Jump to content
Alloder.pro: about Allods with love
Search In
  • More options...
Find results that contain...
Find results in...

Alloder 2.0

We have started the process of project evolve, and this relates not only, and not even primarily of the site's view

Read more

Game tooltips

Tooltips provide a way for 3rd party fansites and extensions to display detailed information on mouseover.

Read more

New program for writers

We turn from quantity to quality and tell you how we will supplement the Allods Team program with rewards in rubles.

More

The new Updater

Let us to introduce the new addon updater software and to share the details

Read more

Alloder 2.0

We have started the process of project evolve, and this relates not only, and not even primarily of the site's view

Read more

Аллоды онлайн, ч.39


Скоро Зима
 Share

Recommended Posts

Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
Автор: risovalkin

К ОГЛАВЛЕНИЮ

Глава 8. Послание Нефера Ура

 

     — Ник… Ник… Я вижу, что ты уже не спишь!
      Кто-то так ласково гладил меня по голове, что глаза открывать не хотелось совершенно. Мне было мягко, тепло и уютно и я собирался растягивать удовольствие как можно дольше.
      — Ник, ну же… Не прикидывайся!
      — М?
      — Ты улыбаешься!
      Глаза я все-таки открыл, потому что меня раскусили и притворяться дальше не было смысла. Надо мной склонилась Влада. При виде нее я вспомнил фантастическое звездное небо, которое теперь всегда будет ассоциироваться у меня с ее красивым, чуть встревоженным лицом. Я улыбнулся и уже собирался ей сказать что-нибудь совсем неуставное, чтобы ее щеки налились румянцем от смущения, но звук распахнувшейся двери сорвал все мои далекоидущие планы. Влада отдернула руку от моего лица и быстро отстранилась.
      В палату вошли главврач и генерал Сечин. Я огляделся по сторонам — крохотная, но хорошо оборудованная медицинскими приборами комнатка вряд ли принадлежала лазарету в Диком Углу. Похоже, я в центральном лагере!
      — С лигийской территории ты вернулся на своих двоих, а из нашего блокпоста тебя принесли полумертвого, — хмуро объявил генерал не поздоровавшись. — Как это понимать?!
      Перед моим взором все еще танцевали ночные звезды и переключиться было трудно, но Влада, извинившись, вылетела за дверь, и мне ничего не оставалось, кроме как постараться сосредоточиться на Сечине.
      — Расслабился?
      Я промычал что-то нечленораздельное — попытка заговорить отдалась режущей болью в груди. Сечин повернулся к главврачу.
      — Он вменяемый?
      — Абсолютно, но последствия контузии могут еще долго давать о себе знать, — ответил тот и, сверившись с приборами, присосавшихся к моему телу трубками и проводами, вышел.
      — Сдаешь позиции, капитан.
      — С гидрами не смог договориться, — прохрипел я.
      — Скорее с гибберлингами. Загипнотизированные врагом дикие твари — бич Асээ-Тэпх, — пояснил Сечин в ответ на мой удивленный взгляд и мне стало понятно, почему гидры так слаженно на меня накинулись. — Товарищ твой Грамотин уже написал мне рапорт, который я ждал от тебя. Информация об опасности астрального янтаря уже распространена среди наших солдат…
      — Поймали?
      — Мистиков? Нет. Они подорвались вместе с гатью. Повреждения слишком серьезные, воскресить для допроса не смогли.
      — А меня…
      — А тебя просто вылечили. Скажи спасибо своему лекарю, без нее до госпиталя ты бы не дотянул.
      Прислушавшись к самому себе я вдруг почувствовал, что внутри меня ворочается что-то отдаленно напоминающее разочарование. Страх смерти — естественный, заложенный природой инстинкт. Даже несмотря на магию Света, бояться умереть — это нормально. И я боялся. Но чем больше я видел смерть своими глазами, тем меньше становился этот страх, и тем сильнее разгоралось любопытство. Нет, умирать насовсем мне вовсе не хотелось, но смутное желание одним глазком заглянуть за ту грань, что разделяет мир живых и мертвых, опасно начало навещать меня время от времени.
      — Не стоит только ради интереса спешить туда, откуда не каждый способен вернуться, — проницательно сказал Сечин, наблюдая за выражением моего лица.
      Наверное, за свою жизнь он очень много видел таких вот любопытных, как я. И точно знал, сколько из них уже никогда не поделится своими впечатлениями о пребывании в загробном мире.
      — Я и не спешу, — буркнул я.
      — Вот и отлично. Лекари не могут сказать, когда ты встанешь на ноги, но я хочу, чтобы ты ускорил этот процесс. Ничего не хочу знать! Ты мне нужен. Срочно.
      — Э-э-э… есть, ускорить процесс.
      Ну, а что я еще мог сказать? Валяться на больничной койке я и сам не слишком хотел.
      Сечин уселся на стул у стены, откинувшись на спинку, и устало потер глаза.
      — Есть у меня к тебе серьезный вопрос, капитан, — вздохнул он. — И не только у меня. Комитет тоже очень интересуется. Этот Истребитель… хищник в чаще Текуани…
      — Демон?
      — Кхм… возможно. Из отчетов следует, что он проявил к тебе повышенное внимание. С чего бы это, ты не знаешь?
      Я молча пожал плечами.
      — Но что он выделил тебя среди других, ты не отрицаешь? — допытывался генерал.
      — Не отрицаю, — согласился я, почувствовав себя, как на допросе.
      — Никита, — голос Сечина вдруг стал по-отечески мягким и это тревожило еще больше. — На моем месте должен был быть агент Комитета. И спрашивал бы он тебя совсем по-другому. Пока что ты еще мой подчиненный, но чем больше к тебе вопросов, тем сложнее мне держать Комитет на расстоянии. Нам очень важно понять, почему Истребитель тобой заинтересовался! Подумай!
      — Товарищ генерал, я правда не знаю.
      Сечин встал, заложив за спину руки, и наверное хотел походить в раздумье туда-сюда, но палата была слишком тесной. Постояв пару секунд, он снова сел.
      — Недавно состоялось заседание штаба, на котором было принято несколько важных решений, — произнес он. — Свою вылазку к Метеоритной копи помнишь?
      — Конечно.
      — Было решено диверсию по обстрелу северного берега дополнить высадкой имперского десанта. Мы планировали захватить плацдарм на Пепельном берегу — это левее Метеоритной копи — укрепиться и сосредоточить там силы для последующего решительного удара по стану Лиги. Место Силы там самое слабое, и Лига держит возле него только небольшой отряд. Так было раньше. Однако несколько посланных туда разведывательных групп не вернулись. Сначала мы подумали, что Лига, понимая слабость своих позиций на Пепельном берегу, решила укрепить заставу. Но наши информаторы во вражеском стане доложили, что никаких имперских диверсантов схвачено не было. Более того, появилась информация, что сами лигийцы понесли потери…
      Сечин замолчал и я осторожно предположил:
      — Еще один Истребитель?
      — Хм… нет. На это раз — нет. Последние отчеты разведки, честно сказать, шокируют. Это демонопоклонники! Во всяком случае так считает Лига. Какой-то их церковнице на Пепельном берегу удалось выжить и добраться до центрального лагеря. Она рассказала, что демонопоклонники ворвались на лигийскую заставу, убили всех! Они отрубали головы павшим, чтобы никто не воскрес, а потом провели какой-то жуткий ритуал у Места Силы, и теперь оно осквернено!
      — Осквернено? Разве такое возможно?! Это же магия Света…
      — Вот именно. Не стану скрывать — все в растерянности. Место Силы действительно утратило святость! Но и это еще не все. Лига попыталась очистить его, но все их усилия оказались напрасны! Место Силы ненадолго ожило, но поток святой энергии сразу же иссяк. Ритуал демонопоклонников высосал всю магию!
      — А что за демонопоклонники? Кто они?
      — Кучка сумасшедших, боготворящих демонов! Давно о них не было слышно…
      — Но зачем им это было нужно?
      — Хороший вопрос. Я очень, очень обеспокоен. Считается, что с демонами покончено раз и навсегда. Но… Почему тогда все это происходит?..
      Вопрос повис в воздухе, оставшись без ответа. Он так и висел надо мной, над моей койкой, все то время, пока я выздоравливал, назойливо маячил у меня перед глазами и я не мог думать ни о чем другом. Казалось, что эхо слов Сечина бесконечно отскакивало от стен палаты и никак не могло затихнуть. И звенело… звенело… прямо в моей голове.
      Ходить (с поддержкой) я начал только через три дня, да и то — до Места Силы перед госпиталем и обратно. Дышать уже было не больно, но глубокий вдох я по-прежнему сделать не мог. Магия Света делала свое дело и поправлялся я быстро, жаль, что вновь вернувшаяся тревога никуда не девалась.
      Меня еще не выписали из больницы, когда посланный Сечиным старшина передал мне приказ срочно явиться к генералу. Передвигался я уже вполне сносно и даже намеревался ненадолго слинять из цепких ручонок лекарей в загон, чтобы навестить Старика, а то и проехаться верхом. Спина еще побаливала и долго стоять на ногах из-за только-только восстановившегося позвоночника мне запрещали, но я был уверен, что чем быстрее вернусь в привычное русло, тем скорее все пройдет. И вызов Сечина оказался очень кстати!
      — Не надоело симмулировать, капитан? — осведомился генерал.
      — Я просил меня выписать! Не отпускают пока… — обиженно высказал я абсолютную правду.
      Шеренга стаканов с остатками остывшего чая на длинном столе говорила о том, что здесь, в «мозговом тресте», только что закончилось совещание. Сейчас, правда, кроме самого Сечина, чай допивал лишь полковник Кровавых. Генерал недовольно осмотрел меня с головы до ног, словно я нарушил Устав, позволив себе выздоравливать так медленно.
      — Да ты садись, садись, капитан. И слушай. Наметилась у нас тут одна… кхем… компания. И мне почему-то кажется, что ты захочешь в ней поучаствовать. Но я не уверен на счет твоего самочувствия. Дорога длинная. Осилишь ли?
      Генерал вопросительно уставился на меня, и я немного растерялся. Откуда мне знать, осилю я или нет, если даже не знаю, о чем идет речь?
      — Я постараюсь, — с запинкой ответил я, размышляя, что это за компания такая, что меня непременно заинтересует.
      — Когда-то Хранители Империи воевали с демонами, — задумчиво произнес Сечин и у меня сложилось впечатление, что он тщательно взвешивает свои слова. — И я думаю, нам еще придется вспомнить о своем предназначении.
      Жгут Кровавых громко фыркнул и генерал повернулся к нему.
      — Ты не согласен?
      — С демонами покончено раз и навсегда! — уверенно ответил тот. — Мой отец был одним из тех, кто пал смертью храбрых во время Великого Астрального Похода. А теперь меня пытаются убедить, что он погиб напрасно? Дудки! Не верю!
      Он надулся и, скрестив руки на груди, откинулся на спинку стула, отчаянно скрипнувшую под его весом.
      — Так или иначе, мы должны заняться проблемой демонопоклонников. Тем более, что… скажем так, это уже не первый сигнал, — продолжил Сечин и вновь обратился ко мне. — У одного из Мест Силы на востоке Историки видели каких-то странных и подозрительных типов.
      — Демонопоклонники?
      — Думаю, да. Хуже всего, если эти гаденыши опять проведут свой ритуал и испоганят еще один источник святой магии. Этому нужно помешать!
      Я молчал. Желание генерала именно меня отправить туда, где предположительно могут обнаружиться демоны, вполне объяснимо, если они и вправду проявляют ко мне какой-то нездоровый интерес. Но почему это должно понравиться мне? Нет, я не отказывался, но…
      — Это место наши ребята называют «джунская мясорубка».
      — Название себя уже не оправдывает, — вставил полковник Кровавых.
      — Тоже верно. Это Джунский бастион, когда-то самый напряженный участок фронта, ныне занятый Историками. Там находится древний артефакт джунов… Что, капитан, уже заинтересовался? — Сечин усмехнулся и допил остатки холодного чая вместе с заваркой.
      — На этот артефакт зарятся и наши ученые, и маги Лиги, — добавил полковник. — Еще бы! Он и по сей день находится в рабочем состоянии и держит в подчинении джунских големов.
      — Стоило кому-то захватить артефакт и начать подготавливать к транспортировке в свой лагерь, другая сторона мобилизовывала все силы и… — генерал устало махнул рукой. — Так и плясали мы с Лигой вокруг этого артефакта: то он наш, то он их. Историки поначалу близко не подходили, боялись вмешиваться. Но потом все же положили этой свистопляске конец. Пришли вместе с наемниками и устаканились там. Мы, конечно, могли бы и им по щам надавать, но ссориться пока с ними нельзя. Лига тоже корчит дружелюбную мину. Так и живем.
      В моей голове уже закрутились картинки с оживающими каменными роботами в Лаборатории номер тринадцать. Я видел джунских големов, и видел, как они изгнали демона! Может быть, конечно, он, покинув свою капсулу, исчез бы и без их помощи, ведь считается, что демоны не могут долго пребывать вне астрала. Но атаковали они его все равно весьма эффективно! После того случая меня начала волновать тайна гибели великого народа, она отчего-то казалась мне очень важной и я не собирался давить голос своей интуиции. Интереса к джунам я не скрывал и конечно Сечин был прав на сто процентов, говоря, что я захочу поучаствовать в компании, связанной с их артефактом.
      — Мы пошлем к Джунскому бастиону несколько своих патрульных групп на поиски демонопоклонников, Историки дали на это добро.
      — А Лига, случаем, не пошлет туда свой патруль с той же целью? — задал я резонный вопрос.
      — Момент щекотливый, — согласился Сечин. — Формально территория нейтральная, но столкнуться лицом к лицу с Лигой и изобразить миролюбие… перспектива так себе. Наши дипломаты уточнили у Историков этот нюанс. Лига пока занята поисками демонопоклонников на Пепельном берегу, так что Джунский бастион придется шерстить нам. Надеюсь, лигийцам хватит ума не показываться. Пока там находятся Историки, артефакт нам все равно не светит.
      Я кивнул. Патрулирование территории вокруг Джунского бастиона с целью поиска демонопоклонников — задача вроде бы несложная. Правда, я не был уверен, что смогу долго сидеть в седле, а если еще и заросли там настолько густые, что придется идти пешком, то моему не до конца оправившемуся организму придется совсем уж несладко. Но отказаться от этой вылазки… да ни за что!!! Даже если мне придется тащиться ползком!
      — Но ты патрулировать, понятное дело, ничего не будешь, — бухнул вдруг Сечин. — Главврач наденет на меня смирительную рубашку, если я буду отпускать солдат в таком состоянии. Твоя задача будет другая. Ты, как я понял, неплохо поладил с Историками в Ускуле?
      — Мне интересен предмет их исследований, — просто ответил я.
      — Да уж… Помню, один раз я беседовал с представителем Историков — Виссарионом Архивиным. Как он начал объяснять про особенности джунской архитектуры, так я сразу и заснул. Общаться с этими занудами никому не пожелаешь. Но если тебе интересно, то… Там недалеко от Джунского бастиона, в руинах Митклан, расположен большой лагерь Историков и мне нужно, чтобы ты кое с кем наладил контакт. Видишь ли какое дело, Председатель Совета Ученых Советов НИИ МАНАНАЗЭМ Нефер Ур желает посетить Пирамиду Тэпа в центре аллода. Думаю, тебе не надо объяснять, кто это такой?
      Конечно, не надо. Великий маг Зэм, которого считают едва ли не вторым лицом в Империи после Яскера! Рысина, правда, могла бы с этим поспорить, но тем не менее. Нефер Ур — самое высшее звено в ученой иерархии восставших, добившийся для своего народа свободы и равноправия. Наверное, в глазах всех Зэм он был также богоподобен, как Незеб для хадаганцев.
      Я знал, что Нефер Ур здесь, на Святой Земле, но в центральном лагере Империи он не появлялся ни разу за все то продолжительное время, что я тут находился. Он был у Историков, возле Пирамиды Тэпа, вел какие-то свои недоступные простым смертным дела.
      — Доступ в Пирамиду контролирует группа Историков, — продолжил Сечин. — Нам потребуется получить разрешения ее руководителей, чем мы сейчас спешно занимаемся. Один из Историков, археолог Номарх Субус-Талтал, работает в руинах Миктлан. Официальное обращение к нему уже составлено, и я хочу, чтобы именно ты его передал. Задачу понял?
      — Так точно!
      — Тогда свободен.
      Я вышел на улицу воодушевленный, если не сказать — радостный. Перспектива удрать из госпиталя взбодрила, да и снова посмотреть на джунских големов — на этот раз более внимательно! — тоже хотелось, ведь тогда, в тринадцатой лаборатории, мне было совсем не до этого.
      Наши патрули отбывали к Джунскому бастиону через два дня. Лекари, мягко говоря, не были довольны, что я тоже туда собрался вопреки назначенному мне лечению. Главврач посулил мне полный паралич за такое пренебрежительное отношение к его диагнозу, но штамп о выписке все-таки нехотя поставил.
      Мои мысли все время крутились то вокруг демонопоклонников, то вокруг Пирамиды, в которую так мечтал попасть Нефер Ур. Она находилась в центре Асээ-Тэпх, но увидеть ее мне пока еще не довелось. Там свои порядки установили Историки, не желающие видеть военных вблизи столь важного исторического объекта. Важного вдвойне!
      Во-первых, именно здесь, как утверждали ученые, много веков назад Тэп заразился своей же чумой, что когда-то и убила народ Зэм, ныне правда уже восставший из мертвых. На этом моменте канва моих размышлений сворачивала в неприятные воспоминания о НИИ МАНАНАЗЭМ. Действительно ли я стал свидетелем возрождения этого величайшего мага древности? Как же его последователи сумели прокрасться в Пирамиду посреди Асээ-Тэпх мимо Империи, мимо Лиги, и самое главное — мимо Историков, и выкрасть Искру Тэпа? И где он теперь, что с ним?
      Вторая причина, из-за которой именно эта Пирамида оказалась на стыке интересов двух держав, казалась гораздо важнее. Пирамида захватила Искру одного из трех Святых Триединой Церкви — Великого Мага Тенсеса! Правитель Лиги, погибший в Ночь Астральных Порталов, и даровавший миру магию Света…
      — Ник, ты меня слушаешь?
      — Прости, что? — очнулся я от своих размышлений, вдруг осознав, что Влада давно мне что-то с упоением рассказывает.
      — Я говорила, как было бы здорово, если б Историки, которые ведут раскопки поселений джунов на Святой Земле, нашли древнюю хадаганскую утварь, предметы быта и прочую ерунду! Тогда мы смогли бы заявить, что аллод раньше принадлежал Хадагану, что наши предки пришли на эти земли после гибели народа Зэм… Может выписать какие-нибудь древние экспонаты из национального музея на Игше? И… не знаю… подбросить на раскопки! Историкам тогда придется признать Святую Землю законной собственностью Империи… Ты опять не слушаешь!
      — Нет, я слушаю! — снова включился я.
      — Ну ладно, это была дурацкая идея. Экспонаты мне никто не даст, да и Историки нас раскусят… Ник, о чем ты все время думаешь? Ты как будто… не здесь. Все-таки тебя рано выписали!
      — Со мной все в порядке. Просто думал о задании.
      — Когда вы отправляетесь?
      — Завтра утром. А вечером уже будем у СКЮБа.
      — Понятно. Тогда тебе стоит отдохнуть.
      Я открыл рот, но сказать она мне ничего не дала, кивком указав на кого-то за моей спиной.
      — Кажется, тебя друзья уже ждут. Пока.
      Обернувшись, я увидел Кузьму, Михаила, Лба, Лизу и Матрену, замерших неподалеку в ожидании конца моего диалога с Владой, а когда снова повернулся к ней, та уже удалялась от меня быстрыми, широкими шагами. Вот и поговорили. А я ведь собирался продолжить наш так неудачно прерванный генералом и главврачом разговор в госпитале!
      — Молодец, Ник, в правильном направлении двигаешься, — буркнул я себе под нос. — Девушка делится с тобой своими идеями, а ты витаешь неизвестно где…
      — Никита! — громко объявила Матрена, когда я подошел. — Как лекарь я тебе официально заявляю, что ты должен еще находиться в госпитале! Ты не выдержишь такого долгого похода, это просто безобразие!
      — Ну ты же будешь рядом, — примирительно улыбнулся я.
      Впечатления, однако, это на нее не произвело никакого. Она продолжала возмущаться и на следующее утро, когда мы отправились в путь, и всю дорогу до складского комплекса «Южный берег», сокращенно — СКЮБ. Туда мы направлялись за новым оружием, провиантом и амуницией, а везли на хранение недавно прибывшие с Игша экспериментальные ядра для катапульт.
      Складской комплекс выглядел как… складской комплекс. Унылые ангары со множеством сторожевых вышек вокруг и большим количеством охраны. Здесь же имелось свое Место Силы, а больше ничего примечательного и не было. На территорию нас пропустили без проволочек и там мы неожиданно обнаружили свободных торговцев! И это на одном из важнейших стратегических объектов! Вглубь, правда, они не заходили, но даже их нахождение у КПП вызвало у меня ступор.
      — Кто победит в войне, меня не волнует: по-любому у меня договоры и с Империей, и с Лигой. Товары-то всем нужны! — орк плутоватого вида тряс бумажками перед лицом начальника склада, который всем своим видом показывал, что еще немного, и его терпение лопнет. — Меня ваши уже сто раз обыскали на предмет листовок. А я что? Я не возмущаюсь. Издержки профессии… На Святой Земле предприимчивый торговец может состояние сделать. У меня планы широкие, я здесь разбогатею, а там уж недалеко и до… э-э, неважно.
      — Хватит морочить мне голову! Мы не будем покупать клыки мантикоры, я же сказал! Такой зверь здесь водится в изобилии, бери — не хочу!
      — Да елки-моталки, его же еще поймать надо…
      — Если вы сейчас же не покинете территорию, мы будем вынуждены применить силу!
      — Ладно, ладно. Чего нервничать сразу… Такими темпами я еще не скоро попаду в… неважно куда.
      Охая и кряхтя, орк недовольно затопал прочь с охраняемой территории. Зав склада строго проводил его глазами, а затем вперил не менее суровый взгляд в оставшуюся стоять орчиху — тоже, по всей видимости, представительницу свободных торговцев.
      — Я на сверхприбыль не замахиваюсь! — тут же открестилась та. — Это Фунт у нас мечтатель, а я трезво смотрю на жизнь! Нужно деньжонок подзаработать и валить, пока не началась тут настоящая заварушка…
      — Империю ваши заботы не волнуют. Что у вас за товар?
      — Я на Святую Землю черепашьи яйца привезла — думала разбогатеть на деликатесе…
      — Не интересует, черепах здесь своих хватает.
      — Вот невезуха! А броня панцирников? У военных на нее спрос большой, да и гражданские организации проявляют интерес. А главное — хранить броню можно долго, не испортится! Эта броня просто нарасхват, — принялась нахваливать торговка, но начальник склада ее прервал, кивком головы подозвав своих подчиненных.
      Они еще долго разбирались с торговкой, потом началась долгая и нудная процедура приемки принесенных нами ядер и выдачи нового оружия и амуниции, сопровождавшаяся заполнением огромной кучи бумаг. Бюрократия преследовала Империю даже на войне. К счастью, меня и мою группу все это мало касалось и мы слонялись по территории без дела. Мне захотелось узнать, почему сюда пускают торговцев и давно ли Империя ведет с ними дела.
      — С оружием у нас обозначился дефицит, — поделились информацией местные. — Дошло до того, что некоторые несознательные солдаты утверждают, что мы придерживаем на складе лучшие клинки для элитных частей. Кретины! Последний транспорт с оружием с Игша, сами знаете, был атакован кораблем Лиги и уничтожен вместе с грузом. Отсюда и нехватка! Пришлось даже к торговцам обратиться. Закупаемся время от времени. Лига кстати тоже не брезгует, у торговцев ведь неплохие образцы бывают!
      Рассказывающая это орчиха с тоской поглядела на нас, и стало понятно, что свое нахождение на складе она воспринимает не иначе, как ссылку.
      — А вы в Джунский бастион направляетесь? Шумное раньше место было. Да и сейчас тоже!
      — Почему? — удивился я. — Там ведь Историки теперь.
      — Дело не в ополченцах Лиги, нет. Гиены, чтоб их разорвало! Было дело, обгладывали тела павших воинов так, что те восставали из мертвых без рук и без ног. Если вообще воскресали после этих хищниц…
      Позже выяснилось, что слова ее не были напраслиной. После СКЮБа на всем пути до Джунского бастиона гиены сопровождали нас как почетный караул. Они не нападали, но их мерзкое «хихиканье», доносившееся со всех сторон, раздражало всех. Несколько раз нам попадались и мантикоры. По ночам мы жгли костры, которые отпугивали хищников не хуже любой магии, а днем старались идти как можно ближе друг к другу и не отставать — не было сомнений, что гиены нападут на зазевавшегося и отставшего «туриста».
      У меня ныла спина, потому что я не соблюдал положенный мне лежачий режим, но через некоторое время боль стала такой привычной, что я перестал обращать на нее внимание. А может это Матрена понемногу наколдовывала свои лекарские штучки, чтобы я не вывалился из седла, — краем глаза я иной раз замечал возле себя золотистое мерцание. Так или иначе, до места назначения я добрался в относительном здравии. Было жарко, влажно, но отсутствие болота под ногами не могло не радовать, теперь я понимал, как же оказывается здорово ходить по сухой, твердой поверхности!
      Но самое главное, что будило во мне горячий энтузиазм, заставляя позабыть обо всем остальном, это сам Джунский бастион! Я с горящими от азарта глазами разглядывал древние строения джунов возле уже знакомого постамента — Места Силы. Верхушки испещренных рисунками и иероглифами каменных стел были разрушены, поэтому узнать их реальную высоту не представлялось возможным. Повсюду виднелись давно поросшие травой и лианами обломки каких-то неизвестных конструкций, вокруг которых суетились Историки. И особое их внимание было сосредоточенно на удивительно хорошо сохранившихся големах. Именно к ним я устремился в первую очередь, но близко подойти никому не разрешали. Впрочем, я и так уже понял, что если между этими големами и теми, что я видел в Лаборатории номер тринадцать, и есть отличия, то они очень незначительны. Те же квадратные каменные силуэты, в неподвижном состоянии похожие на обезглавленные статуи людей. Но стоило одному из ученых привести в действие скрытый механизм, как големы засветились изнутри голубым светом и зашевелились. 
      Наблюдать за их слаженными, почти синхронными движениями было интересно и все присутствующие невольно засмотрелись на это зрелище, остановившись и открыв рты. И я в том числе! Големы бодро маршировали, затем вдруг замирали, разворачивались и начинали двигаться в обратном направлении. Ученые, осторожно водившие руками по древней плите, которая по всей видимости, служила неким пультом управления, внимательно следили за происходящим, записывали свои манипуляции и реакцию каменной армии. Удивительно, как в этих каменюках столько лет держалась магия! Они походили бы на гигантские управляемые игрушки, если б я не знал их истинную мощь.
      — Отойдите, отойдите, не мешайтесь! Здесь проводится эксперимент!
      — Простите, я ищу Номарха Субус-Талтала.
      Историк недовольно уставился на меня, будто не сразу понял, о чем его спрашивают, но потом неопределенно махнул рукой куда-то в гущу леса.
      — Номарх Субус-Талтал на руинах Миктлан, — сообщил он, стараясь оттеснить меня подальше от големов и стел, будто заподозрил во мне вандала.
      Уходить от Джунского бастиона не очень хотелось, я бы с большим удовольствием еще понаблюдал за големами, но послание от Нефера Ура, которое нужно было вручить как можно скорее, не оставляло выбора. Пока остальные пытались выяснить, где и когда конкретно демонопоклонники давали о себе знать и в каком направлении теперь их искать, я, вздохнув, поплелся к своему дрейку. Ходить одному через опасные джунгли категорически не рекомендовалось, и поэтому со мной отправились Орел и Матрена. Лоб, Михаил и Лиза остались с основным отрядом, чтобы тоже принять участие в поисках. Прочесывать лес скорее всего придется не один день, но если ответ от Историка для Нефера Ура будет получен быстро, то я со своей группой вернусь в центральный лагерь раньше других.
      Моя печаль по поводу столь короткого пребывания в Джунском бастионе развеялась быстро, потому что в руинах Митклан тоже оказалось интересно! Здесь древние сооружения сохранились гораздо лучше, чем в других местах Асээ-Тэпх, и хотя часть из них была затоплена водой, а от множества магических заклинаний в округе развелись элементали, я все равно с упоением вертел головой во все стороны, разглядывая раскрошившиеся стены, странные постаменты, высокие ступени, статуи, похожие на… хм… драконов? Благодаря стараниям археологов, территория была очищена от зарослей, а то, что вросло в землю, бережно извлечено на свет, и теперь я как никогда остро ощутил, что действительно хожу по настоящему джунскому городу!
      Номарха Субуса-Талтала я застал крутящемся возле необычного сооружения, похожего на большую прямоугольную яму, затопленную водой. Таким ям было несколько, и Историк глядел на них с весьма озадаченным видом.
      — Вы здесь зачем? Повоевать или по какой другой надобности? — грубовато спросил он, скользнув взглядом по моей форме, и снова уставился на развалины.
      — У меня есть послание для вас от Нефера Ура. Это ученый Империи…
      — Я знаю, кто это. Полагаю, он хочет попасть в Пирамиду Тэпа? Что-то в последнее время слишком много желающих. Причем как со стороны Империи, так и со стороны Лиги…
      — Простите?
      — Давайте сюда свое послание, я посмотрю, когда у меня будет время.
      Я протянул ему письмо и, кивнув на яму, спросил:
      — Что это такое?
      — Это — непочатый край для Историка, вот что. В древности эти руины назывались «Миктлан».
      — В переводе с джунского означает «Земля мертвых», — не преминул блеснуть я знаниями, почерпнутыми в одной из прочитанных книг во время вынужденного пребывания в госпитале.
      Номарх Субус-Талтал удивленно обернулся, и на этот раз его взгляд задержался на мне немного дольше.
      — Верно. «Земля мертвых», — кивнул он удовлетворенно. — И похоже, не напрасно: видите эти каменные колодцы? Они полны костей. Но для чего эти колодцы были предназначены, пока не ясно. Особенно меня смущают ржавые цепи по краям. Кажется, что они предназначались для очень больших существ. Но кого же джуны могли здесь держать? Вот вопрос!
      — А кости… э-э-э… человеческие?
      — В основном да, но… Мы обнаружили останки какого-то существа. Явно не человека, и даже не человекоподобного. Очень большое, странное существо…
      Я невольно обернулся и посмотрел на обелиск, находившийся неподалеку. Определенно он напоминал дракона.
      — Мы сделали множество открытий, подтверждающих войну джунов с драконами, — медленно проговорил Историк, проследив за моим взглядом и задумчиво уставившись на статую. — Но одно дело — воевать, и совсем другое — держать на цепи. Тут есть над чем подумать…
      Я тоже крепко задумался. Джуны воевали с демонами, джуны воевали с драконами… воинственная однако была раса. Но кто же стал их главным врагом, что стер их с лица Сарнаута в мгновенье ока?
      Номарх Субус-Талтал побрел вдоль древних строений, погруженный в свои мысли, а я остался стоять на краю затопленного колодца, кишащего водными элементалями.
      — Опасные твари, — пробормотал я сам себе, невольно поморщившись.
      — Опасные, но полезные.
      В тяжелых, необычных доспехах, наверное, было очень жарко, но стоящий неподалеку мужчина явно не испытывал дискомфорта по этому поводу. Он поднял взгляд от колодца и, посмотрев на меня, продолжил:
      — Элементали — бездонный кладезь различных магических ингредиентов! Надо только знать, что ищешь.
      — Кто вы?
      — Никогда не доводилось видеть Охотника на демонов?
      — Доводилось. Один раз.
      — Что ж, мы не жалуем аллоды Лиги и Империи. А они не жалуют нас.
      — Но вы же каниец, — ляпнул я наобум и не промахнулся.
      — Верно. Но у себя на Фороксе я не был уже тридцать лет. Мне не будут рады в родной деревне. Для них я чуждый, странный. И уже «нелюдь», как о том вещают священники. Разве имперская Церковь считает по-другому?
      — Я не знаю. Не слышал, чтобы наша Церковь вообще что-то о вас говорила. А почему вас так называют?
      — Думают, что мы изменили свою природу настолько, что перестали быть людьми. Так что ты рискуешь, разговаривая со мной! Вдруг тебя за это отлучат от Церкви, а? Ха-ха!..
      — Как это — перестали быть людьми? — оторопел я.
      — Да чушь все это! Не слушай этих святош, что хотят объявить нас вне закона. Я такой же, как раньше. Просто более сильный, ловкий и умелый! Так и надо, когда сражаешься с демонами.
      — А с кем вы сражаетесь здесь? — после паузы спросил я.
      Охотник снова перевел задумчивый взгляд в колодец и веселость его исчезла без следа.
      — Странные дела происходят в последнее время. Что-то в мире меняется, — тихо произнес он. — И боюсь, что не в лучшую сторону.
      Больше он ничего не добавил и диалог сам собой сошел на нет. С невеселыми мыслями я поплелся искать Матрену и Орла. Они сидели на окраине лагеря Историков, и синхронно подскочили с места, завидев меня.
      — Ну что, передал?
      — Передал. Теперь будем ждать ответа.
      — И как долго? — наморщил лоб Кузьма. Было видно, что развалины Миктлан наводили на него тоску и ему хотелось поскорее убраться из этого «непочатого края для Историка».
      — Понятия не имею, но возможно, что долго. Кажется, Субус-Талтал не горит желанием давать добро.
      Я ошибся. Не прошло и часа, как возле того места, где я разговаривал с Историком, поднялась какая-то суета. Мы переглянулись с Матреной и Орлом.
      — Ну иди, узнай, что за шум и почему никто не дерется, — произнес он.
      Как выяснилось, драться никто и не собирался. Наоборот, Историками овладело радостное предвкушение: со дна одного из колодцев были извлечены очередные кости, на этот раз точно свидетельствующие о том, что здесь когда-то находились драконы. Номарх Субус-Тантал едва ли не подпрыгивал на месте от восторга.
      — Ах, вы чувствуете это? Зуд исследователя, находящегося на пороге открытия! Джуны пытались приручить драконов, теперь я в этом уверен, но, похоже, у них ничего не вышло.
      — Почему? — встрял я.
      — В один прекрасный день драконы порвали цепи и вырвались на свободу. Много джунов погибло тогда. И теперь мы знаем, что это не сказка и не легенда! Это настоящая история! Вот все и стало на свои места! Ох, руки дрожат… Надо успокоиться!
      — А как насчет разрешения? — нагло поинтересовался я, рассчитывая на хорошее настроение Историка.
      — Какого разрешения? Ах, разрешения! — Субус-Талтал вытащил из кармана письмо, которое даже не открывал, и, почти не глядя на текст, подписал и вернул мне. — То Нефер Ур, то Воисвет… всем нужна Пирамида! Вот, держите мое согласие. И не мешайтесь тут, у меня еще масса дел! История с драконами подтверждается! Ух! Это величайшее открытие…
      Я не знал, кто такой Воисвет, но то, что он тоже обращался к Историку за разрешением, мне не понравилось. Этими мыслями я сразу поделился с Орлом и Матреной.
      — Мне кажется, это очень важно.
      — Думаешь, лигиец? — спросила Матрена.
      — Уверен. И я не знаю, каков был ответ для него. В любом случае, нужно срочно доложить об этом в штаб!
      — А остальные? Мы не будем их ждать?
      Я задумался. Лоб, Миша и Лиза прочесывают лес вокруг Джунского бастиона в поисках демонопоклонников, и неизвестно, как далеко они ушли. Но ждать их возвращения нет времени.
      — Оставим им сообщение, чтобы срочно возвращались в центральный лагерь. Может быть, они еще успеют нас догнать?
      Догнать они нас не успели. Я с такой скоростью несся обратно к южному побережью, будто за нами кто-то гнался. Матрена приходила в ужас от нагрузок, которым подвергалась моя спина, но никакой боли я уже не чувствовал. В центральный лагерь мы прибыли в рекордно короткие сроки.
      Генерал Сечин будто предчувствовал мое появление, а может ему просто доложили с блокпостов, что я возвращаюсь. Он с сосредоточенным, хмурым лицом и сложенными за спиной руками стоял у края лагеря и, не успел я пройти КПП и слезть с дрейка, бросил короткое:
      — Срочно зайди ко мне, капитан.
      Я поспешил за ним, оставив Старика на Орла и Матрену. Их, по крайней мере, дрейк хоть немного слушался и была вероятность, что они сумеют отвести его в загон. У Сечина находились его правая рука — полковник Кровавых, а также майор Бугайло Беспощадных, что встречал нас с корабля, когда мы только прибыли на Асээ-Тэпх.
      — Ты вовремя, — произнес генерал.
      — Я получил разрешение от Субуса-Талтала и сразу вернулся назад, — тут же отрапортовал я, протягивая разрешение Сечину. — Но историк сказал, что Нефер Ур не единственный, кто обратился к нему с просьбой. Был еще какой-то… Воисвет.
      — Железный? — быстро спросил полковник, переглянувшись с генералом. — Это плохо.
      Сечин забарабанил пальцами по столу, нахмурившись еще сильнее обычного.
      — Как это некстати. Недосуг нам сейчас Пирамидой заниматься, — произнес он и, подняв на меня взгляд, добавил: — Пришла пора освободить Святую Землю от захватчиков. Яскер подписал приказ о переходе к решительным действиям. Мы атакуем позиции Лиги по всем направлениям.
      Сказал он это просто, без пафоса. Но ошарашил меня основательно. Атакуем по всем направлениям? То есть война вышла на финишную прямую и скоро все решится — мы или они?! Я, конечно, предполагал, что рано или поздно это должно было произойти, но все равно новость стала полной неожиданностью. До этого на Асээ-Тэпх велась в основном партизанская война — с засадами, периодическими вылазками в стан врага, порой довольно наглыми, и взаимными тычками от мелкого вредительства, до серьезных, чувствительных диверсий. При мне случился лишь один открытый бой двух армий — на Паучьем Склоне, где обе стороны понесли огромные потери. И вот теперь мы собираемся нанести завершающий удар.
      Удар по всем направлениям!
      — Когда? — только и сумел выдавить я.
      — Когда мы будем к этому готовы. Сейчас идет проработка плана. Лига не должна ничего знать раньше времени. Конечно, рассчитывать на эффект внезапности не приходится — пока мы доберемся до их лагеря, новость разлетится по всем аллодам Сарнаута, но кое-что мы сможем подготовить заранее. Завтра в сторону Лиги выдвинуться несколько наших диверсионных групп. Попытаемся заминировать лигийские сторожевые башни. Если нам удастся их разом ликвидировать в момент наступления, то это почти гарантирует победу при захвате стана Лиги. Кроме того, мы должны сделать схроны ядер на подступах к лигийским форпостам.
      — Тех самых ядер, что вы намедни оттащили в СКЮБ, — вставил полковник Кровавых.
      — Именно, — кивнул генерал. — Их демонстративный перенос на склад и дальнейшая консервация были спектаклем для лигийцев. А теперь наша задача незаметно вытащить их оттуда и разложить в нужных нам местах — поближе к стану Лиги. Это особые, экспериментальные ядра с галлюциногенным газом. Результат ошеломляющий! Стоит врагу вдохнуть пары этого газа — и он перестанет быть преградой на пути победителя. На нашем пути! Неплохой противовес их мистикам, а?
      — Газ вызывает видения различного характера: кому-то грезятся монстры, кому-то — обнаженные девушки… В общем, ополченцам Лиги станет не до войны, хе-хе! — подал голос майор Беспощадных.
      — Товарищ Угрозина, конечно, направила запрос в НИИ на Игше: нам нужны такие же мистики-пропагандисты, как у Лиги! Но безусловно, понадобится время, чтобы их подготовить. А пока мы будем использовать наш чудесный газ. А самая главная наша задача при атаке — это добраться до Мест Силы.
      — Капсулы со скелетами? — догадался я.
      — Ученые изучили открытый тобой феномен. Капсула с костяным стражем, разбитая у источника магии Света, оружие куда более грозное. Не представляю, как ученым Империи удалось взять под контроль свирепого огра. Я слышал, что это вообще был побочный результат каких-то жутких экспериментов… Ну неважно. Это нужно использовать! После Паучьего Склона Лига, конечно, будет ожидать этого и постарается защитить Места Силы возле своих лагерей. Будем думать.
      — Ну, а пока начальство думает, ты со своими ребятами поступаешь в мое распоряжение, — снова заговорил майор Беспощадных. — К западу от Пирамиды обитает племя людоедов. Эти сволочи опасны и непредсказуемы. Когда мы пойдем в наступление на лигийский лагерь, очень не хотелось бы столкнуться с ними. Смекаешь?
      — Зачистка?
      — Ага. Но не думай, что работенка простая. Великий секрет из этого мероприятия мы делать не будем. Периодически мы проводим рейды против живности в джунглях, когда те слишком наглеть начинают, это нормальная практика, так что Лига вряд ли заподозрит, что это подготовка к чему-то большему. Но монстры там будь здоров. Мясники! Даже я офигеваю перед их мощью. Жрут все, что движется! В общем, задача — ликвидировать. Ничто не должно помешать нашим войскам при марш-броске.
      — Понял.
      — Я тебе так скажу… Эти людоеды — как мелкое сито, через которое надо просеивать всю нашу армию. Справился с ними, выполнил задачу — ты на своем месте. Струсил и отказался — вали обратно на Игш крыс по канализации гонять! Так-то!
      Сечин лишь усмехнулся, услышав эту экспрессивную сентенцию майора, но ничего не сказал. С подробным планом зачистки территории от огров-людоедов меня ознакомили отдельно и во всех подробностях. Я вышел на улицу через час и голова моя шла кругом от полученных новостей, распространяться о которых мне строго настрого было запрещено.
      — Никита, что с тобой? У нас неприятности? — спросила Матрена, разглядывая мое должно быть очень озадаченное лицо.
      — На тебя что, опять Комитет наезжает? — хмуро поинтересовался Орел. — Чего они вечно к тебе цепляются?
      — Нет… нет, — я медленно покачал головой. — Никто ко мне не цепляется. Нужно дождаться возвращения остальных… Завтра мы уходим в рейд на огров… они очень опасны…
      — И все? — уточнил Орел. — Ты из-за этого такой радостный? Тоже мне беда — огры!..
      Больше я ничего не добавил. Хорошо, что хотя бы мои друзья проведут оставшиеся дни перед наступлением в спокойном неведении. Если конечно, спокойствием можно назвать пребывание на Асээ-Тэпх. Но очень скоро мы лишимся даже этого.

 

Глава 9


Просмотреть полную запись

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using our site you agree to the Terms of Use