плюётся. Пакость, ей-богу!
    Мяука
    Эх, котики-мурлыки, что с вами стало! Чешуёй покрылись, кристаллами, крылья отрастили да глаза лишние... А уж какие у них теперь зубищи-когтищи, и вспоминать жутко! Но страшнее другое: хоть и обратились они чудовищами, а обаяния кошачьего не утратили. Мурлыкнет котейка ласково — и не заметишь, как гладить его кинешься. Не почувствуешь, как ладони о шипы раскровянишь, а другой котик тебе горло выдерет. Скрепи сердце, не поддавайся кошачьим чарам!
    Тысяченожка
    Глянешь, бывалоча, на тварь прокажённую и думаешь: ох ты ж, тудыть-растудыть, какие уроды-то развелись. А потом как вспомнишь, кого природа-матушка безо всякой Проказы рожает — так, вроде, и не страшно. Ног у тысяченожки, конечно, не тысяча, а сколько — пойди-ка, посчитай! И в каждой — яд смертельный. Укус её жеребца с копыт валит, а как топнет она — так под ногами ядовитая лужа разольётся. А ведь они возле нас много веков живут — и ничего, привыкли...
    Камышовая гидра
    Эх, были же деньки, когда мы гидру за чудище почитали! Как продрались мы сквозь чащу прокажённую да страшилищ уродских, показалась из камышей эта морда — зелёненькая, здоровенькая, ни пятнышка — я её чуть целовать не полез. Не, потом одумался, конечно. Борща из этой гидры нам потом на неделю хватило! Эх... Короче говоря, гидры ты не бойся. Головы у неё три, а мозгов в каждой — как у пескаря. В зубы ей только не лезьте, с боков обходите. А так — ничего сложного.
    Желчная мантикора
    Ох, грозное это чудище! Крылья, зубы, да хвост скорпионий с жалом ядовитым. Как взревёт мантикора — все вокруг неё в стороны разлетаются. В прежние времена витязь доблестью похвалялся, коли одну такую победить мог. Ну а теперь их стало видимо-невидимо. Как, сдюжишь, не испугаешься?
    Табачник
    За такими грибочками в лес не сходишь — они, пожалуй, сами к тебе из лесу придут, да в лукошко уложат! И ведь как знала Проказа: не белые грибы в чудищ вымахали, не подосиновики, а паршивые табачники! Эти только и знают что вокруг себя споры рассеивать, взрывчатые да заразные. Будете такого бить — не стойте толпой, а то все разом подорвётесь!
    Жаберник
    И откуда только они у нас взялись? Отродясь такой рыбы у нас в реках не было, а на суше и подавно! Может, эльфы их привезли? Или сами из астрала прилетели? Ох, беда, беда — сколько ещё чудищ на наш бедный аллод свалится?
    А вообще, не так уж они и опасны. Брони на них нет, шипы не такие уж и крупные. Вот только молнией они бьют больно — да не простой, а такой, что с человека на человека прыгает. Будете их бить — не стойте кучей!
    Древень
    Крепко же у нас тут всё перемешалось. Казалось бы древни — первые союзники наши. Ан нет: не пускают они нас в лес. Может, это головорезы смеянины да мародёры их против людей настроили, может, чуют в нас заразу и боятся, что мы её в лес занесём. Ты, это... Ежели нападёт на тебя такой, обороняйся, конечно, а если нет — в драку не лезь. Они наши, хорошие. Как справимся с Проказой, ещё помиримся с ними!
    Яростный бревень
    Страшно быть прокажённым. Страшно и больно. А ведь мы, люди, чувствуем только свою боль. Представь, каково древням — у них ведь не только собственное тело, у них болит вся земля Умойрская! Не диво, что от таких страданий многие из них с ума посходили. Встретишь прокажённого древня — руби быстрее, пока невелика его ярость. А то размахается он — уже не совладаешь!
    Трупоед
    Что это за твари, откуда они взялись? До Проказы мы таких не видали. Может, это черви могильные так переродились, а может, хомячки простые — кто её, заразу, разберёт! Что они близко, ты узнаешь заранее: мертвечиной от них за версту несёт. Ну а коли драться станешь — смотри, любую маленькую ранку потом промой. Когти у них не токмо острые, но и отравленные, раны от них даже магией не лечатся!
    Лихо
    Эх, лихо одноглазое, горе-злосчастье... Ещё недавно я и сам думал, что это просто сказка, какой бабки детишек пугают. Да, видать, настало такое время, что самые страшные сказки сбываться стали. Может ли оно сглазить — того не ведаю. А вот злобоглазов призвать да счастливую охоту сорвать — это вмиг! Сторонись его. Не зря говорится в пословице: не тревожь лиха, пока лихо тихо...
    Волхв Проказы
    Ох... Про них без слёз и не скажешь. Наши они, ещё вчера плечом к плечу с нами стояли. Да только никого Проказа не щадит — ни зверей, ни людей. Кто-то, заразившись, руки на себя накладывает, кто-то до последнего ждёт, не найдут ли лекарства... Эти вот не дождались. От болезни умом тронулись да в лес ушли. Как раньше богам поклонялись да край родной защищали, так теперь Проказе молятся да землю нечистую от нас же обороняют! Из всех грозных чудищ они — самые грозные. Беги от них как от огня!
    Опрокидень
    Эти твари на вид-то страшные, будто из ночного кошмара выбрались, а как драться с ними начнёшь — так и ничего особенного. Пинок у них, правда, тяжёлый, да и рогами с разбега поддеть могут больнёхонько, но как посмотришь, от кого на охоте больше вреда — даже шуликуны опаснее их окажутся. Встретишь — не робей, да оружие крепче держи. Есть на диких землях и пострашнее чудища!
    Звероящер
    Не знаю, из каких теснин да оврагов эти исполины повылезли — до Проказы я их не видал. Что про них сказать-то... Другие грозные монстры особыми способностями берут — пугают, плюются издалека, лужи ядовитые разливают... У звероящера особенностей нет. Он просто подходит и съедает тебя — не успеешь и пикнуть. Не приближайся к ним на пушечный выстрел — вот и весь мой совет!
    Рогатый звероящер
    Слава всем богам, что эти чудища до сих пор на поверхности не показывались. И простой-то звероящер страшен, а рогатый страшнее — целый отряд сожрёт и не поморщится. Повстречаешь его — беги... Ан нет, по диким землям бегать себе дороже. Так что едва завидишь рога — разворачиваешься и тихонечко топаешь как можно дальше.
    Людожор
    До того, как Проказа пошла, мы этих уродищ не сильно-то боялись. Они, конечно, большие да могутные, а только и слышно их за десять вёрст. Ежели такой появлялся где, всей округой на него с рогатинами выходили. Выгнали мы их отовсюду, они в чащи ушли, попрятались. А тут им, вишь, счастье привалило — столько народу по лесам туда-сюда шастает! Небось, со всего Умойра в пущу стянулись. Что про них сказать... Чародейству эти чучела не обучены, трюков никаких не знают, а только с такой-то силищей им это и не надобно — без магии одним пальцем кого хошь придавят. Держись от них подальше, вот и весь совет!
    lust13
    Следуя порядку прошедших сезонов, мы переходим к рассмотрению следующей линейки костюмов — рейда «Затмение»!
    Начиная с «Затмения» в костюмах с рейдовых боссов произошло важное изменение — теперь нет классовых костюмов, а каждый из костюмов отсылает к какому-то боссу.
    В пятом сезоне, когда еще не было мини-сезонов и разбитых рейдов, шкатулки распределились так (в дальнейшем они уже были привязаны сугубо к последним боссам рейдов соответствующего минисезона):
    Сейф механического богатыря — Костюм Богатыря — За «Абордаж» (3 босс) Гоблинская шкатулка — Костюм Гоблинов — За «Реактор Затмения» (5 босс) Рундук астрального волка — Костюм Капитана — За Мехоса (7 босс) «Чёрный ящик» — Костюм Реактора — За Арата (9 босс) Шкатулка Смеяны — Костюм Смеяны — За Смеяну (10 босс) Костюм Богатыря

    Отсылка собственно к механической гвардии Смеяны. Почти копирует облик соответствующего босса.
    Костюм Гоблинов


    Здесь уже получилась некая сборная солянка. Взято по предмету у каждого из гоблинов, и они объединины в один из наиболее запоминающихся мана-панк костюмов.
    Костюм Капитана

    Этот костюм копирует облик Игната Смолова. Сам Смолов, кстати, является явной отсылкой к капитану Александру Смоллетту из мультика «Остров Сокровищ» «Киевнаучфильма», снятого, в свою очередь, по одноименному роману Стивенсона.

    Костюм Реактора

    Здесь уже отсылка к тому демону, что сидел в реакторе «Затмения», работая на пару с Жар-птицей, источником энергии.
    Костюм Смеяны 

    Наконец, обличье самой Владычицы с некоторыми элементами, отсылающими к кораблю «Затмение».

    Забавно, что очень схожий облик был подарком для тех, кто пришел на сходку к Дню Рождения Аллодов в 2013 году.
    lust13
    Поговорим и о репутационных костюмах!
    В этот раз мы рассмотрим наборы с Ирдриха. Это, кстати, первая линейка таких сетов, которые стали давать на локациях в качестве репутационной награды. В дальнейшем такие костюмы можно получить и на Умойре, и на Феррисе и на Дайне. Так что Ирдрих стал первой ласточкой.
    Кто такие повстанцы в данном случае? Это освободившиеся из Иллюзорного мира лигийцы и имперцы, которые объединили усилия для борьбы с Тэпом. Свою экипировку они собирают буквально из хлама на свалке разбитых кораблей. Отсылка тут идет, кстати, на такой шедевр кинематографа, как «Матрица». Так что, если хотите побывать Нео и Морфеусами Сарнаута, то костюмы повстанцев — ваш выбор.
    Ну, а если обсуждать внешний вид, то получился такой типичный мана-панк сет. До Умойра существовало деление на магические и физические вещи, и эти костюмы эту разницу отображают (помимо традиционных лат, кожи и ткани).
    Некоей трудностью тут будет разделение сетов, ибо разработчики сами их никак не разделили, дав предметам некие дефолтные названия, не позволяющие определить сет. Но специально для вас мы их разбили:
    Повстанцы, тканевый костюм
    Такой маг, который действует в условиях песчаных бурь, которые весьма часты на погибшем Ирдрихе.

    Клобук повстанца Мантия повстанца Накидка повстанца Аксельбант повстанца Повстанцы, кожаный «магический» костюм
     Здесь уже скорее псионик, специалист магии разума.

    Кожаный колпак повстанца Колет повстанца Расшитый плащ повстанца Оплечье повстанца Повстанцы, кожаный «физический» костюм
    А здесь скорее скрытный разведчик, умеющий становиться невидимым.

    Шапка повстанца Наборный доспех повстанца Бархатный плащ повстанца Эполет повстанца Повстанцы, латный «магический» костюм
    Единственный класс с «маголатами», а именно жрецы, получили некий тесла-костюм, с плечами-батарейками.

    Барбют повстанца Парадный доспех повстанца Епанча повстанца Наплечник повстанца Повстанцы, латный «физический» костюм
    Ну, а простые «физы» латники — некий легионерский доспех.

    Шелом повстанца Кираса повстанца Пончо повстанца Латный наплечник повстанца
    lust13
    Аллод Умойр — самый большой из аллодов. Удерживаемый когда-то волей Великого Мага Скракана, а ныне Смеяны, он раскинулся на многие версты. Билевелл, Каргаллас, Ал-Риат, Глимор и Сонлак... множество городов и деревенек покрывают его. Однако сейчас речь пройдет не столько о нем, сколько об островах, которые затронули события, произошедшие близ столицы в 1014 году эры Аллодов.
    Вероника Гипатская, таинственная незнакомка, похитила Искру самого Тэпа и пустилась в бега. Лидеры государств, и Айденус, и Яскер пустили погоню по ее следу. Путь привел в порт Такалик, где обитал Евгений Серебрянкин, тот еще пройдоха. Он согласился проводить героев в Бухту Черных Флагов, пиратскую базу, где в свое время Финт Жадных спрятал свои сокровища.
    Разумеется, Серебрянкин в первую очередь желал добраться до клада. И это было его не первое путешествие в Бухту, уже не раз он пытался добыть золото, но оно никак не давалось ему в руки. Ибо Бухту уже начала подчинять себе Проказа, расползавшаяся от портала на Умойр.
    Серебрянкину с его спутниками удалось захватить форт с пиратами, затем им пришлось пройти через ловушки и секреты, что оставил Финт. А когда они прибыли к месту, где был закопан клад, оказалось, что тот уже перенесён кем-то другим. Пирата сжигала ненасытная алчность, и он приказал обыскать весь остров, включая проклятые руины. И здесь он столкнулся с одним из своих старых спутников — Беней Галушкином. Тот силой Проказы был превращен в неведомое чудище — и теперь такая судьба ждала и самого Евгения Серебрянкина, обреченного стать новым стражем сокровища Финта.
    Герои отправились через Древний Портал на Умойр... А Бухту ждала своя судьба.
    Это местечко известное — по всему астралу о нём дурная слава идёт. Первейшее на свете пиратское гнездо! Каких только бандитов да головорезов там нету! Сам Финт Жадных незадолго до смерти туда перебрался — говорят, там и сокровища свои закопал... Ну да про клады-то пиратские язык чесать всякий горазд. А вот свежие слухи про тот остров куда как хуже. Сказывают, нашлась-таки на флибустьеров управа. Один мой знакомый джентльмен удачи хотел там остановиться да награбленное сбыть, а только глядит — дым столбом, форт в развалинах, а над ним вроде щупальца синеватые колышутся с мачту толщиной... В общем, и раньше-то там приличному человеку делать было нечего, а теперь и подавно!
    Да, Проказа была безжалостной. Но еще безжалостнее оказался гигантский астральный демон-спрут, обосновавшийся в форте и починивший себе разум пиратов.
    Страшна была Проказа. И герои не избежали ее прикосновения. Пришлось им идти на поклон к Великому Магу Умойра, самой Владычице Смеяне. И та, казалось бы, обеспокоенyая происходящим, решила восстановить старое заклинание Скаракана — Печать Тайны, которое бы отрезало Умойр от остального мира. Но чар она не знала, поэтому ей нужно было найти чей-то дух, кого-то, кто знал о заклятье. Однако и говорить с мертвыми она не могла. Таким знанием обладали лишь некроманты, а самым сильным среди некромантов был боярин Навлод Кощунский.
    Проблемой тут было то, что Кощунский не брал себе учеников. Поэтому необходимо было найти к нему особый подход. Герои отправились к нему и ушли несолоно хлебавши — Кощунский их победил и кинул в свою темницу. Лишь с помощью Богатыря, которого послала с ним Смеяна, сумели они разбить цепи и покинуть узилище. А по пути освободили они еще одну волшебницу — Василису Хитрову, которая тоже алкала запретных знаний.

    У освобожденной Василисы был план, как заставить Кощунского все-таки взять учеников. Для этого нужно было найти его смерть, а смерть свою Кощунский спрятал в игле. Иглу ту вложил в селезня, селезня в зайца, а зайца в сундук, который повесил на черный дуб. Не так просто было найти смерть Кощунского, но все-таки удалось ее раздобыть. И ничего не оставалось старику, как согласиться научить героев языку мертвых. А игла, где смерть его была заключена, осталась у Василисы.
    О, боярин Кощунский — живая легенда! Хотя «живая» — это как посмотреть... Некромант он, один из лучших в мире. Поговаривают даже, что Великий! Правду говорят, али брешут, не знаю: уж много лет живёт он в своём поместье один, только с мертвяками и толкует. То ли дело его крестьяне: весёлые, разговорчивые, да и не бедные — если товар хорош, у них денежка всегда найдётся. Правда, один мой знакомый купец там недавно был, и рассказал странную вещь. Будто сходит он с корабля, раскладывает товары, а крестьяне в его сторону и не глядят: стоят все столбом, в одну точку уставившись. Пригляделся он, и видит: надо всеми будто туман призрачный стелется... Он как задал оттуда стрекача! Правда то или нет, не знаю — за что купил, за то продаю! Коли там будешь — может, разведаешь правду?
    Не к добру Василиса употребила свою власть. Желая могущества и темных знаний, нашла она в библиотеке Навлода страшный гримуар — Воронограй. Книжка та обладала собственным разумом и волей, и подчинила она себе обитателей всего острова, превратила слуг всех в призраков, и сама Василиса стала лишь послушной куклой зловещей инкунабулы.
    Получив знания языка мертвых, отправились герои в руины Плагата, который был разрушен при нападении демонов. Здесь нашел и свой последний приют один из слуг Скракана, был у него с собой дневник Великого Мага, с помощью которого можно было восстановить заклинание Завесы Тайны. Однако, и кое-что иное нашлось у тела — а именно записи о временной аномалии, что изучал сам Скракан.
    Удалось найти и координаты этого места, а мелкий жулик и вор Юрий Милославин сообщил, что на указанном месте находится хадаганская база, которую Смеяна разрешила построить в обмен на некоторые имперские технологии. Заинтересовавшись этой базой, герои отправились туда.

    А оказалось, что Врата-2 — это место испытания Машины времени, построенной хадаганским гением Шуриком Эврикиным. И Шурик был готов отправиться далеко в прошлое, например, увидеть мир до Катаклизма. Но открыв временной портал в башню Найана, герои и Милославин очутились в прошлом, а Найан из прошлого попал в будущее, после чего портал закрылся. Произошедшее сулило временные парадоксы, но герои смогли найти путь обратно. Чтобы вернуться назад в будущее, им потребовалось воспользоваться Зерном Первостихии... Увы, вернувшись, и отдав Зерно Найану, герои узнали, что именно Зерно нужно было Найану для стабилизации заклинания, известного как Великий Эксперимент. А его пропажа привела к тому, что произошел Катаклизм. Впрочем, оставался вопрос — было ли произошедшее неизбежным?
    Даже не спрашивай. Тебе об этом острове знать не положено, мне тоже. Секретный он, сек-рет-ный, чего тут непонятного? Ох, ну ладно, шепну, что знаю. Там проводились какие-то опыты с технологиями, что в Мёртвом городе захватили. Куда они хотели открыть врата — не знаю, а куда открыли — и знать не хочу. Почему? Да потому, что на днях оттуда срочно эвакуировали персонал, а весь регион на картах отметили как находящийся в карантине и категорически запрещённый для посещения. Хочешь сунуть нос в военные тайны? Ну, ты-то у нас риск любишь — может, и разведаешь что... Нет, мне не рассказывай, и знать не хочу! Хотя... Ну разве что вполголоса, на ухо.
    И Врата-2 не избежали печальной судьбы, которая ждала все имперские лаборатории. Никто уже не расскажет, куда именно решили открыть портал имперские ученые... Однако известно, что остров пал жертвой страшной чумы. Была ли это чума Тэпа? Или что-то еще более страшное?
    А Смеяна получила что хотела — узнала она, как провести ритуал. Но оказалось не все так просто — ритуал был завязан на магии крови, да и крови не простой — нужна была кровь умойрских дворян. К сожалению Смеяны, она в ходе своей борьбы со старым дворянством извела их почти под корень. Найти можно было лишь одного — Елисея Королева. И знала о его местонахождении лишь его старая нянюшка.
    Оказалось, что Елисей пропал на острове Фабрика Смерти, туда отправился он, чтоб узнать у Номарха Ивлиса, Олигарха, где найти ему его возлюбленную Аннет. Отправившись же за Елисеем, герои встретили на острове Динару Пронырину, сотрудницу Комитета, которая вышла на след зловещего заговора.

    Этот самый Номарх Ивлис, один из семи Олигархов, которые правят Вольным Торговцами, разбогател на торговле оружием. Все те турели, механизмы, прочее оружие, что наводнило Сарнаут в последние годы, — его рук дело. Но беда была в ином. Не так давно Ивлис пустил в продажу новое оружие — Ловчих. И на каждом из Ловчих он сделал устройство дистанционного управления. В один прекрасный момент Ловчие должны были восстать против своих хозяев, и Ивлис бы стал правителем всего Сарнаута.
    Динара предложила сорвать его планы. Долог и кровав был путь через лаборатории и цеха Фабрики Смерти, пала жертвой и сама хадаганская разведчица (по крайней мере, так казалось в тот момент), был найден Елисей, которого Ивлис хотел в механического Богатыря превратить. Ведь оказалось, что вся эта гвардия Смеянина, богатыри, переделаны из героев и в телах механических — искры живых.
    Прорвались герои с Елисеем из подземелий, покончили и с самим Ивлисом, а на его теле нашли документы, которые доказывали, что он сотрудничал со Смеяной. Та не стала отпираться, признала, что Ивлис ей нужен был для технологий. «Инженеры с мощными манатронами, летающая башня, лучшая верфь в мире и моя механическая гвардия — всё это не с потолка взялось».

    Этот остров принадлежит Номарху Ивлису — олигарху и изобретателю. Человек он богатый, известный, но не слишком уважаемый. Уж больно любит вместо оружия изобретать схемы обмана подельников. Вот только в последний раз он не на того напал: хватило ему наглости облапошить самого Яскера. Тот обиды не стерпел, и как нашли лазутчики остров, отправил туда целый батальон. Чем всё кончилось — не ведаю. По-моему, ничем: имперские солдаты сильны, но и фабрику, оружием до крыши набитую, с наскока не возьмёшь. Нам, лигийцам, там делать нечего — разве что поглядеть издалека на представление. Хочешь, об заклад побьёмся? Ставлю десять золотых, что имперцы не сдюжат!
    А Фабрика Смерти продолжила фунционировать. Ведь пока стоит Сарнаут, в нем будут войны и нужно будет оружие.
    Смеяна смогла завершить ритуал и теперь думала, что делать с Проказой. Оказалось, что у одного бывшего волхва по имени Гродень есть идея, как помочь с этой бедой. Отправил Гродень героев сражаться со другими волхвами, которых к тому моменту подчинила себе Проказа, обратив в безумцев. Но нашелся среди них тот, кого еще разум не покинул — брат Гродня, Велерад. Он смог вернуть своим собратьям разум, и решил провести ритуал, показавший, откуда идет Проказа, в чем ее исток. А для этого ритуала потребны были живые самоцветы — вещие яхонты, которые можно было найти лишь на острове Медная гора.

    Оказалось, что сей остров принадлежал когда-то Златко Алтынову, но Златко остров потерял, и новым владельцем стал его брат — Завид Алтынов, человек жадный и алчный. На выработке тем временем случилась беда — шахтеров что-то пугало до смерти, и они отказывались работать. Герои пытались разобраться в этом, и пришлось им пройти сложный путь загадок и испытаний, чтобы добраться до местной Владычицы — Хозяйки Местной Горы. Та наказала Завида за жадность, обратив его в камень, но согласилась дать яхонт с условием, что рудник вернут Златко и путь до палат подземных забудут.
    Этот богатый рудник до недавней поры принадлежал умойрским купцам. То есть, это они думали, что он им принадлежал — а на самом деле в недрах острова и по сей день живёт Хозяйка. Хочет — делится богатствами, не хочет — беды насылает. Ну вот и расхотела. То ли жадностью её люди прогневили, то ли почтения не оказали, а только ходят сейчас по деревне вместо шахтёров волки да медведи. Я бы туда не полетел: а ну как Хозяйка и на меня осерчает! Богатства у неё в недрах, знамо дело, несметные — да только и хранит она их так, что не подберёшься!
    Увы, что в мире бессмертно — так это людская жадность. Прознав про палаты Хозяйки Медной Горы, что полны были каменьями драгоценными, люди снарядили не одну экспедицию, нарушив договор.
    Велераду же принесли камень, и провел тот ритуал, но туманны были видения, непонятно было, откуда Проказа пошла. Решено было узнать волю древних богов Умойра, а для того отправиться в Белозерье, край, еще не тронутый Проказой, где обитала птица Гамаюн, что ведала прошлое, настоящее и будущее сразу. Увы, ничего толком не сказали древние боги, так как стала слабеть их сила, как Смеяна стала веру в Свет насаждать и не могли они сказать, откуда исток беды, которая Умойр поразила. Однако, дали они героям награду — жаро-птицево перо, а те с ним к Владычице пошли и отдали его.

    И стало известно в то время, что где-то недалеко от аллода творится в астрале великая волшба, что под силу лишь богам. Смеяна, конечно, заинтересовалась происходящим и послала туда героев вместе с одним из своих витязей. Витязем же была воительница Светлана Сиялова. Прибыв на Лумисаар (так назывался остров на котором та волшба творилась), стали они свидетелями очередной чуда — вместо голых скал и льда на аллоде возникло поселение. И не просто поселение — а деревня текуани, которые все погибли, были уничтожены Тэпом и существовали допредь лишь в Иллюзорном мире.

    И текуани были настоящими существами из плоти и крови. Помнили они все произошедшее с ними на Ирдрихе в Текуатле, но как очутились на Лумисааре — сами не очень понимали. Желали призвать своего покровителя Генлуна и с этой целью построили ему статую. И Генлун в самом деле явился на зов, что однако вызвало гнев Светланы, которая, будучи храмовником, не желала участвовать в делах вместе с языческим богом. Генлун же поведал, что несколько дней назад словно сияющая ладонь забрала их из Текуатля вместе с домами и переместила сюда, но вместе с тем пыталась стереть всякую память о крокодиле-покровителе. Генлун чувствовал, что на острове есть еще одна деревня текуани, которые уже перестали в него верить, и он предложил отправиться туда.

    Когда же герои со Светланой прибыли во вторую деревню, оказалось, что те текуани, что там жили, поклоняются теперь Свету. Но совсем не доброй была их вера -— чтобы доказать, что герои не язычники, эти текуани предложили им умереть и воскреснуть. С этим не согласилась даже Сиялова, так что пришлось им утихомирить пушистых ревнителей. А дальнейший путь по деревне привел их к джунским руинам, где их ожидала плененная Вероника. Она поведала о том, что это ее рук дело — и Лумисаар, и текуани, которых ей удалось перенести в реальный мир с помощью силы Искры Тэпа. А пленил ее не кто иной, как сам Слуга Света, огненноволосый ангел из Чистилища. Теперь героям и Светлане пришлось сразиться и с ним. В чем была причина его недовольства — никто пока сказать не мог. Но Светлана решила остаться на Лумисааре, чтобы присматривать за Генлуном и за текуани-светопоклонниками.
    Сколько астрал борожу - этот островок всегда был просто мёрзлой каменюкой — ни жизни, ни растительности. А недавно он как по волшебству преобразился — теперь там и ручьи текут, и деревья цветут, и даже домики какие-то стоят! Пристал я к берегу, и снова чудеса — живут там существа, каких я в жизни не видывал. Вроде гибберлингов, но не гибберлинги, пушистые да ушастые. Приветливые они, гостеприимные, вот только пуганые какие-то. Говорят, за горами другое племя живёт, и они боятся, как бы не пошли на них родичи войной. Пожелал я им Свет в помощь, а они поглядели странно, да и спровадили меня. Загадка, а не остров, честное слово!

    Не к добру оказалась помощь Светланы. Текуани-светопоклонники пошли войной на своих собратьев, которые верили в Генлуна, и мирный Лумисаар стал ареной религиозной войны. А сама Светлана силой ли веры тех, кто уверовал в нее, иль чем-то еще стала подобна Слуге Света, такой же грозной на вид и носит ныне имя Светла. Впрочем, с этих пор текуани заняли свое место в Сарнауте. А не так давно они освоили еще один островок — Снежным курортом зовущийся.
    Смеяну же явление всех этих божественных сил весьма обеспокоило. В тревоге обратилась она к Марианне ди Ардер, Настоятельнице Церкви Света, и Елизавете Рысиной, которая отвечала за Триединую Церковь, с просьбой разобраться в случившемся. Впрочем, те и сами не знали ничего толком, помнили лишь, что единственный случай, когда Слуга Света вмешивался в происходящее, был тогда, когда Нихаз создавал Колыбель, новый аллод. Здесь по сути тоже был создан Лумисаар из мертвого камня, но что именно не нравилось Слуге — ответа не было. Конечно, Лига и Империя пообещали Смеяне любую помощь, от которой она, разумеется, отказалась.
    А заинтересовало Смеяну другое — то самое перо Жар-птицы, дар старых богов. Но теперь Владычица жаждала получить живую Жар-птицу, а вот где ее добыть, слышала она от братьев Царевских. Царевские — старшие братья того самого Ивана, который так активно участвовал в событиях в Темноводье. И поведали братья, что слышали они, будто Жар-птицу можно добыть на острове под названием Залесский посад.

    Отправились герои туда. Однако ждало их приключение, как будто в самом деле в сказку попали. Ибо сначала столкнулись они с разбойниками лихими, что грабили поселян. Расправились они с ними, спасли старосту, тот поведал, что птица есть у местного друида Никодима Нелюдимова. И староста за спасение дал коня, которого можно было на птицу сменять. Но в пути напал на героев оборотень, коня сожрал, но побежденный — пообещал пойти в услужение. Никодим, конечно, птицу отказался отдать просто так и потребовал еще одного такого коня, который был у местного чародея — Дивляна Стрекопытова. Отправились герои уже к Дивляну. Тот за коня потребовал, чтобы ему сослужили три службы. Вначале всякую ерунду просил сделать, а затем дал сложное задание — похитил, мол, чернокнижник Невзор Гнилосердов девицу, которую Дивлян хотел себе в невесты взять.
    Пришлось героям идти с чернокнижником сражаться. Тот хоть и повелевал мертвыми, но все-таки был побежден, бежав позорно. Вернулись они со спасенной девицей Милавой Светозаровой к Дивляну. А тот уж забыл об уговоре — пришлось и его утихомирить. Забрав коня, пошли к Никодиму, но и тот захотел себе Милаву получить. Пришлось и ему надавать по сопатке. А когда уж с птицей пришли на причал — там их ждали двое братьев Царевских, и хотели они Жар-птицу себе забрать и самим ее Смеяне привезти. Пришлось и с ними покончить.
    Бывал я на этом острове. Благодать: леса зелёные, ручьи певучие... Стоит там посад — побольше села, поменьше города. Стены красные, церковь с колокольней, люди зажиточные да приветливые. Одним словом, и побывать там приятно, и торговать можно с выгодой. Говорят, правда, им какие-то разбойники недавно угрожать стали. Ну да они люди небедные — на помощь наёмников у них золотишка хватит. А может, ты им поможешь, покажешь героизм?
    Хоть и получили злодеи по заслугам, все они не утихомирились — продолжили свои злые дела творить. Не раз пришлось потом поселян вместе с Милавой героям выручать.
    А у Смеяны, которая Жар-птицу получила, новая беда случилось — стали эльфы на верфь с новым кораблем «Затмение» нападать. Да и в целом мешать всячески. Пришлось послать героев с ними разбираться. Разогнали герои эльфов и оказалось, что возглавляет их Алир ди Тристес. Тот самый Алир, который был главой малого дома Тристес и отцом той самой Аннет, которая была возлюбленной Елисея. Но разум эльфа оказался погруженным в сумерки — он лишь выкликивал мрачные пророчества. Произошедшее взволновало самого Елисея — долгое время он искал свою возлюбленную, а оказалось, что эльфы, покинув Умойр, отправились в Сонную Дубраву.

    Недолго собиравшись, Елисей отправился в путь. Увы, Сонная Дубрава, оказалась мрачным местом. Тут во всю свирепствовала Проказа, а от эльфийского поселения остались лишь руины. Скрепя сердце, Елисей нашел дневник самой Аннет. Выяснилось, что эльфийка бежала от преследований мачехи, новой жены, которую привел Алир. И бежала она в лес, где нашла приют у семи богатырей. Елисей отправился на их поиски. Когда же их всех удалось найти, братья поведали печальную весть — Аннет умерла, погибнув от козней все той же зловредной Недоли Тьмущинской. Елисей отправился мстить и очутился в ловушке, к счастью, героям удалось его спасти и покончить с ведьмой. А виной, как оказалось, был джунский артефакт, Зеркало.
    Кто на свете всех сильнее, всех прекрасней и мудрее? Я вижу перед собой величайшего из героев Сарнаута. О, как безгранично твоё могущество! Тебе покорятся Лига и Империя, тебя будет славить простой люд, а великие маги будут ползать перед тобой на брюхе... Хочешь знать, какое будущее тебя ждёт? Взгляни в меня, узри свою судьбу!
    Куда же ты? Неужели тебе страшно взглянуть в меня? Но ведь я могу показать тебе лишь то, что уже живёт у тебя внутри. Чего же ты боишься? Неужели... себя? Ха-ха-ха!
    Не бойся. Взгляни на свою обратную сторону. Полюби её. Стань ей. Обрети могущество. Как Недоля, как Аннет, как тысячи других, кто нашёл истину в глубинах!
    Куда же ты? Вернись! Полюбуйся на себя! Ну ладно, уходи... До поры. Я ведь знаю: ты ещё вернёшься!

    Оставалось попрощаться с самой Аннет. Елисей хотел последний раз увидеть возлюбленную, которая покоилась в хрустальном гробу. Но когда он очутился в той пещере, гроб был разбит, и из него вышла Аннет... Увы, эльфийка стала вампиром. Елисей был полон решимости все-таки спасти возлюбленную:
    Стой! Не губи её!.. Вот что имела в виду проклятая колдунья. Аннет, моя бедная прекрасная Аннет! Мало было ведьме погубить ту, что красивее её — безумная старуха решила превратить её в чудовище! Я не верю, что всему суждено кончиться вот так. Если в мире есть способ снять с неё проклятие — я сделаю это. Но вновь просить тебя о помощи не смею — это моя любовь и моя ноша. Оставь нас. И спасибо тебе за всё!
    С тяжелым сердцем герои покинули проклятый остров.
    Тихий то островок, неприметный. Семеро братьев-богатырей там жили, среди лесов да болот старость коротали. Потом какой-то эльфийский Дом захудалый там поселился — от преследований на Умойре сбежали. Да только не нашли они там счастья. Сначала до острова Проказа добралась, потом глава Дома привёз подарочек своей жене — канийке, кстати. Зеркало чудесное, древних джунов изделие — оправа золотая, а само из чёрного обсидиана. Ну а джунские сокровища — они такие, от них только и жди подвоха какого или проклятья. Короче говоря, на остров тот и раньше-то заходить было незачем, а теперь и вовсе страшно. Хотя... вдруг найдутся охотники то зеркало добыть? Смельчакам-то, знамо дело, закон не писан!
    Не все истории заканчиваются хорошо. Путники, что побывали в астрале, рассказывают о судьбе этого острова. Елисею не удалось спасти свою возлюбленную — наоборот, Аннет погубила всех на острове — и самого Елисея, и семерых богатырей. Ныне это мрачное место. Эльфы-вампиры живут в пораженных Проказой лесах и хранят то самое Зеркало, которое стало их роком.

    А Смеяна решила договориться с изгоями-язычниками. Послала она героев в их оплот. Да только все это было ловушкой. Когда их предводитель Всеслав Мудрый пришел на встречу, их окружили демоны. Ведь все это время Владычица была одержима Сарном. В свое время Смеяна разрыла Древний Курган, где спал вечным сном Перводемон, побежденный древними героями Данасом, Найрой, Фергардом, Брианом и эльфом по имени Руд Глаэн, вместе со Скраканом. Перводемон и стал тем самым источником Проказы, постепенно он подчинил себе Смеяну. С огромным трудом ее все-таки удалось спасти, а вместе с ней и весь Сарнаут. Но об этом уже рассказывалось в ином месте.
    lust13
    Полное изложение сюжета "Затмения".
    Краткое изложение предшествующих событий:
    Во время финальной битвы с Тэпом Вероника Гипатская захватывает его Искру и затем исчезает. Главы Лиги и Империи, обеспокоенные этим, отправляют нашего героя по следам Вероники. Следы приводят на лигийский аллод Умойр, которым управляет Великая Волшебница Смеяна. Умойр поражен странной болезнью — Проказой, которая поражает и зверей, и растения, превращая их в монстров. Кроме того, Смеяна конфликтует с приверженцами старых верований, пытаясь принудительно насадить веру в Свет. Проведя ряд расследований на этом аллоде и других, мы узнаем следующее: 1) Вероника использует силу искры Тэпа для утверждения своего культа и веры в нее как защитницу, пытаясь получить как можно больше могущества. 2) Древние боги Умойра в самом деле существуют, их сила тоже зависит от веры в них. 3) Надвигается какая-то непонятная угроза, которой страшатся даже боги.
    В конце концов, герою удается примирить приверженцев старой и новой веры, однако в тот момент, когда это происходит, герой и представители сторон были атакованы демонами. Кроме того, двери башни Смеяны закрылись, и ее стражи стали атаковать всех, кто пытался войти. После того, как герою удается попасть в башню, его там ожидает неприятный сюрприз.
    Маски сброшены
    Вероника Гипатская:
    Так, нет времени трепаться попусту. Я недооценила Смеяну... Или переоценила. Пока ещё не ясно. Мне кажется, что для борьбы с Проказой она решила воззвать к силам, с которыми не смогла справиться — к демонам и их повелителю. А тягаться с Сарном у неё силёнок-то и не хватило. Хотя... Нет, вряд ли. Не стала бы Смеяна гробить собственный аллод Проказой — ей здесь жить.
    Ладно, что гадать — сейчас поднимемся в покои этой «Владычицы» и всё узнаем. А на случай, если я всё же ошибаюсь, иди первым. Моё появление может быть воспринято несколько неодобрительно. И вот ещё что — если будет худо, коснись кольца, которое тебе Мудрец дал. Он над всеми богами старший, поможет, если что.
    Судя по удивлению на твоём лице, тебе и невдомёк было, что тихий старичок это и есть старшее местное божество? Ха! Умный всегда прячется там, где его не будут искать!
    Смеяна:
    Тебе удалось уцелеть? Прискорбно...
    Узри же истинную суть Проказы! Это не проклятье, это дар!
    Как я могла забыть? Ты ведь тоже владеешь силой этого дара... Что ж, убью тебя сама!
    Вероника Гипатская:
    Не так быстро, Смеяна! У нас тут очередь за божественной силой, и ты первая с конца!
    Смеяна:
    Всё, довольно игр! Сарн, даруй мне свою силу!
    Вероника Гипатская:
    Невероятно... Живое воплощение... Быстрей, используй кольцо! Мне одной не справиться!
    Боги Умойра:
    Что ж ты, внучка, поперёд батьки в пекло лезешь?..
    А ну-ка, братушки, навались!
    Вероника Гипатская:
    Ага! Ну, теперь держись, крыса!
    Смеяна:
    Хватит! У меня есть дела поважнее. «Затмение» уже поднимает паруса. А свой дар я, пожалуй, заберу! Счастливо оставаться!
    Вероника Гипатская:
    Вот стерва! Сбежала! Но какова сила... Невероятно.
    М-да, кажется, я не Смеяну недооценила, а переоценила собственные силёнки. Ещё чуть, и развеялась бы я по всему астралу жалкими отзвуками мыслей...
    Мы опоздали! Сомнений не осталось — Смеяна служит Сарну, и Проказа создана им же. Не знаю, попала ли она под воздействие Проказы или предала сознательно, но это и не важно. Важно лишь то, что сейчас она на борту «Затмения» отправляется в самое сердце мира, где заключён Сарн. И я уверена, что совсем не для того, чтобы передать ему новогоднюю открытку! Я не сомневаюсь, что у неё есть ключи от Печатей, если не от всех, то от многих. Ей достаточно полностью сломать хотя бы одну Печать, и сейчас, когда мой папаша далеко от этого мира, никто не сможет противостоять Узнику. Когда же его оковы падут, Сарнауту придёт конец!
    Не уйдёшь!
    Вероника Гипатская:
    Как я могла так ошибиться... Увлеклась игрой в богов и прозевала появление новой фигуры на нашей доске...
    Ладно, не время отчаиваться. Ещё не всё потеряно!
    «Затмение» очень большой линкор, но не слишком быстрый. Увы, открыть портал прямо на движущийся корабль я не смогу, но ведь можно попытаться догнать его на другом корабле! На пристани наверняка найдётся какое-нибудь быстроходное корыто, способное догнать его. Лишь бы мы не опоздали!

    Герои побеждают одного из Богатырей Смеяны, сторожившего причал.
    Вероника Гипатская:
    Ну и силища у этих богатырей! Правда, я не думала, что големы, вроде поверженного тобой дуболома, умеют использовать магию. Смеяна далеко продвинулась в своём стремлении объединить магию с технологией! Жаль, что она не на нашей стороне...
    Отчаянная гонка
    Вероника Гипатская:
    С каждой минутой «Затмение» всё дальше от нас. Не будем терять времени!
    К сожалению, я не смогу отправиться с тобой. Великий Маг сбежал, местные боги астралу противостоять не в состоянии, потому что сами плоть от плоти этого мира. Так что до твоего возвращения удержать аллод от гибели смогу только я. А если ты не вернёшься... Тогда Умойру всё равно конец. Судьба мира вновь в твоих руках, как бы приторно это не звучало.
    Но без помощи ты не останешься. Вот, смотри, я даю тебе монетку. Погоди, не кривись недовольно. Видишь, на аверсе герб Лиги, а на реверсе — Империи? Помнишь, что я тебе говорила о вере? Вера — это сила, а вера людей в Лигу и Империю крепка, как ничто другое. Она-то и поможет тебе.
    Если найдёшь в «Затмении» мощный источник энергии, например, реактор, просто подбрось монетку, и подмога не замедлит явиться!
    Всё, довольно разговоров! Быстрей на корабль!
    Антон Турищев:
    Ох, Смеяна, Смеяна... Не думал я, что она окажется такой двуличной гадиной. Что ж, время платить за свою слепоту. Никто не знает астральные течения лучше меня, только я смогу провести «Рассвет» сквозь аномалии и догнать «Затмение». Ну а если погибну, знать, такая моя судьба.

    Герои побеждают Погибель, Прародительницу спрутоглавов, напавшую на корабль.
    Антон Турищев:
    Вот это чудовище! Как мы его лихо, а? Раз — и квас. По правде сказать, я изрядно струхнул... И мы потеряли время, много времени! Боюсь, что ещё чуть-чуть, и «Затмение» могло бы ускользнуть от нас!
    На абордаж!
    Антон Турищев:
    Вон, впереди уже видны ходовые огни и дюзы «Затмения»! Ох, жаркая будет стычка.
    Для начала нам придётся пробить щиты «Затмения». Вражеская команда наверняка попытается контратаковать и расправиться с нашими канонирами. Пока щиты целы, корабль предательницы абсолютно неуязвим, а вот как только удастся проломить их, мы сможем по штурмовым мостикам перебраться на палубу «Затмения». Главное, чтобы при этом никто не рухнул в астрал. И даже не думай воспользоваться прыжковым устройством! Защита «Затмения» сконструирована таким образом, что любой «прыгун», рискнувший пробраться на его палубу, умрёт ещё в полёте. Только пешком, аккуратненько, по мостикам. И тогда у нас будет шанс.
    Все готовы? На абор-р-рдаж!

    Герои проникают на борт «Затмения», победив защитников корабля и заставив Смеяну отступить.
    Антон Турищев:
    Уф, едва справились!
    Никогда мне не было так страшно... Хотелось просто взять и спрыгнуть в астрал — тихая, безболезненная и совсем не страшная смерть. Но у нас получилось! Мы прорвались!
    «Затмение» слишком большой корабль, чтобы наша абордажная команда могла разделиться. Нас просто перебьют поодиночке в тесных переходах, поэтому надо решить, как мы будем пробиваться к рубке. Есть два пути — или по палубе, где нас наверняка встретят подручные Смеяны, или же мы можем попытаться пробиться сквозь трюм и разрушить реактор. Без реактора «Затмение» перестанет представлять опасность. А со Смеяной разберёмся потом. Тебе решать!
    Через трюм, значит? И то верно! Попробуй, поймай абордажников в хитросплетении палуб и переходов, хе-хе! В клещи не возьмёшь, в астрал не скинешь, разве что зажать толпой можно...
    Вот только опасаюсь я, как бы нам с троицей, что ремонтом заведует, не встретиться. Это на обычных кораблях гоблины всё тихие да зашуганные, а на «Затмении» и экипаж под стать — сплошь отличники боевой, так её, подготовки. Гоблины не исключение — видал я, как эти зверюги гаечный ключ на спор перекусывали. Да ещё машинерия эта их много кровушки попортить может. Так что поосторожней там, гоблины-то, чай, трюм как свои пять пальцев знают!

    Герои побеждают гоблинов-ремонтников «Затмения».
    Антон Турищев:
    Ну, не тяни, говори, что надобно?
    Ох и здоровы драться, негодники. Ежели все гоблины бы такими, как эта троица, были — не орки ими, а они орками в оркобол играли бы!
    Миллионы свечей
    Антон Турищев:
    Ладно, с гоблинами покончено, и теперь некому будет починить реактор, который нам предстоит разрушить, чтобы остановить «Затмение». Вот только боязно мне — реактор-то куда какой непростой Смеяна соорудила! Думаешь, Жар-птица ей для борьбы с проказой потребна была? Нет, и для этого тоже, но в первый черёд как источник энергии. Ядро, так сказать, реактора. Ежели мы сподобимся разрушить реактор и выпустить Жар-птицу, энергии высвободится цельный океан! Мыслю я, подарок свой Вероника не зря тебя вручила, а как раз для такой оказии.
    И вот ещё что... Гоблины в пылу битвы что-то про демона голосили. Уж не удалось ли Смеяне поставить демонов себе на службу? Страшно подумать, на что она способна в таком случае...

    Герои уничтожают реактор «Затмения».
    Скракан:
    Ох! Я... Странно, мне казалось, что призраки не чувствуют ничего — ни жара, ни боли. А мне определённо жарко и больно. Я жив?
    Погоди-ка! Я помню тебя! Это тебе удалось освободить мой дух из-под власти Тэпа, и, прежде, чем умереть окончательно, я открыл тебе правду про Катаклизм!
    А теперь, значит, я жив? Вернулся к жизни? Не может быть! Я должен быть мёртв, понимаешь, должен! Ошибка, которую я совершил, стоила многих тысяч жизней. Они — мертвы, а я, поверить не могу, жив. Это... Очень больно. Зачем, зачем вы вернули меня из небытия? Я ошибался уже трижды... Зачем я вам, жалкий неудачник, погибший из-за собственной глупости?
    Слово Скракана
    Скракан:
    Чем глубже астрал, тем легче на него воздействовать. Однако в одиночку у тебя не хватило бы сил напрямую использовать астральное ничто для создания жизни. Да что там, ни у одного Великого Мага не хватит сил на подобное, это уже уровень если не божественной силы, то очень близкой к ней. А значит, тебе кто-то помог вернуть одного старого дурака в этот прекрасный мир. И, я так понимаю, не просто так, а с какой-то целью? Рассказывай, да поторопись — у нас мало времени, и я боюсь, что в любое мгновение вновь могу разлететься прахом.
    Ох, Смеяна-Смеяна... Твоя гордыня тебя и погубит! Нет, не верю я, что она сама решилась на подобное. Сломать Печать, виданное ли дело?! После такого никто не уцелеет, а Смеяна не самоубийца. Правда, она всегда была слабовольной, а посему я думаю, что кто-то её на путь этот направил.
    Убивать Смеяну никак нельзя! И думать забудь — смерть Великого Мага рядом с печатью расколет её, и тогда всем нам конец. Нет, нам надо как-то обезвредить девоньку, покудова она не наломала дров...
    А, ладно, где наша не пропадала! Сейчас гадай - не гадай, а толку шиш. Остановим Смеяну, а там видно будет. Вперёд!
    На абордаж: палуба
    Антон Турищев:
    Значит, по палубе прорываться будем? И то верно! Места для манёвра больше, пространство открытое — врагу врасплох нас не застать. Впрочем, и мы тоже всем взорам открыты, так что не сомневайся, Смеяна всех своих псов на нас натравит. А больше всего я капитана боюсь, Смолова. Он как-то в пьяном угаре грозился, что в новом своём «костюмчике» кого хошь в клочья порвёт, будь то даже богатырь Владычицы.
    Игнат, он человек такой, слов на ветер попусту не бросает. Видать, снабдила его Смеяна-предательница оружием, которого доселе мир не видывал. Так что остерегайся, ежели Игнат у тебя на пути встанет — битва куда как нелёгкая будет!
    Антон Турищев:
    Ну, что стоим, кого ждём? Каждая секунда на вес золота, а вы тут прохлаждаетесь! Вперёд, на абордаж! Скинем всех врагов в астрал!
    Слова Смолова
    Игнат Смолов:
    Сухопутные крысы! Да как вы осмелились вступить на палубу моего «Затмения»?! Я всех вас развешаю по реям! Да, развешаю! Будете корчами своими команду развлекать!
    Героями себя возомнили? Да?! Силушки поднабрались, с предателями да еретиками снюхались, думаете, что верных слуг Владычицы нашей превозмочь сумеете? Ха! Владычица предусмотрела всё! Всё предусмотрела! Да!
    Знаете, что такое технология? Это порядок. Абсолютный, совершенный порядок. Технология не совершает ошибок и не прощает их... Впрочем, сейчас вы в этом убедитесь на своей продажной шкуре! Да!

    Игнат Смолов:
    Остановить меня? Как бы не так!
    Что это?! Бунт на корабле?! Вот как! Значит, мы теперь враги! Что ж! У меня есть а-а-тличное средство приструнить наглецов!
    Тем, кто предал Владычицу, пощады не будет! Защищайтесь!
    Главным калибром а-а-агонь!
    Прямой наводкой товсь... Пли!
    Па-а-аполнить боезапас!
    Что такое?! Почему эта рухлядь не работает?
    Так-то лучше! Ну, теперь держитесь!
    Иду врукопашную!
    Слушай мою команду! Залп!
    Приступить к экзекуции!
    Вас всех придётся отскребать от палубы!
    Всех, кто выживет, вздёрну на рее!
    Отдать концы! А! Да! Нет! Отставить!
    Кар-р-рамба! Грот-бом-брамсель вам в корму! Триста демонов промеж рёбер! Бушприт в крюйт-камеру!

    Герои побеждают Конструкта — боевой Механизм, управляемым Смоловым, но вместо него появляется Мехос — непонятное создание, словно созданное из обломков Конструкта. Его побеждают тоже.
    Антон Турищев:
    Ну и дела... Ить, страховидло какое! Не, то не нашей верфи разработка, голову прозакладывать готов. Тебе с пакостью такой сталкиваться не довелось? И я впервые вижу.
    Такое чувство, что конструктом нашим вражья воля завладела. Странная штука вышла... Какая-то статичная, аккуратненькая, целенаправленная. И воюет оно странно, не как Смеянушки нашей бойцы. Те всё больше яростью да натиском берут, а тут зрю я волю холодную да безжалостную. И знаешь, что? Сколько по астралу ходил, ни разу я такого не видывал. Не знай я, что тварь эта раньше конструктом была, сказал бы, что не из нашего мира напасть сия явилась...
    Но что бы это ни было, сейчас оно мертво. Не время думать о павших врагах — вперёд, время уходит!
    Нежданная встреча
    Антон Турищев:
    Осталось совсем немного — впереди уже виднеются силовые поля, закрывающие... Неужто глаза вас не подводят? Это же драконы!
    Но как? Что они делают здесь, на «Затмении»? Уж не являются ли они тем самым «ключом» от Печатей, уничтожение которых разрушит Сарнаут? Если так, то драконов нужно обезвредить любой ценой!
    Как Смеяне удалось пленить драконов?
    Могёшь ты вопросики задавать, друже — не в бровь, а в глаз. Я, конечно, на высшую истину не претендую, куда мне, но очень даже может быть, что ей в этом помог кто-то очень могущественный. Будь ты хоть трижды Великий Маг, против драконов у тебя остаётся лишь смекалка.
    Правду молвить, не верю я в это внезапное предательство. Пусть она временами и ведёт себя, как вздорная девчонка, но голова у неё и впрямь работает неплохо. Я не знаю, для чего ей могло понадобиться пленение драконов. Всё это дело пахнет палёным демоном, вот что я тебе скажу. А у меня, как у всякого астраловеда, эта, как её... интуиция развита очень даже неплохо.
    Арат
    Арат:
    Вы пришли взглянуть на моих питомцев? Воистину, нет в мире никого совершеннее драконов. Мне будет больно приносить их в жертву. Жаль, но у нас нет другой силы, способной разрушить Печать и освободить Творца. Впрочем, вас это не касается. Вы, толпа предателей, не годитесь им даже на корм!
    Что такое? Вы не бежите? Неужели вы действительно готовы сразиться с двумя драконами? Ха-ха-ха-ха-ха!
    Да начнётся всесожжение!
    Да сокроет мир Тьма!
    Так просто, что даже скучно!
    Что за назойливость! Неужели мне придётся пачкать руки вашей кровью?
    Ярчайшая, дай мне пламени!
    Темнейший, ниспошли мне мрак!
    Пусть горит земля и небо! Пусть полыхает астрал!
    Духи огня! Пожрите их!
    Твоя Искра сгинет во тьме!
    На колени перед драконами!
    Не туда смотрите!
    Дайте мне всё, что у вас есть! Ярчайшее пламя, чернейший мрак! Больше могущества! Больше! Бо-о-о...

    Герои побеждают Арата и драконов, но тот в последний момент впитывает всю их силу
    Перед ритуалом
    Антон Турищев:
    Ох... Вот уж не думал я, что Владычица обманом ухитрилась пленить аж двух драконов! Слыхивал я, что слуги её верные драконов разыскивали, да разве ж сплетням досужим верить станешь? А, ить, сплетни правдой оказались.
    Не ведаю я, как ей драконов пленить удалось, да и не о том сейчас думать надо. Глянь-ка, супостат наш никак не помрёт. Силу драконов, окаянный, себе на службу поставил! Теперь ему, чай, никакие драконы не нужны, чтоб наш мир на куски расколоть окончательно.
    Держи меч крепче, чую, сейчас будет жаркая драка!
    Преображенный Арат
    Арат:
    Какая боль... Какое наслаждение... Какая власть! Теперь я совершеннее драконов. Я разрушу Печать и освобожу Сарна своими руками! Узрите же величайшее чародейство в истории Сарнаута... Последнее чародейство!
    Да свершится ритуал!
    Нет!.. Мне холодно!
    Не смейте трогать мою тень!
    Это пламя поглотит все аллоды!
    Вам не одолеть меня. Я никогда не умру... А вы никогда не воскреснете!
    Вы едва совладали с моим отблеском! На что вы надеетесь?!
    Вас едва не уничтожила одна моя тень! Как вы смеете сражаться?!
    Обречённые! Зачем вы длите свои страдания?!
    Вы надеетесь помешать делу Владычицы?!
    Я... угасаю... Неважно. Этот корабль — стрела, выпущенная в сердце мира. И она достигла цели. Ритуал... уже... не остановить...
    Герои побеждают Арата окончательно
    Что дальше?
    Антон Турищев:
    Полагаю, мы теперь в точке невозвращения — пан или пропал. Нужно нам поскорее добраться до Смеяны и разузнать, что к чему. Береги себя — даже я, со всем моим знанием астрала, уже совершенно растерян. Всё вокруг чувствуется... неправильным. Немного не так, как обычно, понимаешь. А я давно уже отвык доверять только своим глазам.
    Приготовься к самому невероятному.
    Незеб:
    Что за..? Кто вы?!
    Подожди, мне знакомо твоё лицо. Кажется, мы виделись недавно, когда победа над Тэпом смогла на краткий миг вернуть меня из небытия. Я помню это так же хорошо, как и то, что я мёртв. Мёртв, понимаешь ты! Мёртв окончательно и бесповоротно, погиб во время Великого Астрального Похода! Тот крошечный островок возле Врат Джунов стал моей могилой, а потом и его поглотил астрал.
    Но я стою здесь, разговариваю с тобой. Я... жив? Или это лишь обман, ещё один краткий проблеск угасшего сознания?
    Нет, я чувствую себя живым. Сила бурлит во мне, распирает изнутри! Как? Как тебе удалось вернуть меня к жизни?! И зачем?!
    Незеб:
    Так, ладно. Я вижу следы битвы, а значит, сейчас не лучшее время для разъяснений. Я догадываюсь, что кто-то могущественный помог тебе с моим воскрешением, а значит, за мной должок. Империя всегда платит свои долги! Рассказывай, зачем вам понадобилась моя помощь. С остальным разберусь потом.
    Вот оно как. Значит, эта дура решила сломать Печать? Не верю. Смеяна, конечно, дура, но отнюдь не самоубийца. Она не может никому «служить» — слишком горда и властолюбива. Скорее, что-то завладело её волей. Не знаю, что именно, но она явно не отдаёт отчёт в своих действиях. Это значительно упрощает дело.
    Видишь ли, смерть Великого Мага в такой близости от Печати выплеснет огромное количество энергии. Печать может разлететься на осколки. Боюсь, что именно на такой способ наш враг и рассчитывает. Значит, Смеяну убивать нельзя, хоть и хочется.
    Ладно, вперёд. Разберёмся на месте. Я ещё не забыл, каково сражаться в первых рядах!
    Смеяна:
    Всё кончено. Сарнаут пал. Вы желаете встретить смерть своего мира, сражаясь? Что же... Я окажу вам эту последнюю милость.
    Ваши тусклые Искры сгинут в неугасимом Солнце!
    Хватит бегать! Гори!
    От этого пламени не укрыться!
    От вас не останется даже пепла.
    Солнце в зените!
    Это последний полдень!
    Завтра не наступит.
    Ярче тысячи солнц!
    Это сумерки мира... И утра вам уже не увидеть!
    Пусть падут с неба звёзды!
    Чем развеете вы мрак собственных душ?
    Время теней!
    Да погаснут последние огни!
    Эта ночь будет вечной!
    Бей снова! Я не умру, пока не увижу твой крах!
    Солнце не взойдёт.
    Пришла пора небесным светилам завершить свой путь.
    Незеб и Скракан:
    Великих Магов губит великая самонадеянность... Но если Смеяна погибнет сейчас, освободится энергия, которая уничтожит и Печать, и всех вас! Сейчас мы попробуем спасти её душу.
    Оставь её! Она больше не в твоей власти!
    Она не справится! Помогите ей!
    Смеяна:
    Прочь из моей души, чудовище! Не слушайте его ложь. У нас ещё есть время защитить Печать и сберечь этот мир!
    Мой бедный Умойр... Спасибо, что защитили его... от меня.

    Герои побеждают Смеяну, вместе с Незебом и Скраканом освобождая ее от одержимости Сарном, но безумный бог сам вступает в игру
    Смеяна:
    Вот и ты.
    Я... Я свободна! Мерзавец Сарн! Проклятье...
    Полагаю, ты хочешь услышать слова раскаяния? Что ж, можешь так и передать всем — Яскеру, Айденусу, да хоть дикарям-умойрцам — не знаю, кому ты там бегаешь докладываться: я признаю, что действовала, как последняя дура!
    Падение Смеяны
    Смеяна:
    Ладно. Сейчас не время для глупой злости.
    Теперь, когда все его планы провалились, этому безумцу ничего не остаётся, кроме как попытаться разрушить Печать, убив нас всех. А с моей смертью Печать, скорее всего, даст трещину — освобождённой силы хватит, чтобы её разрушить.
    Мне нужна твоя помощь, чтобы загнать Сарна назад во тьму. Вперёд! Поговорим после боя! Если выживем...
    Сарн:
    Зачем вы предали меня? Я создал бы для вас новый мир, куда прекраснее этого. Но вы избрали смерть... Так будь по-вашему!
    Пади ниц пред своим Творцом!
    Что за прекрасный, яростный народ я создал! Ну же, бейте! Я стану лишь сильнее!
    Когда-то я раздавал дары. Теперь — только проклятия!
    Это безумие - пытаться снова и снова, когда надежды нет!
    Ко мне, верные слуги!
    Я — творю! И я — караю!
    Вам больше не на что надеяться!
    Смиритесь с неизбежным!
    Вы моё лучшее творение. Величайшие разрушители во всех мирах! Вы исполнили своё предназначение. Это. Конец.
    Эта жалкая Печать уже не удержит меня!
    Свобода! Свобода!..
    Умрите! Сгиньте! Перестаньте быть!
    Я жалею, что создал вас!
    Свобода так близко!
    Кого я создал?.. Кем вы стали?.. Как смогли... превзойти... меня?
    Аватар Сарна побежден, угроза уничтожения Сарнаута миновала, герои расспрашивают Смеяну о произошедшем.
    Смеяна:
    Вот это уже очень интересно. Насколько я понимаю, история с этой парочкой у тебя началась ещё у Пирамиды Тэпа. Только там тебе встретились их Искры, а здесь они воплотились материально.
    Полагаю, это всё из-за тебя. Слишком долго тебе приходилось становиться свидетелем воздействия божественных сил. На твоих глазах свершилось таинство Сотворения. Астрал здесь податлив, как гончарная глина — и любой, кто знает принципы его изменения, может использовать его в своих целях. Но ты говоришь, что ничего такого не знаешь... В таком случае, можешь считать, что у тебя случился проблеск гениальности. Тебе очень нужны были союзники, и они явились по твоему зову. Твоя воля плюс сила Сарна плюс их собственное сознание — и вот результат.
    Не нужно беспокоиться — стоит им или тебе удалиться из этого места, как они вновь развоплотятся, так что никаких политических потрясений не будет.
    Не Сарн перехитрил меня — я перехитрила сама себя. Я искала источник силы и нашла его, исследуя записи Скракана. Старик описывал странное явление в Кургане, появление там могущественного демона. Сколько всего я могла сделать с этой мощью! Нам открылась бы невероятная магия и великолепные технологии... Я могла бы вернуть порядок в мир, привести его к силе и праведной власти!
    Вот только... Это был не просто демон. Это был один из первых детей Сарна, его аватар, созданный во времена Проклятья. Пока я думала, что подчиняла его, он постепенно завладевал моим сознанием. Так я невольно помогла распространиться его Проказе. А точнее, просто не могла ей воспрепятствовать.
    Проказа? Всего лишь ещё один аспект Сотворения. Это ещё одна жизнь, сотканная из той же первородной силы, но способная искажать другие формы жизни. Сарн окончательно сошёл с ума — его дар творца теперь служит лишь злу, воплощая его извращённые фантазии.
    Пока мой разум был захвачен им, я могла коснуться его сознания... Но, стыдно признаться, я не решилась. Мне хватило того, что я увидела краем глаза. Это чистый океан безумия и бессильной злобы... Ну вот, теперь я говорю, как этот сбрендивший старикан Златоуст.
    Уму непостижимо. Всего лишь один небольшой осколок сознания Сарна, заключённый в сотворённом им же аватаре — и такая сила. Он многое мог бы сделать с этой мощью — но предпочёл тщетные, жалкие попытки вырваться. Знаешь, я почти ему сочувствую. Вот уж не думала, что на такое способна...
    А это — это и есть Печать. Если бы тебе только удалось почувствовать, как много здесь настоящей, первородной магии! Чары высшего уровня струятся под нашими ногами и вокруг нас. Тебе не понять этого соблазна... Но даже я не осмелюсь прикасаться к ним. Я усвоила свой урок. Как ты помнишь, Печати были созданы никем иным, как Нихазом — богом, очевидно, даже более сильным, чем Сарн. К тому же, Нихаз — известный хитрец... Если уж бог Света пытался уподобиться ему, то остаётся только догадываться, на какие низости способен бог Тьмы?
    Так что нам лучше поторопиться покинуть это место. Оно явно не для смертных.
    Я вернусь в Рахл-Умойр и попытаюсь исправить содеянное. Теперь мой аллод окончательно стал для меня тюрьмой, как эти Печати стали тюрьмой для Сарна. Я, впрочем, не настолько безумна, чтобы пытаться разрушить свою темницу.
    Похоже, придётся налаживать мир между этими язычниками и последователями Света. Должна признать, Изгои показали себя с лучшей стороны в этой войне. К тому же, как я поняла, если бы не они, тебе бы вообще не удалось сюда добраться. Путь к миру будет нелёгким, и мне явно придётся проявить все свои дипломатические таланты... И заодно проследить, чтобы ни Лига, ни Империя не совали нос в мои дела. Игра слишком тонка, чтобы допускать к ней этих лапотников или, того хуже, акул из Комитета. Проказа послужит целью объединения — нет ничего действенней в таком вопросе, чем общий враг. И им всем вовсе не обязательно знать, что теперь, когда вся эта история закончилась, Проказа ослабла настолько, что с ней без труда бы справилась в одиночку любая из сторон.
    А дальше... Время покажет. Как знать, быть может, этот неожиданный союз поможет мне в моих планах поставить Умойр на путь прогресса. Ты же... Ты заслуживаешь благодарности. Спасибо. Тебе удалось на многое открыть мне глаза, а это не так-то легко сделать с моим-то опытом.
    А теперь ступай. Оставь меня. Мне о многом нужно поразмыслить.
    Айденус:
    Я ждал твоего возвращения. У меня возникло такое чувство, что чуть было не произошло что-то ужасное... Но раз ты здесь - всё хорошо. Полагаю, мы все должны вновь поблагодарить тебя за спасение. И, конечно же, за очередные крупицы истины, добытые кровавым боем.
    Очень рад, что тебе удалось выбраться в целости и сохранности. Расскажи мне, что произошло, всё как есть, без утайки. Нам о многом надо подумать.
    Яскер:
    Что-то очень важное произошло где-то в далёком астрале, так? Не могу сказать, откуда я знаю. Скажем так, мне плохо спалось этой ночью.
    Хм. По твоему лицу я вижу, что моё беспокойство было напрасным. Думаю, я могу поздравить тебя с успешным выполнением миссии. Не стану требовать бумажного отчёта - ситуация явно не из тех, что требуют, так сказать, документального сопровождения.
    Однако, я весьма надеюсь на подробный пересказ событий.
    Уцелевшая Печать - Лига
    Айденус:
    Эх, Смеяна, бедная девочка...
    Не могу даже представить, каково ей сейчас. Мало того, что Сарн обманул её — он сломил её дух, а на прощание вывернул наизнанку и продемонстрировал её тьму всему миру. Но кто из нас не без греха? Да, она тщеславна и вспыльчива, но хочет она лишь блага и порядка. И всё время отчаянно ищет силу, не опуская рук. Это достойно уважения.
    Однако, нам не дано постичь божественный замысел. Один раз мы, маги, уже пытались — и что вышло? То-то же. Смеяна внедрила на Умойре веру в Свет в надежде на то, что, подобно богам, будет получать силу от верующих. Но затея провалилась - не все желали верить и не все «поверившие» уверовали искренне. Но запомни эту истину — пока есть те, кто в тебя верит, силы возрастают многократно. Возможно, именно поэтому тебе удаётся уцелеть даже в самых опасных передрягах.
    Хочу, однако, предостеречь тебя. Прислушайся к словам Скракана. Мудрее людей уже не сыщешь, а сейчас ему доступно куда больше знаний, чем нам. Подумай — что это за бесконечное путешествие у Вероники? Почему Сарн вновь так отчаянно пытается вырваться? Что воодушевило его, кроме собственного безумия и его последователей? Будь настороже.
    Боюсь, Проказа скоро покажется нам наименьшей из проблем. Это ведь не более чем новая жизнь, пришедшая в незнакомый мир. Да, она воинственна, но ей больше ничего не остаётся, кроме как выживать и подчиняться своему хозяину. Теперь, отрезанная от Сарна, Проказа уйдёт, оставив после себя лишь неприятный осадок и несколько горьких воспоминаний.
    Расскажи обо всём Любомудру Сомову, да передай мои слова о богах и смертных. Пускай это послужит всем уроком.
    Любомудр Сомов:
    Дух тревоги завис в воздухе — не было доселе такой тревоги...
    Невероятно...
    Вот оно — высшее творчество, Сотворение божье. Одно дело — создать новый аллод, безжизненную землю — хотя и это уже невероятно. Но создать вот так — из ничего — новую жизнь? Сарн невероятен. А ведь когда-то давно, когда он ещё был в своём уме, его созданья были поистине прекрасны.
    Значит, вера придаёт силы... И не только богам, но и обычным смертным. Вера и воля — ключ ко всему. Звучит красиво, не спорю... Но, боюсь, пока в нашей голове есть место пусть даже мимолётным сомнениям, нам не дано постичь эту тайну. Впрочем, наверное, именно благодаря твоему усилию воли там, в астрале, Незеб и Скракан смогли прийти к тебе на помощь.
    И снова ты приносишь мне истину, которую люди пока не готовы принять. Точно тебе говорю, скоро для свитков с твоими легендами нужно будет заводить отдельный шкаф. Оно и лучше будет — его хотя бы Айденус сможет личной печатью оградить... Да получше той, что Сарна держит.
    Уцелевшая Печать — Империя
    Яскер:
    М-да... Вот оно как всё повернулось.
    А помнишь ли ты, как всё начиналось? Захолустный порт в Эльджуне, все эти пираты с их ненадёжной информацией. И погоня за Вероникой. Эта дама интересует меня всё больше и больше — куда бы она не шла, вокруг неё происходят самые масштабные события в Сарнауте. Все эти её вдохновенные сентенции о том, что она может сделать с силой Нихаза... Подозрительно. Очень подозрительно.
    И слова Незеба мне совсем не нравятся. Он никогда не ходил вокруг да около — рубил прямо, с плеча. Что ещё за перемены? Похоже, Сарнаут не успокоится, пока не раздерёт сам себя на куски. Только вдумайся — Проказа, как и всё, созданное Сарном, имела полное право на жизнь здесь, в его мире. Вот только мы не могли жить вместе с ней. Если бы замысел бога воплотился, наша затяжная война с Лигой показалась бы всем детской игрой в песочнице. И не исключено, что скоро покажется... Не нам играться с божественными силами.
    В свете всего этого одержимость Смеяны меня не слишком удивляет. Между нами говоря, я вообще не понимаю, как она попала когда-то в Конклав. Пусть продолжает владеть Умойром — о большем ей теперь и мечтать не стоит. Твои действия развязали нам руки на её аллоде — теперь, когда Завеса опущена, мы можем начать активные действия. От лица всей Империи я — в который уже раз — выношу тебе сердечную благодарность. Я, впрочем, был с самого начала уверен, что ты как никто подходишь для этой миссии.
    Кстати, о вере... Смеяна не сразу обратилась к демону. Сначала её план был довольно изящен — внедрить на Умойре власть Света, чтобы тамошние обитатели поверили в него и, соответственно, в неё — как в «несущую Свет». Эта вера придала бы ей сил, если бы ей удалось развернуть стоящую систему пропаганды. В мою голову пришла любопытная мысль — уж не связаны ли твои невероятные успехи с тем, что у тебя возник маленький культ твоего имени? Вспомни всех тех, кто просил твоей помощи и наблюдал, как тебе удавалось совершать невероятное. Есть, над чем подумать, не так ли?
    Думаю, часть сведений мы можем обнародовать. Ступай к Марку Старицыну и расскажи ему обо всём на твоё усмотрение. Но о словах Незеба умолчи.
    Марк Старицын:
    Грядут мрачные времена. Империя вновь позовёт тебя, когда возникнет необходимость. А пока — отдыхай.
    Чем дольше я тебя знаю — тем более интересные истории ты рассказываешь. Но знаешь — я уже готов поверить чему угодно, сказанному тобой. Да и Яскер с Комитетом уже давно ловят каждое твоё слово, будем откровенны.
    Итак, тебе довелось стать свидетелем силы... чего? Сотворения? Сперва на твоих глазах из ничего возник аллод. Впрочем, не просто на твоих глазах — ты сам приложил руку к его созданию. А теперь и эта таинственная Проказа — новая жизнь, искажающая другие. И — подумать только, Сарн черпал силу от верных ему культистов. Люди, эльфы, восставшие — да кто угодно — просто верили в него, и это открыло перед ним такие возможности.
    Наверное, именно благодаря твоему усилию воли там, в астрале, Незеб и Скракан смогли прийти к тебе на помощь. И ведь любой творец способен уподобиться богу, если его воля достаточно сильна... Поневоле задумываешься, не посоветовать ли Комитету немного ужесточить цензуру, м-да.
    Мне даже в какой-то степени жаль, что очередную бесценную информацию, принесенную тобой, мне придётся запереть в самый дальний архив и постараться самому забыть о ней до поры до времени. С нетерпением жду от тебя новых вестей.
    lust13
    Полное изложение сюжета Древнего Кургана. Для полного понимания стоит пройти игру Аллоды: Печать Тайны.
    Письмо от князя
    Вычурное послание, написанное на куске качественной бересты. Князь Всеслав Мудрый, не вдаваясь в подробности, просит срочно отыскать его по делу высшей важности.
    ...Письмо явно преисполнено отчаяния. Похоже, умойрцам угрожает серьёзная опасность. Но что самое интересное - волхвы наконец-то нашли источник Проказы! Пора положить ей конец.
    Нужно срочно отправиться к Всеславу и оказать ему всестороннюю помощь.
    Князь:
    Ты здесь! Благодарствую сердечно. Без обиняков молвлю: беда к нам пришла, страшная и безжалостная. Доводилось, небось, о Кургане слыхать?
    Разведка в Кургане

    Призрак волшебницы:
    Держись! Сейчас помогу!
    Магия удержит их на какое-то время. Быстрей выбирайся наружу, пока у меня ещё есть силы!
    Спасайся! Я их придержу!
    ...Это явно призрак той колдуньи из Кургана. Приходится напрягаться, чтобы разглядеть её — привидение еле-еле мерцает и, кажется, вот-вот исчезнет...
    Похоже, то представление в Кургане отняло у неё последние силы, и теперь она даже говорить не может. Незадача...
    ...Чародейка вдруг смотрит прямо в глаза, и в голове вихрем проносятся знакомые образы: руины Плагата, реликвии древности, призрачные демонические фигуры, отважные воины... Наконец, перед взором предстаёт чёткое изображение одного из артефактов, сокрытых в руинах. Он похож на крест... Нет, это эфес старинного меча, удобного и явно богатого. Любопытная вещица.
    Похоже, приведение хочет, чтобы её раздобыли. Что ж, должок надо бы вернуть. Кто знает, вдруг чародейка снова заговорит?
    Чародейка молча смотрит на вас, изредка будто бы расплываясь в воздухе.
    Призрак волшебницы:
    Ах... Старая магия — словно глоток воды заплутавшему в пустыне. Я уж подумала, конец мне, глупой. Мы теперь квиты, пожалуй?
    Как меня величать — то знать тебе не нужно. Древние имена лучше предать забвению. Они как старые раны — лучше не бередить лишний раз. А ран, можешь поверить, на моём веку мне хватило. Одного я теперь хочу — покоя... Но не могу я уйти, пока не отдам свой старый долг. Долг перед друзьями, перед боевыми товарищами. Они заперты там, в Кургане, и демон пожирает их души, пока мы здесь беседу ведём. Освободить я их желаю, а тварь мерзкую — разорвать на тысячу частей, чтобы не воскресла больше. Тебе, полагаю, того же хочется?
    Живые и мертвые

    Призрак волшебницы:
    Да... Это тот самый меч. Он принадлежал одному храброму человеку, странствующему рыцарю, с которым при жизни свела меня судьба. Видать, помнит ещё кровь мою зачарованная сталь. Жаль, отслужила своё — видишь, в прах рассыпается, как кости пращуров...
    Но не будем ворошить прошлое, то холодные угли. У нас с тобой цель сейчас одна — очистить Курган от скверны демонической. Ты хочешь спасти живых, а я хочу спасти мёртвых. Мы нужны друг другу, как солнце и луна. Так слушай же...
    Нежить в кургане — это только полбеды. Да, это сильный враг, но враг безвольный, как лист на ветру. Разбить её можно — это даже я, в военных играх неискушённая, знаю точно. Пусть их и много, пусть они и внушают ужас... Но с ними можно бороться. Та сила, которая стоит за ними, в разы опаснее. Полагаю, лучше тебе о нежити с князем поговорить — это ведь его люди давеча отсюда бежали?
    Я же тем временем займусь призраками... Пора им восстать от вековечного сна и защитить Умойр, как было наказано предками. После этого они, наконец, смогут упокоиться с миром... А с ними и я. Советую раньше времени не говорить обо мне живым. Наш час ещё придёт, пока же не стоит внушать ложные надежды.
    Князь:
    Что у тебя?
    Да-а-а... Дела! Легко тебе молвить — вынь да положь тебе армию у Кургана! Коль была б у меня рать под рукой, я и тебя бы не стал по делам пустячным беспокоить. Мир мы, вишь, вроде как, со служаками подписали, а всё равно изгои и гридни друг на друга волками глядят. Оно и понятно — что им какие-то бумажки, когда на руках каждого кровь чьего-то друга, отца или брата...
    Мировая
    Князь:
    Вот какую я думу думаю. Ежели мир токмо на бумажке этой и зиждется, надо ей и потрясти хорошенько. Тебя и наши мужи уважают, и дружинники по-доброму смотрят. Посему ты и будешь этим, как его... дипломатом! Дело твоё — поведать всем, что нам грозит беда лютая, и посему мировую нашу чтить надобно. Ну, ты и так понимаешь, небось — явно приходилось уже хорошенько в клятой нашей политике искупаться.
    Ребят толковых много. Кто-нибудь, глядишь, и смекнёт, чьими устами истина глаголет. Поговори с изгоями в Приюте да гриднями в Нижгороде. Должны же они понять, что времена нынче трудные, нельзя нам распри раздувать!
    Ох, чует моё сердце, хлебнём мы горюшка...
    Герой:
    Тяжкие времена настали на Умойре! Вам ли этого не видеть? Вы приносили клятву Владычице, обязуясь хранить свою землю и оберегать её от всех врагов. Настало время исполнить свои обеты! Не Изгои сейчас ваши противники, нет. Ваш враг куда страшнее — он сидит в самой дальней гробнице Древнего Кургана и готовится смести вас всех ордой беспощадной нежити! Это ли то, чего вы хотите? Эта ли та участь, которую вы желаете Умойру?
    Герой:
    Люди Умойра! Вам ли не слышать, как стонет земля от ужасной Проказы, как дрожит она от поступи жутких созданий? Они - ваши главные враги! Забудьте о вражде со Смеяной и её гриднями! Все мы сейчас в одной лодке. Нежить в Древнем Кургане прямо сейчас готовится уничтожить всё живое на аллоде. Нужно дать ей бой, пока не стало слишком поздно!
    Гридни и изгои: 
    Шли бы назад в свой лес, дикари проклятые! За версту от вас смердит!
    Что, совсем страх потеряли, за юбкой колдуньи спрятавшись? Полетят ваши холёные головушки!
    Не нужна нам помощь язычников! Мы и сами свою землю защитим!
    Чёрта лысого она ваша! Забыли заветы предков своих, святотатцы!
    Свет непогрешим, и вера наша крепка! Не нужны нам ваши никчёмные боги!
    И где же Владычица?! Что-то не видим вашей светоносной бабы!
    Да как ты смеешь, ирод проклятый! Кишки тебе выпустить, что ли?!
    Эй ты, мордатый! Не ты ли, часом, Гаврюшу моего прирезал?! А ну, стоять!
    Псину-то свою в узде держите! Не то всем зубы пересчитаем!
    Молитесь своему Свету, чтобы нежить первой до вас добралась, щенки вышгородские!
    Призрак волшебницы:
    Как продвигается сбор армии?
    Это и есть великая армия ныне живущих? Знать, плохи дела на Умойре... Боюсь, увидят они нежить — и порскнут во все стороны, как мыши полевые, поминай как звали. Только и могут, что петушиться попусту... Но ничего, есть у нас ещё надежда. Меня они узреть не могут, так что не подавай вида, что я тут. Да слушай внимательно.
    Слово предков
    Призрак волшебницы:
    Видишь эти менгиры окрест Кургана? Они здесь не красоты ради — в толще камня сокрыта особая сила, пуповиною связанная с духами Кургана. Это вроде как и тюрьма, но в то же время — родные стены. Понимаешь? Если нам удастся пробудить древнюю магию менгиров, мы сможем послать зов всем усопшим. Как боевой горн! И они восстанут, чтобы защитить свой дом.
    В каждом из менгиров есть небольшие выемки. Очень уж они по форме напоминают древние языческие амулеты — те, что охраняли плагатские дома столетия назад. Тебе придётся найти их — ровно девять штук. Нельзя недооценивать их силу — они впитали в себя соль этой земли и кровь её детей. Их мощь поможет нам собрать ещё одну армию — армию предков.
    И очень уж я надеюсь, что они помогут примирить этих воинов. Уж ежели не княжеский указ, то слово предков точно сможет помочь. Ступай и будь настороже — духи Плагата свои сокровища берегут, как жадные гоблины.
    Призрак волшебницы:
    Поспеши, время не на нашей стороне.
    Гридни и изгои:
    Да как же это?! Неужто не врут байки? Ну точно — вон и прадед мой! Вернулись, как есть вернулись!
    Всё так, как волхвы молвили... Простите нас, деды! Забылись мы! Как же нам быть теперь, неужель плечом к плечу биться?
    Призраки предков:
    То-то же, неразумные. И не смейте забывать узы кровные. Негоже это — брату на брата войной идти! Другой враг у нас!
    Призрак волшебницы:
    Похоже, наша задумка удалась на славу. Мёртвые и живые будут сражаться плечом к плечу — такое не каждый день увидишь. Жаль, что наш враг — бесчувственная нежить, иначе мы обратили бы их в бегство одним своим видом, словно крыс подземных.
    Битва за Древний Курган
    Призрак волшебницы:
    Что ж... Время выдвигаться. Надо же — через столько столетий я отдам свой кровавый долг. Клянусь, я пойду за тобой в самое сердце Древнего Кургана и выжгу скверну калёным железом и могучим словом!.. Прости меня, я немного расчувствовалась... Прошлое не даёт покоя.
    Сейчас нам предстоит прорвать первую линию обороны демона. Готова поспорить, эта тварь не ожидала, что мы с тобой и князем сможем так быстро дать достойный отпор. Хотя бы с нашими войсками теперь не нужно нянчиться, как с детьми малыми...
    Будь настороже — нежить очень непредсказуема. Хоть победа и достанется нам теперь малой кровью, но это только начало. Никому неведомо, что ждёт нас дальше.
    Воинство:
    К оружию! Не уступим Умойр нежити поганой!
    Призрак волшебницы:
    Не зевай! Они быстрее, чем кажутся!
    Это была славная битва! Найди меня у выхода из кургана. Нам нужно поговорить.
    Отлично! Первый шаг сделан. Наши ратники сражались великолепно — плечом к плечу, прикрывали друг друга и слаженно давили эту погань.
    Дальше в тесных коридорах Кургана княжеской армии уже делать нечего. Полагаю, теперь она займётся поиском оставшейся нежити и будет следить, чтобы та не прорвалась наружу. Тебе же предстоит самое сложное...
    Исчадия Проказы

    Призрак волшебницы:
    Итак, время пришло. Пока Демон не успел собрать новую армию, нам необходимо войти в усыпальницы и бросить ему вызов. Чтобы добраться до гробниц, вам придётся пройти через чащу, полную восставших мертвецов. Но они — ещё полбеды. Лишь две дороги через заросли я знаю, и обе смертельно опасны.
    Одна проходит через заводь, где безраздельно царствует древняя жаба Давила. Она и до Проказы-то была опасным зверем, теперь же и вовсе стала настоящим чудовищем. Думаю, её имя говорит само за себя — ни у кого я ещё не встречала такого маниакального желания расплющить добычу всем своим весом. Но более всего следует опасаться её... кваканья. В голосе этого отродья сокрыта страшная сила. Если вдруг увидишь, что она начнёт квакать — советую быстро её чем-нибудь отвлечь.
    Другая же дорога проходит через могильник, где засел монстр, давным-давно созданный могущественным некромантом из древнего народа... Тэп, кажется, было его имя. О, вижу я по твоему взгляду, что имя это тебе знакомо. Чудовище, чьё имя — Ж'муур, способно заставить всех мертвецов восстать из могил. Разумеется, бой с ним будет трудным — учитывая, что там расположено огромное кладбище. Но вот сюрприз - плотоядная флора, подвергшаяся влиянию Проказы, не очень-то жалует всю эту мертвечину. Ведь магия природы — извечный враг магии смерти! Так что в этой битве у тебя будет союзник, который сможет отвлечь на себя всю армаду мертвяков, пока ты со своими соратниками сражаешься со Ж'мууром.
    Выбирай, какая дорога тебя прельщает больше. И возьми этот кулон — с его помощью можно призвать меня в любое время и сообщить о своих успехах. Я всё время буду незримо присутствовать в Кургане, чтобы предупредить, если что-то пойдёт не так. Удачи!
    Бой с Давилой будет трудным и изматывающим, но если ты будешь внимательно смотреть вверх, то сможешь избежать верной и позорной смерти. Если же решишь избрать путь через Могильники, советую внимательно следить, куда смотрит Ж'муур. Его взгляд может быть смертелен.
    Да... Сразу видно, что Курган — сердце Проказы. Ничто не избежало её пагубного воздействия. Больно мне смотреть на то, что случилось с усопшими героями и красотой природы.
    Впрочем, не время предаваться унынию. Наше дело только начинается.
    Горе-злосчастье
    Призрак волшебницы:
    Теперь нам предстоит встретиться лицом к лицу с самым чудовищным созданием Проказы, какое только можно найти на Умойре. Правду молвить, не только Проказа виновата в появлении этого монстра. Тут имеет место целая магическая загадка.
    Таращун — один самых старых бревней, живущих здесь, на Умойре. Давным-давно его собратья изгнали его в Курган за то, что он якшался с магией смерти. Как ты понимаешь, ему только того и надо было — здесь, в могильниках, он наконец-то почувствовал себя на своём месте. Нашёл общий язык с неупокоенными духами, впустил их в своё тело, отчего окончательно сошёл с ума и стал считать себя местным королём. Когда же пришла Проказа, он не смог ей воспротивиться и стал верным служкой Демона. Крестьяне в своё время прозвали его Лихом Одноглазым. И, как по мне, «лихо» — это мягко сказано. Слишком мягко.
    Что меня беспокоит, так это его таинственная способность пропадать из виду и наносить удар исподтишка. Таращун может попытаться проникнуть в разум одного из твоих соратников или даже твой — поэтому будь всё время настороже. Думаю, проявить скрывшееся Лихо поможет прах из местных урн. И не медли! Чем дольше Таращун будет от тебя скрываться, тем сильнее он станет.
    Разумеется, Таращун завёл себе прихвостней — воскресил кого-то из числа древних волхвов. Они тоже могут скрыться из виду, но прах должен подействовать и на них.
    Так вот, как Таращун научился скрываться! При нём был старый артефакт — чудесный плащ. Плащ, который я уже видела раньше... М-да, судьба зла, но её чувство юмора воистину неподражаемо.
    И только что наша судьба выкинула ещё одну шуточку. Пока вы сражались с Таращуном, в Курган вошла Морана. И при ней — свиток Тенсеса. Но обо всё по порядку.
    Богиня смерти

    Призрак волшебницы:
    При жизни я сама была колдуньей и, скажу тебе, не самой худшей. Но границы дозволенного в магии я себе чётко представляла и собственные силы оценивала адекватно. Чего я, увы, не могу сказать о той, кто стоит у нас на пути.
    Морана — ведунья чудовищной силы. Суеверные крестьяне даже зовут её богиней смерти — ибо не счесть, сколько болезней она наслала на эти земли, сколько колодцев потравила и сколько голов скота выкосила своим мором. В её руках сосредоточена такая мощь, какая даже некоторым Великим Магам не снилась. Долго я голову ломала, пока, наконец, не сообразила, откуда у этой проблемы ноги растут.
    Свиток Тенсеса! Древний пергамент, на котором начертаны слова, обладающие великой властью. Мне довелось видеть его при жизни... И, скажу тебе, много бед произошло из-за этого свитка, пускай он и носит имя одного из лучших Великих Магов. Морана пользуется сокрытой в нём магией, чтобы усиливать свои колдовские ритуалы. Знать не знаю, откуда она его взяла и зачем пришла с ним в Курган. Скорее всего, решила с его помощью поработить Демона и получить ещё больше силы... Наивная.
    В любом случае, её появление для нас очень удачно. Свиток действительно может нам пригодиться в борьбе с Демоном. Предлагаю убить двух зайцев разом — заполучить реликвию и избавить Сарнаут от этой чудовищной ведьмы. Секрет сражения против магов такого уровня — обратить их же колдовство против них самих. Внимательно осмотрись перед началом боя — нет ли вокруг чего, что может помочь в битве?
    Морана не преминет окружить себя верными слугами. Лучше всего поразить их при помощи её же магии. Но будь настороже — избыток древних чар может сыграть с тобой злую шутку.
    Морана — не первая, кто пал из-за излишней самоуверенности. И явно не последняя. К счастью ли, к несчастью ли — время покажет.
    Полпути пройдено — путь во внутренние покои теперь перед нами открыт. Гляди в оба — ибо даже я не могу знать все опасности, что нас там подстерегают. В усыпальницах хоронили самых великих воинов и самых искусных волшебников, и Демон наверняка отправит их в бой. Впрочем, не все, кого призвала себе на помощь эта тварь, так уж ей верны...
    Глупость и жадность
    Призрак волшебницы:
    Говоря о нашем следующем противнике, я не могу удержаться от ехидства. По воле Демона восстал циклоп по имени Хыхдун Третий — небось, считал себя аристократом при жизни. Видимо, Демон возжелал добавить в свои ряды огромное бешеное чудовище, но жестоко просчитался — ибо с силой Хыхдуна сравнима только его же жадность. Сейчас циклоп занял оборону в сокровищнице и не собирается её покидать.
    Было бы мудрее оставить его на попечение умойрцев — уж они навалились бы всей сотней и как-нибудь да сдюжили бы с этим гигантом. Но, к сожалению, сокровищница — единственный путь к усыпальницам, а время — не та роскошь, которой у нас достаточно. С циклопом вам придётся справляться своими силами.
    Хыхдун был глуп при жизни, а теперь стал ещё тупее. Но это не повод терять бдительности — один его удачный удар может от противника лишь мокрое место оставить. Советую вам разделиться и рассеять его внимание — думаю, для этого будет достаточно разбежаться по разным схронам сокровищницы. Он будет топтать вас ногами, молотить кулаками, крушить тем, что попадётся под руку и даже стрелять колдовским лучом из глаза. Придётся придумать, как его урезонить... Советую внимательно осмотреться по сторонам — может, будет в сокровищнице что-то, что сможет помочь?
    Есть ещё одна опасность, и я настоятельно рекомендую вам о ней помнить. Хыхдун в бешенстве вполне способен раскрошить даже камень, а это значит, что он может обрушить весь схрон, на котором вы находитесь. Не позволяйте ему надолго концентрироваться на одной цели. Отвлечь его, к счастью, очень просто.
    Огры, тролли, циклопы... Признаться, порой я нахожу что-то чарующее в их бесконечной тупости. Представляешь, что было бы, если бы Хыхдун распоряжался своей силищей с умом? Не поздоровилось бы вам, вот что.
    Усыпальницы уже близко. На пути к ним осталось лишь последнее препятствие.
    Птица печали
    Призрак волшебницы:
    Мы всё ближе к центру Кургана — усыпальницам героев. У нас на пути стоит последний страж... Точнее, стражница.
    Доводилось ли тебе слышать о птице печали, Сирин? Две птицы-сестры были на Умойре, Сирин и Гамаюн. Испокон веков они здесь жили и видывали Умойр в горе и в радости, в нужде и в изобилии. И об этом пели они свои чудесные песни — Гамаюн пела о восторге и веселье, Сирин же — о светлой печали и тяжких уроках древности.
    Но, как ты понимаешь, горя со временем становилось всё больше, а радости что-то не прибавлялось. Долго я гадала, что заставило Сирин заползти в эти катакомбы, но теперь я, кажется, понимаю — Смеяна заточила её в этом проклятом месте. Оно и немудрено — Сирин должна была воспеть все злые деяния колдуньи и предречь гибель всему Умойру. Кому охота такое слушать?
    К несчастью, Сирин пробыла здесь слишком долго. Пагуба Демона поработила её разум и исказила тело — теперь её песни исполнены яда, и желает она лишь смерти всему живому. Наш священный долг — избавить древнее создание от его страданий.
    Одна беда — поле боя для неё чересчур выгодно. Вам придётся приложить все усилия, чтобы не дать ей подняться выше и оттуда расправиться со всем вашим отрядом. Думаю, в этом сможет помочь её же ядовитая слизь...
    Все птицы уделяют большое внимание чистоте своих перьев. Если измазать Сирин в её же слизи, это может отвлечь её от взлёта. В исступлении она начинает молотить крыльями — полагаю, это самый удобный момент для «грязного» манёвра.
    Горькие песни пела Сирин... Каждому в душу глядела да на свет всё самое сокровенное вытаскивала. Не могу я больше! Покаяться пред тобой мне надобно. Утаила я от тебя страшную правду о себе.
    Имя моё — Рениеста. Давным-давно, когда впервые поднялась на Умойре завеса Великой Тайны, я отправилась на этот аллод вместе с моими наречёнными братьями и сестрою, чтобы узнать, что произошло с Великим Магом Скраканом. Многое мы тогда повидали, много дорог исходили, а в скольких боях плечом к плечу бились — не счесть.
    Но, несмотря на всё это, на все те истории, которые нас связывали... Я предала их. Предала моих друзей и соратников! И за что? За какой-то паршивый свиток и плащ!
    Древнейший враг

    Рениеста:
    Что это за свиток и плащ, спросишь ты? Они были посланы Скракану самим Тенсесом. Зачем и почему — того точно не знаю. Полагаю, Тенсес хотел оградить Скракана от возможной опасности во время его эксперимента. Но Великий Маг по ошибке призвал на Умойр древнего Демона, отчего все беспорядки и начались — звери стали уродами, духи обезумели... Проказа началась уже тогда, понимаешь? Но мои друзья её остановили, дав бой демону и упокоив его навеки.
    То есть, это раньше я думала, что навеки... Но потом пришла эта глупая колдунья, Смеяна, и по неосторожности вернула проклятую тварь к жизни. И всё началось по новой. Но самое страшное — соратники мои, Данас, Фергард и Найра, прожившие долгую и полную счастья жизнь, были погребены здесь вместе со своим заклятым врагом. Таковы древние поверья умойрцев —они считали, что таким образом смогут обезопасить себя от пагубного влияния демонической магии. Просчитались, жестоко просчитались... Теперь мои братья кровные и сестрица моя — вечные рабы Демона.
    Прошу тебя, положи конец их страданиям! И, молю, будь настороже. Они — опытные воины, и победить их будет очень непросто. К тому же Демон наверняка не преминет вмешаться и даровать им частичку своей отвратительной силы. Свиток и плащ должны помочь тебе в этой битве. С помощью древнего заклятья свитка ты сможешь разорвать губительную связь демона со своими соратниками, а плащ поможет вам избежать верной смерти от самых чудовищных атак и заклятий.
    Удачи. Я буду молиться за твой успех - ничего другого мне не остаётся.
    Был среди нас и ещё один славный герой — сэр Бриан, странствующий паладин. Именно его клинок нанёс мне смертельный удар, когда я предала своих друзей... И именно его клинок вернул меня к жизни. Воистину, неисповедимы пути древней магии.
    Фергард:
    И вот, они явились... Герои, чьё имя гремит на весь Сарнаут! Слепцы, идущие к своей смерти!
    Данас:
    Этот сброд осмелился бросить вызов Сарну? Бросить вызов нам?!
    Найра:
    Они хотят разделить нашу участь, возлечь вместе с нами в тесных склепах Кургана... Кто мы такие, чтобы отказывать им?
    Демон:
    Ваши победы так же ничтожны, как и вы сами... Прислужники Тьмы, гордо зовущие себя воинами Света. Продолжайте цепляться за свои безделушки! Этим глупцам они не помогли. Восстаньте, рабы! Вы обречены сражаться... вечно!
    Данас, Фергард и Найра:
    Мы... подчиняемся. Мы — одно целое!
    Демон:
    Что ж... Так тому и быть. Упивайтесь своей победой, пока можете. Живите в своём кровавом мирке! У меня в запасе вечность!
    Рениеста:
    Всех слов мира не хватит, чтобы выразить вам мою благодарность. Мои друзья, наконец, обрели покой, а угроза, нависшая над Умойром, окончательно развеяна. И всё это — ваша заслуга. Я же могу отправиться дальше.
    Нам не доведётся встретиться снова, поэтому... прощайте. Сражаться с вами плечом к плечу — величайшая честь. Покуда Сарнаут под вашей защитой, я могу не беспокоиться за судьбу этого мира. Наше время давно ушло, ваше же — только начинается!
    Князь:
    Сражён Демон?!
    Слава тебе и предкам! Ежели б не ты, не миновало бы горе великое Умойр. Впору мне колено пред тобой преклонить, да славу о тебе раструбить на все земли наши. Коли охота тебе есть на то, так и сделаю.
    Не смею больше тебя удерживать. Тебя наверняка ждут великие свершения. Мы же с гриднями смеяновскими теперь и сами с нежитью сдюжим. Не вся падаль ещё упокоилась. Оно и понятно - кому же охота назад в сырую могилу лезть?

    lust13
    Мы уже привыкли относиться к Аллодам Онлайн как сказочной, мультяшной Вселенной. Однако кое в чем Аллоды очень смелая игра! Например, в отличие от Варкрафта, который все-таки очень детский, тут хватает мягкой и не очень эротики.
    В предверии Дня Всех Влюбленных мы решили сделать небольшую подборку «клубнички» из игры
    Прежде всего стоит вспомнить о нижнем белье:

    Хотя обычно покрасоваться можно только на Летнем Атолле, выбор нижнего белья в АО действительно большой.

    Один из самых узнаваемых наборов белья — «Страсть», который как раз можно получить на День всех влюбленных.
    По сюжету Аллодов, одной из наиболее раскрепощенных рас являются эльфы, которые считают главной целью в жизни — получение удовольствия. Это в свою очередь нашло отображение во множестве официальных и полуофициальных артов:

    Однако «пониженной социальной ответственностью» отличаются не только эльфийки. Ряд дикарских рас приводит в трепет хадаганских политруков и канийских витязей тем, что вовсе не носит нижнего белья:
    Среди таковых, например, гарпии:

    Или недавно обнаруженные кентавры:

    Впрочем, от них не отстают и некоторые представительницы расы Зэм, весьма вольного поведения:

    Что уж говорить о коварных демонессах, вроде Нави:

    Старожилы проекта помнят, что на заре существования игры существовал аддон, позволяющий убирать нижнее белье:

    Хотя артов, соответствующих «правилу 34» для Аллодов не так уж много, можно упомянуть и о них:

    Здесь друида с рысью изобразил знаменитый художник Ganassa.
    Некоторые арты изображают «дев в беде», попавших в плен:

    Отдельных артов удостоились знаменитые личности, такие как Смеяна и Вероника:

    В свое время в оф.группе АО Вконтакте игрокам пришлось раздевать очаровательную девушку инженера:

    Надо заметить, что в свое время отличались «пикантностью» и первые арты с хадаганками-пионерками. Увы, эта тема развития не получила, а ведь могла добавить Империи своих плюсов :

    Если уж разговор пошел о Хадагане, нельзя не вспомнить о существовании такого журнала, как «Острые Ушки», создаваемого эльфами с целью культурного подрыва основ имперских наций.
    Благодаря игрокам этот журнал нашел свое воплощение в реальном мире.

    Увы, какое-то время назад журнал закрылся, но его идейным продолжателем стала группа Veronica's Secrets 

    Данная статья еще раз подтверждает существование знаменитого Правила №34 - «If it exists there IS porn of it» 
     
    lust13
    В прошлом месяце у нас разговор шел о костюмах и оружии из Мертвого Города, так что в этом мы коснемся темы предметов из следуюшего рейда — Пирамиды Тэпа.
    Но для начала вспомним об обстоятельствах, которыми отмечен рейд сезона 4.0.
    Прежде всего, в тех рейдах в инстансах стал добываться сугубо Драконий Облик. Ни о каком шмоте за рейды речи не шло. Костюмы стали именно костюмами. Плюс в жизнь Сарнаута уже плотно вошли барды.
    Драконий облик соответственно менял и вид оружия, но только одинакового (+\-) с ним уровня.
    Но если еще в Мертвом Городе было реально делать костюмы, учитывая вид боссов, то уже в Пирамиде Тэпа с этим были изрядные проблемы. Боссов было слишком мало, а классов — много. Поэтому многие костюмы просто не имеют какого-то соответствия, в отличие от Мертвого Города или, например, будущего Затмения. И уже в «Затмении» разработчики отказались от понятия классовый рейдовый костюм. Так что Пирамида в этом плане стала последней.
    Тематикой рейда был Тэп, его культисты и ближайшие помощники. Костюмы же являются как бы некими образами из прошлого народа Зэм, не зря они носят названия типа Хикутский костюм кого-то. Хикут — это именно название государства народа Зэм, которое в итоге уничтожил Тэп с помощью своей чумы.
    Обычно культисты Тэпа носят мрачные и темные наряды. Линейка окрасов на маунты в Мавзолее Искр тоже выдержана в таком мрачном стиле. Но вот сама Пирамида, костюмы и окрасы из нее, наоборот, вышли довольно яркими и цветастыми.

    Хикутский костюм воина
    Воин вышел достаточно необычный. Вероятно, зеленые полупрозрачные элементы отражают некую суть зэмских голограмм.

    Хикутский костюм храмовника
    Доспех храмовника со шлемом-личиной весьма впечатляющ. Впрочем, здесь явственно заметны египетские мотивы, этакие фараоны.

    Хикутский костюм жреца
    Жрец прямо таки создан в пару с храмовником. Но в отличие от доспеха храмовника, жрец в своей рясе смотрится как типичный последователь культа.

    Хикутский костюм разведчика
    Один из примеров использования в облике костюмов звериной тематики. Зэм, наравне с прайденами, ее используют особенно часто, явно вкладывая в определенных зверей своей смысл. Вспомним, например, тех же Еретиков-стихиепоклонников. Но эти шакалы, конечно, наводят мысль об Анубисе.

    Хикутский костюм язычника
    Язычники у хикутцев чем-то напоминают тех же жрецов, но с уклоном в более природный стиль. Здесь определенный колорит создают крокодильи черепа на плечах.

    Хикутский костюм мистика
    О мистиках довольно сложно что-то сказать, данный образ как будто ни к чему конкретному не относится, впрочем, все равно создавая определенное настроение благодаря розовым светящимся элементам на голове и плечах.

    Хикутский костюм барда
    Здесь, возможно, некая отсылка к богу Гору с его соколом. Сам костюм очень яркий и солнечный.

    Хикутский костюм некроманта
    Вот в облике некромантов заметна связь с рейд инстансом. Их оплечье — явная копия таких же штук (может быть, щитов?), которыми Тэп в сражении бьет о пол.

    Хикутский костюм волшебника
    Сложно утверждать наверняка, но, возможно, внешний вид магов отсылает к Мороку с его кристаллом.

    Бонус
    Возможно, изначальные концепты костюма жреца и некроманта:

    Костюм техножреца, которых можно встретить в самой Пирамиде (возможно, когда-нибудь его добавят):

    Облики оружия с разной градацией рун
    Копья

    Жезлы

    Топоры

    Посохи

    Одноручные мечи

    Кастеты

    Двуручные мечи

    Кинжалы

    Молоты

    Луки

    lust13
    Небывалые дела происходят в нашем Сарнауте. Сами основы мира содрогаются, Великие Силы сталкиваются и в муках рождается нечто совсем новое, невиданное.
    О сем знают лишь немногие, но в 1016 году эры Аллодов случилась самая настоящая Битва Богов. Создатель наш, Сарн, некогда бывший Светлым, а ныне помраченный разумом, столкнулся в схватке с иномировым Архитектором, Творцом бездушного Порядка. Сих богов вместе свела загадочная Вероника Гипатская, а в помощь себе она призвала мудрого Найана, предводителя Историков, и Смеяну, Великого Мага Умойра.
    Сарн и Архитектор уничтожили друг друга и долгие месяцы на месте их гибели бушевала страшная астральная буря. Когда же она утихла, Лига и Империя, независимо друг от друга, отправили экспедиции в тот район, чтобы узнать, что там случилось... и, возможно, опередить другую сторону в поисках нового страшного оружия.
    Пробившись чрез демонов, привлеченных чем-то к этому месту, экспедиции обнаружили новый аллод Аммру, а там — новую расу — аэдов. Аэдов порождал Колодец душ, возникший на месте смерти Сарна и Архитектора. Новая эта раса обладала многочисленными талантами, ведая и о том, что было ранее. Но нашелся в их рядах и свой предатель. Доминус Кирос, чьим талантом была война, обезумел после смерти своей подруги Эллоны, которая погибла в одной из стычек с демонами. Так как она не могла воскреснуть, Кирос решил что никто не достоин бессмертия, что бессмертие ведет к стагнации. Впрочем, возможно, к таким мыслям его кто-то подтолкнул.
    Колодец же Душ был источником великой силы. И Совет Доминусов принял тяжелое решение — даровать силу колодца другим жителям Сарнаута.
    Так об этом поведала одна из Совета, Кассандра, Домина Судеб:
    Я ждала тебя, друг мой. Предательство собрата нас всех печалит, но предаваться унынию и страхам мы не в праве. Доминусы держали Совет сегодня на рассвете. Ещё не отпели утренние песни соловьи, как мы пришли к единогласному решенью.
    Честь твоя — услышать его первей всех прочих. Внемли же мне.
    Реку я о Колодце душ — источнике безмерной силы.
    Понять тебе необходимо: Колодец душ — источник невиданной мощи, средоточие силы двух божеств. Я чувствую голод, с которым смотрят на него Лига и Империя. Не можем мы позволить, чтобы в их войне появилось такое орудие. Но... сила Колодца необходима вам, чтобы справиться с мятежным Киросом.
    Совет Доминусов принял решение.
    Мы готовы даровать силу Колодца ради спасения нашего общего мира. И во всём Сарнауте мы знаем лишь трёх, кому хватит силы и мудрости распоряжаться ею. Я реку о трёх смельчаках, трёх великих чародеях, с чьей помощью вы одолели Сарна и Архитектора.
    Великий Маг Найан, первый Историк, старейший среди чародеев, посвятивший свою жизнь исправлению ошибок Катаклизма.
    Великий Маг Смеяна, предтеча техномагии, некогда проигравшая Сарну и познавшей смирение.
    Вероника Гипатская, все тайны которой никому не познать, но чья любовь к Сарнауту безмерна.
    Сие решение Совета есть. Мудро ли, опрометчиво — покажет время. Бездействовать мы не могли.

    Приглашенные с радостью отозвались и были готовы прибыть на Совет, который вскоре состоялся:
    Аэд:
    Друзья, вопрос более не терпит отлагательств. Теперь, когда природа Колодца открыта миру, наверняка найдутся те, кто возжелает использовать его силу во вред. Мы желаем это предотвратить.
    Аэд:
    Из всех жителей Сарнаута мы избрали вас троих, дабы вы помогли нам найти решение — и защитить Колодец. Взамен мы предлагаем вам распоряжаться его силой так, как вы пожелаете.
    Смеяна:
    Насколько я поняла вы все, хм, рождаетесь из этого самого Колодца. И что, совершенно не боитесь, что подобное вмешательство может положить конец всей вашей расе?
    Вероника:
    Милая, это не просто какой-то колодец в одной из твоих захолустных деревенек. Это воплощённая мощь двух божеств. Вихрь чистой магии. Во всём Сарнауте нет Места Силы могущественней этого. Скорее весь астрал испарится, чем иссякнет Колодец.
    Найан:
    Именно поэтому мы не должны — никто не должен! — распоряжаться его силой в одиночку. Зачерпнуть слишком много такой силы — и можно легко устроить второй Катаклизм. Уж можете поверить... Но и пренебрегать Колодцем не стоит. Такая мощь может послужить великим целям.
    Смеяна:
    В одиночку этих целей нам не достичь. Изменить этот закоснелый мир могут лишь сотни выдающихся личностей, сообща. Если бы прогресс прививался легко, я бы и одна давно справилась...
    Мы можем использовать силу Колодца, чтобы создать Орден. А лучше три. Объединить героев под одним флагом, под общей идеей. Чтобы их скрепляла вера.
    Аэд:
    Интересное мнение. Но что скажут остальные?
    Мнение Смеяны:
    Аэды знают, что вера приумножает силу и есть первый шаг к богоподобию. Между прочим, если подумать, то это должно всерьёз нас беспокоить. Что знает целая нация, вскоре узнает и весь мир.
    Нам грозит смута.
    Вопрос:
    Считаешь, будет междоусобная борьба за веру?
    Смеяна:
    Междоусобицы — стандартное состояние мира. Вода течёт, огонь горит, а «разумные» существа выпускают друг другу кишки во славу высшего блага. Сдаётся мне, скоро «Затмение» будет покидать доки довольно часто, чтобы дежурно полить огнём очередного зазнавшегося князька, вознамерившегося основать культ имени себя. Неважно ли, имперского ли или лигийского.
    Не могу сказать, что мне улыбается идея вести за собой толпу прихлебателей. Но как знать, вдруг среди них окажутся толковые герои наподобие тебя или потенциальные техномаги? Такая помощь мне пригодится.
    Вопрос:
    Значит, у тебя будет Орден техномагии?
    Смеяна:
    Техномагия — не единственный ключ к будущему, знаешь ли, хотя и самый предпочтительный. Это будет Орден Прогресса как такового. Мы будем искать оптимальные пути развития и бороться с теми, кто ему угрожает.
    Звучит довольно просто. Возможно, так оно и есть.
    Мнение Вероники:
    Забавно. Эти камнеголовые, хотя и до ужаса наивны, не так глупы, как кажутся. Секрет о силе веры вот-вот вырвется наружу. Скоро о нём будет судачить каждый крестьянин...
    Всё, что им остаётся делать — превентивно взять его под контроль. Попытаться направить эту веру в нужное русло.
    Вопрос:
    Так они хотят сделать из вас троих новых богов?
    Нихаз помилуй! Ты представляешь эту напыщенную парочку в роли богов? Да и мне на своём месте, если честно, вполне неплохо сидится.
    Нет, всё гораздо интереснее — мы собираемся направить веру не на личность, а на идею. Знаешь, что происходит, когда идея получает божественную силу? Вот и я не знаю. Будет очень любопытно взглянуть. Созидать что-то новое — это завсегда пожалуйста.
    Вопрос:
    И чем же будет заниматься твой Орден?
    О, всем понемножку. Восстановить из небытия аллод. Дать рождение паре-тройке новых цивилизаций. Проследить, чтобы те, кто этого достоин, не умерли раньше времени. Отменить Катаклизм. Дела всегда найдутся — было бы желание.
    Созидание и Разрушение — две стороны одной монеты. Но дабы не отпугивать народ, назовёмся просто Орденом Созидания.
    Мнение Найана:
    Как и любая молодая раса, аэды амбициозны и порывисты в своих желаниях. Впрочем, они мудрее многих... В одном они точно правы — с таким источником силы, как Колодец, надо что-то делать. Магия не любит оставаться без дела. Если её вовремя не направить, случится...
    Впрочем, все мы знаем, что случится. Взгляни на наш мир.
    Вопрос:
    Колодец грозит миру новым Катаклизмом?
    Силы Колодца хватит, чтобы уничтожить этот мир окончательно — в этом я уверен. Сделать с Колодцем мы ничего не можем - мы можем только его использовать... И вечно защищать от посягательств врагов.
    Ирония такова, что лучше всего защитить мир от Катаклизма может лишь тот, кто его устроил.
    Вопрос:
    Стало быть, твой Орден будет защищать Сарнаут от нового Катаклизма?
    Равновесие — вот что превыше всего. Прежде чем толкать мир к развитию, нужно удостовериться, что он достаточно стабилен. Готов принять изменения. Этим мы и займёмся.
    Аэд:
    Вот и решено.
    Предвижу я, что Орденам дано перевернуть этот мир. Возможно, это будет скоро. Возможно, ни ты, ни я этого не увидим. Кто знает? Важно лишь, что теперь есть кто-то, кто присматривает за этим миром и не ввязан в бессмысленную борьбу Лиги и Империи.

    Так были созданы три Ордена.
    Орден Прогресса

    Последователи Великого Мага Смеяны стремятся к техномагической революции в Сарнауте. Их мечта — абсолютный синтез волшбы и инженерной науки, открывающий дороги к новым неизведанным наукам — и неизведанным мирам. В конце концов, зачем ограничиваться одним лишь Сарнаутом?
     
    Орден Равновесия
    Кому, как не Найану, знать, к чему приводит заигрывание с божественными силами! Великий Маг эльфов и его последователи предпочитают не вмешиваться в естественный ход вещей и продолжать исследовать потаённые закоулки Сарнаута. Кто знает, что ещё скрывает этот удивительный мир?
     
    Орден Созидания

    Сила Вероники сравнима лишь с её же амбициями. Давняя мечта таинственной чародейки — изгнать ненавистный астрал и восстановить Сарнаут в его первозданном виде, но уже без безумного бога в самом его центре. Уж если кому и под силу обратить вспять Катаклизм — то только ей!
     
    Каждый Орден, наверное, является отражением личности его лидера, их достоинств и недостатков. Посему не помешало бы вспомнить о том, кто они такие.
    Великий Маг Смеяна
    Молодая (относительно других Великих Магов) магичка. В прошлом покровительница аллода Скарж, Смеяна лишилась своих владений во время Ночи Астральных Порталов. Спасаясь со своего уничтоженного аллода, чародейка присоединилась к защитникам Кватоха, помогая остановить вторжение демонов. Позже Великий Маг Скаркан поручил Смеяне защиту аллода Умойр, Великим Магом которого она стала после того, как Скракан перебрался на Кватох.
    Смеяна — ревностная сторонница технологического прогресса. Она считает, что традиционная магия изжила себя и более не прогрессирует. Её идеал — гармоничное совмещение волшебства и механизмов. Поэтому правительница Умойра взяла курс на развитие новых технологий. Впрочем, злые языки говорят, что своей любовью к технике Смеяна компенсирует слабые магические способности.
    Кроме магической власти, Смеяна сумела стать и наместником своего аллода. Будучи потомком знатной и влиятельной семьи, Смеяна выдвинула свою кандидатуру на выборах и победила.
    Многое произошло на Умойре во время правления Смеяны. Вместо уничтоженого демонами Плагата была постороена новая столица — часть ее располагалась на земле и называлась Нижгородом, а часть парила в небесах и носила название Вышгорода. Вместо рухнувшей в озеро башни Скракана Смеяна построила свою, с удобными причалами для астральных кораблей.
    Однако, вот дальше ее дела не задались. Умойрская аристократия была весьма сильна, да и во многом связана с аристократией остальной Кании, которая была недовольна засильем других рас Лиги и утерей власти, которая все больше переходила к Церкви. На других аллодах эти настроения привели к бунту, который в итоге был подавлен, а вот на Умойре все кончилось изгнанием чужаков, например, эльфов малого дома Тристес, которым пришлось покинуть свои владения близ Ал-Риата.
    Кроме того, старая аристократия отличалась сильной верой в древнюю языческую религию и противилась насаждению культа Света. В свою очередь, Смеяна активно искала пути, как увеличить свою силу. Сначала её план был довольно изящен — внедрить на Умойре власть Света, чтобы тамошние обитатели поверили в него и, соответственно, в неё — как в «несущую Свет». Эта вера придала бы ей сил, если бы ей удалось развернуть стоящую систему пропаганды.
    Однако многие жители Умойра продолжали цепляться за свои старые верования. Тогда Смеяна, изучив записки Скарана, который в свое время столкнулся с Демоном, решила произвести раскопки Кургана, где оный Демон был похоронен. Но здесь она не рассчитала своей силы. Тот Перводемон оказался не просто заурядной астральной тварью, то был сам аватар Сарна. И постепенно Сарн подчинил разум и волю Смеяны себе, а от Кургана по всему аллоду поползла Проказа — высшая форма искажения жизни.
    Сарн, подчинив Смеяну, рассчитывал с помощью построенного ей крейсера «Затмение», отправить волшебницу к самому Сердцу Мира, где с помощью особого Ритуала удалось бы окончательно уничтожить сковывающие его Печати. К счастью, одержимую Смеяну удалось остановить.
    Раскаявшись, Смеяна вернулась на Умойр. А в дальнейшем ее помощь оказалась бесценной, когда «Затмение» пригодилось в войне против осаждавших Дайн Архитекторов.
    Великий Маг Найан
    В отличие от Смеяны, Найан, наоборот — очень старый маг. Говорят, старше его был только Скракан. История мира — самое сильное увлечение Найана. Он фанатик старины, тайн, древности. «Всё ради познания!» — таков девиз Найана. Поэтому не удивительно, что именно он возглавляет внегосударственную организацию Историков, чьей задачей является познание истории мира, коллекционирование раритетов и поиски ответов на загадки прошлого.
    Сам Найан стал автором главного исторического труда по ранней истории эльфов.
    В 2743 году один из эльфийских Великих магов по имени Найан, входящий в Конклав, опубликовал «Летописи минувшего», которые и легли в основу принятого в мире летосчисления. Большая часть «Летописей» посвящены истории эльфов, и именно этот документ является главным источником знаний о древнейшей расе мира.
    Однако значительная часть истории эльфов утрачена и большая часть событий прошлого является реконструкцией на основе немногих сохранившихся документов и смутных воспоминаний. В едком и саркастичном предисловии к своим «Летописям» Найан сам пишет о том, что не может поручиться за точность приведённых им сведений. К сожалению, кроме этого документа опереться более не на что.
    После Катаклизма, который расколол мир на аллоды, именно Найан вместе со Скраканом стали авторами ритуала удержания астрала, что позволило спасти хоть что-то.
    В дальнейшем известные события застигли Найана на его базе на Авилоне, где он вместе с коллегами изучал наследие джунов. Принятый в ряды Историков хадаганский Великий Маг Гурлухсор, оказался предателем, который «подставил» Историков в глазах Лиги и Империи. Решив покончить с Найаном, Гурлухсор отправил на Авилон клона Арманда ди Дусера с построенным по эльфийским чертежам Дворцом-Галеоном. Дворец-Галеон буквально разорвал на части Авилон с помощью своего смертельного луча, и Найану понадобились все его силы, чтобы задержать луч. Более того, луч не удалось отключить и после того, как был убит Арманд ди Дусер, и Найану в течении нескольких лет приходилось сдерживать его натиск, для чего ему пригодилась кровь дракона, переданная ему другими Великими Магами.
    Будучи удерживаемым на Авилоне, Найан неоднократно давал исторические консультации по самым разным вопросам. Например, именно он, не без удивления, подтвердил, что червелицые и джуны это все-таки одно и тоже. Он принял на исследование странные кристаллы из Иллюзорного мира Тэпа. Затем ему удалось наконец остановить смертельный луч, когда герои принесли ему зерно Первостихии из прошлого.
    Оказалось, что в свое время Катаклизм случился именно потому, что Найан и другие Великие Маги экспериментировали с Печатями, а Зерно должно было стабилизировать эксперимент. Увы, временные парадоксы привели к тому, что Зерно тогда исчезло, вернувшись лишь в наше время.
    А доставленный Найану из Иллюзорного мира кристалл подсказал ему мысль об таинственном источнике сил Тэпа, который, судя по всему, должен был располагаться на Феррисе, таинственном аллоде, о котором сохранились лишь смутные легенды прайденов. Найан собрал и отправил экспедицию на этот аллод, где Историки обрушили имперскую базу, построенную для исследования таинственного объекта, который оказался эмиссаром Архитекторов — Ваятелем. Увы, по ошибке Историки освободили Ваятеля, что привело ко многим бедам.
    Наконец,
    Вероника Гипатская
    Самая таинственная среди всех троих. О том кто такая Вероника на самом деле, не перестают гадать самые лучшие умы Сарнаута. Увы, пока правды не знает никто, поэтому просто перечислим известные факты.
    Известно, что впервые Веронику встретили на Плато Коба. Якобы она попала в плен к пиратам, и ее отец, Горислав Гипатский, владелец трактира «Приют старателя» собирал выкуп, чтобы освободить доченьку. Мало кто тогда подумал о том, что Гипат уже как сто лет уничтожен и никаких выходцев с Гипата на Плато Коба быть не может... Однако, мало ли кто какую фамилию носит...
    Правда о Гориславе стала известна только через год, когда оказалось, что он и есть тот самый таинственный Режиссер, устроивший Спекталь на Осколке Гипата. И пока многочисленные герои исполняли прихоти Бога Тьмы Нихаза (который и был на самом деле Гориславом), Вероника выступала в качестве его послушной подручной, например, обучая героев способам Перерождения и закалки Искры. Мельком она упомянула, что является лишь приемной дочерью Нихаза.
    Гораздо большую роль она начала играть после того, как Нихаз был изгнан из Сарнаута в ходе битвы за Мертвый Город. Все дальнейшие события, которые происходили в нашем мире, суть следствие ее действий. Она помогла повстанцам на Ирдрихе в борьбе против Тэпа (кстати, здесь она впервые радикально сменила облик). Она присвоила Искру Тэпа себе, когда тот был повержен. А в ходе битвы она упомянула о том, что и прежде сталкивалась с чумой Тэпа.
    Погоня за Вероникой привела на Умойр. Тут она нашлась на одном из окрестных островов, Лумисааре, где сумела с помощью силы Искры превратить безжизненную скалу во вполне обитаемый остров, заселив его текуани, которых ей удалось выдернуть из Иллюзорного мира Тэпа. В дальнейшем ее вновь повстречали в лагере умойрских язычников, у которых она стала одним из почитаемых ими божеств. Также она вернула в реальный мир и авиаков с Ирдриха, поселив их в Царстве Стихий.
    Я, если всё сложится удачно, не слабее Тэпа буду. Догадаешься, почему? Вера!
    Вот смотри — я спасла местных жителей от Проказы, потратив на это целую прорву силы. С божественными гадостями вроде Проказы только божественной силой и бороться. Где мне снова силу взять? Из астрала тянуть? Одни уже дотянулись, мир чудом уцелел. Из стихий — долго, да и мало её. А вот вера - совсем другое дело.
    Вера не кончается, и чем больше людей в тебя верит, тем сильнее ты ощущаешь их поддержку. Мало кто осознанно этой силой умеет пользоваться, но так или иначе её каждый лидер ощущает. Я рассказала спасённым людям сказку про Странницу, вечно скитающуюся по всем тропам в мире, и они в эту сказку охотно поверили. А сказка, в которую верят, уже не совсем сказка, а вполне себе быль.
    В богиню-странницу верят честные канийцы, в богиню-созидательницу — наивные текуани... Нас ждут тяжёлые времена, и мне потребуется вся сила, которую я сумею заполучить. И да, можешь не сомневаться, я, в отличие от папочки, ищу божественной силы отнюдь не для того, чтобы тешить своё самолюбие и развлекаться, играя судьбами миров!
    По ее словам, все эти действия были ей нужны, чтобы в нее поверили, и дали ей силу за счет веры.
    На какое-то время Вероника пропала из поля зрения. Однако когда архитекторы вторглись на Дайн и случились известные проблемы с временными аномалиям, некоторые герои попали в ее ловушку, которую она создала якобы для поимки Нихаза:
    После того, как мой папочка был вами немножко побит и с позором изгнан за пределы Сарнаута, я жду его возвращения с нетерпением. Так жду, что даже потратила кучу сил на создание астрального пузыря, в котором не действуют привычные магические законы. Здесь моя воля — закон!
    Правда, согласно моим расчётам, попасть сюда должен только тот, кто недавно использовал темпоральную магию. Эта магия не просто кратковременно искажает ткань бытия, как это делают ваши мистики, но пытается изменить целиком всё сущее. На воздействие такого уровня не способен никто в пределах Сарнаута, это божественная мощь. Мой папочка очень любил такие штучки.
    В памятных событиях на Феррисе, Вероника тоже приняла немалое участие, правда уже в другом обличье — назвавшись Береникой, одной из учениц Смеяны. В дальнейшем она призналась, что это именно ее Перерождение, такое же, как и у героев, тайнами которого она помогала овладеть.
    И хотя Архитекторы были разбиты на Дайне, а за ними был разрушен план Ваятеля создать собственный культ Порядка, угроза уничтожения Сарнаута никуда не делась. Вероника признала за собой немалую вину за случившееся:
    Понимаешь ли ты, что Сарнаут обречён? Победа над Вершителем лишь отсрочила неизбежное — Архитектор всё равно не оставит своих попыток добраться до нашего несчастного мирка, как и Сарн не перестанет расшатывать стены своей тюрьмы. Мы находимся между молотом и наковальней, и времени у нас почти не осталось.
    Признаюсь, в сложившейся ситуации виновата и я... В некоторой степени. Но позволь мне всё же объясниться!
    Видишь ли... Это я указала Архитектору путь в Сарнаут! Не специально, конечно.
    После того, что случилось на Умойре, я искала способы остановить Сарна, пока он не превратил мир в горстку пыли, но мои поиски были тщетны, пока я не вспомнила о Звёздных вратах. Вернуть папочку, поймать его в расставленную ловушку и диктовать свои условия — простой и изящный план... Ну, по крайней мере казался таковым.
    Я добралась до врат, сумела отправить магический импульс за пределы мира и получила ответ... Увы, мои познания о других мирах не шире твоих, так что ответный импульс я сочла папочкиным приветствием и стала ждать. А оказалось, что мой импровизированный маяк указал дорогу сквозь время и пространство архитекторам... И поняла я это лишь недавно!
    Понимаю, звучит как безумная авантюра, но поверь — у нас нет другого выхода. Действительно нет. Ни Лига, ни Империя, ни все Великие Маги вместе взятые не способны остановить демиурга. Справиться с богом может лишь другой бог!
    Думаешь, я лгу? Но подумай, какой в этом смысл?! Я ведь тоже часть этого мира. Погибнет Сарнаут — погибну и я. А я, знаешь ли, с детства люблю сказки с хорошим концом, где все живут долго и счастливо, и верю, что у нашей сказки тоже будет хороший конец...
    Ну, отчасти мой план всё же удался — я привлекла в мир силу, способную совладать с Сарном. Так что ещё не всё потеряно! Остановить хаос может лишь порядок. Сарн и Архитектор как положительный и отрицательный заряд. Если нам удастся столкнуть их, плюс на минус даст ноль, сила одного поглотится силой другого, и даже если одному из них удастся уцелеть, у нас останется лишь один противник вместо двух, да к тому же здорово потрёпанный. А уж с одним-то мы как-нибудь совладаем.
    Чтобы встреча Сарна и Архитектора состоялась на наших условиях, придётся потрудиться. Печати удерживают Сарна в его тюрьме, а Архитектор, точней, большая часть его разума, находится за пределами Сарнаута, в его собственном мире. Проложить мостик между Сарнаутом и Фракталом нам поможет наследство моего папаши — Звёздные Врата. А вот с Печатями сложнее...
    Некоторые Печати были повреждены во время Катаклизма, и отколовшиеся от них кусочки обладают частью их силы. Кстати, тебе они уже встречались — астральное серебро, из которого был сделан амулет на Кирахе, астральное железо, выпаренное из крови демона, чёрный камень Тэпа... Их можно использовать как своего рода «ключи», проводники силы Печатей. И нам нужно разыскать ещё хотя бы парочку.
    В ходе подготовки Веронике понадобилась помощь Найана и Смеяны. И тут она назвала парочку таинственных обстоятельств, связывавших ее с этими двумя:
    Найди Найана на Авилоне, отдай ему журнал Гурлухсора и передай, что пора исполнить обещание, данное вьюнку. Старый лис... Он поймёт.
    Найан отреагировал весьма живо:
    Что?! Вернуть обещание, данное вьюнку?! Так она жива? Столько лет прошло! Я... Не... Ох!
    Прости, твои слова несколько ошарашили меня. Это было так давно... Конечно же, я помогу! Чего бы мне это ни стоило.
    Итак, что от меня требуется? Перевести дневник? Хорошо, приступлю немедленно. А ты передай ей... Передай, что Дом ди Дерьне не утратил своей чести.
    Знакома она была и со Смеяной:
    Я, скажем так, несколько переоценила свои силы. Даже с помощью Найана и ключей мне не удастся совладать с Печатями и Вратами одновременно. Потребуется ещё хотя бы один могучий чародей, способный управиться с энергиями высшего порядка. Увы, Айденус и Яскер не подходят, как и остальные маги Лиги или Империи — их, мягко говоря, нелюбовь друг к другу может подвести нас в самый ответственный момент. Кто остался? Пожалуй, кроме Смеяны, обратиться и не к кому.
    Затмение сейчас курсирует рядом с Дайном. Найди Смеяну и скажи, что Маска просит о встрече там же, где и в прошлый раз. Об остальном я позабочусь сама.
    Смеяна тоже вспомнила про нее.
    «Маска просит о встрече»? Ну и наглость! «Просит» она, видите ли! Да видала я такие просьбы...
    А, бес с ней! Долги нужно отдавать. Да и прошлая встреча была, скажем так, небезынтересна. Передай ей, что я согласна встретиться, но пусть поторапливается и запасётся серьёзными аргументами — у меня, знаешь ли, нет времени для пустой болтовни!
    Во время схватки с Сарном и Архитектором Вероника произнесла еще нечто важное:
    Я уверена, мой план сработает, но у нас нет права даже на малейшую ошибку! Боги должны уничтожить друг друга. Победа любого из них означает верную гибель всему, что вы любите, о чём мечтаете, на что надеетесь. А без вас не станет и меня. Так что победителей в этой битве не будет!

    Какие здесь можно сделать выводы:
    Веронике несомненно уже множество лет. Она застала чуму Тэпа, знакома была с Найном давным-давно. Она активно использует возможности Перерождения. В связи с этим довольно трудно установить ее истинную личность. Смеяне она представилась как «Маска». Думается, это ее довольно точная характеристика. Нам известно, что существует еще несколько существ, которых можно назвать «масками». Это Герберт и Елена. Без сомнения, Вероника связана с Нихазом, который предстает ее «приемным отцом». Однако, видно, что как только он был изгнан, Вероника стала действовать против него. Кроме того, ей чрезвычайно важен Сарнаут, и она действительно желает его защитить. Итак, все трое стали главами новых Орденов. В их руках сила, сравнимая с божественной. Цели их различны и в чем-то даже противоречат друг другу. Возникнет ли между Орденами новое противостояние? Обречены ли они повторить судьбу Кании и Хадагана, которые сражаются уже тысячелетия? Ответы на эти вопросы способно дать только будущее.
    lust13
    Месяц назад мы поговорили о сюжете в Мёртвом Городе, а теперь настало вспомнить о тех красотах, что можно получить там — а конкретно о костюмах.
    В настоящий момент шкатулку с костюмом в Мёртвом Городе можно получить, убив Великого Дракона. Всего же костюмов 10. Они включают в себя как классовые костюмы на все классы, кроме инженеров, так и отдельный костюм Мёртвого Короля. Этот костюм можно получить, если выполнить специальный квест, для которого надо пройти все «крылья» Мёртвого города и убить самого Мёртвого Короля.
    Помимо костюмов, в летней акции в 2016 году можно было получить особое Святое оружие — обличье оружия «Шёпот мертвых», которое вернуло в игру старый ДОшный облик. Оружие внешне гармонирует с костюмами.
    Тематика же тут самая разнообразная. Ведь Мёртвый Город состоит из трёх крыльев: крыло Драконидов, поглощённое огнём, крыло Червелицых, дождливое и сырое, и крыло Демонов, где камень течёт под влиянием скверны.
    Поэтому костюмы и оружие отражают облики драконидов, червелицых и демонов. Попробуйте угадать, к чему относится тот или иной костюм сами, думаю, это не трудно.
    Воины
    Чрезвычайно пафосный огненный облик.

    Храмовники
    Стильный сине-белый облик для величественных паладинов.

    Жрецы
    Этот жрец выглядит скорее как какой-то ересиарх культистов, но по-своему очень крутой облик.

    Разведчики
    Разведчики вышли чрезвычайно технологическими. Почти футуристический облик.

    Язычники
    Один из самых пафосных обликов. Как и воины, отличается огненной сутью.

    Мистики
    Весьма необычный облик. Что-то в этих кожаных ремешках и перьях есть дикарское.

    Барды
    Ещё один огненный облик. Хотя струны на плечах создают необходимое впечатление.

    Некроманты
    Тут тоже прям веет кровавыми ритуалами и тёмной магией. Ещё один дикарский облик.

    Волшебники
    А вот здесь уже явное демоническое начало. Ещё один облик в стиле астральных тварей.

    Мёртвый Король
    Доспех Мёртвого Короля как он есть. Молот и конь прилагаются, увы, Дестриэ сейчас получить очень непросто.