Пушинки

Journalist
  • Content Count

    87
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    5

1 Follower

Recent Profile Visitors

1636 profile views
  1. Посвящено моей прекрасной подруге в качестве новогоднего подарка. Надеюсь, твоя душенька довольна. Дитятко, с Новым годом! — Рита! Рита! Ну подожди же меня! — надрывался уже порядком выдохшийся светлоглазый канийский мальчонка, изо всех сил стараясь догнать подругу, улетавшую от него на предельной скорости своих крыльев и утаскивая за собой хаотично на себя же намотанную мишуру. — Если тебе от меня что-то нужно, то ты сначала догони меня! — с вызовом прокричала эльфийка и залилась дивным хохотом. Так она и смеялась, пока (а это, надо сказать, произошло довольно быстро) не услышала на своей спиной суровый взрослый оклик: — А ну, Маргарита, быстро вернулась и помогла товарищам! И извинилась перед младшим! — голос был басистый, что больше обычно ассоциируется с мужским полом, но то был суровый и грубоватый голос пионервожатой Октябрины Витальевны, имперки по происхождению и закаленной хадаганки, гордой своей нацией и идеалогией фракции. В лагерь она, как говорят слухи, которыми полнится, как бочка селёдками, «Дюна», попала не случайно, а по своему желанию. Поверить в это было очень сложно... Ведь она была женщиной довольно грубой и очень строгой. И, на первый взгляд, легко могло возникнуть впечатление, что детей такая вожатая должна на дух не переносить, однако она была весьма компетентным сотрудником лагеря и с блеском выполняла свои рабочие обязанности. Да и дети её уважали, хотя немного и побаивались и старались лишний раз не выводить из себя. Но Рита эту женщину решила не слушать и лишь ринулась быстрее вперёд, шепнув себе под нос одно несложное заклинание, и на месте её пребывания буквально секунду назад появился призрачный двойник, тем самым навесив на себя на какое-то недолгое время инвиз. Довольная своей хитрой выходкой, эльфийка радостно улыбалась, сверкая большими золотыми глазами, в которых плясали искорки и несколько её лично знакомых чёртиков из пещер Гипата. Однако так просто Октябрину Витальевну не возьмёшь. Через буквально пять секунд жрица уже тпшнулась к маленькой озорнице и сковала её заклинанием. — И куда ты собралась со всей этой мишурой, Маргарита? — вожатая подозрительно прищурила глаза и смерила недовольным взглядом пионерку. — В Сиверию... — недовольно пробурчала эльфийка, забавно надувая раскрасневшиеся круглые щёчки. — И зачем тебе туда? — продолжила допытываться хадаганка, всё ещё не выпуская из оцепенения маленькую проказницу. — Ну... Там такие ёлки... Кто-то же их должен украсить! — начала оправдываться эльфийка, бросая недовольные золотистые взгляды на пионервожатую. — А жители Сиверии бедные! У них нет денег на украшения! — Ох... — тяжело вздохнула Октябрина Витальевна и прикрыла глаза рукой. — Это собственность лагеря, поэтому я её изымаю. А тебе вообще должно быть стыдно, что ты, пионерка, совершила кражу! — Но я не хотела ехать в этот лагерь! Меня сюда отправили родители! Но вожатая её уже не слушала. Она просто забрала у неё всю мишуру и передала её канийскому светлоглазому мальчику и приказала обоим пионерам явиться через десять минут к сцене. Каниец, имя которого было Гореслав, кивнул на слова Октябрины Витальевны и послушно остался ждать подругу. Та, в свою очередь, наконец освободившись от оцепенения, недовольно засопела и быстрым шагом, не обращая на друга никакого внимания, направилась в сторону главной сцены, до которой идти ещё было минут пять. — Рита! Рита! Ну подожди же меня! — Опять всё по кругу... — сердито пробормотала куда-то себе под нос эльфийка и лишь прибавила шагу. Лететь ей было бы сложно, так как после заклятия онемения крылья жутко ломило. — Ну, Риииииит, — простонал мальчонка, в отчаянии осознавая всю тщетность попыток идти в ногу со старшей. — Горе, что тебе нужно от бедного несчастного эльфа, лишённого единственно возможного счастья? — Какого это счастья? — подбодрённый снижающимся темпом ходьбы подруги, поинтересовался каниец. — Счастья побега! — воскликнула Рита и вскинула вверх руки, словно обращаясь к небесам и моля их о пощаде. — О Тенсес, за что ты так со мной, твоей верной и покорной слугой? Почему я должна гнить в этом убогом имперском лагерьке, где даже нет холодной воды? Ответь мне, Тенсес! — Кажется, он тебя не слышит, — немного помолчав, заметил Гореслав по прозвищу «горе», дарованному ему его очеровательной подругой, за что тут же словил подзатыльник. — Тссс! Это ты глухой и не слышишь, — прицыкнула она на мальчонку. — А он всё слышит! И придёт мне на выручку! — На какую выручку? — Да замолчи уже ты, — раздражённо бросила она. — И вообще, чего это ты ко мне привязался. Я вообще-то не люблю никаких сарнаутцев, кроме себя. — Так мы же уже шесть лет дружим, — не понял каниец и поднял на подругу полный искреннего удивления взгляд. — Шесть? — с ужасом поразилась Рита, её брови подскочили, а рот даже слегка приоткрылся, образовав узенький такой овал. — Да, шесть лет и три месяца, — утвердительно закивал спутник. — Какой ужас... — Ужас? — снова растерялся светлоглазый каниец и непонимающе уставился в несуществующую точку у себя перед носом. — Какой... Ужас? — Ты — ужас! — возмутилась эльфийка, но быстро взяла себя в руки и, шумно выдохнув, проговорила с явной неохотой. — Ладно, давай сюда эту свою мишуру. Я тебе помогу. — Поможешь? А не убежишь снова с ней? — решил уточнить мальчонка, прежде чем передавать эльфийке часть своего ценного груза. — Да куда я убегу... Меня опять догонят. Того гляди ещё и на общественные работы отправят... Помогать с уборкой территории, например. Бе. Этот аргумент легко и быстро убедил маленького лигийского товарища (как бы это комично ни звучало), и он, отбросив всякие сомнения, передал часть груза подруге. Дальше они какое-то время шли молча, каждый думал о чём-то своём: Рита о неудачном побеге и глупой отговорке, в которую никто не поверил, а Гореслав об обеде в столовой и картофельной пюрешке с рыбной котлеткой. И вот когда уже совсем близко показалась главная сцена лагеря, Гореслав вдруг поинтересовался: — Рита, послушай, а почему тебе так хочется сбежать отсюда? Разве здесь так плохо? И как твои родители, они ведь будут волноваться, если ты пропадёшь? — А кто тебе сказал, что я пропаду? — хитро хмыкнула эльфийка, и её глаза вновь загорелись золотом. — Я-то уж точно не пропаду. У меня есть навыки выживания, и я прекрасный мистик. — И всё-таки, почему ты так хочешь уйти? — Как тебе сказать, Горе... — эльфийка остановилась, задумавшись, и голос её, потом зазвучавший, сделался каким-то невыразимо печальным. — Я не хочу вечно жить, закованная в эти рамки, возведённые моими родителями и этими вожатыми... Я хочу быть свободной. Свободной как южный ветер, заблудившийся в этих пустынях... Я хочу быть самостоятельной и самой выбирать себе будущее, а не слушать посторонних. И я точно знаю, что однажды... Я сбегу отсюда и разрушу все рамки, в которых на данный момент я вынуждена оставаться. И будет это очень скоро. Ты только подожди... — губы девочки растянулись в хитрой ухмылке, она точно знала, что ей дальше делать.
  2. Посвящено моей прекрасной подруге в качестве новогоднего подарка. Надеюсь, твоя душенька довольна. Дитятко, с Новым годом! — Рита! Рита! Ну подожди же меня! — надрывался уже порядком выдохшийся светлоглазый канийский мальчонка, изо всех сил стараясь догнать подругу, улетавшую от него на предельной скорости своих крыльев и утаскивая за собой хаотично на себя же намотанную мишуру. — Если тебе от меня что-то нужно, то ты сначала догони меня! — с вызовом прокричала эльфийка и залилась дивным хохотом. Так она и смеялась, пока (а это, надо сказать, произошло довольно быстро) не услышала на своей спиной суровый взрослый оклик: — А ну, Маргарита, быстро вернулась и помогла товарищам! И извинилась перед младшим! — голос был басистый, что больше обычно ассоциируется с мужским полом, но то был суровый и грубоватый голос пионервожатой Октябрины Витальевны, имперки по происхождению и закаленной хадаганки, гордой своей нацией и идеалогией фракции. В лагерь она, как говорят слухи, которыми полнится, как бочка селёдками, «Дюна», попала не случайно, а по своему желанию. Поверить в это было очень сложно... Ведь она была женщиной довольно грубой и очень строгой. И, на первый взгляд, легко могло возникнуть впечатление, что детей такая вожатая должна на дух не переносить, однако она была весьма компетентным сотрудником лагеря и с блеском выполняла свои рабочие обязанности. Да и дети её уважали, хотя немного и побаивались и старались лишний раз не выводить из себя. Но Рита эту женщину решила не слушать и лишь ринулась быстрее вперёд, шепнув себе под нос одно несложное заклинание, и на месте её пребывания буквально секунду назад появился призрачный двойник, тем самым навесив на себя на какое-то недолгое время инвиз. Довольная своей хитрой выходкой, эльфийка радостно улыбалась, сверкая большими золотыми глазами, в которых плясали искорки и несколько её лично знакомых чёртиков из пещер Гипата. Однако так просто Октябрину Витальевну не возьмёшь. Через буквально пять секунд жрица уже тпшнулась к маленькой озорнице и сковала её заклинанием. — И куда ты собралась со всей этой мишурой, Маргарита? — вожатая подозрительно прищурила глаза и смерила недовольным взглядом пионерку. — В Сиверию... — недовольно пробурчала эльфийка, забавно надувая раскрасневшиеся круглые щёчки. — И зачем тебе туда? — продолжила допытываться хадаганка, всё ещё не выпуская из оцепенения маленькую проказницу. — Ну... Там такие ёлки... Кто-то же их должен украсить! — начала оправдываться эльфийка, бросая недовольные золотистые взгляды на пионервожатую. — А жители Сиверии бедные! У них нет денег на украшения! — Ох... — тяжело вздохнула Октябрина Витальевна и прикрыла глаза рукой. — Это собственность лагеря, поэтому я её изымаю. А тебе вообще должно быть стыдно, что ты, пионерка, совершила кражу! — Но я не хотела ехать в этот лагерь! Меня сюда отправили родители! Но вожатая её уже не слушала. Она просто забрала у неё всю мишуру и передала её канийскому светлоглазому мальчику и приказала обоим пионерам явиться через десять минут к сцене. Каниец, имя которого было Гореслав, кивнул на слова Октябрины Витальевны и послушно остался ждать подругу. Та, в свою очередь, наконец освободившись от оцепенения, недовольно засопела и быстрым шагом, не обращая на друга никакого внимания, направилась в сторону главной сцены, до которой идти ещё было минут пять. — Рита! Рита! Ну подожди же меня! — Опять всё по кругу... — сердито пробормотала куда-то себе под нос эльфийка и лишь прибавила шагу. Лететь ей было бы сложно, так как после заклятия онемения крылья жутко ломило. — Ну, Риииииит, — простонал мальчонка, в отчаянии осознавая всю тщетность попыток идти в ногу со старшей. — Горе, что тебе нужно от бедного несчастного эльфа, лишённого единственно возможного счастья? — Какого это счастья? — подбодрённый снижающимся темпом ходьбы подруги, поинтересовался каниец. — Счастья побега! — воскликнула Рита и вскинула вверх руки, словно обращаясь к небесам и моля их о пощаде. — О Тенсес, за что ты так со мной, твоей верной и покорной слугой? Почему я должна гнить в этом убогом имперском лагерьке, где даже нет холодной воды? Ответь мне, Тенсес! — Кажется, он тебя не слышит, — немного помолчав, заметил Гореслав по прозвищу «горе», дарованному ему его очеровательной подругой, за что тут же словил подзатыльник. — Тссс! Это ты глухой и не слышишь, — прицыкнула она на мальчонку. — А он всё слышит! И придёт мне на выручку! — На какую выручку? — Да замолчи уже ты, — раздражённо бросила она. — И вообще, чего это ты ко мне привязался. Я вообще-то не люблю никаких сарнаутцев, кроме себя. — Так мы же уже шесть лет дружим, — не понял каниец и поднял на подругу полный искреннего удивления взгляд. — Шесть? — с ужасом поразилась Рита, её брови подскочили, а рот даже слегка приоткрылся, образовав узенький такой овал. — Да, шесть лет и три месяца, — утвердительно закивал спутник. — Какой ужас... — Ужас? — снова растерялся светлоглазый каниец и непонимающе уставился в несуществующую точку у себя перед носом. — Какой... Ужас? — Ты — ужас! — возмутилась эльфийка, но быстро взяла себя в руки и, шумно выдохнув, проговорила с явной неохотой. — Ладно, давай сюда эту свою мишуру. Я тебе помогу. — Поможешь? А не убежишь снова с ней? — решил уточнить мальчонка, прежде чем передавать эльфийке часть своего ценного груза. — Да куда я убегу... Меня опять догонят. Того гляди ещё и на общественные работы отправят... Помогать с уборкой территории, например. Бе. Этот аргумент легко и быстро убедил маленького лигийского товарища (как бы это комично ни звучало), и он, отбросив всякие сомнения, передал часть груза подруге. Дальше они какое-то время шли молча, каждый думал о чём-то своём: Рита о неудачном побеге и глупой отговорке, в которую никто не поверил, а Гореслав об обеде в столовой и картофельной пюрешке с рыбной котлеткой. И вот когда уже совсем близко показалась главная сцена лагеря, Гореслав вдруг поинтересовался: — Рита, послушай, а почему тебе так хочется сбежать отсюда? Разве здесь так плохо? И как твои родители, они ведь будут волноваться, если ты пропадёшь? — А кто тебе сказал, что я пропаду? — хитро хмыкнула эльфийка, и её глаза вновь загорелись золотом. — Я-то уж точно не пропаду. У меня есть навыки выживания, и я прекрасный мистик. — И всё-таки, почему ты так хочешь уйти? — Как тебе сказать, Горе... — эльфийка остановилась, задумавшись, и голос её, потом зазвучавший, сделался каким-то невыразимо печальным. — Я не хочу вечно жить, закованная в эти рамки, возведённые моими родителями и этими вожатыми... Я хочу быть свободной. Свободной как южный ветер, заблудившийся в этих пустынях... Я хочу быть самостоятельной и самой выбирать себе будущее, а не слушать посторонних. И я точно знаю, что однажды... Я сбегу отсюда и разрушу все рамки, в которых на данный момент я вынуждена оставаться. И будет это очень скоро. Ты только подожди... — губы девочки растянулись в хитрой ухмылке, она точно знала, что ей дальше делать. Просмотреть полную запись
  3. Эдем — это настоящая ловушка для тех, кто хочет поднять уровень с помощью выполнения квестов. Вообще в 13.0 с проблемой поднимания уровня столкнулся практически каждый. Большинство, как правило, побежало сразу делать новые квесты (точно так же, надо сказать, сделала и я). Новый контент, новая локация, новые нпс... За год мы все успели порядком устать от уже имеющегося. Изо дня в день делать одно и то же очень изнурительно, не так ли? К концу сезонов остаются лабы, бг, хаос, чд, рчд, трени... У кого-то вд. И так далее. Унылое существование, из-за которого резко падает онлайн. И вот, получив наконец желаемое, то есть новый контент, игроки, особенно те, что не принимали участия в ПТС, стремглав бросаются на квесты. Сначала они блуждают по Суслангеру, по лагерю «Дюна», потом в конце концов попадают в удивительную локацию — Эдем. Надо сказать, очень красивую локацию, хотя корни древа весьма и весьма усложняют передвижение. Так вот, к определённому моменту квесты подходят к концу. Не сомневаюсь, что не все решили подождать улыбку или сразу пойти поделать квесты, например, на Поганом доле. И так приличная часть игроков взялась выполнять задания, которые так неудачно закончились у кого-то на последних ступенях 98 уровня, а у многих уже в начале 99 лвла. И посыпались в мир-чат вопросы с тем, что делать и как быть, чтобы добить необходимый опыт и апнуться. А надо понимать, что остаётся там немало... Рассмотрим же основные варианты, что можно сделать для решения этой проблемы. Во-первых, если у вас ещё остались отметки за бг или поединки, вы можете разменять их на символы опыта. Мне понадобилось примерно 2к отметок, может, немногим больше, чтобы поднять уровень с 99го на 100й. К большому сожалению на момент обновы у некоторых могли быть слиты все отметки, например, их могли потратить на золото или инсигнии, если кто-то предпочитает не покупать пылающие. В таком случае получить новые до полной прокачки не получится, если, конечно, не повезёт в «Ни дня без подарка». В противном же случае нужно будет искать другие методы получения опыта. Во-вторых, те, у кого нет символов за бг или поединки, но у кого есть кристаллы, и кому их не жалко, могут приобрести в Лавке Редкостей фолианты. За каждый из них даётся примерно 30к опыта. Надо понимать, что такой ап будет не сильно дешёвым... Но в принципе тоже имеет место быть. Данный вариант работает при условии наличия у вас Очков Судьбы, ~2 млн. В-третьих, если пвп активность — это не про вас, и отметок у вас нет, а вариант с фолиантами вы просто не рассматриваете из-за его баснословной цены, то вы можете фармить опыт, убивая мобов. В Эдеме за моба вы получите примерно 550 единиц, за пчелу на Руинах Ал-Риата где-то 130 единиц, за минотавра там же уже 800... Слабые боссы тоже оцениваются меньше 1к опыта, а вот за сильных дают больше. Например, за Пень мне дали 8 с половиной тысяч единиц опыта. Так что, в принципе, можно группой нафармить опыт и так. Но надо понимать, что на нынешнем уровне развития один человек едва ли сможет завалить сильного босса, что тоже необходимо учитывать. И, конечно же, нужно учитывать, что такой фарм требует очень больших временных затрат. Вам придётся убить не одну сотню, а то и не одну тысячу мобов... А учитывая то, что многие вообще крайне скептично относятся к пве, то такой вариант просто похож на пытку. В-четвёртых, поднять опыт можно на выполнении повторяющихся заданий НЕ на Эдеме. Повторяющиеся задания там не дают опыта. Всегда в первую очередь, когда берёте квест, обращайте внимание на награду и сопоставляйте, стоит ли это задание вообще того, чтобы за него браться. Лучше всего, на мой взгляд, для такого фарма подходит Поганый Дол. У Кощунского выдаются кв на 70к, почти 50к и ещё помельче. В принципе это очень даже приемлемый вариант апнуться. Если вы спросите меня, то я посоветую даже начать с них, ненадолго забив на основную ветку. Это явно сэкономит вам в будущем время. Пятый из вариантов (которым я тоже частично воспользовалась) — пройти старые квесты, но не с ранних уровней, а уже достаточно высоких. Минимально допустимое, на мой взгляд, это Умойр. Не все же задания обязательно нужны для тм. Есть просто квесты, и там могут давать, на том же Поганом Доле, в среднем тысяч 20 единиц опыта. Это не самый быстрый и продуктивный способ прокачаться, но он тоже может быть задействован хотя бы частично. Не сомневаюсь, что у части людей и Айрин-то не до конца пройден. Так вот, самое время за него взяться! И последний, шестой вариант — это фарм астры. Те же повторяющиеся квесты, что и всегда, помогут вам прокачаться, при этом вы ещё получите доп. плюшки за выполнение привычных заданий. Однако не все любят астру, поэтому этот способ можно назвать специфическим, для астрофилов. Впрочем, из других преимуществ фарм астры бесплатен, в отличии от фолиантов. Если же обобщать, то самый дешёвый и быстрый вариант — это отметки за бг. Кроме того, кто бы как не относился к пвп, даже ради простых 112х инсижек многие бегают хаос, а выполнение задания требует 5 побед. И квест этот выдаётся раз в неделю, каждый четверг, следовательно, что-то да обычно имеется в закромах практически у любого игрока. И даже если за них вы не сможете полностью проапать уровень, то вы всё равно явно упростите себе задачу. Подведём итог. Ни в коем случае не стоит отчаиваться, если вдруг вы прошли всю новую сюжетную цепочку и остались на 98-м или 99-м лвлах. С этим сталкивались многие, и все как-то, но выходили из ситуации. Теперь вам известно целых шесть вариантов апа после завершения цепочки заданий. Я понимаю, что многие и сами знают эти методы, но давайте не будем забывать, что есть и те игроки, которые теряются в сложных ситуациях. Моя задача — помочь им и доказать, что сложившиеся обстоятельства — это не конец света, и всё ещё можно исправить! Наша задача помогать друг другу по мере возможностей, поэтому никогда не отчайтесь, а если не можете с чем-то справиться самостоятельно, то обратитесь к друзьям или ги за помощью. Однако вот на прощание вам ещё один мой совет: если вам торопиться некуда (вдруг чд поджимает или ещё что), то подождите улыбку или плюс к опыту в ордене и уже тогда начинайте кач. Всем спасибо за внимание. Всем удачи и успешного фарма!
  4. Эдем — это настоящая ловушка для тех, кто хочет поднять уровень с помощью выполнения квестов. Вообще в 13.0 с проблемой поднимания уровня столкнулся практически каждый. Большинство, как правило, побежало сразу делать новые квесты (точно так же, надо сказать, сделала и я). Новый контент, новая локация, новые нпс... За год мы все успели порядком устать от уже имеющегося. Изо дня в день делать одно и то же очень изнурительно, не так ли? К концу сезонов остаются лабы, бг, хаос, чд, рчд, трени... У кого-то вд. И так далее. Унылое существование, из-за которого резко падает онлайн. И вот, получив наконец желаемое, то есть новый контент, игроки, особенно те, что не принимали участия в ПТС, стремглав бросаются на квесты. Сначала они блуждают по Суслангеру, по лагерю «Дюна», потом в конце концов попадают в удивительную локацию — Эдем. Надо сказать, очень красивую локацию, хотя корни древа весьма и весьма усложняют передвижение. Так вот, к определённому моменту квесты подходят к концу. Не сомневаюсь, что не все решили подождать улыбку или сразу пойти поделать квесты, например, на Поганом доле. И так приличная часть игроков взялась выполнять задания, которые так неудачно закончились у кого-то на последних ступенях 98 уровня, а у многих уже в начале 99 лвла. И посыпались в мир-чат вопросы с тем, что делать и как быть, чтобы добить необходимый опыт и апнуться. А надо понимать, что остаётся там немало... Рассмотрим же основные варианты, что можно сделать для решения этой проблемы. Во-первых, если у вас ещё остались отметки за бг или поединки, вы можете разменять их на символы опыта. Мне понадобилось примерно 2к отметок, может, немногим больше, чтобы поднять уровень с 99го на 100й. К большому сожалению на момент обновы у некоторых могли быть слиты все отметки, например, их могли потратить на золото или инсигнии, если кто-то предпочитает не покупать пылающие. В таком случае получить новые до полной прокачки не получится, если, конечно, не повезёт в «Ни дня без подарка». В противном же случае нужно будет искать другие методы получения опыта. Во-вторых, те, у кого нет символов за бг или поединки, но у кого есть кристаллы, и кому их не жалко, могут приобрести в Лавке Редкостей фолианты. За каждый из них даётся примерно 30к опыта. Надо понимать, что такой ап будет не сильно дешёвым... Но в принципе тоже имеет место быть. Данный вариант работает при условии наличия у вас Очков Судьбы, ~2 млн. В-третьих, если пвп активность — это не про вас, и отметок у вас нет, а вариант с фолиантами вы просто не рассматриваете из-за его баснословной цены, то вы можете фармить опыт, убивая мобов. В Эдеме за моба вы получите примерно 550 единиц, за пчелу на Руинах Ал-Риата где-то 130 единиц, за минотавра там же уже 800... Слабые боссы тоже оцениваются меньше 1к опыта, а вот за сильных дают больше. Например, за Пень мне дали 8 с половиной тысяч единиц опыта. Так что, в принципе, можно группой нафармить опыт и так. Но надо понимать, что на нынешнем уровне развития один человек едва ли сможет завалить сильного босса, что тоже необходимо учитывать. И, конечно же, нужно учитывать, что такой фарм требует очень больших временных затрат. Вам придётся убить не одну сотню, а то и не одну тысячу мобов... А учитывая то, что многие вообще крайне скептично относятся к пве, то такой вариант просто похож на пытку. В-четвёртых, поднять опыт можно на выполнении повторяющихся заданий НЕ на Эдеме. Повторяющиеся задания там не дают опыта. Всегда в первую очередь, когда берёте квест, обращайте внимание на награду и сопоставляйте, стоит ли это задание вообще того, чтобы за него браться. Лучше всего, на мой взгляд, для такого фарма подходит Поганый Дол. У Кощунского выдаются кв на 70к, почти 50к и ещё помельче. В принципе это очень даже приемлемый вариант апнуться. Если вы спросите меня, то я посоветую даже начать с них, ненадолго забив на основную ветку. Это явно сэкономит вам в будущем время. Пятый из вариантов (которым я тоже частично воспользовалась) — пройти старые квесты, но не с ранних уровней, а уже достаточно высоких. Минимально допустимое, на мой взгляд, это Умойр. Не все же задания обязательно нужны для тм. Есть просто квесты, и там могут давать, на том же Поганом Доле, в среднем тысяч 20 единиц опыта. Это не самый быстрый и продуктивный способ прокачаться, но он тоже может быть задействован хотя бы частично. Не сомневаюсь, что у части людей и Айрин-то не до конца пройден. Так вот, самое время за него взяться! И последний, шестой вариант — это фарм астры. Те же повторяющиеся квесты, что и всегда, помогут вам прокачаться, при этом вы ещё получите доп. плюшки за выполнение привычных заданий. Однако не все любят астру, поэтому этот способ можно назвать специфическим, для астрофилов. Впрочем, из других преимуществ фарм астры бесплатен, в отличии от фолиантов. Если же обобщать, то самый дешёвый и быстрый вариант — это отметки за бг. Кроме того, кто бы как не относился к пвп, даже ради простых 112х инсижек многие бегают хаос, а выполнение задания требует 5 побед. И квест этот выдаётся раз в неделю, каждый четверг, следовательно, что-то да обычно имеется в закромах практически у любого игрока. И даже если за них вы не сможете полностью проапать уровень, то вы всё равно явно упростите себе задачу. Подведём итог. Ни в коем случае не стоит отчаиваться, если вдруг вы прошли всю новую сюжетную цепочку и остались на 98-м или 99-м лвлах. С этим сталкивались многие, и все как-то, но выходили из ситуации. Теперь вам известно целых шесть вариантов апа после завершения цепочки заданий. Я понимаю, что многие и сами знают эти методы, но давайте не будем забывать, что есть и те игроки, которые теряются в сложных ситуациях. Моя задача — помочь им и доказать, что сложившиеся обстоятельства — это не конец света, и всё ещё можно исправить! Наша задача помогать друг другу по мере возможностей, поэтому никогда не отчайтесь, а если не можете с чем-то справиться самостоятельно, то обратитесь к друзьям или ги за помощью. Однако вот на прощание вам ещё один мой совет: если вам торопиться некуда (вдруг чд поджимает или ещё что), то подождите улыбку или плюс к опыту в ордене и уже тогда начинайте кач. Всем спасибо за внимание. Всем удачи и успешного фарма! Просмотреть полную запись
  5. Пушинки

    Пасхалки: дополнение

    Примечание от автора: Я подхватываю традицию публикации пасхалок в каждом выпуске, которую начала моя дорогая подруга под ником Угрюмый Хост (крайне советую почитать все части выпущенных ей пасхалок, это очень интересно и познавательно). И потому самолично спешу дополнить их своей подборкой. Не очень богатой, конечно, но всё же весьма любопытной. И сегодня мы с вами плотненько возьмёмся лапками за весь Сарнаут сразу! Хотя основной упор и сделаем на Руинах Ал-Риата, потому что это место — просто концентрация разного рода пасхалок. Что же. Давайте тогда начинать? Жабан Жабан — это один из сильных боссов, которого можно встретить в болотистой местности в Руинах Ал-Риата. Выглядит он внешне уродливо, как огромный жабочеловек. Аналогия с жабой, впрочем, максимально логична, если исходить из его имени. Корень «жаб» говорит всё за себя. Он тёмно-бирюзового или тёмно-зелёного цвета, а глаза у него злые и насыщенно жёлтые. Из аксессуаров на нём только ожерелье из ритуальных табличек, условная юбочка с огромным черепом и элементы брони на руках. К чему же отсылает нас этот персонаж? На мой взгляд, ал-риатский босс явно перекликается и своим именем, и своим внешним видом с Жабаном из мультисериала «Стар против Сил Зла», в котором он известен тем, что шпионил за Стар, а также был членом армии Людо — главного антагониста, но был явно умнее и человечнее своих сослуживцев. Всё ещё не верите моим словам? А если так? Тогда давайте сверимся в деталях. Череп на поясе присутствует. Глаза жёлтые. Специальные «крылья» на месте. Ноги и руки с огромными когтями тоже тут. Одежда довольно простая, ветхая, можно сказать, что рваная. Ну и в конце концов он Жабан и вылитый жабочеловек с большим брюшком. Что интересно, во втором сезоне мультисериала этот персонаж разводит головастиков. Ничего не напоминает? А как не в себя плодящихся лягушек, которые плются кислотой, из-за чего делают жутко неприятным процесс убийства босса? В мультфильме также отмечается, что Жабан имеет громоздкую верхнюю часть тела и непропорционально короткие ноги. А ещё забавно отмечено, что он имеет сильный русский акцент. Интересно лишь то, что в мультике он в итоге перешёл на сторону добра. Перейдёт ли ал-риатовский Жабан на светлую сторону — остаётся загадкой. Колоброд Ещё один босс, на этот раз более лёгкий, тоже из Руин Ал-Риата (как старых, времён «Диких Земель», так и современных). Прежнее название – Листобород. Это громадный осенний древень с бородой из листьев, что следует из его наименования. Тело у него — дерево, но с длинными руками и ногами. Данный персонаж вероятнее всего заимствован из WOW. Там есть НПС под названием Листобород, и выглядит он аналогично, разве что живёт не в осенней локации, а потому листья на нём зелёные, молоденькие. Однако есть и другая версия, хотя мне, честно, кажется, что разработчики АО просто объединили две идеи в одну. В Аллодах Лесобород подписан как Лешак. Лешак в свою очередь является персонажем русской мифологии, что больше соответствует духу игры. Это человекообразное существо, живущее в лесу и враждебное по отношению к человеку, дух леса, леший. Следовательно, его роль босса вполне оправдана, ведь лешие не любят людей, но это не всегда так. Согласно славянской мифологии, он не является добрым или злым злым. Всё зависит от его настроения и действий того или иного человека. Часто Леший вредит тем, кто не соблюдает правил поведения в лесу. Лесовик способен устраивать опасные природные явления, вплоть до ураганов, это его качество было привнесено в игру разработчиками. Ещё Лешему подчинены и птицы, и звери, и деревья, и травы в лесу, что рисует его ближайшее окружение в локации руин. Ойуун Если верить Allodswiki, то на старых, дикоземельных Руинах Ал-Риата когда-то давно обитал некий Ойуун. Он обозначен как «шибко могучий шаман». Принадлежность – к миру духов. Прежнее месторасположение – Храм Праматери. Порывшись в этимологии слова, можно обнаружить весьма любопытные сведения. Ойууны это всё равно что шаманы, например в Якутии. Уйгуры Восточного Туркестана шаманское камлание назвали тоже очень близким словосочетанием — peri oyun. Их существо связывают часто с ритуальным образом жизни, шаманскими плясками, играми и пениями. Однако можно предположить и то, что символизма Ойууна кроется в другом. У монголов, калмыков, бурятов слово оюн (согласитесь, звучание вполне близко) означает «мудрость, ум, разум». Это также хорошо сочетается с шаманством, ведь шаман — ведающий тайны природы человек, мудрость его безгранична. Впрочем, точного происхождения этого якутского слова, я говорю об Ойууне, пока не выявлено. Есть только такие вот любопытные теории. Опрокидень Такой любопытный персонаж, как Опрокидень, также из древних Руин Ал-Риата времён Диких Земель. Этот опасный зверь встречался в районе Амфитеатра, Усыпальницы и Воющих руин. На вид опасный и страшный, но в бою не особо-то и выделялись. В современных версиях игры более известен под именем Жар и встречается как босс астрального острова «Карнавал Фантазий». Если верить вологодским или новгородским (а давайте будем помнить, что отсылок к Новгороду в игре более чем достаточно, тот же самый Новоград — столица Лиги — это чистого рода немного переиначенный Господин Великий Новгород), то опрокид, или опрокидень — это порченный, порчельник, человек испорченный знахарем, кудесником. В качестве синонимов к данному слову обычно же предлагаются оборотень или перевёртыш, что говорит нам о модификации генетического кода человека, следовательно, его внешность изменена, даже изуродована. Таких персонажей в Аллодах Онлайн немало. А теперь мы знаем на одного больше, с чем я вас сердечно поздравляю! Печкин А вот в лагере «Дюна», что находится на Суслангере и является одной из начальных точек сюжетной ветки, добавленной в 13.0, недалеко от столовой стоит, погружённый в свои мысли, настоящий почтальон Печкин — персонаж произведения детского писателя Эдуарда Успенского «Дядя Фёдор». Он был подозрительным и вредным, пока у него не появился велосипед. Однако... В игре рядом с НПС нет данного транспортного средства. Значит ли это, что в Аллодах он всё ещё не обрёл счастья? Было бы действительно здорово, если бы в грядущих объявлениях добавили квест, в котором нужно найти потерянный велосипед или купить новый. Также логична его принадлежность к лагерю «Дюна», ведь он создан по имперскому образцу, а следовательно, и советскому. Вот почему среди его обитателей мы так часто находим персонажей именно советских произведений. Взять в пример того же Сыроежкина. И почтальон Печкин смотрится здесь очень даже кстати. А ещё создаёт такую уютную атмосферу, что словно погружаешься на какое-то время в детство. На этом пока всё. Я надеюсь, что моё дополнение к основным исследованиям Холста было вам интересно и вы узнали что-то для себя новенькое и местами неожиданное. Также я тоже спешу поздравить вас всех с наступившим Новым годом! Пусть в этом году ваши желания, скопившиеся за все последние Новые года, наконец-то сбудутся. Однако давайте не будем забывать, что без приложенных к тому усилий, достичь ничего не получится. Поэтому постараемся все вместе!
  6. Пушинки

    Пасхалки: дополнение

    Примечание от автора: Я подхватываю традицию публикации пасхалок в каждом выпуске, которую начала моя дорогая подруга под ником Угрюмый Хост (крайне советую почитать все части выпущенных ей пасхалок, это очень интересно и познавательно). И потому самолично спешу дополнить их своей подборкой. Не очень богатой, конечно, но всё же весьма любопытной. И сегодня мы с вами плотненько возьмёмся лапками за весь Сарнаут сразу! Хотя основной упор и сделаем на Руинах Ал-Риата, потому что это место — просто концентрация разного рода пасхалок. Что же. Давайте тогда начинать? Жабан Жабан — это один из сильных боссов, которого можно встретить в болотистой местности в Руинах Ал-Риата. Выглядит он внешне уродливо, как огромный жабочеловек. Аналогия с жабой, впрочем, максимально логична, если исходить из его имени. Корень «жаб» говорит всё за себя. Он тёмно-бирюзового или тёмно-зелёного цвета, а глаза у него злые и насыщенно жёлтые. Из аксессуаров на нём только ожерелье из ритуальных табличек, условная юбочка с огромным черепом и элементы брони на руках. К чему же отсылает нас этот персонаж? На мой взгляд, ал-риатский босс явно перекликается и своим именем, и своим внешним видом с Жабаном из мультисериала «Стар против Сил Зла», в котором он известен тем, что шпионил за Стар, а также был членом армии Людо — главного антагониста, но был явно умнее и человечнее своих сослуживцев. Всё ещё не верите моим словам? А если так? Тогда давайте сверимся в деталях. Череп на поясе присутствует. Глаза жёлтые. Специальные «крылья» на месте. Ноги и руки с огромными когтями тоже тут. Одежда довольно простая, ветхая, можно сказать, что рваная. Ну и в конце концов он Жабан и вылитый жабочеловек с большим брюшком. Что интересно, во втором сезоне мультисериала этот персонаж разводит головастиков. Ничего не напоминает? А как не в себя плодящихся лягушек, которые плются кислотой, из-за чего делают жутко неприятным процесс убийства босса? В мультфильме также отмечается, что Жабан имеет громоздкую верхнюю часть тела и непропорционально короткие ноги. А ещё забавно отмечено, что он имеет сильный русский акцент. Интересно лишь то, что в мультике он в итоге перешёл на сторону добра. Перейдёт ли ал-риатовский Жабан на светлую сторону — остаётся загадкой. Колоброд Ещё один босс, на этот раз более лёгкий, тоже из Руин Ал-Риата (как старых, времён «Диких Земель», так и современных). Прежнее название – Листобород. Это громадный осенний древень с бородой из листьев, что следует из его наименования. Тело у него — дерево, но с длинными руками и ногами. Данный персонаж вероятнее всего заимствован из WOW. Там есть НПС под названием Листобород, и выглядит он аналогично, разве что живёт не в осенней локации, а потому листья на нём зелёные, молоденькие. Однако есть и другая версия, хотя мне, честно, кажется, что разработчики АО просто объединили две идеи в одну. В Аллодах Лесобород подписан как Лешак. Лешак в свою очередь является персонажем русской мифологии, что больше соответствует духу игры. Это человекообразное существо, живущее в лесу и враждебное по отношению к человеку, дух леса, леший. Следовательно, его роль босса вполне оправдана, ведь лешие не любят людей, но это не всегда так. Согласно славянской мифологии, он не является добрым или злым злым. Всё зависит от его настроения и действий того или иного человека. Часто Леший вредит тем, кто не соблюдает правил поведения в лесу. Лесовик способен устраивать опасные природные явления, вплоть до ураганов, это его качество было привнесено в игру разработчиками. Ещё Лешему подчинены и птицы, и звери, и деревья, и травы в лесу, что рисует его ближайшее окружение в локации руин. Ойуун Если верить Allodswiki, то на старых, дикоземельных Руинах Ал-Риата когда-то давно обитал некий Ойуун. Он обозначен как «шибко могучий шаман». Принадлежность – к миру духов. Прежнее месторасположение – Храм Праматери. Порывшись в этимологии слова, можно обнаружить весьма любопытные сведения. Ойууны это всё равно что шаманы, например в Якутии. Уйгуры Восточного Туркестана шаманское камлание назвали тоже очень близким словосочетанием — peri oyun. Их существо связывают часто с ритуальным образом жизни, шаманскими плясками, играми и пениями. Однако можно предположить и то, что символизма Ойууна кроется в другом. У монголов, калмыков, бурятов слово оюн (согласитесь, звучание вполне близко) означает «мудрость, ум, разум». Это также хорошо сочетается с шаманством, ведь шаман — ведающий тайны природы человек, мудрость его безгранична. Впрочем, точного происхождения этого якутского слова, я говорю об Ойууне, пока не выявлено. Есть только такие вот любопытные теории. Опрокидень Такой любопытный персонаж, как Опрокидень, также из древних Руин Ал-Риата времён Диких Земель. Этот опасный зверь встречался в районе Амфитеатра, Усыпальницы и Воющих руин. На вид опасный и страшный, но в бою не особо-то и выделялись. В современных версиях игры более известен под именем Жар и встречается как босс астрального острова «Карнавал Фантазий». Если верить вологодским или новгородским (а давайте будем помнить, что отсылок к Новгороду в игре более чем достаточно, тот же самый Новоград — столица Лиги — это чистого рода немного переиначенный Господин Великий Новгород), то опрокид, или опрокидень — это порченный, порчельник, человек испорченный знахарем, кудесником. В качестве синонимов к данному слову обычно же предлагаются оборотень или перевёртыш, что говорит нам о модификации генетического кода человека, следовательно, его внешность изменена, даже изуродована. Таких персонажей в Аллодах Онлайн немало. А теперь мы знаем на одного больше, с чем я вас сердечно поздравляю! Печкин А вот в лагере «Дюна», что находится на Суслангере и является одной из начальных точек сюжетной ветки, добавленной в 13.0, недалеко от столовой стоит, погружённый в свои мысли, настоящий почтальон Печкин — персонаж произведения детского писателя Эдуарда Успенского «Дядя Фёдор». Он был подозрительным и вредным, пока у него не появился велосипед. Однако... В игре рядом с НПС нет данного транспортного средства. Значит ли это, что в Аллодах он всё ещё не обрёл счастья? Было бы действительно здорово, если бы в грядущих объявлениях добавили квест, в котором нужно найти потерянный велосипед или купить новый. Также логична его принадлежность к лагерю «Дюна», ведь он создан по имперскому образцу, а следовательно, и советскому. Вот почему среди его обитателей мы так часто находим персонажей именно советских произведений. Взять в пример того же Сыроежкина. И почтальон Печкин смотрится здесь очень даже кстати. А ещё создаёт такую уютную атмосферу, что словно погружаешься на какое-то время в детство. На этом пока всё. Я надеюсь, что моё дополнение к основным исследованиям Холста было вам интересно и вы узнали что-то для себя новенькое и местами неожиданное. Также я тоже спешу поздравить вас всех с наступившим Новым годом! Пусть в этом году ваши желания, скопившиеся за все последние Новые года, наконец-то сбудутся. Однако давайте не будем забывать, что без приложенных к тому усилий, достичь ничего не получится. Поэтому постараемся все вместе! Просмотреть полную запись
  7. Вот и прошёл Новый год, закончился в Сарнауте праздник, но никто не сказал, что закончились сарнаутские праздничные дни! Мне искренне по душе эта логика! Какой же умойрский дурак не любят праздников? И выходных? Но пусть выходные организовать можно не всегда, праздники, особенно языческие, можно устраивать хоть каждый день! Вы вообще смотрели в календарь? Там каждый день какой-то праздник! Ещё бы кто-то с этим каждым праздником тебя поздравлял... И вот, проснувшись очередным утром, работники имперского завода посмотрели на этот самый календарь и радостно вздохнули, ведь у них впереди ещё десять выходных, в которые они могут смело отдыхать. Как же повезло всем этим сарнаутцам! Речь, конечно, здесь идёт только о ремесленных работниках. Обычные же вояки не оставили своего дела. Им никто не платит за смену, им платят только за результат: количество принесенных в шкурке или добытых зубов, вес медвежьего мяса и так далее... Не оставила своего дела и Анна Зайцева — директор фармацевтического завода. Весь этот день, первое января, она провела на работе. Конечно, можно удивиться и спросить, что вообще может делать директор на заводе, на котором на данный момент нет больше ни одного работника. А дел у Анны было предостаточно. Весь её стол в кабинете был завален кипами бумаг. Среди них были бумаги и важные, например, недавно поданный судебный иск, и маловажные, например, предложения о сотрудничестве, в котором завод явно не нуждался. Ведь у него были хорошие спонсоры, сама Рысина выступала его покровителем. Сделав глубокий вдох и шумно выдохнув, Анна опустилась на деревянный стул с потёртой спинкой и обхватила голову руками, блаженно прищурившись на несколько секунд. Затем она пододвинула к себе ближайшую стопку белоснежных чистых листочков. По крайней мере они казались белоснежными, на самом деле, это всё были бланки для заявлений с печатями и специально выделенными полями под заполнение. Это была стопка бланков, к которой, к счастью, на заводе никто не проявлял интереса или особого внимания. Ведь там лежали, страшно сказать, бланки на увольнение... Однако все без исключения рабочие были в полной мере довольны условиями своего труда. И завод «Красная звезда Империи», в том числе из-за этого, считался уже какое-то время самым известным, ведь у него была самая высокая производительность. И всё это воплотилось из мечты в реальность за какой-то ничтожный срок. Иногда в такой успех хадаганке было сложно поверить, а ещё труднее было принять то, что это была её заслуга. Её и, конечно же, самих рабочих. В дела этого предприятия было вложено столько сил, сколько девушка не вкладывала до этого ни в одно дело. Возможно, именно поэтому оно и стало первым её триумфом. Ещё один вздох вырвался из груди хадаганки. Затем она зевнула, слабо улыбнулась сама себе и блаженно прикрыла глаза. Отчего-то на неё накатила светлая печаль... А потом на сердце стало совсем легко. Обычно сарнаутцы говорят, что никто не может любить свою работу, не может проводить там всё своё время и всегда, напротив, спешит исчезнуть заранее, чтобы заняться какими-то своими намного более интересными и, несомненно, важными делами. Но Анна была с этим не согласна. Нет, она не спорила с остальными и понимала, что для них такое умозаключение весьма обоснованно и правдиво. Для неё же работа было своего рода хобби, во что, к сожалению, практически никто не верил. Хотя пропаганда Империи всегда транслировала в массы подобный образ мышления и жизни, видимо, достиг он единиц. Знакомые часто жалели хадаганку... Они считали, что у неё абсолютно несчастная, даже жалкая жизнь. И это-то при пропаганде бескорыстной самоотдачи своему ремеслу! Однако, всё это было, конечно же, не так. То есть не совсем так, как казалось большинству. Периодически Анна ловила на себе неприятные взгляды, говорящие ей о том, что в чьих-то глазах она выглядит показушно-инициативой и просто выслуживается перед руководством. Одни только её подчинённые верили в искренность директора. Ведь они с ней регулярно виделись и наблюдали, как та себя ведёт, замечали, как в её глазах загораются искорки восторга, когда выясняется, что пятилетний план они выполнили где-то за три года с хвостиком. Анна всегда была активно вовлечена в процесс работы и редко отвлекалась на какие-то посторонние темы, но не потому, что считала их неправильными, а потому, что для неё они были скучными. Её любимой фразой, которую знал каждый трудяга «Красной звезды Империи», была: — Никто не говорит, что работать просто. Но работать бывает весело! В этом была вся она. Вдруг в животе у хадаганки красноречиво заурчало. Это было немного некстати, ведь Первая столовая при заводе первого числа не работала, все отдыхали дома, проводили время с семьёй... Был объявлен официальный праздничный день. Анна краем глаза глянула на часы на стене. Те показывали половину третьего — время было обеденное... Обеденное время без обеда. Тут директор вспомнила, что у неё в шкафу на полке для личных вещей, где стояли чашка с надписью «Служу Империи», носовой платок и имперски-красный тёплый плед, лежала ещё упаковка овсяного печенья, а этажом ниже так удачно недавно был установлен кулер. Анна отложила в сторону бумаги и встала из-за стола. Она подошла к подпирающему потолок дубовому тяжёлому шкафу и открыла дверцы. Все полки были заставлены папками: синими, зелёными, чёрными... Все, кроме одной, третьей сверху. — Что? — удивилась хадаганка, когда заметила на полке предметы неизвестного происхождения. — Похоже на чьи-то подарки, судя по блестящей упаковке... Забыл, наверное, кто-то из рабочих. А жалко, праздник же уже наступил... А кто-то так вот остался без подарков... Но разве я кому-то говорила, что тут можно хранить свои вещи? Вроде нет... Не помню такого... В Анне проснулось глубоко потаённое, но живое, природное любопытство. Несколько секунд она сомневалась, но потом, не удержавшись, всё же сняла одну коробочку. Хадаганке внезапно стало безумно интересно, кому был адресован этот подарок, такой яркий и новогодний. Ведь кто-то, для кого ты так стараешься, явно достоин любви и уважения... Мать ли это? Дочка? Сын? Но прикреплённая к упаковке открытка гласила только что, что обладателем этого чуда должна была стать некая «Анна». — Анна... — задумчиво протянула хадаганка, раскачиваясь на носках и неосознанно прикусывая нижнюю губу. Потом она вдруг замерла и вновь ожила только через несколько мгновений. — Анна..? Какая Анна... Я? Своим глазам хадаганка так и не поверила и убрала коробку назад на полку с твёрдым намерением найти владельца подарка, без которого, по случайному стечению обстоятельств, осталась какая-то Анна.
  8. Вот и прошёл Новый год, закончился в Сарнауте праздник, но никто не сказал, что закончились сарнаутские праздничные дни! Мне искренне по душе эта логика! Какой же умойрский дурак не любят праздников? И выходных? Но пусть выходные организовать можно не всегда, праздники, особенно языческие, можно устраивать хоть каждый день! Вы вообще смотрели в календарь? Там каждый день какой-то праздник! Ещё бы кто-то с этим каждым праздником тебя поздравлял... И вот, проснувшись очередным утром, работники имперского завода посмотрели на этот самый календарь и радостно вздохнули, ведь у них впереди ещё десять выходных, в которые они могут смело отдыхать. Как же повезло всем этим сарнаутцам! Речь, конечно, здесь идёт только о ремесленных работниках. Обычные же вояки не оставили своего дела. Им никто не платит за смену, им платят только за результат: количество принесенных в шкурке или добытых зубов, вес медвежьего мяса и так далее... Не оставила своего дела и Анна Зайцева — директор фармацевтического завода. Весь этот день, первое января, она провела на работе. Конечно, можно удивиться и спросить, что вообще может делать директор на заводе, на котором на данный момент нет больше ни одного работника. А дел у Анны было предостаточно. Весь её стол в кабинете был завален кипами бумаг. Среди них были бумаги и важные, например, недавно поданный судебный иск, и маловажные, например, предложения о сотрудничестве, в котором завод явно не нуждался. Ведь у него были хорошие спонсоры, сама Рысина выступала его покровителем. Сделав глубокий вдох и шумно выдохнув, Анна опустилась на деревянный стул с потёртой спинкой и обхватила голову руками, блаженно прищурившись на несколько секунд. Затем она пододвинула к себе ближайшую стопку белоснежных чистых листочков. По крайней мере они казались белоснежными, на самом деле, это всё были бланки для заявлений с печатями и специально выделенными полями под заполнение. Это была стопка бланков, к которой, к счастью, на заводе никто не проявлял интереса или особого внимания. Ведь там лежали, страшно сказать, бланки на увольнение... Однако все без исключения рабочие были в полной мере довольны условиями своего труда. И завод «Красная звезда Империи», в том числе из-за этого, считался уже какое-то время самым известным, ведь у него была самая высокая производительность. И всё это воплотилось из мечты в реальность за какой-то ничтожный срок. Иногда в такой успех хадаганке было сложно поверить, а ещё труднее было принять то, что это была её заслуга. Её и, конечно же, самих рабочих. В дела этого предприятия было вложено столько сил, сколько девушка не вкладывала до этого ни в одно дело. Возможно, именно поэтому оно и стало первым её триумфом. Ещё один вздох вырвался из груди хадаганки. Затем она зевнула, слабо улыбнулась сама себе и блаженно прикрыла глаза. Отчего-то на неё накатила светлая печаль... А потом на сердце стало совсем легко. Обычно сарнаутцы говорят, что никто не может любить свою работу, не может проводить там всё своё время и всегда, напротив, спешит исчезнуть заранее, чтобы заняться какими-то своими намного более интересными и, несомненно, важными делами. Но Анна была с этим не согласна. Нет, она не спорила с остальными и понимала, что для них такое умозаключение весьма обоснованно и правдиво. Для неё же работа было своего рода хобби, во что, к сожалению, практически никто не верил. Хотя пропаганда Империи всегда транслировала в массы подобный образ мышления и жизни, видимо, достиг он единиц. Знакомые часто жалели хадаганку... Они считали, что у неё абсолютно несчастная, даже жалкая жизнь. И это-то при пропаганде бескорыстной самоотдачи своему ремеслу! Однако, всё это было, конечно же, не так. То есть не совсем так, как казалось большинству. Периодически Анна ловила на себе неприятные взгляды, говорящие ей о том, что в чьих-то глазах она выглядит показушно-инициативой и просто выслуживается перед руководством. Одни только её подчинённые верили в искренность директора. Ведь они с ней регулярно виделись и наблюдали, как та себя ведёт, замечали, как в её глазах загораются искорки восторга, когда выясняется, что пятилетний план они выполнили где-то за три года с хвостиком. Анна всегда была активно вовлечена в процесс работы и редко отвлекалась на какие-то посторонние темы, но не потому, что считала их неправильными, а потому, что для неё они были скучными. Её любимой фразой, которую знал каждый трудяга «Красной звезды Империи», была: — Никто не говорит, что работать просто. Но работать бывает весело! В этом была вся она. Вдруг в животе у хадаганки красноречиво заурчало. Это было немного некстати, ведь Первая столовая при заводе первого числа не работала, все отдыхали дома, проводили время с семьёй... Был объявлен официальный праздничный день. Анна краем глаза глянула на часы на стене. Те показывали половину третьего — время было обеденное... Обеденное время без обеда. Тут директор вспомнила, что у неё в шкафу на полке для личных вещей, где стояли чашка с надписью «Служу Империи», носовой платок и имперски-красный тёплый плед, лежала ещё упаковка овсяного печенья, а этажом ниже так удачно недавно был установлен кулер. Анна отложила в сторону бумаги и встала из-за стола. Она подошла к подпирающему потолок дубовому тяжёлому шкафу и открыла дверцы. Все полки были заставлены папками: синими, зелёными, чёрными... Все, кроме одной, третьей сверху. — Что? — удивилась хадаганка, когда заметила на полке предметы неизвестного происхождения. — Похоже на чьи-то подарки, судя по блестящей упаковке... Забыл, наверное, кто-то из рабочих. А жалко, праздник же уже наступил... А кто-то так вот остался без подарков... Но разве я кому-то говорила, что тут можно хранить свои вещи? Вроде нет... Не помню такого... В Анне проснулось глубоко потаённое, но живое, природное любопытство. Несколько секунд она сомневалась, но потом, не удержавшись, всё же сняла одну коробочку. Хадаганке внезапно стало безумно интересно, кому был адресован этот подарок, такой яркий и новогодний. Ведь кто-то, для кого ты так стараешься, явно достоин любви и уважения... Мать ли это? Дочка? Сын? Но прикреплённая к упаковке открытка гласила только что, что обладателем этого чуда должна была стать некая «Анна». — Анна... — задумчиво протянула хадаганка, раскачиваясь на носках и неосознанно прикусывая нижнюю губу. Потом она вдруг замерла и вновь ожила только через несколько мгновений. — Анна..? Какая Анна... Я? Своим глазам хадаганка так и не поверила и убрала коробку назад на полку с твёрдым намерением найти владельца подарка, без которого, по случайному стечению обстоятельств, осталась какая-то Анна. Просмотреть полную запись
  9. Пушинки

    Ёлка для Нового года

    — Ох ты, Зимушка-Зима, беловолосая. Ах, красавица моя... — голосила, насколько только ей хватало сил, растрёпанная, светленькая канийка. Её короткие блондинистые волосы, слегка вьющие на концах, весело торчат из-под меховой шапки, добросовестно натянутой на покрасневшие от мороза уши. Эту девушку, посреди дня разгуливающую в полном одиночестве и с заточенным топором на плече, звали Ясна. И шла она сегодня за ёлкой, которую пообещала самой себе раздобыть на Новый год. Под её тёплыми зимними сапогами радостно хрустел сиверский снежок, только сегодня утром выпавший и скрывший следы всех прошлых «лесных проходимцев». На канийке была надета тёплая телогрейка и рабочие зимние штаны на бараньей шерсти, а потому от холода она почти не страдала. Разве что щёки и нос пылали ярким алым цветом, явно недовольные перепадом температур. Однако на лице Ясны сияла лучезарная улыбка. Она улыбалась со весь рот выглянувшему из-за тучки, тяжёлой и перегруженной новой порцией снежинок, солнечному диску, такому холодному, далёкому и круглому, что, искоса поглядывая на него, канийка не могла сдержать в себе рвущийся наружу смешок. Уж таким смешным ей казалось солнце. Строило из себя отдалённую личность, недосягаемую и серьёзную, хотя на самом деле было бы безумно счастливо просто купать в лучах своей любви играющих в снежную крепость местных ребятишек. — Эх, и порушка-пора белоснежная... Вскоре она наткнулась на прекрасные места в лесу, где как раз росли самые лучшие, самые симпатичные, маленькие декоративные ели, которые так хорошо смотрятся в уютных домашних квартирах. Именно здесь она планировала найти дерево, которое будет не стыдно принести в детский сад, в котором она работает. В конце концов, всем нужен кусочек счастья, особенно малышам. И доставить ребенку счастье — исключительно благое дело. Ясна это знала. Она хотела чтобы праздник у всех, без каких бы то ни было исключений. Вид некоторые просто не могут позволить себе новогоднее украшение в доме... Конечно, таких не так много, однако это не отменяет факта их существования. К тому же девушка лично знала некоторых из них. Ради них-то она так и старалась. Обходя ёлочку вокруг, она весело продолжала напевать себе под нос какую-то странную песенку, других она явно не знала. Как минимум, никто никогда не слышал, чтобы она напевала хоть что-то кому-то известное. Всё это были песни то ли из каких-то древних сказаний, то ли её собственного сочинения. Короче говоря, никто точно не знал правды, но петь у Ясны выходило довольно складно. Голос у неё был мелодичный, уху приятный, и, если не вслушиваться в слова, многие могли выносить её пение. Но сейчас на несколько миль никого вокруг не было. И слушали девушку только деревья, на чьих ветках собрались целые сугробы и вот-вот грозились обрушиться на голову канийке, если бы она случайно задела дряхлое дерево. Однако деревьям нравилось, как пела девушка. В отличие от обывателей, они умели ценить настоящую красоту, естественную, но порой немножко чудаковатую. Но ведь в этом и есть вся суть природной грации. Ель, которая была перед носом Ясны, очень ей нравилась. Она была не очень высокой, но достаточно стройной и изящной. Ветки у неё были пушистые, мохнатые, как лапы у кота, только зелёные, от них будто бы так и веяло свежестью зимнего леса и приближающегося новогоднего праздника. И от этого у девушки сразу поднималось настроение. Оно вообще всегда у неё поднималось, когда она оказывалась на природе. Среди себе подобных она чувствовала себя немного неловко и время от времени стыдилась проявлять себя, но здесь... Здесь она могла быть самой собой, ничего не стесняться, ничего не бояться и просто жить, вдыхая полной грудью этот холодный, промёрзлый зимний лесной воздух, от которого даже слегка кружилась голова. — Что же ты, зелёная, стоишь здесь неодетая... — напевала себе под нос канийка, всё думая, как бы так подступиться к дереву, чтобы его срубить. Но ели Ясна понравилась и потому она не стала сопротивляться и позволила девушке спокойно себя срубить. В конце концов, все мы живём для того, чтобы потом умереть. Но разве есть что-то лучшее, чем умереть ради того, чтобы доставить другим счастье. И ель точно знала, что в будущем она не пожалеет о своём выборе. Дорога по Сиверии назад была довольно сложной, тащить ёлку одной было нелегко. Если бы только девушка обладала магией, то всё было бы намного проще, но, к её сожалению, она была простой канийкой, не особо способной и не знавшей своего истинного предназначения в этом мире. Она просто делала то, что могла делать Она пыталась помочь тем, кто в этом нуждался, и особенно тем, кто нуждался, но боялся об этом сказать. Когда Ясна появилась на пороге детского сада, детей там ещё не было. В конце концов, праздник был назначен только на вечер. Однако стоило девушке пересечь порог, как навстречу ей выпорхнула вторая воспитательница. Пожилая канийка, лет семидесяти, с седыми кудрявыми короткими волосами, очками в роговой оправе, круглыми и немножко нелепыми, которые скрывали её серые и блеклые, но очень живые глаза, буквально горящие подлинным интересом. Она уже была в нарядном новогоднем платье и только поджидала коллегу. — Ой, милочка, наконец-то ты пришла, — обрадовалась она, практически хлопая в ладоши. — Я даже не сомневалась, что у тебя получится раздобыть прекрасную ёлочку для праздника. Ты всегда со всем так удивительно хорошо справляешься! Просто подарок для нашего садика! Спасибо тебе большое! Я бы сама ни за что не смогла притащить сюда эту ёлку, она же такая тяжёлая, а я уже такая старая... — Ну что Вы, пустяки, — только пожала плечами девушка, и воспитательницы втащили дерево через дверной проём внутрь небольшого зала, где уже стоял большой дубовый стол, пока ещё не накрытый к празднику. — Не могу поверить, что у нас всё получится и сегодня всё будет в порядке. Если честно, то я безумно переживаю насчёт торжества, придут же ещё родители, ты понимаешь, это ведь такой стресс... — всё щебетала воспитательница. Это были не все её слова. Воспитательница продолжила что-то говорить, но Ясна в какой-то момент потеряла нить повествования и утонула в собственных мыслях. Вдвоём они установили ёлку, принесли гирлянду и шары, достали из закромов мишуру и снежинки, которые нужно было приклеить на окна. А ель... Ель стояла и ждала праздника. Она знала, что всё пройдёт хорошо и ей почему-то хотелось верить в то, что сегодня все будут счастливы. И она будет частью этого всеобщего торжества. Просмотреть полную запись
  10. Пушинки

    Ёлка для Нового года

    — Ох ты, Зимушка-Зима, беловолосая. Ах, красавица моя... — голосила, насколько только ей хватало сил, растрёпанная, светленькая канийка. Её короткие блондинистые волосы, слегка вьющие на концах, весело торчат из-под меховой шапки, добросовестно натянутой на покрасневшие от мороза уши. Эту девушку, посреди дня разгуливающую в полном одиночестве и с заточенным топором на плече, звали Ясна. И шла она сегодня за ёлкой, которую пообещала самой себе раздобыть на Новый год. Под её тёплыми зимними сапогами радостно хрустел сиверский снежок, только сегодня утром выпавший и скрывший следы всех прошлых «лесных проходимцев». На канийке была надета тёплая телогрейка и рабочие зимние штаны на бараньей шерсти, а потому от холода она почти не страдала. Разве что щёки и нос пылали ярким алым цветом, явно недовольные перепадом температур. Однако на лице Ясны сияла лучезарная улыбка. Она улыбалась со весь рот выглянувшему из-за тучки, тяжёлой и перегруженной новой порцией снежинок, солнечному диску, такому холодному, далёкому и круглому, что, искоса поглядывая на него, канийка не могла сдержать в себе рвущийся наружу смешок. Уж таким смешным ей казалось солнце. Строило из себя отдалённую личность, недосягаемую и серьёзную, хотя на самом деле было бы безумно счастливо просто купать в лучах своей любви играющих в снежную крепость местных ребятишек. — Эх, и порушка-пора белоснежная... Вскоре она наткнулась на прекрасные места в лесу, где как раз росли самые лучшие, самые симпатичные, маленькие декоративные ели, которые так хорошо смотрятся в уютных домашних квартирах. Именно здесь она планировала найти дерево, которое будет не стыдно принести в детский сад, в котором она работает. В конце концов, всем нужен кусочек счастья, особенно малышам. И доставить ребенку счастье — исключительно благое дело. Ясна это знала. Она хотела чтобы праздник у всех, без каких бы то ни было исключений. Вид некоторые просто не могут позволить себе новогоднее украшение в доме... Конечно, таких не так много, однако это не отменяет факта их существования. К тому же девушка лично знала некоторых из них. Ради них-то она так и старалась. Обходя ёлочку вокруг, она весело продолжала напевать себе под нос какую-то странную песенку, других она явно не знала. Как минимум, никто никогда не слышал, чтобы она напевала хоть что-то кому-то известное. Всё это были песни то ли из каких-то древних сказаний, то ли её собственного сочинения. Короче говоря, никто точно не знал правды, но петь у Ясны выходило довольно складно. Голос у неё был мелодичный, уху приятный, и, если не вслушиваться в слова, многие могли выносить её пение. Но сейчас на несколько миль никого вокруг не было. И слушали девушку только деревья, на чьих ветках собрались целые сугробы и вот-вот грозились обрушиться на голову канийке, если бы она случайно задела дряхлое дерево. Однако деревьям нравилось, как пела девушка. В отличие от обывателей, они умели ценить настоящую красоту, естественную, но порой немножко чудаковатую. Но ведь в этом и есть вся суть природной грации. Ель, которая была перед носом Ясны, очень ей нравилась. Она была не очень высокой, но достаточно стройной и изящной. Ветки у неё были пушистые, мохнатые, как лапы у кота, только зелёные, от них будто бы так и веяло свежестью зимнего леса и приближающегося новогоднего праздника. И от этого у девушки сразу поднималось настроение. Оно вообще всегда у неё поднималось, когда она оказывалась на природе. Среди себе подобных она чувствовала себя немного неловко и время от времени стыдилась проявлять себя, но здесь... Здесь она могла быть самой собой, ничего не стесняться, ничего не бояться и просто жить, вдыхая полной грудью этот холодный, промёрзлый зимний лесной воздух, от которого даже слегка кружилась голова. — Что же ты, зелёная, стоишь здесь неодетая... — напевала себе под нос канийка, всё думая, как бы так подступиться к дереву, чтобы его срубить. Но ели Ясна понравилась и потому она не стала сопротивляться и позволила девушке спокойно себя срубить. В конце концов, все мы живём для того, чтобы потом умереть. Но разве есть что-то лучшее, чем умереть ради того, чтобы доставить другим счастье. И ель точно знала, что в будущем она не пожалеет о своём выборе. Дорога по Сиверии назад была довольно сложной, тащить ёлку одной было нелегко. Если бы только девушка обладала магией, то всё было бы намного проще, но, к её сожалению, она была простой канийкой, не особо способной и не знавшей своего истинного предназначения в этом мире. Она просто делала то, что могла делать Она пыталась помочь тем, кто в этом нуждался, и особенно тем, кто нуждался, но боялся об этом сказать. Когда Ясна появилась на пороге детского сада, детей там ещё не было. В конце концов, праздник был назначен только на вечер. Однако стоило девушке пересечь порог, как навстречу ей выпорхнула вторая воспитательница. Пожилая канийка, лет семидесяти, с седыми кудрявыми короткими волосами, очками в роговой оправе, круглыми и немножко нелепыми, которые скрывали её серые и блеклые, но очень живые глаза, буквально горящие подлинным интересом. Она уже была в нарядном новогоднем платье и только поджидала коллегу. — Ой, милочка, наконец-то ты пришла, — обрадовалась она, практически хлопая в ладоши. — Я даже не сомневалась, что у тебя получится раздобыть прекрасную ёлочку для праздника. Ты всегда со всем так удивительно хорошо справляешься! Просто подарок для нашего садика! Спасибо тебе большое! Я бы сама ни за что не смогла притащить сюда эту ёлку, она же такая тяжёлая, а я уже такая старая... — Ну что Вы, пустяки, — только пожала плечами девушка, и воспитательницы втащили дерево через дверной проём внутрь небольшого зала, где уже стоял большой дубовый стол, пока ещё не накрытый к празднику. — Не могу поверить, что у нас всё получится и сегодня всё будет в порядке. Если честно, то я безумно переживаю насчёт торжества, придут же ещё родители, ты понимаешь, это ведь такой стресс... — всё щебетала воспитательница. Это были не все её слова. Воспитательница продолжила что-то говорить, но Ясна в какой-то момент потеряла нить повествования и утонула в собственных мыслях. Вдвоём они установили ёлку, принесли гирлянду и шары, достали из закромов мишуру и снежинки, которые нужно было приклеить на окна. А ель... Ель стояла и ждала праздника. Она знала, что всё пройдёт хорошо и ей почему-то хотелось верить в то, что сегодня все будут счастливы. И она будет частью этого всеобщего торжества.
  11. Как правило, под Новый год принято собираться целыми семьями. Вот и в этом году целых три семейства гибберлингов собрались вместе, чтобы отметить этот прекрасный праздник. Все они приехали из разных уголков Сарнаута. Кто-то из холодного края Сиверии, кто-то с Умойра, обычно такого солнечного и радостного, наполненного сияющей всеми красками жизнью... Встречающая гостей на Новый год семья обосновалась в Новограде. Ну и, конечно же, какой праздник без удивительного застолья. В Новый год на столе должно быть всё самое лучшее, всё самое вкусное. Недаром же к этому празднику целый месяц готовятся, закупают продукты, делают соусы. Это ведь целая традиция — весь месяц готовить, чтобы потом съесть весь этот огромнейший набор из разных блюд за ночь или, максимум, за ночь и следующее утро. Хотя у некоторых, надо сказать откровенно, салатик стоит ещё дня четыре. И только с помощью магии он не портится. Что же готовят на Новый год? Ну, во-первых, ни одно застолье не обойдётся без тазика оливье, за ним идёт холодец, тоже традиционное блюдо новогоднего стола, похожее на какую-то улитку и редко нравящееся детям, но почему-то так активно привлекающее старшее поколение. Некоторые под Новый год запекают кролика, другие — утку. А кто-то и гуся. Разумеется, на каждом столе будет специальная вазочка под мандарины — ведь это символ Нового года. Рядом с ними греются в лучах с годами неугасающей славы бутербродики с красной икрой и красной рыбой, которые до радостного безумия любят гибберлинги. Некоторые делают бутерброды из белого хлеба, некоторые из чёрного, а кто-то вообще комбинирует и делает бутерброды из всего того, что только сможет отыскать в ближайшей продуктовой лавке. Это основные блюда, красующиеся на столе в новогоднюю ночь, не говоря о всяких редких деликатесах с суслангерского рынка и знаменитейшем айринском молочном шоколаде в виде сердечек с разными начинками! Уж от них-то все дети явно без ума. Так вот, когда накрыт стол, все гости, до этого разбродившиеся по дому и разбившиеся по парочкам, начинают медленно стекаться в гостиную. Взрослые гибберлинги незаметно от малышей подтаскивают подарки поближе к ёлке и прячут их так, чтобы те сразу их не могли обнаружить. Но ёлка стоит в большой общей спальне, так что там они окажутся ещё не скоро. Только после наступления грядущего года. А кто-то, возможно, уже только утром — и такое ведь бывает. На кухне всё гремит, из комнат тащат стулья, потому что гостей оказалось слишком много, гораздо больше, чем ожидалось. Всем достают тарелки, бокалы, столовые приборы. Стоит приятный звон, и вокруг носятся воодушевлённые праздником дети. Наконец, все садятся за стол. Хозяйка квартиры, мать семейства, исчезает на минутку в глубине дома — это она идёт в кладовую, там же гибберлинг копается какое-то время в сундуке и, найдя нужный ей предмет, с гордостью несёт его в гостиную. Что же она принесла? Детишки интересуются и заглядываются на странное большое блюдо в руках хозяюшки — это волшебная тарелка, которая транслирует изображение Айденуса, поздравляющего всю Лигу с Новым годом. На тарелке есть целых два режима. Можно подключиться к имперскому вещанию и послушать, что же такого говорит Яскер, но гибберлинги верно служат своей фракции и, конечно же, не будут таким заниматься. Сделать это можно и потом, когда никого не будет дома. Ну а что? Интересно же бывает послушать, какие новости по ту сторону раздела фракций? И у них ведь случаются всякие довольно забавные инциденты. Но до речи главы фракции осталось ещё почти полтора часа, а пока блюдо показывало один из старых лигийских фильмов — «Ирония канийской судьбы, или с лёгким рейдом в ГД». Этот фильм уже давно стал частью новогодней традиции. И как у любой традиции, у него есть свои почитатели, и свои ненавистники, но равнодушных точно нет. И из года в год этот фильм, снятый студией «ДиДазире. ВолшебноеБлюдо», сопровождает все лигийские семьи в канун Нового года. И где-то за двадцать пять минут до первого числа месяца января начинается шоу под названием «Амброзиевый огонёк», на который съезжаются все знаменитые барды Сарнаута, чтобы исполнить свои лучшие произведения на глазах у всей фракции. Это одно из самых удивительных представлений года, и, конечно же, никто не упустит возможности его посмотреть. А за просмотром блюда, как правило, все медленно начинают есть. Вначале идут обычно закуски, за ними следует по парочке мандаринов, потом немного конфет и уже ближе к празднику в тарелки накладывают салат. А всю еду сопровождает набор из напитков. Есть среди них и апельсиновый сок, и прославленное айринское шампанское, и любимый домашний малиновый компот, приготовленный хозяйкой дома. Никто голодным не останется в Новый год, уж точно не в гостях у щедрого семейства гибберлингов! И вот сменяется «Амброзиевый огонёк» важными видами богато украшенного к Новому году Новограда. А вот и центральная башня мага, а вот и он сам, глава фракции, известный на весь Сарнаут, великий маг Айденус, чья длинная седая борода делает его чем-то отдалённо похожим на самого Деда Мороза. Все лигийцы по всей Вселенной с трепетом затаили дыхание. Маг величественно и медленно начал свою речь. Он начал, как всегда, издалека, рассказал о том, каким непростым был для него и для всей фракции год, со скольким неприятностями и трудностями всем лигийцам пришлось столкнуться, но заявил, что все огромные молодцы, ведь смогли справиться со всеми неудачами, то и дело преследовавшими их по пятам. И в заключение он поднял бокал шампанского и произнёс, улыбаясь, что делал крайне редко, можно даже сказать, исключительно в новогоднюю ночь, и это было как чудо: — С Новым одна тысяча двадцать вторым годом! Ура! И вся Вселенная окрасилась в яркие цвета — то были салюты, которые вызывали маги, совсем ещё юные, и старики, и вообще все, кто только мог и хотел. Дети баловались хлопушками или звёздными огнями. Весь мир праздновал этот удивительный праздник. Ликовал весь Сарнаут. Все обнимались, желали друг другу счастья и радостно смеялись, словно сегодня был самый счастливый день в их жизни. А детишки наперебой бежали искать под ёлкой подарки. Так и в этом семействе дружная орава крох-гибберлингов метнулась в сторону спальни, толкая друг друга. Каждому было до ужаса любопытно, что же он сейчас найдёт под новогодней елью. Но не только дети, но и взрослые были полны надежд на светлое будущее. Почему-то именно сегодня всем казалось, что всё обязательно будет и будет непременно хорошо.
  12. Как правило, под Новый год принято собираться целыми семьями. Вот и в этом году целых три семейства гибберлингов собрались вместе, чтобы отметить этот прекрасный праздник. Все они приехали из разных уголков Сарнаута. Кто-то из холодного края Сиверии, кто-то с Умойра, обычно такого солнечного и радостного, наполненного сияющей всеми красками жизнью... Встречающая гостей на Новый год семья обосновалась в Новограде. Ну и, конечно же, какой праздник без удивительного застолья. В Новый год на столе должно быть всё самое лучшее, всё самое вкусное. Недаром же к этому празднику целый месяц готовятся, закупают продукты, делают соусы. Это ведь целая традиция — весь месяц готовить, чтобы потом съесть весь этот огромнейший набор из разных блюд за ночь или, максимум, за ночь и следующее утро. Хотя у некоторых, надо сказать откровенно, салатик стоит ещё дня четыре. И только с помощью магии он не портится. Что же готовят на Новый год? Ну, во-первых, ни одно застолье не обойдётся без тазика оливье, за ним идёт холодец, тоже традиционное блюдо новогоднего стола, похожее на какую-то улитку и редко нравящееся детям, но почему-то так активно привлекающее старшее поколение. Некоторые под Новый год запекают кролика, другие — утку. А кто-то и гуся. Разумеется, на каждом столе будет специальная вазочка под мандарины — ведь это символ Нового года. Рядом с ними греются в лучах с годами неугасающей славы бутербродики с красной икрой и красной рыбой, которые до радостного безумия любят гибберлинги. Некоторые делают бутерброды из белого хлеба, некоторые из чёрного, а кто-то вообще комбинирует и делает бутерброды из всего того, что только сможет отыскать в ближайшей продуктовой лавке. Это основные блюда, красующиеся на столе в новогоднюю ночь, не говоря о всяких редких деликатесах с суслангерского рынка и знаменитейшем айринском молочном шоколаде в виде сердечек с разными начинками! Уж от них-то все дети явно без ума. Так вот, когда накрыт стол, все гости, до этого разбродившиеся по дому и разбившиеся по парочкам, начинают медленно стекаться в гостиную. Взрослые гибберлинги незаметно от малышей подтаскивают подарки поближе к ёлке и прячут их так, чтобы те сразу их не могли обнаружить. Но ёлка стоит в большой общей спальне, так что там они окажутся ещё не скоро. Только после наступления грядущего года. А кто-то, возможно, уже только утром — и такое ведь бывает. На кухне всё гремит, из комнат тащат стулья, потому что гостей оказалось слишком много, гораздо больше, чем ожидалось. Всем достают тарелки, бокалы, столовые приборы. Стоит приятный звон, и вокруг носятся воодушевлённые праздником дети. Наконец, все садятся за стол. Хозяйка квартиры, мать семейства, исчезает на минутку в глубине дома — это она идёт в кладовую, там же гибберлинг копается какое-то время в сундуке и, найдя нужный ей предмет, с гордостью несёт его в гостиную. Что же она принесла? Детишки интересуются и заглядываются на странное большое блюдо в руках хозяюшки — это волшебная тарелка, которая транслирует изображение Айденуса, поздравляющего всю Лигу с Новым годом. На тарелке есть целых два режима. Можно подключиться к имперскому вещанию и послушать, что же такого говорит Яскер, но гибберлинги верно служат своей фракции и, конечно же, не будут таким заниматься. Сделать это можно и потом, когда никого не будет дома. Ну а что? Интересно же бывает послушать, какие новости по ту сторону раздела фракций? И у них ведь случаются всякие довольно забавные инциденты. Но до речи главы фракции осталось ещё почти полтора часа, а пока блюдо показывало один из старых лигийских фильмов — «Ирония канийской судьбы, или с лёгким рейдом в ГД». Этот фильм уже давно стал частью новогодней традиции. И как у любой традиции, у него есть свои почитатели, и свои ненавистники, но равнодушных точно нет. И из года в год этот фильм, снятый студией «ДиДазире. ВолшебноеБлюдо», сопровождает все лигийские семьи в канун Нового года. И где-то за двадцать пять минут до первого числа месяца января начинается шоу под названием «Амброзиевый огонёк», на который съезжаются все знаменитые барды Сарнаута, чтобы исполнить свои лучшие произведения на глазах у всей фракции. Это одно из самых удивительных представлений года, и, конечно же, никто не упустит возможности его посмотреть. А за просмотром блюда, как правило, все медленно начинают есть. Вначале идут обычно закуски, за ними следует по парочке мандаринов, потом немного конфет и уже ближе к празднику в тарелки накладывают салат. А всю еду сопровождает набор из напитков. Есть среди них и апельсиновый сок, и прославленное айринское шампанское, и любимый домашний малиновый компот, приготовленный хозяйкой дома. Никто голодным не останется в Новый год, уж точно не в гостях у щедрого семейства гибберлингов! И вот сменяется «Амброзиевый огонёк» важными видами богато украшенного к Новому году Новограда. А вот и центральная башня мага, а вот и он сам, глава фракции, известный на весь Сарнаут, великий маг Айденус, чья длинная седая борода делает его чем-то отдалённо похожим на самого Деда Мороза. Все лигийцы по всей Вселенной с трепетом затаили дыхание. Маг величественно и медленно начал свою речь. Он начал, как всегда, издалека, рассказал о том, каким непростым был для него и для всей фракции год, со скольким неприятностями и трудностями всем лигийцам пришлось столкнуться, но заявил, что все огромные молодцы, ведь смогли справиться со всеми неудачами, то и дело преследовавшими их по пятам. И в заключение он поднял бокал шампанского и произнёс, улыбаясь, что делал крайне редко, можно даже сказать, исключительно в новогоднюю ночь, и это было как чудо: — С Новым одна тысяча двадцать вторым годом! Ура! И вся Вселенная окрасилась в яркие цвета — то были салюты, которые вызывали маги, совсем ещё юные, и старики, и вообще все, кто только мог и хотел. Дети баловались хлопушками или звёздными огнями. Весь мир праздновал этот удивительный праздник. Ликовал весь Сарнаут. Все обнимались, желали друг другу счастья и радостно смеялись, словно сегодня был самый счастливый день в их жизни. А детишки наперебой бежали искать под ёлкой подарки. Так и в этом семействе дружная орава крох-гибберлингов метнулась в сторону спальни, толкая друг друга. Каждому было до ужаса любопытно, что же он сейчас найдёт под новогодней елью. Но не только дети, но и взрослые были полны надежд на светлое будущее. Почему-то именно сегодня всем казалось, что всё обязательно будет и будет непременно хорошо. Просмотреть полную запись
  13. Как-то утром, тридцать первого декабря, каниец проснулся и абсолютно неожиданно для себя обнаружил, что находится почему-то не у себя дома. Ущипнув себя за запястье, Святояр убедился, что всё-таки не спит, а ведь эта теория подавала такие большие надежды и вполне обещала быть правдивой! — Но где я? — не понял он и нахмурил свои светлые кустистые брови, из-за чего сильно наморщился лоб. Каниец всегда активно использовал мимику, и потому у него уже сейчас, а ведь ему было только тридцать с хвостиком, всё лицо было в морщинках. Больше всего встречалось у глаз, несколько у уголков губ и три или четыре на лбу, который мужчина постоянно приводил в движение, то испытывая удивление и вскидывая в неверии брови, то задумчиво хмурясь, задумавшись над чем-то очень серьёзным. — Ладно, хорошо, попробую разобраться сам. Каниец поднялся с кресла, в котором почему-то некоторое время назад себя обнаружил, и огляделся. Он находился в относительно просторной комнате, в которой было несколько книжных шкафов, один большой гардеробный шкаф, кресло, камин, вместо пола — ковёр, мохнатый и тёмно-бордовый, а меж двумя продолговатыми окнами, за которыми было не разглядеть ничего, кроме снега, стоял рабочий стол, заваленный какими-то кипами бумаг и стул с высокой спинкой. — Странно, — пробормотал Святояр, — Это точно не мой дом. У меня комната поменьше будет, а загородный дом... Загородный дом... — он на минуту задумался, а потом, как бы опомнившись, резко одёрнул себя, — Да нет! Это не мой загородный дом! Во-первых, я помню, как выглядит мой дом и выглядит он явно не так, как это место. Во-вторых, я не помню, чтоб отправлялся за город вчера вечером. Но тогда где же я всё-таки очутился..? — Так! — тяжёлая дубовая дверь в комнату внезапно распахнулась, впустила внутрь эльфа-коротышку и быстро захлопнулась, понаделав порядком шума и грохота. Вероятно, слышали этот чудовищный звук все в округе, правда, в какой такой округе, Святояр ещё не знал. — Как я посмотрю, ты уже проснулся и готов к работе. Это просто отлично. У нас не так уж и много времени. Надо поторапливаться. Да и ресурсы у нас ограниченные, а вот обязанностей... Ох, обязанностей у нас больше всех. Ну, что ты стоишь? — Может, ты для начала объяснишь мне, где я нахожусь и как тут очутился, чего ты от меня хочешь, какая ответственность и что за дела могут быть у эльфа ко мне? — расу мужчина выделил с пренебрежением, в его серых глазах ясно отразилось недоверие к обладателю пары удивительно изящных лазурных крыльев. — Ох, — молодой эльф с сердцах вздохнул и провёл правой ладонью по лицу, в левой у него был зажат какой-то свиток. — Так ты ничего не знаешь? — Абсолютно, — кивнул головой каниец. — Ни-че-го-шень-ки. — М-да, понятно всё с тобой, — устало протянул мелкий. — Короче, на эту новогоднюю ночь ты будешь исполнять роль Деда Мороза. — Почему это? Я разве на такое соглашался? Это что, розыгрыш какой-то? — Нет, это не розыгрыш. И, не поверишь, это даже не от меня зависит. Будто бы я на это подписывался. Просто в этом году Дед Мороз решил отдохнуть на Суслангере и провести там со Снегурочкой празднование наступления нового 2022 года. Он оставил меня тут за главного, всех остальных эльфов распустил. Ну и великий рандом выбрал тебя на роль бородатого в эту ночь. — Просто зашибись... — не поверил своим ушам каниец. — Полностью с тобой согласен, но не время жаловаться. Время работать! Одевайся и пошли за мной. — Одеваться? Но во что? — Ну не в этой же блузке, она тебе, кстати, не особо идёт, ты планируешь поздравлять всё население Сарнаута. Вон шкаф, — эльф ткнул длинным худым указательным пальцем в сторону гардероба. — Доставай оттуда одежду, прихорашивайся и выходи. Я жду тебя через три минуты. Маленькая фигурка быстро очутилась у двери и практически исчезла за ней, наградив, правда, уши Светояра очередным разрядом дикого грохота. Каниец в задумчивости почесал тыковку и, решив, что больше делать ему ничего не остаётся, направился к шкафу, в сторону которого ткнул низкорослый эльф. Дверцы распахнулись, и внутри гардероба оказались абсолютно идентичные наряды. Внешний вид костюмов едва удивил мужчину, примерно так в представлении любого ребенка выглядит костюм Деда Мороза. Правда, надо было признать, что ровно половина из них была красной с белым, а вторая половина — голубой с белым. Вполне традиционные костюмы. — И что, мне это придется надевать? Ещё ходить в этом, носить это..? О, Тенсес! Неужели я целый день буду, как петух, выступать на потеху детишкам. В самом деле, это ужасно... Спорить ему, однако, не пришлось. Он достаточно быстро оделся, потому что не хотел получить нагоняй от его низкорослого товарища. Двери громко хлопнули, и он оказался в коридоре. Коридор сильно напоминает ту комнату, из которой мужчина только что вышел. Здесь тоже пол, потолок и стены были деревянными и сложны, казалось, из целых брёвен. Там канийца уже поджидал эльф. Он то и дело постукивал ногой об пол от нетерпения, и в то же время бросал быстрые частые взгляды на часы, которые висели на стене, прямо напротив одной из дверей, которую Светояр, надо сказать, заметил далеко не сразу, а только тогда, когда на это обратил его внимание маленький слуга. — И что же там? — искренне поинтересовался каниец, потирая запястье, ноющее от не самой удобной позы для сна. — Заходи и всё увидишь, — эльф открыл дверь, удивительно, и как только у такого маленького существа хватило на это сил, и двое наконец оказались внутри комнаты, наводнённой всяким, как мысленно обозвал его Святояр, хламом. Здесь были и ёлки, будто бы хаотично понатыканные по всему периметру, и завалы какой-то яркой бумаги, вероятно, для упаковывания подарков, и сваленные в одну гору атласные ленты разных цветов, а ещё ручки, фломастеры, маркеры, какие-то плюшевые игрушки, непонятные механические приспособления, и много-много разных вещей, о существовании которых каниец ранее даже и подумать не мог. — Что это за место? — ошеломлённо спросил мужчина, чудом не пошатнувшись от того, как внушительно и пугающе выглядел весь этот храмовник. — Это... — слегка замялся эльф. — Рабочий кабинет. — А... — только и смог из себя выдавить Святояр. — Обычно здесь работают все двадцать эльфов и Дед Мороз, но сейчас все в отпуске... — То есть... Только не говори мне, что... Нет, пожалуйста, не говори мне этого! — Да, мы всё должны будем разобрать, собрать, оформить и упаковать самостоятельно. — Но на это же не хватит и сотни лун! — Да хватит-хватит, — неряшливо отмахнулся малютка, — В этой комнате заморожено время. Видишь часы у главной ели? — каниец кивнул головой. — Ну так вот, они не сломаны, а стрелки не двигаются просто потому, что время застыло. Так что нам с тобой на всё хватит и времени, и сил. Ох... — Ты-то как в это ввязался? — сочувствующе обратился к товарищу по несчастью мужчина. — Та же сила великого рандома? — Да нет... — эльф помолчал. — Просто у меня нет семьи, я и не отмечаю Новый год. Так что... Как-то само собой вышло. Других же жалко лишать праздника. — То есть тебя именно поэтому выбрали? — Да никто меня не выбирал. — А как тогда? — Сам выбрался, — отмахнулся малютка. — Ладно, давай за работу. Товарищи с трудом добрались до рабочих мест, которые, впрочем, постоянно приходилось покидать, чтобы найти в этой комнате что-то нужное. На Святояре были ответы на письма от сарнаутских ребятишек. Впрочем, как оказалось, Деду Морозу письма пишет не только младшее, но и старшее поколение. Мужчине даже встретилось несколько писем, чьих авторов он лично знал и встречал, а с некоторыми даже близко общался. Работа оказалась не такой уж и сложной, но довольно монотонной, а потому каниец решил попробовать завязать диалог с эльфом, чтобы хоть как-то скрасить время. Уходить в свои мысли ему не хотелось. Он явно боялся, что может оттуда и не выбраться. Слишком уж странной и необычной была ситуация, в которой он оказался. — Тебя как зовут? — полюбопытствовал Святояр. — Лиос, — кратко и по существу ответил эльф. — Поняяяяятно, — неловко протянул мужчина и решил в конце концов тоже представиться. — А меня Святояром родители нарекли. — Ясно. — А почему ты такой низкий? Ты не кажешься ребёнком. Сколько тебе? — Пятьдесят четыре. — Серьёзно, что ли? — Ага. — Ну и дела... А выглядишь... Ну... — каниец задумался. — Лет на двадцать пять. — Примерно то же, если переводить на эльфийской. Святояр разгрёб руками стол, отодвинув весь хлам на края так, чтобы, если случайно толкнуть его рукой, он упал с кучей шума на пол, и достал из ящика две сияющих пробирки: одна была светло-голубой, а вторая насыщенно-красной, как кровь. Это были пылающие инсигнии. Их попросила себе в письме маленькая хадаганка Майя. Зачем ей нужны эти инсигнии она, правда, не сказала, но всеми знакомыми ей словами уверила Дедушку Мороза, что в этом году была исключительно хорошей девочкой и заслужила право требовать такой подарок. Такое забавное письмо развеселило мужчину, он тихо хмыкнул себе под нос, а в глазах его заплясали искорки. Святояр ясно представил образ этой слегка нагловатой крохи, до ужаса послушной и до безобразия уверенной в себе, которая, впрочем, что-то явно замышляла. Жаль только, что ему не дано узнать, что именно. Да и с её родителями поговорить он тоже не сможет. Ведь все подарки должны быть доставлены тайно, без личных встреч. И это немного печалило... Мало того, что ты должен проделать кучу работы, так тебе и повеселиться не дадут, и не наградят никак. Просто бесплатная рабочая сила. — Мой рост... Это просто редкая мутация, — неохотно поделился эльф. — И как, тяжело с этим жить? — осторожно уточнил каниец. — Да нет, — как-то грустно вздохнул Лиос и рассеяно покачал головой, — Привыкаешь, — помолчал, подумал и добавил уже более уверенно. — Ко всему, в конце концов, привыкаешь. — А ты откуда? Я вот из небольшой деревушки на самой окраине Хладберга, — Святояр мечтательно улыбнулся своим воспоминаниям из далёкого детства. — Знаешь, как там холодно? И зимой, и летом можно отморозить всё, что заблагорассудится и без особого труда. — Не знаю, я там никогда не был... — Я родился на Осколке Язеса, но поселений там толком нет, просто так уж сложилось. Потом меня оттуда забрали и воспитывали в семье слуг на Айрине. А уже оттуда меня забрал Дед Мороз. Дело в том, что я сбежал из дома. Там от меня пользы было мало... Теперь вот здесь тружусь, мне всё нравится. Я здесь словно на своём месте, — поделился эльф, перевязывая красной атласной лентой коробку. — Но ладно, не будем о грустном. Много там у тебя ещё осталось? — Да не, не особо, — каниец обвёл взглядом комнату. В ней явно стало чище, а всё потому что товарищи успешно сортировали «мусор» и превращали его в подарки. — А мешок мне полагается? Красный такой, большой, чтоб таскать всё это добро? — Ага, — Лиос ловко щёлкнул пальцами, и рядом с ним на землю мягко плюхнулся огромный мешок. Ещё где-то час трудяги складывали в него подарки. Каких только безделушек Святояр за это время не насмотрелся... В какой-то момент он даже засомневался в том, что столько видов игрушек вообще может существовать. Плюшевый вояка гибберлинг, деревянная модель лёгкой турели инженера, кукла с лицом Имры ди Делис (мужчине понадобилось больше десяти минут, чтобы вспомнить вообще, кто она и где обитается), статуэтка астрального демона из глины... Чего там только не было. Но среди всего Святояр обнаружил и те вещи, от которых сам бы не отказался. Например, кому-то дарилась 13 руна, другой получал новый облик святого оружия, третий вообще приобретал таким образом новую сумку, в которой было точно больше ячеек, чем у канийца. Он даже повздыхал над этими дарами и пожалел, что сам уже много лет не писал Деду Морозу писем. Теперь он даже не сомневался, что в следующий Новый год, что бы ему там не говорили друзья, он попросит себе в письме негаснущую слезу дракона. — Уф... — наконец выдохнул он, когда товарищи наполнил мешок. — А как это нести? Он же тяжеленный! — Для этого, к счастью, есть волшебные сани, — объяснил маленький спутник. И в самом деле, на улице их ждала, так сказать, повозка. В неё не были запряжены олени, что удивило мужчину, но она и сама прекрасно справлялась без чьей-либо помощи. И вот сейчас они мчали по тёмному небу, слегка прикрытому облаками. Святояр считал звёзды, а Лиос зачитывал ему список адресов, которым оказался тот самый свиток, зажатый у него в руке. Морозный воздух бодрил. Настроение становилось всё лучше и лучше, и даже хотелось петь. — Ну что, — хитро подмигнул Луне, неожиданно выглянувшей из-за большого кучерявого облака, похожего на аммровского барашка, Святояр. — С Новым Годом тебя!
  14. Как-то утром, тридцать первого декабря, каниец проснулся и абсолютно неожиданно для себя обнаружил, что находится почему-то не у себя дома. Ущипнув себя за запястье, Святояр убедился, что всё-таки не спит, а ведь эта теория подавала такие большие надежды и вполне обещала быть правдивой! — Но где я? — не понял он и нахмурил свои светлые кустистые брови, из-за чего сильно наморщился лоб. Каниец всегда активно использовал мимику, и потому у него уже сейчас, а ведь ему было только тридцать с хвостиком, всё лицо было в морщинках. Больше всего встречалось у глаз, несколько у уголков губ и три или четыре на лбу, который мужчина постоянно приводил в движение, то испытывая удивление и вскидывая в неверии брови, то задумчиво хмурясь, задумавшись над чем-то очень серьёзным. — Ладно, хорошо, попробую разобраться сам. Каниец поднялся с кресла, в котором почему-то некоторое время назад себя обнаружил, и огляделся. Он находился в относительно просторной комнате, в которой было несколько книжных шкафов, один большой гардеробный шкаф, кресло, камин, вместо пола — ковёр, мохнатый и тёмно-бордовый, а меж двумя продолговатыми окнами, за которыми было не разглядеть ничего, кроме снега, стоял рабочий стол, заваленный какими-то кипами бумаг и стул с высокой спинкой. — Странно, — пробормотал Святояр, — Это точно не мой дом. У меня комната поменьше будет, а загородный дом... Загородный дом... — он на минуту задумался, а потом, как бы опомнившись, резко одёрнул себя, — Да нет! Это не мой загородный дом! Во-первых, я помню, как выглядит мой дом и выглядит он явно не так, как это место. Во-вторых, я не помню, чтоб отправлялся за город вчера вечером. Но тогда где же я всё-таки очутился..? — Так! — тяжёлая дубовая дверь в комнату внезапно распахнулась, впустила внутрь эльфа-коротышку и быстро захлопнулась, понаделав порядком шума и грохота. Вероятно, слышали этот чудовищный звук все в округе, правда, в какой такой округе, Святояр ещё не знал. — Как я посмотрю, ты уже проснулся и готов к работе. Это просто отлично. У нас не так уж и много времени. Надо поторапливаться. Да и ресурсы у нас ограниченные, а вот обязанностей... Ох, обязанностей у нас больше всех. Ну, что ты стоишь? — Может, ты для начала объяснишь мне, где я нахожусь и как тут очутился, чего ты от меня хочешь, какая ответственность и что за дела могут быть у эльфа ко мне? — расу мужчина выделил с пренебрежением, в его серых глазах ясно отразилось недоверие к обладателю пары удивительно изящных лазурных крыльев. — Ох, — молодой эльф с сердцах вздохнул и провёл правой ладонью по лицу, в левой у него был зажат какой-то свиток. — Так ты ничего не знаешь? — Абсолютно, — кивнул головой каниец. — Ни-че-го-шень-ки. — М-да, понятно всё с тобой, — устало протянул мелкий. — Короче, на эту новогоднюю ночь ты будешь исполнять роль Деда Мороза. — Почему это? Я разве на такое соглашался? Это что, розыгрыш какой-то? — Нет, это не розыгрыш. И, не поверишь, это даже не от меня зависит. Будто бы я на это подписывался. Просто в этом году Дед Мороз решил отдохнуть на Суслангере и провести там со Снегурочкой празднование наступления нового 2022 года. Он оставил меня тут за главного, всех остальных эльфов распустил. Ну и великий рандом выбрал тебя на роль бородатого в эту ночь. — Просто зашибись... — не поверил своим ушам каниец. — Полностью с тобой согласен, но не время жаловаться. Время работать! Одевайся и пошли за мной. — Одеваться? Но во что? — Ну не в этой же блузке, она тебе, кстати, не особо идёт, ты планируешь поздравлять всё население Сарнаута. Вон шкаф, — эльф ткнул длинным худым указательным пальцем в сторону гардероба. — Доставай оттуда одежду, прихорашивайся и выходи. Я жду тебя через три минуты. Маленькая фигурка быстро очутилась у двери и практически исчезла за ней, наградив, правда, уши Светояра очередным разрядом дикого грохота. Каниец в задумчивости почесал тыковку и, решив, что больше делать ему ничего не остаётся, направился к шкафу, в сторону которого ткнул низкорослый эльф. Дверцы распахнулись, и внутри гардероба оказались абсолютно идентичные наряды. Внешний вид костюмов едва удивил мужчину, примерно так в представлении любого ребенка выглядит костюм Деда Мороза. Правда, надо было признать, что ровно половина из них была красной с белым, а вторая половина — голубой с белым. Вполне традиционные костюмы. — И что, мне это придется надевать? Ещё ходить в этом, носить это..? О, Тенсес! Неужели я целый день буду, как петух, выступать на потеху детишкам. В самом деле, это ужасно... Спорить ему, однако, не пришлось. Он достаточно быстро оделся, потому что не хотел получить нагоняй от его низкорослого товарища. Двери громко хлопнули, и он оказался в коридоре. Коридор сильно напоминает ту комнату, из которой мужчина только что вышел. Здесь тоже пол, потолок и стены были деревянными и сложны, казалось, из целых брёвен. Там канийца уже поджидал эльф. Он то и дело постукивал ногой об пол от нетерпения, и в то же время бросал быстрые частые взгляды на часы, которые висели на стене, прямо напротив одной из дверей, которую Светояр, надо сказать, заметил далеко не сразу, а только тогда, когда на это обратил его внимание маленький слуга. — И что же там? — искренне поинтересовался каниец, потирая запястье, ноющее от не самой удобной позы для сна. — Заходи и всё увидишь, — эльф открыл дверь, удивительно, и как только у такого маленького существа хватило на это сил, и двое наконец оказались внутри комнаты, наводнённой всяким, как мысленно обозвал его Святояр, хламом. Здесь были и ёлки, будто бы хаотично понатыканные по всему периметру, и завалы какой-то яркой бумаги, вероятно, для упаковывания подарков, и сваленные в одну гору атласные ленты разных цветов, а ещё ручки, фломастеры, маркеры, какие-то плюшевые игрушки, непонятные механические приспособления, и много-много разных вещей, о существовании которых каниец ранее даже и подумать не мог. — Что это за место? — ошеломлённо спросил мужчина, чудом не пошатнувшись от того, как внушительно и пугающе выглядел весь этот храмовник. — Это... — слегка замялся эльф. — Рабочий кабинет. — А... — только и смог из себя выдавить Святояр. — Обычно здесь работают все двадцать эльфов и Дед Мороз, но сейчас все в отпуске... — То есть... Только не говори мне, что... Нет, пожалуйста, не говори мне этого! — Да, мы всё должны будем разобрать, собрать, оформить и упаковать самостоятельно. — Но на это же не хватит и сотни лун! — Да хватит-хватит, — неряшливо отмахнулся малютка, — В этой комнате заморожено время. Видишь часы у главной ели? — каниец кивнул головой. — Ну так вот, они не сломаны, а стрелки не двигаются просто потому, что время застыло. Так что нам с тобой на всё хватит и времени, и сил. Ох... — Ты-то как в это ввязался? — сочувствующе обратился к товарищу по несчастью мужчина. — Та же сила великого рандома? — Да нет... — эльф помолчал. — Просто у меня нет семьи, я и не отмечаю Новый год. Так что... Как-то само собой вышло. Других же жалко лишать праздника. — То есть тебя именно поэтому выбрали? — Да никто меня не выбирал. — А как тогда? — Сам выбрался, — отмахнулся малютка. — Ладно, давай за работу. Товарищи с трудом добрались до рабочих мест, которые, впрочем, постоянно приходилось покидать, чтобы найти в этой комнате что-то нужное. На Святояре были ответы на письма от сарнаутских ребятишек. Впрочем, как оказалось, Деду Морозу письма пишет не только младшее, но и старшее поколение. Мужчине даже встретилось несколько писем, чьих авторов он лично знал и встречал, а с некоторыми даже близко общался. Работа оказалась не такой уж и сложной, но довольно монотонной, а потому каниец решил попробовать завязать диалог с эльфом, чтобы хоть как-то скрасить время. Уходить в свои мысли ему не хотелось. Он явно боялся, что может оттуда и не выбраться. Слишком уж странной и необычной была ситуация, в которой он оказался. — Тебя как зовут? — полюбопытствовал Святояр. — Лиос, — кратко и по существу ответил эльф. — Поняяяяятно, — неловко протянул мужчина и решил в конце концов тоже представиться. — А меня Святояром родители нарекли. — Ясно. — А почему ты такой низкий? Ты не кажешься ребёнком. Сколько тебе? — Пятьдесят четыре. — Серьёзно, что ли? — Ага. — Ну и дела... А выглядишь... Ну... — каниец задумался. — Лет на двадцать пять. — Примерно то же, если переводить на эльфийской. Святояр разгрёб руками стол, отодвинув весь хлам на края так, чтобы, если случайно толкнуть его рукой, он упал с кучей шума на пол, и достал из ящика две сияющих пробирки: одна была светло-голубой, а вторая насыщенно-красной, как кровь. Это были пылающие инсигнии. Их попросила себе в письме маленькая хадаганка Майя. Зачем ей нужны эти инсигнии она, правда, не сказала, но всеми знакомыми ей словами уверила Дедушку Мороза, что в этом году была исключительно хорошей девочкой и заслужила право требовать такой подарок. Такое забавное письмо развеселило мужчину, он тихо хмыкнул себе под нос, а в глазах его заплясали искорки. Святояр ясно представил образ этой слегка нагловатой крохи, до ужаса послушной и до безобразия уверенной в себе, которая, впрочем, что-то явно замышляла. Жаль только, что ему не дано узнать, что именно. Да и с её родителями поговорить он тоже не сможет. Ведь все подарки должны быть доставлены тайно, без личных встреч. И это немного печалило... Мало того, что ты должен проделать кучу работы, так тебе и повеселиться не дадут, и не наградят никак. Просто бесплатная рабочая сила. — Мой рост... Это просто редкая мутация, — неохотно поделился эльф. — И как, тяжело с этим жить? — осторожно уточнил каниец. — Да нет, — как-то грустно вздохнул Лиос и рассеяно покачал головой, — Привыкаешь, — помолчал, подумал и добавил уже более уверенно. — Ко всему, в конце концов, привыкаешь. — А ты откуда? Я вот из небольшой деревушки на самой окраине Хладберга, — Святояр мечтательно улыбнулся своим воспоминаниям из далёкого детства. — Знаешь, как там холодно? И зимой, и летом можно отморозить всё, что заблагорассудится и без особого труда. — Не знаю, я там никогда не был... — Я родился на Осколке Язеса, но поселений там толком нет, просто так уж сложилось. Потом меня оттуда забрали и воспитывали в семье слуг на Айрине. А уже оттуда меня забрал Дед Мороз. Дело в том, что я сбежал из дома. Там от меня пользы было мало... Теперь вот здесь тружусь, мне всё нравится. Я здесь словно на своём месте, — поделился эльф, перевязывая красной атласной лентой коробку. — Но ладно, не будем о грустном. Много там у тебя ещё осталось? — Да не, не особо, — каниец обвёл взглядом комнату. В ней явно стало чище, а всё потому что товарищи успешно сортировали «мусор» и превращали его в подарки. — А мешок мне полагается? Красный такой, большой, чтоб таскать всё это добро? — Ага, — Лиос ловко щёлкнул пальцами, и рядом с ним на землю мягко плюхнулся огромный мешок. Ещё где-то час трудяги складывали в него подарки. Каких только безделушек Святояр за это время не насмотрелся... В какой-то момент он даже засомневался в том, что столько видов игрушек вообще может существовать. Плюшевый вояка гибберлинг, деревянная модель лёгкой турели инженера, кукла с лицом Имры ди Делис (мужчине понадобилось больше десяти минут, чтобы вспомнить вообще, кто она и где обитается), статуэтка астрального демона из глины... Чего там только не было. Но среди всего Святояр обнаружил и те вещи, от которых сам бы не отказался. Например, кому-то дарилась 13 руна, другой получал новый облик святого оружия, третий вообще приобретал таким образом новую сумку, в которой было точно больше ячеек, чем у канийца. Он даже повздыхал над этими дарами и пожалел, что сам уже много лет не писал Деду Морозу писем. Теперь он даже не сомневался, что в следующий Новый год, что бы ему там не говорили друзья, он попросит себе в письме негаснущую слезу дракона. — Уф... — наконец выдохнул он, когда товарищи наполнил мешок. — А как это нести? Он же тяжеленный! — Для этого, к счастью, есть волшебные сани, — объяснил маленький спутник. И в самом деле, на улице их ждала, так сказать, повозка. В неё не были запряжены олени, что удивило мужчину, но она и сама прекрасно справлялась без чьей-либо помощи. И вот сейчас они мчали по тёмному небу, слегка прикрытому облаками. Святояр считал звёзды, а Лиос зачитывал ему список адресов, которым оказался тот самый свиток, зажатый у него в руке. Морозный воздух бодрил. Настроение становилось всё лучше и лучше, и даже хотелось петь. — Ну что, — хитро подмигнул Луне, неожиданно выглянувшей из-за большого кучерявого облака, похожего на аммровского барашка, Святояр. — С Новым Годом тебя! Просмотреть полную запись
  15. Арно никогда не любила праздники, её раздражала вся эта атмосфера праздничности и торжественности, когда все кругом кажутся такими весёлыми и радостными, будто бы у них нет никаких проблем. И ладно бы только у них, но они вели себя так беспечно, что создавалось ощущение, будто в целом мире Сарнаута нет никаких проблем. И это очень бесило канийку. В праздничную пору она старалась стороной обходить ёлки, перемотанные бесконечными шарфами сумасшедше-яркой мишуры, хитро сияющие при свете свечей дома или уличных фонарей, с навешанными на ветки огромными стеклянными шарами. Она пыталась избегать снеговиков. Эти снежные существа никогда не внушали ей доверия, у них были тёмные угольные глаза, подозрительная улыбка убийц, холоднокровных и безжалостных. Откуда-то перед всеми атрибутами новогоднего праздника у Арно был необъяснимый страх. Возможно, это было что-то из детства, что-то, чего она не могла помнить... Но, к её большому сожалению, этого чувства, испытываемого каждый год будто бы по расписанию, никто не разделял. А потому она была ужасно одинокой. Впрочем, когда кто-то слишком долго находится в одиночестве, он начинает к этому одиночеству привыкать. И оно не кажется ему уже странным, необычным, непонятным, неприятным. Он находит его обычным... просто обычным состоянием себя. И вот в этот злосчастный день, тридцать первого декабря, Арно опять была одна-одинёшенька. И занималась она самым привычным для неё в таком состоянии делом — злилась и ворчала, сидя у себя дома и не испытывая ни малейшего желания выходить на улицу, или, как она ещё говорила, в свет. Праздновать наступление Нового года канийка, конечно же, не собиралась. Но внезапно возникла одна проблема, не зависящая от времени года. У девушки дома закончился хлеб. И это было тем самым поводом, который смог её выманить на холодную снежную улицу Новограда, наводненную счастливыми лицами, красочными шуршащими упаковками от подарков и ароматами свежей выпечки. Как обычно, Арно собиралась направиться в ближайшую пекарню, до которой идти было минут десять по лютому холоду, да ещё и в темноте. Ведь зимой всегда темнеет рано. — Право! Какое неприятное время года! — в сердцах воскликнула канийка, и спускающаяся за ней по лестнице соседка непонимающе покосилась на растрёпанную рыжую макушку, на которую девушка силой пыталась напялить меховую шапку. Но стоило Арно выйти из дома, как в лицо ей дунул холодный зимний ветер, явно довольный удавшимся розыгрышем, и ледяные хрупкие снежинки запутались в ресницах девушки. Она, не сдержавшись, чихнула и протёрла рукавом нос, так как платок оставила, к её превеликому сожалению, дома, а возвращаться только ради него не хотелось. Это была бы практически пустая трата времени. Да и лишний раз встречаться с холодом, выходя из тёплого помещения, так же не хотелось. Поёжившись, канийка зашагала вперёд по улице. Город был уже красочно украшен и полностью готов ко встрече с Новым годом. Приподнятое настроение, казалось, стояло в воздухе, и его можно было, как мороженое, ложечкой подцепить, опустить в рот и попробовать на вкус. Только вот Арно казалось, что этим лакомством можно легко отравиться и скоро, без особых усилий, отправиться на тот свет. И самое неприятное, что никто бы так и не узнал, что виноват во всём чёртов праздник! И, как назло, булочная оказалась набита людьми, словно банка из-под солёных огурчиков, которые так любят доставать под Новый год заботливые хозяюшки. Пришлось отстоять огромную очередь, в которой Арно, с её-то хрупким телосложением, только чудом тенсесовским не раздавили. Раздобыв необходимый для нормального существования девушки хлеб, она покину пекарню и вновь была принята в радушные ледяные объятия замёрзшего Новограда. И вдруг неожиданно, практически в самых дверях, она наткнулась на кого-то. От столкновения меховая шапка сильно сползла на глаза, будто бы ослепив Арно, и та чудом не выронила в растерянности из рук пакеты с мучными изделиями. Вот это была бы трагедия, достойная Нового года. К сожалению, заняты у канийки были обе руки, а потому шапку поправлять было нечем. — Извините, — недовольно пробормотала Арно, пытаясь методом проб и ошибок (то есть ещё нескольких столкновений) обойти очутившуюся у девушки на пути к родному милому дому фигуру. — Да ничего, — кто-то заботливо приподнял шапку, и канийка вновь обрела способность видеть. Её злые тёмно-карие глаза недобро свернули в жёлтом свете уличных сутулых фонарей. — Ой, а чего это мы такие злые? — Настроение ни к чёрту, — тихо буркнула девушка в ответ на раздавшийся со стороны «фигуры» весёлый смешок и тут же поспешила обойти фигуру, чтобы поскорее удалиться в свою уютную тёмную, как нора крота, каморку. И вот когда уже она успела сделать несколько широких шагов вперёд, её внезапно окликнули. Канийка сделала вид, что не заметила окрика. Мало ли кому ещё могут кричать на улице, обращаясь «девушка». Будто бы мало в представителях Лиги особ прекрасного пола. Но так просто всё не закончилось, Арно нагнали и зашагали рядом с ней, как будто бы так и должно быть и в этом нет ничего неправильного. — Давай, я помогу, — добродушно предложил, как успела краешком глаза посмотреть девушка, эльф. — Я сама. Идите к чёрту, — немного нервно среагировала она и прибавила шагу, но сумки были достаточно тяжёлые, чтобы пресечь эту стыдную попытку бегства с места преступления. — В это время принято желать идти хотя бы к Делу Морозу, — ничуть не обидевшись, парировал юноша. — Да хоть к самому Сарну. Исчезни уже, ребёнок. — И в честь чего такое плохое настроение? Праздники же! Новогодние! Время сказок и чудес! — Я старая и злая женщина, — бросила Арно. — И не люблю праздники. Иди по своим делам уже, юноша. Не мешай мне загнивать в унынии. — Как так! — искренне поразился эльф и всплеснул руками. — Это же никуда не годится. Праздники, они для того и праздники, чтобы дарить радость! Хотите, я вас познакомлю со своими друзьями? Мы сегодня должны встречать Новый год. — Не хочу. — Ай, да ну, пошли, — парень схватил канийку под руку, от чего та аж пошатнулась, и потащил за собой в направлении, обратном направлению дома несчастной девушка. — Старым и злым женщинам тоже необходим праздник! Плохо осознающая реальность, Арно послушно плелась вслед за новым знакомым. Под ногами хрустел белый и чистый снежок, улицы были все занавешены гирляндами, подсветками и мишурой, то там, то тут стояли ёлочки, перегружённые игрушками. Небо тьмой окутывало столицу Лиги, неустанно приближая час торжества. Шёл снег, и холодные ледяные снежинки слепляли ресницы девушки, нарушая чёткость изображения. А впрочем, глаза её ещё никогда не были так широко открыты новому, неизвестному миру. — Значит, Новый год? — пролепетала она совсем тихо, оставшись неуслышанной, и что-то странное мелькнуло в её взгляде.