Скоро Зима

Journalist
  • Content Count

    478
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    54

1 Follower

About Скоро Зима

  • Rank
    The Herald

Recent Profile Visitors

5910 profile views
  1. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.63

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 63. Единая рать Сердце колотилось у самого горла, звуки вернулись и замедлившееся было время снова побежало с привычной скоростью. Я, спешившись и откинувшись спиной на кусок металла, старался отдышаться, придерживая Старика. У него было порвано крыло и он рвался за это отомстить. Схватка еще продолжалась, но даже до пылающего боевым азартом сознания доходило, что демонов слишком много. По опыту я знал, что долгая передышка влечет за собой выгорание и усталость, после которых вернуться в бой с прежним запалом сложно, но мне нужна была пауза. Наш отряд из двух групп во главе с майором Бывалиным намеревался проверить восточный берег. Тринадцать Хранителей — число не самое счастливое, в очередной раз подтвердившее свою плохую репутацию. Всего лишь шестеро демонопоклонников неожиданно дали достойный отпор, призвав целую орду демонов, с которыми мы не справлялись. Они успешно давили нас количеством, заставляя отступать и прятаться среди металлических обломков, бывших, как я предполагал, разбившемся Имперским кораблем, и остатков старых строений, не переживших Ночи Астральных Порталов. Грохот, похожий на взрыв, перекрыл завывание ветра, земля под ногами затряслась, и я почувствовал толчок ударной волны. Вряд ли это можно было списать на особо удачный огненный залп Мишиной магии. За первым взрывом последовали новые, и я, стараясь подгадать момент, высунулся из укрытия, чтобы оценить обстановку. Крупные, огненные снаряды летели от чернеющего вдалеке искореженного остова и падали прямо среди демонов, заполонивших берег. Пушечный залп трудно спутать с чем-либо другим. Должно быть, оружие с разбившегося корабля оказалось достаточно прочным и еще сохраняло какую-то энергию, потому как реактор вряд ли остался целым. Лупить из пушек по демонам все равно, что стрелять ими по воробьям, но все же астральным тварям пришлось отступить. Они разбегались, как тараканы, кто куда, спеша скрыться от взрывающихся снарядов. Конечно, на совсем их разогнать не получится, но по крайней мере они отстанут от нас на время! Когда залпы поутихли и я снова решился высунуться из укрытия, берег уже был практически пуст, а от корабля, точнее — груды металлолома, в которую он превратился, кто-то сигнализировал фонариком. Я не сомневался, что этот отчаянный прорыв совершил Зэм с непроизносимым именем, который ныл всю дорогу до берега, что он артиллерист, а не разведчик, чем крайне бесил всех. Но выходит, взяли его все же не зря. Настороженно оглядываясь по сторонам и не опуская оружия, отряд быстрыми перебежками добрался до корабельных останков, с которых велся обстрел. Нырнув внутрь и кое как затащив туда же питомцев, мы первым делом услышали нытье восставшего, истерично заламывающего свои металлические пальцы. — Бедная, бедная моя «Касаточка»! Что с ней стало, вы только посмотрите! — Это «Касатка-186»? — Я ее иначе, чем «Касаточкой» не называю. Теперь от моей лапочки остались одни обломки… сердце кровью обливается! — Какой еще кровью, болезненный? У тебя крови уже пару тысяч лет как нет… — Отставить! — гаркнул майор Бывалин, и все замолчали. Дружелюбный и словоохотливый майор, еще пару дней назад делившийся с нами историями о Великом Астральном Походе, сегодня был погружен в себя и выглядел чернее тучи. Он много курил по дороге и сейчас снова полез за сигаретой. — Все здесь? Раненые есть? Выяснилось, что убитых среди нас каким-то чудом не было. Зато раненых оказалось трое: Лоб, Лиза и еще один хадаганец из второй группы — его задело сильнее всего, и им уже занялся второй лекарь. Лоб, лицо которого заливала кровь, сердито отмахнулся, и Матрена склонилась над повисшей плетью рукой Лизы. — Вроде ничего страшного… Это я смогу вылечить. Второй лекарь тоже обнадежил, что смертельной опасности нет. Если бы не корабельные пушки и не пробравшийся к ним артиллерист, так легко бы мы не отделались! — Товарищ майор, я заметил в астрале гигантского спрутоглава, прямо тут, недалеко от берега. Все разом посмотрели в пробоину, сквозь которую был виден астрал. — Где? — Вон там, смотрите… Восставший обогнул искореженную, торчащую во все стороны арматуру и выглянул наружу. Все стоявшие на ногах последовали его примеру. Кусок оружейной палубы с сохранившимися пушками балансировал у самого края аллода, и когда я высунул голову в пробоину — взгляду предстала бездна. — Там что-то вроде воронки внизу, видите? — Наверное, астральный вихрь… А вон спрутоглав! Жуткое чудовище размером больше корабля действительно лениво перемещалось не так уж и далеко от берега в окружении мелких демонов. — Это очень редкий экземпляр… — Ничего себе — редкий! — возмутился Орел. — Я такими темпами скоро уже специалистом по спрутоглавам стану! Бывалин молчал, и отличившийся артиллерист продолжил: — Эскадра Империи все ближе. Корабли могли бы напасть на врага с тылу. Маневр, разворот, выстрел! Бац-бац! — и от врагов остались одни рога! Но спрутоглав может спутать нам все карты! — Эскадра Империи все ближе… — эхом повторил майор, думая о чем-то своем. — Скорей бы, скорей бы! Я уже весь ржой покрылся от безделья! — Вот и наслаждайся тогда прогулкой, — снова вклинился Орел. — Я не пехотинец! Я один из лучших артиллеристов! У меня зрение острее, чем у вас всех вместе взятых, руки привыкли наводить корабельные пушки на цели, а вестибулярный аппарат способен справиться с любой качкой… — Ты стреляешь из пушки взрывающимся снарядом по гигантскому кораблю! Тут даже Миша без очков не промахнется! — заявил Орел, крайне оскорбленным тем, что кто-то усомнился в его поистине орлином зрении и меткости. — Какое дилетантское суждение… Да, кстати, я тут еще пленников разглядел! — Что?! Каких еще пленников? — наконец очнулся майор и вытаращился на артиллериста. — М-м-м… этих фанатиков, наверное. Вон они, за кораблем, связанные сидят. — С этого надо было начать! — рявкнул Бывалин и тут же спрыгнул с палубы на землю. Я, поколебавшись, прыгнул следом. — Так там одни лигийцы, товарищ майор… — донеслось из-за спины. Эльф, каниец и трое гибберлингов глядели на приближающихся имперцев глазами обреченных. Связанные по рукам и ногам, они ждали своей участи у края земли, невольно наталкивая на мысль, что сбросить их в астрал быстрее, чем отрубать головы. Бывалин однако, приблизившись, вынул кляп изо рта одного из гибберлингов. — А-а-а! Не убивайте нас! — Как вы тут очутились? — Нас послали на разведку к центральной башне, но гадкие демонопоклонники нас сцапали! А потом притащили сюда! — Зачем? — Они бросают пленников в астрал, распевая молитвы какому-то своему божку и взывая к «силе астрала». Совсем чокнулись! Мы переглянулись. Зачем демонопоклонникам тащить пленников через весь аллод и сбрасывать в астрал? Почему бы просто не убить на месте? — Освободите нас! На Язесе у нас общий враг, и мы должны помогать друг другу! — залепетал гибберлинг, глядя на нас поочередно. Я покосился на майора Бывалина. Приказ командования звучал достаточно однозначно — казнить без возможности воскрешения. Но майор медлил. — Нужно освободить их, — в конце концов произнес он. — Товарищ майор… — Выполнять! Пятеро изможденных, безоружных лигийцев, трое из которых — крохотные гибберлинги, угрозы для нас никакой не представляли, но вот так просто взять и отпустить врагов… Бывалин принялся разрезать веревки, и я, повинуясь приказу, тоже достал перочинный нож. — Расскажите обо всем увиденном в своем лагере. Если демонопоклонники приносят жертвы астралу и действительно получают оттуда помощь… Ничего хорошо для нас в этом нет. Лигийцы, кажется, не верили, что обрели свободу и их и впрямь отпускают восвояси. Они без конца оборачивались, вероятно ожидая удара в спину, пока не скрылись из виду. Наверное их шансы дойти до своего лагеря не так уж и велики… Но они есть! Подстраховывающие нас с обломка корабля Хранители выглядели озадаченными, когда мы вернулись на борт. На их глазах произошло слишком явное нарушение, грозящее трибуналом ответственному за него, но майор полностью проигнорировал вопросительные лица. — Товарищ майор, — неуверенно начал артиллерист. — Спрутоглав находится на расстоянии выстрела. Торпедные аппараты все еще заряжены… Убить, не убьем, но может отгоним? — Да, попробовать можно, — неожиданно согласился Бывалин, словно хотел поскорее закрыть тему с освобождением лигийцев. — Думаю, нам стоит разделиться. Вы останетесь здесь и попробуете атаковать спрутоглава торпедами, а мы пройдемся вдоль берега. Посмотрим, что там и как… Лиза уже сносно шевелила рукой, и рану на голове Лба Матрена тоже закрыла, так что честь сопровождать майора Бывалина выпала мне и моей группе. Я окончательно перестал понимать, что происходит. Берег кишит демонами, от которых мы чудом отбились, демонопоклонники производят какие-то ритуалы, скидывая пленников в астрал, в самом астрале завис спрутоглав, и все это значит, что нужно срочно возвращаться и доложить обо всем… но мы продолжаем продвигаться на север, да еще и разделившись? Приказ показался мне настолько абсурдным, что в какой-то момент захотелось не подчиниться, но выучка взяла свое, и мы покорно потащились за майором и его виверной. Осколок Язеса производил впечатление истерзанного, отравленного существа, умирающего в болезненных конвульсиях. Повсюду попадались строения, разрушенные настолько, что угадать в них ни хадаганскую архитектуру, ни какую-либо еще не представлялось возможным. Жуткие астральные клыки, словно вышедшие из ночного кошмара, продолжали вгрызаться в земную твердь, как хищник в свою добычу. Но мы уже почти не брезговали ступать по синюшным, пульсирующим пятнам вокруг них — какое бы сильное отвращение они не вызывали, их было слишком много. Обычной земли почти не осталось! Кроме того, повсюду зияли глубокие трещины, сквозь которые наверняка можно упасть в астрал, и возвышались каменистые завалы такой величины, что преодолеть их верхом невозможно. Все это сильно осложняло путь, заставляя нас петлять по местности, ведь мы еще старались избегать скопления демонов, которые населили Язес полчищами. И все же, несмотря на столь извилистый маршрут, я все равно почувствовал, что мы слишком забираем к западу, хотя должны продвигаться на север. Поскольку я был старшим в своей группе и уже привык прокладывать дорогу, то и теперь, когда нас вел Бывалин, все равно непроизвольно анализировал направление. — Товарищ майор, мы сильно отклонились на запад. Из-за ветра приходилось повышать голос и чуть ли не кричать. Бывалин обернулся, хмуро покосившись на нас, и сказал что-то насчет логова демонов, которое лучше обойти. Но через полчаса, когда направление не изменилось и мы все еще двигались к центру острова, я догнал майора и, поравнявшись с ним, уже напрямую задал вопрос в лоб: — Куда мы идем? Бывалин дернул поводья, остановившись, спешился с виверны, сплюнул и, достав сигарету, попытался ее зажечь. Но ветер сбивал огонь, так что покурить у него не получилось. Он спрятал сигареты и произнес: — А вы молодцы! Такие, как вы, были на вес метеоритного железа во время Великого Астрального Похода. Вот только почти все они погибли… Надеюсь, вас ждет лучшая участь. Я продолжал взирать на майора, всем своим видом показывая, что эта похвала не уведет меня в сторону от заданного вопроса. Все остальные подошли ближе и остановились рядом. — Ладно, хватит нам языком чесать. Моя дочь Тамара служит вместе со мной. Она отличный диверсант, на хорошем счету. И вот… пропала. — Что произошло? — спросила Матрена. — Ее отправили на разведку к стенам города демонов. Кроме того, она должна была выполнить и кое-какое мое поручение… Я очень волнуюсь. И за нее, и за наше общее дело. Отцовское сердце подсказывает мне, что Тамара жива. Но боевой опыт кричит об обратном… — Значит, мы идем к городу демонов, — заключил я, чувствуя, как внутри все закипает. — Ради дочери, ради всех нас я должен пойти на этот риск! — Ради всех нас?! — воскликнула Лиза, задрав брови. — То есть мы, вопреки приказу командования, идем в самое пекло искать вашу дочь «ради всех нас»? — Нет, это не так, скоро вы это поймете. Мы идем не к городу демонов. Меня ждет встреча… — С кем? — спросил я, но взор майора уже был устремлен куда-то поверх моей головы, и я обернулся. Шестеро всадников глядели на нас с возвышенности, и пятеро из них недвусмысленно целились из луков. Их принадлежность к Лиге легко узнавалась по штандарту и плащам. — Спокойно! Спокойно! Мы здесь для переговоров! — быстро заговорил майор. — Тогда может быть они опустят оружие?! Лигийцы действительно опустили оружие, как будто услышали нас, и двинулись навстречу. Их оказалось не шесть, а восемь, потому что на шестой лошади восседало сразу трое гибберлингов. Они же и двигались первыми. Несмотря на протесты Бывалина, я достал меч. Лоб тоже держал топор наготове, а Орел наложил стрелу на лук. Я инстинктивно оглядел местность на предмет укрытия. Лучники — это почти так же плохо, как маги! Хорошо, что у нас есть Лиза и Миша, а вокруг полно каменных, не до конца еще рассыпавшихся стен. — Слава Нити! — воскликнул один из гибберлингов, спрыгнув с лошади и выйдя вперед. Остальные лигийцы — то ли эльфы, то ли канийцы, укутанные в плащи и капюшоны — оставались чуть позади. Пространство вокруг прямо-таки наэлектризовалась, но ни гибберлинги, ни Бывалин этого как будто не замечали. — Какие новости? — спросил майор. — Наши захватили твою дочурку, держат в лагере. Но не волнуйся. Сварог тайно общается с ней, помогает, подкармливает. Лицо Бывалина сразу разгладилось и он выдохнул с облегчением, впервые за все время слегка улыбнувшись. — Теперь самое главное. Сварог считает, что пришла пора нам заявить о себе. «Единая рать» должна сбросить покров конспирации! Хватит нам прятаться! Ну, что скажешь? — Это может стоить нам жизней, — произнес майор, но при этом крепко задумался. — Мы и так все погибнем, если не объединим усилия! — вступил в разговор еще один гибберлинг, а третий усиленно закивал головой. — Враг-то совсем распоясался! Смотри, как их много вокруг! Повылазили из своего города! Но мы прижмем их к ногтю, мало не покажется! Только представь: Лига и Империя вместе! Заодно! Как сорок лет назад! — Что ж, раз выхода нет… Значит будем воевать вместе. — Ура! Уж мы навоюем! — обрадовались гибберлинги, начав чуть ли не пританцовывать на месте, что, учитывая окружающую обстановку, казалось до невозможности неуместным. — Если свои не казнят, — не разделил их энтузиазма Бывалин. — Надо постараться! Надеюсь, скоро мы услышим от вас хорошие новости. — И мы! На этом гибберлинги ловко залезли на свою лошадь, и вся их компания так же быстро, как и пришла, двинула прочь. Я невольно отметил, что лигийцы не побоялись повернуться к нам спинами, хоть мы и держали оружие наготове на протяжении этого короткого и очень странного разговора. В голове роилось много вопросов, и я, собравшись с мыслями, сформулировал главный: — Что еще за «Единая рать»?! Бывалин дождался, когда лигийцы скроются из вида, и повернулся к нам. — Тайная организация, созданная ветеранами Лиги и Империи. Когда стало ясно, что демоническая угроза не ликвидирована, мы… — Мы?! — Мы — старые солдаты — решили, что пора объединить усилия наших армий для борьбы с общим врагом! Вместе мы сила, а порознь пропадем. Демоны просто разобьют нас, и не останется ни Лиги, ни Империи. Жаль, что наши руководители этого до сих пор не понимают. — Скоро наш флот… — начал было Миша, но майор его перебил. — Посмотрите вокруг — ни один корабль не сможет даже приблизиться к Язесу! Всех их ждет участь «Касатки». Вы глупцы, если верите, что подкрепление вот-вот прибудет! Все замолчали и посмотрели наверх — непроглядная, черная масса все еще окутывала аллод. Сверкали молнии. Выл ветер, который там, сверху, превращался в настоящий шторм. Нет, кораблям не преодолеть это… Конечно, все видели обстановку вокруг, и в глубине души прекрасно понимали, что флоту такой буйный астрал не по зубам, но услышать это вот так прямо и без обиняков отчего-то было грустно и обидно. — Нас всех обвинят в предательстве и прилюдно казнят перед строем без права воскрешения, — сделал неутешительный прогноз Орел и посмотрел на майора с таким видом, как будто хотел казнить его прямо здесь и сейчас. — Вас не казнят, вы исполняли мой приказ. — А вы? — едва слышно прошептала Матрена, наверное единственная, на чьем лице не отображались кровожадные в отношении Бывалина мысли. — Будь как будет. Зато совесть моя чиста! «Единая рать» — наш единственный шанс выжить. Мы должны вступить в союз с Лигой. Как когда-то Незеб заключил союз со Скраканом! — Товарищ майор, при всем уважении к вашим заслугам и опыту… вы сообщите обо всем генералу Верховину сразу же, как мы вернемся в лагерь, или сообщим мы, — твердо сказал я, внутренне готовый к сопротивлению и агрессии. Но их не последовало. — Да, — со смешком кивнул майор, — пора выбираться из подполья. Назад ехали каждый пребывая в глубоких раздумьях, и поэтому чуть не проворонили нападение. Улепетывать пришлось по развалинам домов, где Старик порвал второе крыло об торчащую арматуру. Унылый пейзаж разрушенного города, пораженного астральной напастью, действовал так угнетающе, что порой приходилось заставлять себя бороться с ощущением всеобъемлющей безнадеги и двигаться дальше. К счастью, на демонопоклонников мы не наткнулись, и к обломку корабля, где оставшаяся часть отряда уже разрядила все пушки, мы сумели вернуться хоть и уставшими, но зато без потерь. Здесь тоже было совсем не весело. Спрутоглав никуда не делся. Жуткая воронка снизу аллода все еще закручивала черные тучи спиралью. А у раненого хадаганца началась лихорадка. — Мы все умрем на этом проклятом аллоде, — прошептал он и прикрыл покрасневшие глаза. — Никто не умрет, — твердо сказал майор. — Мы вернемся в лагерь и там тебя подлатают! — Мы все умрем… никто из нас не выберется с Язеса… — Отставить панику! Демонический портал все еще работает, и в крайнем случае мы просто телепортируемся назад! — Вы что, не понимаете? Мы пушечное мясо… Нас бросили на амбразуру, чтобы мы умерли, но сдержали наступление, пока Империя готовит удар… Никто не телепортирует нас отсюда! — Хватит ныть, солдат! Мы все клялись умереть, если потребуется, — рявкнул Бывалин. — Давайте, грузите его в седло, пора возвращаться. — Мы все умрем… Остаток пути до лагеря преодолели под это зловещее предсказание, которое раненый хадаганец постоянно повторял в полубреду. Демоны опять потихоньку начали собираться вдоль берега, так что приходилось соблюдать крайнюю осторожность, и дорога заняла много времени. Я думал обо всем произошедшем и пытался определить наши шансы выбраться с Язеса, но никак не мог собрать мысли в кучу — они постоянно уходили в сторону: то на Орла, когда-то считавшего, что единственный достойный враг — это Лига, и, очевидно, ошибавшегося; то на Михаила, все еще пытающегося писать свою диссертацию о прикладной огненной магии; то на Лба, оставившего неказистый путь вышибалы ради армии и дороги храмовника; то на Матрену — простого лекаря, решившего доказать всем и прежде всего самой себе свою храбрость, то на Лизу — эльфийку, нашедшую свой дом по другую сторону баррикад. Интересно, оказались бы они все здесь, если б судьба не свела их в свое время со мной? А еще я подумал о Веронике, дочке трактирщика с плато Коба. Уродливая кукла Зэм, которую она мне оставила, все еще лежала в моем внутреннем кармане, как талисман. Что, если осколок Язеса и правда станет последним моим местом назначения? Мне вдруг до боли захотелось, чтобы кто-нибудь нашел эту куклу и вернул Веронике — как доказательство того, что я не выбросил ее из своих мыслей и думал о ней даже перед самым концом. Жаль, что это невозможно. — Магическое давление ослабло! Иавер Кадифа — заклинатель, поддерживающий демонический портал, буквально накинулся на нас, едва мы преодолели все заграждения и ступили на территорию лагеря. Выяснилось, что магам стало немного проще контролировать этот портал, и теперь Зэм пытался вытрясти из нас, не могли ли мы как-то повлиять на этот процесс. Я сомневался, что тут есть какая-то взаимосвязь, но Кадифа очень внимательно выслушал историю о том, как мы сорвали ритуал демонопоклонников на берегу. — Ага… Судя по всему, эти сумасшедшие привлекли к своей магической операции какое-то неизвестное… божество? Ну, по крайней мере, они так считают. Я же думаю, что астрал каким-то образом впитывает Искры и наделяет демонопоклонников силой, — задумчиво протянул он. — Да, именно так наука смотрит на этот вопрос! Я, чувствовавший себя слишком уставшим и голодным, согласился с наукой целиком и полностью и уже предвкушал свою законную чашку горячего супа, потому что съеденный в дороге сухой паек стоял поперек горла. Но даже этой маленькой радости меня лишили. Майор Бывалин по прибытию, как и обещал, отправился к генералу Верховину, и едва я успел расседлать Старика, как меня вызвали туда же. Допроса с пристрастием избежать не удалось. И хоть иголки под ногти никто не засовывал, я не сомневался, что как только весть доедет до Комитета — а она обязательно до него дойдет — то пух и перья полетят во все стороны. — Что тебе известно о «Единой рати», капитан? — сухо спросил генерал, постукивая пальцами по столу. Я покосился на присутствующего здесь же Бывалина. Он едва заметно кивнул, как бы подбадривая меня, но я все равно ощущал себя попавшимся преступником. — Это союз ветеранов Великого Астрального Похода, товарищ генерал. — Союз ветеранов Лиги и Империи, — многозначительно уточнил он. — Так точно, товарищ генерал. — Когда ты о нем узнал? — Сегодня, товарищ генерал. — А до этого слышал об этом? — Никак нет, товарищ генерал. — А кто-нибудь из твоей группы? — Никак нет, товарищ генерал. — Ручаешься? — Так точно, товарищ генерал… Верховин сверлил меня взглядом, но я не позволил себе дрогнуть. Да и нечего мне было скрывать! Я быстро и твердо отвечал на вопросы, ничего не утаивая и нигде не привирая, пока Верховин не дошел до главного, на что мне отвечать не хотелось, — до моего собственного мнения. На этот раз мой голос уже не звучал так уверенно, ведь я сам не до конца определился, как отношусь к «Единой рати». Разум подсказывал, что союз с Лигой в сложившихся условиях необходим, но душа не лежала к такому исходу. — Нужно дождаться прибытия флота, — осторожно ответил я. — Если они смогут преодолеть шторм, то помощь Лиги нам не потребуется. — Если… — повторил Верховин, выделив самое ключевое. От этого «если» будет зависеть все! Верховин вышел из-за стола и прошелся туда-сюда со сложенными назад руками. — Когда об этом узнают комитетчики, то арестуют всех ветеранов. — Товарищ генерал, к вам они прислушаются, — подал голос Бывалин. — К тому же, ситуация становится безвыходной. — Хм… Меня обвинят в государственной измене, если я начну переговоры с врагом. С другой стороны, демоны вот-вот хлынут через портал, а наши волшебники едва сдерживают их натиск. Генерал снова замолчал, на этот раз надолго, и нам с майором только и оставалось, что переглядываться в ожидании какого-то решения. — Свободен, капитан, — наконец произнес он. — И никому ни слова о «Единой рати»! И ребятам своим скажи, чтоб помалкивали! О чем они дальше разговаривали с майором, я не знал, хотя мне, признаться, было любопытно, сколько же ветеранов всего втянуто в эту историю. Прошло два суматошных дня, когда нас почти непрерывно атаковали черные дрейки, один из которых был очень близок к тому, чтобы откусить мне голову. Но в самом лагере ничего не поменялось: никого не арестовали за предательство, и даже никаких разговоров о случившемся я не слышал. Мы тоже это не обсуждали, боясь лишних ушей. С майором Бывалиным попадать в один дозор нам больше не довелось, хотя я видел его мельком. На третий день меня снова вызвал к себе генерал, и на этот раз разговор шел тет-а-тет. — Я готов согласиться на сотрудничество с Лигой, — сообщил он, и я с удивлением понял, что вопреки всему все же испытал некоторое облегчение от этого решения. — Лигийцы прислали мне депешу. Предлагают во имя сотрудничества произвести для начала обмен пленными. — Это… хорошее начало, — осторожно произнес я. — Да. Мы выбрали местом встречи побережье между нашими лагерями. Там еще неподалеку разрушенное святилище. Надеюсь, Лига не решится осквернить освященную землю. Руководить обменом с нашей стороны будет капитан Снежных. Он тертый калач. Ты со своими тоже будешь присутствовать в качестве наблюдателя. Но ни во что не вмешивайтесь! Если Лига нас предаст, сразу отступайте, и бегом назад! Такой план меня мало устраивал. Мало того, что меня, как офицера, не привлекли к обсуждению операции, к которой я имею непосредственное отношение, и даже не пригласили на совещание, а просто поставили перед фактом, так у меня и моей группы еще и нелепая роль декорации. Ни во что не вмешиваться, в случае опасности — ретироваться. Похоже, ветераны вместе с этим капитаном Снежных решили не давать мне голоса. Но тогда зачем я вообще им там нужен? Вот и обменивались бы пленными сами! Естественно, свое возмущение генералу я не озвучил. Узнав о предстоящем мероприятии, Миша прояснил ситуацию. — Все ясно! — кивнул он и, сняв очки, принялся натирать стекла с такой интенсивностью, словно хотел стереть их до дыр. — Они все надеются, что Яскер будет более снисходителен, когда узнает, что мы тоже принимали участие в операции. Ты — точнее. Ни для кого же не секрет, что нас сюда телепортировали по особому распоряжению. — Прими позу героической ширмы, Ник, тобой прикрываются, — фыркнул Орел. — На самом деле, это не лишено смысла, — продолжил Миша. — Если ты поддержишь… это движение, то у него больше шансов стать легитимным. — Либо это станет для Яскера последней каплей и он наконец отдаст Ника Комитету, — вставила Лиза. — Представляю, какие мечты в отношении меня лелеет товарищ Рысина, — пробормотал я. — Это будет самое пылкое признание в любви: с раскаленными щипцами, цепями, колюще-режущими предметами… Уверен, ее фантазия не имеет границ. — Не льсти себе. Признаваться в любви от лица товарища Рысиной тебе будет парочка ее палачей. — Вот вечно ты оборвешь на самом интересном! В назначенный день ураган стал совсем лютым. Казалось, что он усиливается с каждым днем. Старик больше не раскрывал крыльев, плотно прижимая их к телу, иначе его просто сносил ветер. Но больше всех страдала крохотная лошадка Матрены, которая могла передвигаться только прячась за носорогом Лба. Наша процессия снова состояла из тринадцати Хранителей, правда с собой мы еще везли шестерых пленников — пятерых канийцев и одного прайдена, всю дорогу спавшего свернувшись клубочком и спрятав лицо за пушистым хвостом. Возможно это бы и вызывало умиление и улыбку, но все мы слишком хорошо знали, что прайден, эта прямоходящая двухметровая кошка, может в одно мгновение распрямиться, как сжатая пружина, и нанести смертельный удар. Хорошо, что все пленники были связаны. Я надеялся, что в этот раз несчастливое число не скажется на операции. На место обмена мы прибыли заранее, надеясь быть первыми, но лигийцы уже нас поджидали. Это была прямоугольная площадка, выложенная квадратными плитами, вокруг которой еще сопротивлялись ветру и времени толстые, каменные стены. Капитан Снежных, орк, на чьем лице постоянно сохранялось недовольное выражение, при виде лигийцев и вовсе состряпал такую кислую мину, что меня самого слегка перекосило от его вида, как от лимона. — Эльф там главный, что ли? — заворчал он, спешиваясь. — Глядите, стоит! Напыщенный весь, угрюмый… Где-то я его уже видел! Впрочем, эльфы все друг на друга похожи. Я невольно обернулся и поймал сардонический взгляд Лизы, для которой орки тоже наверняка мало чем отличались друг от друга. Лигийцев было ровно столько же, сколько и нас. Если, конечно, никто не прятался где-то рядом, чего тоже нельзя исключать. Мы остановились на другом конце площадки, кидая косые взгляды на лигийцев с противоположной стороны. Нас разделяло добрых полсотни метров, но почему-то я ощущал их нервозность почти так же ясно, как и тех, кто был рядом. Или мне так только казалось. Лигийцы выставили вперед своих пленников, и капитан Снежных приказал сделать точно так же. — Признаться, не люблю я эльфов, — закряхтел он, пока Хранители развязывали ноги пленникам, чтобы они могли идти сами. — Помню, когда служил на передовой, взяли мы одного в плен — такого же заносчивого, отстраненного. Так наше командование хотело его обменять у Лиги на десять пленных орков! Представляете? Одного такого франта на десять настоящих воинов! Что же в них такого особенного, хотел бы я знать. — По крайней мере сейчас у нас равное количество пленников, — произнес я. — Каковы наши шансы на успешный исход? — Лично я вообще никому не доверяю. И эта история с «Единой ратью» кажется мне подозрительной. Лиге очень не хочется, чтобы мы одержали победу над демонами, и чтобы этого не случилось, они могут пойти на любой обман! На месте Верховина я бы с ними не сотрудничал. Ну у меня приказ! — Да, товарищ капитан… приказ есть приказ… — вздохнул я, подумав, что до победы над демонами нам еще очень далеко. — Вот именно! А значит, мы будем стоять здесь и ждать, пока не закончится обмен. Но надо быть настороже, от них всего ожидать можно! Особенно от этого наглого эльфа! Несмотря на нашу обоюдную капитанскую недоверчивость, все шло как положено: пленники — шестеро с нашей стороны, шестеро со стороны Лиги — не спеша вышли навстречу друг другу, безмолвно пересекли площадку под всеобщими напряженными взглядами и спокойно подошли к своим. Им сразу же принялись освобождать руки. Это было драматично, но все же никто на нас не напал, небо не разверзлось, земля тоже, и все закончилось быстрее, чем я ожидал. — Тамара! Слава астралу! Твой отец места себе не находит… — Фух, живы, я уж и не верил! — С вами хорошо обращались? — Ну, кормили нормально… — Что ж, все прошло удачно. Какая трогательная встреча, гы! — капитан Снежных передернул плечами и покосился на свой топор, словно стесняясь того, что все еще держит его в руках. — Ладно! Похоже, что «Единая рать» не блеф! А если так, то и мне придется вступить в нее. Ох, кто бы мог подумать, что я стану сражаться вместе с Лигой против общего врага! Батя мне просто не поверит. — Давайте поскорее вернемся. Не по себе мне тут… Я оседлал Старика со смешанным чувством удовлетворения от несостоявшейся драки и одновременно раздражения по этой же причине. Теперь от союза с Лигой точно никуда не деться, но, несмотря на вроде бы положительный исход, я все еще не мог представить себя стоящим с лигийцами плечом к плечу. Слишком много всего было пережито на Святой Земле, чтобы все взять и просто перечеркнуть. Я помнил, как таскал мертвые тела на берегу Асээ-Тэпх, помнил схватку на Паучьем склоне, помнил смех партизанки Майи и ее отчаянных друзей, которым отрубили головы. И я не забыл, кто все это сотворил. Нет, никогда лигийцы не станут мне друзьями. Никогда! На обратном пути разговаривать совсем не хотелось, хотя я слышал за спиной веселые голоса освобожденных пленников, взахлеб рассказывающих о своих приключениях. Я, набыченный, ехал первым, радуясь лишь тому, что ко мне никто не лезет. На пропускном пункте мы вызвали настоящий ажиотаж! Но я не стал останавливаться и сразу направился к командирскому шатру вместе с капитаном Снежных, так что в пересказывании истории с обменом пленных мы не приняли участия. Наверняка эта в общем-то спокойная встреча с Лигой обрастет небылицами и эпическими подробностями, как это всегда бывало. Генерал Верховин, в свою очередь, ждет максимально точного отчета, и очень хорошо, что докладывать буду не я. Все, что от меня требовалось, это подтвердить слова капитана Снежных. Что я и сделал. На лице Верховина после новостей сразу отразилось облегчение. — До последнего думал, что Лига нас обманет и подставит. — Все в порядке, товарищ генерал. Мы бы не позволили себя провести! Генерал уже привычно забарабанил пальцами по столу, явно просчитывая открывшиеся перспективы. — Итак, «Единая рать» в самом деле существует. Наши ветераны объединились с ветеранами Лиги ради общего дела… Если смотреть на происходящее с этой стороны, то все не так уж и плохо. Быть может, мы продолжили дело Великого Незеба! — Лишь бы теперь в Комитете рассудили точно так же, — не удержался я, но генерал был в хорошем расположении духа и не посчитал комментарий слишком дерзким. — Им пока сообщать рано, — произнес он. — Есть у меня одна мысль… Этот Рокот, орк, которого прислали Охотники на демонов… — Хвастливый дурак! — припечатал капитан Снежных безапелляционно. — Говорят, он один из лучших… М-да, кто бы мог подумать, что он будет моим консультантом. Но в борьбе с демонами хороши все средства! Так вот, разведчики донесли, что перед вратами города демонов — я имею в виду, той завесы, которую мы не можем преодолеть… Словом, они нашли еще один демонический портал. — Как?! — Да. Так что всего порталов три, а не два, как мы думали! Один у нас, второй у лигийцев и третий торчит посреди аллода. И вот его-то никто не контролирует! Что, как вы понимаете, нас не радует. — И каков наш план? — Пока мы можем только наблюдать — сил для атаки на портал у нас недостаточно. Но и наблюдать можно по-разному. Мы сделаем это правильно, используя один из охотничьих приборов. Рокот называет его детектором демонической активности. Мы установим один возле портала, второй — возле магической завесы. Не знаю, будет ли польза от этих детекторов, но это хороший вариант для первой совместной с Лигой операции. Дело достаточно серьезное, чтобы показать нашу заинтересованность в сотрудничестве, но не столько, чтобы в случае провала мы понесли большие потери. Нам с капитаном оставалось молчаливо согласиться. Распространяться о «Единой рати» все еще было запрещено, но оба — и генерал Верховин, и даже капитан Снежных — возлагали на нее большие надежды. Это было заметно. Моя угрюмость не ускользнула от глаз генерала — когда мы попрощались с ним и направились к выходу, он окликнул: — Санников… Я обернулся. — Поверь, я знаю, что ты чувствуешь. Ты не единственный, кто воевал с Лигой на Святой Земле. Все через это прошли, — произнес Верховин и, помолчав, добавил: — И все кого-то теряли. Я не стал ничего на это отвечать и, кивнув, вышел из палатки.
  2. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.63

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 63. Единая рать Сердце колотилось у самого горла, звуки вернулись и замедлившееся было время снова побежало с привычной скоростью. Я, спешившись и откинувшись спиной на кусок металла, старался отдышаться, придерживая Старика. У него было порвано крыло и он рвался за это отомстить. Схватка еще продолжалась, но даже до пылающего боевым азартом сознания доходило, что демонов слишком много. По опыту я знал, что долгая передышка влечет за собой выгорание и усталость, после которых вернуться в бой с прежним запалом сложно, но мне нужна была пауза. Наш отряд из двух групп во главе с майором Бывалиным намеревался проверить восточный берег. Тринадцать Хранителей — число не самое счастливое, в очередной раз подтвердившее свою плохую репутацию. Всего лишь шестеро демонопоклонников неожиданно дали достойный отпор, призвав целую орду демонов, с которыми мы не справлялись. Они успешно давили нас количеством, заставляя отступать и прятаться среди металлических обломков, бывших, как я предполагал, разбившемся Имперским кораблем, и остатков старых строений, не переживших Ночи Астральных Порталов. Грохот, похожий на взрыв, перекрыл завывание ветра, земля под ногами затряслась, и я почувствовал толчок ударной волны. Вряд ли это можно было списать на особо удачный огненный залп Мишиной магии. За первым взрывом последовали новые, и я, стараясь подгадать момент, высунулся из укрытия, чтобы оценить обстановку. Крупные, огненные снаряды летели от чернеющего вдалеке искореженного остова и падали прямо среди демонов, заполонивших берег. Пушечный залп трудно спутать с чем-либо другим. Должно быть, оружие с разбившегося корабля оказалось достаточно прочным и еще сохраняло какую-то энергию, потому как реактор вряд ли остался целым. Лупить из пушек по демонам все равно, что стрелять ими по воробьям, но все же астральным тварям пришлось отступить. Они разбегались, как тараканы, кто куда, спеша скрыться от взрывающихся снарядов. Конечно, на совсем их разогнать не получится, но по крайней мере они отстанут от нас на время! Когда залпы поутихли и я снова решился высунуться из укрытия, берег уже был практически пуст, а от корабля, точнее — груды металлолома, в которую он превратился, кто-то сигнализировал фонариком. Я не сомневался, что этот отчаянный прорыв совершил Зэм с непроизносимым именем, который ныл всю дорогу до берега, что он артиллерист, а не разведчик, чем крайне бесил всех. Но выходит, взяли его все же не зря. Настороженно оглядываясь по сторонам и не опуская оружия, отряд быстрыми перебежками добрался до корабельных останков, с которых велся обстрел. Нырнув внутрь и кое как затащив туда же питомцев, мы первым делом услышали нытье восставшего, истерично заламывающего свои металлические пальцы. — Бедная, бедная моя «Касаточка»! Что с ней стало, вы только посмотрите! — Это «Касатка-186»? — Я ее иначе, чем «Касаточкой» не называю. Теперь от моей лапочки остались одни обломки… сердце кровью обливается! — Какой еще кровью, болезненный? У тебя крови уже пару тысяч лет как нет… — Отставить! — гаркнул майор Бывалин, и все замолчали. Дружелюбный и словоохотливый майор, еще пару дней назад делившийся с нами историями о Великом Астральном Походе, сегодня был погружен в себя и выглядел чернее тучи. Он много курил по дороге и сейчас снова полез за сигаретой. — Все здесь? Раненые есть? Выяснилось, что убитых среди нас каким-то чудом не было. Зато раненых оказалось трое: Лоб, Лиза и еще один хадаганец из второй группы — его задело сильнее всего, и им уже занялся второй лекарь. Лоб, лицо которого заливала кровь, сердито отмахнулся, и Матрена склонилась над повисшей плетью рукой Лизы. — Вроде ничего страшного… Это я смогу вылечить. Второй лекарь тоже обнадежил, что смертельной опасности нет. Если бы не корабельные пушки и не пробравшийся к ним артиллерист, так легко бы мы не отделались! — Товарищ майор, я заметил в астрале гигантского спрутоглава, прямо тут, недалеко от берега. Все разом посмотрели в пробоину, сквозь которую был виден астрал. — Где? — Вон там, смотрите… Восставший обогнул искореженную, торчащую во все стороны арматуру и выглянул наружу. Все стоявшие на ногах последовали его примеру. Кусок оружейной палубы с сохранившимися пушками балансировал у самого края аллода, и когда я высунул голову в пробоину — взгляду предстала бездна. — Там что-то вроде воронки внизу, видите? — Наверное, астральный вихрь… А вон спрутоглав! Жуткое чудовище размером больше корабля действительно лениво перемещалось не так уж и далеко от берега в окружении мелких демонов. — Это очень редкий экземпляр… — Ничего себе — редкий! — возмутился Орел. — Я такими темпами скоро уже специалистом по спрутоглавам стану! Бывалин молчал, и отличившийся артиллерист продолжил: — Эскадра Империи все ближе. Корабли могли бы напасть на врага с тылу. Маневр, разворот, выстрел! Бац-бац! — и от врагов остались одни рога! Но спрутоглав может спутать нам все карты! — Эскадра Империи все ближе… — эхом повторил майор, думая о чем-то своем. — Скорей бы, скорей бы! Я уже весь ржой покрылся от безделья! — Вот и наслаждайся тогда прогулкой, — снова вклинился Орел. — Я не пехотинец! Я один из лучших артиллеристов! У меня зрение острее, чем у вас всех вместе взятых, руки привыкли наводить корабельные пушки на цели, а вестибулярный аппарат способен справиться с любой качкой… — Ты стреляешь из пушки взрывающимся снарядом по гигантскому кораблю! Тут даже Миша без очков не промахнется! — заявил Орел, крайне оскорбленным тем, что кто-то усомнился в его поистине орлином зрении и меткости. — Какое дилетантское суждение… Да, кстати, я тут еще пленников разглядел! — Что?! Каких еще пленников? — наконец очнулся майор и вытаращился на артиллериста. — М-м-м… этих фанатиков, наверное. Вон они, за кораблем, связанные сидят. — С этого надо было начать! — рявкнул Бывалин и тут же спрыгнул с палубы на землю. Я, поколебавшись, прыгнул следом. — Так там одни лигийцы, товарищ майор… — донеслось из-за спины. Эльф, каниец и трое гибберлингов глядели на приближающихся имперцев глазами обреченных. Связанные по рукам и ногам, они ждали своей участи у края земли, невольно наталкивая на мысль, что сбросить их в астрал быстрее, чем отрубать головы. Бывалин однако, приблизившись, вынул кляп изо рта одного из гибберлингов. — А-а-а! Не убивайте нас! — Как вы тут очутились? — Нас послали на разведку к центральной башне, но гадкие демонопоклонники нас сцапали! А потом притащили сюда! — Зачем? — Они бросают пленников в астрал, распевая молитвы какому-то своему божку и взывая к «силе астрала». Совсем чокнулись! Мы переглянулись. Зачем демонопоклонникам тащить пленников через весь аллод и сбрасывать в астрал? Почему бы просто не убить на месте? — Освободите нас! На Язесе у нас общий враг, и мы должны помогать друг другу! — залепетал гибберлинг, глядя на нас поочередно. Я покосился на майора Бывалина. Приказ командования звучал достаточно однозначно — казнить без возможности воскрешения. Но майор медлил. — Нужно освободить их, — в конце концов произнес он. — Товарищ майор… — Выполнять! Пятеро изможденных, безоружных лигийцев, трое из которых — крохотные гибберлинги, угрозы для нас никакой не представляли, но вот так просто взять и отпустить врагов… Бывалин принялся разрезать веревки, и я, повинуясь приказу, тоже достал перочинный нож. — Расскажите обо всем увиденном в своем лагере. Если демонопоклонники приносят жертвы астралу и действительно получают оттуда помощь… Ничего хорошо для нас в этом нет. Лигийцы, кажется, не верили, что обрели свободу и их и впрямь отпускают восвояси. Они без конца оборачивались, вероятно ожидая удара в спину, пока не скрылись из виду. Наверное их шансы дойти до своего лагеря не так уж и велики… Но они есть! Подстраховывающие нас с обломка корабля Хранители выглядели озадаченными, когда мы вернулись на борт. На их глазах произошло слишком явное нарушение, грозящее трибуналом ответственному за него, но майор полностью проигнорировал вопросительные лица. — Товарищ майор, — неуверенно начал артиллерист. — Спрутоглав находится на расстоянии выстрела. Торпедные аппараты все еще заряжены… Убить, не убьем, но может отгоним? — Да, попробовать можно, — неожиданно согласился Бывалин, словно хотел поскорее закрыть тему с освобождением лигийцев. — Думаю, нам стоит разделиться. Вы останетесь здесь и попробуете атаковать спрутоглава торпедами, а мы пройдемся вдоль берега. Посмотрим, что там и как… Лиза уже сносно шевелила рукой, и рану на голове Лба Матрена тоже закрыла, так что честь сопровождать майора Бывалина выпала мне и моей группе. Я окончательно перестал понимать, что происходит. Берег кишит демонами, от которых мы чудом отбились, демонопоклонники производят какие-то ритуалы, скидывая пленников в астрал, в самом астрале завис спрутоглав, и все это значит, что нужно срочно возвращаться и доложить обо всем… но мы продолжаем продвигаться на север, да еще и разделившись? Приказ показался мне настолько абсурдным, что в какой-то момент захотелось не подчиниться, но выучка взяла свое, и мы покорно потащились за майором и его виверной. Осколок Язеса производил впечатление истерзанного, отравленного существа, умирающего в болезненных конвульсиях. Повсюду попадались строения, разрушенные настолько, что угадать в них ни хадаганскую архитектуру, ни какую-либо еще не представлялось возможным. Жуткие астральные клыки, словно вышедшие из ночного кошмара, продолжали вгрызаться в земную твердь, как хищник в свою добычу. Но мы уже почти не брезговали ступать по синюшным, пульсирующим пятнам вокруг них — какое бы сильное отвращение они не вызывали, их было слишком много. Обычной земли почти не осталось! Кроме того, повсюду зияли глубокие трещины, сквозь которые наверняка можно упасть в астрал, и возвышались каменистые завалы такой величины, что преодолеть их верхом невозможно. Все это сильно осложняло путь, заставляя нас петлять по местности, ведь мы еще старались избегать скопления демонов, которые населили Язес полчищами. И все же, несмотря на столь извилистый маршрут, я все равно почувствовал, что мы слишком забираем к западу, хотя должны продвигаться на север. Поскольку я был старшим в своей группе и уже привык прокладывать дорогу, то и теперь, когда нас вел Бывалин, все равно непроизвольно анализировал направление. — Товарищ майор, мы сильно отклонились на запад. Из-за ветра приходилось повышать голос и чуть ли не кричать. Бывалин обернулся, хмуро покосившись на нас, и сказал что-то насчет логова демонов, которое лучше обойти. Но через полчаса, когда направление не изменилось и мы все еще двигались к центру острова, я догнал майора и, поравнявшись с ним, уже напрямую задал вопрос в лоб: — Куда мы идем? Бывалин дернул поводья, остановившись, спешился с виверны, сплюнул и, достав сигарету, попытался ее зажечь. Но ветер сбивал огонь, так что покурить у него не получилось. Он спрятал сигареты и произнес: — А вы молодцы! Такие, как вы, были на вес метеоритного железа во время Великого Астрального Похода. Вот только почти все они погибли… Надеюсь, вас ждет лучшая участь. Я продолжал взирать на майора, всем своим видом показывая, что эта похвала не уведет меня в сторону от заданного вопроса. Все остальные подошли ближе и остановились рядом. — Ладно, хватит нам языком чесать. Моя дочь Тамара служит вместе со мной. Она отличный диверсант, на хорошем счету. И вот… пропала. — Что произошло? — спросила Матрена. — Ее отправили на разведку к стенам города демонов. Кроме того, она должна была выполнить и кое-какое мое поручение… Я очень волнуюсь. И за нее, и за наше общее дело. Отцовское сердце подсказывает мне, что Тамара жива. Но боевой опыт кричит об обратном… — Значит, мы идем к городу демонов, — заключил я, чувствуя, как внутри все закипает. — Ради дочери, ради всех нас я должен пойти на этот риск! — Ради всех нас?! — воскликнула Лиза, задрав брови. — То есть мы, вопреки приказу командования, идем в самое пекло искать вашу дочь «ради всех нас»? — Нет, это не так, скоро вы это поймете. Мы идем не к городу демонов. Меня ждет встреча… — С кем? — спросил я, но взор майора уже был устремлен куда-то поверх моей головы, и я обернулся. Шестеро всадников глядели на нас с возвышенности, и пятеро из них недвусмысленно целились из луков. Их принадлежность к Лиге легко узнавалась по штандарту и плащам. — Спокойно! Спокойно! Мы здесь для переговоров! — быстро заговорил майор. — Тогда может быть они опустят оружие?! Лигийцы действительно опустили оружие, как будто услышали нас, и двинулись навстречу. Их оказалось не шесть, а восемь, потому что на шестой лошади восседало сразу трое гибберлингов. Они же и двигались первыми. Несмотря на протесты Бывалина, я достал меч. Лоб тоже держал топор наготове, а Орел наложил стрелу на лук. Я инстинктивно оглядел местность на предмет укрытия. Лучники — это почти так же плохо, как маги! Хорошо, что у нас есть Лиза и Миша, а вокруг полно каменных, не до конца еще рассыпавшихся стен. — Слава Нити! — воскликнул один из гибберлингов, спрыгнув с лошади и выйдя вперед. Остальные лигийцы — то ли эльфы, то ли канийцы, укутанные в плащи и капюшоны — оставались чуть позади. Пространство вокруг прямо-таки наэлектризовалась, но ни гибберлинги, ни Бывалин этого как будто не замечали. — Какие новости? — спросил майор. — Наши захватили твою дочурку, держат в лагере. Но не волнуйся. Сварог тайно общается с ней, помогает, подкармливает. Лицо Бывалина сразу разгладилось и он выдохнул с облегчением, впервые за все время слегка улыбнувшись. — Теперь самое главное. Сварог считает, что пришла пора нам заявить о себе. «Единая рать» должна сбросить покров конспирации! Хватит нам прятаться! Ну, что скажешь? — Это может стоить нам жизней, — произнес майор, но при этом крепко задумался. — Мы и так все погибнем, если не объединим усилия! — вступил в разговор еще один гибберлинг, а третий усиленно закивал головой. — Враг-то совсем распоясался! Смотри, как их много вокруг! Повылазили из своего города! Но мы прижмем их к ногтю, мало не покажется! Только представь: Лига и Империя вместе! Заодно! Как сорок лет назад! — Что ж, раз выхода нет… Значит будем воевать вместе. — Ура! Уж мы навоюем! — обрадовались гибберлинги, начав чуть ли не пританцовывать на месте, что, учитывая окружающую обстановку, казалось до невозможности неуместным. — Если свои не казнят, — не разделил их энтузиазма Бывалин. — Надо постараться! Надеюсь, скоро мы услышим от вас хорошие новости. — И мы! На этом гибберлинги ловко залезли на свою лошадь, и вся их компания так же быстро, как и пришла, двинула прочь. Я невольно отметил, что лигийцы не побоялись повернуться к нам спинами, хоть мы и держали оружие наготове на протяжении этого короткого и очень странного разговора. В голове роилось много вопросов, и я, собравшись с мыслями, сформулировал главный: — Что еще за «Единая рать»?! Бывалин дождался, когда лигийцы скроются из вида, и повернулся к нам. — Тайная организация, созданная ветеранами Лиги и Империи. Когда стало ясно, что демоническая угроза не ликвидирована, мы… — Мы?! — Мы — старые солдаты — решили, что пора объединить усилия наших армий для борьбы с общим врагом! Вместе мы сила, а порознь пропадем. Демоны просто разобьют нас, и не останется ни Лиги, ни Империи. Жаль, что наши руководители этого до сих пор не понимают. — Скоро наш флот… — начал было Миша, но майор его перебил. — Посмотрите вокруг — ни один корабль не сможет даже приблизиться к Язесу! Всех их ждет участь «Касатки». Вы глупцы, если верите, что подкрепление вот-вот прибудет! Все замолчали и посмотрели наверх — непроглядная, черная масса все еще окутывала аллод. Сверкали молнии. Выл ветер, который там, сверху, превращался в настоящий шторм. Нет, кораблям не преодолеть это… Конечно, все видели обстановку вокруг, и в глубине души прекрасно понимали, что флоту такой буйный астрал не по зубам, но услышать это вот так прямо и без обиняков отчего-то было грустно и обидно. — Нас всех обвинят в предательстве и прилюдно казнят перед строем без права воскрешения, — сделал неутешительный прогноз Орел и посмотрел на майора с таким видом, как будто хотел казнить его прямо здесь и сейчас. — Вас не казнят, вы исполняли мой приказ. — А вы? — едва слышно прошептала Матрена, наверное единственная, на чьем лице не отображались кровожадные в отношении Бывалина мысли. — Будь как будет. Зато совесть моя чиста! «Единая рать» — наш единственный шанс выжить. Мы должны вступить в союз с Лигой. Как когда-то Незеб заключил союз со Скраканом! — Товарищ майор, при всем уважении к вашим заслугам и опыту… вы сообщите обо всем генералу Верховину сразу же, как мы вернемся в лагерь, или сообщим мы, — твердо сказал я, внутренне готовый к сопротивлению и агрессии. Но их не последовало. — Да, — со смешком кивнул майор, — пора выбираться из подполья. Назад ехали каждый пребывая в глубоких раздумьях, и поэтому чуть не проворонили нападение. Улепетывать пришлось по развалинам домов, где Старик порвал второе крыло об торчащую арматуру. Унылый пейзаж разрушенного города, пораженного астральной напастью, действовал так угнетающе, что порой приходилось заставлять себя бороться с ощущением всеобъемлющей безнадеги и двигаться дальше. К счастью, на демонопоклонников мы не наткнулись, и к обломку корабля, где оставшаяся часть отряда уже разрядила все пушки, мы сумели вернуться хоть и уставшими, но зато без потерь. Здесь тоже было совсем не весело. Спрутоглав никуда не делся. Жуткая воронка снизу аллода все еще закручивала черные тучи спиралью. А у раненого хадаганца началась лихорадка. — Мы все умрем на этом проклятом аллоде, — прошептал он и прикрыл покрасневшие глаза. — Никто не умрет, — твердо сказал майор. — Мы вернемся в лагерь и там тебя подлатают! — Мы все умрем… никто из нас не выберется с Язеса… — Отставить панику! Демонический портал все еще работает, и в крайнем случае мы просто телепортируемся назад! — Вы что, не понимаете? Мы пушечное мясо… Нас бросили на амбразуру, чтобы мы умерли, но сдержали наступление, пока Империя готовит удар… Никто не телепортирует нас отсюда! — Хватит ныть, солдат! Мы все клялись умереть, если потребуется, — рявкнул Бывалин. — Давайте, грузите его в седло, пора возвращаться. — Мы все умрем… Остаток пути до лагеря преодолели под это зловещее предсказание, которое раненый хадаганец постоянно повторял в полубреду. Демоны опять потихоньку начали собираться вдоль берега, так что приходилось соблюдать крайнюю осторожность, и дорога заняла много времени. Я думал обо всем произошедшем и пытался определить наши шансы выбраться с Язеса, но никак не мог собрать мысли в кучу — они постоянно уходили в сторону: то на Орла, когда-то считавшего, что единственный достойный враг — это Лига, и, очевидно, ошибавшегося; то на Михаила, все еще пытающегося писать свою диссертацию о прикладной огненной магии; то на Лба, оставившего неказистый путь вышибалы ради армии и дороги храмовника; то на Матрену — простого лекаря, решившего доказать всем и прежде всего самой себе свою храбрость, то на Лизу — эльфийку, нашедшую свой дом по другую сторону баррикад. Интересно, оказались бы они все здесь, если б судьба не свела их в свое время со мной? А еще я подумал о Веронике, дочке трактирщика с плато Коба. Уродливая кукла Зэм, которую она мне оставила, все еще лежала в моем внутреннем кармане, как талисман. Что, если осколок Язеса и правда станет последним моим местом назначения? Мне вдруг до боли захотелось, чтобы кто-нибудь нашел эту куклу и вернул Веронике — как доказательство того, что я не выбросил ее из своих мыслей и думал о ней даже перед самым концом. Жаль, что это невозможно. — Магическое давление ослабло! Иавер Кадифа — заклинатель, поддерживающий демонический портал, буквально накинулся на нас, едва мы преодолели все заграждения и ступили на территорию лагеря. Выяснилось, что магам стало немного проще контролировать этот портал, и теперь Зэм пытался вытрясти из нас, не могли ли мы как-то повлиять на этот процесс. Я сомневался, что тут есть какая-то взаимосвязь, но Кадифа очень внимательно выслушал историю о том, как мы сорвали ритуал демонопоклонников на берегу. — Ага… Судя по всему, эти сумасшедшие привлекли к своей магической операции какое-то неизвестное… божество? Ну, по крайней мере, они так считают. Я же думаю, что астрал каким-то образом впитывает Искры и наделяет демонопоклонников силой, — задумчиво протянул он. — Да, именно так наука смотрит на этот вопрос! Я, чувствовавший себя слишком уставшим и голодным, согласился с наукой целиком и полностью и уже предвкушал свою законную чашку горячего супа, потому что съеденный в дороге сухой паек стоял поперек горла. Но даже этой маленькой радости меня лишили. Майор Бывалин по прибытию, как и обещал, отправился к генералу Верховину, и едва я успел расседлать Старика, как меня вызвали туда же. Допроса с пристрастием избежать не удалось. И хоть иголки под ногти никто не засовывал, я не сомневался, что как только весть доедет до Комитета — а она обязательно до него дойдет — то пух и перья полетят во все стороны. — Что тебе известно о «Единой рати», капитан? — сухо спросил генерал, постукивая пальцами по столу. Я покосился на присутствующего здесь же Бывалина. Он едва заметно кивнул, как бы подбадривая меня, но я все равно ощущал себя попавшимся преступником. — Это союз ветеранов Великого Астрального Похода, товарищ генерал. — Союз ветеранов Лиги и Империи, — многозначительно уточнил он. — Так точно, товарищ генерал. — Когда ты о нем узнал? — Сегодня, товарищ генерал. — А до этого слышал об этом? — Никак нет, товарищ генерал. — А кто-нибудь из твоей группы? — Никак нет, товарищ генерал. — Ручаешься? — Так точно, товарищ генерал… Верховин сверлил меня взглядом, но я не позволил себе дрогнуть. Да и нечего мне было скрывать! Я быстро и твердо отвечал на вопросы, ничего не утаивая и нигде не привирая, пока Верховин не дошел до главного, на что мне отвечать не хотелось, — до моего собственного мнения. На этот раз мой голос уже не звучал так уверенно, ведь я сам не до конца определился, как отношусь к «Единой рати». Разум подсказывал, что союз с Лигой в сложившихся условиях необходим, но душа не лежала к такому исходу. — Нужно дождаться прибытия флота, — осторожно ответил я. — Если они смогут преодолеть шторм, то помощь Лиги нам не потребуется. — Если… — повторил Верховин, выделив самое ключевое. От этого «если» будет зависеть все! Верховин вышел из-за стола и прошелся туда-сюда со сложенными назад руками. — Когда об этом узнают комитетчики, то арестуют всех ветеранов. — Товарищ генерал, к вам они прислушаются, — подал голос Бывалин. — К тому же, ситуация становится безвыходной. — Хм… Меня обвинят в государственной измене, если я начну переговоры с врагом. С другой стороны, демоны вот-вот хлынут через портал, а наши волшебники едва сдерживают их натиск. Генерал снова замолчал, на этот раз надолго, и нам с майором только и оставалось, что переглядываться в ожидании какого-то решения. — Свободен, капитан, — наконец произнес он. — И никому ни слова о «Единой рати»! И ребятам своим скажи, чтоб помалкивали! О чем они дальше разговаривали с майором, я не знал, хотя мне, признаться, было любопытно, сколько же ветеранов всего втянуто в эту историю. Прошло два суматошных дня, когда нас почти непрерывно атаковали черные дрейки, один из которых был очень близок к тому, чтобы откусить мне голову. Но в самом лагере ничего не поменялось: никого не арестовали за предательство, и даже никаких разговоров о случившемся я не слышал. Мы тоже это не обсуждали, боясь лишних ушей. С майором Бывалиным попадать в один дозор нам больше не довелось, хотя я видел его мельком. На третий день меня снова вызвал к себе генерал, и на этот раз разговор шел тет-а-тет. — Я готов согласиться на сотрудничество с Лигой, — сообщил он, и я с удивлением понял, что вопреки всему все же испытал некоторое облегчение от этого решения. — Лигийцы прислали мне депешу. Предлагают во имя сотрудничества произвести для начала обмен пленными. — Это… хорошее начало, — осторожно произнес я. — Да. Мы выбрали местом встречи побережье между нашими лагерями. Там еще неподалеку разрушенное святилище. Надеюсь, Лига не решится осквернить освященную землю. Руководить обменом с нашей стороны будет капитан Снежных. Он тертый калач. Ты со своими тоже будешь присутствовать в качестве наблюдателя. Но ни во что не вмешивайтесь! Если Лига нас предаст, сразу отступайте, и бегом назад! Такой план меня мало устраивал. Мало того, что меня, как офицера, не привлекли к обсуждению операции, к которой я имею непосредственное отношение, и даже не пригласили на совещание, а просто поставили перед фактом, так у меня и моей группы еще и нелепая роль декорации. Ни во что не вмешиваться, в случае опасности — ретироваться. Похоже, ветераны вместе с этим капитаном Снежных решили не давать мне голоса. Но тогда зачем я вообще им там нужен? Вот и обменивались бы пленными сами! Естественно, свое возмущение генералу я не озвучил. Узнав о предстоящем мероприятии, Миша прояснил ситуацию. — Все ясно! — кивнул он и, сняв очки, принялся натирать стекла с такой интенсивностью, словно хотел стереть их до дыр. — Они все надеются, что Яскер будет более снисходителен, когда узнает, что мы тоже принимали участие в операции. Ты — точнее. Ни для кого же не секрет, что нас сюда телепортировали по особому распоряжению. — Прими позу героической ширмы, Ник, тобой прикрываются, — фыркнул Орел. — На самом деле, это не лишено смысла, — продолжил Миша. — Если ты поддержишь… это движение, то у него больше шансов стать легитимным. — Либо это станет для Яскера последней каплей и он наконец отдаст Ника Комитету, — вставила Лиза. — Представляю, какие мечты в отношении меня лелеет товарищ Рысина, — пробормотал я. — Это будет самое пылкое признание в любви: с раскаленными щипцами, цепями, колюще-режущими предметами… Уверен, ее фантазия не имеет границ. — Не льсти себе. Признаваться в любви от лица товарища Рысиной тебе будет парочка ее палачей. — Вот вечно ты оборвешь на самом интересном! В назначенный день ураган стал совсем лютым. Казалось, что он усиливается с каждым днем. Старик больше не раскрывал крыльев, плотно прижимая их к телу, иначе его просто сносил ветер. Но больше всех страдала крохотная лошадка Матрены, которая могла передвигаться только прячась за носорогом Лба. Наша процессия снова состояла из тринадцати Хранителей, правда с собой мы еще везли шестерых пленников — пятерых канийцев и одного прайдена, всю дорогу спавшего свернувшись клубочком и спрятав лицо за пушистым хвостом. Возможно это бы и вызывало умиление и улыбку, но все мы слишком хорошо знали, что прайден, эта прямоходящая двухметровая кошка, может в одно мгновение распрямиться, как сжатая пружина, и нанести смертельный удар. Хорошо, что все пленники были связаны. Я надеялся, что в этот раз несчастливое число не скажется на операции. На место обмена мы прибыли заранее, надеясь быть первыми, но лигийцы уже нас поджидали. Это была прямоугольная площадка, выложенная квадратными плитами, вокруг которой еще сопротивлялись ветру и времени толстые, каменные стены. Капитан Снежных, орк, на чьем лице постоянно сохранялось недовольное выражение, при виде лигийцев и вовсе состряпал такую кислую мину, что меня самого слегка перекосило от его вида, как от лимона. — Эльф там главный, что ли? — заворчал он, спешиваясь. — Глядите, стоит! Напыщенный весь, угрюмый… Где-то я его уже видел! Впрочем, эльфы все друг на друга похожи. Я невольно обернулся и поймал сардонический взгляд Лизы, для которой орки тоже наверняка мало чем отличались друг от друга. Лигийцев было ровно столько же, сколько и нас. Если, конечно, никто не прятался где-то рядом, чего тоже нельзя исключать. Мы остановились на другом конце площадки, кидая косые взгляды на лигийцев с противоположной стороны. Нас разделяло добрых полсотни метров, но почему-то я ощущал их нервозность почти так же ясно, как и тех, кто был рядом. Или мне так только казалось. Лигийцы выставили вперед своих пленников, и капитан Снежных приказал сделать точно так же. — Признаться, не люблю я эльфов, — закряхтел он, пока Хранители развязывали ноги пленникам, чтобы они могли идти сами. — Помню, когда служил на передовой, взяли мы одного в плен — такого же заносчивого, отстраненного. Так наше командование хотело его обменять у Лиги на десять пленных орков! Представляете? Одного такого франта на десять настоящих воинов! Что же в них такого особенного, хотел бы я знать. — По крайней мере сейчас у нас равное количество пленников, — произнес я. — Каковы наши шансы на успешный исход? — Лично я вообще никому не доверяю. И эта история с «Единой ратью» кажется мне подозрительной. Лиге очень не хочется, чтобы мы одержали победу над демонами, и чтобы этого не случилось, они могут пойти на любой обман! На месте Верховина я бы с ними не сотрудничал. Ну у меня приказ! — Да, товарищ капитан… приказ есть приказ… — вздохнул я, подумав, что до победы над демонами нам еще очень далеко. — Вот именно! А значит, мы будем стоять здесь и ждать, пока не закончится обмен. Но надо быть настороже, от них всего ожидать можно! Особенно от этого наглого эльфа! Несмотря на нашу обоюдную капитанскую недоверчивость, все шло как положено: пленники — шестеро с нашей стороны, шестеро со стороны Лиги — не спеша вышли навстречу друг другу, безмолвно пересекли площадку под всеобщими напряженными взглядами и спокойно подошли к своим. Им сразу же принялись освобождать руки. Это было драматично, но все же никто на нас не напал, небо не разверзлось, земля тоже, и все закончилось быстрее, чем я ожидал. — Тамара! Слава астралу! Твой отец места себе не находит… — Фух, живы, я уж и не верил! — С вами хорошо обращались? — Ну, кормили нормально… — Что ж, все прошло удачно. Какая трогательная встреча, гы! — капитан Снежных передернул плечами и покосился на свой топор, словно стесняясь того, что все еще держит его в руках. — Ладно! Похоже, что «Единая рать» не блеф! А если так, то и мне придется вступить в нее. Ох, кто бы мог подумать, что я стану сражаться вместе с Лигой против общего врага! Батя мне просто не поверит. — Давайте поскорее вернемся. Не по себе мне тут… Я оседлал Старика со смешанным чувством удовлетворения от несостоявшейся драки и одновременно раздражения по этой же причине. Теперь от союза с Лигой точно никуда не деться, но, несмотря на вроде бы положительный исход, я все еще не мог представить себя стоящим с лигийцами плечом к плечу. Слишком много всего было пережито на Святой Земле, чтобы все взять и просто перечеркнуть. Я помнил, как таскал мертвые тела на берегу Асээ-Тэпх, помнил схватку на Паучьем склоне, помнил смех партизанки Майи и ее отчаянных друзей, которым отрубили головы. И я не забыл, кто все это сотворил. Нет, никогда лигийцы не станут мне друзьями. Никогда! На обратном пути разговаривать совсем не хотелось, хотя я слышал за спиной веселые голоса освобожденных пленников, взахлеб рассказывающих о своих приключениях. Я, набыченный, ехал первым, радуясь лишь тому, что ко мне никто не лезет. На пропускном пункте мы вызвали настоящий ажиотаж! Но я не стал останавливаться и сразу направился к командирскому шатру вместе с капитаном Снежных, так что в пересказывании истории с обменом пленных мы не приняли участия. Наверняка эта в общем-то спокойная встреча с Лигой обрастет небылицами и эпическими подробностями, как это всегда бывало. Генерал Верховин, в свою очередь, ждет максимально точного отчета, и очень хорошо, что докладывать буду не я. Все, что от меня требовалось, это подтвердить слова капитана Снежных. Что я и сделал. На лице Верховина после новостей сразу отразилось облегчение. — До последнего думал, что Лига нас обманет и подставит. — Все в порядке, товарищ генерал. Мы бы не позволили себя провести! Генерал уже привычно забарабанил пальцами по столу, явно просчитывая открывшиеся перспективы. — Итак, «Единая рать» в самом деле существует. Наши ветераны объединились с ветеранами Лиги ради общего дела… Если смотреть на происходящее с этой стороны, то все не так уж и плохо. Быть может, мы продолжили дело Великого Незеба! — Лишь бы теперь в Комитете рассудили точно так же, — не удержался я, но генерал был в хорошем расположении духа и не посчитал комментарий слишком дерзким. — Им пока сообщать рано, — произнес он. — Есть у меня одна мысль… Этот Рокот, орк, которого прислали Охотники на демонов… — Хвастливый дурак! — припечатал капитан Снежных безапелляционно. — Говорят, он один из лучших… М-да, кто бы мог подумать, что он будет моим консультантом. Но в борьбе с демонами хороши все средства! Так вот, разведчики донесли, что перед вратами города демонов — я имею в виду, той завесы, которую мы не можем преодолеть… Словом, они нашли еще один демонический портал. — Как?! — Да. Так что всего порталов три, а не два, как мы думали! Один у нас, второй у лигийцев и третий торчит посреди аллода. И вот его-то никто не контролирует! Что, как вы понимаете, нас не радует. — И каков наш план? — Пока мы можем только наблюдать — сил для атаки на портал у нас недостаточно. Но и наблюдать можно по-разному. Мы сделаем это правильно, используя один из охотничьих приборов. Рокот называет его детектором демонической активности. Мы установим один возле портала, второй — возле магической завесы. Не знаю, будет ли польза от этих детекторов, но это хороший вариант для первой совместной с Лигой операции. Дело достаточно серьезное, чтобы показать нашу заинтересованность в сотрудничестве, но не столько, чтобы в случае провала мы понесли большие потери. Нам с капитаном оставалось молчаливо согласиться. Распространяться о «Единой рати» все еще было запрещено, но оба — и генерал Верховин, и даже капитан Снежных — возлагали на нее большие надежды. Это было заметно. Моя угрюмость не ускользнула от глаз генерала — когда мы попрощались с ним и направились к выходу, он окликнул: — Санников… Я обернулся. — Поверь, я знаю, что ты чувствуешь. Ты не единственный, кто воевал с Лигой на Святой Земле. Все через это прошли, — произнес Верховин и, помолчав, добавил: — И все кого-то теряли. Я не стал ничего на это отвечать и, кивнув, вышел из палатки. Просмотреть полную запись
  3. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.62

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 62. Утерянная земля Возле берегов астрал был спокойным. Паруса на полуимперском-полулигийском судне ничего не тревожило, и они висели вдоль мачт, скрывая в своих складках эмблему Охотников на демонов. Мы стояли оперевшись о борт и смотрели на джунгли. Деревянная палуба под ногами едва различимо вибрировала — где-то в глубине корабля работал реактор, а это значит, что уже скоро эскадра направится к Нижнему острову, чтобы дать бой спрутоглаву. — Этот архипелаг должен называться Кольцом Дракона, — произнес Голованов. — Да, с такой союзницей мы сметем всех врагов отсюда! И на этом не остановимся! — Жаль, что я этого не увижу, — посетовал я. — Ты всегда можешь присоединиться к нам. Я был бы рад этому. Наше дело благородное, важное и нелегкое! И пусть церковь сколько угодно считает нас проклятыми чудовищами — без нас этот мир обречен. Если ты готов связать свою судьбу с нашей, если ты не боишься преследования Церкви, если разделяешь наши цели… — Вот так просто? — Ну-у… сначала нужно пройти курс обучения, подвергнуть свой организм магическому воздействию… Одним словом — измениться. Значительно измениться! — Я, пожалуй, пас. — Тогда я буду считать тебя просто другом Охотников. А это, поверь, дорого стоит! Но ты все равно подумай над моим предложением. — Меня ждет Империя. Я должен вернуть голову Гурлухсора домой. — Надеюсь, теперь можно быть уверенным, что с ним покончено. — А уж я-то как надеюсь… — Но каков хитрец! Думал, что мы посчитаем его мертвым, а он тем временем будет продолжать разрушать аллоды один за другим. Старый пройдоха получил по заслугам! Его подвела любовь к дешевым эффектам. Наверное непременно хотел сам убить Великую Дракониху и не рассчитывал, что там окажемся мы… И ты! Твоя помощь неоценима. С соседнего корабля раздался гудок. Я взглянул на часы. — Мне пора идти. — Что ж, удачи! — И вам. Пожав руку Голованову на прощание, я сошел по трапу с корабля Охотников и направился было к причалившему Имперскому, как он окликнул меня, свесившись с борта. — Постой, Хранитель… Я остановился и задрал голову. С земли махина астрального судна выглядела гораздо внушительней. — Тебе наверняка говорили уже это, в Империи ведь есть отличные мистики… — Говорили что? Голованов замялся на несколько секунд, будто не мог подобрать правильные слова, но все же выдал: — Ты странен. — Да, мне говорили, — с раздражением ответил я. Все эти разговоры об исключительности без какой-либо конкретики мне уже поднадоели. — В мире не много тех, кто способен взглянуть чуть дальше собственного носа и понять, что астрал несет не только угрозу. В астрале скрыты ответы на многие вопросы, которые не дают покоя смертным, и рано или поздно кто-нибудь найдет на них ответы. Я усомнился, что это правильный путь — подвергать себя астральным мутациям ради поиска каких-то там абстрактных ответов. Менять свою сущность, как это делают Охотники, казалось неприемлемым, мне не близка была их философия. Но свое мнение я оставил при себе, молча зашагав на Имперский корабль, все еще поторапливающий меня гудками. На палубе ждал Миша. — Капитан сказал, что мы возвращаемся не на Игш, — сообщил он. — Как? А куда? — Вроде бы на Яхч. Понятия не имею зачем, не спрашивай. Поговори с капитаном, он тебя ждет. Капитан не внес много ясности, лишь разведя руками с извиняющимся видом. Яхч — Имперский аллод, известный тем, что на нем в основном базируется наш флот, но зачем мы туда летим, с чем связана такая срочность и что вообще происходит, было неизвестно. — У меня приказ прибыть вместе с вами в указанные координаты. Больше ничего сообщить не могу. — А в эфире что-нибудь слышно об Империи? — Ничего. По радио тишь да гладь. Я кивнул, хотя успокоения услышанное мне не принесло. Империя слишком хорошо умеет скрывать от общественности любые свои беды, так что по прибытию на место я ожидал услышать все, что угодно. Не слишком радостный настрой на корабле усугублял еще и астрал, который не был к нам благосклонен на обратном пути. Сначала мы попали в основательно потрепавший нас шторм, потом неудачно прыгнули в астральную червоточину, которая должна была сократить путь, но на деле выбросила в сектор, кишащий демонами, а под конец и вовсе вляпались в сковывающую движение аномалию, сквозь которую корабль полз еле-еле, как муха в тягучем желе. Когда в поле зрения появилась земля, я уже был сыт по горло этим перелетом. Оценить размеры Яхча я не смог из-за того, что нам запретили выходить на палубу до полной швартовки. И даже после этого нужно было еще дождаться разрешения. Зато первое, что меня поразило — это холодный воздух, который я вдохнул, едва высунув нос на улицу. Подавляющее большинство аллодов Империи отличались сухой жарой и весьма скудной растительностью. Яхч утопал в хвойных лесах. — Точно надо было во флот идти, — буркнул я. — Яхч — самый крупный поставщик древесины в Империи, — просветил Миша, как всегда удивленный нашим незнанием очевидных для него вещей. — Самый крупный? — хмыкнул Орел. — Думается мне, что единственный… — Не совсем так. По последним отчетам сельскохозяйственной промышленности доля Яхчинской древесины составляет восемьдесят семь целых и три десятых процента от общего объема имперских лесозаготовок. — Что бы мы делали без этой ценной информации! Насладиться тайгой я мог только по вкусному, хвойному запаху, который не могли перебить ни развернувшаяся на аллоде промышленность, ни многочисленные порты с десятками, если не сотнями кораблей и обслуживающей их техникой. Сам лес прятался за высокими строениями того порта, в который мы прибыли, так что я лицезрел только закатанный в бетон берег с вгрызающимися в астрал огромными пирсами, ряды складских помещений, украшенных лишь маркировкой, высокие массивы административных по-военному суровых зданий, и корабли. Много кораблей. Столько я не видел даже в столичном порту. Вокруг царил ажиотаж. Возможно — здесь всегда так, но мне почему-то казалось, что это похоже на всеобщую мобилизацию. А когда я, едва сойдя с трапа, увидел Командора Хранителей Штурма Бешеных, то понял, что недалек от истины. — Еще одна башка Гурлухсора? Третья по счету! Это же целая коллекция — впору выставку организовывать! — Командор кивнул сопровождавшему его Хранителю, и тот молча забрал у меня из рук ящик. — Эта, возможно, настоящая, — неуверенно произнес я. — А две предыдущие тогда что? Проклятье! Нет, пусть в этом ученые НИИ МАНАНАЗЭМ разбираются. Или церковники. Или Комитет. Кто угодно — только не я! Я надеюсь на одно: что мы больше никогда не услышим о Гурлухсоре! Я рехнусь, если мне кто-нибудь еще раз притащит его голову! — Товарищ Командор, разрешите… — Пошли пройдемся, капитан. Его тон окончательно уничтожил любые позитивные мысли. Штурм неспешно двинулся вдоль пирса, вперив тяжелый взор в бетонные плиты, будто там прятались его главные враги. Я двинулся за ним, скользнув взглядом по оставшимся переминаться с ноги на ногу экипажу, тоже спустившемуся корабля, своим друзьям и тем Хранителям, которые пришли с Командором. — Так, теперь слушай меня очень внимательно. То, что я сейчас скажу, во-первых, абсолютно секретно, а во-вторых… очень сложно… Я сам, честно говоря, не все просекаю. Интересно. Вроде и похоже на начало войны, а вроде и нет. — Недавно у нас было важное совещание, — продолжил Штурм. — Про демонов разговор шел. Заслушали доклады о делах на Святой Земле, Хладберге, Авилоне… Ну и о Кольце Дрейков, или как там теперь… Кольце Дракона тоже речь шла. Знаешь, когда вот так все за раз услышишь, жутко становится. Везде эти проклятые демоны суются, пробуют разные способы уничтожения аллодов: то некромантов привлекут, то вампиров. А еще этот Гурлухсор… Аргх! Ненавижу! Короче, похоже на то, что не такие уж они и уничтоженные, эти демоны. Что-то там себе планируют, все никак не успокоятся, заразы! — Мы готовимся к новому вторжению? — осторожно спросил я, потому что Командор замолчал. — Точнее сказать — готовим свое собственное вторжение! — Куда? — оторопел я. — На Язес. Мы использовали их оружие против них же: добытый на Авилоне ключ Патриарха вампиров позволял демонам проникнуть в нашу телепортационную сеть, но, изучив его, и мы смогли наведаться к ним в гости. Нефер Ур все же расшифровал этот артефакт. Я напряг память. Язес — это вроде какой-то Имперский аллод, потерянный во время Ночи Астральных Порталов. — Туда уже телепортировался наш гарнизон под руководством генерала Верховина, — продолжил Командор, — но мощность ключа не бесконечна, поэтому основная ударная сила готовится лететь своим ходом. Главное, что мы знаем, где находится аллод, и можем разнести его до основания, если потребуется! Правда для этого нужно время, путь неблизкий. К тому же первый корабль-разведчик, который я отправил туда, постигла неудача: он попал в шторм и разбился у берегов Язеса. Астрал очень неспокоен в последнее время. — Значит, летим на Язес… — Кто-то летит, а ты со своей группой телепортируешься. Яскер хочет, чтобы ты оказался там как можно скорее! Надеюсь, вы успели отдохнуть во время перелета. То, что Яскер тоже находится здесь, меня сначала очень удивило. Я считал, что Великие Маги никогда не покидают свои аллоды, ведь они защищают землю от поглощения астралом. Но потом я подумал о Нефере Уре, который вернулся на Игш и вполне может удержать аллод на время отсутствия Яскера, да и Елизавета Рысина тоже наверняка на это способна. И вообще мало ли, сколько сейчас в столице Великих Магов? Нас провели не в самое презентабельное здание, больше похожее на склад, временно переоборудованный под другие нужды. Внутри оно казалось таким же неказистым, как и снаружи. Здесь даже не было окон, а из-за металлических, ребристых стен воздух стал совсем холодным, и я плотнее завернулся в плащ. — Наконец-то. Тебя и жду. Обстановка не соответствовала персоналиям. Командор Хранителей подошел к Яскеру, окруженному свитой из элитных бойцов — Ястребов, и встал рядом с ним. Глава Комитета Елизавета Рысина тоже присутствовала здесь, вопреки моим соображениям. Металлический ангар мало походил на роскошь Ока Мира, где видеть главных лиц государства куда более привычно. Почувствовав некоторое смущение своих друзей, я неожиданно осознал, что сам в какой-то момент уже перестал теряться. Рысина была холодна и безмолвна, Штурм хмур и озабочен, и только Яскер позволил себе приветливую полуулыбку, будто мы встретились в его кабинете по пустяковому делу. — Я полагал, что вы вернетесь гораздо раньше. — Дорога оказалась сложной… — Мне доложили. Сразу перейду к сути вопроса. Общее положение дел вам уже обрисовали. Вы отправляетесь на Язес. От большого аллода почти ничего не осталось: небольшой остров, остальное поглотил астрал, на нем Башня Гурлухсора, нашего заклятого врага. И, сразу отвечая на возникающий вопрос, — нет, я не думаю, что третья голова гарантирует нам его смерть. У меня пока нет этому объяснения, но думаю, что на Язесе мы найдем ответы. На этом острове сосредоточены главные силы демонов и их сторонников. Полагаю, что во главе их и стоит Гурлухсор, жаждущий мирового господства. Уверен, что демоны просто используют его в своих целях, как он пытается использовать их. Во всех этих хитросплетениях еще предстоит разобраться. На осколке Язеса сейчас передовая. И судя по донесениям генерала Верховина, им приходится несладко. Операция получила условное название «Скрытая угроза». Весь этот монолог он выдал спокойным ровным голосом, но я был уверен, что это спокойствие кажущееся. Яскер сделал шаг вперед, и мне вдруг отчего-то захотелось напротив отодвинуться, как будто он нарушил мое личное пространство, хотя на самом деле нас разделяло несколько метров. А еще захотелось прервать зрительный контакт и отвести глаза, но я выдержал его взгляд, стараясь при этом мысленно отгородиться. — Я хочу, чтобы ты положил конец этой угрозе, — произнес он. И если бы не его серьезное лицо и тон, я бы даже наверное засмеялся. А Имперский флот, который готовится лететь на Язес, без меня точно не справится? Вслух я этого, конечно, не сказал, но на моем лице наверняка отразилось то, что я об этом думаю. Нет, на самом деле я знал, к чему он клонит. Яскер не в первый раз выталкивает меня на главную сцену. Опять старая песня о судьбе мира! Но мне это с каждым разом казалось все более абсурдным. — Что я должен для этого сделать? — смирившись со своим положением, спросил я. — Что хочешь, — сухо отрезал Яскер. — Но выполняя свой долг, постарайся меня не разочаровать. Мне, как любому военному человеку, больше были по душе четкие и понятные приказы: пойти туда-то и сделать то-то. Сейчас в моем распоряжении осталось только направление. Яскер коротким кивком указал на что-то вроде площадки телепорта, куда я шагнул первым. В голове крутилось много разных мыслей, и одной из них было то, что Рысина так и не произнесла ни слова. Мне даже как-то не хватило ее ехидных замечаний в свой адрес, и прямо-таки подмывало что-нибудь ляпнуть! Но к счастью меня уже охватило сияние портала и понесло сквозь пространство к осколку Язеса. Когда я снова почувствовал свое тело, твердо стоящее на земле, то, открыв глаза, обнаружил, что зрение ко мне не вернулось. Секундная паника сменилась было пониманием, что я стою в каком-то фиолетовом коконе, почти неосязаемом, похожим на густой, светящийся туман, но когда я не смог сделать шаг, чтобы выйти из него, пульс снова зачастил. Извне доносились приглушенные голоса, и пока я пытался выровнять дыхание и решить, что делать, мое тело вдруг обрело свободу. Я вывалился из фиолетового шара в глубокую воронку и очумело огляделся по сторонам. Земля под ногами была неестественного, ядовитого цвета, словно поцелованная астралом, и эти синюшные щупальца тянулись во все стороны как растекающаяся краска по бумаге. Было хоть и тепло, но дул очень сильный ветер, который ощущался даже на дне этой ямы. — Так и будете там торчать, товарищ? Поднимайтесь! Сверху, по краям образовавшейся воронки, стояло несколько магов. Они что-то наколдовывали, и от яркого света, льющегося из их посохов, слезились глаза. Я рефлекторно дотронулся до рукояти меча, почувствовав себя в весьма уязвимой позиции — на дне ямы, в окружении возвышающихся надо мной колдунов. Однако целью их магии был фиолетовый шар. Еще ничего не понимая, я поспешил выбраться из воронки наверх, где ветер чуть ли не сбивал с ног. Внизу, тем временем, из шара вырвался Лоб с таким ошалевшим видом, что мне стало весело. — Прошу прощения за задержку, капитан, но мы должны были удостовериться, что это не демоны к нам пожаловали, — произнес один из магов совсем не извиняющимся тоном. — Я Иавер Кадифа, заклинатель. — Что это такое? — спросил я, кивнув на фиолетовый шар. — Демонический портал. Когда-то тысячи таких разом появились на всех аллодах и оттуда повалили демоны… — Ночь Астральных Порталов? — Именно. К этому порталу у нас есть ключ, но мы не можем с уверенностью сказать, что полностью его контролируем. Недавно демоны вышли из него и едва не застали нас врасплох. С тех пор мы держим портал на замке с помощью магии. Это непростая работа, она требует от волшебника предельной концентрации. А какая нагрузка на нервы! Попробуйте читать заклинания хотя бы час — голова разболится даже у восставшего. А мы их здесь твердим денно и нощно! Под ворчание Иавера Кадифы, я стал осматриваться. Трудно было сказать, насколько велик сохранившейся осколок Язеса — некогда большого аллода, но мне вдруг стало казаться, что я нахожусь на крошечном, хрупком островке, почти соломинке посреди бушующей стихии, которая вот-вот раздавит меня своей мощью. И дело даже не в том, что земля походила на мертвый, без единой травинки, изломанный остов, который методично вспарывали гигантским ножом, как консервную банку. Все дело было в том кошмаре, который висел над головой, и от которого инстинктивно хотелось куда-нибудь скрыться. Черные тучи, рассекаемые молниями, выглядели настолько тяжелыми, что казалось, в них можно застрять. Они быстро и странно двигались, не так, как обычно движутся облака, а словно бы вращалось само небо. Это создавало иллюзию, будто аллод сейчас перевернется и все упадут вверх. Я почувствовал, как меня сковывает боязнь открытого пространства. Голова закружилась, и я опустил глаза, уставившись на твердую почву под ногами. — Мне нужно присесть, — услышал я голос Матрены и, повернув голову, увидел, как она опустилась прямо на землю и зажмурилась. Неожиданно желание «присесть» изъявил и Лоб, неприлично при этом ругнувшись. Все остальные к этому времени уже тоже выбрались из демонического портала. Орел и Миша старательно избегали глядеть вверх, зато Лиза ко всеобщему изумлению рассматривала странное небо широко открытыми глазами, и на ее лице даже проступало что-то вроде восхищения. — Впервые такое вижу. Невероятно! — произнесла она. — Да, это весьма необычно, — согласился Иавер Кадифа, сочувственно глядя на нас. — Голова от такого кругом, но вы скоро привыкните. Большинству хватило пары дней для адаптации, хотя некоторых до сих пор мутит. Вон, посмотрите туда! Военные палатки загораживали обзор и я поднялся на каменистую возвышенность, чтобы увидеть то, на что указывал Зэм. Когда взору открылся пылающий горизонт, мне тоже захотелось сесть и зажмуриться. Впечатление было такое, что аллод находится в центре двух движущихся то ли плоскостей, то ли полусфер — верхней и нижней. Затянутое тучами небо уходило далеко за пределы земли, и там, в необъятном пространстве, глядело в свое отражение снизу. Это бы походило на зеркало, только «нижнее небо» вращалось почему-то в другую сторону. А в просвете между ними будто полыхал огонь, разбавляющий черноту туч оранжевым сиянием, и эта яркая полоса опоясывала по кругу весь горизонт, куда ни глянь. — Впечатляет? — Очень, — промямлил я, отводя глаза. — Говорите, у нас есть время на адаптацию? — Да, но сначала вам нужно поговорить с генералом Верховиным. Пойдемте, я вас провожу. — Вот именно, пойдемте уже куда-нибудь, — закивал Орел, — а то еще пара минут под открытым небом, и меня точно вырвет. — Меня не выпрут из Империи, если я поползу? — страдальческим голосом поинтересовался Лоб, цепляясь за землю, как будто со всех сторон от него находилась пропасть, в которую он боялся упасть. Видеть этого бесстрашного громилу в таком почти беспомощном состоянии было настолько странно, что мой собственный страх ушел на второй план, сменившись сочувствием. — Не выпрут, но засмеют точно, — пообещал Орел, и Лоб, кряхтя, заставил себя встать. — Это еще хуже… только давайте побыстрее! — произнес он, но на полпути не выдержал и со словами: «Ай, да хрен с ним, пусть смеются!» снова опустился на четвереньки. Дальше двигались именно такой процессией: глазеющая по сторонам Лиза; чуть ли не теряющая сознание Матрена; позеленевшие, но пытающиеся сохранить честь и достоинство я, Миша и Орел; и махнувший на все рукой Лоб, понуро ползущий в арьергарде. Вокруг возвышались армейские палатки, горели мощные фонари, работала легкая, мобильная манастанция, сновали Хранители, а из загона сквозь вой ветра доносился шум ездовых питомцев, и все это напоминало мне о Святой Земле: военный гарнизон, отстаивающий на чужбине интересы далекой Империи. Впрочем, если этот аллод когда-то был Имперским, значит мы, можно сказать, все еще дома. Пока генералу Верховину докладывали о нашем прибытии, я снова рискнул оглядеться по сторонам. Лагерь был обнесен металлическим ограждением, за которым виднелись развалины каких-то строений и астральные клыки, поразившие землю своей отравой. Я вытянул шею, чтобы рассмотреть останки сооружений, но тут нас пригласили войти в палатку, а точнее — целый шатер. Внутри завывание ветра стало значительно тише. Судя по всему, это был и командный пункт, и оружейная, и место отдыха — в стесненных условиях быстрого и компактного лагеря можно было увидеть и не такое. Генерал сидел за столом, вымученно глядя на стоявшего перед ним орка, чем-то крайне возмущенного. — …найдите кузнеца, купите, наколдуйте, в конце концов! — Отстань от меня со своими замками, Шрам, по хорошему прошу! И уйди! Не до тебя сейчас. — У-у-х! — прорычал орк и, обернувшись и вперив в нас горящий взор, как следователь в подозреваемого, строго спросил: — Ковать умеете? — Нет, — сказал я. — У-у-х… — повторил он и вышел, что-то бормоча себе под нос. — А, подкрепление, — произнес Верховин не вставая с места и махнул нам рукой на стулья. — Очень вовремя! Генерал выглядел моложе, чем я думал, но возможно молодость ему придавала густая, каштановая шевелюра, ничуть не тронутая сединой, и полное отсутствие даже намека на усы и бороду. Гладко выбритый, подтянутый, с проницательными серыми глазами, он, тем не менее, казался уставшим, как будто не спал уже очень давно, но старательно пытался это скрыть за образцовым внешним видом. — Сейчас сюда уже не присылают солдат, только провизию, медикаменты, оружие… экономят энергию ключа, чтобы в случае чего эвакуировать нас отсюда. Но меня предупредили о вашем прибытии, — вводил он в курс дела. — Ситуация аховая: демонов и демонопоклонников здесь гораздо больше, чем мы могли представить. В первые же сутки я потерял половину состава! Пришлось перейти к обороне. Демоны не оставляют попыток выбить нас с Дикой Косы и вернуть себе портал. Их разведчики постоянно высаживаются на берегу и прощупывают наши слабые места. — Товарищ генерал, разрешите вопрос, на сколько я понял, сюда направляется Имперский флот? — Да, но пока это произойдет… Лететь им долго, к тому же астрал стал неспокойным, а вокруг Язеса, как видите, дела совсем плохи. Так что эскадру мы, конечно, ждем, но рассчитывать пока что можем только на себя. К сожалению, демонов здесь, на Язесе, огромная армия. Основная их масса находится на севере, куда наши разведчики только планируют сунуть свой нос. Предполагалось, что мы мощным стремительным ударом очистим побережье, сомнем оборону и разгромим врага. Ха! Ох уж эти штабные теоретики! Я невольно усмехнулся. Стара песня. — Но как бы там ни было, приказы мы должны исполнять. Даже если они кажутся… хм, неисполнимыми. Яскер ждет от нас решительных действий. «Раздавить гадину на ее же собственной проклятой земле!» — вот, что он сказал. Ладно. Будем давить… Да, кстати, к западу отсюда высадился десант Лиги. Они направили сюда свои лучшие силы! — Как?! — вырвалось у меня. — Через другой демонический портал. Неизвестно, как лигийцы подключились к нему, но очевидно, не только мы заполучили ключ. На сколько я знаю, Комитет рассматривает два варианта. Первый: ключ раздобыли Охотники на демонов, когда убили Гурлухсора, ну или кто он там был. Нам они прислали голову, Лиге — ключ. Хотели золота и там, и там срубить… Второй: ключ был найден на Хладберге у Жало Степных, она ведь тоже связалась с демонопоклонниками! Возможно, шахтеры нашли ее тело, при ней был ключ, который Прохиндей потом продал Лиге. Но могут быть и другие способы. Мало ли, кого там еще сцапали лигийцы… Факт остается фактом: они тоже тут. Верховин развернул на столе что-то вроде карты — схематичный рисунок, на котором было слишком много белых пятен. — Лигийцы обосновались вот здесь… Как видите, позиция очень выгодная! Им проще отражать атаки: окопались на островке, а мы здесь — на побережье — как на ладони. Хотя в их присутствии есть даже есть плюсы. Лигийцы отвлекает на себя часть демонических сил — хоть какая-то польза! Однако Яскер надеется, что именно мы уничтожим демонов. Эта победа укрепит престиж Империи и будет иметь огромное идеологическое значение. Осталось только одержать ее, а это будет не так-то просто. Демоны не успокоятся, пока не вернут себе этот портал или пока мы не перебьем их. Я предпочитаю второй вариант. — А лигийцы заняты только демонами, или к нам они тоже проявляют интерес? — Они совершили вылазку и напали на наш лагерь. Атаку мы успешно отбили, а потом сделали ответный визит. Возмездие было скорым и безжалостным, мы показали Лиге, кто хозяин на этой проклятой земле! Урок они кажется усвоили — спрятались в своем лагере, как черепаха в панцире… Но они могут попытаться взять реванш. Надо быть готовыми. Дадим сегодня слабину — и завтра Лига обнаглеет окончательно… Нельзя доводить до этого! Я вспомнил о словах Тенсеса, хотевшего, чтобы все объединились для защиты от демонов. Но похоже, что даже общий враг пока не может нас примирить. — Возможно, мы делаем общее дело, — продолжил генерал, подумав о том же. — Но это здесь и сейчас. Ополченцы Лиги безжалостно вырезали наших собратьев на Святой Земле. Кроме того, Яскер ясно дал понять, что одержать победу над демонами должны именно мы. Одним словом, законы военного времени еще никто не отменял. А согласно этим законам, каждый лигиец — враг, которого нужно отправить в Чистилище и желательно с концами. Особенно это касается тех, кому не сидится за частоколом своего лагеря. Язес — хадаганская земля. И Лиге тут делать нечего! Приказ понятен? — Так точно, — нестройным хором ответили мы. — Есть у меня мыслишки насчет лигийского лагеря. Видите этот островок к югу? Астральный шторм прибил к Язесу еще один осколок. Мы назвали его островом Стихии, потому что там полно магических элементалей. Так вот, этот остров может стать отличным плацдармом для атаки на лагерь Лиги! Но спешить пока с этим не будем, им и без нас сейчас весело. Пару дней назад мы неплохо потрепали демонов, и разведка сообщает, что они отступили от нашего лагеря и усилили атаки на остров лигийцев. Скажу честно, надеюсь, что эти бедолаги продержатся! Ведь, если их десант будет уничтожен, демоны полностью переключатся на нас. А теперь внимание, важная информация… Честно говоря, информации уже было через край, и хотелось взять паузу, чтобы обдумать услышанное, но я продолжал взирать на генерала, прекрасно понимая его усталость. — У демонов и их сторонников с дисциплиной все в порядке. Наступают организовано, сражаются дружно, отступают без паники. Разведку проводят перед атаками. Сразу видно: опытное руководство. Очевидно на наших лицах отразилась легкая оторопь, потому что Верховин невесело усмехнулся. — Вот именно. Раньше как считалось? Демоны — орда тупых монстров, демонопоклонники — безумцы и маньяки. А все не так! Быть может, только ради этого стоило попасть на осколок — чтобы понять, как мы ошибались. Инструктировал генерал нас не меньше часа, безжалостно вываливая все и сразу. У меня в голове окончательно воцарился хаос, и я надеялся, что если что-то упустил, то хотя бы Миша восполнит пробелы. Когда мы вышли на улицу, там мало что изменилось. Тучи давили сверху, от кружившегося неба тошнота подступала к горлу, сумерки не стали темнее, но и не рассеялись, ветер продолжал завывать, а Хранители все так же несли свой дозор. Картина безрадостная, но я старался подбодрить себя тем, что у нас есть время для адаптации и сразу в пекло нас не закинут, так что сейчас мы отправимся спать. Ну, а когда проснемся, здесь уже будут наши питомцы, и я увижу Старика! А вот Фея осталась где-то на Яхче. Возможно, я ее больше никогда не увижу, и мне неожиданно даже стало немного грустно от этого. Спал я на удивление крепко, а проснулся от того, что конюх тряс меня за плечо. — Капитан… капитан! Там ваш дрейк… Сон слетел с меня в один миг и я подскочил на ноги. Конюх привел меня к демоническому порталу, где на дне воронки, злобно сверкая зеленым глазом, в клетке сидел Старик. Он огрызался и никого к себе не подпускал, но заметив меня сразу перестал рычать, треснув пару раз для острастки хвостом о прутья. — Какой костлявый, — протянул восставший Зэм, карауливший демончиеский портал. — Как зовут? — Старик. Он не любит сидеть взаперти. — А кто любит? Я спрыгнул вниз и открыл клетку. — Привет, дружище, соскучился? Дрейк снова зарычал, но дал себя погладить. Я уселся на него верхом, и Старик, расправив крылья, которым было тесно в этой воронке, взлетел вверх, мягко приземлившись у края ямы. — Кстати, на счет дрейков… Любопытный феномен наблюдается на Осколке Язеса, — произнес все тот же восставший, задумчиво глядя на Старика. — Какой? — спросил я, спрыгнув на землю и похлопав дрейка по спине. — Первое. Демоны уничтожают драконов. Второе. Дрейки, как выяснилось, подчиняются драконам. Вывод: дрейки — враги демонов. — Да, это так. Мы видели такое на Кольце Дракона, архипелаге, который нашли Охотники… — Но здесь это не так! Демоны и местные черные дрейки — заодно. Парадокс! — Черные дрейки? — Да, здесь в центре аллода живет целая стая, которая не воюет с демонами, а помогает им. — Странно… — Уверен, рано или поздно мы найдем решение этой задачи. Драконы — лакомые кусочки: крепкая шкура, острые клыки. Даже Великие Маги проявляют к ним нездоровый интерес. Дрейки, конечно, не настолько желанная добыча, но тоже имеют свою ценность. Еще тогда, когда мой народ жил в первый раз, мы охотились на дрейков… Старик грозно зарычал и восставший предпочел не развивать дальше эту тему. Я сам отвел своего дрейка в загон, правда размять лапы ему довелось не сразу. В первый день мы просто привыкали к обстановке, не выходя за пределы лагеря. Собственно, во второй нас тоже далеко не послали: мы всего лишь стояли в дозоре у ворот, перебрасываясь словами с теми, кто здесь находился дольше нас. Меня при взгляде в небо уже почти не начинало мутить, а Лоб даже смог передвигаться на своих двоих. Поскольку в лагере не хватало лекарей, Матрену определили в местный лазарет, так что ее с нами не было. В дозоре демоны не давали нам заскучать. Мелкие астральные бесы, реже — особи покрупнее, а иногда и дикие дрейки нападали на лагерь волнами, и на нашу долю таких волн выпало восемь в первый же день. Отбивались мы успешно, но как нас заверили, это не настоящие атаки, а всего лишь попытки трепать нервы и не дать отдыхать. А вот реальная угроза может вспыхнуть в любой момент, так что расслабляться не стоит. — Три дня назад нас тут чуть всех не перебили за милую душу. Еле выстояли! А это так, детские шалости. Целый час начищавший свой меч майор Бывалин — крепкий, но уже в возрасте хадаганец — наконец отложил оружие в сторону, и достал сигареты, добродушно предложив всем. Орел воспользовался отсутствием Матрены и закурил, строго зыркнув на нас и как бы предупреждая, что если мы донесем об этом, то стрелы потом будем вытаскивать из самых разнообразных мест своего тела. — Эх, перевелись теперь уж герои! Вот в мое время героев было много… — совсем уж по-стариковски закряхтел майор. — В ваше время? — переспросил я. — Что говоришь? Я плохо слышу после недавней контузии! Демон швырнул меня оземь, я думал, что дух вышибет! Ан нет, жив еще! — Вы ветеран Великого Астрального Похода? — крикнул Михаил ему почти в самые уши. — Так орать не обязательно, я еще не глухой! Так вот, про Великий Астральный Поход… Там и не такое бывало! — Расскажете о нем? — Да что там рассказывать-то? Сорок лет назад безусым юнцом отправился вместе с Незебом и Скраканом к Вратам Джунов. Немногие из нас вернулись, м-да… И думали мы, что все! Покончено с демонами! Но когда мы прибыли на этот осколок, скажу честно — засомневался… Да… Ну, а вы что? Готовы к войне? Умереть готовы за свободу всего мира? Или так, просто погулять вышли да медалек нахапать? — Как получится… — Эх, молодо-зелено… Сюда бы экипаж нашего «Резвого»! Уж мы бы тут быстро всех демонов оприходовали! Вот только умерли уже почти все… На войне с Лигой полегли… Он замолчал, забыв про сигарету и погрузившись в свои мысли, и мы не решились их прерывать. Он был где-то там, в глубине своей памяти — летел со своими сослуживцами в неизвестность, молодой и здоровый, и еще не знающий, что живыми оттуда мало кто вернется. — В походе корабль наш на скалы одного островка астрального бросило, — проговорил он задумчиво, когда никто уже и не ждал продолжения. — Нас выжило только двое. Я и новобранец из Кании, Сварог его звали. Так и сидели на скалах, пока нас не подобрали. А недавно в разведке я с одним канийцем столкнулся. Смотрю — он, Сварог! Посидели, поговорили, молодость вспомнили… А ведь я его по всем законам военного времени убить был должен… Так-то… С этим словами он выбросил истлевшую в его руках сигарету и снова взялся яростно начищать меч, будто от его блеска зависел исход войны. Оглядев растерянные лица своих друзей, я тоже не нашелся, что сказать на эту внезапную откровенность. Наверное, лучше сделать вид, что мы ничего не слышали. К тому же вскоре на нас снова поперли демоны, так что временный перекур сам собой подошел к концу. Следующие несколько дней мало отличались от этого. Разве что пришлось пару раз выйти за ограждение, чтобы обойти лагерь по периметру с внешней стороны. Я окончательно убедился, что даже смертельно опасная рутина все равно остается рутиной. Мы стояли в дозоре, на нас с почти одинаковым интервалом нападали демоны и дрейки, мы отбрасывали их назад, наслаждались короткой паузой, и опять хватались за оружие, потому что на горизонте появлялась новая волна. И снова мы отбивались, стараясь не одуреть от монотонности повторяющихся действий. Меня поочередно то охватывала апатия, то нездоровый азарт, когда я даже пытался заключить пари — кто больше всех перебьет астральных бесов. Правда, они так быстро растворялись после смерти, что подсчитать итоги не представлялось возможным. Кораблей все не было, Лига была занята обороной своего собственного лагеря, и мне казалось, что мы все застряли во временной петле. Вскоре на Язес неожиданно прибыл представитель Охотников на демонов. На мой взгляд, их следовало бы пригласить сюда более внушительным составом для борьбы с демонами, а не для экспертных советов, но очевидно, что предполагаемую победу Империя не собиралась делить с кем-то еще. — Эх, сюда бы пару десятков Охотников… Уж мы бы тут устроили! Для Охотника этот проклятый осколок — рай! Но пока я туточки один-одинешенек. Империя меня сюда пригласила в качестве консультанта. Додумались наконец! Кто знает о демонах и демонопоклонниках больше, чем мы? Правильный ответ — никто! И каждый день новые сюрпризы. Недавно обнаружили у них какие-то каменюки, которые, кажется, под завязку наполнены Тьмой. М-да… эта штука будет посильнее эликсира маны. Вот заразы! Чего только ни придумают! Орк расхаживал по лагерю, рассказывая всем, кто соглашался слушать, о том, как Охотники на демонов за считанные часы зачистили бы весь Язес, чем раздражал нас неимоверно. Хотя и долю ценной информации, касающейся черных дрейков, он тоже принес: — Да, Силайа, Великая Дракониха Изуна, с которой мы заключили союз, предлагает награду за клык вожака черных дрейков. Черные дрейки — предатели драконьего рода! Они на стороне демонов. А значит, это наш общий враг! На предложение сходить и самолично расправиться с черными дрейками, порадовав дракониху Силайю, он ответил отказом, чем крайне огорчил весь лагерь. Все единогласно сошлись во мнении, что лучше б нам прислали пару лишних ящиков тушенки, чем этого «эксперта». Известие о том, что эскадра Имперских кораблей уже близко, было принято с большим энтузиазмом. Депрессивная обстановка вокруг способствовала вечно дурному расположению духа даже у самых стойких, и новости о скорейшем прибытии главной ударной силы пришлись очень кстати. По этому поводу был собран внеплановый совет офицеров, на котором выяснилось, что наша разведка на Язесе тоже не дремала. — Мы уже не раз пытались взять «языка» из числа демонопоклонников, однако эти фанатичные безумцы дерутся до последнего. А если плена не избежать, то убивают себя. И все-таки мы сумели перехватить приказы, которые эти фанатики получают от своего командования. — Откуда они исходят? — В северной части аллода сохранилась башня Рахл-Язес, куда разведчики не смогли попасть. Там что-то вроде… магической завесы, которая, очевидно, укрывает самое логово. Оно проходит у нас под кодовым названием «Город Демонов». Вся вражеская деятельность координируется именно оттуда! И надо сказать — очень грамотно координируется. Гурлухсор — опытный военачальник, он понимает, что без надлежащей организации ему не справиться. Да-да, Гурлухсор! Мы имеем дело именно с ним. Прошу всех сохранять тишину, товарищи. — Что за приказы удалось перехватить? — Целая армада демонов находится в телепортационном измерении… Зависли, так сказать, в межмирье… Они ждут, когда витязи Лиги и наши ученые перестанут удерживать порталы в своих лагерях. И тогда вся эта свора хлынет прямо к нам! Атака демонов будет поддержана нападением дрейков… — Астрал с ней, с Лигой, что говорят наши ученые? Мы ведь все еще можем контролировать этот проклятый шар? — Кхм-кхм, — прокашлялся Иавер Кадифа — восставший, который встречал нас, когда мы только переместились сюда. — Подобно тому, как для поддержания работы привычного нам портала нужны различные магические ингредиенты, так и этот демонический шар не может существовать вечно. — Но если просто перестать подпитывать его, то портал вскоре закроется? — Мы пока не готовы к этому, — вставил генерал Верховин. — Нам все еще нужен этот портал. — Да, ведь если портал закроется, мы окажемся отрезанными здесь. А наши корабли пока все еще в пути, — продолжил Кадифа. — Так что приходится решать сразу две задачи: и держать портал на замке, и подпитывать его. — Что для этого нужно? — Мана. — На вас и так работает вся манастанция, а мы, как дикари, греемся у костра, на котором варим похлебки! — Этого мало. Нам нужны астральные камни! — Какие еще астральные камни? — Мы их так называем, но чутье подсказывает мне, что это название не отражает всей силы, которая скрыта в них. Они является источником разрушающей мощи. Возможно, вам уже доводилось слышать о том, что астрал по своей сути — материал для созидания. Вот только сил для работы с ним нет ни у кого. А эти астральные камни… Скорей всего, это просто сосуд, содержащий в себе ничтожную частицу всей мощи астрала… — И где их взять? — Может, Комитет скажет свое веское слово? — Кадифа сверкнул глазами в сторону орчихи, незаметно сидевшей за нашими спинами. Она выглядела немного обескураженной, когда все обернулись и уставились на нее. — Э-э-э… да… здесь был найден некий… м-м-м… материал… в очень небольшом количестве. Но информация засекречена. Образцы переданы специалистам, и я не думаю, что эту тему стоит продолжать. Иавер Кадифа громко фыркнул и демонстративно уставился в брезентовый потолок. — Что ж, придется справляться так, — подвел итог Верховин, по опыту зная, что спорить с Комитетом бессмысленно и где-то даже опасно. — Сколько еще времени вы сможете удерживать демонический портал закрытым? — Это становится все труднее. Так сразу и не спрогнозировать… Во-первых, демоны не оставляют попыток прорваться к нам. Их давление усиливается. Во-вторых, недавно все заклинатели, работающие с порталом, ощутили сильный магический удар. Наша магия внезапно стала слабеть, если бы не дополнительно привлеченные средства, могли бы и не выстоять. — С чем это может быть связано? — С воздействием астрала. Такое уже наблюдалось на полигонах МАНАНАЗЭМ, когда мы работали над проектом, название которого, цели и задачи присутствующим знать необязательно. Но здесь и сейчас нам не хватает специалистов, которые провели бы соответствующие исследования. Как вы наверняка заметили, астрал здесь выглядит несколько… своеобразно. Это же непочатый край для ученых! — В условиях нехватки бойцов и лекарей, боюсь, до ученых ход дойдет еще нескоро. Постарайтесь потянуть время, эскадра должна прибыть со дня на день… Товарищ Огненных, Комитету есть, что сообщить Хранителям? Орчиха поднялась со своего места и подошла к генералу с тонкой папкой в руках. Повернувшись к нам и обведя всех глазами, она наверняка увидела множество не самых дружелюбных взглядов. Никто не любит секретов, особенно там, где речь идет о жизни и смерти. — Эх, не того специалиста Комитет сюда отправил, — произнесла она явно не то, что собиралась. — Тут, чтобы разобраться, мозги нужны, а не ярость. — Простите? — нахмурился Верховин. — Нам необходимо понять, почему эти чокнутые демонопоклонники готовы отдать свою жизнь за власть демонов и как один умереть в борьбе за это. Неужели демоны настолько запудрили им мозги? Или, может, пообещали какую-то награду за помощь? Как вы уже заметили, выбить показания из демонопоклонников сложно. Здесь нужен маг разума. А не каратель! — А как же ваше специальное оборудование?.. — Да… С помощью него удалось кое-что узнать. Подслушать некоторые мысли и разговоры, — орчиха открыла папку и зачитала ровным голосом: — «Даже не могу представить всей его мощи. Мой слабый ум не в состоянии это вообразить. Я могу только восхищаться и повиноваться, восхищаться и повиноваться». Далее. «Это я должен был командовать атакой на Черном берегу! Почему меня отстранили? Проклятье! Быть может, хозяин недоволен мной? Если так, зачем вообще жить?». И вот еще… «Заблудшим никогда не постичь истины. Они видят только то, что на поверхности, но не могут заглянуть в глубину. Как это точно — в глубину». Комитетчица подняла голову и поглядела на молчаливо переваривающих услышанное Хранителей. Даже генерал Верховин выглядел немного растерянным. — И что это может означать? — поинтересовался он. — То, что мы здорово заблуждались насчет этих ребят и их мотивов. Демонопоклонники поклоняются вовсе не демонам! Демоны — только орудие, за которыми стоит кто-то, кого они даже в мыслях не осмеливаются называть по имени! А может быть, они и сами не знают его имени? — Возможно, они говорят о Гурлухсоре? — Гурулухсор, конечно, силен, он Великий Маг, но его имя пока произносят открыто. К тому же даже ему не под силу подчинить себе демонов… Собрание длилось около полутора часов, и когда оно окончилось, я даже не без удовольствия вывалился на улицу, под тяжелое небо Язеса. Хотелось проверить голову, потому что в замкнутом и переполненном пространстве палатки мысли уже начали буксовать. Орел, Миша, Лоб и Лиза обходили лагерь за ограждением, поэтому я направился к Матрене в лазарет. — Вы ранены? — Что? Вроде нет… — Хорошо, — с облегчением выдохнула прехорошенькая девушка с теплыми, шоколадными глазами, встретившая меня у входа. — А то я уже сбилась с ног. — Много пострадавших? — Раненые все прибывают и прибывают. Магия Света способна на многое… но не всегда может творить чудеса. Великие Незеб, Скракан и даже Тенсес! Я много страшного повидала на Святой Земле. И думала, что готова ко всему… Как я ошибалась! Раны, наносимые демонами, ужасны. Еще ни одна группа разведчиков не вернулась в полном составе на своих двоих. — Своевременное предостережение, я как раз завтра ухожу в разведку, — произнес я, и разговорившаяся девушка трогательно смутилась. — Ой, извините… — Ник? — из медицинского шатра высунулась Матрена. — Что-то случилось? — Мы в составе рейда, который с утра уходит проверять восточный берег. Скоро прибудут корабли, нужно удостовериться, что им есть куда пришвартоваться. — О! — выдохнула Матрена. Мы еще ни разу не уходили далеко от лагеря, так что это волноваться было от чего. — Тогда нам всем стоит хорошенько выспаться… Глава 63
  4. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.62

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 62. Утерянная земля Возле берегов астрал был спокойным. Паруса на полуимперском-полулигийском судне ничего не тревожило, и они висели вдоль мачт, скрывая в своих складках эмблему Охотников на демонов. Мы стояли оперевшись о борт и смотрели на джунгли. Деревянная палуба под ногами едва различимо вибрировала — где-то в глубине корабля работал реактор, а это значит, что уже скоро эскадра направится к Нижнему острову, чтобы дать бой спрутоглаву. — Этот архипелаг должен называться Кольцом Дракона, — произнес Голованов. — Да, с такой союзницей мы сметем всех врагов отсюда! И на этом не остановимся! — Жаль, что я этого не увижу, — посетовал я. — Ты всегда можешь присоединиться к нам. Я был бы рад этому. Наше дело благородное, важное и нелегкое! И пусть церковь сколько угодно считает нас проклятыми чудовищами — без нас этот мир обречен. Если ты готов связать свою судьбу с нашей, если ты не боишься преследования Церкви, если разделяешь наши цели… — Вот так просто? — Ну-у… сначала нужно пройти курс обучения, подвергнуть свой организм магическому воздействию… Одним словом — измениться. Значительно измениться! — Я, пожалуй, пас. — Тогда я буду считать тебя просто другом Охотников. А это, поверь, дорого стоит! Но ты все равно подумай над моим предложением. — Меня ждет Империя. Я должен вернуть голову Гурлухсора домой. — Надеюсь, теперь можно быть уверенным, что с ним покончено. — А уж я-то как надеюсь… — Но каков хитрец! Думал, что мы посчитаем его мертвым, а он тем временем будет продолжать разрушать аллоды один за другим. Старый пройдоха получил по заслугам! Его подвела любовь к дешевым эффектам. Наверное непременно хотел сам убить Великую Дракониху и не рассчитывал, что там окажемся мы… И ты! Твоя помощь неоценима. С соседнего корабля раздался гудок. Я взглянул на часы. — Мне пора идти. — Что ж, удачи! — И вам. Пожав руку Голованову на прощание, я сошел по трапу с корабля Охотников и направился было к причалившему Имперскому, как он окликнул меня, свесившись с борта. — Постой, Хранитель… Я остановился и задрал голову. С земли махина астрального судна выглядела гораздо внушительней. — Тебе наверняка говорили уже это, в Империи ведь есть отличные мистики… — Говорили что? Голованов замялся на несколько секунд, будто не мог подобрать правильные слова, но все же выдал: — Ты странен. — Да, мне говорили, — с раздражением ответил я. Все эти разговоры об исключительности без какой-либо конкретики мне уже поднадоели. — В мире не много тех, кто способен взглянуть чуть дальше собственного носа и понять, что астрал несет не только угрозу. В астрале скрыты ответы на многие вопросы, которые не дают покоя смертным, и рано или поздно кто-нибудь найдет на них ответы. Я усомнился, что это правильный путь — подвергать себя астральным мутациям ради поиска каких-то там абстрактных ответов. Менять свою сущность, как это делают Охотники, казалось неприемлемым, мне не близка была их философия. Но свое мнение я оставил при себе, молча зашагав на Имперский корабль, все еще поторапливающий меня гудками. На палубе ждал Миша. — Капитан сказал, что мы возвращаемся не на Игш, — сообщил он. — Как? А куда? — Вроде бы на Яхч. Понятия не имею зачем, не спрашивай. Поговори с капитаном, он тебя ждет. Капитан не внес много ясности, лишь разведя руками с извиняющимся видом. Яхч — Имперский аллод, известный тем, что на нем в основном базируется наш флот, но зачем мы туда летим, с чем связана такая срочность и что вообще происходит, было неизвестно. — У меня приказ прибыть вместе с вами в указанные координаты. Больше ничего сообщить не могу. — А в эфире что-нибудь слышно об Империи? — Ничего. По радио тишь да гладь. Я кивнул, хотя успокоения услышанное мне не принесло. Империя слишком хорошо умеет скрывать от общественности любые свои беды, так что по прибытию на место я ожидал услышать все, что угодно. Не слишком радостный настрой на корабле усугублял еще и астрал, который не был к нам благосклонен на обратном пути. Сначала мы попали в основательно потрепавший нас шторм, потом неудачно прыгнули в астральную червоточину, которая должна была сократить путь, но на деле выбросила в сектор, кишащий демонами, а под конец и вовсе вляпались в сковывающую движение аномалию, сквозь которую корабль полз еле-еле, как муха в тягучем желе. Когда в поле зрения появилась земля, я уже был сыт по горло этим перелетом. Оценить размеры Яхча я не смог из-за того, что нам запретили выходить на палубу до полной швартовки. И даже после этого нужно было еще дождаться разрешения. Зато первое, что меня поразило — это холодный воздух, который я вдохнул, едва высунув нос на улицу. Подавляющее большинство аллодов Империи отличались сухой жарой и весьма скудной растительностью. Яхч утопал в хвойных лесах. — Точно надо было во флот идти, — буркнул я. — Яхч — самый крупный поставщик древесины в Империи, — просветил Миша, как всегда удивленный нашим незнанием очевидных для него вещей. — Самый крупный? — хмыкнул Орел. — Думается мне, что единственный… — Не совсем так. По последним отчетам сельскохозяйственной промышленности доля Яхчинской древесины составляет восемьдесят семь целых и три десятых процента от общего объема имперских лесозаготовок. — Что бы мы делали без этой ценной информации! Насладиться тайгой я мог только по вкусному, хвойному запаху, который не могли перебить ни развернувшаяся на аллоде промышленность, ни многочисленные порты с десятками, если не сотнями кораблей и обслуживающей их техникой. Сам лес прятался за высокими строениями того порта, в который мы прибыли, так что я лицезрел только закатанный в бетон берег с вгрызающимися в астрал огромными пирсами, ряды складских помещений, украшенных лишь маркировкой, высокие массивы административных по-военному суровых зданий, и корабли. Много кораблей. Столько я не видел даже в столичном порту. Вокруг царил ажиотаж. Возможно — здесь всегда так, но мне почему-то казалось, что это похоже на всеобщую мобилизацию. А когда я, едва сойдя с трапа, увидел Командора Хранителей Штурма Бешеных, то понял, что недалек от истины. — Еще одна башка Гурлухсора? Третья по счету! Это же целая коллекция — впору выставку организовывать! — Командор кивнул сопровождавшему его Хранителю, и тот молча забрал у меня из рук ящик. — Эта, возможно, настоящая, — неуверенно произнес я. — А две предыдущие тогда что? Проклятье! Нет, пусть в этом ученые НИИ МАНАНАЗЭМ разбираются. Или церковники. Или Комитет. Кто угодно — только не я! Я надеюсь на одно: что мы больше никогда не услышим о Гурлухсоре! Я рехнусь, если мне кто-нибудь еще раз притащит его голову! — Товарищ Командор, разрешите… — Пошли пройдемся, капитан. Его тон окончательно уничтожил любые позитивные мысли. Штурм неспешно двинулся вдоль пирса, вперив тяжелый взор в бетонные плиты, будто там прятались его главные враги. Я двинулся за ним, скользнув взглядом по оставшимся переминаться с ноги на ногу экипажу, тоже спустившемуся корабля, своим друзьям и тем Хранителям, которые пришли с Командором. — Так, теперь слушай меня очень внимательно. То, что я сейчас скажу, во-первых, абсолютно секретно, а во-вторых… очень сложно… Я сам, честно говоря, не все просекаю. Интересно. Вроде и похоже на начало войны, а вроде и нет. — Недавно у нас было важное совещание, — продолжил Штурм. — Про демонов разговор шел. Заслушали доклады о делах на Святой Земле, Хладберге, Авилоне… Ну и о Кольце Дрейков, или как там теперь… Кольце Дракона тоже речь шла. Знаешь, когда вот так все за раз услышишь, жутко становится. Везде эти проклятые демоны суются, пробуют разные способы уничтожения аллодов: то некромантов привлекут, то вампиров. А еще этот Гурлухсор… Аргх! Ненавижу! Короче, похоже на то, что не такие уж они и уничтоженные, эти демоны. Что-то там себе планируют, все никак не успокоятся, заразы! — Мы готовимся к новому вторжению? — осторожно спросил я, потому что Командор замолчал. — Точнее сказать — готовим свое собственное вторжение! — Куда? — оторопел я. — На Язес. Мы использовали их оружие против них же: добытый на Авилоне ключ Патриарха вампиров позволял демонам проникнуть в нашу телепортационную сеть, но, изучив его, и мы смогли наведаться к ним в гости. Нефер Ур все же расшифровал этот артефакт. Я напряг память. Язес — это вроде какой-то Имперский аллод, потерянный во время Ночи Астральных Порталов. — Туда уже телепортировался наш гарнизон под руководством генерала Верховина, — продолжил Командор, — но мощность ключа не бесконечна, поэтому основная ударная сила готовится лететь своим ходом. Главное, что мы знаем, где находится аллод, и можем разнести его до основания, если потребуется! Правда для этого нужно время, путь неблизкий. К тому же первый корабль-разведчик, который я отправил туда, постигла неудача: он попал в шторм и разбился у берегов Язеса. Астрал очень неспокоен в последнее время. — Значит, летим на Язес… — Кто-то летит, а ты со своей группой телепортируешься. Яскер хочет, чтобы ты оказался там как можно скорее! Надеюсь, вы успели отдохнуть во время перелета. То, что Яскер тоже находится здесь, меня сначала очень удивило. Я считал, что Великие Маги никогда не покидают свои аллоды, ведь они защищают землю от поглощения астралом. Но потом я подумал о Нефере Уре, который вернулся на Игш и вполне может удержать аллод на время отсутствия Яскера, да и Елизавета Рысина тоже наверняка на это способна. И вообще мало ли, сколько сейчас в столице Великих Магов? Нас провели не в самое презентабельное здание, больше похожее на склад, временно переоборудованный под другие нужды. Внутри оно казалось таким же неказистым, как и снаружи. Здесь даже не было окон, а из-за металлических, ребристых стен воздух стал совсем холодным, и я плотнее завернулся в плащ. — Наконец-то. Тебя и жду. Обстановка не соответствовала персоналиям. Командор Хранителей подошел к Яскеру, окруженному свитой из элитных бойцов — Ястребов, и встал рядом с ним. Глава Комитета Елизавета Рысина тоже присутствовала здесь, вопреки моим соображениям. Металлический ангар мало походил на роскошь Ока Мира, где видеть главных лиц государства куда более привычно. Почувствовав некоторое смущение своих друзей, я неожиданно осознал, что сам в какой-то момент уже перестал теряться. Рысина была холодна и безмолвна, Штурм хмур и озабочен, и только Яскер позволил себе приветливую полуулыбку, будто мы встретились в его кабинете по пустяковому делу. — Я полагал, что вы вернетесь гораздо раньше. — Дорога оказалась сложной… — Мне доложили. Сразу перейду к сути вопроса. Общее положение дел вам уже обрисовали. Вы отправляетесь на Язес. От большого аллода почти ничего не осталось: небольшой остров, остальное поглотил астрал, на нем Башня Гурлухсора, нашего заклятого врага. И, сразу отвечая на возникающий вопрос, — нет, я не думаю, что третья голова гарантирует нам его смерть. У меня пока нет этому объяснения, но думаю, что на Язесе мы найдем ответы. На этом острове сосредоточены главные силы демонов и их сторонников. Полагаю, что во главе их и стоит Гурлухсор, жаждущий мирового господства. Уверен, что демоны просто используют его в своих целях, как он пытается использовать их. Во всех этих хитросплетениях еще предстоит разобраться. На осколке Язеса сейчас передовая. И судя по донесениям генерала Верховина, им приходится несладко. Операция получила условное название «Скрытая угроза». Весь этот монолог он выдал спокойным ровным голосом, но я был уверен, что это спокойствие кажущееся. Яскер сделал шаг вперед, и мне вдруг отчего-то захотелось напротив отодвинуться, как будто он нарушил мое личное пространство, хотя на самом деле нас разделяло несколько метров. А еще захотелось прервать зрительный контакт и отвести глаза, но я выдержал его взгляд, стараясь при этом мысленно отгородиться. — Я хочу, чтобы ты положил конец этой угрозе, — произнес он. И если бы не его серьезное лицо и тон, я бы даже наверное засмеялся. А Имперский флот, который готовится лететь на Язес, без меня точно не справится? Вслух я этого, конечно, не сказал, но на моем лице наверняка отразилось то, что я об этом думаю. Нет, на самом деле я знал, к чему он клонит. Яскер не в первый раз выталкивает меня на главную сцену. Опять старая песня о судьбе мира! Но мне это с каждым разом казалось все более абсурдным. — Что я должен для этого сделать? — смирившись со своим положением, спросил я. — Что хочешь, — сухо отрезал Яскер. — Но выполняя свой долг, постарайся меня не разочаровать. Мне, как любому военному человеку, больше были по душе четкие и понятные приказы: пойти туда-то и сделать то-то. Сейчас в моем распоряжении осталось только направление. Яскер коротким кивком указал на что-то вроде площадки телепорта, куда я шагнул первым. В голове крутилось много разных мыслей, и одной из них было то, что Рысина так и не произнесла ни слова. Мне даже как-то не хватило ее ехидных замечаний в свой адрес, и прямо-таки подмывало что-нибудь ляпнуть! Но к счастью меня уже охватило сияние портала и понесло сквозь пространство к осколку Язеса. Когда я снова почувствовал свое тело, твердо стоящее на земле, то, открыв глаза, обнаружил, что зрение ко мне не вернулось. Секундная паника сменилась было пониманием, что я стою в каком-то фиолетовом коконе, почти неосязаемом, похожим на густой, светящийся туман, но когда я не смог сделать шаг, чтобы выйти из него, пульс снова зачастил. Извне доносились приглушенные голоса, и пока я пытался выровнять дыхание и решить, что делать, мое тело вдруг обрело свободу. Я вывалился из фиолетового шара в глубокую воронку и очумело огляделся по сторонам. Земля под ногами была неестественного, ядовитого цвета, словно поцелованная астралом, и эти синюшные щупальца тянулись во все стороны как растекающаяся краска по бумаге. Было хоть и тепло, но дул очень сильный ветер, который ощущался даже на дне этой ямы. — Так и будете там торчать, товарищ? Поднимайтесь! Сверху, по краям образовавшейся воронки, стояло несколько магов. Они что-то наколдовывали, и от яркого света, льющегося из их посохов, слезились глаза. Я рефлекторно дотронулся до рукояти меча, почувствовав себя в весьма уязвимой позиции — на дне ямы, в окружении возвышающихся надо мной колдунов. Однако целью их магии был фиолетовый шар. Еще ничего не понимая, я поспешил выбраться из воронки наверх, где ветер чуть ли не сбивал с ног. Внизу, тем временем, из шара вырвался Лоб с таким ошалевшим видом, что мне стало весело. — Прошу прощения за задержку, капитан, но мы должны были удостовериться, что это не демоны к нам пожаловали, — произнес один из магов совсем не извиняющимся тоном. — Я Иавер Кадифа, заклинатель. — Что это такое? — спросил я, кивнув на фиолетовый шар. — Демонический портал. Когда-то тысячи таких разом появились на всех аллодах и оттуда повалили демоны… — Ночь Астральных Порталов? — Именно. К этому порталу у нас есть ключ, но мы не можем с уверенностью сказать, что полностью его контролируем. Недавно демоны вышли из него и едва не застали нас врасплох. С тех пор мы держим портал на замке с помощью магии. Это непростая работа, она требует от волшебника предельной концентрации. А какая нагрузка на нервы! Попробуйте читать заклинания хотя бы час — голова разболится даже у восставшего. А мы их здесь твердим денно и нощно! Под ворчание Иавера Кадифы, я стал осматриваться. Трудно было сказать, насколько велик сохранившейся осколок Язеса — некогда большого аллода, но мне вдруг стало казаться, что я нахожусь на крошечном, хрупком островке, почти соломинке посреди бушующей стихии, которая вот-вот раздавит меня своей мощью. И дело даже не в том, что земля походила на мертвый, без единой травинки, изломанный остов, который методично вспарывали гигантским ножом, как консервную банку. Все дело было в том кошмаре, который висел над головой, и от которого инстинктивно хотелось куда-нибудь скрыться. Черные тучи, рассекаемые молниями, выглядели настолько тяжелыми, что казалось, в них можно застрять. Они быстро и странно двигались, не так, как обычно движутся облака, а словно бы вращалось само небо. Это создавало иллюзию, будто аллод сейчас перевернется и все упадут вверх. Я почувствовал, как меня сковывает боязнь открытого пространства. Голова закружилась, и я опустил глаза, уставившись на твердую почву под ногами. — Мне нужно присесть, — услышал я голос Матрены и, повернув голову, увидел, как она опустилась прямо на землю и зажмурилась. Неожиданно желание «присесть» изъявил и Лоб, неприлично при этом ругнувшись. Все остальные к этому времени уже тоже выбрались из демонического портала. Орел и Миша старательно избегали глядеть вверх, зато Лиза ко всеобщему изумлению рассматривала странное небо широко открытыми глазами, и на ее лице даже проступало что-то вроде восхищения. — Впервые такое вижу. Невероятно! — произнесла она. — Да, это весьма необычно, — согласился Иавер Кадифа, сочувственно глядя на нас. — Голова от такого кругом, но вы скоро привыкните. Большинству хватило пары дней для адаптации, хотя некоторых до сих пор мутит. Вон, посмотрите туда! Военные палатки загораживали обзор и я поднялся на каменистую возвышенность, чтобы увидеть то, на что указывал Зэм. Когда взору открылся пылающий горизонт, мне тоже захотелось сесть и зажмуриться. Впечатление было такое, что аллод находится в центре двух движущихся то ли плоскостей, то ли полусфер — верхней и нижней. Затянутое тучами небо уходило далеко за пределы земли, и там, в необъятном пространстве, глядело в свое отражение снизу. Это бы походило на зеркало, только «нижнее небо» вращалось почему-то в другую сторону. А в просвете между ними будто полыхал огонь, разбавляющий черноту туч оранжевым сиянием, и эта яркая полоса опоясывала по кругу весь горизонт, куда ни глянь. — Впечатляет? — Очень, — промямлил я, отводя глаза. — Говорите, у нас есть время на адаптацию? — Да, но сначала вам нужно поговорить с генералом Верховиным. Пойдемте, я вас провожу. — Вот именно, пойдемте уже куда-нибудь, — закивал Орел, — а то еще пара минут под открытым небом, и меня точно вырвет. — Меня не выпрут из Империи, если я поползу? — страдальческим голосом поинтересовался Лоб, цепляясь за землю, как будто со всех сторон от него находилась пропасть, в которую он боялся упасть. Видеть этого бесстрашного громилу в таком почти беспомощном состоянии было настолько странно, что мой собственный страх ушел на второй план, сменившись сочувствием. — Не выпрут, но засмеют точно, — пообещал Орел, и Лоб, кряхтя, заставил себя встать. — Это еще хуже… только давайте побыстрее! — произнес он, но на полпути не выдержал и со словами: «Ай, да хрен с ним, пусть смеются!» снова опустился на четвереньки. Дальше двигались именно такой процессией: глазеющая по сторонам Лиза; чуть ли не теряющая сознание Матрена; позеленевшие, но пытающиеся сохранить честь и достоинство я, Миша и Орел; и махнувший на все рукой Лоб, понуро ползущий в арьергарде. Вокруг возвышались армейские палатки, горели мощные фонари, работала легкая, мобильная манастанция, сновали Хранители, а из загона сквозь вой ветра доносился шум ездовых питомцев, и все это напоминало мне о Святой Земле: военный гарнизон, отстаивающий на чужбине интересы далекой Империи. Впрочем, если этот аллод когда-то был Имперским, значит мы, можно сказать, все еще дома. Пока генералу Верховину докладывали о нашем прибытии, я снова рискнул оглядеться по сторонам. Лагерь был обнесен металлическим ограждением, за которым виднелись развалины каких-то строений и астральные клыки, поразившие землю своей отравой. Я вытянул шею, чтобы рассмотреть останки сооружений, но тут нас пригласили войти в палатку, а точнее — целый шатер. Внутри завывание ветра стало значительно тише. Судя по всему, это был и командный пункт, и оружейная, и место отдыха — в стесненных условиях быстрого и компактного лагеря можно было увидеть и не такое. Генерал сидел за столом, вымученно глядя на стоявшего перед ним орка, чем-то крайне возмущенного. — …найдите кузнеца, купите, наколдуйте, в конце концов! — Отстань от меня со своими замками, Шрам, по хорошему прошу! И уйди! Не до тебя сейчас. — У-у-х! — прорычал орк и, обернувшись и вперив в нас горящий взор, как следователь в подозреваемого, строго спросил: — Ковать умеете? — Нет, — сказал я. — У-у-х… — повторил он и вышел, что-то бормоча себе под нос. — А, подкрепление, — произнес Верховин не вставая с места и махнул нам рукой на стулья. — Очень вовремя! Генерал выглядел моложе, чем я думал, но возможно молодость ему придавала густая, каштановая шевелюра, ничуть не тронутая сединой, и полное отсутствие даже намека на усы и бороду. Гладко выбритый, подтянутый, с проницательными серыми глазами, он, тем не менее, казался уставшим, как будто не спал уже очень давно, но старательно пытался это скрыть за образцовым внешним видом. — Сейчас сюда уже не присылают солдат, только провизию, медикаменты, оружие… экономят энергию ключа, чтобы в случае чего эвакуировать нас отсюда. Но меня предупредили о вашем прибытии, — вводил он в курс дела. — Ситуация аховая: демонов и демонопоклонников здесь гораздо больше, чем мы могли представить. В первые же сутки я потерял половину состава! Пришлось перейти к обороне. Демоны не оставляют попыток выбить нас с Дикой Косы и вернуть себе портал. Их разведчики постоянно высаживаются на берегу и прощупывают наши слабые места. — Товарищ генерал, разрешите вопрос, на сколько я понял, сюда направляется Имперский флот? — Да, но пока это произойдет… Лететь им долго, к тому же астрал стал неспокойным, а вокруг Язеса, как видите, дела совсем плохи. Так что эскадру мы, конечно, ждем, но рассчитывать пока что можем только на себя. К сожалению, демонов здесь, на Язесе, огромная армия. Основная их масса находится на севере, куда наши разведчики только планируют сунуть свой нос. Предполагалось, что мы мощным стремительным ударом очистим побережье, сомнем оборону и разгромим врага. Ха! Ох уж эти штабные теоретики! Я невольно усмехнулся. Стара песня. — Но как бы там ни было, приказы мы должны исполнять. Даже если они кажутся… хм, неисполнимыми. Яскер ждет от нас решительных действий. «Раздавить гадину на ее же собственной проклятой земле!» — вот, что он сказал. Ладно. Будем давить… Да, кстати, к западу отсюда высадился десант Лиги. Они направили сюда свои лучшие силы! — Как?! — вырвалось у меня. — Через другой демонический портал. Неизвестно, как лигийцы подключились к нему, но очевидно, не только мы заполучили ключ. На сколько я знаю, Комитет рассматривает два варианта. Первый: ключ раздобыли Охотники на демонов, когда убили Гурлухсора, ну или кто он там был. Нам они прислали голову, Лиге — ключ. Хотели золота и там, и там срубить… Второй: ключ был найден на Хладберге у Жало Степных, она ведь тоже связалась с демонопоклонниками! Возможно, шахтеры нашли ее тело, при ней был ключ, который Прохиндей потом продал Лиге. Но могут быть и другие способы. Мало ли, кого там еще сцапали лигийцы… Факт остается фактом: они тоже тут. Верховин развернул на столе что-то вроде карты — схематичный рисунок, на котором было слишком много белых пятен. — Лигийцы обосновались вот здесь… Как видите, позиция очень выгодная! Им проще отражать атаки: окопались на островке, а мы здесь — на побережье — как на ладони. Хотя в их присутствии есть даже есть плюсы. Лигийцы отвлекает на себя часть демонических сил — хоть какая-то польза! Однако Яскер надеется, что именно мы уничтожим демонов. Эта победа укрепит престиж Империи и будет иметь огромное идеологическое значение. Осталось только одержать ее, а это будет не так-то просто. Демоны не успокоятся, пока не вернут себе этот портал или пока мы не перебьем их. Я предпочитаю второй вариант. — А лигийцы заняты только демонами, или к нам они тоже проявляют интерес? — Они совершили вылазку и напали на наш лагерь. Атаку мы успешно отбили, а потом сделали ответный визит. Возмездие было скорым и безжалостным, мы показали Лиге, кто хозяин на этой проклятой земле! Урок они кажется усвоили — спрятались в своем лагере, как черепаха в панцире… Но они могут попытаться взять реванш. Надо быть готовыми. Дадим сегодня слабину — и завтра Лига обнаглеет окончательно… Нельзя доводить до этого! Я вспомнил о словах Тенсеса, хотевшего, чтобы все объединились для защиты от демонов. Но похоже, что даже общий враг пока не может нас примирить. — Возможно, мы делаем общее дело, — продолжил генерал, подумав о том же. — Но это здесь и сейчас. Ополченцы Лиги безжалостно вырезали наших собратьев на Святой Земле. Кроме того, Яскер ясно дал понять, что одержать победу над демонами должны именно мы. Одним словом, законы военного времени еще никто не отменял. А согласно этим законам, каждый лигиец — враг, которого нужно отправить в Чистилище и желательно с концами. Особенно это касается тех, кому не сидится за частоколом своего лагеря. Язес — хадаганская земля. И Лиге тут делать нечего! Приказ понятен? — Так точно, — нестройным хором ответили мы. — Есть у меня мыслишки насчет лигийского лагеря. Видите этот островок к югу? Астральный шторм прибил к Язесу еще один осколок. Мы назвали его островом Стихии, потому что там полно магических элементалей. Так вот, этот остров может стать отличным плацдармом для атаки на лагерь Лиги! Но спешить пока с этим не будем, им и без нас сейчас весело. Пару дней назад мы неплохо потрепали демонов, и разведка сообщает, что они отступили от нашего лагеря и усилили атаки на остров лигийцев. Скажу честно, надеюсь, что эти бедолаги продержатся! Ведь, если их десант будет уничтожен, демоны полностью переключатся на нас. А теперь внимание, важная информация… Честно говоря, информации уже было через край, и хотелось взять паузу, чтобы обдумать услышанное, но я продолжал взирать на генерала, прекрасно понимая его усталость. — У демонов и их сторонников с дисциплиной все в порядке. Наступают организовано, сражаются дружно, отступают без паники. Разведку проводят перед атаками. Сразу видно: опытное руководство. Очевидно на наших лицах отразилась легкая оторопь, потому что Верховин невесело усмехнулся. — Вот именно. Раньше как считалось? Демоны — орда тупых монстров, демонопоклонники — безумцы и маньяки. А все не так! Быть может, только ради этого стоило попасть на осколок — чтобы понять, как мы ошибались. Инструктировал генерал нас не меньше часа, безжалостно вываливая все и сразу. У меня в голове окончательно воцарился хаос, и я надеялся, что если что-то упустил, то хотя бы Миша восполнит пробелы. Когда мы вышли на улицу, там мало что изменилось. Тучи давили сверху, от кружившегося неба тошнота подступала к горлу, сумерки не стали темнее, но и не рассеялись, ветер продолжал завывать, а Хранители все так же несли свой дозор. Картина безрадостная, но я старался подбодрить себя тем, что у нас есть время для адаптации и сразу в пекло нас не закинут, так что сейчас мы отправимся спать. Ну, а когда проснемся, здесь уже будут наши питомцы, и я увижу Старика! А вот Фея осталась где-то на Яхче. Возможно, я ее больше никогда не увижу, и мне неожиданно даже стало немного грустно от этого. Спал я на удивление крепко, а проснулся от того, что конюх тряс меня за плечо. — Капитан… капитан! Там ваш дрейк… Сон слетел с меня в один миг и я подскочил на ноги. Конюх привел меня к демоническому порталу, где на дне воронки, злобно сверкая зеленым глазом, в клетке сидел Старик. Он огрызался и никого к себе не подпускал, но заметив меня сразу перестал рычать, треснув пару раз для острастки хвостом о прутья. — Какой костлявый, — протянул восставший Зэм, карауливший демончиеский портал. — Как зовут? — Старик. Он не любит сидеть взаперти. — А кто любит? Я спрыгнул вниз и открыл клетку. — Привет, дружище, соскучился? Дрейк снова зарычал, но дал себя погладить. Я уселся на него верхом, и Старик, расправив крылья, которым было тесно в этой воронке, взлетел вверх, мягко приземлившись у края ямы. — Кстати, на счет дрейков… Любопытный феномен наблюдается на Осколке Язеса, — произнес все тот же восставший, задумчиво глядя на Старика. — Какой? — спросил я, спрыгнув на землю и похлопав дрейка по спине. — Первое. Демоны уничтожают драконов. Второе. Дрейки, как выяснилось, подчиняются драконам. Вывод: дрейки — враги демонов. — Да, это так. Мы видели такое на Кольце Дракона, архипелаге, который нашли Охотники… — Но здесь это не так! Демоны и местные черные дрейки — заодно. Парадокс! — Черные дрейки? — Да, здесь в центре аллода живет целая стая, которая не воюет с демонами, а помогает им. — Странно… — Уверен, рано или поздно мы найдем решение этой задачи. Драконы — лакомые кусочки: крепкая шкура, острые клыки. Даже Великие Маги проявляют к ним нездоровый интерес. Дрейки, конечно, не настолько желанная добыча, но тоже имеют свою ценность. Еще тогда, когда мой народ жил в первый раз, мы охотились на дрейков… Старик грозно зарычал и восставший предпочел не развивать дальше эту тему. Я сам отвел своего дрейка в загон, правда размять лапы ему довелось не сразу. В первый день мы просто привыкали к обстановке, не выходя за пределы лагеря. Собственно, во второй нас тоже далеко не послали: мы всего лишь стояли в дозоре у ворот, перебрасываясь словами с теми, кто здесь находился дольше нас. Меня при взгляде в небо уже почти не начинало мутить, а Лоб даже смог передвигаться на своих двоих. Поскольку в лагере не хватало лекарей, Матрену определили в местный лазарет, так что ее с нами не было. В дозоре демоны не давали нам заскучать. Мелкие астральные бесы, реже — особи покрупнее, а иногда и дикие дрейки нападали на лагерь волнами, и на нашу долю таких волн выпало восемь в первый же день. Отбивались мы успешно, но как нас заверили, это не настоящие атаки, а всего лишь попытки трепать нервы и не дать отдыхать. А вот реальная угроза может вспыхнуть в любой момент, так что расслабляться не стоит. — Три дня назад нас тут чуть всех не перебили за милую душу. Еле выстояли! А это так, детские шалости. Целый час начищавший свой меч майор Бывалин — крепкий, но уже в возрасте хадаганец — наконец отложил оружие в сторону, и достал сигареты, добродушно предложив всем. Орел воспользовался отсутствием Матрены и закурил, строго зыркнув на нас и как бы предупреждая, что если мы донесем об этом, то стрелы потом будем вытаскивать из самых разнообразных мест своего тела. — Эх, перевелись теперь уж герои! Вот в мое время героев было много… — совсем уж по-стариковски закряхтел майор. — В ваше время? — переспросил я. — Что говоришь? Я плохо слышу после недавней контузии! Демон швырнул меня оземь, я думал, что дух вышибет! Ан нет, жив еще! — Вы ветеран Великого Астрального Похода? — крикнул Михаил ему почти в самые уши. — Так орать не обязательно, я еще не глухой! Так вот, про Великий Астральный Поход… Там и не такое бывало! — Расскажете о нем? — Да что там рассказывать-то? Сорок лет назад безусым юнцом отправился вместе с Незебом и Скраканом к Вратам Джунов. Немногие из нас вернулись, м-да… И думали мы, что все! Покончено с демонами! Но когда мы прибыли на этот осколок, скажу честно — засомневался… Да… Ну, а вы что? Готовы к войне? Умереть готовы за свободу всего мира? Или так, просто погулять вышли да медалек нахапать? — Как получится… — Эх, молодо-зелено… Сюда бы экипаж нашего «Резвого»! Уж мы бы тут быстро всех демонов оприходовали! Вот только умерли уже почти все… На войне с Лигой полегли… Он замолчал, забыв про сигарету и погрузившись в свои мысли, и мы не решились их прерывать. Он был где-то там, в глубине своей памяти — летел со своими сослуживцами в неизвестность, молодой и здоровый, и еще не знающий, что живыми оттуда мало кто вернется. — В походе корабль наш на скалы одного островка астрального бросило, — проговорил он задумчиво, когда никто уже и не ждал продолжения. — Нас выжило только двое. Я и новобранец из Кании, Сварог его звали. Так и сидели на скалах, пока нас не подобрали. А недавно в разведке я с одним канийцем столкнулся. Смотрю — он, Сварог! Посидели, поговорили, молодость вспомнили… А ведь я его по всем законам военного времени убить был должен… Так-то… С этим словами он выбросил истлевшую в его руках сигарету и снова взялся яростно начищать меч, будто от его блеска зависел исход войны. Оглядев растерянные лица своих друзей, я тоже не нашелся, что сказать на эту внезапную откровенность. Наверное, лучше сделать вид, что мы ничего не слышали. К тому же вскоре на нас снова поперли демоны, так что временный перекур сам собой подошел к концу. Следующие несколько дней мало отличались от этого. Разве что пришлось пару раз выйти за ограждение, чтобы обойти лагерь по периметру с внешней стороны. Я окончательно убедился, что даже смертельно опасная рутина все равно остается рутиной. Мы стояли в дозоре, на нас с почти одинаковым интервалом нападали демоны и дрейки, мы отбрасывали их назад, наслаждались короткой паузой, и опять хватались за оружие, потому что на горизонте появлялась новая волна. И снова мы отбивались, стараясь не одуреть от монотонности повторяющихся действий. Меня поочередно то охватывала апатия, то нездоровый азарт, когда я даже пытался заключить пари — кто больше всех перебьет астральных бесов. Правда, они так быстро растворялись после смерти, что подсчитать итоги не представлялось возможным. Кораблей все не было, Лига была занята обороной своего собственного лагеря, и мне казалось, что мы все застряли во временной петле. Вскоре на Язес неожиданно прибыл представитель Охотников на демонов. На мой взгляд, их следовало бы пригласить сюда более внушительным составом для борьбы с демонами, а не для экспертных советов, но очевидно, что предполагаемую победу Империя не собиралась делить с кем-то еще. — Эх, сюда бы пару десятков Охотников… Уж мы бы тут устроили! Для Охотника этот проклятый осколок — рай! Но пока я туточки один-одинешенек. Империя меня сюда пригласила в качестве консультанта. Додумались наконец! Кто знает о демонах и демонопоклонниках больше, чем мы? Правильный ответ — никто! И каждый день новые сюрпризы. Недавно обнаружили у них какие-то каменюки, которые, кажется, под завязку наполнены Тьмой. М-да… эта штука будет посильнее эликсира маны. Вот заразы! Чего только ни придумают! Орк расхаживал по лагерю, рассказывая всем, кто соглашался слушать, о том, как Охотники на демонов за считанные часы зачистили бы весь Язес, чем раздражал нас неимоверно. Хотя и долю ценной информации, касающейся черных дрейков, он тоже принес: — Да, Силайа, Великая Дракониха Изуна, с которой мы заключили союз, предлагает награду за клык вожака черных дрейков. Черные дрейки — предатели драконьего рода! Они на стороне демонов. А значит, это наш общий враг! На предложение сходить и самолично расправиться с черными дрейками, порадовав дракониху Силайю, он ответил отказом, чем крайне огорчил весь лагерь. Все единогласно сошлись во мнении, что лучше б нам прислали пару лишних ящиков тушенки, чем этого «эксперта». Известие о том, что эскадра Имперских кораблей уже близко, было принято с большим энтузиазмом. Депрессивная обстановка вокруг способствовала вечно дурному расположению духа даже у самых стойких, и новости о скорейшем прибытии главной ударной силы пришлись очень кстати. По этому поводу был собран внеплановый совет офицеров, на котором выяснилось, что наша разведка на Язесе тоже не дремала. — Мы уже не раз пытались взять «языка» из числа демонопоклонников, однако эти фанатичные безумцы дерутся до последнего. А если плена не избежать, то убивают себя. И все-таки мы сумели перехватить приказы, которые эти фанатики получают от своего командования. — Откуда они исходят? — В северной части аллода сохранилась башня Рахл-Язес, куда разведчики не смогли попасть. Там что-то вроде… магической завесы, которая, очевидно, укрывает самое логово. Оно проходит у нас под кодовым названием «Город Демонов». Вся вражеская деятельность координируется именно оттуда! И надо сказать — очень грамотно координируется. Гурлухсор — опытный военачальник, он понимает, что без надлежащей организации ему не справиться. Да-да, Гурлухсор! Мы имеем дело именно с ним. Прошу всех сохранять тишину, товарищи. — Что за приказы удалось перехватить? — Целая армада демонов находится в телепортационном измерении… Зависли, так сказать, в межмирье… Они ждут, когда витязи Лиги и наши ученые перестанут удерживать порталы в своих лагерях. И тогда вся эта свора хлынет прямо к нам! Атака демонов будет поддержана нападением дрейков… — Астрал с ней, с Лигой, что говорят наши ученые? Мы ведь все еще можем контролировать этот проклятый шар? — Кхм-кхм, — прокашлялся Иавер Кадифа — восставший, который встречал нас, когда мы только переместились сюда. — Подобно тому, как для поддержания работы привычного нам портала нужны различные магические ингредиенты, так и этот демонический шар не может существовать вечно. — Но если просто перестать подпитывать его, то портал вскоре закроется? — Мы пока не готовы к этому, — вставил генерал Верховин. — Нам все еще нужен этот портал. — Да, ведь если портал закроется, мы окажемся отрезанными здесь. А наши корабли пока все еще в пути, — продолжил Кадифа. — Так что приходится решать сразу две задачи: и держать портал на замке, и подпитывать его. — Что для этого нужно? — Мана. — На вас и так работает вся манастанция, а мы, как дикари, греемся у костра, на котором варим похлебки! — Этого мало. Нам нужны астральные камни! — Какие еще астральные камни? — Мы их так называем, но чутье подсказывает мне, что это название не отражает всей силы, которая скрыта в них. Они является источником разрушающей мощи. Возможно, вам уже доводилось слышать о том, что астрал по своей сути — материал для созидания. Вот только сил для работы с ним нет ни у кого. А эти астральные камни… Скорей всего, это просто сосуд, содержащий в себе ничтожную частицу всей мощи астрала… — И где их взять? — Может, Комитет скажет свое веское слово? — Кадифа сверкнул глазами в сторону орчихи, незаметно сидевшей за нашими спинами. Она выглядела немного обескураженной, когда все обернулись и уставились на нее. — Э-э-э… да… здесь был найден некий… м-м-м… материал… в очень небольшом количестве. Но информация засекречена. Образцы переданы специалистам, и я не думаю, что эту тему стоит продолжать. Иавер Кадифа громко фыркнул и демонстративно уставился в брезентовый потолок. — Что ж, придется справляться так, — подвел итог Верховин, по опыту зная, что спорить с Комитетом бессмысленно и где-то даже опасно. — Сколько еще времени вы сможете удерживать демонический портал закрытым? — Это становится все труднее. Так сразу и не спрогнозировать… Во-первых, демоны не оставляют попыток прорваться к нам. Их давление усиливается. Во-вторых, недавно все заклинатели, работающие с порталом, ощутили сильный магический удар. Наша магия внезапно стала слабеть, если бы не дополнительно привлеченные средства, могли бы и не выстоять. — С чем это может быть связано? — С воздействием астрала. Такое уже наблюдалось на полигонах МАНАНАЗЭМ, когда мы работали над проектом, название которого, цели и задачи присутствующим знать необязательно. Но здесь и сейчас нам не хватает специалистов, которые провели бы соответствующие исследования. Как вы наверняка заметили, астрал здесь выглядит несколько… своеобразно. Это же непочатый край для ученых! — В условиях нехватки бойцов и лекарей, боюсь, до ученых ход дойдет еще нескоро. Постарайтесь потянуть время, эскадра должна прибыть со дня на день… Товарищ Огненных, Комитету есть, что сообщить Хранителям? Орчиха поднялась со своего места и подошла к генералу с тонкой папкой в руках. Повернувшись к нам и обведя всех глазами, она наверняка увидела множество не самых дружелюбных взглядов. Никто не любит секретов, особенно там, где речь идет о жизни и смерти. — Эх, не того специалиста Комитет сюда отправил, — произнесла она явно не то, что собиралась. — Тут, чтобы разобраться, мозги нужны, а не ярость. — Простите? — нахмурился Верховин. — Нам необходимо понять, почему эти чокнутые демонопоклонники готовы отдать свою жизнь за власть демонов и как один умереть в борьбе за это. Неужели демоны настолько запудрили им мозги? Или, может, пообещали какую-то награду за помощь? Как вы уже заметили, выбить показания из демонопоклонников сложно. Здесь нужен маг разума. А не каратель! — А как же ваше специальное оборудование?.. — Да… С помощью него удалось кое-что узнать. Подслушать некоторые мысли и разговоры, — орчиха открыла папку и зачитала ровным голосом: — «Даже не могу представить всей его мощи. Мой слабый ум не в состоянии это вообразить. Я могу только восхищаться и повиноваться, восхищаться и повиноваться». Далее. «Это я должен был командовать атакой на Черном берегу! Почему меня отстранили? Проклятье! Быть может, хозяин недоволен мной? Если так, зачем вообще жить?». И вот еще… «Заблудшим никогда не постичь истины. Они видят только то, что на поверхности, но не могут заглянуть в глубину. Как это точно — в глубину». Комитетчица подняла голову и поглядела на молчаливо переваривающих услышанное Хранителей. Даже генерал Верховин выглядел немного растерянным. — И что это может означать? — поинтересовался он. — То, что мы здорово заблуждались насчет этих ребят и их мотивов. Демонопоклонники поклоняются вовсе не демонам! Демоны — только орудие, за которыми стоит кто-то, кого они даже в мыслях не осмеливаются называть по имени! А может быть, они и сами не знают его имени? — Возможно, они говорят о Гурлухсоре? — Гурулухсор, конечно, силен, он Великий Маг, но его имя пока произносят открыто. К тому же даже ему не под силу подчинить себе демонов… Собрание длилось около полутора часов, и когда оно окончилось, я даже не без удовольствия вывалился на улицу, под тяжелое небо Язеса. Хотелось проверить голову, потому что в замкнутом и переполненном пространстве палатки мысли уже начали буксовать. Орел, Миша, Лоб и Лиза обходили лагерь за ограждением, поэтому я направился к Матрене в лазарет. — Вы ранены? — Что? Вроде нет… — Хорошо, — с облегчением выдохнула прехорошенькая девушка с теплыми, шоколадными глазами, встретившая меня у входа. — А то я уже сбилась с ног. — Много пострадавших? — Раненые все прибывают и прибывают. Магия Света способна на многое… но не всегда может творить чудеса. Великие Незеб, Скракан и даже Тенсес! Я много страшного повидала на Святой Земле. И думала, что готова ко всему… Как я ошибалась! Раны, наносимые демонами, ужасны. Еще ни одна группа разведчиков не вернулась в полном составе на своих двоих. — Своевременное предостережение, я как раз завтра ухожу в разведку, — произнес я, и разговорившаяся девушка трогательно смутилась. — Ой, извините… — Ник? — из медицинского шатра высунулась Матрена. — Что-то случилось? — Мы в составе рейда, который с утра уходит проверять восточный берег. Скоро прибудут корабли, нужно удостовериться, что им есть куда пришвартоваться. — О! — выдохнула Матрена. Мы еще ни разу не уходили далеко от лагеря, так что это волноваться было от чего. — Тогда нам всем стоит хорошенько выспаться… Глава 63 Просмотреть полную запись
  5. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.61

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 61. Враги и союзники – Демоны тверди – опасные враги! Их когти наносят ужасные раны. Очевидно, они выделяют яд… И природа этого яда нам неизвестна. Зеленые глаза Иавер Сербест-Сайад — старшей в этом маленьком лагере Охотников на Крокодильем острове, до которого мы все же добрались, горели тусклым светом, словно энергия восставшей подходила к концу. Она глядела ими на нескольких раненых: женщину, двоих мужчин и гибберлинга, лежавших на расстеленных на земле спальных мешках прямо под открытым небом. Даже невооруженным взглядом было видно, что у них высокая температура. — Посмотрите, как мучаются эти несчастные! А ведь их лишь слегка зацепило! Началось обильное кровотечение, жар, бред… Именно так действует этот яд! — Я лекарь… — начала было Матрена, шагнув вперед, но Сербест-Сайад ее остановила. — Не думаю, что вы сможете помочь. — Вы настолько изменили свои тела, что вам даже не помогает магия Света? — А что за мазь вы используете? — вмешалась Лиза, избавив Зэм от необходимости отвечать. — Смесь крокодильего жира и семян марабиса, они обладают превосходным анестетическим эффектом. — И вызывают привыкание. — Другого выхода нет! Я должна как-то облегчить страдания. — Вы позволите мне взглянуть? Лиза подошла ближе к очень бледной женщине, на белой коже которой ярко выделялись рыжие веснушки, а волосы казались настоящим пламенем. Мне это напомнило о Веронике, но я постарался отогнать непрошенную ассоциацию. — Недолго мне осталось… рана ноет, жжет… — Что с вами случилось? — Наткнулась на особого демона в джунглях… Похоже, он тоже охотник, как и мы, только охотится на нас: людей, орков, эльфов, гибберлингов. Я его перехитрить хотела… поставила в джунглях ловчую петлю. Только… он меня перехитрил. Притворился, что в петлю угодил, и я подошла слишком близко… Сволочная бестия! Женщина закашлялась, и Лиза положила ей руку на лоб, а потом взяла стоявшую рядом плошку с серо-зеленой мазью и поднесла к носу, принюхиваясь. В свое время она разругалась со своим Домом из-за увлечения травничеством и языческой магией, хотя эти ее знания нам редко пригождались, ведь у нас имелся дипломированный лекарь и надобность в лечении травами отсутствовала. — На моем счету немало убитых демонов… Но этот… демон-охотник… Он отомстил за своих погибших родичей. А умирать-то как не хочется! Хочется вновь взять в руки оружие и охотиться на демонов… — Не думаю, что ваша рана смертельна, — сказала Лиза и, повернувшись к Сербест-Сайад, добавила: — В мазь стоит добавить белладонну и мяту, я видела, что они растут здесь. Та, подумав немного, кивнула. — Вам удалось что-нибудь узнать об этом острове? — перевел разговор я на волнующую меня тему. — Это не остров, — качнула головой восставшая. — Теперь известно, что Крокодилий остров и остров Ящеров были названы так по ошибке, в результате наблюдений с борта корабля. Хотя, возможно, островами они были раньше. Но теперь это монолитная твердь, и перейти с одного «острова» на другой не составит труда. Любопытный факт, кстати. Такой феномен наблюдается лишь тогда, когда воля Великого Мага вступает в бой с астралом и отвоевывает поглощенные им земли. Лишь самый южный остров — действительно остров. Мы назвали его Нижним. — Да, Голованов говорил нам об этом. Но может быть вам стали известны еще какие-то подробности? — Поговорите с семейкой Дробинок, — кивнула Сербест-Сайад в сторону распростертого на земле гибберлинга и крутившихся возле него брата и сестры. — Это наши разведчики. А у меня, честно сказать, голова только раненными сейчас занята. Я, Кузьма, Миша и Лоб, оставив Матрену и Лизу возле восставшей, приблизились к семейству гибберлингов. В отличие от раненных людей, пострадавший гибберлинг выглядел значительно лучше: он хоть и находился в горизонтальном положении, тем не менее вполне бодро переговаривался со своими братом и сестрой. — Неужели Империя пришла нам на подмогу? — Мы разыскиваем Горна Огненных. Нам сказали, что он ушел на остров Ящеров. — Так далеко мы с братом и сестрой не заходили, — махнул пушистой лапой один из гибберлингов. — На нас напал демон… Здесь на острове их полным-полно. Причем не простых, а демонов новой породы! Доводилось слышать о таких? Впервые их обнаружили недавно на Святой Земле. — Те, что могут жить вне астрала? Слышали. — Мы назвали их демонами тверди, и теперь их можно встретить везде! И откуда они только взялись на наши головы? Представляете, какая это угроза?! — Представляем… Одного такого демона мы убили вместе с Охотниками на Асээ-Тэпх, и тогда он проявил ко мне особое внимание. Убить второго помогли водяники — на Эльджуне, когда монстр утащил меня на дно ледяного озера. Третьего убил я сам в Краю Вечной Ночи то ли мечом, то ли амулетом Зосимы. Может, стоило вернуться на Эльджун и наштамповать еще с десяток таких амулетов? Моей «веры» хватило бы на это? Великий Схимник так и не смог толком объяснить, как это работает. — Наш святой охотничий долг — уничтожать их везде, где только встретим! И это местечко, скажем вам… особенно область возле астральных клыков — это просто рай для настоящих Охотников на демонов! Жаль, что у нас нет своего Великого Мага… — А как более безопасно и побыстрей добраться до острова Ящеров? — Безопасно не получится! Здесь кроме демонов еще какие-то неизвестные суще… — Скорее… скорее!!! Там ТАКОЕ! Из джунглей, весь вздыбленный, запыхавшийся, с выпученными глазами, спотыкаясь о собственную длинную мантию, выскочил мужчина, размахивая посохом и показывая куда-то себе за спину. От удивления даже раненые перестали стонать, ошалело уставившись на мага. — В чем дело, Вадим? — строго спросила Сербест-Сайад. — Где Марис? — Мы… мы… это… — не мог он отдышаться. — Искали здесь демонов… А когда нашли, оказалось… что они уже дерутся с этими тварями… А потом… Пойдемте, вы должны это увидеть! — Я не могу оставить раненых! — растерялась восставшая. Посмотреть, что такого удивительного происходит в лесу, отправилось четверо охотников, включая двоих гибберлингов, с которыми мы разговаривали. Мы, естественно, тоже не остались в стороне. — Здесь недалеко… у берега… Мы с Марисом встретили этих… Я назвал их драконидами, потому что на драконов они похожи, только поменьше будут, — рассказывал Вадим на бегу. — Демоны их разгромили, но дракониды дрались отважно!.. Эх, нам бы пригодились такие союзники! И оружие у них есть… Наверняка покрыто каким-то составом: уж очень больно было демонам, когда их ранили — орали жутко! Вот бы нашим алхимикам исследовать его… Марш-бросок через джунгли был недолгим: всего минут десять, и мы оказались у берега. Торчащие из земли клыки я заметил еще издали, и вскоре стала видна отвратительная, покрытая синей, болезненной коркой земля, из которой они вырастали. Зараженная территория неприятно поразила меня размерами — весь берег казался одной сплошной язвой, в которой копошились мелкие астральные бесы. — Тсс! Только тихо! Близко подходить не будем, отсюда и так все видно… Мы осторожно крались вдоль края лесного массива, стараясь разглядеть то, что хотел показать Вадим. Его напарник, одетый в серый плащ и сливающийся с камнями, заметил нас первым и замахал руками. — Марис? — Зизи? Лиза уставилась на эльфа, который смотрел на нее с не меньшим удивлением. А потом они неожиданно обнялись, как старые знакомые. — Марис! Вот уж кого не ожидала увидеть здесь! — Я тоже не ожидал… — покосился эльф на Лизину имперскую форму. — Давайте объятия оставим на потом! Смотрите сюда! — нетерпеливо произнес Вадим, прервав трогательную сцену встречи. Мы засели за камнями, как в укрытии, и осторожно вытянули шеи, глядя на то, что творится на берегу. Астральные клыки вспарывали аллод, отравляя его и окрашивая в неестественные цвета, земля вокруг них пульсировала, будто живая плоть, с которой содрали кожу. Демонов, как ни странно, не было, зато были неизвестные мне существа — как выяснилось, те самые дракониды. Живых драконов я никогда не видел и не мог сказать, насколько эти твари на берегу похожи на них. А вот сходство с ящерами было очевидно, кроме разве что наличия рогов и перепончатых крыльев за спиной. Они явно обладали разумом, да еще и владели магией, о чем красноречиво говорили посохи в их руках. Дракониды по всей видимости проводили какой-то ритуал. Чистые белые лучи, похожие на магию Света, врезались в клыки, и те дрожали, буквально рассыпаясь под их напором! — Сначала мы подумали, что они поклоняются астральным клыкам, но потом поняли, что они пытаются их уничтожить! — горячо зашептал Вадим. — Вы пробовали вступить с ними в контакт? — Конечно! — кивнул Марис. — Разговорами, знаками, мычанием… Их реакцию трудно истолковать двояко. Мы еле ноги унесли! Они не хотят иметь с нами ничего общего. — Тогда лучшее, что вы можете сделать, — не мешать им! — заметил Миша. — Так не пойдет. Нам нужны союзники! Можно попробовать зайти с другой стороны. На соседнем острове полно ящеров. Знаете, чем они заняты? Сражаются с драконидами! Это наш шанс! Если не получилось договориться с этими монстрами, — Марис ткнул пальцем в драконидов, — быть может, удастся договориться с ящерами? Остальные охотники, однако, не разделили его энтузиазма. — Как ты собираешься договариваться с дикарями? — Ящеры, конечно, странный народец, но они разумны! — Полуразумны. — Во всяком случае, некоторые, самые умные, могут даже изъясняться на нашем языке! — Кто-нибудь хоть когда-нибудь сумел выйти на контакт с ящерами? Они слишком агрессивны! — Нам нужно хотя бы попытаться поговорить с ними! — Сейчас нам нужно вернуться в лагерь… Перепалка продолжалась все то время, пока дракониды атаковали самый большой астральный клык. В конце концов тот не выдержал их напора и растворился, будто его и не было. Именно так исчезали демоны после своей смерти! Я был под впечатлением. — Надо уходить, пока нас не заметили. Их слишком много — нам не справиться… — А как же ящеры? — Если они все поубивают друг друга — нам станет только лучше! Охотники засобирались обратно, оставив Мариса разочарованно смотреть им в спины. Его напарник Вадим, пожав плечами, тоже пошел вслед за остальными. Марис повернулся к Лизе. — Ну и как, скажи мне на милость, дорогая кузина, с такими работать? А еще считают себя прогрессивным движением по борьбе с демонами! — Как ты оказался среди охотников, Марис? — Похожий вопрос я могу задать тебе, Зизи, — снова выразительно глянул он на ее форму. — Жизнь порой заводит в неожиданные места и компании… Слушайте! Мы должны узнать, что за существа эти дракониды, откуда они взялись и чего хотят. Я не знаю, с какой целью здесь Империя, но уверен, что от таких сведений она не откажется. Это же неизвестная науке форма жизни! Я подумал, что страсти на этом маленьком архипелаге не хуже, чем на Святой Земле. Демоны, дракониды, ящеры, охотники… и все сражаются друг против друга! На мое плечо вдруг опустилась Фея, держа в клюве какого-то мелкого грызуна, которого она презентовала мне. Я решил отправить письмо Нестору Голованову, пока она снова не упорхала. Кратко описал происходящее на острове, заключив, что обстановка тревожная. — Все, неси письмо Нестору! Сорока деловито каркнула и унеслась, преисполненная собственной важностью. Заночевать решили в лагере на Крокодильем острове, так было безопасней. Я сомневался, что нам стоит вмешиваться в дела охотников и их возможных коалиций с ящерами или драконидами. Перед нами на Кольце Дрейков стояла другая задача, которая и так удлинилась из-за того, что убивший Гурлухсора Горн Огненных ушел вглубь архипелага. К тому же вернувшаяся утром Фея принесла ответ от Голованова, который сообщил, что капитан имперского корабля, все еще болтающегося возле Верхнего острова в ожидании нашего возвращения, настоятельно просит поторопиться, потому что Незебград требует вернуться как можно скорее. А мы были только на полпути к Горну! Кузен Лизы Марис ди Вевр не оставлял идеи наладить контакт с ящерами, и поскольку для этого ему нужно было попасть на соседний остров, что совпадало с нашим направлением, утром он отправился с нами. Всю дорогу они с Лизой вспоминали каких-то знакомых и родственников, гадая, что с ними стало сейчас. Их болтовню прервал Орел, внезапно шикнув на всех и настороженно прислушиваясь. Я ничего не слышал, но слух у Кузьмы был отменным. Через пару секунд прикрывшая глаза Лиза подтвердила, что рядом кто-то есть. — Неужели? — фыркнул Орел и уверенно свернул влево, перебираясь через плотно переплетенные лианы. К тому моменту, как мы добрались до места событий, схватка драконидов и ящеров на самой границе между островами завершилась победой первых. Единственный выживший ящер лежал на земле, связанный лианами, и злобно зыркал на своих пленителей. Я даже не успел ничего ни сказать, ни сделать, как Марис резко выскочил вперед, размахивая магическим жезлом и атакуя драконидов. — Стой! Марис!.. — крикнула Лиза, и кинулась ему на помощь. Нам ничего не оставалось, как броситься следом. Драконидов было четверо, но я едва оголил свой клинок, как Марис, Лиза, Миша и Орел разобрались с ними магией и стрелами, пользуясь эффектом внезапности. Лоб, так же не успевший внести свою лепту, выглядел разочарованным. Все закончилось быстро. — Марис, какого демона? — набросилась на него Лиза. — Я знал, что ты мне поможешь, любимейшая из моих кузин. — В следующий раз будь добр, не кидаться в пекло без нашего ведома, несноснейший из моих кузенов! Эльф потупил взгляд, но пристыженным не выглядел. Он присел рядом со связанным ящером и, четкого выговаривая слова, будто перед ним маленький ребенок, медленно проговорил: — Мы — тебе — поможем! Ты — понимаешь — меня?! Ящер не отрывал взгляда от эльфа, и выражение его морды казалось мне очень злобным. Можно ли подружиться с гигантской, агрессивной, прямоходящей рептилией с не слишком развитым интеллектом? Большинство из них и говорить не умело. Марис несколько раз повторил одно и то же, и я засомневался в успехе, как ящер вдруг зашипел. Миша, скептично качавший в этот момент головой, удивленно задрал брови. В шипении ящера с трудом угадывались слова: — С-с-сущес-ство без-з-з крыльев! Хочеш-ш-шь помочь… — Я развяжу тебя, если ты не станешь на нас нападать! — обрадовался Марис, забыв выговаривать каждое слово в отдельности. — Выпус-с-сти меня… — прошепелявил ящер. — Марис, это опасно, — произнесла Лиза, но тот уже старательно разрезал лианы. Я на всякий случай приготовил меч и подошел поближе. — Вы воюете с дракнидами. Почему? Кто они такие? Откуда взялись?.. — Дракониды… С-с-с-с… Ужас-с-сное наз-з-звание… Оно говорит о драконах, наш-ш-ших повелителях. Бывш-ш-ших повелителях… — Ну-у, они похожи на драконов, — отчего-то смутился Марис. — Почему вы воюете между собой? Они ведь тоже борются с демонами! Лианы опали с когтистых, чешуйчатых лап ящера, и он поднялся. Я готовился проткнуть его клинком в ту же секунду, как только он попробует сделать резкое движение. Но этого не произошло. Глаза ящера все еще были налиты кровью, когда он обвел нас взглядом, но нападать он, кажется, не собирался. — Тыс-сячи лет мы были из-з-збранным народом Великих Драконов. Но недавно приш-ш-шли они… Они говорят, что из-з-збраны Великим Драконом для спас-с-сения мира. Говорят, что мы должны повиноватьс-с-ся им. Многие ящ-щ-щеры поверили лже-из-з-збранным. Напрас-с-сно! Несмотря на кошмарный, свистяще-шипящий говор, разговаривал ящер складно. Такого интеллекта от него вряд ли кто-то из нас ожидал. А ведь где-то их вообще держат за зверей! Все стояли с открытыми ртами, а Мишины брови продолжали покорять все новые высоты. — Вс-с-скоре из наш-ш-ших кладок стали пропадать яйца. Я деж-ж-журил воз-з-зле кладки и видел, как лже-из-з-збранные воровали наше потомс-с-ство! Их было с-с-слишком много! Они с-с-сказали, что и впредь будут забирать яйца. Тогда я и другие нес-с-согласные покинули с-с-свои дома. Мы беж-ж-жали… Нас-с-с мало, и мы не можем прогнать… драконидов, как ты их зовеш-ш-шь! — А зачем драконидам ваши яйца? — Я не з-з-знаю… Какими бы недоразвитыми и злыми не считали ящеров, этому их представителю хватило ума понять, что союз с Охотниками на демонов выгоден, как ни крути. Он согласился провести нас через этот остров. — Идем вдоль з-з-западного берега… там меньше демонов. Там с-с-спрятались мои родичи. Те, кто не верит в избраннос-с-сть драконидов! Вас-с-с не тронут… Поначалу я обрадовался такой нежданной удаче. Ящер шел впереди, ловко ныряя меж зарослей и оборачиваясь посмотреть, не слишком ли мы от него отстали. Конечно, кроме самих ящеров вокруг еще хватало опасностей, но если хотя бы эти рептилии не станут на нас нападать — это уже большой плюс. Правда, когда нам стали попадаться сородичи нашего проводника, я уже не был так уверен в правильности принятого решения. Ящеров становилось все больше. Они провожали нас желтыми глазами, почти полностью сливаясь с местностью, но я чувствовал на себе их взгляды. И пусть они не нападали, мне все равно казалось, что мы в окружении врагов. Нечто подобное испытывали и остальные. Даже вдохновленный своей победой Марис нервно вертелся по сторонам, не выпуская магический жезл из рук. Ему уже явно расхотелось идти туда, где обосновались ящеры, сбежавшие от драконидов. Может повернуть, пока еще не поздно… хотя, не поздно ли? Желтых, змеиных глаз вокруг уже было слишком много, так что если мы вступим в схватку с ящерами сейчас, далеко не факт, что сумеем вырваться. Наш проводник отдалился от нас настолько, что я, шедший за ним первым, потерял его из виду. Мне стало совсем уж не по себе. Я остановился и прислушался. Ящер возвращался, но судя по звукам — не один, а как минимум трое. Мне стоило больших усилий не выхватить меч из ножен, но я держал руку на рукояти, чувствуя, как рядом замерли в таком же напряжении мои спутники. Ящеров действительно оказалось трое, и хоть они и были похожи друг на друга, но мне почему-то стало понятно, что нашего знакомого среди них не было. — Вы хотите продолжить с-с-союз? — прошелестел тот, что стоял впереди. Я обернулся и посмотрел на Мариса — это ему нужен был союз, а не нам. Эльф вышел вперед и, стараясь выглядеть уверенно и официально, произнес: — Я представляю Охотников на демонов! Мы не претендуем на ваши земли, единственная наша цель — уничтожить астральных чудовищ. И мы знаем, что вы тоже боретесь с ними. Мы могли бы помочь друг другу! — Союз-з-з… — протянул ящер. — Я не з-знаю… Прежде мы были из-з-збранным народом драконов… А драконы не любят людей, орков, эльфов… Никого не любят кроме ящ-щ-щеров! Но… Может быть, они уже не любят и нас-с-с?.. — Из-за драконидов… я имею в виду, тех существ с крыльями? — Раньш-ш-ше я был вождем… Меня вс-с-се уважали… Каждый мес-с-сяц приносили дары и подчинялись во вс-с-сем. Теперь в наш-ш-шем доме заправляют лже-избранные! Они держат всех в с-с-страхе, а непокорных убивают. Мои соплеменники с-с-стали их заложниками! А я ничего не могу с-с-сделать, я слишком с-с-стар! А драконы… Я никогда не видел их… «Зачем тогда им поклоняться?» — завертелось у меня в голове, но вслух я ничего не сказал. Пусть Марис сам ведет свои переговоры. — Зато вы видели множество демонов, — снова вернулся он к главной теме. — Мы могли бы бороться с ними вместе. — Демоны — большая опас-с-сность. Их так много! Они раз-з-зрушают наши земли. Их надо ос-с-становить! Ящ-щ-щер может убить демона. Ос-с-собенно ес-с-сли это два ящера. А лучш-ш-ше три. Лже-из-з-збранные тоже с-сражаются с демонами, но они не с-с-с нами. С-с-колько напас-с-стей на наши головы! Как жить ящерам в этом без-з-зумном мире? — Э-э-э… мы, наверное, могли бы помочь вам защитить ваше потомство, — осторожно сказал Марис, пытаясь зайти с другой стороны. — Если вы поможете нам. — Лже-избранным нужны от нас-с-с только наш-ш-ши яйца. Я знаю, куда они их унос-с-сят. На юг — в проклятые з-з-земли! Раньш-ш-ше там был лес-с-с, с-с-сырой и з-з-зеленый. А теперь там вс-с-се мертво! Потому мы и называем это мес-с-сто проклятыми з-з-землями! — С-с-с-с… Дети мои… — вдруг зашипел другой ящер, стоявший рядом, или, скорее ящерица, судя по тонкому голосу. — Дорогие мои детиш-ш-шечки! С-с-с… Надо спасать потомс-с-ство! Ос-с-стальное — ерунда. — Мне нужно переговорить со своими… Возможно, мы сможем отправить туда своих разведчиков, чтобы разузнать все. — Ты с-с-спасешь моих ящерок? С-с-слышишь! Делай, что я с-с-скажу. А не то прокляну! — Э-э-э… да, хорошо, — промямлил Марис, попятившись, потому что рептилия грозно зарычала и ткнула в его сторону острым копьем, едва не задев. — Но нам нужно добраться до своего лагеря, он находится на этом острове… — Я отведу вас-с-с, — наконец подал голос и третий ящер — самый крупный. И, словно кто-то подал им всем знак, ящеры в мгновенье ока скрылись в зарослях, кроме одного — того, что вызвался нас проводить. Он мотнул головой, призывая следовать за ним. Марис посмотрел на нас, словно ждал комментариев, и нырнул в гущу за ящером. — А-эм… подскажите, раньше нам не очень удавалось установить контакт с вашим племенем. Считалась, что вы не умеете… то есть я хочу сказать, не очень хорошо разговариваете… — Плохая тема, кузен, — громко шепнула Лиза. — А чем вы питаетесь? — быстро поменял курс Марис. — На соседнем острове полно крокодилов… Эта тема тоже не показалась мне подходящей. Я бы не удивился, если б ящеры оказались людоедами, пусть даже некоторые из них развиты настолько, что умеют разговаривать. — Мы долгие годы живем на этом ос-с-строве. И прис-с-способились. В гидрах есть вс-с-се: и мяс-с-со, и шкуры, и клыки. Гидры с-с-сильные… Гидры могли бы стать с-с-святыми для нас-с-с! Ес-с-сли бы не были так полез-з-зны… Здес-с-сь, в изгнании, только я с-с-способен обес-с-спечить своих с-с-соплеменников вс-с-сем… Я лучш-ш-ший охотник… Это информация меня не порадовала. Как впрочем и Мариса, который больше не решился ни о чем спрашивать. Переход занял почти целый день, но зато на нас почти никто не нападал, если не считать не очень крупных демонов, с которыми мы легко разделались. Дикие звери же предпочитали сами убраться подальше, ввиду нашего количественного превосходства. Ящер вел нас несколько извилистыми путями, но в нужном направлении, насколько я мог судить, ориентируясь на свой внутренний компас и память. Во время привала я написал еще одно письмо Голованову, на этот раз более обстоятельное: что деревня ящеров оккупирована драконидами, что часть ящеров покинула ее и укрылась на западе острова, а остальные подчиняются новым хозяевам, и что если верить ящерам-беглецам, с которыми Марису почти удалось заключить союз, то дракониды отныне являются «избранным народом Великих Драконов». Фея крутилась возле меня, и поэтому я сразу же отправил ее с посланием. На место прибыли уже ночью, и едва за зарослями показался свет от костров и послышались голоса, как ящер быстро попрощался с нами и сразу исчез. Мне, всю дорогу готовящемуся отбивать неожиданную атаку, задышалось определенно легче с его уходом. Возможно ящеры и оказались значительно умнее, чем я о них думал, но это не делало их менее опасными. Скорее даже наоборот. Этот лагерь тоже был невелик: три большие военные палатки, несколько пушек на колесах, на скорую руку сколоченная катапульта, ежи, и самое главное — джунские руины, которые переливались голубым сиянием. — Ну как вы тут, на краю мира, уже построили портал? — завопил Марис, приветственно размахивая руками. — А я сумел разговорить ящеров! Шагнувший ему навстречу орк вопросительно уставился на нас. Здоровый — даже больше Лба! — с бритыми висками, в тяжелой броне, он выглядел очень воинственно. — А, это по твою душу, Горн, имперцы… Но ты только подумай, мне удалось пообщаться с вождем ящеров! Они не такие уж и дикие, как мы считали. И мы даже можем заключить с ними союз! Это ведь как раз то, что нам нужно. Только мы должны кое в чем им помочь… Марис тараторил без остановки, весь пылающий от возбуждения, как огонь, и не дающий вставить и слова. Горна, правда, больше интересовали мы, но тут передо мной замаячила Фея с письмом, и я махнул рукой, отдавая право Марису первому поделиться своими потрясающими новостями, а сам вскрыл послание. Внутри оказалась уже не просто просьба поторопиться, а требование капитана корабля срочно возвращаться назад вне зависимости от того, успели мы выполнить свою миссию или нет. Из Незебграда пришел соответствующий приказ. — Дома что-то случилось, — шепнул я, передавая послание своим друзьям, чтобы они тоже прочитали. Быть может демоны атаковали имперские аллоды? Быть может Лига перешла в открытое наступление? А может объявился восставший из могилы Тэп с ордой своих культистов? — …и те, и другие борются с демонами, но дракониды даже слушать нас не хотят, а вот с ящерами можно наладить контакт! Дракониды сначала воровали у ящеров яйца из кладки, а потом и вовсе захватили их деревню. Часть ящеров бежала вместе со своим вождем в лес. Если мы поможем им, то они объединятся с нами в борьбе с демонами. И они не такие уж и тупые! По крайней мере несколько умных и умеющих разговаривать среди них точно есть. Этим нужно воспользоваться! — Мы уже знаем, для чего дракиниды воруют яйца. — Как… откуда?! И для чего? — Наши разведчики проследили за ними. Похоже, дракониды воздействуют на яйца ящеров с помощью магии… В результате на свет появляется не ящер, а новый драконид! — Неужели… Вот это да! Значит дракониды — это просто магически измененные ящеры… Что нам теперь делать с этим знанием? — Полагаю сообщить об этом их вождю, — сказал я, и протянул руку Горну. — Я капитан Санников. Полагаю, вы знаете, почему мы здесь. — Мне сказали, что что-то не так с головой Гурлухсора. Ничего не понимаю! Мы же ее обработали, чтобы не испортилась. Мы по этой части знатоки! — Вообще-то у нас есть все основания полагать, что голова принадлежит не Гурлухсору. — Что?! — искренно оторопел Горн от такого поворота. — Меня подозревают в подлоге? — Моему… — Да ты знаешь, сколько лет я сражаюсь с демонами?! Если бы Горн служил в армии, у него бы наград был целый мешок! Зачем мне кому-то морочить голову?! Мне честь дороже! — Моему командованию нужны доказательства. — Слушай! Я этого негодяя Гурлухсора своими руками разрезал на мелкие кусочки! Я лично башку ему отпилил, ясно?! — Гурлухсор был убит на Асээ-Тэпх Нефером Уром еще до того, как вы прислали нам голову… — Горн не врет никогда! Это тот, другой Гурлухсор, был ненастоящий! Может, у него брат-близнец был? Или двойник! Точно! Я слышал, у Незеба несколько двойников было. Так и Гурлухсор себе одного сделал. Он же Великий Маг, а не шнурок какой-то. — Что случилось с кораблем, на котором он летел? — терпеливо продолжил я, не обращая внимания на возмущения. — С теми, кто сопровождал Гурлухсора? Может, вы взяли кого-то в плен? — Корабль мы разбили, а пленники… зачем нам пленники? Мы никого не берем в плен. Но тут полно демонопоклонников, особенно на Нижнем острове. Если повезет и там есть хоть какие-то остатки джунской сети, то мы сумеем подключить к нему портал и переместимся туда. Уверен, там будет, кого допросить. — Было бы неплохо, но к сожалению я только что получил приказ от командования срочно возвращаться назад. Завтра утром мы уйдем… Нам можно переночевать в вашем лагере? — Наш очаг — ваш очаг, — кивнул Горн, хотя выглядел раздосадованно. — Надеюсь, вы любите жаренных гидр. Жареными гидрами мы угостились — мясо напоминало резину с запахом курицы. Но зато мы ночевали в относительной безопасности, и нам не нужно было никого выставлять в караул. Разговаривать ни с кем не хотелось, но Горн не меньше часа крутил мне мозги, пытаясь разобраться, как так получилось, что головы у Гурлухсора стало две. В конце концов он ушел, и я рассеянно наблюдал за суетой в лагере Охотников, мыслями пребывая в Империи. Что могло там случиться? — …Голованов просто жаждет подружиться с этими драконидами. Хотя как по мне, так твари жуткие! Я бы им не доверял. Они тоже сражаются с демонами… Враг врага — друг, верно? Мы убили на их глазах кучу демонов и думали, что эти хвостатые гады могут захотеть заключить с нами договор! Как бы не так! На драконидов наши подвиги впечатления не произвели. Они, небось, думают, что могут обойтись без союзников. Дурни! Вот они кто! — И вот именно поэтому нам нужно не упустить союз с ящерами! Они оказались умнее драконидов. — Я уже во всем запутался! Ящеры, дракониды… С кем драться, с кем мир заключать? Я не силен в политике и вообще этим аборигенам не очень доверяю: кто знает, что у них на уме! — Нужно отправить к ним делегацию и передать им все, что удалось узнать о яйцах и колдовстве драконидов. Ну и дела! Интересно… А сами дракониды умеют размножаться, или им обязательно нужны яйца ящеров? — Если нужны… Бедняги! — Уж лучше бы мы еще раз попробовали договориться с драконидами. Это хитрые бестии! Они научились каким-то образом разрушать астральные клыки! — Это точно. Клыки отмирают после ритуала жрецов драконидов. Если нам удастся разгадать их секрет, проблема клыков будет наконец решена! — А как же их посохи? Может, все дело в них? — Я исследовал состав, которым они покрыты, но большинство веществ, входящих в него, опознать не удалось. Это мне! Алхимику Охотников, который знает о зельях, декоктах и эликсирах все и даже больше, чем все! Но я еще не закончил изучение. Быть может, в скором будущем я порадую охотников новой смазкой для оружия… Я еще слышал краем уха разговоры вокруг, но сон уже тормозил мысли, а перед взором в огненном вихре своих волос кружилась Вероника, превращаясь в Елизавету Рысину, а потом и вовсе в Командора, отчитывающего меня за задержку. — Эй, капитан, подъем… Рефлекторно схватившись за меч, я огляделся — мои друзья мирно спали, устроившись на своих свернутых плащах, и уставился на Горна, который тряс меня за плечо. Было еще слишком темно, чтобы вставать, так что на моем лице отобразился вполне справедливый вопрос. — Мы сумели телепортироваться на Нижний остров! — Поздравляю… — Там только демонопоклонники, дрейки и неприступные скалы. Случился обвал — каменюка с горы скатился и одного придавил. Несчастный случай, так сказать… Сама природа против этих проклятых уродов! Камнями их забрасывает. Так и надо! — И что? — Мы его откопали, вот что! — Живой? — Да. Приволокли его сюда. Если кто что и знает о Гурлухсоре, так только демонопоклонники. Правда, разговаривать с ними тяжко. Одни проклятья и завывания. Но если правильно попросить… хорошо припугнуть, и еще… того… ну, прижечь там чем или клещами какими за язык схватить… Малодушный он видно. Зеленый еще. Сон окончательно с меня слетел и я вскочил на ноги, стараясь, однако, не разбудить остальных. — Где он? — Идем… Эта история с двумя головами Гурлухсора не дает мне покоя. Наша репутация может серьезно пострадать, если я не выясню, что на самом деле произошло. Демонопоклонником оказался совсем молодой паренек со встрепанными светлыми волосами, оттопыренными ушами и влажными голубыми глазами, которыми он, тем не менее, смотрел на нас с ненавистью. Связанный по рукам и ногам, он сидел возле портала, откинувшись на камни спиной. Из его носа шла кровь, заляпавшая порванный балахон темными пятнами. Над ним стояло несколько охотников, и один из них держал в руках металлический прут — раскаленный и особенно ярко алеющий в темноте. Пленник, бледнея, косился на этот огонек и шмыгал носом. — Я ничего вам не скажу! Его голос вовсе не был таким уверенным, как ему хотелось, и охотники заухмылялись. Неожиданно для самого себя, я почувствовал жалость к парню, но заступаться за него не собирался. Каждый сам выбирает свой путь. — А-м-м-м… — замычал он, сцепив зубы, чтобы не закричать. Из его глаз от боли брызнули слезы, и он зажмурился. — Не продлевай свою агонию, ты все равно умрешь, мерзкая тварь. Только умереть ты можешь быстро… а можешь долго и мучительно. Выбирай. Вопли демонопоклонника перебудили всех, кто спал в лагере. Они разносились в ночной тишине по всей округе. Я гадал, на сколько его хватит, прежде чем он сломается, и недооценил. Парень держался аж почти десять минут, хотя я отпустил ему две. — Кто вами командует? — А-а-а… Гурлухсор!.. — Лжешь! Он мертв!!! — А-а-а-а! Гурлухсор жив! Жив! Жив! И он уже здесь, чтобы убить эту дракониху… Силайю, если уже не убил… и всех ее прихвостней он тоже убьет… Астрал скоро поглотит эти острова, вот увидите… А-а-а, больно! — Ну вот! Ко всем, даже к демонопоклонникам, можно найти свой подход. — Это бесчеловечно! — возмущенно сказала Матрена, как и остальные прибежавшая на крики. — А почему это должно быть человечно? — фыркнул Горн. — Сохраню-ка я этот прутик, может, еще пригодится… — Неужели Гурлухсор все еще жив? — пробормотал я. Это не укладывалось в голове. — Проклятье! Я же вот этими руками… сам! Мне эта история уже порядком надоела. Теперь все будут говорить: «Гы, смотри, вон идет Горн Огненных, который кричал на каждом углу, что убил Великого Мага! А оказалось, что он лгун!» Р-р-р! Ненавижу! Нужно отправиться на Нижний остров, устроить Гурлухсору засаду и… опять отрубить ему голову! — Как, он сказал, имя драконихи… Силайа? — наморщил лоб Михаил, словно пытаясь что-то вспомнить. — Стоп! Ой, голова дурная! Силайа?! — вскричал Горн. — Мать честная, это же наша дракониха! Великая Дракониха Изуна — моей Родины! Она что, здесь?! — Она покинула Изун во время первого нашествия демонов! — вспомнил наконец Миша. — И никто даже предположить не мог, где она теперь… — Вот что, надо спасать старушку! Пусть она и предала орков, и теперь на Изуне хозяйничает хадаганский Великий Маг, но она тысячу лет держала наш аллод! Надо помочь! Спасти! — Похоже, спасителей у нее предостаточно, дрейки, дракониды… — Если дракониды поклоняются Силайе, то и союз с ними можно заключить через нее! Вот только… Вряд ли нам будут рады. На Нижнем острове полным-полно демонов, демонопоклонников и дрейков, которые сражаются с ними. И для всех них мы — враги. — Нужно пробраться к Силайе. И это… как его… О, вспомнил — произвести хорошее впечатление! — Да уж… Вы только гляньте на этот остров. Гадость! Сплошные клыки! Недолго он протянет, как мне кажется. Разорвут на части, раскрошат, развалят. Если только мы не вмешаемся. Пока охотники настраивались на ночной рейд, я лихорадочно соображал, что делать нам. Приказ бросить все и возвращаться никуда не делся, но здесь, рядом, возможно сидит Гурлухсор, ставший главным внутренним врагом государства. Знай об этом Командор Бешенных, настаивал бы он на нашем возвращении? Или все же ликвидация Гурлухсора важнее? — Астрал примет тебя, заблудшая душа… Мужчина с густыми каштановыми волосами и длинной бородой, одетый в совсем не подобающий для Охотников на демонов балахон, водил над обезглавленным демонопоклонником жезлом, из которого лился чистый белый свет. Я, пребывая в своих мыслях, следил за его манипуляциями, смутно осознавая какую-то неправильность происходящего. Пока до меня не дошло. — Вы — священник? — Да, я помогаю охотникам. Что в этом такого? — М-м… это несколько неожиданно, учитывая все то, что я слышал… — Поверьте, пройдет время, и Церковь Света и Триединая Церковь признают свою ошибку. Охотники не будут считаться прокаженными и станут теми, кто они есть на самом деле, — непримиримыми борцами с нечистью! Во имя Света! — Ник? Я обернулся на Мишин голос, зная, что от меня ждут какого-то решения. Но решения у меня все еще не появилось. — У нас приказ… — начал было я, как меня прервал грохот, донесшийся с Нижнего острова. Темное небо облизали алые всполохи огня, а вниз со скалы посыпались камни. — И даже праздничные фейерверки не досмотрим? — спросил Орел. Для Охотников на демонов это словно стало сигналом: они облепили портал, искривший и сияющий, и начали перемещаться на соседний остров с оружием наголо. Я глядел, как между двумя берегами образовалась целая гирлянда из прозрачных сфер, уносивших охотников к скалам. Камнепад все еще продолжался, но даже сквозь него мне казалось, что я слышу шум битвы. Ноги сами понесли меня в сторону портала, а через мгновение я, объятый тонкой оболочкой «мыльного пузыря», уже летел сквозь астрал на Нижний остров. Как меч материализовался в моей руке я даже не понял, просто в тот момент, как мои ноги стукнулись о землю и на меня напал демон, я сразу же отбил атаку, одновременно уклоняясь от летящего в меня темного сгустка магии. Остров напоминал кусок камня — на нем не росло ни единого растения, зато отовсюду торчали клыки, от которых крошилась и умирала земная твердь. Остатки джунских построек были почти погребены под разрушающейся скалой, но из щелей все еще лился голубой магический свет. Однако телепортировавшихся охотников сразу встретили демоны и демонопоклонники, в битву с которыми вступили и мы. Меня атаковал некромант, которого я не видел, за ноги цеплялись мелкие астральные бесы, и с двух сторон наступали демоны. Они были не очень крупными, и с ними бы я справился, даже несмотря на мешающуюся под ногами острозубую мелюзгу, но маг заставил меня отступать и прятаться за камнями. Из-за всеобщей неразберихи я не мог определить, где он находится. Звон металла, крики, взрывы, камнепад, вспышки магии со всех сторон здорово дезориентировали. Буквально рядом со мной пролетел огненный шар, врезавшись в демона, который меня атаковал, а через секунду я едва успел пригнуть голову от черного проклятия, летевшего уже в меня. Второй демон, лишившись напарника, не оставил попыток добраться до меня, но с ним я легко разделался. Лба нигде не было видно, но поискав его глазами, я увидел Матрену. Показав ей знаками, что собираюсь делать и дождавшись кивка, выскочил из укрытия и в несколько прыжков поднялся по камням повыше, занимая более удобную позицию. Окруживший меня золотистый щит магии Света отразил проклятие, во всяком случае боли я не почувствовал. Юркнув за новое укрытие, я постарался посмотреть на происходящее сверху, но не очень удачно: часть охотников сражались то ли с демонами, то ли демонопоклонниками еще выше, так что на меня периодически сыпались камни. Зато я понял, откуда меня атаковал некромант и как уйти из поля его зрения. Чуть подтянувшись на руках, я влез на выступ правее себя, и сразу сбросил оттуда лучника, не заметившего «гостя». Правда тут же едва не улетел сам, потому что прямо передо мной вынырнул демон. Сзади появился второй, и я за доли секунды успел понять, что с ним расправиться уже не успеваю — мне просто не хватает времени, чтобы обернуться. Какое-то шестое чувство заставило меня отпрыгнуть к скале и вжаться в нее всем телом. Оба демона были не так расторопны, и резко спикировавший на них сверху дрейк одного сбил мощным ударом хвоста, а второго схватил зубами. Я вскарабкался еще выше, оказавшись на небольшой площадке. Дрейков было много — они, как большие черные тени, метались туда-сюда, атакуя демонов, которые сновали по скале полчищами. Я подумал о своем Старике и о его навсегда утраченной способности летать. Дрейкам подрезали крылья, чтобы их приручить, и единственное, что мог Старик — это сделать высокий прыжок. Наверное, он скучал по небу… Поразмыслить о невосполнимых потерях мне не дал демонопоклонник — к счастью не маг, а весьма посредственный мечник, под балахоном которого смутно угадывался эльф. Правда, на его стороне еще были кишащие вокруг демоны. А дрейки вообще нападали на всех. Зная об их способности использовать свой длинный хвост как оружие, я старался держаться за пределами досягаемости. Эльф двигался быстро, но так банально, будто по методичке, что я заранее знал, куда он нанесет удар. И все же слегка ранить мою руку ему удалось, потому что мне пришлось уклоняться от огромного валуна, едва не раскроившего мне череп. Где-то сверху все еще ревело пламя, окрашивая небо в алые тона, и пахло гарью. Снизу и вовсе все сверкало и переливалось от разнообразных вспышек магии. С эльфом я наконец разобрался и, выглянув вниз на поле боя, спихнул туда приличных размеров валун — прилетевший точнехонько в демона. Лоб бы сумел навести здесь больше шороху, но он прикрывал щитом швыряющегося огненными проклятиями Михаила снизу, а мне не хватало сил сдвинуть с места еще какие-нибудь «снаряды». Вместо этого я обезглавил еще одного демонопоклонника, опрометчиво повернувшегося ко мне спиной, и, стараясь не попасть под очередной камнепад, расчистил мечом дорогу от демонов, чтобы взобраться еще выше. По запястью струилась кровь, но боли и слабости я не ощущал. Меч мешал карабкаться вверх и его пришлось убрать обратно в ножны, правда это едва не стоило мне жизни, когда на меня неожиданно напал орк с топором, весьма нелепо выглядевший в своей испещренной иероглифами хламиде. Он был не единственным демонопоклонником здесь, однако мой взгляд сразу привлекла высокая фигура мага, похожего на Деда Мороза. Седовласый старик с длинной бородой был мне хорошо знаком — именно его убил Нефер Ур в Пирамиде Тэпа на Асээ-Тэпх. Гурлухсор взмахнул посохом и перед ним выросла настоящая стена из льда, об которую разбилась мощная струя пламени, не причинив магу вреда. Электрические молнии ослепили глаза, и я благоразумно попятился от них подальше, отбив топор орка. Рычание дрейков заглушало все звуки, острый запах паленой кожи ударил в нос, а перед взором все еще продолжали мелькать ломаные линии электрических разрядов, хотя они остались за пределами видимости. Сверху упал раненый дрейк, едва не придавив нас с орком, и, даже умирая, попытался достать кого-нибудь из нас своим хвостом. Я увернулся — орк тоже, а вот парировать мой выпад он уже не успел. Снова высунувшись из укрытия, я ухитрился сцапать еще одну фигуру в балахоне, а потом удачно занял скрытую нишу среди камней, с одной стороны прикрывающую меня от Гурлухсора, с другой — дающую возможность ловко подрезать демонопоклонников, спешащих на помощь своему господину. Соперника Великого Мага с моей позиции не было видно — только жуткий напалм, сметающий все на своем пути. От огня рушились скалы, воздух раскалился так сильно, что вдыхать его стало больно, но Гурлухсор возводил вокруг себя ледяные стены и продолжал сотрясать пространство электрическими разрядами. Я словно оказался в центре бури. Дрейки не могли подлететь из-за шквала молний, зато я не подпускал к месту сражения союзников Гурлухсора. От мелких демонов избавиться было гораздо сложнее — они как крысы лезли со всех щелей и имели все шансы перегрызть мне горло. Когда они резко исчезли, будто их смыло волной, я даже не сразу понял, что сверху стало тихо… — Кто осмелился потревожить мой покой? Что тебе нужно от меня?! Голос принадлежал ни человеку, ни орку, и ни одному из живых существ, которых я когда-либо слышал. Низкий, рычащий, он прозвучал так, что тряхнуло все внутренности, как от удара. Последующая за этим струя пламени по тому месту, где я находился, едва не снесшая мое укрытие, прозрачно намекала, к кому был обращен вопрос. Пришлось вылезать, чтобы не нервировать даму. На всякий случая я поднял руки, показывая пустые ладони, и надо сказать, что это требовало колоссальной храбрости. Или глупости. — Я… я пришел с миром, не надо меня сжигать… Я хочу помочь… Дракониха была огромной. Гигантские крылья за ее спиной походили на паруса лигийского астрального корабля, длинное гибкое тело покрывали чешуйки, переливающиеся из голубого в зеленый, острые шипы торчали вдоль хребта, а на хвосте росли уже в несколько рядов, превращая его в булаву, из пасти вырывался дым и жар, но умные янтарные глаза с вертикальными зрачками глядели очень внимательно. — С миром? Смертные… Вы потеряли этот мир! Довели его до последней стадии разрушения! — прошипела она. — Мы?.. — О-о, я помню все! Все! Века убийств, войн, преступлений… Вами движет лишь жажда власти, жажда могущества, алчность и злоба. Джуны начали охоту на драконов, после к ней присоединились ваши хваленые Великие Маги! И сейчас, когда Сарнауту угрожает гибель, вы продолжаете воевать и убивать друг друга вместо того, чтобы объединить усилия… — Нет, я как раз… — Как ты смеешь перебивать меня?! Из ее ноздрей повалили искры, а глаза из янтарных превратились в красные, и я предпочел заткнуться. Если ей хочется выговориться — пусть говорит. Хотя нотации про то, как плохо воевать, из уст огнедышащего чудовища слышать немного странно. — Знаешь ли ты, смертный, что движет этим миром? Ненависть! Лига ненавидит Империю, Империя ненавидит Лигу, ящеры ненавидят драконидов, дракониды ненавидят ящеров, я ненавижу Великих Магов, Великие Маги… Ха! Великие Маги боятся меня! Так что я немного ошиблась… Не только ненависть движет миром, но и страх! Они идут рука об руку — страх и ненависть! Не веришь? Подумай о демонах! Все их ненавидят! И все их боятся! И ты тоже боишься, имперец, да… Видишь, этого спрутоглава в астрале? Он даже для меня опасен. Мои верные слуги — дрейки — атакуют его, но им не под силу с ним справиться… Я посмотрел на монстра, все еще болтающегося недалеко от острова. — Охотники на демонов собираются убить его, как только починят свои корабли, — рискнул я снова подать голос, и поскольку на этот раз Силайа не выразила негодования, продолжил: — Они летели за ним сюда. Охотники ни с кем не воюют, кроме демонов и демонопоклонников. Не занимают ничью сторону — ни Лиги, ни Империи, только уничтожают астральных тварей и их сторонников… И хотят предложить союз. — Хм… Хотят убить спрутоглава? — И заключить союз… — повторил я, но дракониха меня перебила. — Я услышала тебя, смертный! — вспыхнула она и я прикусил язык. Можно подумать, она — бессмертная. — Тогда ответь мне на один очень важный вопрос. Есть ли у Охотников Великие Маги? — Вроде бы нет… Кто-то совсем недавно говорил мне об этом, но кто именно — я уже не мог вспомнить. — Я ненавижу Великих Магов! Вот что будет с каждым из них! — дракониха махнула с хвостом, подбросив вверх нечто, бесформенным мешком свалившееся прямо у моих ног. Заляпанные кровью белые волосы и борода разметались по земле. В смерти Гурлухсор не производил впечатление Великого — особенно после того, как Силайа разорвала его на части. — Я заключу союз с охотниками на демонов, если у них нет Великих Магов. Нужно очистить эти острова от демонов и избавиться от спрутоглава… А теперь убирайся. Я надеюсь, что наши пути больше никогда не пересекутся, имперец. Что там скрывать, тогда я тоже на это очень надеялся. Но судьба распорядилась по-другому. Глава 62 Просмотреть полную запись
  6. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.61

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 61. Враги и союзники – Демоны тверди – опасные враги! Их когти наносят ужасные раны. Очевидно, они выделяют яд… И природа этого яда нам неизвестна. Зеленые глаза Иавер Сербест-Сайад — старшей в этом маленьком лагере Охотников на Крокодильем острове, до которого мы все же добрались, горели тусклым светом, словно энергия восставшей подходила к концу. Она глядела ими на нескольких раненых: женщину, двоих мужчин и гибберлинга, лежавших на расстеленных на земле спальных мешках прямо под открытым небом. Даже невооруженным взглядом было видно, что у них высокая температура. — Посмотрите, как мучаются эти несчастные! А ведь их лишь слегка зацепило! Началось обильное кровотечение, жар, бред… Именно так действует этот яд! — Я лекарь… — начала было Матрена, шагнув вперед, но Сербест-Сайад ее остановила. — Не думаю, что вы сможете помочь. — Вы настолько изменили свои тела, что вам даже не помогает магия Света? — А что за мазь вы используете? — вмешалась Лиза, избавив Зэм от необходимости отвечать. — Смесь крокодильего жира и семян марабиса, они обладают превосходным анестетическим эффектом. — И вызывают привыкание. — Другого выхода нет! Я должна как-то облегчить страдания. — Вы позволите мне взглянуть? Лиза подошла ближе к очень бледной женщине, на белой коже которой ярко выделялись рыжие веснушки, а волосы казались настоящим пламенем. Мне это напомнило о Веронике, но я постарался отогнать непрошенную ассоциацию. — Недолго мне осталось… рана ноет, жжет… — Что с вами случилось? — Наткнулась на особого демона в джунглях… Похоже, он тоже охотник, как и мы, только охотится на нас: людей, орков, эльфов, гибберлингов. Я его перехитрить хотела… поставила в джунглях ловчую петлю. Только… он меня перехитрил. Притворился, что в петлю угодил, и я подошла слишком близко… Сволочная бестия! Женщина закашлялась, и Лиза положила ей руку на лоб, а потом взяла стоявшую рядом плошку с серо-зеленой мазью и поднесла к носу, принюхиваясь. В свое время она разругалась со своим Домом из-за увлечения травничеством и языческой магией, хотя эти ее знания нам редко пригождались, ведь у нас имелся дипломированный лекарь и надобность в лечении травами отсутствовала. — На моем счету немало убитых демонов… Но этот… демон-охотник… Он отомстил за своих погибших родичей. А умирать-то как не хочется! Хочется вновь взять в руки оружие и охотиться на демонов… — Не думаю, что ваша рана смертельна, — сказала Лиза и, повернувшись к Сербест-Сайад, добавила: — В мазь стоит добавить белладонну и мяту, я видела, что они растут здесь. Та, подумав немного, кивнула. — Вам удалось что-нибудь узнать об этом острове? — перевел разговор я на волнующую меня тему. — Это не остров, — качнула головой восставшая. — Теперь известно, что Крокодилий остров и остров Ящеров были названы так по ошибке, в результате наблюдений с борта корабля. Хотя, возможно, островами они были раньше. Но теперь это монолитная твердь, и перейти с одного «острова» на другой не составит труда. Любопытный факт, кстати. Такой феномен наблюдается лишь тогда, когда воля Великого Мага вступает в бой с астралом и отвоевывает поглощенные им земли. Лишь самый южный остров — действительно остров. Мы назвали его Нижним. — Да, Голованов говорил нам об этом. Но может быть вам стали известны еще какие-то подробности? — Поговорите с семейкой Дробинок, — кивнула Сербест-Сайад в сторону распростертого на земле гибберлинга и крутившихся возле него брата и сестры. — Это наши разведчики. А у меня, честно сказать, голова только раненными сейчас занята. Я, Кузьма, Миша и Лоб, оставив Матрену и Лизу возле восставшей, приблизились к семейству гибберлингов. В отличие от раненных людей, пострадавший гибберлинг выглядел значительно лучше: он хоть и находился в горизонтальном положении, тем не менее вполне бодро переговаривался со своими братом и сестрой. — Неужели Империя пришла нам на подмогу? — Мы разыскиваем Горна Огненных. Нам сказали, что он ушел на остров Ящеров. — Так далеко мы с братом и сестрой не заходили, — махнул пушистой лапой один из гибберлингов. — На нас напал демон… Здесь на острове их полным-полно. Причем не простых, а демонов новой породы! Доводилось слышать о таких? Впервые их обнаружили недавно на Святой Земле. — Те, что могут жить вне астрала? Слышали. — Мы назвали их демонами тверди, и теперь их можно встретить везде! И откуда они только взялись на наши головы? Представляете, какая это угроза?! — Представляем… Одного такого демона мы убили вместе с Охотниками на Асээ-Тэпх, и тогда он проявил ко мне особое внимание. Убить второго помогли водяники — на Эльджуне, когда монстр утащил меня на дно ледяного озера. Третьего убил я сам в Краю Вечной Ночи то ли мечом, то ли амулетом Зосимы. Может, стоило вернуться на Эльджун и наштамповать еще с десяток таких амулетов? Моей «веры» хватило бы на это? Великий Схимник так и не смог толком объяснить, как это работает. — Наш святой охотничий долг — уничтожать их везде, где только встретим! И это местечко, скажем вам… особенно область возле астральных клыков — это просто рай для настоящих Охотников на демонов! Жаль, что у нас нет своего Великого Мага… — А как более безопасно и побыстрей добраться до острова Ящеров? — Безопасно не получится! Здесь кроме демонов еще какие-то неизвестные суще… — Скорее… скорее!!! Там ТАКОЕ! Из джунглей, весь вздыбленный, запыхавшийся, с выпученными глазами, спотыкаясь о собственную длинную мантию, выскочил мужчина, размахивая посохом и показывая куда-то себе за спину. От удивления даже раненые перестали стонать, ошалело уставившись на мага. — В чем дело, Вадим? — строго спросила Сербест-Сайад. — Где Марис? — Мы… мы… это… — не мог он отдышаться. — Искали здесь демонов… А когда нашли, оказалось… что они уже дерутся с этими тварями… А потом… Пойдемте, вы должны это увидеть! — Я не могу оставить раненых! — растерялась восставшая. Посмотреть, что такого удивительного происходит в лесу, отправилось четверо охотников, включая двоих гибберлингов, с которыми мы разговаривали. Мы, естественно, тоже не остались в стороне. — Здесь недалеко… у берега… Мы с Марисом встретили этих… Я назвал их драконидами, потому что на драконов они похожи, только поменьше будут, — рассказывал Вадим на бегу. — Демоны их разгромили, но дракониды дрались отважно!.. Эх, нам бы пригодились такие союзники! И оружие у них есть… Наверняка покрыто каким-то составом: уж очень больно было демонам, когда их ранили — орали жутко! Вот бы нашим алхимикам исследовать его… Марш-бросок через джунгли был недолгим: всего минут десять, и мы оказались у берега. Торчащие из земли клыки я заметил еще издали, и вскоре стала видна отвратительная, покрытая синей, болезненной коркой земля, из которой они вырастали. Зараженная территория неприятно поразила меня размерами — весь берег казался одной сплошной язвой, в которой копошились мелкие астральные бесы. — Тсс! Только тихо! Близко подходить не будем, отсюда и так все видно… Мы осторожно крались вдоль края лесного массива, стараясь разглядеть то, что хотел показать Вадим. Его напарник, одетый в серый плащ и сливающийся с камнями, заметил нас первым и замахал руками. — Марис? — Зизи? Лиза уставилась на эльфа, который смотрел на нее с не меньшим удивлением. А потом они неожиданно обнялись, как старые знакомые. — Марис! Вот уж кого не ожидала увидеть здесь! — Я тоже не ожидал… — покосился эльф на Лизину имперскую форму. — Давайте объятия оставим на потом! Смотрите сюда! — нетерпеливо произнес Вадим, прервав трогательную сцену встречи. Мы засели за камнями, как в укрытии, и осторожно вытянули шеи, глядя на то, что творится на берегу. Астральные клыки вспарывали аллод, отравляя его и окрашивая в неестественные цвета, земля вокруг них пульсировала, будто живая плоть, с которой содрали кожу. Демонов, как ни странно, не было, зато были неизвестные мне существа — как выяснилось, те самые дракониды. Живых драконов я никогда не видел и не мог сказать, насколько эти твари на берегу похожи на них. А вот сходство с ящерами было очевидно, кроме разве что наличия рогов и перепончатых крыльев за спиной. Они явно обладали разумом, да еще и владели магией, о чем красноречиво говорили посохи в их руках. Дракониды по всей видимости проводили какой-то ритуал. Чистые белые лучи, похожие на магию Света, врезались в клыки, и те дрожали, буквально рассыпаясь под их напором! — Сначала мы подумали, что они поклоняются астральным клыкам, но потом поняли, что они пытаются их уничтожить! — горячо зашептал Вадим. — Вы пробовали вступить с ними в контакт? — Конечно! — кивнул Марис. — Разговорами, знаками, мычанием… Их реакцию трудно истолковать двояко. Мы еле ноги унесли! Они не хотят иметь с нами ничего общего. — Тогда лучшее, что вы можете сделать, — не мешать им! — заметил Миша. — Так не пойдет. Нам нужны союзники! Можно попробовать зайти с другой стороны. На соседнем острове полно ящеров. Знаете, чем они заняты? Сражаются с драконидами! Это наш шанс! Если не получилось договориться с этими монстрами, — Марис ткнул пальцем в драконидов, — быть может, удастся договориться с ящерами? Остальные охотники, однако, не разделили его энтузиазма. — Как ты собираешься договариваться с дикарями? — Ящеры, конечно, странный народец, но они разумны! — Полуразумны. — Во всяком случае, некоторые, самые умные, могут даже изъясняться на нашем языке! — Кто-нибудь хоть когда-нибудь сумел выйти на контакт с ящерами? Они слишком агрессивны! — Нам нужно хотя бы попытаться поговорить с ними! — Сейчас нам нужно вернуться в лагерь… Перепалка продолжалась все то время, пока дракониды атаковали самый большой астральный клык. В конце концов тот не выдержал их напора и растворился, будто его и не было. Именно так исчезали демоны после своей смерти! Я был под впечатлением. — Надо уходить, пока нас не заметили. Их слишком много — нам не справиться… — А как же ящеры? — Если они все поубивают друг друга — нам станет только лучше! Охотники засобирались обратно, оставив Мариса разочарованно смотреть им в спины. Его напарник Вадим, пожав плечами, тоже пошел вслед за остальными. Марис повернулся к Лизе. — Ну и как, скажи мне на милость, дорогая кузина, с такими работать? А еще считают себя прогрессивным движением по борьбе с демонами! — Как ты оказался среди охотников, Марис? — Похожий вопрос я могу задать тебе, Зизи, — снова выразительно глянул он на ее форму. — Жизнь порой заводит в неожиданные места и компании… Слушайте! Мы должны узнать, что за существа эти дракониды, откуда они взялись и чего хотят. Я не знаю, с какой целью здесь Империя, но уверен, что от таких сведений она не откажется. Это же неизвестная науке форма жизни! Я подумал, что страсти на этом маленьком архипелаге не хуже, чем на Святой Земле. Демоны, дракониды, ящеры, охотники… и все сражаются друг против друга! На мое плечо вдруг опустилась Фея, держа в клюве какого-то мелкого грызуна, которого она презентовала мне. Я решил отправить письмо Нестору Голованову, пока она снова не упорхала. Кратко описал происходящее на острове, заключив, что обстановка тревожная. — Все, неси письмо Нестору! Сорока деловито каркнула и унеслась, преисполненная собственной важностью. Заночевать решили в лагере на Крокодильем острове, так было безопасней. Я сомневался, что нам стоит вмешиваться в дела охотников и их возможных коалиций с ящерами или драконидами. Перед нами на Кольце Дрейков стояла другая задача, которая и так удлинилась из-за того, что убивший Гурлухсора Горн Огненных ушел вглубь архипелага. К тому же вернувшаяся утром Фея принесла ответ от Голованова, который сообщил, что капитан имперского корабля, все еще болтающегося возле Верхнего острова в ожидании нашего возвращения, настоятельно просит поторопиться, потому что Незебград требует вернуться как можно скорее. А мы были только на полпути к Горну! Кузен Лизы Марис ди Вевр не оставлял идеи наладить контакт с ящерами, и поскольку для этого ему нужно было попасть на соседний остров, что совпадало с нашим направлением, утром он отправился с нами. Всю дорогу они с Лизой вспоминали каких-то знакомых и родственников, гадая, что с ними стало сейчас. Их болтовню прервал Орел, внезапно шикнув на всех и настороженно прислушиваясь. Я ничего не слышал, но слух у Кузьмы был отменным. Через пару секунд прикрывшая глаза Лиза подтвердила, что рядом кто-то есть. — Неужели? — фыркнул Орел и уверенно свернул влево, перебираясь через плотно переплетенные лианы. К тому моменту, как мы добрались до места событий, схватка драконидов и ящеров на самой границе между островами завершилась победой первых. Единственный выживший ящер лежал на земле, связанный лианами, и злобно зыркал на своих пленителей. Я даже не успел ничего ни сказать, ни сделать, как Марис резко выскочил вперед, размахивая магическим жезлом и атакуя драконидов. — Стой! Марис!.. — крикнула Лиза, и кинулась ему на помощь. Нам ничего не оставалось, как броситься следом. Драконидов было четверо, но я едва оголил свой клинок, как Марис, Лиза, Миша и Орел разобрались с ними магией и стрелами, пользуясь эффектом внезапности. Лоб, так же не успевший внести свою лепту, выглядел разочарованным. Все закончилось быстро. — Марис, какого демона? — набросилась на него Лиза. — Я знал, что ты мне поможешь, любимейшая из моих кузин. — В следующий раз будь добр, не кидаться в пекло без нашего ведома, несноснейший из моих кузенов! Эльф потупил взгляд, но пристыженным не выглядел. Он присел рядом со связанным ящером и, четкого выговаривая слова, будто перед ним маленький ребенок, медленно проговорил: — Мы — тебе — поможем! Ты — понимаешь — меня?! Ящер не отрывал взгляда от эльфа, и выражение его морды казалось мне очень злобным. Можно ли подружиться с гигантской, агрессивной, прямоходящей рептилией с не слишком развитым интеллектом? Большинство из них и говорить не умело. Марис несколько раз повторил одно и то же, и я засомневался в успехе, как ящер вдруг зашипел. Миша, скептично качавший в этот момент головой, удивленно задрал брови. В шипении ящера с трудом угадывались слова: — С-с-сущес-ство без-з-з крыльев! Хочеш-ш-шь помочь… — Я развяжу тебя, если ты не станешь на нас нападать! — обрадовался Марис, забыв выговаривать каждое слово в отдельности. — Выпус-с-сти меня… — прошепелявил ящер. — Марис, это опасно, — произнесла Лиза, но тот уже старательно разрезал лианы. Я на всякий случай приготовил меч и подошел поближе. — Вы воюете с дракнидами. Почему? Кто они такие? Откуда взялись?.. — Дракониды… С-с-с-с… Ужас-с-сное наз-з-звание… Оно говорит о драконах, наш-ш-ших повелителях. Бывш-ш-ших повелителях… — Ну-у, они похожи на драконов, — отчего-то смутился Марис. — Почему вы воюете между собой? Они ведь тоже борются с демонами! Лианы опали с когтистых, чешуйчатых лап ящера, и он поднялся. Я готовился проткнуть его клинком в ту же секунду, как только он попробует сделать резкое движение. Но этого не произошло. Глаза ящера все еще были налиты кровью, когда он обвел нас взглядом, но нападать он, кажется, не собирался. — Тыс-сячи лет мы были из-з-збранным народом Великих Драконов. Но недавно приш-ш-шли они… Они говорят, что из-з-збраны Великим Драконом для спас-с-сения мира. Говорят, что мы должны повиноватьс-с-ся им. Многие ящ-щ-щеры поверили лже-из-з-збранным. Напрас-с-сно! Несмотря на кошмарный, свистяще-шипящий говор, разговаривал ящер складно. Такого интеллекта от него вряд ли кто-то из нас ожидал. А ведь где-то их вообще держат за зверей! Все стояли с открытыми ртами, а Мишины брови продолжали покорять все новые высоты. — Вс-с-скоре из наш-ш-ших кладок стали пропадать яйца. Я деж-ж-журил воз-з-зле кладки и видел, как лже-из-з-збранные воровали наше потомс-с-ство! Их было с-с-слишком много! Они с-с-сказали, что и впредь будут забирать яйца. Тогда я и другие нес-с-согласные покинули с-с-свои дома. Мы беж-ж-жали… Нас-с-с мало, и мы не можем прогнать… драконидов, как ты их зовеш-ш-шь! — А зачем драконидам ваши яйца? — Я не з-з-знаю… Какими бы недоразвитыми и злыми не считали ящеров, этому их представителю хватило ума понять, что союз с Охотниками на демонов выгоден, как ни крути. Он согласился провести нас через этот остров. — Идем вдоль з-з-западного берега… там меньше демонов. Там с-с-спрятались мои родичи. Те, кто не верит в избраннос-с-сть драконидов! Вас-с-с не тронут… Поначалу я обрадовался такой нежданной удаче. Ящер шел впереди, ловко ныряя меж зарослей и оборачиваясь посмотреть, не слишком ли мы от него отстали. Конечно, кроме самих ящеров вокруг еще хватало опасностей, но если хотя бы эти рептилии не станут на нас нападать — это уже большой плюс. Правда, когда нам стали попадаться сородичи нашего проводника, я уже не был так уверен в правильности принятого решения. Ящеров становилось все больше. Они провожали нас желтыми глазами, почти полностью сливаясь с местностью, но я чувствовал на себе их взгляды. И пусть они не нападали, мне все равно казалось, что мы в окружении врагов. Нечто подобное испытывали и остальные. Даже вдохновленный своей победой Марис нервно вертелся по сторонам, не выпуская магический жезл из рук. Ему уже явно расхотелось идти туда, где обосновались ящеры, сбежавшие от драконидов. Может повернуть, пока еще не поздно… хотя, не поздно ли? Желтых, змеиных глаз вокруг уже было слишком много, так что если мы вступим в схватку с ящерами сейчас, далеко не факт, что сумеем вырваться. Наш проводник отдалился от нас настолько, что я, шедший за ним первым, потерял его из виду. Мне стало совсем уж не по себе. Я остановился и прислушался. Ящер возвращался, но судя по звукам — не один, а как минимум трое. Мне стоило больших усилий не выхватить меч из ножен, но я держал руку на рукояти, чувствуя, как рядом замерли в таком же напряжении мои спутники. Ящеров действительно оказалось трое, и хоть они и были похожи друг на друга, но мне почему-то стало понятно, что нашего знакомого среди них не было. — Вы хотите продолжить с-с-союз? — прошелестел тот, что стоял впереди. Я обернулся и посмотрел на Мариса — это ему нужен был союз, а не нам. Эльф вышел вперед и, стараясь выглядеть уверенно и официально, произнес: — Я представляю Охотников на демонов! Мы не претендуем на ваши земли, единственная наша цель — уничтожить астральных чудовищ. И мы знаем, что вы тоже боретесь с ними. Мы могли бы помочь друг другу! — Союз-з-з… — протянул ящер. — Я не з-знаю… Прежде мы были из-з-збранным народом драконов… А драконы не любят людей, орков, эльфов… Никого не любят кроме ящ-щ-щеров! Но… Может быть, они уже не любят и нас-с-с?.. — Из-за драконидов… я имею в виду, тех существ с крыльями? — Раньш-ш-ше я был вождем… Меня вс-с-се уважали… Каждый мес-с-сяц приносили дары и подчинялись во вс-с-сем. Теперь в наш-ш-шем доме заправляют лже-избранные! Они держат всех в с-с-страхе, а непокорных убивают. Мои соплеменники с-с-стали их заложниками! А я ничего не могу с-с-сделать, я слишком с-с-стар! А драконы… Я никогда не видел их… «Зачем тогда им поклоняться?» — завертелось у меня в голове, но вслух я ничего не сказал. Пусть Марис сам ведет свои переговоры. — Зато вы видели множество демонов, — снова вернулся он к главной теме. — Мы могли бы бороться с ними вместе. — Демоны — большая опас-с-сность. Их так много! Они раз-з-зрушают наши земли. Их надо ос-с-становить! Ящ-щ-щер может убить демона. Ос-с-собенно ес-с-сли это два ящера. А лучш-ш-ше три. Лже-из-з-збранные тоже с-сражаются с демонами, но они не с-с-с нами. С-с-колько напас-с-стей на наши головы! Как жить ящерам в этом без-з-зумном мире? — Э-э-э… мы, наверное, могли бы помочь вам защитить ваше потомство, — осторожно сказал Марис, пытаясь зайти с другой стороны. — Если вы поможете нам. — Лже-избранным нужны от нас-с-с только наш-ш-ши яйца. Я знаю, куда они их унос-с-сят. На юг — в проклятые з-з-земли! Раньш-ш-ше там был лес-с-с, с-с-сырой и з-з-зеленый. А теперь там вс-с-се мертво! Потому мы и называем это мес-с-сто проклятыми з-з-землями! — С-с-с-с… Дети мои… — вдруг зашипел другой ящер, стоявший рядом, или, скорее ящерица, судя по тонкому голосу. — Дорогие мои детиш-ш-шечки! С-с-с… Надо спасать потомс-с-ство! Ос-с-стальное — ерунда. — Мне нужно переговорить со своими… Возможно, мы сможем отправить туда своих разведчиков, чтобы разузнать все. — Ты с-с-спасешь моих ящерок? С-с-слышишь! Делай, что я с-с-скажу. А не то прокляну! — Э-э-э… да, хорошо, — промямлил Марис, попятившись, потому что рептилия грозно зарычала и ткнула в его сторону острым копьем, едва не задев. — Но нам нужно добраться до своего лагеря, он находится на этом острове… — Я отведу вас-с-с, — наконец подал голос и третий ящер — самый крупный. И, словно кто-то подал им всем знак, ящеры в мгновенье ока скрылись в зарослях, кроме одного — того, что вызвался нас проводить. Он мотнул головой, призывая следовать за ним. Марис посмотрел на нас, словно ждал комментариев, и нырнул в гущу за ящером. — А-эм… подскажите, раньше нам не очень удавалось установить контакт с вашим племенем. Считалась, что вы не умеете… то есть я хочу сказать, не очень хорошо разговариваете… — Плохая тема, кузен, — громко шепнула Лиза. — А чем вы питаетесь? — быстро поменял курс Марис. — На соседнем острове полно крокодилов… Эта тема тоже не показалась мне подходящей. Я бы не удивился, если б ящеры оказались людоедами, пусть даже некоторые из них развиты настолько, что умеют разговаривать. — Мы долгие годы живем на этом ос-с-строве. И прис-с-способились. В гидрах есть вс-с-се: и мяс-с-со, и шкуры, и клыки. Гидры с-с-сильные… Гидры могли бы стать с-с-святыми для нас-с-с! Ес-с-сли бы не были так полез-з-зны… Здес-с-сь, в изгнании, только я с-с-способен обес-с-спечить своих с-с-соплеменников вс-с-сем… Я лучш-ш-ший охотник… Это информация меня не порадовала. Как впрочем и Мариса, который больше не решился ни о чем спрашивать. Переход занял почти целый день, но зато на нас почти никто не нападал, если не считать не очень крупных демонов, с которыми мы легко разделались. Дикие звери же предпочитали сами убраться подальше, ввиду нашего количественного превосходства. Ящер вел нас несколько извилистыми путями, но в нужном направлении, насколько я мог судить, ориентируясь на свой внутренний компас и память. Во время привала я написал еще одно письмо Голованову, на этот раз более обстоятельное: что деревня ящеров оккупирована драконидами, что часть ящеров покинула ее и укрылась на западе острова, а остальные подчиняются новым хозяевам, и что если верить ящерам-беглецам, с которыми Марису почти удалось заключить союз, то дракониды отныне являются «избранным народом Великих Драконов». Фея крутилась возле меня, и поэтому я сразу же отправил ее с посланием. На место прибыли уже ночью, и едва за зарослями показался свет от костров и послышались голоса, как ящер быстро попрощался с нами и сразу исчез. Мне, всю дорогу готовящемуся отбивать неожиданную атаку, задышалось определенно легче с его уходом. Возможно ящеры и оказались значительно умнее, чем я о них думал, но это не делало их менее опасными. Скорее даже наоборот. Этот лагерь тоже был невелик: три большие военные палатки, несколько пушек на колесах, на скорую руку сколоченная катапульта, ежи, и самое главное — джунские руины, которые переливались голубым сиянием. — Ну как вы тут, на краю мира, уже построили портал? — завопил Марис, приветственно размахивая руками. — А я сумел разговорить ящеров! Шагнувший ему навстречу орк вопросительно уставился на нас. Здоровый — даже больше Лба! — с бритыми висками, в тяжелой броне, он выглядел очень воинственно. — А, это по твою душу, Горн, имперцы… Но ты только подумай, мне удалось пообщаться с вождем ящеров! Они не такие уж и дикие, как мы считали. И мы даже можем заключить с ними союз! Это ведь как раз то, что нам нужно. Только мы должны кое в чем им помочь… Марис тараторил без остановки, весь пылающий от возбуждения, как огонь, и не дающий вставить и слова. Горна, правда, больше интересовали мы, но тут передо мной замаячила Фея с письмом, и я махнул рукой, отдавая право Марису первому поделиться своими потрясающими новостями, а сам вскрыл послание. Внутри оказалась уже не просто просьба поторопиться, а требование капитана корабля срочно возвращаться назад вне зависимости от того, успели мы выполнить свою миссию или нет. Из Незебграда пришел соответствующий приказ. — Дома что-то случилось, — шепнул я, передавая послание своим друзьям, чтобы они тоже прочитали. Быть может демоны атаковали имперские аллоды? Быть может Лига перешла в открытое наступление? А может объявился восставший из могилы Тэп с ордой своих культистов? — …и те, и другие борются с демонами, но дракониды даже слушать нас не хотят, а вот с ящерами можно наладить контакт! Дракониды сначала воровали у ящеров яйца из кладки, а потом и вовсе захватили их деревню. Часть ящеров бежала вместе со своим вождем в лес. Если мы поможем им, то они объединятся с нами в борьбе с демонами. И они не такие уж и тупые! По крайней мере несколько умных и умеющих разговаривать среди них точно есть. Этим нужно воспользоваться! — Мы уже знаем, для чего дракиниды воруют яйца. — Как… откуда?! И для чего? — Наши разведчики проследили за ними. Похоже, дракониды воздействуют на яйца ящеров с помощью магии… В результате на свет появляется не ящер, а новый драконид! — Неужели… Вот это да! Значит дракониды — это просто магически измененные ящеры… Что нам теперь делать с этим знанием? — Полагаю сообщить об этом их вождю, — сказал я, и протянул руку Горну. — Я капитан Санников. Полагаю, вы знаете, почему мы здесь. — Мне сказали, что что-то не так с головой Гурлухсора. Ничего не понимаю! Мы же ее обработали, чтобы не испортилась. Мы по этой части знатоки! — Вообще-то у нас есть все основания полагать, что голова принадлежит не Гурлухсору. — Что?! — искренно оторопел Горн от такого поворота. — Меня подозревают в подлоге? — Моему… — Да ты знаешь, сколько лет я сражаюсь с демонами?! Если бы Горн служил в армии, у него бы наград был целый мешок! Зачем мне кому-то морочить голову?! Мне честь дороже! — Моему командованию нужны доказательства. — Слушай! Я этого негодяя Гурлухсора своими руками разрезал на мелкие кусочки! Я лично башку ему отпилил, ясно?! — Гурлухсор был убит на Асээ-Тэпх Нефером Уром еще до того, как вы прислали нам голову… — Горн не врет никогда! Это тот, другой Гурлухсор, был ненастоящий! Может, у него брат-близнец был? Или двойник! Точно! Я слышал, у Незеба несколько двойников было. Так и Гурлухсор себе одного сделал. Он же Великий Маг, а не шнурок какой-то. — Что случилось с кораблем, на котором он летел? — терпеливо продолжил я, не обращая внимания на возмущения. — С теми, кто сопровождал Гурлухсора? Может, вы взяли кого-то в плен? — Корабль мы разбили, а пленники… зачем нам пленники? Мы никого не берем в плен. Но тут полно демонопоклонников, особенно на Нижнем острове. Если повезет и там есть хоть какие-то остатки джунской сети, то мы сумеем подключить к нему портал и переместимся туда. Уверен, там будет, кого допросить. — Было бы неплохо, но к сожалению я только что получил приказ от командования срочно возвращаться назад. Завтра утром мы уйдем… Нам можно переночевать в вашем лагере? — Наш очаг — ваш очаг, — кивнул Горн, хотя выглядел раздосадованно. — Надеюсь, вы любите жаренных гидр. Жареными гидрами мы угостились — мясо напоминало резину с запахом курицы. Но зато мы ночевали в относительной безопасности, и нам не нужно было никого выставлять в караул. Разговаривать ни с кем не хотелось, но Горн не меньше часа крутил мне мозги, пытаясь разобраться, как так получилось, что головы у Гурлухсора стало две. В конце концов он ушел, и я рассеянно наблюдал за суетой в лагере Охотников, мыслями пребывая в Империи. Что могло там случиться? — …Голованов просто жаждет подружиться с этими драконидами. Хотя как по мне, так твари жуткие! Я бы им не доверял. Они тоже сражаются с демонами… Враг врага — друг, верно? Мы убили на их глазах кучу демонов и думали, что эти хвостатые гады могут захотеть заключить с нами договор! Как бы не так! На драконидов наши подвиги впечатления не произвели. Они, небось, думают, что могут обойтись без союзников. Дурни! Вот они кто! — И вот именно поэтому нам нужно не упустить союз с ящерами! Они оказались умнее драконидов. — Я уже во всем запутался! Ящеры, дракониды… С кем драться, с кем мир заключать? Я не силен в политике и вообще этим аборигенам не очень доверяю: кто знает, что у них на уме! — Нужно отправить к ним делегацию и передать им все, что удалось узнать о яйцах и колдовстве драконидов. Ну и дела! Интересно… А сами дракониды умеют размножаться, или им обязательно нужны яйца ящеров? — Если нужны… Бедняги! — Уж лучше бы мы еще раз попробовали договориться с драконидами. Это хитрые бестии! Они научились каким-то образом разрушать астральные клыки! — Это точно. Клыки отмирают после ритуала жрецов драконидов. Если нам удастся разгадать их секрет, проблема клыков будет наконец решена! — А как же их посохи? Может, все дело в них? — Я исследовал состав, которым они покрыты, но большинство веществ, входящих в него, опознать не удалось. Это мне! Алхимику Охотников, который знает о зельях, декоктах и эликсирах все и даже больше, чем все! Но я еще не закончил изучение. Быть может, в скором будущем я порадую охотников новой смазкой для оружия… Я еще слышал краем уха разговоры вокруг, но сон уже тормозил мысли, а перед взором в огненном вихре своих волос кружилась Вероника, превращаясь в Елизавету Рысину, а потом и вовсе в Командора, отчитывающего меня за задержку. — Эй, капитан, подъем… Рефлекторно схватившись за меч, я огляделся — мои друзья мирно спали, устроившись на своих свернутых плащах, и уставился на Горна, который тряс меня за плечо. Было еще слишком темно, чтобы вставать, так что на моем лице отобразился вполне справедливый вопрос. — Мы сумели телепортироваться на Нижний остров! — Поздравляю… — Там только демонопоклонники, дрейки и неприступные скалы. Случился обвал — каменюка с горы скатился и одного придавил. Несчастный случай, так сказать… Сама природа против этих проклятых уродов! Камнями их забрасывает. Так и надо! — И что? — Мы его откопали, вот что! — Живой? — Да. Приволокли его сюда. Если кто что и знает о Гурлухсоре, так только демонопоклонники. Правда, разговаривать с ними тяжко. Одни проклятья и завывания. Но если правильно попросить… хорошо припугнуть, и еще… того… ну, прижечь там чем или клещами какими за язык схватить… Малодушный он видно. Зеленый еще. Сон окончательно с меня слетел и я вскочил на ноги, стараясь, однако, не разбудить остальных. — Где он? — Идем… Эта история с двумя головами Гурлухсора не дает мне покоя. Наша репутация может серьезно пострадать, если я не выясню, что на самом деле произошло. Демонопоклонником оказался совсем молодой паренек со встрепанными светлыми волосами, оттопыренными ушами и влажными голубыми глазами, которыми он, тем не менее, смотрел на нас с ненавистью. Связанный по рукам и ногам, он сидел возле портала, откинувшись на камни спиной. Из его носа шла кровь, заляпавшая порванный балахон темными пятнами. Над ним стояло несколько охотников, и один из них держал в руках металлический прут — раскаленный и особенно ярко алеющий в темноте. Пленник, бледнея, косился на этот огонек и шмыгал носом. — Я ничего вам не скажу! Его голос вовсе не был таким уверенным, как ему хотелось, и охотники заухмылялись. Неожиданно для самого себя, я почувствовал жалость к парню, но заступаться за него не собирался. Каждый сам выбирает свой путь. — А-м-м-м… — замычал он, сцепив зубы, чтобы не закричать. Из его глаз от боли брызнули слезы, и он зажмурился. — Не продлевай свою агонию, ты все равно умрешь, мерзкая тварь. Только умереть ты можешь быстро… а можешь долго и мучительно. Выбирай. Вопли демонопоклонника перебудили всех, кто спал в лагере. Они разносились в ночной тишине по всей округе. Я гадал, на сколько его хватит, прежде чем он сломается, и недооценил. Парень держался аж почти десять минут, хотя я отпустил ему две. — Кто вами командует? — А-а-а… Гурлухсор!.. — Лжешь! Он мертв!!! — А-а-а-а! Гурлухсор жив! Жив! Жив! И он уже здесь, чтобы убить эту дракониху… Силайю, если уже не убил… и всех ее прихвостней он тоже убьет… Астрал скоро поглотит эти острова, вот увидите… А-а-а, больно! — Ну вот! Ко всем, даже к демонопоклонникам, можно найти свой подход. — Это бесчеловечно! — возмущенно сказала Матрена, как и остальные прибежавшая на крики. — А почему это должно быть человечно? — фыркнул Горн. — Сохраню-ка я этот прутик, может, еще пригодится… — Неужели Гурлухсор все еще жив? — пробормотал я. Это не укладывалось в голове. — Проклятье! Я же вот этими руками… сам! Мне эта история уже порядком надоела. Теперь все будут говорить: «Гы, смотри, вон идет Горн Огненных, который кричал на каждом углу, что убил Великого Мага! А оказалось, что он лгун!» Р-р-р! Ненавижу! Нужно отправиться на Нижний остров, устроить Гурлухсору засаду и… опять отрубить ему голову! — Как, он сказал, имя драконихи… Силайа? — наморщил лоб Михаил, словно пытаясь что-то вспомнить. — Стоп! Ой, голова дурная! Силайа?! — вскричал Горн. — Мать честная, это же наша дракониха! Великая Дракониха Изуна — моей Родины! Она что, здесь?! — Она покинула Изун во время первого нашествия демонов! — вспомнил наконец Миша. — И никто даже предположить не мог, где она теперь… — Вот что, надо спасать старушку! Пусть она и предала орков, и теперь на Изуне хозяйничает хадаганский Великий Маг, но она тысячу лет держала наш аллод! Надо помочь! Спасти! — Похоже, спасителей у нее предостаточно, дрейки, дракониды… — Если дракониды поклоняются Силайе, то и союз с ними можно заключить через нее! Вот только… Вряд ли нам будут рады. На Нижнем острове полным-полно демонов, демонопоклонников и дрейков, которые сражаются с ними. И для всех них мы — враги. — Нужно пробраться к Силайе. И это… как его… О, вспомнил — произвести хорошее впечатление! — Да уж… Вы только гляньте на этот остров. Гадость! Сплошные клыки! Недолго он протянет, как мне кажется. Разорвут на части, раскрошат, развалят. Если только мы не вмешаемся. Пока охотники настраивались на ночной рейд, я лихорадочно соображал, что делать нам. Приказ бросить все и возвращаться никуда не делся, но здесь, рядом, возможно сидит Гурлухсор, ставший главным внутренним врагом государства. Знай об этом Командор Бешенных, настаивал бы он на нашем возвращении? Или все же ликвидация Гурлухсора важнее? — Астрал примет тебя, заблудшая душа… Мужчина с густыми каштановыми волосами и длинной бородой, одетый в совсем не подобающий для Охотников на демонов балахон, водил над обезглавленным демонопоклонником жезлом, из которого лился чистый белый свет. Я, пребывая в своих мыслях, следил за его манипуляциями, смутно осознавая какую-то неправильность происходящего. Пока до меня не дошло. — Вы — священник? — Да, я помогаю охотникам. Что в этом такого? — М-м… это несколько неожиданно, учитывая все то, что я слышал… — Поверьте, пройдет время, и Церковь Света и Триединая Церковь признают свою ошибку. Охотники не будут считаться прокаженными и станут теми, кто они есть на самом деле, — непримиримыми борцами с нечистью! Во имя Света! — Ник? Я обернулся на Мишин голос, зная, что от меня ждут какого-то решения. Но решения у меня все еще не появилось. — У нас приказ… — начал было я, как меня прервал грохот, донесшийся с Нижнего острова. Темное небо облизали алые всполохи огня, а вниз со скалы посыпались камни. — И даже праздничные фейерверки не досмотрим? — спросил Орел. Для Охотников на демонов это словно стало сигналом: они облепили портал, искривший и сияющий, и начали перемещаться на соседний остров с оружием наголо. Я глядел, как между двумя берегами образовалась целая гирлянда из прозрачных сфер, уносивших охотников к скалам. Камнепад все еще продолжался, но даже сквозь него мне казалось, что я слышу шум битвы. Ноги сами понесли меня в сторону портала, а через мгновение я, объятый тонкой оболочкой «мыльного пузыря», уже летел сквозь астрал на Нижний остров. Как меч материализовался в моей руке я даже не понял, просто в тот момент, как мои ноги стукнулись о землю и на меня напал демон, я сразу же отбил атаку, одновременно уклоняясь от летящего в меня темного сгустка магии. Остров напоминал кусок камня — на нем не росло ни единого растения, зато отовсюду торчали клыки, от которых крошилась и умирала земная твердь. Остатки джунских построек были почти погребены под разрушающейся скалой, но из щелей все еще лился голубой магический свет. Однако телепортировавшихся охотников сразу встретили демоны и демонопоклонники, в битву с которыми вступили и мы. Меня атаковал некромант, которого я не видел, за ноги цеплялись мелкие астральные бесы, и с двух сторон наступали демоны. Они были не очень крупными, и с ними бы я справился, даже несмотря на мешающуюся под ногами острозубую мелюзгу, но маг заставил меня отступать и прятаться за камнями. Из-за всеобщей неразберихи я не мог определить, где он находится. Звон металла, крики, взрывы, камнепад, вспышки магии со всех сторон здорово дезориентировали. Буквально рядом со мной пролетел огненный шар, врезавшись в демона, который меня атаковал, а через секунду я едва успел пригнуть голову от черного проклятия, летевшего уже в меня. Второй демон, лишившись напарника, не оставил попыток добраться до меня, но с ним я легко разделался. Лба нигде не было видно, но поискав его глазами, я увидел Матрену. Показав ей знаками, что собираюсь делать и дождавшись кивка, выскочил из укрытия и в несколько прыжков поднялся по камням повыше, занимая более удобную позицию. Окруживший меня золотистый щит магии Света отразил проклятие, во всяком случае боли я не почувствовал. Юркнув за новое укрытие, я постарался посмотреть на происходящее сверху, но не очень удачно: часть охотников сражались то ли с демонами, то ли демонопоклонниками еще выше, так что на меня периодически сыпались камни. Зато я понял, откуда меня атаковал некромант и как уйти из поля его зрения. Чуть подтянувшись на руках, я влез на выступ правее себя, и сразу сбросил оттуда лучника, не заметившего «гостя». Правда тут же едва не улетел сам, потому что прямо передо мной вынырнул демон. Сзади появился второй, и я за доли секунды успел понять, что с ним расправиться уже не успеваю — мне просто не хватает времени, чтобы обернуться. Какое-то шестое чувство заставило меня отпрыгнуть к скале и вжаться в нее всем телом. Оба демона были не так расторопны, и резко спикировавший на них сверху дрейк одного сбил мощным ударом хвоста, а второго схватил зубами. Я вскарабкался еще выше, оказавшись на небольшой площадке. Дрейков было много — они, как большие черные тени, метались туда-сюда, атакуя демонов, которые сновали по скале полчищами. Я подумал о своем Старике и о его навсегда утраченной способности летать. Дрейкам подрезали крылья, чтобы их приручить, и единственное, что мог Старик — это сделать высокий прыжок. Наверное, он скучал по небу… Поразмыслить о невосполнимых потерях мне не дал демонопоклонник — к счастью не маг, а весьма посредственный мечник, под балахоном которого смутно угадывался эльф. Правда, на его стороне еще были кишащие вокруг демоны. А дрейки вообще нападали на всех. Зная об их способности использовать свой длинный хвост как оружие, я старался держаться за пределами досягаемости. Эльф двигался быстро, но так банально, будто по методичке, что я заранее знал, куда он нанесет удар. И все же слегка ранить мою руку ему удалось, потому что мне пришлось уклоняться от огромного валуна, едва не раскроившего мне череп. Где-то сверху все еще ревело пламя, окрашивая небо в алые тона, и пахло гарью. Снизу и вовсе все сверкало и переливалось от разнообразных вспышек магии. С эльфом я наконец разобрался и, выглянув вниз на поле боя, спихнул туда приличных размеров валун — прилетевший точнехонько в демона. Лоб бы сумел навести здесь больше шороху, но он прикрывал щитом швыряющегося огненными проклятиями Михаила снизу, а мне не хватало сил сдвинуть с места еще какие-нибудь «снаряды». Вместо этого я обезглавил еще одного демонопоклонника, опрометчиво повернувшегося ко мне спиной, и, стараясь не попасть под очередной камнепад, расчистил мечом дорогу от демонов, чтобы взобраться еще выше. По запястью струилась кровь, но боли и слабости я не ощущал. Меч мешал карабкаться вверх и его пришлось убрать обратно в ножны, правда это едва не стоило мне жизни, когда на меня неожиданно напал орк с топором, весьма нелепо выглядевший в своей испещренной иероглифами хламиде. Он был не единственным демонопоклонником здесь, однако мой взгляд сразу привлекла высокая фигура мага, похожего на Деда Мороза. Седовласый старик с длинной бородой был мне хорошо знаком — именно его убил Нефер Ур в Пирамиде Тэпа на Асээ-Тэпх. Гурлухсор взмахнул посохом и перед ним выросла настоящая стена из льда, об которую разбилась мощная струя пламени, не причинив магу вреда. Электрические молнии ослепили глаза, и я благоразумно попятился от них подальше, отбив топор орка. Рычание дрейков заглушало все звуки, острый запах паленой кожи ударил в нос, а перед взором все еще продолжали мелькать ломаные линии электрических разрядов, хотя они остались за пределами видимости. Сверху упал раненый дрейк, едва не придавив нас с орком, и, даже умирая, попытался достать кого-нибудь из нас своим хвостом. Я увернулся — орк тоже, а вот парировать мой выпад он уже не успел. Снова высунувшись из укрытия, я ухитрился сцапать еще одну фигуру в балахоне, а потом удачно занял скрытую нишу среди камней, с одной стороны прикрывающую меня от Гурлухсора, с другой — дающую возможность ловко подрезать демонопоклонников, спешащих на помощь своему господину. Соперника Великого Мага с моей позиции не было видно — только жуткий напалм, сметающий все на своем пути. От огня рушились скалы, воздух раскалился так сильно, что вдыхать его стало больно, но Гурлухсор возводил вокруг себя ледяные стены и продолжал сотрясать пространство электрическими разрядами. Я словно оказался в центре бури. Дрейки не могли подлететь из-за шквала молний, зато я не подпускал к месту сражения союзников Гурлухсора. От мелких демонов избавиться было гораздо сложнее — они как крысы лезли со всех щелей и имели все шансы перегрызть мне горло. Когда они резко исчезли, будто их смыло волной, я даже не сразу понял, что сверху стало тихо… — Кто осмелился потревожить мой покой? Что тебе нужно от меня?! Голос принадлежал ни человеку, ни орку, и ни одному из живых существ, которых я когда-либо слышал. Низкий, рычащий, он прозвучал так, что тряхнуло все внутренности, как от удара. Последующая за этим струя пламени по тому месту, где я находился, едва не снесшая мое укрытие, прозрачно намекала, к кому был обращен вопрос. Пришлось вылезать, чтобы не нервировать даму. На всякий случая я поднял руки, показывая пустые ладони, и надо сказать, что это требовало колоссальной храбрости. Или глупости. — Я… я пришел с миром, не надо меня сжигать… Я хочу помочь… Дракониха была огромной. Гигантские крылья за ее спиной походили на паруса лигийского астрального корабля, длинное гибкое тело покрывали чешуйки, переливающиеся из голубого в зеленый, острые шипы торчали вдоль хребта, а на хвосте росли уже в несколько рядов, превращая его в булаву, из пасти вырывался дым и жар, но умные янтарные глаза с вертикальными зрачками глядели очень внимательно. — С миром? Смертные… Вы потеряли этот мир! Довели его до последней стадии разрушения! — прошипела она. — Мы?.. — О-о, я помню все! Все! Века убийств, войн, преступлений… Вами движет лишь жажда власти, жажда могущества, алчность и злоба. Джуны начали охоту на драконов, после к ней присоединились ваши хваленые Великие Маги! И сейчас, когда Сарнауту угрожает гибель, вы продолжаете воевать и убивать друг друга вместо того, чтобы объединить усилия… — Нет, я как раз… — Как ты смеешь перебивать меня?! Из ее ноздрей повалили искры, а глаза из янтарных превратились в красные, и я предпочел заткнуться. Если ей хочется выговориться — пусть говорит. Хотя нотации про то, как плохо воевать, из уст огнедышащего чудовища слышать немного странно. — Знаешь ли ты, смертный, что движет этим миром? Ненависть! Лига ненавидит Империю, Империя ненавидит Лигу, ящеры ненавидят драконидов, дракониды ненавидят ящеров, я ненавижу Великих Магов, Великие Маги… Ха! Великие Маги боятся меня! Так что я немного ошиблась… Не только ненависть движет миром, но и страх! Они идут рука об руку — страх и ненависть! Не веришь? Подумай о демонах! Все их ненавидят! И все их боятся! И ты тоже боишься, имперец, да… Видишь, этого спрутоглава в астрале? Он даже для меня опасен. Мои верные слуги — дрейки — атакуют его, но им не под силу с ним справиться… Я посмотрел на монстра, все еще болтающегося недалеко от острова. — Охотники на демонов собираются убить его, как только починят свои корабли, — рискнул я снова подать голос, и поскольку на этот раз Силайа не выразила негодования, продолжил: — Они летели за ним сюда. Охотники ни с кем не воюют, кроме демонов и демонопоклонников. Не занимают ничью сторону — ни Лиги, ни Империи, только уничтожают астральных тварей и их сторонников… И хотят предложить союз. — Хм… Хотят убить спрутоглава? — И заключить союз… — повторил я, но дракониха меня перебила. — Я услышала тебя, смертный! — вспыхнула она и я прикусил язык. Можно подумать, она — бессмертная. — Тогда ответь мне на один очень важный вопрос. Есть ли у Охотников Великие Маги? — Вроде бы нет… Кто-то совсем недавно говорил мне об этом, но кто именно — я уже не мог вспомнить. — Я ненавижу Великих Магов! Вот что будет с каждым из них! — дракониха махнула с хвостом, подбросив вверх нечто, бесформенным мешком свалившееся прямо у моих ног. Заляпанные кровью белые волосы и борода разметались по земле. В смерти Гурлухсор не производил впечатление Великого — особенно после того, как Силайа разорвала его на части. — Я заключу союз с охотниками на демонов, если у них нет Великих Магов. Нужно очистить эти острова от демонов и избавиться от спрутоглава… А теперь убирайся. Я надеюсь, что наши пути больше никогда не пересекутся, имперец. Что там скрывать, тогда я тоже на это очень надеялся. Но судьба распорядилась по-другому. Глава 62
  7. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.60

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 60. Голова Гурлухсора Орел, Матрена и Лоб выбрались из дворца невредимыми — этого мне было достаточно, чтобы провалиться в безмятежное забытье, во время которого лекари пыхтели над моими ранами на лице и плече, куда попали некромантские проклятия. По мере угасания боевого задора, боль становилась все отчетливей, и в конце концов разгорелась так, что я едва ли мог думать о чем-то другом, кроме ослепляющего жжения. Хорошо, что корабли на Авилоне постоянно держали связь с Незебградом, так что все происходящее там было известно и здесь, и я не мучился долго в безвестности. Мы с выжатым, как лимон, Мишей сразу же загремели в госпиталь, потому что еле стояли на ногах, а вот Лизе и «специалисту по перемещениям» повезло меньше: в связи с несанкционированным перемещением по телепортационной имперской сети их взяли под стражу до выяснения прямо с площадки телепорта. Правда, вскоре отпустили. О ситуации на Авилоне меня проинформировал некто в гражданской одежде, но с военной выучкой и внимательным взглядом. Он попытался задать какие-то вопросы, но я так плохо соображал от боли, что лекари вежливо попросили его выйти вон. Итога их противостояния я не увидел, потому что отрубился. А когда очнулся, Миша уже рассказал подробности: оставшиеся Хранители во главе с майором Монту и наемники выбрались наружу, а вот авиаки, с которыми мы разделились, столкнулись с демонами и понесли серьезные потери. Но самой главной новостью стало то, что в целях безопасности все порталы в Империи заблокировали! Это уже не Миша сообщил, об этом судачили все — от пациентов до медперсонала. Привыкшие к быстрым перемещениям имперцы были крайне возмущены таким положением вещей, не говоря уже о том, какой ущерб наносится государству из-за того, что самые легкие пути сообщения оборваны, и аллоды снова оказались почти отрезанными друг от друга, если не считать курсирующих кораблей. Телепортационная сеть до этого не отключалась никогда, и теперь это событие стало сенсацией. У меня еще побаливало тело и вдумываться во все не слишком хотелось, но валяться на медицинской койке, наслаждаясь целебной магией Света, мне долго не позволили. Сначала каждого из нас допросили в отдельности, а потом и всех вместе. Громче всех выступала «специалист по перемещениям», наверное чувствовавшая себя настоящей звездой в самом эпицентре событий. — …Да-да, это я подключила портал в эльфийском дворце к телепортационной сети Империи. Эльфы работали в этом направлении, я слышала, как Патриарх бахвалился тем, что скоро они сумеют телепортироваться на любой аллод! Они создали ключ, способный открыть практически любой портал. Мне оставалось лишь правильно настроить его, я ведь специалист в этой области, ну вы понимаете… — …Я же говорю, ключ был у Патриарха! Нам удалось его убить. Патриарха убить, а не ключ… С ума сойти! А ведь этот ди Дусер командовал штурмом Авилона по поручению Гурлухсора. — …Нет, не мертв! Он жив и недавно был на Авилоне. Я слышала, как вампиры говорили о нем. Гурлухсор привел демонов на подмогу и приказал Патриарху побыстрее покончить с Историками. Мол, не нужны они ему больше. Гад какой, правда?! — …Да, сначала отправила через портал Хранителей, а потом телепортировалась сама. А вдруг нас забросило бы не в Хадаган, а к каким-нибудь чудовищам?! Я слабая красивая женщина и не умею сражаться, зато с Хранителями не так страшно… В госпитале я пробыл меньше суток, три раза побывал на обстоятельной беседе в горкоме, и ждал, когда меня призовут в Око Мира. Уже привыкший отчитываться перед самым высшим руководством, я почти не сомневался, что допросом в горкоме не отделаюсь, хоть и отрапортовал там в деталях. — Как бы не зазнаться, — невесело пробормотал я, продемонстрировав Лизе и Михаилу повестку, подтвердившую догадки. — Всем ученикам оценки за выполненные уроки ставит учитель, и только мне каждый раз приходится таскаться к директору. В какой момент своей жизни я свернул не туда? — Не туда? — усмехнулась Лиза. — Ты директорский любимчик. — Зато завучу я не очень нравлюсь. Как думаете, нас телепортируют обратно на Авилон? — Вряд ли, — протянул Миша. — Гораздо проще тогда эвакуировать всех с Авилона, телепортировав сюда. Нет, они не будут включать порталы, я уверен. Слишком опасно. Но в отношении тебя какие-то планы наверняка уже есть. Мы уже три дня, как в Незебграде, сомневаюсь, что Яскер просто хочет услышать всю историю с дворцом из твоих уст, он и так уже ее знает. Я гадал, что такого конфиденциального услышу от Яскера, почти всю дорогу до его кабинета, пока не столкнулся на лестнице с Командором, шедшем в том же направлении. Штурм Бешеных был хмур и неразговорчив. — Здравия желаю! — А-а, это ты… Знаешь, капитан, как я не люблю загадок? В жизни все должно быть понятно: вот враг, вот топор, вот удар и… Вот голова врага! Одна штука! — непонятно ответил он на мое приветствие и замолчал. Я немного растерялся, но уточнять ничего не стал. В кабинет Яскера Командор вошел без стука и кивнул мне, чтобы я следовал за ним. Нас уже ждали. Глава Империи стоял у окна, лишь повернув к нам голову и тут же снова устремив взгляд на улицу, Елизавета Рысина сидела за длинным столом, сложив на него сцепленные в замок руки, напротив нее сидел Нефер Ур — единственный, чья поза показалась мне расслабленной. Отрапортовать согласно Уставу о своем прибытии мне не дал Командор, махнув мне на стул за тем же длинным столом и раздраженно поморщившись, будто сейчас ему было очень сильно не до формальностей. Я молча сел. — Товарищи, у меня к вам всем один очень важный вопрос, — произнес Яскер после паузы. — Гурлухсор мертв? — Да, — сразу сказал Нефер Ур, не колеблясь ни секунды. Яскер отвернулся от окна и посмотрел на Командора, очевидно ожидая такого же уверенного ответа, но тот замялся: — Сначала надо перепроверить всю информацию, — протянул он. — Я знаю его. Знаю, на что он способен. Я видел его живым, и уверяю вас, товарищи, что он мертв, — снова заговорил Нефер Ур. — Причем мертв самым окончательным образом. — Экспертиза подтвердила, что голова принадлежит Гурлухсору, — осторожно добавила Рысина. Ко мне никто не обращался и я продолжал молча слушать, гадая, зачем тут вообще нахожусь. Гурлухсора я впервые в жизни увидел в Пирамиде Тэпа, и понятия не имел, настоящий он или нет. Хотя сила его впечатлила. Интересно, сколько в Сарнауте сейчас осталось Великих Магов? — У меня с Гурлухсором свои счеты, — сказал Яскер и отошел от окна, усевшись за свой стол и снова вперив тяжелый взгляд почему-то в Командора. — Я лично держал голову Гурлухсора в руках. Эту сволочь обезглавили в Храме Тенсеса, — Штурм бросил косой взгляд на меня, — и дело было закрыто! Ну, а что тут еще рассусоливать? — Справедливо, — согласилась с ним Рысина. — Наши пленники на Авилоне могли ошибиться в своих показаниях. Возможно, вампиры намеренно ввели их в заблуждение, убедив, что Гурлухсор жив. У нас есть неопровержимое доказательство его смерти! — Да как сказать, — буркнул Командор, заслужив удивленные взгляды. — Голова Гурулухсора все еще у нас, — заметил Нефер Ур. — Угу. И сегодня Охотники на демонов прислали мне еще одну. Некто Нестор Голованов пишет, что их корабль перехватил Гурлухсора в астрале вместе со всей его сворой. Случилось это у вновь открытого архипелага, который они называют Кольцом Дрейков. В результате астральной битвы Гурлухсор был убит, и теперь охотники ждут обещанной нами награды. — Это подлог! — уверенно сказала Рысина. — Охотники просто хотят на халяву получить золото. Допросить бы их с пристрастием. — Сомневаюсь, что они придут на допрос, — вставил Нефер Ур. — Мы не гордые, сами придем и допросим… — Мне кажется, сейчас не время портить отношения с Охотниками на демонов. — Сами придем и вежливо спросим, — тут же поправился Командор и посмотрел на меня: — Ты как, умеешь вежливо? Ну вот и дошла очередь до меня. — Половина моей группы на Авилоне, — поколебавшись, произнес я. — Они скоро вернутся, — вновь подал голос Яскер. — Если вампиры думают, что Империи нечем ответить на их наглый выпад, то они ошибаются. К тому же, после смерти их Патриарха наша задача упростится. Что касается самих Историков, то, думаю, нужно прекратить их преследование. Рысина выглядела недовольной, но промолчала, зато Нефер Ур поддержал: — Они стали жертвой интриг нескольких отщепенцев из числа своего руководства. Гурлухсор использовал их, чтобы потом уничтожить как отработанный материал. — Все, кто против Гурлухсора и демонов, с нами заодно, — добавил Командор. — А я пытаюсь понять роль Лиги во всем этом, — сказала Рысина. — Как же Арманд ди Дусер воскрес, если от лигийцев была информация, что они лишили его головы на Тенебре? — Он сам об этом сказал! — неожиданно даже для самого себя выпалил я, вдруг вспомнив его же слова за прозрачной стеной. — Он сказал, что его убили и отрезали ему голову! — Надеюсь, никто не думает, что Гурлухсор придумал способ заново отращивать отрубленные головы? — фыркнула Рысина. — Хватит с него и ключа к порталам! — Кстати, когда порталы заработают? — спросил Штурм. — Специалисты сейчас изучают ключ, чтобы устранить уязвимость в нашей телепортационной сети. До того момента ее запуск невозможен, иначе в любую минуту демоны могут оказаться посреди Незебграда! — На самом деле вопрос куда более обширный, — произнес Нефер Ур. — Я сам хочу посмотреть на этот ключ, есть у меня некоторые мысли на этот счет… Сдается мне, нас ждет множество сюрпризов. Он замолчал на этой загадочной ноте, хотя все остальные еще несколько секунд смотрели на него, ожидая продолжения. — Хорошо, прошу сразу доложить мне о результатах, — подвел итог Яскер. — Но вернемся к Авилону. Сейчас важно помочь Найану уберечь его аллод от разрушения. Поскольку при этих словах он почему-то бросил взгляд на меня, я решил, что, вопреки мнению Михаила, нам придется все же возвращаться туда. Только почему мне не мог передать этот приказ кто-нибудь рангом пониже? Ничего в нем нет такого особенного, чтобы тащить простого капитана Хранителей к Главе Государства. Или я услышал еще не все? Яскер, правда, опроверг ход моих мыслей. — К Авилону уже ушло подкрепление, — продолжил он. — А вместе с ним и кое-что для Найна. Это позволит ему выстоять против вампирского луча… Кровь дракона, если конкретней. Что-то в комнате неуловимо изменилось. Взгляды в мою сторону на миг стали как будто более пристальными, словно Яскер сказал что-то важное и я должен был на это как-то отреагировать. Я почувствовал себя не в своей тарелке. Информация про кровь была явно произнесена специально для меня, только зачем она мне? Что мне с ней делать? Это должно было мне о чем-то сказать? Я ждал каких-то подробностей, но Яскер вдруг резко завершил разговор, сообщив, что на этом все, а Командор добавил: — Свободен, Санников, инструкции получишь, когда вернется твоя группа. Так ничего и не поняв и окончательно растерявшись, я вышел из кабинета под молчаливыми взорами. — И что все это значит? — пробормотал я, но стоявшие у стен круглого зала стражники как всегда даже не пошевелились. Командор бы объяснил все, и с ним мне всегда было легко разговаривать, не то, что с Рысиной. Я немного подождал его — вдруг он выйдет вслед за мной, но он так и не появился, так что мне пришлось уйти с вопросами в голове и без ответов. Разыскав Лизу и Михаила, гуляющих в ожидании меня по площади у Ока Мира, я рассказал им, что услышал. — Не знаю, для чего Яскер вообще меня вызывал. Гурлухсора я никогда не видел и не могу ничего сказать о том, его ли голову мы привезли с Асээ-Тэпх. О второй голове Яскер сам только что узнал от Командора… — Может быть, ты чего-то не понял? — Я вообще ничего не понял. Мне показалось, что он просто хотел сообщить об отправленной Найану крови дракона… как-будто это что-то важное. — Вообще, кровь дракона — это, вероятно, самое дорогое, что есть в Сарнауте, — сказал Миша. — Особая магическая субстанция, о свойствах которой ходят легенды. Это щедрый подарок. — Ну ладно, пусть так. А мне-то это зачем знать? Яскер хотел поделиться со мной радостью от собственной щедрости? — Возможно, тебе просто еще рано знать все остальное, Ник, — медленно проговорила Лиза. — Не думаю, что Яскер что-то говорит или делает просто так. У него определенно есть какие-то виды на тебя, но я пока не могу понять, хорошо это или плохо. Тебе нужно быть осторожным. Ждать возвращения кораблей с Авилона пришлось почти две недели. За это время я успел и очухаться от ран, и отдохнуть, и измаяться бездельем. Гулять по Незебграду, когда порталы отключены и нельзя в любой момент переместиться в нужный район, оказалось немного утомительно, и поэтому мы в основном шатались у Ока Мира, спасаясь от жары в его высокой тени и налегая на мороженное и холодный квас. Информация о событиях на Авилоне, просачивающаяся в прессу, была очень скупой, а узнать подробности где-нибудь еще не представлялось возможным. Ни в горком, ни в штаб, ни на ковер в Око Мира нас больше не вызывали. Обвинения с Историков действительно вскоре сняли, но к ним самим, потихоньку прибывающим в Империю для продолжения своих исследований, все еще относились настороженно. И уже позже я узнал, что очистить Авилон от вампиров и демонов совместными усилиями удалось, а вот оттяпать себе дворец Галеон, чтобы изучить его вооружение и не только, Империя не смогла — он остался у Историков, которые, правда, согласились дать нам туда свободный доступ. И это был консенсус между Яскером и Найаном, позволивший окончательно закрыть конфликт. В день возвращения кораблей на Игш мы с самого утра торчали в порту, куда неожиданно заявился Штурм Бешеных. Узнав, что их встречает сам глава Хранителей, оставшиеся отряды построились на борту еще до швартовки, строевым шагом сойдя на землю после. Экипажи кораблей тоже собрались на палубе, вытянувшись по стойке смирно, но к ним Командор не стал подниматься, хмуро, со сложенными за спиной руками, пройдясь вдоль шеренги Хранителей на площади перед пирсом. Он был погружен в свои мысли и, казалось, совсем не замечал шедшего рядом начальника порта, что-то втолковывающего ему с энтузиазмом. Я поискал глазами Орла, Лба и Матрену, нашел их целыми и невредимыми, и успокоился. Затем перевел глаза на прибывшие корабли — их было пять: те два оставшиеся, на которых мы отправлялись к Авилону, и еще три неизвестных, каких я вообще никогда не видел раньше, и теперь уставился на них во все глаза. Они казались игрушечными рядом с большими военными фрегатами, только вряд ли у кого-нибудь возникло бы желание с ними поиграть. Маленькие, хищные, со всех сторон увешанные пушками и лучеметами, выкрашенные в серый цвет, корабли выглядели абсолютной противоположностью роскошному Дворцу Галеону и вызывали ассоциации с зубастыми пираньями, способными сожрать любую добычу за считанные минуты. Вероятно, эльфы справедливо гордятся своими прекрасными летающими дворцами в цветных витражах и искусных барельефах, но глядя на наши подчеркнуто суровые корабли, я подумал, что в их агрессивной лаконичности есть что-то поистине имперское, что заставляет меня испытывать не меньшую гордость. Пока я рассматривал причал, мне на голову откуда ни возьмись спикировала Фея, с возмущением каркая прямо в уши, а когда я попытался взять ее в руки, цапнула меня за палец, снова обругала и гордо вспорхнула на ближайшее дерево, всем своим видом демонстрируя крайнюю степень обиды. Штурм, тем временем, остановился напротив отрядов Хранителей и выслушал короткий рапорт Саранга Монту. Затем повернулся ко всем остальным, произнес короткую приветственную речь не особо торжественным голосом и зашагал прочь. Поскольку мы стояли на отдалении, а не в общем строю с прибывшими, я не думал, что мы пересечемся, но Командор меня заметил. Я быстро подобрался, поправил меч и застегнул воротник. — Товарищ Командор… — Ты отправишься туда, на это самое Кольцо Дрейков, отыщешь лгуна Голованова и выведешь его на чистую воду. Ну не может быть у человека две головы! Даже если это Великий Маг! — рявкнул он без приветствия и тут же ушел, не дав мне ничего ответить. Похоже, вся эта ситуация основательно выводила его из себя. В отличие от нас, Орлу, Лбу и Матрене отдохнуть в Незебграде не довелось, поскольку приказ из штаба я получил этим же вечером. Телепортационная сеть все еще не работала, так что прибыть нам следовало снова в столичный порт и, к моей радости, подняться на борт одной из «пираний». Это из хороших новостей. А из плохих — мне снова придется расстаться со своим дрейком, потому что на маленьком корабле просто не было места для перевозки животных. Едва поприветствовав и успокоив злившегося из-за долгого пребывания в клетке Старика, я тут же с ним попрощался. По крайней мере ближайшее время он проведет в свободном загоне, а не в тесном трюме корабля. Зато нам предстояло десять дней ютиться по двое в каютах, где даже одному развернуться было негде. Инженеры, стараясь сделать корабль максимально быстрым и юрким, сильно экономили на пространстве внутри. Миша, с которым я делил каюту, постоянно что-то читал, за стеной Орел со Лбом шумно резались в карты, Матрены и Лизы не было слышно. Ходить мы могли разве что друг к другу, в столовую для команды и по крохотной верхней палубе. И для всего этого не требовалось делать много шагов. И все же мне нравился этот полет. Как, впрочем, и все другие. Мне нравился астрал, и то, как он менял цвет и структуру от бледного желтого в розоватых, сверкающих «нитях», до густого синего с россыпью звезд; нравился ровный гул двигателей из сердца корабля, шепот шевелящихся лопастей, похожих на плавники гигантской рыбы, и рев вырывающейся из сопел маны; нравился корабль, несмотря на свою тесноту и аскетичность; нравился даже немногословный экипаж, где не оказалось ни одного гоблина. Мне нравилось летать, и где-то в глубине души я почти жалел, что выбрал в свое время Игшский, а не Яхчинский Военный Округ, с которого и начинается Имперский Флот. Фея все еще строила из себя оскорбленное достоинство, особенно после того, как я стал запирать ее в каюте. Она ухитрилась пролезть на борт, но команда грозилась поймать ее и ободрать все перья, потому что даже крохотный аквариум с одной единственной рыбкой в офицерской кают-компании — уже был вопиющей вольностью капитана корабля, за которую, по его словам, он бился с командованием не щадя своих погон, чести и премии. Свою рыбку он отстоял, а вот моя сорока вполне могла угодить прямиком в суп. Я как-то незаметно успел привязаться к этому горластому комку перьев, так что защищал теперь, как мог. Жаль, что Старика нет рядом. — Сдается мне, на этом Кольце Дрейков мы еще встретим собратьев твоей зверюги, Ник. Не зря же Охотники на демонов назвали так этот аллод. — Это вроде бы архипелаг. Только встречаться с дикими дрейками — опасная затея… — Я думал, ты уже специалист по дрейкам. — Они водились на моем аллоде. Подкрасться сзади и схватить за хвост дрейка — было нашей любимой забавой. Но так можно делать, только если он не очень крупный, и когда он в одиночестве. В стае дрейки сразу нападают на противника. А некоторые самцы и без стаи могут кому угодно перегрызть горло… Как, например, мой Старик. Я снова вздохнул. Быть может, мы не задержимся у Охотников надолго, и куда бы нас не отправили дальше, там, возможно, найдется место и для наших питомцев. Кольцо Дрейков на самом деле оказалось полукольцом — конгломератом островов, напоминающим по форме ломоть растущей луны. По дороге сюда нам несколько раз попадались неопасные стайки демонов, справиться с которыми не составило труда, но возле архипелага с визора хорошо была видна уже более серьезная демоническая активность. Кроме того, расположение островов скрывало то, что находится с внутренней стороны полукольца, что вызывало серьезные опасения. К счастью, еще на подлете Охотники вышли с нами на связь, так что блуждать вокруг архипелага в их поисках не пришлось. Корабль облетел Кольцо Дрейков по внешней дуге и пришвартовался на самом северном берегу рядом с тремя другими кораблями, одновременно походящими и на Лигийские, и на Имперские. Их хоть и потрепанные, но высоко поднятые знамена с изображением кроваво-красного кулака на темно фиолетовом фоне гордо реяли на астральном ветру. Я не представлял, к чему готовиться. И на Хладберге — аллоде свободного торговца Прохиндея, и на Авилоне — аллоде Историков во главе с Найаном от нас ждали помощи, и поэтому встречали хорошо. И пусть к Охотникам мы прибыли с миром, далеко не факт, что нас ожидает такой же теплый прием. Особая ироничность заключалась в том, что их гильдия давно растеряла многочисленность и силу, и по своему влиянию значительно уступала и торговцам, и Историкам, так что казалось бы, церемониться с ними не стоило. Однако в отличие от тех же Историков и торговцев, Охотники — настоящие воины, и даже несмотря на ошметки от былого величия, они не дадут себя в обиду и в случае агрессии сделают все, чтобы дать сдачи. Мне уже доводилось пересекаться с их представителями, оставившими о себе в целом приятные впечатления, и теперь я надеялся, что и здесь окажутся вполне адекватные ребята. Задача экипажа состояла в том, чтобы доставить нас в нужное место, так что получив беззлобное напутствие: «Чешите с нашего корабля и сороку свою заберите», мы сошли на землю вшестером. В лицо сразу ударила знакомая уже влажная жара, заставившая меня с тоской подумать даже об Игшских суховеях — не менее горячих, но все же не таких удушливых, как тяжелый, пропитанный множеством запахов, тропический зной. Это место очень походило на Асээ-Тэпх. Я сразу снял плащ, расстегнул воротник и принялся закатывать рукава. Между недостатком официоза во внешнем виде и обмороком от теплового удара я выбрал первое. — Мы тут сидим, ждем, когда Империя пришлет награду за Гурлухсора, а нас вместо этого обвиняют в каком-то подлоге! — сказал седовласый старик, но при этом приветливо протянул руку для рукопожатия. — Ясно, откуда ветер дует! Это все имперская пропаганда, которая тщится представить Охотников монстрами и нелюдями! Я Нестор Голованов, глава нашего отряда. Это мы поймали Гурлухсора и показали ему и его шайке, чего стоим. Несмотря на абсолютно белые волосы и длинную бороду, испещренные морщинами лицо и руки, в Несторе Голованове чувствовалась энергия. Он был молодым внутри и готовым сражаться с любым противником. Лагерь Охотников на демонов, находившийся возле берега у самой кромки темных джунглей, хоть и состоял из палаток, но уже «пустил корни». Сразу было видно, что охотники находятся здесь несколько недель, потихоньку обживая свое пристанище. Трава под ногами была вытоптана, ближайшие деревья срублены и пущены на бытовые нужды, и даже сооружен небольшой пирс. В самом лагере оказалось меньше народу, чем я ожидал увидеть, но это объяснялось тем, что многие ушли на исследование островов. А вот что действительно меня поразило, так это крутившиеся возле восставшего Зэм юноши и девушки, совсем еще подростки, но уже имеющие охотничью атрибутику с узнаваемой эмблемой. — О, ясельная группа! — воскликнул Орел. — Демонов пеленками атакуете? Обернувшийся на голос Зэм состроил недовольную гримасу. — В последней битве полегло немало храбрых охотников, — произнес Голованов. — Их смерть особенно мучительна для наставника, вложившего душу в каждого из них. — Одно утешает: мне нечего стыдиться — все мои ученики с честью сложили головы! Жаль, что большинство из них уже не возродить к новой жизни, — скорбно добавил восставший и, сверкнув глазами, повел своих подопечных подальше от нас, будто мы представляли куда большую угрозу, чем демоны. В кругу молодых людей Зэм вызывал ассоциацию с наседкой среди цыплят. Мы молча проводили их глазами. — Потери наши можно восполнить лишь естественным образом — воспитывая и взращивая новых охотников, — вздохнул Голованов, нарушив тишину. — Они еще дети, — произнесла Матрена. — Они достаточно взрослые, чтобы принимать решения. Мы бы не спешили с инициацией, молодежи не хватает навыков, знания жизни и боевого опыта. Но ситуация обострилась и нам отчаянно не хватает сторонников. Будем надеяться, что энтузиазм и упорство новичков компенсируют нехватку опыта. Мне стало не по себе. Если демоническая угроза не исчезла, то меньше всего хочется, чтобы щитом Сарнаута стали подростки. Голованов провел нас в большую палатку, внутри которой почти все пространство занимал огромный и ужасно захламленный стол. Приглядевшись повнимательней, я понял, что это не просто хлам. Свитки, колбы, пробирки, горелки, штативы, порошки, пучки трав, засушенные шкурки и прочее, прочее, прочее… Место походило на походную лабораторию, и скорее всего — ей и являлось. — Алхимия — это то, в чем мы, охотники, особенно искусны, — сказал Голованов в ответ на наши вопросительные взгляды. — Борьба с демонами требует сверх-способностей, а потому мы немало времени и сил уделяем созданию известных снадобий и разработке новых. Однако, в этом есть и обратная сторона. Мы настолько привыкли ко всяким эликсирам и декоктам, что уже не отваживаемся выйти на бой без них. Церкви Лиги и Империи не любят нас в том числе и из-за этого. — Вас упрекают в том, что вы изменяете свою природу, — произнесла Матрена, не сумев скрыть осуждения в голосе и на лице. — Мы стремимся к максимальной эффективности в борьбе с врагом. Впрочем, все это философия. Реальность требует действовать здесь и сейчас, исходя из того, что есть. Или из того, чего нет. Ладно, присаживайтесь и давайте разбираться с очередным поклепом на нас! Я, усевшись на ближайший стул и на всякий случай отодвинувшись от стола подальше, предложил: — Может, вы для начала просто расскажете, как все было? — Да… С чего начать… Проклятье! Ведь это не я убил Гурлухсора… Наша эскадра шла по следу спрутоглава, когда мы повстречали судно демонопоклонников. Они шли в сопровождении целой стаи проклятых демонов! Завязалась кровавая битва! Мы потеряли немало отважных охотников, но Гурлухсор был убит, а его приспешники обратились в бегство. Гурлухсора убил Горн Огненных. Отважный орк, один из лучших. Настоящий герой! И ему я верю как самому себе! Преследуя врага, мы вышли к этому архипелагу и теперь исследуем его: вдруг у демонопоклонников тут база! Я послал Горна к самому крайнему острову — мы называем его Нижним. — Архипелаг не выглядит настолько большим, чтобы не успеть обыскать его за целый месяц, — резонно заметила Лиза. — Напрасно вы думаете, что это легко, — усмехнулся Голованов, затем встал и высунулся из палатки, спросив у кого-то снаружи: — Жерар и Рената все еще не вернулись? — Нет, — донесся приглушенный голос. — Я уже начинаю думать, что они уединились вдвоем. Давно замечал, что между этими двумя что-то происходит… — заворчал Голованов и снова вернулся в палатку. — Тропический климат и твердая земля под ногами действуют расслабляюще, но архипелаг не так безобиден, как может показаться на первый взгляд, он активно сопротивляется нашему вторжению. Заметьте, это не первый раз, когда мы находим в астрале новые земли… Всегда важно понять, что за сила удерживает остров или, как в данном случае, острова. Что-то ведь не дает астралу поглотить земную твердь. — Возможно, здесь есть залежи метеоритного железа, — предположил Михаил. — Возможно. Но на этом архипелаге много и других тайн. Например, странные существа, с которыми мы раньше не сталкивались. Остров, на котором мы находимся сейчас, мы назвали Верхним, его мы худо-бедно изучили. Далее идут Крокодилий остров и остров Ящеров. А на самом крайнем, Нижнем, мы даже еще не были. — Вы никогда раньше не сталкивались с крокодилами и ящерами? — язвительно уточнил Орел. — Это меньшее из зол. Хотя их здесь много водится, и они значительно усложняют нам жизнь. Полагаю, вам стоит самим прогуляться и посмотреть на то, что мы здесь увидели, — в тон ему ответил Голованов. — А почему вы не были на самом крайнем острове? — спросил я. — Даже если до него сложно добраться по земле, вы же могли долететь до него на кораблях прямо отсюда. — Пойдемте, я вам покажу, почему. Мы вышли из палатки, и Голованов повел нас вдоль берега по самой кромке темного леса. Несмотря на немногочисленность охотников, жизнь кипела. Рядом с лагерем продолжалась активная вырубка деревьев и, проходя мимо лесорубов, я поинтересовался, зачем нужно столько древесины. — Подлатать корабли. Но не каждое дерево подходит, оно и прочным должно быть, и легким… тут подход требуется основательный. Поспешишь — астрал насмешишь! Но местные пальмы вполне годятся. Очень удачно они тут оказались, нам после встречи с Гурлухсором — в самый раз. Лапы у демонов такие, что обшивку могут сорвать… Вот они и срывали! Больше всего пострадала «Стрела». Ее в Кании строили. Корабль надежный, но старый уже. Надо капитальный ремонт организовать. — Бой был кошмарный! Трах-бах! Шандарах! — встряла в разговор троица гибберлингов, взобравшихся на груду бревен и расхаживающих там с начальствующим видом. Они говорили все разом писклявыми голосами, от которых заболела голова. — Демоны защищали корабль Гурлухсора изо всех сил! — Но мы ка-ак навалились… — …вдарили… — …запулили… — …жахнули! — Правда, они нас тоже потрепали изрядно… — Вы же втроем в трюме сидели, — заметил Голованов. — Ага! Нас Горн туда загнал. Сидите, говорит, а то кто потом корабль чинить будет, если вы погибнете! Ценят нас, мастеров! Мы на ремонте собаку съели. И не одну! Я подумал, что тоже бы загнал их в трюм, лишь бы они не верещали под ухо, особенно, когда идет бой и надо сосредоточиться. Под стук топоров мы обогнули выступающий к самому берегу лесной массив, за которым открылся красивый вид с внутренней стороны на выстроившиеся полукругом острова. В сумеречном мерцани астрала, сплошь покрытые темно зелеными кронами лесов, они походили на гигантские изумруды. Правда вся их красота уходила далеко на второй план, потому что передний занимал демон. — Да, я знаю, что давно должен был вернуться, но как я могу уйти отсюда?! Посмотрите на этого красавца! — Ты надеешься его взглядом загипнотизировать? Я с трудом оторвал ошалелый взгляд от демона и обернулся. Голованов отчитывал эльфа, который, впрочем, мало реагировал на грозный нагоняй, с восхищением глядя на астрального монстра. По правде сказать, посмотреть было на что. Громадный демон размерами превосходил все видимые мной ранее, и мог, наверное, проглотить целый корабль! Он был даже больше того, что разрушил «Непобедимый». Окружающие его острова удачно скрывали опасность от глаз, так что можно было порадоваться, что мы облетели полукольцо архипелага по внешней стороне, и не заглянули любопытства ради внутрь. — Это спрутоглав, о котором говорится в знаменитом «Микромиконе», — произнес эльф с придыханием. — Такие экземпляры очень редко попадаются в астрале! — Ну хоть что-то в них есть хорошее, — вставил Орел. — Однако не понятно, почему дрейки нападают на него… Такого раньше нигде не наблюдалось! Только после этих слов я заметил темные точки, кружащие вокруг спрутоглава и по всей видимости сильно его раздражающие. Демон отмахивался от них своими гигантскими лапами, но те были достаточно быстрыми и ловкими, чтобы не попасться. — На Крокодилий остров мы долетели и высадились с корабля. Он оказался соединен с островом Ящеров небольшим участком земли, так что туда добрались пешком. А вот с Нижним островом связи нет. Лететь мы туда опасаемся — спрутоглав торчит как раз возле него, а наши корабли не в состоянии не то, что дать бой, они даже передвигаются с трудом, и в случае чего не успеют удрать. Но мы все равно пытаемся туда добраться. — Как? — Джунские руины. Сообщение между Верхним и Крокодильим островами мы уже настроили. Теперь пытаемся соорудить портал на острове Ящеров в том месте, которое ближе всего к Нижнему. Может нам повезет, и там найдутся какие-нибудь остатки джунской сети, к которой мы сможем подцепиться. Этим как раз и занят сейчас Горн, и если вы хотите переговорить с ним по поводу головы Гурлухсора, вам придется либо идти к нему самим, либо ждать его здесь, но вернется он еще не скоро. Естественно, ждать мы не собирались. На обратном пути к лагерю я попытался выяснить все, с чем нам предстоит столкнуться, и главное — каких опасностей стоит ожидать. Помимо ядовитых растений, агрессивных тапиров, крокодилов и прочей неприветливой тропической живности, угрозу представляли во-первых демоны. И к моему ужасу я узнал, что жуткие, демонические клыки, разрывающие земную твердь, есть и на этих островах. — Это не единичные случаи, — вздохнул Голованов. — Демоны повсеместно пытаются уничтожить аллоды, и их активность в последнее время значительно возросла. Пока что под раздачу попадают острова торговцев, историков, нейтральные, или никем не занятые острова, но помяните мое слово: скоро очередь дойдет и до аллодов Империи и Лиги. Тогда Яскер и Айденус засуетятся по-настоящему… О! Вот и Рената! Не прошло и года! Тоже на спрутоглава засмотрелась? Что-то наша дисциплина, я гляжу, начала разбалтываться. — Я, между прочим, кое-что выяснила! — фыркнула женщина, встряхнув густой копной огненно рыжих волос. — Ну и что ты там выяснила? — Эти твари следят за нами! Похоже, это тоже разведчики, причем опытные. Я выпила наше сонное зелье, чтобы сойти за мертвую и разглядеть все как следует. Эти существа умны, но они купились на мою уловку… Правда, быстро меня раскусили и мне пришлось уносить ноги. Но это неважно! Важно, что они рыщут рядом, и цели у них не очень дружественные! — Хм… Любопытно. — Что за твари? Демонопоклонники? — вмешался я. — Нет. Здесь есть какие-то странные существа, — охотно пояснила рыжая, переключив внимание на нас. — Они явно разумные. Похожи на ящеров, но не ящеры! То есть ящеры здесь тоже есть, но эти похожи и на них, и на драконов одновременно! Только откуда они взялись? Может, это их родичи? В наших руководствах нет даже упоминаний о подобных созданиях. Я автоматически посмотрел на Михаила, но и он выглядел озадаченным. Разумная, или полуразумная раса, о которой ничего неизвестно? — А у них червей на лице случайно нет? — уточнил Орел. — Нет, у них на лице жуткие клыки, рога, глазищи… — И с ними вам тоже придется столкнуться, если вы решите отправиться к Горну сами, — добавил Голованов. — Значит, здесь обитают какие-то странные существа, похожие на помесь ящера с драконом, — сказал я. — А дрейки по какой-то причине нападают на спрутоглава… — И возможно убивают мелких демонов. За спрутоглавом всегда следует всякая мелочь в надежде поживиться остатками его добычи, но здесь ее почему-то не так уж и много. — Ладно, как нам перебраться на Крокодилий остров? — Мы притащили джунские руины к юго-западному берегу. Камни путешественника у вас есть? — Телепортаторы. Конечно. — Ну да, теперь редко можно встретить кого-нибудь, кто еще не обзавелся этим артефактом… Я дам вам проводника до руин, чтобы вы не блуждали по лесу, но дальше пойдете сами. У меня здесь слишком мало охотников. К тому же они сильно измотаны после сражения с демонами в астрале. — Понимаю. — На Крокодильем острове мы тоже разбили небольшой лагерь, направляйтесь туда. Главная там Иавер Сербест-Сайад, вот только послать ей весть, чтобы вас встретили, я не смогу. Со связью у нас тоже все сложно. И словно почувствовав всю важность момента, а также приближение собственного звездного часа, Фея торжественно опустилась на мое плечо и оповестила всех о своем присутствии горделивым «Кар!». Договорившись с Головановым держать связь через сороку и получив в качестве проводников до ближайших руин сразу двух орков — Клыка и Шпору — мы отправились в путь. Пешком идти по жаре было тяжко, но орки оказались разговорчивыми ребятами, и это немного скрашивало дорогу. — Эх, эта победа дорого нам обошлась! Много убитых и раненых, корабли повреждены! Я вот доспехами занимаюсь: поистрепались они. — А правда, что у вас, у охотников, кожа попрочнее, чем у остальных? — Ага! Наши алхимики долго над этим работали. Однако же без доспехов в бою неуютно! Вот здесь, например, тапиры водятся… Шкура у них прочная, надежная. Амуницию подлатать — самое оно! В моей семье все шили. Род мой не хотел меня отпускать. А я ночью сбежала, когда охотники на аллоде стояли, и у них в трюме спряталась. С тех пор с ними и плаваю, доспехи латаю. — А кроме тапиров какие-нибудь полезные ресурсы здесь есть? Метеоритное железо, например? — Ценные ресурсы… Хрен его знает, какие тут ценные ресурсы! Мы же недавно приплыли. Может, кто другой что дельное вам и подсказал бы. Но наши сказали, что вроде как с метеоритным железом тут не особо. — Но архипелаг, тем не менее, что-то удерживает от разрушения. — Факт! Одни бы мы возможно долго искали собранный из останков джунский портал на берегу, а с проводниками и за разговорами я и не заметил, как он вырос перед нами. — Ну все. Дальше мы не пойдем. Голованов наказал возвращаться. — Спасибо за помощь. — Бывайте… Попрощавшись с орками, мы уставились на противоположный берег, отделенный от нас астралом. Соседний остров на вид ничем не отличался от того, на котором мы сейчас находились, но мне все равно стало немного не по себе. Охотники на демонов приветливо нас встретили, но друзьями нам все равно не являлись, так что путешествие в неизвестность по их наводке могло закончиться чем угодно. Подбодрив себя классическим: «Отступать некуда — позади Незебград!», я первым активировал телепортатор. Меня сразу окружила полупрозрачная сфера и понесла вперед, над бездной, к новому берегу. Глава 61 Просмотреть полную запись
  8. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.60

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 60. Голова Гурлухсора Орел, Матрена и Лоб выбрались из дворца невредимыми — этого мне было достаточно, чтобы провалиться в безмятежное забытье, во время которого лекари пыхтели над моими ранами на лице и плече, куда попали некромантские проклятия. По мере угасания боевого задора, боль становилась все отчетливей, и в конце концов разгорелась так, что я едва ли мог думать о чем-то другом, кроме ослепляющего жжения. Хорошо, что корабли на Авилоне постоянно держали связь с Незебградом, так что все происходящее там было известно и здесь, и я не мучился долго в безвестности. Мы с выжатым, как лимон, Мишей сразу же загремели в госпиталь, потому что еле стояли на ногах, а вот Лизе и «специалисту по перемещениям» повезло меньше: в связи с несанкционированным перемещением по телепортационной имперской сети их взяли под стражу до выяснения прямо с площадки телепорта. Правда, вскоре отпустили. О ситуации на Авилоне меня проинформировал некто в гражданской одежде, но с военной выучкой и внимательным взглядом. Он попытался задать какие-то вопросы, но я так плохо соображал от боли, что лекари вежливо попросили его выйти вон. Итога их противостояния я не увидел, потому что отрубился. А когда очнулся, Миша уже рассказал подробности: оставшиеся Хранители во главе с майором Монту и наемники выбрались наружу, а вот авиаки, с которыми мы разделились, столкнулись с демонами и понесли серьезные потери. Но самой главной новостью стало то, что в целях безопасности все порталы в Империи заблокировали! Это уже не Миша сообщил, об этом судачили все — от пациентов до медперсонала. Привыкшие к быстрым перемещениям имперцы были крайне возмущены таким положением вещей, не говоря уже о том, какой ущерб наносится государству из-за того, что самые легкие пути сообщения оборваны, и аллоды снова оказались почти отрезанными друг от друга, если не считать курсирующих кораблей. Телепортационная сеть до этого не отключалась никогда, и теперь это событие стало сенсацией. У меня еще побаливало тело и вдумываться во все не слишком хотелось, но валяться на медицинской койке, наслаждаясь целебной магией Света, мне долго не позволили. Сначала каждого из нас допросили в отдельности, а потом и всех вместе. Громче всех выступала «специалист по перемещениям», наверное чувствовавшая себя настоящей звездой в самом эпицентре событий. — …Да-да, это я подключила портал в эльфийском дворце к телепортационной сети Империи. Эльфы работали в этом направлении, я слышала, как Патриарх бахвалился тем, что скоро они сумеют телепортироваться на любой аллод! Они создали ключ, способный открыть практически любой портал. Мне оставалось лишь правильно настроить его, я ведь специалист в этой области, ну вы понимаете… — …Я же говорю, ключ был у Патриарха! Нам удалось его убить. Патриарха убить, а не ключ… С ума сойти! А ведь этот ди Дусер командовал штурмом Авилона по поручению Гурлухсора. — …Нет, не мертв! Он жив и недавно был на Авилоне. Я слышала, как вампиры говорили о нем. Гурлухсор привел демонов на подмогу и приказал Патриарху побыстрее покончить с Историками. Мол, не нужны они ему больше. Гад какой, правда?! — …Да, сначала отправила через портал Хранителей, а потом телепортировалась сама. А вдруг нас забросило бы не в Хадаган, а к каким-нибудь чудовищам?! Я слабая красивая женщина и не умею сражаться, зато с Хранителями не так страшно… В госпитале я пробыл меньше суток, три раза побывал на обстоятельной беседе в горкоме, и ждал, когда меня призовут в Око Мира. Уже привыкший отчитываться перед самым высшим руководством, я почти не сомневался, что допросом в горкоме не отделаюсь, хоть и отрапортовал там в деталях. — Как бы не зазнаться, — невесело пробормотал я, продемонстрировав Лизе и Михаилу повестку, подтвердившую догадки. — Всем ученикам оценки за выполненные уроки ставит учитель, и только мне каждый раз приходится таскаться к директору. В какой момент своей жизни я свернул не туда? — Не туда? — усмехнулась Лиза. — Ты директорский любимчик. — Зато завучу я не очень нравлюсь. Как думаете, нас телепортируют обратно на Авилон? — Вряд ли, — протянул Миша. — Гораздо проще тогда эвакуировать всех с Авилона, телепортировав сюда. Нет, они не будут включать порталы, я уверен. Слишком опасно. Но в отношении тебя какие-то планы наверняка уже есть. Мы уже три дня, как в Незебграде, сомневаюсь, что Яскер просто хочет услышать всю историю с дворцом из твоих уст, он и так уже ее знает. Я гадал, что такого конфиденциального услышу от Яскера, почти всю дорогу до его кабинета, пока не столкнулся на лестнице с Командором, шедшем в том же направлении. Штурм Бешеных был хмур и неразговорчив. — Здравия желаю! — А-а, это ты… Знаешь, капитан, как я не люблю загадок? В жизни все должно быть понятно: вот враг, вот топор, вот удар и… Вот голова врага! Одна штука! — непонятно ответил он на мое приветствие и замолчал. Я немного растерялся, но уточнять ничего не стал. В кабинет Яскера Командор вошел без стука и кивнул мне, чтобы я следовал за ним. Нас уже ждали. Глава Империи стоял у окна, лишь повернув к нам голову и тут же снова устремив взгляд на улицу, Елизавета Рысина сидела за длинным столом, сложив на него сцепленные в замок руки, напротив нее сидел Нефер Ур — единственный, чья поза показалась мне расслабленной. Отрапортовать согласно Уставу о своем прибытии мне не дал Командор, махнув мне на стул за тем же длинным столом и раздраженно поморщившись, будто сейчас ему было очень сильно не до формальностей. Я молча сел. — Товарищи, у меня к вам всем один очень важный вопрос, — произнес Яскер после паузы. — Гурлухсор мертв? — Да, — сразу сказал Нефер Ур, не колеблясь ни секунды. Яскер отвернулся от окна и посмотрел на Командора, очевидно ожидая такого же уверенного ответа, но тот замялся: — Сначала надо перепроверить всю информацию, — протянул он. — Я знаю его. Знаю, на что он способен. Я видел его живым, и уверяю вас, товарищи, что он мертв, — снова заговорил Нефер Ур. — Причем мертв самым окончательным образом. — Экспертиза подтвердила, что голова принадлежит Гурлухсору, — осторожно добавила Рысина. Ко мне никто не обращался и я продолжал молча слушать, гадая, зачем тут вообще нахожусь. Гурлухсора я впервые в жизни увидел в Пирамиде Тэпа, и понятия не имел, настоящий он или нет. Хотя сила его впечатлила. Интересно, сколько в Сарнауте сейчас осталось Великих Магов? — У меня с Гурлухсором свои счеты, — сказал Яскер и отошел от окна, усевшись за свой стол и снова вперив тяжелый взгляд почему-то в Командора. — Я лично держал голову Гурлухсора в руках. Эту сволочь обезглавили в Храме Тенсеса, — Штурм бросил косой взгляд на меня, — и дело было закрыто! Ну, а что тут еще рассусоливать? — Справедливо, — согласилась с ним Рысина. — Наши пленники на Авилоне могли ошибиться в своих показаниях. Возможно, вампиры намеренно ввели их в заблуждение, убедив, что Гурлухсор жив. У нас есть неопровержимое доказательство его смерти! — Да как сказать, — буркнул Командор, заслужив удивленные взгляды. — Голова Гурулухсора все еще у нас, — заметил Нефер Ур. — Угу. И сегодня Охотники на демонов прислали мне еще одну. Некто Нестор Голованов пишет, что их корабль перехватил Гурлухсора в астрале вместе со всей его сворой. Случилось это у вновь открытого архипелага, который они называют Кольцом Дрейков. В результате астральной битвы Гурлухсор был убит, и теперь охотники ждут обещанной нами награды. — Это подлог! — уверенно сказала Рысина. — Охотники просто хотят на халяву получить золото. Допросить бы их с пристрастием. — Сомневаюсь, что они придут на допрос, — вставил Нефер Ур. — Мы не гордые, сами придем и допросим… — Мне кажется, сейчас не время портить отношения с Охотниками на демонов. — Сами придем и вежливо спросим, — тут же поправился Командор и посмотрел на меня: — Ты как, умеешь вежливо? Ну вот и дошла очередь до меня. — Половина моей группы на Авилоне, — поколебавшись, произнес я. — Они скоро вернутся, — вновь подал голос Яскер. — Если вампиры думают, что Империи нечем ответить на их наглый выпад, то они ошибаются. К тому же, после смерти их Патриарха наша задача упростится. Что касается самих Историков, то, думаю, нужно прекратить их преследование. Рысина выглядела недовольной, но промолчала, зато Нефер Ур поддержал: — Они стали жертвой интриг нескольких отщепенцев из числа своего руководства. Гурлухсор использовал их, чтобы потом уничтожить как отработанный материал. — Все, кто против Гурлухсора и демонов, с нами заодно, — добавил Командор. — А я пытаюсь понять роль Лиги во всем этом, — сказала Рысина. — Как же Арманд ди Дусер воскрес, если от лигийцев была информация, что они лишили его головы на Тенебре? — Он сам об этом сказал! — неожиданно даже для самого себя выпалил я, вдруг вспомнив его же слова за прозрачной стеной. — Он сказал, что его убили и отрезали ему голову! — Надеюсь, никто не думает, что Гурлухсор придумал способ заново отращивать отрубленные головы? — фыркнула Рысина. — Хватит с него и ключа к порталам! — Кстати, когда порталы заработают? — спросил Штурм. — Специалисты сейчас изучают ключ, чтобы устранить уязвимость в нашей телепортационной сети. До того момента ее запуск невозможен, иначе в любую минуту демоны могут оказаться посреди Незебграда! — На самом деле вопрос куда более обширный, — произнес Нефер Ур. — Я сам хочу посмотреть на этот ключ, есть у меня некоторые мысли на этот счет… Сдается мне, нас ждет множество сюрпризов. Он замолчал на этой загадочной ноте, хотя все остальные еще несколько секунд смотрели на него, ожидая продолжения. — Хорошо, прошу сразу доложить мне о результатах, — подвел итог Яскер. — Но вернемся к Авилону. Сейчас важно помочь Найану уберечь его аллод от разрушения. Поскольку при этих словах он почему-то бросил взгляд на меня, я решил, что, вопреки мнению Михаила, нам придется все же возвращаться туда. Только почему мне не мог передать этот приказ кто-нибудь рангом пониже? Ничего в нем нет такого особенного, чтобы тащить простого капитана Хранителей к Главе Государства. Или я услышал еще не все? Яскер, правда, опроверг ход моих мыслей. — К Авилону уже ушло подкрепление, — продолжил он. — А вместе с ним и кое-что для Найна. Это позволит ему выстоять против вампирского луча… Кровь дракона, если конкретней. Что-то в комнате неуловимо изменилось. Взгляды в мою сторону на миг стали как будто более пристальными, словно Яскер сказал что-то важное и я должен был на это как-то отреагировать. Я почувствовал себя не в своей тарелке. Информация про кровь была явно произнесена специально для меня, только зачем она мне? Что мне с ней делать? Это должно было мне о чем-то сказать? Я ждал каких-то подробностей, но Яскер вдруг резко завершил разговор, сообщив, что на этом все, а Командор добавил: — Свободен, Санников, инструкции получишь, когда вернется твоя группа. Так ничего и не поняв и окончательно растерявшись, я вышел из кабинета под молчаливыми взорами. — И что все это значит? — пробормотал я, но стоявшие у стен круглого зала стражники как всегда даже не пошевелились. Командор бы объяснил все, и с ним мне всегда было легко разговаривать, не то, что с Рысиной. Я немного подождал его — вдруг он выйдет вслед за мной, но он так и не появился, так что мне пришлось уйти с вопросами в голове и без ответов. Разыскав Лизу и Михаила, гуляющих в ожидании меня по площади у Ока Мира, я рассказал им, что услышал. — Не знаю, для чего Яскер вообще меня вызывал. Гурлухсора я никогда не видел и не могу ничего сказать о том, его ли голову мы привезли с Асээ-Тэпх. О второй голове Яскер сам только что узнал от Командора… — Может быть, ты чего-то не понял? — Я вообще ничего не понял. Мне показалось, что он просто хотел сообщить об отправленной Найану крови дракона… как-будто это что-то важное. — Вообще, кровь дракона — это, вероятно, самое дорогое, что есть в Сарнауте, — сказал Миша. — Особая магическая субстанция, о свойствах которой ходят легенды. Это щедрый подарок. — Ну ладно, пусть так. А мне-то это зачем знать? Яскер хотел поделиться со мной радостью от собственной щедрости? — Возможно, тебе просто еще рано знать все остальное, Ник, — медленно проговорила Лиза. — Не думаю, что Яскер что-то говорит или делает просто так. У него определенно есть какие-то виды на тебя, но я пока не могу понять, хорошо это или плохо. Тебе нужно быть осторожным. Ждать возвращения кораблей с Авилона пришлось почти две недели. За это время я успел и очухаться от ран, и отдохнуть, и измаяться бездельем. Гулять по Незебграду, когда порталы отключены и нельзя в любой момент переместиться в нужный район, оказалось немного утомительно, и поэтому мы в основном шатались у Ока Мира, спасаясь от жары в его высокой тени и налегая на мороженное и холодный квас. Информация о событиях на Авилоне, просачивающаяся в прессу, была очень скупой, а узнать подробности где-нибудь еще не представлялось возможным. Ни в горком, ни в штаб, ни на ковер в Око Мира нас больше не вызывали. Обвинения с Историков действительно вскоре сняли, но к ним самим, потихоньку прибывающим в Империю для продолжения своих исследований, все еще относились настороженно. И уже позже я узнал, что очистить Авилон от вампиров и демонов совместными усилиями удалось, а вот оттяпать себе дворец Галеон, чтобы изучить его вооружение и не только, Империя не смогла — он остался у Историков, которые, правда, согласились дать нам туда свободный доступ. И это был консенсус между Яскером и Найаном, позволивший окончательно закрыть конфликт. В день возвращения кораблей на Игш мы с самого утра торчали в порту, куда неожиданно заявился Штурм Бешеных. Узнав, что их встречает сам глава Хранителей, оставшиеся отряды построились на борту еще до швартовки, строевым шагом сойдя на землю после. Экипажи кораблей тоже собрались на палубе, вытянувшись по стойке смирно, но к ним Командор не стал подниматься, хмуро, со сложенными за спиной руками, пройдясь вдоль шеренги Хранителей на площади перед пирсом. Он был погружен в свои мысли и, казалось, совсем не замечал шедшего рядом начальника порта, что-то втолковывающего ему с энтузиазмом. Я поискал глазами Орла, Лба и Матрену, нашел их целыми и невредимыми, и успокоился. Затем перевел глаза на прибывшие корабли — их было пять: те два оставшиеся, на которых мы отправлялись к Авилону, и еще три неизвестных, каких я вообще никогда не видел раньше, и теперь уставился на них во все глаза. Они казались игрушечными рядом с большими военными фрегатами, только вряд ли у кого-нибудь возникло бы желание с ними поиграть. Маленькие, хищные, со всех сторон увешанные пушками и лучеметами, выкрашенные в серый цвет, корабли выглядели абсолютной противоположностью роскошному Дворцу Галеону и вызывали ассоциации с зубастыми пираньями, способными сожрать любую добычу за считанные минуты. Вероятно, эльфы справедливо гордятся своими прекрасными летающими дворцами в цветных витражах и искусных барельефах, но глядя на наши подчеркнуто суровые корабли, я подумал, что в их агрессивной лаконичности есть что-то поистине имперское, что заставляет меня испытывать не меньшую гордость. Пока я рассматривал причал, мне на голову откуда ни возьмись спикировала Фея, с возмущением каркая прямо в уши, а когда я попытался взять ее в руки, цапнула меня за палец, снова обругала и гордо вспорхнула на ближайшее дерево, всем своим видом демонстрируя крайнюю степень обиды. Штурм, тем временем, остановился напротив отрядов Хранителей и выслушал короткий рапорт Саранга Монту. Затем повернулся ко всем остальным, произнес короткую приветственную речь не особо торжественным голосом и зашагал прочь. Поскольку мы стояли на отдалении, а не в общем строю с прибывшими, я не думал, что мы пересечемся, но Командор меня заметил. Я быстро подобрался, поправил меч и застегнул воротник. — Товарищ Командор… — Ты отправишься туда, на это самое Кольцо Дрейков, отыщешь лгуна Голованова и выведешь его на чистую воду. Ну не может быть у человека две головы! Даже если это Великий Маг! — рявкнул он без приветствия и тут же ушел, не дав мне ничего ответить. Похоже, вся эта ситуация основательно выводила его из себя. В отличие от нас, Орлу, Лбу и Матрене отдохнуть в Незебграде не довелось, поскольку приказ из штаба я получил этим же вечером. Телепортационная сеть все еще не работала, так что прибыть нам следовало снова в столичный порт и, к моей радости, подняться на борт одной из «пираний». Это из хороших новостей. А из плохих — мне снова придется расстаться со своим дрейком, потому что на маленьком корабле просто не было места для перевозки животных. Едва поприветствовав и успокоив злившегося из-за долгого пребывания в клетке Старика, я тут же с ним попрощался. По крайней мере ближайшее время он проведет в свободном загоне, а не в тесном трюме корабля. Зато нам предстояло десять дней ютиться по двое в каютах, где даже одному развернуться было негде. Инженеры, стараясь сделать корабль максимально быстрым и юрким, сильно экономили на пространстве внутри. Миша, с которым я делил каюту, постоянно что-то читал, за стеной Орел со Лбом шумно резались в карты, Матрены и Лизы не было слышно. Ходить мы могли разве что друг к другу, в столовую для команды и по крохотной верхней палубе. И для всего этого не требовалось делать много шагов. И все же мне нравился этот полет. Как, впрочем, и все другие. Мне нравился астрал, и то, как он менял цвет и структуру от бледного желтого в розоватых, сверкающих «нитях», до густого синего с россыпью звезд; нравился ровный гул двигателей из сердца корабля, шепот шевелящихся лопастей, похожих на плавники гигантской рыбы, и рев вырывающейся из сопел маны; нравился корабль, несмотря на свою тесноту и аскетичность; нравился даже немногословный экипаж, где не оказалось ни одного гоблина. Мне нравилось летать, и где-то в глубине души я почти жалел, что выбрал в свое время Игшский, а не Яхчинский Военный Округ, с которого и начинается Имперский Флот. Фея все еще строила из себя оскорбленное достоинство, особенно после того, как я стал запирать ее в каюте. Она ухитрилась пролезть на борт, но команда грозилась поймать ее и ободрать все перья, потому что даже крохотный аквариум с одной единственной рыбкой в офицерской кают-компании — уже был вопиющей вольностью капитана корабля, за которую, по его словам, он бился с командованием не щадя своих погон, чести и премии. Свою рыбку он отстоял, а вот моя сорока вполне могла угодить прямиком в суп. Я как-то незаметно успел привязаться к этому горластому комку перьев, так что защищал теперь, как мог. Жаль, что Старика нет рядом. — Сдается мне, на этом Кольце Дрейков мы еще встретим собратьев твоей зверюги, Ник. Не зря же Охотники на демонов назвали так этот аллод. — Это вроде бы архипелаг. Только встречаться с дикими дрейками — опасная затея… — Я думал, ты уже специалист по дрейкам. — Они водились на моем аллоде. Подкрасться сзади и схватить за хвост дрейка — было нашей любимой забавой. Но так можно делать, только если он не очень крупный, и когда он в одиночестве. В стае дрейки сразу нападают на противника. А некоторые самцы и без стаи могут кому угодно перегрызть горло… Как, например, мой Старик. Я снова вздохнул. Быть может, мы не задержимся у Охотников надолго, и куда бы нас не отправили дальше, там, возможно, найдется место и для наших питомцев. Кольцо Дрейков на самом деле оказалось полукольцом — конгломератом островов, напоминающим по форме ломоть растущей луны. По дороге сюда нам несколько раз попадались неопасные стайки демонов, справиться с которыми не составило труда, но возле архипелага с визора хорошо была видна уже более серьезная демоническая активность. Кроме того, расположение островов скрывало то, что находится с внутренней стороны полукольца, что вызывало серьезные опасения. К счастью, еще на подлете Охотники вышли с нами на связь, так что блуждать вокруг архипелага в их поисках не пришлось. Корабль облетел Кольцо Дрейков по внешней дуге и пришвартовался на самом северном берегу рядом с тремя другими кораблями, одновременно походящими и на Лигийские, и на Имперские. Их хоть и потрепанные, но высоко поднятые знамена с изображением кроваво-красного кулака на темно фиолетовом фоне гордо реяли на астральном ветру. Я не представлял, к чему готовиться. И на Хладберге — аллоде свободного торговца Прохиндея, и на Авилоне — аллоде Историков во главе с Найаном от нас ждали помощи, и поэтому встречали хорошо. И пусть к Охотникам мы прибыли с миром, далеко не факт, что нас ожидает такой же теплый прием. Особая ироничность заключалась в том, что их гильдия давно растеряла многочисленность и силу, и по своему влиянию значительно уступала и торговцам, и Историкам, так что казалось бы, церемониться с ними не стоило. Однако в отличие от тех же Историков и торговцев, Охотники — настоящие воины, и даже несмотря на ошметки от былого величия, они не дадут себя в обиду и в случае агрессии сделают все, чтобы дать сдачи. Мне уже доводилось пересекаться с их представителями, оставившими о себе в целом приятные впечатления, и теперь я надеялся, что и здесь окажутся вполне адекватные ребята. Задача экипажа состояла в том, чтобы доставить нас в нужное место, так что получив беззлобное напутствие: «Чешите с нашего корабля и сороку свою заберите», мы сошли на землю вшестером. В лицо сразу ударила знакомая уже влажная жара, заставившая меня с тоской подумать даже об Игшских суховеях — не менее горячих, но все же не таких удушливых, как тяжелый, пропитанный множеством запахов, тропический зной. Это место очень походило на Асээ-Тэпх. Я сразу снял плащ, расстегнул воротник и принялся закатывать рукава. Между недостатком официоза во внешнем виде и обмороком от теплового удара я выбрал первое. — Мы тут сидим, ждем, когда Империя пришлет награду за Гурлухсора, а нас вместо этого обвиняют в каком-то подлоге! — сказал седовласый старик, но при этом приветливо протянул руку для рукопожатия. — Ясно, откуда ветер дует! Это все имперская пропаганда, которая тщится представить Охотников монстрами и нелюдями! Я Нестор Голованов, глава нашего отряда. Это мы поймали Гурлухсора и показали ему и его шайке, чего стоим. Несмотря на абсолютно белые волосы и длинную бороду, испещренные морщинами лицо и руки, в Несторе Голованове чувствовалась энергия. Он был молодым внутри и готовым сражаться с любым противником. Лагерь Охотников на демонов, находившийся возле берега у самой кромки темных джунглей, хоть и состоял из палаток, но уже «пустил корни». Сразу было видно, что охотники находятся здесь несколько недель, потихоньку обживая свое пристанище. Трава под ногами была вытоптана, ближайшие деревья срублены и пущены на бытовые нужды, и даже сооружен небольшой пирс. В самом лагере оказалось меньше народу, чем я ожидал увидеть, но это объяснялось тем, что многие ушли на исследование островов. А вот что действительно меня поразило, так это крутившиеся возле восставшего Зэм юноши и девушки, совсем еще подростки, но уже имеющие охотничью атрибутику с узнаваемой эмблемой. — О, ясельная группа! — воскликнул Орел. — Демонов пеленками атакуете? Обернувшийся на голос Зэм состроил недовольную гримасу. — В последней битве полегло немало храбрых охотников, — произнес Голованов. — Их смерть особенно мучительна для наставника, вложившего душу в каждого из них. — Одно утешает: мне нечего стыдиться — все мои ученики с честью сложили головы! Жаль, что большинство из них уже не возродить к новой жизни, — скорбно добавил восставший и, сверкнув глазами, повел своих подопечных подальше от нас, будто мы представляли куда большую угрозу, чем демоны. В кругу молодых людей Зэм вызывал ассоциацию с наседкой среди цыплят. Мы молча проводили их глазами. — Потери наши можно восполнить лишь естественным образом — воспитывая и взращивая новых охотников, — вздохнул Голованов, нарушив тишину. — Они еще дети, — произнесла Матрена. — Они достаточно взрослые, чтобы принимать решения. Мы бы не спешили с инициацией, молодежи не хватает навыков, знания жизни и боевого опыта. Но ситуация обострилась и нам отчаянно не хватает сторонников. Будем надеяться, что энтузиазм и упорство новичков компенсируют нехватку опыта. Мне стало не по себе. Если демоническая угроза не исчезла, то меньше всего хочется, чтобы щитом Сарнаута стали подростки. Голованов провел нас в большую палатку, внутри которой почти все пространство занимал огромный и ужасно захламленный стол. Приглядевшись повнимательней, я понял, что это не просто хлам. Свитки, колбы, пробирки, горелки, штативы, порошки, пучки трав, засушенные шкурки и прочее, прочее, прочее… Место походило на походную лабораторию, и скорее всего — ей и являлось. — Алхимия — это то, в чем мы, охотники, особенно искусны, — сказал Голованов в ответ на наши вопросительные взгляды. — Борьба с демонами требует сверх-способностей, а потому мы немало времени и сил уделяем созданию известных снадобий и разработке новых. Однако, в этом есть и обратная сторона. Мы настолько привыкли ко всяким эликсирам и декоктам, что уже не отваживаемся выйти на бой без них. Церкви Лиги и Империи не любят нас в том числе и из-за этого. — Вас упрекают в том, что вы изменяете свою природу, — произнесла Матрена, не сумев скрыть осуждения в голосе и на лице. — Мы стремимся к максимальной эффективности в борьбе с врагом. Впрочем, все это философия. Реальность требует действовать здесь и сейчас, исходя из того, что есть. Или из того, чего нет. Ладно, присаживайтесь и давайте разбираться с очередным поклепом на нас! Я, усевшись на ближайший стул и на всякий случай отодвинувшись от стола подальше, предложил: — Может, вы для начала просто расскажете, как все было? — Да… С чего начать… Проклятье! Ведь это не я убил Гурлухсора… Наша эскадра шла по следу спрутоглава, когда мы повстречали судно демонопоклонников. Они шли в сопровождении целой стаи проклятых демонов! Завязалась кровавая битва! Мы потеряли немало отважных охотников, но Гурлухсор был убит, а его приспешники обратились в бегство. Гурлухсора убил Горн Огненных. Отважный орк, один из лучших. Настоящий герой! И ему я верю как самому себе! Преследуя врага, мы вышли к этому архипелагу и теперь исследуем его: вдруг у демонопоклонников тут база! Я послал Горна к самому крайнему острову — мы называем его Нижним. — Архипелаг не выглядит настолько большим, чтобы не успеть обыскать его за целый месяц, — резонно заметила Лиза. — Напрасно вы думаете, что это легко, — усмехнулся Голованов, затем встал и высунулся из палатки, спросив у кого-то снаружи: — Жерар и Рената все еще не вернулись? — Нет, — донесся приглушенный голос. — Я уже начинаю думать, что они уединились вдвоем. Давно замечал, что между этими двумя что-то происходит… — заворчал Голованов и снова вернулся в палатку. — Тропический климат и твердая земля под ногами действуют расслабляюще, но архипелаг не так безобиден, как может показаться на первый взгляд, он активно сопротивляется нашему вторжению. Заметьте, это не первый раз, когда мы находим в астрале новые земли… Всегда важно понять, что за сила удерживает остров или, как в данном случае, острова. Что-то ведь не дает астралу поглотить земную твердь. — Возможно, здесь есть залежи метеоритного железа, — предположил Михаил. — Возможно. Но на этом архипелаге много и других тайн. Например, странные существа, с которыми мы раньше не сталкивались. Остров, на котором мы находимся сейчас, мы назвали Верхним, его мы худо-бедно изучили. Далее идут Крокодилий остров и остров Ящеров. А на самом крайнем, Нижнем, мы даже еще не были. — Вы никогда раньше не сталкивались с крокодилами и ящерами? — язвительно уточнил Орел. — Это меньшее из зол. Хотя их здесь много водится, и они значительно усложняют нам жизнь. Полагаю, вам стоит самим прогуляться и посмотреть на то, что мы здесь увидели, — в тон ему ответил Голованов. — А почему вы не были на самом крайнем острове? — спросил я. — Даже если до него сложно добраться по земле, вы же могли долететь до него на кораблях прямо отсюда. — Пойдемте, я вам покажу, почему. Мы вышли из палатки, и Голованов повел нас вдоль берега по самой кромке темного леса. Несмотря на немногочисленность охотников, жизнь кипела. Рядом с лагерем продолжалась активная вырубка деревьев и, проходя мимо лесорубов, я поинтересовался, зачем нужно столько древесины. — Подлатать корабли. Но не каждое дерево подходит, оно и прочным должно быть, и легким… тут подход требуется основательный. Поспешишь — астрал насмешишь! Но местные пальмы вполне годятся. Очень удачно они тут оказались, нам после встречи с Гурлухсором — в самый раз. Лапы у демонов такие, что обшивку могут сорвать… Вот они и срывали! Больше всего пострадала «Стрела». Ее в Кании строили. Корабль надежный, но старый уже. Надо капитальный ремонт организовать. — Бой был кошмарный! Трах-бах! Шандарах! — встряла в разговор троица гибберлингов, взобравшихся на груду бревен и расхаживающих там с начальствующим видом. Они говорили все разом писклявыми голосами, от которых заболела голова. — Демоны защищали корабль Гурлухсора изо всех сил! — Но мы ка-ак навалились… — …вдарили… — …запулили… — …жахнули! — Правда, они нас тоже потрепали изрядно… — Вы же втроем в трюме сидели, — заметил Голованов. — Ага! Нас Горн туда загнал. Сидите, говорит, а то кто потом корабль чинить будет, если вы погибнете! Ценят нас, мастеров! Мы на ремонте собаку съели. И не одну! Я подумал, что тоже бы загнал их в трюм, лишь бы они не верещали под ухо, особенно, когда идет бой и надо сосредоточиться. Под стук топоров мы обогнули выступающий к самому берегу лесной массив, за которым открылся красивый вид с внутренней стороны на выстроившиеся полукругом острова. В сумеречном мерцани астрала, сплошь покрытые темно зелеными кронами лесов, они походили на гигантские изумруды. Правда вся их красота уходила далеко на второй план, потому что передний занимал демон. — Да, я знаю, что давно должен был вернуться, но как я могу уйти отсюда?! Посмотрите на этого красавца! — Ты надеешься его взглядом загипнотизировать? Я с трудом оторвал ошалелый взгляд от демона и обернулся. Голованов отчитывал эльфа, который, впрочем, мало реагировал на грозный нагоняй, с восхищением глядя на астрального монстра. По правде сказать, посмотреть было на что. Громадный демон размерами превосходил все видимые мной ранее, и мог, наверное, проглотить целый корабль! Он был даже больше того, что разрушил «Непобедимый». Окружающие его острова удачно скрывали опасность от глаз, так что можно было порадоваться, что мы облетели полукольцо архипелага по внешней стороне, и не заглянули любопытства ради внутрь. — Это спрутоглав, о котором говорится в знаменитом «Микромиконе», — произнес эльф с придыханием. — Такие экземпляры очень редко попадаются в астрале! — Ну хоть что-то в них есть хорошее, — вставил Орел. — Однако не понятно, почему дрейки нападают на него… Такого раньше нигде не наблюдалось! Только после этих слов я заметил темные точки, кружащие вокруг спрутоглава и по всей видимости сильно его раздражающие. Демон отмахивался от них своими гигантскими лапами, но те были достаточно быстрыми и ловкими, чтобы не попасться. — На Крокодилий остров мы долетели и высадились с корабля. Он оказался соединен с островом Ящеров небольшим участком земли, так что туда добрались пешком. А вот с Нижним островом связи нет. Лететь мы туда опасаемся — спрутоглав торчит как раз возле него, а наши корабли не в состоянии не то, что дать бой, они даже передвигаются с трудом, и в случае чего не успеют удрать. Но мы все равно пытаемся туда добраться. — Как? — Джунские руины. Сообщение между Верхним и Крокодильим островами мы уже настроили. Теперь пытаемся соорудить портал на острове Ящеров в том месте, которое ближе всего к Нижнему. Может нам повезет, и там найдутся какие-нибудь остатки джунской сети, к которой мы сможем подцепиться. Этим как раз и занят сейчас Горн, и если вы хотите переговорить с ним по поводу головы Гурлухсора, вам придется либо идти к нему самим, либо ждать его здесь, но вернется он еще не скоро. Естественно, ждать мы не собирались. На обратном пути к лагерю я попытался выяснить все, с чем нам предстоит столкнуться, и главное — каких опасностей стоит ожидать. Помимо ядовитых растений, агрессивных тапиров, крокодилов и прочей неприветливой тропической живности, угрозу представляли во-первых демоны. И к моему ужасу я узнал, что жуткие, демонические клыки, разрывающие земную твердь, есть и на этих островах. — Это не единичные случаи, — вздохнул Голованов. — Демоны повсеместно пытаются уничтожить аллоды, и их активность в последнее время значительно возросла. Пока что под раздачу попадают острова торговцев, историков, нейтральные, или никем не занятые острова, но помяните мое слово: скоро очередь дойдет и до аллодов Империи и Лиги. Тогда Яскер и Айденус засуетятся по-настоящему… О! Вот и Рената! Не прошло и года! Тоже на спрутоглава засмотрелась? Что-то наша дисциплина, я гляжу, начала разбалтываться. — Я, между прочим, кое-что выяснила! — фыркнула женщина, встряхнув густой копной огненно рыжих волос. — Ну и что ты там выяснила? — Эти твари следят за нами! Похоже, это тоже разведчики, причем опытные. Я выпила наше сонное зелье, чтобы сойти за мертвую и разглядеть все как следует. Эти существа умны, но они купились на мою уловку… Правда, быстро меня раскусили и мне пришлось уносить ноги. Но это неважно! Важно, что они рыщут рядом, и цели у них не очень дружественные! — Хм… Любопытно. — Что за твари? Демонопоклонники? — вмешался я. — Нет. Здесь есть какие-то странные существа, — охотно пояснила рыжая, переключив внимание на нас. — Они явно разумные. Похожи на ящеров, но не ящеры! То есть ящеры здесь тоже есть, но эти похожи и на них, и на драконов одновременно! Только откуда они взялись? Может, это их родичи? В наших руководствах нет даже упоминаний о подобных созданиях. Я автоматически посмотрел на Михаила, но и он выглядел озадаченным. Разумная, или полуразумная раса, о которой ничего неизвестно? — А у них червей на лице случайно нет? — уточнил Орел. — Нет, у них на лице жуткие клыки, рога, глазищи… — И с ними вам тоже придется столкнуться, если вы решите отправиться к Горну сами, — добавил Голованов. — Значит, здесь обитают какие-то странные существа, похожие на помесь ящера с драконом, — сказал я. — А дрейки по какой-то причине нападают на спрутоглава… — И возможно убивают мелких демонов. За спрутоглавом всегда следует всякая мелочь в надежде поживиться остатками его добычи, но здесь ее почему-то не так уж и много. — Ладно, как нам перебраться на Крокодилий остров? — Мы притащили джунские руины к юго-западному берегу. Камни путешественника у вас есть? — Телепортаторы. Конечно. — Ну да, теперь редко можно встретить кого-нибудь, кто еще не обзавелся этим артефактом… Я дам вам проводника до руин, чтобы вы не блуждали по лесу, но дальше пойдете сами. У меня здесь слишком мало охотников. К тому же они сильно измотаны после сражения с демонами в астрале. — Понимаю. — На Крокодильем острове мы тоже разбили небольшой лагерь, направляйтесь туда. Главная там Иавер Сербест-Сайад, вот только послать ей весть, чтобы вас встретили, я не смогу. Со связью у нас тоже все сложно. И словно почувствовав всю важность момента, а также приближение собственного звездного часа, Фея торжественно опустилась на мое плечо и оповестила всех о своем присутствии горделивым «Кар!». Договорившись с Головановым держать связь через сороку и получив в качестве проводников до ближайших руин сразу двух орков — Клыка и Шпору — мы отправились в путь. Пешком идти по жаре было тяжко, но орки оказались разговорчивыми ребятами, и это немного скрашивало дорогу. — Эх, эта победа дорого нам обошлась! Много убитых и раненых, корабли повреждены! Я вот доспехами занимаюсь: поистрепались они. — А правда, что у вас, у охотников, кожа попрочнее, чем у остальных? — Ага! Наши алхимики долго над этим работали. Однако же без доспехов в бою неуютно! Вот здесь, например, тапиры водятся… Шкура у них прочная, надежная. Амуницию подлатать — самое оно! В моей семье все шили. Род мой не хотел меня отпускать. А я ночью сбежала, когда охотники на аллоде стояли, и у них в трюме спряталась. С тех пор с ними и плаваю, доспехи латаю. — А кроме тапиров какие-нибудь полезные ресурсы здесь есть? Метеоритное железо, например? — Ценные ресурсы… Хрен его знает, какие тут ценные ресурсы! Мы же недавно приплыли. Может, кто другой что дельное вам и подсказал бы. Но наши сказали, что вроде как с метеоритным железом тут не особо. — Но архипелаг, тем не менее, что-то удерживает от разрушения. — Факт! Одни бы мы возможно долго искали собранный из останков джунский портал на берегу, а с проводниками и за разговорами я и не заметил, как он вырос перед нами. — Ну все. Дальше мы не пойдем. Голованов наказал возвращаться. — Спасибо за помощь. — Бывайте… Попрощавшись с орками, мы уставились на противоположный берег, отделенный от нас астралом. Соседний остров на вид ничем не отличался от того, на котором мы сейчас находились, но мне все равно стало немного не по себе. Охотники на демонов приветливо нас встретили, но друзьями нам все равно не являлись, так что путешествие в неизвестность по их наводке могло закончиться чем угодно. Подбодрив себя классическим: «Отступать некуда — позади Незебград!», я первым активировал телепортатор. Меня сразу окружила полупрозрачная сфера и понесла вперед, над бездной, к новому берегу. Глава 61
  9. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.59

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 59. Ключ Патриарха Вряд ли я мог предположить, что наша военная кампания на Авилон в итоге может оказаться такой скучной. Вот уже несколько дней здесь не происходило ровным счетом ничего. Историки сидели в своем лагере, изредка совершая вылазки в южном направлении, Найан защищал аллод от луча, авиаки держали оборону к северу аллода, сражаясь с обученными нетопырями, мы немного зачистили берега от мелких демонов, а наши корабли с успехом отстреливались от крупных. Капитаны обоих кораблей, обсудив стратегию, пришли к выводу, что с демонами нам справиться по силам, но стоит отчалить от земли и оказаться в открытом астрале, как нас скорее всего сразу атакует дворец Галеон, поэтому выдвигаться слишком опасно. Штаб с этим согласился, так что мы пока оставались на месте. Потрепанная нетопырями Фея быстро оклемалась, и от нечего делать я начал учить ее носить почту. Сорока оказалась очень умной и быстро сообразила, что от нее требуется. Игра ей понравилась и она стала носиться между кораблями и базой Историков с записками. За это ее кормили сахаром и мышами. Именно она принесла послание от Найана, в котором сообщалось, что группа ученых решилась отправиться к северо-западным раскопкам джунских руин, несмотря на опасность. Их будут сопровождать авиаки в качестве защитников. — Они говорили, что северная часть аллода кишит демонами, и боялись нос показать из своей базы, а теперь вдруг собрались идти к ним прямо в лапы. Это подозрительно! — нахмурился майор Монту, ознакомившись с посланием. — На северо-западе находятся какие-то очень важные раскопки, Историки переживали из-за того, что не смогли завершить там свои исследования, — произнес я. — Мы скажем свое веское слово? — Обязательно! Не доверяю я им. Мало ли, чем они там собираются заниматься, надо проконтролировать! Хоть мы их пока и не арестовываем, это не означает, что им можно ходить, где вздумается, без нашего ведома! Когда я сообщил своим друзьям о том, что нам предстоит рейд вместе с Историками до джунских руин, лежащих в опасной местности, меня сразу же раскусили. — Это к тем самым, где нашли червелицее существо? — усмехнулась Лиза. — Даже не вздумай сказать, что это не ты сам напросился туда идти. — Вам что, неинтересно узнать об этом? — Интересно, — кивнул Орел. — Но, Ники, милый, нас пугают твои суицидальные наклонности… — Можете оставаться здесь, я найду более лояльных, — спокойно сказал я, прекрасно зная, что они не останутся. — Ага, чтобы опять тебя потом вылавливать со дна какого-нибудь озера? Ну уж нет. Когда выдвигаемся? — Сейчас. В лагере Историков снова царила суета, как и в тот день, когда мы впервые попали туда. Группа ученых, собравшихся к руинам джунов, включала в себя гибберлингское семейство Ромашек, эльфа Людвига ди Грандера, двух девушек лаборанток, одинаковых на лицо, трех минотавров для тяжелой работы, и наверное с десяток авиаков — их я так и не сумел пересчитать, потому что они быстро порхали над нашими головами, все время перемещаясь. — Мы слышали, что вы нашли обломки корабля судебных исполнителей? — спросил старший из гибберлингов. — Да, он подвергся нападению демонов. — Соболезнуем. Эти бедняги должны были арестовать нас… И все равно, мы скорбим об их смерти. Они не были нашими врагами, и если бы оказались здесь, то встали бы плечом к плечу с нами — против вампиров и демонов! — А вы не боитесь сейчас столкнуться с вампирами и демонами? — спросила Лиза. — Это было бы крайне нежелательно, — сообщил Людвиг, — но у нас родилась идея. В донесениях наших коллег с Асээ-Тэпх я читал, что они подчинили джунских големов. Знаете ли вы, что големы создавались джунами для борьбы с Проклятьем? Согласно труду «Откровения Тка-Рика», джунское Проклятье и наши демоны — суть одно. Быть может, в наших силах и сейчас использовать големов для борьбы с демонами. Как вам такая идея?.. — Учитывая, что джунов это не спасло… — В любом случае, другой идеи у нас нет. Я вспомнил демона из Тринадцатой лаборатории, которого уничтожили джунские големы. Империя тоже интересовалась таким вариантом борьбы. — Эти руины, где мы нашли големов, называются «Тотнум», что в переводе с джунского означает «крепкие стены», — продолжал Людвиг. — Судя по всему, там пролегала их линия укреплений. — А вы знаете, как оживить этих големов? — спросил я. — Думаю, да. Историки с Асээ-Тэпх управляли големами с помощью артефакта, мы тоже нашли нечто подобное, но опробовать не успели. Нам еще ужасно мешались мантисы, развелось их там… А характер у них — что у тещи из любого анекдота. Злые они, в общем. — Если там демоны разгуливают, то все мантисы уже точно разбежались. — Это очень разумно с их стороны! Я намерен запустить големов и, если получится, привести их на базу для дальнейшего изучения. Главное понять, как ими управлять. Вампирский луч взрезает плоть Авилона, как нож масло, я надеюсь, что западный рог еще не превратился в отдельный остров и мы сможем добраться до руин. К сожалению, эта надежда оказалась напрасной. «Западный рог» болтался рядом с аллодом, не соприкасаясь с ним, хотя и находясь довольно близко. Авиаки спокойно перелетели на другую сторону, Старик вместе со мной тоже легко, расправив широкие крылья, перемахнул через бездну (мое сердце екнуло), а вот для остальных пришлось сооружать мост: натянули канаты, связали бревна, закрепили концы… Переправа не казалась надежной, особенно подо Лбом и его носорогом. Бесстрашный в бою лютоволк Орла и вовсе отказывался идти вперед. Прошло не меньше десяти минут, пока его удалось лаской и уговорами, пинками и подзатыльниками, уговорить перейти на ту сторону через астральную бездну. Ветер раскачивал мост, канаты скрипели, бревна бились друг об друга, хотя стянули мы их довольно крепко. Когда все оказались на отколовшимся островке, вздох облегчения сам вырвался из моего горла. На все это ушло много времени и часы показывали глубокую ночь. И пусть на освещении, всегда походившем на утро, это никак не сказалось, всем уже откровенно хотелось спать. Пришлось разбивать лагерь и становиться на ночлег. Дежурили, правда, на этот раз только авиаки, так что я, быстро уснув на мягкой, словно перина, траве, благополучно продрых до утра, а потом еще и повалялся в ничегонеделанье, жуя травинку и глядя в прекрасное, рассветное небо. Дрейк, почуяв свободу, охотился на мантисов, Фея спала у меня на голове, недовольно закаркав, когда я все же поднялся, чтобы умыться в холодном озерце неподалеку и избавить организм от лишних жидкостей. Я даже успел побриться и насобирать неизвестных алых ягод (Лиза сообщила, что они ядовитые, и заставила все выбросить), прежде чем Историки наконец-то изволили проснуться и продолжить путь. Как выяснилось, нужные руины оказались почти на краю земли, потому что аллод крошился и уменьшался в размерах прямо на глазах. Но хуже всего то, что по берегу бродили демоны! И не только мелкие астральные бесы, но и крупные, по-настоящему опасные особи. Конечно, при помощи авиаков нам удавалось держать оборону и не подпускать их к руинам слишком близко, но и о том, чтобы разогнать их совсем, не могло быть и речи! Наши силы оказались неравны — демоны слишком превышали нас количеством. Кроме того, мы обнаружили еще одно червелицее существо, которое, проиграв схватку с демонами, буквально на наших глазах было разорвано на части. Это красноречиво говорило о том, что они не за одно! Впрочем, ни на какой союз мы не надеялись. Историки заверили, что к ним червелицые относятся так же враждебно, как и к демонам. Словом, опасаться нужно было и тех, и других. Сами руины представляли из себя груду камней вокруг относительно неплохо сохранившейся лестницы, ведущей в никуда. Но гораздо более интересным было то, что по бокам лестницы, почти сливаясь с каменными барельефами, возвышались големы — безжизненные и напоминающие просто статуи. Они походили на тех, что я видел в тринадцатой лаборатории и на Асээ-Тэпх, кроме одного — того, что стоял на самой вершине, возле чего-то, смахивающего на алтарь. Он был заметно больше остальных и, вероятно, сложнее — если, конечно, все эти иероглифы на нем являлись чем-то большим, чем украшения. — Вот и големы. Похоже, этот здесь главный. Надо попробовать применить артефакт… Посмотрим, что получится! У Историков сразу загорелись глаза и им стало все равно, что вокруг кишат демоны. Мы же — я со своей группой и авиаки — рассредоточились вокруг, чтобы контролировать любые демонические поползновения против науки. Я надеялся, что если червелицые и почтят нас визитом, то схлестнутся с демонами раньше, чем доберутся до нас. Трудно было сказать, кто из них вызывает у меня больше опасений. Однако червелицые не появлялись, а вот от демонов пришлось отбиваться довольно активно. Авиаки оказались очень умелыми вояками, так что мы сумели справиться и с несколькими волнами мелких астральных бесов, и с двумя крупными демонами. Когда натиск противников схлынул, я подал знак, что хочу проведать Историков, и поднялся по лестнице, не убирая меч в ножны. Ученые выглядели озадаченными. Людвиг чесал затылок, нарезая круги вокруг большого голема, которого, судя по всему, удалось «включить» — он испускал голубое сияние, а внутри него что-то щелкало и поскрипывало. — Работает! Голем явно что-то хочет сказать… Но понять его невозможно. Как же общаться с этим болваном? Быть может, с помощью другого голема… Гиббрелингское семейство Ромашек суетилось возле голема поменьше, с которым дела явно шли веселей. Каменный исполин послушно выполнял команды, а по бегущим светящимся иероглифам на его туловище можно было считывать информацию. Подстраховываемый двумя минотаврами, голем довольно бодро прошагал до своего «старшего» собрата, после чего Людвиг принялся вводить какие-то команды с помощью артефакта — по виду куска камня, так же сплошь изрезанного джунскими узорами. Для меня все это действо представляло из себя непонятный, сложный ритуал с танцами и бубнами, но было ужасно интересно! Какое-то время ученые возились с големами и я уже решил вернуться к своим, чтобы продолжить защищать руины от вражеских посягательств, как вдруг Людвиг издал радостный возглас. — Есть! ЕСТЬ! Сообщения большого голема можно расшифровать через малого. Большой называет его Младшим и… и… он говорит, что его силы прибывают, что он вновь в строю! Кажется, он рад, что может продолжить выполнение задач. — Каких задач? — оторопело спросил я. Голем все же искусственно созданный механизм, и наличие у него столь высокого интеллекта, способного чему-то радоваться, меня впечатлило. — Так-так-так… подождите, он проводит проверку системы после выхода из стазиса… — затараторил Людвиг, подпрыгивая на месте от нетерпения. Рядом с ним нервно топтались гибберлинги и обе лаборантки. Даже минотавры с интересом подошли ближе. — Какой-то сбой! Перезагрузка… Загружается память, идет проверка свода данных. Проверка выполнена. Проведен быстрый анализ местности. Обнаружено множество Проклятий… — Что? Проклятий?! Я заозирался, морально не готовый столкнуться с тем, что убило джунский народ, да еще и во множественном числе. — Они слабы, но могут представлять угрозу для Создателей, — продолжил Людвиг. — Это он о наших демонах говорит? — спросила одна из лаборанток. — Ну да! Если Проклятием джунов был невероятной силы демон, то теперь големы распознают в наших астральных демонах множество слабых Проклятий. А еще Саранг Птах — восставший с плато Коба, своими глазами видевший Проклятье джунов, утверждал, что оно живо до сих пор, что гигантский демон, истребивший целый народ, по-прежнему обитает где-то в астрале. И возможно даже не один. — Так-так, подождите, голему для дальнейшей работы необходимо присутствие Создателя. В противном случае возможен сбой системы. Старший приглашает Создателя… — Джуна? — задала риторический вопрос все та же лаборантка. — Ответа нет. Идет анализ местности… Создателей не обнаружено… Конечно не обнаружено, дубина ты каменная! Твои создатели давным-давно на том свете! Так… Согласно инструкции начинается самостоятельный анализ обстановки… Сбой! Для продолжения анализа необходимо заменить источники питания. Младший должен доставить три энергетических заряда для Старшего! Повторяю. Анализ обстановки невозможен. Требуется заменить источники питания. Все вокруг засуетились, как при пожаре. С проклятиями и воплями, спотыкаясь на ровном месте, сбивая с ног друг друга, роняя нужные инструменты, ученые отколупали от трех маленьких големов какие-то светящиеся куски, вероятно — те самые энергетические заряды, после чего начался не менее экспрессивный процесс вставки зарядов в большого голема. — Заряды приняты и установлены в блок питания. Начинался анализ… — облегченно выдохнул Людвиг. — Внимание. Обнаружена новая форма жизни. Начинается проверка в своде знаний… Что-то внутри голема защелкало и замигало с удвоенной силой, мы все забыли даже дышать, во все глаза глядя на него. Напряжение повисло в воздухе. Анализ длился, казалось, целую вечность… — Проверка закончена. Аналогов не выявлено. Требуется экземпляр существа для подробного изучения. — Какого существа? Кого он имеет в виду? — Понятия не имею… может демонов? — Их он определил, как «слабые Проклятия». — Может, нас? — Ну уж точно не меня! Эльфы самая древняя раса Сарнаута! — Но и люди не могут быть «новой формой жизни» для джунских големов. Сами джуны тоже были людьми… Мы покосились на гибберлингов и минотавров, но тут Старший голем снова замигал и защелкал, и Людвиг принялся расшифровывать хитрую вязь иероглифов, которой засветился малый голем. — Младший должен доставить Старшему один экземпляр новой формы жизни. Приметы: шевелящееся образование в нижней части головы. В случае сопротивления разрешается применить силу. Запрещается топтать и разрывать существо на части. — Червелицые! — в три голоса воскликнули гибберлинги. Людвиг, задумавшись, посмотрел в мою сторону. По дороге я рассказал историкам о том, что видел червелицего на плато Коба, и что в руинах Зэм удалось обнаружить его изображение. И если восставшие видели их еще при своей настоящей, первой жизни, то эти монстры точно существуют больше двух с половиной тысяч лет! — Быть может, червелицые появились, либо мигрировали на эти земли с каких-то далеких, неизвестных территорий после смерти джунов, но еще до вымирания Зэм? — Быть может, мы все-таки достанем для голема «экземпляр»? Эта задача оказалась сложнее, чем заменить энергетические заряды, ведь червелицего под рукой у нас не было. Пришлось прорываться с боем к тому, который трагически закончил свою жизнь на наших глазах в неравной схватке с демонами. Нам, конечно, повезло больше, чем ему, и его останки добыть удалось, правда мы поплатились за это одним сломанным рогом, потерянным тесаком, двумя разодранными плащами, четырьмя испорченными сбруями, и бесчисленному количеству вырванных перьев. Цена не такая уж и большая за честно отвоеванные трофеи: голову червелицего, руку и часть тела. Матрена и Лиза отвернулись, слегка позеленев, когда Лоб продемонстрировал то, что успел схватить. Даже Миша, предпочитающий смотреть на все с научным интересом, не смог побороть отвращения, отразившегося на его лице. Орел и вовсе не стал себя сдерживать. — Это какой-то гигантский слизень с руками, из которого растут черви. Не сочтите меня расистом и ксенофобом, но наш мир станет лучше, если мы истребим эту гадость под корень. — Пожалуй, в этот раз я с тобой соглашусь, — произнесла Лиза. — Это существо просто омерзительно! — Геноцид разумных существ, пусть даже… э-э-э… своеобразных на вид, запрещен всеобщей конвенцией… — неуверенно начал Миша, но Орел его перебил. — Для таких уродов не грех и сделать исключение! — Ладно, давайте отнесем это к голему, — сказал я, сам внутренне содрогаясь. Даже просто смотреть на червелицего было гадко, не то что трогать его руками. У историков червелицый тоже не вызвал восторга, тем более, что их глазам предстали только некоторые его части, вырванные весьма варварским способом. Обе лаборантки, синхронно зажав рты руками, убежали в кусты. Людвиг, проявляя чудеса профессиональной выдержки, разложил останки на камне, похожем на алтарь, после чего снова схватился за артефакт, который я про себя называл пультом управления. Старший голем, оглушительно заскрипев, зашевелился и, склонившись над алтарем, словно сканером провел над останками тем, что можно было назвать руками. — Начинается анализ, — провозгласил Людвиг. — Анализ костной структуры: выполнен. Анализ кожного покрова: выполнен. Анализ внутренних органов: выполнен. Анализ репродуктивной системы… Ждите. Анализ завершен. — Ну и? — Анализ образца закончен. Неизвестное существо, аналогов в своде данных нет. Существо агрессивно, обладает хорошо развитым мозгом. Высокий уровень потенциальной опасности. Рекомендуется уничтожение вида для обеспечения безопасности Создателей. — Вот! Что я вам говорил! Даже древние големы со мной солидарны, а в них, между прочим, мудрость джунов! — воскликнул Орел, но на него сразу зашикали ученые и он снова спустился вниз, защищать руины от нападений. — Краткий отчет будет передан Создателям после их обнаружения, — продолжил Людвиг. — Анализ обстановки продолжается. Создателей не обнаружено, поиск не закончен. — Как бы ему объяснить, что его Создателей искать уже бесполезно?.. — Внимание. Окончательная оценка по результатам исследования местности. Неизвестные существа агрессивны и враждебны. Происхождение: не выяснено. Образ жизни: неизвестен. Проводят время в спячке под землей, в состоянии, схожем с магическим стазисом. Причина пробуждения: постороннее воздействие. Подлежат уничтожению. — Джуны, как я понимаю, дружелюбием не отличались, — пробормотал я. Голем продолжал мигать и издавать щелчки, но информация перестала поступать. С него сыпалась крошка и мы боялись, что он в любой момент заглохнет, но анализ все еще продолжался. Сначала все ждали с нетерпением, не отрывая глаз от голема, потом понемногу начали осматриваться, переговариваться и строить теории, а когда стало ясно, что анализ затягивается, то и вовсе занялись другими делами. Я вернулся на свой пост у подножия лестницы, но демоны уже не лезли столь же активно, и авиаки даже предложили сделать вылазку к берегу, чтобы отомстить за свои ободранные перья, но мне эта идея не понравилась. Я периодически бегал наверх узнать, есть ли какие-нибудь новости, но историки только пожимали плечами, пытаясь оживить других големов. Старший же все еще мигал и щелкал. Людвиг уже решил, что он, вероятно, сломался, чем разочарованно поделился со мной ближе к вечеру, и именно в этот момент щелчки вдруг прекратились, а по тому голему, через которого историки держали связь со Старшим, снова побежали, как по табло, яркие иероглифы. Все тут же подскочили ближе, и Людвиг принялся читать. — Внимание! Анализ обстановки завершен. Создатели мертвы, вероятность ошибки исключена. Мир обречен на уничтожение. Проклятие Сарна скоро исполнится. Вероятность ошибки исключена. Включаю программу окончательного стазиса. Младший, прощай. Мне было приятно работать с тобой! И на этом все големы разом потухли. Стало неожиданно темно и оглушающе тихо. — Что это сейчас было? — ошарашенно произнес Людвиг. — В смысле — мир обречен на уничтожение? — прорычал один из минотавров. Ответа ни у кого не нашлось. Один из авиаков поднялся наверх, узнать, что случилось, потому что снизу тоже заметили переменившуюся обстановку. — Наверное, голем был неисправен, да? — осторожно произнесла лаборантка. — Попробуем запустить их снова, — решительно сказал Людвиг, и ученые дружно принялись за работу. Я снова спустился вниз, и как раз во-время — дальнозоркие авиаки уже сообщили о приближении к руинам астральных бесов. Большого демона с ними не было, но и эти мелкие пакостники в большом количестве могли доставить проблем. Я вынул меч, но голова была занята отнюдь не боем, а информацией от голема. Тело двигалось механически, не осмысливая происходящее. Хорошо, что рефлексы никуда не делись, и никакой астральный бес не цапнул меня за ногу за то время, пока я вновь и вновь прокручивал и так, и эдак зловещее предзнаменование о каком-то Проклятии Сарна и уничтожении мира. И что это за слово такое — «Сарн»? Что оно означает? Может быть, джуны называли так наш мир? Когда с демонами было покончено, я спросил у Миши, откуда взялось название «Сарнаут». — Это знание утеряно. Существуют разные теории, но их так много, а доказательств так мало, что я бы не стал рассматривать на полном серьезе ни одну из них. А что? Я рассказал о том, что поведал голем, и теперь и мои друзья тоже впали в задумчивость. — Вот те на, — поморщился Орел, — только соберешься пожить вдоволь, так сразу конец света на носу замаячит. — Пойду узнаю, удалось ли им снова запустить големов… Поднявшись по лестнице, я обнаружил ученых в крайне удрученном состоянии. Пройдя все стадии — отрицание, злость, торг, депрессия, — им пришлось смириться, что големы джунов замолчали навсегда. — Похоже, мы уже не сможем использовать их для борьбы с демонами и вампирами, — скорбно констатировал Людвиг. — Однако слова Старшего ставят меня в тупик. Что это за Проклятие Сарна? Я никогда раньше не слышал о нем. Надо свериться с архивами: может быть, в них найдется ответ. Поникшие и разочарованные, мы засобирались обратно. Сооруженный нами мост все еще был жив и на этот раз эпопея с переправой на другой берег получилась значительно короче. — Эх, правду говорят, что аппетит приходит во время еды! Сейчас бы попасть на северо-восточный осколок, — сетовал Людвиг. — Там стояли весьма занимательные джунские стелы. Теперь они или погибли в астрале, или окружены демонами и вампирами. А вдруг это такое же мощное оружие против врага, как и големы? Вся логика развития событий, вся моя интуиция, весь мой опыт… одним словом, все говорит о том, что стелы имели военное назначение. Ох уж эти джуны! Такие выдумщики! Были… — Кажется, авиаки периодически делают рейды на захваченные вампирами территории. — Да, но нужна долгая исследовательская работа, прежде чем мы сможем разобраться в назначении стел и сумеем их активировать, если это вообще возможно, конечно… Как же не вовремя к нам пожаловали эти вампиры! Такая масштабная работа из-за них остановилась! В лагере Историков мы застали переполох. К своему удивлению я обнаружил там майора Саранга Монту в окружении его собственной группы Хранителей. Это навевало неприятные мысли о том, что ситуация усугубилась, но на самом деле все оказалось совсем наоборот. Наше возвращение тоже вызвало бурный интерес, и все вокруг поделились на две группы. Историки столпились у окраины лагеря, устроив стихийный научный диспут по поводу результатов нашей вылазки, авиаки и Хранители Империи в свою очередь собрались у неработающего портала. — Куарр… Я не мочь бросать Найан! Я дал слово! Слово авиака — кремень! Проклятье! Раньше нам помогать наемник Историков. Их быть семеро. Семеро великолепных орк! Но все они умереть храброй смерть. Нам не на кого больше рассчитывать, кроме мы! — верещал Милвус. — Что случилось? — шепнул я майору Монту. — Авиаки снова летали на Восточный Рог. Они так называют остров, который вампирский луч отрезал от Авилона… — начал было майор, но тут Милвус заметил меня и моих друзей. — О, это быть вы! Куарр! Сам старейшина говорить о вас! О-о! Вы завоевать его доверие, а это быть непросто! Я смекнул, что речь идет о Корвусе, старейшине авиаков, которого мы расположили к себе тем, что пытались помочь их зараженному вампиризмом собрату. — Так что случилось? — повторил я громко. — Старейшина посыласть разведка на северный осколок. Это есть очень хорошо! Давно пора не защищать себя и бить вампир в их логове! Да! Разведчики следить и обнаружить, как вампир телепортироваться! Куарр! Я быть уверен, что он переместиться во дворец Галеон! Вампиры и демоны есть хитрые бестии! Этот дворец выглядеть страшно. Даже подумать боюсь, что скрываться за его стенами. Мне вампирский дворец казался невероятно красивым творением, но о вкусах с авиаком я спорить не собирался и повернулся к майору. — Во дворце есть портал, — подвел итог Саранг Монту. — И именно это стало причиной того, что наш портал перестал работать! — горячо добавил присутствующий здесь же Иавер Мусэм. — Их технология глушила наш сигнал. Но я уже решил эту проблему! Принципы их телепортации не отличаются от наших… А камень Путешественника прекрасно находит следы телепортационных связей! — Вы сумели восстановить работу вашего портала? — Более того! Я сумел подключиться к порталу во дворце Галеоне! — засиял, как золотая монета, ученый. — Найан может гордиться мной! Теперь я могу переправить во дворец кого угодно, но вампиры еще пока об этом не знают! Но все же стоит поторопиться, они могут засечь наш портал в любой момент. — Отойдем, капитан, на пару слов, — кивнул мне Саранг Монту. Я догадывался, что он хотел мне сказать с глазу на глаз, и не ошибся. — Действовать надо быстро, чтобы не потерять фактор внезапности, но пока наши штабные разродятся решением, вампиры разрежут Авилон на лоскуты. — Согласен, — произнес я. Имперская бюрократия уже притча во языцех. — Если мы вернемся к кораблям, я обязан буду доложить обо всем, и мне прикажут оставаться на месте и не предпринимать ничего до принятия решения штабом… — Тогда нам не стоит возвращаться к кораблям. Я отправлю сообщение со своей сорокой, пусть высылают подмогу… — Слушай, капитан, я в любом случае возьму всю ответственность на себя: ты и твоя группа просто выполняли мой приказ. Но заставлять тебя штурмовать дворец я не буду, можешь вернуться со своими назад, доложить обо всем лично и ждать распоряжений из Незебграда. Майор Монту лишь закрепил мои симпатии к себе. Никогда бы не подумал, что мне будет настолько приятно иметь дело с восставшим Зэм. Естественно, возвращаться к кораблям я отказался. Нам представился шанс разобраться с вампирским дворцом и поквитаться за погибших собратьев, и упустить его из-за неповоротливой имперской машины было бы обидно. На отдых времени не было, как и на проработку плана. Роксана ди Дусер как могла нарисовала нам план того дворца, что был обезврежен Лигой на каком-то эльфийском аллоде… Тенебре, кажется. Но далеко не факт, что ее карта нам чем-нибудь поможет. Несмотря на внешнюю схожесть, внутри дворцы могли оказаться совершенно разными. Да и самой эльфийке я, если честно, не слишком доверял. Кроме двух групп Хранителей, к штурму дворца изнутри подключились шестеро наемников и, конечно, авиаки. — Мы находить злобный вампир и убивать его. Этот вампир убить много моих сородичей! Я хочу его смерть. Всех смерть! Самец и самка! Вы нам помогать. Мы благодарить. Мое гнездо — теперь твое гнездо! Друг!.. — Но учтите, вы окажетесь в окружении врагов, будьте осторожны! От рук вампиров и демонов пало немало Историков и авиаков. Но я поклялся, что вампиры будут уничтожены! — от волнения не замолкал ни на секунду Иавер Мусэм, активируя портал, откуда мы будем отправляться один за другим. Жаль, что переместить сразу всех, ну или хотя бы группу, не получится. — Пепел разрушенного Авилона хранится в моем амулете. Он стучит мне в грудь и требует отмщения! — Отомстим, — сухо бросил майор и первым из Хранителей телепортировался. Затем с площадки телепорта исчезла и вся его группа, и потом на нее ступил я. Азарт и предвкушение вытеснили усталость, и я готов был сразу кинуться в бой вне зависимости от того, где окажусь и сколько врагов будет вокруг. Мои руки, крепко сжимающие меч, подрагивали от нетерпения, кровь кипела от адреналина, а неизвестность даже приятно щекотала нервы. Но когда я телепортировался, все было тихо. На мраморном полу, устланном ковровыми дорожками, покоились четыре эльфа, уже отправившихся в чистилище. Я осмотрелся. Мы находились в круглой комнате с розовыми стенами, позолоченными сложной вязью узоров. Откуда лился перламутровый свет я так и не понял, им был пропитан сам воздух, и пахло сладостью. Разбросанные повсюду большие бордовые подушки, выпивка и кальяны намекали на то, что эльфы приятно проводили время и не ждали вооруженных гостей. Это место чем-то напоминало мне бордель в Незебграде. На всех прибывающих грозно шикали, призывая к тишине. Тяжелые, бордовые портьеры с золотистыми помпонами, скрывавшие двери, громко зашуршали, когда авиаки раздвинули их и осторожно выглянули наружу. — Чисто. Мы прокрались по коридору, стараясь создавать как можно меньше шума. Коридор кончился винтовой лестницей. — Разделимся? Крылатые — наверх, бескрылые — вниз. — Хм! — подала голос Лиза. — Ты тоже вниз. Окон не было, и из-за этого тяжело было сориентироваться, в каком месте замка мы примерно находимся. Лиза сообщила, что впереди кто-то есть, и когда мы вломились в еще одну круглую комнату, только побольше, нас встретили мощным магическим залпом, так что пришлось отступить. Видимо, с той стороны тоже был мистик. Миша и еще один маг из группы Саранга Монту огрызнулись огнем, за которым последовали толстокожие наемники вместе со Лбом. Судя по звукам, сразу завязалась драка. Подождав пару мгновений, я юркнул следом и постарался быстро оценить обстановку. Трое эльфов, не шевелясь, лежали на полу почти у входа — они попали под раздачу первым. Двое наемников стояли парализованные, как статуи, и один даже начал делать попытки напасть на своих, хоть и пока довольно вялые, — это работа мистика. Я увидел тщедушного эльфа, который прикрывался могучими фигурами одурманенных им минотавров. Черный, вьющиеся колечками туман, тянущий к нам свои щупальца, напрягал больше всего. Похоже на некромантию. Эльфов, наколдовывахших это жуткое проклятие, оставляющее на теле ожоги, оказалось сразу пятеро! Но их внимание было поглощено оставшимися наемниками и Лбом, которые, чертыхаясь и рыча, прорывались к ним, несмотря ни на что. Седьмой эльф, затаившийся за портьерами почти у входа, был магом стихийником и уже готовился превратить кого-то в ледяную статую, когда я рубанул мечом по алому бархату, пополам разрезав штору вместе с эльфом. Где-то рядом засвистели стрелы, а боковое зрение ухватило золотые и фиолетовые вспышки… Нас было восемнадцать, вампиров — десять, и трое из них умерли почти сразу. Бой был коротким, итог — предсказуемым. Тела эльфов мы обыскали, но ничего интересного не нашли. Я внутренне ожидал сирены, или какого-нибудь сигнала, оповещающего о прорыве врага, но тревога то ли не была поднята, то ли передавалась невидимым посторонним способом. Но на всякий случай мы все еще старались двигаться тихо, хотя после шумного боя это и казалось бессмысленным. До того, как впереди возникла вторая винтовая лестница, мы сумели обезвредить еще группу вампиров, и только тогда свет вокруг стал неприятно красным, режущим. Нас заметили! — Вниз! — крикнула Лиза, и все, не задавая вопросов, бросились туда. Спустившись на один пролет, мы снова увидели большую круглую комнату, но Лиза опять скомандовала «Вниз!», так что на этом этаже я мало что разглядел. Догнали нас на третьем витке. Впереди двое наемников приняли на себя удар, затормозив всю следовавшую за ними процессию, и менее, чем через минуту, нас атаковали сзади. Мы оказались зажатыми на лестнице, ширина которой не слишком позволяла маневрировать. Матрена и жрец из группы майора Монту постарались укрыть нас щитом святой магии, но этого было мало. Проклятия сыпались на головы дождем, а увернуться и дать сдачи получалось плохо. В какой-то момент что-то черное и обжигающее прошлось по моей щеке, и мне показалось, что это лезвие топора раскололо голову надвое. В глазах потемнело, но я удержался на ногах, рефлекторно сжимая пальцы еще крепче, чтобы даже в полуобморочном состоянии не выпустить из них меч. Вспышка боли утонула в накатившей ярости, и когда проклятье задело мое плечо, я почти ничего не почувствовал. До некроманта добраться я ухитрился, и даже смог его ранить, но все же мы занимали невыгодную позицию, которая ухудшилась с появлением мелких, астральных бесов, так и норовящих перегрызть нам ноги. Нужно было срочно что-то предпринять, потому что бой оборачивался не в нашу пользу. И тут удача повернулась к нам лицом. Я попробовал ударить мечом ближайшего ко мне вампира, атаковавшего магией, не достал, но ему пришлось отпрянуть назад, сбив с ног другого мага. Их проклятья улетели в ступени сверху. И как раз в этот момент огненный шар, срикошетивший от щита жрецов, ударил в то же место. Лестница над головами покрылась сетью трещин от тройной силы магии. Несмотря на внешнюю хрупкость, она оказалась довольно прочной, но наши маги быстро сообразили, что еще пары таких ударов она не выдержит. Это же сообразили и противники и, не желая оказаться погребенными заживо, мгновенно отступили назад. Пыли, как ни странно, поднялось не очень много, когда ступени сверху обрушились вниз, и поэтому я в деталях разглядел, как они проломили лестничный пролет, на котором стояли мы, и улетели еще ниже. Конечно, противники атаковали нас еще и спереди, но хотя бы от тех, что были сзади, мы временно отделались. Наемники, тем временем, несли потери. Но зато они сумели пробиться к коридору, где уже стало полегче — мы смогли развернуться и атаковать уже в полную силу. В пылу боя я не сразу заметил, что окружающая обстановка здесь была менее изящной: пол не устилали ковры, стены не слепили глаза золотыми вензелями и алые портьеры тоже отсутствовали. И только когда мы прорвались еще вперед, стало понятно, что это тюрьма — хотя даже решетки на маленьких камерах оказались в искусных узорах. На отрезанную лестницу вряд ли стоило полагаться, как на надежную защиту. Мы еще сражались с вампирами и невесть откуда подоспевшими к ним на помощь астральными бесами, молясь, чтобы не явились большие демоны, как Михаил уже пытался взорвать решетки и выпустить пленных. И преуспел. — Ой, слава Яскеру, свои! Едва дым от проклятий рассеялся и я опустил меч, привалившись к стене, как на меня обрушилась адская боль на лице и в плече. Я прикрыл глаза, стараясь справиться с ней, но мой запас прочности был на исходе. — Мы плыли сюда, чтобы арестовать остававшихся на свободе Историков, а в результате сами оказались за решеткой. Демоны захватили наш корабль, а затем отдали экипаж и пассажиров вампирам. Они уже сожрали наших спутников. Нас оставили на сладкое. Патриарх вампиров обещал устроить праздничный ужин после гибели аллода… — Какой еще Патриарх? — Глава вампиров. Великий Маг! — Что?! — Здесь есть Великий Маг? — Это усложняет дело… — Не факт, что мы его обязательно встретим. Слова доносились до меня, как через толстый слой ваты, и ответа майора Монту я даже не расслышал. Хорошо, что сейчас есть кому принимать решения и отдавать приказы, потому что моя голова совсем перестала работать. Вроде бы нам удалось разобраться, в какой части замка мы находимся, и двигаться более осмысленно. У нас еще оставались силы дать бой, но главной целью было разыскать тот самый «дух корабля», о котором говорила Роксана, чтобы попробовать отключить разрушительный луч. Это освободило бы Найана от необходимости защищать аллод, и уж он-то — Великий Маг, самый древний из ныне живущих, сумел бы расправиться с вампирами во дворце. Но Найна с нами не было, и теперь, когда вампиры уже подняли тревогу, мы неслись по коридорам со всех ног, не скрываясь, но и не вступая в бой. Быть может, авиаки где-то наверху наводят шороху; быть может, оставшиеся у кораблей Хранители, получив сообщение, которое мы отправили с Феей, уже пришли нам на подмогу; быть может, удача все еще не отвернулась от нас, и мы сможем добраться до сердца дворца, чтобы убить его… Мысли путались, меня штормило, но упрямство, как батарейка, давало мне заряд энергии. Мы снова поднимались наверх, и то, что здесь на нас никто не нападал, зарождало неприятные подозрения. Уж лучше бы дорогу преграждали толпы вампиров и демонов, это хотя бы поддавалось объяснению. Но коридоры странно опустели, хотя мы двигались к центру дворца… — Вот оно! То есть… она? Большой зал, залитый светом множества хрустальных люстр, который, преломляясь, раскрасил все вокруг в цвета радуги, был пуст… если не считать призрачного женского лица, похожего на голубой, мерцающий мираж. Оно висело в воздухе в центре зала и смотрело на нас с вежливым вниманием. Это было так странно, что мы растерянно остановились, не зная, что делать дальше. — Это какая-то проекция… — Я, Сивилла, была создана специально для работы на этом корабле. Обладаю развитой интуицией, способна поддерживать рабочий диалог. Словарный запас — десять тысяч слов. Эмоции отключены. За подробной инструкцией обратитесь к моему разработчику. Голос у «проекции» был очень приятным, мелодичным и живым. Если закрыть глаза, то становится трудно поверить, что это всего лишь механизм. — А кто твой разработчик? — спросил майор. — Великий Маг Гурлухсор. Кто бы сомневался! Гурлухсор мертв, убит в Пирамиде Тэпа другим Великим Магом — Нефером Уром, но темные дела его продолжают жить. — Ладно, отключи луч, которым ты разрезаешь Авилон! — Для отключения лучевой установки назовите пароль. — Какой еще пароль? — Вы назвали неправильный пароль. У вас осталось две попытки. — Не знаю я никакого пароля! — У вас осталась одна попытка. Если вы снова назовете неправильный пароль, помещение будет заблокировано, а я вызову охрану. Спасибо за внимание! — Так, заткнулись все, — шикнул Саранг Монту, хотя все и так молчали. — Может, вправить ей мозги топором? — предложил кто-то из наемников негромко, чтобы Сивилла не приняла это за третью попытку назвать пароль. Все с сомнением посмотрели в ее сторону. Лицо было просто изображением, которое ни одним топором не возьмешь, но снизу виднелось что-то вроде постамента. Попробовать уничтожить его? Михаил подошел ближе и присел на корточки, чтобы получше все разглядеть. — Я не вижу здесь никаких механизмов или магии… — Надо уходить, — нервно сказал кто-то из освобожденных пленников. — Прямо сейчас! — Поддерживаю, — добавила Лиза, и для меня это было более весомым аргументом. Вообще, уже сам факт того, что нас никто не останавливал на пути сюда, предвещал неприятности. Распахнутая дверь в ловушку с надписью «добро пожаловать»… Но майор медлил. — Мы должны уничтожить эту тварь. Ма за этим и пришли! Я уже хотел был с ним согласится, как меня вдруг пронзило острое, как бритва, чувство опасности. Будто внутри завыла сирена. Ощущение было настолько сильным, что даже отодвинуло назад боль и прояснило разум. Я доверял своей интуиции и поэтому в ту же секунду гаркнул во всю мощь легких: «Бежим!», мимоходом схватив кого-то в охапку и толкнув к выходу. Никто еще не успел ни в чем разобраться, но громкая, уверенная команда сделала свое дело, и все бросились из зала. В какой-то миг яркая вспышка света ослепила глаза, и я потерял ориентиры. Споткнулся об кого-то. Упал. И на меня тут же налетел кто-то сверху. Грохот и ругань со всех сторон свидетельствовали, что эта участь постигла многих. Я постарался не делать резких движений, потому у всех в руках было оружие, в том числе и у меня — пораниться об собственный меч, или ранить других, не хотелось, но и медлить тоже было нельзя. Зрение еще не до конца вернулось в норму, перед взором прыгали пятна, но я сумел встать на ноги и удостовериться, что вход в зал заблокирован прозрачной стеной, похожей на очень прочное стекло. Большинство из нас успело выскочить наружу, но внутри остался Зэм из группы Саранга Монту, трое наемников Историков, двое хадаганцев — мужчина и женщина — вероятно, спасенные судебные приставы, и, к моему ужасу, Михаил. Судорожный вздох вырвался из горла Лизы, когда она поняла это. — Кажется, я немного опозда-а-ал? Приве-ет! Высокий эльф со светящимися красными глазами и снисходительно-усталым выражением лица неспешно вошел в зал, опираясь на красивую витую трость. Он был одет в вычурный фиолетовый камзол, богато усыпанный золотыми узорами, пояс и обувь украшали массивные пряжки с камнями, а от сверкающих наплечников и вовсе слезились глаза. Длинные волосы, завитые в ниспадающие на плечи локоны, стягивали шелковые ленты и золотые обручи так, что казалось, будто у него на голове корона. Сказать, что я оторопел, не сказать ничего. — А что это мы такие серьезные? Важное дело делаем, да? Мир спасаем? Как ми-и-ило! Эльф противно тянул слова, глядя на отрезанных ото всех «мышек в мышеловке». Лиза ударила проклятьем по разделяющему нас стеклу, но оно даже не треснуло. — Это Арманд ди Дусер. Великий Маг! — прошептал кто-то из освобожденных пленников. — Нам с ним не справиться, надо уносить ноги! А Роксана, дочь Арманда, говорила, что ее отцу отрубили голову! Это мысль едва промелькнула в моей голове и сразу исчезла, потому что Миша все еще был внутри, и вызволить его я не видел никакой возможности. В груди медленно, но верно, начала прорастать паника. Одно дело, когда все мы подвергаемся смертельной опасности, но продолжаем сражаться, и совсем другое — просто стоять и смотреть, как у твоего друга не остается ни малейшего шанса остаться в живых. — Мне как-то довелось уже столкнуться с такими спасателями, да-а-а. Убили они меня. И голову отрезали! Какие нехорошие, правда-а-а? Меня, красавца-умницу! Эх, не ценят меня в цивилизованном мире… А зря-а-а… — с этими словами Арманд резко вскинул свою трость и Зэм упал замертво. Отовсюду послышались крики. Трое наемников за прозрачной стеной бросились на эльфа, но тот легко отшвырнул их лишь взмахом трости. Лоб со всей силы ударил по стеклу топором, но и это не возымело никакого действия. Решение майора становилось очевидным. — Уходим, — гаркнул он. — Мы не можем уйти! — взвизгнула Лиза и перевела на меня полный ужаса взгляд. Никогда раньше я не видел ее такой. — Зачем мы тогда сюда шли?! — Мы вызволили выживших пленников и это уже не мало! Уходим! Это приказ!!! Большинству присутствующих не нужно было повторять дважды. Саранг Монту посмотрел на меня, но на моем лице наверняка все было написано — я не оставлю своего друга, пока он еще жив. Настаивать майор не стал и этим понравился мне еще больше. — Орел… — начал было я. — Я не уйду! — отрезал он сразу. Я положил ему руку на плечо и встряхнул. — Выведи хотя бы Матрену, иначе мы все погибнем здесь! Да, я знал, куда надавить, но угрызениями совести мучиться было некогда. На лице Кузьмы отобразилась мучительная внутренняя борьба, и, в конце концов, он, выругавшись сквозь зубы, схватил Матрену и грубовато потащил ее вслед за уже скрывшимся в коридоре майором и остальными. — Лоб, помоги им! — крикнул я. Остервенело колошматящий по стеклу топором Лоб оторвался от своего занятия и, поколебавшись, побежал за ними. Если бы я мог, я бы и Лизу отправил, но ее ничем не оторвать от проклятой преграды. Она в панике металась вдоль прозрачной стены, за которой на полу кроме восставшего лежали уже два наемника. — А вот мой новый хозяин ценит, да-а-а… А он посильней будет и Яскера, и Айденуса. Даже вместе взятых! Воскресил меня, помог новый кора-а-аблик построить. Надо бы отплатить ему… Щелк! И третьего наемника швырнуло на стену. Он сполз по ней, оставив за собой кровавое пятно. Безоружные судебные приставы жались друг к другу: женщина кричала, крепко зажмурив глаза, а мужчина пытался прикрыть ее собой. Миша огрызался огнем, который Арманд ди Дусер легко останавливал. Мы уже встречались в бою с Великим Магом — Гурлухсором, но тогда с нами тоже был Великий Маг. Нефер Ур, даже ослабший, уравновешивал наши силы. Сейчас же нас не поддерживал никто, и Арманд играл со своими пленниками, как с игрушками. Я осмотрел всю стену сверху донизу. Ни единой щели! Мысли метались, как подхваченные вихрем листья, но никаких идей в голову не приходило. Как же убрать эту преграду? Со психу я шваркнул по ней мечом… и неожиданно разрезал ее, как толстую резину. От удивления Лиза даже перестала голосить. Тратить на раздумья не стал даже секунды. Меч был великолепным, и кто-то говорил мне, что он сделан не из стали, но обо всем этом я подумаю потом, когда разберусь с этой преградой. Меч входил в нее туго. Стена сопротивлялась. Но я рубил ее со всей одури, словно встретил своего самого злейшего врага. Отверстие изяществом не отличалось — варварски прорубленная дыра, но ее хватило, чтобы протиснуться внутрь. Арманд, увлеченный своими пленниками, хохотал, стоя ко мне спиной и отбивая Мишины огненные проклятия одной рукой, как теннисные мячики. Одновременно с этим языки черного тумана тянулись к судебным приставам от второй его руки. Хадаганец, не выдержав, бросился на Арманда безоружным, с громким: «А-А-А!», но добежать не успел — Великий Маг отшвырнул его так же, как наемника, размазав по стене. И этого мгновения мне хватило, чтобы подобраться. Эльф обернулся в последний момент и успел заметить меня, но мой меч уж был занесен слишком высоко, а лезвие было слишком близко к его шее. Вместе с головой я отсек и его аккуратные локоны. Потому что не стоит поворачиваться к врагам спиной, надеясь лишь на сомнительные стены! Лиза подбежала к Михаилу, но он, хоть и вымотанный до предела, не был ранен. Возможно, Арманд хотел оставить его на десерт. Все остальные, кроме хадаганки, погибли. Возможно, кого-то из них еще можно было воскресить, но жреца среди нас не оказалось, и дотащить их до выхода мы тоже вряд ли бы смогли. Я склонился над эльфом и обыскал его. Ничего, кроме непонятного артефакта в нагрудном кармане, не нашел, и забрал его трость. Нашим магам будет интересно ее изучить. Ну и артефакт тоже, вдруг, это что-то важное… — Это ключ от портала! — воскликнула вдруг хадаганка. — Я знаю, я специалист по перемещениям! — И куда мы сможем переместиться? — У вас с собой персональные телепортаторы? — вместо ответа спросила она, заметно преобразившись. Еще минуту назад она в ужасе верещала, прячась за спину сослуживца, но теперь, оказавшись в своей профессиональной стезе, почувствовала себя уверенней. — Конечно, но к местным порталам они не подключены… — Давайте сюда! Хадаганка схватила наши телепортаторы и ключ Арманда, затем забрала телепортатор погибшего восставшего и разложила все это на полу. Все последовавшие за этим манипуляции мне были непонятны, и я, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, огляделся, тут только увидев, что лицо Сивиллы все еще продолжает безмятежно взирать на происходящее. Постамент под ней был сметен чуть ли не в пыль, но на ее работу это не повлияло. Заметив мой взгляд, она радостно сообщила, что уже вызвала охрану, которая спешит сюда. — Можно побыстрей? — поторопил я «специалиста по перемещениям». — Еще секундочку… сейчас я настрою… вот так… — Сюда уже идут, — предупредила Лиза, да я и сам уже слышал приближение кого-то вряд ли дружественного нам. — Готово! Телепортируемся! — Куда?! Но женщина, активировав телепортатор восставшего, уже исчезла. Деваться было некуда, и я, схватив свой телепортатор и закрыв глаза, представил площадку телепорта… ну хоть какую-нибудь! Меня окружило сияние, и через секунду я очутился в той же круглой комнате с разбросанными подушками, выпивкой и кальянами, куда нас отправил Иавер Мусэм со своего портала на Авилоне. — Сюда, конечно! — ответила мне на вопрос хадаганка, которая стояла здесь же, колдуя над порталом. Через мгновение рядом появились и Миша с Лизой. — Я наши имперские телепортаторы только к порталу дворца подключила. А теперь, внимание… Давайте, по одному! Я все настроила. Пора убираться из этого замка! Миша подтолкнул к площадке Лизу, затем, после того, как она исчезла в голубом сиянии, поднялся сам. Дальше подошла моя очередь. — Скорее, скорее, у нас мало времени! Когда телепортационная сеть понесла меня сквозь пространство, я успел почувствовать боль и усталость. Надеюсь, что Кузьме, Матрене и Лбу тоже удалось выбраться из дворца! Открыв глаза после того, как почва под ногами обрела твердость, я ожидал увидеть изящные домики базы Историков на Авилоне и намеревался сразу выяснить судьбу остальной своей группы… но я стоял на площадке телепорта в Незебграде. Глава 60 Просмотреть полную запись
  10. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.59

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 59. Ключ Патриарха Вряд ли я мог предположить, что наша военная кампания на Авилон в итоге может оказаться такой скучной. Вот уже несколько дней здесь не происходило ровным счетом ничего. Историки сидели в своем лагере, изредка совершая вылазки в южном направлении, Найан защищал аллод от луча, авиаки держали оборону к северу аллода, сражаясь с обученными нетопырями, мы немного зачистили берега от мелких демонов, а наши корабли с успехом отстреливались от крупных. Капитаны обоих кораблей, обсудив стратегию, пришли к выводу, что с демонами нам справиться по силам, но стоит отчалить от земли и оказаться в открытом астрале, как нас скорее всего сразу атакует дворец Галеон, поэтому выдвигаться слишком опасно. Штаб с этим согласился, так что мы пока оставались на месте. Потрепанная нетопырями Фея быстро оклемалась, и от нечего делать я начал учить ее носить почту. Сорока оказалась очень умной и быстро сообразила, что от нее требуется. Игра ей понравилась и она стала носиться между кораблями и базой Историков с записками. За это ее кормили сахаром и мышами. Именно она принесла послание от Найана, в котором сообщалось, что группа ученых решилась отправиться к северо-западным раскопкам джунских руин, несмотря на опасность. Их будут сопровождать авиаки в качестве защитников. — Они говорили, что северная часть аллода кишит демонами, и боялись нос показать из своей базы, а теперь вдруг собрались идти к ним прямо в лапы. Это подозрительно! — нахмурился майор Монту, ознакомившись с посланием. — На северо-западе находятся какие-то очень важные раскопки, Историки переживали из-за того, что не смогли завершить там свои исследования, — произнес я. — Мы скажем свое веское слово? — Обязательно! Не доверяю я им. Мало ли, чем они там собираются заниматься, надо проконтролировать! Хоть мы их пока и не арестовываем, это не означает, что им можно ходить, где вздумается, без нашего ведома! Когда я сообщил своим друзьям о том, что нам предстоит рейд вместе с Историками до джунских руин, лежащих в опасной местности, меня сразу же раскусили. — Это к тем самым, где нашли червелицее существо? — усмехнулась Лиза. — Даже не вздумай сказать, что это не ты сам напросился туда идти. — Вам что, неинтересно узнать об этом? — Интересно, — кивнул Орел. — Но, Ники, милый, нас пугают твои суицидальные наклонности… — Можете оставаться здесь, я найду более лояльных, — спокойно сказал я, прекрасно зная, что они не останутся. — Ага, чтобы опять тебя потом вылавливать со дна какого-нибудь озера? Ну уж нет. Когда выдвигаемся? — Сейчас. В лагере Историков снова царила суета, как и в тот день, когда мы впервые попали туда. Группа ученых, собравшихся к руинам джунов, включала в себя гибберлингское семейство Ромашек, эльфа Людвига ди Грандера, двух девушек лаборанток, одинаковых на лицо, трех минотавров для тяжелой работы, и наверное с десяток авиаков — их я так и не сумел пересчитать, потому что они быстро порхали над нашими головами, все время перемещаясь. — Мы слышали, что вы нашли обломки корабля судебных исполнителей? — спросил старший из гибберлингов. — Да, он подвергся нападению демонов. — Соболезнуем. Эти бедняги должны были арестовать нас… И все равно, мы скорбим об их смерти. Они не были нашими врагами, и если бы оказались здесь, то встали бы плечом к плечу с нами — против вампиров и демонов! — А вы не боитесь сейчас столкнуться с вампирами и демонами? — спросила Лиза. — Это было бы крайне нежелательно, — сообщил Людвиг, — но у нас родилась идея. В донесениях наших коллег с Асээ-Тэпх я читал, что они подчинили джунских големов. Знаете ли вы, что големы создавались джунами для борьбы с Проклятьем? Согласно труду «Откровения Тка-Рика», джунское Проклятье и наши демоны — суть одно. Быть может, в наших силах и сейчас использовать големов для борьбы с демонами. Как вам такая идея?.. — Учитывая, что джунов это не спасло… — В любом случае, другой идеи у нас нет. Я вспомнил демона из Тринадцатой лаборатории, которого уничтожили джунские големы. Империя тоже интересовалась таким вариантом борьбы. — Эти руины, где мы нашли големов, называются «Тотнум», что в переводе с джунского означает «крепкие стены», — продолжал Людвиг. — Судя по всему, там пролегала их линия укреплений. — А вы знаете, как оживить этих големов? — спросил я. — Думаю, да. Историки с Асээ-Тэпх управляли големами с помощью артефакта, мы тоже нашли нечто подобное, но опробовать не успели. Нам еще ужасно мешались мантисы, развелось их там… А характер у них — что у тещи из любого анекдота. Злые они, в общем. — Если там демоны разгуливают, то все мантисы уже точно разбежались. — Это очень разумно с их стороны! Я намерен запустить големов и, если получится, привести их на базу для дальнейшего изучения. Главное понять, как ими управлять. Вампирский луч взрезает плоть Авилона, как нож масло, я надеюсь, что западный рог еще не превратился в отдельный остров и мы сможем добраться до руин. К сожалению, эта надежда оказалась напрасной. «Западный рог» болтался рядом с аллодом, не соприкасаясь с ним, хотя и находясь довольно близко. Авиаки спокойно перелетели на другую сторону, Старик вместе со мной тоже легко, расправив широкие крылья, перемахнул через бездну (мое сердце екнуло), а вот для остальных пришлось сооружать мост: натянули канаты, связали бревна, закрепили концы… Переправа не казалась надежной, особенно подо Лбом и его носорогом. Бесстрашный в бою лютоволк Орла и вовсе отказывался идти вперед. Прошло не меньше десяти минут, пока его удалось лаской и уговорами, пинками и подзатыльниками, уговорить перейти на ту сторону через астральную бездну. Ветер раскачивал мост, канаты скрипели, бревна бились друг об друга, хотя стянули мы их довольно крепко. Когда все оказались на отколовшимся островке, вздох облегчения сам вырвался из моего горла. На все это ушло много времени и часы показывали глубокую ночь. И пусть на освещении, всегда походившем на утро, это никак не сказалось, всем уже откровенно хотелось спать. Пришлось разбивать лагерь и становиться на ночлег. Дежурили, правда, на этот раз только авиаки, так что я, быстро уснув на мягкой, словно перина, траве, благополучно продрых до утра, а потом еще и повалялся в ничегонеделанье, жуя травинку и глядя в прекрасное, рассветное небо. Дрейк, почуяв свободу, охотился на мантисов, Фея спала у меня на голове, недовольно закаркав, когда я все же поднялся, чтобы умыться в холодном озерце неподалеку и избавить организм от лишних жидкостей. Я даже успел побриться и насобирать неизвестных алых ягод (Лиза сообщила, что они ядовитые, и заставила все выбросить), прежде чем Историки наконец-то изволили проснуться и продолжить путь. Как выяснилось, нужные руины оказались почти на краю земли, потому что аллод крошился и уменьшался в размерах прямо на глазах. Но хуже всего то, что по берегу бродили демоны! И не только мелкие астральные бесы, но и крупные, по-настоящему опасные особи. Конечно, при помощи авиаков нам удавалось держать оборону и не подпускать их к руинам слишком близко, но и о том, чтобы разогнать их совсем, не могло быть и речи! Наши силы оказались неравны — демоны слишком превышали нас количеством. Кроме того, мы обнаружили еще одно червелицее существо, которое, проиграв схватку с демонами, буквально на наших глазах было разорвано на части. Это красноречиво говорило о том, что они не за одно! Впрочем, ни на какой союз мы не надеялись. Историки заверили, что к ним червелицые относятся так же враждебно, как и к демонам. Словом, опасаться нужно было и тех, и других. Сами руины представляли из себя груду камней вокруг относительно неплохо сохранившейся лестницы, ведущей в никуда. Но гораздо более интересным было то, что по бокам лестницы, почти сливаясь с каменными барельефами, возвышались големы — безжизненные и напоминающие просто статуи. Они походили на тех, что я видел в тринадцатой лаборатории и на Асээ-Тэпх, кроме одного — того, что стоял на самой вершине, возле чего-то, смахивающего на алтарь. Он был заметно больше остальных и, вероятно, сложнее — если, конечно, все эти иероглифы на нем являлись чем-то большим, чем украшения. — Вот и големы. Похоже, этот здесь главный. Надо попробовать применить артефакт… Посмотрим, что получится! У Историков сразу загорелись глаза и им стало все равно, что вокруг кишат демоны. Мы же — я со своей группой и авиаки — рассредоточились вокруг, чтобы контролировать любые демонические поползновения против науки. Я надеялся, что если червелицые и почтят нас визитом, то схлестнутся с демонами раньше, чем доберутся до нас. Трудно было сказать, кто из них вызывает у меня больше опасений. Однако червелицые не появлялись, а вот от демонов пришлось отбиваться довольно активно. Авиаки оказались очень умелыми вояками, так что мы сумели справиться и с несколькими волнами мелких астральных бесов, и с двумя крупными демонами. Когда натиск противников схлынул, я подал знак, что хочу проведать Историков, и поднялся по лестнице, не убирая меч в ножны. Ученые выглядели озадаченными. Людвиг чесал затылок, нарезая круги вокруг большого голема, которого, судя по всему, удалось «включить» — он испускал голубое сияние, а внутри него что-то щелкало и поскрипывало. — Работает! Голем явно что-то хочет сказать… Но понять его невозможно. Как же общаться с этим болваном? Быть может, с помощью другого голема… Гиббрелингское семейство Ромашек суетилось возле голема поменьше, с которым дела явно шли веселей. Каменный исполин послушно выполнял команды, а по бегущим светящимся иероглифам на его туловище можно было считывать информацию. Подстраховываемый двумя минотаврами, голем довольно бодро прошагал до своего «старшего» собрата, после чего Людвиг принялся вводить какие-то команды с помощью артефакта — по виду куска камня, так же сплошь изрезанного джунскими узорами. Для меня все это действо представляло из себя непонятный, сложный ритуал с танцами и бубнами, но было ужасно интересно! Какое-то время ученые возились с големами и я уже решил вернуться к своим, чтобы продолжить защищать руины от вражеских посягательств, как вдруг Людвиг издал радостный возглас. — Есть! ЕСТЬ! Сообщения большого голема можно расшифровать через малого. Большой называет его Младшим и… и… он говорит, что его силы прибывают, что он вновь в строю! Кажется, он рад, что может продолжить выполнение задач. — Каких задач? — оторопело спросил я. Голем все же искусственно созданный механизм, и наличие у него столь высокого интеллекта, способного чему-то радоваться, меня впечатлило. — Так-так-так… подождите, он проводит проверку системы после выхода из стазиса… — затараторил Людвиг, подпрыгивая на месте от нетерпения. Рядом с ним нервно топтались гибберлинги и обе лаборантки. Даже минотавры с интересом подошли ближе. — Какой-то сбой! Перезагрузка… Загружается память, идет проверка свода данных. Проверка выполнена. Проведен быстрый анализ местности. Обнаружено множество Проклятий… — Что? Проклятий?! Я заозирался, морально не готовый столкнуться с тем, что убило джунский народ, да еще и во множественном числе. — Они слабы, но могут представлять угрозу для Создателей, — продолжил Людвиг. — Это он о наших демонах говорит? — спросила одна из лаборанток. — Ну да! Если Проклятием джунов был невероятной силы демон, то теперь големы распознают в наших астральных демонах множество слабых Проклятий. А еще Саранг Птах — восставший с плато Коба, своими глазами видевший Проклятье джунов, утверждал, что оно живо до сих пор, что гигантский демон, истребивший целый народ, по-прежнему обитает где-то в астрале. И возможно даже не один. — Так-так, подождите, голему для дальнейшей работы необходимо присутствие Создателя. В противном случае возможен сбой системы. Старший приглашает Создателя… — Джуна? — задала риторический вопрос все та же лаборантка. — Ответа нет. Идет анализ местности… Создателей не обнаружено… Конечно не обнаружено, дубина ты каменная! Твои создатели давным-давно на том свете! Так… Согласно инструкции начинается самостоятельный анализ обстановки… Сбой! Для продолжения анализа необходимо заменить источники питания. Младший должен доставить три энергетических заряда для Старшего! Повторяю. Анализ обстановки невозможен. Требуется заменить источники питания. Все вокруг засуетились, как при пожаре. С проклятиями и воплями, спотыкаясь на ровном месте, сбивая с ног друг друга, роняя нужные инструменты, ученые отколупали от трех маленьких големов какие-то светящиеся куски, вероятно — те самые энергетические заряды, после чего начался не менее экспрессивный процесс вставки зарядов в большого голема. — Заряды приняты и установлены в блок питания. Начинался анализ… — облегченно выдохнул Людвиг. — Внимание. Обнаружена новая форма жизни. Начинается проверка в своде знаний… Что-то внутри голема защелкало и замигало с удвоенной силой, мы все забыли даже дышать, во все глаза глядя на него. Напряжение повисло в воздухе. Анализ длился, казалось, целую вечность… — Проверка закончена. Аналогов не выявлено. Требуется экземпляр существа для подробного изучения. — Какого существа? Кого он имеет в виду? — Понятия не имею… может демонов? — Их он определил, как «слабые Проклятия». — Может, нас? — Ну уж точно не меня! Эльфы самая древняя раса Сарнаута! — Но и люди не могут быть «новой формой жизни» для джунских големов. Сами джуны тоже были людьми… Мы покосились на гибберлингов и минотавров, но тут Старший голем снова замигал и защелкал, и Людвиг принялся расшифровывать хитрую вязь иероглифов, которой засветился малый голем. — Младший должен доставить Старшему один экземпляр новой формы жизни. Приметы: шевелящееся образование в нижней части головы. В случае сопротивления разрешается применить силу. Запрещается топтать и разрывать существо на части. — Червелицые! — в три голоса воскликнули гибберлинги. Людвиг, задумавшись, посмотрел в мою сторону. По дороге я рассказал историкам о том, что видел червелицего на плато Коба, и что в руинах Зэм удалось обнаружить его изображение. И если восставшие видели их еще при своей настоящей, первой жизни, то эти монстры точно существуют больше двух с половиной тысяч лет! — Быть может, червелицые появились, либо мигрировали на эти земли с каких-то далеких, неизвестных территорий после смерти джунов, но еще до вымирания Зэм? — Быть может, мы все-таки достанем для голема «экземпляр»? Эта задача оказалась сложнее, чем заменить энергетические заряды, ведь червелицего под рукой у нас не было. Пришлось прорываться с боем к тому, который трагически закончил свою жизнь на наших глазах в неравной схватке с демонами. Нам, конечно, повезло больше, чем ему, и его останки добыть удалось, правда мы поплатились за это одним сломанным рогом, потерянным тесаком, двумя разодранными плащами, четырьмя испорченными сбруями, и бесчисленному количеству вырванных перьев. Цена не такая уж и большая за честно отвоеванные трофеи: голову червелицего, руку и часть тела. Матрена и Лиза отвернулись, слегка позеленев, когда Лоб продемонстрировал то, что успел схватить. Даже Миша, предпочитающий смотреть на все с научным интересом, не смог побороть отвращения, отразившегося на его лице. Орел и вовсе не стал себя сдерживать. — Это какой-то гигантский слизень с руками, из которого растут черви. Не сочтите меня расистом и ксенофобом, но наш мир станет лучше, если мы истребим эту гадость под корень. — Пожалуй, в этот раз я с тобой соглашусь, — произнесла Лиза. — Это существо просто омерзительно! — Геноцид разумных существ, пусть даже… э-э-э… своеобразных на вид, запрещен всеобщей конвенцией… — неуверенно начал Миша, но Орел его перебил. — Для таких уродов не грех и сделать исключение! — Ладно, давайте отнесем это к голему, — сказал я, сам внутренне содрогаясь. Даже просто смотреть на червелицего было гадко, не то что трогать его руками. У историков червелицый тоже не вызвал восторга, тем более, что их глазам предстали только некоторые его части, вырванные весьма варварским способом. Обе лаборантки, синхронно зажав рты руками, убежали в кусты. Людвиг, проявляя чудеса профессиональной выдержки, разложил останки на камне, похожем на алтарь, после чего снова схватился за артефакт, который я про себя называл пультом управления. Старший голем, оглушительно заскрипев, зашевелился и, склонившись над алтарем, словно сканером провел над останками тем, что можно было назвать руками. — Начинается анализ, — провозгласил Людвиг. — Анализ костной структуры: выполнен. Анализ кожного покрова: выполнен. Анализ внутренних органов: выполнен. Анализ репродуктивной системы… Ждите. Анализ завершен. — Ну и? — Анализ образца закончен. Неизвестное существо, аналогов в своде данных нет. Существо агрессивно, обладает хорошо развитым мозгом. Высокий уровень потенциальной опасности. Рекомендуется уничтожение вида для обеспечения безопасности Создателей. — Вот! Что я вам говорил! Даже древние големы со мной солидарны, а в них, между прочим, мудрость джунов! — воскликнул Орел, но на него сразу зашикали ученые и он снова спустился вниз, защищать руины от нападений. — Краткий отчет будет передан Создателям после их обнаружения, — продолжил Людвиг. — Анализ обстановки продолжается. Создателей не обнаружено, поиск не закончен. — Как бы ему объяснить, что его Создателей искать уже бесполезно?.. — Внимание. Окончательная оценка по результатам исследования местности. Неизвестные существа агрессивны и враждебны. Происхождение: не выяснено. Образ жизни: неизвестен. Проводят время в спячке под землей, в состоянии, схожем с магическим стазисом. Причина пробуждения: постороннее воздействие. Подлежат уничтожению. — Джуны, как я понимаю, дружелюбием не отличались, — пробормотал я. Голем продолжал мигать и издавать щелчки, но информация перестала поступать. С него сыпалась крошка и мы боялись, что он в любой момент заглохнет, но анализ все еще продолжался. Сначала все ждали с нетерпением, не отрывая глаз от голема, потом понемногу начали осматриваться, переговариваться и строить теории, а когда стало ясно, что анализ затягивается, то и вовсе занялись другими делами. Я вернулся на свой пост у подножия лестницы, но демоны уже не лезли столь же активно, и авиаки даже предложили сделать вылазку к берегу, чтобы отомстить за свои ободранные перья, но мне эта идея не понравилась. Я периодически бегал наверх узнать, есть ли какие-нибудь новости, но историки только пожимали плечами, пытаясь оживить других големов. Старший же все еще мигал и щелкал. Людвиг уже решил, что он, вероятно, сломался, чем разочарованно поделился со мной ближе к вечеру, и именно в этот момент щелчки вдруг прекратились, а по тому голему, через которого историки держали связь со Старшим, снова побежали, как по табло, яркие иероглифы. Все тут же подскочили ближе, и Людвиг принялся читать. — Внимание! Анализ обстановки завершен. Создатели мертвы, вероятность ошибки исключена. Мир обречен на уничтожение. Проклятие Сарна скоро исполнится. Вероятность ошибки исключена. Включаю программу окончательного стазиса. Младший, прощай. Мне было приятно работать с тобой! И на этом все големы разом потухли. Стало неожиданно темно и оглушающе тихо. — Что это сейчас было? — ошарашенно произнес Людвиг. — В смысле — мир обречен на уничтожение? — прорычал один из минотавров. Ответа ни у кого не нашлось. Один из авиаков поднялся наверх, узнать, что случилось, потому что снизу тоже заметили переменившуюся обстановку. — Наверное, голем был неисправен, да? — осторожно произнесла лаборантка. — Попробуем запустить их снова, — решительно сказал Людвиг, и ученые дружно принялись за работу. Я снова спустился вниз, и как раз во-время — дальнозоркие авиаки уже сообщили о приближении к руинам астральных бесов. Большого демона с ними не было, но и эти мелкие пакостники в большом количестве могли доставить проблем. Я вынул меч, но голова была занята отнюдь не боем, а информацией от голема. Тело двигалось механически, не осмысливая происходящее. Хорошо, что рефлексы никуда не делись, и никакой астральный бес не цапнул меня за ногу за то время, пока я вновь и вновь прокручивал и так, и эдак зловещее предзнаменование о каком-то Проклятии Сарна и уничтожении мира. И что это за слово такое — «Сарн»? Что оно означает? Может быть, джуны называли так наш мир? Когда с демонами было покончено, я спросил у Миши, откуда взялось название «Сарнаут». — Это знание утеряно. Существуют разные теории, но их так много, а доказательств так мало, что я бы не стал рассматривать на полном серьезе ни одну из них. А что? Я рассказал о том, что поведал голем, и теперь и мои друзья тоже впали в задумчивость. — Вот те на, — поморщился Орел, — только соберешься пожить вдоволь, так сразу конец света на носу замаячит. — Пойду узнаю, удалось ли им снова запустить големов… Поднявшись по лестнице, я обнаружил ученых в крайне удрученном состоянии. Пройдя все стадии — отрицание, злость, торг, депрессия, — им пришлось смириться, что големы джунов замолчали навсегда. — Похоже, мы уже не сможем использовать их для борьбы с демонами и вампирами, — скорбно констатировал Людвиг. — Однако слова Старшего ставят меня в тупик. Что это за Проклятие Сарна? Я никогда раньше не слышал о нем. Надо свериться с архивами: может быть, в них найдется ответ. Поникшие и разочарованные, мы засобирались обратно. Сооруженный нами мост все еще был жив и на этот раз эпопея с переправой на другой берег получилась значительно короче. — Эх, правду говорят, что аппетит приходит во время еды! Сейчас бы попасть на северо-восточный осколок, — сетовал Людвиг. — Там стояли весьма занимательные джунские стелы. Теперь они или погибли в астрале, или окружены демонами и вампирами. А вдруг это такое же мощное оружие против врага, как и големы? Вся логика развития событий, вся моя интуиция, весь мой опыт… одним словом, все говорит о том, что стелы имели военное назначение. Ох уж эти джуны! Такие выдумщики! Были… — Кажется, авиаки периодически делают рейды на захваченные вампирами территории. — Да, но нужна долгая исследовательская работа, прежде чем мы сможем разобраться в назначении стел и сумеем их активировать, если это вообще возможно, конечно… Как же не вовремя к нам пожаловали эти вампиры! Такая масштабная работа из-за них остановилась! В лагере Историков мы застали переполох. К своему удивлению я обнаружил там майора Саранга Монту в окружении его собственной группы Хранителей. Это навевало неприятные мысли о том, что ситуация усугубилась, но на самом деле все оказалось совсем наоборот. Наше возвращение тоже вызвало бурный интерес, и все вокруг поделились на две группы. Историки столпились у окраины лагеря, устроив стихийный научный диспут по поводу результатов нашей вылазки, авиаки и Хранители Империи в свою очередь собрались у неработающего портала. — Куарр… Я не мочь бросать Найан! Я дал слово! Слово авиака — кремень! Проклятье! Раньше нам помогать наемник Историков. Их быть семеро. Семеро великолепных орк! Но все они умереть храброй смерть. Нам не на кого больше рассчитывать, кроме мы! — верещал Милвус. — Что случилось? — шепнул я майору Монту. — Авиаки снова летали на Восточный Рог. Они так называют остров, который вампирский луч отрезал от Авилона… — начал было майор, но тут Милвус заметил меня и моих друзей. — О, это быть вы! Куарр! Сам старейшина говорить о вас! О-о! Вы завоевать его доверие, а это быть непросто! Я смекнул, что речь идет о Корвусе, старейшине авиаков, которого мы расположили к себе тем, что пытались помочь их зараженному вампиризмом собрату. — Так что случилось? — повторил я громко. — Старейшина посыласть разведка на северный осколок. Это есть очень хорошо! Давно пора не защищать себя и бить вампир в их логове! Да! Разведчики следить и обнаружить, как вампир телепортироваться! Куарр! Я быть уверен, что он переместиться во дворец Галеон! Вампиры и демоны есть хитрые бестии! Этот дворец выглядеть страшно. Даже подумать боюсь, что скрываться за его стенами. Мне вампирский дворец казался невероятно красивым творением, но о вкусах с авиаком я спорить не собирался и повернулся к майору. — Во дворце есть портал, — подвел итог Саранг Монту. — И именно это стало причиной того, что наш портал перестал работать! — горячо добавил присутствующий здесь же Иавер Мусэм. — Их технология глушила наш сигнал. Но я уже решил эту проблему! Принципы их телепортации не отличаются от наших… А камень Путешественника прекрасно находит следы телепортационных связей! — Вы сумели восстановить работу вашего портала? — Более того! Я сумел подключиться к порталу во дворце Галеоне! — засиял, как золотая монета, ученый. — Найан может гордиться мной! Теперь я могу переправить во дворец кого угодно, но вампиры еще пока об этом не знают! Но все же стоит поторопиться, они могут засечь наш портал в любой момент. — Отойдем, капитан, на пару слов, — кивнул мне Саранг Монту. Я догадывался, что он хотел мне сказать с глазу на глаз, и не ошибся. — Действовать надо быстро, чтобы не потерять фактор внезапности, но пока наши штабные разродятся решением, вампиры разрежут Авилон на лоскуты. — Согласен, — произнес я. Имперская бюрократия уже притча во языцех. — Если мы вернемся к кораблям, я обязан буду доложить обо всем, и мне прикажут оставаться на месте и не предпринимать ничего до принятия решения штабом… — Тогда нам не стоит возвращаться к кораблям. Я отправлю сообщение со своей сорокой, пусть высылают подмогу… — Слушай, капитан, я в любом случае возьму всю ответственность на себя: ты и твоя группа просто выполняли мой приказ. Но заставлять тебя штурмовать дворец я не буду, можешь вернуться со своими назад, доложить обо всем лично и ждать распоряжений из Незебграда. Майор Монту лишь закрепил мои симпатии к себе. Никогда бы не подумал, что мне будет настолько приятно иметь дело с восставшим Зэм. Естественно, возвращаться к кораблям я отказался. Нам представился шанс разобраться с вампирским дворцом и поквитаться за погибших собратьев, и упустить его из-за неповоротливой имперской машины было бы обидно. На отдых времени не было, как и на проработку плана. Роксана ди Дусер как могла нарисовала нам план того дворца, что был обезврежен Лигой на каком-то эльфийском аллоде… Тенебре, кажется. Но далеко не факт, что ее карта нам чем-нибудь поможет. Несмотря на внешнюю схожесть, внутри дворцы могли оказаться совершенно разными. Да и самой эльфийке я, если честно, не слишком доверял. Кроме двух групп Хранителей, к штурму дворца изнутри подключились шестеро наемников и, конечно, авиаки. — Мы находить злобный вампир и убивать его. Этот вампир убить много моих сородичей! Я хочу его смерть. Всех смерть! Самец и самка! Вы нам помогать. Мы благодарить. Мое гнездо — теперь твое гнездо! Друг!.. — Но учтите, вы окажетесь в окружении врагов, будьте осторожны! От рук вампиров и демонов пало немало Историков и авиаков. Но я поклялся, что вампиры будут уничтожены! — от волнения не замолкал ни на секунду Иавер Мусэм, активируя портал, откуда мы будем отправляться один за другим. Жаль, что переместить сразу всех, ну или хотя бы группу, не получится. — Пепел разрушенного Авилона хранится в моем амулете. Он стучит мне в грудь и требует отмщения! — Отомстим, — сухо бросил майор и первым из Хранителей телепортировался. Затем с площадки телепорта исчезла и вся его группа, и потом на нее ступил я. Азарт и предвкушение вытеснили усталость, и я готов был сразу кинуться в бой вне зависимости от того, где окажусь и сколько врагов будет вокруг. Мои руки, крепко сжимающие меч, подрагивали от нетерпения, кровь кипела от адреналина, а неизвестность даже приятно щекотала нервы. Но когда я телепортировался, все было тихо. На мраморном полу, устланном ковровыми дорожками, покоились четыре эльфа, уже отправившихся в чистилище. Я осмотрелся. Мы находились в круглой комнате с розовыми стенами, позолоченными сложной вязью узоров. Откуда лился перламутровый свет я так и не понял, им был пропитан сам воздух, и пахло сладостью. Разбросанные повсюду большие бордовые подушки, выпивка и кальяны намекали на то, что эльфы приятно проводили время и не ждали вооруженных гостей. Это место чем-то напоминало мне бордель в Незебграде. На всех прибывающих грозно шикали, призывая к тишине. Тяжелые, бордовые портьеры с золотистыми помпонами, скрывавшие двери, громко зашуршали, когда авиаки раздвинули их и осторожно выглянули наружу. — Чисто. Мы прокрались по коридору, стараясь создавать как можно меньше шума. Коридор кончился винтовой лестницей. — Разделимся? Крылатые — наверх, бескрылые — вниз. — Хм! — подала голос Лиза. — Ты тоже вниз. Окон не было, и из-за этого тяжело было сориентироваться, в каком месте замка мы примерно находимся. Лиза сообщила, что впереди кто-то есть, и когда мы вломились в еще одну круглую комнату, только побольше, нас встретили мощным магическим залпом, так что пришлось отступить. Видимо, с той стороны тоже был мистик. Миша и еще один маг из группы Саранга Монту огрызнулись огнем, за которым последовали толстокожие наемники вместе со Лбом. Судя по звукам, сразу завязалась драка. Подождав пару мгновений, я юркнул следом и постарался быстро оценить обстановку. Трое эльфов, не шевелясь, лежали на полу почти у входа — они попали под раздачу первым. Двое наемников стояли парализованные, как статуи, и один даже начал делать попытки напасть на своих, хоть и пока довольно вялые, — это работа мистика. Я увидел тщедушного эльфа, который прикрывался могучими фигурами одурманенных им минотавров. Черный, вьющиеся колечками туман, тянущий к нам свои щупальца, напрягал больше всего. Похоже на некромантию. Эльфов, наколдовывахших это жуткое проклятие, оставляющее на теле ожоги, оказалось сразу пятеро! Но их внимание было поглощено оставшимися наемниками и Лбом, которые, чертыхаясь и рыча, прорывались к ним, несмотря ни на что. Седьмой эльф, затаившийся за портьерами почти у входа, был магом стихийником и уже готовился превратить кого-то в ледяную статую, когда я рубанул мечом по алому бархату, пополам разрезав штору вместе с эльфом. Где-то рядом засвистели стрелы, а боковое зрение ухватило золотые и фиолетовые вспышки… Нас было восемнадцать, вампиров — десять, и трое из них умерли почти сразу. Бой был коротким, итог — предсказуемым. Тела эльфов мы обыскали, но ничего интересного не нашли. Я внутренне ожидал сирены, или какого-нибудь сигнала, оповещающего о прорыве врага, но тревога то ли не была поднята, то ли передавалась невидимым посторонним способом. Но на всякий случай мы все еще старались двигаться тихо, хотя после шумного боя это и казалось бессмысленным. До того, как впереди возникла вторая винтовая лестница, мы сумели обезвредить еще группу вампиров, и только тогда свет вокруг стал неприятно красным, режущим. Нас заметили! — Вниз! — крикнула Лиза, и все, не задавая вопросов, бросились туда. Спустившись на один пролет, мы снова увидели большую круглую комнату, но Лиза опять скомандовала «Вниз!», так что на этом этаже я мало что разглядел. Догнали нас на третьем витке. Впереди двое наемников приняли на себя удар, затормозив всю следовавшую за ними процессию, и менее, чем через минуту, нас атаковали сзади. Мы оказались зажатыми на лестнице, ширина которой не слишком позволяла маневрировать. Матрена и жрец из группы майора Монту постарались укрыть нас щитом святой магии, но этого было мало. Проклятия сыпались на головы дождем, а увернуться и дать сдачи получалось плохо. В какой-то момент что-то черное и обжигающее прошлось по моей щеке, и мне показалось, что это лезвие топора раскололо голову надвое. В глазах потемнело, но я удержался на ногах, рефлекторно сжимая пальцы еще крепче, чтобы даже в полуобморочном состоянии не выпустить из них меч. Вспышка боли утонула в накатившей ярости, и когда проклятье задело мое плечо, я почти ничего не почувствовал. До некроманта добраться я ухитрился, и даже смог его ранить, но все же мы занимали невыгодную позицию, которая ухудшилась с появлением мелких, астральных бесов, так и норовящих перегрызть нам ноги. Нужно было срочно что-то предпринять, потому что бой оборачивался не в нашу пользу. И тут удача повернулась к нам лицом. Я попробовал ударить мечом ближайшего ко мне вампира, атаковавшего магией, не достал, но ему пришлось отпрянуть назад, сбив с ног другого мага. Их проклятья улетели в ступени сверху. И как раз в этот момент огненный шар, срикошетивший от щита жрецов, ударил в то же место. Лестница над головами покрылась сетью трещин от тройной силы магии. Несмотря на внешнюю хрупкость, она оказалась довольно прочной, но наши маги быстро сообразили, что еще пары таких ударов она не выдержит. Это же сообразили и противники и, не желая оказаться погребенными заживо, мгновенно отступили назад. Пыли, как ни странно, поднялось не очень много, когда ступени сверху обрушились вниз, и поэтому я в деталях разглядел, как они проломили лестничный пролет, на котором стояли мы, и улетели еще ниже. Конечно, противники атаковали нас еще и спереди, но хотя бы от тех, что были сзади, мы временно отделались. Наемники, тем временем, несли потери. Но зато они сумели пробиться к коридору, где уже стало полегче — мы смогли развернуться и атаковать уже в полную силу. В пылу боя я не сразу заметил, что окружающая обстановка здесь была менее изящной: пол не устилали ковры, стены не слепили глаза золотыми вензелями и алые портьеры тоже отсутствовали. И только когда мы прорвались еще вперед, стало понятно, что это тюрьма — хотя даже решетки на маленьких камерах оказались в искусных узорах. На отрезанную лестницу вряд ли стоило полагаться, как на надежную защиту. Мы еще сражались с вампирами и невесть откуда подоспевшими к ним на помощь астральными бесами, молясь, чтобы не явились большие демоны, как Михаил уже пытался взорвать решетки и выпустить пленных. И преуспел. — Ой, слава Яскеру, свои! Едва дым от проклятий рассеялся и я опустил меч, привалившись к стене, как на меня обрушилась адская боль на лице и в плече. Я прикрыл глаза, стараясь справиться с ней, но мой запас прочности был на исходе. — Мы плыли сюда, чтобы арестовать остававшихся на свободе Историков, а в результате сами оказались за решеткой. Демоны захватили наш корабль, а затем отдали экипаж и пассажиров вампирам. Они уже сожрали наших спутников. Нас оставили на сладкое. Патриарх вампиров обещал устроить праздничный ужин после гибели аллода… — Какой еще Патриарх? — Глава вампиров. Великий Маг! — Что?! — Здесь есть Великий Маг? — Это усложняет дело… — Не факт, что мы его обязательно встретим. Слова доносились до меня, как через толстый слой ваты, и ответа майора Монту я даже не расслышал. Хорошо, что сейчас есть кому принимать решения и отдавать приказы, потому что моя голова совсем перестала работать. Вроде бы нам удалось разобраться, в какой части замка мы находимся, и двигаться более осмысленно. У нас еще оставались силы дать бой, но главной целью было разыскать тот самый «дух корабля», о котором говорила Роксана, чтобы попробовать отключить разрушительный луч. Это освободило бы Найана от необходимости защищать аллод, и уж он-то — Великий Маг, самый древний из ныне живущих, сумел бы расправиться с вампирами во дворце. Но Найна с нами не было, и теперь, когда вампиры уже подняли тревогу, мы неслись по коридорам со всех ног, не скрываясь, но и не вступая в бой. Быть может, авиаки где-то наверху наводят шороху; быть может, оставшиеся у кораблей Хранители, получив сообщение, которое мы отправили с Феей, уже пришли нам на подмогу; быть может, удача все еще не отвернулась от нас, и мы сможем добраться до сердца дворца, чтобы убить его… Мысли путались, меня штормило, но упрямство, как батарейка, давало мне заряд энергии. Мы снова поднимались наверх, и то, что здесь на нас никто не нападал, зарождало неприятные подозрения. Уж лучше бы дорогу преграждали толпы вампиров и демонов, это хотя бы поддавалось объяснению. Но коридоры странно опустели, хотя мы двигались к центру дворца… — Вот оно! То есть… она? Большой зал, залитый светом множества хрустальных люстр, который, преломляясь, раскрасил все вокруг в цвета радуги, был пуст… если не считать призрачного женского лица, похожего на голубой, мерцающий мираж. Оно висело в воздухе в центре зала и смотрело на нас с вежливым вниманием. Это было так странно, что мы растерянно остановились, не зная, что делать дальше. — Это какая-то проекция… — Я, Сивилла, была создана специально для работы на этом корабле. Обладаю развитой интуицией, способна поддерживать рабочий диалог. Словарный запас — десять тысяч слов. Эмоции отключены. За подробной инструкцией обратитесь к моему разработчику. Голос у «проекции» был очень приятным, мелодичным и живым. Если закрыть глаза, то становится трудно поверить, что это всего лишь механизм. — А кто твой разработчик? — спросил майор. — Великий Маг Гурлухсор. Кто бы сомневался! Гурлухсор мертв, убит в Пирамиде Тэпа другим Великим Магом — Нефером Уром, но темные дела его продолжают жить. — Ладно, отключи луч, которым ты разрезаешь Авилон! — Для отключения лучевой установки назовите пароль. — Какой еще пароль? — Вы назвали неправильный пароль. У вас осталось две попытки. — Не знаю я никакого пароля! — У вас осталась одна попытка. Если вы снова назовете неправильный пароль, помещение будет заблокировано, а я вызову охрану. Спасибо за внимание! — Так, заткнулись все, — шикнул Саранг Монту, хотя все и так молчали. — Может, вправить ей мозги топором? — предложил кто-то из наемников негромко, чтобы Сивилла не приняла это за третью попытку назвать пароль. Все с сомнением посмотрели в ее сторону. Лицо было просто изображением, которое ни одним топором не возьмешь, но снизу виднелось что-то вроде постамента. Попробовать уничтожить его? Михаил подошел ближе и присел на корточки, чтобы получше все разглядеть. — Я не вижу здесь никаких механизмов или магии… — Надо уходить, — нервно сказал кто-то из освобожденных пленников. — Прямо сейчас! — Поддерживаю, — добавила Лиза, и для меня это было более весомым аргументом. Вообще, уже сам факт того, что нас никто не останавливал на пути сюда, предвещал неприятности. Распахнутая дверь в ловушку с надписью «добро пожаловать»… Но майор медлил. — Мы должны уничтожить эту тварь. Ма за этим и пришли! Я уже хотел был с ним согласится, как меня вдруг пронзило острое, как бритва, чувство опасности. Будто внутри завыла сирена. Ощущение было настолько сильным, что даже отодвинуло назад боль и прояснило разум. Я доверял своей интуиции и поэтому в ту же секунду гаркнул во всю мощь легких: «Бежим!», мимоходом схватив кого-то в охапку и толкнув к выходу. Никто еще не успел ни в чем разобраться, но громкая, уверенная команда сделала свое дело, и все бросились из зала. В какой-то миг яркая вспышка света ослепила глаза, и я потерял ориентиры. Споткнулся об кого-то. Упал. И на меня тут же налетел кто-то сверху. Грохот и ругань со всех сторон свидетельствовали, что эта участь постигла многих. Я постарался не делать резких движений, потому у всех в руках было оружие, в том числе и у меня — пораниться об собственный меч, или ранить других, не хотелось, но и медлить тоже было нельзя. Зрение еще не до конца вернулось в норму, перед взором прыгали пятна, но я сумел встать на ноги и удостовериться, что вход в зал заблокирован прозрачной стеной, похожей на очень прочное стекло. Большинство из нас успело выскочить наружу, но внутри остался Зэм из группы Саранга Монту, трое наемников Историков, двое хадаганцев — мужчина и женщина — вероятно, спасенные судебные приставы, и, к моему ужасу, Михаил. Судорожный вздох вырвался из горла Лизы, когда она поняла это. — Кажется, я немного опозда-а-ал? Приве-ет! Высокий эльф со светящимися красными глазами и снисходительно-усталым выражением лица неспешно вошел в зал, опираясь на красивую витую трость. Он был одет в вычурный фиолетовый камзол, богато усыпанный золотыми узорами, пояс и обувь украшали массивные пряжки с камнями, а от сверкающих наплечников и вовсе слезились глаза. Длинные волосы, завитые в ниспадающие на плечи локоны, стягивали шелковые ленты и золотые обручи так, что казалось, будто у него на голове корона. Сказать, что я оторопел, не сказать ничего. — А что это мы такие серьезные? Важное дело делаем, да? Мир спасаем? Как ми-и-ило! Эльф противно тянул слова, глядя на отрезанных ото всех «мышек в мышеловке». Лиза ударила проклятьем по разделяющему нас стеклу, но оно даже не треснуло. — Это Арманд ди Дусер. Великий Маг! — прошептал кто-то из освобожденных пленников. — Нам с ним не справиться, надо уносить ноги! А Роксана, дочь Арманда, говорила, что ее отцу отрубили голову! Это мысль едва промелькнула в моей голове и сразу исчезла, потому что Миша все еще был внутри, и вызволить его я не видел никакой возможности. В груди медленно, но верно, начала прорастать паника. Одно дело, когда все мы подвергаемся смертельной опасности, но продолжаем сражаться, и совсем другое — просто стоять и смотреть, как у твоего друга не остается ни малейшего шанса остаться в живых. — Мне как-то довелось уже столкнуться с такими спасателями, да-а-а. Убили они меня. И голову отрезали! Какие нехорошие, правда-а-а? Меня, красавца-умницу! Эх, не ценят меня в цивилизованном мире… А зря-а-а… — с этими словами Арманд резко вскинул свою трость и Зэм упал замертво. Отовсюду послышались крики. Трое наемников за прозрачной стеной бросились на эльфа, но тот легко отшвырнул их лишь взмахом трости. Лоб со всей силы ударил по стеклу топором, но и это не возымело никакого действия. Решение майора становилось очевидным. — Уходим, — гаркнул он. — Мы не можем уйти! — взвизгнула Лиза и перевела на меня полный ужаса взгляд. Никогда раньше я не видел ее такой. — Зачем мы тогда сюда шли?! — Мы вызволили выживших пленников и это уже не мало! Уходим! Это приказ!!! Большинству присутствующих не нужно было повторять дважды. Саранг Монту посмотрел на меня, но на моем лице наверняка все было написано — я не оставлю своего друга, пока он еще жив. Настаивать майор не стал и этим понравился мне еще больше. — Орел… — начал было я. — Я не уйду! — отрезал он сразу. Я положил ему руку на плечо и встряхнул. — Выведи хотя бы Матрену, иначе мы все погибнем здесь! Да, я знал, куда надавить, но угрызениями совести мучиться было некогда. На лице Кузьмы отобразилась мучительная внутренняя борьба, и, в конце концов, он, выругавшись сквозь зубы, схватил Матрену и грубовато потащил ее вслед за уже скрывшимся в коридоре майором и остальными. — Лоб, помоги им! — крикнул я. Остервенело колошматящий по стеклу топором Лоб оторвался от своего занятия и, поколебавшись, побежал за ними. Если бы я мог, я бы и Лизу отправил, но ее ничем не оторвать от проклятой преграды. Она в панике металась вдоль прозрачной стены, за которой на полу кроме восставшего лежали уже два наемника. — А вот мой новый хозяин ценит, да-а-а… А он посильней будет и Яскера, и Айденуса. Даже вместе взятых! Воскресил меня, помог новый кора-а-аблик построить. Надо бы отплатить ему… Щелк! И третьего наемника швырнуло на стену. Он сполз по ней, оставив за собой кровавое пятно. Безоружные судебные приставы жались друг к другу: женщина кричала, крепко зажмурив глаза, а мужчина пытался прикрыть ее собой. Миша огрызался огнем, который Арманд ди Дусер легко останавливал. Мы уже встречались в бою с Великим Магом — Гурлухсором, но тогда с нами тоже был Великий Маг. Нефер Ур, даже ослабший, уравновешивал наши силы. Сейчас же нас не поддерживал никто, и Арманд играл со своими пленниками, как с игрушками. Я осмотрел всю стену сверху донизу. Ни единой щели! Мысли метались, как подхваченные вихрем листья, но никаких идей в голову не приходило. Как же убрать эту преграду? Со психу я шваркнул по ней мечом… и неожиданно разрезал ее, как толстую резину. От удивления Лиза даже перестала голосить. Тратить на раздумья не стал даже секунды. Меч был великолепным, и кто-то говорил мне, что он сделан не из стали, но обо всем этом я подумаю потом, когда разберусь с этой преградой. Меч входил в нее туго. Стена сопротивлялась. Но я рубил ее со всей одури, словно встретил своего самого злейшего врага. Отверстие изяществом не отличалось — варварски прорубленная дыра, но ее хватило, чтобы протиснуться внутрь. Арманд, увлеченный своими пленниками, хохотал, стоя ко мне спиной и отбивая Мишины огненные проклятия одной рукой, как теннисные мячики. Одновременно с этим языки черного тумана тянулись к судебным приставам от второй его руки. Хадаганец, не выдержав, бросился на Арманда безоружным, с громким: «А-А-А!», но добежать не успел — Великий Маг отшвырнул его так же, как наемника, размазав по стене. И этого мгновения мне хватило, чтобы подобраться. Эльф обернулся в последний момент и успел заметить меня, но мой меч уж был занесен слишком высоко, а лезвие было слишком близко к его шее. Вместе с головой я отсек и его аккуратные локоны. Потому что не стоит поворачиваться к врагам спиной, надеясь лишь на сомнительные стены! Лиза подбежала к Михаилу, но он, хоть и вымотанный до предела, не был ранен. Возможно, Арманд хотел оставить его на десерт. Все остальные, кроме хадаганки, погибли. Возможно, кого-то из них еще можно было воскресить, но жреца среди нас не оказалось, и дотащить их до выхода мы тоже вряд ли бы смогли. Я склонился над эльфом и обыскал его. Ничего, кроме непонятного артефакта в нагрудном кармане, не нашел, и забрал его трость. Нашим магам будет интересно ее изучить. Ну и артефакт тоже, вдруг, это что-то важное… — Это ключ от портала! — воскликнула вдруг хадаганка. — Я знаю, я специалист по перемещениям! — И куда мы сможем переместиться? — У вас с собой персональные телепортаторы? — вместо ответа спросила она, заметно преобразившись. Еще минуту назад она в ужасе верещала, прячась за спину сослуживца, но теперь, оказавшись в своей профессиональной стезе, почувствовала себя уверенней. — Конечно, но к местным порталам они не подключены… — Давайте сюда! Хадаганка схватила наши телепортаторы и ключ Арманда, затем забрала телепортатор погибшего восставшего и разложила все это на полу. Все последовавшие за этим манипуляции мне были непонятны, и я, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, огляделся, тут только увидев, что лицо Сивиллы все еще продолжает безмятежно взирать на происходящее. Постамент под ней был сметен чуть ли не в пыль, но на ее работу это не повлияло. Заметив мой взгляд, она радостно сообщила, что уже вызвала охрану, которая спешит сюда. — Можно побыстрей? — поторопил я «специалиста по перемещениям». — Еще секундочку… сейчас я настрою… вот так… — Сюда уже идут, — предупредила Лиза, да я и сам уже слышал приближение кого-то вряд ли дружественного нам. — Готово! Телепортируемся! — Куда?! Но женщина, активировав телепортатор восставшего, уже исчезла. Деваться было некуда, и я, схватив свой телепортатор и закрыв глаза, представил площадку телепорта… ну хоть какую-нибудь! Меня окружило сияние, и через секунду я очутился в той же круглой комнате с разбросанными подушками, выпивкой и кальянами, куда нас отправил Иавер Мусэм со своего портала на Авилоне. — Сюда, конечно! — ответила мне на вопрос хадаганка, которая стояла здесь же, колдуя над порталом. Через мгновение рядом появились и Миша с Лизой. — Я наши имперские телепортаторы только к порталу дворца подключила. А теперь, внимание… Давайте, по одному! Я все настроила. Пора убираться из этого замка! Миша подтолкнул к площадке Лизу, затем, после того, как она исчезла в голубом сиянии, поднялся сам. Дальше подошла моя очередь. — Скорее, скорее, у нас мало времени! Когда телепортационная сеть понесла меня сквозь пространство, я успел почувствовать боль и усталость. Надеюсь, что Кузьме, Матрене и Лбу тоже удалось выбраться из дворца! Открыв глаза после того, как почва под ногами обрела твердость, я ожидал увидеть изящные домики базы Историков на Авилоне и намеревался сразу выяснить судьбу остальной своей группы… но я стоял на площадке телепорта в Незебграде. Глава 60
  11. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.58

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 58. Дворец Галеон — Да упокоит астрал их Искры, — сказал капитан и вышел из кают-компании, оставив нас переваривать услышанное. Конечно, все мы так или иначе ждали нападения, но оно все равно стало внезапным. Авилон — большой, окутанный розоватой дымкой аллод — уже находился рядом, никаких кораблей в округе не было видно, и все уже гадали, придется ли нам сражаться после высадки, как палуба под ногами заходила ходуном. Нас атаковали! За эти, показавшиеся мне бесконечными, сорок минут, в который раз я осознал, что самое невыносимое — это сидеть в безвестности. Единственной задачей Хранителей было находиться в указанных местах и не мешать экипажу выполнять свою работу. Наша помощь понадобилась бы только в том случае, если б противник проник на борт. Но абордажа не случилось. Тряска закончилась так же неожиданно, как и началась, и какое-то время ничего не происходило. Затем офицеров Хранителей пригласили пройти в кают-компанию. Капитан корабля, передав управление старпому, лично пришел сообщить нам новости. Кто атаковал эскадру, так и осталось загадкой. Били по нам с аллода, и именно это поразило команду больше всего, потому что до него еще было довольно далеко. Дальнобойности наших орудий не хватало, чтобы ударить в ответ! Три современных боевых корабля Империи оказались беспомощными котятами в открытом поле. Поскольку бой мы навязать не могли, то вариантов оставалось всего два: развернуть эскадру и попытаться отлететь подальше, выходя из зоны поражения, либо уйти с линии огня, обогнув аллод и зайдя с другой стороны, в надежде, что не все берега Авилона утыканы загадочным оружием, способным стрелять на такие расстояния. Флагман принял решение прорываться к аллоду. Решение можно было бы считать верным: долетев до земли и поднырнув под остров, мы выскочили с другой стороны, где нас никто не атаковал. Но за это пришлось расплатиться одним из трех кораблей, который до Авилона так и не добрался. Вместе с ним навсегда в астрале остались и два из пяти отрядов Хранителей, и командующий нашим гарнизоном полковник Максим Прикладин — ветеран Великого Астрального Похода. Два оставшихся корабля с тремя отрядами солдат теперь осторожно ползли вдоль берега, подыскивая подходящее место для высадки десанта. Что ж, первое знакомство с Авилоном оказалось удручающим. Пусть ни полковника Прикладина, ни других Хранителей, ни членов экипажа погибшего корабля я не знал лично, невидимая стальная рука все равно сдавила мои ребра. Я повернул голову и посмотрел на майора Саранга Монту. С ним мы уже были знакомы: он командовал батальоном на берегу Эльджуна, когда я находился там же в поисках Великого Схимника Зосимы. На меня майор еще тогда произвел очень приятное впечатление, несмотря на то, что он Зэм. А вот прибывший на Эльджун эмиссар Яскера, помнится, остался им не очень доволен, причем не без моей помощи. Я не знал, понес ли Саранг Монту какое-то наказание за проявленное непочтение, но был рад, что он, как минимум, сохранил свое звание и не был отстранен от службы. Теперь, после смерти полковника Прикладина, именно он стал главным. — Товарищи офицеры, проверьте готовность своих солдат к высадке. Неизвестно, что нас ждет на земле, — произнес майор и поднялся с места. Скорбеть по погибшим было некогда, корабль уже ощутимо замедлил ход. Авилоном владели утренние розовые сумерки, и как я узнал позже — в этом состоянии остров находился постоянно. Аллод вечного рассвета. Здесь росли высокие, пушистые ели и кедры, между ними по земле стелился разлапистый папоротник и легкий ветерок делал его похожим на волны реки, на тропинках и полянах, куда проливалось слабое жемчужное сияние рассветного неба, цвели белые цветы. Это был красивый остров. И даже его враждебность не помешала мне отметить этот факт. Здесь было не холодно, как в Эльджунском лесу, но и не жарко, как в джунглях Асээ-Тэпх. Наверное как-то так и должен выглядеть рай, но мы ступали на него, крепко сжимая в руках оружие. Нас уже ждали. Точнее не ждали, а громко приветствовали, размахивая руками и не только. Странная компания, состоящая из эльфийки, троих гибберлингов, орка и двух необычных птиц, летевших у них над головами, неслась к кораблям, по виду не проявляя агрессии, а даже скорее наоборот — радуясь, словно мы были долгожданными гостями. Мы на это не повелись и оружия не опустили. Мали ли, кто затаился за их спинами среди кустов и деревьев? — О-о-о! Не верю глазам своим! Спасение! — запричитала эльфийка звонким голоском. Наверное, в этот момент всем нам стало не по себе. Что могло произойти на Авилоне, что ощетинившийся оружием отряд с одного из двух военных кораблей показался «спасением»? — Оставайтесь на месте! — гаркнул Саранг Монту. — И назовите ваши имена! — Я Камилла ди Вевр, — покорно выполняя приказ, заговорила эльфийка. — Это семейка Ромашек, Кулак Боевых, Мариус и Синар. Два последних имени принадлежали птицам, зависшим в полуметре над землей. Очевидно, это и была та самая раса авиаков. Впрочем, птицами их можно было назвать лишь условно — из-за крыльев, птичьей морды и перьев, покрывающих тело. При этом у них было четыре лапы: задние — непропорционально длинные и толстые, с мощными когтями, по виду очень сильные, и передние, чуть поменьше, но не менее грозные. Птицы явно обладали разумом, потому что они были одеты в кожаные одежды, увешаны амулетами и имели при себе по паре боевых тесаков, за которые, правда, они не спешили хвататься, несмотря на наш воинственный вид. — Вы даже представить не можете, как мы рады вашему появлению! — вдохновенно продолжила Камилла. — Все наши корабли уничтожены демонами, портал сломан, связь с цивилизованным миром прервана. И тут — вы! — Кто главный на острове? — Найан, наш глава. Авилон — старая база организации Историков, которую он основал. Найан — древнейший из живущих в мире разумных существ. Он давно уже живет здесь, вдали от интриг, войн и других тревог мира. Кто-то из Хранителей ехидно фыркнул, кажется — Орел. — Я знаю, почему вы здесь, Империя объявила нас преступниками, — поспешно затараторила эльфийка, будто боялась не успеть рассказать. — Этот предатель Гурлухсор использовал наше честное имя в своих грязных делах! Мы бежали сюда, надеясь на спасение. Но надежда наша была напрасной: к аллоду приплыл дворец Галеон, захваченный вампирами, и начал распиливать остров на куски жутким магическим лучом. То, что когда-то было цельным прекрасным аллодом, превратилось в почерневшие осколки! На остров набросились демоны и вампиры. Мы думали, что обречены! Но теперь мы сможем эвакуироваться. Уж лучше застенки имперского Комитета, чем этот кошмар! Все это она вывалила на одном дыхании и уставилась на нас своими большими глазами, ища поддержки или сочувствия. Хотя на наших лицах скорее всего читалось лишь недоумение. Какой луч, какой дворец, какие вампиры? — Я должен видеть Найана, — проговорил Саранг Монту. — Если все так, как вы утверждаете, то он будет рад наладить контакт со «спасителями». Пусть он придет сюда. — О, нет, это невозможно! Найан не может покинуть базу, он сдерживает луч, который пытается уничтожить остров! Если вы хотите поговорить с ним, вам придется отправиться туда! Это в нескольких часах езды. — Она говорит правду, — тихо шепнула Лиза. Я не сомневался, что это было авторитетное заключение от мага разума, а не предположение представительницы Дома ди Вевр, решившей быть солидарной со своей родственницей. Но и без того слова Камиллы показались мне правдивыми. Кто-то или что-то пытается уничтожить аллод Авилон? То же самое совсем недавно приключилось и с Хладбергом. К тому же на Асээ-Тэпх часть Историков помогала нам действовать против захватчиков Храма Тенсеса, а значит не все они были предателями! И поэтому, когда Саранг Монту повернулся к стоявшему за его спиной отряду Хранителей с вопросом, есть ли среди нас добровольцы, я не сомневался ни секунды. Майор кивнул и снова обратился к эльфийке: — А вы, Камилла ди Вевр, останетесь ждать здесь, с нами. Ваши друзья ведь сумеют найти дорогу до базы Историков без вас? — Да, конечно, — немного растерянно произнесла она и посмотрела на своих спутников, которые до этого момента так и не проронили ни слова. — Сообщите о появлении кораблей Иаверу Мусэму, пусть он немедленно отдаст приказ о всеобщей эвакуации! Как выяснилось, группу историков неподалеку от берега дожидались лошади. Но и мы на этот раз не были пешими. Ездовые питомцы Хранителей отправились на Авилон вместе со своими хозяевами, так что я с удовольствием оседлал своего дрейка, уже соскучившегося по свободе и простору. Мои друзья естественно отправились со мной. Фея же, оглушительно каркнув (и где она только пряталась на корабле?), унеслась по своим сорочьим делам, но я знал, что она вернется. Она всегда меня находила. Дорога отняла у нас чуть более четырех часов, и это время мы провели с пользой дела: пытались выяснить, что тут все-таки происходит, и что случилось с нашими судебными исполнителями. Авиаки летели чуть впереди нас, изредка вставляя в разговор что-то похожее на «Куарр». — Нет, к нашим берегам не приставало никаких кораблей, кроме ваших! Если не считать, конечно, вампирского дворца Галеона! — синхронно качали головами гибберлинги из семейки Ромашек. — О! Вы скоро увидите его! Чудо инженерной мысли, венец магического гения эльфов дома ди Ардер! Теперь он захвачен вампирами. Вы знаете, кто такие вампиры? Для поддержания жизни им необходимо пить свежую кровь. Жуткие порождения астрала! Неудивительно, что они действуют заодно с демонами. И похоже, что они хотят уничтожить этот аллод! Только ничего у них не выйдет! Мы, Историки, будем держаться до последнего. Вот только… Не обижайтесь, но ваше появление, ваш рассказ о судебных исполнителях… Может быть, нам всем проще подохнуть здесь? Ведь неизвестно, что ждет нас в Империи… Унижения, допросы, пытки?.. Кошмар! — Быть может, справедливое расследование? — сказала Матрена. — Что-то мы сомневаемся… Империя объявила всех Историков врагами! Эх, и как вам, имперцам, не стыдно?! Ведь большинство из нас не имело никакого отношения к заговору Гурлухсора! Мы мирные ученые, нам нет дела до политики! А вы присылаете судебных исполнителей, устраиваете травлю Историков по всем имперским аллодам! Совесть у вас где, а? — Империя разберется в произошедшем, и невиновные не будут наказаны, — вставил Миша, и мне очень хотелось быть таким же уверенным, как он. — Ладно… Жить нужно сегодняшним днем, а не вчерашними обидами. Это, кстати, народная гибберлингская мудрость. Запомните! Любопытно все-таки, что же стало с кораблем этих ваших судебных исполнителей? Может быть, демоны перехватили его возле нашего аллода?! Они все время настороже, патрулируют весь прибрежный астрал. Удивительно еще, как вам удалось миновать их когти! — На нас напали по дороге сюда, — произнес я. — Но это были не демоны. Если только они не научились стрелять неизвестным оружием. — Ох, это наверняка был проклятый дворец! Возможно, если обследовать берега, то можно найти какие-нибудь следы того корабля. Обломки могло выкинуть на берег, такое часто происходит. — Да как их теперь обследуешь-то? — вступил в разговор орк, представленный как Кулак Боевых. — Полострова захватили эти гады! Опасно! — И то верно. Перед появлением этого жуткого вампирского летающего замка, мы проводили археологические изыскания на северо-западе. Там находятся древние джунские руины. Мы их откапывали потихоньку… И тут прилетела эта громадина, стала все крушить… Еле ноги унесли. Теперь мы даже не знаем, уцелели ли те руины… Выглядели они вкусненько! Перспективненько! Я огляделся. Остатки джунских строений попадались здесь довольно часто. В некоторых местах было очень заметно, что их старательно откопали и очистили. — Простите, а вы тоже историк? — спросил Орел орка. — Ну-у… Я года два камни на раскопках таскал у Историков. Ты посмотри на них! В лучшем случае чародеи, колдуны, да маги. Мозгошныги, короче… Потом на Святой Земле их охранял, всяких гадов бил. Гляди, какие краги у меня. Кожаные! Это мне сам Найан подарил! Шикую в них теперь… Работа у меня сейчас непыльная, то да се, пятое-девятое. Не то, что раньше, на раскопках. Пылища там!.. Жуть. А теперь сильно далеко и от базы-то отходить нельзя. Разве что по эту сторону аллода. — Так ты тут типа охранник? — уточнил Лоб. — Не-е, я тут так, на подхвате. Здесь базу авиаки обороняют, — он кивнул на летящих впереди птицеподбных существ, и один из них, не то Синар, не то Мариус — я так и не понял, кто из них кто — обернулся. — Авиак помогать бескрыл победить опасных зверь, что жить здесь. Куарр! Мы убивать их и доказать свой отвага. Опасные твари помирать. Куарр! Авилон все быть хорошо. Долго. Пока не появляться кровавики. Вам-пи-ры звать их вы. Они Авилон прийти! Демоны привести!.. Авиак биться с ними будет. Без страха! Показать им, кто Авилон правит! Куарр. — Ваш народ очень смелый, — вежливо сказала Матрена. На это обернулся второй авиак. — Смерть. Вот что ждать мой народ! — грустно произнес он. — Авилон умереть, куарр! Нас разрезать луч! Но еще раньше мы умирать от лесной болезнь! Раньше гниющий осколок быть далеко от берега, и мы не бояться Гниль. Теперь, когда Авилон разрезан, восточный осколок очень близок. Гниющие древни попасть на Авилон. И тогда всем смерть! Куарр! На подходе к базе Историков нас встретили другие авиаки, охранявшие ее со всех сторон. А вскоре появился и самый главный — Милвус, который, отправив вперед двоих сородичей предупредить о нашем приходе, лично проводил нас до места со всевозможным почтением. — Приветствовать вас на аллоде Авилон! Куарр! Точней сказать, на том кусок земли, который от него остаться. Это все гадский луч вампирского дворца натворить! О, я плохо говорить на общем языке. Найан учить меня и других авиаков, но я плохо слушать. Зато я уметь хорошо сражаться. Потому я Страж и охранять Найан и его друзья. Куарр! — Крылья дают вам тактическое преимущество, — согласился я. — Да, в отличие от бескрыл, авиаки уметь летать, сражаться в воздухе и сбрасывать на голова врага всякий гадость. Куарр! Обычно это помогать, но сейчас врагов слишком много. Поэтому мы обороняться. — А кто ваши враги? — Вампиры из дворец лезть к нам, а по берег бродить демоны! На месте главной базы Историков я конечно ожидал увидеть нечто более основательное, нежели палаточный городок, ведь это постоянное местонахождение ученых, а не временный лагерь. Но все же увиденное превзошло любые ожидания. Необычные строения в форме куполов, испускающие мягкое золотистое свечение, балансировали над землей на тонких, закрученных спиралью ножках, нарушая все законы природы. К ним вели винтовые лестницы с тонкими, ажурными перилами. Хрупкие на вид, похожие на дорогие игрушки конструкции возвышались над множеством круглых площадок, выложенных мозаикой с замысловатыми узорами. Между ними зеленели ухоженные газоны, разбитые каменными лентами извилистых тропинок, и цвели цветы. Деревья цвета осени — с красными, оранжевыми и золотыми листьями, явно выращенные здесь искусственно, были аккуратно подстрижены со всех сторон. Картину дополняли щедро рассыпанные по всей территории круглые фонари, левитирующие вдоль дорожек, лестниц, мостиков, лавочек и беседок — таких же удивительно красивых, как и все вокруг. Навстречу нам вышел восставший Зэм, настолько измученный на вид, что мне даже стало его немного жаль. Он назвался Иавером Мусэмом, вторым лицом в городке историков — называть его «базой» не поворачивался язык — после Найана. Сам же Найан пока не мог уделить нам время, но восставший согласился тем не менее нас к нему проводить. Мы спешились, но с животными расставаться отказались. Старик был крайне недоволен, что я вел его под уздцы, но я не хотел, чтобы он топтался по газонам и клумбам. — Это хорошо, что связь с другими аллодами восстановлена. Наши корабли уничтожены, а портал перестал работать. — У вас есть портал? — перебил Михаил, нахмурившись. Я тоже заинтересованно задрал брови. — Он не подключен ни к Лигийской, ни к Имперской сетям, не волнуйтесь. Это всего лишь короткое сообщение между некоторыми осколками земли, которые мы изучаем. Но сейчас оно прервано. И никто не знает почему. Даже Найану это неизвестно! Происки вампиров, не иначе. Или Гурлухсора… Эх, вы только посмотрите, как все обернулось! А ведь еще совсем недавно дела у нас шли просто великолепно. — Как так получилось, что он оказался среди вас? — спросил я. — Это было ужасной ошибкой! Я говорил, что не нужно принимать в коллегию этого проклятого интригана, говорил же! Нам вполне хватало одного Великого Мага — Найана. Но меня не слушали. Сказали, что одна голова хорошо, а две лучше! А кто оказался прав? Я! Гурлухсор использовал фракцию в своих интересах и в результате подставил всех нас. Мусэм провел нас по тропинкам между круглых строений на другой конец лагеря, где мы наконец увидели его — дворец Галеон, парящий возле аллода. Изящный, то ли сотканный из кружев, то ли отлитый из хрусталя, он вонзался в астрал тонкими пиками множества башен. Сложная вязь барельефов обрамляла сотни цветных витражей, оплетала арки, мостики и постаменты каменных фигур. Дворец испускал перламутровое сияние, затмевающее астрал. Трудно было даже поверить, что это сооружение может таить какую-то опасность. Оно было слишком красивым для войны. — Это творение великого ума! — с восхищением произнес восставший, несмотря на то, что «творение» судя по всему пыталось уничтожить аллод, на котором он находится. — Пойдемте, Найан здесь, только отвлекать его пока не нужно. Он поговорит с вами позже. Великий Маг, глава Историков и вероятно самый старый представитель всех разумных рас в Сарнауте отнюдь не выглядел стариком. Это был очень высокий эльф, молодой на вид, с длинным светлыми волосами, бледной кожей и золотистыми крыльями. Он находился неподалеку от лагеря, на небольшой возвышенности, с которой хорошо был виден дворец Галеон. Найан плел какое-то заклинание, воздев к небу посох с фиолетовой сферой на конце, вокруг него гулял мерцающий вихрь, шевелящий его красно-синюю мантию, а над головой, едва различимая, переливалась прозрачная пелена, похожая на защитную сферу астральных кораблей. — Вы только посмотрите на него! Это как раз тот случай, когда понимаешь, почему он Великий… В одиночку удерживать разрушающий луч — я бы так не смог… Тут я наконец заметил и сам луч — действительно луч, прямой поток света, очень яркий и смертельно опасный. Он врезался в «щит» наколдованный Найаном и рассыпался тысячами ослепительных искр. — И долго он так будет стоять? — ошарашено произнес Орел. — Каждый раз все дольше. Найан лишь ненадолго отвлекается, чтобы хоть немного поспать, и снова возвращается сюда, потому что заклинание рассеивается. А хуже всего то, что вампиры усилили мощность разрушительного луча, и Найану уже с трудом удается сдерживать его. В свое время, при заключении союза с авиаками, Историки подарили им древний эльфийский артефакт, который наделяет его обладателей силой и мощью. Нам пришлось попросить вернуть его на время обратно нам. К счастью, авиаки хранили дар Найана с благоговением! Надеюсь, это поможет. Ну и кроме того мы отлавливаем элементалей в Пи-Квейа. Великий ты Маг или нет, силы все равно не безграничны. Подпитка магической энергией лишней не бывает. Вы знали, что народные целители традиционно прописывают заряженную магией элементалей воду при депрессии? При употреблении ее натощак наблюдается омолаживающий и освежающий эффект. — Очень интересно. А что такое Пи-Квейа? — Озерцо на западе. В переводе с джунского значит «лягушачье». Найан — ценитель древности, так что на Авилоне почти все называется по-джунски. — Мы заметили здесь много джунских руин. — Да, этот аллод — настоящий кладезь информации для нашего барта! Жаль только, что нам пришлось остановить почти все свои исследования. В особенности огорчает прерванные раскопки руин на северо-западе. А мы как раз нашли там джунских големов, возможно даже в рабочем состоянии! Сначала нам мешались агрессивные мантисы, потом мы обнаружили каких-то странных существ, а затем нас почтили визитом демоны и вампиры. Напасть за напастью! — Вы не против, если мы тут немного осмотримся? — Да-да, конечно. Только будьте осторожны, если решите выйти за пределы базы. Лес стал опасным. За пределы базы мы конечно вышли, но в лесу нас встретили только белки. Стражи Историков — авиаки несли дозор вокруг лагеря, но поскольку нас сопровождал Милвус, все было вполне мирно. По территории самого городка прогуливаться, конечно, было гораздо приятней. И интересней. Здесь находились представители всех разумных рас: люди, эльфы, восставшие Зэм, орки, гибберлинги, прайдены, даже пара минотавров, наверное нанятых для тяжелых работ. Новость о том, что на аллод прибыли имперские корабли, распространилась очень быстро, и на нас глядели с облегчением и интересом. Я не видел агрессии со стороны Историков глазами и не ощущал ее интуитивно. Нам были рады, хотя прилетели мы совсем не с дружественным визитом. В конце концов я все же принял решение отвести наших питомцев в загон, доверив их местному конюшему, а вот угощаться элем отказался. Вокруг царило оживление. Все интересовались у нас и друг у друга, когда начнется эвакуация с аллода, но мы только пожимали плечами. Ситуация выглядела почти комичной: мы прилетели, чтобы арестовать «преступников», а нас встречают, как спасителей. Впрочем, не все хотели покидать Авилон. И дело даже не в том, что в Империи, куда мы отвезем Историков, их ждет арест, а в научных изысканиях, которые они не хотели прерывать. За те полтора часа, что мы прождали Найана в лагере, я наслушался историй о невероятных открытиях, которые вот-вот уже должны были случиться и перевернуть мир, если бы не вот это вот все. Наверное в другое время мне было бы даже интересно все это послушать, особенно про джунов, но голова была занята далекими от науки мыслями, поэтому я почти все пропустил мимо ушей… пока один из историков не упомянул нечто, царапнувшее слух. — Простите, что вы сказали? — Я говорю, существо совершенно омерзительное! — воскликнул эльф. — Его лицо словно… покрыто червями. Кошмар! — Червелицый… — Что-то сразу показалось мне смутно знакомым. И не только мне! Но мы не сумели вспомнить ничего конкретного… Вероятно, была какая-то древняя книга в единственном экземпляре и все решили, что это фальшивка. Значит, можно считать, что это существо не известно нашей истории. По крайней мере, той истории, которую мы знаем… Так интригующе! Мы хотели изучить его, выяснить, откуда он взялся здесь и есть ли еще такие на нашем острове, но не успели… Интересно, где они могли прятаться? — Вероятно, под землей. Вы вели раскопки и потревожили его… или их, — произнес я. — Вполне вероятно, — горячо закивал ученый. — И чего нам от них ждать? Создала их природа или же чья-то злая воля? Загадка… — Полагаю, вы давно не получали новостей со Святой Земли, — медленно проговорил я. — Со Святой Земли в последнее время слишком много новостей, не успеваем уследить, а теперь еще и всякая связь оборвалась с внешним миром. А вам что-то известно об этом существе? Я открыл рот, чтобы ответить, но тут нас окликнул Иавер Мусэм: Найан уже вернулся в лагерь и готов встретиться с нами. Кажущаяся молодость Великого Мага и главы Историков рассеялась при общении с ним. Возраст был в его взгляде, в жестах, в манере разговаривать. Степенный эльф с глубоким голосом и умными глазами давно перестал торопиться куда-то, он прожил достаточно и уже не боялся чего-то не успеть. Он смотрел на нас с добротой, покровительством и легкой усталостью под тяжестью своих лет. — Прежде всего я хочу принести извинения от лица Историков за события на Святой Земле, — мягко и совсем непафосно произнес он. — Мы все очень разочарованы действиями Гурлухсора. — Почему вы приняли его? Он пытался совершить государственный переворот в Империи, Хранители давно разыскивают Гурлухсора за его преступления, — сказал я. — Это так, — согласился Найан. — Но иногда к нам приходят те, кто хочет начать новую жизнь с чистого листа и посвятить ее служению науке. Незаурядный ум и магический талант Гурлухсора могли оказать Историкам неоценимую помощь… Жаль, что он не захотел идти с нами одной дорогой. Это грязное пятно на нашем имени тяжело будет стереть. — Нам приказано произвести арест и доставить Историков на Игш, — немного извиняющимся тоном сказал я. Возможно, я излишне доверчив, но все эти ученые не вызывали у меня негатива. — Мне уже сообщили об этом. Но астрал вокруг Авилона небезопасен… я видел вспышку сегодня утром и почувствовал сильные астральные колебания. Ваш прилет не был гладким? — Не был. Нас атаковали, и у одного из кораблей взорвался реактор. Я так понимаю, в этом нам нужно винить дворец Галеон. — Это уникальное сооружение! И к сожалению, мне пока не удается с ним справиться. Луч, которым они пытаются разрезать аллод, опять усилился! Похоже, вампиры, вступив в сговор с демонами, испытывают мощь этого луча на моем острове. Если им удастся его разрушить… Что же, значит, в их распоряжении очень мощное оружие. Немыслимо мощное. — Иавер Мусэм говорил нам про какой-то артефакт… — протянул я, поглядев на молчавшего восставшего. — Да, подарок авиакам. Пришлось его одолжить… Но нас обманули! Вампиры догадались, что мы используем артефакт, и зарядили его темной энергией! Отныне магия артефакта не мешает разрушительному лучу, а напротив — усиливает его действие! Жаль, хороший был артефакт. Другого такого теперь не найдешь. Да и времени у нас не осталось! Я не смогу долго удерживать луч. Похоже, Авилон обречен, — Найан повернулся к Иаверу Мусэму и добавил: — Историки должны срочно эвакуироваться. Я останусь здесь и буду держать луч, сколько смогу, чтобы дать вам возможность спастись! — О, нет, — сокрушенно покачал головой Зэм. — Я до последнего надеялся… Что нас ждет в Империи? Арест, тюрьма и казнь! Лучше уж умереть здесь, сражаясь с врагами! А может быть… еще не все потеряно? — У вас есть хоть какая-то информация об этом дворце? — спросил я. — Очень скупая, — откликнулся Найан. — Мусэм, не затруднит ли тебя позвать Роксану?.. Это дочь Арманда ди Дусера, обратившего в вампиров весь свой Дом. — Она тоже… — Нет-нет, к счастью, ей удалось избежать этой печальной участи. Эльфийка, которую привел Иавер Мусэм, так испуганно глядела на нас, что мне сразу же захотелось сказать ей что-нибудь утешительное. Но возможно этот мой порыв был обусловлен ее яркой красотой. Она была одета в легкий сарафан и ее фиолетовые волосы ниспадали на голые плечи, невольно притягивающее взгляд. Найан попросил рассказать Роксану ди Дусер все, что она знает. — Этот Галеон как две капли воды похож на тот, что был захвачен моим отцом Армандом ди Дусером. — Так их еще и два? — буркнул за моей спиной Орел, не удержавшись. — Это произошло на Тенебре, аллоде, принадлежащем ди Дазирэ. — Правящий Дом, — негромко вставила Лиза. — Да, — кивнула Роксана. — Ди Дазирэ вместе с Домом ди Ардер построили великолепный корабль-дворец, но мой отец… он не только захватил его, он заразил вампиризмом весь остров. Ведь вампиром можно сделать любое существо. Абсолютно любое! — Так может быть этот Галеон и есть тот, что построили на этой… Тенебре? — спросил я. — Нет, Лиге удалось освободить тот корабль. Они схватили отца и отрубили ему голову… Позор моей семьи. Отец так жаждал власти и бессмертия, что пошел на сговор с Тэпом. — Тэп мертв, — резко сказал я, наверное несколько быстрее, чем следовало. — Но не его Искра, — задумчиво произнес Найан. — Кто-то считает, что Тэп до сих пор воскрешается и умирает в своей пирамиде на Асээ-Тэпх. Но все же… даже у нас, у Историков, изучающих Храм Тенсеса, нет точного ответа, где в данный момент находится Искра Тэпа. Есть даже основания полагать, что она давно уже за пределами пирамиды, в которой он умер. Конечно она за пределами той пирамиды. Более того, Искра Тэпа уже обрела тело, и теперь он, вполне живой, разгуливает неизвестно где! Я изо всех сил старался, чтобы мое лицо выглядело каменным. — Отец стал вампиром, кровососущей нечистью, а потом заразил весь наш Дом… Ну, почти. Мне удалось уцелеть. Я уверена, что кто-то еще смог спастись от этой участи! Отца больше нет в живых, но мне все время кажется, что его голос звучит в моей голове. Он называет меня предательницей и хочет, чтобы я присоединилась к нему… Это ужасно! — Кхм-кхм, простите, но может быть вы знаете что-то о самом дворце? Его устройство, какие-нибудь технические характеристики? — подал голос Михаил. — Я только знаю, что на том Галеоне, с Тенебры, было особое место, где находился дух корабля, который контролирует все происходящее на борту. — Надо как-то пробраться туда и убедить этого духа остановить луч — это наш единственный шанс! — принялся заламывать металлические пальцы Иавер Мусэм. — Знать бы только, как попасть в это проклятое место! — Либо я всю оставшуюся жизнь буду стоять и сопротивляться этому лучу, — горько усмехнулся Найан. — Мне несколько тысяч лет, и я всего второй раз в жизни не знаю, что делать! Прошу меня простить, господа, но я вновь должен вернуться к поддержанию защиты. Я не могу отвлекаться надолго. — Последний вопрос, — сказал я. — Еще до нас Империя посылала сюда корабль с судебными исполнителями, но мы потеряли с ними связь. Вам что-нибудь об этом известно? — Нет, увы. Но мы сейчас не ведаем, что происходит на аллоде, особенно в северной и северо-восточной частях. Ходить туда опасно. Но если вы захотите обследовать берега, авиаки могут вам в этом помочь. — Спасибо, я передам своему командованию. У вас есть карта аллода? Найан снабдил нас не обычной картой, а картой отражающей нынешние реалии — на ней еще даже не высохли чернила. Как выяснилось, дворец Галеон не просто маячил у берегов, он уже глубоко вгрызся в аллод, добравшись чуть ли ни до его центра. — На вот эти земли, по бокам дворца, еще есть доступ, хотя они частично осквернены и мы туда не суемся, — сказал Иавер Мусэм. — А вот эти куски уже полностью «отпилены» от аллода лучом и теперь просто дрейфуют рядом. Что сейчас там творится не знают даже авиаки. Я еще раз поблагодарил Историков за содействие и мы заспешили назад, к кораблям. Времени прошло довольно много, а дорога займет еще несколько часов. Майор Саранг Монту уже нас заждался. — Вы задержались. — Не сразу удалось поговорить с Найаном. Мы рассказали об обстановке в лагере Историков, и в свою очередь узнали, что здесь, на берегу, в наше отсутствие все было отнюдь не так безмятежно. — Нас атаковали демоны. К счастью, пока мы у берегов, им не так-то легко с нами справиться. Они не могут нас окружить, так что мы успешно отстреливаемся, но вот в открытом астрале уже будет непросто. Я связался с командованием, нам пока приказано оставаться у берегов Авилона. И они ждут информации о неизвестном оружии, которое уничтожило наш корабль. Нужно немедленно доложить об этом дворце Галеоне! На следующий день Иавер Мусэм и еще двое Историков в сопровождении авиаков совершили ответный «визит вежливости». Подавляющее число ученых и их помощников были очень даже не против, чтобы их арестовали и поскорее увезли с Авилона. Но пока к кораблям подтянулись демоны, наводнившие ближний астрал, отчаливать было слишком рискованно. Нам крупно повезло, что мы сумели проскочить к аллоду незамеченными ими. Командование тоже медлило с приказами в отношении Историков: разумно ли вступать в бой с их крылатыми стражами и пытаться брать под свой контроль лагерь, если над всеми нами, как рок, висит дворец Галеон? Помимо этого нас еще интересовала судьба первого корабля с судебными исполнителями. Разбившись на группы, решили прочесать прибрежную территорию — хотя бы ту часть, которую Историки считали менее опасной. Майор Монту не слишком доверял им и их карте, но ничего другого под рукой у нас не было, так что пришлось полагаться на нее. От помощи авиаков — стражей Историков и коренных жителей острова — пока решили отказаться. Аллод действительно оказался довольно большим, а нас было не так уж и много и дробить силы не слишком хотелось. Поэтому доставшийся каждой группе участок занимал очень приличную территорию. Вели мы себя осторожно: держались леса, двигались хоть и неспешно, зато почти бесшумно, в полном молчании, и в любой момент были готовы к нападению. Но обстановка вокруг оставалась спокойной. Приходилось даже встряхивать самих себя время от времени, потому что от скучных поисков бдительность притуплялась. Прошло несколько часов, на протяжении которых мы разыскали разве что джунские развалины, как вдруг ко мне вернулась Фея: потрепанная, со вздыбленными перьями, она с оглушительным карканьем спикировала вниз, прямо ко мне на колени, и попыталась спрятаться под плащом, дрожа своим маленьким тельцем. Я впервые видел, чтоб сорока была настолько напугана. Переглянувшись, мы осторожно двинулись в ту сторону, с которой она прилетела, решив немного углубиться в лес. Поначалу он был пуст, но через некоторое время до слуха стало долетать едва различимое эхо. Понять, с какой стороны идет шум, было трудно, и мы какое-то время топтались на месте. Шум прекратился, я уже решил, что возможность утеряна, и мы даже направились назад к кораблям, потому что времени прошло очень много и пора было возвращаться. Но вскоре мы услышали вполне различимое: «Куарр». Найти авиака оказалось несложно. Несмотря на серьезную рану и сломанное крыло, он из последних сил пытался защититься от нас. Нам понадобилось время, чтобы объяснить, что мы не враги. — Я идти к Милвус. Я сообщить о нападении вампир на мой поселок. Вампир догнать меня и ранить. Я странно чувствовать себя… Корвус предупреждать, что укус вампир очень опасно! Грамиа сенгх! Куарр! Сиварда проуш мин куас! Ниа сон? — Что? — О-о-о, не мочь сказать по-твоему. Я… умирать сам! Понимать меня? Я. Умирать. Сам. О-о-о, грамия леа! Милвус пусть идет дом. Надо спасать мой народ. Ниа сон? Авиак затих, прикрыв дрожащие веки. Матрена, осмотрев его, растерянно произнесла: — Я не знаю, как это лечить. — Нужно отвезти его в лагерь к Историкам, возможно они знают, что делать! — Не довезем. — Мне кажется, там еще кто-то есть… Не успела Лиза договорить, как в небо над лесом взметнулась и снова опустилась стая птиц — они были близко настолько, чтобы различить в них авиаков, но слишком далеко, чтобы понять, что происходит. — Его нужно отнести к своим, — уверенно сказала Матрена. Я посмотрел в ту сторону, где были авиаки — северное направление, куда Историки не рекомендовали ходить. Но довезти пострадавшего до лагеря мы и впрямь не успеем. Могут ли авиаки воскресать после смерти? — Ладно, давайте только уложим его осторожно в седло… Авиак оказался несколько тяжелее, чем выглядел, но Лоб легко справился с задачей. Мы двинулись на север, ловя каждый шорох в лесу и каждое движение. Но вокруг были только деревья, кустарники и развалины джунской цивилизации. И отдаленный птичий гвалт впереди. — Нам надо поторопиться, он умирает, — произнесла Матрена. Нестись во весь опор было неразумно, и все же мы ускорились еще. Шум уже стал довольно громким и ошибиться в направлении уже стало невозможным. Я подумал, что должно быть авиаки сражаются с вампирами, и почти оказался прав. Схватка имела место, только она уже закончилась. Джунские стеллы на большой каменной площадке, облюбованной авиаками, покрывал слой перемазанных в крови перьев. Здесь было множество убитых и раненных — при чем с обеих сторон, мертвых эльфов я тоже заприметил. Авиаки вели себя агрессивно, так что пришлось даже поднять пустые руки, показывая, что мы не собираемся атаковать. И только их раненый товарищ, которого мы привезли, убедил их в нашей правдивости. Однако тут же выяснилось, что спасти его вряд ли удастся — вампиризм неизлечим, хоть и не смертелен. Но авиаки предпочитали смерть, чем превращение в кровососущую нечисть. — Когда-то на наших землях царили мир и спокойствие, и никто не слышал о вампирах. А теперь здесь хозяйничают они… А с ними и нетопыри — верные сообщники. Нашим разведчикам едва удается унести от них крылья, — грустно рассказывал старейшина авиаков по имени Корвус, глядя на своих поверженных собратьев. — Авиаки — сильные и ловкие воины, но мы привыкли сражаться с наземными врагами. А вампиры используют нетопырей как ручных животных. Ухаживают за ними, кормят. И используют против нас. Стыдно признаться, но мы проигрываем воздушную битву. Говорил он хоть и гортанными, каркающими звуками, но все равно без ошибок. Я не знал, сколько ему лет, и вообще не представлял, сколько живут авиаки, для меня они выглядели все одинаково, но отчего-то держаться с Корвусом хотелось с максимальным почтением — как с мудрым, опытным стариком. — Очевидно, авиакам придется изменить свою тактику. Раньше я не поощрял схватки между сородичами. Потому у нас просто нет опыта в воздушных боях. Это надо изменить! — Демоны тоже нападают на вас? — спросил я. — Так глубоко на остров они не заходят, зато на северном берегу их много. Мои авиаки рвутся в бой, жаждут поквитаться с вампирами. Но враг хитер и опасен. Я посылал разведчиков к северным берегам и они заметили трех необычных вампиров, которые командовали демонами. Несомненно, эти трое — элита своего племени! Мы сделаем все, чтобы убить их! Я не знаю, какое место они занимают в вампирской иерархии, но их смерть поднимет боевой дух моего народа! Последние слова он произнес достаточно громко и они вызвали горячее одобрение среди других авиаков. — Но вам лучше уходить отсюда, бескрылые, — продолжил Корвус. — Вампиры и демоны постоянно прибывают на Авилон! Скоро нам снова придется обороняться. Я не говорю уже о том, что разрушительный луч из Галеона угрожает уничтожить аллод, развалить его до основания, а затем… Затем мы все погибнем в астрале, да. Но так легко мы не сдадимся! Мы полетим к этому дворцу и будем храбро сражаться до последнего! Со всех сторон послышалось восторженное «Куарр!», и все же последствия произошедшей здесь битвы, которыми были усыпаны древние джунские плиты, не позволяли мне вдохновиться этим призывам и поверить, что у авиаков есть хоть какой-то шанс. Вернулись обратно к своим кораблям мы чуть позже, чем было условлено, за что я получил выговор от майора. Но главной новостью стало то, что одна из групп все же нашла останки корабля, на котором летели судебные исполнители. Осмотр подтвердил, что его разрушили демоны, и нам осталось лишь почтить его скорбным молчанием. Глава 59 Просмотреть полную запись
  12. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.58

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 58. Дворец Галеон — Да упокоит астрал их Искры, — сказал капитан и вышел из кают-компании, оставив нас переваривать услышанное. Конечно, все мы так или иначе ждали нападения, но оно все равно стало внезапным. Авилон — большой, окутанный розоватой дымкой аллод — уже находился рядом, никаких кораблей в округе не было видно, и все уже гадали, придется ли нам сражаться после высадки, как палуба под ногами заходила ходуном. Нас атаковали! За эти, показавшиеся мне бесконечными, сорок минут, в который раз я осознал, что самое невыносимое — это сидеть в безвестности. Единственной задачей Хранителей было находиться в указанных местах и не мешать экипажу выполнять свою работу. Наша помощь понадобилась бы только в том случае, если б противник проник на борт. Но абордажа не случилось. Тряска закончилась так же неожиданно, как и началась, и какое-то время ничего не происходило. Затем офицеров Хранителей пригласили пройти в кают-компанию. Капитан корабля, передав управление старпому, лично пришел сообщить нам новости. Кто атаковал эскадру, так и осталось загадкой. Били по нам с аллода, и именно это поразило команду больше всего, потому что до него еще было довольно далеко. Дальнобойности наших орудий не хватало, чтобы ударить в ответ! Три современных боевых корабля Империи оказались беспомощными котятами в открытом поле. Поскольку бой мы навязать не могли, то вариантов оставалось всего два: развернуть эскадру и попытаться отлететь подальше, выходя из зоны поражения, либо уйти с линии огня, обогнув аллод и зайдя с другой стороны, в надежде, что не все берега Авилона утыканы загадочным оружием, способным стрелять на такие расстояния. Флагман принял решение прорываться к аллоду. Решение можно было бы считать верным: долетев до земли и поднырнув под остров, мы выскочили с другой стороны, где нас никто не атаковал. Но за это пришлось расплатиться одним из трех кораблей, который до Авилона так и не добрался. Вместе с ним навсегда в астрале остались и два из пяти отрядов Хранителей, и командующий нашим гарнизоном полковник Максим Прикладин — ветеран Великого Астрального Похода. Два оставшихся корабля с тремя отрядами солдат теперь осторожно ползли вдоль берега, подыскивая подходящее место для высадки десанта. Что ж, первое знакомство с Авилоном оказалось удручающим. Пусть ни полковника Прикладина, ни других Хранителей, ни членов экипажа погибшего корабля я не знал лично, невидимая стальная рука все равно сдавила мои ребра. Я повернул голову и посмотрел на майора Саранга Монту. С ним мы уже были знакомы: он командовал батальоном на берегу Эльджуна, когда я находился там же в поисках Великого Схимника Зосимы. На меня майор еще тогда произвел очень приятное впечатление, несмотря на то, что он Зэм. А вот прибывший на Эльджун эмиссар Яскера, помнится, остался им не очень доволен, причем не без моей помощи. Я не знал, понес ли Саранг Монту какое-то наказание за проявленное непочтение, но был рад, что он, как минимум, сохранил свое звание и не был отстранен от службы. Теперь, после смерти полковника Прикладина, именно он стал главным. — Товарищи офицеры, проверьте готовность своих солдат к высадке. Неизвестно, что нас ждет на земле, — произнес майор и поднялся с места. Скорбеть по погибшим было некогда, корабль уже ощутимо замедлил ход. Авилоном владели утренние розовые сумерки, и как я узнал позже — в этом состоянии остров находился постоянно. Аллод вечного рассвета. Здесь росли высокие, пушистые ели и кедры, между ними по земле стелился разлапистый папоротник и легкий ветерок делал его похожим на волны реки, на тропинках и полянах, куда проливалось слабое жемчужное сияние рассветного неба, цвели белые цветы. Это был красивый остров. И даже его враждебность не помешала мне отметить этот факт. Здесь было не холодно, как в Эльджунском лесу, но и не жарко, как в джунглях Асээ-Тэпх. Наверное как-то так и должен выглядеть рай, но мы ступали на него, крепко сжимая в руках оружие. Нас уже ждали. Точнее не ждали, а громко приветствовали, размахивая руками и не только. Странная компания, состоящая из эльфийки, троих гибберлингов, орка и двух необычных птиц, летевших у них над головами, неслась к кораблям, по виду не проявляя агрессии, а даже скорее наоборот — радуясь, словно мы были долгожданными гостями. Мы на это не повелись и оружия не опустили. Мали ли, кто затаился за их спинами среди кустов и деревьев? — О-о-о! Не верю глазам своим! Спасение! — запричитала эльфийка звонким голоском. Наверное, в этот момент всем нам стало не по себе. Что могло произойти на Авилоне, что ощетинившийся оружием отряд с одного из двух военных кораблей показался «спасением»? — Оставайтесь на месте! — гаркнул Саранг Монту. — И назовите ваши имена! — Я Камилла ди Вевр, — покорно выполняя приказ, заговорила эльфийка. — Это семейка Ромашек, Кулак Боевых, Мариус и Синар. Два последних имени принадлежали птицам, зависшим в полуметре над землей. Очевидно, это и была та самая раса авиаков. Впрочем, птицами их можно было назвать лишь условно — из-за крыльев, птичьей морды и перьев, покрывающих тело. При этом у них было четыре лапы: задние — непропорционально длинные и толстые, с мощными когтями, по виду очень сильные, и передние, чуть поменьше, но не менее грозные. Птицы явно обладали разумом, потому что они были одеты в кожаные одежды, увешаны амулетами и имели при себе по паре боевых тесаков, за которые, правда, они не спешили хвататься, несмотря на наш воинственный вид. — Вы даже представить не можете, как мы рады вашему появлению! — вдохновенно продолжила Камилла. — Все наши корабли уничтожены демонами, портал сломан, связь с цивилизованным миром прервана. И тут — вы! — Кто главный на острове? — Найан, наш глава. Авилон — старая база организации Историков, которую он основал. Найан — древнейший из живущих в мире разумных существ. Он давно уже живет здесь, вдали от интриг, войн и других тревог мира. Кто-то из Хранителей ехидно фыркнул, кажется — Орел. — Я знаю, почему вы здесь, Империя объявила нас преступниками, — поспешно затараторила эльфийка, будто боялась не успеть рассказать. — Этот предатель Гурлухсор использовал наше честное имя в своих грязных делах! Мы бежали сюда, надеясь на спасение. Но надежда наша была напрасной: к аллоду приплыл дворец Галеон, захваченный вампирами, и начал распиливать остров на куски жутким магическим лучом. То, что когда-то было цельным прекрасным аллодом, превратилось в почерневшие осколки! На остров набросились демоны и вампиры. Мы думали, что обречены! Но теперь мы сможем эвакуироваться. Уж лучше застенки имперского Комитета, чем этот кошмар! Все это она вывалила на одном дыхании и уставилась на нас своими большими глазами, ища поддержки или сочувствия. Хотя на наших лицах скорее всего читалось лишь недоумение. Какой луч, какой дворец, какие вампиры? — Я должен видеть Найана, — проговорил Саранг Монту. — Если все так, как вы утверждаете, то он будет рад наладить контакт со «спасителями». Пусть он придет сюда. — О, нет, это невозможно! Найан не может покинуть базу, он сдерживает луч, который пытается уничтожить остров! Если вы хотите поговорить с ним, вам придется отправиться туда! Это в нескольких часах езды. — Она говорит правду, — тихо шепнула Лиза. Я не сомневался, что это было авторитетное заключение от мага разума, а не предположение представительницы Дома ди Вевр, решившей быть солидарной со своей родственницей. Но и без того слова Камиллы показались мне правдивыми. Кто-то или что-то пытается уничтожить аллод Авилон? То же самое совсем недавно приключилось и с Хладбергом. К тому же на Асээ-Тэпх часть Историков помогала нам действовать против захватчиков Храма Тенсеса, а значит не все они были предателями! И поэтому, когда Саранг Монту повернулся к стоявшему за его спиной отряду Хранителей с вопросом, есть ли среди нас добровольцы, я не сомневался ни секунды. Майор кивнул и снова обратился к эльфийке: — А вы, Камилла ди Вевр, останетесь ждать здесь, с нами. Ваши друзья ведь сумеют найти дорогу до базы Историков без вас? — Да, конечно, — немного растерянно произнесла она и посмотрела на своих спутников, которые до этого момента так и не проронили ни слова. — Сообщите о появлении кораблей Иаверу Мусэму, пусть он немедленно отдаст приказ о всеобщей эвакуации! Как выяснилось, группу историков неподалеку от берега дожидались лошади. Но и мы на этот раз не были пешими. Ездовые питомцы Хранителей отправились на Авилон вместе со своими хозяевами, так что я с удовольствием оседлал своего дрейка, уже соскучившегося по свободе и простору. Мои друзья естественно отправились со мной. Фея же, оглушительно каркнув (и где она только пряталась на корабле?), унеслась по своим сорочьим делам, но я знал, что она вернется. Она всегда меня находила. Дорога отняла у нас чуть более четырех часов, и это время мы провели с пользой дела: пытались выяснить, что тут все-таки происходит, и что случилось с нашими судебными исполнителями. Авиаки летели чуть впереди нас, изредка вставляя в разговор что-то похожее на «Куарр». — Нет, к нашим берегам не приставало никаких кораблей, кроме ваших! Если не считать, конечно, вампирского дворца Галеона! — синхронно качали головами гибберлинги из семейки Ромашек. — О! Вы скоро увидите его! Чудо инженерной мысли, венец магического гения эльфов дома ди Ардер! Теперь он захвачен вампирами. Вы знаете, кто такие вампиры? Для поддержания жизни им необходимо пить свежую кровь. Жуткие порождения астрала! Неудивительно, что они действуют заодно с демонами. И похоже, что они хотят уничтожить этот аллод! Только ничего у них не выйдет! Мы, Историки, будем держаться до последнего. Вот только… Не обижайтесь, но ваше появление, ваш рассказ о судебных исполнителях… Может быть, нам всем проще подохнуть здесь? Ведь неизвестно, что ждет нас в Империи… Унижения, допросы, пытки?.. Кошмар! — Быть может, справедливое расследование? — сказала Матрена. — Что-то мы сомневаемся… Империя объявила всех Историков врагами! Эх, и как вам, имперцам, не стыдно?! Ведь большинство из нас не имело никакого отношения к заговору Гурлухсора! Мы мирные ученые, нам нет дела до политики! А вы присылаете судебных исполнителей, устраиваете травлю Историков по всем имперским аллодам! Совесть у вас где, а? — Империя разберется в произошедшем, и невиновные не будут наказаны, — вставил Миша, и мне очень хотелось быть таким же уверенным, как он. — Ладно… Жить нужно сегодняшним днем, а не вчерашними обидами. Это, кстати, народная гибберлингская мудрость. Запомните! Любопытно все-таки, что же стало с кораблем этих ваших судебных исполнителей? Может быть, демоны перехватили его возле нашего аллода?! Они все время настороже, патрулируют весь прибрежный астрал. Удивительно еще, как вам удалось миновать их когти! — На нас напали по дороге сюда, — произнес я. — Но это были не демоны. Если только они не научились стрелять неизвестным оружием. — Ох, это наверняка был проклятый дворец! Возможно, если обследовать берега, то можно найти какие-нибудь следы того корабля. Обломки могло выкинуть на берег, такое часто происходит. — Да как их теперь обследуешь-то? — вступил в разговор орк, представленный как Кулак Боевых. — Полострова захватили эти гады! Опасно! — И то верно. Перед появлением этого жуткого вампирского летающего замка, мы проводили археологические изыскания на северо-западе. Там находятся древние джунские руины. Мы их откапывали потихоньку… И тут прилетела эта громадина, стала все крушить… Еле ноги унесли. Теперь мы даже не знаем, уцелели ли те руины… Выглядели они вкусненько! Перспективненько! Я огляделся. Остатки джунских строений попадались здесь довольно часто. В некоторых местах было очень заметно, что их старательно откопали и очистили. — Простите, а вы тоже историк? — спросил Орел орка. — Ну-у… Я года два камни на раскопках таскал у Историков. Ты посмотри на них! В лучшем случае чародеи, колдуны, да маги. Мозгошныги, короче… Потом на Святой Земле их охранял, всяких гадов бил. Гляди, какие краги у меня. Кожаные! Это мне сам Найан подарил! Шикую в них теперь… Работа у меня сейчас непыльная, то да се, пятое-девятое. Не то, что раньше, на раскопках. Пылища там!.. Жуть. А теперь сильно далеко и от базы-то отходить нельзя. Разве что по эту сторону аллода. — Так ты тут типа охранник? — уточнил Лоб. — Не-е, я тут так, на подхвате. Здесь базу авиаки обороняют, — он кивнул на летящих впереди птицеподбных существ, и один из них, не то Синар, не то Мариус — я так и не понял, кто из них кто — обернулся. — Авиак помогать бескрыл победить опасных зверь, что жить здесь. Куарр! Мы убивать их и доказать свой отвага. Опасные твари помирать. Куарр! Авилон все быть хорошо. Долго. Пока не появляться кровавики. Вам-пи-ры звать их вы. Они Авилон прийти! Демоны привести!.. Авиак биться с ними будет. Без страха! Показать им, кто Авилон правит! Куарр. — Ваш народ очень смелый, — вежливо сказала Матрена. На это обернулся второй авиак. — Смерть. Вот что ждать мой народ! — грустно произнес он. — Авилон умереть, куарр! Нас разрезать луч! Но еще раньше мы умирать от лесной болезнь! Раньше гниющий осколок быть далеко от берега, и мы не бояться Гниль. Теперь, когда Авилон разрезан, восточный осколок очень близок. Гниющие древни попасть на Авилон. И тогда всем смерть! Куарр! На подходе к базе Историков нас встретили другие авиаки, охранявшие ее со всех сторон. А вскоре появился и самый главный — Милвус, который, отправив вперед двоих сородичей предупредить о нашем приходе, лично проводил нас до места со всевозможным почтением. — Приветствовать вас на аллоде Авилон! Куарр! Точней сказать, на том кусок земли, который от него остаться. Это все гадский луч вампирского дворца натворить! О, я плохо говорить на общем языке. Найан учить меня и других авиаков, но я плохо слушать. Зато я уметь хорошо сражаться. Потому я Страж и охранять Найан и его друзья. Куарр! — Крылья дают вам тактическое преимущество, — согласился я. — Да, в отличие от бескрыл, авиаки уметь летать, сражаться в воздухе и сбрасывать на голова врага всякий гадость. Куарр! Обычно это помогать, но сейчас врагов слишком много. Поэтому мы обороняться. — А кто ваши враги? — Вампиры из дворец лезть к нам, а по берег бродить демоны! На месте главной базы Историков я конечно ожидал увидеть нечто более основательное, нежели палаточный городок, ведь это постоянное местонахождение ученых, а не временный лагерь. Но все же увиденное превзошло любые ожидания. Необычные строения в форме куполов, испускающие мягкое золотистое свечение, балансировали над землей на тонких, закрученных спиралью ножках, нарушая все законы природы. К ним вели винтовые лестницы с тонкими, ажурными перилами. Хрупкие на вид, похожие на дорогие игрушки конструкции возвышались над множеством круглых площадок, выложенных мозаикой с замысловатыми узорами. Между ними зеленели ухоженные газоны, разбитые каменными лентами извилистых тропинок, и цвели цветы. Деревья цвета осени — с красными, оранжевыми и золотыми листьями, явно выращенные здесь искусственно, были аккуратно подстрижены со всех сторон. Картину дополняли щедро рассыпанные по всей территории круглые фонари, левитирующие вдоль дорожек, лестниц, мостиков, лавочек и беседок — таких же удивительно красивых, как и все вокруг. Навстречу нам вышел восставший Зэм, настолько измученный на вид, что мне даже стало его немного жаль. Он назвался Иавером Мусэмом, вторым лицом в городке историков — называть его «базой» не поворачивался язык — после Найана. Сам же Найан пока не мог уделить нам время, но восставший согласился тем не менее нас к нему проводить. Мы спешились, но с животными расставаться отказались. Старик был крайне недоволен, что я вел его под уздцы, но я не хотел, чтобы он топтался по газонам и клумбам. — Это хорошо, что связь с другими аллодами восстановлена. Наши корабли уничтожены, а портал перестал работать. — У вас есть портал? — перебил Михаил, нахмурившись. Я тоже заинтересованно задрал брови. — Он не подключен ни к Лигийской, ни к Имперской сетям, не волнуйтесь. Это всего лишь короткое сообщение между некоторыми осколками земли, которые мы изучаем. Но сейчас оно прервано. И никто не знает почему. Даже Найану это неизвестно! Происки вампиров, не иначе. Или Гурлухсора… Эх, вы только посмотрите, как все обернулось! А ведь еще совсем недавно дела у нас шли просто великолепно. — Как так получилось, что он оказался среди вас? — спросил я. — Это было ужасной ошибкой! Я говорил, что не нужно принимать в коллегию этого проклятого интригана, говорил же! Нам вполне хватало одного Великого Мага — Найана. Но меня не слушали. Сказали, что одна голова хорошо, а две лучше! А кто оказался прав? Я! Гурлухсор использовал фракцию в своих интересах и в результате подставил всех нас. Мусэм провел нас по тропинкам между круглых строений на другой конец лагеря, где мы наконец увидели его — дворец Галеон, парящий возле аллода. Изящный, то ли сотканный из кружев, то ли отлитый из хрусталя, он вонзался в астрал тонкими пиками множества башен. Сложная вязь барельефов обрамляла сотни цветных витражей, оплетала арки, мостики и постаменты каменных фигур. Дворец испускал перламутровое сияние, затмевающее астрал. Трудно было даже поверить, что это сооружение может таить какую-то опасность. Оно было слишком красивым для войны. — Это творение великого ума! — с восхищением произнес восставший, несмотря на то, что «творение» судя по всему пыталось уничтожить аллод, на котором он находится. — Пойдемте, Найан здесь, только отвлекать его пока не нужно. Он поговорит с вами позже. Великий Маг, глава Историков и вероятно самый старый представитель всех разумных рас в Сарнауте отнюдь не выглядел стариком. Это был очень высокий эльф, молодой на вид, с длинным светлыми волосами, бледной кожей и золотистыми крыльями. Он находился неподалеку от лагеря, на небольшой возвышенности, с которой хорошо был виден дворец Галеон. Найан плел какое-то заклинание, воздев к небу посох с фиолетовой сферой на конце, вокруг него гулял мерцающий вихрь, шевелящий его красно-синюю мантию, а над головой, едва различимая, переливалась прозрачная пелена, похожая на защитную сферу астральных кораблей. — Вы только посмотрите на него! Это как раз тот случай, когда понимаешь, почему он Великий… В одиночку удерживать разрушающий луч — я бы так не смог… Тут я наконец заметил и сам луч — действительно луч, прямой поток света, очень яркий и смертельно опасный. Он врезался в «щит» наколдованный Найаном и рассыпался тысячами ослепительных искр. — И долго он так будет стоять? — ошарашено произнес Орел. — Каждый раз все дольше. Найан лишь ненадолго отвлекается, чтобы хоть немного поспать, и снова возвращается сюда, потому что заклинание рассеивается. А хуже всего то, что вампиры усилили мощность разрушительного луча, и Найану уже с трудом удается сдерживать его. В свое время, при заключении союза с авиаками, Историки подарили им древний эльфийский артефакт, который наделяет его обладателей силой и мощью. Нам пришлось попросить вернуть его на время обратно нам. К счастью, авиаки хранили дар Найана с благоговением! Надеюсь, это поможет. Ну и кроме того мы отлавливаем элементалей в Пи-Квейа. Великий ты Маг или нет, силы все равно не безграничны. Подпитка магической энергией лишней не бывает. Вы знали, что народные целители традиционно прописывают заряженную магией элементалей воду при депрессии? При употреблении ее натощак наблюдается омолаживающий и освежающий эффект. — Очень интересно. А что такое Пи-Квейа? — Озерцо на западе. В переводе с джунского значит «лягушачье». Найан — ценитель древности, так что на Авилоне почти все называется по-джунски. — Мы заметили здесь много джунских руин. — Да, этот аллод — настоящий кладезь информации для нашего барта! Жаль только, что нам пришлось остановить почти все свои исследования. В особенности огорчает прерванные раскопки руин на северо-западе. А мы как раз нашли там джунских големов, возможно даже в рабочем состоянии! Сначала нам мешались агрессивные мантисы, потом мы обнаружили каких-то странных существ, а затем нас почтили визитом демоны и вампиры. Напасть за напастью! — Вы не против, если мы тут немного осмотримся? — Да-да, конечно. Только будьте осторожны, если решите выйти за пределы базы. Лес стал опасным. За пределы базы мы конечно вышли, но в лесу нас встретили только белки. Стражи Историков — авиаки несли дозор вокруг лагеря, но поскольку нас сопровождал Милвус, все было вполне мирно. По территории самого городка прогуливаться, конечно, было гораздо приятней. И интересней. Здесь находились представители всех разумных рас: люди, эльфы, восставшие Зэм, орки, гибберлинги, прайдены, даже пара минотавров, наверное нанятых для тяжелых работ. Новость о том, что на аллод прибыли имперские корабли, распространилась очень быстро, и на нас глядели с облегчением и интересом. Я не видел агрессии со стороны Историков глазами и не ощущал ее интуитивно. Нам были рады, хотя прилетели мы совсем не с дружественным визитом. В конце концов я все же принял решение отвести наших питомцев в загон, доверив их местному конюшему, а вот угощаться элем отказался. Вокруг царило оживление. Все интересовались у нас и друг у друга, когда начнется эвакуация с аллода, но мы только пожимали плечами. Ситуация выглядела почти комичной: мы прилетели, чтобы арестовать «преступников», а нас встречают, как спасителей. Впрочем, не все хотели покидать Авилон. И дело даже не в том, что в Империи, куда мы отвезем Историков, их ждет арест, а в научных изысканиях, которые они не хотели прерывать. За те полтора часа, что мы прождали Найана в лагере, я наслушался историй о невероятных открытиях, которые вот-вот уже должны были случиться и перевернуть мир, если бы не вот это вот все. Наверное в другое время мне было бы даже интересно все это послушать, особенно про джунов, но голова была занята далекими от науки мыслями, поэтому я почти все пропустил мимо ушей… пока один из историков не упомянул нечто, царапнувшее слух. — Простите, что вы сказали? — Я говорю, существо совершенно омерзительное! — воскликнул эльф. — Его лицо словно… покрыто червями. Кошмар! — Червелицый… — Что-то сразу показалось мне смутно знакомым. И не только мне! Но мы не сумели вспомнить ничего конкретного… Вероятно, была какая-то древняя книга в единственном экземпляре и все решили, что это фальшивка. Значит, можно считать, что это существо не известно нашей истории. По крайней мере, той истории, которую мы знаем… Так интригующе! Мы хотели изучить его, выяснить, откуда он взялся здесь и есть ли еще такие на нашем острове, но не успели… Интересно, где они могли прятаться? — Вероятно, под землей. Вы вели раскопки и потревожили его… или их, — произнес я. — Вполне вероятно, — горячо закивал ученый. — И чего нам от них ждать? Создала их природа или же чья-то злая воля? Загадка… — Полагаю, вы давно не получали новостей со Святой Земли, — медленно проговорил я. — Со Святой Земли в последнее время слишком много новостей, не успеваем уследить, а теперь еще и всякая связь оборвалась с внешним миром. А вам что-то известно об этом существе? Я открыл рот, чтобы ответить, но тут нас окликнул Иавер Мусэм: Найан уже вернулся в лагерь и готов встретиться с нами. Кажущаяся молодость Великого Мага и главы Историков рассеялась при общении с ним. Возраст был в его взгляде, в жестах, в манере разговаривать. Степенный эльф с глубоким голосом и умными глазами давно перестал торопиться куда-то, он прожил достаточно и уже не боялся чего-то не успеть. Он смотрел на нас с добротой, покровительством и легкой усталостью под тяжестью своих лет. — Прежде всего я хочу принести извинения от лица Историков за события на Святой Земле, — мягко и совсем непафосно произнес он. — Мы все очень разочарованы действиями Гурлухсора. — Почему вы приняли его? Он пытался совершить государственный переворот в Империи, Хранители давно разыскивают Гурлухсора за его преступления, — сказал я. — Это так, — согласился Найан. — Но иногда к нам приходят те, кто хочет начать новую жизнь с чистого листа и посвятить ее служению науке. Незаурядный ум и магический талант Гурлухсора могли оказать Историкам неоценимую помощь… Жаль, что он не захотел идти с нами одной дорогой. Это грязное пятно на нашем имени тяжело будет стереть. — Нам приказано произвести арест и доставить Историков на Игш, — немного извиняющимся тоном сказал я. Возможно, я излишне доверчив, но все эти ученые не вызывали у меня негатива. — Мне уже сообщили об этом. Но астрал вокруг Авилона небезопасен… я видел вспышку сегодня утром и почувствовал сильные астральные колебания. Ваш прилет не был гладким? — Не был. Нас атаковали, и у одного из кораблей взорвался реактор. Я так понимаю, в этом нам нужно винить дворец Галеон. — Это уникальное сооружение! И к сожалению, мне пока не удается с ним справиться. Луч, которым они пытаются разрезать аллод, опять усилился! Похоже, вампиры, вступив в сговор с демонами, испытывают мощь этого луча на моем острове. Если им удастся его разрушить… Что же, значит, в их распоряжении очень мощное оружие. Немыслимо мощное. — Иавер Мусэм говорил нам про какой-то артефакт… — протянул я, поглядев на молчавшего восставшего. — Да, подарок авиакам. Пришлось его одолжить… Но нас обманули! Вампиры догадались, что мы используем артефакт, и зарядили его темной энергией! Отныне магия артефакта не мешает разрушительному лучу, а напротив — усиливает его действие! Жаль, хороший был артефакт. Другого такого теперь не найдешь. Да и времени у нас не осталось! Я не смогу долго удерживать луч. Похоже, Авилон обречен, — Найан повернулся к Иаверу Мусэму и добавил: — Историки должны срочно эвакуироваться. Я останусь здесь и буду держать луч, сколько смогу, чтобы дать вам возможность спастись! — О, нет, — сокрушенно покачал головой Зэм. — Я до последнего надеялся… Что нас ждет в Империи? Арест, тюрьма и казнь! Лучше уж умереть здесь, сражаясь с врагами! А может быть… еще не все потеряно? — У вас есть хоть какая-то информация об этом дворце? — спросил я. — Очень скупая, — откликнулся Найан. — Мусэм, не затруднит ли тебя позвать Роксану?.. Это дочь Арманда ди Дусера, обратившего в вампиров весь свой Дом. — Она тоже… — Нет-нет, к счастью, ей удалось избежать этой печальной участи. Эльфийка, которую привел Иавер Мусэм, так испуганно глядела на нас, что мне сразу же захотелось сказать ей что-нибудь утешительное. Но возможно этот мой порыв был обусловлен ее яркой красотой. Она была одета в легкий сарафан и ее фиолетовые волосы ниспадали на голые плечи, невольно притягивающее взгляд. Найан попросил рассказать Роксану ди Дусер все, что она знает. — Этот Галеон как две капли воды похож на тот, что был захвачен моим отцом Армандом ди Дусером. — Так их еще и два? — буркнул за моей спиной Орел, не удержавшись. — Это произошло на Тенебре, аллоде, принадлежащем ди Дазирэ. — Правящий Дом, — негромко вставила Лиза. — Да, — кивнула Роксана. — Ди Дазирэ вместе с Домом ди Ардер построили великолепный корабль-дворец, но мой отец… он не только захватил его, он заразил вампиризмом весь остров. Ведь вампиром можно сделать любое существо. Абсолютно любое! — Так может быть этот Галеон и есть тот, что построили на этой… Тенебре? — спросил я. — Нет, Лиге удалось освободить тот корабль. Они схватили отца и отрубили ему голову… Позор моей семьи. Отец так жаждал власти и бессмертия, что пошел на сговор с Тэпом. — Тэп мертв, — резко сказал я, наверное несколько быстрее, чем следовало. — Но не его Искра, — задумчиво произнес Найан. — Кто-то считает, что Тэп до сих пор воскрешается и умирает в своей пирамиде на Асээ-Тэпх. Но все же… даже у нас, у Историков, изучающих Храм Тенсеса, нет точного ответа, где в данный момент находится Искра Тэпа. Есть даже основания полагать, что она давно уже за пределами пирамиды, в которой он умер. Конечно она за пределами той пирамиды. Более того, Искра Тэпа уже обрела тело, и теперь он, вполне живой, разгуливает неизвестно где! Я изо всех сил старался, чтобы мое лицо выглядело каменным. — Отец стал вампиром, кровососущей нечистью, а потом заразил весь наш Дом… Ну, почти. Мне удалось уцелеть. Я уверена, что кто-то еще смог спастись от этой участи! Отца больше нет в живых, но мне все время кажется, что его голос звучит в моей голове. Он называет меня предательницей и хочет, чтобы я присоединилась к нему… Это ужасно! — Кхм-кхм, простите, но может быть вы знаете что-то о самом дворце? Его устройство, какие-нибудь технические характеристики? — подал голос Михаил. — Я только знаю, что на том Галеоне, с Тенебры, было особое место, где находился дух корабля, который контролирует все происходящее на борту. — Надо как-то пробраться туда и убедить этого духа остановить луч — это наш единственный шанс! — принялся заламывать металлические пальцы Иавер Мусэм. — Знать бы только, как попасть в это проклятое место! — Либо я всю оставшуюся жизнь буду стоять и сопротивляться этому лучу, — горько усмехнулся Найан. — Мне несколько тысяч лет, и я всего второй раз в жизни не знаю, что делать! Прошу меня простить, господа, но я вновь должен вернуться к поддержанию защиты. Я не могу отвлекаться надолго. — Последний вопрос, — сказал я. — Еще до нас Империя посылала сюда корабль с судебными исполнителями, но мы потеряли с ними связь. Вам что-нибудь об этом известно? — Нет, увы. Но мы сейчас не ведаем, что происходит на аллоде, особенно в северной и северо-восточной частях. Ходить туда опасно. Но если вы захотите обследовать берега, авиаки могут вам в этом помочь. — Спасибо, я передам своему командованию. У вас есть карта аллода? Найан снабдил нас не обычной картой, а картой отражающей нынешние реалии — на ней еще даже не высохли чернила. Как выяснилось, дворец Галеон не просто маячил у берегов, он уже глубоко вгрызся в аллод, добравшись чуть ли ни до его центра. — На вот эти земли, по бокам дворца, еще есть доступ, хотя они частично осквернены и мы туда не суемся, — сказал Иавер Мусэм. — А вот эти куски уже полностью «отпилены» от аллода лучом и теперь просто дрейфуют рядом. Что сейчас там творится не знают даже авиаки. Я еще раз поблагодарил Историков за содействие и мы заспешили назад, к кораблям. Времени прошло довольно много, а дорога займет еще несколько часов. Майор Саранг Монту уже нас заждался. — Вы задержались. — Не сразу удалось поговорить с Найаном. Мы рассказали об обстановке в лагере Историков, и в свою очередь узнали, что здесь, на берегу, в наше отсутствие все было отнюдь не так безмятежно. — Нас атаковали демоны. К счастью, пока мы у берегов, им не так-то легко с нами справиться. Они не могут нас окружить, так что мы успешно отстреливаемся, но вот в открытом астрале уже будет непросто. Я связался с командованием, нам пока приказано оставаться у берегов Авилона. И они ждут информации о неизвестном оружии, которое уничтожило наш корабль. Нужно немедленно доложить об этом дворце Галеоне! На следующий день Иавер Мусэм и еще двое Историков в сопровождении авиаков совершили ответный «визит вежливости». Подавляющее число ученых и их помощников были очень даже не против, чтобы их арестовали и поскорее увезли с Авилона. Но пока к кораблям подтянулись демоны, наводнившие ближний астрал, отчаливать было слишком рискованно. Нам крупно повезло, что мы сумели проскочить к аллоду незамеченными ими. Командование тоже медлило с приказами в отношении Историков: разумно ли вступать в бой с их крылатыми стражами и пытаться брать под свой контроль лагерь, если над всеми нами, как рок, висит дворец Галеон? Помимо этого нас еще интересовала судьба первого корабля с судебными исполнителями. Разбившись на группы, решили прочесать прибрежную территорию — хотя бы ту часть, которую Историки считали менее опасной. Майор Монту не слишком доверял им и их карте, но ничего другого под рукой у нас не было, так что пришлось полагаться на нее. От помощи авиаков — стражей Историков и коренных жителей острова — пока решили отказаться. Аллод действительно оказался довольно большим, а нас было не так уж и много и дробить силы не слишком хотелось. Поэтому доставшийся каждой группе участок занимал очень приличную территорию. Вели мы себя осторожно: держались леса, двигались хоть и неспешно, зато почти бесшумно, в полном молчании, и в любой момент были готовы к нападению. Но обстановка вокруг оставалась спокойной. Приходилось даже встряхивать самих себя время от времени, потому что от скучных поисков бдительность притуплялась. Прошло несколько часов, на протяжении которых мы разыскали разве что джунские развалины, как вдруг ко мне вернулась Фея: потрепанная, со вздыбленными перьями, она с оглушительным карканьем спикировала вниз, прямо ко мне на колени, и попыталась спрятаться под плащом, дрожа своим маленьким тельцем. Я впервые видел, чтоб сорока была настолько напугана. Переглянувшись, мы осторожно двинулись в ту сторону, с которой она прилетела, решив немного углубиться в лес. Поначалу он был пуст, но через некоторое время до слуха стало долетать едва различимое эхо. Понять, с какой стороны идет шум, было трудно, и мы какое-то время топтались на месте. Шум прекратился, я уже решил, что возможность утеряна, и мы даже направились назад к кораблям, потому что времени прошло очень много и пора было возвращаться. Но вскоре мы услышали вполне различимое: «Куарр». Найти авиака оказалось несложно. Несмотря на серьезную рану и сломанное крыло, он из последних сил пытался защититься от нас. Нам понадобилось время, чтобы объяснить, что мы не враги. — Я идти к Милвус. Я сообщить о нападении вампир на мой поселок. Вампир догнать меня и ранить. Я странно чувствовать себя… Корвус предупреждать, что укус вампир очень опасно! Грамиа сенгх! Куарр! Сиварда проуш мин куас! Ниа сон? — Что? — О-о-о, не мочь сказать по-твоему. Я… умирать сам! Понимать меня? Я. Умирать. Сам. О-о-о, грамия леа! Милвус пусть идет дом. Надо спасать мой народ. Ниа сон? Авиак затих, прикрыв дрожащие веки. Матрена, осмотрев его, растерянно произнесла: — Я не знаю, как это лечить. — Нужно отвезти его в лагерь к Историкам, возможно они знают, что делать! — Не довезем. — Мне кажется, там еще кто-то есть… Не успела Лиза договорить, как в небо над лесом взметнулась и снова опустилась стая птиц — они были близко настолько, чтобы различить в них авиаков, но слишком далеко, чтобы понять, что происходит. — Его нужно отнести к своим, — уверенно сказала Матрена. Я посмотрел в ту сторону, где были авиаки — северное направление, куда Историки не рекомендовали ходить. Но довезти пострадавшего до лагеря мы и впрямь не успеем. Могут ли авиаки воскресать после смерти? — Ладно, давайте только уложим его осторожно в седло… Авиак оказался несколько тяжелее, чем выглядел, но Лоб легко справился с задачей. Мы двинулись на север, ловя каждый шорох в лесу и каждое движение. Но вокруг были только деревья, кустарники и развалины джунской цивилизации. И отдаленный птичий гвалт впереди. — Нам надо поторопиться, он умирает, — произнесла Матрена. Нестись во весь опор было неразумно, и все же мы ускорились еще. Шум уже стал довольно громким и ошибиться в направлении уже стало невозможным. Я подумал, что должно быть авиаки сражаются с вампирами, и почти оказался прав. Схватка имела место, только она уже закончилась. Джунские стеллы на большой каменной площадке, облюбованной авиаками, покрывал слой перемазанных в крови перьев. Здесь было множество убитых и раненных — при чем с обеих сторон, мертвых эльфов я тоже заприметил. Авиаки вели себя агрессивно, так что пришлось даже поднять пустые руки, показывая, что мы не собираемся атаковать. И только их раненый товарищ, которого мы привезли, убедил их в нашей правдивости. Однако тут же выяснилось, что спасти его вряд ли удастся — вампиризм неизлечим, хоть и не смертелен. Но авиаки предпочитали смерть, чем превращение в кровососущую нечисть. — Когда-то на наших землях царили мир и спокойствие, и никто не слышал о вампирах. А теперь здесь хозяйничают они… А с ними и нетопыри — верные сообщники. Нашим разведчикам едва удается унести от них крылья, — грустно рассказывал старейшина авиаков по имени Корвус, глядя на своих поверженных собратьев. — Авиаки — сильные и ловкие воины, но мы привыкли сражаться с наземными врагами. А вампиры используют нетопырей как ручных животных. Ухаживают за ними, кормят. И используют против нас. Стыдно признаться, но мы проигрываем воздушную битву. Говорил он хоть и гортанными, каркающими звуками, но все равно без ошибок. Я не знал, сколько ему лет, и вообще не представлял, сколько живут авиаки, для меня они выглядели все одинаково, но отчего-то держаться с Корвусом хотелось с максимальным почтением — как с мудрым, опытным стариком. — Очевидно, авиакам придется изменить свою тактику. Раньше я не поощрял схватки между сородичами. Потому у нас просто нет опыта в воздушных боях. Это надо изменить! — Демоны тоже нападают на вас? — спросил я. — Так глубоко на остров они не заходят, зато на северном берегу их много. Мои авиаки рвутся в бой, жаждут поквитаться с вампирами. Но враг хитер и опасен. Я посылал разведчиков к северным берегам и они заметили трех необычных вампиров, которые командовали демонами. Несомненно, эти трое — элита своего племени! Мы сделаем все, чтобы убить их! Я не знаю, какое место они занимают в вампирской иерархии, но их смерть поднимет боевой дух моего народа! Последние слова он произнес достаточно громко и они вызвали горячее одобрение среди других авиаков. — Но вам лучше уходить отсюда, бескрылые, — продолжил Корвус. — Вампиры и демоны постоянно прибывают на Авилон! Скоро нам снова придется обороняться. Я не говорю уже о том, что разрушительный луч из Галеона угрожает уничтожить аллод, развалить его до основания, а затем… Затем мы все погибнем в астрале, да. Но так легко мы не сдадимся! Мы полетим к этому дворцу и будем храбро сражаться до последнего! Со всех сторон послышалось восторженное «Куарр!», и все же последствия произошедшей здесь битвы, которыми были усыпаны древние джунские плиты, не позволяли мне вдохновиться этим призывам и поверить, что у авиаков есть хоть какой-то шанс. Вернулись обратно к своим кораблям мы чуть позже, чем было условлено, за что я получил выговор от майора. Но главной новостью стало то, что одна из групп все же нашла останки корабля, на котором летели судебные исполнители. Осмотр подтвердил, что его разрушили демоны, и нам осталось лишь почтить его скорбным молчанием. Глава 59
  13. Скоро Зима

    Аллоды онлайн, ч.56-57

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 56. Приглашенные эксперты Как и лигийские церковники, и охотники на демонов, имперские ученые расположились за пределами шахтерского поселка, не желая пересекаться друг с другом. Перед нами встал вопрос, как добраться до своих по глубокому снегу, учитывая, что мы прибыли без ездовых животных. Одна только Фея преданно сопровождала меня. Прохиндей, оказывающий нам содействие не только на словах, пообещал предоставить транспорт. — Это нам э-э-эльфы подогнали. Странная штука, но со временем привыка-а-аешь. «Странная штука» называлась «Мираж», и была аналогом старых, добрых имперских быстролетов, на которых в основном рассекала Незебградская милиция. Ну и те, кто мог себе позволить столь дорогой для простых граждан агрегат. У Миража, в отличие от быстролета, манабатареи не были спрятаны в турбины по бокам. Две светящиеся голубые сферы удерживались лишь тонкими металлическими осями, закрепленными на двух дугообразных стержнях, похожих на торчащие вперед рога. Эти стержни стабилизировали энергетическое поле, которое, в свою очередь, удерживало Мираж на лету — это не я додумался, это Миша пояснил, заинтересовано осмотрев наш новый транспорт со всех сторон. — А крылья, насколько я понимаю, помогают сохранить равновесие и гасят инерцию. Четыре полупрозрачных трепещущих крыла находились сзади, и именно по ним сразу становилось понятно, что это творение эльфов. В целом Мираж чем-то неуловимо напоминал стрекозу. Я бы, если честно, предпочел быстролет, потому что он выглядел массивней и надежней, чем хрупкий с виду Мираж, но лучше так, чем пешком. Глава наемников, охраняющих Прохиндея и его остров, минотавр Суровотур показал, как управлять этим транспортом. — Я видел здесь водятся дикие рыси. Их стоит опасаться? — Опасаться стоит о-о-огров, сожрут и твоим же оружием в зубах поковыряются. Му-у-у-чение одно! Никак мы с ними справиться не можем. Особенно теперь, когда у нас такой бардак! Я дам вам проводника из ребят понадежней, чтоб проводил вас. Опа-а-асно здесь, особенно если не знать окрестностей. — А эти… цверги, часто они берут кого-то в плен? — Клянусь рогами, эти мелкие недоноски еще получат свое! Гаденыши! Му-у-у, ненавижу! Мы с ними раньше немножко воевали: думали, что там, в горах, где они живут, метеоритное железо есть. Но потом инженеры сказали, что железа нет, и войну мы сразу прекратили. Мы же не зве-е-ери! Одним словом, с цвергами замирились и перестали обращать на них внимание. И тут на-а-а тебе! На днях они ни с того, ни с сего напали на поселок всем скопом. Мы, конечно, атаку отбили, но уве-е-ерен, что они еще нападут. Честно говоря, не хотелось бы мне воевать с ними снова. Дерутся они неважно, но горы свои назубок знают и ловушки ставить мастера-а-а! Я в их горах в свое время трех лучших наемников потерял. А теперь еще и нежить лезет. — Я думал, нежить только в шахте. — Нежить пасется и вокруг нее, и ждет, когда какой-нибудь дурак забредет на обе-е-ед. Хуже всего, что мертвецы и сюда заглядывают. Поэтому мы все время настороже! Думаю, надо не ждать сложа копыта, а нанести удар по шахте! Хотя… Мы пытались как-то прорваться внутрь. Скажу так: не му-у-у-дрое это было решение! И знаешь, что самое странное? Нежить быстро пополняет свои ряды. Не могу только понять, откуда же берутся эти новые мертвецы. Мы хорошо изучили этот аллод, пока воевали с горными цвергами. Здесь нет больших кладбищ, а сле-е-едовательно и нежити взяться неоткуда. Загадка! Суровотур отправился за нашим проводником, а мы остались ждать их возвращения, оглядывая небольшое поселение. Народу здесь было не сказать, что много. Мое внимание привлекла плачущая орчиха и трое прыгающих вокруг нее гибберлингов. Выглядело это необычно, и я невольно заинтересовался разговором. — Не хочу жить! Когда мертвецы двинулись к шахте, разве не я первой встретила их своей дубиной?! Гнилые черепушки так и летели во все стороны… — Ты очень храбрая! И сильная! Давай к нам, а? На шахте все равно сейчас делать нечего, а мы тебе хорошо заплатим! — Не-е-ет… Я труси-и-иха… я вдруг испугалась: нежити было слишком много! Я бросила оружие и… бежала, бежала так быстро, как только могла. Это значит, что я больше не воин, я не орк… Я — никто! Р-р-р! — Ну что ты! Ты отличный воин! А мы — прославленные охотники на белых медведей. Нас Сигурд специально с Новой Земли сюда зазвал, чтобы с белыми медведями разобраться. Только мы не справляемся. Много их, и злые они. Поможешь нам, а? А то вся наша слава бывалых полярных охотников растает, как прошлогодний снег… — Я знаю, кто мне поможет! Мне нужен Курган! — Шаман? А разве воины не держались всегда подальше от шаманов? — Да, шаманы слабые, шаманы хитрые, шаманы не настоящие орки… Но сейчас только шаман может спасти меня! Может, Курган найдет средство? Может, поможет мне пережить позор и преодолеть страх? — Э-э-э… но ты про медведей все равно подумай, ладно? В миг про нежить позабудешь! И никакой шаман не понадобится… Завывания орчихи и уговоры гибберлингов продолжались еще несколько минут, и наверняка не заканчивались бы еще долго, но тут появился орк — весь в амулетах, шкурах и с черепом рогатого животного на голове. Он нес в руках не меньше дюжины тушек мертвых рысей. — Опять ты?! — воскликнул он, завидев орчиху, и нахмурился. Та вскочила на ноги и разревелась еще сильней. — Ладно, не реви! Помогу я тебе. — Спа… спасибо, Курган… — всхлипнула она. — Веками орки шли к шаманам за помощью: мы исцеляли, изгоняли злых духов, заклинали оружие и проклинали врагов! Разве я могу отказать в помощи своей сестре?! Есть один древний ритуал — Ритуал Силы Духа. Он должен вернуть тебе уверенность в себе. Но мне понадобится помощь. — Все, что угодно! — Для ритуала нужны звериные души. Не Искры, а души! Разницу понимаешь? — Нет. — Я, честно говоря, тоже не очень… Может, ее и нет. Только я, знаешь ли, привык называть вещи своими именами, и все эти новомодные рассуждения про Искры, жертвы Тенсеса, Незеба и Скракана — мне все это по барабану! — заворчал Курган, раскладывая рысей на снегу и осматривая их со всех сторон. — Лучше всего подойдут души рысей. Просто идеально подойдут! — Для чего? — заинтересованно спросила орчиха, перестав плакать. — Этот аллод не так уж и велик, но я не могу обследовать его в одиночку. Слишком много опасных тварей развелось на Хладберге. Здесь есть уголки, куда даже охотники на демонов не решаются заглядывать, а эти ребята всякое повидали и ко всему готовы! — А что нужно найти? — Скоро узнаешь, очень скоро! Души рысей будут нашими верными разведчицами! Мы выпустим их возле шаманских стел… Знаешь, где они? — Знаю! — Захваченные души покинут тела и отправятся на разведку. Они смогут проникнуть туда, куда никто не осмелится сунуться, и найти то, что нам нужно! Отнеси-ка пока этих рысей в мой дом. Орчиха с энтузиазмом подскочила, схватила тушки и исчезла в ближайшем деревянном домике. Я, Курган и трое гибберлингов проводили ее взглядами. — Прекрасно! Скоро решится судьба всех шаманов, более того — всех орков! — вдохновенно произнес Курган и оскалился в довольной улыбке. У меня появились смутные подозрения. — Чего-чего решится? — переспросил один из гибберлингов. — У меня хорошее предчувствие, и сон сегодня ночью снился добрый! Словно я стою перед Великим Шаманом и держу за руку орчиху, а у нее над головой горит яркая звезда! Это очень хороший сон, он предвещает удачу! — Что за орчиха, к чему этот сон? — не унимались любопытные гибберлинги, но орк махнул рукой и зашагал в дом. — Вы ищете орка, владеющего магией, по приказу Коловрата? Курган обернулся и посмотрел на меня. — Да, по велению Коловрата Северных, Верховного Шамана орков, я участвую в поисках последнего потомка Легендарного Орка. От этого зависит будущее моего народа. Согласно легенде, он должен обладать способностями к высшей Магии, он сумеет удержать любой аллод от поглощения астралом. А значит, орки не будут зависеть от Империи! — сказал он с вызовом. Я тихо выругался сквозь зубы. Похоже, призрак Легендарного Орка будет преследовать меня вечно! — Мы докажем остальным оркам, что были правы! Что мы можем быть свободными и в этом расколотом мире! — Рад за вас, — буркнул я и отвернулся. Пусть Курган ищет, кого хочет. Я лишь надеялся, что меня его поиски обойдут стороной, хотя в глубине души был уверен в обратном. Вскоре вернулся Суровотур с еще одним наемником, тоже минотавром, и мы сразу же, не теряя времени, отправились в путь, поскольку день на Хладберге был коротким и темнело очень быстро. Отъехали от шахтерского поселка мы не слишком далеко, когда я заметил ставку из нескольких палаток, над которыми развевался голубой флаг с двуглавым орлом. Прохиндей уверял, что мы можем поговорить со всеми вызванными им экспертами. Даже с лигийскими церковниками. На одной чаше весов находилась моя вполне закономерная неприязнь к врагу своего государства, на другой — любопытство. Мне было интересно узнать их версию происходящего. Я жестом показал остальным, что хочу заехать в лигийский лагерь, и развернул Мираж. Первым нас встретил орк-наемник, приставленный сюда Суровотуром для охраны. Прохиндей заботился о безопасности своих гостей, чем невольно вызывал у меня уважение. — Здорово! Хорошо, что вы тут — хоть есть с кем потрепаться. А то с этими священниками… — Что, грешить не позволяют? — усмехнулся Орел. — Угу… Мало того, что я орк, а значит потенциальный враг, так для них я еще заблудшая душа, которую надо наставить на путь истинный. Запарили мне мозг своими проповедями — ничего не соображаю! Вернусь — набью бычью морду Суровотуру за то, что отправил меня сюда. — Здесь опасно? — спросила Матрена. — Ну как сказать… Я здесь из-за огров. Головы у них пусты, как их котлы! Только одно на уме — жрать и жрать. Мы с ними давно воюем, но никак не выведем подчистую — плодовитые, гады! Раньше они то и дело нападали на шахту и уносили наших рабочих. А теперь на шахте ловить некого, там одни мертвецы бродят. На них не разжиреешь — кожа да кости… В общем, огры звереют, того и гляди сюда придут. Потому я тут. Наемник проводил нас к главному у церковников, им оказался священник Никифор Скрижалов — рыжеволосый, бородатый дед чудаковатого вида, отчаянно чихвостивший какого-то эльфа в тот момент, как мы подошли. — …отступники и нечестивцы! Вместо того, чтобы покаяться и вернуться к истинной вере, вы смеете нести эту ересь?! Я накладываю на вас епитимью! — Но… — Немедленно удалитесь и проведите остаток дня в молитвах! Эльф фыркнул и возмущенно скрестил руки на груди, но Скрижалов не стал дальше его слушать и обратил на нас свой горящий праведным гневом взор. Мне было немного не по себе от того, что я — Хранитель — должен обратиться к лигийцу, с которыми у нас вообще-то война. Правда это всего лишь священник, а не солдат, но с другой стороны, религия — это тоже один из краеугольных камней нашего конфликта. — Здравия желаю! Я капитан Хранителей Импе… — Если еще и вы мне скажете, что демоны захватили шахту, накажу! — перебив меня, гаркнул священник. — Эх, если бы не метеоритное железо, и вас, и этого Прохиндея давно пора было бы предать анафеме! Мало того, что он торгует метеоритным железом со всеми, так еще и выдвигает еретические теории! А вы потакаете ему, разносите ересь по Сарнауту, умы смущаете! Еретики и ослушники! За распространение панических слухов я накладываю на вас епитимью! — Мы просто хотели разобраться, что здесь происходит… — начала было Матрена. — Есть догмат Церкви Света, который гласит, что с демоническим нашествием было покончено, когда Незеб и Скракан заперли Врата джунов! Те демоны, что появляются здесь, — неорганизованные бродяги. Поэтому ни о каком «заговоре» не может идти и речи! Мы должны сохранять спокойствие и верить. Это главное! А посему приказываю вам смиренно очищать Искру молитвами два дня! — безапелляционно заявил Скрижалов и отвернулся к своем подопечным, прямо на наших глазах раздав еще штук пять епитимий. Вот и поговорили. Я растерянно повернулся к друзьям. — Лигийский священник приказал нам молиться два дня… если я доложу об этом в штаб, Штурм лопнет от смеха. — По крайней мере он не приказал нам смиренно взойти на костер и сжечь себя во имя Церкви Света, — хмыкнул Орел, а Лиза кивнула на эльфа, которому тоже досталось от Скрижалова: — Может, поговорим с ним? Эльф с надутым видом проверял крепления седла на виверне и кажется бормотал проклятия себе под нос. — Вы тоже фанатики Света, поборники чистоты и нравственности? Будете читать мне очередную проповедь? — заметив краем глаза наше приближение, сказал эльф, но повернувшись, осекся. — Ох, Империя… Это хорошо, а то, признаться, я уже на грани! — Вы ведь не церковник, — проницательно сказал Миша. — Я охотник на демонов. Густав ди Ардер, к вашим услугам. Берлогин отправил меня сюда, чтобы я попытался наладить контакт с экспертами Церкви Света, но я с самого начала подозревал, что это тухлое дело. Охотники для церковников как бельмо на глазу. Еще бы! Ведь это мы боремся с демонами, а не они! Мы очищаем мир, а не насаждаем веру и смирение! И вот, вместо того, чтобы заниматься делом, я вынужден сидеть здесь. Проклятье! Наверное, у Саранга Угуна дела обстоят получше? — Не имею понятия, — пожал плечами я. — Я думал, вы из имперского лагеря ученых. — Нет, мы только что прибыли и пытаемся понять, что тут происходит. Как нам объяснил Густав, группа охотников на демонов, под предводительством Тимура Берлогина, попыталась установить контакт со всеми прибывшими экспертами на Хладберг по приглашению Прохиндея. Как обстоят дела у второго «дипломата», отправившегося к нашим ученым, эльф не знал, а вот с лигийскими церковниками разговор не заладился. — А между тем, мы пытаемся проникнуть в стойбище огров и проверить, как там обстоят дела. Есть ли там эти жуткие Клыки, появились ли там демоны? Вот чем я должен заниматься, а не выслушивать истерики Скрижалова! — Вы уже видели на Хладберге демонов? — спросила Лиза. — Видели, как огры разодрали одного из них на берегу. Выходит, примитивные и тупые твари расправляются с демонами, в то время как Церковь Света не способна ни на что, кроме борьбы с еретиками. Так и передам Берлогину! — возмущался Густав, и злорадно добавил: — Вот бы еще пустить слушок по аллодам, что огры Хладберга обставили церковников в борьбе с демонами. — Тогда вам вовек не очистить Искру никакими епитимьями. Я бы хотел поговорить с вашим командиром, Берлогиным. Где вы остановились? Густав открыл было рот, но вдруг уставился куда-то нам за спины и замолчал. Мы обернулись. К лагерю приближались трое канийцев: двое мужчин и женщина, которые тоже заметили нас. Я бы не обратил на них внимания, но в отличие от других церковников — эти были вооружены. В общем-то, в этом не было ничего удивительного, ходить невооруженным по такой опасной местности глупо, и все же мне пришлось приложить усилие, чтобы не дернуться к мечу и сохранить если не доброжелательный, то хотя бы нейтральный вид. Канийцы тоже пока не проявляли агрессии, но спешившись, направились к прямо к нам с очень вопросительными лицами. — Что вы здесь делаете? — спросила женщина, приблизившись. — Епитимью отбываем, — не растерялся Орел. — А вы? Все невольно усмехнулись, потому что в этот момент от одной из палаток послышался звонкий голос Скрижалова — он снова кого-то отчитывал и приказывал неистово молиться. Окружившее нас напряжение немного спало. — Ох уж этот Скрижалов! Ортодокс — вот он кто! — сказала женщина уже менее воинственно. — Заставил нас освящать берег святой водой. Давнишняя практика, обычно помогает против демонов. — Помогло? — Не в этот раз. Если вы здесь по просьбе Прохиндея… — Да, у него пропала партия метеоритного железа, готовая к отправке, и он считает, что к этому напрямую причастны демоны или демонопоклонники. — А вы как считаете? — Никак. Мы только прибыли и еще не разговаривали с нашими учеными из НИИ. — Тогда вам будет интересно, что мы узнали. Она позвала нас за собой, махнув рукой, и мы снова зашагали к Скрижалову. Охотник на демонов Густав тоже заинтересованно последовал за канийцами. Признаться, я был несколько удивлен такой благосклонностью. Интересно, если бы лигийские военные пожаловали к нашим жрецам Триединой Церкви, как бы их встретили? — Вы уже освободили берег от астральной нечисти? Имейте в виду, я не потерплю никаких отговорок в борьбе за истинную веру в Свет! Мы должны избавить Сарнаут от остатков зла, кои еще водятся в астрале. На каждого, кто недобросовестно относится к нашему правому делу, я наложу епитимью! И можете сердиться на меня сколько хотите. — Мы освятили берег, — терпеливо произнесла канийка. — Только там, прямо посреди тверди, выскочили эти жуткие клыки. Во славу Света мы окропили святой водой и их, только на нас сразу напали демоны. А вместе с ними и нежить! — Что значит — вместе с ними? — озадаченно спросил Густав. — То и значит! — впервые подал голос один из спутников канийки. — Они действовали сообща! Скрижалов сдулся прямо на глазах, в момент растеряв благочестивый лоск. — Как сообща? Это точно? — Абсолютно! Те, кого мы считали паникерами и еретиками… были правы! Демоны не просто бродят по астралу, они нашли себе союзников — нежить! — Не может быть… этого не может быть… Нежить и демоны действуют вместе?! Неужели я ошибался? — Похоже на то! — раздраженно сказал Густав. — Пока вы здесь разглагольствуете, глупые огры уже вовсю воюют с демонами и нежитью! Мне кажется, пришло время действовать, а не бороться за чистоту веры. — Возможно, Прохиндей прав… мы не будем отметать эту версию… — забормотал Скрижалов. — Тем более что речь идет о защите шахты и метеоритного железа. Ошибка может нам дорого стоить, и я готов на время забыть о догматах… Прохиндей просит помощи? Что ж, он ее получит! Церковь Света готова помочь ему в борьбе за шахту! Вместе мы выступим против демонов и нежити и уничтожим всех врагов Света! Он, впав в религиозный экстаз, снова начал сыпать лозунгами и грозиться наказать тех, кто откажется от благого дела, а мы, не став прощаться, зашагали к своим Миражам, которые с флегматичным видом охранял сопровождавший нас минотавр, болтая о чем-то с наемником-орком. Скрижалов, кажется, даже не заметил, что мы ушли. — Вы хотели поговорить с Берлогиным, — сказал Густав. — Да, но сначала нам нужно добраться до имперских ученых… — Ваши ученые забрались в самую глушь в горах… уж не знаю, что они там изучают. А лагерь охотников здесь рядом, вам все равно по пути. Что ж, так даже лучше. Проехав небольшой, редкий лесок, мы увидели множественные проплешины, где не было ни снега, ни растений — только отравленная, мертвая земля. Жуткие клыки вылезали из этих ран, понемногу, шаг за шагом, разрушая аллод. Нам пришлось преодолеть полосу изуродованной земли, чтобы добраться до подножия гор, возле которых обосновались охотники на демонов. Путь занял всего около часа. Тимур Берлогин, руководитель экспедиции охотников на Хладберге, оказался смуглым, коренастым бородачом с очень хмурым выражением лица, которое не менялось ни на миг за все время нашего общения. При этом он был вполне дружелюбен и открыт для диалога. — Мы уже знаем, что демоны действуют заодно с нежитью. Для нас это не сюрприз, — произнес он, когда Густав пересказал все, что мы услышали от лигийских церковников. — Сначала я думал, что это какой-то новый вид нежити, что демоны вывели себе помощников, но… Мы применили наше старое проверенное оружие — антидемонический репеллент, отпугивающий астральных гадов, но оно не сработало. Нежить, в отличие от демонов, не стала разбегаться от репеллента как угорелая! Тогда мы проверили еще одну нашу разработку на основе метеоритного железа. Железо, как известно, отталкивает астрал и все, что с ним связано. — Дай догадаюсь, нежить не испугалась метеоритного железа, — заключил Густав. — Нет, не испугалась. Это значит, что нежить легко сможет уничтожить метеоритное железо в шахте, а это железо — единственное, что удерживает Хладберг от поглощения астралом! — Прохиндей уже не досчитался целой партии, готовой к отправке, — вставил я. — Проклятье! Здесь, на Хладберге, нет Великого Мага. Только метеоритное железо в шахте спасает остров и отпугивает демонов. Обычная нежить не боится железа и может уничтожить его запасы… Тогда аллоду придет конец! Нужно помочь Прохиндею освободить шахту. — Кхм-кхм… — деликатно прокашлялась девушка, скромно стоявшая за спиной Берлогина. — Если позволите… — Да, Милена. — С нежитью я встречалась, еще когда служила во флоте Лиги. Работенка была еще та — не всякий мужик выдержит! Так вот, помню, занесло нас как-то в Сиверию, мы там следы Ермолая-первопроходца искали. Нежити в Сиверии хватало, но мы справлялись! Помогала магия: из ледяных элементалей мы добывали вековую изморозь. Она разит мертвецов на раз-два! — Здесь водится много элементалей, — задумчиво протянул Берлогин. — Это можно использовать с пользой. — В Сиверии было так же холодно, как здесь. Нет, пожалуй, все-таки холоднее! Там много захоронений народа Зэм. Стоит пристать к берегу, как мертвецы начинают собираться возле корабля, и совсем не для того, чтобы продать сувениры… Но местные хрустальные элементали мощнее, чем в Сиверии! — Что ж, нам это возможно только на руку! Придется поохотиться не только на демонов… Кстати, на счет охоты. Ерши все еще не вернулись в лагерь? — спохватился вдруг Берлогин, но Милена отрицательно покачала головой. — Демоны их задери, куда же они могли подеваться? Ох и раздолбаи, и минуты на месте усидеть не могут. — Небось опять на охоту отправились, даже разрешения не спросив. Ну и попадет им, когда в лагерь вернутся! На цепь посажу! Пусть не обижаются потом, негодяи. Клятвенно пообещав, что если встретим семейку Ершей, оказавшихся охочими до приключений гибберлингами, то обязательно передадим приказ возвращаться, мы наконец-то отправились до места расположения наших ученых. День начинал тускнеть, и я заволновался, что ехать придется по темноте. Холодный воздух, бьющий в лицо, больно кусал нос и щеки, так что пришлось продвигаться с куда меньшей скоростью, чем могли предложить Миражи. Фея, сидевшая с самого нашего прибытия на Хладберг у меня за пазухой, возмущенно каркнула, потому что кататься ей понравилось, и снижение скорости она восприняла так, словно сломался ее любимый аттракцион. — Не каркать! А то надену каску и посажу на руль! — пригрозил я. Сорока примолкла. Нам пришлось проехать извилистой дорожкой между заснеженных скал и поблуждать в небольшом лесу, пока мы не выбрались к берегу. — Эй, Ник! — крикнул Орел. — Кажется, я вижу пропажу! И поскольку в его зоркости сомневаться не приходилось, а данные обещания нужно держать, пришлось свернуть с пути и последовать за Кузьмой. Он не ошибся. На небольшом ледяном уступе среди сугробов засели гибберлинги, высматривая что-то или кого-то на берегу. При виде нас они втроем радостно замахали руками, будто встретили старых друзей. Это и впрямь оказалась семейка Ершей. — Что? Нас Милена обещала на цепь посадить? Ха! Она только грозиться и может! — Берлогин настоятельно рекомендовал вернуться в лагерь охотников как можно скорее… — Да это ладно, вы лучше посмотрите, что мы обнаружили! Нет, вы гляньте, гляньте! Видите демонов? Эти гнусные твари так и кишат в астрале! Явно что-то замышляют. Как и мы, ха-ха! — Что-то и правда многовато, — протянул я, глядя на стайку мелких демонов в прибрежном астрале. — Это потому, что мы тут занимались астральной рыбалкой! — пояснили гибберлинги разом в три голоса. — Раскладываешь приманку на берегу и ждешь, пока демон на нее клюнет! — А что используется в качестве приманки? — заинтересовался Миша. — Животные с аллодов. Демоны чуют кровь на огромном расстоянии! Они так до нее спешат добраться, что никого не замечают. Слетаются, как мухи на мед! И обратно в астрал не убегают, даже если понимают, что попали в засаду. Самоуверенные, ишь ты, думают, ничего ты им не сделаешь! Хах! Правда дразнить их не самое безопасное занятие, поэтому Берлогин рыбачить нам обычно запрещает! Здесь сноровка требуется, вни