Jump to content
Alloder.pro: about Allods with love
Search In
  • More options...
Find results that contain...
Find results in...

Alloder 2.0

We have started the process of project evolve, and this relates not only, and not even primarily of the site's view

Read more

Game tooltips

Tooltips provide a way for 3rd party fansites and extensions to display detailed information on mouseover.

Read more

New program for writers

We turn from quantity to quality and tell you how we will supplement the Allods Team program with rewards in rubles.

More

The new Updater

Let us to introduce the new addon updater software and to share the details

Read more

Alloder 2.0

We have started the process of project evolve, and this relates not only, and not even primarily of the site's view

Read more

Новогодние традиции главы завода «Красная звезда Империи»


Пушинки
 Share

Recommended Posts

Вот и прошёл Новый год, закончился в Сарнауте праздник, но никто не сказал, что закончились сарнаутские праздничные дни! Мне искренне по душе эта логика! Какой же умойрский дурак не любят праздников? И выходных? Но пусть выходные организовать можно не всегда, праздники, особенно языческие, можно устраивать хоть каждый день! Вы вообще смотрели в календарь? Там каждый день какой-то праздник! Ещё бы кто-то с этим каждым праздником тебя поздравлял... 

И вот, проснувшись очередным утром, работники имперского завода посмотрели на этот самый календарь и радостно вздохнули, ведь у них впереди ещё десять выходных, в которые они могут смело отдыхать. Как же повезло всем этим сарнаутцам! Речь, конечно, здесь идёт только о ремесленных работниках. Обычные же вояки не оставили своего дела. Им никто не платит за смену, им платят только за результат: количество принесенных в шкурке или добытых зубов, вес медвежьего мяса и так далее... 

Не оставила своего дела и Анна Зайцева — директор фармацевтического завода. Весь этот день, первое января, она провела на работе. Конечно, можно удивиться и спросить, что вообще может делать директор на заводе, на котором на данный момент нет больше ни одного работника. А дел у Анны было предостаточно. Весь её стол в кабинете был завален кипами бумаг. Среди них были бумаги и важные, например, недавно поданный судебный иск, и маловажные, например, предложения о сотрудничестве, в котором завод явно не нуждался. Ведь у него были хорошие спонсоры, сама Рысина выступала его покровителем.

Сделав глубокий вдох и шумно выдохнув, Анна опустилась на деревянный стул с потёртой спинкой и обхватила голову руками, блаженно прищурившись на несколько секунд. Затем она пододвинула к себе ближайшую стопку белоснежных чистых листочков. По крайней мере они казались белоснежными, на самом деле, это всё были бланки для заявлений с печатями и специально выделенными полями под заполнение. Это была стопка бланков, к которой, к счастью, на заводе никто не проявлял интереса или особого внимания. Ведь там лежали, страшно сказать, бланки на увольнение... 

Однако все без исключения рабочие были в полной мере довольны условиями своего труда. И завод «Красная звезда Империи», в том числе из-за этого, считался уже какое-то время самым известным, ведь у него была самая высокая производительность. И всё это воплотилось из мечты в реальность за какой-то ничтожный срок. 

Иногда в такой успех хадаганке было сложно поверить, а ещё труднее было принять то, что это была её заслуга. Её и, конечно же, самих рабочих. В дела этого предприятия было вложено столько сил, сколько девушка не вкладывала до этого ни в одно дело. Возможно, именно поэтому оно и стало первым её триумфом. 

Ещё один вздох вырвался из груди хадаганки. Затем она зевнула, слабо улыбнулась сама себе и блаженно прикрыла глаза. Отчего-то на неё накатила светлая печаль... А потом на сердце стало совсем легко. 

Обычно сарнаутцы говорят, что никто не может любить свою работу, не может проводить там всё своё время и всегда, напротив, спешит исчезнуть заранее, чтобы заняться какими-то своими намного более интересными и, несомненно, важными делами. Но Анна была с этим не согласна. Нет, она не спорила с остальными и понимала, что для них такое умозаключение весьма обоснованно и правдиво. Для неё же работа было своего рода хобби, во что, к сожалению, практически никто не верил. Хотя пропаганда Империи всегда транслировала в массы подобный образ мышления и жизни, видимо, достиг он единиц. 

Знакомые часто жалели хадаганку... Они считали, что у неё абсолютно несчастная, даже жалкая жизнь. И это-то при пропаганде бескорыстной самоотдачи своему ремеслу! Однако, всё это было, конечно же, не так. То есть не совсем так, как казалось большинству. Периодически Анна ловила на себе неприятные взгляды, говорящие ей о том, что в чьих-то глазах она выглядит показушно-инициативой и просто выслуживается перед руководством. Одни только её подчинённые верили в искренность директора. Ведь они с ней регулярно виделись и наблюдали, как та себя ведёт, замечали, как в её глазах загораются искорки восторга, когда выясняется, что пятилетний план они выполнили где-то за три года с хвостиком. Анна всегда была активно вовлечена в процесс работы и редко отвлекалась на какие-то посторонние темы, но не потому, что считала их неправильными, а потому, что для неё они были скучными. Её любимой фразой, которую знал каждый трудяга «Красной звезды Империи», была:

— Никто не говорит, что работать просто. Но работать бывает весело! 

В этом была вся она.

Вдруг в животе у хадаганки красноречиво заурчало. Это было немного некстати, ведь Первая столовая при заводе первого числа не работала, все отдыхали дома, проводили время с семьёй... Был объявлен официальный праздничный день. Анна краем глаза глянула на часы на стене. Те показывали половину третьего — время было обеденное... Обеденное время без обеда.

Тут директор вспомнила, что у неё в шкафу на полке для личных вещей, где стояли чашка с надписью «Служу Империи», носовой платок и имперски-красный тёплый плед, лежала ещё упаковка овсяного печенья, а этажом ниже так удачно недавно был установлен кулер. Анна отложила в сторону бумаги и встала из-за стола. Она подошла к подпирающему потолок дубовому тяжёлому шкафу и открыла дверцы. Все полки были заставлены папками: синими, зелёными, чёрными... Все, кроме одной, третьей сверху.

— Что? — удивилась хадаганка, когда заметила на полке предметы неизвестного происхождения. — Похоже на чьи-то подарки, судя по блестящей упаковке... Забыл, наверное, кто-то из рабочих. А жалко, праздник же уже наступил... А кто-то так вот остался без подарков... Но разве я кому-то говорила, что тут можно хранить свои вещи? Вроде нет... Не помню такого...

В Анне проснулось глубоко потаённое, но живое, природное любопытство. Несколько секунд она сомневалась, но потом, не удержавшись, всё же сняла одну коробочку. Хадаганке внезапно стало безумно интересно, кому был адресован этот подарок, такой яркий и новогодний. Ведь кто-то, для кого ты так стараешься, явно достоин любви и уважения... Мать ли это? Дочка? Сын? Но прикреплённая к упаковке открытка гласила только что, что обладателем этого чуда должна была стать некая «Анна».

— Анна... — задумчиво протянула хадаганка, раскачиваясь на носках и неосознанно прикусывая нижнюю губу. Потом она вдруг замерла и вновь ожила только через несколько мгновений. — Анна..? Какая Анна... Я?

Своим глазам хадаганка так и не поверила и убрала коробку назад на полку с твёрдым намерением найти владельца подарка, без которого, по случайному стечению обстоятельств, осталась какая-то Анна. 


Просмотреть полную запись

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using our site you agree to the Terms of Use