Скоро Зима

Journalist
  • Content Count

    460
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    54

1 Follower

Recent Profile Visitors

5587 profile views
  1. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.53

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 53. Историческая покупка Ближайший к северному проходу лагерь гоблинской мафии уже частично опустел, хотя дрессированных волков по-прежнему было много, так что нас встретила хоть и ослабшая, но все еще грозная оборона. Завязавшийся бой грозил затянуться надолго, но я постарался не задерживаться, прорываясь верхом на лошади еще дальше, мимо сражавшихся сторон, и отбиваясь на ходу. Старатели справятся здесь и без меня. Задачу привлечь их к атаке можно считать выполненной, и теперь мне нужно было просто добраться до ставки Козыря — к своим. Я рванул туда на максимальной скорости, которую только могла предложить купленная лошадь. К моменту моего появления у центрального лагеря мафии там уже вовсю орудовала Империя. Какая-то часть мафиозной шайки пыталась оказывать сопротивление, так что бой еще кипел, но я подоспел почти к самой развязке. Большинство гоблинов уже хватали все, что плохо лежит, грабили друг друга и старались унести ноги от наступающих Хранителей. В лагере царила полная неразбериха. Некоторые палатки, а также собранные наспех из камней и трухлявых досок постройки горели, и все заволокло дымом. Отовсюду слышались крики и звон стали. Имперские военные зачищали каждый угол, вытесняя обитателей из их логова. Я, вломив по ходу движения двум гоблинам, имевшим неосторожность наброситься на мою лошадь, продолжал вертеть головой по сторонам. Но что можно разглядеть в этом хаосе? Из-за дыма и шума ориентироваться было очень сложно, и я едва не оказался погребенным под горящими бревнами — одна из вышек рухнула прямо возле меня. Моя дорогущая лошадь встала на дыбы и громко заржала, от страха став неуправляемой. И хотя ее попытка выбросить своего наездника из седла не увенчалась успехом, успокаиваться она не собиралась, и мне в конце концов пришлось с нее слезть. Поскольку я подобрался к лагерю с противоположной стороны и с остальными Хранителями меня еще разделяли ряды палаток, мне пришлось отбиваться от целой своры в гордом одиночестве. Снова с тоской подумав о своем дрейке, не боявшимся никого и ничего, я размахивал мечом, который тоже был далек от совершенства и не шел ни в какое сравнение с тем, что дожидался меня где-то на Рыжем Сырте. По отдельности и гоблины, и волки — сила слишком ничтожная, чтобы говорить о ней серьезно. Но их было много. И через некоторое время я понял, что не справляюсь, и что если до меня не доберется кто-нибудь из своих, меня просто задавят количеством. Я старался приблизиться к Хранителям, но был окружен со всех сторон. Возле меня что-то взрывалось, и я подумал, что это, возможно, Михаил швыряет огненные проклятья в гущу врага. В конце концов на мои пляски в центре гоблинского кружка обратили внимание: группа военных ринулась к нам и споро нейтрализовала нападающих, но и со мной тоже сюсюкаться никто не стал. Среди подоспевших солдат не оказалось никого, кто узнал бы меня. Решив отделаться малой кровью, я покорно дал себя обезоружить, ткнуть лицом в землю и связать. — Атакой командует полковник Праведных? — Тебе-то что? — Я капитан Санников, у меня важная информация. Сообщите ему обо мне. — Сообщим. Отдохни пока, капитан. Словом, окончание операции по ликвидации центральной ставки гоблинской мафии на плато Коба я свидетельствовал лежа на земле, трогательно прижавшись щекой к высеченным на камне иероглифам Зэм, под строгим надзором конвоя, среди таких же подозрительных особ — связанных до выяснения личности. Гоблинов Хранители не слишком жалели, а вот представителей других рас старались не убивать, а брать в плен. Никакая подмога на помощь Козырю так и не подоспела, из чего я сделал вывод, что старатели тоже успешно справлялись со своей атакой на другой лагерь. Сам я искал глазами своих друзей, но никого из них не увидел. Зато мне на голову уселась Фея, каркнув на всех так воинственно, будто обозначила свою собственность. — Вот это да! Наконец-то Империя решила вмешаться и навести порядок. Мы уж и не чаяли спастись! Оторвав лицо от камня с иероглифами — Фея, взлетев, обругала меня с ног до головы — я повернул голову в другую сторону. Трое гибберлингов, тоже связанных, улыбались до ушей наблюдая за тем, как Хранители зачищают лагерь. — Старатели? — спросил я, прижавшись к иероглифам другой щекой. — Нет, мы охотники на демонов. Наш корабль стоит у островов Бессилия. — Я знаю. А что вы делаете здесь? — В плен попали к гоблинам, когда пытались стащить артефакты. Пресперо, руководитель нашей группы на плато, считает, что они имеют демоническую природу! Но не получилось… — Гоблины продали все артефакты. — Ага. Сделка совершилась на наших глазах. — Что? — встрепенулся я. — И вы знаете, кто покупатель? Лига?! — Нет. Артефакты скупили Историки! — Как это — Историки? Зачем? — А мы почем знаем? Изучать историю, видимо. Я ошарашено уставился на гибберлингов и даже не заметил, как ко мне подошли. — Прохлаждаешься, капитан? Подъем. Нечего плохой пример подавать, пока остальные работают. Веревка, связывающая мои руки и ноги, опала, и я смог подняться, разминая затекшие мышцы. — Что за информация? — строго спросил полковник Праведных. — Артефакты, кажется, купили Историки, — сообщил я совсем не то, что собирался. — Знаю, — поморщился полковник. — Ребята уже обезвредили какого-то гоблина, предположительно — Козыря, у него была купчая… Мы и представить себе не могли, что у Историков столько золота! — На чьей же они тогда стороне? На нашей или на стороне Лиги? — В штабе разберутся. Как там наши старатели? — Грабят лагерь за северным проходом. — Понятно. — Это еще не все. Где-то здесь налажен конвейер по производству святого оружия, там заправляет ученый — Саранг Птах. Хорошо бы с ним пообщаться, — сказал я и, повернувшись к стражам пленников, потребовал: — Мой меч! Оружие мне вернули без вопросов, и полковник махнул рукой, призывая следовать за ним. Штурм лагеря к тому времени окончательно перешел в завершающую фазу. Бои прекратились, хотя шум и суета не исчезли. Хранители пытались потушить пожары, попутно разыскивая и вынося все, что могло быть ценным, и все это в сопровождении воплей недобитых гоблинов. — И что интересного нам может сообщить этот Птах? Детали производства святого оружия? — спросил полковник, не глядя шагая прямо по гоблинским телам и даже кажется получая удовольствие от хруста костей под ногами. — Об этом мне ничего неизвестно, — покачал головой я. — Я знаю лишь то, что он умер когда-то именно здесь, на плато Коба. Ну и здесь же воскрес. — Какая с этого польза? — Может, и никакой. Но Историки нашли в зыбучих песках древние руины Зэм с изображением демонов, или что-то вроде того. — Изображение демонов у Зэм?! — переспросил полковник и даже замедлил шаг. — Да. Это означает, что если Проклятьем джунов и были демоны… — То Зэм видели это Проклятье своими глазами. — Ну во всяком случае — местные Зэм. — Товарищ полковник! — гаркнул подскочивший к нам Хранитель в лейтенантских погонах. — Разрешите… — Говори. — Опознали главаря гоблинской мафии Козыря. — Мертв? — Так точно. — Туда ему и дорога! — С берега докладывают, что некоторых гоблинов успели перехватить, но большей части удалось удрать на своих кораблях. — Мда… припозднились мы, — поджал губы полковник и нахмурился, сложив руки за спиной. — Разрешите идти? — Стоять! Приведи-ка мне сюда того восставшего, Саранга. — Есть. Лейтенант, отсалютовав, умчался, а полковник снова повернулся ко мне. — Оружейника мы взяли, приказ Комитета. А вот с артефактами беда. Я уже отправил депешу нашему дипломату на Асээ-тэпх — Союзину. Пусть выясняет по своим каналам, зачем Историкам столько артефактов Тьмы и откуда у них такие деньги. И самое главное — что угрожает Святой Земле, почему гоблины бегут с аллода. И имеют ли к этому какое-то отношение демоны — добавил я про себя. Сложно было даже определиться, что важнее: непонятное покупка Историками артефактов Тьмы, или демоническая угроза, еще недавно казавшаяся чушью, однако стремительно приобретающая все более реальные очертания. Саранг Птах дал о себе знать задолго до того, как появился в поле зрения. Его вели двое орков Хранителей, но он вырывался и вопил, заглушая весь шум вокруг. Металлические части тела восставшего, включая маску на лице, деформировались — судя по всему, штурмовики основательно намяли ему бока. — Хватит… Остановитесь! Я не воин, я ученый! И не для того я столько прожил на свете, чтобы какие-то желторотики выбили из меня Искру… Что вам от меня нужно? Вы мне гидравлический привод перебили… Сволочи! Ну где я теперь новый патрубок найду, а? — Тащи сюда свои оглобли, сейчас тебе и патрубок вставим, куда надо, и привод поправим, — успокоил полковник и уселся на ящики, когда Хранители подвели к нему сопротивляющегося восставшего. — Но сначала проясним пару вопросов. — Я умру, но ничего не скажу! — А если я вырву из тебя все шестеренки? — Что? Из меня?! Да вы… Да ты… Да я вас… — Тащите кувалду! — Ну хорошо, Них с вами, спрашивайте! Я живу уже много веков и не желаю подохнуть вновь на старости лет по вине каких-то солдафонов. Ну что вы хотите знать? — Ты служишь Тэпу? — задал полковник традиционный вопрос к Зэм. — Да как ты смеешь произносить это имя?! Нет, нет! Только не убивайте!.. Хорошо, я все скажу… Тэп — величайший из некромантов, когда-либо населявших аллоды, и в прошлой жизни я имел великую честь помогать ему! Тэп изучал тогда магию джунов. Что еще вы хотите знать? Мы с полковником обменялись взглядами. — На местных развалинах Зэм есть изображение демона. Что вы знаете об этом? — спросил я. — Это инсталляция Проклятья. Да, легендарное Проклятье джунов и было демонами. А что, разве этого никто не знал до сих пор? Это ж надо — жить в мире и так мало знать о нем! — Вы видели их? — Я видел огромного демона так же, как вижу сейчас тебя! Тогда он еще преследовал настоящих джунов. Сейчас их уже, конечно, не осталось… — Демон… в единственном числе? — уточнил я. — Слушайте, подсчетов я не вел! Один, два, десять, сто… Откуда я знаю?! Но он был огромен и очень силен! Возможно, и вы его однажды увидите. — Вы хотите сказать, что он отличался от демонов, которых сейчас полно в астрале? — Они очень похожи, только гораздо слабее. Но Проклятье джунов где-то среди них, я уверен! Оно никуда не делось. Час от часу не легче. Я прокручивал в голове слова Саранга Птаха и так, и эдак, стараясь определить свое отношение к несколько модифицированной версии гибели джунов, но и такой вариант у меня все равно не вызывал доверия. Друзей я все-таки разыскал, слава астралу — живых и здоровых. Атака на гоблинский лагерь вообще на удивление прошла для нас почти безболезненно. — То есть джуны впустили к нам из другого мира кучу этих тварей, — Орел указал рукой себе за спину, будто там толпилась орава демонов. — И среди них был или были особо сильные особи, которые джунам оказались не по зубам. Демоны истребили целый народ, почему-то побрезговав остальными, и засели в астрале. А нам теперь нужно залечь под корягу и не вякать, чтобы они не обратили внимание на нас. Я ничего не упустил? — Это всего лишь версия культиста Тэпа. Но я в нее тоже не очень верю, — произнес я. — Я не удивлен. У тебя прям пунктик по этому поводу… — Ник, тебе нужно просто отдохнуть. Когда вернемся на Рыжий Сырт, я как лекарь потребую отправить тебя высыпаться. — Нет, я… должен вернуться в «Приют Старателя». — Зачем? — удивилась Лиза. — У тебя что, приказ? — Нет. — Тогда в этом нет необходимости, — вставил Миша. — Артефакты проданы, так что с большой долей вероятности нас вернут в свою часть на Асээ-Тэпх. Но даже если и нет, тебе в любом случае сначала нужно отчитаться перед Семер Кийя. — Нет, — упрямо повторил я, и все замолчали, ожидая пояснений. Но сказать мне было нечего. Я еще сам не до конца понимал своих целей. У меня не было никакого плана, не было даже никакого намека на здравую цепь размышлений, которая привела бы к хоть какому-нибудь итогу. А может быть, я просто малодушно избегал всерьез поразмыслить над этим? Одно мне было ясно — взять и уехать, вычеркнув из памяти дочку трактирщика, я не могу. Мне хотелось увидеть ее еще раз хоть одним глазком… хотя бы для того, чтобы убедиться, что таких Вероник в Сарнауте пруд пруди, и на моем пути их будет еще целая куча. Смысл убиваться по той, которую я встретил в окружении дезертиров, прикидываясь одним из них? — Мне надо вернуться, — повторил я и, так больше ничего не добавив, развернулся и отправился на поиски своей лошади. Задерживаться дольше в ставке Козыря я не стал. Хранители еще продолжали перетряхивать гоблинский лагерь, когда я, отрапортовав полковнику Праведных и как-то неуклюже попрощавшись с друзьями, направился обратно к старателям. Полковник тоже усомнился в необходимости продолжения моей миссии, но поскольку не он ее на меня возлагал, то возражать не стал, а для комитетчицы Семер Кийя, которая наверняка дожидается меня на Рыжем Сырте, я потом что-нибудь придумаю. Впоследствии, спустя годы, я часто вспоминал именно этот день и думал, что изменилось бы в моей жизни, не вернись я тогда в «Приют». Наверное, Вероника со временем просто стерлась бы из моей памяти, как тысячи других лиц, которых я встречал и забывал после. Но я вернулся. И это было одно из тех самых, судьбоносных решений. Очередная развилка на жизненном пути. Если бы я только знал, что эта сиюминутная прихоть в итоге обернется для меня долгими днями, месяцами и годами поисков, ожидания и тоски… Вместо того, чтобы избавиться от кольнувшей меня занозы, я вернулся и вогнал ее настолько глубоко, в самое сердце, что вытащить так больше никогда и не смог. — Привет, спаситель, рада видеть тебя живым! Выглядишь уставшим. Как все прошло? Я слышала, от гоблинского лагеря ничего не осталось. Надеюсь, тебе перепало что-нибудь из гоблинских припасов! И папочка еще хочет тебя отблагодарить за мое спасение. Ну и за выкуп, который вы ему вернули, хе-хе. Ты же не против? — Мне достаточно твоей благодарности, — вспомнил я наконец, что тоже умею говорить. Вероника, впрочем, могла непрерывно щебетать в моно-режиме, без моего участия. И мне нравилось ее слушать. — Там тебя еще какая-то эльфийка ищет! Историк, вроде бы. Надменная такая дамочка. Как же ее… Бертилия… — Ди Плюи. — Да-да. Пойдем! Она схватила меня за руку и потащила в трактир. И я побрел за ней на автомате, радостно сжимая хрупкую ладонь и глядя на рыжие волосы осоловевшим взглядом. Правда, когда меня усадили за стол и расположившаяся напротив Бертилия строго попросила Веронику оставить нас наедине, я сразу погрустнел. Ну вот разве для этого я возвращался? — Рассказывайте. Вам удалось поговорить с Сарангом Птахом? — Э-э-э… да. Удалось. Но может, отложим до завтра? Уже поздно, я предпочел бы… — Что вы, дело не терпит отлагательств! Рассказывайте, что он вам поведал. Я решил, что быстрее будет отвязаться, если просто рассказать то немногое, что я узнал. Вероника крутилась у барной стойки, отца ее видно не было, да и вообще трактир был непривычно пуст. Но это и неудивительно. Большинство старателей наверняка все еще за Кордоном в поисках наживы — когда как не теперь, после падения оружейной мафии, искать счастье в аномалиях. — Итак, что мы имеем. Изучая бессмертие, Тэп опирался на знания джунов. Вот вам и связь двух народов. Несчастные джуны погибли от Проклятья, которое похоже на наших астральных демонов. А вдруг они — и наше Проклятье? Не хочется об этом даже думать. — Да уж, давайте не будем. — Также имеем это загадочное древнее существо — червелицый. Кое-кто, правда, убил его… Я не виню вас, понимаю, оно было для вас очередным монстром. Но нам, Историкам, всегда так жалко, когда гибнет что-то древнее, что могло бы еще приоткрыть много тайн. Ну да ладно. Главное, что сейчас нужно сделать, — это систематизировать все данные. — Уверен, вы с этим справитесь… — Я изложу все в письменном виде! — Непременно прочту… — И передадите эту исследовательскую работу своему командованию! — Обязательно… что?! — Да бросьте, Ник, — махнула рукой Бертилия. — Саранг Птах клепал оружие для мафии в ставке самого Козыря, а ее зачищали Хранители Империи. Если вы говорили с ним, значит вы все еще служите своей стране. Но это не мое дело, я не собираюсь вмешиваться в вашу работу, не волнуйтесь. И как я, будучи таким идиотом, сумел продержаться здесь столько времени? Хотя это наверное из-за Вероники я потерял бдительность. Кстати, где она? Я осмотрелся. В зале ее уже не оказалось. Было очень тихо, на улице стояла безветренная ночь, «Приют Старателя» переживал наверное самые спокойные свои часы. Я заглянул за барную стойку — пусто. Марьяна, обычно разливавшая посетителям пиво, тоже куда-то запропастилась. — Вероника? — позвал я, но ответа не последовало. — Горислав? Наверное они где-то в подсобных помещениях. Открыв дверь за барной стойкой, я увидел длинный коридор с несколькими дверьми, и заканчивающийся лестницей вниз. Но именно оттуда лился свет. — Есть кто живой? Спустившись по лестнице, я очутился в кладовой, среди бочек с пивом, коробок и мешков. У дальней стены виднелась дверь в еще одну комнатку, поменьше, и в ней явно кто-то был. — Нашел меня? — усмехнулась Вероника, и огоньки от тусклой свечи блеснули в ее глазах. Она сидела на бочке и болтала ногами, и ее белые коленки моментально приклеили к себе мой взгляд. Почему-то я подумал, что она меня ждала. Ну или мне хотелось так думать. — М-м-м… там просто за стойкой никого не было, и я… — Отец даст тебе золота, сколько захочешь. И еще вот это, — она протянула мне знакомую куклу Зэм, которая была частью выкупа Вероники. Сорока притащила мне таких две: одну я подарил трактирщику, а вторую передал Семер Кийя, чтобы выяснить, чем же так ценны эти куклы. — Да не нужна мне награда, — буркнул я, нахмурившись. Даже как-то обидно стало! Вот если бы не ее коленки — развернулся бы и ушел! — Разве герою позволительно оставаться без награды? — Если встречу какого-нибудь героя, обязательно спрошу. Вероника спрыгнула на пол и подошла ближе, сверкая улыбкой, способной разрушить любые стены. Во всяком случае мои стены стали очень неустойчивы. — Не прибедняйся. Я же знаю, что ты не из скромняг! — Откуда? — Мне рассказывали. — Тебя ввели в заблуждение. — А так? Если еще какие-то стены удерживали целостность, то теперь они рухнули окончательно. Мягкие губы, щекочущие лицо волосы и стройный стан в моих руках оказались сильнее. Никогда до этого я не впадал в такую эйфорию от простого поцелуя. Забыл, как думать, забыл, как дышать, и наверное, бы задохнулся, если б Вероника не отстранилась. — Не похож ты на скромника. — Где твой отец? — Ушел по делам, — произнесла она и захлопнула дверь за моей спиной, отрезая нас двоих от остального мира. Жалел ли я, что вернулся в «Приют»? Иногда очень сильно. Но когда остывал, каждый раз возвращался к мысли, что если все возвратить назад — я поступил бы точно так же. Ну а тогда мне и вовсе ни о чем серьезном думать не хотелось. Голова гудела, усталость звенела в каждой мышце, но я все равно чувствовал себя счастливым. Даже когда поднимался на второй этаж в свою комнату — со слипающимися глазами и еле переставляя ноги. Я лыбился сам себе и размышлял, заглянет ли еще ко мне сегодня Вероника до того, как взойдет солнце? Она не заглянула. Я безмятежно проспал все утро и половину дня, и снилось мне что-то очень хорошее. Пробуждение было тоже приятным. Жалко, конечно, просыпаться одному, но можно же пойти и поискать свою зазнобу… Однако неспешно разгоняющиеся мысли в конце концов вытеснили приподнятое настроение, охватившее меня со вчерашнего вечера, и вернули на бренную землю аллода. И что мне делать дальше? Я четко понимал, что теперь точно не смогу оставить Веронику. Но захочет ли она уйти со мной — вот главный вопрос. Возможно, ей нравится ее свободная жизнь, в которой она не связана никакими обязательствами… А что, если мне придется выбирать между ней и Империей? Готов ли я бросить страну, которой искренне клялся в верности? Дезертировать? Еще вчера мне показалось бы абсурдной даже мысль об этом. Но теперь я вдруг с ужасом осознал, что какая-то часть моего «я» уже рассматривает и такую возможность. Вспомнились все те, кого я презирал и даже лишал жизни за дезертирство. Предательство — преступление, которому я не видел оправданий. Судьба все-таки большая шутница. Внизу за барной стойкой снова стояла Марьяна, но обслуживать ей особо было некого. Я подумал, что если даже старатели и вернулись из-за Кордона с добычей, то сейчас скорее всего спят. Интересно, бывало ли когда-нибудь раньше в трактире два дня кряду так тихо и пусто? У меня возникло странное ощущение, что теперь здесь все будет по-другому. Не знаю как — но как-то иначе. Не успел я открыть рот, чтобы поздороваться, как рядом со мной материализовалась Бертилия ди Плюи. — Добрый день, Ник. Вы не поверите, но у меня все готово! — Что готово? — не понял я. — Все результаты исследований моих, а также Геродота и его команды! Я изложила их в трактате «Джуны и Зэм: попытка анализа взаимосвязей». Пожалуй, этот документ достоин внимания самого Найана… это глава Историков, если вы не знаете. И один из самых древних Великих Магов. После гибели Скракана, быть может, самый древний. — Да, что-то слышал. — Наш уговор, я надеюсь, еще в силе? Я бы сделала все сама, через Архивина, председателя нашей экспедиции на Святой Земле. Только… Не верю я ему. Мутный он какой-то! — Подождите, Бертилия, я сначала должен… Одну секунду, хорошо? Марьяна… — Ох, хоть кто-то тут еще живой имеется! Того и гляди от тоски помру. Пива? — Нет. Мне очень нужно увидеть Веронику! Можешь помочь? — Я бы с радостью, только ее здесь нет. — Как нет? А где она? — Уехали они с отцом. — Что значит — уехали? Куда? — Откуда ж мне знать? Сарнаут большой. А тут неспокойно… Домой, может, решили вернуться? Откуда-то они приехали, он говорил… как же аллод назывался-то? — Гипат. — Во, точно! Никогда о таком не слышала… А! Вот дырявая моя башка, она же тебе оставила тут кой-чего… Сейчас. Марьяна похлопала себя по бокам и вытащила из объемного кармана фартука газетный сверток. Я быстро развернул его, разодрав газету с неизвестными мне лицами и на неизвестном языке… Внутри оказалась кукла Зэм. — На какой корабль они собирались? — спросил я осипшим голосом. — Да какая разница? Они ведь еще ночью уехали! Теперь уж далеко в астрале, не догонишь… Все думаю, может, и мне уже пора? Трудно описать, что я почувствовал. Скажу лишь, что в череде ударов — этот стал первым. — Ник! Вы слышите меня? Ник! — донесся до меня голос Бертилии. — Мой трактат… Все как мы договаривались? — Да… да… как договаривались. Ну вот и ответ на мучивший меня вопрос. К сожалению или к счастью, но она не стала ставить меня перед выбором. Теперь мне точно в «Приюте» нечего было делать. Я взял отчет Бертилии и поплелся прочь, разрываемый желанием поскорее забыть трактир и все, что с ним связано, и мыслями вернуться сюда когда-нибудь еще. Может быть, Горислав уехал не навсегда, и у меня еще есть шанс увидеть его дочь? Тому, что на Рыжем Сырте меня уже дожидался приказ возвращаться со своей группой в свою часть, я почему-то не удивился. Более того, остальные прибывшие со мной отряды Хранителей уже отправились назад, и я решил, что это означает скорую заварушку на Асээ-Тэпх. И нетрудно было догадаться, что случится она скорее всего у Пирамиды Тэпа и будет иметь непосредственное отношение к лагерю Историков. Но я, тем не менее, даже почувствовал что-то вроде облегчения. Хотя находиться в горячих влажных джунглях значительно тяжелее, чем в не менее горячей, но зато сухой степи, я все равно был рад, что ухожу с плато Коба. Взбучки от Семер Кийя за то, что я не явился ее очам еще вчера, избежать не удалось. Но, видимо, мое лицо выражало такую степень задумчивости и отрешенности, что ее недовольство переросло в настоятельные призывы рассказать, что еще я узнал. — Да ничего, в общем… Владелец трактира покинул плато Коба вместе с дочерью. — Мне уже доложили, — кивнула комитетчица. — А вы знаете, что за аллод — Гипат? — Такого аллода нет. — Но Горислав… — В «Приюте Старателя» мало кто рассказывает о себе что-то правдивое, товарищ капитан. У вас есть еще какая-то интересная информация? — Нет. Хотя… в прошлый раз я передал вам куклу Зэм. Горислав говорил, что это очень дорогая вещь. Выяснилось, что в ней особенного? — Горислав ошибся. Для археологов находка, вероятно, имеет какую-то историческую ценность, но не более. Наши специалисты изучили куклу — в ней нет никакой магии и на произведение искусства она тоже не тянет. Даже не знаю, с чем трактирщик мог перепутать такую незначительную вещь. Почему-то я не поверил. Мог ли Горислав ошибиться? Это казалось неправдоподобным… Хотя гибберлинги, примкнувшие к охотникам на демонов, тоже не нашли в этой кукле ничего интересного. Я напряг мозг, пытаясь вспомнить все, что знаю, и с удивлением понял, что о ее ценности никто, кроме самого трактирщика, мне больше не говорил. Выходит, он и правда ошибся! Ну не пошутил же он, верно? Самым сложным при возвращении на Асээ-Тэпх было отбиться от назойливых вопросов друзей. Моя подавленность не прошла мимо их внимания, но я молчал, как партизан на допросе. Поддержка неожиданно пришла от Лизы, громогласно сообщившей, что иной раз, чтобы кому-то помочь, нужно просто оставить его в покое. После этого никто ко мне больше не лез. Правда, Матрена украдкой подсунула мне какое-то лечебное зелье, которое я покорно выпил, хотя физически и так чувствовал себя прекрасно. У меня просто что-то надломилось в душе. А лечебные зелья для души обычно имеют градус и в армии формально запрещены. Из положительных сторон: мне снова вернули моего дрейка, меч, погоны и форму. И все это неожиданно принесло мне определенное облегчение. Сорока — мой непрошенный трофей из трактира — тоже была со мной. Асээ-Тэпх встречал удушливой влагой, буйством зелени и разноголосьем многочисленных лесных обитателей. После непритязательного плато Коба мы были немного оглушены всей этой вакханалией. В складской комплекс «Южный берег», или просто — СКЮБ, прибыли к вечеру, где и остались ночевать. И первым делом, естественно, жадно выслушивали новости, потому что до плато мало что долетало. — А вы куда направляетесь, тоже в Центральный? Вчера была целая толпа с плато Коба. — Нет, у нас приказ прибыть к Пирамиде. Как там сейчас обстановка? — поинтересовался я. — Спокойно. Сейчас на всем Асээ спокойно. Такого здесь на моей памяти не было ни разу, а я тут уже не первый год! Как стало известно про Святое Оружие, так все и замерло. Жизнь в джунглях будто остановилась. Говорили, что скоро войне конец, что оружие всех быстро порешает, уже вот-вот и победим… Все ждут, да только что-то затянулось все. Дни летят, а ничего не меняется. Даже уже скучать начинаю по мордобою с лигийцами. — А сами лигийцы? — Наверное тоже сидят и ждут, что скоро получат оружие и сразу нас победят. — Понятно. Про Нефера Ура что-нибудь слышно? — Ничего. Наши маги не сумели снять заслон в Пирамиде. И лигийские не сумели — их, я слышал, тоже приглашали, там ведь какая-то лигийская шишка застряла, вместе с нашим Уром. Ну и Архивин еще — главный у местных Историков, тоже с ними. — Второй месяц уже… — Угу. Нефер Ур-то, может, еще жив, недаром что Зэм, а вот лигийцы и историки разве что трупы своих начальников найдут. — Ну как знать, — скептически отнесся я к этому предположению. В одном работники СКЮБа оказались правы: в джунглях было на удивление спокойно. Все встреченные нами на следующий день имперские патрули подтвердили, что стычек с Лигой давно не случалось. Да самой Пирамиды Тэпа — Храма Тенсеса — добрались без приключений. И только тогда я вспомнил, что когда был здесь в последний раз, на той стороне трепала нервы своим присутствием лигийская армия. Но сейчас лес был пуст. Зато с нашей стороны перед ограждением, отделяющим территорию лагеря Историков, возвышалось несколько армейских палаток, над которыми гордо реял красный флаг со звездой. Слишком скромный лагерь, не тянувший на внушительное представительство Империи, и это мало вязалось с тем, что здесь, тем не менее, находился сам полковник Кровавых. И он был сильно не в духе. — Заблудился в лесу, капитан? Я ждал вас еще вчера! Может, тебе компас вместо погон прикрутить? — Виноват. — Пойдем-ка, надо пообщаться… На этот раз к «общению» привлекли не только меня как офицера, но и всю мою группу. Вшестером мы уселись за стол в одной из палаток и выжидательно уставились на Жгута Кровавых. Не просто же так нас сорвали с плато Коба и приказали прибыть именно сюда, тогда как остальные вернулись в центральный имперский лагерь на южном берегу! Внутрь тенью шмыгнул неприметный человечек в форме без отличительных знаков, и судя по тому, как скривился полковник, человечек имел непосредственное отношение к Комитету. — Значит, первое. По поводу вашего общения с охотниками на демонов и их послания нам, — начал полковник. — Артефакты Тьмы — это сфера ответственности Комитета. А Комитет не будет их уничтожать. Да и кто поверит этим охотникам? Тем более, когда на кону мощь и сила! И не надо, капитан, так на меня смотреть. Не дорос еще! Второе. Как вы знаете, эта магическая дрянь в Пирамиде все еще висит и не думает развеиваться. Не знаю, что это за фигня такая, но я эту завесу лично топором потыкал — ничего! Наши маги пытались снять ее каждый день. Однако сейчас мы лишены этой возможности. Историки, точнее, их наемники, всех — и нас, и лигийцев — вежливо выпнули за пределы своего лагеря. Даже дипломатов! И теперь не пускают внутрь. Этого их маневра никто не понял, но теперь, когда выяснилось, что артефакты скупили именно они, все становится гораздо интересней. Так просто спускать им это дело никто не собирается, но генералу Сечину нужно время, чтобы привести сюда наши войска. Полковник прервался, чтобы глотнуть воды. А я переваривал его слова. Значит, дело принимает совсем уж серьезный оборот! Сечин не хотел вести армию к Пирамиде даже когда лигийцы привели сюда свою! Тогда он положился на Историков, считая, что Лига не захочет портить с ними отношения и не начнет боевые действия, пока они здесь. Но теперь Историки перестали быть нейтральной стороной, и у Империи, как, впрочем, и у Лиги, вдобавок к одному противнику неожиданно добавился второй. — А теперь, внимание, важный момент, — продолжил полковник, и так пристально уставился на меня, что стало понятно — сейчас будет самое интересное. — Если начнется бой с Историками, а еще и, не приведи астрал, Лига припрется, а что-то мне подсказывает — она обязательно припрется, то Пирамида может пострадать! Вы понимаете, какими последствиями это пахнет? Это же Храм Тенсеса, там его Искра! Лишиться бессмертия Империя позволить себе не может даже с учетом того, что и у Лиги его не станет тоже. Он замолчал. И мы не знали, что сказать, поэтому переглядывались и ждали продолжения. — И че терь делать? — в конце концов озвучил Лоб основной вопрос. — Кхм, — подал голос неприметный человечек, вдруг решив тоже сесть с нами за стол. — Вынужден признать, что у нас пока нет четкой позиции на этот счет. Однако сейчас речь не об этом. Вы, товарищ капитан, утверждаете, что разговаривали на Эльджуне с духом Тенсеса. Это так? — Да. — Что он вам сказал? Постарайтесь припомнить дословно. — Вы смеетесь? Могу только передать общий смысл. — Тогда может вы позволите мистикам вмешаться, чтобы вытащить эту информацию из вашей головы? — Конечно, нет. — Товарищ капитан, Империя может подумать, что вам есть что скрывать. — Неприкасаемость сознания — мое законное право. Понимаю, что вы не слишком-то усердно его соблюдаете, но… — Отнюдь. Я же сейчас спрашиваю вашего разрешения. — Вы его спрашиваете только потому, что без него не можете залезть ко мне в мозг, ведь я плохо поддаюсь магии разума. Я не знаю, кто вы, но не пытайтесь делать из меня дурака. Я не преступник, и ковыряться в своих мозгах не позволю! — Ну что вы, капитан, никто не считает вас преступником. Не нужно агрессии. Постарайтесь вспомнить, что именно сказал вам Тенсес. Разозленный посягательствами на свою территорию, я не сразу смог сосредоточиться. Мне даже пришлось прикрыть глаза и помассировать виски, помогая себе лучше мыслить. — Он сказал, что его Искра давно находится в Пирамиде Тэпа, и что она — залог бессмертия. Но Гурлухсор вместе с демонопоклонниками хочет уничтожить ее. И лишить всех дара воскрешения. Потом еще… вокруг тьма, скверна и порча. То, что было наполнено исцелением и спасением, теперь несет в себе зло и разрушение. Это он про артефакты с плато Коба говорил… Свет превратится в Тьму. И нужно помешать этому. Как-то так. — Понятно. А конкретно о вас и вашей роли он что-нибудь говорил? «В твоих руках будущее мира… Поспеши…». Эти слова я помнил очень отчетливо. — Нет, ничего. — Товарищи! ТОВАРИЩИ! В палатку ввалился дипломат Анатолий Союзин, и судя по его крайне возбужденному виду, случилось что-то важное. Все сразу подскочили на ноги. — Лига напала? — Нет… Историк… — Историки напали?! — Да нет же. Там историк, заместитель Архивина! Он сбежал из своего лагеря. Хочет поговорить. Это очень срочно! — Веди его сюда, — распорядился полковник. Номарх Инмеркар, оставшийся за главного среди Историков на Асээ-Тэпх после того, как Архивин оказался замурованным в Пирамиде, был мне знаком. Именно он пропустил нас туда на поиски Нефера Ура, ничем, правда, кроме стычки с наемниками, не закончившиеся. Сейчас историк казался нервным и напуганным, что не очень не вязалось с его расой восставших. — Господа, — произнес он, как-то несмело войдя в палатку. — Надеюсь вы сейчас сообщите нам убедительную причину, почему мы не должны вас арестовать, — холодно сказал человек без погон. — Стойте! Мы не виноваты в том, что случилось! — Неужели? Нам известно, что Историки приобрели у гоблинов все артефакты Тьмы. Учтите, лично у меня никогда не было к вам доверия. Ради какой-нибудь научной теории вы кого угодно в расход пустить готовы. У Комитета хорошая память и длинные руки. И если вам дороги шестеренки, в ваших же интересах сотрудничать с Империей. Чистосердечное признание смягчает вину. — Это все наш председатель, Виссарион Архивин! — Архивин заперт в Пирамиде, — хмуро напомнил полковник. — Ох, это что-то невообразимое! — принялся заламывать пальцы историк. — Недавно он снова появился в лагере… Появился и тут же исчез вновь, вернулся в Храм! Он даже не поговорил со мной, зато всю власть в лагере передал гоблинам! Сейчас у нас всем заправляет Крут Бараний Рог. Он стал нашим тюремщиком. Историкам запрещено покидать лагерь. Какой позор! — И как вы можете это объяснить? — Боюсь, другие трактовки невозможны… Председатель Архивин продался демонопоклонникам! Нас, Историков, подставили! Наше имя опозорено! Но главное… Бараний Рог собирается переправить груз артефактов Тьмы в Храм. Говорит, что это входит в контракт… — Неожиданный поворот событий. Надо действовать! И немедленно! — взвизгнул Союзин. — Конфисковать груз с артефактами Тьмы! — Подождите, — перебил я и обратился к Инмеркару. — Этот гоблин, Бараний Рог, как он собирается переправлять груз в Храм? Он знает, как попасть за барьер? — Думаю, с помощью вот этого… — историк выложил на стол небольшой предмет, светящийся зеленым. — Что это? — Ключ. — От барьера?! — Нет, барьер преодолеть невозможно, он надежен. Но у Пирамиды не один вход. Я украл этот ключ у гоблинов и сбежал. Мои коллеги помогли мне. Но меня скоро хватятся, да и пропажа ключа не останется незамеченной. Вам нужно поторопиться.
  2. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.53

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 53. Историческая покупка Ближайший к северному проходу лагерь гоблинской мафии уже частично опустел, хотя дрессированных волков по-прежнему было много, так что нас встретила хоть и ослабшая, но все еще грозная оборона. Завязавшийся бой грозил затянуться надолго, но я постарался не задерживаться, прорываясь верхом на лошади еще дальше, мимо сражавшихся сторон, и отбиваясь на ходу. Старатели справятся здесь и без меня. Задачу привлечь их к атаке можно считать выполненной, и теперь мне нужно было просто добраться до ставки Козыря — к своим. Я рванул туда на максимальной скорости, которую только могла предложить купленная лошадь. К моменту моего появления у центрального лагеря мафии там уже вовсю орудовала Империя. Какая-то часть мафиозной шайки пыталась оказывать сопротивление, так что бой еще кипел, но я подоспел почти к самой развязке. Большинство гоблинов уже хватали все, что плохо лежит, грабили друг друга и старались унести ноги от наступающих Хранителей. В лагере царила полная неразбериха. Некоторые палатки, а также собранные наспех из камней и трухлявых досок постройки горели, и все заволокло дымом. Отовсюду слышались крики и звон стали. Имперские военные зачищали каждый угол, вытесняя обитателей из их логова. Я, вломив по ходу движения двум гоблинам, имевшим неосторожность наброситься на мою лошадь, продолжал вертеть головой по сторонам. Но что можно разглядеть в этом хаосе? Из-за дыма и шума ориентироваться было очень сложно, и я едва не оказался погребенным под горящими бревнами — одна из вышек рухнула прямо возле меня. Моя дорогущая лошадь встала на дыбы и громко заржала, от страха став неуправляемой. И хотя ее попытка выбросить своего наездника из седла не увенчалась успехом, успокаиваться она не собиралась, и мне в конце концов пришлось с нее слезть. Поскольку я подобрался к лагерю с противоположной стороны и с остальными Хранителями меня еще разделяли ряды палаток, мне пришлось отбиваться от целой своры в гордом одиночестве. Снова с тоской подумав о своем дрейке, не боявшимся никого и ничего, я размахивал мечом, который тоже был далек от совершенства и не шел ни в какое сравнение с тем, что дожидался меня где-то на Рыжем Сырте. По отдельности и гоблины, и волки — сила слишком ничтожная, чтобы говорить о ней серьезно. Но их было много. И через некоторое время я понял, что не справляюсь, и что если до меня не доберется кто-нибудь из своих, меня просто задавят количеством. Я старался приблизиться к Хранителям, но был окружен со всех сторон. Возле меня что-то взрывалось, и я подумал, что это, возможно, Михаил швыряет огненные проклятья в гущу врага. В конце концов на мои пляски в центре гоблинского кружка обратили внимание: группа военных ринулась к нам и споро нейтрализовала нападающих, но и со мной тоже сюсюкаться никто не стал. Среди подоспевших солдат не оказалось никого, кто узнал бы меня. Решив отделаться малой кровью, я покорно дал себя обезоружить, ткнуть лицом в землю и связать. — Атакой командует полковник Праведных? — Тебе-то что? — Я капитан Санников, у меня важная информация. Сообщите ему обо мне. — Сообщим. Отдохни пока, капитан. Словом, окончание операции по ликвидации центральной ставки гоблинской мафии на плато Коба я свидетельствовал лежа на земле, трогательно прижавшись щекой к высеченным на камне иероглифам Зэм, под строгим надзором конвоя, среди таких же подозрительных особ — связанных до выяснения личности. Гоблинов Хранители не слишком жалели, а вот представителей других рас старались не убивать, а брать в плен. Никакая подмога на помощь Козырю так и не подоспела, из чего я сделал вывод, что старатели тоже успешно справлялись со своей атакой на другой лагерь. Сам я искал глазами своих друзей, но никого из них не увидел. Зато мне на голову уселась Фея, каркнув на всех так воинственно, будто обозначила свою собственность. — Вот это да! Наконец-то Империя решила вмешаться и навести порядок. Мы уж и не чаяли спастись! Оторвав лицо от камня с иероглифами — Фея, взлетев, обругала меня с ног до головы — я повернул голову в другую сторону. Трое гибберлингов, тоже связанных, улыбались до ушей наблюдая за тем, как Хранители зачищают лагерь. — Старатели? — спросил я, прижавшись к иероглифам другой щекой. — Нет, мы охотники на демонов. Наш корабль стоит у островов Бессилия. — Я знаю. А что вы делаете здесь? — В плен попали к гоблинам, когда пытались стащить артефакты. Пресперо, руководитель нашей группы на плато, считает, что они имеют демоническую природу! Но не получилось… — Гоблины продали все артефакты. — Ага. Сделка совершилась на наших глазах. — Что? — встрепенулся я. — И вы знаете, кто покупатель? Лига?! — Нет. Артефакты скупили Историки! — Как это — Историки? Зачем? — А мы почем знаем? Изучать историю, видимо. Я ошарашено уставился на гибберлингов и даже не заметил, как ко мне подошли. — Прохлаждаешься, капитан? Подъем. Нечего плохой пример подавать, пока остальные работают. Веревка, связывающая мои руки и ноги, опала, и я смог подняться, разминая затекшие мышцы. — Что за информация? — строго спросил полковник Праведных. — Артефакты, кажется, купили Историки, — сообщил я совсем не то, что собирался. — Знаю, — поморщился полковник. — Ребята уже обезвредили какого-то гоблина, предположительно — Козыря, у него была купчая… Мы и представить себе не могли, что у Историков столько золота! — На чьей же они тогда стороне? На нашей или на стороне Лиги? — В штабе разберутся. Как там наши старатели? — Грабят лагерь за северным проходом. — Понятно. — Это еще не все. Где-то здесь налажен конвейер по производству святого оружия, там заправляет ученый — Саранг Птах. Хорошо бы с ним пообщаться, — сказал я и, повернувшись к стражам пленников, потребовал: — Мой меч! Оружие мне вернули без вопросов, и полковник махнул рукой, призывая следовать за ним. Штурм лагеря к тому времени окончательно перешел в завершающую фазу. Бои прекратились, хотя шум и суета не исчезли. Хранители пытались потушить пожары, попутно разыскивая и вынося все, что могло быть ценным, и все это в сопровождении воплей недобитых гоблинов. — И что интересного нам может сообщить этот Птах? Детали производства святого оружия? — спросил полковник, не глядя шагая прямо по гоблинским телам и даже кажется получая удовольствие от хруста костей под ногами. — Об этом мне ничего неизвестно, — покачал головой я. — Я знаю лишь то, что он умер когда-то именно здесь, на плато Коба. Ну и здесь же воскрес. — Какая с этого польза? — Может, и никакой. Но Историки нашли в зыбучих песках древние руины Зэм с изображением демонов, или что-то вроде того. — Изображение демонов у Зэм?! — переспросил полковник и даже замедлил шаг. — Да. Это означает, что если Проклятьем джунов и были демоны… — То Зэм видели это Проклятье своими глазами. — Ну во всяком случае — местные Зэм. — Товарищ полковник! — гаркнул подскочивший к нам Хранитель в лейтенантских погонах. — Разрешите… — Говори. — Опознали главаря гоблинской мафии Козыря. — Мертв? — Так точно. — Туда ему и дорога! — С берега докладывают, что некоторых гоблинов успели перехватить, но большей части удалось удрать на своих кораблях. — Мда… припозднились мы, — поджал губы полковник и нахмурился, сложив руки за спиной. — Разрешите идти? — Стоять! Приведи-ка мне сюда того восставшего, Саранга. — Есть. Лейтенант, отсалютовав, умчался, а полковник снова повернулся ко мне. — Оружейника мы взяли, приказ Комитета. А вот с артефактами беда. Я уже отправил депешу нашему дипломату на Асээ-тэпх — Союзину. Пусть выясняет по своим каналам, зачем Историкам столько артефактов Тьмы и откуда у них такие деньги. И самое главное — что угрожает Святой Земле, почему гоблины бегут с аллода. И имеют ли к этому какое-то отношение демоны — добавил я про себя. Сложно было даже определиться, что важнее: непонятное покупка Историками артефактов Тьмы, или демоническая угроза, еще недавно казавшаяся чушью, однако стремительно приобретающая все более реальные очертания. Саранг Птах дал о себе знать задолго до того, как появился в поле зрения. Его вели двое орков Хранителей, но он вырывался и вопил, заглушая весь шум вокруг. Металлические части тела восставшего, включая маску на лице, деформировались — судя по всему, штурмовики основательно намяли ему бока. — Хватит… Остановитесь! Я не воин, я ученый! И не для того я столько прожил на свете, чтобы какие-то желторотики выбили из меня Искру… Что вам от меня нужно? Вы мне гидравлический привод перебили… Сволочи! Ну где я теперь новый патрубок найду, а? — Тащи сюда свои оглобли, сейчас тебе и патрубок вставим, куда надо, и привод поправим, — успокоил полковник и уселся на ящики, когда Хранители подвели к нему сопротивляющегося восставшего. — Но сначала проясним пару вопросов. — Я умру, но ничего не скажу! — А если я вырву из тебя все шестеренки? — Что? Из меня?! Да вы… Да ты… Да я вас… — Тащите кувалду! — Ну хорошо, Них с вами, спрашивайте! Я живу уже много веков и не желаю подохнуть вновь на старости лет по вине каких-то солдафонов. Ну что вы хотите знать? — Ты служишь Тэпу? — задал полковник традиционный вопрос к Зэм. — Да как ты смеешь произносить это имя?! Нет, нет! Только не убивайте!.. Хорошо, я все скажу… Тэп — величайший из некромантов, когда-либо населявших аллоды, и в прошлой жизни я имел великую честь помогать ему! Тэп изучал тогда магию джунов. Что еще вы хотите знать? Мы с полковником обменялись взглядами. — На местных развалинах Зэм есть изображение демона. Что вы знаете об этом? — спросил я. — Это инсталляция Проклятья. Да, легендарное Проклятье джунов и было демонами. А что, разве этого никто не знал до сих пор? Это ж надо — жить в мире и так мало знать о нем! — Вы видели их? — Я видел огромного демона так же, как вижу сейчас тебя! Тогда он еще преследовал настоящих джунов. Сейчас их уже, конечно, не осталось… — Демон… в единственном числе? — уточнил я. — Слушайте, подсчетов я не вел! Один, два, десять, сто… Откуда я знаю?! Но он был огромен и очень силен! Возможно, и вы его однажды увидите. — Вы хотите сказать, что он отличался от демонов, которых сейчас полно в астрале? — Они очень похожи, только гораздо слабее. Но Проклятье джунов где-то среди них, я уверен! Оно никуда не делось. Час от часу не легче. Я прокручивал в голове слова Саранга Птаха и так, и эдак, стараясь определить свое отношение к несколько модифицированной версии гибели джунов, но и такой вариант у меня все равно не вызывал доверия. Друзей я все-таки разыскал, слава астралу — живых и здоровых. Атака на гоблинский лагерь вообще на удивление прошла для нас почти безболезненно. — То есть джуны впустили к нам из другого мира кучу этих тварей, — Орел указал рукой себе за спину, будто там толпилась орава демонов. — И среди них был или были особо сильные особи, которые джунам оказались не по зубам. Демоны истребили целый народ, почему-то побрезговав остальными, и засели в астрале. А нам теперь нужно залечь под корягу и не вякать, чтобы они не обратили внимание на нас. Я ничего не упустил? — Это всего лишь версия культиста Тэпа. Но я в нее тоже не очень верю, — произнес я. — Я не удивлен. У тебя прям пунктик по этому поводу… — Ник, тебе нужно просто отдохнуть. Когда вернемся на Рыжий Сырт, я как лекарь потребую отправить тебя высыпаться. — Нет, я… должен вернуться в «Приют Старателя». — Зачем? — удивилась Лиза. — У тебя что, приказ? — Нет. — Тогда в этом нет необходимости, — вставил Миша. — Артефакты проданы, так что с большой долей вероятности нас вернут в свою часть на Асээ-Тэпх. Но даже если и нет, тебе в любом случае сначала нужно отчитаться перед Семер Кийя. — Нет, — упрямо повторил я, и все замолчали, ожидая пояснений. Но сказать мне было нечего. Я еще сам не до конца понимал своих целей. У меня не было никакого плана, не было даже никакого намека на здравую цепь размышлений, которая привела бы к хоть какому-нибудь итогу. А может быть, я просто малодушно избегал всерьез поразмыслить над этим? Одно мне было ясно — взять и уехать, вычеркнув из памяти дочку трактирщика, я не могу. Мне хотелось увидеть ее еще раз хоть одним глазком… хотя бы для того, чтобы убедиться, что таких Вероник в Сарнауте пруд пруди, и на моем пути их будет еще целая куча. Смысл убиваться по той, которую я встретил в окружении дезертиров, прикидываясь одним из них? — Мне надо вернуться, — повторил я и, так больше ничего не добавив, развернулся и отправился на поиски своей лошади. Задерживаться дольше в ставке Козыря я не стал. Хранители еще продолжали перетряхивать гоблинский лагерь, когда я, отрапортовав полковнику Праведных и как-то неуклюже попрощавшись с друзьями, направился обратно к старателям. Полковник тоже усомнился в необходимости продолжения моей миссии, но поскольку не он ее на меня возлагал, то возражать не стал, а для комитетчицы Семер Кийя, которая наверняка дожидается меня на Рыжем Сырте, я потом что-нибудь придумаю. Впоследствии, спустя годы, я часто вспоминал именно этот день и думал, что изменилось бы в моей жизни, не вернись я тогда в «Приют». Наверное, Вероника со временем просто стерлась бы из моей памяти, как тысячи других лиц, которых я встречал и забывал после. Но я вернулся. И это было одно из тех самых, судьбоносных решений. Очередная развилка на жизненном пути. Если бы я только знал, что эта сиюминутная прихоть в итоге обернется для меня долгими днями, месяцами и годами поисков, ожидания и тоски… Вместо того, чтобы избавиться от кольнувшей меня занозы, я вернулся и вогнал ее настолько глубоко, в самое сердце, что вытащить так больше никогда и не смог. — Привет, спаситель, рада видеть тебя живым! Выглядишь уставшим. Как все прошло? Я слышала, от гоблинского лагеря ничего не осталось. Надеюсь, тебе перепало что-нибудь из гоблинских припасов! И папочка еще хочет тебя отблагодарить за мое спасение. Ну и за выкуп, который вы ему вернули, хе-хе. Ты же не против? — Мне достаточно твоей благодарности, — вспомнил я наконец, что тоже умею говорить. Вероника, впрочем, могла непрерывно щебетать в моно-режиме, без моего участия. И мне нравилось ее слушать. — Там тебя еще какая-то эльфийка ищет! Историк, вроде бы. Надменная такая дамочка. Как же ее… Бертилия… — Ди Плюи. — Да-да. Пойдем! Она схватила меня за руку и потащила в трактир. И я побрел за ней на автомате, радостно сжимая хрупкую ладонь и глядя на рыжие волосы осоловевшим взглядом. Правда, когда меня усадили за стол и расположившаяся напротив Бертилия строго попросила Веронику оставить нас наедине, я сразу погрустнел. Ну вот разве для этого я возвращался? — Рассказывайте. Вам удалось поговорить с Сарангом Птахом? — Э-э-э… да. Удалось. Но может, отложим до завтра? Уже поздно, я предпочел бы… — Что вы, дело не терпит отлагательств! Рассказывайте, что он вам поведал. Я решил, что быстрее будет отвязаться, если просто рассказать то немногое, что я узнал. Вероника крутилась у барной стойки, отца ее видно не было, да и вообще трактир был непривычно пуст. Но это и неудивительно. Большинство старателей наверняка все еще за Кордоном в поисках наживы — когда как не теперь, после падения оружейной мафии, искать счастье в аномалиях. — Итак, что мы имеем. Изучая бессмертие, Тэп опирался на знания джунов. Вот вам и связь двух народов. Несчастные джуны погибли от Проклятья, которое похоже на наших астральных демонов. А вдруг они — и наше Проклятье? Не хочется об этом даже думать. — Да уж, давайте не будем. — Также имеем это загадочное древнее существо — червелицый. Кое-кто, правда, убил его… Я не виню вас, понимаю, оно было для вас очередным монстром. Но нам, Историкам, всегда так жалко, когда гибнет что-то древнее, что могло бы еще приоткрыть много тайн. Ну да ладно. Главное, что сейчас нужно сделать, — это систематизировать все данные. — Уверен, вы с этим справитесь… — Я изложу все в письменном виде! — Непременно прочту… — И передадите эту исследовательскую работу своему командованию! — Обязательно… что?! — Да бросьте, Ник, — махнула рукой Бертилия. — Саранг Птах клепал оружие для мафии в ставке самого Козыря, а ее зачищали Хранители Империи. Если вы говорили с ним, значит вы все еще служите своей стране. Но это не мое дело, я не собираюсь вмешиваться в вашу работу, не волнуйтесь. И как я, будучи таким идиотом, сумел продержаться здесь столько времени? Хотя это наверное из-за Вероники я потерял бдительность. Кстати, где она? Я осмотрелся. В зале ее уже не оказалось. Было очень тихо, на улице стояла безветренная ночь, «Приют Старателя» переживал наверное самые спокойные свои часы. Я заглянул за барную стойку — пусто. Марьяна, обычно разливавшая посетителям пиво, тоже куда-то запропастилась. — Вероника? — позвал я, но ответа не последовало. — Горислав? Наверное они где-то в подсобных помещениях. Открыв дверь за барной стойкой, я увидел длинный коридор с несколькими дверьми, и заканчивающийся лестницей вниз. Но именно оттуда лился свет. — Есть кто живой? Спустившись по лестнице, я очутился в кладовой, среди бочек с пивом, коробок и мешков. У дальней стены виднелась дверь в еще одну комнатку, поменьше, и в ней явно кто-то был. — Нашел меня? — усмехнулась Вероника, и огоньки от тусклой свечи блеснули в ее глазах. Она сидела на бочке и болтала ногами, и ее белые коленки моментально приклеили к себе мой взгляд. Почему-то я подумал, что она меня ждала. Ну или мне хотелось так думать. — М-м-м… там просто за стойкой никого не было, и я… — Отец даст тебе золота, сколько захочешь. И еще вот это, — она протянула мне знакомую куклу Зэм, которая была частью выкупа Вероники. Сорока притащила мне таких две: одну я подарил трактирщику, а вторую передал Семер Кийя, чтобы выяснить, чем же так ценны эти куклы. — Да не нужна мне награда, — буркнул я, нахмурившись. Даже как-то обидно стало! Вот если бы не ее коленки — развернулся бы и ушел! — Разве герою позволительно оставаться без награды? — Если встречу какого-нибудь героя, обязательно спрошу. Вероника спрыгнула на пол и подошла ближе, сверкая улыбкой, способной разрушить любые стены. Во всяком случае мои стены стали очень неустойчивы. — Не прибедняйся. Я же знаю, что ты не из скромняг! — Откуда? — Мне рассказывали. — Тебя ввели в заблуждение. — А так? Если еще какие-то стены удерживали целостность, то теперь они рухнули окончательно. Мягкие губы, щекочущие лицо волосы и стройный стан в моих руках оказались сильнее. Никогда до этого я не впадал в такую эйфорию от простого поцелуя. Забыл, как думать, забыл, как дышать, и наверное, бы задохнулся, если б Вероника не отстранилась. — Не похож ты на скромника. — Где твой отец? — Ушел по делам, — произнесла она и захлопнула дверь за моей спиной, отрезая нас двоих от остального мира. Жалел ли я, что вернулся в «Приют»? Иногда очень сильно. Но когда остывал, каждый раз возвращался к мысли, что если все возвратить назад — я поступил бы точно так же. Ну а тогда мне и вовсе ни о чем серьезном думать не хотелось. Голова гудела, усталость звенела в каждой мышце, но я все равно чувствовал себя счастливым. Даже когда поднимался на второй этаж в свою комнату — со слипающимися глазами и еле переставляя ноги. Я лыбился сам себе и размышлял, заглянет ли еще ко мне сегодня Вероника до того, как взойдет солнце? Она не заглянула. Я безмятежно проспал все утро и половину дня, и снилось мне что-то очень хорошее. Пробуждение было тоже приятным. Жалко, конечно, просыпаться одному, но можно же пойти и поискать свою зазнобу… Однако неспешно разгоняющиеся мысли в конце концов вытеснили приподнятое настроение, охватившее меня со вчерашнего вечера, и вернули на бренную землю аллода. И что мне делать дальше? Я четко понимал, что теперь точно не смогу оставить Веронику. Но захочет ли она уйти со мной — вот главный вопрос. Возможно, ей нравится ее свободная жизнь, в которой она не связана никакими обязательствами… А что, если мне придется выбирать между ней и Империей? Готов ли я бросить страну, которой искренне клялся в верности? Дезертировать? Еще вчера мне показалось бы абсурдной даже мысль об этом. Но теперь я вдруг с ужасом осознал, что какая-то часть моего «я» уже рассматривает и такую возможность. Вспомнились все те, кого я презирал и даже лишал жизни за дезертирство. Предательство — преступление, которому я не видел оправданий. Судьба все-таки большая шутница. Внизу за барной стойкой снова стояла Марьяна, но обслуживать ей особо было некого. Я подумал, что если даже старатели и вернулись из-за Кордона с добычей, то сейчас скорее всего спят. Интересно, бывало ли когда-нибудь раньше в трактире два дня кряду так тихо и пусто? У меня возникло странное ощущение, что теперь здесь все будет по-другому. Не знаю как — но как-то иначе. Не успел я открыть рот, чтобы поздороваться, как рядом со мной материализовалась Бертилия ди Плюи. — Добрый день, Ник. Вы не поверите, но у меня все готово! — Что готово? — не понял я. — Все результаты исследований моих, а также Геродота и его команды! Я изложила их в трактате «Джуны и Зэм: попытка анализа взаимосвязей». Пожалуй, этот документ достоин внимания самого Найана… это глава Историков, если вы не знаете. И один из самых древних Великих Магов. После гибели Скракана, быть может, самый древний. — Да, что-то слышал. — Наш уговор, я надеюсь, еще в силе? Я бы сделала все сама, через Архивина, председателя нашей экспедиции на Святой Земле. Только… Не верю я ему. Мутный он какой-то! — Подождите, Бертилия, я сначала должен… Одну секунду, хорошо? Марьяна… — Ох, хоть кто-то тут еще живой имеется! Того и гляди от тоски помру. Пива? — Нет. Мне очень нужно увидеть Веронику! Можешь помочь? — Я бы с радостью, только ее здесь нет. — Как нет? А где она? — Уехали они с отцом. — Что значит — уехали? Куда? — Откуда ж мне знать? Сарнаут большой. А тут неспокойно… Домой, может, решили вернуться? Откуда-то они приехали, он говорил… как же аллод назывался-то? — Гипат. — Во, точно! Никогда о таком не слышала… А! Вот дырявая моя башка, она же тебе оставила тут кой-чего… Сейчас. Марьяна похлопала себя по бокам и вытащила из объемного кармана фартука газетный сверток. Я быстро развернул его, разодрав газету с неизвестными мне лицами и на неизвестном языке… Внутри оказалась кукла Зэм. — На какой корабль они собирались? — спросил я осипшим голосом. — Да какая разница? Они ведь еще ночью уехали! Теперь уж далеко в астрале, не догонишь… Все думаю, может, и мне уже пора? Трудно описать, что я почувствовал. Скажу лишь, что в череде ударов — этот стал первым. — Ник! Вы слышите меня? Ник! — донесся до меня голос Бертилии. — Мой трактат… Все как мы договаривались? — Да… да… как договаривались. Ну вот и ответ на мучивший меня вопрос. К сожалению или к счастью, но она не стала ставить меня перед выбором. Теперь мне точно в «Приюте» нечего было делать. Я взял отчет Бертилии и поплелся прочь, разрываемый желанием поскорее забыть трактир и все, что с ним связано, и мыслями вернуться сюда когда-нибудь еще. Может быть, Горислав уехал не навсегда, и у меня еще есть шанс увидеть его дочь? Тому, что на Рыжем Сырте меня уже дожидался приказ возвращаться со своей группой в свою часть, я почему-то не удивился. Более того, остальные прибывшие со мной отряды Хранителей уже отправились назад, и я решил, что это означает скорую заварушку на Асээ-Тэпх. И нетрудно было догадаться, что случится она скорее всего у Пирамиды Тэпа и будет иметь непосредственное отношение к лагерю Историков. Но я, тем не менее, даже почувствовал что-то вроде облегчения. Хотя находиться в горячих влажных джунглях значительно тяжелее, чем в не менее горячей, но зато сухой степи, я все равно был рад, что ухожу с плато Коба. Взбучки от Семер Кийя за то, что я не явился ее очам еще вчера, избежать не удалось. Но, видимо, мое лицо выражало такую степень задумчивости и отрешенности, что ее недовольство переросло в настоятельные призывы рассказать, что еще я узнал. — Да ничего, в общем… Владелец трактира покинул плато Коба вместе с дочерью. — Мне уже доложили, — кивнула комитетчица. — А вы знаете, что за аллод — Гипат? — Такого аллода нет. — Но Горислав… — В «Приюте Старателя» мало кто рассказывает о себе что-то правдивое, товарищ капитан. У вас есть еще какая-то интересная информация? — Нет. Хотя… в прошлый раз я передал вам куклу Зэм. Горислав говорил, что это очень дорогая вещь. Выяснилось, что в ней особенного? — Горислав ошибся. Для археологов находка, вероятно, имеет какую-то историческую ценность, но не более. Наши специалисты изучили куклу — в ней нет никакой магии и на произведение искусства она тоже не тянет. Даже не знаю, с чем трактирщик мог перепутать такую незначительную вещь. Почему-то я не поверил. Мог ли Горислав ошибиться? Это казалось неправдоподобным… Хотя гибберлинги, примкнувшие к охотникам на демонов, тоже не нашли в этой кукле ничего интересного. Я напряг мозг, пытаясь вспомнить все, что знаю, и с удивлением понял, что о ее ценности никто, кроме самого трактирщика, мне больше не говорил. Выходит, он и правда ошибся! Ну не пошутил же он, верно? Самым сложным при возвращении на Асээ-Тэпх было отбиться от назойливых вопросов друзей. Моя подавленность не прошла мимо их внимания, но я молчал, как партизан на допросе. Поддержка неожиданно пришла от Лизы, громогласно сообщившей, что иной раз, чтобы кому-то помочь, нужно просто оставить его в покое. После этого никто ко мне больше не лез. Правда, Матрена украдкой подсунула мне какое-то лечебное зелье, которое я покорно выпил, хотя физически и так чувствовал себя прекрасно. У меня просто что-то надломилось в душе. А лечебные зелья для души обычно имеют градус и в армии формально запрещены. Из положительных сторон: мне снова вернули моего дрейка, меч, погоны и форму. И все это неожиданно принесло мне определенное облегчение. Сорока — мой непрошенный трофей из трактира — тоже была со мной. Асээ-Тэпх встречал удушливой влагой, буйством зелени и разноголосьем многочисленных лесных обитателей. После непритязательного плато Коба мы были немного оглушены всей этой вакханалией. В складской комплекс «Южный берег», или просто — СКЮБ, прибыли к вечеру, где и остались ночевать. И первым делом, естественно, жадно выслушивали новости, потому что до плато мало что долетало. — А вы куда направляетесь, тоже в Центральный? Вчера была целая толпа с плато Коба. — Нет, у нас приказ прибыть к Пирамиде. Как там сейчас обстановка? — поинтересовался я. — Спокойно. Сейчас на всем Асээ спокойно. Такого здесь на моей памяти не было ни разу, а я тут уже не первый год! Как стало известно про Святое Оружие, так все и замерло. Жизнь в джунглях будто остановилась. Говорили, что скоро войне конец, что оружие всех быстро порешает, уже вот-вот и победим… Все ждут, да только что-то затянулось все. Дни летят, а ничего не меняется. Даже уже скучать начинаю по мордобою с лигийцами. — А сами лигийцы? — Наверное тоже сидят и ждут, что скоро получат оружие и сразу нас победят. — Понятно. Про Нефера Ура что-нибудь слышно? — Ничего. Наши маги не сумели снять заслон в Пирамиде. И лигийские не сумели — их, я слышал, тоже приглашали, там ведь какая-то лигийская шишка застряла, вместе с нашим Уром. Ну и Архивин еще — главный у местных Историков, тоже с ними. — Второй месяц уже… — Угу. Нефер Ур-то, может, еще жив, недаром что Зэм, а вот лигийцы и историки разве что трупы своих начальников найдут. — Ну как знать, — скептически отнесся я к этому предположению. В одном работники СКЮБа оказались правы: в джунглях было на удивление спокойно. Все встреченные нами на следующий день имперские патрули подтвердили, что стычек с Лигой давно не случалось. Да самой Пирамиды Тэпа — Храма Тенсеса — добрались без приключений. И только тогда я вспомнил, что когда был здесь в последний раз, на той стороне трепала нервы своим присутствием лигийская армия. Но сейчас лес был пуст. Зато с нашей стороны перед ограждением, отделяющим территорию лагеря Историков, возвышалось несколько армейских палаток, над которыми гордо реял красный флаг со звездой. Слишком скромный лагерь, не тянувший на внушительное представительство Империи, и это мало вязалось с тем, что здесь, тем не менее, находился сам полковник Кровавых. И он был сильно не в духе. — Заблудился в лесу, капитан? Я ждал вас еще вчера! Может, тебе компас вместо погон прикрутить? — Виноват. — Пойдем-ка, надо пообщаться… На этот раз к «общению» привлекли не только меня как офицера, но и всю мою группу. Вшестером мы уселись за стол в одной из палаток и выжидательно уставились на Жгута Кровавых. Не просто же так нас сорвали с плато Коба и приказали прибыть именно сюда, тогда как остальные вернулись в центральный имперский лагерь на южном берегу! Внутрь тенью шмыгнул неприметный человечек в форме без отличительных знаков, и судя по тому, как скривился полковник, человечек имел непосредственное отношение к Комитету. — Значит, первое. По поводу вашего общения с охотниками на демонов и их послания нам, — начал полковник. — Артефакты Тьмы — это сфера ответственности Комитета. А Комитет не будет их уничтожать. Да и кто поверит этим охотникам? Тем более, когда на кону мощь и сила! И не надо, капитан, так на меня смотреть. Не дорос еще! Второе. Как вы знаете, эта магическая дрянь в Пирамиде все еще висит и не думает развеиваться. Не знаю, что это за фигня такая, но я эту завесу лично топором потыкал — ничего! Наши маги пытались снять ее каждый день. Однако сейчас мы лишены этой возможности. Историки, точнее, их наемники, всех — и нас, и лигийцев — вежливо выпнули за пределы своего лагеря. Даже дипломатов! И теперь не пускают внутрь. Этого их маневра никто не понял, но теперь, когда выяснилось, что артефакты скупили именно они, все становится гораздо интересней. Так просто спускать им это дело никто не собирается, но генералу Сечину нужно время, чтобы привести сюда наши войска. Полковник прервался, чтобы глотнуть воды. А я переваривал его слова. Значит, дело принимает совсем уж серьезный оборот! Сечин не хотел вести армию к Пирамиде даже когда лигийцы привели сюда свою! Тогда он положился на Историков, считая, что Лига не захочет портить с ними отношения и не начнет боевые действия, пока они здесь. Но теперь Историки перестали быть нейтральной стороной, и у Империи, как, впрочем, и у Лиги, вдобавок к одному противнику неожиданно добавился второй. — А теперь, внимание, важный момент, — продолжил полковник, и так пристально уставился на меня, что стало понятно — сейчас будет самое интересное. — Если начнется бой с Историками, а еще и, не приведи астрал, Лига припрется, а что-то мне подсказывает — она обязательно припрется, то Пирамида может пострадать! Вы понимаете, какими последствиями это пахнет? Это же Храм Тенсеса, там его Искра! Лишиться бессмертия Империя позволить себе не может даже с учетом того, что и у Лиги его не станет тоже. Он замолчал. И мы не знали, что сказать, поэтому переглядывались и ждали продолжения. — И че терь делать? — в конце концов озвучил Лоб основной вопрос. — Кхм, — подал голос неприметный человечек, вдруг решив тоже сесть с нами за стол. — Вынужден признать, что у нас пока нет четкой позиции на этот счет. Однако сейчас речь не об этом. Вы, товарищ капитан, утверждаете, что разговаривали на Эльджуне с духом Тенсеса. Это так? — Да. — Что он вам сказал? Постарайтесь припомнить дословно. — Вы смеетесь? Могу только передать общий смысл. — Тогда может вы позволите мистикам вмешаться, чтобы вытащить эту информацию из вашей головы? — Конечно, нет. — Товарищ капитан, Империя может подумать, что вам есть что скрывать. — Неприкасаемость сознания — мое законное право. Понимаю, что вы не слишком-то усердно его соблюдаете, но… — Отнюдь. Я же сейчас спрашиваю вашего разрешения. — Вы его спрашиваете только потому, что без него не можете залезть ко мне в мозг, ведь я плохо поддаюсь магии разума. Я не знаю, кто вы, но не пытайтесь делать из меня дурака. Я не преступник, и ковыряться в своих мозгах не позволю! — Ну что вы, капитан, никто не считает вас преступником. Не нужно агрессии. Постарайтесь вспомнить, что именно сказал вам Тенсес. Разозленный посягательствами на свою территорию, я не сразу смог сосредоточиться. Мне даже пришлось прикрыть глаза и помассировать виски, помогая себе лучше мыслить. — Он сказал, что его Искра давно находится в Пирамиде Тэпа, и что она — залог бессмертия. Но Гурлухсор вместе с демонопоклонниками хочет уничтожить ее. И лишить всех дара воскрешения. Потом еще… вокруг тьма, скверна и порча. То, что было наполнено исцелением и спасением, теперь несет в себе зло и разрушение. Это он про артефакты с плато Коба говорил… Свет превратится в Тьму. И нужно помешать этому. Как-то так. — Понятно. А конкретно о вас и вашей роли он что-нибудь говорил? «В твоих руках будущее мира… Поспеши…». Эти слова я помнил очень отчетливо. — Нет, ничего. — Товарищи! ТОВАРИЩИ! В палатку ввалился дипломат Анатолий Союзин, и судя по его крайне возбужденному виду, случилось что-то важное. Все сразу подскочили на ноги. — Лига напала? — Нет… Историк… — Историки напали?! — Да нет же. Там историк, заместитель Архивина! Он сбежал из своего лагеря. Хочет поговорить. Это очень срочно! — Веди его сюда, — распорядился полковник. Номарх Инмеркар, оставшийся за главного среди Историков на Асээ-Тэпх после того, как Архивин оказался замурованным в Пирамиде, был мне знаком. Именно он пропустил нас туда на поиски Нефера Ура, ничем, правда, кроме стычки с наемниками, не закончившиеся. Сейчас историк казался нервным и напуганным, что не очень не вязалось с его расой восставших. — Господа, — произнес он, как-то несмело войдя в палатку. — Надеюсь вы сейчас сообщите нам убедительную причину, почему мы не должны вас арестовать, — холодно сказал человек без погон. — Стойте! Мы не виноваты в том, что случилось! — Неужели? Нам известно, что Историки приобрели у гоблинов все артефакты Тьмы. Учтите, лично у меня никогда не было к вам доверия. Ради какой-нибудь научной теории вы кого угодно в расход пустить готовы. У Комитета хорошая память и длинные руки. И если вам дороги шестеренки, в ваших же интересах сотрудничать с Империей. Чистосердечное признание смягчает вину. — Это все наш председатель, Виссарион Архивин! — Архивин заперт в Пирамиде, — хмуро напомнил полковник. — Ох, это что-то невообразимое! — принялся заламывать пальцы историк. — Недавно он снова появился в лагере… Появился и тут же исчез вновь, вернулся в Храм! Он даже не поговорил со мной, зато всю власть в лагере передал гоблинам! Сейчас у нас всем заправляет Крут Бараний Рог. Он стал нашим тюремщиком. Историкам запрещено покидать лагерь. Какой позор! — И как вы можете это объяснить? — Боюсь, другие трактовки невозможны… Председатель Архивин продался демонопоклонникам! Нас, Историков, подставили! Наше имя опозорено! Но главное… Бараний Рог собирается переправить груз артефактов Тьмы в Храм. Говорит, что это входит в контракт… — Неожиданный поворот событий. Надо действовать! И немедленно! — взвизгнул Союзин. — Конфисковать груз с артефактами Тьмы! — Подождите, — перебил я и обратился к Инмеркару. — Этот гоблин, Бараний Рог, как он собирается переправлять груз в Храм? Он знает, как попасть за барьер? — Думаю, с помощью вот этого… — историк выложил на стол небольшой предмет, светящийся зеленым. — Что это? — Ключ. — От барьера?! — Нет, барьер преодолеть невозможно, он надежен. Но у Пирамиды не один вход. Я украл этот ключ у гоблинов и сбежал. Мои коллеги помогли мне. Но меня скоро хватятся, да и пропажа ключа не останется незамеченной. Вам нужно поторопиться. Просмотреть полную запись
  3. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.52

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 52. Вероника Грива смотрела на меня с таким удивлением, будто мне отрубили голову, но я внезапно ожил. — Вот твои артефакты, я обещал тебе их вернуть. — А это твои, — очнулась она от ступора и протянула мне мою сумку. — Я ее даже не открывала. — Оставь себе… — Мне чужого не надо! Забирай… Эй, Ник! Выжившие пленники рассказывают, что их освободил кто-то невидимый… Ты молодец, я бы даже не рискнула туда сунуться. Я сдержанно кивнул, выдавив из себя какое-то подобие улыбки, и отошел к барной стойке. Усталость вцепилась клещами и в тело, и в разум. И хотя передо мной все еще стояла гора неразрешенных проблем, я собирался доползти до кровати и проспать столько, сколько затребует мой организм, даже если его требования превысят пределы допустимого. Но перед этим — законная кружка пива! Или две. Заслужил. Мучиться над вопросом — скольким пленникам удалось сбежать и сколько из них погибло — я не стал, на это не было ни времени, ни сил. Если удалось спасти хоть кого-то, значит терзаться угрызениями совести мне незачем. После того, как я открыл клетки, в лагере культистов поднялась суматоха, воспользовавшись которой я все же сумел отыскать то самое изображение червелицего. Все было именно так, как и описал Адам: высокая лестница, ведущая в традиционное строение Зэм — мрачное, с геометрическими рисунками и барельефами, пронизанное светящимися зелеными «жилами». В центре большого помещения с почерневшими от времени стенами и потолком возвышалась стела, с нее-то на меня и смотрело лицо червелицего. Достав меч, я принялся старательно отколупывать жутковатое изображение чудовища, стараясь его не повредить. Сделать это, конечно, не получилось — половина лица раскрошилась, превратившись в груду камней и горстку пыли, но небольшую часть я все же отковырял — глаз и часть щупальца. И хотя культисты были заняты погоней за разбегающимися пленниками и вряд ли в ближайшее время заинтересовались бы этим актом вандализма, а мне до ужаса хотелось исследовать здесь все, я тем не менее решил, что уже достаточно испытывал судьбу. Моя невидимость — величина неизвестная, способная исчезнуть в любой момент. И когда это произойдет, хотелось бы оказаться как можно дальше от ущелья Привидений. Сбежал из лагеря культистов Тэпа благополучно. Дальше, правда, удача мне изменила: я заблудился и так и не сумел найти то место, где осталась моя виверна, так что возвращался пешком, потом нарвался на целую ораву скелетов, от которых еле унес ноги, едва не попался в лапы мафии, снова пытавшейся вернуть под свой контроль все проходы через Кордон, и в довершение всего попал ночью в настоящую пылевую бурю, в которой основательно наелся песка, замерз и проклял плато Коба со всеми его аномалиями. Две кружки пива незаметно трансформировались в четыре. Трактир как всегда гудел, тем более, что тем для бурных обсуждений добавилось. Еще не успели поутихнуть страсти после прорыва через Кордон под предводительством семейки Драчунов, как появилась новая сенсация. Сумевшие добраться до «Приюта» освобожденные старатели взахлеб рассказывали о культистах Тэпа и своих злоключениях. Но так как мне в этот раз удалось сохранить инкогнито, никому не было до меня дела. В голове шумело, хотелось спать, и допив последнюю кружку, я поднялся с места. — Только культистов в ущелье нам и не хватало! О, Негасимый Свет… Владелец трактира механически натирал барную стойку до блеска, качая головой и тяжело вздыхая. Выглядел он при этом еще более разбитым, чем я. — Есть новости о вашей дочери? — спросил я скорее из вежливости, чем из любопытства. Очень уж хотелось спать. Горислав поднял на меня мученический взгляд, в котором сразу читалось, что новости есть — и они неутешительные. — Да, она жива, но… ко мне приходил вымогатель, и оказался он не пиратом, а гоблином! Оружейная мафия перекупила у пиратов мою Веронику, и сейчас они просят за нее… все! Артефакты, золото и даже трактир! Я собрал все, что у меня есть, включая дарственную на «Приют». Не знаю, где вы теперь будете собираться и оборачивать дела с торговцами… Знаю одно: не могу так больше, хочу скорей прижать к груди мою доченьку! — Понимаю, — в растерянности покивал я, пытаясь уложить в голове эту информацию. — Надеюсь, она скоро к вам вернется… — Ох, как бы мне этого хотелось, но гоблины требуют очень много золота. Не представляю, сколько нужно артефактов, чтобы собрать такую сумму! Это же стоимость целой… куклы Зэм! — Э-э-э… куклы? — Это самые редкие артефакты на всем плато. Сколько я уже нахожусь здесь, а видел всего одну такую, и торговцы несколько дней собирали деньги, чтобы выкупить ее у старателя. А тот потом сразу свернул здесь все дела и уехал в Новоград: куплю, сказал, себе дом в столице да женюсь наконец. Вот только где взять такую? Эх… Я сочувственно покивал и поднялся на ноги с твердым намерением пойти спать, потому что глаза уже закрывались против моей воли. Горислав продолжал сокрушенно качать головой и бормотать себе под нос, словно разговаривая сам с собой. — А куклы-то — невзрачные такие, страшные. Историки говорят, дети народа Зэм играли в них. Косточки тех деток давно уже истлели, а эти куклы ценятся сегодня дороже, чем золото… Ноги уже сами собой несли меня по направлению к лестнице, как в моей голове что-то щелкнуло. Я остановился и засунул нос в свою сумку. Грива не соврала — все, что лежало внутри, осталось на месте, в том числе и две грязные куклы — подарок сороки, который я так и не выбросил. — Похоже? Горислав поднял голову и, взглянув на невзрачную игрушку, выронил тряпку из рук. Глаза его расширились. — Что… Откуда это у тебя? — Нашел, — пожал плечами я. — Но это же… это целое состояние! — Да? Я не знал. Думал, просто хлам… Ну Фея, ну глазастая! Надо не забыть накормить ее чем-нибудь вкусным, когда вернется. — Я не осмеливаюсь просить тебя помочь. Но посмотри: перед тобой обезумевший от горя, готовый на все отец, — торопливо и заикаясь заговорил трактирщик. — Мне нечем заплатить тебе, все уйдет на выкуп. У меня есть только информация — разговоры старателей, Историков, торговцев, а еще… сведения о Гипате, аллоде, про который не знает никто! Информация порой стоит дороже денег, гораздо дороже… Помоги мне, Светом тебя заклинаю! — Я должен вам денег за ночлег, — сказал я и протянул куклу Гориславу. — Вот моя оплата. Трактирщик взял куклу дрожащими руками, как величайшее сокровище. — Это слишком дорого… Но я готов поделиться с тобой своими знаниями! — Поговорим об этом завтра. Информация — штука хорошая, и, полагаю, Горислав и впрямь мог поведать много интересных и полезных вещей. Но спать хотелось так, что я был просто не в состоянии ничего воспринимать. Кое-как подавив зевок, я все же поплелся в выделенную мне комнату. Теперь у меня есть три артефакта, еще одна кукла Зэм, кусок камня с изображением червелицего монстра, и обо всем об этом нужно было поразмыслить. Но мысли буксовали, так что все умственные процессы пришлось отложить. Горислав решил проводить меня до комнаты лично. Он чуть ли не вприпрыжку шел рядом, прижимая к груди игрушку и не замолкая ни на секунду. — У меня теперь есть кукла Зэм! Это невероятно! Я не мог и надеяться, что сыщется старатель, который так отнесется к моей личной беде. Рухнув наконец на кровать, я заснул мгновенно. Спал крепко и без сновидений, и оттого отлично выспался. При этом, проснувшись, я обнаружил в своей голове сложившийся план, будто мой мозг продолжал работать в автономном режиме. Сегодня я должен встретиться с друзьями. Им я передам артефакты и вторую куклу Зэм — пусть наши ученые узнают, в чем ее такая исключительная ценность. Еще порадую Комитет тем, что есть возможность разжиться полезной информацией у Горислава (сам я понятия не имел, какие вопросы ему можно задать, и можно ли вообще, так что инструкции мне бы не помешали). Ну, а после я отправлюсь обратно в лагерь Историков, чтобы показать Сарангу Хэну обломок изображения червелицего, заодно узнаю что-нибудь про голову этого монстра. Крайне довольный собой, я спустился вниз. — Капитан Санников! Сказать, что я оторопел, — не сказать ничего. Посетителей в трактире было не густо, но все же убивать кого-либо ни с того, ни с сего при свидетелях не стоило. Да и обратившаяся ко мне женщина агрессии не проявляла и говорила шепотом. Это вселяло некоторую надежду на то, что выдавать она меня не собирается. Ее лицо показалось мне смутно знакомым. Сказать, что она ошиблась? Это может привлечь еще больше внимания ко мне. — Вы меня не помните? — спросила она после того, как я, так и не определившись, как себя вести, продолжал стоять истуканом. — Меня зовут Настя… Анастасия Лучина. Давайте выйдем отсюда, чтобы нас никто не услышал. Предложение показалось мне более чем своевременным. Мы вышли на улицу и прогулялись вдоль домов, чтобы отойти еще подальше, потому что, как известно, и у стен есть уши. — Я понимаю, что вы здесь находитесь инкогнито, капитан. Но не волнуйтесь, мы занимаем нейтральную позицию и не вмешиваемся в дела ни Лиги, ни Империи. — Кто это — мы? — Охотники на демонов. Я была в группе Алексея Лужина на Асээ-Тэпх, мы выслеживали вместе Истребителя, помните? Ну еще бы! Разгуливающий по джунглям вдали от астрала демон навсегда останется в моем сердце. — Вы перебрались на плато Коба? Неужели и здесь… — Нет-нет, здесь пока о демонах никто не слышал, но мы считаем, что это вопрос времени. — Я видел их логово на Эльджуне, в краю Вечной Ночи. — Мы знаем об этом месте. Но Алексей считает, что сейчас именно здесь средоточие Тьмы. Ведь артефакты излучают ее, а значит, демоны где-то рядом. Вот только их тут и не хватало до кучи. Мало было червелицых чудовищ неизвестного происхождения, культистов Тэпа, втянувших меня в свои игры, после которых безвозвратно погиб агент Комитета, еще гоблинской мафии, дезертиров и аномалий с нежитью, так теперь еще и демоны на горизонте забрезжили! Я хмуро огляделся по сторонам. — А сам Алексей тоже здесь? — Нет, в «Приюте» его нет, — покачала головой Настя. — Мы разбили лагерь на островах Бессилия, рядом с одной из аномалий. — Это ведь за Кордоном! — Именно. Но к нам никто не суется. То место особенное — оно высасывает из тела жизненную энергию так, что иной раз не хватает сил, чтобы сделать всего шаг. Вот такие пироги… — Не очень удачное место для лагеря. — Единственное, где мы никому не мешаем. На плато Коба и без нас стало тесновато. — Как же вы оказались здесь? — Как преодолела Кордон, вы хотите сказать? Приходится огибать аллод через астрал, других вариантов у нас нет. Нам нужен доступ ко всем аномалиям — мы установили в них «уловители демонической активности». Это такие магические приборы, созданные умельцами Зэм еще до Великого Астрального Похода, когда весь мир сражался с этими тварями. Сейчас только мы ими и пользуемся: все считают, что с демонами покончено. Не знаю, не знаю… Появление новой породы демонов, которые могут жить вне астрала сколь угодно долго — это очень тревожные вести! — А что говорят эти… «уловители демонической активности»? — Мы сняли показания с уловителя в «Ржавых руинах» и сейчас возвращаемся в лагерь, чтобы показать их Пресперо. Это глава нашей экспедиции. Он расшифрует собранные данные. — Я могу с ним увидеться? — Честно говоря, я на это очень рассчитываю. Это большая удача — встретить вас здесь! Понимаю, что у вас другие задачи, но речь идет об угрозе всему нашему миру. Империя, как и Лига, не должны оставаться в стороне. Вот и составляй после этого планы на день! Как бы мне ни хотелось узнать побольше о червелицем монстре, демоническая угроза, естественно, была намного важней. Как выяснилось, Анастасия находилась в «Приюте Старателя» вместе с двумя молчаливыми спутниками — орком и эльфом, чьих имен я так и не запомнил. Подчеркнутый нейтралитет охотников на демонов позволял им находиться здесь так же, как и историкам, но смотрели на них все равно косо. Так что не было ничего удивительного в том, что Насте хотелось убраться отсюда как можно скорее. Правда, мне пришлось еще немного повозиться: сначала продать артефакт (самый маленький) и купить лошадь (самую дорогую). Я надеялся, что в этот раз мой очередной ездовой питомец продержится у меня немного дольше. Вчетвером — я и охотники — мы сделали крюк к моему тайному месту сходки. Уже ждавшие меня там друзья не слишком были удивлены компании, с которой я заявился на встречу. — Наше командование знает о пребывании охотников на плато Коба. Все обеспокоены, — поведал Миша. — Мы должны установить связь с вашим руководством! — горячо поддержала Анастасия, но Миша покачал головой. — Это будет сложно. — Имперская ставка находится на Рыжем Сырте, вы пробовали связаться… — начал я, но Настя перебила. — Пробовали. Нашего представителя даже близко не подпустила охрана. — Империя откажется поддерживать официальный контакт с охотниками, если вы будете предлагать тоже самое Лиге, — вставил Орел. — Но нам и не нужен никакой официоз! Зачастую он только мешает. Вы можете передать послание неофициально… Поймите, это ведь очень серьезно! — Думаю, это возможно, — кивнул я. — Сколько времени добираться до вашего лагеря? — Отсюда около пяти с половиной часов до берега, а потом столько же кораблем, если не встретим никаких препятствий. — Отлично, — сказал я и повернулся к своим друзьям. Уж эту миссию я могу себе позволить осуществить с группой поддержки. — Как насчет астральной прогулки? Протестующих не оказалось. Вряд ли командование рассчитывало опускать своих подопечных так надолго, но они всегда могут сослаться на то, что выполняли мой приказ. В конце концов я все еще капитан, хоть и стал уже потихоньку забывать об этом. Может, меня и не погладят по головке за такое самоуправство, но сейчас мне было абсолютно наплевать на любые санкции в отношении себя. Я уже настолько отвык быть среди тех, в ком уверен на все сто и кому не боялся подставить спину — а это только Кузьма, Миша, Лоб, Матрена и Лиза, настолько отвык быть самим собой и не притворяться дезертиром, что теперь пребывал в почти эйфорическом состоянии. И пусть я все еще находился на опостылевшем плато Коба, ощущение было такое, будто меня вытащили из стана врага и вернули домой. — Неплохая яхта! Ваша братия, я гляжу, не бедствует, — присвистнул Орел. — Что вы! Сейчас мы переживаем далеко не самые лучшие времена. — Однако даже Империя не позволяет себе курсировать на кораблях вдоль берега. Это ж сколько нужно метеоритного железа? — Имперские корабли слишком громоздкие, — возразил Миша. — Да и не снимет их Сечин с обороны центрального лагеря на Асээ-Тэпх. Даже ради сбора артефактов на той стороне Кордона! Тактически и экономически куда более целесообразно выкупить их у торговцев, чем гонять такие махины туда-сюда. — Ну да, рассказывай. А как же корабли-разведчики? — Полагаю, выполняют задачи разведывательного характера… Они заспорили с Кузьмой о плюсах и минусах военной политики на Святой земле, но я не стал прислушиваться, разглядывая небольшой, действительно похожий на прогулочную яхту, корабль охотников. Пришвартоваться к берегу аллода, не имеющему пирса, — задача не для рулевого средней руки. Это была ювелирная работа, и кто бы ни стоял за штурвалом судна — он с этой работой справился. Деревянный, округлый, с полощущимися на астральном ветру парусами корабль больше походил на лигийский, как, впрочем, и корабли торговцев, которые мне приходилось видеть на Эльджуне. Мы поднялись на борт по сходням вместе со своими питомцами. Я вертел головой по сторонам. Все же мне были куда привычней имперские стальные монстры вытянутой формы, с большими лопастями в хвосте, регулирующими астральные потоки. На борту я насчитал шесть членов экипажа, не считая троих охотников, которые были с нами, но в трюм я не спускался, поэтому мог ошибаться. Корабль отчалил от земли, углубившись в астрал на безопасное расстояние, и мягко поплыл сквозь радужные нити. Из-за яркого сияния сложно было что-то разглядеть. Я видел сначала расплывающееся желтоватое пятно степи, откуда мы улетели, и оно оставалось неизменным около часа. На смену ему пришло багровое марево — наверное, Стол Великана, я даже сумел различить смутные очертания гигантских стел. — Вы видели, сколько там нежити? — задумчиво произнесла Настя. Как и я, она стояла облокотившись о борт и глядела на плато. Ее вопрос был риторическим, и я промолчал. — Неподалеку от лагеря охотников мне довелось видеть схватку орка-старателя и нежити. Я не успела помочь несчастному, старатель умер у меня на руках. Все Плато усеяно костями старателей — тех, кто ради наживы рискнул… и проиграл. И на это я ничего не ответил. Еще через пару часов землю заволокло непроглядным серо-зеленым смогом, густым, словно вата, — скорее всего, рядом было ущелье Привидений. Дальше мне заходить еще пока не доводилось, поэтому я не без интереса смотрел, как постепенно воздух вокруг аллода снова становился прозрачным, но свет сквозь него почему-то все равно почти не проникал. — Что там? — я ткнул пальцем в торчащий с краю земли островок, окутанный сумерками. По времени мы как раз уже должны прибыть на место, и меня посетило неприятное чувство, что это оно и есть. — Остров Теней, — откликнулась Настя. — Жуткое местечко! Неспроста так зовется. Хозяева этого острова Тени и есть. Какое-то наследство Тэпа, не иначе. А между тем, этот островок мог бы стать хорошей базой. — Это один из островов Бессилия? — спросила Матрена, вглядываясь в клочок земли, который, казалось, вот-вот оторвется от аллода и унесется в астрал. — Да. Наш лагерь как раз за ним. Я почувствовал себя плохо еще на подлете. Мышцы налились свинцом, глаза начали слипаться, и не хотелось даже шевелиться от усталости. И судя по всему, то же самое ощущали все. Острова полностью оправдывали свое название, понятно, почему сюда никто не рвется. — Выпейте. Это укрепляющее зелье, без него здесь невозможно находиться. Я проглотил предложенное охотниками варево одним глотком, и изнеможение сразу чуть откатилось, хотя и не прошло совсем. Но по крайней мере мне хватало сил бороться со своим состоянием и не поддаваться унынию. Острова Бессилия на самом деле оказались полуостровом из двух участков, соединенных между собой, а также с большой землей совсем узкими дорожками-мостками. Вероятность того, что рано или поздно они отвалятся от аллода и растворятся в астрале, я определил как очень высокую. Корабль тем временем так же ювелирно швартовался к берегу, на котором нас встречал белокурый ангел. Девушка активно махала руками, то ли приветствуя корабль, то ли помогая ему маневрировать, но выглядело это в любом случае забавно. Я даже засмотрелся. — Все нормально, Алена? — с волнением в голосе спросила Настя, первой спустившись на остров. — Разве тут может быть нормально? — всплеснула руками девушка. — Очень неудачно мы лагерь разбили. — Все те же вопли по ночам? — Угу. Сегодня на рассвете я наконец подобралась к источнику. Представляешь, это скелет! Орет, будто от муки. Но я очень сомневаюсь, что у тупого скелета могут быть какие-то душевные терзания… Вот! Опять крикнул! Или у меня в ушах уже этот вопль стоит? — Перестань, Алена! Мы не можем перебраться на другое место. Алексей в лагере? — О! Империя! — округлила глаза девушка, обидно глядя мимо на меня на моих друзей. Ну понятно — они-то в форме, а я нет. — Алена!!! — А? Да. То есть нет, Алексея нет. Они ушли к лагерю гоблинов по приказу Просперо. — Их лагерь рядом? — вмешался я в разговор, и девушка наконец-то обратила на меня свои ясные голубые очи. — Не самый главный. Там заправляет гоблин-волхв, и из ставки Козыря ему постоянно доставляют всякие депеши. Пресперо считает, что это может быть очень важно. — Пойдемте, я вас познакомлю с нашим руководителем, — сказала Настя и зашагала вглубь острова, уверенно переступая через развалины строений Зэм, которыми была усыпана земля. Охотники на демонов расположились в относительно сохранившихся сооружениях. И вкупе с тем, что окутанный вечным сумраком остров сам по себе навевал тоску, вытягивал жизненную энергию и выглядел крайне неприветливым, каменные лица Зэм повсюду могли окончательно добить психику даже самого здорового разумного существа. Вряд ли здесь стоило находиться слишком долго. Самих охотников оказалось не так уж и много, хотя возможно большая часть из них выполняла какие-то задачи, рассыпавшись по плато Коба. В лагере я насчитал всего лишь пару орков, троих людей и троих гибберлингов, одного восставшего, ну и самого руководителя экспедиции. Пресперо сам вышел нам навстречу. Это был высокий эльф с бледной кожей и тонкими чертами лица, что было присуще, наверное, всем представителям их расы, но он не жеманничал, говорил спокойно и ровно, и в целом не производил отталкивающего впечатления, как я того ожидал. — Вы задержались, Настя, возникли какие-то проблемы? — Нет, я привезла показания уловителей… Познакомьтесь, это капитан Санников. — Хм… тот самый? Алексей рассказывал мне о вас, — эльф протянул мне руку. — Рад, что Империя не остается равнодушной и проявляет интерес к нашей работе. Я представил своих друзей и, не желая растягивать прелюдию, спросил: — Насколько я понял, у вас есть важная информация для нас. — Да, но сначала я с вашего позволения проверю показания уловителей демонической силы. Это не займет много времени, буквально несколько минут… Настя, позаботься о наших гостях! Пресперо, забрав те самые «показания», на деле оказавшиеся какими-то невзрачными камушками, скрылся в одном из помещений — точнее, в трех стенах с наполовину обрушившимся потолком. А нас в это время повели пить чай с укрепляющим зельем, от которого жить стало чуть веселей. И чему я порадовался больше всего, так это тому, что внутрь никаких развалин заходить не пришлось. Мы ожидали вердикта Пресперо, разместившись на камнях — я лично уютно устроился на завалившейся на бок стеле и попивал чаек, закинув ноги на древний постамент. Все-таки отсутствие на мне формы настраивало на неформальный лад и позволяло чувствовать себя несколько свободней. Когда «несколько минут» растянулись уже в полчаса, ко мне подсели трое гибберлингов. — Э-э-эй… мы тебя знаем! Тебя Барыш небось прислал? — завопил самый шумный из троицы. — Нет, это капитан Санников, — опередила меня Анастасия. — А-а! Ну понятно… Но на всякий случай ты Барышу передай, что мы больше не старатели! Мы встретили охотников на демонов и сразу поняли: вот истинное дело! — Правильно! — тут же горячо поддержала Матрена, избавив меня от необходимости что-то отвечать. — Это достойное решение! — Вот-вот. Провидение привело нас за Кордон. Да, мы помним о долге Барышу, а как же! И эта мысль нас очень тяготит… Бил даже плохо спит по ночам. Но нам не удалось найти ничего стоящего, мы только впустую потратили чужое золото. Нам очень-очень стыдно… Бил, вытри слезы! Все артефакты у нас прямо из-под носа увела мафия и унесла в ставку Козыря. А Козырь — это же самый главный гоблин, глава всей оружейной мафии! А нам вместо артефактов достались только истлевшее тряпье, ржавый меч, да грязная кукла — вот и весь навар. — Кукла? — встрепенулся я, и полез в сумку. — Такая? — Ага, похоже. Но мы уже большие, в куклы давно не играем. Правда, Бил? Ты слышишь? Верни человеку куклу! Пресперо появился с весьма растерянным видом. Он держал в руках камешки, которые передала ему Анастасия, но смотрел на них так, будто те его предали. — Странная ситуация! Известно, что артефакты Света вдруг стали артефактами Тьмы. Но ведь при этом на плато нет следов ни демонов, ни демонопоклонников. Вот и эти показания… Все чисто! — И что это означает? — поинтересовался я. — Это значит… Нет, раз уж мы здесь, нужно пристальнее изучить эти пресловутые артефакты. Их превращение от Света к Тьме явно имеет демоническую природу. Дождемся информации от Алексея, он ушел к лагерю гоблинов с поглотителем демонической силы. — Что за поглотитель? — Особый магический прибор, в свое время он спас жизнь не одному охотнику! Алексей должен испытать его на столбах Зэм, вокруг которых и наблюдается появление месторождений артефактов. Очевидно, они связаны, и скорей всего именно эти самые «столбы» и являются прародителями артефактов. И, быть может, заодно источниками самой Тьмы… Я чувствую, что с этими артефактами связано зло. Большое зло! Алексей с пятью спутниками вернулся лишь когда дневные сумерки превратились в ночную непроглядную тьму. Охотники зажгли по всему лагерю факелы, но даже их огни не могли рассеять окутавшую остров черноту. О приближении нашего хоть и не старого, но хорошего знакомого сообщили дозорные, а потом появился и он сам — крайне удивленный тем, что здесь его дожидаются имперцы. — Ваше присутствие более чем кстати, капитан! Нам не удалось наладить контакт с вашими представителями. — Да, я знаю. Но кажется, что ситуация начала выходить из-под контроля… — Надеюсь, вам удастся достучаться до вашего руководства. — Это все понятно, — нетерпеливо вмешался Пресперо. — Но давайте о важном! Как прошел эксперимент с поглотителем? Алексей вздохнул, отстегнул меч с пояса и устало опустился на камень. Судя по его виду, эксперименты проходили непросто. — Мы сумели пробиться в лагерь к гоблинам и испробовать поглотитель демонической силы на артефактах, которые у них есть. И знаете, что? Мы разрядили их! Очистили полностью! — Значит все верно! — вскричала Настя, вскочив на ноги. — Не зря мы здесь! Тьма, проникшая в артефакты, имеет демоническую природу. — Что ж… Похоже, мы прибыли вовремя! — добавил Пресперо. — Уверен, что если применить поглотитель возле большого скопления артефактов, то… хм… Теперь наша задача здесь, на Святой Земле, ясна! Я немедленно вооружу всех охотников поглотителями и мы разрядим все источники артефактов Тьмы на плато Коба! Он посмотрел на нас, и я сразу понял цепь его мыслей. — Империя не позволит разрядить свои артефакты, даже если они имеют демоническую природу, — остудил я его пыл. — Послушайте, сначала артефакты источали Свет, так? А где у нас источник магии Света? — Имеете в виду Храм Тенсеса? — Именно! Но теперь ими завладела демоническая природа, и если слухи верны, и демоны прорвались в Храм… то именно там — источник Тьмы, проникшей в артефакты. — Не демоны, а демонопоклонники, — поправил я. — Это неважно! Очищая артефакты, мы помогаем Тенсесу противостоять Тьме. — Лиге понравится этот лозунг, — вставил Орел. — Насколько я знаю, глава Лиги отдал приказ уничтожать артефакты, а Империя, напротив, их собирает. А ведь это Зло… настоящее Зло! — Капитан, — обратился ко мне Алексей, — поговори с полковником. Жгут Кровавых, кажется? Расскажи, все, что нам удалось выяснить. Что источник Тьмы скорее всего находится в Храме Тенсеса, захваченном демонопоклонниками. Что мы можем помочь Искре Тенсеса противостоять порче, если очистим все собранные артефакты! Пусть сделает это! Это его долг! Долг, как Хранителя! Не только Империи. Всего мира! — Но этого мало, — хмуро добавил Пресперо. — Есть еще ставка Козыря, лагерь оружейной мафии. Если и есть где скопище артефактов Тьмы, то именно там! — Кстати о ставке Козыря, — вспомнил вдруг Алексей. — В лагере гоблинов мы раздобыли интересную депешу. Вот, почитайте. Он вынул смятую бумагу и протянул ее сначала Пресперо, а тот, пробежав взглядом по написанному, озадаченно передал мне. — Срочный приказ всем гоблинам покинуть Святую Землю. Сделка по продаже артефактов покупателю завершена… кто не успеет, пусть пеняет на себя… — зачитал я вслух и ошарашено поднял глаза. Ничего себе! — Они и в самом деле сворачивают лагерь, — подтвердил Алексей. У меня пропал дар речи. — Может, это Империя выкупила артефакты, — с сомнением в голосе предложил Лоб. — Империя не стала бы иметь дело с мафией! — уверенно заявила Матрена, но Лиза с ней не согласилась. — Не будь наивной! Конечно Империя могла выкупить артефакты у Козыря, но что-то слишком уж внезапная сделка… — Все могло происходить в режиме строжайшей секретности, — возразил Миша. — Так или иначе, об этом нужно срочно сообщить командованию, — подвел я итог, и повернулся к Пресперо. — Как отсюда добраться до Рыжего Сырта кратчайшим путем? — Мы доставим вас кораблем при условии, что вы сделаете все, чтобы донести нашу позицию до имперского руководства. Естественно, я согласился. Во-первых, позицию охотников я вполне разделял, а во-вторых, времени оставалось в обрез. Как долго гоблины будут сворачивать свой лагерь? И получил ли уже таинственный покупатель свой товар? Хотя погостили у охотников мы совсем недолго, я выдохнул с облегчением, когда едва остывший двигатель их корабля снова взревел, и мы покинули острова Бессилия. Конечно, после этого астрального путешествия пришлось еще проехаться прилично по сухой степи до родного лагеря, так что даже самый кратчайший путь оказался не близким. Ставка Империи на Рыжем Сырте показалась мне приветом из какой-то далекой, почти забытой жизни. Красные флаги, плакаты с пафосными лозунгами, металлические ангары — как глоток свежего воздуха на чужой земле. Я сам поразился, насколько, оказывается, привязан к таким вроде бы простым, примелькавшимся вещам. Правда, на территорию удалось попасть не сразу. Сначала я вынужден был пройти процедуру опознания, ради чего был поднят с постели сам полковник Булат Праведных. Позже к нему присоединилась и комитетчица Семер Кийа. Вскоре мы уже сидели в ее кабинете, где она когда-то, сто лет назад, учила меня, как вести себя в «Приюте Старателя». К демонической природе артефактов она отнеслась с должным вниманием, но после известия о гоблинском письме все ушло на второй план. — Если все артефакты достались Лиге, это наш полный провал! Только одно может послужить хоть каким-то утешением: эти ретрограды планировали уничтожить артефакты, а не использовать их против нас. — Хм… А ну как они передумают? — хмуро пробормотал полковник Праведных. — Великий Незеб, что же делать? В первую очередь, нужно убедиться, что Покупатель — это и впрямь Лига. — Как? — Надо проникнуть в логово мафии и найти там доказательства. Я чуть было не расхохотался от такого гениального в своей простоте решения. Но Семер Кийа была абсолютно серьезна. — Настало время решительных действий, терять нам уже нечего. Пора разогнать этот гадюшник! — Вы предлагаете организовать налет на ставку Козыря? — уточнил я. — Вообще гоблинская мафия способна оказать неплохое сопротивление, вы уверены, что наших сил на плато Коба хватит для открытого столкновения? — Призывать на помощь подкрепление с Асээ-Тэпх уже нет времени. Придется воспользоваться помощью старателей. Хоть какой-то от них толк… Одно предложение эпичнее другого — вот что я подумал. Но благоразумно промолчал, субординацию в Империи еще пока не отменили. — Нужно в срочном порядке разработать план! — торжественно объявила Семер Кийа. — Этим мы и займемся. А вам, товарищи, разрешаю отдохнуть. Ну хоть одна стоящая идея! Отдохнуть нам бы не помешало. Хотя уже наступило утро и на улице совсем рассвело, глаза мои слипались, и принять горизонтальное положение было пределом мечтаний. Безусловно, меня волновало, какой план родится в голове комитетчицы, ведь наверняка я буду в нем непосредственно фигурировать, но я все же надеялся, что полковник Хранителей внесет туда разумное зерно. С этой мыслью я и уснул на сладко скрипевшей металлической рабицей типовой имперской кровати. — Ник, проснись! Так я и знал, что насладиться долго мне не дадут. — Товарищ капитан, вас просят на ковер! Я с трудом продрал глаза и уставился на Орла. Его ощутимые тычки подняли бы и мертвого. — Давай, давай! Кажется, план века уже составлен. Тебя Праведных ждет. Кое-как собрав себя по частям, как восставший Зэм, я поплелся к полковнику, все еще зевая на ходу. Впрочем, сон с меня слетел почти моментально — как только я узнал детали плана. Нет, от идеи налета на гоблинский лагерь никто не отказался, равно как и от помощи старателей. — Мы сумеем своими силами захватить южный проход, а старатели пройдут через уже взятый северный. Таким образом, оказавшись за Кордоном, мы возьмем ставку Козыря в клещи. Гоблины не смогут отбиться сразу с двух сторон. Задача старателей по большому счету заключается в том, чтобы отвлечь на себя внимание, когда наши отряды зайдут с юга и ударят непосредственно по ставке Козыря… Все это в устах Полковника Праведных звучало очень реалистично и обнадеживающе. Оставался лишь один нюанс — как заставить старателей напасть на гоблинскую мафию? — Разобраться с мафией раз и навсегда не только в наших интересах, — вступила в разговор Семер Кийа. — Через своих внедренных в «Приют» агентов мы донесем информацию до старателей, что завтра рано утром Империя собирается атаковать логово гоблинов с юга. А так же подбросим идею, что если принять участие в этой акции возмездия и зайти с севера, то можно не только избавиться от проблемы, но еще и разжиться по пути оружием, золотом и артефактами, коих у мафии полно. Распоряжение уже отдано. Старатели не откажутся от этой возможности! Особенно, если мы ее удачно подадим. Вы, капитан, в свою очередь тоже горячо ее поддержите и будете агитировать остальных. Словом, мне предстояло возвращаться назад в «Приют», чему я конечно не очень обрадовался. После обсуждения плана мне дали всего два часа времени на «перекур», и половину я провел в загоне, где Старик отказался со мной контактировать и чуть не откусил мне пальцы, когда я попытался его погладить. Судя по его обиженной морде, в мои оправдания он не поверил. Уходил из Рыжего Сырта с тяжелой душой. Я устал от этого маскарада, устал быть вдали от друзей, да и просто соскучился по своему мечу и своей форме. Я даже согласен был носить плащ с имперским гербом в такую жару! Только бы больше не притворяться. Но может быть, конец всей этой истории уже близок? Когда я поздним вечером, обогнув за два дня все плато Коба, вновь прибыл на прежнее место дислокации — трактир бурлил. Имперская пропаганда сработала как надо, и старатели уже во всю обсуждали, стоит ли участвовать в атаке на логово мафии. Наверное, я бы смог вычислить агентов комитета, для этого необходимо было лишь понаблюдать за действующими лицами и определить самых активных агитаторов. Но я чувствовал себя разбитым из-за рваного сна, и вливаться во всеобщий ажиотаж мне не хотелось. Плюхнувшись за барную стойку в самом углу, подальше ото всех, я опустил голову на руки, вполуха слушая разговоры. Кажется, желающих поддержать имперскую армию было не так уж и много. Самое время мне подключаться к обсуждению, но никаких стоящих идей, как убедить старателей, не придумывалось. — Они просят принести выкуп за мою дочь. Я встрепенулся и поднял глаза на взволнованного Горислава. — Если Империя нападет на их лагерь… Вероника, моя маленькая девочка… что с ней станет? Мои мысли заработали быстрее. Про дочку трактирщика я совсем забыл, но ее нахождение у гоблинов может даже помочь. — К вам снова приходили вымогатели? — Ворон принес мне письмо. Они хотят получить выкуп в назначенном месте, за Кордоном… — Завтра утром! — Что? — Вы можете написать им ответ? — Д-да… — Назначьте им встречу на завтра, на четыре утра… нет, даже на три. Вы выполните требование мафии, и как только обмен состоится и ваша дочь окажется в безопасности, мы нападем на гоблинов, вернем ваш выкуп и начистим им морды. Соглашайтесь! Другого шанса у вас уже не будет. Горислав постоял немного в растерянности, потом обогнул барную стойку, опустился на стул рядом со мной и вытер дрожащей рукой лоб. — Какое жестокое испытание для отца… — произнес он. — Я боюсь, что мое сердце этого не выдержит. Ты… ты передашь им выкуп за Веронику? — Да. Трактирщик судорожно схватил меня за руку и горячо зашептал: — Обещай, что сделаешь все, чтобы защитить мою доченьку! Мою Веронику! Обещай мне! Она ведь такая беззащитная… — Да, я обещаю. Только постарайтесь уговорить старателей мне в этом помочь. Договорились? Какими бы ни были ораторами имперские пропагандисты, с влиянием Горислава им не сравниться. Ему понадобилось ровно две минуты, чтобы убедить всех напасть на гоблинов! Я мысленно поздравил себя не только с тем, что удалось выполнить агитационную задачу, к которой я даже не знал, как подступиться, но еще и с тем, что у меня появилось несколько спокойных часов, чтобы все-таки поспать. Что я и сделал с чувством выполненного долга. И сон мой был крепок и безмятежен. Проснулся я от шума на улице, когда едва перевалило за полночь. Очень вовремя, ведь необходимо было еще добраться до места встречи с гоблинами! Хорошо бы сделать это как можно раньше. Как только я спустился вниз, меня буквально на лестнице перехватила Бертилия ди Плюи с горящими глазами. Меньше всего мне сейчас хотелось разбираться с Историками — слишком много было других забот, но она вцепилась в меня, как кошка. — Я думал, вы в своем лагере в Полуденных Пределах. — Как видите — нет. Я прибыла только что. Адам вернулся в лагерь, правда без джесеротипа, но он рассказал удивительные вещи! Якобы его спас из плена культистов Тэпа кто-то невидимый… — Очень за него рад! Простите, Бертилия, но сейчас я немного занят. — Я знаю, что это были вы! Ведь это вы интересовались изображением червелицего. Адам сказал, что таинственный голос спрашивал его об этом. Вот еще одна напасть. Червелицый! Может быть, сейчас и не самое подходящее время для обсуждения этого вопроса, но другого шанса мне может и не представиться. Тем более, что я так и таскал с собой кусок отколотого от стелы камня, который собирался показать Историкам. — Саранг Хэн хотел исследовать голову этого монстра. Ему удалось что-нибудь узнать? — Практически ничего. Это совершенно неизвестное биологической науке существо! Но упоминания о нем кое-где встречаются. Хотя и очень редко… О, значит вы все же нашли ту фреску! Дайте-ка мне взглянуть… Жаль, что такой небольшой осколок. — Что можете сказать об этой фреске? — Только то, что она была сделана еще до Катаклизма. А это значит, что наш червелицый — это не урод, порожденный аномальной магией, это некое древнее существо. — Но кто он такой?! — Еще один вопрос среди тысяч неразгаданных. — Ладно, Бертилия, спасибо за помощь. Но мне надо спешить… — я уже развернулся, чтобы уйти, но она снова схватила меня за руку. — Подождите, это еще не все! Я должна вам кое-что сказать. Здесь, на плато Коба, многие думают лишь о материальной выгоде, об этих ужасных артефактах Тьмы! Я уже отчаялась отыскать того, кто готов исследовать руины Зэм не ради наживы. — Сожалею, Бертилия, я в курсе ваших проблем, но сейчас мне совсем не до этого. — Нет-нет, постойте! Обещайте, что поиски истины, поиски правды станут для вас не менее важны, чем все остальное! Поверьте мне, занимаясь исследованиями старины, я много раз узнавала нечто такое, что… — За последние двадцать четыре часа я уже дал столько обещаний, что исчерпал недельный лимит. Моя лояльность историкам и так несколько выше, чем я могу себе позволить. — Ну хорошо, тогда послушайте меня. Теория о тесной связи джунов и Зэм находит новые подтверждения! В местных руинах встречаются джунские артефакты. В книге «Поучения Тэпа», которую Адам стащил у культистов, говорится о том, что Тэп, изучая Искры, опирался на некие утерянные сегодня магические рукописи джунов. Кроме того, охотники на демонов нашли и передали нам книгу «Беседа Мецтли со своим сердцем», и из нее становится ясно, что скелеты, гуляющие по плато Коба, были джунами, и их воскресил Тэп еще тысячи лет назад! — Это… впечатляет. — Еще бы! Сенсация на сенсации! Один вопрос до сих пор остается непроясненным: изображение Проклятья джунов у народа Зэм… — У них не может быть изображений Проклятья. Восставшие не знают, от чего погибли джуны! — Возможно, не все… Недавняя буря в зыбучих песках открыла нам до этого неизвестные руины Зэм. Там мы нашли табличку, на которой изображен он, демон! Я почувствовал, что информация с трудом укладывается в моей голове, забитой в данный момент вылазкой к гоблинской мафии. — Это все очень интересно, но давайте отложим этот разговор на потом. Я вернусь, и мы… — Как раз к этому я и веду. Вот что я узнала от коллег из Эльджуна. Оказывается, гоблины, пытаясь продать Империи и Лиге «святое оружие», обмолвились, что разрабатывает его на заводе мафии инженер Саранг Птах. Он единственный местный восставший. Да-да, он воскрес именно здесь, на этом аллоде! — Где находится их завод? — спросил я, уже догадываясь, каков будет ответ. — В ставке Козыря. Ну что ж, все интересней и интересней! Жаль, что информация про Саранга Птаха, местного Зэм, возможно видевшего Проклятье джунов при жизни, появилась у меня только сейчас, и я могу не успеть поделиться ею с имперской армией, которая будет штурмовать логово гоблинов и наверняка перебьет там всех без разбора. Я вышел на улицу. Старатели уже вовсю готовились к вылазке, и теперь во дворе у трактира топилась впопыхах собранная мини-армия, вокруг которой возбужденно бегал Барыш. — И шамана! Шамана гоблинского прибейте! Даю мешок золотых тому, кто притащит его голову! — Неплохо, за мелкого гоблина… — Когда я вижу молнию в небе, я об одном всегда мечтаю — чтоб она угодила прямиком в Яра Глас Неба! Только небу сколько ни молись, помощи не дождешься. У-у, даже маленькой молнии для мерзкого гоблина пожалело! Другое дело — старатели! А если кто еще и до самого Козыря доберется — то два мешка!!! Горислав стоял на некотором отдалении, один, с поникшей головой, но заметив мой взгляд, подошел. — Ты уж постарайся… — тихо произнес он и голос его оборвался. Отвечать ничего я не стал и только кивнул. Пора было отправляться. Времени у нас совсем не оставалось, так что обговаривать нюансы пришлось прямо на ходу, и поскольку выкуп за Веронику должен передать именно я, то как-то само собой получилось, что и рулил операцией тоже я, правда не без помощи тех, кто хорошо знал местность и рельеф. Первым делом определили место, где будут ждать остальные, когда я пойду за Вероникой в гордом одиночестве. Затем договорились, что все будут сидеть тихо, как мыши, до тех пор, пока дочка трактирщика не окажется в полной безопасности — то есть, пока я не вернусь и не передам ее прямо в руки тем, кто потом отвезет ее к отцу. Конечно, хотелось бы устроить засаду где-нибудь поближе к месту встречи с мафией, но я опасался, что нас могут засечь. Единственное, на что оставалось полагаться, так это на нехватку времени не только у нас, но и у гоблинов. Я наделся, что они не успеют прошерстить всю территорию вокруг и расставить везде соглядатаев. Ветерок дул в лицо и пыль противно скрипела на зубах, но день, кажется, намеревался быть не таким уж жарким. Солнце лениво выползало из-за края аллода, добавляя оранжевых красок серым тучам, намекающим на скорый дождь. Я шел по степи с мешком за спиной, подбадривая себя негромким свистом и поглядывая по сторонам. Гоблинов пока не было видно, но они могли появиться в любой момент. Старатели остались далеко позади, и в случае чего, помочь мне ничем бы не успели. Я сам поражался тому, что несмотря на очевидную опасность — меня могли просто убить и забрать выкуп — я отчего-то не испытывал страха. Плохо. Излишняя самонадеянность могла сыграть со мной злую шутку. — Эй, стой, великан. Ты кто такой? Чего это ходишь так нагло по нашей территории? — Меня прислал Горислав. Гоблин вылез из своего укрытия, но я видел, что за камнями есть кто-то еще, хотя точное количество определить не мог. Впрочем, наверняка за мной внимательно следили не только оттуда. — У тебя, что ль, выкуп? — Сначала покажите девушку. Гоблин потоптался на своих кривеньких, коротких ножках, а потом махнул кому-то за свой спиной. Через мгновение из-за камней показалась Вероника, и мой мир перевернулся. Горислав, конечно, рассказал, как она выглядит — рыжие волосы, зеленые глаза, средний рост, веснушки… Но в его устах это были просто слова. Разве по ним можно было понять, что ее волосы такие удивительно рыжие, что глаза такие пронзительно зеленые, что сама она как изящная кукла, а веснушки ее настолько умильные, что мой пульс начнет вдруг скакать в бешеном ритме? — Убивать девку или как? Заждались мы, ага! — Что? — Выкуп давай! Гляну, все ли здесь… Дарственная? Вот она, ага! Хорошо! Забирай девку! Гоблин закинул мешок за спину, надменно кивнул своей пленнице и, потеряв к ней и ко мне всякий интерес, засеменил обратно в укрытие. Наверное, ему не терпелось подсчитать прибыль. Но главное, что убивать нас все же не планировали! Вероника проводила его глазами, потом перевела взгляд на меня и пожала плечами. А я смотрел на нее, как завороженный. В голове образовался туман, словно какой-то очень сильный мистик испытывал на мне свою магию. Мне даже пришлось тряхнуть головой, чтобы прийти в себя. Помогло, правда, слабо. — Значит, я тебе обязана своим спасением. Благодарю, конечно. Только я бы и сама разобралась! Нечего было папочке так волноваться и разоряться! — Да… то есть… Мне нужно отвести тебя к отцу. Лучше б она молчала. Ну или хотя бы заговорила мерзким, скрипучим голосом, тогда я может быть сумел бы протрезветь. Но вместо этого в моих ушах звенели колокольчики, от которых я окончательно «поплыл». Да что это со мной? Всю дорогу обратно она говорила, не замолкая. И я слушал ее болтовню, с какой-то странной обреченностью осознавая, что все мои разумные мысли рассыпаются и путаются, как пазлы, и навести порядок в них нет никакой возможности. — У нас на Гипате знаешь, какие девчонки?! Мы и астральный корабль на лету остановим, и в пещеру дракона войдем, не поморщимся! Мне даже интересно было в плену у пиратов. Они сначала, конечно, попробовали руки распустить, но я им грабли быстро пообломала! Путь прошли удивительно быстро. Мы, кажется, сделали только пару шагов от места встречи с гоблинской мафией, как уже навстречу нам вышли старатели. Но ведь в ту сторону я шел несоизмеримо дольше! — Эй, напарник, все в порядке? Грива затрясла меня за плечо, приводя в чувство, и я понял, что стою как зомби и пялюсь на то, как Веронику усаживают на лошадь и увозят от меня домой. Все остальные фрагменты просто вывалились из памяти. — Ты чего встал, Ник? Нам же надо догнать гоблинов, пока они не ушли далеко! Или мы отклоняемся от плана? — Да… в смысле нет… Все по плану! Погнали.
  4. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.52

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 52. Вероника Грива смотрела на меня с таким удивлением, будто мне отрубили голову, но я внезапно ожил. — Вот твои артефакты, я обещал тебе их вернуть. — А это твои, — очнулась она от ступора и протянула мне мою сумку. — Я ее даже не открывала. — Оставь себе… — Мне чужого не надо! Забирай… Эй, Ник! Выжившие пленники рассказывают, что их освободил кто-то невидимый… Ты молодец, я бы даже не рискнула туда сунуться. Я сдержанно кивнул, выдавив из себя какое-то подобие улыбки, и отошел к барной стойке. Усталость вцепилась клещами и в тело, и в разум. И хотя передо мной все еще стояла гора неразрешенных проблем, я собирался доползти до кровати и проспать столько, сколько затребует мой организм, даже если его требования превысят пределы допустимого. Но перед этим — законная кружка пива! Или две. Заслужил. Мучиться над вопросом — скольким пленникам удалось сбежать и сколько из них погибло — я не стал, на это не было ни времени, ни сил. Если удалось спасти хоть кого-то, значит терзаться угрызениями совести мне незачем. После того, как я открыл клетки, в лагере культистов поднялась суматоха, воспользовавшись которой я все же сумел отыскать то самое изображение червелицего. Все было именно так, как и описал Адам: высокая лестница, ведущая в традиционное строение Зэм — мрачное, с геометрическими рисунками и барельефами, пронизанное светящимися зелеными «жилами». В центре большого помещения с почерневшими от времени стенами и потолком возвышалась стела, с нее-то на меня и смотрело лицо червелицего. Достав меч, я принялся старательно отколупывать жутковатое изображение чудовища, стараясь его не повредить. Сделать это, конечно, не получилось — половина лица раскрошилась, превратившись в груду камней и горстку пыли, но небольшую часть я все же отковырял — глаз и часть щупальца. И хотя культисты были заняты погоней за разбегающимися пленниками и вряд ли в ближайшее время заинтересовались бы этим актом вандализма, а мне до ужаса хотелось исследовать здесь все, я тем не менее решил, что уже достаточно испытывал судьбу. Моя невидимость — величина неизвестная, способная исчезнуть в любой момент. И когда это произойдет, хотелось бы оказаться как можно дальше от ущелья Привидений. Сбежал из лагеря культистов Тэпа благополучно. Дальше, правда, удача мне изменила: я заблудился и так и не сумел найти то место, где осталась моя виверна, так что возвращался пешком, потом нарвался на целую ораву скелетов, от которых еле унес ноги, едва не попался в лапы мафии, снова пытавшейся вернуть под свой контроль все проходы через Кордон, и в довершение всего попал ночью в настоящую пылевую бурю, в которой основательно наелся песка, замерз и проклял плато Коба со всеми его аномалиями. Две кружки пива незаметно трансформировались в четыре. Трактир как всегда гудел, тем более, что тем для бурных обсуждений добавилось. Еще не успели поутихнуть страсти после прорыва через Кордон под предводительством семейки Драчунов, как появилась новая сенсация. Сумевшие добраться до «Приюта» освобожденные старатели взахлеб рассказывали о культистах Тэпа и своих злоключениях. Но так как мне в этот раз удалось сохранить инкогнито, никому не было до меня дела. В голове шумело, хотелось спать, и допив последнюю кружку, я поднялся с места. — Только культистов в ущелье нам и не хватало! О, Негасимый Свет… Владелец трактира механически натирал барную стойку до блеска, качая головой и тяжело вздыхая. Выглядел он при этом еще более разбитым, чем я. — Есть новости о вашей дочери? — спросил я скорее из вежливости, чем из любопытства. Очень уж хотелось спать. Горислав поднял на меня мученический взгляд, в котором сразу читалось, что новости есть — и они неутешительные. — Да, она жива, но… ко мне приходил вымогатель, и оказался он не пиратом, а гоблином! Оружейная мафия перекупила у пиратов мою Веронику, и сейчас они просят за нее… все! Артефакты, золото и даже трактир! Я собрал все, что у меня есть, включая дарственную на «Приют». Не знаю, где вы теперь будете собираться и оборачивать дела с торговцами… Знаю одно: не могу так больше, хочу скорей прижать к груди мою доченьку! — Понимаю, — в растерянности покивал я, пытаясь уложить в голове эту информацию. — Надеюсь, она скоро к вам вернется… — Ох, как бы мне этого хотелось, но гоблины требуют очень много золота. Не представляю, сколько нужно артефактов, чтобы собрать такую сумму! Это же стоимость целой… куклы Зэм! — Э-э-э… куклы? — Это самые редкие артефакты на всем плато. Сколько я уже нахожусь здесь, а видел всего одну такую, и торговцы несколько дней собирали деньги, чтобы выкупить ее у старателя. А тот потом сразу свернул здесь все дела и уехал в Новоград: куплю, сказал, себе дом в столице да женюсь наконец. Вот только где взять такую? Эх… Я сочувственно покивал и поднялся на ноги с твердым намерением пойти спать, потому что глаза уже закрывались против моей воли. Горислав продолжал сокрушенно качать головой и бормотать себе под нос, словно разговаривая сам с собой. — А куклы-то — невзрачные такие, страшные. Историки говорят, дети народа Зэм играли в них. Косточки тех деток давно уже истлели, а эти куклы ценятся сегодня дороже, чем золото… Ноги уже сами собой несли меня по направлению к лестнице, как в моей голове что-то щелкнуло. Я остановился и засунул нос в свою сумку. Грива не соврала — все, что лежало внутри, осталось на месте, в том числе и две грязные куклы — подарок сороки, который я так и не выбросил. — Похоже? Горислав поднял голову и, взглянув на невзрачную игрушку, выронил тряпку из рук. Глаза его расширились. — Что… Откуда это у тебя? — Нашел, — пожал плечами я. — Но это же… это целое состояние! — Да? Я не знал. Думал, просто хлам… Ну Фея, ну глазастая! Надо не забыть накормить ее чем-нибудь вкусным, когда вернется. — Я не осмеливаюсь просить тебя помочь. Но посмотри: перед тобой обезумевший от горя, готовый на все отец, — торопливо и заикаясь заговорил трактирщик. — Мне нечем заплатить тебе, все уйдет на выкуп. У меня есть только информация — разговоры старателей, Историков, торговцев, а еще… сведения о Гипате, аллоде, про который не знает никто! Информация порой стоит дороже денег, гораздо дороже… Помоги мне, Светом тебя заклинаю! — Я должен вам денег за ночлег, — сказал я и протянул куклу Гориславу. — Вот моя оплата. Трактирщик взял куклу дрожащими руками, как величайшее сокровище. — Это слишком дорого… Но я готов поделиться с тобой своими знаниями! — Поговорим об этом завтра. Информация — штука хорошая, и, полагаю, Горислав и впрямь мог поведать много интересных и полезных вещей. Но спать хотелось так, что я был просто не в состоянии ничего воспринимать. Кое-как подавив зевок, я все же поплелся в выделенную мне комнату. Теперь у меня есть три артефакта, еще одна кукла Зэм, кусок камня с изображением червелицего монстра, и обо всем об этом нужно было поразмыслить. Но мысли буксовали, так что все умственные процессы пришлось отложить. Горислав решил проводить меня до комнаты лично. Он чуть ли не вприпрыжку шел рядом, прижимая к груди игрушку и не замолкая ни на секунду. — У меня теперь есть кукла Зэм! Это невероятно! Я не мог и надеяться, что сыщется старатель, который так отнесется к моей личной беде. Рухнув наконец на кровать, я заснул мгновенно. Спал крепко и без сновидений, и оттого отлично выспался. При этом, проснувшись, я обнаружил в своей голове сложившийся план, будто мой мозг продолжал работать в автономном режиме. Сегодня я должен встретиться с друзьями. Им я передам артефакты и вторую куклу Зэм — пусть наши ученые узнают, в чем ее такая исключительная ценность. Еще порадую Комитет тем, что есть возможность разжиться полезной информацией у Горислава (сам я понятия не имел, какие вопросы ему можно задать, и можно ли вообще, так что инструкции мне бы не помешали). Ну, а после я отправлюсь обратно в лагерь Историков, чтобы показать Сарангу Хэну обломок изображения червелицего, заодно узнаю что-нибудь про голову этого монстра. Крайне довольный собой, я спустился вниз. — Капитан Санников! Сказать, что я оторопел, — не сказать ничего. Посетителей в трактире было не густо, но все же убивать кого-либо ни с того, ни с сего при свидетелях не стоило. Да и обратившаяся ко мне женщина агрессии не проявляла и говорила шепотом. Это вселяло некоторую надежду на то, что выдавать она меня не собирается. Ее лицо показалось мне смутно знакомым. Сказать, что она ошиблась? Это может привлечь еще больше внимания ко мне. — Вы меня не помните? — спросила она после того, как я, так и не определившись, как себя вести, продолжал стоять истуканом. — Меня зовут Настя… Анастасия Лучина. Давайте выйдем отсюда, чтобы нас никто не услышал. Предложение показалось мне более чем своевременным. Мы вышли на улицу и прогулялись вдоль домов, чтобы отойти еще подальше, потому что, как известно, и у стен есть уши. — Я понимаю, что вы здесь находитесь инкогнито, капитан. Но не волнуйтесь, мы занимаем нейтральную позицию и не вмешиваемся в дела ни Лиги, ни Империи. — Кто это — мы? — Охотники на демонов. Я была в группе Алексея Лужина на Асээ-Тэпх, мы выслеживали вместе Истребителя, помните? Ну еще бы! Разгуливающий по джунглям вдали от астрала демон навсегда останется в моем сердце. — Вы перебрались на плато Коба? Неужели и здесь… — Нет-нет, здесь пока о демонах никто не слышал, но мы считаем, что это вопрос времени. — Я видел их логово на Эльджуне, в краю Вечной Ночи. — Мы знаем об этом месте. Но Алексей считает, что сейчас именно здесь средоточие Тьмы. Ведь артефакты излучают ее, а значит, демоны где-то рядом. Вот только их тут и не хватало до кучи. Мало было червелицых чудовищ неизвестного происхождения, культистов Тэпа, втянувших меня в свои игры, после которых безвозвратно погиб агент Комитета, еще гоблинской мафии, дезертиров и аномалий с нежитью, так теперь еще и демоны на горизонте забрезжили! Я хмуро огляделся по сторонам. — А сам Алексей тоже здесь? — Нет, в «Приюте» его нет, — покачала головой Настя. — Мы разбили лагерь на островах Бессилия, рядом с одной из аномалий. — Это ведь за Кордоном! — Именно. Но к нам никто не суется. То место особенное — оно высасывает из тела жизненную энергию так, что иной раз не хватает сил, чтобы сделать всего шаг. Вот такие пироги… — Не очень удачное место для лагеря. — Единственное, где мы никому не мешаем. На плато Коба и без нас стало тесновато. — Как же вы оказались здесь? — Как преодолела Кордон, вы хотите сказать? Приходится огибать аллод через астрал, других вариантов у нас нет. Нам нужен доступ ко всем аномалиям — мы установили в них «уловители демонической активности». Это такие магические приборы, созданные умельцами Зэм еще до Великого Астрального Похода, когда весь мир сражался с этими тварями. Сейчас только мы ими и пользуемся: все считают, что с демонами покончено. Не знаю, не знаю… Появление новой породы демонов, которые могут жить вне астрала сколь угодно долго — это очень тревожные вести! — А что говорят эти… «уловители демонической активности»? — Мы сняли показания с уловителя в «Ржавых руинах» и сейчас возвращаемся в лагерь, чтобы показать их Пресперо. Это глава нашей экспедиции. Он расшифрует собранные данные. — Я могу с ним увидеться? — Честно говоря, я на это очень рассчитываю. Это большая удача — встретить вас здесь! Понимаю, что у вас другие задачи, но речь идет об угрозе всему нашему миру. Империя, как и Лига, не должны оставаться в стороне. Вот и составляй после этого планы на день! Как бы мне ни хотелось узнать побольше о червелицем монстре, демоническая угроза, естественно, была намного важней. Как выяснилось, Анастасия находилась в «Приюте Старателя» вместе с двумя молчаливыми спутниками — орком и эльфом, чьих имен я так и не запомнил. Подчеркнутый нейтралитет охотников на демонов позволял им находиться здесь так же, как и историкам, но смотрели на них все равно косо. Так что не было ничего удивительного в том, что Насте хотелось убраться отсюда как можно скорее. Правда, мне пришлось еще немного повозиться: сначала продать артефакт (самый маленький) и купить лошадь (самую дорогую). Я надеялся, что в этот раз мой очередной ездовой питомец продержится у меня немного дольше. Вчетвером — я и охотники — мы сделали крюк к моему тайному месту сходки. Уже ждавшие меня там друзья не слишком были удивлены компании, с которой я заявился на встречу. — Наше командование знает о пребывании охотников на плато Коба. Все обеспокоены, — поведал Миша. — Мы должны установить связь с вашим руководством! — горячо поддержала Анастасия, но Миша покачал головой. — Это будет сложно. — Имперская ставка находится на Рыжем Сырте, вы пробовали связаться… — начал я, но Настя перебила. — Пробовали. Нашего представителя даже близко не подпустила охрана. — Империя откажется поддерживать официальный контакт с охотниками, если вы будете предлагать тоже самое Лиге, — вставил Орел. — Но нам и не нужен никакой официоз! Зачастую он только мешает. Вы можете передать послание неофициально… Поймите, это ведь очень серьезно! — Думаю, это возможно, — кивнул я. — Сколько времени добираться до вашего лагеря? — Отсюда около пяти с половиной часов до берега, а потом столько же кораблем, если не встретим никаких препятствий. — Отлично, — сказал я и повернулся к своим друзьям. Уж эту миссию я могу себе позволить осуществить с группой поддержки. — Как насчет астральной прогулки? Протестующих не оказалось. Вряд ли командование рассчитывало опускать своих подопечных так надолго, но они всегда могут сослаться на то, что выполняли мой приказ. В конце концов я все еще капитан, хоть и стал уже потихоньку забывать об этом. Может, меня и не погладят по головке за такое самоуправство, но сейчас мне было абсолютно наплевать на любые санкции в отношении себя. Я уже настолько отвык быть среди тех, в ком уверен на все сто и кому не боялся подставить спину — а это только Кузьма, Миша, Лоб, Матрена и Лиза, настолько отвык быть самим собой и не притворяться дезертиром, что теперь пребывал в почти эйфорическом состоянии. И пусть я все еще находился на опостылевшем плато Коба, ощущение было такое, будто меня вытащили из стана врага и вернули домой. — Неплохая яхта! Ваша братия, я гляжу, не бедствует, — присвистнул Орел. — Что вы! Сейчас мы переживаем далеко не самые лучшие времена. — Однако даже Империя не позволяет себе курсировать на кораблях вдоль берега. Это ж сколько нужно метеоритного железа? — Имперские корабли слишком громоздкие, — возразил Миша. — Да и не снимет их Сечин с обороны центрального лагеря на Асээ-Тэпх. Даже ради сбора артефактов на той стороне Кордона! Тактически и экономически куда более целесообразно выкупить их у торговцев, чем гонять такие махины туда-сюда. — Ну да, рассказывай. А как же корабли-разведчики? — Полагаю, выполняют задачи разведывательного характера… Они заспорили с Кузьмой о плюсах и минусах военной политики на Святой земле, но я не стал прислушиваться, разглядывая небольшой, действительно похожий на прогулочную яхту, корабль охотников. Пришвартоваться к берегу аллода, не имеющему пирса, — задача не для рулевого средней руки. Это была ювелирная работа, и кто бы ни стоял за штурвалом судна — он с этой работой справился. Деревянный, округлый, с полощущимися на астральном ветру парусами корабль больше походил на лигийский, как, впрочем, и корабли торговцев, которые мне приходилось видеть на Эльджуне. Мы поднялись на борт по сходням вместе со своими питомцами. Я вертел головой по сторонам. Все же мне были куда привычней имперские стальные монстры вытянутой формы, с большими лопастями в хвосте, регулирующими астральные потоки. На борту я насчитал шесть членов экипажа, не считая троих охотников, которые были с нами, но в трюм я не спускался, поэтому мог ошибаться. Корабль отчалил от земли, углубившись в астрал на безопасное расстояние, и мягко поплыл сквозь радужные нити. Из-за яркого сияния сложно было что-то разглядеть. Я видел сначала расплывающееся желтоватое пятно степи, откуда мы улетели, и оно оставалось неизменным около часа. На смену ему пришло багровое марево — наверное, Стол Великана, я даже сумел различить смутные очертания гигантских стел. — Вы видели, сколько там нежити? — задумчиво произнесла Настя. Как и я, она стояла облокотившись о борт и глядела на плато. Ее вопрос был риторическим, и я промолчал. — Неподалеку от лагеря охотников мне довелось видеть схватку орка-старателя и нежити. Я не успела помочь несчастному, старатель умер у меня на руках. Все Плато усеяно костями старателей — тех, кто ради наживы рискнул… и проиграл. И на это я ничего не ответил. Еще через пару часов землю заволокло непроглядным серо-зеленым смогом, густым, словно вата, — скорее всего, рядом было ущелье Привидений. Дальше мне заходить еще пока не доводилось, поэтому я не без интереса смотрел, как постепенно воздух вокруг аллода снова становился прозрачным, но свет сквозь него почему-то все равно почти не проникал. — Что там? — я ткнул пальцем в торчащий с краю земли островок, окутанный сумерками. По времени мы как раз уже должны прибыть на место, и меня посетило неприятное чувство, что это оно и есть. — Остров Теней, — откликнулась Настя. — Жуткое местечко! Неспроста так зовется. Хозяева этого острова Тени и есть. Какое-то наследство Тэпа, не иначе. А между тем, этот островок мог бы стать хорошей базой. — Это один из островов Бессилия? — спросила Матрена, вглядываясь в клочок земли, который, казалось, вот-вот оторвется от аллода и унесется в астрал. — Да. Наш лагерь как раз за ним. Я почувствовал себя плохо еще на подлете. Мышцы налились свинцом, глаза начали слипаться, и не хотелось даже шевелиться от усталости. И судя по всему, то же самое ощущали все. Острова полностью оправдывали свое название, понятно, почему сюда никто не рвется. — Выпейте. Это укрепляющее зелье, без него здесь невозможно находиться. Я проглотил предложенное охотниками варево одним глотком, и изнеможение сразу чуть откатилось, хотя и не прошло совсем. Но по крайней мере мне хватало сил бороться со своим состоянием и не поддаваться унынию. Острова Бессилия на самом деле оказались полуостровом из двух участков, соединенных между собой, а также с большой землей совсем узкими дорожками-мостками. Вероятность того, что рано или поздно они отвалятся от аллода и растворятся в астрале, я определил как очень высокую. Корабль тем временем так же ювелирно швартовался к берегу, на котором нас встречал белокурый ангел. Девушка активно махала руками, то ли приветствуя корабль, то ли помогая ему маневрировать, но выглядело это в любом случае забавно. Я даже засмотрелся. — Все нормально, Алена? — с волнением в голосе спросила Настя, первой спустившись на остров. — Разве тут может быть нормально? — всплеснула руками девушка. — Очень неудачно мы лагерь разбили. — Все те же вопли по ночам? — Угу. Сегодня на рассвете я наконец подобралась к источнику. Представляешь, это скелет! Орет, будто от муки. Но я очень сомневаюсь, что у тупого скелета могут быть какие-то душевные терзания… Вот! Опять крикнул! Или у меня в ушах уже этот вопль стоит? — Перестань, Алена! Мы не можем перебраться на другое место. Алексей в лагере? — О! Империя! — округлила глаза девушка, обидно глядя мимо на меня на моих друзей. Ну понятно — они-то в форме, а я нет. — Алена!!! — А? Да. То есть нет, Алексея нет. Они ушли к лагерю гоблинов по приказу Просперо. — Их лагерь рядом? — вмешался я в разговор, и девушка наконец-то обратила на меня свои ясные голубые очи. — Не самый главный. Там заправляет гоблин-волхв, и из ставки Козыря ему постоянно доставляют всякие депеши. Пресперо считает, что это может быть очень важно. — Пойдемте, я вас познакомлю с нашим руководителем, — сказала Настя и зашагала вглубь острова, уверенно переступая через развалины строений Зэм, которыми была усыпана земля. Охотники на демонов расположились в относительно сохранившихся сооружениях. И вкупе с тем, что окутанный вечным сумраком остров сам по себе навевал тоску, вытягивал жизненную энергию и выглядел крайне неприветливым, каменные лица Зэм повсюду могли окончательно добить психику даже самого здорового разумного существа. Вряд ли здесь стоило находиться слишком долго. Самих охотников оказалось не так уж и много, хотя возможно большая часть из них выполняла какие-то задачи, рассыпавшись по плато Коба. В лагере я насчитал всего лишь пару орков, троих людей и троих гибберлингов, одного восставшего, ну и самого руководителя экспедиции. Пресперо сам вышел нам навстречу. Это был высокий эльф с бледной кожей и тонкими чертами лица, что было присуще, наверное, всем представителям их расы, но он не жеманничал, говорил спокойно и ровно, и в целом не производил отталкивающего впечатления, как я того ожидал. — Вы задержались, Настя, возникли какие-то проблемы? — Нет, я привезла показания уловителей… Познакомьтесь, это капитан Санников. — Хм… тот самый? Алексей рассказывал мне о вас, — эльф протянул мне руку. — Рад, что Империя не остается равнодушной и проявляет интерес к нашей работе. Я представил своих друзей и, не желая растягивать прелюдию, спросил: — Насколько я понял, у вас есть важная информация для нас. — Да, но сначала я с вашего позволения проверю показания уловителей демонической силы. Это не займет много времени, буквально несколько минут… Настя, позаботься о наших гостях! Пресперо, забрав те самые «показания», на деле оказавшиеся какими-то невзрачными камушками, скрылся в одном из помещений — точнее, в трех стенах с наполовину обрушившимся потолком. А нас в это время повели пить чай с укрепляющим зельем, от которого жить стало чуть веселей. И чему я порадовался больше всего, так это тому, что внутрь никаких развалин заходить не пришлось. Мы ожидали вердикта Пресперо, разместившись на камнях — я лично уютно устроился на завалившейся на бок стеле и попивал чаек, закинув ноги на древний постамент. Все-таки отсутствие на мне формы настраивало на неформальный лад и позволяло чувствовать себя несколько свободней. Когда «несколько минут» растянулись уже в полчаса, ко мне подсели трое гибберлингов. — Э-э-эй… мы тебя знаем! Тебя Барыш небось прислал? — завопил самый шумный из троицы. — Нет, это капитан Санников, — опередила меня Анастасия. — А-а! Ну понятно… Но на всякий случай ты Барышу передай, что мы больше не старатели! Мы встретили охотников на демонов и сразу поняли: вот истинное дело! — Правильно! — тут же горячо поддержала Матрена, избавив меня от необходимости что-то отвечать. — Это достойное решение! — Вот-вот. Провидение привело нас за Кордон. Да, мы помним о долге Барышу, а как же! И эта мысль нас очень тяготит… Бил даже плохо спит по ночам. Но нам не удалось найти ничего стоящего, мы только впустую потратили чужое золото. Нам очень-очень стыдно… Бил, вытри слезы! Все артефакты у нас прямо из-под носа увела мафия и унесла в ставку Козыря. А Козырь — это же самый главный гоблин, глава всей оружейной мафии! А нам вместо артефактов достались только истлевшее тряпье, ржавый меч, да грязная кукла — вот и весь навар. — Кукла? — встрепенулся я, и полез в сумку. — Такая? — Ага, похоже. Но мы уже большие, в куклы давно не играем. Правда, Бил? Ты слышишь? Верни человеку куклу! Пресперо появился с весьма растерянным видом. Он держал в руках камешки, которые передала ему Анастасия, но смотрел на них так, будто те его предали. — Странная ситуация! Известно, что артефакты Света вдруг стали артефактами Тьмы. Но ведь при этом на плато нет следов ни демонов, ни демонопоклонников. Вот и эти показания… Все чисто! — И что это означает? — поинтересовался я. — Это значит… Нет, раз уж мы здесь, нужно пристальнее изучить эти пресловутые артефакты. Их превращение от Света к Тьме явно имеет демоническую природу. Дождемся информации от Алексея, он ушел к лагерю гоблинов с поглотителем демонической силы. — Что за поглотитель? — Особый магический прибор, в свое время он спас жизнь не одному охотнику! Алексей должен испытать его на столбах Зэм, вокруг которых и наблюдается появление месторождений артефактов. Очевидно, они связаны, и скорей всего именно эти самые «столбы» и являются прародителями артефактов. И, быть может, заодно источниками самой Тьмы… Я чувствую, что с этими артефактами связано зло. Большое зло! Алексей с пятью спутниками вернулся лишь когда дневные сумерки превратились в ночную непроглядную тьму. Охотники зажгли по всему лагерю факелы, но даже их огни не могли рассеять окутавшую остров черноту. О приближении нашего хоть и не старого, но хорошего знакомого сообщили дозорные, а потом появился и он сам — крайне удивленный тем, что здесь его дожидаются имперцы. — Ваше присутствие более чем кстати, капитан! Нам не удалось наладить контакт с вашими представителями. — Да, я знаю. Но кажется, что ситуация начала выходить из-под контроля… — Надеюсь, вам удастся достучаться до вашего руководства. — Это все понятно, — нетерпеливо вмешался Пресперо. — Но давайте о важном! Как прошел эксперимент с поглотителем? Алексей вздохнул, отстегнул меч с пояса и устало опустился на камень. Судя по его виду, эксперименты проходили непросто. — Мы сумели пробиться в лагерь к гоблинам и испробовать поглотитель демонической силы на артефактах, которые у них есть. И знаете, что? Мы разрядили их! Очистили полностью! — Значит все верно! — вскричала Настя, вскочив на ноги. — Не зря мы здесь! Тьма, проникшая в артефакты, имеет демоническую природу. — Что ж… Похоже, мы прибыли вовремя! — добавил Пресперо. — Уверен, что если применить поглотитель возле большого скопления артефактов, то… хм… Теперь наша задача здесь, на Святой Земле, ясна! Я немедленно вооружу всех охотников поглотителями и мы разрядим все источники артефактов Тьмы на плато Коба! Он посмотрел на нас, и я сразу понял цепь его мыслей. — Империя не позволит разрядить свои артефакты, даже если они имеют демоническую природу, — остудил я его пыл. — Послушайте, сначала артефакты источали Свет, так? А где у нас источник магии Света? — Имеете в виду Храм Тенсеса? — Именно! Но теперь ими завладела демоническая природа, и если слухи верны, и демоны прорвались в Храм… то именно там — источник Тьмы, проникшей в артефакты. — Не демоны, а демонопоклонники, — поправил я. — Это неважно! Очищая артефакты, мы помогаем Тенсесу противостоять Тьме. — Лиге понравится этот лозунг, — вставил Орел. — Насколько я знаю, глава Лиги отдал приказ уничтожать артефакты, а Империя, напротив, их собирает. А ведь это Зло… настоящее Зло! — Капитан, — обратился ко мне Алексей, — поговори с полковником. Жгут Кровавых, кажется? Расскажи, все, что нам удалось выяснить. Что источник Тьмы скорее всего находится в Храме Тенсеса, захваченном демонопоклонниками. Что мы можем помочь Искре Тенсеса противостоять порче, если очистим все собранные артефакты! Пусть сделает это! Это его долг! Долг, как Хранителя! Не только Империи. Всего мира! — Но этого мало, — хмуро добавил Пресперо. — Есть еще ставка Козыря, лагерь оружейной мафии. Если и есть где скопище артефактов Тьмы, то именно там! — Кстати о ставке Козыря, — вспомнил вдруг Алексей. — В лагере гоблинов мы раздобыли интересную депешу. Вот, почитайте. Он вынул смятую бумагу и протянул ее сначала Пресперо, а тот, пробежав взглядом по написанному, озадаченно передал мне. — Срочный приказ всем гоблинам покинуть Святую Землю. Сделка по продаже артефактов покупателю завершена… кто не успеет, пусть пеняет на себя… — зачитал я вслух и ошарашено поднял глаза. Ничего себе! — Они и в самом деле сворачивают лагерь, — подтвердил Алексей. У меня пропал дар речи. — Может, это Империя выкупила артефакты, — с сомнением в голосе предложил Лоб. — Империя не стала бы иметь дело с мафией! — уверенно заявила Матрена, но Лиза с ней не согласилась. — Не будь наивной! Конечно Империя могла выкупить артефакты у Козыря, но что-то слишком уж внезапная сделка… — Все могло происходить в режиме строжайшей секретности, — возразил Миша. — Так или иначе, об этом нужно срочно сообщить командованию, — подвел я итог, и повернулся к Пресперо. — Как отсюда добраться до Рыжего Сырта кратчайшим путем? — Мы доставим вас кораблем при условии, что вы сделаете все, чтобы донести нашу позицию до имперского руководства. Естественно, я согласился. Во-первых, позицию охотников я вполне разделял, а во-вторых, времени оставалось в обрез. Как долго гоблины будут сворачивать свой лагерь? И получил ли уже таинственный покупатель свой товар? Хотя погостили у охотников мы совсем недолго, я выдохнул с облегчением, когда едва остывший двигатель их корабля снова взревел, и мы покинули острова Бессилия. Конечно, после этого астрального путешествия пришлось еще проехаться прилично по сухой степи до родного лагеря, так что даже самый кратчайший путь оказался не близким. Ставка Империи на Рыжем Сырте показалась мне приветом из какой-то далекой, почти забытой жизни. Красные флаги, плакаты с пафосными лозунгами, металлические ангары — как глоток свежего воздуха на чужой земле. Я сам поразился, насколько, оказывается, привязан к таким вроде бы простым, примелькавшимся вещам. Правда, на территорию удалось попасть не сразу. Сначала я вынужден был пройти процедуру опознания, ради чего был поднят с постели сам полковник Булат Праведных. Позже к нему присоединилась и комитетчица Семер Кийа. Вскоре мы уже сидели в ее кабинете, где она когда-то, сто лет назад, учила меня, как вести себя в «Приюте Старателя». К демонической природе артефактов она отнеслась с должным вниманием, но после известия о гоблинском письме все ушло на второй план. — Если все артефакты достались Лиге, это наш полный провал! Только одно может послужить хоть каким-то утешением: эти ретрограды планировали уничтожить артефакты, а не использовать их против нас. — Хм… А ну как они передумают? — хмуро пробормотал полковник Праведных. — Великий Незеб, что же делать? В первую очередь, нужно убедиться, что Покупатель — это и впрямь Лига. — Как? — Надо проникнуть в логово мафии и найти там доказательства. Я чуть было не расхохотался от такого гениального в своей простоте решения. Но Семер Кийа была абсолютно серьезна. — Настало время решительных действий, терять нам уже нечего. Пора разогнать этот гадюшник! — Вы предлагаете организовать налет на ставку Козыря? — уточнил я. — Вообще гоблинская мафия способна оказать неплохое сопротивление, вы уверены, что наших сил на плато Коба хватит для открытого столкновения? — Призывать на помощь подкрепление с Асээ-Тэпх уже нет времени. Придется воспользоваться помощью старателей. Хоть какой-то от них толк… Одно предложение эпичнее другого — вот что я подумал. Но благоразумно промолчал, субординацию в Империи еще пока не отменили. — Нужно в срочном порядке разработать план! — торжественно объявила Семер Кийа. — Этим мы и займемся. А вам, товарищи, разрешаю отдохнуть. Ну хоть одна стоящая идея! Отдохнуть нам бы не помешало. Хотя уже наступило утро и на улице совсем рассвело, глаза мои слипались, и принять горизонтальное положение было пределом мечтаний. Безусловно, меня волновало, какой план родится в голове комитетчицы, ведь наверняка я буду в нем непосредственно фигурировать, но я все же надеялся, что полковник Хранителей внесет туда разумное зерно. С этой мыслью я и уснул на сладко скрипевшей металлической рабицей типовой имперской кровати. — Ник, проснись! Так я и знал, что насладиться долго мне не дадут. — Товарищ капитан, вас просят на ковер! Я с трудом продрал глаза и уставился на Орла. Его ощутимые тычки подняли бы и мертвого. — Давай, давай! Кажется, план века уже составлен. Тебя Праведных ждет. Кое-как собрав себя по частям, как восставший Зэм, я поплелся к полковнику, все еще зевая на ходу. Впрочем, сон с меня слетел почти моментально — как только я узнал детали плана. Нет, от идеи налета на гоблинский лагерь никто не отказался, равно как и от помощи старателей. — Мы сумеем своими силами захватить южный проход, а старатели пройдут через уже взятый северный. Таким образом, оказавшись за Кордоном, мы возьмем ставку Козыря в клещи. Гоблины не смогут отбиться сразу с двух сторон. Задача старателей по большому счету заключается в том, чтобы отвлечь на себя внимание, когда наши отряды зайдут с юга и ударят непосредственно по ставке Козыря… Все это в устах Полковника Праведных звучало очень реалистично и обнадеживающе. Оставался лишь один нюанс — как заставить старателей напасть на гоблинскую мафию? — Разобраться с мафией раз и навсегда не только в наших интересах, — вступила в разговор Семер Кийа. — Через своих внедренных в «Приют» агентов мы донесем информацию до старателей, что завтра рано утром Империя собирается атаковать логово гоблинов с юга. А так же подбросим идею, что если принять участие в этой акции возмездия и зайти с севера, то можно не только избавиться от проблемы, но еще и разжиться по пути оружием, золотом и артефактами, коих у мафии полно. Распоряжение уже отдано. Старатели не откажутся от этой возможности! Особенно, если мы ее удачно подадим. Вы, капитан, в свою очередь тоже горячо ее поддержите и будете агитировать остальных. Словом, мне предстояло возвращаться назад в «Приют», чему я конечно не очень обрадовался. После обсуждения плана мне дали всего два часа времени на «перекур», и половину я провел в загоне, где Старик отказался со мной контактировать и чуть не откусил мне пальцы, когда я попытался его погладить. Судя по его обиженной морде, в мои оправдания он не поверил. Уходил из Рыжего Сырта с тяжелой душой. Я устал от этого маскарада, устал быть вдали от друзей, да и просто соскучился по своему мечу и своей форме. Я даже согласен был носить плащ с имперским гербом в такую жару! Только бы больше не притворяться. Но может быть, конец всей этой истории уже близок? Когда я поздним вечером, обогнув за два дня все плато Коба, вновь прибыл на прежнее место дислокации — трактир бурлил. Имперская пропаганда сработала как надо, и старатели уже во всю обсуждали, стоит ли участвовать в атаке на логово мафии. Наверное, я бы смог вычислить агентов комитета, для этого необходимо было лишь понаблюдать за действующими лицами и определить самых активных агитаторов. Но я чувствовал себя разбитым из-за рваного сна, и вливаться во всеобщий ажиотаж мне не хотелось. Плюхнувшись за барную стойку в самом углу, подальше ото всех, я опустил голову на руки, вполуха слушая разговоры. Кажется, желающих поддержать имперскую армию было не так уж и много. Самое время мне подключаться к обсуждению, но никаких стоящих идей, как убедить старателей, не придумывалось. — Они просят принести выкуп за мою дочь. Я встрепенулся и поднял глаза на взволнованного Горислава. — Если Империя нападет на их лагерь… Вероника, моя маленькая девочка… что с ней станет? Мои мысли заработали быстрее. Про дочку трактирщика я совсем забыл, но ее нахождение у гоблинов может даже помочь. — К вам снова приходили вымогатели? — Ворон принес мне письмо. Они хотят получить выкуп в назначенном месте, за Кордоном… — Завтра утром! — Что? — Вы можете написать им ответ? — Д-да… — Назначьте им встречу на завтра, на четыре утра… нет, даже на три. Вы выполните требование мафии, и как только обмен состоится и ваша дочь окажется в безопасности, мы нападем на гоблинов, вернем ваш выкуп и начистим им морды. Соглашайтесь! Другого шанса у вас уже не будет. Горислав постоял немного в растерянности, потом обогнул барную стойку, опустился на стул рядом со мной и вытер дрожащей рукой лоб. — Какое жестокое испытание для отца… — произнес он. — Я боюсь, что мое сердце этого не выдержит. Ты… ты передашь им выкуп за Веронику? — Да. Трактирщик судорожно схватил меня за руку и горячо зашептал: — Обещай, что сделаешь все, чтобы защитить мою доченьку! Мою Веронику! Обещай мне! Она ведь такая беззащитная… — Да, я обещаю. Только постарайтесь уговорить старателей мне в этом помочь. Договорились? Какими бы ни были ораторами имперские пропагандисты, с влиянием Горислава им не сравниться. Ему понадобилось ровно две минуты, чтобы убедить всех напасть на гоблинов! Я мысленно поздравил себя не только с тем, что удалось выполнить агитационную задачу, к которой я даже не знал, как подступиться, но еще и с тем, что у меня появилось несколько спокойных часов, чтобы все-таки поспать. Что я и сделал с чувством выполненного долга. И сон мой был крепок и безмятежен. Проснулся я от шума на улице, когда едва перевалило за полночь. Очень вовремя, ведь необходимо было еще добраться до места встречи с гоблинами! Хорошо бы сделать это как можно раньше. Как только я спустился вниз, меня буквально на лестнице перехватила Бертилия ди Плюи с горящими глазами. Меньше всего мне сейчас хотелось разбираться с Историками — слишком много было других забот, но она вцепилась в меня, как кошка. — Я думал, вы в своем лагере в Полуденных Пределах. — Как видите — нет. Я прибыла только что. Адам вернулся в лагерь, правда без джесеротипа, но он рассказал удивительные вещи! Якобы его спас из плена культистов Тэпа кто-то невидимый… — Очень за него рад! Простите, Бертилия, но сейчас я немного занят. — Я знаю, что это были вы! Ведь это вы интересовались изображением червелицего. Адам сказал, что таинственный голос спрашивал его об этом. Вот еще одна напасть. Червелицый! Может быть, сейчас и не самое подходящее время для обсуждения этого вопроса, но другого шанса мне может и не представиться. Тем более, что я так и таскал с собой кусок отколотого от стелы камня, который собирался показать Историкам. — Саранг Хэн хотел исследовать голову этого монстра. Ему удалось что-нибудь узнать? — Практически ничего. Это совершенно неизвестное биологической науке существо! Но упоминания о нем кое-где встречаются. Хотя и очень редко… О, значит вы все же нашли ту фреску! Дайте-ка мне взглянуть… Жаль, что такой небольшой осколок. — Что можете сказать об этой фреске? — Только то, что она была сделана еще до Катаклизма. А это значит, что наш червелицый — это не урод, порожденный аномальной магией, это некое древнее существо. — Но кто он такой?! — Еще один вопрос среди тысяч неразгаданных. — Ладно, Бертилия, спасибо за помощь. Но мне надо спешить… — я уже развернулся, чтобы уйти, но она снова схватила меня за руку. — Подождите, это еще не все! Я должна вам кое-что сказать. Здесь, на плато Коба, многие думают лишь о материальной выгоде, об этих ужасных артефактах Тьмы! Я уже отчаялась отыскать того, кто готов исследовать руины Зэм не ради наживы. — Сожалею, Бертилия, я в курсе ваших проблем, но сейчас мне совсем не до этого. — Нет-нет, постойте! Обещайте, что поиски истины, поиски правды станут для вас не менее важны, чем все остальное! Поверьте мне, занимаясь исследованиями старины, я много раз узнавала нечто такое, что… — За последние двадцать четыре часа я уже дал столько обещаний, что исчерпал недельный лимит. Моя лояльность историкам и так несколько выше, чем я могу себе позволить. — Ну хорошо, тогда послушайте меня. Теория о тесной связи джунов и Зэм находит новые подтверждения! В местных руинах встречаются джунские артефакты. В книге «Поучения Тэпа», которую Адам стащил у культистов, говорится о том, что Тэп, изучая Искры, опирался на некие утерянные сегодня магические рукописи джунов. Кроме того, охотники на демонов нашли и передали нам книгу «Беседа Мецтли со своим сердцем», и из нее становится ясно, что скелеты, гуляющие по плато Коба, были джунами, и их воскресил Тэп еще тысячи лет назад! — Это… впечатляет. — Еще бы! Сенсация на сенсации! Один вопрос до сих пор остается непроясненным: изображение Проклятья джунов у народа Зэм… — У них не может быть изображений Проклятья. Восставшие не знают, от чего погибли джуны! — Возможно, не все… Недавняя буря в зыбучих песках открыла нам до этого неизвестные руины Зэм. Там мы нашли табличку, на которой изображен он, демон! Я почувствовал, что информация с трудом укладывается в моей голове, забитой в данный момент вылазкой к гоблинской мафии. — Это все очень интересно, но давайте отложим этот разговор на потом. Я вернусь, и мы… — Как раз к этому я и веду. Вот что я узнала от коллег из Эльджуна. Оказывается, гоблины, пытаясь продать Империи и Лиге «святое оружие», обмолвились, что разрабатывает его на заводе мафии инженер Саранг Птах. Он единственный местный восставший. Да-да, он воскрес именно здесь, на этом аллоде! — Где находится их завод? — спросил я, уже догадываясь, каков будет ответ. — В ставке Козыря. Ну что ж, все интересней и интересней! Жаль, что информация про Саранга Птаха, местного Зэм, возможно видевшего Проклятье джунов при жизни, появилась у меня только сейчас, и я могу не успеть поделиться ею с имперской армией, которая будет штурмовать логово гоблинов и наверняка перебьет там всех без разбора. Я вышел на улицу. Старатели уже вовсю готовились к вылазке, и теперь во дворе у трактира топилась впопыхах собранная мини-армия, вокруг которой возбужденно бегал Барыш. — И шамана! Шамана гоблинского прибейте! Даю мешок золотых тому, кто притащит его голову! — Неплохо, за мелкого гоблина… — Когда я вижу молнию в небе, я об одном всегда мечтаю — чтоб она угодила прямиком в Яра Глас Неба! Только небу сколько ни молись, помощи не дождешься. У-у, даже маленькой молнии для мерзкого гоблина пожалело! Другое дело — старатели! А если кто еще и до самого Козыря доберется — то два мешка!!! Горислав стоял на некотором отдалении, один, с поникшей головой, но заметив мой взгляд, подошел. — Ты уж постарайся… — тихо произнес он и голос его оборвался. Отвечать ничего я не стал и только кивнул. Пора было отправляться. Времени у нас совсем не оставалось, так что обговаривать нюансы пришлось прямо на ходу, и поскольку выкуп за Веронику должен передать именно я, то как-то само собой получилось, что и рулил операцией тоже я, правда не без помощи тех, кто хорошо знал местность и рельеф. Первым делом определили место, где будут ждать остальные, когда я пойду за Вероникой в гордом одиночестве. Затем договорились, что все будут сидеть тихо, как мыши, до тех пор, пока дочка трактирщика не окажется в полной безопасности — то есть, пока я не вернусь и не передам ее прямо в руки тем, кто потом отвезет ее к отцу. Конечно, хотелось бы устроить засаду где-нибудь поближе к месту встречи с мафией, но я опасался, что нас могут засечь. Единственное, на что оставалось полагаться, так это на нехватку времени не только у нас, но и у гоблинов. Я наделся, что они не успеют прошерстить всю территорию вокруг и расставить везде соглядатаев. Ветерок дул в лицо и пыль противно скрипела на зубах, но день, кажется, намеревался быть не таким уж жарким. Солнце лениво выползало из-за края аллода, добавляя оранжевых красок серым тучам, намекающим на скорый дождь. Я шел по степи с мешком за спиной, подбадривая себя негромким свистом и поглядывая по сторонам. Гоблинов пока не было видно, но они могли появиться в любой момент. Старатели остались далеко позади, и в случае чего, помочь мне ничем бы не успели. Я сам поражался тому, что несмотря на очевидную опасность — меня могли просто убить и забрать выкуп — я отчего-то не испытывал страха. Плохо. Излишняя самонадеянность могла сыграть со мной злую шутку. — Эй, стой, великан. Ты кто такой? Чего это ходишь так нагло по нашей территории? — Меня прислал Горислав. Гоблин вылез из своего укрытия, но я видел, что за камнями есть кто-то еще, хотя точное количество определить не мог. Впрочем, наверняка за мной внимательно следили не только оттуда. — У тебя, что ль, выкуп? — Сначала покажите девушку. Гоблин потоптался на своих кривеньких, коротких ножках, а потом махнул кому-то за свой спиной. Через мгновение из-за камней показалась Вероника, и мой мир перевернулся. Горислав, конечно, рассказал, как она выглядит — рыжие волосы, зеленые глаза, средний рост, веснушки… Но в его устах это были просто слова. Разве по ним можно было понять, что ее волосы такие удивительно рыжие, что глаза такие пронзительно зеленые, что сама она как изящная кукла, а веснушки ее настолько умильные, что мой пульс начнет вдруг скакать в бешеном ритме? — Убивать девку или как? Заждались мы, ага! — Что? — Выкуп давай! Гляну, все ли здесь… Дарственная? Вот она, ага! Хорошо! Забирай девку! Гоблин закинул мешок за спину, надменно кивнул своей пленнице и, потеряв к ней и ко мне всякий интерес, засеменил обратно в укрытие. Наверное, ему не терпелось подсчитать прибыль. Но главное, что убивать нас все же не планировали! Вероника проводила его глазами, потом перевела взгляд на меня и пожала плечами. А я смотрел на нее, как завороженный. В голове образовался туман, словно какой-то очень сильный мистик испытывал на мне свою магию. Мне даже пришлось тряхнуть головой, чтобы прийти в себя. Помогло, правда, слабо. — Значит, я тебе обязана своим спасением. Благодарю, конечно. Только я бы и сама разобралась! Нечего было папочке так волноваться и разоряться! — Да… то есть… Мне нужно отвести тебя к отцу. Лучше б она молчала. Ну или хотя бы заговорила мерзким, скрипучим голосом, тогда я может быть сумел бы протрезветь. Но вместо этого в моих ушах звенели колокольчики, от которых я окончательно «поплыл». Да что это со мной? Всю дорогу обратно она говорила, не замолкая. И я слушал ее болтовню, с какой-то странной обреченностью осознавая, что все мои разумные мысли рассыпаются и путаются, как пазлы, и навести порядок в них нет никакой возможности. — У нас на Гипате знаешь, какие девчонки?! Мы и астральный корабль на лету остановим, и в пещеру дракона войдем, не поморщимся! Мне даже интересно было в плену у пиратов. Они сначала, конечно, попробовали руки распустить, но я им грабли быстро пообломала! Путь прошли удивительно быстро. Мы, кажется, сделали только пару шагов от места встречи с гоблинской мафией, как уже навстречу нам вышли старатели. Но ведь в ту сторону я шел несоизмеримо дольше! — Эй, напарник, все в порядке? Грива затрясла меня за плечо, приводя в чувство, и я понял, что стою как зомби и пялюсь на то, как Веронику усаживают на лошадь и увозят от меня домой. Все остальные фрагменты просто вывалились из памяти. — Ты чего встал, Ник? Нам же надо догнать гоблинов, пока они не ушли далеко! Или мы отклоняемся от плана? — Да… в смысле нет… Все по плану! Погнали. Просмотреть полную запись
  5. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.50-51

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 50. Письмо для Горислава Спонтанно оказавшись в роли наемника Историков, я покинул «Приют Старателя» вместе с Бертилией ди Плюи, оказавшейся довольно щедрым работодателем и интересным собеседником. Несмотря на свое эльфийское происхождение, она не фыркала надменно в ответ на мои, наверное, глупые вопросы. Более того, нашла вполне справедливым и занимательным то, что я не хотел соглашаться с общепринятой версией причин смерти джунов, ведь даже среди ученых нет единого мнения на этот счет. Сама она, впрочем, больше интересовалась историей Зэм, которые, судя по многочисленным останкам своих строений, довольно плотно населяли когда-то плато Коба. — Эта земля помнит джунов, помнит народ Зэм… Быть может, через тысячу лет другие историки некой новой расы будут говорить, что она помнит «времена войны Империи и Лиги»! — тихо шелестела она приятным голосом. Я слушал ее, пытаясь при этом не растерять бдительность. Нас было всего двое, и встреча с дезертирами, оружейной мафией или бандой «Красные Повязки» могла закончиться для нас плачевно. Сначала удача благоволила. За два дня пути нам попадались только дикие звери — в основном волки, да кучка кобольдов, разбежавшаяся при виде нас в разные стороны. Зато по прибытию на место судьба решила взять реванш за спокойную дорогу. Едва показавшись в лагере Историков и не успев толком ни осмотреться, ни поздороваться, мы сразу нарвались на пиратский налет. Руководил охраной в лагере здоровый, крепкий мужик с густой шевелюрой и усами, звучным командирским голосом и отличным топором в больших, надежных руках. Я только слез с лошади и направился было к нему, чтобы представиться, ну или быть представленным, как дикий ор, оповещающий о нападении, огласил окрестности. Надо отдать должное наемникам — никто из них не растерялся: все как-то сразу, без лишних указаний, распределились по позициям, споро схватившись за оружие. Я тоже схватился за меч, не стоять же истуканом! Пиратами на этот раз оказались в основном орки, очень неплохо, к слову, экипированные. Во всяком случае первый же трофейный топор, отбитый мной у амбала со смешно оттопыренным из-за клыков платком на лице, значительно превосходил по качеству меч в моих руках, выданный мне с имперского склада. Я даже всерьез задумался, а не сменить ли мне оружие? К мечу я, конечно, привык больше, доведя свои движения до бездумного рефлекса, но топор пирата был сделан куда более искусным мастером… Габаритные фигуры с закрытыми лицами, судя по всему, решили взять количеством, навалившись всем скопом без особой стратегии. В гущу боя я не лез, чтобы не оказаться между молотом и наковальней, ведь мне, как незнакомцу в местных кругах, может одинаково больно прилететь от обеих сражающихся сторон. Тем не менее, свою лепту я внес, ловко подрезая прорвавшихся на территорию лагеря одиночек. Кровь разогналась по венам, мышцы приятно разогрелись, и я уже аккуратно отложил в сторонку четвертый топор. При этом мне удавалось даже поглядывать по сторонам и анализировать ситуацию. Лагерь состоял из множества походных палаток, компактно сгрудившихся на ровной низине между сопок. Судя по густой, резко набирающей глубину, синеве в небе, астрал находился прямо за ближайшей грядой, так что мы располагались почти на самом краю аллода. Никаких древних строений, которые могли бы изучать Историки, я поблизости не обнаружил, и решил, что они скорее всего находятся либо на берегу, откуда как раз и лезут пираты, либо под землей. Я обратил внимание, что противник очень интересуется коробками, сложенными друг на друга возле самой большой палатки, и решил придвинуться поближе. Оружие там, артефакты, или просто провизия — неважно, раз пытаются забрать — значит надо защитить! Подумал я об этом не зря. Именно здесь мне и попался, пожалуй, самый серьезный соперник из всех, с кем довелось пересекаться на плато Коба. Сначала я увидел попугая — большого, яркого, похожего на типичного обитателя Асээ-Тэпх, и поэтому не слишком удивился. Наверное, он просто заблудился, покинув родные джунгли. Но внезапно на него спикировала моя сорока, хоть и откликавшаяся теперь исключительно на «Фею», но выглядевшая сейчас как настоящая фурия. И так меня захватила внезапная драка двух птиц, сопровождавшаяся оглушающим карканьем и разлетающимися в разные стороны перьями, что я сам едва не пропустил нападение. Орк относительно невысокого роста и не сказать, что такой уж впечатляющей ширины, выскочил как из-под земли и тут же атаковал меня. Он оказался быстр, точен и предугадывал мои движения настолько ловко, что я хоть и успел среагировать на его появление, но через несколько секунд вдруг обнаружил себя лежащим на земле и без оружия. Я конечно списал этот вопиющий случай на свою расслабленность из-за того, что находился в тылу основного боя, а также на неудачный меч… Но все же давно мне не наносили такого оскорбления! Злость вспыхнула внутри, как огненное проклятие мага-стихийника. Я швырнул в орка подвернувшимся под руку то ли камнем, то ли куском засохшей глины, не нанеся никакого вреда, но выиграв какие-то доли секунды, чтобы откатиться и вскочить на ноги. Выбитый у меня меч валялся не так уж и далеко, но какое-то время мне все равно пришлось уворачиваться и отступать, потому что с голыми руками я представлял для этого орка легкую мишень. Переломный момент не наступал неприлично долго, и я успел порядком вымотаться, прежде чем мне удалось поднырнуть под топор противника и юркнуть ему за спину. До меча я добрался, но сил потратил немерено! Раздражение притупляло усталость. Сделав резкий выпад, легко отбитый орком, я хоть и почувствовал боль в плече, но отметил ее сухо, как нечто второстепенное. Умение абстрагироваться — верный помощник в затяжных сражениях. Чтобы просто задеть орка лезвием меча, пришлось мобилизовать все, что было в моем боевом ассортименте. Глубокого пореза на руке он поначалу как будто и не заметил, но все же это не могло не сказаться на силе его ударов и скорости. В конце концов я исхитрился сначала выбить у него топор, а затем и нанести смертельный удар. А после еще заставить себя успокоиться и не потыкать со злости мечом его рухнувшую на землю тушу. Эпическая битва двух птиц тоже сразу завершилась. Потрепанный попугай с ободранным хвостом рванул прочь, и Фея, тоже понесшая заметные потери в своем оперении, оглушительно закаркала ему вслед. — Тихо, тихо, возьми себя в крылья, родная, мы победили. Сорока, победоносно осмотрев поле сражения, пересела мне на плечо и нахохлилась. До пиратов тем временем уже дошло, что скромный палаточный городок оказался под куда более надежной защитой, чем они рассчитывали. Наемники, несмотря на не слишком внушительное количество, стояли практически стеной, рассредоточившись вокруг лагеря, и среди них были отменные лучники и маги. Налетчики начали понемногу отступать назад, за сопки, и внезапный бой так же внезапно сошел на нет. Примечательно, что никакого переполоха в общем-то не случилось. Охрана убрала оружие, Историки деловито вылезли из палаток. Осмотрелись. Оказали помощь раненым. Убедились, что потерь нет. И… все. Жизнь спокойно потекла своим чередом. Ученые занялись аккуратным раскладыванием древних, рассыпающихся прямо на руках манускриптов в те самые ящики, которые я так самоотверженно защищал, а наемники оттащили подальше тела пиратов, которым не повезло. — Эх, нелегка она, доля наемничья! Мало было волков да гоблинов, так теперь еще и пираты повадились… Тебя-то как, говоришь, звать? — Никита. Меня наняла Бертилия ди Плюи. — Харитон, — командир наемников добродушно протянул мне ладонь для рукопожатия. — Давай-ка этого уберем с тобой отсюда, а то весь вид портит… Он наклонился к орку, едва не вытряхнувшему из меня жизнь, и схватил его за ноги. Я тоже наклонился, но тут один из Историков — эльф, как раз высунувший нос из коробки и заметивший орка, заверещал: — Это же он! Я не сразу понял, о ком он говорит, и даже повертел головой по сторонам. Вдруг и правда известная персона рядом? Но эльф тыкал пальцем в мертвого орка. — Это тот самый… как же его… Абордаж! Пиратский адмирал! Харитон уставился на моего поверженного соперника. — Слышал про такого… Только говорили, что его и впятером не одолеть, — произнес он с сомнением в голосе и поднял голову на меня. — Ты его один завалил? — Со мной еще была сорока, — пошутил я, но Харитон не оценил юмора. — Голову-то зачем срубил? Теперь и не допросить. — Я не целил в голову, так получилось. А кто это? — О-о, это опасный и жуткий враг! — воскликнул эльф, с отвращением глядя на орка. — О его кровавых бесчинствах нельзя рассказывать без содрогания. На его счету десятки захваченных кораблей и сотни погубленных душ! Не знаю, что ему понадобилось на Святой Земле. Скорей всего, подыскивал место для новой пиратской базы. А может, его привлекли россказни об артефактах Тьмы… Я слышал, что на борту «Астрального лезвия» — так называется его корабль — нарисованы черепа. Количество их соответствует числу захваченных кораблей. И говорят, что места на бортах уже не хватает… — А вот это мы проверим, — перебил Харитон. — Наверняка его корыто где-то рядом! — Ох, столько времени потеряно из-за пиратов! — запричитал эльф, заламывая пальцы. — А старатели и мафия рыскают по руинам. Разрушают хрупкие исторические документы! — Какие документы? — заинтересовался я. — Люди Зэм были большими бюрократами и все старались занести на пергамент или выбить на скрижалях, начиная с того, сколько коров какая девка получила в приданое, и заканчивая сложными астрономическими наблюдениями… — Все понятно, — опять перебил Харитон, поморщившись, и кивнул мне. — Давай, понесли. Я схватил орка за руки, и вдвоем мы кое-как, волоком, потащили его тело за пределы лагеря, еще долго слыша причитания эльфа: — Пираты — наша главная головная боль. Примчались на запах наживы, но предпочли не соваться за Кордон, а напасть на беззащитных Историков. Все надеются отыскать в наших ящиках артефакты Тьмы. Глупцы! Вещи, что они уволокли, никакой ценности для них не представляют, зато для нас… там же приборы, записи, книги! Я одного боюсь: как бы эти варвары не побросали наши вещи в астрал… — Как же надоел этот Геродот, — негромко прокомментировал Харитон. — Хуже Леонардо, чесслово! — Леонардо? — Да есть тут один… изобретатель. Носится со своей катапультой, как дитя с погремушкой. А ты, я гляжу, совсем недавно из имперской армии сбежал? Я молча кивнул, отметив про себя его наблюдательность. Имперскую форму я давно уже сменил на нечто серое, безразмерное и неопределенное, без изысков, зато удобное. Но оружие и армейские берцы все еще выдавали во мне имперца. Дальше Харитон расспрашивать не стал. Видимо у каждого «лица без гражданства» есть своя история и свои скелеты в шкафу, говорить о которых не принято. — Часто на вас здесь нападают? — спросил я, чтобы заполнить паузу. — Бывает. Особенно, как про артефакты молва пошла. Но не можем же мы, люди военные, всего повидавшие, оставить этих книжных червей без помощи, правда? А то вдруг этот Геродот говорит правду и раскопает что-то про новый катаклизм! Приходится во славу исторической науки периодически отсыпать пиратам по пятое число… Ох, что это у него тут выпало… письмо, что ли? Геродот наклонился, и поднял с земли клочок бумаги, принадлежащий, очевидно, пирату, которого мы волокли. — Трактирщику Гориславу, уроженцу аллода Гипат, — прочитал он. — Хм… что бы это значило? Ого! С него требуют огромную сумму денег, иначе… дальше оборвано. Я взял в руки письмо и, пробежав глазами кривые строки, повертел, оглядывая со всех сторон. Но никакой больше информации, кроме уже озвученной, не нашел. — Надо отнести Гориславу, может, он поймет, о чем речь. Когда мы вернулись в лагерь, эльфа уже и след простыл, хотя мне стало интересно послушать его теории о прошлом и будущем Сарнаута, и возможен ли новый Катаклизм. Зато меня уже поджидала Бертилия. Она стояла рядом с восставшим Зэм очень суровой наружности и, заметив меня, замахала руками. — Это Саранг Хэн, — представила она восставшего. — Я говорила вам о нем. — Что там за существо у вас? — недовольно обратился ко мне Зэм. — Показывайте скорее, у меня еще масса дел! Дабы не нервировать Историка, я оперативно слетал до своей скучающей у ограды лошади и припер ему сумку, заляпанную высохшей кровью неизвестного чудовища. Саранг Хэн без тени брезгливости вытащил на свет голову и с живым научным интересом осмотрел ее со всех сторон. — Хм… хм… Впервые вижу подобное… Но по описанию похож, — выдал он наконец вердикт, прицокнув языком. — По какому описанию? На кого похож? — Недавно старатель, которого мы наняли, Адам ди Ардер, тоже столкнулся со странным червелицым созданием… — С живым? — Нет, к счастью, не вживую. Он нашел его изображение в ущелье Привидений. Это аномалия, расположенная на северо-востоке. Жуткое местечко, настоящая могила! Если вы не против, я оставлю этот любопытнейший образец у себя? Нужно провести подробный анализ! — Да, конечно… А можно поговорить с тем старателем? Адамом… — Ди Ардер. Мы второй раз послали его к руинам, вручив джесеротип, чтобы он сделал снимки. Это очень дорогой и уникальный аппарат… — Да-да, я знаю, — нетерпеливо перебил я. — И что? — Но уже третий день нет ни Адама, ни джесеротипа. Мы очень волнуемся! И думать не хочется, что он мог обмануть нас, сбежав с устройством. Но вы, старатели, такой ненадежный народ! Простите, я не имел в виду лично вас. — То есть вы просто так отдали наемнику дорогой прибор? — С ним была охрана, но и ее тоже след простыл. Мы — простые труженики науки, а места, куда нужно попасть, порой так опасны, у нас нет выбора — приходится пользоваться услугами наемников… Адам хорошо знает местность и умеет проникать в самые дальние уголки! Только он должен был вернуться еще вчера. Если до утра от него не будет вестей, придется отправлять кого-нибудь на его поиски. Вряд ли это было проявлением благородства по отношению к пропавшим наемникам, Саранга Хэна больше волновала судьба джесеротипа. Как я и ожидал, чуда не свершилось, и Адам с охраной и прибором под мышкой так и не свалился с неба и не вырос из-под земли до самого утра. Харитон, озабоченный угрозой очередного нападения пиратов и даже собирающийся сделать вылазку к их кораблю, вероятно, пришвартованному где-то не очень далеко, не горел желанием выделять кого-то из своих подопечных для поисков. Но выбора не было. Похоже, джесеротип и впрямь был дорогой штукой, чтобы махнуть рукой на его пропажу. Начальник охраны оторвал от сердца целых трех орков, одинаковых с лица. Я хотел узнать результаты анализа головы чудовища, который Саранг Хэн хотел провести, но и посмотреть на изображение в ущелье Привидений тоже хотелось. Кто его создал? Ведь если этих существ никто не видел раньше, значит, они появились недавно, стало быть, никаких древних изображений червелицых быть не может… Или может? Мозг начал закипать от противоречивой информации, и я пока решил не строить никаких теорий, а отправиться туда и посмотреть лично. Таким образом, я стал четвертым в поисковой группе. Однако развернув карту и увидев, где находится ущелье Привидений, куда отправились пропавшие наемники, я почувствовал, что мой энтузиазм сразу поубавился. Почти противоположный край аллода, до которого идти и идти — через кордон, через мафию, через неизведанные толком территории! И этот Адам туда проникал?! У меня появились сомнения в правдивости его слов, но на попятный идти уже не хотелось. Да и велика вероятность, что мы найдем наемников или их останки гораздо раньше — еще до кордона. Орки, которых я так и не научился различать, обсуждали предстоящий путь, а я думал, что именно сегодня должен был встретиться со своими в условном месте. Вряд ли меня похоронят раньше времени за одну неявку, но если я соберусь в ущелье Привидений, то пропусков станет неприлично много, и меня волновало, что мои друзья начнут из-за этого паниковать. — Такс… А если сделать вот так… И сюда… То… Где моя таблица? Вот она… Итак… Расчетная точка приземления… получается у нас… прямо вот здесь… по центру ущелья… М-да… нет… не годится… А? Вы чего? Отойдите, не мешайте! Не видите, я думаю! А если натянуть… покрепче… Да! Надо покрепче! Эй, как вас там, можно вас на минуточку? Заметив мой заинтересованный взгляд, диковатого вида эльф, прыгавший вокруг сооружения, до боли напоминающего катапульту, ткнул в меня пальцем, строго сдвинув брови. Мне захотелось сделаться невидимым. — Кто, я? — сделал я последнюю попытку отвертеться, бочком отступая назад. — Да, вы! Мне нужна пара крепких канатов. Срочно! У вас случайно их нет? — Нет, — помотал головой я, уверившись в неадекватности эльфа. — Как, вы не носите с собой бухты канатов?! Странно… Что же делать? Крайне удивленный тем, что его до такой степени удручает факт отсутствия канатов у первого встречного, я рискнул поинтересоваться: — А вам зачем? — Сказал же — для катапульты! — А катапульта зачем? От кого тут отстреливаться? Не от пиратов же… — Она не для того, чтобы отстреливаться! С ее помощью я собираюсь посылать желающих за Кордон. Еще найти где-нибудь гоблина для испытаний… — Как это — отправлять за кордон? — я оторопело посмотрел на вместительную ложку рычага, куда полагалось класть снаряд. — У меня все рассчитано! Вероятность ошибки ничтожно мала! — Но… — В Зыбучих песках есть озеро. Я так все рассчитал, чтобы снаряды… то есть наемники… приземлялись ровнехонько в центр озера. Это значительно ускорит нашу работу, потому что теперь не придется ходить в обход… Хотите попробовать? — Нет! — категорично отрезал я и теперь уже ретировался быстро и решительно. Вскоре выяснилось, что у неприступной преграды, разделяющей плато Коба на две части, действительно есть лазейка. И это совсем не катапульта чокнутого изобретателя! Но судя по кислым минам орков, с которыми мне предстояло отправится в путь до ущелья Привидений, лазейка эта была не многим лучше безумной идеи эльфа. — Пески там, — коротко пояснил один из моих спутников, не вдаваясь в подробности. Я не слишком ужаснулся этому известию — песков в Империи я видел много, но все же чувствовал подвох. До лазейки — оказавшейся на поверку просто концом высоченного забора, возвысившегося не без магии и охраняемого мафией по всей своей бесконечной длине, — добрались без проблем за полдня. Всю дорогу меня преследовало жгучее предвкушение, ведь я столько слышал про Кордон, и теперь попадание на другую сторону казалось чем-то из ряда вон выходящим, тревожным, но и заманчивым одновременно! В связи с этим я почувствовал некое разочарование, когда мы просто обошли преграду. Но выводы мои оказались преждевременными. Я и трое моих молчаливых спутников обвязались одной толстой веревкой и далее пошли друг за другом спаянной цепочкой. Вскоре стало понятно — зачем. За Кордоном начался ад. Назвать ЭТО песчаной бурей – все равно что описать бриллиант как блестящую стекляшку. То, что я увидел своими глазами, нельзя было уложить в это сухое, неинформативное определение. Песок стоял одной сплошной массой со всех сторон. Из-за него не было видно ни неба, ни земли — только темное, непроглядное марево. Я не видел даже орков, шедших впереди меня и сзади в двух шагах. Дышать было нечем. Я прикрывал лицо платком, но все равно кашлял песком, плакал песком, вдыхал песок, перекатывал его языком на зубах… Мне казалось, что я сам стал состоять целиком из песка и скоро рассыплюсь от дуновения ветра. Ветер, кстати, хоть и завывал, и периодически больно лупил по незваным путникам своими песчаными ладонями, но все же не сказать, что был таким уж грозным. И я решительно не понимал, что поддерживает в воздухе весь этот не оседающий смог. Когда я уже едва не падал от нехватки воздуха и удушливого кашля, проклинал все на свете, в том числе и свои самонадеянность и любопытство, и клялся, что ноги моей больше не будет в этих местах, выяснилось, что все это только цветочки. А вот теперь настала пора ягодок! С трясинами я имел несчастье познакомиться еще на Асээ-Тэпх, где чуть не умер, подорвавшись на своей же мине. Но то болото не шло ни в какой сравнение с зыбучими песками! Пробираясь сквозь кашу, где не было видно ни зги, и теряясь из-за этого в пространстве, я вдруг начал «тонуть», и это усилило ощущение ирреальности. Теперь я не только не видел твердой почвы под ногами, но и перестал ее чувствовать. У меня осталась одна лишь обмотанная вокруг талии веревка, которая не давала мне заблудиться не только физически. Она, как якорь, удерживала мой разум от сумасшествия. Скорость пришлось увеличить, хотя ноги и так заплетались. Промедление в зыбучих песках грозило смертью — и мы сражались с ней изо всех сил. Правда, в какой-то момент я уже перестал надеяться, что мы сможем выбраться. Возможно, орк, идущий во главе цепочки, давно заблудился и теперь ведет нас в невнятное ничто, откуда уже нет обратной дороги. Но вскоре мне показалось, что земля отвердела и дышать стало как-то легче. Я даже боялся подумать, что пытки подошли к концу, и поэтому списал все на то, что начал понемногу привыкать. Но песок и правда перестал пожирать обувь, и я сумел разглядеть очертания орка впереди себя. Где-то на этой секунде и открылось второе дыхание. Никогда я еще так не радовался астралу, как в этот момент — когда наконец стали видны отблески его сверкающих нитей. Мы вышли на берег аллода, а я все еще продолжал задыхаться и кашлять, выплевывая из легких всю ту гадость, которой наглотался. Впрочем — не я один. Все вчетвером мы подползли к самому краю земли и, стоя на коленях и от усталости не чувствуя страха, хватали ртами чистый воздух, наслаждаясь мягкими касаниями астрального ветра. — Много прошли? — наконец спросил один из орков и развалился на земле, раскинув руки и свесив ноги с аллода. — Не. Даже половины зыбучих песков не одолели. Что-то совсем уж сегодня невмоготу. Думал, подохну уже. Я тоже свалился наземь и уставился в небо. Здесь оно было не очень красивым — темное, мутное, с блеклыми звездами. Но оно было! И этот факт радовал меня несказанно. — Глядите, а там костер вроде, не? Мы все повскакивали на ноги и уставились вдаль, стараясь разглядеть признаки жизни. И правда — огонек! — И кто это тут окопался в такой глуши… может, это наше чучело с джесеротипом? — Хорошо бы, но я слишком много грешил в жизни, чтобы все так легко закончилось. Мы поплелись вдоль края аллода на свет, где действительно обнаружили костер и разношерстную компанию вокруг него: семейку гибберлингов, орчиху и сутулого, дерганого мужика, похожего на канийца. Конечно же, это оказались старатели, которых в поисках артефактов занесла нелегкая в эти края. — Нет-нет-нет, даже не пытайтесь, погибнете! Пройти сейчас через пески невозможно, там дальше — еще хуже. Буря! Это надолго, ближайшую неделю можно и не соваться. Мы сюда-то еле выбрались! А еще, мы слышали, в зыбучих песках проводят рейд старатели мафии, как будто мало нам скелетов и подарочков самой аномалии. Поэтому мы тут и сидим. Лучше переждать, пока они прочешут руины и уйдут. Хотя… Они ведь соберут все артефакты! Гибберлинг надулся, решая эту сложнейшую для себя дилемму, и двое его братьев в точности повторили его жест, как отражения в зеркале. Я наклонился к костру и подставил руки, потому что на берегу было довольно холодно. Трое орков, с которыми я шел, завалились рядом и тут же начали похрапывать, я даже им позавидовал: вот бы мне так мгновенно отключаться, как по щелчку тумблера. — Вы пришли со стороны лагеря Историков? — спросил я сидевшую рядом орчиху. — Нет, тут поближе есть проход, но там опасно: скелеты ходят и змей много… гляди, какой я из их шкур хороший бурдюк сшила! А то здесь, если честно, меня всегда мучает жажда. — А откуда там скелеты? Я имею в виду — кто поднимает мертвецов? — Аномалия. Странные дела тут творятся. Пересечь зыбучие пески очень сложно, на каждой ноге будто по гире пудовой висит, а тут еще тебя кто-то вечно норовит то за ногу цапнуть, то башку снести. Но цена на артефакты нынче такая, что… — орчиха махнула рукой и тяжело вздохнула. Я тоже задумался. Рисковать собой стало уже привычным делом, но у меня был свои принципы и идеалы: я верил, что сражаюсь за что-то великое, вечное, что должен сохранить любой ценой, даже ценой свой жизни, которая ничего не стоит в масштабах целой Империи — меня учили этому с самого детства. Странно было соприкоснуться с альтернативным взглядом на мир. Рисковать можно не только во имя высокой цели, но и ради собственной выгоды… Я мог бы смотреть на старателей свысока, презирая их за столь приземленные мотивы, но и они со своей стороны наверняка посчитали бы меня дураком, зомбированным имперской пропагандой. Ночью я замерз. А если приплюсовать сюда твердую, неровную поверхность, из-за чего на утро болели все бока, и песок, от которого даже на краю аллода некуда деться, то нетрудно догадаться, как мне спалось. Хоть я и считал себя привычным к походным неудобствам, но такая ночевка даже для меня стала за гранью добра и зла. — Эй, послушай… Ник, кажется, да? Похожий на канийца мужик, неприветливо буркнувший за весь вчерашний вечер только свое имя — «Владимир», подсел ко мне поближе, когда я пытался сбрызнуть себе лицо водой в режиме суровой экономии, потому что осталась у меня ее немного, а пополнить запасы было негде. — Ну Ник, и что? — кивнул я, невыспавшийся и от того раздраженный. — Просьба у меня к тебе есть… Не бесплатная, конечно. Ты же в «Приют Старателя» возвращаешься? Есть у меня должок одному барыге… Я его признаю! Не вопрос. Вот как раз собирался отнести его, как вдруг на меня напала нежить. Сразу и очень много. Пришлось бежать. — Ага, рассказывай, — встряла орчиха, ухмыльнувшись, но продолжать свою мысль не стала. Владимир поморщился, но продолжил: — Я еле живым выбрался, мне не до этого было! Вода забвения у меня кончилась. Думал, все уже, не спасусь… — Короче, — поторопил я, а то вступление слишком затягивалось. — Отнеси Барышу мой долг, а? Я тебе заплачу! У меня есть три артефакта, один заберешь себе за доставку. Ну как, по рукам? Скажешь Барышу, что я и так собирался отдать. Я долгов не забываю! — А ты сам в «Приют Старателя» возвращаться не собираешься? — Эм-м… нет… у меня тут дело очень важное… я пока… не знаю, в общем, когда буду. — Боится он возвращаться, — снова вмешалась орчиха, — Барыш не любит, когда ему долги задерживают. — Но тебе он ничего не сделает, — быстро добавил Владимир, с надеждой глядя на меня, — ты с ним ведь дел не имел, так что… Просто передашь ему, что это от Володи Шпорова, и все. — Барыш — фигура видная, но я бы на твоем месте, Ник, постарался с ним не пересекаться. Мутный он, — сообщил гибберлинг — самый главный в троице. — Разбирался бы ты со своими проблемами сам, Вова, а не втягивал всех подряд. Я же про себя подумал, что с видными фигурами, пусть даже мутного содержания, познакомиться мне все же стоит. — А с чего ты так уверен, что я передам Барышу твой долг? Может, я просто присвою твои артефакты себе! — Так я тебе при свидетелях его долю отдаю, а дальше — с тебя спрос, — бесхитростно пояснил Владимир, не моргнув глазом. — Но ты лучше с возвратом не тяни, плохо кончится — по себе знаю. Я посмотрел на остальных — и орчиха, и гибберлинги, и даже мои спутники из охраны Историков с интересом ждали моего ответа. Они явно считали, что надо быть идиотом, чтобы согласиться на это… — Хорошо, я передам. Что я получу в качестве оплаты? — Любой из этих артефактов, выбирай сам! Три левитирующих, светящихся изнутри камня ничем внешне не отличались, поэтому выбор не стал мучительным. Мое решение никто не прокомментировал, кроме повеселевшего Владимира, рассыпающегося в благодарностях, но взгляды стали немного сочувствующими. Новый переход через зыбучие пески поначалу казался чуть легче, чем вчерашний. Наверное, я начал потихоньку привыкать. Но когда появились змеи и нежить, я снова повторил вчерашнюю клятву больше никогда не соваться в это жуткое место. Ноги вязли на зыбкой поверхности, песок убивал все желание жить, воздуха не хватало, видимость отсутствовала почти полностью, и к этому кошмару примкнули отвратительные твари. И если прячущиеся в песке змеи могли цапнуть только если на них наступить, то нежить проявляла агрессию вполне целенаправленно. И хуже всего, что разглядеть ее приближение было невозможно, и махать мечом, стараясь не задеть своих и не разрубить связывающую нас веревку, приходилось почти интуитивно. Я все время ждал еще и нападения мафии, но мы дошли до высокого забора, а потом не меньше километра вдоль него, так никого больше не встретив. Зыбучие пески прилегали к нему вплотную, и я бы ни за что не смог разглядеть крохотную щель между толстых бревен самостоятельно. Пролезать пришлось ползком, и один из орков предсказуемо застрял. — Это все потому, что кто-то строит слишком узкие лазы… — Все потому, что кто-то слишком много ест! — И что мне теперь делать?! — Худеть! — Да отвали ты! Доставайте меня отсюда, быстро!!! Всеобщими усилиями орка мы выдернули, разодрав его штаны, а дальше наши пути расходились в разные стороны. Наемники возвращались в лагерь Историков ни с чем, Владимир шел одному ему известной дорогой, видимо, надеясь затеряться, гибберлинги и орчиха направлялись в «Приют Старателя», и я собирался составить им компанию. Вообще-то мне было очень интересно узнать о результатах исследования головы таинственного существа из пещеры кобольдов, так что вернуться к Историкам стоило. А еще у них в лагере осталась моя вредная лошадь! Но я уже пропустил две сходки, на которые обязан являться, да и друзей увидеть хотелось, так что с научными изысканиями пришлось повременить. Да и о кобылке я не слишком сожалел. Зато сороку, пропавшую, когда мы пересекали зыбучие пески, мне совершенно неожиданно стало жаль. На опустевшем плече не хватало ее пушистого тельца, слух по привычке пытался уловить хриплое, немелодичное… — КА-А-АР! — Фея! Вернулась! — Кар, — подтвердила сорока, спикировав на свое привычное место, где рубашка уже была изодрана ее коготками, и заглядывая мне в лицо черным глазом. — Как ты меня находишь? — обрадовался я, погладив пальцем ее по голове. — Кар? — Ну все, все. Идем домой! Тащиться до «Приюта Старателя» пришлось почти четыре дня. Мы шли пешком, охотились по очереди, надоели друг другу до чертиков, устали до безобразия и еле стояли на ногах, когда наконец доползли до трактира. Хотелось пива, хотелось в бочку с нагретой водой, хотелось просто поговорить с кем-нибудь и узнать новости, потому что казалось, что прошла целая вечность после того, как я ушел отсюда. Но я добрел до своей комнатушки, рухнул на кровать и вырубился. — Ник… Ник… С трудом разлепив веки, я увидел, что это Горислав, держа в руке зажженную свечу, пытается меня растолкать. — Ник, ты там живой? Сутки спишь, не помер бы… Потерев глаза, я попытался принять сидячее положение. — Я живой. — Да уж вижу. Хлебни, а то и впрямь дуба дашь, — владелец трактира кивнул на большую кружку, стоявшую на стуле рядом и испускавшую приятный, медовый аромат. — М-м-м… вкусно. — Марьяна умеет варить всякое целебное… В миг на ноги поставит! — Спасибо, — с благодарностью посмотрел я на заботливого Горислава. — Я уж думал все — не вернешься. Неспокойно здесь стало, мафия, «Красные Повязки»… Далеко ходил-то? — Далеко. В лагерь к Историкам, а обратно пешком шел. Никаких «Красных Повязок» я не видел, а на Историков нападают пираты, пришлось отбиваться… Да! Я же письмо вам принес! Оно у какого-то их главаря было. Вот. Похлопав себя по карманам, я извлек помятый листок и передал озадаченному трактирщику. — Какие у меня могут быть дела с пиратами? — недоуменно произнес он и, отставив свечу, развернул письмо. Зрачки его глаз несколько раз пробежали по строчкам, а потом как-то странно остекленели. Горислав замер и будто бы даже перестал дышать. Его пальцы напряглись и побелели, лицо стало каменным. Это перемена была слишком разительной, и я вскочил на ноги. — Что? Что-то случилось? Плохое известие? Трактирщик медленно поднял взгляд от письма, и я с удивлением обнаружил скопившиеся в его глазах слезы. — Это самое радостное известие из всех, что я когда-либо получал! Какое счастье! — прошептал он. Мне пришлось усадить его на кровать, потому что его колени начали подгибаться, и сам он весь задрожал. — Вероника! — воскликнул Горислав, вдруг схватив меня за руку. Выглядел он при этом немного безумным. — Вам, может, воды принести? — Она жива! Жива! Наверняка речь о ней. Я уверен! — Э-э-э… да, отлично. А кто это? — На наш корабль напали пираты, когда мы перебирались сюда с Гипата. Они много чего похитили: золото, запасы, но главное — мою ненаглядную, мою красавицу, свет очей моих, мою доченьку Веронику! — У вас есть дочь?.. — Я уж и не чаял увидеть ее, думал… думал, что все… А она жива! Они хотят вернуть мне ее! Всего-то им нужно — золото. Я продам свой трактир, я продам все, что у меня есть… Доченька моя жива! Жива, понимаешь?! Он отчаянно затряс меня за руку, будто я выразил сомнение в сказанном. — Да-да, конечно, жива, — поспешил согласиться я, потому что трактирщик смотрел на меня с такой непередаваемой надеждой во взгляде, как тот, с кем произошло чудо, в которое невозможно поверить. — Ты вернул мне веру, Ник! Я этого никогда не забуду. Глава 51. Ущелье Привидений — Хадаганский ублюдок! Избил меня так, что места живого нет! — Ты опять опоздал, Артемий. Штраф на тебя наложить, что ли? — Но я не виноват! Емельян на меня набросился — цены ему мои не нравятся… А что поделать? Это же было твое указание! — Емельян Разин? Мы больше не имеем дел с «Красными Повязками», они вне закона. — Ой, мать моя женщина! Да откуда мне было знать?! — Ты бы знал об этом, если бы чаще здесь появлялся. Ладно, давай сюда отчет. На прием к Барышу выстроилась целая очередь, и я оказался в ней крайний. Торговец, которому я должен был передать долг Владимира, принимал страждущих в деревянном доме рядом с трактиром, на втором этаже, в большом помещении с длинными лавками у стен. Сам он сидел за тяжелым, добротным столом, засыпанным кучами каких-то бумаг, которые громоздились и на полках возле него. Такое обилие документов вызывало улыбку, потому что Барыш был орком самого типичного для этой расы вида — устрашающе огромного и весьма свирепого. Он самодовольно курил сигару и глядел на своих посетителей через прищур красных глаз. Ему несли деньги, артефакты, отчеты, а то и вовсе закрытые мешки, в которых могло быть что угодно. Сам он тоже порой выдавал ассигнования, аккуратно при этом все записывая в раскрытую перед ним книгу. За то время, что я просидел в душной, накуренной комнате, мне стало понятно, что Барыш и в самом деле фигура в местных кругах весомая. Когда очередь дошла до меня, мы остались с торговцем вдвоем, что меня полностью устраивало. Я отдал долг Владимира, рассказав, где встретил его, что вызвало живейший интерес у Барыша. — Значит, ты побывал уже за Кордоном. Можешь считать себя настоящим старателем, — ухмыльнулся торговец, попыхивая сизым дымом от сигары. — Тогда и разговор у нас с тобой пойдет совершенно иной. — Разговор? — Я о тебе уже наслышан, Ник, слухи быстро разносятся. — И что говорят? — Всякое… Но шанс заслуживает каждый. Горазд я давать золото в долг начинающим старателям. Одни возвращают с лихвой и долго благодарят. Другие испаряются — и сиди, Барыш, гадай: то ли кинули тебя, то ли Искра должника мается где-то неприкаянная. У меня уже накопился список должников. Если ты найдешь этих ублюдков и вытрясешь из них долги, я скажу тебе спасибо, которое очень даже можно будет положить в карман. — Мне это неинтересно. — Не спеши отказываться. Этого Владимира я даже и не помню, если честно. Мелочь. Семейка Малышей… Думаю, их косточки давно уже занес песок. Еще один должник ушел к Столу Великана, — Барыш наклонился к своей книге и пролистал несколько страниц. — У меня таких должников — не счесть, но все это ерунда. Восставший Номарх Сефу — вот, кто действительно важен! Этот гад лучше б вообще не вылезал из могилы. Он меня ограбил! Если ваши дороги когда-нибудь пересекутся и ты отправишь его на тот свет, даю слово — моя награда тебя не разочарует! Номарх Сефу больше не должен коптить небо аллодов. — Я запомню. — Хорошо. А теперь поговорим о том, что тебе может быть интересно. Точнее, что интересно нам обоим. Взаимная выгода — главное, в нашем деле, верно? — подмигнул торговец, но через секунду, став очень серьезным, добавил, наклонившись ко мне через стол: — Я дам тебе хороший меч, ездовую виверну и золото на все, что еще может понадобиться. — И что требуется от меня за такую щедрость? — Я хочу, чтобы кто-нибудь надрал наконец задницу гоблинской мафии! И готов хорошо за это заплатить! Сколько можно перекрывать нам все каналы? Мы здесь не торгуем, а ведем войну! Плато Коба — последняя дыра в мире. А ведь Святая Земля со всеми этими ее святынями — о-го-го, это тысячи и тысячи золотых! — Даже с лучшим мечом в мире и кучей денег я не смогу побороть мафию в одиночку. — И не надо. Мы постоянно предпринимаем попытки попасть на ту сторону. Наши парни прямо сейчас пытаются отвоевать северный проход, и ты можешь к ним присоединиться. Да и заодно… возможно… при о-о-очень хорошем стечении обстоятельств… попасть за Кордон. Там есть четыре аномалии, полные дорогущих артефактов. Уверен — тебе понравится. И самое главное — я хочу смерти гоблинского шамана. Именно эта гнида придумала приручать волков и прикармливать грифов. Что донельзя усложнило добычу артефактов за Кордоном и взвинтило цены на них. Можешь считать, Яр Глас Неба — мой личный враг! Того, кто принесет мне его голову, я озолочу. В трактир я вернулся вновь одолеваемый сомнениями. Стоит ли мне вступать в войну с мафией? Я собирался встретиться, наконец, с друзьями в условленном месте и снова вернуться в лагерь к историкам, но, возможно, голова червелицего монстра из пещеры — не такая уж важная ценность, чтобы тратить на нее время. — Я слышал, ты собираешься за кордон. Что ж, это значит, что теперь ты настоящий старатель и можешь присоединиться к большой охоте за артефактами! — Слова Барыша. — Ну так я от него и есть! — торговец, которого распекал Барыш за позднюю сдачу отчета, подсел ко мне за стол. — Он сказал, что ты отправишься к Драчунам отбивать северный проход через кордон. Приходи завтра утром к конюшне. Я приведу тебе виверну. — Мне еще обещали меч и золото. — Обязательно. Только ты потом не забудь, кому обязан. — Не забуду. — В случае чего, можешь обращаться ко мне. Я Артемий, работаю на Барыша, скупаю артефакты… В последнее время старатели приносят их все меньше и меньше. А у меня ведь тоже есть обязательства, и, если оборот снизится, меня могут перевести из трактира. А это самое хлебное место на всем плато Коба! — У вас еще и на зоны все тут поделено? — Конечно. У меня к тебе деловое предложение: ты активно ищешь артефакты и сбываешь их только мне, а я обещаю тебе впоследствии хорошую цену. Годится? — Посмотрим. — В общем, жду тебя завтра в шесть у конюшен. Торговец фамильярно хлопнул меня по плечу, как старого знакомого, и удалился, но не успел я сделать и глотка пива, как на лавку рядом со мной плюхнулась орчиха, которую я, кажется, видел в самый первый день, как сюда прибыл. — Привет. Ты собираешься к Драчунам? — Не помню, когда мы успели познакомиться. — Ты ведь в «Приюте» недавно… Называй меня Прыть. — Ник. — Знаю. Эй, Горислав, поставь-ка мне пиво! Я сама только что из-за кордона! Фуф! — И как там? — Невеселые вести! Гоблины чего учудили! Откармливают и приручают волков! Какие это лютые звери становятся! Умные, хитрые, преданные как псы и опасные как тигры! Там, за кордоном, старателям тяжко! Очень тяжко! Теснит нас мафия. Я вот всего с двумя артефактами вернулась и то еле ноги унесла… Мне еще долго будут сниться по ночам эти клыки у горла… Брр… — Слышал, они еще грифонов прикармливают. — Ага. Есть и такое. Сволочи! А может, и нам волков приручать? Хотя гнилая идея, кто этим будет заниматься? Всех только артефакты интересуют… Хотела бы я взглянуть, как эти гоблины подход к зверям находят. Мелкие, всеми презираемые — а гляди ж ты! Напоминание о хитрости гоблинов всегда выводило меня из равновесия. Всю ночь мне снились эти твари, то поджигая дом, в котором я нахожусь, то воруя у меня оружие и оставляя с пустыми руками перед целой сворой демонов, то разбавляя водой мое пиво… про пиво вот особенно обидно! Единственное, из-за чего мое настроение утром оставалось на уровне, так это долгожданная сходка в условленном месте. В общем-то Империя могла прислать на встречу со мной кого угодно, но я был уверен, что увижу друзей. И не ошибся. Пережив и радость и возмущение, а также краткий медосмотр от Матрены, проверившей мой пульс, температуру, давление, заглянувшей в рот, посветившей фонариком в глаза… я, наконец, рассказал все, что произошло: и про свою вылазку в пещеру кобольдов, где обнаружил таинственное существо, и про культиста Тэпа, обманом заставившего меня провести жуткий ритуал, и про поход к Историкам, принесший, правда, мало толку — кроме, разве что, внезапно появившейся у владельца трактира пропавшей дочери Вероники. Хотя это вряд ли такая уж важная информация. — А этот культист… Иавер Рэт все еще там, в «Приюте»? — Да. Я бы его прибил, но он всегда у всех на виду, и мне только и остается, что скрипеть зубами. Эта сволочь еще имеет наглость лыбиться мне каждый раз при встрече! Кобр теперь каких-то ищет. Наверное, для очередного ритуала. — Это надо срочно передать в Комитет, — сказал Миша. — Активность культистов… Что-то происходит. — А что тут непонятного? Тэп жив, вот его сторонники и активизировались… — фыркнул Орел. — Скоро он даст о себе знать, помяните мое слово! — Не говори так, — вздрогнула Матрена. — Он умирал тысячи лет, и сейчас, должно быть, очень слаб. — Надолго ли? — буркнул Кузьма и замолчал. — А мне больше этот червелицый не дает покоя, — проговорил я. — Этот историк, Саранг Хэн, хотел исследовать его голову, интересно, узнал он что-нибудь или нет? Жаль, что я не сумел добраться до изображения в ущелье Привидений. Историк говорил, что по описанию — это одно и то же существо. — Или существа одной и той же расы, — вставила Лиза. — Тем более! Если эта раса древняя настолько, что их изображали еще джуны или Зэм при жизни, то где она была все это время? — Да все это фигня! Ты лучше скажи, что за хитрая лошадь у тебя? Болеет что ли? — Лоб ткнул пальцем в виверну, которую я получил утром вместе с обещанным мечом и золотыми монетами. — Это виверна. Я отправляюсь к Кордону, отбивать северный проход. Мне и меч для этих целей выдали! Командуют там гибберлинги, а больше я ничего не знаю. Выслушав последние новости из имперского стана, где в общем-то ничего глобального за это время не приключилось, и клятвенно пообещав, что буду из кожи вон лезть, чтоб не пропустить следующую встречу, я отбыл к северному проходу через Кордон. К самой стене, видимой издалека, старался не приближаться, зная, что мафия охраняет ее с обеих сторон и велик шанс нарваться на стаю обученных волков. Виверна несла меня с огромной скоростью, чему я не мог не порадоваться, так что до нужного места добрался часов за пять. Возведенные укрепления старателей увидел еще на подступах. Судя по всему здесь совсем недавно шел довольно ожесточенный бой, потому что трупы гоблинов и волков выглядели свежими. Скорее всего, жертвы были не только у мафии, но своих старатели уже успели убрать. — Так! Стоять! Ты куда летишь? — На помощь. — Много тут вас таких, помощничков… когда мы уже всю работу сделали! Ну… почти всю. Я обозрел пространство и прицокнул языком. Старатели сумели подойти к проходу через Кордон вплотную и даже разбили лагерь прямо перед стеной. За ощетинившимися острыми кольями укреплениями прятались палатки — и этот стихийно возникший штаб внезапно охраняло приличное количество бойцов. Неглубокая речушка — единственное, что еще отделяло старателей от полного захвата прохода. — Недурно! — уважительно произнес я. — А то! Почти во всех семейках гибберлингов, что я встречал, говорил всегда один из трех. Драчуны не стали исключением. Один из них оценивающе осмотрел пополнение в лице меня с головы до ног, другие два повторили за ним в точности, но остались молчать. — Тебя Барыш небось прислал? Он сюда ко мне сейчас всех делегирует, достала его видать мафия по самое не балуйся. Ладно, слезай со своей ящерицы, помощь пригодится всегда! — Как боевая обстановка? — спросил я, спрыгнув с виверны. — Мы прорвали оборону, захватили форпост с этой стороны ущелья — первый успех за столько месяцев! Но расслабляться рано, гоблины наверняка попытаются отбросить нас назад. Мы уже заметили, что на том берегу стали появляться гоблины-налетчики! А это первый признак готовящейся атаки. — Что за налетчики? — Мы их так называем. Они натравливают волков на нас. — Слышал. — Гоблины оказались хитрющими противниками! Они ведь не только волков приручили (ладно те — звери с мозгами), но и грифов! Хватает у пернатых соображалки, чтобы служить гоблинам… Старатели жалуются, что птицы неустанно следят за ними и громкими криками призывают гоблинов, как только кто-то попытается подойти к Столу Великана. Должно быть, грифы гнездятся в холмах на севере. У них каждый коготь что орочий кинжал, а клюв будто из камня. — Что такое — Стол Великана? Где-то я уже слышал это название… — Это одна из аномалий. Видишь вон ту возвышенность на востоке? Вот она и есть. Я, прищурившись, всмотрелся туда, куда указывал гибберлинг. Солнце слепило глаза и трудно было разобрать, горы это, нагромождения камней или, может, какие-то искусственные строения. Их основания из-за стены я не видел — только верхушки. — Странное название. — В этой местности присутствует особая магия, которая может увеличить тебя до небывалых размеров. А может и уменьшить. Вот такие чудеса творятся. Но есть там и простые, привычные вещи. Например, гоблины. — Кто бы сомневался… — Есть на Столе пост гоблинский сторожевой. Гоблины там самые вреднющие! Но и мы не лыком шиты. Сделали все по-гибберлингски — тихой сапой, хитро и тонко. «Когда мечи бессильны, берись за яд». Где-то мы это читали. А, братцы, не помните? Гибберлинги переглянулись и захихикали. — И что вы траванули? — На пост гоблинский пробрались и в котлы вылили особую травку. А ты думал, мы этот проход одними только мечами да посохами отбили? Ха-ха! Тут соображать надо! Эх, вот если бы еще захватить центральный проход… Или хотя бы напакостить! Оттуда открывается прямая дорога в самое логово оружейной мафии. Сидят там, небось, режутся в карты — а тут мы! Очень не терпится! — Нам бы этот проход еще удержать! — вмешалась подошедшая к нам орчиха. Ее внешний вид меня удивил — она явно уделяла ему больше внимания, чем принято у ее соплеменниц, а больше всего меня поразили ее белокурые волосы, собранные в игривый хвост на макушке. Высокая и довольно стройная для орчихи, она несомненно производила впечатление. — Не пора ли выдвинуться и довершить уже начатое? — возмущенно произнесла она, сдвинув брови и сложив руки на груди. — Ох, эти старатели… Тут, считай, только бой утих, а они уже готовы лезть в пекло. Ну и дурища ты, Грива… — Сам дурак! — воскликнула орчиха и, гордо вздернув подбородок, удалилась. — Вот и поговорили! Видал? Грива Боевых! Старатель! Втемяшилось ей в голову, что она сможет тут быстренько разбогатеть. Потом найти себе орка поспокойней и жить в свое удовольствие где-нибудь подальше от всех остальных. А то, что ее тут кокнуть могут, ей и не объяснишь. Всю плешь нам проела! Вот если бы… — АТАКА!!! Все повскакивали с мест и схватились за оружие. Пользуясь тем, что старатели, ожидающие нападения только из-за Кордона, не выставляли сторожевых, налетчики прокрались по реке и выскочили с воплями и гиканьем совершенно неожиданно. Сначала я принял их за пиратов — нижнюю часть их лиц закрывали платки точно так же, как у тех, что напали на лагерь Историков. Но мое заблуждение быстро развеялось. — «Красные Повязки»! Бей их, сволочей!!! Но не успели мы запрыгнуть на своих питомцев, чтобы дать отпор, как Драчуны завопили в три своих гибберлингских горла: — Стоять! Отступаем! НАЗА-А-АД!!! Все в укрытие! Я этого странного решения не понял, ведь возведенные укрепления старателей не выглядели настолько надежными, чтобы окопаться внутри и верить в их защиту. А место для боя у реки несколько более удобное… Но когда я бросил взгляд на проход через Кордон, то все встало на свои места. Целая стая волков уже преодолевала реку. Одновременная атака двух противников — что может быть прекрасней? Мысленно я отметил сообразительность гибберлингов, успевших сориентироваться и принять единственно верное решение. Старатели проявили максимальную дисциплинированность: никто героически не бросился атаковать, вместо этого все послушно, единым порывом, ломанулись от нападающих в укрытие, предоставив им разбираться между собой. — Ну хоть какая-то от Разина польза, хе-хе! Засев за хлипким бастионом своего лагеря, которого, впрочем, оказалось достаточно, чтобы не оказаться между молотом и наковальней, мы во все глаза следили из-за деревянных кольев за разворачивающейся схваткой. «Красные Повязки» оказались неплохими бойцами, вероятно, их главарь не брал под свое крыло абы кого. Но и волки — прирожденные хищники, были достаточно умны. Они умело вклинивались в толпу, окружали жертву с нескольких сторон и атаковали целым скопом! Вряд ли их обучили этому глупые гоблины — инстинкты в них заложила природа. И если изначально я думал, что победа, хоть и нелегкая, останется все же за бандой Разина, то по ходу боя мне пришлось изменить свое мнение — их атака стремительно превращалась в оборону. Волки не знали страха, и их было слишком много! В конце концов «Красным Повязкам» пришлось признать поражение. Они попытались ретироваться, но не тут то было! Волки, хоть и основательно потрепанные, отпускать добычу не собирались и бросились догонять разбегающихся бандитов. Единственный оказавшийся среди нас лучник пришел в настоящий экстаз, постреливая из укрытия во всех подряд, кто имел неосторожность пробежать мимо нашей засевшей в засаде в братии. — Вот и конец «Красным Повязкам». Ха! Так Разину и надо! Собаке — собачья смерть… Нечего было на своих ручонки задирать! — То-то Горислав обрадуется… Со всех сторон послышались ехидно-одобрительные комментарии. — Ну, а теперь наш выход! — торжественно объявил наш мелкий, пушистый полководец, когда количество волков значительно сократилось, а от банды Разина остались одни трупы. — Впере-е-ед!!! Радостно улюлюкая, мы выкатились на встречу оставшимся хищникам. До реки добрались, почти не встретив сопротивления. Но дальше пришлось поумерить пыл — дрессированные волки все еще представляли серьезную угрозу. Моя виверна ловко ускользала от волчьих клыков, не забывая вломить противнику то мощными лапами, то длинным, гибким хвостом. И все же она боялась и нервничала, и как я ни пытался пришпорить ее и направить в гущу врага, она огрызаясь пятилась назад. В итоге мне все же пришлось спрыгнуть на землю, потому что я уже оказался за спинами других старателей, отчаянно теснивших волков. С тоской подумав о своем дрейке, которого хлебом не корми — дай потрепать кого-нибудь зубами, я рванул вперед уже на своих двоих. Волков мы оттеснили довольно быстро, сами уже зайдя в воду по колено, но тут в бой наконец вступили гоблины, засевшие за стеной. Сверху на нас посыпался град стрел, не разбирающий, где свои, а где чужие. — Не отступать! Всем укрыться за щитами! — в три голоса завопили Драчуны. Я завертел головой по сторонам, рефлекторно разыскивая ближайшего орка. Обычно они всегда ходили с щитами, не слишком страдая от лишней тяжести. Самой ближней ко мне оказалась Грива — блондинка-орчиха. Но у нее был щит! И несмотря на свой легкомысленный вид, сориентировалась она быстро, подняв его над нами обоими, когда я к ней подскочил. Она была выше меня ростом и вскоре приноровилась к моим движением, прикрывая нас, пока я махал мечом. Я защищал ее от клыков, она меня — от стрел, и наш спонтанный тандем оказался весьма успешным. Мы бодро продвигались вперед, оставляя за собой дорожку умерщвленных зверей. Вода в реке стала бурой от крови. Гоблины какое-то время продолжали поливать нас сверху стрелами, но поняв, что трата сил на бой с бандой Разина, невольно сыгравшей на руку нам, стала роковой для них, решили отступить. Но остановиться мы уже не могли! Пробившись к самому проходу, и вопя еще пуще прежнего, мы выкатились на другую сторону Кордона и хором принялись расшатывать деревянные строения, с которых по нам стреляли. Близость расправы над мафией поселила во всех диковатое веселье, так что опрокидывали на землю конструкции и добивали лучников радостно и с огоньком. Кое-кому, правда, удалось улизнуть. И хотя часть старателей в боевом экстазе ринулись было, как те волки, догонять улепетывающих гоблинов, Драчунам удалось вовремя остановить эту акцию возмездия. — Куда, НАЗА-А-АД!!! Все, успокоились, взяли себя в руки… — Это мы че, типа, за Кордоном уже что ли? — А ты прозорливый, Серега. — Ух ты, прорвались! Предлагаю штурмовать Стол Великана! — Да погоди ты, штурмовик. Раненым помочь надо. Честно сказать, я был удивлен такой сплоченностью. Переводить дух после битвы было некогда, но старатели и впрямь сначала принялись оказывать помощь пострадавшим вместо того, чтобы кинуться к аномалиям за артефактами, раз уж судьба так подфартила. Как-то незаметно сроднившись с Гривой, мы вдвоем оттаскивали убитых обратно к палаткам, где находился жрец, и за это время я выслушал целую историю про ее будущую жизнь, которая была уже расписана в деталях, вплоть до имен пятерых еще пока нерожденных детей. Меня не напрягала ее болтовня, потому что она не просила ее комментировать. Когда все убитые и раненые оказались в распоряжении жреца, старатели вновь устремили взгляды за Кордон. Сколько понадобится времени мафии, чтобы оправиться от поражения и вернуть проход под свой контроль — неизвестно, а артефакты сами себя не найдут. — Ну что, братва, к Столу Великана? — Только осторожно! На северном побережье хозяйничают грифы-стервятники. Мы для них — пища, не более. — Значит, идем кучненько, сильно не рассыпаемся… — Да смысл искать что-то на Столе Великана… Небось, все уже Везунчики заграбастали! — А кто это? — Ты не знаешь, кто такие Везунчики? Ты вообще откуда? Ха! Это старатели. Из любой аномалии выносят полные сумки артефактов, и все торговцы делают им скидки. Не поверишь, за все это время ни одной царапины на Везунчиках! — Подозреваю, все их везение — миф. Да! Скорее всего, в аномалиях они нападают на старателей со спины и обчищают их сумки. Ну не может так везти ни одному разумному существу! Обманщики они, а не везунчики! — Да не-е-ет, не нападали они на других старателей. Амулет у них есть, магический. В нем охранное заклинание, которое отпугивает нежить. Вот в чем секрет… — Так и будем языками чесать или уже пойдем за артефактами? На кой ляд мы тут корячились, проход отбивали, если стоим на одном месте? — Вы как хотите, а я к Столу Великана! Данное решение поддержали почти единогласно. Я посмотрел в сторону аномалии — за Кордоном она была видна как на ладони. Окутанный сумерками и красным пыльным смогом, Стол Великана щетинился каменными зубьями, в которых угадывалась архитектура Зэм. Вероятно, когда-то на этом месте возвышалось огромное сооружение, от которого ныне остались лишь колонны с лицами, напоминавшие о склепе, гигантская лестница и стела, высотой своей уносящаяся куда-то в самый астрал. Над Столом Великана кружили стервятники, и их вопли были слышны даже отсюда. Словом, заманчивым место не выглядело. Пока я разглядывал аномалию, в поле зрения появилась Фея, опять несущая мне в подарок очередное блестящее барахло. Что-то меня покоробило, но я не сразу сообразил, что с ней не так. И только когда она приблизилась, стало понятно, что ее размеры превышают привычные раза в три. Правда уменьшалась она прямо на глазах, как проколотый воздушный шарик, и когда опустилась на мое плечо, уже выглядела как обычная сорока. Из-за того, что ее клюв был занят, «кар» получилось больше похожим на «кря». — Ну что ты опять там откопала? Давай сюда. Обычно это были яркие камушки, стекляшки, или веточки, которые я благодарно складывал к себе в карман, а потом выбрасывал. Но в этот раз Фея притащила маленькую уродливую куклу, от вида которой у детей могла случится психологическая травма. Потрепанная и грязная, она поблескивала единственным сохранившимся глазом. — Пупсик?! Спасибо! И где ты только это все находишь? — я взял у сороки свой презент и привычно погладил ее пальцем по голове — Фея гордо нахохлилась. — Вот бы ты артефакты научилась распознавать и притаскивать… Я снова посмотрел на аномалию, откуда прилетела сорока. Жуткое место. Если я увеличусь в размерах, когда туда попаду, — это еще не так страшно. А если уменьшусь? Хищные птицы в небе представляли угрозу даже для меня полноразмерного! Не хотелось бы знакомиться с ними, будучи в более скромных габаритах, а если еще и мафия с волками вернется… Пока остальные готовились к вылазке, седлали питомцев и проверяли оружие, мой взгляд все скользил по окрестностям. — А вон там что? — спросил я, указав пальцем на мутный, зеленый горизонт на востоке. — Это ущелье Привидений, туда мало кто осмеливается соваться, — откликнулся один из старателей. — Горислав говорил, что там куча нежити, скелеты, а один здоровущий, мы называем его Жнец. Проклятое местечко! Немало старателей отправилось оттуда прямиком в Чистилище. А ведь там артефактов — тьма! Мои мысли заработали очень быстро. Ну конечно! Сейчас я нахожусь гораздо ближе к ущелью Привидений, чем когда пересек Кордон с наемниками Историков. Мы двигались тогда с юга, и нам нужно было пересечь почти аллод от берега до берега, а сейчас я зашел с запада, и до ущелья рукой подать! — Тьма, говоришь? Звучит заманчиво… — Эй-эй-эй, парень. Ник, кажется, да? На Столе Великана найдется, чем разжиться. Двинем туда хором и вернемся вместе — так куда безопасней. Погонишься за большим — погибнешь. — Слабаки! — неожиданно пришла мне на помощь Грива. — Зачем охотиться за малым, если рядом такое богатство? Кто за то, чтобы добраться до ущелья?! Все — кто с сомнением на лице, кто задумчиво — посмотрели на восток. Однако возможность поживиться на скорую руку на Столе Великана перевесила остальные доводы, и больше желающих идти дальше, в опасное ущелье, не нашлось. — Ну и ладно, нам больше достанется! — фыркнула Грива и демонстративно отвернулась. — Пошли с нами, Ник, — произнес все тот же старатель. — Не то сгинешь. Но я уже принял решение. Старатели качали головой и цокали языком, когда мы с Гривой отделились от общей группы и направились к ущелью Привидений. Дошел ли туда Адам — нанятый историками старатель с джесеротипом? И есть ли у меня хотя бы маленький шанс найти его или то самое изображение червелицего, на которое я так хотел взглянуть? Как я ни напрягал память, представляя карту плато Коба, но вспомнить, насколько велико это ущелье, у меня не получалось. Грива снова завела пластинку про свое счастливое семейное будущее, а я всю дорогу молчал, проявив себя великолепным слушателем. Мафия нас не беспокоила — что не удивительно. Скорее всего им сейчас не до аномалий — они заняты проблемой возвращения потерянного северного прохода через Кордон, потому что старатели, во-первых, слишком приблизилась к главному гоблинскому логову, а во-вторых, лишают их части прибыли, свободно разгуливая по Столу Великана и собирая там артефакты. Лишь только ожившие скелеты время от времени преграждали нам дорогу. Мы старались обходить их стороной, но нескольких все же пришлось успокоить. Вокруг то и дело попадались руины Зэм. Больше всего пугали гигантские скульптуры и барельефы с изображением лиц — казалось, что они наблюдают за нами. Смотрят из глубины веков и злятся, что мы посмели нарушить их покой. Ветра не было, и зеленый смог оказался вовсе не пылью, как я подумал сначала. Сам воздух испускал тусклое, зеленоватое сияние, словно был охвачен светящимся туманом. — …а младшенький станет игроком в гоблинбол. Ну кто-то же в семье должен заниматься спортом, правильно? Правда, если пятой будет дочка, то придется и шестого народить. Хотя… знала я женщин, которые так в гоблинбол играли, что не каждый мужик рядом стоял… — Смотри! — Что?! Куда смотреть? — встрепенулась Грива, выпадая из своих грез. — Вон там! — Етишкин дрейк! Артефакты!!! Светящиеся камушки свободно парили, кучкуясь вокруг полуразрушенной стелы и напоминая гирлянду фонариков. — Сегодня точно наш день… Справа — мои, слева — твои. Все честно! — Согласен. Я спрыгнул с виверны, Грива — с лошади, и мы, оглядевшись по сторонам и убедившись, что, кроме бродивших метрах в пятидесяти хлипких скелетов, нам ничего не угрожает, сложили по три небольших камушка в свои сумки. — Неплохо! Вот такие походы мне нравятся! Дальше идем? — Конечно! Однако дальше пусть усложнился. Ехать верхом стало невозможно, потому что земля под ногами начала круто забирать вниз, так что пришлось слезть с питомцев и вести их, спускаясь в ущелье пешком. Я двигался немного впереди, краем уха слушая возобновившуюся болтовню орчихи и высматривая возможную опасность. Но обернувшись убедиться, что сзади за нами никто не крадется, остолбенел. Лошадь Гривы шла сама по себе — а самой Гривы рядом не было! — Ты чего так уставился? — раздался ее удивленный голос прямо передо мной. — На что смотришь? — Ты где? — тупо спросил я. Теперь пришел ее черед растеряться. — Что значит — где? Там же, где и ты. Я протянул руку перед собой, в надежде узнать, слуховые у меня галлюцинации, или зрительные. — Но-но, руки! — предупредительно воскликнула Грива. — Как напарник ты, конечно, ничего, но замуж я пойду только за орка. — Грива, я тебя не вижу! — Как это — не видишь? — Вот так! Я вижу твою лошадь, а тебя — нет! После этих слов установилось молчание, и я заволновался. — Грива? Ты тут? Не молчи! — А что говорить? Вообще, я себя тоже как-то странно вижу. Размыто, как будто у меня зрение испортилось. Странно. Это на меня аномалия так действует? — Не знаю. Ты хорошо себя чувствуешь? — Прекрасно. Надеюсь, я с стану видимой, когда мы выйдем отсюда. — Думаю, да. Стол Великана увеличил мою сороку, а потом она снова уменьшилась. Стало не по себе от того, что к нам может легко приблизиться кто-нибудь такой же невидимый. Желания продолжать поход поубавилось, но я заставил себя не поддаваться страху. По какой-то, вероятно, очень женской логике, до этого всю дорогу болтавшая без умолку Грива став невидимой, как проглотила язык. — Грива, говори что-нибудь! — Что? — Ну что до этого говорила! Я не понимаю, рядом ты или нет. — Хорошо, — сказала она и снова замолчала. — Ты издеваешься? — Чего ты ко мне прицепился?! Не знаю я, что говорить! Сам-то ни полслова, а я должна распинаться… — Тихо! — Ну нормально! Так мне говорить или молчать? — Смотри, там что-то впереди, видишь? — Какие-то развалины… — Неплохо сохранившиеся развалины! — Ну и что? — Я видел там какую-то вспышку. — Может, артефакты? Или какая-нибудь магия… Сходим, посмотрим? — Нет, подожди, — остановил я ее, разглядывая темнеющие вдалеке строения. — Слишком это место… идеальное для укрытия. Тебе не кажется? — Чьего укрытия? Тут одна нежить бродит, им укрытие ни к чему. Давай просто сходим и посмотрим! — Сколько здесь пропало старателей? Может они тоже просто «сходили и посмотрели»? — я обернулся к Гриве, но, кроме ее лошади, никого больше не увидел и отвернулся. Неуютно разговаривать с пустотой. — Я видел там вспышку света, мне это не привиделось! — Ладно, убедил, — произнесла орчиха после паузы. — Но кто там может быть? Мафия, пираты? — Не знаю. Но мне не нравится это место. — Ладно, тогда я схожу на разведку. Хоть какой-то толк от моей невидимости! — Если там кто-то посерьезней нежити, то у них может оказаться мистик, так что твоя невидимость тебя не спасет. — Я не собираюсь возвращаться назад из-за того, что тебе что-то там показалось! — отрезала Грива. — Жди меня здесь! Пойду посмотрю, кто там тебе фонариком в глаз посветил. Судя по звукам, она зашагала к развалинам, и там, где она наступала на песок, я даже видел ее следы. — Иди потише! — крикнул я. — И по камням. — Без тебя разберусь! — прилетело в ответ. До показавшихся мне подозрительными развалин идти было еще прилично, тем более — пешком! Так что Гриву я ждал не скоро. Устроился поудобней, привязав лошадь и виверну к обломку древней статуи, раскрыл сумку и достал найденные артефакты. Выглядели они как обычные, ничем не примечательные камни, если бы не сияние, которое от них исходило, да неестественная легкость — артефакты не лежали на моей ладони, они левитировали над ней, будто были легче воздуха. — Кар! — Еще один пупсик? Спасибо, Фея, но может ты принесешь мне вот такие камушки? Смотри, они светятся! — Кар! Заняться было нечем. Периодически я поглядывал в сторону развалин, но они безмолвно чернели в зеленом тумане, не давая и намека на какую-то жизнь внутри. Может, я и правда развел бурю в стакане? А Грива из-за меня теперь в одиночку бродит среди нежити… Ну и что, что я уступаю ей в габаритах? Не стоило ее отпускать. Я походил вокруг ближайших развалин, окропил одну из стел, возможно, нанеся восставшим смертельное оскорбление, отпугнул парочку скелетов, которые рассыпались скорее от дуновения ветра, чем от моего меча, исследовал территорию на предмет артефактов, ничего не нашел и вернулся к животным. Лошадь меланхолично пыталась отковырять среди камней траву, а виверна безмятежно спала. — Ник! Голос Гривы я узнал, но все равно вздрогнул и инстинктивно схватился за оружие. — Ник, я здесь! Да вот она я! Кто-то схватил меня за руку и немного развернул, хотя для меня ничего не изменилось — перед глазами по-прежнему были лишь неприветливая земля и груды развалин. — Ты быстро вернулась. — Я даже не дошла… Благослови астрал твою чуйку, Ник! Там куча восставших Зэм! И они… странные! — Почему — странные? — В балахонах, с капюшонами… Похожи на фанатиков. Я как только их увидала, сразу деру назад. Вдруг у них и впрямь мистики есть! Чуть Искру не испустила, пока бежала сюда! Надо сваливать, я так считаю. Это не старатели! Не знаю кто — но не старатели точно! — прерывисто тараторила Грива, тряся меня при этом за плечо. — Культисты, — прошептал я. — Глупо было полагать, что Иавер Рэт здесь такой один. Но что им нужно? Ты не заметила, что они делали? — Не знаю и не хочу знать! Я ухожу! Где моя лошадь?.. Подержи-ка, седло поправлю… Она пихнула мне в руки что-то, на ощупь напоминавшее сумку… и стала видимой. — Грива! Я тебя вижу! Наверное, в другой ситуации меня бы повеселило то, что ее рука сразу дернулась к волосам — поправить прическу, но сейчас мне было не до этого. Сумка в моих руках тоже обрела видимые очертания. — Что там внутри? — спросил я. — Ничего, — пожала плечами Грива. — Вода, немного снеди… ну и артефакты, которые мы с тобой нашли… Ник, ты исчезаешь! Это я и сам видел. Мои руки теряли четкость, будто я смотрел на самого себя через матовое стекло. Расплывалось и все то, что на мне было надето. При этом я абсолютно не чувствовал ничего необычного, мое тело оставалось осязаемым и ощущалось так же, как и всегда. — Ник… Ты где? — Выходит, не только в аномалии дело. Наши с тобой артефакты отличаются друг от друга. Интересное дело! — Ник?! — Грива немного отступила назад, глядя сквозь меня и заметно нервничая. — Ты ведь меня не убьешь? Я же помогала тебе прорываться через Кордон… Я вздохнул и закатил глаза, чего она, конечно, не увидела. Вот оно — братство старателей. При всей своей сплоченности, доверия среди них никогда не водилось. Да и откуда ему взяться среди дезертиров и охотников за наживой? — Я не собираюсь тебя убивать, Грива. Вот, возьми мои артефакты, когда я вернусь — верну тебе и твои, обещаю. Заберешь все! — Куда ты собрался? К восставшим? — она мотнула головой в сторону руин. — Я должен все увидеть своими глазами. — А как же мистики? Сам ведь говорил, что это слишком опасно! — Даже если они услышат мои мысли, запудрить мозги они мне не смогут. А ты уходи, возвращайся к нашим, может, застанешь их еще на Столе Великана… — Да зачем тебе это надо? Если там и было что-то ценное, то культисты все забрали себе. Их там слишком много! Нужно уносить отсюда ноги! — Пожалуй, я попытаю удачу. — Ты просто чокнутый! Да, есть немного, что уж там скрывать. Но если сидеть и ждать, когда информация сама свалится на голову, то с большой долей вероятности я не узнаю вообще ничего. Но не объяснять же Гриве, что вообще-то я тут исполняю свой долг перед Империей. Так что придется оставаться в амплуа не в меру любопытного авантюриста. Восставших Зэм я увидел еще на подступах к руинам. Это действительно были культисты Тэпа — сложно не узнать их одеяния. Они охраняли подходы к большому каменному строению, очень похожему на то, что находилось на Столе Великана, только лучше сохранившемуся. Идти мимо, надеясь лишь на свою невидимость, было, мягко говоря, дискомфортно. Мне все время хотелось спрятаться, пригнуться либо достать меч, когда кто-то поворачивал голову в мою сторону. Каждый раз сердце екало, я замирал на месте, но культист, глядя сквозь меня, отворачивался, и мне требовалось несколько секунд, чтобы восстановить дыхание. Если среди Зэм и были мистики, а они наверняка там были, то мне удалось ускользнуть от их внимания. Скорее всего, они просто не почуяли в такой толпе чужака. Я старался прислушиваться к своим ощущениям — не пытается ли кто «пощупать» мои мозги, но, к своему собственному удивлению, до самых руин умудрился добраться никем не замеченным. А вот дальше все усложнилось. Чем занимались культисты, я так и не понял — то ли готовились к ритуалу, то ли просто читали какие-то свои молитвы, воздавая почести Тэпу. Они не общались между собой, только бурчали что-то себе под нос, как умалишенные, так что даже подслушать разговоры не получалось. Да еще и продвигаться вглубь, что бы хоть что-то разузнать, стало совсем тяжело. Я боялся задеть кого-нибудь ненароком и выдать себя. Выбраться живым отсюда шансов у меня было не много, так что приходилось проявлять максимальную осторожность. Оставалось надеяться, что действие артефакта не прекратится в самый неподходящий момент. Древние строения Зэм, прочно ассоциирующиеся у меня со склепом, действовали очень угнетающе. Я тихо крался вдоль крошащихся стен и колонн, и казалось, что каменные лица на них видят меня и провожают своими пустыми взглядами. Очень хотелось заглянуть туда, где сохранилась крыша, но там толклось слишком много Зэм, и проскользнуть никак не получалось. Только в одном месте я не увидел скопления восставших — лишь пара часовых на входе. Вряд ли здесь, на отшибе, может быть что-то интересное, но больше я никуда попасть не мог, поэтому подошел ближе. Шум изнутри красноречиво показывал, что я ошибся. Из темноты доносилось множество голосов, и тон их был достаточно тревожным, при этом двое восставших на входе не проявляли никакого беспокойства. Юркнув в темноту, я остановился, давая глазам привыкнуть. — Выпустите нас отсюда, мерзкие твари! Чтоб вас свет всех покарал! Вы все сумасшедшие, слышите? Вы все умрете, все до единого! Выпустите нас… — Адам, заткнись! Из-за тебя нас всех убьют! — Да нас и так убьют, вы что, не понимаете?! Это же культисты Тэпа, им нужны наши Искры! Эльф со психом пнул ногой решетку и отошел ото всех в дальний угол, уселся на пол, обхватил голову руками и тихонько завыл. К нему подсел Зэм и попытался утешить, но эльф не отреагировал. Я осмотрелся по сторонам. Большие клетки вдоль стен были полны пленниками! Гул голосов, чьи-то всхлипы, ругань — все это наполняло полумрак тоской и безысходностью. Тусклый свет одного единственного факела лишь добавлял уныния, зато я сумел рассмотреть, что внутри охрана отсутствовала. Подобравшись поближе к подвывающему эльфу, я негромко окликнул его: — Адам? Он резко поднял голову заозирался. — Кто здесь? — Не кричи. Я невидим. Ты Адам ди Ардер? — Кто ты?! — Я… друг. — Выпусти меня, друг! — эльф, снова сорвавшись на крик, схватился за прутья решетки. — Нас хотят убить! — Адам, не ори! — зашипел сидевший рядом Зэм, судорожно оборачиваясь на вход. — Что тут происходит, откуда столько пленников? — шепотом спросил я. — Я не знаю, я здесь по заданию Историков, мне нужно было только сделать снимок фрески… — Это все Номарх Сефу! — перебил восставший. — Он обманул меня! — Номарх Сефу? — я напряг память, пытаясь вспомнить, откуда знаю это имя… Точно! Должник Барыша, за голову которого торговец, кстати, предлагал мне достойное вознаграждение. — Это ведь старатель? — Нет! Он поклоняется Тэпу! Мы были друзьями. Он прибыл с Игша, такой увлеченный был старатель, так стремился всюду проникнуть. Да, конечно, я должен был заметить странности. Его титул… Номарх… я задавался вопросом, с чего это Восставший такого ранга решил вдруг податься в старатели? Ведь это пыльная, опасная работенка… Он не отвечал, часто уходил в себя. Но мало ли, все мы, восставшие, имеем тяжкий груз прошлого за спиной… И вот все открылось! Он не старатель — он главный среди культистов! Он прибыл сюда раньше них, чтобы все вынюхать и подготовить их приход! Он и не вспомнил о нашей дружбе, об одном одеяле на двоих… посадил меня в эту клетку и обещал вскоре убить. — Когда я был тут в последний раз, по руинам бродили лишь нежить да бандиты. А теперь тут появились культисты Тэпа! — добавил Адам. — Эти руины — священное место для них. Они сказали, что здесь произошла какая-то битва Тэпа с механиками народа Зэм… Теперь они убьют всех. Кто бы ты ни был, друг, спаси нас! — Хорошо, только не кричи. Я что-нибудь придумаю… — Выпусти нас, ключи у охранников снаружи. Помоги!!! — Что вы сможете сделать, безоружные? Я вернусь назад и приведу сюда подмогу… — НЕТ! Пока ты ходишь, нас уже успеют всех перебить, и спасать будет некого! Открой клетки, так у нас будет хоть какой-то шанс выжить! Его слова были достаточно резонными, но вместе с тем я осознавал и риски. Пленников много, и всех культисты не переловят, кто-то обязательно спасется! Ну, а кто-то погибнет… Впрочем, так они погибнут в любом случае. — Хорошо, я сейчас вернусь, предупредите всех и будьте готовы… и попытайтесь придумать хоть какой-нибудь план отступления! У входа по-прежнему стояло двое Зэм. Хорошо, что местная «тюрьма» находилась с краю руин и некому было поднять тревогу, когда я убил сначала одного, а затем второго, уложившись в полторы секунды. Затем затащил тела внутрь, от всей души надеясь, что ключи при них действительно найдутся. Назад к пленникам возвращался с хорошими вестями. Меня уже ждали. Все столпились у решеток, и в воздухе висела напряженная тишина. — Эй, друг, это ты? — нервно произнес Адам, когда я забряцал ключами. — Я. — Ну же! Открывай! Скорее!!! — завопил он, тряся дверь клетки так, что я еле попал в замочную скважину. — Подожди… Адам, где та фреска, которую ты хотел показать Историкам? — В самом центре. Там, где высокая лестница и все светится… А зачем тебе? — Неважно, — я повернул ключ и дверь распахнулась. — Бегите! Просмотреть полную запись
  6. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.50-51

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 50. Письмо для Горислава Спонтанно оказавшись в роли наемника Историков, я покинул «Приют Старателя» вместе с Бертилией ди Плюи, оказавшейся довольно щедрым работодателем и интересным собеседником. Несмотря на свое эльфийское происхождение, она не фыркала надменно в ответ на мои, наверное, глупые вопросы. Более того, нашла вполне справедливым и занимательным то, что я не хотел соглашаться с общепринятой версией причин смерти джунов, ведь даже среди ученых нет единого мнения на этот счет. Сама она, впрочем, больше интересовалась историей Зэм, которые, судя по многочисленным останкам своих строений, довольно плотно населяли когда-то плато Коба. — Эта земля помнит джунов, помнит народ Зэм… Быть может, через тысячу лет другие историки некой новой расы будут говорить, что она помнит «времена войны Империи и Лиги»! — тихо шелестела она приятным голосом. Я слушал ее, пытаясь при этом не растерять бдительность. Нас было всего двое, и встреча с дезертирами, оружейной мафией или бандой «Красные Повязки» могла закончиться для нас плачевно. Сначала удача благоволила. За два дня пути нам попадались только дикие звери — в основном волки, да кучка кобольдов, разбежавшаяся при виде нас в разные стороны. Зато по прибытию на место судьба решила взять реванш за спокойную дорогу. Едва показавшись в лагере Историков и не успев толком ни осмотреться, ни поздороваться, мы сразу нарвались на пиратский налет. Руководил охраной в лагере здоровый, крепкий мужик с густой шевелюрой и усами, звучным командирским голосом и отличным топором в больших, надежных руках. Я только слез с лошади и направился было к нему, чтобы представиться, ну или быть представленным, как дикий ор, оповещающий о нападении, огласил окрестности. Надо отдать должное наемникам — никто из них не растерялся: все как-то сразу, без лишних указаний, распределились по позициям, споро схватившись за оружие. Я тоже схватился за меч, не стоять же истуканом! Пиратами на этот раз оказались в основном орки, очень неплохо, к слову, экипированные. Во всяком случае первый же трофейный топор, отбитый мной у амбала со смешно оттопыренным из-за клыков платком на лице, значительно превосходил по качеству меч в моих руках, выданный мне с имперского склада. Я даже всерьез задумался, а не сменить ли мне оружие? К мечу я, конечно, привык больше, доведя свои движения до бездумного рефлекса, но топор пирата был сделан куда более искусным мастером… Габаритные фигуры с закрытыми лицами, судя по всему, решили взять количеством, навалившись всем скопом без особой стратегии. В гущу боя я не лез, чтобы не оказаться между молотом и наковальней, ведь мне, как незнакомцу в местных кругах, может одинаково больно прилететь от обеих сражающихся сторон. Тем не менее, свою лепту я внес, ловко подрезая прорвавшихся на территорию лагеря одиночек. Кровь разогналась по венам, мышцы приятно разогрелись, и я уже аккуратно отложил в сторонку четвертый топор. При этом мне удавалось даже поглядывать по сторонам и анализировать ситуацию. Лагерь состоял из множества походных палаток, компактно сгрудившихся на ровной низине между сопок. Судя по густой, резко набирающей глубину, синеве в небе, астрал находился прямо за ближайшей грядой, так что мы располагались почти на самом краю аллода. Никаких древних строений, которые могли бы изучать Историки, я поблизости не обнаружил, и решил, что они скорее всего находятся либо на берегу, откуда как раз и лезут пираты, либо под землей. Я обратил внимание, что противник очень интересуется коробками, сложенными друг на друга возле самой большой палатки, и решил придвинуться поближе. Оружие там, артефакты, или просто провизия — неважно, раз пытаются забрать — значит надо защитить! Подумал я об этом не зря. Именно здесь мне и попался, пожалуй, самый серьезный соперник из всех, с кем довелось пересекаться на плато Коба. Сначала я увидел попугая — большого, яркого, похожего на типичного обитателя Асээ-Тэпх, и поэтому не слишком удивился. Наверное, он просто заблудился, покинув родные джунгли. Но внезапно на него спикировала моя сорока, хоть и откликавшаяся теперь исключительно на «Фею», но выглядевшая сейчас как настоящая фурия. И так меня захватила внезапная драка двух птиц, сопровождавшаяся оглушающим карканьем и разлетающимися в разные стороны перьями, что я сам едва не пропустил нападение. Орк относительно невысокого роста и не сказать, что такой уж впечатляющей ширины, выскочил как из-под земли и тут же атаковал меня. Он оказался быстр, точен и предугадывал мои движения настолько ловко, что я хоть и успел среагировать на его появление, но через несколько секунд вдруг обнаружил себя лежащим на земле и без оружия. Я конечно списал этот вопиющий случай на свою расслабленность из-за того, что находился в тылу основного боя, а также на неудачный меч… Но все же давно мне не наносили такого оскорбления! Злость вспыхнула внутри, как огненное проклятие мага-стихийника. Я швырнул в орка подвернувшимся под руку то ли камнем, то ли куском засохшей глины, не нанеся никакого вреда, но выиграв какие-то доли секунды, чтобы откатиться и вскочить на ноги. Выбитый у меня меч валялся не так уж и далеко, но какое-то время мне все равно пришлось уворачиваться и отступать, потому что с голыми руками я представлял для этого орка легкую мишень. Переломный момент не наступал неприлично долго, и я успел порядком вымотаться, прежде чем мне удалось поднырнуть под топор противника и юркнуть ему за спину. До меча я добрался, но сил потратил немерено! Раздражение притупляло усталость. Сделав резкий выпад, легко отбитый орком, я хоть и почувствовал боль в плече, но отметил ее сухо, как нечто второстепенное. Умение абстрагироваться — верный помощник в затяжных сражениях. Чтобы просто задеть орка лезвием меча, пришлось мобилизовать все, что было в моем боевом ассортименте. Глубокого пореза на руке он поначалу как будто и не заметил, но все же это не могло не сказаться на силе его ударов и скорости. В конце концов я исхитрился сначала выбить у него топор, а затем и нанести смертельный удар. А после еще заставить себя успокоиться и не потыкать со злости мечом его рухнувшую на землю тушу. Эпическая битва двух птиц тоже сразу завершилась. Потрепанный попугай с ободранным хвостом рванул прочь, и Фея, тоже понесшая заметные потери в своем оперении, оглушительно закаркала ему вслед. — Тихо, тихо, возьми себя в крылья, родная, мы победили. Сорока, победоносно осмотрев поле сражения, пересела мне на плечо и нахохлилась. До пиратов тем временем уже дошло, что скромный палаточный городок оказался под куда более надежной защитой, чем они рассчитывали. Наемники, несмотря на не слишком внушительное количество, стояли практически стеной, рассредоточившись вокруг лагеря, и среди них были отменные лучники и маги. Налетчики начали понемногу отступать назад, за сопки, и внезапный бой так же внезапно сошел на нет. Примечательно, что никакого переполоха в общем-то не случилось. Охрана убрала оружие, Историки деловито вылезли из палаток. Осмотрелись. Оказали помощь раненым. Убедились, что потерь нет. И… все. Жизнь спокойно потекла своим чередом. Ученые занялись аккуратным раскладыванием древних, рассыпающихся прямо на руках манускриптов в те самые ящики, которые я так самоотверженно защищал, а наемники оттащили подальше тела пиратов, которым не повезло. — Эх, нелегка она, доля наемничья! Мало было волков да гоблинов, так теперь еще и пираты повадились… Тебя-то как, говоришь, звать? — Никита. Меня наняла Бертилия ди Плюи. — Харитон, — командир наемников добродушно протянул мне ладонь для рукопожатия. — Давай-ка этого уберем с тобой отсюда, а то весь вид портит… Он наклонился к орку, едва не вытряхнувшему из меня жизнь, и схватил его за ноги. Я тоже наклонился, но тут один из Историков — эльф, как раз высунувший нос из коробки и заметивший орка, заверещал: — Это же он! Я не сразу понял, о ком он говорит, и даже повертел головой по сторонам. Вдруг и правда известная персона рядом? Но эльф тыкал пальцем в мертвого орка. — Это тот самый… как же его… Абордаж! Пиратский адмирал! Харитон уставился на моего поверженного соперника. — Слышал про такого… Только говорили, что его и впятером не одолеть, — произнес он с сомнением в голосе и поднял голову на меня. — Ты его один завалил? — Со мной еще была сорока, — пошутил я, но Харитон не оценил юмора. — Голову-то зачем срубил? Теперь и не допросить. — Я не целил в голову, так получилось. А кто это? — О-о, это опасный и жуткий враг! — воскликнул эльф, с отвращением глядя на орка. — О его кровавых бесчинствах нельзя рассказывать без содрогания. На его счету десятки захваченных кораблей и сотни погубленных душ! Не знаю, что ему понадобилось на Святой Земле. Скорей всего, подыскивал место для новой пиратской базы. А может, его привлекли россказни об артефактах Тьмы… Я слышал, что на борту «Астрального лезвия» — так называется его корабль — нарисованы черепа. Количество их соответствует числу захваченных кораблей. И говорят, что места на бортах уже не хватает… — А вот это мы проверим, — перебил Харитон. — Наверняка его корыто где-то рядом! — Ох, столько времени потеряно из-за пиратов! — запричитал эльф, заламывая пальцы. — А старатели и мафия рыскают по руинам. Разрушают хрупкие исторические документы! — Какие документы? — заинтересовался я. — Люди Зэм были большими бюрократами и все старались занести на пергамент или выбить на скрижалях, начиная с того, сколько коров какая девка получила в приданое, и заканчивая сложными астрономическими наблюдениями… — Все понятно, — опять перебил Харитон, поморщившись, и кивнул мне. — Давай, понесли. Я схватил орка за руки, и вдвоем мы кое-как, волоком, потащили его тело за пределы лагеря, еще долго слыша причитания эльфа: — Пираты — наша главная головная боль. Примчались на запах наживы, но предпочли не соваться за Кордон, а напасть на беззащитных Историков. Все надеются отыскать в наших ящиках артефакты Тьмы. Глупцы! Вещи, что они уволокли, никакой ценности для них не представляют, зато для нас… там же приборы, записи, книги! Я одного боюсь: как бы эти варвары не побросали наши вещи в астрал… — Как же надоел этот Геродот, — негромко прокомментировал Харитон. — Хуже Леонардо, чесслово! — Леонардо? — Да есть тут один… изобретатель. Носится со своей катапультой, как дитя с погремушкой. А ты, я гляжу, совсем недавно из имперской армии сбежал? Я молча кивнул, отметив про себя его наблюдательность. Имперскую форму я давно уже сменил на нечто серое, безразмерное и неопределенное, без изысков, зато удобное. Но оружие и армейские берцы все еще выдавали во мне имперца. Дальше Харитон расспрашивать не стал. Видимо у каждого «лица без гражданства» есть своя история и свои скелеты в шкафу, говорить о которых не принято. — Часто на вас здесь нападают? — спросил я, чтобы заполнить паузу. — Бывает. Особенно, как про артефакты молва пошла. Но не можем же мы, люди военные, всего повидавшие, оставить этих книжных червей без помощи, правда? А то вдруг этот Геродот говорит правду и раскопает что-то про новый катаклизм! Приходится во славу исторической науки периодически отсыпать пиратам по пятое число… Ох, что это у него тут выпало… письмо, что ли? Геродот наклонился, и поднял с земли клочок бумаги, принадлежащий, очевидно, пирату, которого мы волокли. — Трактирщику Гориславу, уроженцу аллода Гипат, — прочитал он. — Хм… что бы это значило? Ого! С него требуют огромную сумму денег, иначе… дальше оборвано. Я взял в руки письмо и, пробежав глазами кривые строки, повертел, оглядывая со всех сторон. Но никакой больше информации, кроме уже озвученной, не нашел. — Надо отнести Гориславу, может, он поймет, о чем речь. Когда мы вернулись в лагерь, эльфа уже и след простыл, хотя мне стало интересно послушать его теории о прошлом и будущем Сарнаута, и возможен ли новый Катаклизм. Зато меня уже поджидала Бертилия. Она стояла рядом с восставшим Зэм очень суровой наружности и, заметив меня, замахала руками. — Это Саранг Хэн, — представила она восставшего. — Я говорила вам о нем. — Что там за существо у вас? — недовольно обратился ко мне Зэм. — Показывайте скорее, у меня еще масса дел! Дабы не нервировать Историка, я оперативно слетал до своей скучающей у ограды лошади и припер ему сумку, заляпанную высохшей кровью неизвестного чудовища. Саранг Хэн без тени брезгливости вытащил на свет голову и с живым научным интересом осмотрел ее со всех сторон. — Хм… хм… Впервые вижу подобное… Но по описанию похож, — выдал он наконец вердикт, прицокнув языком. — По какому описанию? На кого похож? — Недавно старатель, которого мы наняли, Адам ди Ардер, тоже столкнулся со странным червелицым созданием… — С живым? — Нет, к счастью, не вживую. Он нашел его изображение в ущелье Привидений. Это аномалия, расположенная на северо-востоке. Жуткое местечко, настоящая могила! Если вы не против, я оставлю этот любопытнейший образец у себя? Нужно провести подробный анализ! — Да, конечно… А можно поговорить с тем старателем? Адамом… — Ди Ардер. Мы второй раз послали его к руинам, вручив джесеротип, чтобы он сделал снимки. Это очень дорогой и уникальный аппарат… — Да-да, я знаю, — нетерпеливо перебил я. — И что? — Но уже третий день нет ни Адама, ни джесеротипа. Мы очень волнуемся! И думать не хочется, что он мог обмануть нас, сбежав с устройством. Но вы, старатели, такой ненадежный народ! Простите, я не имел в виду лично вас. — То есть вы просто так отдали наемнику дорогой прибор? — С ним была охрана, но и ее тоже след простыл. Мы — простые труженики науки, а места, куда нужно попасть, порой так опасны, у нас нет выбора — приходится пользоваться услугами наемников… Адам хорошо знает местность и умеет проникать в самые дальние уголки! Только он должен был вернуться еще вчера. Если до утра от него не будет вестей, придется отправлять кого-нибудь на его поиски. Вряд ли это было проявлением благородства по отношению к пропавшим наемникам, Саранга Хэна больше волновала судьба джесеротипа. Как я и ожидал, чуда не свершилось, и Адам с охраной и прибором под мышкой так и не свалился с неба и не вырос из-под земли до самого утра. Харитон, озабоченный угрозой очередного нападения пиратов и даже собирающийся сделать вылазку к их кораблю, вероятно, пришвартованному где-то не очень далеко, не горел желанием выделять кого-то из своих подопечных для поисков. Но выбора не было. Похоже, джесеротип и впрямь был дорогой штукой, чтобы махнуть рукой на его пропажу. Начальник охраны оторвал от сердца целых трех орков, одинаковых с лица. Я хотел узнать результаты анализа головы чудовища, который Саранг Хэн хотел провести, но и посмотреть на изображение в ущелье Привидений тоже хотелось. Кто его создал? Ведь если этих существ никто не видел раньше, значит, они появились недавно, стало быть, никаких древних изображений червелицых быть не может… Или может? Мозг начал закипать от противоречивой информации, и я пока решил не строить никаких теорий, а отправиться туда и посмотреть лично. Таким образом, я стал четвертым в поисковой группе. Однако развернув карту и увидев, где находится ущелье Привидений, куда отправились пропавшие наемники, я почувствовал, что мой энтузиазм сразу поубавился. Почти противоположный край аллода, до которого идти и идти — через кордон, через мафию, через неизведанные толком территории! И этот Адам туда проникал?! У меня появились сомнения в правдивости его слов, но на попятный идти уже не хотелось. Да и велика вероятность, что мы найдем наемников или их останки гораздо раньше — еще до кордона. Орки, которых я так и не научился различать, обсуждали предстоящий путь, а я думал, что именно сегодня должен был встретиться со своими в условном месте. Вряд ли меня похоронят раньше времени за одну неявку, но если я соберусь в ущелье Привидений, то пропусков станет неприлично много, и меня волновало, что мои друзья начнут из-за этого паниковать. — Такс… А если сделать вот так… И сюда… То… Где моя таблица? Вот она… Итак… Расчетная точка приземления… получается у нас… прямо вот здесь… по центру ущелья… М-да… нет… не годится… А? Вы чего? Отойдите, не мешайте! Не видите, я думаю! А если натянуть… покрепче… Да! Надо покрепче! Эй, как вас там, можно вас на минуточку? Заметив мой заинтересованный взгляд, диковатого вида эльф, прыгавший вокруг сооружения, до боли напоминающего катапульту, ткнул в меня пальцем, строго сдвинув брови. Мне захотелось сделаться невидимым. — Кто, я? — сделал я последнюю попытку отвертеться, бочком отступая назад. — Да, вы! Мне нужна пара крепких канатов. Срочно! У вас случайно их нет? — Нет, — помотал головой я, уверившись в неадекватности эльфа. — Как, вы не носите с собой бухты канатов?! Странно… Что же делать? Крайне удивленный тем, что его до такой степени удручает факт отсутствия канатов у первого встречного, я рискнул поинтересоваться: — А вам зачем? — Сказал же — для катапульты! — А катапульта зачем? От кого тут отстреливаться? Не от пиратов же… — Она не для того, чтобы отстреливаться! С ее помощью я собираюсь посылать желающих за Кордон. Еще найти где-нибудь гоблина для испытаний… — Как это — отправлять за кордон? — я оторопело посмотрел на вместительную ложку рычага, куда полагалось класть снаряд. — У меня все рассчитано! Вероятность ошибки ничтожно мала! — Но… — В Зыбучих песках есть озеро. Я так все рассчитал, чтобы снаряды… то есть наемники… приземлялись ровнехонько в центр озера. Это значительно ускорит нашу работу, потому что теперь не придется ходить в обход… Хотите попробовать? — Нет! — категорично отрезал я и теперь уже ретировался быстро и решительно. Вскоре выяснилось, что у неприступной преграды, разделяющей плато Коба на две части, действительно есть лазейка. И это совсем не катапульта чокнутого изобретателя! Но судя по кислым минам орков, с которыми мне предстояло отправится в путь до ущелья Привидений, лазейка эта была не многим лучше безумной идеи эльфа. — Пески там, — коротко пояснил один из моих спутников, не вдаваясь в подробности. Я не слишком ужаснулся этому известию — песков в Империи я видел много, но все же чувствовал подвох. До лазейки — оказавшейся на поверку просто концом высоченного забора, возвысившегося не без магии и охраняемого мафией по всей своей бесконечной длине, — добрались без проблем за полдня. Всю дорогу меня преследовало жгучее предвкушение, ведь я столько слышал про Кордон, и теперь попадание на другую сторону казалось чем-то из ряда вон выходящим, тревожным, но и заманчивым одновременно! В связи с этим я почувствовал некое разочарование, когда мы просто обошли преграду. Но выводы мои оказались преждевременными. Я и трое моих молчаливых спутников обвязались одной толстой веревкой и далее пошли друг за другом спаянной цепочкой. Вскоре стало понятно — зачем. За Кордоном начался ад. Назвать ЭТО песчаной бурей – все равно что описать бриллиант как блестящую стекляшку. То, что я увидел своими глазами, нельзя было уложить в это сухое, неинформативное определение. Песок стоял одной сплошной массой со всех сторон. Из-за него не было видно ни неба, ни земли — только темное, непроглядное марево. Я не видел даже орков, шедших впереди меня и сзади в двух шагах. Дышать было нечем. Я прикрывал лицо платком, но все равно кашлял песком, плакал песком, вдыхал песок, перекатывал его языком на зубах… Мне казалось, что я сам стал состоять целиком из песка и скоро рассыплюсь от дуновения ветра. Ветер, кстати, хоть и завывал, и периодически больно лупил по незваным путникам своими песчаными ладонями, но все же не сказать, что был таким уж грозным. И я решительно не понимал, что поддерживает в воздухе весь этот не оседающий смог. Когда я уже едва не падал от нехватки воздуха и удушливого кашля, проклинал все на свете, в том числе и свои самонадеянность и любопытство, и клялся, что ноги моей больше не будет в этих местах, выяснилось, что все это только цветочки. А вот теперь настала пора ягодок! С трясинами я имел несчастье познакомиться еще на Асээ-Тэпх, где чуть не умер, подорвавшись на своей же мине. Но то болото не шло ни в какой сравнение с зыбучими песками! Пробираясь сквозь кашу, где не было видно ни зги, и теряясь из-за этого в пространстве, я вдруг начал «тонуть», и это усилило ощущение ирреальности. Теперь я не только не видел твердой почвы под ногами, но и перестал ее чувствовать. У меня осталась одна лишь обмотанная вокруг талии веревка, которая не давала мне заблудиться не только физически. Она, как якорь, удерживала мой разум от сумасшествия. Скорость пришлось увеличить, хотя ноги и так заплетались. Промедление в зыбучих песках грозило смертью — и мы сражались с ней изо всех сил. Правда, в какой-то момент я уже перестал надеяться, что мы сможем выбраться. Возможно, орк, идущий во главе цепочки, давно заблудился и теперь ведет нас в невнятное ничто, откуда уже нет обратной дороги. Но вскоре мне показалось, что земля отвердела и дышать стало как-то легче. Я даже боялся подумать, что пытки подошли к концу, и поэтому списал все на то, что начал понемногу привыкать. Но песок и правда перестал пожирать обувь, и я сумел разглядеть очертания орка впереди себя. Где-то на этой секунде и открылось второе дыхание. Никогда я еще так не радовался астралу, как в этот момент — когда наконец стали видны отблески его сверкающих нитей. Мы вышли на берег аллода, а я все еще продолжал задыхаться и кашлять, выплевывая из легких всю ту гадость, которой наглотался. Впрочем — не я один. Все вчетвером мы подползли к самому краю земли и, стоя на коленях и от усталости не чувствуя страха, хватали ртами чистый воздух, наслаждаясь мягкими касаниями астрального ветра. — Много прошли? — наконец спросил один из орков и развалился на земле, раскинув руки и свесив ноги с аллода. — Не. Даже половины зыбучих песков не одолели. Что-то совсем уж сегодня невмоготу. Думал, подохну уже. Я тоже свалился наземь и уставился в небо. Здесь оно было не очень красивым — темное, мутное, с блеклыми звездами. Но оно было! И этот факт радовал меня несказанно. — Глядите, а там костер вроде, не? Мы все повскакивали на ноги и уставились вдаль, стараясь разглядеть признаки жизни. И правда — огонек! — И кто это тут окопался в такой глуши… может, это наше чучело с джесеротипом? — Хорошо бы, но я слишком много грешил в жизни, чтобы все так легко закончилось. Мы поплелись вдоль края аллода на свет, где действительно обнаружили костер и разношерстную компанию вокруг него: семейку гибберлингов, орчиху и сутулого, дерганого мужика, похожего на канийца. Конечно же, это оказались старатели, которых в поисках артефактов занесла нелегкая в эти края. — Нет-нет-нет, даже не пытайтесь, погибнете! Пройти сейчас через пески невозможно, там дальше — еще хуже. Буря! Это надолго, ближайшую неделю можно и не соваться. Мы сюда-то еле выбрались! А еще, мы слышали, в зыбучих песках проводят рейд старатели мафии, как будто мало нам скелетов и подарочков самой аномалии. Поэтому мы тут и сидим. Лучше переждать, пока они прочешут руины и уйдут. Хотя… Они ведь соберут все артефакты! Гибберлинг надулся, решая эту сложнейшую для себя дилемму, и двое его братьев в точности повторили его жест, как отражения в зеркале. Я наклонился к костру и подставил руки, потому что на берегу было довольно холодно. Трое орков, с которыми я шел, завалились рядом и тут же начали похрапывать, я даже им позавидовал: вот бы мне так мгновенно отключаться, как по щелчку тумблера. — Вы пришли со стороны лагеря Историков? — спросил я сидевшую рядом орчиху. — Нет, тут поближе есть проход, но там опасно: скелеты ходят и змей много… гляди, какой я из их шкур хороший бурдюк сшила! А то здесь, если честно, меня всегда мучает жажда. — А откуда там скелеты? Я имею в виду — кто поднимает мертвецов? — Аномалия. Странные дела тут творятся. Пересечь зыбучие пески очень сложно, на каждой ноге будто по гире пудовой висит, а тут еще тебя кто-то вечно норовит то за ногу цапнуть, то башку снести. Но цена на артефакты нынче такая, что… — орчиха махнула рукой и тяжело вздохнула. Я тоже задумался. Рисковать собой стало уже привычным делом, но у меня был свои принципы и идеалы: я верил, что сражаюсь за что-то великое, вечное, что должен сохранить любой ценой, даже ценой свой жизни, которая ничего не стоит в масштабах целой Империи — меня учили этому с самого детства. Странно было соприкоснуться с альтернативным взглядом на мир. Рисковать можно не только во имя высокой цели, но и ради собственной выгоды… Я мог бы смотреть на старателей свысока, презирая их за столь приземленные мотивы, но и они со своей стороны наверняка посчитали бы меня дураком, зомбированным имперской пропагандой. Ночью я замерз. А если приплюсовать сюда твердую, неровную поверхность, из-за чего на утро болели все бока, и песок, от которого даже на краю аллода некуда деться, то нетрудно догадаться, как мне спалось. Хоть я и считал себя привычным к походным неудобствам, но такая ночевка даже для меня стала за гранью добра и зла. — Эй, послушай… Ник, кажется, да? Похожий на канийца мужик, неприветливо буркнувший за весь вчерашний вечер только свое имя — «Владимир», подсел ко мне поближе, когда я пытался сбрызнуть себе лицо водой в режиме суровой экономии, потому что осталась у меня ее немного, а пополнить запасы было негде. — Ну Ник, и что? — кивнул я, невыспавшийся и от того раздраженный. — Просьба у меня к тебе есть… Не бесплатная, конечно. Ты же в «Приют Старателя» возвращаешься? Есть у меня должок одному барыге… Я его признаю! Не вопрос. Вот как раз собирался отнести его, как вдруг на меня напала нежить. Сразу и очень много. Пришлось бежать. — Ага, рассказывай, — встряла орчиха, ухмыльнувшись, но продолжать свою мысль не стала. Владимир поморщился, но продолжил: — Я еле живым выбрался, мне не до этого было! Вода забвения у меня кончилась. Думал, все уже, не спасусь… — Короче, — поторопил я, а то вступление слишком затягивалось. — Отнеси Барышу мой долг, а? Я тебе заплачу! У меня есть три артефакта, один заберешь себе за доставку. Ну как, по рукам? Скажешь Барышу, что я и так собирался отдать. Я долгов не забываю! — А ты сам в «Приют Старателя» возвращаться не собираешься? — Эм-м… нет… у меня тут дело очень важное… я пока… не знаю, в общем, когда буду. — Боится он возвращаться, — снова вмешалась орчиха, — Барыш не любит, когда ему долги задерживают. — Но тебе он ничего не сделает, — быстро добавил Владимир, с надеждой глядя на меня, — ты с ним ведь дел не имел, так что… Просто передашь ему, что это от Володи Шпорова, и все. — Барыш — фигура видная, но я бы на твоем месте, Ник, постарался с ним не пересекаться. Мутный он, — сообщил гибберлинг — самый главный в троице. — Разбирался бы ты со своими проблемами сам, Вова, а не втягивал всех подряд. Я же про себя подумал, что с видными фигурами, пусть даже мутного содержания, познакомиться мне все же стоит. — А с чего ты так уверен, что я передам Барышу твой долг? Может, я просто присвою твои артефакты себе! — Так я тебе при свидетелях его долю отдаю, а дальше — с тебя спрос, — бесхитростно пояснил Владимир, не моргнув глазом. — Но ты лучше с возвратом не тяни, плохо кончится — по себе знаю. Я посмотрел на остальных — и орчиха, и гибберлинги, и даже мои спутники из охраны Историков с интересом ждали моего ответа. Они явно считали, что надо быть идиотом, чтобы согласиться на это… — Хорошо, я передам. Что я получу в качестве оплаты? — Любой из этих артефактов, выбирай сам! Три левитирующих, светящихся изнутри камня ничем внешне не отличались, поэтому выбор не стал мучительным. Мое решение никто не прокомментировал, кроме повеселевшего Владимира, рассыпающегося в благодарностях, но взгляды стали немного сочувствующими. Новый переход через зыбучие пески поначалу казался чуть легче, чем вчерашний. Наверное, я начал потихоньку привыкать. Но когда появились змеи и нежить, я снова повторил вчерашнюю клятву больше никогда не соваться в это жуткое место. Ноги вязли на зыбкой поверхности, песок убивал все желание жить, воздуха не хватало, видимость отсутствовала почти полностью, и к этому кошмару примкнули отвратительные твари. И если прячущиеся в песке змеи могли цапнуть только если на них наступить, то нежить проявляла агрессию вполне целенаправленно. И хуже всего, что разглядеть ее приближение было невозможно, и махать мечом, стараясь не задеть своих и не разрубить связывающую нас веревку, приходилось почти интуитивно. Я все время ждал еще и нападения мафии, но мы дошли до высокого забора, а потом не меньше километра вдоль него, так никого больше не встретив. Зыбучие пески прилегали к нему вплотную, и я бы ни за что не смог разглядеть крохотную щель между толстых бревен самостоятельно. Пролезать пришлось ползком, и один из орков предсказуемо застрял. — Это все потому, что кто-то строит слишком узкие лазы… — Все потому, что кто-то слишком много ест! — И что мне теперь делать?! — Худеть! — Да отвали ты! Доставайте меня отсюда, быстро!!! Всеобщими усилиями орка мы выдернули, разодрав его штаны, а дальше наши пути расходились в разные стороны. Наемники возвращались в лагерь Историков ни с чем, Владимир шел одному ему известной дорогой, видимо, надеясь затеряться, гибберлинги и орчиха направлялись в «Приют Старателя», и я собирался составить им компанию. Вообще-то мне было очень интересно узнать о результатах исследования головы таинственного существа из пещеры кобольдов, так что вернуться к Историкам стоило. А еще у них в лагере осталась моя вредная лошадь! Но я уже пропустил две сходки, на которые обязан являться, да и друзей увидеть хотелось, так что с научными изысканиями пришлось повременить. Да и о кобылке я не слишком сожалел. Зато сороку, пропавшую, когда мы пересекали зыбучие пески, мне совершенно неожиданно стало жаль. На опустевшем плече не хватало ее пушистого тельца, слух по привычке пытался уловить хриплое, немелодичное… — КА-А-АР! — Фея! Вернулась! — Кар, — подтвердила сорока, спикировав на свое привычное место, где рубашка уже была изодрана ее коготками, и заглядывая мне в лицо черным глазом. — Как ты меня находишь? — обрадовался я, погладив пальцем ее по голове. — Кар? — Ну все, все. Идем домой! Тащиться до «Приюта Старателя» пришлось почти четыре дня. Мы шли пешком, охотились по очереди, надоели друг другу до чертиков, устали до безобразия и еле стояли на ногах, когда наконец доползли до трактира. Хотелось пива, хотелось в бочку с нагретой водой, хотелось просто поговорить с кем-нибудь и узнать новости, потому что казалось, что прошла целая вечность после того, как я ушел отсюда. Но я добрел до своей комнатушки, рухнул на кровать и вырубился. — Ник… Ник… С трудом разлепив веки, я увидел, что это Горислав, держа в руке зажженную свечу, пытается меня растолкать. — Ник, ты там живой? Сутки спишь, не помер бы… Потерев глаза, я попытался принять сидячее положение. — Я живой. — Да уж вижу. Хлебни, а то и впрямь дуба дашь, — владелец трактира кивнул на большую кружку, стоявшую на стуле рядом и испускавшую приятный, медовый аромат. — М-м-м… вкусно. — Марьяна умеет варить всякое целебное… В миг на ноги поставит! — Спасибо, — с благодарностью посмотрел я на заботливого Горислава. — Я уж думал все — не вернешься. Неспокойно здесь стало, мафия, «Красные Повязки»… Далеко ходил-то? — Далеко. В лагерь к Историкам, а обратно пешком шел. Никаких «Красных Повязок» я не видел, а на Историков нападают пираты, пришлось отбиваться… Да! Я же письмо вам принес! Оно у какого-то их главаря было. Вот. Похлопав себя по карманам, я извлек помятый листок и передал озадаченному трактирщику. — Какие у меня могут быть дела с пиратами? — недоуменно произнес он и, отставив свечу, развернул письмо. Зрачки его глаз несколько раз пробежали по строчкам, а потом как-то странно остекленели. Горислав замер и будто бы даже перестал дышать. Его пальцы напряглись и побелели, лицо стало каменным. Это перемена была слишком разительной, и я вскочил на ноги. — Что? Что-то случилось? Плохое известие? Трактирщик медленно поднял взгляд от письма, и я с удивлением обнаружил скопившиеся в его глазах слезы. — Это самое радостное известие из всех, что я когда-либо получал! Какое счастье! — прошептал он. Мне пришлось усадить его на кровать, потому что его колени начали подгибаться, и сам он весь задрожал. — Вероника! — воскликнул Горислав, вдруг схватив меня за руку. Выглядел он при этом немного безумным. — Вам, может, воды принести? — Она жива! Жива! Наверняка речь о ней. Я уверен! — Э-э-э… да, отлично. А кто это? — На наш корабль напали пираты, когда мы перебирались сюда с Гипата. Они много чего похитили: золото, запасы, но главное — мою ненаглядную, мою красавицу, свет очей моих, мою доченьку Веронику! — У вас есть дочь?.. — Я уж и не чаял увидеть ее, думал… думал, что все… А она жива! Они хотят вернуть мне ее! Всего-то им нужно — золото. Я продам свой трактир, я продам все, что у меня есть… Доченька моя жива! Жива, понимаешь?! Он отчаянно затряс меня за руку, будто я выразил сомнение в сказанном. — Да-да, конечно, жива, — поспешил согласиться я, потому что трактирщик смотрел на меня с такой непередаваемой надеждой во взгляде, как тот, с кем произошло чудо, в которое невозможно поверить. — Ты вернул мне веру, Ник! Я этого никогда не забуду. Глава 51. Ущелье Привидений — Хадаганский ублюдок! Избил меня так, что места живого нет! — Ты опять опоздал, Артемий. Штраф на тебя наложить, что ли? — Но я не виноват! Емельян на меня набросился — цены ему мои не нравятся… А что поделать? Это же было твое указание! — Емельян Разин? Мы больше не имеем дел с «Красными Повязками», они вне закона. — Ой, мать моя женщина! Да откуда мне было знать?! — Ты бы знал об этом, если бы чаще здесь появлялся. Ладно, давай сюда отчет. На прием к Барышу выстроилась целая очередь, и я оказался в ней крайний. Торговец, которому я должен был передать долг Владимира, принимал страждущих в деревянном доме рядом с трактиром, на втором этаже, в большом помещении с длинными лавками у стен. Сам он сидел за тяжелым, добротным столом, засыпанным кучами каких-то бумаг, которые громоздились и на полках возле него. Такое обилие документов вызывало улыбку, потому что Барыш был орком самого типичного для этой расы вида — устрашающе огромного и весьма свирепого. Он самодовольно курил сигару и глядел на своих посетителей через прищур красных глаз. Ему несли деньги, артефакты, отчеты, а то и вовсе закрытые мешки, в которых могло быть что угодно. Сам он тоже порой выдавал ассигнования, аккуратно при этом все записывая в раскрытую перед ним книгу. За то время, что я просидел в душной, накуренной комнате, мне стало понятно, что Барыш и в самом деле фигура в местных кругах весомая. Когда очередь дошла до меня, мы остались с торговцем вдвоем, что меня полностью устраивало. Я отдал долг Владимира, рассказав, где встретил его, что вызвало живейший интерес у Барыша. — Значит, ты побывал уже за Кордоном. Можешь считать себя настоящим старателем, — ухмыльнулся торговец, попыхивая сизым дымом от сигары. — Тогда и разговор у нас с тобой пойдет совершенно иной. — Разговор? — Я о тебе уже наслышан, Ник, слухи быстро разносятся. — И что говорят? — Всякое… Но шанс заслуживает каждый. Горазд я давать золото в долг начинающим старателям. Одни возвращают с лихвой и долго благодарят. Другие испаряются — и сиди, Барыш, гадай: то ли кинули тебя, то ли Искра должника мается где-то неприкаянная. У меня уже накопился список должников. Если ты найдешь этих ублюдков и вытрясешь из них долги, я скажу тебе спасибо, которое очень даже можно будет положить в карман. — Мне это неинтересно. — Не спеши отказываться. Этого Владимира я даже и не помню, если честно. Мелочь. Семейка Малышей… Думаю, их косточки давно уже занес песок. Еще один должник ушел к Столу Великана, — Барыш наклонился к своей книге и пролистал несколько страниц. — У меня таких должников — не счесть, но все это ерунда. Восставший Номарх Сефу — вот, кто действительно важен! Этот гад лучше б вообще не вылезал из могилы. Он меня ограбил! Если ваши дороги когда-нибудь пересекутся и ты отправишь его на тот свет, даю слово — моя награда тебя не разочарует! Номарх Сефу больше не должен коптить небо аллодов. — Я запомню. — Хорошо. А теперь поговорим о том, что тебе может быть интересно. Точнее, что интересно нам обоим. Взаимная выгода — главное, в нашем деле, верно? — подмигнул торговец, но через секунду, став очень серьезным, добавил, наклонившись ко мне через стол: — Я дам тебе хороший меч, ездовую виверну и золото на все, что еще может понадобиться. — И что требуется от меня за такую щедрость? — Я хочу, чтобы кто-нибудь надрал наконец задницу гоблинской мафии! И готов хорошо за это заплатить! Сколько можно перекрывать нам все каналы? Мы здесь не торгуем, а ведем войну! Плато Коба — последняя дыра в мире. А ведь Святая Земля со всеми этими ее святынями — о-го-го, это тысячи и тысячи золотых! — Даже с лучшим мечом в мире и кучей денег я не смогу побороть мафию в одиночку. — И не надо. Мы постоянно предпринимаем попытки попасть на ту сторону. Наши парни прямо сейчас пытаются отвоевать северный проход, и ты можешь к ним присоединиться. Да и заодно… возможно… при о-о-очень хорошем стечении обстоятельств… попасть за Кордон. Там есть четыре аномалии, полные дорогущих артефактов. Уверен — тебе понравится. И самое главное — я хочу смерти гоблинского шамана. Именно эта гнида придумала приручать волков и прикармливать грифов. Что донельзя усложнило добычу артефактов за Кордоном и взвинтило цены на них. Можешь считать, Яр Глас Неба — мой личный враг! Того, кто принесет мне его голову, я озолочу. В трактир я вернулся вновь одолеваемый сомнениями. Стоит ли мне вступать в войну с мафией? Я собирался встретиться, наконец, с друзьями в условленном месте и снова вернуться в лагерь к историкам, но, возможно, голова червелицего монстра из пещеры — не такая уж важная ценность, чтобы тратить на нее время. — Я слышал, ты собираешься за кордон. Что ж, это значит, что теперь ты настоящий старатель и можешь присоединиться к большой охоте за артефактами! — Слова Барыша. — Ну так я от него и есть! — торговец, которого распекал Барыш за позднюю сдачу отчета, подсел ко мне за стол. — Он сказал, что ты отправишься к Драчунам отбивать северный проход через кордон. Приходи завтра утром к конюшне. Я приведу тебе виверну. — Мне еще обещали меч и золото. — Обязательно. Только ты потом не забудь, кому обязан. — Не забуду. — В случае чего, можешь обращаться ко мне. Я Артемий, работаю на Барыша, скупаю артефакты… В последнее время старатели приносят их все меньше и меньше. А у меня ведь тоже есть обязательства, и, если оборот снизится, меня могут перевести из трактира. А это самое хлебное место на всем плато Коба! — У вас еще и на зоны все тут поделено? — Конечно. У меня к тебе деловое предложение: ты активно ищешь артефакты и сбываешь их только мне, а я обещаю тебе впоследствии хорошую цену. Годится? — Посмотрим. — В общем, жду тебя завтра в шесть у конюшен. Торговец фамильярно хлопнул меня по плечу, как старого знакомого, и удалился, но не успел я сделать и глотка пива, как на лавку рядом со мной плюхнулась орчиха, которую я, кажется, видел в самый первый день, как сюда прибыл. — Привет. Ты собираешься к Драчунам? — Не помню, когда мы успели познакомиться. — Ты ведь в «Приюте» недавно… Называй меня Прыть. — Ник. — Знаю. Эй, Горислав, поставь-ка мне пиво! Я сама только что из-за кордона! Фуф! — И как там? — Невеселые вести! Гоблины чего учудили! Откармливают и приручают волков! Какие это лютые звери становятся! Умные, хитрые, преданные как псы и опасные как тигры! Там, за кордоном, старателям тяжко! Очень тяжко! Теснит нас мафия. Я вот всего с двумя артефактами вернулась и то еле ноги унесла… Мне еще долго будут сниться по ночам эти клыки у горла… Брр… — Слышал, они еще грифонов прикармливают. — Ага. Есть и такое. Сволочи! А может, и нам волков приручать? Хотя гнилая идея, кто этим будет заниматься? Всех только артефакты интересуют… Хотела бы я взглянуть, как эти гоблины подход к зверям находят. Мелкие, всеми презираемые — а гляди ж ты! Напоминание о хитрости гоблинов всегда выводило меня из равновесия. Всю ночь мне снились эти твари, то поджигая дом, в котором я нахожусь, то воруя у меня оружие и оставляя с пустыми руками перед целой сворой демонов, то разбавляя водой мое пиво… про пиво вот особенно обидно! Единственное, из-за чего мое настроение утром оставалось на уровне, так это долгожданная сходка в условленном месте. В общем-то Империя могла прислать на встречу со мной кого угодно, но я был уверен, что увижу друзей. И не ошибся. Пережив и радость и возмущение, а также краткий медосмотр от Матрены, проверившей мой пульс, температуру, давление, заглянувшей в рот, посветившей фонариком в глаза… я, наконец, рассказал все, что произошло: и про свою вылазку в пещеру кобольдов, где обнаружил таинственное существо, и про культиста Тэпа, обманом заставившего меня провести жуткий ритуал, и про поход к Историкам, принесший, правда, мало толку — кроме, разве что, внезапно появившейся у владельца трактира пропавшей дочери Вероники. Хотя это вряд ли такая уж важная информация. — А этот культист… Иавер Рэт все еще там, в «Приюте»? — Да. Я бы его прибил, но он всегда у всех на виду, и мне только и остается, что скрипеть зубами. Эта сволочь еще имеет наглость лыбиться мне каждый раз при встрече! Кобр теперь каких-то ищет. Наверное, для очередного ритуала. — Это надо срочно передать в Комитет, — сказал Миша. — Активность культистов… Что-то происходит. — А что тут непонятного? Тэп жив, вот его сторонники и активизировались… — фыркнул Орел. — Скоро он даст о себе знать, помяните мое слово! — Не говори так, — вздрогнула Матрена. — Он умирал тысячи лет, и сейчас, должно быть, очень слаб. — Надолго ли? — буркнул Кузьма и замолчал. — А мне больше этот червелицый не дает покоя, — проговорил я. — Этот историк, Саранг Хэн, хотел исследовать его голову, интересно, узнал он что-нибудь или нет? Жаль, что я не сумел добраться до изображения в ущелье Привидений. Историк говорил, что по описанию — это одно и то же существо. — Или существа одной и той же расы, — вставила Лиза. — Тем более! Если эта раса древняя настолько, что их изображали еще джуны или Зэм при жизни, то где она была все это время? — Да все это фигня! Ты лучше скажи, что за хитрая лошадь у тебя? Болеет что ли? — Лоб ткнул пальцем в виверну, которую я получил утром вместе с обещанным мечом и золотыми монетами. — Это виверна. Я отправляюсь к Кордону, отбивать северный проход. Мне и меч для этих целей выдали! Командуют там гибберлинги, а больше я ничего не знаю. Выслушав последние новости из имперского стана, где в общем-то ничего глобального за это время не приключилось, и клятвенно пообещав, что буду из кожи вон лезть, чтоб не пропустить следующую встречу, я отбыл к северному проходу через Кордон. К самой стене, видимой издалека, старался не приближаться, зная, что мафия охраняет ее с обеих сторон и велик шанс нарваться на стаю обученных волков. Виверна несла меня с огромной скоростью, чему я не мог не порадоваться, так что до нужного места добрался часов за пять. Возведенные укрепления старателей увидел еще на подступах. Судя по всему здесь совсем недавно шел довольно ожесточенный бой, потому что трупы гоблинов и волков выглядели свежими. Скорее всего, жертвы были не только у мафии, но своих старатели уже успели убрать. — Так! Стоять! Ты куда летишь? — На помощь. — Много тут вас таких, помощничков… когда мы уже всю работу сделали! Ну… почти всю. Я обозрел пространство и прицокнул языком. Старатели сумели подойти к проходу через Кордон вплотную и даже разбили лагерь прямо перед стеной. За ощетинившимися острыми кольями укреплениями прятались палатки — и этот стихийно возникший штаб внезапно охраняло приличное количество бойцов. Неглубокая речушка — единственное, что еще отделяло старателей от полного захвата прохода. — Недурно! — уважительно произнес я. — А то! Почти во всех семейках гибберлингов, что я встречал, говорил всегда один из трех. Драчуны не стали исключением. Один из них оценивающе осмотрел пополнение в лице меня с головы до ног, другие два повторили за ним в точности, но остались молчать. — Тебя Барыш небось прислал? Он сюда ко мне сейчас всех делегирует, достала его видать мафия по самое не балуйся. Ладно, слезай со своей ящерицы, помощь пригодится всегда! — Как боевая обстановка? — спросил я, спрыгнув с виверны. — Мы прорвали оборону, захватили форпост с этой стороны ущелья — первый успех за столько месяцев! Но расслабляться рано, гоблины наверняка попытаются отбросить нас назад. Мы уже заметили, что на том берегу стали появляться гоблины-налетчики! А это первый признак готовящейся атаки. — Что за налетчики? — Мы их так называем. Они натравливают волков на нас. — Слышал. — Гоблины оказались хитрющими противниками! Они ведь не только волков приручили (ладно те — звери с мозгами), но и грифов! Хватает у пернатых соображалки, чтобы служить гоблинам… Старатели жалуются, что птицы неустанно следят за ними и громкими криками призывают гоблинов, как только кто-то попытается подойти к Столу Великана. Должно быть, грифы гнездятся в холмах на севере. У них каждый коготь что орочий кинжал, а клюв будто из камня. — Что такое — Стол Великана? Где-то я уже слышал это название… — Это одна из аномалий. Видишь вон ту возвышенность на востоке? Вот она и есть. Я, прищурившись, всмотрелся туда, куда указывал гибберлинг. Солнце слепило глаза и трудно было разобрать, горы это, нагромождения камней или, может, какие-то искусственные строения. Их основания из-за стены я не видел — только верхушки. — Странное название. — В этой местности присутствует особая магия, которая может увеличить тебя до небывалых размеров. А может и уменьшить. Вот такие чудеса творятся. Но есть там и простые, привычные вещи. Например, гоблины. — Кто бы сомневался… — Есть на Столе пост гоблинский сторожевой. Гоблины там самые вреднющие! Но и мы не лыком шиты. Сделали все по-гибберлингски — тихой сапой, хитро и тонко. «Когда мечи бессильны, берись за яд». Где-то мы это читали. А, братцы, не помните? Гибберлинги переглянулись и захихикали. — И что вы траванули? — На пост гоблинский пробрались и в котлы вылили особую травку. А ты думал, мы этот проход одними только мечами да посохами отбили? Ха-ха! Тут соображать надо! Эх, вот если бы еще захватить центральный проход… Или хотя бы напакостить! Оттуда открывается прямая дорога в самое логово оружейной мафии. Сидят там, небось, режутся в карты — а тут мы! Очень не терпится! — Нам бы этот проход еще удержать! — вмешалась подошедшая к нам орчиха. Ее внешний вид меня удивил — она явно уделяла ему больше внимания, чем принято у ее соплеменниц, а больше всего меня поразили ее белокурые волосы, собранные в игривый хвост на макушке. Высокая и довольно стройная для орчихи, она несомненно производила впечатление. — Не пора ли выдвинуться и довершить уже начатое? — возмущенно произнесла она, сдвинув брови и сложив руки на груди. — Ох, эти старатели… Тут, считай, только бой утих, а они уже готовы лезть в пекло. Ну и дурища ты, Грива… — Сам дурак! — воскликнула орчиха и, гордо вздернув подбородок, удалилась. — Вот и поговорили! Видал? Грива Боевых! Старатель! Втемяшилось ей в голову, что она сможет тут быстренько разбогатеть. Потом найти себе орка поспокойней и жить в свое удовольствие где-нибудь подальше от всех остальных. А то, что ее тут кокнуть могут, ей и не объяснишь. Всю плешь нам проела! Вот если бы… — АТАКА!!! Все повскакивали с мест и схватились за оружие. Пользуясь тем, что старатели, ожидающие нападения только из-за Кордона, не выставляли сторожевых, налетчики прокрались по реке и выскочили с воплями и гиканьем совершенно неожиданно. Сначала я принял их за пиратов — нижнюю часть их лиц закрывали платки точно так же, как у тех, что напали на лагерь Историков. Но мое заблуждение быстро развеялось. — «Красные Повязки»! Бей их, сволочей!!! Но не успели мы запрыгнуть на своих питомцев, чтобы дать отпор, как Драчуны завопили в три своих гибберлингских горла: — Стоять! Отступаем! НАЗА-А-АД!!! Все в укрытие! Я этого странного решения не понял, ведь возведенные укрепления старателей не выглядели настолько надежными, чтобы окопаться внутри и верить в их защиту. А место для боя у реки несколько более удобное… Но когда я бросил взгляд на проход через Кордон, то все встало на свои места. Целая стая волков уже преодолевала реку. Одновременная атака двух противников — что может быть прекрасней? Мысленно я отметил сообразительность гибберлингов, успевших сориентироваться и принять единственно верное решение. Старатели проявили максимальную дисциплинированность: никто героически не бросился атаковать, вместо этого все послушно, единым порывом, ломанулись от нападающих в укрытие, предоставив им разбираться между собой. — Ну хоть какая-то от Разина польза, хе-хе! Засев за хлипким бастионом своего лагеря, которого, впрочем, оказалось достаточно, чтобы не оказаться между молотом и наковальней, мы во все глаза следили из-за деревянных кольев за разворачивающейся схваткой. «Красные Повязки» оказались неплохими бойцами, вероятно, их главарь не брал под свое крыло абы кого. Но и волки — прирожденные хищники, были достаточно умны. Они умело вклинивались в толпу, окружали жертву с нескольких сторон и атаковали целым скопом! Вряд ли их обучили этому глупые гоблины — инстинкты в них заложила природа. И если изначально я думал, что победа, хоть и нелегкая, останется все же за бандой Разина, то по ходу боя мне пришлось изменить свое мнение — их атака стремительно превращалась в оборону. Волки не знали страха, и их было слишком много! В конце концов «Красным Повязкам» пришлось признать поражение. Они попытались ретироваться, но не тут то было! Волки, хоть и основательно потрепанные, отпускать добычу не собирались и бросились догонять разбегающихся бандитов. Единственный оказавшийся среди нас лучник пришел в настоящий экстаз, постреливая из укрытия во всех подряд, кто имел неосторожность пробежать мимо нашей засевшей в засаде в братии. — Вот и конец «Красным Повязкам». Ха! Так Разину и надо! Собаке — собачья смерть… Нечего было на своих ручонки задирать! — То-то Горислав обрадуется… Со всех сторон послышались ехидно-одобрительные комментарии. — Ну, а теперь наш выход! — торжественно объявил наш мелкий, пушистый полководец, когда количество волков значительно сократилось, а от банды Разина остались одни трупы. — Впере-е-ед!!! Радостно улюлюкая, мы выкатились на встречу оставшимся хищникам. До реки добрались, почти не встретив сопротивления. Но дальше пришлось поумерить пыл — дрессированные волки все еще представляли серьезную угрозу. Моя виверна ловко ускользала от волчьих клыков, не забывая вломить противнику то мощными лапами, то длинным, гибким хвостом. И все же она боялась и нервничала, и как я ни пытался пришпорить ее и направить в гущу врага, она огрызаясь пятилась назад. В итоге мне все же пришлось спрыгнуть на землю, потому что я уже оказался за спинами других старателей, отчаянно теснивших волков. С тоской подумав о своем дрейке, которого хлебом не корми — дай потрепать кого-нибудь зубами, я рванул вперед уже на своих двоих. Волков мы оттеснили довольно быстро, сами уже зайдя в воду по колено, но тут в бой наконец вступили гоблины, засевшие за стеной. Сверху на нас посыпался град стрел, не разбирающий, где свои, а где чужие. — Не отступать! Всем укрыться за щитами! — в три голоса завопили Драчуны. Я завертел головой по сторонам, рефлекторно разыскивая ближайшего орка. Обычно они всегда ходили с щитами, не слишком страдая от лишней тяжести. Самой ближней ко мне оказалась Грива — блондинка-орчиха. Но у нее был щит! И несмотря на свой легкомысленный вид, сориентировалась она быстро, подняв его над нами обоими, когда я к ней подскочил. Она была выше меня ростом и вскоре приноровилась к моим движением, прикрывая нас, пока я махал мечом. Я защищал ее от клыков, она меня — от стрел, и наш спонтанный тандем оказался весьма успешным. Мы бодро продвигались вперед, оставляя за собой дорожку умерщвленных зверей. Вода в реке стала бурой от крови. Гоблины какое-то время продолжали поливать нас сверху стрелами, но поняв, что трата сил на бой с бандой Разина, невольно сыгравшей на руку нам, стала роковой для них, решили отступить. Но остановиться мы уже не могли! Пробившись к самому проходу, и вопя еще пуще прежнего, мы выкатились на другую сторону Кордона и хором принялись расшатывать деревянные строения, с которых по нам стреляли. Близость расправы над мафией поселила во всех диковатое веселье, так что опрокидывали на землю конструкции и добивали лучников радостно и с огоньком. Кое-кому, правда, удалось улизнуть. И хотя часть старателей в боевом экстазе ринулись было, как те волки, догонять улепетывающих гоблинов, Драчунам удалось вовремя остановить эту акцию возмездия. — Куда, НАЗА-А-АД!!! Все, успокоились, взяли себя в руки… — Это мы че, типа, за Кордоном уже что ли? — А ты прозорливый, Серега. — Ух ты, прорвались! Предлагаю штурмовать Стол Великана! — Да погоди ты, штурмовик. Раненым помочь надо. Честно сказать, я был удивлен такой сплоченностью. Переводить дух после битвы было некогда, но старатели и впрямь сначала принялись оказывать помощь пострадавшим вместо того, чтобы кинуться к аномалиям за артефактами, раз уж судьба так подфартила. Как-то незаметно сроднившись с Гривой, мы вдвоем оттаскивали убитых обратно к палаткам, где находился жрец, и за это время я выслушал целую историю про ее будущую жизнь, которая была уже расписана в деталях, вплоть до имен пятерых еще пока нерожденных детей. Меня не напрягала ее болтовня, потому что она не просила ее комментировать. Когда все убитые и раненые оказались в распоряжении жреца, старатели вновь устремили взгляды за Кордон. Сколько понадобится времени мафии, чтобы оправиться от поражения и вернуть проход под свой контроль — неизвестно, а артефакты сами себя не найдут. — Ну что, братва, к Столу Великана? — Только осторожно! На северном побережье хозяйничают грифы-стервятники. Мы для них — пища, не более. — Значит, идем кучненько, сильно не рассыпаемся… — Да смысл искать что-то на Столе Великана… Небось, все уже Везунчики заграбастали! — А кто это? — Ты не знаешь, кто такие Везунчики? Ты вообще откуда? Ха! Это старатели. Из любой аномалии выносят полные сумки артефактов, и все торговцы делают им скидки. Не поверишь, за все это время ни одной царапины на Везунчиках! — Подозреваю, все их везение — миф. Да! Скорее всего, в аномалиях они нападают на старателей со спины и обчищают их сумки. Ну не может так везти ни одному разумному существу! Обманщики они, а не везунчики! — Да не-е-ет, не нападали они на других старателей. Амулет у них есть, магический. В нем охранное заклинание, которое отпугивает нежить. Вот в чем секрет… — Так и будем языками чесать или уже пойдем за артефактами? На кой ляд мы тут корячились, проход отбивали, если стоим на одном месте? — Вы как хотите, а я к Столу Великана! Данное решение поддержали почти единогласно. Я посмотрел в сторону аномалии — за Кордоном она была видна как на ладони. Окутанный сумерками и красным пыльным смогом, Стол Великана щетинился каменными зубьями, в которых угадывалась архитектура Зэм. Вероятно, когда-то на этом месте возвышалось огромное сооружение, от которого ныне остались лишь колонны с лицами, напоминавшие о склепе, гигантская лестница и стела, высотой своей уносящаяся куда-то в самый астрал. Над Столом Великана кружили стервятники, и их вопли были слышны даже отсюда. Словом, заманчивым место не выглядело. Пока я разглядывал аномалию, в поле зрения появилась Фея, опять несущая мне в подарок очередное блестящее барахло. Что-то меня покоробило, но я не сразу сообразил, что с ней не так. И только когда она приблизилась, стало понятно, что ее размеры превышают привычные раза в три. Правда уменьшалась она прямо на глазах, как проколотый воздушный шарик, и когда опустилась на мое плечо, уже выглядела как обычная сорока. Из-за того, что ее клюв был занят, «кар» получилось больше похожим на «кря». — Ну что ты опять там откопала? Давай сюда. Обычно это были яркие камушки, стекляшки, или веточки, которые я благодарно складывал к себе в карман, а потом выбрасывал. Но в этот раз Фея притащила маленькую уродливую куклу, от вида которой у детей могла случится психологическая травма. Потрепанная и грязная, она поблескивала единственным сохранившимся глазом. — Пупсик?! Спасибо! И где ты только это все находишь? — я взял у сороки свой презент и привычно погладил ее пальцем по голове — Фея гордо нахохлилась. — Вот бы ты артефакты научилась распознавать и притаскивать… Я снова посмотрел на аномалию, откуда прилетела сорока. Жуткое место. Если я увеличусь в размерах, когда туда попаду, — это еще не так страшно. А если уменьшусь? Хищные птицы в небе представляли угрозу даже для меня полноразмерного! Не хотелось бы знакомиться с ними, будучи в более скромных габаритах, а если еще и мафия с волками вернется… Пока остальные готовились к вылазке, седлали питомцев и проверяли оружие, мой взгляд все скользил по окрестностям. — А вон там что? — спросил я, указав пальцем на мутный, зеленый горизонт на востоке. — Это ущелье Привидений, туда мало кто осмеливается соваться, — откликнулся один из старателей. — Горислав говорил, что там куча нежити, скелеты, а один здоровущий, мы называем его Жнец. Проклятое местечко! Немало старателей отправилось оттуда прямиком в Чистилище. А ведь там артефактов — тьма! Мои мысли заработали очень быстро. Ну конечно! Сейчас я нахожусь гораздо ближе к ущелью Привидений, чем когда пересек Кордон с наемниками Историков. Мы двигались тогда с юга, и нам нужно было пересечь почти аллод от берега до берега, а сейчас я зашел с запада, и до ущелья рукой подать! — Тьма, говоришь? Звучит заманчиво… — Эй-эй-эй, парень. Ник, кажется, да? На Столе Великана найдется, чем разжиться. Двинем туда хором и вернемся вместе — так куда безопасней. Погонишься за большим — погибнешь. — Слабаки! — неожиданно пришла мне на помощь Грива. — Зачем охотиться за малым, если рядом такое богатство? Кто за то, чтобы добраться до ущелья?! Все — кто с сомнением на лице, кто задумчиво — посмотрели на восток. Однако возможность поживиться на скорую руку на Столе Великана перевесила остальные доводы, и больше желающих идти дальше, в опасное ущелье, не нашлось. — Ну и ладно, нам больше достанется! — фыркнула Грива и демонстративно отвернулась. — Пошли с нами, Ник, — произнес все тот же старатель. — Не то сгинешь. Но я уже принял решение. Старатели качали головой и цокали языком, когда мы с Гривой отделились от общей группы и направились к ущелью Привидений. Дошел ли туда Адам — нанятый историками старатель с джесеротипом? И есть ли у меня хотя бы маленький шанс найти его или то самое изображение червелицего, на которое я так хотел взглянуть? Как я ни напрягал память, представляя карту плато Коба, но вспомнить, насколько велико это ущелье, у меня не получалось. Грива снова завела пластинку про свое счастливое семейное будущее, а я всю дорогу молчал, проявив себя великолепным слушателем. Мафия нас не беспокоила — что не удивительно. Скорее всего им сейчас не до аномалий — они заняты проблемой возвращения потерянного северного прохода через Кордон, потому что старатели, во-первых, слишком приблизилась к главному гоблинскому логову, а во-вторых, лишают их части прибыли, свободно разгуливая по Столу Великана и собирая там артефакты. Лишь только ожившие скелеты время от времени преграждали нам дорогу. Мы старались обходить их стороной, но нескольких все же пришлось успокоить. Вокруг то и дело попадались руины Зэм. Больше всего пугали гигантские скульптуры и барельефы с изображением лиц — казалось, что они наблюдают за нами. Смотрят из глубины веков и злятся, что мы посмели нарушить их покой. Ветра не было, и зеленый смог оказался вовсе не пылью, как я подумал сначала. Сам воздух испускал тусклое, зеленоватое сияние, словно был охвачен светящимся туманом. — …а младшенький станет игроком в гоблинбол. Ну кто-то же в семье должен заниматься спортом, правильно? Правда, если пятой будет дочка, то придется и шестого народить. Хотя… знала я женщин, которые так в гоблинбол играли, что не каждый мужик рядом стоял… — Смотри! — Что?! Куда смотреть? — встрепенулась Грива, выпадая из своих грез. — Вон там! — Етишкин дрейк! Артефакты!!! Светящиеся камушки свободно парили, кучкуясь вокруг полуразрушенной стелы и напоминая гирлянду фонариков. — Сегодня точно наш день… Справа — мои, слева — твои. Все честно! — Согласен. Я спрыгнул с виверны, Грива — с лошади, и мы, оглядевшись по сторонам и убедившись, что, кроме бродивших метрах в пятидесяти хлипких скелетов, нам ничего не угрожает, сложили по три небольших камушка в свои сумки. — Неплохо! Вот такие походы мне нравятся! Дальше идем? — Конечно! Однако дальше пусть усложнился. Ехать верхом стало невозможно, потому что земля под ногами начала круто забирать вниз, так что пришлось слезть с питомцев и вести их, спускаясь в ущелье пешком. Я двигался немного впереди, краем уха слушая возобновившуюся болтовню орчихи и высматривая возможную опасность. Но обернувшись убедиться, что сзади за нами никто не крадется, остолбенел. Лошадь Гривы шла сама по себе — а самой Гривы рядом не было! — Ты чего так уставился? — раздался ее удивленный голос прямо передо мной. — На что смотришь? — Ты где? — тупо спросил я. Теперь пришел ее черед растеряться. — Что значит — где? Там же, где и ты. Я протянул руку перед собой, в надежде узнать, слуховые у меня галлюцинации, или зрительные. — Но-но, руки! — предупредительно воскликнула Грива. — Как напарник ты, конечно, ничего, но замуж я пойду только за орка. — Грива, я тебя не вижу! — Как это — не видишь? — Вот так! Я вижу твою лошадь, а тебя — нет! После этих слов установилось молчание, и я заволновался. — Грива? Ты тут? Не молчи! — А что говорить? Вообще, я себя тоже как-то странно вижу. Размыто, как будто у меня зрение испортилось. Странно. Это на меня аномалия так действует? — Не знаю. Ты хорошо себя чувствуешь? — Прекрасно. Надеюсь, я с стану видимой, когда мы выйдем отсюда. — Думаю, да. Стол Великана увеличил мою сороку, а потом она снова уменьшилась. Стало не по себе от того, что к нам может легко приблизиться кто-нибудь такой же невидимый. Желания продолжать поход поубавилось, но я заставил себя не поддаваться страху. По какой-то, вероятно, очень женской логике, до этого всю дорогу болтавшая без умолку Грива став невидимой, как проглотила язык. — Грива, говори что-нибудь! — Что? — Ну что до этого говорила! Я не понимаю, рядом ты или нет. — Хорошо, — сказала она и снова замолчала. — Ты издеваешься? — Чего ты ко мне прицепился?! Не знаю я, что говорить! Сам-то ни полслова, а я должна распинаться… — Тихо! — Ну нормально! Так мне говорить или молчать? — Смотри, там что-то впереди, видишь? — Какие-то развалины… — Неплохо сохранившиеся развалины! — Ну и что? — Я видел там какую-то вспышку. — Может, артефакты? Или какая-нибудь магия… Сходим, посмотрим? — Нет, подожди, — остановил я ее, разглядывая темнеющие вдалеке строения. — Слишком это место… идеальное для укрытия. Тебе не кажется? — Чьего укрытия? Тут одна нежить бродит, им укрытие ни к чему. Давай просто сходим и посмотрим! — Сколько здесь пропало старателей? Может они тоже просто «сходили и посмотрели»? — я обернулся к Гриве, но, кроме ее лошади, никого больше не увидел и отвернулся. Неуютно разговаривать с пустотой. — Я видел там вспышку света, мне это не привиделось! — Ладно, убедил, — произнесла орчиха после паузы. — Но кто там может быть? Мафия, пираты? — Не знаю. Но мне не нравится это место. — Ладно, тогда я схожу на разведку. Хоть какой-то толк от моей невидимости! — Если там кто-то посерьезней нежити, то у них может оказаться мистик, так что твоя невидимость тебя не спасет. — Я не собираюсь возвращаться назад из-за того, что тебе что-то там показалось! — отрезала Грива. — Жди меня здесь! Пойду посмотрю, кто там тебе фонариком в глаз посветил. Судя по звукам, она зашагала к развалинам, и там, где она наступала на песок, я даже видел ее следы. — Иди потише! — крикнул я. — И по камням. — Без тебя разберусь! — прилетело в ответ. До показавшихся мне подозрительными развалин идти было еще прилично, тем более — пешком! Так что Гриву я ждал не скоро. Устроился поудобней, привязав лошадь и виверну к обломку древней статуи, раскрыл сумку и достал найденные артефакты. Выглядели они как обычные, ничем не примечательные камни, если бы не сияние, которое от них исходило, да неестественная легкость — артефакты не лежали на моей ладони, они левитировали над ней, будто были легче воздуха. — Кар! — Еще один пупсик? Спасибо, Фея, но может ты принесешь мне вот такие камушки? Смотри, они светятся! — Кар! Заняться было нечем. Периодически я поглядывал в сторону развалин, но они безмолвно чернели в зеленом тумане, не давая и намека на какую-то жизнь внутри. Может, я и правда развел бурю в стакане? А Грива из-за меня теперь в одиночку бродит среди нежити… Ну и что, что я уступаю ей в габаритах? Не стоило ее отпускать. Я походил вокруг ближайших развалин, окропил одну из стел, возможно, нанеся восставшим смертельное оскорбление, отпугнул парочку скелетов, которые рассыпались скорее от дуновения ветра, чем от моего меча, исследовал территорию на предмет артефактов, ничего не нашел и вернулся к животным. Лошадь меланхолично пыталась отковырять среди камней траву, а виверна безмятежно спала. — Ник! Голос Гривы я узнал, но все равно вздрогнул и инстинктивно схватился за оружие. — Ник, я здесь! Да вот она я! Кто-то схватил меня за руку и немного развернул, хотя для меня ничего не изменилось — перед глазами по-прежнему были лишь неприветливая земля и груды развалин. — Ты быстро вернулась. — Я даже не дошла… Благослови астрал твою чуйку, Ник! Там куча восставших Зэм! И они… странные! — Почему — странные? — В балахонах, с капюшонами… Похожи на фанатиков. Я как только их увидала, сразу деру назад. Вдруг у них и впрямь мистики есть! Чуть Искру не испустила, пока бежала сюда! Надо сваливать, я так считаю. Это не старатели! Не знаю кто — но не старатели точно! — прерывисто тараторила Грива, тряся меня при этом за плечо. — Культисты, — прошептал я. — Глупо было полагать, что Иавер Рэт здесь такой один. Но что им нужно? Ты не заметила, что они делали? — Не знаю и не хочу знать! Я ухожу! Где моя лошадь?.. Подержи-ка, седло поправлю… Она пихнула мне в руки что-то, на ощупь напоминавшее сумку… и стала видимой. — Грива! Я тебя вижу! Наверное, в другой ситуации меня бы повеселило то, что ее рука сразу дернулась к волосам — поправить прическу, но сейчас мне было не до этого. Сумка в моих руках тоже обрела видимые очертания. — Что там внутри? — спросил я. — Ничего, — пожала плечами Грива. — Вода, немного снеди… ну и артефакты, которые мы с тобой нашли… Ник, ты исчезаешь! Это я и сам видел. Мои руки теряли четкость, будто я смотрел на самого себя через матовое стекло. Расплывалось и все то, что на мне было надето. При этом я абсолютно не чувствовал ничего необычного, мое тело оставалось осязаемым и ощущалось так же, как и всегда. — Ник… Ты где? — Выходит, не только в аномалии дело. Наши с тобой артефакты отличаются друг от друга. Интересное дело! — Ник?! — Грива немного отступила назад, глядя сквозь меня и заметно нервничая. — Ты ведь меня не убьешь? Я же помогала тебе прорываться через Кордон… Я вздохнул и закатил глаза, чего она, конечно, не увидела. Вот оно — братство старателей. При всей своей сплоченности, доверия среди них никогда не водилось. Да и откуда ему взяться среди дезертиров и охотников за наживой? — Я не собираюсь тебя убивать, Грива. Вот, возьми мои артефакты, когда я вернусь — верну тебе и твои, обещаю. Заберешь все! — Куда ты собрался? К восставшим? — она мотнула головой в сторону руин. — Я должен все увидеть своими глазами. — А как же мистики? Сам ведь говорил, что это слишком опасно! — Даже если они услышат мои мысли, запудрить мозги они мне не смогут. А ты уходи, возвращайся к нашим, может, застанешь их еще на Столе Великана… — Да зачем тебе это надо? Если там и было что-то ценное, то культисты все забрали себе. Их там слишком много! Нужно уносить отсюда ноги! — Пожалуй, я попытаю удачу. — Ты просто чокнутый! Да, есть немного, что уж там скрывать. Но если сидеть и ждать, когда информация сама свалится на голову, то с большой долей вероятности я не узнаю вообще ничего. Но не объяснять же Гриве, что вообще-то я тут исполняю свой долг перед Империей. Так что придется оставаться в амплуа не в меру любопытного авантюриста. Восставших Зэм я увидел еще на подступах к руинам. Это действительно были культисты Тэпа — сложно не узнать их одеяния. Они охраняли подходы к большому каменному строению, очень похожему на то, что находилось на Столе Великана, только лучше сохранившемуся. Идти мимо, надеясь лишь на свою невидимость, было, мягко говоря, дискомфортно. Мне все время хотелось спрятаться, пригнуться либо достать меч, когда кто-то поворачивал голову в мою сторону. Каждый раз сердце екало, я замирал на месте, но культист, глядя сквозь меня, отворачивался, и мне требовалось несколько секунд, чтобы восстановить дыхание. Если среди Зэм и были мистики, а они наверняка там были, то мне удалось ускользнуть от их внимания. Скорее всего, они просто не почуяли в такой толпе чужака. Я старался прислушиваться к своим ощущениям — не пытается ли кто «пощупать» мои мозги, но, к своему собственному удивлению, до самых руин умудрился добраться никем не замеченным. А вот дальше все усложнилось. Чем занимались культисты, я так и не понял — то ли готовились к ритуалу, то ли просто читали какие-то свои молитвы, воздавая почести Тэпу. Они не общались между собой, только бурчали что-то себе под нос, как умалишенные, так что даже подслушать разговоры не получалось. Да еще и продвигаться вглубь, что бы хоть что-то разузнать, стало совсем тяжело. Я боялся задеть кого-нибудь ненароком и выдать себя. Выбраться живым отсюда шансов у меня было не много, так что приходилось проявлять максимальную осторожность. Оставалось надеяться, что действие артефакта не прекратится в самый неподходящий момент. Древние строения Зэм, прочно ассоциирующиеся у меня со склепом, действовали очень угнетающе. Я тихо крался вдоль крошащихся стен и колонн, и казалось, что каменные лица на них видят меня и провожают своими пустыми взглядами. Очень хотелось заглянуть туда, где сохранилась крыша, но там толклось слишком много Зэм, и проскользнуть никак не получалось. Только в одном месте я не увидел скопления восставших — лишь пара часовых на входе. Вряд ли здесь, на отшибе, может быть что-то интересное, но больше я никуда попасть не мог, поэтому подошел ближе. Шум изнутри красноречиво показывал, что я ошибся. Из темноты доносилось множество голосов, и тон их был достаточно тревожным, при этом двое восставших на входе не проявляли никакого беспокойства. Юркнув в темноту, я остановился, давая глазам привыкнуть. — Выпустите нас отсюда, мерзкие твари! Чтоб вас свет всех покарал! Вы все сумасшедшие, слышите? Вы все умрете, все до единого! Выпустите нас… — Адам, заткнись! Из-за тебя нас всех убьют! — Да нас и так убьют, вы что, не понимаете?! Это же культисты Тэпа, им нужны наши Искры! Эльф со психом пнул ногой решетку и отошел ото всех в дальний угол, уселся на пол, обхватил голову руками и тихонько завыл. К нему подсел Зэм и попытался утешить, но эльф не отреагировал. Я осмотрелся по сторонам. Большие клетки вдоль стен были полны пленниками! Гул голосов, чьи-то всхлипы, ругань — все это наполняло полумрак тоской и безысходностью. Тусклый свет одного единственного факела лишь добавлял уныния, зато я сумел рассмотреть, что внутри охрана отсутствовала. Подобравшись поближе к подвывающему эльфу, я негромко окликнул его: — Адам? Он резко поднял голову заозирался. — Кто здесь? — Не кричи. Я невидим. Ты Адам ди Ардер? — Кто ты?! — Я… друг. — Выпусти меня, друг! — эльф, снова сорвавшись на крик, схватился за прутья решетки. — Нас хотят убить! — Адам, не ори! — зашипел сидевший рядом Зэм, судорожно оборачиваясь на вход. — Что тут происходит, откуда столько пленников? — шепотом спросил я. — Я не знаю, я здесь по заданию Историков, мне нужно было только сделать снимок фрески… — Это все Номарх Сефу! — перебил восставший. — Он обманул меня! — Номарх Сефу? — я напряг память, пытаясь вспомнить, откуда знаю это имя… Точно! Должник Барыша, за голову которого торговец, кстати, предлагал мне достойное вознаграждение. — Это ведь старатель? — Нет! Он поклоняется Тэпу! Мы были друзьями. Он прибыл с Игша, такой увлеченный был старатель, так стремился всюду проникнуть. Да, конечно, я должен был заметить странности. Его титул… Номарх… я задавался вопросом, с чего это Восставший такого ранга решил вдруг податься в старатели? Ведь это пыльная, опасная работенка… Он не отвечал, часто уходил в себя. Но мало ли, все мы, восставшие, имеем тяжкий груз прошлого за спиной… И вот все открылось! Он не старатель — он главный среди культистов! Он прибыл сюда раньше них, чтобы все вынюхать и подготовить их приход! Он и не вспомнил о нашей дружбе, об одном одеяле на двоих… посадил меня в эту клетку и обещал вскоре убить. — Когда я был тут в последний раз, по руинам бродили лишь нежить да бандиты. А теперь тут появились культисты Тэпа! — добавил Адам. — Эти руины — священное место для них. Они сказали, что здесь произошла какая-то битва Тэпа с механиками народа Зэм… Теперь они убьют всех. Кто бы ты ни был, друг, спаси нас! — Хорошо, только не кричи. Я что-нибудь придумаю… — Выпусти нас, ключи у охранников снаружи. Помоги!!! — Что вы сможете сделать, безоружные? Я вернусь назад и приведу сюда подмогу… — НЕТ! Пока ты ходишь, нас уже успеют всех перебить, и спасать будет некого! Открой клетки, так у нас будет хоть какой-то шанс выжить! Его слова были достаточно резонными, но вместе с тем я осознавал и риски. Пленников много, и всех культисты не переловят, кто-то обязательно спасется! Ну, а кто-то погибнет… Впрочем, так они погибнут в любом случае. — Хорошо, я сейчас вернусь, предупредите всех и будьте готовы… и попытайтесь придумать хоть какой-нибудь план отступления! У входа по-прежнему стояло двое Зэм. Хорошо, что местная «тюрьма» находилась с краю руин и некому было поднять тревогу, когда я убил сначала одного, а затем второго, уложившись в полторы секунды. Затем затащил тела внутрь, от всей души надеясь, что ключи при них действительно найдутся. Назад к пленникам возвращался с хорошими вестями. Меня уже ждали. Все столпились у решеток, и в воздухе висела напряженная тишина. — Эй, друг, это ты? — нервно произнес Адам, когда я забряцал ключами. — Я. — Ну же! Открывай! Скорее!!! — завопил он, тряся дверь клетки так, что я еле попал в замочную скважину. — Подожди… Адам, где та фреска, которую ты хотел показать Историкам? — В самом центре. Там, где высокая лестница и все светится… А зачем тебе? — Неважно, — я повернул ключ и дверь распахнулась. — Бегите!
  7. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.48-49

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 48. Приют Старателя — Я просто пытаюсь понять — как? Со всего отряда… из всех сорока двух Хранителей у Ржавых руин, вляпался именно ты, Ник! Ну как?! Орел, кажется, забыл, что не разговаривал со мной, хотя судя по его возмущенному выражению лица, он все еще не против огреть меня чем-нибудь тяжелым. — Я согласен с Кузьмой, — вмешался до этого упорно молчавший Миша. — Слишком много вокруг тебя совпадений. — Тоже мне — новость, — фыркнул Орел. — Считаете, это может быть какой-то ловушкой? — спросила Матрена. — Да ладно! Кто я такой, чтобы устраивать мне ловушки? — Ты тот, кого сильно не любит Комитет. — Это слишком даже для них. — А по-моему — в самый раз… — Дело не в Комитете, — вдруг подала голос Лиза, — а в самом «Приюте». Все замолчали и посмотрели на нее. Как однажды сказал Яскер, все мистики в той или иной степени обладают даром ясновидения, но до этого я не слышал, чтобы Лиза делала предсказания. Сейчас она стояла с нахмуренным лицом и острым взглядом, направленным куда-то в пустоту, но, возможно, пронзающим в этот момент само время. — И что с ним не так? — спросил я после паузы. — Не знаю. Но если ты туда попадешь, что-то необратимо изменится… Для тебя, для всех. С таким тревожным предзнаменованием я отправился на свой первый урок бывалого разведчика. Слова Лизы крутились в моей голове, пока Семер Кийа пыталась вдолбить туда же новые знания. Надо сказать, что вдалбливались они с трудом, потому что мои мысли постоянно соскальзывали на посторонние вещи, и к концу третьего дня комитетчица уже не была так уверена в успешности затеянной авантюры. Что поделать, меня трудно отнести к поклонникам комитетских интрижек. — Запомни, помимо Ржавых руин на плато Коба есть еще четыре аномалии: вот здесь, здесь, здесь и предположительно здесь… Как видишь, все они находятся за Кордоном, охраняемым оружейной гоблинской мафией. Даже нашим разведчикам не удалось пока побывать там. Однако ушлые старатели умудряются выносить оттуда артефакты. Гораздо более мощные артефакты! В сравнении с ними «Жало» и «Поцелуй матери» — детские игрушки. В «Приюте Старателя», кроме охотников за наживой, собираются и свободные торговцы, которые, вопреки всем международным соглашениям, скупают у них артефакты. Нам известно, что хозяина трактира зовут Горислав Гипатский — фигура противоречивая. Кроме него, есть еще ряд личностей, на которых стоит обратить внимание… Я не был уверен, что запомнил хотя бы половину того, что она говорила. Семер Кийа вываливала на меня информацию неподъемными тонами: имена, донесения, факты, слухи. Оставалось лишь надеяться, что при случае нужный фрагмент сам всплывет в моей голове и я сумею сориентироваться. Через три дня я, лишившись офицерских знаков отличия, именного медальона Хранителя, меча, и даже дрейка (руководство посчитало, что он слишком заметный), отправился в сторону «Приюта Старателя». Хоть я и стал обладателем капризной лошади, которая реагировала на команды так, будто делала одолжение, все же дорога вначале казалась легкой, ведь я находился в компании друзей. Правда, дальше уже пришлось ехать одному. — У вас такие лица, как будто вы меня в последний путь провожаете. — Не шутил бы ты так, Ник. — Да ничего не случится! Я буду сидеть тише воды, ниже травы, обещаю. — Ага… обещает он, как же… — Не забудь, Ник, через три дня мы будем ждать тебя на этом же месте. — Не забуду! — И постарайся вести себя поскромнее. — Постараюсь! — Растолкай уже свой инстинкт самосохранения и никуда не лезь… — Не полезу! — Просто слушай, что говорят, и желательно молча. — Вы мне по очереди будете ценные советы давать? Кто тут старший, в конце концов?! — Понятия не имею, сейчас ты дезертир, так что заткнись и вникай! По непонятной мне причине они решили, что если б не оставили меня одного у Ржавых руин, то ничего бы и не случилось, и теперь чувствовали себя виноватыми в произошедшем. Я устал повторять, что на этот раз действительно собираюсь быть паинькой, не хотелось быть заколотым в грязной забегаловке охотниками за сокровищами, но мне никто не поверил. Прощались минут пятнадцать. Могли и дольше, но мне надоело выслушивать наставления, которые грозились затянуться до утра, и я, пережив прощальные объятья (как дети, ей-богу!), взобрался на свою вредную лошадь, скользнув взглядом по совершенно убитым лицам друзей. — Даже не надейтесь, что видите меня в последний раз, — бросил я через плечо. — Я вернусь и обязательно узнаю, кто из вверенных мне Хранителей плохо себя вел! — В нашей группе плохо себя ведешь только ты один, — крикнул мне вслед Орел. — Дал же Незеб капитана, только отвернешься на минуту — то в озере тонет, то по аномалиям шляется… Я невольно улыбался почти всю дорогу. Даже не знаю, с чего вдруг у меня улучшилось настроение — возможно, было просто приятно осознавать, что кто-то за тебя искренне волнуется. Даже казалось, что ничего плохого и не может произойти, пока есть куда, а главное — к кому возвращаться. Но потом легкое воодушевление стало выветриваться, и чем ближе я подходил к цели, тем больше усиливалось неприятное ощущение, что меня «ведут». Я никого не видел и не слышал, но чувствовал не только взгляды, но даже остроту нацеленных на меня стрел. Трудно сказать, откуда приходит это понимание. Просто кажется, что смерть стоит за спиной, и от ее холодного дыхания по коже бегают мурашки и шевелятся волосы на затылке. И все же я старался держать спину прямо и не подавать виду. Если бы меня хотели убить, то давно сделали бы это. — Стой! Я вздрогнул и остановился, озираясь по сторонам. — Кто ты и куда путь держишь? В вопросе что-то было непривычным, резанувшим мне слух. Лигиец? Человек — высокий, широкоплечий, показавшийся из-за каменистого выступа, лицом походил на канийца, но это еще ни о чем не говорило. Непримечательное, серое одеяние тоже не давало никаких намеков о его принадлежности к государству или фракции, но пара отличных мечей на поясе произвели на меня впечатление. — Я ищу «Приют Старателя», — сказал я и слез с лошади, всем своим видом демонстрируя миролюбие. — Меня там ждет мой друг. — Друг, говоришь? И что же это за друг? — Пи! Его зовут — Пи. Это кобольд. Незнакомец, подозрительно сощурив глаза, медленно и демонстративно осмотрел меня с головы до ног. Я стоял смирно, хоть руки зачесались. — Значит, Пи… — проговорил он наконец. — Вот только с чего бы старателю дружить с Хранителем Империи? — Я больше не Хранитель. — Дезертир? Здоровяк сверлил меня взглядом, но я упрямо молчал. — Пи ушел два дня назад, и больше его никто не видел. Что же твой друг тебя не дождался? — Я не говорил ему, когда меня ждать. — Хм… Ну что ж… Друзья наших друзей — наши друзья. Мы тебя проводим, чтоб ты случайно не заблудился. Сказано это было отнюдь не дружественным тоном, да и появившаяся пара орков тоже не обрадовала. Но я, сжав зубы, решил не нарываться. Неизвестно, скольких противников я не вижу, так что качать права в моем положении не стоило. Дальше мы двигались уже втроем, хотя я не сомневался, что на самом деле мой конвой несколько больше, чем два амбала за спиной. Они оба молчали, и мне тоже не хотелось заводить душевные беседы. Вскоре, несмотря на все мои опасения, впереди показалось что-то вроде небольшого поселения, где в самом центре, в окружении маленьких, сколоченных на скорую руку домишек, громоздилось добротное сооружение в три этажа, со множеством маленьких арочных окон и дымящих печных труб на крыше. Как выяснилось, это и был тот самый трактир — «Приют Старателя», куда меня и повели мои провожатые. Народу всевозможных рас, как я и предполагал, оказалось прилично, но на нас никто не обращал внимания. Мы поднялись по деревянным ступеням в трактир, и один из моих конвоиров хлопнул своей лапищей по плечу молодого паренька, наверное — местного служки. — Где Горислав? Горислав Гипатский — сразу зашевелилось в моей голове — владелец трактира. Семер Кийа говорила, что сам по себе он опасности не представляет, однако имеет большое влияние среди старателей и с ним лучше подружиться. — Там, — парень ткнул пальцем куда-то в глубину помещения и скользнул с большими пивными кружками к барной стойке. Мы потопали в указанном направлении, и я крутил по дороге головой во все стороны. Недостатка в посетителях заведение явно не испытывало — яблоку было негде упасть! Стоял оглушительный шум: текли разговоры, звучал хохот, гремели кружки. От табачного дыма и крепкого запаха алкоголя слезились глаза. Мне казалось, что я накурился и опьянел, пока шел вслед за орком. Но тем не менее, трактир все же не производил впечатление грязной забегаловки, он выглядел неожиданно прилично и снаружи, и внутри. — Горислав, тут это… гость нарисовался. Говорит, что он дружок нашего Пи. Отчего-то мне было не по себе. Мороз гулял по коже, внутри что-то сжималось, и когда владелец трактира поздоровался со мной, я все еще водил глазами по посетителям, пытаясь определить опасность. — Ну, здравствуй, коль не шутишь. Я повернул голову и уставился на Горислава. Уже далеко не молодой, но еще и не дряхлый старик, с пышной рыжей бородой, густыми бровями, чуть полноватый, высокий и плечистый, очевидно когда-то следивший за собой, но уже отрастивший небольшое брюшко, он сразу располагал к себе открытой улыбкой и добрым, отеческим взглядом. — Как тебя звать-величать? — мягко спросил он, убирая в сторону газету. Голос у него был низкий, хриплый, но не отталкивающий. — Ник, — ответил я, зачем-то отметив, что не знаю языка, на котором Горислав читал. — Пи говорил мне о тебе. Мы рады хорошим друзьям! Старатель старателю — брат, — трактирщик махнул рукой оркам, давая понять, что опасности я не представляю и охранять меня не надо, и те ретировались. — Пойдем, угощу тебя за счет заведения. Доверительно положив мне руку на плечо, он повел меня к барной стойке, постоянно с кем-то здороваясь по дороге. Похоже, Горислав, несмотря на кажущуюся мягкость, действительно пользовался беспрекословным уважением и авторитетом. — Марьяна, налей-ка нам по кружке. Пышная, румяная женщина широко улыбнулась, будто увидела во мне старого приятеля, и бухнула на стол два здоровенных ведра с пивом. — Дезертир, значит… Подзаработать хочешь? Это правильное место! — добродушно сказала она. — Эх, скольких я вас таких перевидала… Чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях! Ха! Мы рады любой смелой и отчаянной душе. Я благодарно кивнул и сделал глоток. Это был напиток богов! Я зажмурился от удовольствия и выпил еще. Миссия начинала мне нравиться. — Новички в основном смотрят на Ржавые руины, — произнес Горислав. — Жаровни — так мы их прозвали. — Видел, — кивнул я. — Близко к ним лучше не подходить. — И это очень и очень обидно, так как из таких Жаровен можно добывать Сгустки огня. Полезная вещь, у меня их готовы закупать в больших количествах. — Я думал, там только Лига и Империя артефакты добывают… — И кобольды — эти своего не упустят. Но ты об этом не думай, здесь и посолидней дела проворачиваются! Ты быстро освоишься, мы тут почти семья. — Я здесь никого не знаю, — начал было я, но Горислав замахал руками. — Это пока. Можешь вон, к Стоянову приткнуться… Эй, Авдей! — крикнул он через весь трактир. Средних лет мужчина с короткой бородкой, сидевший в шумной компании за большим столом, поднял голову и посмотрел на нас. — Возьмешь к себе новичка? Мужчина оценивающе оглядел меня с ног до головы и кивнул, а затем снова повернулся к своим. — Ну вот, — удовлетворенно сказал Горислав. — Вокруг бушует война, рыщут головорезы, а мы, как тебе, небось, доводилось слышать, не только вином торгуем. Поэтому приходится еще и патрулировать окрестности, чтобы все было в порядке и трактиру — нашему общему дому — ничего не угрожало. Походишь с Авдеем в дозор, осмотришься, освоишься. Там и разберешься, что к чему. Он похлопал меня по плечу, и я вдруг почувствовал, что не испытываю никакого дискомфорта от нахождения здесь. В голове приятно играло пиво, ровный шум разговоров действовал успокаивающе, и я внезапно стал ощущать себя частью этой компании. — Ты, главное, не ходи в одиночку, — заботливо произнесла Марьяна, поставив передо мной новую кружку. — Немало старателей уходит в аномалии и не возвращаются. Гоблины нередко убивают нашего брата окончательно, лишая его возможности воскреснуть. Иван Мохов… Владлен… Гром… Иавер Глар… Бедняги. — Так… подвиньтесь, подвиньтесь… дайте чесным старателям отдохнуть после трудового дня! — за барную стойку между мной и Гориславом втиснулись трое гибберлингов. — Эй, приветик! Чего не здороваешься? О-о-о-о! Новое лицо! Так давай знакомиться! Мы — Тертые! Ян, Пит и Вик. Нас тут все знают. Мы самые старые и самые успешные старатели на всем плато Коба. Правда, до этого мы охотились за золотой рудой, а не артефактами… — Ник, — скромно представился я, от неожиданности не зная, как реагировать на то, что мою руку уже бодро пожимали три пушистых недоросля. — Ты, конечно же, хочешь стать настоящим старателем. Но справишься ли? Нелегкое это дело, да и опасное. Настоящий старатель должен уметь искать, находить, а главное — возвращаться с добычей. Надо быть внимательным, смотреть по сторонам и добыча сама запрыгнет в твой карман! — Буду стараться, — буркнул я гибберлингам, отчего-то решившим, что мне жизненно необходим их совет. — Вот только настоящему старателю нередко приходится потуже затягивать поясок. Хе-хе. Жрать-то нечего! Поэтому нужно охотиться на всякую живность. Ты умеешь охотиться? — Приходилось. — Молодец! Можешь стать кому-то неплохим напарником, а? Я промолчал. Перспектива охотиться за артефактами вместе с гибберлингами не впечатляла, но с другой стороны — смогу ли я сохранять самообладание, если моими новыми «дружками» станут имперские дезертиры? — Расскажем тебе одну интересную историю, Ник! — доверительно сообщил самый говорливый из троицы. — Знаешь про Марьяна Ольшинского? — Нет. — Так вот слушай! Жил-был такой старатель. Из древнего канийского обнищавшего рода. Судьба забросила его на Асээ-Тэпх, где он и стал одним из нас. Он был ненасытен! Он был самым удачливым сукиным сыном, и всегда возвращался с большой добычей. И никогда, слышишь, никогда он не радовался своим подвигам, а только считал и считал золото, что платили ему за хабар. Со временем Марьян стал чахнуть, истончаться, пропадать. Пока не осталась от него лишь тень… Говорят, что ныне эта тень бродит в окрестностях трактира и убивает всех, кто попадется ей на глаза. Теперь все зовут ее Черным старателем, м-да… Очевидно, Тьма, пришедшая в эти земли, поглотила Марьяна, сделала его своим орудием. Немного осталось тех, кто помнит Марьяна. Гораздо больше тех, кто сталкивался с Черным старателем. Но ни те, ни другие не могут сказать о нем ничего хорошего. — Да байки все это, слышь, новичок, не ведись! — крикнул кто-то из-за моей спины. — Байки не байки, — дернул плечами гибберлинг, — а подумать есть над чем. Жадность не доводит до добра, а смерть иногда может быть милосердней жизни! И нам, старателям, нужно держаться вместе, чтобы решать сложные задачи. — Ерунда! — снова возразил кто-то, и на этот раз я увидел говорившего. Восставший Зэм сидел, ссутулившись, в одиночестве за деревянным столом неподалеку, а вокруг него кружила сорока, от которой он то и дело раздраженно отмахивался. — Вот у меня история так история, иди, расскажу! — Зэм похлопал на место рядом с собой, и я для себя решил, что пить пиво с восставшим, пусть и слегка придурковатого вида, всяко лучше, чем с гибберлингами. — Да уйди ты, достала!.. Вот же дурная птаха. Напоил разок, так теперь… Пока он махал руками, пытаясь то ли поймать, то ли ударить птицу, я уселся за его стол. — Здравствуй, здравствуй. Тоже старатель? Да, как и все, кто бывает в «Приюте»… Как, говоришь, звать тебя? — Ник. — Я Иавер Рэт. Мой путь на плато Коба не был устлан розами. Потрепало изрядно. Кое-что отломалось, проржавело, подгнило. Требуется ремонт. Как ты можешь догадаться, достать в этой глуши необходимые вещи не так просто. Мои соплеменники не очень охотно разговаривают со мной из-за… Это отдельная история. Сейчас не об этом. Ты, конечно, тоже мечтаешь о богатстве, готов продать душу за золото… Хе-хе. Ерунда это все. Есть только один артефакт Тьмы, за которым имеет смысл вести охоту. Он стоит целого мира… Да уйди же ты! Иавер Рэт замахнулся на сороку графином, но та, опасливо отлетев подальше, затем села на другой край стола и осторожно стала подбираться обратно к восставшему маленькими шажочками, косясь на него черным глазом. — Вот же достала она меня, окаянная, все нервы вымотала! Еще немного, и придется мне предохранители в нервных узлах менять. Все время под руку лезет, какой-то хлам приносит… А я, между прочим, занят решением сложнейшей задачи, но эта крикливая птица не дает мне сосредоточиться ни на секунду! — По-моему, она просто голодная, — сказал я, и пошарив в карманах, отыскал кусок хлеба. Сорока сосредоточенно посмотрела мне в глаза, потом на предложенный хлеб, потом снова в глаза, будто искала подвох, а затем решила все же принять угощение. Выглядело это забавно, и я протянул руку и провел пальцем по ее лоснящимся черно-белым перьям. — Знаешь об «Исполнителе желаний»? — тем временем продолжил восставший. — Нет? Сразу видно, что ты здесь недавно… — Ну уж это точно байки! — хором зафыркали гибберлинги у барной стойки. — Я слышал эту легенду. Древний могущественный артефакт Тэпа, способный исполнить самое заветное желание… — вступил в разговор другой Зэм, сидевший за спиной у Иавера Рэта. — Быть может, это правда, я не знаю. Зато точно знаю, ничего хорошего от Тэпа ждать не нужно! Из-за него погиб весь мой народ! Хочешь совет, новичок? Не лезь в это дело. Потом пожалеешь, но поздно будет. — Да о чем это вы? — снова завозмущалась семейка Тертых. — Вся это чушь из-за Ключа! Был такой старатель. Орк. Промышлял артефактами, туда-сюда, а потом — оп! Пропал. Думали, сгинул. Ага, вот только говорят, что видели его в Незебграде. Посудину астральную себе покупал, на аукционе все мало-мальски ценное скупил. Сорил деньжищами налево-направо. Вот тогда-то и решили, что свезло ему. Сказочно свезло! Эй, Прыть, он ведь из твоего клана был? Орчиха за соседним столом поперхнулась пивом. — Ар-р-ргх! И ты туда же! Сколько можно повторять, что я об этом ничего не знаю! Да, Клюв из моего клана! Да, он безумно разбогател и купил себе целый астральный остров! Но я не знаю, откуда он взял столько золота! Я вообще про него знать ничего не хочу! Клюв — позор моего клана! Жадная, мелочная сволочь! — Похоже, мне стоит написать эту историю на листке бумаги и прибить над входом в «Приют», — вступил вдруг в разговор Горислав, и спор сразу прекратился. — Рассказываю. Жил-был Клюв Боевых, старатель. Прознал про эту легенду и все мечтал этот «Исполнитель» отыскать и свое заветное желание исполнить. Нашел где-то еще троих идиотов и вместе с ними отправился на его поиски. С тех пор о них ни слуху ни духу. Я считаю, что трое его спутников погибли. А хабар их Клюв к рукам прибрал и сбежал. Видели его в Незебграде — деньгами сорил. Кровавые то деньги были, уверен я в этом. Вот и вся история. Пока я слушал его, сорока, осмелев, подошла ближе, и вопросительно уставилась на меня. — Пить хочешь? — догадался я. — Кар! — ответила птица. — Ну пей… Я зачем-то подвинул ей свою кружку, где еще оставалось немного пива, и сорока радостно сунула туда клюв. Иавер Рэт перебирал пальцами по столу, погрузившись в глубокие размышления, а рядом с нами вдруг рухнул за стол совершенно пьяный хадаганец в точно такой же форме рядового Империи, как и у меня. — О, привет! Тоже в бегах? Уважаю! Я брезгливо отодвинулся подальше, изо всех сил стараясь побороть желание проломить ему голову. — Ну почему мы, разумные существа, должны… ик… убивать друг друга! Потому что кому-то там наверху что-то не нравится?! Да пошли они все в… да, туда! И Яскер, и Айденус! Выпьем! У меня горе… Мне сегодня можно… Он попытался чокнуться своей кружкой об мою, но промахнулся и двинул сороке по голове. Та от возмущения клюнула его в руку. — Ай!.. Ты еще тут, курица! Я тебя на вертеле… ик… зажарю! Сорока, опьянев от пива и шатаясь, кое-как вскарабкалась мне на плечо и оттуда оглушительно закаркала, видимо глубоко обидевшись на «курицу». — Мы бежали вчетвером… Я, Игнат, Зиновий и еще… этот… как его… белобрысый. В общем, вчетвером, — продолжил плакаться дезертир. — А видишь, пью я один. Знаешь, почему? Зиновия волки загрызли… по пути… Белобрысого тоже того… съели… А Игнат потерялся… Может и его уже… ик… Мы хотели все вместе податься за Кордон… А что теперь? Мои друзья пропали, а я пью… Но так страшно было, ты себе не представляешь, ик… Он встал и, еле удерживаясь на ногах, побрел к барной стойке за добавкой. Сорока, сидя на моем плече, снова высказала ему в спину что-то нелицеприятное на своем сорочьем. — Молчи, пьянь, — буркнул я, и она неожиданно послушалась, гордо нахохлившись. Хадаганец уже почти доплелся до цели, но тут вдруг его серьезно заштормило, и он свалился прямо на колени к сидевшей в одиночестве эльфийке. — Да что вы, в самом деле! — взвизгнула она, подскочив. — Прстите, бршня… ик… — Омерзительно! — Не ругайтесь, бршня… Я вам… ик… артефакт найду, хотите? — осклабился хадаганец. — Да вы все с ума посходили в погоне за артефактами! — крикнула она так громко, что на нее обернулась половина трактира, но эльфийка не растерялась от такого внимания и, сверкнув глазами, продолжила еще громче, вздернув нос и гордо расправив плечи.— Что вы все ищете, жалкие душонки? Силы, да как противника ослабить… Не видите дальше собственного носа! А грянет вновь Катаклизм — где вы все окажетесь? Где будет та Империя и та Лига? Знаете ли вы, на каком вулкане живете и когда он рванет снова? Нет! Одно понимаете — гнаться за золотом да лить кровь. Артефакты джунов и народа Зэм — вот истинное сокровище этого аллода. В них сокрыто самое дорогое, что есть в жизни и смерти, — знание! А для вас это всего лишь ветхие дешевые поделки! В трактире установилась тишина. Я мысленно отметил, что эльфийка не из робкого десятка, разбрасываться подобными словами в толпе не очень трезвых старателей. — Ты это, девочка, громкость сбавь, а то в ушах звенит. Мы вашей братии и так кучу барахла находим, так что сиди и помалкивай! — крикнул кто-то, после чего послышался одобрительный гул. Эльфийка что-то неразборчиво проворчала себе под нос и вернулась на свое место. Разговоры вскоре снова возобновились, а я, убедившись, что на нее никто больше не обращает внимание, нагло подсел за ее стол. Прочно пристроившаяся у меня на плече сорока что-то невнятно прокаркала мне в ухо, но не проснулась. — Простите, вы историк? Она смерила меня надменным взглядом, но все-таки решила ответить. — Допустим. А вы один из тех неучей, кто ни во что не ставит науку? — Нет, я просто Ник. А что историки делают на плато Коба? — Как это — что? Тут очень много руин Зэм! Мы исследуем их, восстанавливаем картину минувших дней. Тех самых, когда пал Тэп. Это очень интересно! Правда, пока дела идут неважно. Мало того, что война, так еще этот неприступный Кордон и оружейная мафия… Очень тяжело что-то изучать в таких условиях! — Нам рассказывали, что Тэп погиб здесь, в джунглях Асээ-Тэпх, — протянул я, в который раз внутренне содрогнувшись от воспоминания, как он воскрес в Империи, чему я стал свидетелем. — Верно, — кивнула эльфийка. — И плато Коба — весьма любопытное место. Именно здесь Тэп сразился с механиками Зэм. Исход битвы, как вы можете знать, — ничья. Вымерли Зэм, а Тэп заразился своей же чумой, и его прекрасная Пирамида в центре аллода на века стала ему могилой. Считается, что после Катаклизма именно магическая сила Тэпа удерживала этот аллод от разрушения, пока на смену ей не пришла Искра Тенсеса. Безымянный, никому не известный и населенный дикими существами, сотни лет этот аллод бороздил астрал. Многие его тайны до сих пор не разгаданы. Мы хорошо изучили Ржавые руины, а вот в развалинах Зэм, что на востоке, работы — непочатый край. Только как попасть туда скромным труженикам истории, если за Кордоном правит оружейная мафия? Она сокрушенно покачала головой. Я хотел сказать ей что-то в поддержку, но меня отвлекла сорока, которая не вовремя брякнулась с моего плеча на стол, и так и осталась спать в таком положении — на спине, раскинув крылья, и задрав лапы кверху. Мда… пьющая птица — горе в семье. — Извините, это не моя, — зачем-то стал оправдываться я, но эльфийка будто бы ничего не замечала. — Мы работаем и под палящим солнцем, и в грязь, и в слякоть, и в снег шурфы роем. С шатрами проблемы постоянные — то ветром палатку унесет, то полог прохудится. Ох, если сложить в одну кучу все скатерти, палатки, платки и тенты, порванные за последний год… Целый аллод получится! Я внимательно слушал и согласно кивал, стараясь аккуратно отодвинуть сороку в сторону, но та оказывала пьяное, но уверенное сопротивление. В конце концов кончилось тем, что я стянул ее за лапу к себе на колени, где она и продолжила свой безмятежный сон. — Бертилия ди Плюи, кстати, — вспомнила эльфийка, что так и не представилась. — Я знаю, что вы обязательно будете лазать по аномалиям. Вы же поэтому здесь, верно? Держите глаза открытыми, Ник. Любые реликвии, которые вы найдете за Кордоном, имеют ценность для историков. Я просидел в трактире допоздна. Никто не спешил расходиться, и мне было интересно слушать разговоры — старатели рассказывали много историй, в большую часть которых не верилось. На улице совсем стало темно, когда народ наконец потянулся на выход. Горислав и на этот раз решил проявить заботу: я поселился тут же, в трактире, в крохотной комнатке на втором этаже, и трактирщик отказался брать за это плату. — На плато Коба старателей — видимо-невидимо. И всем хочется есть, пить и спать. С едой-то у нас проблем нет, а вот со сном… Не доводилось на голой сырой земле уснуть? С утра такое чувство, как будто по тебе ночью отряд конной гвардии проскакал. Но новичков у нас тут не бросают! Пообвыкнись для начала, с ребятами познакомься… Придет время, сочтемся. С одной стороны, такая взаимовыручка достойна уважения, с другой — я не люблю быть должником. В комнатке находилось узкое окошко, которое я приоткрыл, чтобы запустить внутрь прохладный ночной воздух. Единственная тускло горевшая свеча не разгоняла полумрак, так что мебель, состоящая из кровати и одного стула, угадывались с трудом. В дверь нерешительно поскреблись. — Ник? — послышался тоненький женский голосок. Это оказалась эльфийка — конечно же, впечатляющей внешности, и так как обстановка была достаточно интимной, моя мозговая деятельность забуксовала. Я молча посторонился, пропуская ее внутрь. — Ник, тебя ведь так зовут? — уточнила она. Я кивнул. — Эмилия ди Дусер. Везет мне на эльфиек в последнее время. Особенно на ди Дусер. — Извини за вторжение. Просто, я даже не знаю, кому тут можно доверять… Я здесь совсем недавно, как и ты, и еще ни с кем толком не знакома… Я состряпал понимающее лицо, всем своим видом показывая, что целиком и полностью разделяю и поддерживаю ее вторжение в мою скромную обитель. Эмилия уселась на единственный стул, задумчиво перебирая рукой свои длинные светлые волосы. — Как ты здесь очутилась? — спросил я просто для того, чтобы что-то сказать. Ну надо же хоть ради приличия завязать диалог. — Сбежала с Лысого холма. — Что это? — Лигийская ставка на плато Коба. Мало я гонений на Кватохе натерпелась из-за того, что моя семья в опале! Так еще и тут новобранцы с Умойра приставать стали. Вот я и сбежала. — В «Приюте Старателя» контингент тоже не самый подходящий для… кхм… красивой девушки. — Наверное… Но мне кажется, у тебя честное лицо, — произнесла она и, резко откинув волосы за спину и встав на ноги, подплыла ко мне, плавно покачивая крыльями. Пульс ускорился, когда ее тонкие белые руки легли на мои плечи. Нет, мне определенно нравится эта миссия! — Сказывали мне, в трактире можно хорошо нажиться, продав артефакты. — Ага… — Враки! «Жала» здесь стоят, как песок в пустыне! — М-м-м… — Здесь ценятся только штучки из-за Кордона. — Угу… Не знаю, как она умудрялась одновременно говорить и целоваться. Лично я мычал что-то нечленораздельное, мало соображающий и со всем согласный. — Есть у меня одна идея, но мне нужны помощники. — М… — Я случайно услышала, что к торговому посту направляется обоз с артефактами из-за Кордона… Давай ограбим его, а? — Ага… Что?! — Что? — вскинула брови она. — Это решит все наши проблемы! Не бойся, дело верное. Я расскажу, где лучше устроить засаду. Маски наденем, чтобы нас не узнали. Я решительно убрал с себя ее руки и сделал шаг назад. — Ты спятила. — Почему? — Ты серьезно хочешь надуть торговцев? — Ну и что? Мы ведь жизнями рискуем, а они наживаются на нас, толстосумы! Ну надо же, а! Ведь так все хорошо начиналось! — Слушай, Эмилия, ты… э-э-э… очень красивая, но грабить торговцев я не буду ни с тобой, ни с кем-либо еще. — Понятно, — она гордо вскинула подбородок и, окатив меня холодным взглядом, выскочила за дверь с видом оскорбленного достоинства. В общем, эльфийской любви мне в этот раз не досталось. И я так и не понял, правда она хотела ограбить торговый обоз или ее специально подослали, чтобы проверить мою преданность делу. Следующие два дня пребывания в стане старателей не были связаны с поиском артефактов. Утром я разыскал Авдея Стоянова, который обещал Гориславу взять новичка — меня — на поруки, и вместе с ним и его группой мы отправились на хорошо знакомое мне во всех отношениях мероприятие — патрулирование территории. Но перед этим ко мне неожиданно вернулась сорока! Я стоял возле конюха в ожидании, когда он подкует мою лошадь, и с тоской думал о Старике. Интересно, как он там? Обижается, что я опять не взял его с собой? Лошадь мне не нравилась: во-первых, она плохо меня слушала, во-вторых, двигалась очень медленно. То ли дело дрейк… — Кар! Сорока спикировала мне на голову и, хитро изогнувшись, заглянула одним глазом мне в лицо. Попытки согнать ее не увенчались успехом, и только после того, как я открыл флягу с водой, она соизволила спуститься по моей руке и сунула туда клюв. — Похмелье, да? — сочувственно произнес я. Сорока пробулькала что-то, не вынимая головы из фляги. — Готово! — махнул рукой конюх, кажется — Петр. — Только кобылка так себе. Не хочешь новую приобрести? У меня как раз есть отличная партия. — Возможно, — уклончиво откликнулся я. — На плато Коба лучшие дикие лошади! А мы ловим их и приручаем. Все табуны в округе мои. Ну, или станут моими… рано или поздно. Чем ближе я узнаю людей, тем больше люблю лошадей. У людей только один плюс — у них водится золото! — Очень тонкое наблюдение… — Ты, парень, если с артефактами не заладится, приходи ко мне работать, лошадей клеймить. Лады? Плачу хорошо, на жизнь хватит. Правда, и работа не простая, лошади в табунах еще слишком хорошо помнят свое недавнее вольное прошлое… Конечно, им не нравится, когда раскаленным клеймом в бок. Парню, которого я последний раз нанимал, один жеребец дал копытом в ухо… Зато он теперь, должно быть, уже дома, в Хадагане, ветеран, пенсию получает. — Я подумаю, — буркнул я и поспешил ретироваться. Знать ничего не хочу о дезертирах, вернувшихся домой. Первый день патрулирования прошел спокойно. Мы нарезали круги по жаркой степи, никого не встретив. Кроме самого Авдея Стоянова, с нами еще были орк Таран, раздражающий меня эльф Филимон ди Ардер и веселая девушка Оля, с рыжими волосами и россыпью веснушек. — Вообще, у нас тут все относительно спокойно, — рассказывал Авдей. — Трактиру ничего не грозит, а вот старателям… Дикие кобольды шалят. Вроде полоумные существа, а тоже понимают свою выгоду. Да еще как! В аномалии не суются, а подкарауливают старателей, которые возвращаются с законной добычей, нападают скопом, артефакты отбирают… — А что они потом с ними делают? Торговцам продают? — Понятия не имею, кому кобольды сбывают артефакты: ни один торговец не будет иметь с ними дел! — Кобольды — еще ладно, — вмешалась Оля. — По мне, так главная беда — огры! Эти монстры повадились питаться разумными существами: не брезгуют и трупы таскать с поля боя, и на старателей нападать… Ужас! Как представлю себе! Хочется бежать отсюда куда глаза глядят… — Можешь в имперскую армию вернуться, — хмыкнул Филимон. — Да хотя бы и в армию! Я почти не спала прошлой ночью, все мне снилось, что огры варят меня в большом-большом котле… Хотя какой котел?! Они ж, небось, живьем зубами на клочья разрывают… Ох, не думать об этом, не думать! С ума можно сойти. И хватит смеяться! Я же серьезно! — Ничего серьезного, кроме гоблинской мафии, на плато не существует! К ним даже Лига с Империей не лезут. Я, кстати, слышал, что гоблинов видели в Полуденных пределах. Они передвигались скрытно, не нападали. Явно не воины, а лазутчики. Не представляю, что они там вынюхивают. Сам я лично никаких лазутчиков не видел… Это старатели так говорят. Так, за разговорами, день пролетел быстро. Ничего для себя интересного я не узнал, но и не надеялся, что сумею так быстро что-то разведать. Лошадь продолжала нервировать меня медлительностью и непослушанием, сорока периодически исчезала куда-то по своим птичьим делам, но всегда возвращалась, усаживаясь на мое плечо и каркая в ухо. Иногда я удостаивался презента в виде дохлых мышей и цветных камушков или стекляшек. Прогнать птицу пока не получалось. Я даже строго предупредил, что пива больше не дам! Но на нее это не подействовало. Словом, пришлось смириться и надеяться, что рано или поздно ей надоест кружить возле меня и таскать всякую дребедень. Следующий день оказался более богат на события. С утра ко мне вновь приклеился Иавер Рэт — сутулый Зэм из трактира с историей про «Исполнитель желаний» и старателя Клюва, который этот артефакт искал и, кажется, нашел. — Наибольший интерес во всей этой легенде для меня представляют сведения о трех спутниках Клюва, — разглагольствовал он, пока я седлал капризную лошадь. — Если предположить, что история правдива, то именно они могут послужить ключиком к ней. — Горислав сказал, что его спутники пропали без вести. — Да, но… Я, видишь ли, немалую часть своей второй жизни посвятил изучению наследства Тэпа. И кое-что знаю о его методах. Тут неподалеку сохранились стелы Тэпа. В чем их предназначение — никто не знает. А я — догадываюсь. — Ну и в чем же? — хоть я и изображал скепсис, мне стало интересно. — Тэп был величайшим магом, достигшим невероятного могущества! И он знал, что главное сокровище этого мира — Искры! — Да, он убил свой народ, чтобы наполнить Пирамиды Искрами и стать бессмертным — это все знают! Ну и что? — А то, что если Клюву достался артефакт Тэпа, значит что-то он отдал взамен. Смекаешь? — Искры своих напарников? — И сдается мне, что если окропить те стелы святой водой, мы их еще услышим. — Мы?! — Одному по плато Коба ходить опасно… Местные считают меня сумасшедшим, но они просто не понимают, какой куш могут сорвать, если у нас все получится! Строго говоря, согласия своего я не дал, но Иавер Рэт все равно увязался с нами в патруль. Он постоянно уточнял маршрут у Авдея и многозначительно поглядывал на меня, как бы говоря, что самое интересное еще впереди, но ждать осталось недолго. Уже под вечер, когда наша смена подходила к концу и мы устроили последний на сегодня привал, восставший бочком приблизился и, подсев рядом, подергал меня за рукав. — Эй, Ник. Стелы тут совсем рядом, в двух шагах. Сходим? — Слушай, мне не очень-то верится во всю эту чепуху с исполнением желаний… — Да тут идти всего ничего, вон они, даже отсюда их видно! Я вытянул шею и уставился в том направлении, куда показывал Иавер Рэт. Стелы и правда находились близко — побитые временем высокие сооружения на раскрошившихся постаментах. Я напряг память, пытаясь вспомнить, где видел нечто подобное… Точно! На северном берегу Мертвого моря, где мы с комитетчицей обнаружили непонятные серые камушки, как-то связанные с Тэпом и вызывающие у меня необъяснимую дрожь внутри. — Ладно, давай сходим. Только быстро! Вблизи каменные глыбы оказались еще выше, чем я предполагал, приходилось задирать голову, чтобы увидеть верхушку. Особо примечательного в них ничего не было — руины и руины — и я вопросительно посмотрел на восставшего. Тот походил между камней с задумчивым видом. — Да, думаю, святая вода — то, что нам нужно… Что еще может противостоять силе Тэпа, как не сила Света? — Ну так вперед, — поторопил его я. Не хотелось надолго отлучаться от Авдея и его группы, хотя они и находились в зоне видимости. — Да… э-э-э… основываясь на своих знаниях о Тэпе… Скажем так… Могут возникнуть осложнения. — Тогда идем назад, — я демонстративно развернулся, но Зэм меня остановил. — Нет, подожди! Сейчас… Вот, святая вода… да… Внимание! Он плеснул воду на стелу, и я внутренне подобрался, готовый даже к тому, что из нее вылезет сам Тэп. Несколько секунд ничего не происходило, и я уже почти уверился в пустой трате времени, как вдруг увидел прямо сквозь камень смутное, невнятное шевеление. Будто внутри двигалась призрачная тень. Мы переглянулись с Иавером Рэтом. Он отступил назад, я же, как завороженный, напротив, подошел ближе и дотронулся до холодного камня. — Эй, меня кто-то слышит? — Разрази меня гром… Я тут… Я отскочил, рефлекторно хватаясь за меч. Голос хоть и был приглушенным, доносившимся издалека, но слышался вполне отчетливо. — Тысяча астральных демонов… Тэп! Сволочь! Дай мне топор и выпусти меня, я для тебя убью целую тысячу… Ар-р-ргх!.. Мой ошарашенный взгляд на Иавера Рэта ничего не прояснил, тот, хоть и предполагал подобное, тоже выглядел изумленным. — Ох… Я чувствую здесь чье-то присутствие… Неужели сам великий Тенсес явился ко мне, чтобы наказать меня за вероотступничество?.. Заклинаю тебя, Тенсес, не отворачивайся от своего нерадивого дитя… На этот раз голос звучал тише и совсем с другой интонацией — печально и немного нараспев. Превозмогая иррациональный страх, я снова подошел к стеле и приложил к ней ухо, чтобы лучше слышать. — Помоги мне… Если ты явишь свою милость, я буду истово служить тебе! Вечно! Вечно!.. — Вы слышите меня?! — громко сказал я, сразу почувствовав себя немного идиотом — разговаривать с камнем мне еще не доводилось. — А! Кто здесь?.. Великий хозяин, это ты?.. На этот раз голос звучал отрывисто, нервно, и он был выше, чем предыдущие два. — Это тень… Тени говорят со мной вновь! Ха-ха! Они вновь шепчут мне о мирской жизни… Они призывают меня убить человечков! Двуногих созданий… Но нет! Мне тут хорошо… Я никуда не пойду! Я ведь теперь тоже тень… Я — никто… Теперь из стелы доносилось бормотание трех голосов, и отдельные слова стало сложно разобрать. Я обернулся на Иавера Рэта. — Это чьи-то Искры? — Духи. И, полагаю, мы оба знаем — чьи, — тихо ответил он и тоже подошел поближе, чтобы послушать голоса. — Они заплатили дорогую цену за чужое могущество. — …не сдамся… Слышишь, Клюв… не сдамся… Ар-ргх! Мне бы только выбраться… Я бы показал, как предавать друзей… — Я — никто… Ха! Я никто! Я просто тень на занавесе ночи… Я вечно мертвый… Хвала Тэпу! — Великий Свет! И зачем я только поддался на уговоры… Я проклят навечно… Великий Тенсес, помоги мне… Голоса то приближались, то снова отдалялись, становясь совсем тихими. Мы слушали их несколько минут. — Бедняги! — произнес Иавер Рэт. — Один из спутников Клюва сошел с ума, второй стал святошей, третий до конца пытался бороться. Все, как тысячи лет назад. — Мы можем им как-нибудь помочь? — Вряд ли. Я думаю, что их Искры… Договорить он не успел. Из-за спины до нас долетели крики и, обернувшись, мы увидели, как Авдея, Тарана, Филимона и Ольгу окружили множество фигур с красными повязками на лицах. Позабыв о стелах и голосах внутри, я рванул на помощь, на ходу доставая меч. Среди напавших на патруль в основном были люди, надо сказать — очень неплохо вооруженные. Еще на бегу я заприметил забравшегося на возвышенность лучника, уже целящегося то ли в Авдея, то ли в Тарана. Подняться к нему и помешать выстрелить я уже не успевал, поэтому швырнул в него удачно подвернувшимся под руку камнем. Неожиданно бросок получился метким — от удара лучник, схватившись за плечо, оступился и скатился вниз, где я и встретил его холодными объятиями своего меча. Ко мне тут же подскочили еще двое в масках, но несмотря на свое отличное оружие — не в пример моему — владели они им не очень хорошо, поэтому расправиться с ними труда не составило. Вот если бы и у меня был мой любимый меч, с которым я уже сроднился! Идеально сбалансированный, подходящего мне веса и размера — я почти не замечал его в своих руках. Меч и был моими руками. Сейчас, правда, приходилось орудовать куда менее искусным продуктом массового производства. Но рефлексы никуда не делись. И пусть меч «не поспевал» за моей мыслью и тормозил движения, я все равно чувствовал прилив адреналина и азарт. Оля ловко отбивалась двумя удлиненными кинжалами, но я все равно инстинктивно старался держаться поближе к ней, чтобы охладить пыл ушлых нападателей, считающих, что хрупкая девушка — неплохая цель. Филимон не подпускал к себе никого при помощи жезла, испускающего фиолетовое сияние магии разума. Неподалеку Таран тоже раскидывал соперников, правда с меньшим изяществом — кулаками и щитом. Авдей же, будучи, как и я, мечником, пытался добить тех, кто как кегли отлетал от орка. Противников было больше, чем нас, но действовали они не слаженно, да и серьезных бойцов среди них не оказалось. Это притупляло инстинкт самосохранения, и вскоре я бесстрашно ввинтился в самую гущу. Как всегда, у меня словно бы выросли на затылке глаза, и я прекрасно видел происходящее за своей спиной, причем все движения тянулись так медленно, что я не только успевал их увидеть, но и среагировать. Мышцы разогрелись и приятно горели, кровь стучала в ушах, и я еще готов был настучать целой ораве, но агрессивно настроенные «масочники» быстро закончились. — Ох, елки-моталки! Что за ерунда творится?! — проговорил Таран, осмотрев поле боя. — Это ж «Красные Повязки» на нас напали! Ничего не понимаю… — Что за «Красные Повязки»? — Считалось, что просто старатели, — произнес Авдей, сильно нахмурившись. — А чего это они? — продолжал недоумевать Таран. — Мы ведь на Горислава работаем, старателей же и обороняем. — Похоже, разбойниками заделались… Эй ты, ну-ка проясни нам ситуевину, а ты мы что-то не допоняли сейчас. Авдей, угрожающе помахивая мечом, подошел к забившемуся в щель между двух камней пареньку, стянувшему с себя дрожащими руками красную повязку. — Не убивайте, я на вас не нападал. Я не с ними… то есть с ними, но не из них! Не убивайте… — Ты кто такой? — Игнат меня звать. Я с товарищами дезертировал из имперского лагеря… — С тобой было еще трое, — вспомнил я то, что говорил в стельку пьяный хадаганец в трактире. — Зиновий, кажется… еще кто-то белобрысый. — Да, — удивленно поднял на меня взгляд дезертир. — Пробирались сюда, а тут и огры, и бандиты. Поразбежались мы в разные стороны. Я к бандитам попал, своим прикинулся. Но как услышал, что они планируют… Послушайте, это все Емельян, как его… Разин! — Он заправляет «Красными Повязками», — кивнул Авдей. — И что? — Емельян планирует нападение на трактир! Он хочет вырезать там всех и прибрать себе «Приют Старателя». Своими ушами слышал! — Этого следовало ожидать! — фыркнула Оля. Похоже, новость не стала большим сюрпризом. — Рано или поздно это должно было произойти. Все к этому шло! Авдей вопросительно посмотрел на меня. — Я с ним не знаком, но одного из его приятелей, — я кивнул на Игната, — видел в трактире. Как зовут — не знаю. — Понятно. Нужно срочно возвращаться в «Приют» и рассказать все Гориславу! С этой бандой давно пора было разобраться! — Вот правильно, — горячо поддержал Таран. — На брата-старателя нападать — паскудное дело! Авдей снова повернулся ко мне, и смерил внимательным взглядом. — А ты хорош. Я скромно опустил глаза и пожал плечами. Наверное, стоило все же поумерить пыл и не строить из себя бравого бойца. Одной из моих задач было не привлекать к себе слишком пристального внимания. И с эту задачу я, кажется, полностью завалил. Мы вернулись в трактир и сразу разыскали Горислава. Авдей выложил ему все, как на духу, и тот от эмоций смял свою газету. — Емелька… на трактир хочет напасть? Не может быть! Да он же столько раз вот тут, за этим столом, выпивал… и даже платил не всегда. Разве поднимется у него рука? — Людей меняет жажда власти. — Ну, раз Емельян замахнулся на трактир… я разозлился… я серьезно разозлился! — Горислав пожевал усами, растерянно походил туда-сюда, и в конце концов стукнул кулаком по барной стойке, да так сильно, что стоящие на ней кружки с пивом подпрыгнули. — Слушайте все! Терпение мое лопнуло! Люди Разина вне закона! Объявляю цену за его голову! За голову Емельяна! Ребята, мы много выстрадали, не дадим одному отщепенцу разрушить нашу вольницу! Ишь, атаман выискался! Трактир — зона вольных существ! Не для того все сюда бежали, чтобы снова под чью-то пяту попадать и терпеть над собой насилие! В трактире поднялся шум. Ольга и Таран, перебивая друг друга, принялись красочно рассказывать всем о нападении. Возмущение присутствующих росло очень быстро и вскоре дошло до такой отметки, что я уже не сомневался — дни «Красных Повязок» сочтены. Хотя я старался сделаться прозрачным, история нашего спасения не обошла меня стороной, и мой вклад как-то сам собой вышел на передний план. А поскольку рассказчики активно привирали насчет количества нападавших, то в конце концов получилось так, что я голыми руками раскидал целый рейд и, кажется, даже приколдовывал по ходу дела. В некотором смысле это сыграло мне на руку — количество желающих отправиться со мной на поиски артефактов моментально выросло в разы. И все же мои друзья оказались правы: я физически не способен тихонько сидеть в темном углу и не высовываться. Раздосадованный от резко повысившегося внимания к своей персоне, я вышел на улицу вдохнуть свежего воздуха. На крыльце стоял Горислав, опершись на перила и задумчиво разглядывая двор. — Ах, Емелька… Буйная голова, не по делу ты ее использовал! Ох, не по делу! — горестно вздохнул он. — Вот беда, вот беда… Я всегда старался быть добрым ко всем! И некоторые в итоге стали садиться на шею… Емельян Разин давно мутил воду — собрал вокруг себя самых отмороженных старателей. Повязали красные повязки, стали корчить из себя избранных, старую гвардию… А я говорю — банда головорезов! Слышал о них, что на своего брата-старателя нападать не гнушаются. Я долго этому не верил, но выходит — правда. Больно мне, что старатель бьет старателя. Но «Красные Повязки» переступили черту… Он сгорбился и, шаркая ногами, побрел внутрь, понурив плечи и качая головой. И пусть старатели были всего лишь преступниками, и их разборки между собой не имели значения для меня, имперца, в этот момент мне настолько стало жаль Горислава, что я готов был голыми руками четвертовать Емельяна, будто своего личного и самого главного врага. Глава 49. Исполнитель желаний — Что за облезлый комок перьев у тебя на плече чирикает? — прищурился Орел. — Сорока. Не обижай ее, мы с ней пили вместе. — Интересные у тебя собутыльники… Эй! Она меня в глаз хочет клюнуть! — Она впечатлительная. Говорю же — не обижай. — Зачем ты ее завел? — Сама завелась. Я не принимал в этом процессе участия. В условленном месте и в условленное время я встретился со своими друзьями и почувствовал всеобъемлющее умиротворение. Все были живы-здоровы, в имперском лагере никаких катастроф не случилось, жизнь шла своим чередом. — У нас ничего нового, патрулируем Ржавые руины… Вчера сцепились с Лигой, но без последствий — стрелами покидались да разошлись. А еще наш шпион из Лиги донес, что на Полуночном Берегу разбили лагерь контрабандисты. Солдаты Лиги массово сбывают им артефакты Тьмы, представляешь? — Им же вроде запрещено? — удивился я. — Айденус приказал уничтожать артефакты. Они, мол, вместилища Тьмы и все такое… — А что ты хотел от государства без четкой идеологии? Лигийцы трусливые и мелочные, готовы продать родину за горстку золотых. — У нас тоже в семье не без урода. В трактире полно имперских дезертиров! — Надеюсь, ты не лез на рожон, ведь ты один из них, не забыл? — Забудешь тут. — Как там? В «Приюте»? — поинтересовалась Лиза, и имела она ввиду явно не качество пива. — Странно, — подумав, ответил я. — С одной стороны, приняли меня хорошо, и мне там даже где-то комфортно, но… Не знаю. Что-то там все равно не так. Только не могу понять, что. Чувствую себя одновременно и в безопасности, и… Я замолчал, пытаясь подобрать слово. Как можно описать настолько противоречивые ощущения? — Может, тебе просто непривычно находиться в компании авантюристов, дезертиров и воров? — Может. — А владелец трактира, этот… Горислав, что он из себя представляет? — Добряк, который старается всем помочь. И помогает. Не зря все его уважают в «Приюте». Если бы я из всего этого сброда кому и подставил свою спину, так это ему. — Но тебе все равно так или иначе придется найти компаньонов. — Да, я знаю. Есть там два парня… Договорились пойти сегодня в шахты. Это не за кордоном, но там тоже есть золото и артефакты… — Дай догадаюсь… и дикие кобольды? — Они. Но это не оружейная мафия, так что для начала сойдет. Пообщавшись немного со своими, я получил заряд энергии и бодрости, поэтому назад возвращался в приподнятом настроении. Запланированная на сегодня вылазка не казалась чем-то серьезным, может быть, потому что кобольды не вызывали у меня опасений, хотя толпой они могли стать угрозой. И все же беспечность кружила голову, и когда я заехал на территорию поселения старателей, то широко улыбнулся уже поджидавшим меня там подельникам: прайдену с непроизносимым именем Бэйын-Куун, которого все называли просто Бэйн, и эльфу Нияну ди Близар. Я обратил внимание на то, что эльфы не скрывали своего полного имени — это почему-то для них был особый предмет для гордости. — Ахо! Ну что, готов, кылыс? — рыкнул прайден, мешая общепринятый со своим родным языком. — Да… э-э-э… секунду. Иавер Рэт подпрыгивал на месте и показывал странные знаки, привлекая мое внимание. Я подошел, хотя меня терзали глубокие сомнения, стоит ли в это лезть. — Слушай, я много думал… Мое исследование подтверждает теорию об «Исполнителе желаний», — уверенно заявил Зэм. — Первое. Этот артефакт есть! — Не вижу неопровержимых доказательств, — скептически произнес я. — Я уверен! — А, ну тогда конечно. А второе? — Второе. Чтобы воспользоваться его силой, необходимо принести в жертву трех других существ. — Логично. — Третье. Я долго изучал наследие Тэпа, и у меня есть кое-что интересное… Вот! — восставший явил моему взору необычный, изогнутый нож с рукоятью в узнаваемых геометрических узорах, которые так любят Зэм. — Ага, а этим ножом, надо полагать, сам Тэп бутерброды себе по утрам нарезал? — хмыкнул я. — Почти. Это особый, ритуальный нож! А шахта, где вы собираетесь искать артефакты, наполнена древней магией Тэпа! Естественно я уже понял, к чему клонит Иавер Рэт, но решил строить из себя дурака до последнего. — Ну и что? — Клюв принес в жертву троих своих спутников! Со спины он их убил или уболтал, высшие идеалы и прочие глупости наплел в оправдание своей цели — этого я не знаю. Но когда три жертвы были принесены, он получил свою награду. Исполнение желания! Понимаешь? — Понимаю. А от меня ты чего хочешь? — Я дам тебе этот нож, и ты в шахте убьешь им троих. Зэм уставился на меня, а я на него. Честно говоря, я думал, он озвучит это как-то более деликатно. — Убить своих спутников?! — Нет, конечно, — замотал головой восставший. — В шахтах опасно, мало ли, кого вы там встретите — мафия, контрабандисты… Тебе какая разница, чем горло врагу перерезать? — Хм… резонно, — согласился я. — Мне — знание, тебе — исполнение желания. Все честно. — Нож я возьму, но обещать ничего не буду. — Вот и договорились! — обрадовался Зэм, как будто уже получил подтверждение своей теории. Я повертел в руках нож — красивый, конечно, и наверное, достаточно дорогой, хотя и неудобный. Но в целом — ничего особенного, так что подвоха я не увидел. В конце концов, я могу просто им не пользоваться, и все. Дорога до шахты проходила в молчании, и меня это полностью устраивало! Худощавый, но шустрый эльф Ниян вызывал у меня опасений не меньше, чем здоровый, как орк, прайден Бэйн, так что приходилось обоих держать в поле зрения. В то же время я не испытывал сильной антипатии к ним, что стало решающим в моем выборе. До ближайшей шахты верхом добрались всего за два часа. Вход в нее выглядел как обычная пещера, внутри было темно и веяло прохладой. — Кобольды не охраняют свою территорию? — спросил я. — Эти твари сидят внутри и могут выпрыгнуть из-за стены в любой момент, — произнес Ниян. — Тья-эх! Ненавижу! — добавил Бэйн и первым шагнул внутрь. Темные тоннели с крошащимися стенами и потолком вызывали убийственные приступы клаустрофобии, но я старался держать себя в руках. Приклеившаяся ко мне сорока сидела на моем плече строго до входа, но при виде пещеры сделала вид, что у нее появились срочные дела, и упорхала в неизвестном направлении. Лошадей тоже оставили снаружи, и теперь шли пешком, частенько пригибая головы и еле протискиваясь между узких стен. Больше всего страдал, конечно, Бэйн. — Проклятые недомерки, нарыли нор, шойш! — Они и не приглашали нас в гости, — откликнулся Ниян. — Ничего, потерпят, акары. Ненавижу! — Одно гложет меня: зачем кобольдам артефакты? — снова заговорил эльф через минуту. — Они ни с кем не торгуют, ни с кем не делятся. Я думаю, что… — Тихо! Мы замерли. Острый слух прайдена, вероятно, улавливал больше звуков, потому что я ничего не слышал. — Туда! — уверенно сказал он, и мы, значительно ускорившись, последовали за ним. Бэйн не ошибся. Пробежав совсем немного по узкому тоннелю, я уже различал чьи-то вопли, а еще через минуту увидел источник. Толпа кобольдов, отчаянно вереща, нападала на кого-то всем скопом, но из-за их сгорбленных спин несчастную жертву не было видно. Зато было слышно! — Уберите лапы, тупоголовые твари! А-А-А! Вы за это еще ответите!!! Кобольды так увлеклись попавшимся бедолагой, что не заметили наше приближение. Впрочем, их бы в любом случае ничего не спасло — вояки из них никакие, а их шахтерские кирки, которыми они размахивали как оружием, и вовсе выглядели комично. Этот народец напоминал мне вставших на задние копыта козлов, над которыми долго ставили опыты в лабораториях. Уродливые морды с красными глазами излучали ненависть, хотя я видел и более адекватных кобольдов, сумевших приобщиться к цивилизации. Пи Тук-Тук, например, рассказавший мне о «Приюте Старателя». Или кобольды из Придонска на дне Мертвого моря. Впрочем, этот народ все равно традиционно относили к диким и полуразумным. Я насчитал дюжину маленьких, сгорбленных фигур, но мог ошибиться. Они мельтешили, нелепо пытаясь нас атаковать… но что может сделать дюжина неуклюжих недорослей с кирками против троих вооруженных противников, знающих военное дело? Мы не потратили много времени и сил, чтобы успокоить их всех. Я привычным движением вытер меч от крови, прежде чем убрать его в ножны, но испытывал при этом не самые радужные ощущения. Не люблю драться с теми, кто настолько слабее меня. — Слава астралу! Братья старатели! Я уже думал, сгину в этих пещерах… Связанный и основательно поколоченный кобольдами Зэм попытался принять сидячее положение, лязгая металлическими частями своего тела. Он с облегчением посмотрел на Бэйна и Нияна, но потом заметил меня и замер. — Надо же, какая встреча! — воскликнул я не удержавшись. — Знакомы, зур? — поинтересовался Бэйн. — Была такая неприятность. — Сам тогда разбирайся. А мы тут золотишко пока пошарим, эйш! Они принялись искать у убитых кобольдов ценности, а я подошел к восставшему и присел рядом с ним на корточки. — Мир тесен, товарищ Иавер Гахиджи, — тихо произнес я. — Я уже Сарбаз, а не Иавер. — На повышение пошел… Передо мной был тот самый комитетчик, который подставил меня на Диких островах во время турнира по Гоблинболу, и тот самый, которого я чуть не выбросил в астрал. Ну что ж, одного комитетского шпиона в «Приюте Старателя» я вычислил. — А стоит ли тебя развязывать? — Прекратите этот детский сад, товарищ Санников. Вы прекрасно знаете, что я просто выполнял свой долг! Помедлив несколько мгновений, не столько из-за раздумий, сколько для того, чтобы побесить Гахиджи, я все-таки его освободил. — Спасибо, — чуть раздраженно сказал он и добавил уже громче, чтобы мои спутники тоже услышали. — Послушайте, что я узнал. В глубине пещеры живет какое-то существо! Я хотел увидеть его, но кобольды меня поймали… Конечно, я один, а их двадцать! — Только они дети по сравнению с тобой, — ехидно вставил Ниян. — Ну… я не лучший воин в Сарнауте, — согласился Гахиджи. — Тогда почему ты один? — Предпочитаю тайную разведку открытым столкновениям… — Да ты прям к успеху идешь, куттас! — восхитился Бэйн. — Ладно, неважно, — перебил я. — Что за существо в пещере? — Я точно не знаю, мало что понял из их болтовни… Но кобольды трепещут перед этим существом и выполняют все, что оно ни прикажет. А оно хочет артефакты! Бэйн и Ниян перестали улыбаться и заинтересованно переглянулись. — Кобольды таскают мои артефакты какому-то пугалу в глубине пещеры? — уточнил эльф. — Судя по всему… Сами кобольды — скрытный и трудолюбивый народец, я никогда ничего против них не имел, но у них есть главарь! Или что-то вроде того. — Значит, наведаемся к нему! — оскалился прайден, и в этот момент его лицо особенно походило на звериное. — Берегись! — крикнул я, рефлекторно хватаясь за меч. Кобольд выскочил как из-под земли, кинувшись на оказавшегося к нему ближе всех эльфу. Бэйн одним махом разрубил его едва ли не пополам, но все равно опоздал — ржавая кирка торчала из живота Нияна и тот, прижав к нему руки и попятившись, упал. — У-у-у… ненавижу! — зарычал прайден и со злости ударил кобольда топором еще несколько раз. Я подскочил к Нияну, пытаясь оценить масштаб повреждений. Из раны хлестала кровь и я не рискнул попробовать вытащить из его тела кирку. — Больно… убей… осторожно! — прохрипел он, цепляясь за мои руки. Иногда смерть милосердней. Даже принимая во внимание то, что не каждый может воскреснуть после нее! Дотащить эльфа с распоротым брюхом до «Приюта Старателей» мы все равно не успеем, он умрет по дороге. Я достал нож и одним резким движением вогнал его в сердце Нияна по самую рукоять. — Мы тебя воскресим, — пообещал я, глядя в остекленевшие глаза эльфа, так и оставшиеся широко распахнутыми. И только сделав это, я вдруг осознал, что держу в руках нож Иавера Рэта. — Проклятье! Дернувшись, как ужаленный, я отшвырнул от себя клинок, словно тот был ядовитым. Насколько чокнутый восставший прав в своих изысканиях? Хотя мне и не верилось в это до конца, но все же… я принес первую жертву? — Чего переполошился, кылыс, первый раз что ли своего убил? — сердито пробухтел Бэйн. — Жрецы разберутся… Эй-хья! Давай-ка пока припрячем его вот сюда, а потом заберем, на обратном пути. Он явно не собирался из-за смерти друга откладывать поиск артефактов… Хотя с чего я взял, что они были друзьями? Мы аккуратно перенесли тело эльфа в крохотный закуток, подальше от глаз, и прикрыли это место булыжниками. Ритуальный нож я поднимать не стал. К демонам этого Рэта вместе с его идеями и Тэпом в придачу! Таскать с собой эту мерзость я больше не буду! — Может, стоит вернуться сюда с подкреплением? — с сомнением в голосе протянул я. — Мали ли, что там за главарь… — Я ни с каким подкреплением делиться артефактами не собираюсь! — отрезал Бэйн и уверенно зашагал вглубь пещеры. — Не дрейфь, кылыс, и не такое видали. — Ну, ну… Я двинулся следом, уже не выпуская из рук меч. Гахиджи, судорожно озираясь по сторонам, пристроился рядом. — Я эту тварь не видел… И вообще первый раз слышу, что кобольды кому-то там поклоняются, — произнес он. — Странно это все. Мне это напомнило ящеров, исполнявших приказы демона, и я, в отличие от прайдена, не рвался вперед очертя голову. Похлопав себя по карманам, нащупал амулет Зосимы, наполненный загадочной «Верой», которым я убил демона в краю Вечной Ночи. Интересно, у него есть срок годности? — Эй, ты знаешь, куда идешь? Мы же тут заблудимся! — крикнул Гахиджи Бэйну, когда он замер на очередной развилке, а затем уверенно повернул направо. Я понятия, не имел, как прайден выбирает дорогу, но старался запоминать, сколько раз и куда мы свернули. — Мой нюх не ошибается, эйш! Я всегда знаю, куда идти. Тоннели стали немного шире, но искривлялись под самыми невероятными углами. Даже мощные фонари не давали достаточно света, чтобы разглядеть рельеф, и я пару раз споткнулся, и трижды вписался плечами и головой в каменные выступы. Если кобольды используют шахту, как дом, то глядя на грубые стены тоннелей становилось понятно, что эстетической стороной вопроса подземный народец не озадачивается. После Нияна мы вели себя куда менее беспечно. Я не выпускал меч из рук, готовый к атаке в любой момент. И не зря — кобольды напали на нас дважды. Первый раз их было двое, зато свалились они откуда-то с потолка. Находившийся к ним ближе Бэйн срезал обоих одним ударом топора даже не останавливаясь, так что мне просто осталось перешагнуть через два трупа. Второй раз их было уже четверо, но и они не доставили проблем. Узкое пространство и темнота давали им преимущество, но я услышал посторонние шорохи еще до нападения, а Бэйн наверняка еще и точно определил место, где они прятались. Мне было сильно не по себе от их убийства. Дикие, но все же разумные существа вызывали в глубине души жалость, тем более, если ими кто-то управляет против их воли. В отличие от огромных, сильных ящеров, кобольды выглядели беспомощными. И хотя одному из них удалось, воспользовавшись фактором внезапности, смертельно ранить одного из нас, я все равно чувствовал себя паршиво. Шли молча, чтобы не пропустить атаку, пока Бэйн первым не нарушил молчание. — Там, эйш! — азартно прорычал он и, неожиданно встав на все четыре лапы, сорвался на бег. Не часто увидишь прайдена, бегающего вот так, по-звериному, и это скорее всего означало, что нас ждет что-то действительно впечатляющее. Конечно мы с Гахиджи безнадежно от него отстали. К моменту нашего появления на месте событий Бэйн уже дрался с целой толпой кобольдов. Их было несколько десятков, не меньше! Огромная с пугающими размерами сталактитами пещера, в которой мы очутились, освещалась тонкими лучами света, пробивающихся откуда-то сверху, через щели в каменной толще. Хоть здесь с видимостью проблем нет! Топор прайдена мелькал с колоссальной скоростью, и с ходу вломившись в толпу, я все же старался держаться подальше от него. У кобольдов не было никакого понимая о тактике, они просто наваливались скопом со своими кирками, которыми еще и задевали своих. Я вертелся юлой, Бэйн оглушительно рычал неподалеку, и даже Гахиджи, не бог весть какой боец, тоже вносил свою лепту. Меня поражало, насколько кобольды не боятся смерти. Они просто нападали на нас, остервенело кидаясь прямо на оружие и вопя изо всех сил! Что можно защищать с такой самоотверженностью?! Разве что их кто-то заставляет это делать… Полностью сосредоточиться на кобольдах у меня не получалось, и это несколько осложняло мою жизнь. Размахивая мечом, я постоянно ждал появления демона, искал его глазами, и это здорово отвлекало, так что я едва не пропустил атаку, которая грозила обернуться для меня проломленной головой. Увернуться я успел и даже наказал нападавшего, а затем и его соратников… Но никакого демона так и не появилось. Оставшиеся кобольды вдруг резко отступили, как по приказу, и буквально в считанные мгновения скрылись в темноте боковых тоннелей. Заляпанный с ног до головы кровью Бэйн удовлетворенно обозрел поле боя. — Акары! Тья-эх! Он тяжело дышал, но глаза его горели, и казалось, что прайден не против продолжить схватку и только и ждет того, кто еще посмеет оказать ему сопротивление. Выглядел он в этот момент настоящим маньяком и безумцем. Впрочем, я скорее всего мало чем от него отличался. Обернувшись на Гахиджи, я убедился, что тот тоже почти не пострадал. Во всяком случае Зэм стоял на ногах, растерянно глядя по сторонам. — Да что это с ними со всеми такое? Кобольды не бывают настолько озлобленными! Я хотел было озвучить свою версию, что ими кто-то управляет, но Бэйн меня опередил. — Вот что с ними такое! — сказал он и ткнул пальцем в центр пещеры. Там, на высоком, явно искусственном постаменте, лежала груда всякого хлама — камней, каких-то обломков, грязных предметов, по виду древнее Пирамиды Тэпа. Но весь этот мусор объединяло одно — льющийся изнутри свет. Артефакты! — На это все плато Коба можно купить, эйш! Мы подошли ближе, разглядывая невзрачные предметы. — Часто старатели такое находят? — спросил я. — Не знаю, кылыс, такими находками не хвастаются… — медленно протянул Бэйн, — и не делятся. Я выхватил меч, но прайден был быстрее. Одним движением он резко притянул к себе Гахиджи и приставил нож к его горлу. — Опусти меч, куттас, а то твой дружок останется без головы, клянусь Гласом! Скользнув по лицу восставшего, мой взгляд приклеился к ритуальному ножу Иавера Рэта в руках Бэйна. Я выбросил его, а этот ублюдок подобрал! — Ладно, только не нервничай, — произнес я, осторожно положив свой меч на землю. — Забирай артефакты и проваливай. — Пни мне меч и отойди подальше, вон туда, чтоб я тебя видел… — Ну ты и сволочь! А как же твой напарник, Ниян? Бросишь его? — прошипел я, правда покорно отступив в указанное место. — Он мне никто. Как и ты. Шойш! Не выпуская Гахиджи из крепкого захвата, он уставился на сокровища, которые уже считал своими. Алчный взгляд проскользил по артефактам, и Бэйн довольно осклабился. Пока он наслаждался богатством, я покосился на свой меч, сиротливо валявшийся у стены. Слишком далеко. Даже если я успею схватить его, а потом метнуться к прайдену и укоротить его на голову, Гахиджи к этому времени уже отправится к праотцам. Хоть я и не испытывал симпатии к комитетчику, но убивать его вовсе не входило в мои планы. Я сделал крохотный шажочек к Бэйну. А затем еще. Вот бы его чем-то отвлечь… Сорока спикировала сверху на слишком увлекшегося артефактами прайдена, с явным намерением оставить его без глаз. Серьезного урона она не нанесла, но он отпрянул от нее – и этой секунды мне хватило, чтобы подскочить и выбить нож из его руки. Бэйн замахнулся, и наверняка снес бы мне голову одним ударом своей когтистой лапищи… но когда надо, я тоже умею быть быстрым. В его горле забулькало и кровь хлынула фонтаном, когда я воткнул в него отвоеванный клинок. В моей душе не родилось даже намека на жалость — ненавижу предателей! Но мысль о второй жертве Тэпу неприятно царапнула. — И как только аллоды носят таких негодяев! — произнес Гахиджи, потирая горло. Больно ему не было, но страшно — вполне. Я поднял меч и с оружием сразу стал чувствовать себя увереннее. Довольная собой сорока уселась мне на плечо и принялась разглаживать перья. — Ты вовремя, фея. Она подняла голову и заинтересованно уставилась на меня черным глазом. Похоже, «Фея» ей приглянулась. — Что, нравится? — Кар! Оглядевшись по сторонам — вокруг было пусто и спокойно — я высказал Гахиджи здравую мысль: — Артефакты мы нашли, предлагаю убраться отсюда. — Поддерживаю, товарищ! Что-то я уже не горю я желанием в столь скромном составе встречаться с главарем кобольдов. Но нужно собрать все это и доставить на имперский склад… Семер Кийя будет в восторге от такого пополнения ее запасов! Не успел я открыть рот, чтобы всецело согласиться, как на меня обрушился потолок. Образно. Но ощущения были именно такими! В голове образовалась каша, и на мгновение я лишился зрения и слуха, и вообще всего. Потерял все ориентиры и забыл даже собственное имя… И только где-то на задворках сознания упрямо формировалась мысль, что это не физический удар. Ментальная магия. Кто-то очень сильный атакует мой разум! И как только я это понял, оковы сразу спали. Нет, неизвестный мистик не оставил попытки воздействовать на меня, но я не собирался гостеприимно впускать его в свою голову. Слух и зрение вернулись. Я резко развернулся… и остолбенел. Мне уже довелось увидеть много мерзких тварей, но это было самым отвратительным из всех! Из-за балахона я не мог разобрать, есть ли у него ноги, но две непропорционально длинные и неправдоподобно худые руки имелись. Круглая голова была лишена всякой растительности, да и кожа будто тоже отсутствовала — одно лишь переплетение серых в струпьях мышц с пульсирующими прожилками. Глаза светились, но почему-то казались пустыми, стеклянными. Такие глаза бывают только у слепых. Но самое ужасное, что на его лице шевелились щупальца, больше всего напоминающие червей. Именно эта тварь была изображена на табличке, которую мне вручил Пи Тук-Тук, когда я его спас на Ржавых руинах. Тошнота подступила к горлу. Кем бы ни было это существо — оно должно умереть! — Нет… Надрывный стон Гахиджи заставил меня обернуться. Восставший, неестественно дергаясь, как от удара электричеством, тянулся за ритуальным ножом. — Нет… нет… В оцепенении я наблюдал, как он поднимает нож дрожащими руками и подносит к собственному горлу. — СТОЙ! Я рванул к нему и, повалив на землю, вцепился в его руки, пытаясь отвести лезвие в сторону, но в Гахиджи откуда-то взялась невероятная силища, которой раньше за ним не наблюдалось. Когда-то я хотел убить его, а он отчаянно сопротивлялся, сейчас все было наоборот. Мы оба держались за рукоять ножа, но я хотел его спасти! От напряжения вены вздулись на моих руках, но клинок все равно уже касался шеи Зэма. В теле восставшего не было крови, лишь из металлических трубок засочилась зеленоватая жидкость. Единственным способом избавить разум от чужого влияния — это убить мистика, но стоит мне отпустить руки, Гахиджи сразу перережет себе горло. Хотя и удерживать его становилось все тяжелей, и я уже чувствовал, что долго не продержусь. Комитетчик не контролировал себя, но все понимал. — Нет… нет… — хрипел он в ужасе. Мне не хватало воздуха, руки слабели. Это не могло длиться бесконечно. Восставший дернулся, и заменяющая ему кровь жидкость брызнула мне на лицо. Его глаза потухли и пальцы разжались, оставив нож в моих руках. Третья жертва. Я поднялся на ноги, второй раз подобрав свой меч. Наверняка эта червелицая тварь чувствовала мою ярость и прекрасно понимала, на кого она направлена. Продолжая ощущать попытки проникнуть в свой мозг, я направился к чудовищу. Оно попятилось. Его мягкое, гибкое тело не предназначено для боя, все, чем обладал червелицый, — это магия разума. Но ей меня не достать. Червелицый продолжал отступать назад, и его паника была почти осязаемой. Видел монстр меня или нет своими слепыми глазами, но когда я замахнулся мечом, он рефлекторно закрылся руками, как будто эти две тонкие ниточки могли его защитить. Я воткнул клинок ему в брюхо и распорол его почти до самого плеча, почти не встретив сопротивления, будто в теле чудовища не было костей. Густая и серая кровь потекла по лезвию. Червелицый конвульсивно задергался, но через секунду глаза его стали тусклыми, а руки безжизненно повисли. С хлюпающим звуком он соскользнул с меча и упал на землю. Несколько секунд я ждал, что существо растворится в воздухе, ведь демоны не оставляют ничего после себя, но в глубине души уже понимал — если есть кровь, значит это не демон. — Браво. Видишь, как все удачно разрешилось? Я резко развернулся. — Ты? Иавер Рэт выглядел совсем не так, как его привыкли видеть — ссутулившимся и придурковатым. Он стоял, гордо расправив плечи, высоко задрав нос и ухмыляясь. И он был прозрачным, как призрак. — Да, это я. Рад, что ты выполнил мои указания. Мой повелитель великий Тэп будет доволен новым Искрам, что ты принес ему в жертву. — Я тебя убью! — Побереги силы, это всего лишь моя проекция. — Я найду тебя и убью! Твой повелитель будет доволен твоей Искрой? Призрак культиста Тэпа расхохотался и исчез, оставив меня одного, наедине с мертвыми кобольдами, Бэйном, Гахиджи и неизвестным чудовищем. Хороша же моя первая вылазка за сокровищами! Дорогу обратно я все-таки умудрился отыскать с первого раза, нигде не заблудившись. Мы углубились в пещеру достаточно далеко, и пока я дотащил полуметаллическое тело восставшего до выхода, основательно выбился из сил. Пришлось присесть на камень и отдышаться, ведь мне еще нужно вернуться за Нияном, которого я тоже не собирался оставлять в шахте. С эльфом дело пошло пободрее — он был не таким тяжелым, да и нести его гораздо ближе. На меня почему-то никто больше не нападал, хотя я отчетливо слышал шорохи и чувствовал чье-то присутствие рядом. Может кобольды благодарны за то, что я избавил их от влияния монстра? Третий мой рейд в пещеры кобольдов дался с огромным трудом — я устал и хотел поскорее покинуть это место. На постаменте к моему возвращению уже не осталось ни одного артефакта — кобольды утащили их вместе с ритуальным ножом, пока я возился с Гахиджи и Нияном, и почему-то я с удивлением почувствовал облегчение. Семер Кийя будет крайне недовольна, если узнает, какой клад упустила, но я так вымотался, что мне уже было все равно. Тело Бэйна все так же валялось на земле — на него мне было плевать, а вот так и не исчезнувший червелиций не давал покоя. Кобольды кажется не спешили воздавать почести своему таинственному вожаку, и это убедило меня окончательно в том, что они действительно подчинялись ему против воли. Брать в руки червивую голову было противно, но пришлось себя пересилить — я брезгливо пихнул ее в рюкзак и огляделся. Больше мне делать здесь было нечего. Обратный путь до «Приюта Старателя» растянулся вдвое. Я ехал верхом и вел за собой двух лошадей, на которых уложил тела Гахиджи и Нияна, все еще надеясь, что их можно воскресить. На плато Коба опустилась ночь, степь остывала прямо на глазах, и становилось холодно. Мои руки замерзли, и я был рад увидеть наконец уютный свет, лившийся из окон трактира, откуда доносились развеселые голоса. Жизнь в «Приюте» продолжалась. Первым, на кого я обратил внимание внутри, был Иавер Рэт, спокойно сидевший за тем же столом, где я увидел его впервые. Ярость вспыхнула во мне с новой силой. Культист Тэпа даже не пытался скрываться! Выхватив меч, я рванул к нему и, придавив столешнице, приставил лезвие к его горлу. — Ну что, тебе все еще весело? Сцена не осталась незамеченной. В трактире смолкли разговоры и все повскакивали с мест, еще правда не понимая, что происходит и за кого заступаться. — Вас не поймут, капитан Никита Санников, — произнес Зэм одними губами, чтобы понял только я, и нагло улыбнулся. Если я просто отрублю ему голову, не дав объясниться, то следующая отрубленная голова будет моей. Но и позволить ему заговорить я теперь не могу, ведь он откуда-то знает правду обо мне… Я почувствовал себя загнанным в ловушку. — Все в порядке, у моего друга просто плохое настроение, — громко произнес Иавер Рэт, все еще прижатый к столу. От напряжения у меня даже побелели пальцы, но здравый смысл все же возобладал. Скрипнув зубами, я медленно убрал меч от его горла. Надо было убить его тайком, без свидетелей. — Все в порядке! — повторил Зэм, но уже заведенная публика жаждала подробностей. — Где твои спутники, парень? — крикнул кто-то. — Вы уходили за артефактами втроем! — На улице, — процедил я, не в силах справиться с собой и перестать прожигать взглядом восставшего. — Им нужен жрец. Объяснять, для чего, не пришлось. Все понятно и так. Никому здесь не нужен жрец, чтобы покаяться в своих грехах. Народ заинтересованно потянулся на выход, будто до этого ни разу не видел трупов, и мы остались с Рэтом в трактире практически одни. — Не рекомендую тебе никому рассказывать о том, что с тобой случилось, — тихо произнес он. — Моему хозяину нужны Искры. Чем больше, тем лучше. Я называю это вирусом жадности! Он поражает всех! Один исполняет свое желание, трое других расхлебывают то, что он натворил! — И где же исполнение моего желания? — огрызнулся я. — О, ты получишь, о чем мечтал! «Исполнитель желаний» позволяет воплотиться в жизнь только самым сокровенным стремлениям. Ты можешь кричать на всех углах, что мечтаешь о всеобщем благе, мире во всем мире и прочих возвышенных материях. Но в итоге получишь то, что хочешь на самом деле! Власть и силу! Такова уж натура жителей Сарнаута. Не переживай. Тэп тоже такой. Внутри все кипело так, что мне срочно нужно было выйти на воздух и охладиться. К демонам силу и власть! Я видел, как возродился Тэп, и единственное, о чем мечтал в данную минуту — увидеть, как он опять сдохнет. На улице собравшаяся толпа уже сняла тела Гахиджи и Нияна с лошадей и уложила на землю. — А откуда взялся Зэм, с тобой ведь вроде прайден был? — недоуменно поинтересовался Филимон — эльф, с которым я еще вчера патрулировал территорию вокруг «Приюта». — Удивительные метаморфозы, да? — рявкнул я. Мой взгляд зацепился за Бертилию ди Плюи, Историка, равнодушно плывущую мимо. Очень кстати! У меня как раз к ней важно дело. — Можно вас на минутку? Не очень-то вежливо схватив эльфийку под локоть, я потащил ее подальше ото всех, чем вызвал бурю справедливого негодования. Но я был так зол, что на сантименты нервов не хватило. — Что вы себе позволяете?! — Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? — без предисловий спросил я, раскрыв перед ней свой рюкзак. Ее любопытство победило возмущение, и она осторожно заглянула внутрь. — И?! Что это? — поторопил я. — По всей видимости… не что, а кто. — Ну и что это за кто? Она задумалась. И вид у нее был весьма растерянный. — Эта тварь командовала кобольдами в шахте, — произнес я, нахмурившись. — Я, честно сказать… первый раз такое вижу. Но я знаю, кто может помочь. Саранг Хэн. Он как-то делал доклад о странных существах Сарнаута и упоминал легенды о неких э-э-э… «червелицых». Ну хоть не у одного меня возникла такая ассоциация. — Где его искать? — В лагере Историков в Полуденных Пределах. Я отправляюсь туда завтра с утра. С одной стороны, отправляться неизвестно куда с проводником — гораздо продуктивнее. С другой, через три дня я снова должен встретиться со своими друзьями в условленном месте, и мне точно не успеть вернуться к этому времени. Поколебавшись, я все же произнес: — Полагаю, вам в пути понадобится охрана. Просмотреть полную запись
  8. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.48-49

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 48. Приют Старателя — Я просто пытаюсь понять — как? Со всего отряда… из всех сорока двух Хранителей у Ржавых руин, вляпался именно ты, Ник! Ну как?! Орел, кажется, забыл, что не разговаривал со мной, хотя судя по его возмущенному выражению лица, он все еще не против огреть меня чем-нибудь тяжелым. — Я согласен с Кузьмой, — вмешался до этого упорно молчавший Миша. — Слишком много вокруг тебя совпадений. — Тоже мне — новость, — фыркнул Орел. — Считаете, это может быть какой-то ловушкой? — спросила Матрена. — Да ладно! Кто я такой, чтобы устраивать мне ловушки? — Ты тот, кого сильно не любит Комитет. — Это слишком даже для них. — А по-моему — в самый раз… — Дело не в Комитете, — вдруг подала голос Лиза, — а в самом «Приюте». Все замолчали и посмотрели на нее. Как однажды сказал Яскер, все мистики в той или иной степени обладают даром ясновидения, но до этого я не слышал, чтобы Лиза делала предсказания. Сейчас она стояла с нахмуренным лицом и острым взглядом, направленным куда-то в пустоту, но, возможно, пронзающим в этот момент само время. — И что с ним не так? — спросил я после паузы. — Не знаю. Но если ты туда попадешь, что-то необратимо изменится… Для тебя, для всех. С таким тревожным предзнаменованием я отправился на свой первый урок бывалого разведчика. Слова Лизы крутились в моей голове, пока Семер Кийа пыталась вдолбить туда же новые знания. Надо сказать, что вдалбливались они с трудом, потому что мои мысли постоянно соскальзывали на посторонние вещи, и к концу третьего дня комитетчица уже не была так уверена в успешности затеянной авантюры. Что поделать, меня трудно отнести к поклонникам комитетских интрижек. — Запомни, помимо Ржавых руин на плато Коба есть еще четыре аномалии: вот здесь, здесь, здесь и предположительно здесь… Как видишь, все они находятся за Кордоном, охраняемым оружейной гоблинской мафией. Даже нашим разведчикам не удалось пока побывать там. Однако ушлые старатели умудряются выносить оттуда артефакты. Гораздо более мощные артефакты! В сравнении с ними «Жало» и «Поцелуй матери» — детские игрушки. В «Приюте Старателя», кроме охотников за наживой, собираются и свободные торговцы, которые, вопреки всем международным соглашениям, скупают у них артефакты. Нам известно, что хозяина трактира зовут Горислав Гипатский — фигура противоречивая. Кроме него, есть еще ряд личностей, на которых стоит обратить внимание… Я не был уверен, что запомнил хотя бы половину того, что она говорила. Семер Кийа вываливала на меня информацию неподъемными тонами: имена, донесения, факты, слухи. Оставалось лишь надеяться, что при случае нужный фрагмент сам всплывет в моей голове и я сумею сориентироваться. Через три дня я, лишившись офицерских знаков отличия, именного медальона Хранителя, меча, и даже дрейка (руководство посчитало, что он слишком заметный), отправился в сторону «Приюта Старателя». Хоть я и стал обладателем капризной лошади, которая реагировала на команды так, будто делала одолжение, все же дорога вначале казалась легкой, ведь я находился в компании друзей. Правда, дальше уже пришлось ехать одному. — У вас такие лица, как будто вы меня в последний путь провожаете. — Не шутил бы ты так, Ник. — Да ничего не случится! Я буду сидеть тише воды, ниже травы, обещаю. — Ага… обещает он, как же… — Не забудь, Ник, через три дня мы будем ждать тебя на этом же месте. — Не забуду! — И постарайся вести себя поскромнее. — Постараюсь! — Растолкай уже свой инстинкт самосохранения и никуда не лезь… — Не полезу! — Просто слушай, что говорят, и желательно молча. — Вы мне по очереди будете ценные советы давать? Кто тут старший, в конце концов?! — Понятия не имею, сейчас ты дезертир, так что заткнись и вникай! По непонятной мне причине они решили, что если б не оставили меня одного у Ржавых руин, то ничего бы и не случилось, и теперь чувствовали себя виноватыми в произошедшем. Я устал повторять, что на этот раз действительно собираюсь быть паинькой, не хотелось быть заколотым в грязной забегаловке охотниками за сокровищами, но мне никто не поверил. Прощались минут пятнадцать. Могли и дольше, но мне надоело выслушивать наставления, которые грозились затянуться до утра, и я, пережив прощальные объятья (как дети, ей-богу!), взобрался на свою вредную лошадь, скользнув взглядом по совершенно убитым лицам друзей. — Даже не надейтесь, что видите меня в последний раз, — бросил я через плечо. — Я вернусь и обязательно узнаю, кто из вверенных мне Хранителей плохо себя вел! — В нашей группе плохо себя ведешь только ты один, — крикнул мне вслед Орел. — Дал же Незеб капитана, только отвернешься на минуту — то в озере тонет, то по аномалиям шляется… Я невольно улыбался почти всю дорогу. Даже не знаю, с чего вдруг у меня улучшилось настроение — возможно, было просто приятно осознавать, что кто-то за тебя искренне волнуется. Даже казалось, что ничего плохого и не может произойти, пока есть куда, а главное — к кому возвращаться. Но потом легкое воодушевление стало выветриваться, и чем ближе я подходил к цели, тем больше усиливалось неприятное ощущение, что меня «ведут». Я никого не видел и не слышал, но чувствовал не только взгляды, но даже остроту нацеленных на меня стрел. Трудно сказать, откуда приходит это понимание. Просто кажется, что смерть стоит за спиной, и от ее холодного дыхания по коже бегают мурашки и шевелятся волосы на затылке. И все же я старался держать спину прямо и не подавать виду. Если бы меня хотели убить, то давно сделали бы это. — Стой! Я вздрогнул и остановился, озираясь по сторонам. — Кто ты и куда путь держишь? В вопросе что-то было непривычным, резанувшим мне слух. Лигиец? Человек — высокий, широкоплечий, показавшийся из-за каменистого выступа, лицом походил на канийца, но это еще ни о чем не говорило. Непримечательное, серое одеяние тоже не давало никаких намеков о его принадлежности к государству или фракции, но пара отличных мечей на поясе произвели на меня впечатление. — Я ищу «Приют Старателя», — сказал я и слез с лошади, всем своим видом демонстрируя миролюбие. — Меня там ждет мой друг. — Друг, говоришь? И что же это за друг? — Пи! Его зовут — Пи. Это кобольд. Незнакомец, подозрительно сощурив глаза, медленно и демонстративно осмотрел меня с головы до ног. Я стоял смирно, хоть руки зачесались. — Значит, Пи… — проговорил он наконец. — Вот только с чего бы старателю дружить с Хранителем Империи? — Я больше не Хранитель. — Дезертир? Здоровяк сверлил меня взглядом, но я упрямо молчал. — Пи ушел два дня назад, и больше его никто не видел. Что же твой друг тебя не дождался? — Я не говорил ему, когда меня ждать. — Хм… Ну что ж… Друзья наших друзей — наши друзья. Мы тебя проводим, чтоб ты случайно не заблудился. Сказано это было отнюдь не дружественным тоном, да и появившаяся пара орков тоже не обрадовала. Но я, сжав зубы, решил не нарываться. Неизвестно, скольких противников я не вижу, так что качать права в моем положении не стоило. Дальше мы двигались уже втроем, хотя я не сомневался, что на самом деле мой конвой несколько больше, чем два амбала за спиной. Они оба молчали, и мне тоже не хотелось заводить душевные беседы. Вскоре, несмотря на все мои опасения, впереди показалось что-то вроде небольшого поселения, где в самом центре, в окружении маленьких, сколоченных на скорую руку домишек, громоздилось добротное сооружение в три этажа, со множеством маленьких арочных окон и дымящих печных труб на крыше. Как выяснилось, это и был тот самый трактир — «Приют Старателя», куда меня и повели мои провожатые. Народу всевозможных рас, как я и предполагал, оказалось прилично, но на нас никто не обращал внимания. Мы поднялись по деревянным ступеням в трактир, и один из моих конвоиров хлопнул своей лапищей по плечу молодого паренька, наверное — местного служки. — Где Горислав? Горислав Гипатский — сразу зашевелилось в моей голове — владелец трактира. Семер Кийа говорила, что сам по себе он опасности не представляет, однако имеет большое влияние среди старателей и с ним лучше подружиться. — Там, — парень ткнул пальцем куда-то в глубину помещения и скользнул с большими пивными кружками к барной стойке. Мы потопали в указанном направлении, и я крутил по дороге головой во все стороны. Недостатка в посетителях заведение явно не испытывало — яблоку было негде упасть! Стоял оглушительный шум: текли разговоры, звучал хохот, гремели кружки. От табачного дыма и крепкого запаха алкоголя слезились глаза. Мне казалось, что я накурился и опьянел, пока шел вслед за орком. Но тем не менее, трактир все же не производил впечатление грязной забегаловки, он выглядел неожиданно прилично и снаружи, и внутри. — Горислав, тут это… гость нарисовался. Говорит, что он дружок нашего Пи. Отчего-то мне было не по себе. Мороз гулял по коже, внутри что-то сжималось, и когда владелец трактира поздоровался со мной, я все еще водил глазами по посетителям, пытаясь определить опасность. — Ну, здравствуй, коль не шутишь. Я повернул голову и уставился на Горислава. Уже далеко не молодой, но еще и не дряхлый старик, с пышной рыжей бородой, густыми бровями, чуть полноватый, высокий и плечистый, очевидно когда-то следивший за собой, но уже отрастивший небольшое брюшко, он сразу располагал к себе открытой улыбкой и добрым, отеческим взглядом. — Как тебя звать-величать? — мягко спросил он, убирая в сторону газету. Голос у него был низкий, хриплый, но не отталкивающий. — Ник, — ответил я, зачем-то отметив, что не знаю языка, на котором Горислав читал. — Пи говорил мне о тебе. Мы рады хорошим друзьям! Старатель старателю — брат, — трактирщик махнул рукой оркам, давая понять, что опасности я не представляю и охранять меня не надо, и те ретировались. — Пойдем, угощу тебя за счет заведения. Доверительно положив мне руку на плечо, он повел меня к барной стойке, постоянно с кем-то здороваясь по дороге. Похоже, Горислав, несмотря на кажущуюся мягкость, действительно пользовался беспрекословным уважением и авторитетом. — Марьяна, налей-ка нам по кружке. Пышная, румяная женщина широко улыбнулась, будто увидела во мне старого приятеля, и бухнула на стол два здоровенных ведра с пивом. — Дезертир, значит… Подзаработать хочешь? Это правильное место! — добродушно сказала она. — Эх, скольких я вас таких перевидала… Чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях! Ха! Мы рады любой смелой и отчаянной душе. Я благодарно кивнул и сделал глоток. Это был напиток богов! Я зажмурился от удовольствия и выпил еще. Миссия начинала мне нравиться. — Новички в основном смотрят на Ржавые руины, — произнес Горислав. — Жаровни — так мы их прозвали. — Видел, — кивнул я. — Близко к ним лучше не подходить. — И это очень и очень обидно, так как из таких Жаровен можно добывать Сгустки огня. Полезная вещь, у меня их готовы закупать в больших количествах. — Я думал, там только Лига и Империя артефакты добывают… — И кобольды — эти своего не упустят. Но ты об этом не думай, здесь и посолидней дела проворачиваются! Ты быстро освоишься, мы тут почти семья. — Я здесь никого не знаю, — начал было я, но Горислав замахал руками. — Это пока. Можешь вон, к Стоянову приткнуться… Эй, Авдей! — крикнул он через весь трактир. Средних лет мужчина с короткой бородкой, сидевший в шумной компании за большим столом, поднял голову и посмотрел на нас. — Возьмешь к себе новичка? Мужчина оценивающе оглядел меня с ног до головы и кивнул, а затем снова повернулся к своим. — Ну вот, — удовлетворенно сказал Горислав. — Вокруг бушует война, рыщут головорезы, а мы, как тебе, небось, доводилось слышать, не только вином торгуем. Поэтому приходится еще и патрулировать окрестности, чтобы все было в порядке и трактиру — нашему общему дому — ничего не угрожало. Походишь с Авдеем в дозор, осмотришься, освоишься. Там и разберешься, что к чему. Он похлопал меня по плечу, и я вдруг почувствовал, что не испытываю никакого дискомфорта от нахождения здесь. В голове приятно играло пиво, ровный шум разговоров действовал успокаивающе, и я внезапно стал ощущать себя частью этой компании. — Ты, главное, не ходи в одиночку, — заботливо произнесла Марьяна, поставив передо мной новую кружку. — Немало старателей уходит в аномалии и не возвращаются. Гоблины нередко убивают нашего брата окончательно, лишая его возможности воскреснуть. Иван Мохов… Владлен… Гром… Иавер Глар… Бедняги. — Так… подвиньтесь, подвиньтесь… дайте чесным старателям отдохнуть после трудового дня! — за барную стойку между мной и Гориславом втиснулись трое гибберлингов. — Эй, приветик! Чего не здороваешься? О-о-о-о! Новое лицо! Так давай знакомиться! Мы — Тертые! Ян, Пит и Вик. Нас тут все знают. Мы самые старые и самые успешные старатели на всем плато Коба. Правда, до этого мы охотились за золотой рудой, а не артефактами… — Ник, — скромно представился я, от неожиданности не зная, как реагировать на то, что мою руку уже бодро пожимали три пушистых недоросля. — Ты, конечно же, хочешь стать настоящим старателем. Но справишься ли? Нелегкое это дело, да и опасное. Настоящий старатель должен уметь искать, находить, а главное — возвращаться с добычей. Надо быть внимательным, смотреть по сторонам и добыча сама запрыгнет в твой карман! — Буду стараться, — буркнул я гибберлингам, отчего-то решившим, что мне жизненно необходим их совет. — Вот только настоящему старателю нередко приходится потуже затягивать поясок. Хе-хе. Жрать-то нечего! Поэтому нужно охотиться на всякую живность. Ты умеешь охотиться? — Приходилось. — Молодец! Можешь стать кому-то неплохим напарником, а? Я промолчал. Перспектива охотиться за артефактами вместе с гибберлингами не впечатляла, но с другой стороны — смогу ли я сохранять самообладание, если моими новыми «дружками» станут имперские дезертиры? — Расскажем тебе одну интересную историю, Ник! — доверительно сообщил самый говорливый из троицы. — Знаешь про Марьяна Ольшинского? — Нет. — Так вот слушай! Жил-был такой старатель. Из древнего канийского обнищавшего рода. Судьба забросила его на Асээ-Тэпх, где он и стал одним из нас. Он был ненасытен! Он был самым удачливым сукиным сыном, и всегда возвращался с большой добычей. И никогда, слышишь, никогда он не радовался своим подвигам, а только считал и считал золото, что платили ему за хабар. Со временем Марьян стал чахнуть, истончаться, пропадать. Пока не осталась от него лишь тень… Говорят, что ныне эта тень бродит в окрестностях трактира и убивает всех, кто попадется ей на глаза. Теперь все зовут ее Черным старателем, м-да… Очевидно, Тьма, пришедшая в эти земли, поглотила Марьяна, сделала его своим орудием. Немного осталось тех, кто помнит Марьяна. Гораздо больше тех, кто сталкивался с Черным старателем. Но ни те, ни другие не могут сказать о нем ничего хорошего. — Да байки все это, слышь, новичок, не ведись! — крикнул кто-то из-за моей спины. — Байки не байки, — дернул плечами гибберлинг, — а подумать есть над чем. Жадность не доводит до добра, а смерть иногда может быть милосердней жизни! И нам, старателям, нужно держаться вместе, чтобы решать сложные задачи. — Ерунда! — снова возразил кто-то, и на этот раз я увидел говорившего. Восставший Зэм сидел, ссутулившись, в одиночестве за деревянным столом неподалеку, а вокруг него кружила сорока, от которой он то и дело раздраженно отмахивался. — Вот у меня история так история, иди, расскажу! — Зэм похлопал на место рядом с собой, и я для себя решил, что пить пиво с восставшим, пусть и слегка придурковатого вида, всяко лучше, чем с гибберлингами. — Да уйди ты, достала!.. Вот же дурная птаха. Напоил разок, так теперь… Пока он махал руками, пытаясь то ли поймать, то ли ударить птицу, я уселся за его стол. — Здравствуй, здравствуй. Тоже старатель? Да, как и все, кто бывает в «Приюте»… Как, говоришь, звать тебя? — Ник. — Я Иавер Рэт. Мой путь на плато Коба не был устлан розами. Потрепало изрядно. Кое-что отломалось, проржавело, подгнило. Требуется ремонт. Как ты можешь догадаться, достать в этой глуши необходимые вещи не так просто. Мои соплеменники не очень охотно разговаривают со мной из-за… Это отдельная история. Сейчас не об этом. Ты, конечно, тоже мечтаешь о богатстве, готов продать душу за золото… Хе-хе. Ерунда это все. Есть только один артефакт Тьмы, за которым имеет смысл вести охоту. Он стоит целого мира… Да уйди же ты! Иавер Рэт замахнулся на сороку графином, но та, опасливо отлетев подальше, затем села на другой край стола и осторожно стала подбираться обратно к восставшему маленькими шажочками, косясь на него черным глазом. — Вот же достала она меня, окаянная, все нервы вымотала! Еще немного, и придется мне предохранители в нервных узлах менять. Все время под руку лезет, какой-то хлам приносит… А я, между прочим, занят решением сложнейшей задачи, но эта крикливая птица не дает мне сосредоточиться ни на секунду! — По-моему, она просто голодная, — сказал я, и пошарив в карманах, отыскал кусок хлеба. Сорока сосредоточенно посмотрела мне в глаза, потом на предложенный хлеб, потом снова в глаза, будто искала подвох, а затем решила все же принять угощение. Выглядело это забавно, и я протянул руку и провел пальцем по ее лоснящимся черно-белым перьям. — Знаешь об «Исполнителе желаний»? — тем временем продолжил восставший. — Нет? Сразу видно, что ты здесь недавно… — Ну уж это точно байки! — хором зафыркали гибберлинги у барной стойки. — Я слышал эту легенду. Древний могущественный артефакт Тэпа, способный исполнить самое заветное желание… — вступил в разговор другой Зэм, сидевший за спиной у Иавера Рэта. — Быть может, это правда, я не знаю. Зато точно знаю, ничего хорошего от Тэпа ждать не нужно! Из-за него погиб весь мой народ! Хочешь совет, новичок? Не лезь в это дело. Потом пожалеешь, но поздно будет. — Да о чем это вы? — снова завозмущалась семейка Тертых. — Вся это чушь из-за Ключа! Был такой старатель. Орк. Промышлял артефактами, туда-сюда, а потом — оп! Пропал. Думали, сгинул. Ага, вот только говорят, что видели его в Незебграде. Посудину астральную себе покупал, на аукционе все мало-мальски ценное скупил. Сорил деньжищами налево-направо. Вот тогда-то и решили, что свезло ему. Сказочно свезло! Эй, Прыть, он ведь из твоего клана был? Орчиха за соседним столом поперхнулась пивом. — Ар-р-ргх! И ты туда же! Сколько можно повторять, что я об этом ничего не знаю! Да, Клюв из моего клана! Да, он безумно разбогател и купил себе целый астральный остров! Но я не знаю, откуда он взял столько золота! Я вообще про него знать ничего не хочу! Клюв — позор моего клана! Жадная, мелочная сволочь! — Похоже, мне стоит написать эту историю на листке бумаги и прибить над входом в «Приют», — вступил вдруг в разговор Горислав, и спор сразу прекратился. — Рассказываю. Жил-был Клюв Боевых, старатель. Прознал про эту легенду и все мечтал этот «Исполнитель» отыскать и свое заветное желание исполнить. Нашел где-то еще троих идиотов и вместе с ними отправился на его поиски. С тех пор о них ни слуху ни духу. Я считаю, что трое его спутников погибли. А хабар их Клюв к рукам прибрал и сбежал. Видели его в Незебграде — деньгами сорил. Кровавые то деньги были, уверен я в этом. Вот и вся история. Пока я слушал его, сорока, осмелев, подошла ближе, и вопросительно уставилась на меня. — Пить хочешь? — догадался я. — Кар! — ответила птица. — Ну пей… Я зачем-то подвинул ей свою кружку, где еще оставалось немного пива, и сорока радостно сунула туда клюв. Иавер Рэт перебирал пальцами по столу, погрузившись в глубокие размышления, а рядом с нами вдруг рухнул за стол совершенно пьяный хадаганец в точно такой же форме рядового Империи, как и у меня. — О, привет! Тоже в бегах? Уважаю! Я брезгливо отодвинулся подальше, изо всех сил стараясь побороть желание проломить ему голову. — Ну почему мы, разумные существа, должны… ик… убивать друг друга! Потому что кому-то там наверху что-то не нравится?! Да пошли они все в… да, туда! И Яскер, и Айденус! Выпьем! У меня горе… Мне сегодня можно… Он попытался чокнуться своей кружкой об мою, но промахнулся и двинул сороке по голове. Та от возмущения клюнула его в руку. — Ай!.. Ты еще тут, курица! Я тебя на вертеле… ик… зажарю! Сорока, опьянев от пива и шатаясь, кое-как вскарабкалась мне на плечо и оттуда оглушительно закаркала, видимо глубоко обидевшись на «курицу». — Мы бежали вчетвером… Я, Игнат, Зиновий и еще… этот… как его… белобрысый. В общем, вчетвером, — продолжил плакаться дезертир. — А видишь, пью я один. Знаешь, почему? Зиновия волки загрызли… по пути… Белобрысого тоже того… съели… А Игнат потерялся… Может и его уже… ик… Мы хотели все вместе податься за Кордон… А что теперь? Мои друзья пропали, а я пью… Но так страшно было, ты себе не представляешь, ик… Он встал и, еле удерживаясь на ногах, побрел к барной стойке за добавкой. Сорока, сидя на моем плече, снова высказала ему в спину что-то нелицеприятное на своем сорочьем. — Молчи, пьянь, — буркнул я, и она неожиданно послушалась, гордо нахохлившись. Хадаганец уже почти доплелся до цели, но тут вдруг его серьезно заштормило, и он свалился прямо на колени к сидевшей в одиночестве эльфийке. — Да что вы, в самом деле! — взвизгнула она, подскочив. — Прстите, бршня… ик… — Омерзительно! — Не ругайтесь, бршня… Я вам… ик… артефакт найду, хотите? — осклабился хадаганец. — Да вы все с ума посходили в погоне за артефактами! — крикнула она так громко, что на нее обернулась половина трактира, но эльфийка не растерялась от такого внимания и, сверкнув глазами, продолжила еще громче, вздернув нос и гордо расправив плечи.— Что вы все ищете, жалкие душонки? Силы, да как противника ослабить… Не видите дальше собственного носа! А грянет вновь Катаклизм — где вы все окажетесь? Где будет та Империя и та Лига? Знаете ли вы, на каком вулкане живете и когда он рванет снова? Нет! Одно понимаете — гнаться за золотом да лить кровь. Артефакты джунов и народа Зэм — вот истинное сокровище этого аллода. В них сокрыто самое дорогое, что есть в жизни и смерти, — знание! А для вас это всего лишь ветхие дешевые поделки! В трактире установилась тишина. Я мысленно отметил, что эльфийка не из робкого десятка, разбрасываться подобными словами в толпе не очень трезвых старателей. — Ты это, девочка, громкость сбавь, а то в ушах звенит. Мы вашей братии и так кучу барахла находим, так что сиди и помалкивай! — крикнул кто-то, после чего послышался одобрительный гул. Эльфийка что-то неразборчиво проворчала себе под нос и вернулась на свое место. Разговоры вскоре снова возобновились, а я, убедившись, что на нее никто больше не обращает внимание, нагло подсел за ее стол. Прочно пристроившаяся у меня на плече сорока что-то невнятно прокаркала мне в ухо, но не проснулась. — Простите, вы историк? Она смерила меня надменным взглядом, но все-таки решила ответить. — Допустим. А вы один из тех неучей, кто ни во что не ставит науку? — Нет, я просто Ник. А что историки делают на плато Коба? — Как это — что? Тут очень много руин Зэм! Мы исследуем их, восстанавливаем картину минувших дней. Тех самых, когда пал Тэп. Это очень интересно! Правда, пока дела идут неважно. Мало того, что война, так еще этот неприступный Кордон и оружейная мафия… Очень тяжело что-то изучать в таких условиях! — Нам рассказывали, что Тэп погиб здесь, в джунглях Асээ-Тэпх, — протянул я, в который раз внутренне содрогнувшись от воспоминания, как он воскрес в Империи, чему я стал свидетелем. — Верно, — кивнула эльфийка. — И плато Коба — весьма любопытное место. Именно здесь Тэп сразился с механиками Зэм. Исход битвы, как вы можете знать, — ничья. Вымерли Зэм, а Тэп заразился своей же чумой, и его прекрасная Пирамида в центре аллода на века стала ему могилой. Считается, что после Катаклизма именно магическая сила Тэпа удерживала этот аллод от разрушения, пока на смену ей не пришла Искра Тенсеса. Безымянный, никому не известный и населенный дикими существами, сотни лет этот аллод бороздил астрал. Многие его тайны до сих пор не разгаданы. Мы хорошо изучили Ржавые руины, а вот в развалинах Зэм, что на востоке, работы — непочатый край. Только как попасть туда скромным труженикам истории, если за Кордоном правит оружейная мафия? Она сокрушенно покачала головой. Я хотел сказать ей что-то в поддержку, но меня отвлекла сорока, которая не вовремя брякнулась с моего плеча на стол, и так и осталась спать в таком положении — на спине, раскинув крылья, и задрав лапы кверху. Мда… пьющая птица — горе в семье. — Извините, это не моя, — зачем-то стал оправдываться я, но эльфийка будто бы ничего не замечала. — Мы работаем и под палящим солнцем, и в грязь, и в слякоть, и в снег шурфы роем. С шатрами проблемы постоянные — то ветром палатку унесет, то полог прохудится. Ох, если сложить в одну кучу все скатерти, палатки, платки и тенты, порванные за последний год… Целый аллод получится! Я внимательно слушал и согласно кивал, стараясь аккуратно отодвинуть сороку в сторону, но та оказывала пьяное, но уверенное сопротивление. В конце концов кончилось тем, что я стянул ее за лапу к себе на колени, где она и продолжила свой безмятежный сон. — Бертилия ди Плюи, кстати, — вспомнила эльфийка, что так и не представилась. — Я знаю, что вы обязательно будете лазать по аномалиям. Вы же поэтому здесь, верно? Держите глаза открытыми, Ник. Любые реликвии, которые вы найдете за Кордоном, имеют ценность для историков. Я просидел в трактире допоздна. Никто не спешил расходиться, и мне было интересно слушать разговоры — старатели рассказывали много историй, в большую часть которых не верилось. На улице совсем стало темно, когда народ наконец потянулся на выход. Горислав и на этот раз решил проявить заботу: я поселился тут же, в трактире, в крохотной комнатке на втором этаже, и трактирщик отказался брать за это плату. — На плато Коба старателей — видимо-невидимо. И всем хочется есть, пить и спать. С едой-то у нас проблем нет, а вот со сном… Не доводилось на голой сырой земле уснуть? С утра такое чувство, как будто по тебе ночью отряд конной гвардии проскакал. Но новичков у нас тут не бросают! Пообвыкнись для начала, с ребятами познакомься… Придет время, сочтемся. С одной стороны, такая взаимовыручка достойна уважения, с другой — я не люблю быть должником. В комнатке находилось узкое окошко, которое я приоткрыл, чтобы запустить внутрь прохладный ночной воздух. Единственная тускло горевшая свеча не разгоняла полумрак, так что мебель, состоящая из кровати и одного стула, угадывались с трудом. В дверь нерешительно поскреблись. — Ник? — послышался тоненький женский голосок. Это оказалась эльфийка — конечно же, впечатляющей внешности, и так как обстановка была достаточно интимной, моя мозговая деятельность забуксовала. Я молча посторонился, пропуская ее внутрь. — Ник, тебя ведь так зовут? — уточнила она. Я кивнул. — Эмилия ди Дусер. Везет мне на эльфиек в последнее время. Особенно на ди Дусер. — Извини за вторжение. Просто, я даже не знаю, кому тут можно доверять… Я здесь совсем недавно, как и ты, и еще ни с кем толком не знакома… Я состряпал понимающее лицо, всем своим видом показывая, что целиком и полностью разделяю и поддерживаю ее вторжение в мою скромную обитель. Эмилия уселась на единственный стул, задумчиво перебирая рукой свои длинные светлые волосы. — Как ты здесь очутилась? — спросил я просто для того, чтобы что-то сказать. Ну надо же хоть ради приличия завязать диалог. — Сбежала с Лысого холма. — Что это? — Лигийская ставка на плато Коба. Мало я гонений на Кватохе натерпелась из-за того, что моя семья в опале! Так еще и тут новобранцы с Умойра приставать стали. Вот я и сбежала. — В «Приюте Старателя» контингент тоже не самый подходящий для… кхм… красивой девушки. — Наверное… Но мне кажется, у тебя честное лицо, — произнесла она и, резко откинув волосы за спину и встав на ноги, подплыла ко мне, плавно покачивая крыльями. Пульс ускорился, когда ее тонкие белые руки легли на мои плечи. Нет, мне определенно нравится эта миссия! — Сказывали мне, в трактире можно хорошо нажиться, продав артефакты. — Ага… — Враки! «Жала» здесь стоят, как песок в пустыне! — М-м-м… — Здесь ценятся только штучки из-за Кордона. — Угу… Не знаю, как она умудрялась одновременно говорить и целоваться. Лично я мычал что-то нечленораздельное, мало соображающий и со всем согласный. — Есть у меня одна идея, но мне нужны помощники. — М… — Я случайно услышала, что к торговому посту направляется обоз с артефактами из-за Кордона… Давай ограбим его, а? — Ага… Что?! — Что? — вскинула брови она. — Это решит все наши проблемы! Не бойся, дело верное. Я расскажу, где лучше устроить засаду. Маски наденем, чтобы нас не узнали. Я решительно убрал с себя ее руки и сделал шаг назад. — Ты спятила. — Почему? — Ты серьезно хочешь надуть торговцев? — Ну и что? Мы ведь жизнями рискуем, а они наживаются на нас, толстосумы! Ну надо же, а! Ведь так все хорошо начиналось! — Слушай, Эмилия, ты… э-э-э… очень красивая, но грабить торговцев я не буду ни с тобой, ни с кем-либо еще. — Понятно, — она гордо вскинула подбородок и, окатив меня холодным взглядом, выскочила за дверь с видом оскорбленного достоинства. В общем, эльфийской любви мне в этот раз не досталось. И я так и не понял, правда она хотела ограбить торговый обоз или ее специально подослали, чтобы проверить мою преданность делу. Следующие два дня пребывания в стане старателей не были связаны с поиском артефактов. Утром я разыскал Авдея Стоянова, который обещал Гориславу взять новичка — меня — на поруки, и вместе с ним и его группой мы отправились на хорошо знакомое мне во всех отношениях мероприятие — патрулирование территории. Но перед этим ко мне неожиданно вернулась сорока! Я стоял возле конюха в ожидании, когда он подкует мою лошадь, и с тоской думал о Старике. Интересно, как он там? Обижается, что я опять не взял его с собой? Лошадь мне не нравилась: во-первых, она плохо меня слушала, во-вторых, двигалась очень медленно. То ли дело дрейк… — Кар! Сорока спикировала мне на голову и, хитро изогнувшись, заглянула одним глазом мне в лицо. Попытки согнать ее не увенчались успехом, и только после того, как я открыл флягу с водой, она соизволила спуститься по моей руке и сунула туда клюв. — Похмелье, да? — сочувственно произнес я. Сорока пробулькала что-то, не вынимая головы из фляги. — Готово! — махнул рукой конюх, кажется — Петр. — Только кобылка так себе. Не хочешь новую приобрести? У меня как раз есть отличная партия. — Возможно, — уклончиво откликнулся я. — На плато Коба лучшие дикие лошади! А мы ловим их и приручаем. Все табуны в округе мои. Ну, или станут моими… рано или поздно. Чем ближе я узнаю людей, тем больше люблю лошадей. У людей только один плюс — у них водится золото! — Очень тонкое наблюдение… — Ты, парень, если с артефактами не заладится, приходи ко мне работать, лошадей клеймить. Лады? Плачу хорошо, на жизнь хватит. Правда, и работа не простая, лошади в табунах еще слишком хорошо помнят свое недавнее вольное прошлое… Конечно, им не нравится, когда раскаленным клеймом в бок. Парню, которого я последний раз нанимал, один жеребец дал копытом в ухо… Зато он теперь, должно быть, уже дома, в Хадагане, ветеран, пенсию получает. — Я подумаю, — буркнул я и поспешил ретироваться. Знать ничего не хочу о дезертирах, вернувшихся домой. Первый день патрулирования прошел спокойно. Мы нарезали круги по жаркой степи, никого не встретив. Кроме самого Авдея Стоянова, с нами еще были орк Таран, раздражающий меня эльф Филимон ди Ардер и веселая девушка Оля, с рыжими волосами и россыпью веснушек. — Вообще, у нас тут все относительно спокойно, — рассказывал Авдей. — Трактиру ничего не грозит, а вот старателям… Дикие кобольды шалят. Вроде полоумные существа, а тоже понимают свою выгоду. Да еще как! В аномалии не суются, а подкарауливают старателей, которые возвращаются с законной добычей, нападают скопом, артефакты отбирают… — А что они потом с ними делают? Торговцам продают? — Понятия не имею, кому кобольды сбывают артефакты: ни один торговец не будет иметь с ними дел! — Кобольды — еще ладно, — вмешалась Оля. — По мне, так главная беда — огры! Эти монстры повадились питаться разумными существами: не брезгуют и трупы таскать с поля боя, и на старателей нападать… Ужас! Как представлю себе! Хочется бежать отсюда куда глаза глядят… — Можешь в имперскую армию вернуться, — хмыкнул Филимон. — Да хотя бы и в армию! Я почти не спала прошлой ночью, все мне снилось, что огры варят меня в большом-большом котле… Хотя какой котел?! Они ж, небось, живьем зубами на клочья разрывают… Ох, не думать об этом, не думать! С ума можно сойти. И хватит смеяться! Я же серьезно! — Ничего серьезного, кроме гоблинской мафии, на плато не существует! К ним даже Лига с Империей не лезут. Я, кстати, слышал, что гоблинов видели в Полуденных пределах. Они передвигались скрытно, не нападали. Явно не воины, а лазутчики. Не представляю, что они там вынюхивают. Сам я лично никаких лазутчиков не видел… Это старатели так говорят. Так, за разговорами, день пролетел быстро. Ничего для себя интересного я не узнал, но и не надеялся, что сумею так быстро что-то разведать. Лошадь продолжала нервировать меня медлительностью и непослушанием, сорока периодически исчезала куда-то по своим птичьим делам, но всегда возвращалась, усаживаясь на мое плечо и каркая в ухо. Иногда я удостаивался презента в виде дохлых мышей и цветных камушков или стекляшек. Прогнать птицу пока не получалось. Я даже строго предупредил, что пива больше не дам! Но на нее это не подействовало. Словом, пришлось смириться и надеяться, что рано или поздно ей надоест кружить возле меня и таскать всякую дребедень. Следующий день оказался более богат на события. С утра ко мне вновь приклеился Иавер Рэт — сутулый Зэм из трактира с историей про «Исполнитель желаний» и старателя Клюва, который этот артефакт искал и, кажется, нашел. — Наибольший интерес во всей этой легенде для меня представляют сведения о трех спутниках Клюва, — разглагольствовал он, пока я седлал капризную лошадь. — Если предположить, что история правдива, то именно они могут послужить ключиком к ней. — Горислав сказал, что его спутники пропали без вести. — Да, но… Я, видишь ли, немалую часть своей второй жизни посвятил изучению наследства Тэпа. И кое-что знаю о его методах. Тут неподалеку сохранились стелы Тэпа. В чем их предназначение — никто не знает. А я — догадываюсь. — Ну и в чем же? — хоть я и изображал скепсис, мне стало интересно. — Тэп был величайшим магом, достигшим невероятного могущества! И он знал, что главное сокровище этого мира — Искры! — Да, он убил свой народ, чтобы наполнить Пирамиды Искрами и стать бессмертным — это все знают! Ну и что? — А то, что если Клюву достался артефакт Тэпа, значит что-то он отдал взамен. Смекаешь? — Искры своих напарников? — И сдается мне, что если окропить те стелы святой водой, мы их еще услышим. — Мы?! — Одному по плато Коба ходить опасно… Местные считают меня сумасшедшим, но они просто не понимают, какой куш могут сорвать, если у нас все получится! Строго говоря, согласия своего я не дал, но Иавер Рэт все равно увязался с нами в патруль. Он постоянно уточнял маршрут у Авдея и многозначительно поглядывал на меня, как бы говоря, что самое интересное еще впереди, но ждать осталось недолго. Уже под вечер, когда наша смена подходила к концу и мы устроили последний на сегодня привал, восставший бочком приблизился и, подсев рядом, подергал меня за рукав. — Эй, Ник. Стелы тут совсем рядом, в двух шагах. Сходим? — Слушай, мне не очень-то верится во всю эту чепуху с исполнением желаний… — Да тут идти всего ничего, вон они, даже отсюда их видно! Я вытянул шею и уставился в том направлении, куда показывал Иавер Рэт. Стелы и правда находились близко — побитые временем высокие сооружения на раскрошившихся постаментах. Я напряг память, пытаясь вспомнить, где видел нечто подобное… Точно! На северном берегу Мертвого моря, где мы с комитетчицей обнаружили непонятные серые камушки, как-то связанные с Тэпом и вызывающие у меня необъяснимую дрожь внутри. — Ладно, давай сходим. Только быстро! Вблизи каменные глыбы оказались еще выше, чем я предполагал, приходилось задирать голову, чтобы увидеть верхушку. Особо примечательного в них ничего не было — руины и руины — и я вопросительно посмотрел на восставшего. Тот походил между камней с задумчивым видом. — Да, думаю, святая вода — то, что нам нужно… Что еще может противостоять силе Тэпа, как не сила Света? — Ну так вперед, — поторопил его я. Не хотелось надолго отлучаться от Авдея и его группы, хотя они и находились в зоне видимости. — Да… э-э-э… основываясь на своих знаниях о Тэпе… Скажем так… Могут возникнуть осложнения. — Тогда идем назад, — я демонстративно развернулся, но Зэм меня остановил. — Нет, подожди! Сейчас… Вот, святая вода… да… Внимание! Он плеснул воду на стелу, и я внутренне подобрался, готовый даже к тому, что из нее вылезет сам Тэп. Несколько секунд ничего не происходило, и я уже почти уверился в пустой трате времени, как вдруг увидел прямо сквозь камень смутное, невнятное шевеление. Будто внутри двигалась призрачная тень. Мы переглянулись с Иавером Рэтом. Он отступил назад, я же, как завороженный, напротив, подошел ближе и дотронулся до холодного камня. — Эй, меня кто-то слышит? — Разрази меня гром… Я тут… Я отскочил, рефлекторно хватаясь за меч. Голос хоть и был приглушенным, доносившимся издалека, но слышался вполне отчетливо. — Тысяча астральных демонов… Тэп! Сволочь! Дай мне топор и выпусти меня, я для тебя убью целую тысячу… Ар-р-ргх!.. Мой ошарашенный взгляд на Иавера Рэта ничего не прояснил, тот, хоть и предполагал подобное, тоже выглядел изумленным. — Ох… Я чувствую здесь чье-то присутствие… Неужели сам великий Тенсес явился ко мне, чтобы наказать меня за вероотступничество?.. Заклинаю тебя, Тенсес, не отворачивайся от своего нерадивого дитя… На этот раз голос звучал тише и совсем с другой интонацией — печально и немного нараспев. Превозмогая иррациональный страх, я снова подошел к стеле и приложил к ней ухо, чтобы лучше слышать. — Помоги мне… Если ты явишь свою милость, я буду истово служить тебе! Вечно! Вечно!.. — Вы слышите меня?! — громко сказал я, сразу почувствовав себя немного идиотом — разговаривать с камнем мне еще не доводилось. — А! Кто здесь?.. Великий хозяин, это ты?.. На этот раз голос звучал отрывисто, нервно, и он был выше, чем предыдущие два. — Это тень… Тени говорят со мной вновь! Ха-ха! Они вновь шепчут мне о мирской жизни… Они призывают меня убить человечков! Двуногих созданий… Но нет! Мне тут хорошо… Я никуда не пойду! Я ведь теперь тоже тень… Я — никто… Теперь из стелы доносилось бормотание трех голосов, и отдельные слова стало сложно разобрать. Я обернулся на Иавера Рэта. — Это чьи-то Искры? — Духи. И, полагаю, мы оба знаем — чьи, — тихо ответил он и тоже подошел поближе, чтобы послушать голоса. — Они заплатили дорогую цену за чужое могущество. — …не сдамся… Слышишь, Клюв… не сдамся… Ар-ргх! Мне бы только выбраться… Я бы показал, как предавать друзей… — Я — никто… Ха! Я никто! Я просто тень на занавесе ночи… Я вечно мертвый… Хвала Тэпу! — Великий Свет! И зачем я только поддался на уговоры… Я проклят навечно… Великий Тенсес, помоги мне… Голоса то приближались, то снова отдалялись, становясь совсем тихими. Мы слушали их несколько минут. — Бедняги! — произнес Иавер Рэт. — Один из спутников Клюва сошел с ума, второй стал святошей, третий до конца пытался бороться. Все, как тысячи лет назад. — Мы можем им как-нибудь помочь? — Вряд ли. Я думаю, что их Искры… Договорить он не успел. Из-за спины до нас долетели крики и, обернувшись, мы увидели, как Авдея, Тарана, Филимона и Ольгу окружили множество фигур с красными повязками на лицах. Позабыв о стелах и голосах внутри, я рванул на помощь, на ходу доставая меч. Среди напавших на патруль в основном были люди, надо сказать — очень неплохо вооруженные. Еще на бегу я заприметил забравшегося на возвышенность лучника, уже целящегося то ли в Авдея, то ли в Тарана. Подняться к нему и помешать выстрелить я уже не успевал, поэтому швырнул в него удачно подвернувшимся под руку камнем. Неожиданно бросок получился метким — от удара лучник, схватившись за плечо, оступился и скатился вниз, где я и встретил его холодными объятиями своего меча. Ко мне тут же подскочили еще двое в масках, но несмотря на свое отличное оружие — не в пример моему — владели они им не очень хорошо, поэтому расправиться с ними труда не составило. Вот если бы и у меня был мой любимый меч, с которым я уже сроднился! Идеально сбалансированный, подходящего мне веса и размера — я почти не замечал его в своих руках. Меч и был моими руками. Сейчас, правда, приходилось орудовать куда менее искусным продуктом массового производства. Но рефлексы никуда не делись. И пусть меч «не поспевал» за моей мыслью и тормозил движения, я все равно чувствовал прилив адреналина и азарт. Оля ловко отбивалась двумя удлиненными кинжалами, но я все равно инстинктивно старался держаться поближе к ней, чтобы охладить пыл ушлых нападателей, считающих, что хрупкая девушка — неплохая цель. Филимон не подпускал к себе никого при помощи жезла, испускающего фиолетовое сияние магии разума. Неподалеку Таран тоже раскидывал соперников, правда с меньшим изяществом — кулаками и щитом. Авдей же, будучи, как и я, мечником, пытался добить тех, кто как кегли отлетал от орка. Противников было больше, чем нас, но действовали они не слаженно, да и серьезных бойцов среди них не оказалось. Это притупляло инстинкт самосохранения, и вскоре я бесстрашно ввинтился в самую гущу. Как всегда, у меня словно бы выросли на затылке глаза, и я прекрасно видел происходящее за своей спиной, причем все движения тянулись так медленно, что я не только успевал их увидеть, но и среагировать. Мышцы разогрелись и приятно горели, кровь стучала в ушах, и я еще готов был настучать целой ораве, но агрессивно настроенные «масочники» быстро закончились. — Ох, елки-моталки! Что за ерунда творится?! — проговорил Таран, осмотрев поле боя. — Это ж «Красные Повязки» на нас напали! Ничего не понимаю… — Что за «Красные Повязки»? — Считалось, что просто старатели, — произнес Авдей, сильно нахмурившись. — А чего это они? — продолжал недоумевать Таран. — Мы ведь на Горислава работаем, старателей же и обороняем. — Похоже, разбойниками заделались… Эй ты, ну-ка проясни нам ситуевину, а ты мы что-то не допоняли сейчас. Авдей, угрожающе помахивая мечом, подошел к забившемуся в щель между двух камней пареньку, стянувшему с себя дрожащими руками красную повязку. — Не убивайте, я на вас не нападал. Я не с ними… то есть с ними, но не из них! Не убивайте… — Ты кто такой? — Игнат меня звать. Я с товарищами дезертировал из имперского лагеря… — С тобой было еще трое, — вспомнил я то, что говорил в стельку пьяный хадаганец в трактире. — Зиновий, кажется… еще кто-то белобрысый. — Да, — удивленно поднял на меня взгляд дезертир. — Пробирались сюда, а тут и огры, и бандиты. Поразбежались мы в разные стороны. Я к бандитам попал, своим прикинулся. Но как услышал, что они планируют… Послушайте, это все Емельян, как его… Разин! — Он заправляет «Красными Повязками», — кивнул Авдей. — И что? — Емельян планирует нападение на трактир! Он хочет вырезать там всех и прибрать себе «Приют Старателя». Своими ушами слышал! — Этого следовало ожидать! — фыркнула Оля. Похоже, новость не стала большим сюрпризом. — Рано или поздно это должно было произойти. Все к этому шло! Авдей вопросительно посмотрел на меня. — Я с ним не знаком, но одного из его приятелей, — я кивнул на Игната, — видел в трактире. Как зовут — не знаю. — Понятно. Нужно срочно возвращаться в «Приют» и рассказать все Гориславу! С этой бандой давно пора было разобраться! — Вот правильно, — горячо поддержал Таран. — На брата-старателя нападать — паскудное дело! Авдей снова повернулся ко мне, и смерил внимательным взглядом. — А ты хорош. Я скромно опустил глаза и пожал плечами. Наверное, стоило все же поумерить пыл и не строить из себя бравого бойца. Одной из моих задач было не привлекать к себе слишком пристального внимания. И с эту задачу я, кажется, полностью завалил. Мы вернулись в трактир и сразу разыскали Горислава. Авдей выложил ему все, как на духу, и тот от эмоций смял свою газету. — Емелька… на трактир хочет напасть? Не может быть! Да он же столько раз вот тут, за этим столом, выпивал… и даже платил не всегда. Разве поднимется у него рука? — Людей меняет жажда власти. — Ну, раз Емельян замахнулся на трактир… я разозлился… я серьезно разозлился! — Горислав пожевал усами, растерянно походил туда-сюда, и в конце концов стукнул кулаком по барной стойке, да так сильно, что стоящие на ней кружки с пивом подпрыгнули. — Слушайте все! Терпение мое лопнуло! Люди Разина вне закона! Объявляю цену за его голову! За голову Емельяна! Ребята, мы много выстрадали, не дадим одному отщепенцу разрушить нашу вольницу! Ишь, атаман выискался! Трактир — зона вольных существ! Не для того все сюда бежали, чтобы снова под чью-то пяту попадать и терпеть над собой насилие! В трактире поднялся шум. Ольга и Таран, перебивая друг друга, принялись красочно рассказывать всем о нападении. Возмущение присутствующих росло очень быстро и вскоре дошло до такой отметки, что я уже не сомневался — дни «Красных Повязок» сочтены. Хотя я старался сделаться прозрачным, история нашего спасения не обошла меня стороной, и мой вклад как-то сам собой вышел на передний план. А поскольку рассказчики активно привирали насчет количества нападавших, то в конце концов получилось так, что я голыми руками раскидал целый рейд и, кажется, даже приколдовывал по ходу дела. В некотором смысле это сыграло мне на руку — количество желающих отправиться со мной на поиски артефактов моментально выросло в разы. И все же мои друзья оказались правы: я физически не способен тихонько сидеть в темном углу и не высовываться. Раздосадованный от резко повысившегося внимания к своей персоне, я вышел на улицу вдохнуть свежего воздуха. На крыльце стоял Горислав, опершись на перила и задумчиво разглядывая двор. — Ах, Емелька… Буйная голова, не по делу ты ее использовал! Ох, не по делу! — горестно вздохнул он. — Вот беда, вот беда… Я всегда старался быть добрым ко всем! И некоторые в итоге стали садиться на шею… Емельян Разин давно мутил воду — собрал вокруг себя самых отмороженных старателей. Повязали красные повязки, стали корчить из себя избранных, старую гвардию… А я говорю — банда головорезов! Слышал о них, что на своего брата-старателя нападать не гнушаются. Я долго этому не верил, но выходит — правда. Больно мне, что старатель бьет старателя. Но «Красные Повязки» переступили черту… Он сгорбился и, шаркая ногами, побрел внутрь, понурив плечи и качая головой. И пусть старатели были всего лишь преступниками, и их разборки между собой не имели значения для меня, имперца, в этот момент мне настолько стало жаль Горислава, что я готов был голыми руками четвертовать Емельяна, будто своего личного и самого главного врага. Глава 49. Исполнитель желаний — Что за облезлый комок перьев у тебя на плече чирикает? — прищурился Орел. — Сорока. Не обижай ее, мы с ней пили вместе. — Интересные у тебя собутыльники… Эй! Она меня в глаз хочет клюнуть! — Она впечатлительная. Говорю же — не обижай. — Зачем ты ее завел? — Сама завелась. Я не принимал в этом процессе участия. В условленном месте и в условленное время я встретился со своими друзьями и почувствовал всеобъемлющее умиротворение. Все были живы-здоровы, в имперском лагере никаких катастроф не случилось, жизнь шла своим чередом. — У нас ничего нового, патрулируем Ржавые руины… Вчера сцепились с Лигой, но без последствий — стрелами покидались да разошлись. А еще наш шпион из Лиги донес, что на Полуночном Берегу разбили лагерь контрабандисты. Солдаты Лиги массово сбывают им артефакты Тьмы, представляешь? — Им же вроде запрещено? — удивился я. — Айденус приказал уничтожать артефакты. Они, мол, вместилища Тьмы и все такое… — А что ты хотел от государства без четкой идеологии? Лигийцы трусливые и мелочные, готовы продать родину за горстку золотых. — У нас тоже в семье не без урода. В трактире полно имперских дезертиров! — Надеюсь, ты не лез на рожон, ведь ты один из них, не забыл? — Забудешь тут. — Как там? В «Приюте»? — поинтересовалась Лиза, и имела она ввиду явно не качество пива. — Странно, — подумав, ответил я. — С одной стороны, приняли меня хорошо, и мне там даже где-то комфортно, но… Не знаю. Что-то там все равно не так. Только не могу понять, что. Чувствую себя одновременно и в безопасности, и… Я замолчал, пытаясь подобрать слово. Как можно описать настолько противоречивые ощущения? — Может, тебе просто непривычно находиться в компании авантюристов, дезертиров и воров? — Может. — А владелец трактира, этот… Горислав, что он из себя представляет? — Добряк, который старается всем помочь. И помогает. Не зря все его уважают в «Приюте». Если бы я из всего этого сброда кому и подставил свою спину, так это ему. — Но тебе все равно так или иначе придется найти компаньонов. — Да, я знаю. Есть там два парня… Договорились пойти сегодня в шахты. Это не за кордоном, но там тоже есть золото и артефакты… — Дай догадаюсь… и дикие кобольды? — Они. Но это не оружейная мафия, так что для начала сойдет. Пообщавшись немного со своими, я получил заряд энергии и бодрости, поэтому назад возвращался в приподнятом настроении. Запланированная на сегодня вылазка не казалась чем-то серьезным, может быть, потому что кобольды не вызывали у меня опасений, хотя толпой они могли стать угрозой. И все же беспечность кружила голову, и когда я заехал на территорию поселения старателей, то широко улыбнулся уже поджидавшим меня там подельникам: прайдену с непроизносимым именем Бэйын-Куун, которого все называли просто Бэйн, и эльфу Нияну ди Близар. Я обратил внимание на то, что эльфы не скрывали своего полного имени — это почему-то для них был особый предмет для гордости. — Ахо! Ну что, готов, кылыс? — рыкнул прайден, мешая общепринятый со своим родным языком. — Да… э-э-э… секунду. Иавер Рэт подпрыгивал на месте и показывал странные знаки, привлекая мое внимание. Я подошел, хотя меня терзали глубокие сомнения, стоит ли в это лезть. — Слушай, я много думал… Мое исследование подтверждает теорию об «Исполнителе желаний», — уверенно заявил Зэм. — Первое. Этот артефакт есть! — Не вижу неопровержимых доказательств, — скептически произнес я. — Я уверен! — А, ну тогда конечно. А второе? — Второе. Чтобы воспользоваться его силой, необходимо принести в жертву трех других существ. — Логично. — Третье. Я долго изучал наследие Тэпа, и у меня есть кое-что интересное… Вот! — восставший явил моему взору необычный, изогнутый нож с рукоятью в узнаваемых геометрических узорах, которые так любят Зэм. — Ага, а этим ножом, надо полагать, сам Тэп бутерброды себе по утрам нарезал? — хмыкнул я. — Почти. Это особый, ритуальный нож! А шахта, где вы собираетесь искать артефакты, наполнена древней магией Тэпа! Естественно я уже понял, к чему клонит Иавер Рэт, но решил строить из себя дурака до последнего. — Ну и что? — Клюв принес в жертву троих своих спутников! Со спины он их убил или уболтал, высшие идеалы и прочие глупости наплел в оправдание своей цели — этого я не знаю. Но когда три жертвы были принесены, он получил свою награду. Исполнение желания! Понимаешь? — Понимаю. А от меня ты чего хочешь? — Я дам тебе этот нож, и ты в шахте убьешь им троих. Зэм уставился на меня, а я на него. Честно говоря, я думал, он озвучит это как-то более деликатно. — Убить своих спутников?! — Нет, конечно, — замотал головой восставший. — В шахтах опасно, мало ли, кого вы там встретите — мафия, контрабандисты… Тебе какая разница, чем горло врагу перерезать? — Хм… резонно, — согласился я. — Мне — знание, тебе — исполнение желания. Все честно. — Нож я возьму, но обещать ничего не буду. — Вот и договорились! — обрадовался Зэм, как будто уже получил подтверждение своей теории. Я повертел в руках нож — красивый, конечно, и наверное, достаточно дорогой, хотя и неудобный. Но в целом — ничего особенного, так что подвоха я не увидел. В конце концов, я могу просто им не пользоваться, и все. Дорога до шахты проходила в молчании, и меня это полностью устраивало! Худощавый, но шустрый эльф Ниян вызывал у меня опасений не меньше, чем здоровый, как орк, прайден Бэйн, так что приходилось обоих держать в поле зрения. В то же время я не испытывал сильной антипатии к ним, что стало решающим в моем выборе. До ближайшей шахты верхом добрались всего за два часа. Вход в нее выглядел как обычная пещера, внутри было темно и веяло прохладой. — Кобольды не охраняют свою территорию? — спросил я. — Эти твари сидят внутри и могут выпрыгнуть из-за стены в любой момент, — произнес Ниян. — Тья-эх! Ненавижу! — добавил Бэйн и первым шагнул внутрь. Темные тоннели с крошащимися стенами и потолком вызывали убийственные приступы клаустрофобии, но я старался держать себя в руках. Приклеившаяся ко мне сорока сидела на моем плече строго до входа, но при виде пещеры сделала вид, что у нее появились срочные дела, и упорхала в неизвестном направлении. Лошадей тоже оставили снаружи, и теперь шли пешком, частенько пригибая головы и еле протискиваясь между узких стен. Больше всего страдал, конечно, Бэйн. — Проклятые недомерки, нарыли нор, шойш! — Они и не приглашали нас в гости, — откликнулся Ниян. — Ничего, потерпят, акары. Ненавижу! — Одно гложет меня: зачем кобольдам артефакты? — снова заговорил эльф через минуту. — Они ни с кем не торгуют, ни с кем не делятся. Я думаю, что… — Тихо! Мы замерли. Острый слух прайдена, вероятно, улавливал больше звуков, потому что я ничего не слышал. — Туда! — уверенно сказал он, и мы, значительно ускорившись, последовали за ним. Бэйн не ошибся. Пробежав совсем немного по узкому тоннелю, я уже различал чьи-то вопли, а еще через минуту увидел источник. Толпа кобольдов, отчаянно вереща, нападала на кого-то всем скопом, но из-за их сгорбленных спин несчастную жертву не было видно. Зато было слышно! — Уберите лапы, тупоголовые твари! А-А-А! Вы за это еще ответите!!! Кобольды так увлеклись попавшимся бедолагой, что не заметили наше приближение. Впрочем, их бы в любом случае ничего не спасло — вояки из них никакие, а их шахтерские кирки, которыми они размахивали как оружием, и вовсе выглядели комично. Этот народец напоминал мне вставших на задние копыта козлов, над которыми долго ставили опыты в лабораториях. Уродливые морды с красными глазами излучали ненависть, хотя я видел и более адекватных кобольдов, сумевших приобщиться к цивилизации. Пи Тук-Тук, например, рассказавший мне о «Приюте Старателя». Или кобольды из Придонска на дне Мертвого моря. Впрочем, этот народ все равно традиционно относили к диким и полуразумным. Я насчитал дюжину маленьких, сгорбленных фигур, но мог ошибиться. Они мельтешили, нелепо пытаясь нас атаковать… но что может сделать дюжина неуклюжих недорослей с кирками против троих вооруженных противников, знающих военное дело? Мы не потратили много времени и сил, чтобы успокоить их всех. Я привычным движением вытер меч от крови, прежде чем убрать его в ножны, но испытывал при этом не самые радужные ощущения. Не люблю драться с теми, кто настолько слабее меня. — Слава астралу! Братья старатели! Я уже думал, сгину в этих пещерах… Связанный и основательно поколоченный кобольдами Зэм попытался принять сидячее положение, лязгая металлическими частями своего тела. Он с облегчением посмотрел на Бэйна и Нияна, но потом заметил меня и замер. — Надо же, какая встреча! — воскликнул я не удержавшись. — Знакомы, зур? — поинтересовался Бэйн. — Была такая неприятность. — Сам тогда разбирайся. А мы тут золотишко пока пошарим, эйш! Они принялись искать у убитых кобольдов ценности, а я подошел к восставшему и присел рядом с ним на корточки. — Мир тесен, товарищ Иавер Гахиджи, — тихо произнес я. — Я уже Сарбаз, а не Иавер. — На повышение пошел… Передо мной был тот самый комитетчик, который подставил меня на Диких островах во время турнира по Гоблинболу, и тот самый, которого я чуть не выбросил в астрал. Ну что ж, одного комитетского шпиона в «Приюте Старателя» я вычислил. — А стоит ли тебя развязывать? — Прекратите этот детский сад, товарищ Санников. Вы прекрасно знаете, что я просто выполнял свой долг! Помедлив несколько мгновений, не столько из-за раздумий, сколько для того, чтобы побесить Гахиджи, я все-таки его освободил. — Спасибо, — чуть раздраженно сказал он и добавил уже громче, чтобы мои спутники тоже услышали. — Послушайте, что я узнал. В глубине пещеры живет какое-то существо! Я хотел увидеть его, но кобольды меня поймали… Конечно, я один, а их двадцать! — Только они дети по сравнению с тобой, — ехидно вставил Ниян. — Ну… я не лучший воин в Сарнауте, — согласился Гахиджи. — Тогда почему ты один? — Предпочитаю тайную разведку открытым столкновениям… — Да ты прям к успеху идешь, куттас! — восхитился Бэйн. — Ладно, неважно, — перебил я. — Что за существо в пещере? — Я точно не знаю, мало что понял из их болтовни… Но кобольды трепещут перед этим существом и выполняют все, что оно ни прикажет. А оно хочет артефакты! Бэйн и Ниян перестали улыбаться и заинтересованно переглянулись. — Кобольды таскают мои артефакты какому-то пугалу в глубине пещеры? — уточнил эльф. — Судя по всему… Сами кобольды — скрытный и трудолюбивый народец, я никогда ничего против них не имел, но у них есть главарь! Или что-то вроде того. — Значит, наведаемся к нему! — оскалился прайден, и в этот момент его лицо особенно походило на звериное. — Берегись! — крикнул я, рефлекторно хватаясь за меч. Кобольд выскочил как из-под земли, кинувшись на оказавшегося к нему ближе всех эльфу. Бэйн одним махом разрубил его едва ли не пополам, но все равно опоздал — ржавая кирка торчала из живота Нияна и тот, прижав к нему руки и попятившись, упал. — У-у-у… ненавижу! — зарычал прайден и со злости ударил кобольда топором еще несколько раз. Я подскочил к Нияну, пытаясь оценить масштаб повреждений. Из раны хлестала кровь и я не рискнул попробовать вытащить из его тела кирку. — Больно… убей… осторожно! — прохрипел он, цепляясь за мои руки. Иногда смерть милосердней. Даже принимая во внимание то, что не каждый может воскреснуть после нее! Дотащить эльфа с распоротым брюхом до «Приюта Старателей» мы все равно не успеем, он умрет по дороге. Я достал нож и одним резким движением вогнал его в сердце Нияна по самую рукоять. — Мы тебя воскресим, — пообещал я, глядя в остекленевшие глаза эльфа, так и оставшиеся широко распахнутыми. И только сделав это, я вдруг осознал, что держу в руках нож Иавера Рэта. — Проклятье! Дернувшись, как ужаленный, я отшвырнул от себя клинок, словно тот был ядовитым. Насколько чокнутый восставший прав в своих изысканиях? Хотя мне и не верилось в это до конца, но все же… я принес первую жертву? — Чего переполошился, кылыс, первый раз что ли своего убил? — сердито пробухтел Бэйн. — Жрецы разберутся… Эй-хья! Давай-ка пока припрячем его вот сюда, а потом заберем, на обратном пути. Он явно не собирался из-за смерти друга откладывать поиск артефактов… Хотя с чего я взял, что они были друзьями? Мы аккуратно перенесли тело эльфа в крохотный закуток, подальше от глаз, и прикрыли это место булыжниками. Ритуальный нож я поднимать не стал. К демонам этого Рэта вместе с его идеями и Тэпом в придачу! Таскать с собой эту мерзость я больше не буду! — Может, стоит вернуться сюда с подкреплением? — с сомнением в голосе протянул я. — Мали ли, что там за главарь… — Я ни с каким подкреплением делиться артефактами не собираюсь! — отрезал Бэйн и уверенно зашагал вглубь пещеры. — Не дрейфь, кылыс, и не такое видали. — Ну, ну… Я двинулся следом, уже не выпуская из рук меч. Гахиджи, судорожно озираясь по сторонам, пристроился рядом. — Я эту тварь не видел… И вообще первый раз слышу, что кобольды кому-то там поклоняются, — произнес он. — Странно это все. Мне это напомнило ящеров, исполнявших приказы демона, и я, в отличие от прайдена, не рвался вперед очертя голову. Похлопав себя по карманам, нащупал амулет Зосимы, наполненный загадочной «Верой», которым я убил демона в краю Вечной Ночи. Интересно, у него есть срок годности? — Эй, ты знаешь, куда идешь? Мы же тут заблудимся! — крикнул Гахиджи Бэйну, когда он замер на очередной развилке, а затем уверенно повернул направо. Я понятия, не имел, как прайден выбирает дорогу, но старался запоминать, сколько раз и куда мы свернули. — Мой нюх не ошибается, эйш! Я всегда знаю, куда идти. Тоннели стали немного шире, но искривлялись под самыми невероятными углами. Даже мощные фонари не давали достаточно света, чтобы разглядеть рельеф, и я пару раз споткнулся, и трижды вписался плечами и головой в каменные выступы. Если кобольды используют шахту, как дом, то глядя на грубые стены тоннелей становилось понятно, что эстетической стороной вопроса подземный народец не озадачивается. После Нияна мы вели себя куда менее беспечно. Я не выпускал меч из рук, готовый к атаке в любой момент. И не зря — кобольды напали на нас дважды. Первый раз их было двое, зато свалились они откуда-то с потолка. Находившийся к ним ближе Бэйн срезал обоих одним ударом топора даже не останавливаясь, так что мне просто осталось перешагнуть через два трупа. Второй раз их было уже четверо, но и они не доставили проблем. Узкое пространство и темнота давали им преимущество, но я услышал посторонние шорохи еще до нападения, а Бэйн наверняка еще и точно определил место, где они прятались. Мне было сильно не по себе от их убийства. Дикие, но все же разумные существа вызывали в глубине души жалость, тем более, если ими кто-то управляет против их воли. В отличие от огромных, сильных ящеров, кобольды выглядели беспомощными. И хотя одному из них удалось, воспользовавшись фактором внезапности, смертельно ранить одного из нас, я все равно чувствовал себя паршиво. Шли молча, чтобы не пропустить атаку, пока Бэйн первым не нарушил молчание. — Там, эйш! — азартно прорычал он и, неожиданно встав на все четыре лапы, сорвался на бег. Не часто увидишь прайдена, бегающего вот так, по-звериному, и это скорее всего означало, что нас ждет что-то действительно впечатляющее. Конечно мы с Гахиджи безнадежно от него отстали. К моменту нашего появления на месте событий Бэйн уже дрался с целой толпой кобольдов. Их было несколько десятков, не меньше! Огромная с пугающими размерами сталактитами пещера, в которой мы очутились, освещалась тонкими лучами света, пробивающихся откуда-то сверху, через щели в каменной толще. Хоть здесь с видимостью проблем нет! Топор прайдена мелькал с колоссальной скоростью, и с ходу вломившись в толпу, я все же старался держаться подальше от него. У кобольдов не было никакого понимая о тактике, они просто наваливались скопом со своими кирками, которыми еще и задевали своих. Я вертелся юлой, Бэйн оглушительно рычал неподалеку, и даже Гахиджи, не бог весть какой боец, тоже вносил свою лепту. Меня поражало, насколько кобольды не боятся смерти. Они просто нападали на нас, остервенело кидаясь прямо на оружие и вопя изо всех сил! Что можно защищать с такой самоотверженностью?! Разве что их кто-то заставляет это делать… Полностью сосредоточиться на кобольдах у меня не получалось, и это несколько осложняло мою жизнь. Размахивая мечом, я постоянно ждал появления демона, искал его глазами, и это здорово отвлекало, так что я едва не пропустил атаку, которая грозила обернуться для меня проломленной головой. Увернуться я успел и даже наказал нападавшего, а затем и его соратников… Но никакого демона так и не появилось. Оставшиеся кобольды вдруг резко отступили, как по приказу, и буквально в считанные мгновения скрылись в темноте боковых тоннелей. Заляпанный с ног до головы кровью Бэйн удовлетворенно обозрел поле боя. — Акары! Тья-эх! Он тяжело дышал, но глаза его горели, и казалось, что прайден не против продолжить схватку и только и ждет того, кто еще посмеет оказать ему сопротивление. Выглядел он в этот момент настоящим маньяком и безумцем. Впрочем, я скорее всего мало чем от него отличался. Обернувшись на Гахиджи, я убедился, что тот тоже почти не пострадал. Во всяком случае Зэм стоял на ногах, растерянно глядя по сторонам. — Да что это с ними со всеми такое? Кобольды не бывают настолько озлобленными! Я хотел было озвучить свою версию, что ими кто-то управляет, но Бэйн меня опередил. — Вот что с ними такое! — сказал он и ткнул пальцем в центр пещеры. Там, на высоком, явно искусственном постаменте, лежала груда всякого хлама — камней, каких-то обломков, грязных предметов, по виду древнее Пирамиды Тэпа. Но весь этот мусор объединяло одно — льющийся изнутри свет. Артефакты! — На это все плато Коба можно купить, эйш! Мы подошли ближе, разглядывая невзрачные предметы. — Часто старатели такое находят? — спросил я. — Не знаю, кылыс, такими находками не хвастаются… — медленно протянул Бэйн, — и не делятся. Я выхватил меч, но прайден был быстрее. Одним движением он резко притянул к себе Гахиджи и приставил нож к его горлу. — Опусти меч, куттас, а то твой дружок останется без головы, клянусь Гласом! Скользнув по лицу восставшего, мой взгляд приклеился к ритуальному ножу Иавера Рэта в руках Бэйна. Я выбросил его, а этот ублюдок подобрал! — Ладно, только не нервничай, — произнес я, осторожно положив свой меч на землю. — Забирай артефакты и проваливай. — Пни мне меч и отойди подальше, вон туда, чтоб я тебя видел… — Ну ты и сволочь! А как же твой напарник, Ниян? Бросишь его? — прошипел я, правда покорно отступив в указанное место. — Он мне никто. Как и ты. Шойш! Не выпуская Гахиджи из крепкого захвата, он уставился на сокровища, которые уже считал своими. Алчный взгляд проскользил по артефактам, и Бэйн довольно осклабился. Пока он наслаждался богатством, я покосился на свой меч, сиротливо валявшийся у стены. Слишком далеко. Даже если я успею схватить его, а потом метнуться к прайдену и укоротить его на голову, Гахиджи к этому времени уже отправится к праотцам. Хоть я и не испытывал симпатии к комитетчику, но убивать его вовсе не входило в мои планы. Я сделал крохотный шажочек к Бэйну. А затем еще. Вот бы его чем-то отвлечь… Сорока спикировала сверху на слишком увлекшегося артефактами прайдена, с явным намерением оставить его без глаз. Серьезного урона она не нанесла, но он отпрянул от нее – и этой секунды мне хватило, чтобы подскочить и выбить нож из его руки. Бэйн замахнулся, и наверняка снес бы мне голову одним ударом своей когтистой лапищи… но когда надо, я тоже умею быть быстрым. В его горле забулькало и кровь хлынула фонтаном, когда я воткнул в него отвоеванный клинок. В моей душе не родилось даже намека на жалость — ненавижу предателей! Но мысль о второй жертве Тэпу неприятно царапнула. — И как только аллоды носят таких негодяев! — произнес Гахиджи, потирая горло. Больно ему не было, но страшно — вполне. Я поднял меч и с оружием сразу стал чувствовать себя увереннее. Довольная собой сорока уселась мне на плечо и принялась разглаживать перья. — Ты вовремя, фея. Она подняла голову и заинтересованно уставилась на меня черным глазом. Похоже, «Фея» ей приглянулась. — Что, нравится? — Кар! Оглядевшись по сторонам — вокруг было пусто и спокойно — я высказал Гахиджи здравую мысль: — Артефакты мы нашли, предлагаю убраться отсюда. — Поддерживаю, товарищ! Что-то я уже не горю я желанием в столь скромном составе встречаться с главарем кобольдов. Но нужно собрать все это и доставить на имперский склад… Семер Кийя будет в восторге от такого пополнения ее запасов! Не успел я открыть рот, чтобы всецело согласиться, как на меня обрушился потолок. Образно. Но ощущения были именно такими! В голове образовалась каша, и на мгновение я лишился зрения и слуха, и вообще всего. Потерял все ориентиры и забыл даже собственное имя… И только где-то на задворках сознания упрямо формировалась мысль, что это не физический удар. Ментальная магия. Кто-то очень сильный атакует мой разум! И как только я это понял, оковы сразу спали. Нет, неизвестный мистик не оставил попытки воздействовать на меня, но я не собирался гостеприимно впускать его в свою голову. Слух и зрение вернулись. Я резко развернулся… и остолбенел. Мне уже довелось увидеть много мерзких тварей, но это было самым отвратительным из всех! Из-за балахона я не мог разобрать, есть ли у него ноги, но две непропорционально длинные и неправдоподобно худые руки имелись. Круглая голова была лишена всякой растительности, да и кожа будто тоже отсутствовала — одно лишь переплетение серых в струпьях мышц с пульсирующими прожилками. Глаза светились, но почему-то казались пустыми, стеклянными. Такие глаза бывают только у слепых. Но самое ужасное, что на его лице шевелились щупальца, больше всего напоминающие червей. Именно эта тварь была изображена на табличке, которую мне вручил Пи Тук-Тук, когда я его спас на Ржавых руинах. Тошнота подступила к горлу. Кем бы ни было это существо — оно должно умереть! — Нет… Надрывный стон Гахиджи заставил меня обернуться. Восставший, неестественно дергаясь, как от удара электричеством, тянулся за ритуальным ножом. — Нет… нет… В оцепенении я наблюдал, как он поднимает нож дрожащими руками и подносит к собственному горлу. — СТОЙ! Я рванул к нему и, повалив на землю, вцепился в его руки, пытаясь отвести лезвие в сторону, но в Гахиджи откуда-то взялась невероятная силища, которой раньше за ним не наблюдалось. Когда-то я хотел убить его, а он отчаянно сопротивлялся, сейчас все было наоборот. Мы оба держались за рукоять ножа, но я хотел его спасти! От напряжения вены вздулись на моих руках, но клинок все равно уже касался шеи Зэма. В теле восставшего не было крови, лишь из металлических трубок засочилась зеленоватая жидкость. Единственным способом избавить разум от чужого влияния — это убить мистика, но стоит мне отпустить руки, Гахиджи сразу перережет себе горло. Хотя и удерживать его становилось все тяжелей, и я уже чувствовал, что долго не продержусь. Комитетчик не контролировал себя, но все понимал. — Нет… нет… — хрипел он в ужасе. Мне не хватало воздуха, руки слабели. Это не могло длиться бесконечно. Восставший дернулся, и заменяющая ему кровь жидкость брызнула мне на лицо. Его глаза потухли и пальцы разжались, оставив нож в моих руках. Третья жертва. Я поднялся на ноги, второй раз подобрав свой меч. Наверняка эта червелицая тварь чувствовала мою ярость и прекрасно понимала, на кого она направлена. Продолжая ощущать попытки проникнуть в свой мозг, я направился к чудовищу. Оно попятилось. Его мягкое, гибкое тело не предназначено для боя, все, чем обладал червелицый, — это магия разума. Но ей меня не достать. Червелицый продолжал отступать назад, и его паника была почти осязаемой. Видел монстр меня или нет своими слепыми глазами, но когда я замахнулся мечом, он рефлекторно закрылся руками, как будто эти две тонкие ниточки могли его защитить. Я воткнул клинок ему в брюхо и распорол его почти до самого плеча, почти не встретив сопротивления, будто в теле чудовища не было костей. Густая и серая кровь потекла по лезвию. Червелицый конвульсивно задергался, но через секунду глаза его стали тусклыми, а руки безжизненно повисли. С хлюпающим звуком он соскользнул с меча и упал на землю. Несколько секунд я ждал, что существо растворится в воздухе, ведь демоны не оставляют ничего после себя, но в глубине души уже понимал — если есть кровь, значит это не демон. — Браво. Видишь, как все удачно разрешилось? Я резко развернулся. — Ты? Иавер Рэт выглядел совсем не так, как его привыкли видеть — ссутулившимся и придурковатым. Он стоял, гордо расправив плечи, высоко задрав нос и ухмыляясь. И он был прозрачным, как призрак. — Да, это я. Рад, что ты выполнил мои указания. Мой повелитель великий Тэп будет доволен новым Искрам, что ты принес ему в жертву. — Я тебя убью! — Побереги силы, это всего лишь моя проекция. — Я найду тебя и убью! Твой повелитель будет доволен твоей Искрой? Призрак культиста Тэпа расхохотался и исчез, оставив меня одного, наедине с мертвыми кобольдами, Бэйном, Гахиджи и неизвестным чудовищем. Хороша же моя первая вылазка за сокровищами! Дорогу обратно я все-таки умудрился отыскать с первого раза, нигде не заблудившись. Мы углубились в пещеру достаточно далеко, и пока я дотащил полуметаллическое тело восставшего до выхода, основательно выбился из сил. Пришлось присесть на камень и отдышаться, ведь мне еще нужно вернуться за Нияном, которого я тоже не собирался оставлять в шахте. С эльфом дело пошло пободрее — он был не таким тяжелым, да и нести его гораздо ближе. На меня почему-то никто больше не нападал, хотя я отчетливо слышал шорохи и чувствовал чье-то присутствие рядом. Может кобольды благодарны за то, что я избавил их от влияния монстра? Третий мой рейд в пещеры кобольдов дался с огромным трудом — я устал и хотел поскорее покинуть это место. На постаменте к моему возвращению уже не осталось ни одного артефакта — кобольды утащили их вместе с ритуальным ножом, пока я возился с Гахиджи и Нияном, и почему-то я с удивлением почувствовал облегчение. Семер Кийя будет крайне недовольна, если узнает, какой клад упустила, но я так вымотался, что мне уже было все равно. Тело Бэйна все так же валялось на земле — на него мне было плевать, а вот так и не исчезнувший червелиций не давал покоя. Кобольды кажется не спешили воздавать почести своему таинственному вожаку, и это убедило меня окончательно в том, что они действительно подчинялись ему против воли. Брать в руки червивую голову было противно, но пришлось себя пересилить — я брезгливо пихнул ее в рюкзак и огляделся. Больше мне делать здесь было нечего. Обратный путь до «Приюта Старателя» растянулся вдвое. Я ехал верхом и вел за собой двух лошадей, на которых уложил тела Гахиджи и Нияна, все еще надеясь, что их можно воскресить. На плато Коба опустилась ночь, степь остывала прямо на глазах, и становилось холодно. Мои руки замерзли, и я был рад увидеть наконец уютный свет, лившийся из окон трактира, откуда доносились развеселые голоса. Жизнь в «Приюте» продолжалась. Первым, на кого я обратил внимание внутри, был Иавер Рэт, спокойно сидевший за тем же столом, где я увидел его впервые. Ярость вспыхнула во мне с новой силой. Культист Тэпа даже не пытался скрываться! Выхватив меч, я рванул к нему и, придавив столешнице, приставил лезвие к его горлу. — Ну что, тебе все еще весело? Сцена не осталась незамеченной. В трактире смолкли разговоры и все повскакивали с мест, еще правда не понимая, что происходит и за кого заступаться. — Вас не поймут, капитан Никита Санников, — произнес Зэм одними губами, чтобы понял только я, и нагло улыбнулся. Если я просто отрублю ему голову, не дав объясниться, то следующая отрубленная голова будет моей. Но и позволить ему заговорить я теперь не могу, ведь он откуда-то знает правду обо мне… Я почувствовал себя загнанным в ловушку. — Все в порядке, у моего друга просто плохое настроение, — громко произнес Иавер Рэт, все еще прижатый к столу. От напряжения у меня даже побелели пальцы, но здравый смысл все же возобладал. Скрипнув зубами, я медленно убрал меч от его горла. Надо было убить его тайком, без свидетелей. — Все в порядке! — повторил Зэм, но уже заведенная публика жаждала подробностей. — Где твои спутники, парень? — крикнул кто-то. — Вы уходили за артефактами втроем! — На улице, — процедил я, не в силах справиться с собой и перестать прожигать взглядом восставшего. — Им нужен жрец. Объяснять, для чего, не пришлось. Все понятно и так. Никому здесь не нужен жрец, чтобы покаяться в своих грехах. Народ заинтересованно потянулся на выход, будто до этого ни разу не видел трупов, и мы остались с Рэтом в трактире практически одни. — Не рекомендую тебе никому рассказывать о том, что с тобой случилось, — тихо произнес он. — Моему хозяину нужны Искры. Чем больше, тем лучше. Я называю это вирусом жадности! Он поражает всех! Один исполняет свое желание, трое других расхлебывают то, что он натворил! — И где же исполнение моего желания? — огрызнулся я. — О, ты получишь, о чем мечтал! «Исполнитель желаний» позволяет воплотиться в жизнь только самым сокровенным стремлениям. Ты можешь кричать на всех углах, что мечтаешь о всеобщем благе, мире во всем мире и прочих возвышенных материях. Но в итоге получишь то, что хочешь на самом деле! Власть и силу! Такова уж натура жителей Сарнаута. Не переживай. Тэп тоже такой. Внутри все кипело так, что мне срочно нужно было выйти на воздух и охладиться. К демонам силу и власть! Я видел, как возродился Тэп, и единственное, о чем мечтал в данную минуту — увидеть, как он опять сдохнет. На улице собравшаяся толпа уже сняла тела Гахиджи и Нияна с лошадей и уложила на землю. — А откуда взялся Зэм, с тобой ведь вроде прайден был? — недоуменно поинтересовался Филимон — эльф, с которым я еще вчера патрулировал территорию вокруг «Приюта». — Удивительные метаморфозы, да? — рявкнул я. Мой взгляд зацепился за Бертилию ди Плюи, Историка, равнодушно плывущую мимо. Очень кстати! У меня как раз к ней важно дело. — Можно вас на минутку? Не очень-то вежливо схватив эльфийку под локоть, я потащил ее подальше ото всех, чем вызвал бурю справедливого негодования. Но я был так зол, что на сантименты нервов не хватило. — Что вы себе позволяете?! — Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? — без предисловий спросил я, раскрыв перед ней свой рюкзак. Ее любопытство победило возмущение, и она осторожно заглянула внутрь. — И?! Что это? — поторопил я. — По всей видимости… не что, а кто. — Ну и что это за кто? Она задумалась. И вид у нее был весьма растерянный. — Эта тварь командовала кобольдами в шахте, — произнес я, нахмурившись. — Я, честно сказать… первый раз такое вижу. Но я знаю, кто может помочь. Саранг Хэн. Он как-то делал доклад о странных существах Сарнаута и упоминал легенды о неких э-э-э… «червелицых». Ну хоть не у одного меня возникла такая ассоциация. — Где его искать? — В лагере Историков в Полуденных Пределах. Я отправляюсь туда завтра с утра. С одной стороны, отправляться неизвестно куда с проводником — гораздо продуктивнее. С другой, через три дня я снова должен встретиться со своими друзьями в условленном месте, и мне точно не успеть вернуться к этому времени. Поколебавшись, я все же произнес: — Полагаю, вам в пути понадобится охрана.
  9. Вечный Зов В мае на Вечном Зове наблюдался небывалый отток игроков. В первую очередь это было связано с введением новых акций на временный донат, стоимость которого била все рекорды. Началось все с Эссенции Совершенства со средним ценником в 2500 – 3000 кри, а закончилось Легендариумом, где собрать фул умений стоило 11000 -15000 кри. Несмотря на то, что после волны протестов на форуме и ряда видео обращений на YouTube акцию на Легендарные умения откатили, это уже не остановило уход людей. Особенно это заметно в Империи, так как там всегда было меньше игроков. Ряд игроков покинули гильдию Ультиматум и перешли в Тайное Общество Гильотина и Хадаганскую сечь. Последняя, кстати, также приняла в свои ряды игроков из Форнакса и тьмы. В Лиге тоже уходят люди, но в связи с большим количеством игроков это не так заметно. Свои силы укрепила гильдия Камелот, СВОИ, Единство и Апология также занимают лидирующие позиции. В мае в очередной раз поднялась тема о пересадках для набивания рейтинга. Причиной тому послужило видео: Оно было выложено в подписи у одного из участников форума. Речь шла о игроках Тайного Общества Гильотина, когда они еще были на сервере Авангард, и некие пилоты помогали им набить Палачей. Мне стало интересно мнение администрации игры на эту тему, так как отношение к пересадкам в последнее время изменилось. Свелось все к тому, что за пересадки теперь наказывают минимально. Если дело касается соревновательных активностей большого масштаба, как МЧД, то за этим следят жестко. Но набивание рейтинга – это не очень честно по отношению к другим игрокам. Политика «все равны, но есть равнее» продолжает действовать и, по сути, пока в правилах игры не будет четко прописано, за какие пересадки следуют наказания, вы всегда рискуете, даже когда просите кого-то из ваших друзей откатать ключи на время отпуска. Впереди лето и ожидаемый сезонный отток игроков, вопрос только в том, сколько вернутся в Аллоды к осени. Наследие Богов Ввиду личных обстоятельств, мне пришлось пропустить прошлый месяц, потому сейчас я попробую восстановить события прошедших двух месяцев, хоть и не в хронологическом порядке, но все же по мере их важности и значимости. Наиболее значимым событием в последнее время стала акция Ларец Легенд, я не буду приводить все дрязги, которые происходили вокруг данной акции. Не нытьем так катаньем данную акцию все же отменили, но для ряда игроков это все же стало последней каплей, и они покинули проект. И очень грустно, что чтобы донести свои мысли до администрации, нужно создавать такой резонанс. Я решил опросить нескольких представителей гильдий из первых строчек рейтинга доминиона, чтобы узнать, как обстоит ситуация в их рядах. От себя, как представителя гильдии Золотая Орда, могу заявить следующее: Золотая Орда. Гильдия очень долго не верила, что такая акция не ошибка и не злая шутка. Но уже после первых хот-фиксов пришло понимание и осознание. Очень многие заявили о том, что покидают игру. И даже после того, как акцию все же решили отменить, мы не досчитались пятерых игроков, которые решили завязать с игрой окончательно. Смерш. Наиболее узнаваемый представитель гильдии отказался отвечать на вопросы. Массаракш. ПочтиВфинале. Да, хотели покинуть после акции Ларец Легенд, пара человек из нашей группы, я в том числе. По факту после отмены акции мне неизвестны случаи ухода, но плевались многие, несмотря на то, что 1-2 класса по ультам взяли. Легендариум не брал никто. Хранители. МояНовеллаЪ, Буллфер. В частности – все поставили донат, ждем возврата обещанных кристаллов. Негативно никак не относились к акции, но и нужды в ней не было. Ну, скажу так, акции подкосили народ, весьма. Большинство еще в строю, но отсутствие контента не заставит себя долго ждать, люди уйдут. Олимп. Чемпион. В основном у нас ушло 2-3 человека в предыдущую акцию на эссенцию, а в эту уже никто не играл, но отреагировали очень плохо, хотела уйти целая чд группа, но откатили, и желание уходить у людей исчезло. Снова ждем контент. Следующим заметным событием на сервере стал разлад в гильдии Аксиос. Напомню, гильдия Аксиос получила большой приток игроков, которые вышли из гильдии ЗО по различным причинам. Кроме того, значительный вклад в рекрутинг новой крови вложил Социул, который гиперактивно искал людей, недовольных своим текущим положением, и агитировал их на переход в Аксиос. Гильдия неоднократно входила в топ пять рейтинга доминиона, бывали случаи, когда она занимала 2-3 место. Также привлекла к себе внимание гильдии смерш после череды перепалок в мир чате, о которых я упоминал в прошлых дайджестах. После чего на нее были произведены карательные набеги на РЧД. Для того, чтобы избежать ангажированности и возможного однобокого освещения ситуации, в котором меня неоднократно обвиняли, я обратился напрямую к участникам конфликта для получения разъяснений. Далее буду приводить практически полные цитаты с минимумом редактирования. Чудоделкин (Владислав) Привет, ну смотри, первые два месяца, как мы занялись ги, было хорошо. Дэментор играл роль ГМа номинально, не вникая в процессы, что происходят, большая часть держалось на Паше (Социул) и отчасти на мне, механики игры объяснял, набором тоже занимался, и договорниками, в итоге Дэм проснулся в середине-конце апреля, и такой - я ГМ буду делать все сам. У Паши уже все отлажено было. С влезания Дэма началось все рушиться. Паша тоже не все делал, рейды были номинально. Я, как Дэм решился заняться, предложил КМов (Класс Мастеров) ввести, так как народ на фане у нас был по большей части, без желания особого за результат. Ввели. Паша привёл Армадку в ги, так как у них нет там конкуренции, тут посыпались и ЗО, и смерш от нашей пати, это было первым камнем. В итоге начали ссориться, к тому же сам помнишь характер Вовы, тоже сыграло роль. Ссоры начали копиться, в итоге пошли у обоих претензии, у Паши - что Дэм ни чего не делает. Да, при мне, до моего отъезда в начале мая, я так активности от него и не увидел особо за все эти месяцы. ПвП я командовал всегда до отъезда, что в его пати, что на РЧД. К тому же он там из за реала раскис и истерики на ги бывало устраивал. Паша с этого пригорел, начал говорить за лидерство в гильдии, что не справляется. Отчасти верно, но я сам думаю за то, что там реал прижал Дэма, в итоге уехал, вроде их успокоил. Потом через пару дней оба начинают писать друг на друга мне, что такое серое происходит. Ну ладно, начал через нейтралов из ги проверять. В итоге оказалось, что Паша вроде как преувеличивает, а суть того, о чем говорили, в том, что Дэм армейские порядки ввёл, наподобие шизофрении, что была у Илюши нашего зорговского одно время, за штрафы с верностью в 99 и т.д. Это так и было, как оказалось, и что накидки кидает как хочет тоже. А Паша в это время подговаривает за слив Дэма с ГМки через сап и первого лидера, тоже верно оказалось. Потом Дэм поснимал со всех, кто не согласен с ним, казначеев и офов, с Паши в том числе. А рейды и приемка за ним и мной полностью была, считай! И то, что Дэм свою пассию, вышедшую из слака вот только, в казначеи пихнул и сказал - распоряжаемся. С этого сгорели уже все, в том числе я. Мировую думали устроить через гаранта, хотели пригласить гм Армады на лидку, на время, пока не устаканим, устроили голосование на это в беседе нашей,через аноним опрос. По факту народ согласился, но Дэм короче под конец бахнул накрутку, и против такой меры резко проголосовало народа больше, чем вообще может не только в нашей ги, да на всем серве вряд ли наберется. Сейчас Дэм думает, как реанимировать Аксов, а Паша, как народ к нам прибрать. Почему после того, как вы перешли из Аксиоса в Монсальват, вы сменили гильдию еще раз? Гильдия Долг текущая, выше по уровню, чем Монсальват. Если появится вариант с еще большим уровнем, мы конечно же примем его. Социул (Павел) Это личностные взаимоотношения, которые были внутри гильдии. Комментарии, по моему мнению, неуместны. Но если Дэментор решит что-то сказать, то это его право. Дэментор (Владислав). В ЗО меня активно агитировали на переход, хотели подружиться, добиться высоких показателей вместе. Что все будет круто, классно, хорошо. В момент, когда была ситуация с Миррайном, я поддался. Звал он меня и раньше. И после перехода первое время начали все делать вместе, сдружились, на мне была работа по созданию имени ги, за ним были рейды, группы. Приведу несколько цитат Павла: Влад, если бы тебе лидерство передали, то было бы классно и можно было бы спокойно идти А так идти за Айссэкгулем или Бранимиром ... Вот серьёзно, что сделать, чтобы ускорить твоё решение? Влад, ты не сдаёшься, ты собираешь силы, чтобы реально ударить. Уйдя с ЗО и уведя людей оттуда, мы сможем политику развить хорошую. И развалить ЗО, в итоге те, Миррайны останутся с голой попой. Влад) Что грустного то? Ты наконец-то, стал тем, кем должен быть! Ты не должен был вообще в рядовых сидеть! Ты руководить всем можешь, всеми активностями, а сам входил в какие-то непонятные пати, сейчас, считай, у тебя свобода! И ты Лидер, осталось освоиться, лично я за тобой иду. В любом, случае, товарищ, лидер, я жду указаний. Но Влад, не забывай, теперь ты главарь НАШ) В какой то момент он вспомнил наш с ним случай с Паритетом, а именно тогда первый конфликт у нас был, но извинился, сказал, что было завидно... Почему-то он считал, что я один все на себе тащил, хотя это далеко не так. Я всегда считал, что гильдия - достижение обще. Это заслуга всех, каждого, кто внёс хотя бы малейший вклад в этом направлении. Дальше все продолжалось, были конечно мелкие проблемы, но, когда мог, он прикрывал меня, а я его. Гильдия развивалась. Однако чем сильнее становилась ги, тем больше я начал замечать, что дружность и слаженность начали пропадать, я принял решение, что нужно переговорить, узнать, почему перестали все делать сообща, почему я перестал знать, чем он занимается, и почему отдельно все делает, сказать, что надо бы умение, чтобы не было недовольства и вопросов у игроков (а вопросы будут, т.к. у меня люди интересуются). И вроде бы мы друг друга поняли, не так уж были критичны эти небольшие проблемы. Был момент, когда он начал зашиваться с рейдами, я предлагал помочь, но он отказывался... На тот момент гильдия занимала 5-4 места на доминионе. И если приходили сильные игроки, кого-то зазвал он, кого-то я. Спустя еще некоторое время, хотя ничего не предвещало такой беды, начались полные разногласия, были разговоры, я просто хотел все делать вместе, сообща, дружно. Однако мои слова услышаны не были. В какой-то момент он стал говорить, что все делает лишь он один, что я не справлюсь, не понимаю его, не слышу, что это все из-за моего "ранга". Я напомнил ему историю с Паритетом, где я начинал вообще рядовым, но помогал и старался, и что вместе мы добились тогда хорошего результата. Но он не послушал, продолжил гнуть лишь свою линию, попутно недовольство людей увеличивалось, тех, кто приходил ко мне, я пытался успокоиться и поговорить, но те, с кем поговорил он, начинали меня не любить. И об этом с ним были разговоры, что не надо делить людей, что гильдия одна большая семья. Однако он продолжил делать, как делал. Это привело к тому, что через некоторое время гильдия была поделена на "его" и "моих" сторонников. Что меня сильно огорчало, т.к. я всегда за то, что гильдия едина, есть группы кто с кем общается, но нельзя людей делить. Я понимал, что это может привести к расколу, о чем упорно пытался поговорить с ним, он слушал, но делал, как и было прежде. Точкой раскола послужил тот момент, когда он начал говорить, что я не справляюсь с лидерством, что нам нужно быть 2 казначеями, а лидера отдать нейтральной стороне. Я напомнил ему его же слова о том, что он же сам отдал лидера и что дело не в рангах. А в том, что были разногласия. (А они были на тот момент уже во многом, вплоть до того, что я, например, назначаю штраф игроку, согласно правилам, он тут же его отменяет, я выдаю ранг штрафник, он тут же его снимает, даже не спросив, что случилось, со словами "не трогай моего человека"). Был момент, я гонял его за то, что он из казны брал золото на личные нужны, при том в очень крупных суммах. Без полного возврата (могу скрин прислать, все в истории есть). В итоге, когда гильдия окрепла, он захотел, чтобы я сдал лидерство, при том не ему, а человеку, через которого он мог бы полноценно единолично руководить. Я напомнил, что гильдия - это все мы, и создавалось это всеми, и что некрасиво и нехорошо так делать, тем более, что он сам, с его слов, считал меня хорошим другом и сильным лидером. В продолжении этого был случай. У нас есть правило, чтобы люди не летали с 98 верности и менее. Был у нас человек с 10 верности, бывший офицер. Когда этот человек начал собирать в астрал. Я спросил: "все ли подняли верность", на что мне гордо ответили "нет, и из принципа не буду делать". Я попытался поговорить, но получал ответы в таком же стиле. Спустя 3 острова я выписал человеку штраф 10к золота. К слову, человек часто покидал гильдию по своей прихоти, более 7 раз. И это единственный человек, который был оштрафован за это. На что этой же ночью Паша (Социул) собрал закрытую конференцию из 6 человек. И начал говорить, что я не справлюсь, что пора мне отдать лидерство. Павел: Товарищ Владислав Баранов, это не балаган. Я считаю, что Ты как лидер не справляешься и ухудшаешь ситуацию в гильдии. Поэтому, я хочу рассмотреть передачу лидера на одного из нынешних офицеров. По этому поводу, запустим несколько голосований, кто поддерживает идею, выберет определённый пункт, кто нет, другой. Я же сказал, что если такое проводится, то решать должны все. А не в закрытом кругу, и скинул его голосование в общую беседу. Его совсем переклинило на этой почве, попытались обвинить в накрутке голосов, хотя сделали АНОНИМНОЕ голосование. Зачем, я не знаю. После всего этого решили найти нейтральную сторону для передачи лидерства. Паша предлагал Геродеанена и настаивал, что только он нейтральная сторона. Против данного человека и игрока ничего не имею против, однако он с нами играет и не может быть нейтральной стороной. Начал поиски действительно нейтральной стороны, который было бы все равно. Что бы не на пару недель передать ГМа гильдии, чтобы нам с ним побыть, как он и хотел, на одинаковом ранге. Он долго не хотел, но потом согласился. Я был согласен на этот шаг, для того, чтобы не допустить развала гильдии. Однако Пашу видимо не устроил тот факт, что сторона была действительно нейтральная. И вывел людей из гильдии. Это если в 3 словах прям о ситуации…) А так они подговаривали даже на меня в поддержку писать, чтобы лидерство перекинули. Свое личное мнение выводы по ситуации я оставлю при себе, очень многие отказались что-либо комментировать, или же просто отказались от публикации их комментариев. Практически незамеченным остался переход части игроков из гильдии Массаракш в гильдию Хранители. По этому поводу я получил комментарий от члена гильдии Хранители МояНовеллаЪ. По слухам недавно к вашей гильдии присоединились игроки, которые покинули гильдию Массаракш. Так ли это в действительности? И, если можно, озвучьте причину перехода. Ушли по своей инициативе. Не понравилось играть в той гильдии… Тут нам комфортно, хорошо, играем в свое удовольствие. Буллфер. Я один из тех, кто покинул. Причины ухода озвучивать не буду. Массаракш. ПочтиВфинале. Да, часть игроков, которые хотели большего, ушли в Хранители играть на ЧД и создать вторую по силе гильдию в Империи. Не скажу, что расставание прошло на сильно плохой ноте. Их позиция мне понятна. Я считаю, что это даже лучше, чем бы они затухли в тупике для себя и покинули проект. Очередной острой темой стали блокировки торговцев редкостями за RMT (перевод с англ. Real Money Trading — торговля за реальные деньги предметов, товаров и услуг в онлайн играх). Честно говоря, это было ожидаемо, наши торговцы насколько распоясались, что уже не стеснялись писать в игровые чаты, что продают некоторые ценности только за реальные деньги (особенно в случаях, когда вещи штучные или редкие, и ломить за них втридорога). Да и хвастаться горазды, например, один из торговцев в открытую заявлял, что Аллоды ему приносят от 10 до 35 тыс. рублей дохода в месяц. И такая вольница длилась годами, и на нее администрация закрывала глаза. Достоверно известно, что в первой волне блокировок были как и торговцы и их твинки, так и покупатели. Я опросил некоторых представителей гильдий о том, были ли заблокированы пользователи у них в коллективе, и не всегда я получал ответы, в большинстве случаев ответ был: "без комментариев". Потому приведу цитаты тех, кто согласится ответить. Олимп. Чемпион. В нашей гильдии никто не попал под блокировку. Слава богу, нас это обошло. Хранители. Буллфер. Нет, нашу гильдию не затронули блокировки. Но теперь некому скидывать ненужный лут. Массаракш. ПочтиВфинале. Нет, не затронули. Были слухи, что забанили двоих, но они остались на уровне слухов. В гильдии смерш по слухам было заблокировано три человека, но руководство отказалось отвечать на мои вопросы. Также известно, что пользователям, попавшим под блокировку, предлагался выбор: или компенсировать в виде штрафа нанесённый ущерб, или же указать имена тех, кто торгует за реальные деньги, и отделаться незначительным штрафом. Именно потому многие не желают упоминать о своих блокировках. Многие пользователи указывали, что далеко не все аккаунты нарушителей были заблокированы в первой волне. Но, как известно, свято место пусто не бывает, и уже через неделю все торговцы вернулись в игру. Но ненадолго. Жадность, видимо, их подвела, потому как не прошло и недели, как они опять оказались под блокировкой. И на этот раз потеряв уже последние аккаунты, с деньгами, которые не были заблокированы в первой волне. Нарушители решили не возвращаться в игру. Так ли это, мы сможем узнать только спустя время. Непонятно только, почему они не приняли мер повышенной безопасности после первых блокировок, и мне уже на второй день после возвращения торговцев скидывали скриншоты переписок, в которых торговцы все также называли цены в реальных деньгах, и отвергали оплату кристаллами. Странная ситуация. Нельзя сказать, что заблокировали абсолютно всех торговцев. На нашем сервере осталось как минимум трое, которые прошли все проверки администрацией. Она же утверждает, что колебания курса золота - есть прямая вина торговцев, на что я могу только посмеяться. У меня есть большой опыт обмена огромных сумм золота на кристаллы, одно видео из которых вы можете посмотреть на моем канале, и еще минимум 4 лежат у меня не смонтированными. Проблема не в том, что у людей на руках много золота, а в том, что администрацию не заботит создание способов вывода этого золота из игры. Повышение цен на мирру - это уже давно не рычаг, который сможет что-то решить. А способов фарма в игре сейчас столько, что активный игрок будет постоянно накапливать излишки, которые он и будет обменивать на кристаллы. Да, есть и сверх-способы, которые позволяют фармить 20 тысяч кристаллов в месяц. Но, насколько я знаю, это кроме меня особо никто не практиковал вообще. Потому что - ну месяц, ну два месяца, всё! Дальше тошнит от фарма, так что ты в игру заходить не хочешь, и даже видеть ее не хочешь. Но, способы есть. Блокировка вторых окон. Наиболее она конечно ударила по торговцам и тем, кто летает в аномальный сектор. Больше нельзя завести несколько ведер, чтобы увеличить количество добычи, получаемой в аномальном секторе. А учитывая то, что в текущем варианте активности также завязаны на количество кораблей, которые находятся там, добыча значительно снизилась. Расстановка сил на ЧД и РЧД не претерпела никаких изменений, по-прежнему лидирующие позиции занимает гильдия смерш, за ней следует гильдия Массаракш, замыкает тройку гильдия Золотая Орда. Рейтинг на доминионе не всегда соответствует рейтингу силы гильдий, но практически всегда указанные выше гильдии находятся в пятерке лидеров. Нить Судьбы Май в целом не принёс серверу кардинальных изменений. Онлайн сервера по ощущениям остаётся неизменным, а иногда кажется, что уменьшается. Хоть Антон Молотов на форуме и уверяет о росте онлайна. Ну, может он и прав. Можно отметить рост силы Империи на доминионе. Уже есть целых 3 группы, которые стабильно дают отпор Золотой Орде. Так же уменьшилась монополия ЗО и в астрале. Уже 3 недели ЗО не достаётся Великий Древний, который ранее был «собственностью» ордынцев. Можно отметить некоторую пассивность ЗОргов на полях сражений 6х6. Очевидно, что сильнейшие группы орды решили больше уделить времени фарму, нежели набиванию рейтинга и получению «палачей». Рискну предположить, что это связано с введением новых уровней артефактов – 6, 7, 8 и т.д., которые есть у буквально единиц. Из интересного, а может для кого-то и грустного, можно отметить спад гильдии Ревенжерс. Часть игроков ушли в слак, часть в ЗО. И по итогам последнего доминиона гильдия показывает себя хуже «Скифов», хоть и совсем незначительно. На данный момент для желающих изучать максимально полно весь актуальный ПВП и ПВЕ контент есть по сути 5 гильдий (да-да, с прошлого месяца появилась целая одна гильдия): В империи это Южный Парк, Триумвират. Эти гильдии показывают схожий результат как на ЧД, так и в остальных активностях. На данный момент гильдии абсолютно симметричны по силе своих ЧД составов – это показывает равный счёт в рейтинге Чемпионского Доминиона (на самом деле фактически счёт выше у Триумвирата, так как в данной гильдии не взяты вехи на рейтинг на ЧД. Это обусловлено тем, что повелось на сервере такой обычай – ЗО ставит на гильдию второго места. И «задефать» ЗО практически невозможно. А вот третье место часто остаётся без претендента на ограбление). Различием можно выделить более активное покорение астрала Триумвиратом. Вступить в Триумвират можно абсолютно без ограничений, для ЮПа требуется одобренная заявка на форуме. В лиге же это Золотая Орда, которая имеет онлайн чуть ли не равный суммарному всех топовых гильдий Империи. Но нужно понимать, что даже если вас туда и примут, то нужно будет заслужить некоторый авторитет и доказать умение в игре, чтобы вступить в конст-пати, так как на данный момент 90% всего контента в игре рассчитано именно на группу людей. Ревенжерс же хоть и слабее ЗО или гильдий Империи, но в ней вы также сможете изучить весь актуальный контент, и конкуренция там меньше. Скифы же походят на Ревенжерс. Если честно, мне сложно сказать что-то по поводу этой гильдии. Просто знайте, что она есть, и там можно получить доступ к ЧД, 6х6 и прочему в должной мере. Что касается менее сильных гильдий, но с конкуренцией и правилами помягче, то здесь их уже множество. Не решусь вам что-то советовать, для таких гильдий скорее важно не умение играть, не достижения или рейтинг 6х6, а атмосфера и дружелюбие. А оценивать такое – кощунство (и в этом месте редактор аплодирует стоя, прим. ред.). Можно обсудить внутреигровых модераторов, но только со стороны Империи. Ну что можно сказать – цензура уже везде! Уже есть несколько прецедентов банов на неделю, отключения чата – я считаю это абсолютно неправильным. Тем более зная лично некоторых модераторов – им бы самим думать о своей токсичности. От себя могу только посоветовать вести себя в мир/зон чате сдержанно, так как можно лишиться не только «права голоса», а вообще возможности поиграть. Ниже приведу таблицу рейтинга доминиона после последнего воскресного доминиона месяца:
  10. Вечный Зов В мае на Вечном Зове наблюдался небывалый отток игроков. В первую очередь это было связано с введением новых акций на временный донат, стоимость которого била все рекорды. Началось все с Эссенции Совершенства со средним ценником в 2500 – 3000 кри, а закончилось Легендариумом, где собрать фул умений стоило 11000 -15000 кри. Несмотря на то, что после волны протестов на форуме и ряда видео обращений на YouTube акцию на Легендарные умения откатили, это уже не остановило уход людей. Особенно это заметно в Империи, так как там всегда было меньше игроков. Ряд игроков покинули гильдию Ультиматум и перешли в Тайное Общество Гильотина и Хадаганскую сечь. Последняя, кстати, также приняла в свои ряды игроков из Форнакса и тьмы. В Лиге тоже уходят люди, но в связи с большим количеством игроков это не так заметно. Свои силы укрепила гильдия Камелот, СВОИ, Единство и Апология также занимают лидирующие позиции. В мае в очередной раз поднялась тема о пересадках для набивания рейтинга. Причиной тому послужило видео: Оно было выложено в подписи у одного из участников форума. Речь шла о игроках Тайного Общества Гильотина, когда они еще были на сервере Авангард, и некие пилоты помогали им набить Палачей. Мне стало интересно мнение администрации игры на эту тему, так как отношение к пересадкам в последнее время изменилось. Свелось все к тому, что за пересадки теперь наказывают минимально. Если дело касается соревновательных активностей большого масштаба, как МЧД, то за этим следят жестко. Но набивание рейтинга – это не очень честно по отношению к другим игрокам. Политика «все равны, но есть равнее» продолжает действовать и, по сути, пока в правилах игры не будет четко прописано, за какие пересадки следуют наказания, вы всегда рискуете, даже когда просите кого-то из ваших друзей откатать ключи на время отпуска. Впереди лето и ожидаемый сезонный отток игроков, вопрос только в том, сколько вернутся в Аллоды к осени. Наследие Богов Ввиду личных обстоятельств, мне пришлось пропустить прошлый месяц, потому сейчас я попробую восстановить события прошедших двух месяцев, хоть и не в хронологическом порядке, но все же по мере их важности и значимости. Наиболее значимым событием в последнее время стала акция Ларец Легенд, я не буду приводить все дрязги, которые происходили вокруг данной акции. Не нытьем так катаньем данную акцию все же отменили, но для ряда игроков это все же стало последней каплей, и они покинули проект. И очень грустно, что чтобы донести свои мысли до администрации, нужно создавать такой резонанс. Я решил опросить нескольких представителей гильдий из первых строчек рейтинга доминиона, чтобы узнать, как обстоит ситуация в их рядах. От себя, как представителя гильдии Золотая Орда, могу заявить следующее: Золотая Орда. Гильдия очень долго не верила, что такая акция не ошибка и не злая шутка. Но уже после первых хот-фиксов пришло понимание и осознание. Очень многие заявили о том, что покидают игру. И даже после того, как акцию все же решили отменить, мы не досчитались пятерых игроков, которые решили завязать с игрой окончательно. Смерш. Наиболее узнаваемый представитель гильдии отказался отвечать на вопросы. Массаракш. ПочтиВфинале. Да, хотели покинуть после акции Ларец Легенд, пара человек из нашей группы, я в том числе. По факту после отмены акции мне неизвестны случаи ухода, но плевались многие, несмотря на то, что 1-2 класса по ультам взяли. Легендариум не брал никто. Хранители. МояНовеллаЪ, Буллфер. В частности – все поставили донат, ждем возврата обещанных кристаллов. Негативно никак не относились к акции, но и нужды в ней не было. Ну, скажу так, акции подкосили народ, весьма. Большинство еще в строю, но отсутствие контента не заставит себя долго ждать, люди уйдут. Олимп. Чемпион. В основном у нас ушло 2-3 человека в предыдущую акцию на эссенцию, а в эту уже никто не играл, но отреагировали очень плохо, хотела уйти целая чд группа, но откатили, и желание уходить у людей исчезло. Снова ждем контент. Следующим заметным событием на сервере стал разлад в гильдии Аксиос. Напомню, гильдия Аксиос получила большой приток игроков, которые вышли из гильдии ЗО по различным причинам. Кроме того, значительный вклад в рекрутинг новой крови вложил Социул, который гиперактивно искал людей, недовольных своим текущим положением, и агитировал их на переход в Аксиос. Гильдия неоднократно входила в топ пять рейтинга доминиона, бывали случаи, когда она занимала 2-3 место. Также привлекла к себе внимание гильдии смерш после череды перепалок в мир чате, о которых я упоминал в прошлых дайджестах. После чего на нее были произведены карательные набеги на РЧД. Для того, чтобы избежать ангажированности и возможного однобокого освещения ситуации, в котором меня неоднократно обвиняли, я обратился напрямую к участникам конфликта для получения разъяснений. Далее буду приводить практически полные цитаты с минимумом редактирования. Чудоделкин (Владислав) Привет, ну смотри, первые два месяца, как мы занялись ги, было хорошо. Дэментор играл роль ГМа номинально, не вникая в процессы, что происходят, большая часть держалось на Паше (Социул) и отчасти на мне, механики игры объяснял, набором тоже занимался, и договорниками, в итоге Дэм проснулся в середине-конце апреля, и такой - я ГМ буду делать все сам. У Паши уже все отлажено было. С влезания Дэма началось все рушиться. Паша тоже не все делал, рейды были номинально. Я, как Дэм решился заняться, предложил КМов (Класс Мастеров) ввести, так как народ на фане у нас был по большей части, без желания особого за результат. Ввели. Паша привёл Армадку в ги, так как у них нет там конкуренции, тут посыпались и ЗО, и смерш от нашей пати, это было первым камнем. В итоге начали ссориться, к тому же сам помнишь характер Вовы, тоже сыграло роль. Ссоры начали копиться, в итоге пошли у обоих претензии, у Паши - что Дэм ни чего не делает. Да, при мне, до моего отъезда в начале мая, я так активности от него и не увидел особо за все эти месяцы. ПвП я командовал всегда до отъезда, что в его пати, что на РЧД. К тому же он там из за реала раскис и истерики на ги бывало устраивал. Паша с этого пригорел, начал говорить за лидерство в гильдии, что не справляется. Отчасти верно, но я сам думаю за то, что там реал прижал Дэма, в итоге уехал, вроде их успокоил. Потом через пару дней оба начинают писать друг на друга мне, что такое серое происходит. Ну ладно, начал через нейтралов из ги проверять. В итоге оказалось, что Паша вроде как преувеличивает, а суть того, о чем говорили, в том, что Дэм армейские порядки ввёл, наподобие шизофрении, что была у Илюши нашего зорговского одно время, за штрафы с верностью в 99 и т.д. Это так и было, как оказалось, и что накидки кидает как хочет тоже. А Паша в это время подговаривает за слив Дэма с ГМки через сап и первого лидера, тоже верно оказалось. Потом Дэм поснимал со всех, кто не согласен с ним, казначеев и офов, с Паши в том числе. А рейды и приемка за ним и мной полностью была, считай! И то, что Дэм свою пассию, вышедшую из слака вот только, в казначеи пихнул и сказал - распоряжаемся. С этого сгорели уже все, в том числе я. Мировую думали устроить через гаранта, хотели пригласить гм Армады на лидку, на время, пока не устаканим, устроили голосование на это в беседе нашей,через аноним опрос. По факту народ согласился, но Дэм короче под конец бахнул накрутку, и против такой меры резко проголосовало народа больше, чем вообще может не только в нашей ги, да на всем серве вряд ли наберется. Сейчас Дэм думает, как реанимировать Аксов, а Паша, как народ к нам прибрать. Почему после того, как вы перешли из Аксиоса в Монсальват, вы сменили гильдию еще раз? Гильдия Долг текущая, выше по уровню, чем Монсальват. Если появится вариант с еще большим уровнем, мы конечно же примем его. Социул (Павел) Это личностные взаимоотношения, которые были внутри гильдии. Комментарии, по моему мнению, неуместны. Но если Дэментор решит что-то сказать, то это его право. Дэментор (Владислав). В ЗО меня активно агитировали на переход, хотели подружиться, добиться высоких показателей вместе. Что все будет круто, классно, хорошо. В момент, когда была ситуация с Миррайном, я поддался. Звал он меня и раньше. И после перехода первое время начали все делать вместе, сдружились, на мне была работа по созданию имени ги, за ним были рейды, группы. Приведу несколько цитат Павла: Влад, если бы тебе лидерство передали, то было бы классно и можно было бы спокойно идти А так идти за Айссэкгулем или Бранимиром ... Вот серьёзно, что сделать, чтобы ускорить твоё решение? Влад, ты не сдаёшься, ты собираешь силы, чтобы реально ударить. Уйдя с ЗО и уведя людей оттуда, мы сможем политику развить хорошую. И развалить ЗО, в итоге те, Миррайны останутся с голой попой. Влад) Что грустного то? Ты наконец-то, стал тем, кем должен быть! Ты не должен был вообще в рядовых сидеть! Ты руководить всем можешь, всеми активностями, а сам входил в какие-то непонятные пати, сейчас, считай, у тебя свобода! И ты Лидер, осталось освоиться, лично я за тобой иду. В любом, случае, товарищ, лидер, я жду указаний. Но Влад, не забывай, теперь ты главарь НАШ) В какой то момент он вспомнил наш с ним случай с Паритетом, а именно тогда первый конфликт у нас был, но извинился, сказал, что было завидно... Почему-то он считал, что я один все на себе тащил, хотя это далеко не так. Я всегда считал, что гильдия - достижение обще. Это заслуга всех, каждого, кто внёс хотя бы малейший вклад в этом направлении. Дальше все продолжалось, были конечно мелкие проблемы, но, когда мог, он прикрывал меня, а я его. Гильдия развивалась. Однако чем сильнее становилась ги, тем больше я начал замечать, что дружность и слаженность начали пропадать, я принял решение, что нужно переговорить, узнать, почему перестали все делать сообща, почему я перестал знать, чем он занимается, и почему отдельно все делает, сказать, что надо бы умение, чтобы не было недовольства и вопросов у игроков (а вопросы будут, т.к. у меня люди интересуются). И вроде бы мы друг друга поняли, не так уж были критичны эти небольшие проблемы. Был момент, когда он начал зашиваться с рейдами, я предлагал помочь, но он отказывался... На тот момент гильдия занимала 5-4 места на доминионе. И если приходили сильные игроки, кого-то зазвал он, кого-то я. Спустя еще некоторое время, хотя ничего не предвещало такой беды, начались полные разногласия, были разговоры, я просто хотел все делать вместе, сообща, дружно. Однако мои слова услышаны не были. В какой-то момент он стал говорить, что все делает лишь он один, что я не справлюсь, не понимаю его, не слышу, что это все из-за моего "ранга". Я напомнил ему историю с Паритетом, где я начинал вообще рядовым, но помогал и старался, и что вместе мы добились тогда хорошего результата. Но он не послушал, продолжил гнуть лишь свою линию, попутно недовольство людей увеличивалось, тех, кто приходил ко мне, я пытался успокоиться и поговорить, но те, с кем поговорил он, начинали меня не любить. И об этом с ним были разговоры, что не надо делить людей, что гильдия одна большая семья. Однако он продолжил делать, как делал. Это привело к тому, что через некоторое время гильдия была поделена на "его" и "моих" сторонников. Что меня сильно огорчало, т.к. я всегда за то, что гильдия едина, есть группы кто с кем общается, но нельзя людей делить. Я понимал, что это может привести к расколу, о чем упорно пытался поговорить с ним, он слушал, но делал, как и было прежде. Точкой раскола послужил тот момент, когда он начал говорить, что я не справляюсь с лидерством, что нам нужно быть 2 казначеями, а лидера отдать нейтральной стороне. Я напомнил ему его же слова о том, что он же сам отдал лидера и что дело не в рангах. А в том, что были разногласия. (А они были на тот момент уже во многом, вплоть до того, что я, например, назначаю штраф игроку, согласно правилам, он тут же его отменяет, я выдаю ранг штрафник, он тут же его снимает, даже не спросив, что случилось, со словами "не трогай моего человека"). Был момент, я гонял его за то, что он из казны брал золото на личные нужны, при том в очень крупных суммах. Без полного возврата (могу скрин прислать, все в истории есть). В итоге, когда гильдия окрепла, он захотел, чтобы я сдал лидерство, при том не ему, а человеку, через которого он мог бы полноценно единолично руководить. Я напомнил, что гильдия - это все мы, и создавалось это всеми, и что некрасиво и нехорошо так делать, тем более, что он сам, с его слов, считал меня хорошим другом и сильным лидером. В продолжении этого был случай. У нас есть правило, чтобы люди не летали с 98 верности и менее. Был у нас человек с 10 верности, бывший офицер. Когда этот человек начал собирать в астрал. Я спросил: "все ли подняли верность", на что мне гордо ответили "нет, и из принципа не буду делать". Я попытался поговорить, но получал ответы в таком же стиле. Спустя 3 острова я выписал человеку штраф 10к золота. К слову, человек часто покидал гильдию по своей прихоти, более 7 раз. И это единственный человек, который был оштрафован за это. На что этой же ночью Паша (Социул) собрал закрытую конференцию из 6 человек. И начал говорить, что я не справлюсь, что пора мне отдать лидерство. Павел: Товарищ Владислав Баранов, это не балаган. Я считаю, что Ты как лидер не справляешься и ухудшаешь ситуацию в гильдии. Поэтому, я хочу рассмотреть передачу лидера на одного из нынешних офицеров. По этому поводу, запустим несколько голосований, кто поддерживает идею, выберет определённый пункт, кто нет, другой. Я же сказал, что если такое проводится, то решать должны все. А не в закрытом кругу, и скинул его голосование в общую беседу. Его совсем переклинило на этой почве, попытались обвинить в накрутке голосов, хотя сделали АНОНИМНОЕ голосование. Зачем, я не знаю. После всего этого решили найти нейтральную сторону для передачи лидерства. Паша предлагал Геродеанена и настаивал, что только он нейтральная сторона. Против данного человека и игрока ничего не имею против, однако он с нами играет и не может быть нейтральной стороной. Начал поиски действительно нейтральной стороны, который было бы все равно. Что бы не на пару недель передать ГМа гильдии, чтобы нам с ним побыть, как он и хотел, на одинаковом ранге. Он долго не хотел, но потом согласился. Я был согласен на этот шаг, для того, чтобы не допустить развала гильдии. Однако Пашу видимо не устроил тот факт, что сторона была действительно нейтральная. И вывел людей из гильдии. Это если в 3 словах прям о ситуации…) А так они подговаривали даже на меня в поддержку писать, чтобы лидерство перекинули. Свое личное мнение выводы по ситуации я оставлю при себе, очень многие отказались что-либо комментировать, или же просто отказались от публикации их комментариев. Практически незамеченным остался переход части игроков из гильдии Массаракш в гильдию Хранители. По этому поводу я получил комментарий от члена гильдии Хранители МояНовеллаЪ. По слухам недавно к вашей гильдии присоединились игроки, которые покинули гильдию Массаракш. Так ли это в действительности? И, если можно, озвучьте причину перехода. Ушли по своей инициативе. Не понравилось играть в той гильдии… Тут нам комфортно, хорошо, играем в свое удовольствие. Буллфер. Я один из тех, кто покинул. Причины ухода озвучивать не буду. Массаракш. ПочтиВфинале. Да, часть игроков, которые хотели большего, ушли в Хранители играть на ЧД и создать вторую по силе гильдию в Империи. Не скажу, что расставание прошло на сильно плохой ноте. Их позиция мне понятна. Я считаю, что это даже лучше, чем бы они затухли в тупике для себя и покинули проект. Очередной острой темой стали блокировки торговцев редкостями за RMT (перевод с англ. Real Money Trading — торговля за реальные деньги предметов, товаров и услуг в онлайн играх). Честно говоря, это было ожидаемо, наши торговцы насколько распоясались, что уже не стеснялись писать в игровые чаты, что продают некоторые ценности только за реальные деньги (особенно в случаях, когда вещи штучные или редкие, и ломить за них втридорога). Да и хвастаться горазды, например, один из торговцев в открытую заявлял, что Аллоды ему приносят от 10 до 35 тыс. рублей дохода в месяц. И такая вольница длилась годами, и на нее администрация закрывала глаза. Достоверно известно, что в первой волне блокировок были как и торговцы и их твинки, так и покупатели. Я опросил некоторых представителей гильдий о том, были ли заблокированы пользователи у них в коллективе, и не всегда я получал ответы, в большинстве случаев ответ был: "без комментариев". Потому приведу цитаты тех, кто согласится ответить. Олимп. Чемпион. В нашей гильдии никто не попал под блокировку. Слава богу, нас это обошло. Хранители. Буллфер. Нет, нашу гильдию не затронули блокировки. Но теперь некому скидывать ненужный лут. Массаракш. ПочтиВфинале. Нет, не затронули. Были слухи, что забанили двоих, но они остались на уровне слухов. В гильдии смерш по слухам было заблокировано три человека, но руководство отказалось отвечать на мои вопросы. Также известно, что пользователям, попавшим под блокировку, предлагался выбор: или компенсировать в виде штрафа нанесённый ущерб, или же указать имена тех, кто торгует за реальные деньги, и отделаться незначительным штрафом. Именно потому многие не желают упоминать о своих блокировках. Многие пользователи указывали, что далеко не все аккаунты нарушителей были заблокированы в первой волне. Но, как известно, свято место пусто не бывает, и уже через неделю все торговцы вернулись в игру. Но ненадолго. Жадность, видимо, их подвела, потому как не прошло и недели, как они опять оказались под блокировкой. И на этот раз потеряв уже последние аккаунты, с деньгами, которые не были заблокированы в первой волне. Нарушители решили не возвращаться в игру. Так ли это, мы сможем узнать только спустя время. Непонятно только, почему они не приняли мер повышенной безопасности после первых блокировок, и мне уже на второй день после возвращения торговцев скидывали скриншоты переписок, в которых торговцы все также называли цены в реальных деньгах, и отвергали оплату кристаллами. Странная ситуация. Нельзя сказать, что заблокировали абсолютно всех торговцев. На нашем сервере осталось как минимум трое, которые прошли все проверки администрацией. Она же утверждает, что колебания курса золота - есть прямая вина торговцев, на что я могу только посмеяться. У меня есть большой опыт обмена огромных сумм золота на кристаллы, одно видео из которых вы можете посмотреть на моем канале, и еще минимум 4 лежат у меня не смонтированными. Проблема не в том, что у людей на руках много золота, а в том, что администрацию не заботит создание способов вывода этого золота из игры. Повышение цен на мирру - это уже давно не рычаг, который сможет что-то решить. А способов фарма в игре сейчас столько, что активный игрок будет постоянно накапливать излишки, которые он и будет обменивать на кристаллы. Да, есть и сверх-способы, которые позволяют фармить 20 тысяч кристаллов в месяц. Но, насколько я знаю, это кроме меня особо никто не практиковал вообще. Потому что - ну месяц, ну два месяца, всё! Дальше тошнит от фарма, так что ты в игру заходить не хочешь, и даже видеть ее не хочешь. Но, способы есть. Блокировка вторых окон. Наиболее она конечно ударила по торговцам и тем, кто летает в аномальный сектор. Больше нельзя завести несколько ведер, чтобы увеличить количество добычи, получаемой в аномальном секторе. А учитывая то, что в текущем варианте активности также завязаны на количество кораблей, которые находятся там, добыча значительно снизилась. Расстановка сил на ЧД и РЧД не претерпела никаких изменений, по-прежнему лидирующие позиции занимает гильдия смерш, за ней следует гильдия Массаракш, замыкает тройку гильдия Золотая Орда. Рейтинг на доминионе не всегда соответствует рейтингу силы гильдий, но практически всегда указанные выше гильдии находятся в пятерке лидеров. Нить Судьбы Май в целом не принёс серверу кардинальных изменений. Онлайн сервера по ощущениям остаётся неизменным, а иногда кажется, что уменьшается. Хоть Антон Молотов на форуме и уверяет о росте онлайна. Ну, мо