Реклама

Скоро Зима

Журналист
  • Публикации

    112
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    10

О Скоро Зима

Профиль

  • Пол
    Мужской

Посетители профиля

1 756 просмотров профиля
  1. Дайджест событий серверов Ожившие Легенды и Наследие Богов. Ожившие Легенды Все ближе к МЧД Совсем скоро начнется регистрация на самое главное событие уходящего сезона - МЧД. В прошлом году, пройдя отборочный этап, за честь нашего сервера бился Ультиматум, Gold Legion и Братство Сумеречного Леса. Кто же будет представлять нас в этом году? Глядя на лидеров Астрального противостояния можно подумать, что это будут Инки, Первый Легион, Ульты, СВОИ и быть может Камелот. Со своей стороны буду болеть за Инков и СВОИх, у ребят есть все шансы пройти в полуфинал и противостоять гильдиям Наследия Богов. 6х6 Давайте поговорим немного про 6х6, многие игроки только в этом сражении видят для себя хоть какой-то смысл играть. Какой же класс самый популярный на Оживших легендах? Разведчик Жрец Бард Храмовник Язычник Волшебник Мистик Некромант Воин 27 16 15 11 9 6 6 6 4 Берем первые шесть мест вот вам и текущая мета! С разведчиками все понятно, короли мини сезона почивают на пьедестале несмотря на вой, который игроки устроили на форуме, но видимо разработчики решили им дать доиграть до конца сезона. Из всех шестерки финалистов я бы, пожалуй, не согласился только с Храмовником, класс хоть и хороший, но нужно уметь им играть, иметь высокий донат и только в этом случае у вас все получится. В остальном у него нет ни вменяемого контроля, ни высокого урона, да храм крепкий и живучий среднячок, но не более. Волшебники, мистики и некроманты неожиданно плетутся в хвосте, но дно все же пробил воин и не удивительно, после очередной порезки еще не скоро он будет крутиться как балерина, выдавая запредельный урон. Лига и Империя в одинаковой степени участвуют в этом состязании, колеблясь на отметке в 50 человек с той и другой стороны. Самые заядлые участники – это Инквизиторы, Камелот, С.В.О.И. и Ультиматум. Подводя итоги можно сказать, что в сражениях 6х6 соблюдается паритет между Лигой и Империей, хоть и есть устоявшееся мнение, что в Лиге превалируют крабы, а вот настоящие ПвПшеры играют за Империю. Ниже представлены лидеры турнирной таблицы за август, где лигийцы из гильдии СВОИ уверенно утирают нос Инкам. Ранг Персонаж Рейтинг Класс Фракция 1. Лмр С.В.О.И. 1499 Храмовник Лига 2. Кертту С.В.О.И. 1479 Бард Лига 3. ФонГард С.В.О.И. 1479 Храмовник Лига 4. Ницца С.В.О.И. 1479 Разведчик Лига 5. ЛондонЪ С.В.О.И. 1479 Разведчик Лига 6. Равнодушный С.В.О.И. 1474 Мистик Лига 7. Варканар Инквизиторы 1389 Бард Империя 8. многолюб Инквизиторы 1385 Храмовник Империя 9. МрКвинси Инквизиторы 1385 Воин Империя 10. ПрисягаЪ Инквизиторы 1385 Мистик Империя 11. Супай Инквизиторы 1361 Бард Империя 12. СиськиМастер С.В.О.И. 1353 Язычник Лига 3х3 Схожая ситуация и в сражениях 3х3, равенство между Лигой и Империей, все те же гильдии, по этому не буду повторяться смотрите выше, что написано про 6х6. Немного по-другому распределились места между самыми популярными классами: Разведчик 26 Бард 20 Язычник 13 Жрец 10 Храмовник 10 Волшебник 7 Воин 6 Некромант 4 Мистик 3 Инженер 1 Не взирая ни на что в топ просочился безгильдийный инженер Пентагон из Империи (и куда смотрят рекрутеры?) причем на 33 место в общем топе по серверу. Возможно тут кроется ошибка и свой рейтинг он набил, играя за разведчика, поправьте меня в комментариях если это так. В сражениях 3х3 Инки взяли реванш и в течении месяца выступали лучше своих противников из Лиги – гильдии СВОИ: 1. Кронмарк Инквизиторы 1597 Бард Империя 2. Тимок Инквизиторы 1578 Волшебник Империя 3. Обольщение Инквизиторы 1563 Язычник Империя 4. Кертту С.В.О.И. 1558 Бард Лига 5. Лмр С.В.О.И. 1558 Храмовник Лига 6. ЛондонЪ С.В.О.И. 1558 Разведчик Лига В жерле все спокойно КрамЪ и компания перестали днями на пролет фармить Царство Стихий, после выхода обновления, которое урезало получения очков ордена, веселая карусель с мобами прекратилась и все вернулось на круги своя. Нет больше ганков фермеров и ответных стремительных рейдов, веселых выкидываний макросоводов в астрал, через транспортные средства и ругани в зон чат с выяснением где чье место. Иногда можно увидеть одиноко бьющего элементалей Крама в жерле вулкана, но остальная компания разбежалась на новые заработки. В конце концов еще осталось крабское счастье в виде Аномального сектора, где можно через песочницы хорошенько пофармить, совершенно не напрягаясь. Отключение пушек Единственное что смогло всколыхнуть ПвП сообщество за прошедший месяц – это неожиданное отключение пушек на противостоянии. Защитникам пришлось нелегко, но все получили море фана, а кто-то меньше реальгара Атлант расправляет плечи Гильдия Атлантис хоть и скатилась в самый низ турнирной таблицы, но я уверен, это временное явление, совсем скоро она вернется в десятку сильнейших и это уже видно по количеству людей, которые туда вступили, практически обескровленная гильдия вновь начинает прирастать мясом, по слухам, донором стала гильдия ALT+F4. Что же это подготовка к МЧД и желание выставить как можно больше своих бойцов или внутренний раскол? Статистика по серверу Лига - 120 831 543 гирскора Империя - 76 944 842 гирскора Империя Название гильдии Гирскор 1 2 Ультиматум Первый Легион 13271805 11056128 3 Инквизиторы 9706960 4 Ренессанс 8018722 5 Дикое Племя 6902698 6 Защитники Авалона 3750711 7 Тьма 3718846 8 Бмф 2362843 9 Боги Империи 2006177 10 Страшный Крушитель 1498444 11 Милосердие Забвения 1359848 12 Девять Выродков 1095013 Лига Название гильдии Гирскор 1 2 КаМеЛоТ С.В.О.И. 16377510 14639690 3 ALT+F4 11671166 4 Астральные Странники 9512210 5 Антанта 8252686 6 ЧЕРНОЕ СОЛНЦЕ 5254253 7 Gold Legion 5032433 8 -ATLANTIS- 4777515 9 Эллада 4505116 10 Silver Dragons 3948232 11 Святой Свет 3356877 12 Фантом 3329925 13 Сакура 2950938 14 НОЧЬ 2730975 15 Phoenix Orlandino's 1350925 16 Альянс Ольма 1170095 17 Лига Северо-Запада 1140039 В таблицу вошли гильдии, где есть хотя бы 6 человек, входящих в топ100 своего класса. Наследие Богов За август произошло не много, но и не мало событий, которые так или иначе повлияли на жизнь Наследия Богов. Чего стоила новость о ВФК Механического Богатыря рейдового приключения "Обсерватория" гильдией "Evil", которая была опубликована на официальном сайте игры. Само же событие вызвало бурю разнообразных эмоций на Форуме - не все игроки поверили, что хард-мод приключения доступен для покорения, учитывая недавние проблемы с досрочным открытием рыжего слоя. Кстати, очередные проблемы не заставили себя долго ждать, потому как в ближайший Рейдовый доминион были "сломаны" пушки. С одной стороны это принесло гильдии "Evil" победу в бою с гильдией "смерш". С другой стороны были понесены потери реальгара (и судя по яростным крикам что в игровом чате, что на Форуме - коллосальнейшие). Хотя последующее обсуждение сражений дало понять, что игрокам пришелся по вкусу сей баг - было место и ностальгии, и оправданиям, и возмущениям. А спустя почти неделю после "веселого РЧД" на сервере открывают рыжий слой астрала: 23 и 24 сектора. А т.к. событие состоялось во вторник, возник такой себе вопрос: кто же приоденется лучше перед предстоящим РЧД. Результат получился следующим: Впрочем, особых изменений не было замечено у "топ гильдий", в то время как более мелкие по населённости гильдии пробовали силы друг друга. Как пример - сравнительные таблицы результатов начала и конца августа. И напоследок немного сухой статистики по состоянию на первые числа сентября
  2. Дайджест событий серверов Ожившие Легенды и Наследие Богов. Ожившие Легенды Все ближе к МЧД Совсем скоро начнется регистрация на самое главное событие уходящего сезона - МЧД. В прошлом году, пройдя отборочный этап, за честь нашего сервера бился Ультиматум, Gold Legion и Братство Сумеречного Леса. Кто же будет представлять нас в этом году? Глядя на лидеров Астрального противостояния можно подумать, что это будут Инки, Первый Легион, Ульты, СВОИ и быть может Камелот. Со своей стороны буду болеть за Инков и СВОИх, у ребят есть все шансы пройти в полуфинал и противостоять гильдиям Наследия Богов. 6х6 Давайте поговорим немного про 6х6, многие игроки только в этом сражении видят для себя хоть какой-то смысл играть. Какой же класс самый популярный на Оживших легендах? Разведчик Жрец Бард Храмовник Язычник Волшебник Мистик Некромант Воин 27 16 15 11 9 6 6 6 4 Берем первые шесть мест вот вам и текущая мета! С разведчиками все понятно, короли мини сезона почивают на пьедестале несмотря на вой, который игроки устроили на форуме, но видимо разработчики решили им дать доиграть до конца сезона. Из всех шестерки финалистов я бы, пожалуй, не согласился только с Храмовником, класс хоть и хороший, но нужно уметь им играть, иметь высокий донат и только в этом случае у вас все получится. В остальном у него нет ни вменяемого контроля, ни высокого урона, да храм крепкий и живучий среднячок, но не более. Волшебники, мистики и некроманты неожиданно плетутся в хвосте, но дно все же пробил воин и не удивительно, после очередной порезки еще не скоро он будет крутиться как балерина, выдавая запредельный урон. Лига и Империя в одинаковой степени участвуют в этом состязании, колеблясь на отметке в 50 человек с той и другой стороны. Самые заядлые участники – это Инквизиторы, Камелот, С.В.О.И. и Ультиматум. Подводя итоги можно сказать, что в сражениях 6х6 соблюдается паритет между Лигой и Империей, хоть и есть устоявшееся мнение, что в Лиге превалируют крабы, а вот настоящие ПвПшеры играют за Империю. Ниже представлены лидеры турнирной таблицы за август, где лигийцы из гильдии СВОИ уверенно утирают нос Инкам. Ранг Персонаж Рейтинг Класс Фракция 1. Лмр С.В.О.И. 1499 Храмовник Лига 2. Кертту С.В.О.И. 1479 Бард Лига 3. ФонГард С.В.О.И. 1479 Храмовник Лига 4. Ницца С.В.О.И. 1479 Разведчик Лига 5. ЛондонЪ С.В.О.И. 1479 Разведчик Лига 6. Равнодушный С.В.О.И. 1474 Мистик Лига 7. Варканар Инквизиторы 1389 Бард Империя 8. многолюб Инквизиторы 1385 Храмовник Империя 9. МрКвинси Инквизиторы 1385 Воин Империя 10. ПрисягаЪ Инквизиторы 1385 Мистик Империя 11. Супай Инквизиторы 1361 Бард Империя 12. СиськиМастер С.В.О.И. 1353 Язычник Лига 3х3 Схожая ситуация и в сражениях 3х3, равенство между Лигой и Империей, все те же гильдии, по этому не буду повторяться смотрите выше, что написано про 6х6. Немного по-другому распределились места между самыми популярными классами: Разведчик 26 Бард 20 Язычник 13 Жрец 10 Храмовник 10 Волшебник 7 Воин 6 Некромант 4 Мистик 3 Инженер 1 Не взирая ни на что в топ просочился безгильдийный инженер Пентагон из Империи (и куда смотрят рекрутеры?) причем на 33 место в общем топе по серверу. Возможно тут кроется ошибка и свой рейтинг он набил, играя за разведчика, поправьте меня в комментариях если это так. В сражениях 3х3 Инки взяли реванш и в течении месяца выступали лучше своих противников из Лиги – гильдии СВОИ: 1. Кронмарк Инквизиторы 1597 Бард Империя 2. Тимок Инквизиторы 1578 Волшебник Империя 3. Обольщение Инквизиторы 1563 Язычник Империя 4. Кертту С.В.О.И. 1558 Бард Лига 5. Лмр С.В.О.И. 1558 Храмовник Лига 6. ЛондонЪ С.В.О.И. 1558 Разведчик Лига В жерле все спокойно КрамЪ и компания перестали днями на пролет фармить Царство Стихий, после выхода обновления, которое урезало получения очков ордена, веселая карусель с мобами прекратилась и все вернулось на круги своя. Нет больше ганков фермеров и ответных стремительных рейдов, веселых выкидываний макросоводов в астрал, через транспортные средства и ругани в зон чат с выяснением где чье место. Иногда можно увидеть одиноко бьющего элементалей Крама в жерле вулкана, но остальная компания разбежалась на новые заработки. В конце концов еще осталось крабское счастье в виде Аномального сектора, где можно через песочницы хорошенько пофармить, совершенно не напрягаясь. Отключение пушек Единственное что смогло всколыхнуть ПвП сообщество за прошедший месяц – это неожиданное отключение пушек на противостоянии. Защитникам пришлось нелегко, но все получили море фана, а кто-то меньше реальгара Атлант расправляет плечи Гильдия Атлантис хоть и скатилась в самый низ турнирной таблицы, но я уверен, это временное явление, совсем скоро она вернется в десятку сильнейших и это уже видно по количеству людей, которые туда вступили, практически обескровленная гильдия вновь начинает прирастать мясом, по слухам, донором стала гильдия ALT+F4. Что же это подготовка к МЧД и желание выставить как можно больше своих бойцов или внутренний раскол? Статистика по серверу Лига - 120 831 543 гирскора Империя - 76 944 842 гирскора Империя Название гильдии Гирскор 1 2 Ультиматум Первый Легион 13271805 11056128 3 Инквизиторы 9706960 4 Ренессанс 8018722 5 Дикое Племя 6902698 6 Защитники Авалона 3750711 7 Тьма 3718846 8 Бмф 2362843 9 Боги Империи 2006177 10 Страшный Крушитель 1498444 11 Милосердие Забвения 1359848 12 Девять Выродков 1095013 Лига Название гильдии Гирскор 1 2 КаМеЛоТ С.В.О.И. 16377510 14639690 3 ALT+F4 11671166 4 Астральные Странники 9512210 5 Антанта 8252686 6 ЧЕРНОЕ СОЛНЦЕ 5254253 7 Gold Legion 5032433 8 -ATLANTIS- 4777515 9 Эллада 4505116 10 Silver Dragons 3948232 11 Святой Свет 3356877 12 Фантом 3329925 13 Сакура 2950938 14 НОЧЬ 2730975 15 Phoenix Orlandino's 1350925 16 Альянс Ольма 1170095 17 Лига Северо-Запада 1140039 В таблицу вошли гильдии, где есть хотя бы 6 человек, входящих в топ100 своего класса. Наследие Богов За август произошло не много, но и не мало событий, которые так или иначе повлияли на жизнь Наследия Богов. Чего стоила новость о ВФК Механического Богатыря рейдового приключения "Обсерватория" гильдией "Evil", которая была опубликована на официальном сайте игры. Само же событие вызвало бурю разнообразных эмоций на Форуме - не все игроки поверили, что хард-мод приключения доступен для покорения, учитывая недавние проблемы с досрочным открытием рыжего слоя. Кстати, очередные проблемы не заставили себя долго ждать, потому как в ближайший Рейдовый доминион были "сломаны" пушки. С одной стороны это принесло гильдии "Evil" победу в бою с гильдией "смерш". С другой стороны были понесены потери реальгара (и судя по яростным крикам что в игровом чате, что на Форуме - коллосальнейшие). Хотя последующее обсуждение сражений дало понять, что игрокам пришелся по вкусу сей баг - было место и ностальгии, и оправданиям, и возмущениям. А спустя почти неделю после "веселого РЧД" на сервере открывают рыжий слой астрала: 23 и 24 сектора. А т.к. событие состоялось во вторник, возник такой себе вопрос: кто же приоденется лучше перед предстоящим РЧД. Результат получился следующим: Впрочем, особых изменений не было замечено у "топ гильдий", в то время как более мелкие по населённости гильдии пробовали силы друг друга. Как пример - сравнительные таблицы результатов начала и конца августа. И напоследок немного сухой статистики по состоянию на первые числа сентября Просмотреть полную запись
  3. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор пожелал остаться неизвестным Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18. Большие Учения Я снова загремел в госпиталь, но на этот раз был рад передышке. Человеком я стал во сне, поэтому не почувствовал перехода, лишь по утру немного зудела кожа. Возле моей койки сразу же материализовалась старая знакомая — прекрасная медсестра Фаина, но то ли пребывание в теле гибберлинга меня слишком измотало, то ли я где-то принял ударную дозу соли брома, но единственное, чего мне хотелось — это спать, и Фаине пришлось уйти восвояси. Отдохнуть мне дали всего пару дней. Пришло время Больших Учений и командование объявило сбор на полигоне «Мертвый Берег», где мы еще ни разу не были. Полигон находился недалеко от Имперского порта, и хотя кораблей не было видно, до нас то и дело долетал рокот их двигателей. В штаб Красных к полковнику Шпагину я прибыл с депешей от Комитета в руках. Полковник — смуглый хадаганец, неожиданно более молодой, чем я думал — прочитав послание лишь улыбнулся, никак не прокомментировав. Но я и так знал, о чем там речь. Если учения пройдут успешно, я стану офицером и смогу после завершения обучения в ИВО самостоятельно собрать свой отряд. А это значит, что моя дорога не разойдется с теми, к кому я уже привык и кого считал своими друзьями. Я лишь надеялся, что и они будут не против продолжить служить Империи вместе со мной. Шпагин, отложив депешу, подошел к выходу из палатки и откинул полог. Внутрь полился яркий дневной свет. Я немного жмурясь после полумрака вышел на улицу, где под красным стягом батальона Красных солдаты уже выстраивались в стройные ряды. Полковник вышел вслед за мной. При его появлении на площадке раздалось громкое «Ровняйсь!» и все замерли по стойке смирно. Лишь только наблюдательница от батальона Синих стояла в расслабленной позе, небрежно скрестив руки. Я встал в строй, чувствуя, как в крови закипает адреналин от предстоящего действа. — Итак, товарищи солдаты! — начал Шпагин и все присутствующие едва ли не перестали дышать, ловя каждое слово полковника. — Начинаются Большие Учения! Именно их результат определяет, кто победил — Красные или Синие. Признаюсь, уже несколько раз подряд мы, Красные, проигрываем. Пришла пора положить этому конец! По рядом тихо прошелестело радостное согласие. — Внимание! Ставлю первую боевую задачу, — Шрамин подошел к доске с картой, где красным крестом было отмечено место в нескольких километрах от штаба. — К югу отсюда расположен участок полигона… вот он на карте… все видят? Ваша задача — пробиться в центр участка… вот сюда… и поднять там флаг Красных! Но не радуйтесь раньше времени. Сотрудники «НекроИнкубатора» расселили там учебных скелетов, так что пробиваться придется с боем. Такую же задачу получат Синие. Надеюсь, вы опередите их, и именно наш флаг будет развеваться над полигоном! С вами будет нейтральный наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. Он собирает данные о ходе Учений. Вышедший вперед Зэм хотя и был определен полковником, как «нейтральный», имел нашивки батальона Красных. Но это ни о чем не говорило. Меня немного волновало присутствие соглядатая, ведь неизвестно, к каким методам нам придется прибегнуть ради выигрыша, и все ли они допустимы. Инструктаж занял довольно продолжительное время, в течение которого мы старались запомнить в подробностях карту местности не только с той стороны, с которой предстояло прорываться нам, но и со стороны Синих. Затем мы определили расстановку сил. Все это вызывало у меня здоровый азарт и я с каждой минутой убеждался, что нахожусь на своем месте. Стояла привычная, изнурительная жара. Над раскаленной степью волнами колыхался воздух. Флагшток, на который нам предстояло водрузить флаг своего батальона, не было видно даже в бинокль. Зато полчище вооруженных топорами скелетов представало во всей красе. По виду они не казались грозными, но их было много и это могло стать серьезной проблемой. Они не были безвольными, и когда мы выдвинулись к своей цели, сразу начали нас атаковать. Я находился во втором эшелоне, и несмотря на защиту орков, которые шли в авангарде и принимали на себя основной удар, мне пришлось активно орудовать мечом. Маги, лучники и лекари замыкали построение и я только видел летящие над моей головой стрелы и заклинания. Воздух сотрясал бодрящий звук барабанов и труб и это помогало не сбиваться ритма. Слаженность наших действий напоминала парад на Большом плацу, и только сейчас я понял, что у того, как солдатам прививали умение маршировать ровными рядами и держать строй, есть вполне практическая цель. Впереди меня шел Лоб с тяжелым щитом. Изредка он оглядывался и весело подмигивал, но противника становилось все больше и вскоре стало не до шуток. Меня периодически окутывала прозрачная золотая дымка, и хотя у меня не было времени обернуться и посмотреть назад, я был уверен, что Матрена где-то совсем рядом, и это, как и шедший впереди Лоб, внушало мне определенную уверенность и чувство защищенности. Где Кузьма, Миша и Лиза я не имел представления, но надеялся, что когда станет совсем жарко, они будут поблизости. По началу батальон двигался достаточно быстро, но чем ближе мы подходили к нужному участку, тем сложнее нам становилось. Скелетам не было конца и края, и вскоре они начали прорываться сквозь наши ряды, внося хаос среди магов и лучников, которые не могли атаковать вблизи, не боясь задеть первый и второй эшелоны. — Куда… Стоять, СТОЯТЬ, я сказал! — завопил Лоб, размахивая топором и щитом как мельница. Нежить отлетала от него во все стороны, но это мало помогало. На половине пути нам и вовсе пришлось остановиться, чтобы защитить свой тыл. Слишком много скелетов прорвалось через оборону. Музыка стихла. Противник нападал уже не только спереди, но и со всех сторон. — Проклятье! Почему их так много?! Я услышал голос Орла, и в следующее мгновение череп скелета, замахнувшегося на меня топором, насквозь пробила стрела. Отбив мечом двух противников, я поискал глазами Лба, которого потерял из виду. Наши ряды быстро распадались. Кучкам солдат, окруженных скелетами, приходилось становиться спина к спине, чтобы защититься. От первоначального порядка не осталось и следа, кругом царила неразбериха. Скелеты, нелепо и неумело орудующие топорами, брали количеством и я уже видел нескольких раненых солдат, над которыми колдовали лекари. Ни о каком искусстве владения мечом речи не шло, я размахивал им во все стороны как заурядной дубинкой, не подпуская к себе толпу скелетов, идущих напролом. — Где остальные? — крикнул я Кузьме и тот сразу понял, о ком речь. — Матрена была рядом со мной, но я потерял ее из виду. Где Лиза и Миша я не знаю… Берегись! Я инстинктивно отклонился в сторону и лезвие просвистело за моей спиной, разодрав плащ. Не глядя махнув мечом, я разрубил скелета надвое, и его кости рухнули мне под ноги. Но вслед за ним сразу наступали другие и у меня почти не оставалось места для маневра. Какой-то бард еще пытался подбодрить солдат стуком в барабан, но его уже никто не слушал. Мы отступали. В какой-то момент моя нога зацепилась за что-то и я едва не упал. Опустив взгляд, я увидел лежащего лицом вверх солдата, глядящего в небо пустыми глазами. Его мундир был распорот и кровь уже пропитала сухую землю вокруг. Он был мертв. Я знал, что смерть в Сарнауте — это еще не конец. Лекари могут залечить даже самые страшные раны, а жрецы вернуть искру обратно в тело, возродив погибшего. Чтобы убить навсегда, нужно нанести необратимые увечья: отрубить голову или сжечь тело дотла. Убитых во время Учений воскресят к жизни… но вид мертвого солдата все равно на мгновение привел меня в замешательство. И этого хватило, чтобы наступающий на меня скелет дотянулся топором до моего плеча. Боли я не почувствовал, отбив атаку. Левой руке стало горячо, но я был слишком занят, чтобы обратить на это внимание. Я даже успел зарубить еще нескольких противников, прежде чем у меня закружилась голова и я едва не упал. — Ник! Лицо Матрены расплывалось. Она попыталась поддержать меня. На помощь ей пришел откуда-то взявшийся Лоб, который схватил меня за шиворот и встряхнул. — А ну стоять, не падать! Еще даже до Лиги не добрались, а ты уже помирать… — Лоб, не надо, — пролепетала Матрена, водя посохом над моим плечом. — Не тряси его. Рана начала быстро затягиваться и зудеть. Голова перестала кружиться, но я еще чувствовал слабость. — Матрена, не дай мне умереть… — прошептал я, глядя на языки огня, от которых скелеты пятились назад. Мысли прояснились и я стал искать глазами Грамотина. Сначала я заметил его ярко сияющий посох, исторгающий потоки адского пламени, а потом увидел и его самого, довольно успешно пролагающего себе путь сквозь армию нежити. — Ты не умрешь, — произнесла Матрена. — Рана не очень глубокая, но ты потерял много крови… — Миша, ты можешь оттеснить их от нас? — перебил я ее и оттолкнул руку Лба, поняв, что снова способен стоять на ногах без посторонней помощи. — Они боятся огня, но их слишком много. Я не смогу сдерживать один такую… — Откуда их столько?! — гаркнул Орел, посылая стрелу в самую гущу мельтешащих костей. — Это Синие… Они не убивают их, а гонят в нашу сторону, чтобы наша атака захлебнулась… Голос Лизы был странно холодным и отстраненным, и когда я обернулся и увидел ее, то понял, что она находится в неком подобии транса. Ее жезл ярко сиял фиолетовым, а глаза, устремленные вдаль, казались стеклянными. — У них в батальоне несколько магов стихий… Но мало лучников и почти нет защиты. Они медленно продвигаются… — Это не имеет значения, потому что мы не продвигаемся вообще! Точнее продвигаемся, только в обратную сторону! — Подлые твари! — сплюнул на землю Лоб и треснул щитом скелета, тут же рассыпавшегося от удара. — Отнюдь, — произнесла Лиза уже нормальным голосом. — Их тактика оказалась гораздо эффективнее нашей. — Мы должны пробиться к флагштоку первыми… — процедил я, яростно сжимая меч. — Миша, мне нужен коридор… — В этом нет смысла, — вмешался Орел. — Синие продвигаются целым батальоном, что ты будешь делать, когда столкнешься с ними лицом к лицу без поддержки? — Я согласен, — кивнул Грамотин. — Даже если я смогу провести нас к флагштоку первыми, нам не справиться с Синими в одиночку! Они раздавят нас количеством. Нужно попытаться собра… — Не успеем. Неважно, сколько нас окажется у флагштока в итоге, ведь главное — это поднять флаг. Тогда мы победим! — А потом нас убьют подоспевшие Синие… — покачал головой Орел. — А вы что, собрались жить вечно? — вздернула бровь Лиза и даже Михаил удивленно посмотрел на нее, забыв поддерживать огонь. Любимая фраза имперских командиров из уст эльфийки произвела сильный эффект. — Я согласна, ради победы можно и рискнуть! — кивнула Матрена. После того, как мою идею неожиданно поддержали обе женщины, мужской части пришлось согласиться, чтобы не уязвить собственное эго. Меньшим количеством пробиваться сквозь неиссякаемый легион противника оказалось даже проще и быстрее, чем когда мы двигались целым батальоном. Высокие огненные стены Грамотина надежно прикрывали наш маленький отряд по бокам. Лоб, выставив впереди огромный щит, танком шел напролом. Тех скелетов, которые умудрялись проскочить к нам вплотную, я рубил мечом, но не раньше, чем Лиза одним взмахом своего жезла вводила их в транс, а некоторых и вовсе обращала в бегство. Орел, решивший экономить стрелы, орудовал коротким кинжалом. Над нашими головами то и дело начинал мерцать золотистый свет — это Матрена тихо шептала какие-то защитные заклинания, и возможно благодаря им нам пока удавалось избегать потерь, даже не смотря на то, что мы находились в самой гуще. Впрочем, вскоре уже порядком побитый Лоб начал замедлять темп, а скелетов стало так много, что они залезали друг на друга и переваливались через защищавшие нас огненные стены. Но все это было неважно… Я уже видел заветный флагшток. Когда мы достигли черты, окольцовывающей широкий участок, куда не могли проникнуть скелеты, изможденный Лоб просто рухнул на землю и над ним сразу склонилась Матрена. Мы добрались! И пусть обратно нам уже не выбраться и нас наверняка убьют Синие, потому что их будет больше, главное, что мы достигли цели! Однако радость моя быстро угасла — у флагштока уже стоял орк с синим флагом в руках и надменно скалился, глядя на нас. Я мог бы с ним справиться… но за его спиной стоял его батальон, а за моей лишь два мага, оставшийся почти без стрел лучник, орк в отключке и безуспешно пытающийся его поднять лекарь. Мы опоздали. И теперь нас точно убьют. Нет, умереть ради победы я не боялся, но быть убитым так ничего и не добившись, все-таки очень обидно. — Поглядите, народ, вот и наша живая легенда явилась, не запылилась, — самодовольно крикнул орк. — Ты же у нас — в огне не горишь, в воде не тонешь, да? Что, неприятно проигрывать? Ха-ха! Мы таких героев по утрам с кашей едим! — Эй, Синие, — вышла вперед Лиза, покачивая бедрами несколько сильнее, чем обычно. Ее плащ был небрежно перекинут через руку и трепещущие крылья сверкали в свете дня. — А может обсудим сложившуюся ситуацию? По рядам Синих прошло заметное волнение. Факт нахождения эльфийки в ИВО не был секретом, однако она все-таки старалась не демонстрировать себя публике так открыто. — Зачем нам с тобой разговаривать? Нас здесь больше. Вы проиграли! Орк с флагом оказался крепче, чем я думал, хотя было видно, что Лиза производит на него сильное впечатление. Она взмахнула крыльями и легко оторвалась от земли, неспешно подлетев к орку почти вплотную. Все завороженно следили за ее невысоким, но плавным, грациозным полетом. Краем уха я услышал, как Грамотин отрывисто и шумно задышал. Еще немного, и он начнет выдыхать огонь без помощи посоха. — Вот именно, вас больше… А нас так мало и мы так устали, — томно произнесла Зизи, с грустью обернувшись. — Поэтому вряд ли у нас есть шанс победить вас в честном бою… Вы ведь не будете атаковать нас неравным количеством? Лиза окинула взглядом Синих, ослепительно улыбаясь. Орк с флагом смотрел на нее остекленевшими глазами, и если бы решение зависело только от него, то победа бы была у нас в кармане. — Не заговаривай нам зубы, лигийская крыса, — вперед вышла орчиха, на которую обаяние эльфийки нисколько не действовало. — Нам незачем с вами драться, мы уже выиграли! — Слабаки! — крикнула Матрена, поднявшись на ноги. Лоб все еще лежал без сознания, но количество его ран заметно уменьшилось. — Что?! — Слабаки! — еще громче повторила она, бесстрашно глядя на Синих. — Вас здесь целый батальон и нет никого, кто мог бы сразиться с кучкой еле стоящих на ногах солдат?! С определением еле стоящих на ногах я не был согласен, но смелость Матрены меня все равно восхитила. — С ним, — орчиха ткнула пальцем в меня, — драться никто не будет, ищи дураков… — Он здесь не один, — быстро вставил Орел. Орчиха перевела взгляд на него и Грамотина. Но тут вперед вышла восставшая Зэм. — Я принимаю вызов, — сказала она скучающим голосом. Мы переглянулись с Кузьмой и Михаилом — драться с женщиной вряд ли кому-нибудь из нас хотелось. — С ней, — Зэм указала металлическим пальцем на Лизу и та немного растерялась от неожиданности. — Со мной? — Боишься? — искусственное лицо восставшей не передавало никаких эмоций, но почему-то мне казалось, что она снисходительно улыбается. Вероятно, так показалось не только мне. Глаза Зизи оскорбленно сверкнули и она, гордо вскинув голову и расправив плечи, произнесла: — Бой один. Сторона той из нас, которая победит, поднимает флаг. Зэм кивнула. Синие сразу отошли подальше, образовав круг, в центре которого остались стоять две женщины — красивая высокая эльфийка и не менее высокая восставшая Зэм, с наполовину мертвым, наполовину металлическим телом. Я, Михаил и Кузьма, напротив, одновременно сделали шаг вперед. Обе наши девушки уже проявили достаточно смелости сегодня, но стоять в стороне в ожидании исходя боя, было как минимум не по-мужски. — Не надо, — подоспевшая Матрена преградила нам дорогу, раскинув руки. — Она сильная, она справится! Дайте ей шанс стать своей хотя бы среди Красных! Довод казался убедительным, но бросать женщину на амбразуру, прячась за ее спиной, было не в моих правилах… Лиза, будто почувствовав возникший за ее спиной спор, резко обернулась и посмотрела на нас сдвинув брови и прямо-таки пригвоздив к месту. — Готова? — спросила Зэм. Лиза кивнула… и ничего не произошло. Они обе не шевелились, пристально глядя друг на друга, и лишь только их жезлы начали испускать яркий фиолетовый свет. Некоторое время я ждал каких-то действий, после чего недоуменно посмотрел на Грамотна, стоявшего с очень напряженным видом. — Что происходит? — Дуэль, — коротко ответил он. — Но они же просто… стоят. — Это магия разума. Они же мистики. Я снова перевел взгляд на двух женщин, между которыми шла невидимая борьба. И это ужасно раздражало! Неизвестность была мучительной, казалось, что ей не будет конца… Солнце пекло голову, ветер не переставал выть ни секунды, все переминались с ноги на ногу и ждали завершения поединка, наблюдать за которым было одновременно скучно и волнительно. Лица Зизи я не видел и вглядывался в ее дрожащие крылья, надеясь по ним определить ее состояние. Внезапно она сделала шаг назад, а восставшая, наоборот, придвинулась вперед. Это вызвало оживление среди Синих, решивших, что Зэм, возможно, одерживает верх. Еще несколько минут ничего не происходило, затем ситуация повторилась — эльфийка отступила, а Зэм снова шагнула вперед. Это окончательно утвердило всех в исходе поединка. Когда эльфика опять попятилась назад, в рядах Синих начал нарастать шум ликования, а мое сердце ухнуло в пятки. Восставшая сделала еще два шага вперед шатающейся походкой и внезапно упала на колени, выронив жезл. Ликование мгновенно утихло. Крылья Зизи поникли, и когда она обернулась, на ее лице играла усталая улыбка. Я не мог поверить глазам. То, о чем я боялся даже подумать, произнес Орел: — Она что, победила? Мы стояли как три истукана, когда Матрена радостно побежала к Лизе и обняла ее. К чести орка из Синих, который держал в руках флаг, он не стал оспаривать наше право на победу. — Ваша взяла, ставьте флаг, — произнес он, отступив. — Нет! — крикнула проигравшая Зэм, поднимаясь на ноги. — Заноза с меня шкуру спустит… — Ну и поделом — сама напросилась! — рявкнул орк и я подумал, что он выпишет ей подзатыльник. Мне даже стало ее немного жаль. Все то время, пока мы поднимали свой флаг, Синие о чем-то перешептывались между собой. У меня появилось нехорошее чувство, что они задумали какую-то пакость, и мне не хотелось уходить от флагштока, на вершине которого гордо реяло красное знамя. — Этот раунд за нами, Синие уже не смогут с этим ничего сделать, — тихо прошептала Матрена, прочитав мои мысли по напряженному лицу. Я думал, что нам снова придется идти через армию скелетов, и с сомнением посмотрел на Лба, который наконец пришел в себя и с трудом поднялся на ноги. Михаил поднял сигнальную ракету, ожидавшую победителя возле флагштока. — А можно я, можно я?! — по-детски захлопал в ладоши избитый Лоб, радостно оскалившись. Грамотин передал ему петарду, и тот, дернув за шнурок, выпустил в небо сноп красных искр. И тут же, как по приказу, толпы скелетов, окружающих территорию у флагштока, рухнули на землю. Это было так неожиданно, что все, в том числе и Синие, вздрогнули и схватились за оружие. Но теперь противник представлял из себя только горы разбросанных костей, без намека на хоть какое-то подобие жизни. Трудно было даже поверить, что еще секунду назад они представляли серьезную угрозу. Мы разошлись с Синими в разные стороны так и не перекинувшись больше не словом. Я все еще был напряжен, и успокоился только когда мы встретились с нашим изрядно поредевшим батальоном — он вышел нам навстречу, и остаток пути до штаба Красных мы преодолели распевая песни и поминая павших союзников. Впрочем, по заверениям нашего командования, павшие уже были воскрешены и очень скоро вернутся в строй. Но продолжать Большие Учения нам придется без них и это сильно всех тревожило, ведь теперь Синие превосходят нас количеством. — Ставлю вторую боевую задачу. Шрамин все так же расхаживал перед нами, сложив руки за спиной, но в этот раз мы не стояли свежие и подтянутые по стойке смирно. Батальон выстроился полукругом, устало опираясь кто на щиты, кто на оружие, кто друг на друга. Некоторые и вовсе сидели на земле и лекари колдовали над ними, пытаясь вернуть энергию в изможденные тела. — Природные духи — элементали — нередко встают на пути нашей армии, но мы умеем с ними бороться. Вы должны это доказать! К востоку отсюда — вот здесь… все видят? — обитают элементали двух видов: каменные и воздушные. Необходимо уничтожить их. И, конечно же, поднять флаг Красных. — А где находится флагшток? Шрамин внимательно осмотрел солдат и размеренно произнес: — Этого никто не знает. Он появится только после того, как один из батальонов пройдет задание. Мы недоуменно начали переглядываться. Похоже, вопросы были у всех. — Я понимаю, что информации мало, — отстраненно произнес независимый наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. — Ваша задача уничтожать элементалей обоих видов до тех пор, пока вы не увидите флагшток, после чего как можно скорее добраться до него и поднять свой флаг. Наступило молчание. — Флагшток появится возле того батальона, который уничтожил больше всего противников? — наконец спросил озадаченный Михаил. — Флагшток может появиться где угодно, — ответил Зэм и в его металлическом голосе проскользнула ирония. — В пределах обозначенной территории, конечно. — Территория находится за магическим барьером, поэтому атаковать издалека не получится, — сказал Шрамин. — Но учтите, как только появится флагшток, эта защита падет. Ровно через час мы стояли на пригорке, а перед нами расстилалось огромное поле. На другой стороне, отчетливо видимые в бинокль, на таком же пригорке стояли Синие, и точно так же рассматривали нас. — Их много, — произнес Лоб. Я перевел взгляд на элементалей, хаотично передвигающихся по всему полю, но не покидающих его пределов. Каменные элементали походили на груду оживших булыжников, и хотя и выглядели внушительно, не казались мне слишком опасными. Воздушные напоминали магических — полупрозрачные, бесплотные — они бы не представляли угрозы, если бы не сверкающие вокруг них электрические разряды. — Интересно, что затевают Синие? Надо быть настороже, — покачал головой Орел и принялся пересчитывать стрелы в своем колчане. — Эй, Ник, нам бы это… ну… план какой… Сказавший это орк из моего батальона выжидательно глядел на меня и я немного растерялся. — Ты же Избранный, твоя группа выиграла первый раунд… — добавил он. Формально главного у нас не было — нам предстояло самим, без руководства, разбираться с поставленной задачей. Но сейчас все не сговариваясь смотрели на меня и ждали какого-то вердикта. Что ж, если я хотел сделать карьеру в армии, то сейчас самое время доказать свою способность самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. — Так… ладно… — произнес я, стараясь не обращать внимания на пристальные взоры и собраться с мыслями. — Идти напролом — ошибочная тактика, первый раунд это доказал. Сделаем так. Все, у кого есть щиты, мечи, топоры… любое оружие ближнего боя, спускаются на поле вместе со мной. Остальные останутся здесь. Элементалей не так уж и много и, я думаю, они не столь опасны… Помните, не они наш главный противник. Сейчас наш противник — там. Я ткнул пальцем в противоположную сторону, где Синие тоже разрабатывали свой план. Все согласно загудели. — Мы рассредоточимся по полю и будем убивать элементалей до тех пор, пока не появится флагшток, — продолжил я. — И что будет, когда он появится? — наморщил лоб Орел. Я помолчал немного, прежде чем ответить. — Когда появится флагшток и окружающий поле барьер падет, те, кто остался здесь, должны бросить все силы на защиту солдата, оказавшегося к цели ближе всего. — То есть все остальные на поле останутся незащищенными? Их наверняка сразу начнут атаковать Синие, — озабоченно произнесла Матрена. — Да. Но в первую очередь они нападут на того, кто будет ближе к флагштоку. — Кхм… — кашлянул Грамотин и поправил очки. — Я не оспариваю твое решение, Ник, но хочу лишь уточнить, осознаешь ли ты все связанные с ним риски? Что если нам не удастся защитить этого солдата? Ведь все остальные, оказавшись без прикрытия на открытом пространстве, с большой долей вероятности погибнут очень быстро. — Я осознаю, — твердо сказал я. — Придется рискнуть. Если мы будем стараться защитить нескольких солдат сразу, то шансы самого ближнего выжить резко упадут. Сыграем ва-банк. Больше никто спорить не стал и, обсудив еще некоторые нюансы, мы двинулись на поле. Спустившись к элементалям, я невольно посмотрел в противоположную сторону. Синие следили за нами, но ничего пока не предпринимали. — Они не собираются спускаться? — спросил стоявший рядом со мной мечник. — Хотят все сделать нашими руками? — Возможно. Но нам это только на пользу — мы будем ближе к флагштоку, когда он появится. Вперед! — Трусы! — прорычал Лоб и первым кинулся с топором на ближайшего элементаля. Мы начали осторожно продвигаться к своим участкам, которые распределили между собой заранее. Поскольку идея была моя, я выбрал для себя сегмент наиболее приближенный к Синим и, стало быть, самый опасный. Какое-то время я и впрямь думал, что мы останемся единственными, кто спустился вниз, однако вскоре небольшая группа Синих двинулась нам навстречу. Я всей кожей чувствовал, как маги и лучники противника следят за мной, и каждую секунду ждал, что барьер падет и в меня полетят десятки стрел и заклинаний. Но чем больше проходило времени, тем меньше я думал об этом. Убивать элементалей было не то чтобы легко — они были громоздки и неповоротливы, но довольно сильны, и напади вдвоем, доставили бы мне много проблем. На мое счастье эти странные магические существа передвигались на приличном расстоянии друг от друга. Я старался краем глаза смотреть на Синих, чтобы вовремя среагировать на атаку, но монотонность действий притупляла внимание, и я периодически замечал за собой, что стою к ним спиной. От своего батальона я уже находился довольно далеко, но не сомневался, что они справятся со своей задачей, когда на поле пропадет защита. Время шло, за моими плечами уже было около десятка больших и безжизненных груд камней, и около шести развеянных в прах воздушных сгустков, один из которых все-таки оставил на моей руке болезненный ожог от электричества. Но наверное этого было слишком мало, потому что флагшток все еще не появился. Синего возле себя я впервые увидел только когда расстояние между нами сократилось чуть ли не на десять метров. С одной стороны меня это сразу взбодрило, с другой — я был раздосадован от того, что не заметил, как близко подпустил к себе соперника. Зэм из другого батальона сразу же дал деру и догонять я его не стал, решив, что отныне буду более собранным. Однако через некоторое время восставший снова очутился со мной рядом, но поняв, что его обнаружили, тут же ретировался. Через пятнадцать минут ситуация повторилась в третий раз и это едва ли не выбило меня из колеи. Больше всего меня раздражало даже не то, что Синий меня откровенно пас, а то, что я не мог понять, как ему удается приближаться незамеченным. В очередной раз увидев краем глаза шевеление позади себя, я не подал виду, продолжая осторожно продвигаться к каменному элементалю. Может быть Зэм что-то заподозрил, потому что подходить он не спешил, а может перед ним не стояло задачи меня атаковать. Я не мог повернуться к нему и рассмотреть все как следует, но что-то во всем этом казалось очень странным. Восставший просто стоял недалеко от меня и спрятаться ему было негде… Сосредоточиться было очень трудно то ли от жары, то ли от усталости. Я, не оборачиваясь на своего соглядатая, отцепил от пояса флягу с водой и сделал глоток, затем немного побрызгал себе на лицо. Неспешно убрал флягу, покрепче сжал меч и закрыл глаза. Взгляд Зэм я отчетливо ощущал спиной, будто в нее вонзились две стрелы. Спереди доносился грохот камней — это двигался элементаль. Я открыл глаза, очертил в воздухе круг своим мечом, разминая запястья, передернул плечами… и рванул к элементалю что есть мочи. Восставший меня не разочаровал, сразу кинувшись следом. Я поразился тому, что он как будто и не пытался прятаться… Как же ему тогда удавалось оставаться незамеченным? Не добежав до элементаля совсем немного, я круто развернулся и бросился в обратную сторону. Не ожидавший этого Зэм не сумел так быстро среагировать и по инерции еще какое-то время бежал мне навстречу. Когда он сообразил, что происходит, и начал улепетывать, я уже был совсем рядом, и сделав рывок, сумел таки повалить его на землю. Однако Зэм оказался не из простых — по глазам ударила фиолетовая вспышка и меня откинуло назад. Но сдаваться я был не намерен. Быстро сгруппировавшись, я снова кинулся к пытающемуся встать на ноги Синему… И в этот момент над полем что-то неуловимо изменилось. У меня будто открылось второе дыхание. В кровь попала ударная доза адреналина, все чувства обострились до предела, движение вокруг замедлилось, и я с удивительной четкостью осознал все, что происходит, как будто смотрел на поле сверху, как на шахматную доску. Флагшток возвышался впереди. Но не я был к нему ближе всего. Хадаганец из моего батальона уже несся к нему со всех ног и я ясно видел, как его окутывает золотая дымка защитных барьеров, как об нее разбивается магия противника, как с обеих сторон на поле летят стрелы: одни — расчищая дорогу бегущему человеку, другие — пытаясь его убить или хотя бы ранить и не дать добежать до своей цели. Я был недалеко и наверное мог бы как-то помочь… но передо мной находился сильный мистик, который сначала успешно наводил на меня морок, долгое время оставаясь вблизи незамеченным, а теперь усилием мысли парализовал мою правую руку, не позволяя на себя напасть. Пока я боролся с самим собой, пытаясь вновь обрести контроль над своим телом, Зэм уже поднялся на ноги и метнулся к бегущему к флагштоку солдату Красных. В отчаянье я отбросил меч — все равно я ничего не мог им сделать — и прыгнул на восставшего, мертвой хваткой вцепившись в его лодыжку той рукой, которой еще мог управлять. Он упал на живот и задергал ногами, пытаясь освободиться. Глаза вновь ослепила фиолетовая вспышка и я приготовился к удару, но этого не произошло. Зэм окружил себя защитой и через мгновение я понял, почему: огненный сгусток, яркий, как маленькое солнце, падал на нас с неба. Я инстинктивно зажмурился, уткнувшись лицом в землю. Мышцы одеревенели в ожидании сильной боли и я даже не осознавал, как сильно сжал пальцы, которыми держал Синего. Боли не было. По крайней мере той, которую я ждал. Вместо этого была упругая волна почти нестерпимого горячего воздуха, которая придавила к земле и выбила из головы почти все мысли. Открыв глаза, я успел заметить золотой отблеск уже растаявшего барьера… Матрена. Я нисколько не сомневался, что это она защитила меня вопреки моему плану. И хотя я был зол от того, что возможно именно этой капли защиты могло не хватить тому солдату из Красных, который оказался ближе всего к флагштоку, я все равно не мог не радоваться, что все еще жив. Но даже ослабленный защитной магией удар был сокрушительным — у меня потемнело в глазах, а в ушах на одной высокой ноте зазвенела сирена. Я начал отключаться. Хватая ртом раскаленный воздух, я еще старался удержаться в сознании, но не сомневался, что теперь мистику Синих не составит труда меня добить. Даже сквозь закрытые веки я видел клонящееся к горизонту солнце — оно больно слепило глаза, но как я не старался отвернуться, у меня ничего не получалось. Лежать на твердой земле было неудобно. Все тело ныло. И только мягко падающий на лицо снег успокаивал, снимал боль и напряжение… Как же все-таки хорошо дома, где суровая зима сменяется холодным летом и никогда не бывает жары. Я начал хватать ртом снег, потому что в горле все пересохло… Вот если бы мне еще удалось повернуть голову так, чтобы фиолетовое солнце не резало глаза… — Эй, Красный, если ты не собираешься умирать, то приходи уже в себя. Сколько можно валяться? Прилагая чудовищные усилия, я разомкнул веки. Восставший с нашивками Синих светил мне в глаза своим жезлом и брызгал в лицо водой из моей же фляги. — Ну наконец-то, очнулся! Я уже думал до завтра тут сидеть будем. Сознание прояснилось и я быстро повернул голову в сторону флагштока. От резкого движения в глазах снова потемнело, но мне удалось сфокусировать взгляд на поднятом флаге. Красный. — Ты снова нас перехитрил, — произнес Зэм, проследив за моим взглядом. Я недоуменно посмотрел на него. — Мне нужно было следить за вами обоими и в случае чего не дать поднять флаг. Но ты все время оказываешься в эпицентре событий и я решил на всякий случай держаться поближе к тебе. Вот идиот… мы могли выиграть. — Как ты сумел подойти ко мне так близко? — Гипноз. Но у тебя высокая сопротивляемость, ты вообще не должен был меня увидеть. — Понятно. Спасибо, что не убил, когда я отключился. — В этом не было практического смысла. К тому моменту уже стало ясно, что я не успею помешать другому вашему солдату и мы проиграем этот раунд. Я не склонен к эмоциональным поступкам. Хотя… это досадно. — Почему ты меня не бросил? — Потому что ты вцепился в меня как клещ и я не могу разжать твои пальцы. Похоже на судорогу, — сказал Зэм и только сейчас я обнаружил, что все еще держу его за лодыжку. — Отрубить тебе руку было моим планом «Б». Зародившаяся было симпатия к восставшему тут же исчезла. Я отдернул руку, будто его нога раскалилась за секунду. — Лекари бы быстро прирастили тебе ее обратно, — усмехнулся Синий и встал на ноги — на левой лодыжке остались вмятины от моих пальцев. С какой же силой я их сжимал, что сумел прогнуть сверхпрочный металл? Он протянул мне руку, чтобы помочь подняться, но я ее проигнорировал. — Если нам когда-нибудь доведется воевать с тобой бок о бок, — серьезно сказал Зэм, — я без страха подставлю тебе спину. Я не мог ответить ему тем же, но он и не ждал моего ответа, развернувшись и спокойно направившись в сторону своего батальона. Элементали, в отличие от скелетов, не собирались падать замертво после того, как раунд завершился нашей победой. Но их было не так много и обратный путь я преодолел не вступая в бой. Вниманием Красных целиком завладел поднявший флаг хадаганец, и на меня никто не обращал внимания, кроме моей группы, которая ждала у края поля, не принимая участия во всеобщем ликовании. Лоб уже тоже был здесь и я отметил, что он не слишком пострадал, во всяком случае не больше, чем в первом раунде. Матрена изо всех сил старалась не встретиться со мной взглядом. Я конечно был благодарен ей за спасение, но она должна научиться четко следовать приказам, даже если они ей не нравятся. — Прости, Никита, — тихо сказала она, не выдержав моего укоризненного молчания. Я покачал головой и, ничего не ответив, устало поплелся к штабу вслед за радостно шумевшим батальоном, несшим на руках вырвавшего победу солдата. Во время третьего инструктажа я валялся мешком на импровизированном лежаке. Жрец Триединой Церкви размахивал надо мной лампадкой, и хотя от одуряющих благовоний у меня першило в горле, я все равно чувствовал, как тело наполняет энергия. Времени между раундами было очень мало, поэтому приходилось одновременно залечивать раны, перекусывать, приводить в порядок оружие и экипировку и слушать условия нового задания. На улице быстро темнело. Я и не заметил, как этот длинный день подошел к концу. Жара спала, подул прохладный ветерок и я надеялся, что это поможет мне выдержать последний на сегодня раунд и дожить до завтрашнего дня. — Северный участок — экспериментальный. Здесь выслуживаются сотрудники «НекроИнкубатора»… предлагают для Учений свои новые разработки. Например, боевых зомби, которых создают для проведения сложных операций, связанных с неминуемой гибелью их исполнителей. Одним словом, зомби-самоубийцы, если так можно выразиться. Серьезный враг! — Шрамин поморщился от неприятных воспоминаний. — По счастью, вы с ними не встретитесь, что-то там не заладилось у некромантов… — Кого же они приготовили для нас? — мрачно спросил я. — Прямо перед началом Учений некроманты решили опробовать совершенно новую разработку: животное-зомби. Я сам его даже не видел и, честно говоря, не горю желанием. А вот вам придется с ним сразиться — именно этот монстр охраняет флагшток. Но это не все. На выполнение задачи отводится десять минут. Да-да, скорость бывает не менее важна, чем сам факт выполнения поставленной задачи. Успокаивало одно — флагшток было видно. На этом плюсы заканчивались. И мы, и Синие пребывали в некотором замешательстве, стоя на территории, похожей на арену, вокруг которой горели огни. Уже знакомый мне некроносорог сидел на длинной цепи и вертел металлической головой во все стороны. — Попробуем его спалить? — с сомнением в голосе произнес маг из Синих. — Сопоставив некоторые факторы, я считаю, что ожидаемого результата это не принесет, — ответил ему Грамотин. — Давай коротко, Миша, старт через две минуты, — сказал я. — Его панцирь мало восприимчив к магии, не говоря уже металлических частях. Тоже самое касается и стрел — ими его не убить. — И что тогда нам с ним делать? — округлил глаза Орел, донельзя возмущенный тем, что кого-то нельзя убить стрелами. — Отрубить ему голову, полагаю, — просто ответил Михаил. Прозвучала сигнальная сирена и отсчет времени начался. В эту же секунду в носорога полетел град стрел и заклинаний. Трудно было сказать, причинили ли они ему какой-нибудь реальный вред, зато вид придали гораздо более устрашающий: большое обезумевшее животное, утыканное горящими стрелами, рвануло прямо на нас. Солдаты бросились врассыпную. После пяти минут бессмысленной беготни, в ходе которой несколько человек получили ожоги и обморожения, один орк «словил» плечом чью-то стрелу, а двое Зэм получили механические повреждения, несовместимые с дальнейшим функционированием, некроносорог по-прежнему активно нападал на всех, кто пытался к нему приблизиться, и даже не думал падать замертво. Время поджимало и разрабатывать тактику приходилось прямо на ходу. Кое-как оба батальона сумели сгруппироваться: большая часть солдат, стоя на расстоянии, старалась отвлечь внимание на себя, оставшаяся — с мечами и топорами — осторожно заходила с тыла. Я, разумеется, находился в числе вторых. Однако то ли нам не хватало слаженности, то ли животное обладало чутким слухом, но наш маневр не удался. Мы не сумели приблизиться и на десяток метров, как животное развернулось и побежало на нас. Все сразу начали быстро отступать… я же остался стоять на месте, стараясь не шевелиться. «Ты ведь слеп, ты не видишь нас, ты только слышишь наши шаги…». Я был прав. Некроносорог за время, прошедшее с момента нашего «знакомства» в «НекроИнкубаторе», зрением так и не обзавелся. Он тяжело пробежал мимо меня, пока сдерживающая его цепь не натянулась до предела, затем направился в обратную сторону. Я сжал вспотевшими руками меч так крепко, как только мог. Некроносорог был рядом, но я боялся пошевелиться, чтобы не обнаружить себя. Сейчас бы мне очень пригодился какой-нибудь сторонний шум, но все на поле замерли истуканами, глядя на разворачивающееся зрелище, и наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь самим животным. Я сделал маленький шаг вперед и носорог сразу отреагировал, повернувшись в мою сторону. Затем нерешительно направился прямо ко мне. Когда он подошел почти вплотную, я забыл даже дышать, замерев в нелепой позе, с поднятым мечом. Животное вытянуло голову, будто прислушиваясь, и мне пришлось немного отклониться назад, чтобы оно меня не задело. Пот струился по лицу, а спину свело судорогой. Сейчас или никогда… И тут чья-то стрела вонзилась в бок носорога. Он дернулся, наконец отвернувшись от меня и так удобно подставив шею. Я сомневался, что сумею отрубить ему голову, и надеялся хотя бы нанести как можно более серьезное повреждение, что значительно бы облегчило дальнейшую схватку. Но мой меч — великолепный подарок Яскера — меня не подвел, войдя в толстый панцирь, как в масло. Обезглавленный носорог рухнул на землю, взметнув пыль и лязгнув штифтами. Я не знал, уложились ли мы в отведенные десять минут, но когда направился к флагштоку, у подножья которого лежало два флага, меня никто не остановил. Победу Красных в третьем раунде провозгласил я, на этот раз лично подняв флаг своего батальона над сухой хадаганской степью. И хотя руки мои все еще немного дрожали, внутри плескалось непередаваемое счастье. Это был один самых лучших дней в моей жизни. Продолжение следует...
  4. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор пожелал остаться неизвестным Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18. Большие Учения Я снова загремел в госпиталь, но на этот раз был рад передышке. Человеком я стал во сне, поэтому не почувствовал перехода, лишь по утру немного зудела кожа. Возле моей койки сразу же материализовалась старая знакомая — прекрасная медсестра Фаина, но то ли пребывание в теле гибберлинга меня слишком измотало, то ли я где-то принял ударную дозу соли брома, но единственное, чего мне хотелось — это спать, и Фаине пришлось уйти восвояси. Отдохнуть мне дали всего пару дней. Пришло время Больших Учений и командование объявило сбор на полигоне «Мертвый Берег», где мы еще ни разу не были. Полигон находился недалеко от Имперского порта, и хотя кораблей не было видно, до нас то и дело долетал рокот их двигателей. В штаб Красных к полковнику Шпагину я прибыл с депешей от Комитета в руках. Полковник — смуглый хадаганец, неожиданно более молодой, чем я думал — прочитав послание лишь улыбнулся, никак не прокомментировав. Но я и так знал, о чем там речь. Если учения пройдут успешно, я стану офицером и смогу после завершения обучения в ИВО самостоятельно собрать свой отряд. А это значит, что моя дорога не разойдется с теми, к кому я уже привык и кого считал своими друзьями. Я лишь надеялся, что и они будут не против продолжить служить Империи вместе со мной. Шпагин, отложив депешу, подошел к выходу из палатки и откинул полог. Внутрь полился яркий дневной свет. Я немного жмурясь после полумрака вышел на улицу, где под красным стягом батальона Красных солдаты уже выстраивались в стройные ряды. Полковник вышел вслед за мной. При его появлении на площадке раздалось громкое «Ровняйсь!» и все замерли по стойке смирно. Лишь только наблюдательница от батальона Синих стояла в расслабленной позе, небрежно скрестив руки. Я встал в строй, чувствуя, как в крови закипает адреналин от предстоящего действа. — Итак, товарищи солдаты! — начал Шпагин и все присутствующие едва ли не перестали дышать, ловя каждое слово полковника. — Начинаются Большие Учения! Именно их результат определяет, кто победил — Красные или Синие. Признаюсь, уже несколько раз подряд мы, Красные, проигрываем. Пришла пора положить этому конец! По рядом тихо прошелестело радостное согласие. — Внимание! Ставлю первую боевую задачу, — Шрамин подошел к доске с картой, где красным крестом было отмечено место в нескольких километрах от штаба. — К югу отсюда расположен участок полигона… вот он на карте… все видят? Ваша задача — пробиться в центр участка… вот сюда… и поднять там флаг Красных! Но не радуйтесь раньше времени. Сотрудники «НекроИнкубатора» расселили там учебных скелетов, так что пробиваться придется с боем. Такую же задачу получат Синие. Надеюсь, вы опередите их, и именно наш флаг будет развеваться над полигоном! С вами будет нейтральный наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. Он собирает данные о ходе Учений. Вышедший вперед Зэм хотя и был определен полковником, как «нейтральный», имел нашивки батальона Красных. Но это ни о чем не говорило. Меня немного волновало присутствие соглядатая, ведь неизвестно, к каким методам нам придется прибегнуть ради выигрыша, и все ли они допустимы. Инструктаж занял довольно продолжительное время, в течение которого мы старались запомнить в подробностях карту местности не только с той стороны, с которой предстояло прорываться нам, но и со стороны Синих. Затем мы определили расстановку сил. Все это вызывало у меня здоровый азарт и я с каждой минутой убеждался, что нахожусь на своем месте. Стояла привычная, изнурительная жара. Над раскаленной степью волнами колыхался воздух. Флагшток, на который нам предстояло водрузить флаг своего батальона, не было видно даже в бинокль. Зато полчище вооруженных топорами скелетов представало во всей красе. По виду они не казались грозными, но их было много и это могло стать серьезной проблемой. Они не были безвольными, и когда мы выдвинулись к своей цели, сразу начали нас атаковать. Я находился во втором эшелоне, и несмотря на защиту орков, которые шли в авангарде и принимали на себя основной удар, мне пришлось активно орудовать мечом. Маги, лучники и лекари замыкали построение и я только видел летящие над моей головой стрелы и заклинания. Воздух сотрясал бодрящий звук барабанов и труб и это помогало не сбиваться ритма. Слаженность наших действий напоминала парад на Большом плацу, и только сейчас я понял, что у того, как солдатам прививали умение маршировать ровными рядами и держать строй, есть вполне практическая цель. Впереди меня шел Лоб с тяжелым щитом. Изредка он оглядывался и весело подмигивал, но противника становилось все больше и вскоре стало не до шуток. Меня периодически окутывала прозрачная золотая дымка, и хотя у меня не было времени обернуться и посмотреть назад, я был уверен, что Матрена где-то совсем рядом, и это, как и шедший впереди Лоб, внушало мне определенную уверенность и чувство защищенности. Где Кузьма, Миша и Лиза я не имел представления, но надеялся, что когда станет совсем жарко, они будут поблизости. По началу батальон двигался достаточно быстро, но чем ближе мы подходили к нужному участку, тем сложнее нам становилось. Скелетам не было конца и края, и вскоре они начали прорываться сквозь наши ряды, внося хаос среди магов и лучников, которые не могли атаковать вблизи, не боясь задеть первый и второй эшелоны. — Куда… Стоять, СТОЯТЬ, я сказал! — завопил Лоб, размахивая топором и щитом как мельница. Нежить отлетала от него во все стороны, но это мало помогало. На половине пути нам и вовсе пришлось остановиться, чтобы защитить свой тыл. Слишком много скелетов прорвалось через оборону. Музыка стихла. Противник нападал уже не только спереди, но и со всех сторон. — Проклятье! Почему их так много?! Я услышал голос Орла, и в следующее мгновение череп скелета, замахнувшегося на меня топором, насквозь пробила стрела. Отбив мечом двух противников, я поискал глазами Лба, которого потерял из виду. Наши ряды быстро распадались. Кучкам солдат, окруженных скелетами, приходилось становиться спина к спине, чтобы защититься. От первоначального порядка не осталось и следа, кругом царила неразбериха. Скелеты, нелепо и неумело орудующие топорами, брали количеством и я уже видел нескольких раненых солдат, над которыми колдовали лекари. Ни о каком искусстве владения мечом речи не шло, я размахивал им во все стороны как заурядной дубинкой, не подпуская к себе толпу скелетов, идущих напролом. — Где остальные? — крикнул я Кузьме и тот сразу понял, о ком речь. — Матрена была рядом со мной, но я потерял ее из виду. Где Лиза и Миша я не знаю… Берегись! Я инстинктивно отклонился в сторону и лезвие просвистело за моей спиной, разодрав плащ. Не глядя махнув мечом, я разрубил скелета надвое, и его кости рухнули мне под ноги. Но вслед за ним сразу наступали другие и у меня почти не оставалось места для маневра. Какой-то бард еще пытался подбодрить солдат стуком в барабан, но его уже никто не слушал. Мы отступали. В какой-то момент моя нога зацепилась за что-то и я едва не упал. Опустив взгляд, я увидел лежащего лицом вверх солдата, глядящего в небо пустыми глазами. Его мундир был распорот и кровь уже пропитала сухую землю вокруг. Он был мертв. Я знал, что смерть в Сарнауте — это еще не конец. Лекари могут залечить даже самые страшные раны, а жрецы вернуть искру обратно в тело, возродив погибшего. Чтобы убить навсегда, нужно нанести необратимые увечья: отрубить голову или сжечь тело дотла. Убитых во время Учений воскресят к жизни… но вид мертвого солдата все равно на мгновение привел меня в замешательство. И этого хватило, чтобы наступающий на меня скелет дотянулся топором до моего плеча. Боли я не почувствовал, отбив атаку. Левой руке стало горячо, но я был слишком занят, чтобы обратить на это внимание. Я даже успел зарубить еще нескольких противников, прежде чем у меня закружилась голова и я едва не упал. — Ник! Лицо Матрены расплывалось. Она попыталась поддержать меня. На помощь ей пришел откуда-то взявшийся Лоб, который схватил меня за шиворот и встряхнул. — А ну стоять, не падать! Еще даже до Лиги не добрались, а ты уже помирать… — Лоб, не надо, — пролепетала Матрена, водя посохом над моим плечом. — Не тряси его. Рана начала быстро затягиваться и зудеть. Голова перестала кружиться, но я еще чувствовал слабость. — Матрена, не дай мне умереть… — прошептал я, глядя на языки огня, от которых скелеты пятились назад. Мысли прояснились и я стал искать глазами Грамотина. Сначала я заметил его ярко сияющий посох, исторгающий потоки адского пламени, а потом увидел и его самого, довольно успешно пролагающего себе путь сквозь армию нежити. — Ты не умрешь, — произнесла Матрена. — Рана не очень глубокая, но ты потерял много крови… — Миша, ты можешь оттеснить их от нас? — перебил я ее и оттолкнул руку Лба, поняв, что снова способен стоять на ногах без посторонней помощи. — Они боятся огня, но их слишком много. Я не смогу сдерживать один такую… — Откуда их столько?! — гаркнул Орел, посылая стрелу в самую гущу мельтешащих костей. — Это Синие… Они не убивают их, а гонят в нашу сторону, чтобы наша атака захлебнулась… Голос Лизы был странно холодным и отстраненным, и когда я обернулся и увидел ее, то понял, что она находится в неком подобии транса. Ее жезл ярко сиял фиолетовым, а глаза, устремленные вдаль, казались стеклянными. — У них в батальоне несколько магов стихий… Но мало лучников и почти нет защиты. Они медленно продвигаются… — Это не имеет значения, потому что мы не продвигаемся вообще! Точнее продвигаемся, только в обратную сторону! — Подлые твари! — сплюнул на землю Лоб и треснул щитом скелета, тут же рассыпавшегося от удара. — Отнюдь, — произнесла Лиза уже нормальным голосом. — Их тактика оказалась гораздо эффективнее нашей. — Мы должны пробиться к флагштоку первыми… — процедил я, яростно сжимая меч. — Миша, мне нужен коридор… — В этом нет смысла, — вмешался Орел. — Синие продвигаются целым батальоном, что ты будешь делать, когда столкнешься с ними лицом к лицу без поддержки? — Я согласен, — кивнул Грамотин. — Даже если я смогу провести нас к флагштоку первыми, нам не справиться с Синими в одиночку! Они раздавят нас количеством. Нужно попытаться собра… — Не успеем. Неважно, сколько нас окажется у флагштока в итоге, ведь главное — это поднять флаг. Тогда мы победим! — А потом нас убьют подоспевшие Синие… — покачал головой Орел. — А вы что, собрались жить вечно? — вздернула бровь Лиза и даже Михаил удивленно посмотрел на нее, забыв поддерживать огонь. Любимая фраза имперских командиров из уст эльфийки произвела сильный эффект. — Я согласна, ради победы можно и рискнуть! — кивнула Матрена. После того, как мою идею неожиданно поддержали обе женщины, мужской части пришлось согласиться, чтобы не уязвить собственное эго. Меньшим количеством пробиваться сквозь неиссякаемый легион противника оказалось даже проще и быстрее, чем когда мы двигались целым батальоном. Высокие огненные стены Грамотина надежно прикрывали наш маленький отряд по бокам. Лоб, выставив впереди огромный щит, танком шел напролом. Тех скелетов, которые умудрялись проскочить к нам вплотную, я рубил мечом, но не раньше, чем Лиза одним взмахом своего жезла вводила их в транс, а некоторых и вовсе обращала в бегство. Орел, решивший экономить стрелы, орудовал коротким кинжалом. Над нашими головами то и дело начинал мерцать золотистый свет — это Матрена тихо шептала какие-то защитные заклинания, и возможно благодаря им нам пока удавалось избегать потерь, даже не смотря на то, что мы находились в самой гуще. Впрочем, вскоре уже порядком побитый Лоб начал замедлять темп, а скелетов стало так много, что они залезали друг на друга и переваливались через защищавшие нас огненные стены. Но все это было неважно… Я уже видел заветный флагшток. Когда мы достигли черты, окольцовывающей широкий участок, куда не могли проникнуть скелеты, изможденный Лоб просто рухнул на землю и над ним сразу склонилась Матрена. Мы добрались! И пусть обратно нам уже не выбраться и нас наверняка убьют Синие, потому что их будет больше, главное, что мы достигли цели! Однако радость моя быстро угасла — у флагштока уже стоял орк с синим флагом в руках и надменно скалился, глядя на нас. Я мог бы с ним справиться… но за его спиной стоял его батальон, а за моей лишь два мага, оставшийся почти без стрел лучник, орк в отключке и безуспешно пытающийся его поднять лекарь. Мы опоздали. И теперь нас точно убьют. Нет, умереть ради победы я не боялся, но быть убитым так ничего и не добившись, все-таки очень обидно. — Поглядите, народ, вот и наша живая легенда явилась, не запылилась, — самодовольно крикнул орк. — Ты же у нас — в огне не горишь, в воде не тонешь, да? Что, неприятно проигрывать? Ха-ха! Мы таких героев по утрам с кашей едим! — Эй, Синие, — вышла вперед Лиза, покачивая бедрами несколько сильнее, чем обычно. Ее плащ был небрежно перекинут через руку и трепещущие крылья сверкали в свете дня. — А может обсудим сложившуюся ситуацию? По рядам Синих прошло заметное волнение. Факт нахождения эльфийки в ИВО не был секретом, однако она все-таки старалась не демонстрировать себя публике так открыто. — Зачем нам с тобой разговаривать? Нас здесь больше. Вы проиграли! Орк с флагом оказался крепче, чем я думал, хотя было видно, что Лиза производит на него сильное впечатление. Она взмахнула крыльями и легко оторвалась от земли, неспешно подлетев к орку почти вплотную. Все завороженно следили за ее невысоким, но плавным, грациозным полетом. Краем уха я услышал, как Грамотин отрывисто и шумно задышал. Еще немного, и он начнет выдыхать огонь без помощи посоха. — Вот именно, вас больше… А нас так мало и мы так устали, — томно произнесла Зизи, с грустью обернувшись. — Поэтому вряд ли у нас есть шанс победить вас в честном бою… Вы ведь не будете атаковать нас неравным количеством? Лиза окинула взглядом Синих, ослепительно улыбаясь. Орк с флагом смотрел на нее остекленевшими глазами, и если бы решение зависело только от него, то победа бы была у нас в кармане. — Не заговаривай нам зубы, лигийская крыса, — вперед вышла орчиха, на которую обаяние эльфийки нисколько не действовало. — Нам незачем с вами драться, мы уже выиграли! — Слабаки! — крикнула Матрена, поднявшись на ноги. Лоб все еще лежал без сознания, но количество его ран заметно уменьшилось. — Что?! — Слабаки! — еще громче повторила она, бесстрашно глядя на Синих. — Вас здесь целый батальон и нет никого, кто мог бы сразиться с кучкой еле стоящих на ногах солдат?! С определением еле стоящих на ногах я не был согласен, но смелость Матрены меня все равно восхитила. — С ним, — орчиха ткнула пальцем в меня, — драться никто не будет, ищи дураков… — Он здесь не один, — быстро вставил Орел. Орчиха перевела взгляд на него и Грамотина. Но тут вперед вышла восставшая Зэм. — Я принимаю вызов, — сказала она скучающим голосом. Мы переглянулись с Кузьмой и Михаилом — драться с женщиной вряд ли кому-нибудь из нас хотелось. — С ней, — Зэм указала металлическим пальцем на Лизу и та немного растерялась от неожиданности. — Со мной? — Боишься? — искусственное лицо восставшей не передавало никаких эмоций, но почему-то мне казалось, что она снисходительно улыбается. Вероятно, так показалось не только мне. Глаза Зизи оскорбленно сверкнули и она, гордо вскинув голову и расправив плечи, произнесла: — Бой один. Сторона той из нас, которая победит, поднимает флаг. Зэм кивнула. Синие сразу отошли подальше, образовав круг, в центре которого остались стоять две женщины — красивая высокая эльфийка и не менее высокая восставшая Зэм, с наполовину мертвым, наполовину металлическим телом. Я, Михаил и Кузьма, напротив, одновременно сделали шаг вперед. Обе наши девушки уже проявили достаточно смелости сегодня, но стоять в стороне в ожидании исходя боя, было как минимум не по-мужски. — Не надо, — подоспевшая Матрена преградила нам дорогу, раскинув руки. — Она сильная, она справится! Дайте ей шанс стать своей хотя бы среди Красных! Довод казался убедительным, но бросать женщину на амбразуру, прячась за ее спиной, было не в моих правилах… Лиза, будто почувствовав возникший за ее спиной спор, резко обернулась и посмотрела на нас сдвинув брови и прямо-таки пригвоздив к месту. — Готова? — спросила Зэм. Лиза кивнула… и ничего не произошло. Они обе не шевелились, пристально глядя друг на друга, и лишь только их жезлы начали испускать яркий фиолетовый свет. Некоторое время я ждал каких-то действий, после чего недоуменно посмотрел на Грамотна, стоявшего с очень напряженным видом. — Что происходит? — Дуэль, — коротко ответил он. — Но они же просто… стоят. — Это магия разума. Они же мистики. Я снова перевел взгляд на двух женщин, между которыми шла невидимая борьба. И это ужасно раздражало! Неизвестность была мучительной, казалось, что ей не будет конца… Солнце пекло голову, ветер не переставал выть ни секунды, все переминались с ноги на ногу и ждали завершения поединка, наблюдать за которым было одновременно скучно и волнительно. Лица Зизи я не видел и вглядывался в ее дрожащие крылья, надеясь по ним определить ее состояние. Внезапно она сделала шаг назад, а восставшая, наоборот, придвинулась вперед. Это вызвало оживление среди Синих, решивших, что Зэм, возможно, одерживает верх. Еще несколько минут ничего не происходило, затем ситуация повторилась — эльфийка отступила, а Зэм снова шагнула вперед. Это окончательно утвердило всех в исходе поединка. Когда эльфика опять попятилась назад, в рядах Синих начал нарастать шум ликования, а мое сердце ухнуло в пятки. Восставшая сделала еще два шага вперед шатающейся походкой и внезапно упала на колени, выронив жезл. Ликование мгновенно утихло. Крылья Зизи поникли, и когда она обернулась, на ее лице играла усталая улыбка. Я не мог поверить глазам. То, о чем я боялся даже подумать, произнес Орел: — Она что, победила? Мы стояли как три истукана, когда Матрена радостно побежала к Лизе и обняла ее. К чести орка из Синих, который держал в руках флаг, он не стал оспаривать наше право на победу. — Ваша взяла, ставьте флаг, — произнес он, отступив. — Нет! — крикнула проигравшая Зэм, поднимаясь на ноги. — Заноза с меня шкуру спустит… — Ну и поделом — сама напросилась! — рявкнул орк и я подумал, что он выпишет ей подзатыльник. Мне даже стало ее немного жаль. Все то время, пока мы поднимали свой флаг, Синие о чем-то перешептывались между собой. У меня появилось нехорошее чувство, что они задумали какую-то пакость, и мне не хотелось уходить от флагштока, на вершине которого гордо реяло красное знамя. — Этот раунд за нами, Синие уже не смогут с этим ничего сделать, — тихо прошептала Матрена, прочитав мои мысли по напряженному лицу. Я думал, что нам снова придется идти через армию скелетов, и с сомнением посмотрел на Лба, который наконец пришел в себя и с трудом поднялся на ноги. Михаил поднял сигнальную ракету, ожидавшую победителя возле флагштока. — А можно я, можно я?! — по-детски захлопал в ладоши избитый Лоб, радостно оскалившись. Грамотин передал ему петарду, и тот, дернув за шнурок, выпустил в небо сноп красных искр. И тут же, как по приказу, толпы скелетов, окружающих территорию у флагштока, рухнули на землю. Это было так неожиданно, что все, в том числе и Синие, вздрогнули и схватились за оружие. Но теперь противник представлял из себя только горы разбросанных костей, без намека на хоть какое-то подобие жизни. Трудно было даже поверить, что еще секунду назад они представляли серьезную угрозу. Мы разошлись с Синими в разные стороны так и не перекинувшись больше не словом. Я все еще был напряжен, и успокоился только когда мы встретились с нашим изрядно поредевшим батальоном — он вышел нам навстречу, и остаток пути до штаба Красных мы преодолели распевая песни и поминая павших союзников. Впрочем, по заверениям нашего командования, павшие уже были воскрешены и очень скоро вернутся в строй. Но продолжать Большие Учения нам придется без них и это сильно всех тревожило, ведь теперь Синие превосходят нас количеством. — Ставлю вторую боевую задачу. Шрамин все так же расхаживал перед нами, сложив руки за спиной, но в этот раз мы не стояли свежие и подтянутые по стойке смирно. Батальон выстроился полукругом, устало опираясь кто на щиты, кто на оружие, кто друг на друга. Некоторые и вовсе сидели на земле и лекари колдовали над ними, пытаясь вернуть энергию в изможденные тела. — Природные духи — элементали — нередко встают на пути нашей армии, но мы умеем с ними бороться. Вы должны это доказать! К востоку отсюда — вот здесь… все видят? — обитают элементали двух видов: каменные и воздушные. Необходимо уничтожить их. И, конечно же, поднять флаг Красных. — А где находится флагшток? Шрамин внимательно осмотрел солдат и размеренно произнес: — Этого никто не знает. Он появится только после того, как один из батальонов пройдет задание. Мы недоуменно начали переглядываться. Похоже, вопросы были у всех. — Я понимаю, что информации мало, — отстраненно произнес независимый наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. — Ваша задача уничтожать элементалей обоих видов до тех пор, пока вы не увидите флагшток, после чего как можно скорее добраться до него и поднять свой флаг. Наступило молчание. — Флагшток появится возле того батальона, который уничтожил больше всего противников? — наконец спросил озадаченный Михаил. — Флагшток может появиться где угодно, — ответил Зэм и в его металлическом голосе проскользнула ирония. — В пределах обозначенной территории, конечно. — Территория находится за магическим барьером, поэтому атаковать издалека не получится, — сказал Шрамин. — Но учтите, как только появится флагшток, эта защита падет. Ровно через час мы стояли на пригорке, а перед нами расстилалось огромное поле. На другой стороне, отчетливо видимые в бинокль, на таком же пригорке стояли Синие, и точно так же рассматривали нас. — Их много, — произнес Лоб. Я перевел взгляд на элементалей, хаотично передвигающихся по всему полю, но не покидающих его пределов. Каменные элементали походили на груду оживших булыжников, и хотя и выглядели внушительно, не казались мне слишком опасными. Воздушные напоминали магических — полупрозрачные, бесплотные — они бы не представляли угрозы, если бы не сверкающие вокруг них электрические разряды. — Интересно, что затевают Синие? Надо быть настороже, — покачал головой Орел и принялся пересчитывать стрелы в своем колчане. — Эй, Ник, нам бы это… ну… план какой… Сказавший это орк из моего батальона выжидательно глядел на меня и я немного растерялся. — Ты же Избранный, твоя группа выиграла первый раунд… — добавил он. Формально главного у нас не было — нам предстояло самим, без руководства, разбираться с поставленной задачей. Но сейчас все не сговариваясь смотрели на меня и ждали какого-то вердикта. Что ж, если я хотел сделать карьеру в армии, то сейчас самое время доказать свою способность самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. — Так… ладно… — произнес я, стараясь не обращать внимания на пристальные взоры и собраться с мыслями. — Идти напролом — ошибочная тактика, первый раунд это доказал. Сделаем так. Все, у кого есть щиты, мечи, топоры… любое оружие ближнего боя, спускаются на поле вместе со мной. Остальные останутся здесь. Элементалей не так уж и много и, я думаю, они не столь опасны… Помните, не они наш главный противник. Сейчас наш противник — там. Я ткнул пальцем в противоположную сторону, где Синие тоже разрабатывали свой план. Все согласно загудели. — Мы рассредоточимся по полю и будем убивать элементалей до тех пор, пока не появится флагшток, — продолжил я. — И что будет, когда он появится? — наморщил лоб Орел. Я помолчал немного, прежде чем ответить. — Когда появится флагшток и окружающий поле барьер падет, те, кто остался здесь, должны бросить все силы на защиту солдата, оказавшегося к цели ближе всего. — То есть все остальные на поле останутся незащищенными? Их наверняка сразу начнут атаковать Синие, — озабоченно произнесла Матрена. — Да. Но в первую очередь они нападут на того, кто будет ближе к флагштоку. — Кхм… — кашлянул Грамотин и поправил очки. — Я не оспариваю твое решение, Ник, но хочу лишь уточнить, осознаешь ли ты все связанные с ним риски? Что если нам не удастся защитить этого солдата? Ведь все остальные, оказавшись без прикрытия на открытом пространстве, с большой долей вероятности погибнут очень быстро. — Я осознаю, — твердо сказал я. — Придется рискнуть. Если мы будем стараться защитить нескольких солдат сразу, то шансы самого ближнего выжить резко упадут. Сыграем ва-банк. Больше никто спорить не стал и, обсудив еще некоторые нюансы, мы двинулись на поле. Спустившись к элементалям, я невольно посмотрел в противоположную сторону. Синие следили за нами, но ничего пока не предпринимали. — Они не собираются спускаться? — спросил стоявший рядом со мной мечник. — Хотят все сделать нашими руками? — Возможно. Но нам это только на пользу — мы будем ближе к флагштоку, когда он появится. Вперед! — Трусы! — прорычал Лоб и первым кинулся с топором на ближайшего элементаля. Мы начали осторожно продвигаться к своим участкам, которые распределили между собой заранее. Поскольку идея была моя, я выбрал для себя сегмент наиболее приближенный к Синим и, стало быть, самый опасный. Какое-то время я и впрямь думал, что мы останемся единственными, кто спустился вниз, однако вскоре небольшая группа Синих двинулась нам навстречу. Я всей кожей чувствовал, как маги и лучники противника следят за мной, и каждую секунду ждал, что барьер падет и в меня полетят десятки стрел и заклинаний. Но чем больше проходило времени, тем меньше я думал об этом. Убивать элементалей было не то чтобы легко — они были громоздки и неповоротливы, но довольно сильны, и напади вдвоем, доставили бы мне много проблем. На мое счастье эти странные магические существа передвигались на приличном расстоянии друг от друга. Я старался краем глаза смотреть на Синих, чтобы вовремя среагировать на атаку, но монотонность действий притупляла внимание, и я периодически замечал за собой, что стою к ним спиной. От своего батальона я уже находился довольно далеко, но не сомневался, что они справятся со своей задачей, когда на поле пропадет защита. Время шло, за моими плечами уже было около десятка больших и безжизненных груд камней, и около шести развеянных в прах воздушных сгустков, один из которых все-таки оставил на моей руке болезненный ожог от электричества. Но наверное этого было слишком мало, потому что флагшток все еще не появился. Синего возле себя я впервые увидел только когда расстояние между нами сократилось чуть ли не на десять метров. С одной стороны меня это сразу взбодрило, с другой — я был раздосадован от того, что не заметил, как близко подпустил к себе соперника. Зэм из другого батальона сразу же дал деру и догонять я его не стал, решив, что отныне буду более собранным. Однако через некоторое время восставший снова очутился со мной рядом, но поняв, что его обнаружили, тут же ретировался. Через пятнадцать минут ситуация повторилась в третий раз и это едва ли не выбило меня из колеи. Больше всего меня раздражало даже не то, что Синий меня откровенно пас, а то, что я не мог понять, как ему удается приближаться незамеченным. В очередной раз увидев краем глаза шевеление позади себя, я не подал виду, продолжая осторожно продвигаться к каменному элементалю. Может быть Зэм что-то заподозрил, потому что подходить он не спешил, а может перед ним не стояло задачи меня атаковать. Я не мог повернуться к нему и рассмотреть все как следует, но что-то во всем этом казалось очень странным. Восставший просто стоял недалеко от меня и спрятаться ему было негде… Сосредоточиться было очень трудно то ли от жары, то ли от усталости. Я, не оборачиваясь на своего соглядатая, отцепил от пояса флягу с водой и сделал глоток, затем немного побрызгал себе на лицо. Неспешно убрал флягу, покрепче сжал меч и закрыл глаза. Взгляд Зэм я отчетливо ощущал спиной, будто в нее вонзились две стрелы. Спереди доносился грохот камней — это двигался элементаль. Я открыл глаза, очертил в воздухе круг своим мечом, разминая запястья, передернул плечами… и рванул к элементалю что есть мочи. Восставший меня не разочаровал, сразу кинувшись следом. Я поразился тому, что он как будто и не пытался прятаться… Как же ему тогда удавалось оставаться незамеченным? Не добежав до элементаля совсем немного, я круто развернулся и бросился в обратную сторону. Не ожидавший этого Зэм не сумел так быстро среагировать и по инерции еще какое-то время бежал мне навстречу. Когда он сообразил, что происходит, и начал улепетывать, я уже был совсем рядом, и сделав рывок, сумел таки повалить его на землю. Однако Зэм оказался не из простых — по глазам ударила фиолетовая вспышка и меня откинуло назад. Но сдаваться я был не намерен. Быстро сгруппировавшись, я снова кинулся к пытающемуся встать на ноги Синему… И в этот момент над полем что-то неуловимо изменилось. У меня будто открылось второе дыхание. В кровь попала ударная доза адреналина, все чувства обострились до предела, движение вокруг замедлилось, и я с удивительной четкостью осознал все, что происходит, как будто смотрел на поле сверху, как на шахматную доску. Флагшток возвышался впереди. Но не я был к нему ближе всего. Хадаганец из моего батальона уже несся к нему со всех ног и я ясно видел, как его окутывает золотая дымка защитных барьеров, как об нее разбивается магия противника, как с обеих сторон на поле летят стрелы: одни — расчищая дорогу бегущему человеку, другие — пытаясь его убить или хотя бы ранить и не дать добежать до своей цели. Я был недалеко и наверное мог бы как-то помочь… но передо мной находился сильный мистик, который сначала успешно наводил на меня морок, долгое время оставаясь вблизи незамеченным, а теперь усилием мысли парализовал мою правую руку, не позволяя на себя напасть. Пока я боролся с самим собой, пытаясь вновь обрести контроль над своим телом, Зэм уже поднялся на ноги и метнулся к бегущему к флагштоку солдату Красных. В отчаянье я отбросил меч — все равно я ничего не мог им сделать — и прыгнул на восставшего, мертвой хваткой вцепившись в его лодыжку той рукой, которой еще мог управлять. Он упал на живот и задергал ногами, пытаясь освободиться. Глаза вновь ослепила фиолетовая вспышка и я приготовился к удару, но этого не произошло. Зэм окружил себя защитой и через мгновение я понял, почему: огненный сгусток, яркий, как маленькое солнце, падал на нас с неба. Я инстинктивно зажмурился, уткнувшись лицом в землю. Мышцы одеревенели в ожидании сильной боли и я даже не осознавал, как сильно сжал пальцы, которыми держал Синего. Боли не было. По крайней мере той, которую я ждал. Вместо этого была упругая волна почти нестерпимого горячего воздуха, которая придавила к земле и выбила из головы почти все мысли. Открыв глаза, я успел заметить золотой отблеск уже растаявшего барьера… Матрена. Я нисколько не сомневался, что это она защитила меня вопреки моему плану. И хотя я был зол от того, что возможно именно этой капли защиты могло не хватить тому солдату из Красных, который оказался ближе всего к флагштоку, я все равно не мог не радоваться, что все еще жив. Но даже ослабленный защитной магией удар был сокрушительным — у меня потемнело в глазах, а в ушах на одной высокой ноте зазвенела сирена. Я начал отключаться. Хватая ртом раскаленный воздух, я еще старался удержаться в сознании, но не сомневался, что теперь мистику Синих не составит труда меня добить. Даже сквозь закрытые веки я видел клонящееся к горизонту солнце — оно больно слепило глаза, но как я не старался отвернуться, у меня ничего не получалось. Лежать на твердой земле было неудобно. Все тело ныло. И только мягко падающий на лицо снег успокаивал, снимал боль и напряжение… Как же все-таки хорошо дома, где суровая зима сменяется холодным летом и никогда не бывает жары. Я начал хватать ртом снег, потому что в горле все пересохло… Вот если бы мне еще удалось повернуть голову так, чтобы фиолетовое солнце не резало глаза… — Эй, Красный, если ты не собираешься умирать, то приходи уже в себя. Сколько можно валяться? Прилагая чудовищные усилия, я разомкнул веки. Восставший с нашивками Синих светил мне в глаза своим жезлом и брызгал в лицо водой из моей же фляги. — Ну наконец-то, очнулся! Я уже думал до завтра тут сидеть будем. Сознание прояснилось и я быстро повернул голову в сторону флагштока. От резкого движения в глазах снова потемнело, но мне удалось сфокусировать взгляд на поднятом флаге. Красный. — Ты снова нас перехитрил, — произнес Зэм, проследив за моим взглядом. Я недоуменно посмотрел на него. — Мне нужно было следить за вами обоими и в случае чего не дать поднять флаг. Но ты все время оказываешься в эпицентре событий и я решил на всякий случай держаться поближе к тебе. Вот идиот… мы могли выиграть. — Как ты сумел подойти ко мне так близко? — Гипноз. Но у тебя высокая сопротивляемость, ты вообще не должен был меня увидеть. — Понятно. Спасибо, что не убил, когда я отключился. — В этом не было практического смысла. К тому моменту уже стало ясно, что я не успею помешать другому вашему солдату и мы проиграем этот раунд. Я не склонен к эмоциональным поступкам. Хотя… это досадно. — Почему ты меня не бросил? — Потому что ты вцепился в меня как клещ и я не могу разжать твои пальцы. Похоже на судорогу, — сказал Зэм и только сейчас я обнаружил, что все еще держу его за лодыжку. — Отрубить тебе руку было моим планом «Б». Зародившаяся было симпатия к восставшему тут же исчезла. Я отдернул руку, будто его нога раскалилась за секунду. — Лекари бы быстро прирастили тебе ее обратно, — усмехнулся Синий и встал на ноги — на левой лодыжке остались вмятины от моих пальцев. С какой же силой я их сжимал, что сумел прогнуть сверхпрочный металл? Он протянул мне руку, чтобы помочь подняться, но я ее проигнорировал. — Если нам когда-нибудь доведется воевать с тобой бок о бок, — серьезно сказал Зэм, — я без страха подставлю тебе спину. Я не мог ответить ему тем же, но он и не ждал моего ответа, развернувшись и спокойно направившись в сторону своего батальона. Элементали, в отличие от скелетов, не собирались падать замертво после того, как раунд завершился нашей победой. Но их было не так много и обратный путь я преодолел не вступая в бой. Вниманием Красных целиком завладел поднявший флаг хадаганец, и на меня никто не обращал внимания, кроме моей группы, которая ждала у края поля, не принимая участия во всеобщем ликовании. Лоб уже тоже был здесь и я отметил, что он не слишком пострадал, во всяком случае не больше, чем в первом раунде. Матрена изо всех сил старалась не встретиться со мной взглядом. Я конечно был благодарен ей за спасение, но она должна научиться четко следовать приказам, даже если они ей не нравятся. — Прости, Никита, — тихо сказала она, не выдержав моего укоризненного молчания. Я покачал головой и, ничего не ответив, устало поплелся к штабу вслед за радостно шумевшим батальоном, несшим на руках вырвавшего победу солдата. Во время третьего инструктажа я валялся мешком на импровизированном лежаке. Жрец Триединой Церкви размахивал надо мной лампадкой, и хотя от одуряющих благовоний у меня першило в горле, я все равно чувствовал, как тело наполняет энергия. Времени между раундами было очень мало, поэтому приходилось одновременно залечивать раны, перекусывать, приводить в порядок оружие и экипировку и слушать условия нового задания. На улице быстро темнело. Я и не заметил, как этот длинный день подошел к концу. Жара спала, подул прохладный ветерок и я надеялся, что это поможет мне выдержать последний на сегодня раунд и дожить до завтрашнего дня. — Северный участок — экспериментальный. Здесь выслуживаются сотрудники «НекроИнкубатора»… предлагают для Учений свои новые разработки. Например, боевых зомби, которых создают для проведения сложных операций, связанных с неминуемой гибелью их исполнителей. Одним словом, зомби-самоубийцы, если так можно выразиться. Серьезный враг! — Шрамин поморщился от неприятных воспоминаний. — По счастью, вы с ними не встретитесь, что-то там не заладилось у некромантов… — Кого же они приготовили для нас? — мрачно спросил я. — Прямо перед началом Учений некроманты решили опробовать совершенно новую разработку: животное-зомби. Я сам его даже не видел и, честно говоря, не горю желанием. А вот вам придется с ним сразиться — именно этот монстр охраняет флагшток. Но это не все. На выполнение задачи отводится десять минут. Да-да, скорость бывает не менее важна, чем сам факт выполнения поставленной задачи. Успокаивало одно — флагшток было видно. На этом плюсы заканчивались. И мы, и Синие пребывали в некотором замешательстве, стоя на территории, похожей на арену, вокруг которой горели огни. Уже знакомый мне некроносорог сидел на длинной цепи и вертел металлической головой во все стороны. — Попробуем его спалить? — с сомнением в голосе произнес маг из Синих. — Сопоставив некоторые факторы, я считаю, что ожидаемого результата это не принесет, — ответил ему Грамотин. — Давай коротко, Миша, старт через две минуты, — сказал я. — Его панцирь мало восприимчив к магии, не говоря уже металлических частях. Тоже самое касается и стрел — ими его не убить. — И что тогда нам с ним делать? — округлил глаза Орел, донельзя возмущенный тем, что кого-то нельзя убить стрелами. — Отрубить ему голову, полагаю, — просто ответил Михаил. Прозвучала сигнальная сирена и отсчет времени начался. В эту же секунду в носорога полетел град стрел и заклинаний. Трудно было сказать, причинили ли они ему какой-нибудь реальный вред, зато вид придали гораздо более устрашающий: большое обезумевшее животное, утыканное горящими стрелами, рвануло прямо на нас. Солдаты бросились врассыпную. После пяти минут бессмысленной беготни, в ходе которой несколько человек получили ожоги и обморожения, один орк «словил» плечом чью-то стрелу, а двое Зэм получили механические повреждения, несовместимые с дальнейшим функционированием, некроносорог по-прежнему активно нападал на всех, кто пытался к нему приблизиться, и даже не думал падать замертво. Время поджимало и разрабатывать тактику приходилось прямо на ходу. Кое-как оба батальона сумели сгруппироваться: большая часть солдат, стоя на расстоянии, старалась отвлечь внимание на себя, оставшаяся — с мечами и топорами — осторожно заходила с тыла. Я, разумеется, находился в числе вторых. Однако то ли нам не хватало слаженности, то ли животное обладало чутким слухом, но наш маневр не удался. Мы не сумели приблизиться и на десяток метров, как животное развернулось и побежало на нас. Все сразу начали быстро отступать… я же остался стоять на месте, стараясь не шевелиться. «Ты ведь слеп, ты не видишь нас, ты только слышишь наши шаги…». Я был прав. Некроносорог за время, прошедшее с момента нашего «знакомства» в «НекроИнкубаторе», зрением так и не обзавелся. Он тяжело пробежал мимо меня, пока сдерживающая его цепь не натянулась до предела, затем направился в обратную сторону. Я сжал вспотевшими руками меч так крепко, как только мог. Некроносорог был рядом, но я боялся пошевелиться, чтобы не обнаружить себя. Сейчас бы мне очень пригодился какой-нибудь сторонний шум, но все на поле замерли истуканами, глядя на разворачивающееся зрелище, и наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь самим животным. Я сделал маленький шаг вперед и носорог сразу отреагировал, повернувшись в мою сторону. Затем нерешительно направился прямо ко мне. Когда он подошел почти вплотную, я забыл даже дышать, замерев в нелепой позе, с поднятым мечом. Животное вытянуло голову, будто прислушиваясь, и мне пришлось немного отклониться назад, чтобы оно меня не задело. Пот струился по лицу, а спину свело судорогой. Сейчас или никогда… И тут чья-то стрела вонзилась в бок носорога. Он дернулся, наконец отвернувшись от меня и так удобно подставив шею. Я сомневался, что сумею отрубить ему голову, и надеялся хотя бы нанести как можно более серьезное повреждение, что значительно бы облегчило дальнейшую схватку. Но мой меч — великолепный подарок Яскера — меня не подвел, войдя в толстый панцирь, как в масло. Обезглавленный носорог рухнул на землю, взметнув пыль и лязгнув штифтами. Я не знал, уложились ли мы в отведенные десять минут, но когда направился к флагштоку, у подножья которого лежало два флага, меня никто не остановил. Победу Красных в третьем раунде провозгласил я, на этот раз лично подняв флаг своего батальона над сухой хадаганской степью. И хотя руки мои все еще немного дрожали, внутри плескалось непередаваемое счастье. Это был один самых лучших дней в моей жизни. Продолжение следует... Просмотреть полную запись
  5. Нормальные, взрослые люди, читающие статьи не для того, чтобы похейтить, а для того, чтобы развлечься или получить новую информацию, поняли, в каком контексте было употреблено слово "азиаты". Личные проблемы и комплексы читателя не являются виной автора.
  6. Насколько я знаю, автор собирается писать пока игра существует.
  7. Предлагаю разработчикам в конце описания каждого патча постить картинку красивой эльфийки
  8. жизнь серверов

    Теперь 80% редакции - это НБ.
  9. в центре внимания

    Мувимейкеры тоже неплохи
  10. Ожившие Легенды Как изменялись позиции рейтинга в течение месяца на сервере Ожившие Легенды Из месяца в месяц гильдия СВОИ занимает верхнюю строчку рейтинга – что же, бывший БСЛ по прежнему показывает класс, хоть и нет Стикола. И это несмотря на все раздувания щек со стороны Империи, которая пытается из раза в раз напомнить, что вот Призрачный Легион был лучше и сильнее. В остальном, продолжает расстраивать Камелот, судя по динамике, каждая новая неделя отдаляет гильдию от первых трех призовых мест, с другой стороны, если поразмыслить, стабильно занимать среднюю позицию и не вылетать из ТОП 10 – тоже признак стабильности. Жаль, что сезон не начался так интересно, как мог бы, нет интересных боев, свежих скандалов, грязных предательств. Пришествие всеми ожидаемого Аластара так и не случилось, хотя тот зуб давал, что их будут объединять с нашим сервером, так что еще можно пожить спокойно в преддверии жаркой зимы, когда жизнь на сервере вновь оживет и будет много нового материала! Лига Империя Наследие Богов В начале было слово! Точнее, долгожданная воля разработчиков объединить сервера. Как все Вы знаете, разработчики сначала запустили опрос для участников серверов «Сумерки Богов», «Владики Астрала» и «Возрождения». Понятное дело, данного объединения игроки ждали чуть более чем 2 года. Вопрос о том, какой будет результат опроса даже не стоял. Всем было и так понятно, что так дальше нельзя. Не знаю, как на других серверах, но на Сумерках Богов до объединения людей было очень и очень мало! Гильдии первых строчек, как правило, выпускали по 2-3 группы на чемпионский доминион, онлайн в воскресенье перед доминионом у топовых гильдий был не более 40 человек. В донатных акциях никто не участвовал, межсерверные торговцы открывали во время акций твинками по 50 ларцов и занимали все призовые места для получения крошки. Цена же кристаллической крошки упала до показателя 8 крошек за 1 кристалл, хотя бывало и меньше. Лично мне удалось купить около 10 000 крошки по цене 10 крошек за 1 кристалл. В целом оно и верно – постоянный отток игроков, без какого-либо пополнения рядов, приводит именно к такой ситуации. Да и само объединение – это лишь отсрочка неизбежного, но все же. Для общего понимания описанного ниже стоит указать следующие факторы: Владыки Астрала в целом более пвп-развитый сервер, чем Сумерки Богов и Возрождение, вместе взятые и умноженные на двое. Да и на самом сервере Владыки Астрала не все так гладко, как казалось. Доминирующую позицию занимает гильдия Иностранный Легион, второе место, как правило, также занимает имперская гильдия, за третье место воюют Золотая Орда и Аксиос (которые откололись от ЗО в результате внутреннего конфликта). Стоит ещё знать, что основой Иностранного легиона являются консты, которые в свое время ушли с сервера Сумерки Богов из гильдии Массаракш, и у людей осталось множество продоначенных кукол, на которые достаточно только усадить нужного оператора. В это же время за лигу на Сумерках Богов найти или купить куклу, которая бы отвечала требованиям времени (минимум 11-е в атаке 10-е в защиту и фулл донат без временных плюшек) практически нереально. На Возрождении ситуация в десятки раз хуже, чем на Сумерках богов, единственной более-менее «сильной» гильдией является Экспансия. Из которой в свое время произошел сильный отток игроков на сервер Сердце Войны. А также отколовшийся от нее рейд Бесславных ублюдков, под предводительством АлёныИгоревны. Других гильдий, которые могли бы сами по себе представлять собой силу, банально нет! Как следствие, по мнению всех, гильдия Иностранный Легион будет наиболее сильной на сервере, которой ни одна из остальных гильдий ничего противопоставить не сможет. Все, кто хоть как-то хотел играть на топовом уровне, понимали, что если не объединить усилия, то ничего хорошего из такой игры не выйдет. Кроме, пожалуй, гильдии смерш. Ходили слухи, что они будут поднимать из других проектов своих бывших игроков. Первыми на переговоры вышла Золотая Орда, которая предлагала объединиться на ее основе Evil-у и Аксиосу, а также интересовалась возможностью включить в себя также Экспансию. Фактические результаты после объединения таковы: Иностранный Легион в полном составе переходит в законсервированную до этого времени гильдию Массаракш, которая больше по уровню, чем Иностранный Легион. Рейд АлёныИгоревны практически полным составом переходит в гильдию смерш. К гильдии Золотая орда присоединяется одна конста из гильдии смерш. На основе гильдии Evil объединяются гильдии Аксиос, Evil и Экспансия. Первые ставки РЧД и позиции Гильдий выглядят следующим образом. Ставки довольно очевидные. Но сам процесс ставок был захватывающим. А именно – последние несколько минут, гильдия смерш ставит на Повелителей времени, затем гильдия Evil делает атакующею ставку на гильдию смерш. Но в это время гильдия Золотая Орда освобождает ставку гильдии смерш, перебив ее своей ставкой. Гильдия смерш тут же ставит перекрестную ставку на гильдию Evil. Результатом данного противостояния в среду становится то, что гильдия смерш ожидаемо пошла защищаться первым рейдом, а гильдия Evil первым же рейдом атаковать. Впрочем, все остались при своем. Гильдия Evil не смогла пройти защиту гильдии смерш на второй точке. И второй рейд гильдии Evil уверенно остановил второй рейд гильдии смерш на первой точке. В среду стараниями одного из приближенных к гильдии Золотая Орда на сервер «выпускают кракена» – точнее, открывают доступ к рыжим секторам на месяц раньше, чем это было бы возможно честным способом. Стоит упомянуть что этот «приближенный» весьма успешный малый, и в прошлом также нашел способ получения 6-го (максимального на то время) уровня премиума без каких бы то ни было вложений в игру, отделу тестирования однозначно стоит присмотреться к такому таланту. Администрация действует на этот раз молниеносно. И к вечеру множество игроков получают баны до воскресенья. Впоследствии выявляется, что еще и штрафные санкции ко всем применили, а именно – изъяли весь материал для создания вещей независимо от его количества. Т.е. фактически некоторые люди были лишены материала, который копили очень длительное время, и их отбросило на неделю назад. Новая неделя противостояния несет собой следующие результаты. Рандом в подборе противников воскресного доминиона все так же суров и беспощаден. Как всегда, практически все топовые гильдии делают фармо-ставки. Ну кроме, пожалуй, гильдии Evil, которая ставит на смерш, после того, как гильдия смерш выставила свою ставку. Результат противостояния Evil/смерш на этой неделе просто разгромный, Evil прошел всю защиту смерша за 36 минут. Фактически данный бой можно назвать катком, потому как у гильдии Evil более чем двукратное преимущество по убийствам. Комментарий одного из офицеров ги Evil немного проясняет ситуацию относительно первого и второго боя. В субботу 29-го июля силами добровольцев опять «выпускают кракена» – точнее, доступ к рыжим секторам опять появился, но уже в интерфейсе сражений. Любой желающий может посетить данные сектора и получить экипировку, которую честно открывали бы еще месяц. Силами других добровольцев к вечеру саппорт принудительно закрывает доступ к рыжим секторам. В понедельник администрация опять щедро раздает баны. Ставки же в этот раз никакие. То ли забыли про них, что довольно невероятно, то ли не рискнули ставить первыми, чтобы не словить на себя атаку. После установки хотфикса 8.0.02.27.7 [02.08.17] в среду, пресловутый «кракен», а именно сектора 23-24 опять дружно порадовали население сервера Наследие Богов. Во второй раз. Через час, правда, разработчики убрали данную ошибку, но все же баг, который проскакивает с таким постоянством, немного напрягает. Всех, кто хоть на долю секунды побывал в 23-24 секторах, банят. Не очень быстро, но банят всех, и опять-таки изымают материал, независимо от того, получал ты его честно или нет. Примечательно то, что никаких официальных заявлений от разработчиков на видном месте нет. И как рядовому обывателю узнавать, что есть баг, а что нет, немного непонятно. Но скорее, всего верно то, что уже при легитимном открытии игроки будут на всякий случай испрашивать разрешения перед каждым полетом. Так и живем на объединённом сервере Наследие Богов. Наследие Богов, Империя Что же касается Империи на сервере «Наследие Богов» – первые две недели были довольно интересными в плане распределения игроков по гильдиям. Вендетта в первый же день переходит полным, играющим на тот момент, составом в Массаракш. Независимые решают повысить планку и вступают в гильдию Wi.Sp в составе более топовых и продоначенных игроков, которые также «дожили» до заветного обновления, не уйдя в слак. При этом из Wi.Sp за первые 2 недели было прогнано более трех десятков кукол – дублёры-перерождения, долго не заходившие и т.д. для освобождения мест как под новых членов клана, так и для давно не играющих, но решивших вернуться. «Советы» поглощает активный состав Эквилибриума, а в придачу – частично игроков из более «мелких» гильдий всех трех объединенных серверов. Shadow Guardians, по слухам, возвращает часть «старичков», но основной массой играющего состава стает «сборная солянка» в результате активной агитации в мир-чат, переходов игроков-одиночек в состав S.G. и т.д. При этом гильдия уверенно держит позицию топ-10 гильдий доминиона, тогда как те же Советы ведут себя довольно непредсказуемо, перемещаясь вверх-вниз по турнирной таблице. Результаты первой недели боев дали понять, что как винегрет ни размешивай, а сыгранности многим не хватает, особенно в реалиях таковых, что теперь средний донат персонажа поднялся на пару планок вверх – Сумерки Богов и Владыки Астрала имели хороший запас не играющих, но и не удаленных навсегда персонажей. Преимущество по результатам явно было за Лигой – Золотая Орда, смерш, Evil неизменно стали занимать самые высокие позиции, перемещаясь лишь скорее в силу отсутствия тех или иных игроков (лето же, отпуска и т.д). Империя в то же время давала отпор игроками из Массаракша и Wi.Sp. Но вот наступила вторая, а за ней и третья неделя после объединения. И уверенность гильдии Wi.Sp пошатнулась уходом трех конст, две из которых выступали на Чемпионском Доминионе и тем самым удерживали позицию гильдии в топ-10. Чрезмерное количество игроков, разношёрстность, отсутствие организации и слаженности во время сборов... Кто знает, что именно не устроило народ. Но результат пока таков: Массаракш пополнился еще больше в своих рядах вкачанными и сильными персонажами. В это же время вернувшиеся после слака игроки Вендетты при попытке попасть в Массаракш к своим констам и друзьям получали «от ворот поворот». Лишние кадры (а тем более не дотягивающие до «уровня», хотя, как пример: 10/11 руны и фулл донат – чем не уровень-то?) – удел более мелких гильдий. Текущая ситуация по доминиону действительно находится в подвешенном состоянии – из-за «кракена» было не ясно, как же много кадров было потеряно банами (временными?) в обоих фракциях и самое главное: как надолго это все? Ответ подоспел очень быстро от Михаила Фурзикова в ветке сервера «Наследие Богов», ака Velranni: Пока утихнет ситуация с преждевременным открытием 23-24 секторов, сервер эту неделю отдыхает, присматривается друг к другу, ждет возвращения тех, кто попал в бан, и активно флудит на Форуме. . Просмотреть полную запись
  11. Ожившие Легенды Как изменялись позиции рейтинга в течение месяца на сервере Ожившие Легенды Из месяца в месяц гильдия СВОИ занимает верхнюю строчку рейтинга – что же, бывший БСЛ по прежнему показывает класс, хоть и нет Стикола. И это несмотря на все раздувания щек со стороны Империи, которая пытается из раза в раз напомнить, что вот Призрачный Легион был лучше и сильнее. В остальном, продолжает расстраивать Камелот, судя по динамике, каждая новая неделя отдаляет гильдию от первых трех призовых мест, с другой стороны, если поразмыслить, стабильно занимать среднюю позицию и не вылетать из ТОП 10 – тоже признак стабильности. Жаль, что сезон не начался так интересно, как мог бы, нет интересных боев, свежих скандалов, грязных предательств. Пришествие всеми ожидаемого Аластара так и не случилось, хотя тот зуб давал, что их будут объединять с нашим сервером, так что еще можно пожить спокойно в преддверии жаркой зимы, когда жизнь на сервере вновь оживет и будет много нового материала! Лига Империя Наследие Богов В начале было слово! Точнее, долгожданная воля разработчиков объединить сервера. Как все Вы знаете, разработчики сначала запустили опрос для участников серверов «Сумерки Богов», «Владики Астрала» и «Возрождения». Понятное дело, данного объединения игроки ждали чуть более чем 2 года. Вопрос о том, какой будет результат опроса даже не стоял. Всем было и так понятно, что так дальше нельзя. Не знаю, как на других серверах, но на Сумерках Богов до объединения людей было очень и очень мало! Гильдии первых строчек, как правило, выпускали по 2-3 группы на чемпионский доминион, онлайн в воскресенье перед доминионом у топовых гильдий был не более 40 человек. В донатных акциях никто не участвовал, межсерверные торговцы открывали во время акций твинками по 50 ларцов и занимали все призовые места для получения крошки. Цена же кристаллической крошки упала до показателя 8 крошек за 1 кристалл, хотя бывало и меньше. Лично мне удалось купить около 10 000 крошки по цене 10 крошек за 1 кристалл. В целом оно и верно – постоянный отток игроков, без какого-либо пополнения рядов, приводит именно к такой ситуации. Да и само объединение – это лишь отсрочка неизбежного, но все же. Для общего понимания описанного ниже стоит указать следующие факторы: Владыки Астрала в целом более пвп-развитый сервер, чем Сумерки Богов и Возрождение, вместе взятые и умноженные на двое. Да и на самом сервере Владыки Астрала не все так гладко, как казалось. Доминирующую позицию занимает гильдия Иностранный Легион, второе место, как правило, также занимает имперская гильдия, за третье место воюют Золотая Орда и Аксиос (которые откололись от ЗО в результате внутреннего конфликта). Стоит ещё знать, что основой Иностранного легиона являются консты, которые в свое время ушли с сервера Сумерки Богов из гильдии Массаракш, и у людей осталось множество продоначенных кукол, на которые достаточно только усадить нужного оператора. В это же время за лигу на Сумерках Богов найти или купить куклу, которая бы отвечала требованиям времени (минимум 11-е в атаке 10-е в защиту и фулл донат без временных плюшек) практически нереально. На Возрождении ситуация в десятки раз хуже, чем на Сумерках богов, единственной более-менее «сильной» гильдией является Экспансия. Из которой в свое время произошел сильный отток игроков на сервер Сердце Войны. А также отколовшийся от нее рейд Бесславных ублюдков, под предводительством АлёныИгоревны. Других гильдий, которые могли бы сами по себе представлять собой силу, банально нет! Как следствие, по мнению всех, гильдия Иностранный Легион будет наиболее сильной на сервере, которой ни одна из остальных гильдий ничего противопоставить не сможет. Все, кто хоть как-то хотел играть на топовом уровне, понимали, что если не объединить усилия, то ничего хорошего из такой игры не выйдет. Кроме, пожалуй, гильдии смерш. Ходили слухи, что они будут поднимать из других проектов своих бывших игроков. Первыми на переговоры вышла Золотая Орда, которая предлагала объединиться на ее основе Evil-у и Аксиосу, а также интересовалась возможностью включить в себя также Экспансию. Фактические результаты после объединения таковы: Иностранный Легион в полном составе переходит в законсервированную до этого времени гильдию Массаракш, которая больше по уровню, чем Иностранный Легион. Рейд АлёныИгоревны практически полным составом переходит в гильдию смерш. К гильдии Золотая орда присоединяется одна конста из гильдии смерш. На основе гильдии Evil объединяются гильдии Аксиос, Evil и Экспансия. Первые ставки РЧД и позиции Гильдий выглядят следующим образом. Ставки довольно очевидные. Но сам процесс ставок был захватывающим. А именно – последние несколько минут, гильдия смерш ставит на Повелителей времени, затем гильдия Evil делает атакующею ставку на гильдию смерш. Но в это время гильдия Золотая Орда освобождает ставку гильдии смерш, перебив ее своей ставкой. Гильдия смерш тут же ставит перекрестную ставку на гильдию Evil. Результатом данного противостояния в среду становится то, что гильдия смерш ожидаемо пошла защищаться первым рейдом, а гильдия Evil первым же рейдом атаковать. Впрочем, все остались при своем. Гильдия Evil не смогла пройти защиту гильдии смерш на второй точке. И второй рейд гильдии Evil уверенно остановил второй рейд гильдии смерш на первой точке. В среду стараниями одного из приближенных к гильдии Золотая Орда на сервер «выпускают кракена» – точнее, открывают доступ к рыжим секторам на месяц раньше, чем это было бы возможно честным способом. Стоит упомянуть что этот «приближенный» весьма успешный малый, и в прошлом также нашел способ получения 6-го (максимального на то время) уровня премиума без каких бы то ни было вложений в игру, отделу тестирования однозначно стоит присмотреться к такому таланту. Администрация действует на этот раз молниеносно. И к вечеру множество игроков получают баны до воскресенья. Впоследствии выявляется, что еще и штрафные санкции ко всем применили, а именно – изъяли весь материал для создания вещей независимо от его количества. Т.е. фактически некоторые люди были лишены материала, который копили очень длительное время, и их отбросило на неделю назад. Новая неделя противостояния несет собой следующие результаты. Рандом в подборе противников воскресного доминиона все так же суров и беспощаден. Как всегда, практически все топовые гильдии делают фармо-ставки. Ну кроме, пожалуй, гильдии Evil, которая ставит на смерш, после того, как гильдия смерш выставила свою ставку. Результат противостояния Evil/смерш на этой неделе просто разгромный, Evil прошел всю защиту смерша за 36 минут. Фактически данный бой можно назвать катком, потому как у гильдии Evil более чем двукратное преимущество по убийствам. Комментарий одного из офицеров ги Evil немного проясняет ситуацию относительно первого и второго боя. В субботу 29-го июля силами добровольцев опять «выпускают кракена» – точнее, доступ к рыжим секторам опять появился, но уже в интерфейсе сражений. Любой желающий может посетить данные сектора и получить экипировку, которую честно открывали бы еще месяц. Силами других добровольцев к вечеру саппорт принудительно закрывает доступ к рыжим секторам. В понедельник администрация опять щедро раздает баны. Ставки же в этот раз никакие. То ли забыли про них, что довольно невероятно, то ли не рискнули ставить первыми, чтобы не словить на себя атаку. После установки хотфикса 8.0.02.27.7 [02.08.17] в среду, пресловутый «кракен», а именно сектора 23-24 опять дружно порадовали население сервера Наследие Богов. Во второй раз. Через час, правда, разработчики убрали данную ошибку, но все же баг, который проскакивает с таким постоянством, немного напрягает. Всех, кто хоть на долю секунды побывал в 23-24 секторах, банят. Не очень быстро, но банят всех, и опять-таки изымают материал, независимо от того, получал ты его честно или нет. Примечательно то, что никаких официальных заявлений от разработчиков на видном месте нет. И как рядовому обывателю узнавать, что есть баг, а что нет, немного непонятно. Но скорее, всего верно то, что уже при легитимном открытии игроки будут на всякий случай испрашивать разрешения перед каждым полетом. Так и живем на объединённом сервере Наследие Богов. Наследие Богов, Империя Что же касается Империи на сервере «Наследие Богов» – первые две недели были довольно интересными в плане распределения игроков по гильдиям. Вендетта в первый же день переходит полным, играющим на тот момент, составом в Массаракш. Независимые решают повысить планку и вступают в гильдию Wi.Sp в составе более топовых и продоначенных игроков, которые также «дожили» до заветного обновления, не уйдя в слак. При этом из Wi.Sp за первые 2 недели было прогнано более трех десятков кукол – дублёры-перерождения, долго не заходившие и т.д. для освобождения мест как под новых членов клана, так и для давно не играющих, но решивших вернуться. «Советы» поглощает активный состав Эквилибриума, а в придачу – частично игроков из более «мелких» гильдий всех трех объединенных серверов. Shadow Guardians, по слухам, возвращает часть «старичков», но основной массой играющего состава стает «сборная солянка» в результате активной агитации в мир-чат, переходов игроков-одиночек в состав S.G. и т.д. При этом гильдия уверенно держит позицию топ-10 гильдий доминиона, тогда как те же Советы ведут себя довольно непредсказуемо, перемещаясь вверх-вниз по турнирной таблице. Результаты первой недели боев дали понять, что как винегрет ни размешивай, а сыгранности многим не хватает, особенно в реалиях таковых, что теперь средний донат персонажа поднялся на пару планок вверх – Сумерки Богов и Владыки Астрала имели хороший запас не играющих, но и не удаленных навсегда персонажей. Преимущество по результатам явно было за Лигой – Золотая Орда, смерш, Evil неизменно стали занимать самые высокие позиции, перемещаясь лишь скорее в силу отсутствия тех или иных игроков (лето же, отпуска и т.д). Империя в то же время давала отпор игроками из Массаракша и Wi.Sp. Но вот наступила вторая, а за ней и третья неделя после объединения. И уверенность гильдии Wi.Sp пошатнулась уходом трех конст, две из которых выступали на Чемпионском Доминионе и тем самым удерживали позицию гильдии в топ-10. Чрезмерное количество игроков, разношёрстность, отсутствие организации и слаженности во время сборов... Кто знает, что именно не устроило народ. Но результат пока таков: Массаракш пополнился еще больше в своих рядах вкачанными и сильными персонажами. В это же время вернувшиеся после слака игроки Вендетты при попытке попасть в Массаракш к своим констам и друзьям получали «от ворот поворот». Лишние кадры (а тем более не дотягивающие до «уровня», хотя, как пример: 10/11 руны и фулл донат – чем не уровень-то?) – удел более мелких гильдий. Текущая ситуация по доминиону действительно находится в подвешенном состоянии – из-за «кракена» было не ясно, как же много кадров было потеряно банами (временными?) в обоих фракциях и самое главное: как надолго это все? Ответ подоспел очень быстро от Михаила Фурзикова в ветке сервера «Наследие Богов», ака Velranni: Пока утихнет ситуация с преждевременным открытием 23-24 секторов, сервер эту неделю отдыхает, присматривается друг к другу, ждет возвращения тех, кто попал в бан, и активно флудит на Форуме. .
  12. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор пожелал остаться неизвестным Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17. «Термитка» Возле памятника защитникам Хадагана было все так же тихо и безмятежно. Территорию вокруг явно кто-то прибирал — она была очень ухоженной, но никаких смотрителей рядом я так и не увидел. Старик не без азарта охотился на каких-то мелких степных грызунов, старательно разгребая когтями земляные норки, и периодически подходил ко мне, чтобы ткнуться носом в мое плечо и напомнить о себе. Где-то на задворках сознания копошились мысли о том, что мое выступление в «НекроИнкубаторе» еще больно мне аукнется, и что уже начало смеркаться и надо бы поскорее возвращаться в казармы, чтобы меня вдобавок ко всему не обвинили в дезертирстве. Но здесь, у подножия гигантского мемориала, все это казалось неважным, и я, не вполне отдавая отчет своим действиям, продолжал старательно полировать меч до зеркального блеска, как будто от этого зависела моя жизнь. Шаги за спиной я услышал, но не потрудился обернуться и посмотреть, кто явился по мою душу. — Покурить хочешь? — раздалось над моим ухом. — Нет. — Зря. Орел достал свою трубку и уселся рядом. Не спеша закурил. Я продолжал молча полировать меч. Мы сидели так несколько минут, прежде чем он произнес: — Ну, рассказывай. — Что? — Что считаешь нужным. — Значит, ничего. — Брось, Ник. На твое лицо будто орк наступил. А Лиза говорит, что от тебя по всей округе негатив, от которого у нее кожа стареет и цвет лица портится. Я обернулся, ожидая увидеть остальных, но Кузьма был один. — Они вернулись в казармы, темнеет уже, — ответил он на незаданный вопрос. — Нам и так будет трудно объяснить, где мы шатались целый день. — Значит, вы еще не в курсе… — А должны? Мы были в «НекроИнкубаторе», но там ребята, похоже, не особо разговорчивые. Только сказали, что ты выполнил поручение и давно уехал, но в казармы ты так и не вернулся, и мы пошли тебя искать. — Как нашли? — Так говорю же, Лиза нашла. Понятия не имею, как она это делает. — Наверное, я тоже громко думаю. Мы снова замолчали. Я продолжал полировать клинок, а Орел все также курил, думая о чем-то своем. — Значит, не расскажешь, — в конце концов сказал он и, выпустив последнее облачко дыма, вытряхнул из трубки пепел. — Тогда давай возвращаться. Ты, может, и избранный, но от взыскания тебя это не спасет. А меня тем более. Я убрал меч и поднялся на ноги. Сразу среагировавший Старик с готовностью подошел ко мне, подставляя спину, но мне не хотелось ехать верхом, я взял его за поводья и неспешно побрел к дороге. — Мы были на окраине Игша, — сказал Кузьма, просто чтобы нарушить молчание. — Там растут кораллы, представляешь?! Прямо на краю пустыни… Причуда природы. — Здесь рядом Мертвое море. — Угу. Надо как-нибудь совершить экскурсию по его дну. Если верить легендам, там всегда много сокровищ. — Вряд ли они валяются прямо под ногами. А до пещеры Одиона вы добрались? — Да, — кивнул Орел, обрадованный, что я отвлекся от своих мыслей и проявил интерес. — Мы нашли там саркофаг Зэм. — Хм… странно. Пустой? — Нет, там мумия внутри! И крышка приоткрыта. Я остановился. Старик покорно встал рядом, зато лютоволк Кузьмы, недовольный тем, что вместо быстрого бега его заставили медленно тащиться рядом с хозяином, громко зафыркал и заскреб когтями землю. Орел отстегнул поводья и постучал его по загривку, разрешая размять лапы. Обрадованный свободой зверь стартанул с места со скоростью быстролета и умчался в степь. — Что ты намерен делать? — Стоит поговорить с Иавер Одионом и выяснить, что все это значит, — решил я и, круто развернувшись, зашагал в обратном направлении. — Прямо сейчас?! — Да. Не то, чтобы мне не терпелось разузнать про таинственный саркофаг… Я просто не хотел возвращаться в казармы. Кузьма оставил это без комментариев. — Проклятье! Я надеялся, что никто не узнает! — оружейник бессильно сжал свои металлические пальцы в кулаки. Мы стояли недалеко от КПП «ИгшПромСтали», точнее — стоял я, Орел уселся на камни, а Одион нервно вышагивал взад-вперед. — Придется во всем сознаться… в этой пещере в саркофаге хранится тело моей возлюбленной Тахиры. Искра не вернулась к ней, и она не восстала из мертвых. Но я храню надежду, что однажды это случится. Я знаю, что нарушил закон — все тела не вернувшихся должны быть переданы под контроль НИИ МАНАНАЗЭМ. Но я не могу доверить свою возлюбленную никому! Почему-то я сразу подумал, что оружейник говорит правду. Возможно, мне, порядком уставшему от бесконечных заговоров и поисков предполагаемых врагов, просто хотелось в это верить. — Это может остаться между нами? — с надеждой спросил Одион, переводя взгляд с меня на Кузьму и обратно. — Не думаю, — покачал головой я. — За вами следит Комитет. — Ник! — воскликнул Кузьма. Хотя Орел прохладно относился к делам тайной канцелярии, даже он понял, что я перегнул палку, раскрыв факт слежки. Но мне было все равно. Стадия апатии сменилась жаждой действий, и я поймал себя на мысли, что насолить хотелось именно Комитету. Вряд ли мой маленький бунт, созревший внутри меня и требующий выхода, принял бы глобальные масштабы. Однако я испытал моральное удовлетворение от своего мелкого вредительства, которое, впрочем, может иметь серьезные последствия. Но я был слишком зол, чтобы подумать об этом. — Как? — растерялся Одион. — Из-за Тахиры?! Это, конечно, преступление, но ведь… — Комитет следит за вами совсем по другому поводу, — перебил я и, не обращая внимания на выражение лица Кузьмы, рассказал про Посох Незеба. — Так… Лучше я все расскажу по порядку — с этим шутить опасно. Посох Незеба, который нам передали для экспертизы, был куском дерева, лишенным магической силы. Это могут подтвердить и другие эксперты… — Они мертвы, — отрезал я, и оружейник от удивления встал как вкопанный. — Мертвы?! — повторил он глухо и уставился на меня, будто ждал, что я закричу «Шутка!». Но я молчал. Кузьма тоже не проронил и слова, и оружейник снова начал мерить шагами небольшой участок земли передо мной. — Послушайте, этому может быть только одно объяснение: переданный нам Посох был дубликатом — бесполезной копией, с помощью которой нас ввели в заблуждение. А настоящий Посох оказался в руках предателей, которые и заметают следы своего преступления! — Кто мог его подменить? — Не знаю. Делом занимались Хранители… ну и Церковь. — Церковь? — заинтересовался я, потому что верить в предательство Хранителей мне очень не хотелось, и я цеплялся за любой другой вариант. — Посох был передан экспертам с благословения Игнатия Печалина. Но вы же не думаете, что жрец Триединой Церкви мог… — Нет. Конечно, нет. А кто такой, этот Печалин? — Я слышал, что сейчас он находится в нашем округе — инспектирует «Термитку»… тюрьму с военнопленными, — пояснил оружейник в ответ на наши вопросительные взгляды. — А у меня как раз туда абонемент от Шипа Змеелова, — пробормотал я. В моей голове начал выстраиваться план действий, но не успел я додумать детали, как вдруг оглушительно завыла сирена. Кузьма подскочил на ноги, как ошпаренный, инстинктивно хватаясь за лук. Я завертел головой, пытаясь определить опасность — мне сразу вспомнился «Непобедимый» и первое мое столкновение с Лигой. Одион рванул назад к КПП и мы последовали его примеру. Дежурный, выслушав кого-то по рации, коротко проинформировал: — Из тюрьмы совершен массовый побег. Оружейник обернулся и посмотрел на нас с Орлом. — Вам лучше вернуться к командиру своего батальона. Мы не успели отойти от проходной, когда услышавший сирену лютоволк уже примчался назад к хозяину. — В казармы? — с сомнением в голосе спросил Орел, усевшись верхом на своего умного питомца. — Тюрьма ближе. — Нагло. — Нас все равно отправят туда наводить порядок среди заключенных… Догадываешься, кто мог организовать побег? — спросил я, запрыгнув на спину Старика. — Конечно, — кивнул Кузьма. — Печалин освящал Посох — и тот оказался фальшивкой, приехал инспектировать тюрьму — и вдруг побег. Таких совпадений не бывает. — Давай так, ты возвращайся в казармы, а я прямиком до этой… «Термитки». Надо рассказать все, что мы знаем. Когда я добрался до военной тюрьмы, сирена уже прекратила выть, но мощные фонари сторожевых вышек заливали окрестности светом несмотря на то, что на улице еще не было темно. Я ожидал увидеть вокруг «Термитки» суматоху, но было так спокойно, что в голову стали закрадываться мысли о ложной тревоге. Однако охранники тюрьмы быстро развеяли эту догадку, хотя в подробности вдаваться не стали. — У меня есть важная информация. Доложите начальству, — сказал я дежурным, осматривая высокий забор с кольцами колючей проволоки поверху — перебраться через такой без посторонней помощи вряд ли удастся. — Начальник тюрьмы на каменоломне. Они там допрашивают других заключенных, — доложил орк меньше чем через минуту. — Пойдемте. Я двинулся следом за ним на территорию тюрьмы, мимо большого и мрачного каменного строения с почерневшими решетками на маленьких окнах. Вряд ли в такие окна можно хоть что-нибудь разглядеть даже при ясной погоде — стекла были мутными и, казалось, совсем не пропускали свет. Внутрь мы заходить не стали, но даже снаружи я чувствовал давящее на нервы ощущение неволи. Каменоломня находилась совсем рядом, но атмосфера здесь царила совсем другая — было шумно и суетно. Я не знал, сколько здесь охранников в обычные дни, но сейчас их было едва ли не больше, чем самих заключенных. Несмотря на ЧП, работа кипела. Разозленные, взвинченные до предела надзиратели подгоняли пленников, и те, чувствуя, как накалился воздух, старались работать быстрее. Проходя мимо, я невольно задерживал на них взгляд — было странно находиться так близко от своего врага и не пытаться выхватить меч и начать обороняться. До этого мне приходилось сталкивался с лигийцами лишь в бою, где не было времени на раздумья: я калечил или убивал их без всякого сожаления, нисколько не заботясь о том, смогут ли они потом воскреснуть. Но сейчас, глядя на эти затравленные лица и измученные тела, мне было не по себе. Я не мог отделаться от мысли, что предпочел бы встречаться с лигийцами, когда они во всеоружии и способны дать сдачи. Возможность господствовать над поверженным, раздавленным противником вызывала у меня внутренний конфликт. И в этом, наверное, и есть моя главная слабость. Начальника тюрьмы Саранга Обаоджи я застал в окружении большого количества охраны, нескольких служащих, а также донельзя суровой дамы, в которой безошибочно узнал агента Комитета. — Почему вы здесь? — строго спросила она, не успел я открыть рот. — Батальоны сейчас прочесывают территорию ИВО. — Я находился… на задании, когда была объявлена тревога, — сказал я и бросил взгляд на начальника тюрьмы. Интересно, его друг уже сообщил ему о моих подвигах в «НекроИнкубаторе»? Но внимание Обаоджи было целиком сосредоточено на нескольких заключенных у его ног. Даже если он и знал о моей выходке, сейчас ему точно было не до нее. — В таком случае вам следовало вернуться в казармы. — Я разыскиваю Игнатия Печалина. Насколько я знаю, он находится здесь. Как только я это произнес, меня сразу посетила неприятная мысль — а что, если это совпадение, и я просто наговариваю на невиновного человека? Ведь никаких доказательств у меня нет. Но женщина из Комитета, услышав имя, сразу подалась вперед и быстро спросила: — Что вы знаете о Печалине? Я с сомнением посмотрел на окружавшую нас толпу, и комитетчица, правильно расценив мой жест, отвела меня чуть в сторону. — Я агент Комитета Лариса Неволина. Можете доложить своему связному, что передали мне всю информацию. Я слушаю. — Речь идет о Посохе Незеба. Как вы знаете, считалось, что он давно потерял всю свою силу. — И вы были у Одиона, — кивнула Неволина. — Верно. И я пересказал ей наш диалог с оружейником, умолчав о саркофаге в пещере. — Значит, Печалин и к Посоху руку прикладывал, — задумчиво протянула она. — Да. Я могу ошибаться, но этот побег во время его пребывания здесь… — Вы не ошибаетесь. Жаль, что ваша информация запоздала. Он предатель, и нам это уже известно. И это не единственное его преступление. Именно Печалин организовал подмену оружия из мастерской «ИгшПромСтали» и во время инспекции тюрьмы передал его заключенным. Хвала Незебу, уйти далеко они не сумели… — Их поймали? — Не совсем, — это был начальник тюрьмы, который подошел к нам и с недовольным видом уставился на комитетчицу. — У нас очень мало времени, товарищ Неволина. Она глянула на меня, кивком головы приказав следовать за ней. — Так что там с заключенными? — спросил я, когда мы вернулись к остальным. — Жрец Триединой Церкви Игнатий Печалин оказался предателем, вот что! — ответил рассерженный Обаоджи. — Он организовал побег, снабдил заключенных армейским оружием, лично перебил охрану тюрьмы. Мерзавец! Беглецы засели в пустом термитнике рядом с тюрьмой, один из конвоиров у них сейчас в заложниках. — Кто? Внутренний голос уже подсказывал мне, какое имя я сейчас услышу. По спине прошел холодок. — Вихрь Степных. — Вам известно это имя? — тут же спросила Неволина. — Нет, — соврал я, твердо уверенный, что дела орков-шаманов Комитета не касаются. — Мы уже сообщили о ЧП в Око, скоро сюда прибудут штурмовые отряды и начнется операция по захвату. А пока нужно допросить заключенных, которых удалось схватить, и выяснить, что им известно о побеге. Эликсир готов? — Да, — сразу откликнулся один из Зэм. — Но учтите, Эликсир ударяет в голову не хуже спиртного, так что придется выслушать немало чепухи. — Постараемся уловить то, что имеет для нас смысл. — Давайте начнем с этого, мелкого, — предложил один из сотрудников тюрьмы и, поскольку возражений не последовало, охранники подтащили к Неволиной троих гибберлингов, трогательно держащихся за руки. — А-а-а-а! Нас опять будут бить ногами и кричать «Гол!»», «Гол!». Не на-а-адо!.. Немного поразмыслив, Неволина влила эликсир в рот самому активному, вероятно решив, что он в этом семействе лидер. — Не надо нас пытать — мы скажем все, что знаем! И чего не знаем, тоже скажем… Нам обещали, что нас отсюда вытащат… Но мы в это не верим!.. Ты не наш дедушка, что тебе нужно?.. Ик!.. Хэй!.. Хоп-хэй, лала-лэй! — первоначальный испуг на лице гибберлинга постепенно сходил на нет, и под конец тирады пушистый недоросль уже довольно улыбался. Он под удивленными взглядами двух своих собратьев уселся на землю, схватившись за голову. — Ох, чем вы меня напоили? Забористая штука! Ик… Ох! Ик… Больше ничего от него добиться не удалось и охранники подвели испуганную эльфийку, очень похожую на Зизи. — Вы меня бить не будете? — Пей сама, или я помогу, — строго сказала Неволина. — Это не отрава, не бойся. Девушка, покорно выпив эликсир, пошатнулась, так что ее пришлось придерживать. Охрана, впрочем, не возражала. — Расскажи нам о побеге, — потребовала комитетчица. — Это унизительно! Я, аристократка в руках этой наглой имперской черни! Помню, как раньше в фантазиях я представляла, как меня берут в плен, связывают, раздевают… Это казалось так возбуждающе! — на этих словах смутились все, даже восставшие Зэм. Эльфйика продолжила: — А в жизни все совсем не так — здесь холодно ночью и кормят плохо. Но я знаю, что Лига не бросит меня. Моя семья не допустит этого! — Как они могут тебе помочь? — …А священник был очень мил, я должна буду отблагодарить его. Он так одинок, этот милый Игнатий! Она блаженно улыбалась, окончательно потеряв способность стоять на ногах самостоятельно, так что задавать вопросы дальше не имело смысла. Последним неудавшимся беглецом был каниец, он же казался самым крепким орешком. На его шее, как и у остальных заключенных, был ошейник с шипами, который он, судя по истерзанной коже вокруг, отчаянно пытался снять. Окинув всех ненавистным взглядом, каниец сквозь зубы процедил: — Что, тоже хотите поизмываться над пленным? — Хотим, чтобы ты выпил это. — Еще чего! Чтобы влить эликсир в рот канийцу понадобилась помощь двух орков-охранников, один из которых выкручивал пленнику руки, а второй разжимал челюсти. — От кого вы все ждете помощи? — сразу спросила Неволина, когда каниец наконец сделал глоток. — Я всего лишь ополченец. Не понимаю, кому нужно меня спасать?! Сказки это — никто за нами не придет, — сразу заговорил он, хотя я уже было подумал, что эликсир на него не подействует. Но каниец, как и другие, веселел прямо на глазах. — Вот в детстве я мечтал стать генералом, но мне сказали, что у генералов свои дети есть. Вот я и стал канониром. Пушка ба-бах… Ха! У меня и значок есть за отличную стрельбу, хочешь взглянуть? Где же он? Кто-то спер. Может, ты? Ик… Вот они придут, и тебе покажут! — Кто придет? — Они… Они скоро будут здесь. Империи конец, а я — генерал. Вот так оно и будет! — с этими словами каниец свалился на землю и захрапел. Неволина склонилась над ним и попыталась растормошить, но это было бесполезно. — Итак, наши беглецы ждут помощи извне, — выпрямляясь сказала она. — Да, этот Эликсир развязывает языки лучше всяких пыток. В конце концов, мы ведь не изверги! Но нам по-прежнему не хватает информации. Штурмовики сровняют это место с землей и мы так и не узнаем, что это за помощь и откуда она должна придти. — И кто еще, кроме предателя Печалина, замешан в этой истории! — добавил Обаоджи. — Но ведь там заложник… — вставил я, но меня никто не обратил внимания. — Вот что сделаем! Нужно подослать к ним в термитник одного из наших, чтобы установить «жучки». Может, хоть что-нибудь успеем подслушать до штурма, — сказала Неволина и, окинув всех присутствующих пристальным взглядом, остановилась на мне. — Это исключительно опасная миссия! Как раз вам по плечу! Лучше бы, конечно, послать квалифицированных специалистов, но у нас совсем нет времени их ждать! Мне мысль казалась абсолютно бредовой. — И как я должен это осуществить? — По легенде вы будете одним из сбежавших заключенных. — Допустим. Но как я туда попаду? «Здравствуйте, я один из вас, впустите меня»? — Да, простой маскировкой тут не обойтись. Поэтому с помощью магии мы превратим вас в гибберлинга. Справитесь? Я оторопел. — В гибберлинга? Наверное, это была шутка, но отчего-то никто не засмеялся. Все стояли с серьезными лицами и только пьяные от Эликсира лигийцы были всем довольны. Все произошло очень быстро. Я как завороженный смотрел на вспыхнувший жезл Неволиной, еще не до конца веря в реальность происходящего. Слишком это было абсурдно. Но в следующую секунду мое тело будто бы сдавили тиски, в глазах потемнело, и дышать стало очень трудно. Мир вокруг куда-то поплыл, и я крепко зажмурился, стараясь удержать равновесие. — Ну, как вы? Около минуты я не шевелился, прислушиваясь к своим ощущениям, а когда открыл глаза, то увидел, как надо мной склоняется комитечица. — Порядок? — спросила она, озабоченно вглядываясь в мое лицо. Я вдруг осознал, что лежу на земле, укутанный в какие-то тряпки. И только спустя несколько мгновений до меня дошло, что тряпки — это моя же форма, выросшая до гигантских размеров. Уверенный, что заклинание сработало как-то не так, я медленно поднес руки к глазам и взглянул на свои ладони. Они были покрыты белой, мягкой шерстью. К горлу подступила тошнота. — Что вы со мной сделали? — прошептал я. — Не волнуйтесь, это временно. Заклинание спадет очень быстро, так что вам надо поторопиться. Я начал выкарабкиваться из собственной одежды. Неволина хотела мне помочь, но я грубовато оттолкнул ее руки. Сейчас она вызывала во мне почти неконтролируемую ненависть и мне были до отвращения неприятны ее прикосновения. Ноги дрожали, я чувствовал слабость во всем теле и изо всех сил напрягал зрение, потому что перед глазами то и дело все расплывалось. — Я знаю, что вам сейчас не очень комфортно, — сочувственно произнесла Неволина. — Побочный эффект заклинания. Это пройдет, когда вы примете свой обычный вид. От наготы я нисколько не смущался — мое маленькое тельце целиком укутывал густой мех, и мне казалось, будто я с головы до ног в пушистом свитере. Гораздо больше нервировала безоружность. Взять свой меч я не смог — он стал невероятно громоздким и тяжелым. Более того, в таком плачевном состоянии мне не под силу было поднять и крохотного кинжала. — Мы позаботимся о ваших вещах и… оружии, — с запинкой заверила Неволина, осторожно, с почтением, взяв в руки мой меч. — Вот жучки, и попробуйте, если получится, встретиться с Печалиным и разговорить его. Пока вы будете выглядеть как гибберлинг, он станет с вами разговаривать. — Вот только будет ли он откровенен? — сказал я, с ужасом услышав высокий, визгливый писк вместо своего голоса. — Придумайте что-нибудь, не зря же вас так расхвалили… Найдите какой-нибудь кусок дерева и скажите, что это обломок корабля Незеба, на котором тот отправился в свой последний путь. — И откуда он у меня? — Украл. Из кабинета директора тюрьмы. — Звучит как бред. — Печалин клюнет. Он настоящий фанатик Церкви и Света. Тут вы и расспросите его хорошенько! Важны имена, пароли, явки… Одним словом, все, что позволит нам раскрыть агентурную сеть Лиги. Вскоре мне стало понятно, почему тюрьма называется «Термитка», совсем рядом, практически у самых стен, разрослись огромные, похожие на гигантские грибы, термитники, куда мне предстояло пробраться. Опасаясь возможного наблюдения, я беспрепятственно прополз до своей цели на брюхе — шерсть отлично сливалась с сухой степью. Беглецы забаррикадировались внутри самого большого термитника, и я пока смутно представлял себе план действий. Осторожно обследовав все, до чего смог достать своей короткой лапкой, я смирился, что попасть внутрь незамеченным мне не удастся. Так и не найдя решения, я плюнул на конспирацию, встал в полный рост и несколько раз обошел термитник вокруг, но что-то похожее на вход так и не обнаружил. Ситуация начала казаться тупиковой, но не идти же назад! Я забарабанил маленькими кулачками по стенке термитника и заверещал мерзким, высоким голосом: — Спасите! Помогите!!! То ли внутри меня было не слышно, то ли пленникам не было дела до гибберлинга снаружи, но впускать меня никто не собирался. Я, начав злиться на комитетчицу с ее дурацкими идеями, в сердцах пнул отвратительное сооружение термитов и неожиданно моя нога провалилась внутрь. Воодушевившись, я активно заработал руками, отдирая от стены липкую глину, и вскоре обнаружил маленькую щель, в которую с энтузиазмом начал протискиваться. Изнутри термитник сильно отличался от того, что я видел снаружи. Здесь стены были влажными — их покрывала зеленая слизь, источающая острый, неприятных запах, а в местах, где ее было особенно много, виднелись пульсирующие коконы. Повсюду слышался неприятный шорох, похожий на шелест сотен книжных страниц, и мне, слабому и безоружному, находящемуся в теле крохотного гибберлинга, отчаянно хотелось убраться отсюда поскорее. Мое зрение по-прежнему было неважным, и я не сразу увидел, откуда исходит хаотично мерцающий зеленый свет, напомнивший мне гробницу Зэм. И только внимательно приглядевшись я понял, что это люминесцируют тела жутких муравьев, которыми термитник просто кишел! Я попятился назад, инстинктивно ища хоть что-то, чем можно было воспользоваться как оружием. Почему-то я думал, что никаких термитов здесь давно нет, раз уж тут успешно смогли укрыться сбежавшие пленники. Под руку попался лишь давно сгнивший сучок. — Не бойся, малыш, они не опасны, если их не трогать, — сказал кто-то ласковым голосом и заботливо взял меня на руки. — Теперь все будет хорошо. Это была женщина. Она прижала меня к своей пышной груди как родное дитя и зашагала по тропинке, спиралью уходящей вниз, в глубину термитника. Краем глаза я отметил клетки, стоявшие на самом верху, вряд ли их сюда приволокли сбежавшие пленники… Но подумать об этом было некогда. Все происходящее казалось мне странным, чудовищным сном. Я провожал глазами термитов, ползающих по стенам справа, и заглядывал в поисках дна в темный обрыв слева. Но дна все не было и не не было… Только наполненная смрадом чернота с ядовито-зелеными проблесками копошащихся тут и там насекомых. Может быть, все это лишь бред моего больного разума? Может я все еще лежу военном госпитале, укушенный сороконожкой, и мне лишь снится, что я в теле гибберлинга сижу на руках канийки внутри термитника? На этом мысль прервалась — я увидел то, что было в самом центре. На первый взгляд мне показалось, что гигантский кокон завис прямо в воздухе, но потом я разглядел затвердевшую слизь, которая его удерживала. Должно быть, это была матка, и я в некотором ступоре наблюдал, как женщина, на чьей груди я так уютно возлежал, направилась именно туда! По счастью, внутри все оказалось не так страшно. Было ощущение, что мы находимся в необычной, круглой комнате. Термиты расползлись от костра, разожженного в самом центре и залившего все вокруг теплым, желтым светом. Вокруг были люди, и я с удивлением почувствовал некое подобие уюта. Женщина посадила меня поближе к огню. Я дрожал от слабости, но она, очевидно, решила, что мне холодно. — Как ты, малыш? — Хочу выбраться отсюда, — честно сказал я. В моем кулаке все еще были зажаты жучки, про которых я только что вспомнил, другой рукой я продолжал сжимать подвернувшийся сук. Жучков я незаметно выпустил на волю всех разом, вряд ли у меня будет возможность разгуливать по термитнику, да и желания особого не было. — Скоро нас вызволят, — заверила женщина и попыталась забрать у меня из рук палку. — Нет! — завопил я так громко, что на меня все обернулись, а рыжеволосый усатый мужчина, вдохновенно о чем-то рассказывающий присутствующим, замолчал, уставившись на меня удивленными глазами. — Это часть корабля самого Незеба! Я стащил его… — Это всего лишь кусок дерева, можешь бросить его в костер, — мягко произнес усатый. — Но это же реликвия! — не сдавался я. На мужчине, в отличие от всех остальных, была не изодранная тюремная роба, а одеяние служителя Триединой Церкви. Я понял, что это и есть Печалин. — Даже если это так, Игнатию не интересны имперские побрякушки, — строго сказала женщина, сдвинув брови. Печалин присел рядом со мной, приветливо улыбаясь. Я смотрел на него во все глаза — обычный, ничем не примечательный мужик с добрым лицом. Он мог бы быть моим сослуживцем, соседом или родственником, ничего в нем не выдавало предателя. — Вы ведь имперец, — прошептал я, не в силах понять, как можно вот так взять и отвернуться от Родины. Наверное, я был не первый, кто задал Печалину этот вопрос, потому что он, нисколько не смутившись и ничего не заподозрив, сразу же начал вещать заготовленную речь: — Послушай, мне было откровение, и узрел я низость, творившуюся вокруг. Мы забыли о милосердии и добре, солдаты Империи убивают братьев моих — священников Лиги, некроманты Зэм используют беззащитных пленных в своих экспериментах! Я должен был бороться с этим. И не словом. Но огнем и мечом! Я не знал, как подобраться к интересующей меня теме, поэтому, проявив чудеса солдафонской дипломатии, спросил прямо в лоб: — А правда, говорят, что вы похитили у Яскера самый сильный в мире посох? Печалин самодовольно улыбнулся. — Нет, я всего лишь заменил его подделкой во время экспертизы… — скромно сказал он, но было видно, что вопрос ему польстил. — Это был Посох Незеба. Потом, правда, пришлось вернуть его на место — риск был слишком велик… Но главной цели я достиг — эти тупые некроманты решили, что он больше ни на что не годен. Глупцы! Они использовали его в своих никчемных церемониях как бессмысленную палку, давали в руки гоблинам, чтобы те начистили его до зеркального блеска… Все с большим вниманием и почтением слушали Печалина, и его голос с каждым словом становился громче. — Вы спросите, кто помогал мне? Я отвечу. Свет! Свет веры, истинной веры в Тенсеса! И только в Тенсеса, без Незеба и Скракана, которых Триединая Церковь с подачи Комитета пытается выдать за святых. Но каждый, кто умеет думать, понимает, что этим двум Великим Магам ой как далеко до настоящего мессии — Тенсеса! — церковник начал немного раскачиваться, будто впал в транс, и выглядел настоящим безумцем. — И тьма! Да, как ни больно говорить об этом, мне помогала Тьма. Тьма имперского государства, в котором за взятки и привилегии чиновники готовы закрыть глаза на все! Даже на жуткие, леденящие душу эксперименты, что противоестественны самой природе! Вот два моих союзника. И больше никто мне не помогал! — И что же было дальше? — женщина, которая принесла меня сюда, буквально пожирала глазами Печалина. Примерно с таким же обожанием на него смотрели и все остальные. Я тоже постарался изобразить восхищение, но подозревал, что мой восторг больше похож на гримасу отвращения. — Через гоблинов Посох попал в руки к моим лигийским друзьям, которые собирались раз и навсегда избавить мир от Яскера. Но все пошло прахом! Какая-то подлая тварь помешала правосудию свершиться! Тиран выжил, Империя по-прежнему окутана Тьмой… Но свет рассеет ее, рано или поздно! Свет Истинной Церкви, что очистит от скверны Империю Зла. Верьте мне и ничего не бойтесь! Знайте, что Лига не бросит нас в беде. Скоро на берегах Игша высадится ее десант. Он и спасет нас! — Десант? Но как? Куда? — быстро спросил я. — Не волнуйся, малыш. Скоро все закончится… Главное — Вера! Как бы я ни пытался вытянуть из Печалина хоть сколько-нибудь информации, ничего более конкретного он так и не сказал. У меня даже закрались подозрения, что ожидаемое спасение — лишь плод воображения безумца. Я не знал, сколько прошло времени, и это меня тревожило. Неволина говорила, что заклинание, которым она превратила меня в гибберлинга, рассеется очень быстро. К тому же, в любую минуту может начаться штурм, и вряд ли Ястребы Яскера будут прорываться внутрь. Скорее всего термитник просто сожгут вместе со всеми беглецами. Я убеждал себя в том, что пока здесь я и еще один заложник — Вихрь Степных, атака не начнется, однако полной уверенности в этом у меня не было. Все внимание было сосредоточено на Печалине, и мне даже не пришлось придумывать повод, чтобы слинять с его проповеди. И хотя я ничего толком не узнал, возможно, с помощью жучков Комитету удастся что-нибудь подслушать. Подниматься на коротеньких лапках вверх было сложно, кроме того, порядком нервировали термиты — некоторые едва ли не размером с меня. Ноги быстро налились свинцом, но у меня не возникло и мысли остановиться и передохнуть. На верхней площадке находилось несколько заключенных, охранявших забаррикадированный изнутри вход в термитник. В руках у них было оружие, по всей видимости то, которое предназначалось для батальона Красных, и которое подменил Печалин, подставив оружейника Одиона. Клетки, что я заметил, когда пробрался внутрь термитника, находились неподалеку, и одна из них была занята. Я не хотел думать, для чего их поставили в это скрытое от посторонних глаз место, но неприятные мысли все равно лезли в голову. Орк, сидевший в одной из клеток, вероятно, только начал приходить в себя — он тряс головой и очумело озирался по сторонам. Оставалось только удивляться, как сбежавшие пленники смогли его сюда дотащить — он был огромен, и судя по тому, как прогнулись толстые металлические прутья решетки, когда он схватил их руками, обладал колоссальной физической силой. Бывшие заключенные опасливо поглядывали в его сторону, не решаясь подойти слишком близко. — АГР-Р-Р!!! Лапти недоделанные! Совсем страх потеряли?! Выпустите меня!!! Я бесстрашно заковылял прямо к орку, вызвав всеобщее уважение. — А ну иди сюда, тапок, сейчас я тебя… — Не ори! — рявкнул я, и орк замер от удивления. — Только тихо. Я не тапок, а Никита Санников… — Да ты че, мохнатый, я же тебя еще не бил, а ты уже умом тронулся. — Тихо, сказал! Это морок, и он скоро развеется. Ты Вихрь Степных. Шип Змеелов с меня шкуру сдерет, если я тебя отсюда не вытащу… Орк присел на корточки, чтобы лучше меня видеть. — Ты знаешь Шипа? Откуда?! — Говорю же, я Никита Санников, из Красных! Нам надо выбираться отсюда, пока не начался штурм… — Из Красных, говоришь? Ты, хорек, в своей шубе совсем перегрелся? Слышал я, что Красные эльфийку завели, но чтоб хорьков разводить — это уж слишком. Даже для таких тупиц, как они. Орк начал меня откровенно бесить. К чему мне спасать этого остолопа из Синих? Может он вовсе никакой и не маг. — Вот что, Шип думает, что ты потомок Великого Орка… — Какого еще Великого Орка? — Мага! — терпеливо пояснил я, собирая в кулак остатки самообладания. — Орка, способного держать аллоды! — Слушай, я тебя впервые в жизни вижу! Чего надо-то? Я не в курсах, о чем ты толкуешь. Ну, есть у меня кое-какие способности, и что из этого? Я настоящий орк, а не какой-нибудь прибабахнутый шаман. Был бы шаманом, разве меня в клетку посадили бы?! — Вот уж действительно… Как они тебя сюда приволокли? Такую тушу… — Никуда меня не волокли, — обиженно засопел Вихрь. — Я тут на посту стоял. А они со спины напали, сволочи. Очнулся уже в клетке. — Зачем здесь эти клетки? — Знамо зачем. Карцер. Жутко тут. Термиты, они того… только если шевелишься подползать боятся. А попробуй, усни… Эх, надо выбираться отсюда! Был бы я маг, иль шаман какой — взломал бы эту клетку заклятием каким. А так — фигушки! Давай ты меня выпустишь, гы?! — Где ключ ты, конечно, не знаешь. — У кого-то из этих гадов-беглецов. Убей их, ключ найди-забери, клетку открой, меня выпусти. Усек задачу, шпендик, гы? — Придержал бы ты язык, остряк. Может, Коловрат и возлагает на тебя какие-то надежды, но в моих глазах твоя ценность не настолько велика… Я задумался на минуту, расхаживая вдоль клетки. Сбежавших заключенных, дежуривших у забаррикадированного входа, больше интересовал шум снаружи, и они не обращали на нас внимания. — Послушай, я вернусь назад, к начальнику тюрьмы, у него наверняка есть запасной ключ. Ястребы Яскера скорее всего уже здесь и медлить они не будут, поэтому надо поторопиться. Мы придумаем, как тебя вытащить. А пока сиди тут и не нарывайся, иначе спасать будет уже некого… — Эй, постой. Так ты правда это… заколдованный? Ну дела! Я закатил глаза и ничего не ответил, собираясь уходить. — Подожди, карапуз. Я знаю, где запасной ключ! Он тут, спрятан… на всякий случай, гы. Вон там, под теми камнями. Удостоверившись, что на меня никто не смотрит, я пошарил в указанном месте — там было склизко и неприятно, но вдруг мои пальцы коснулись холодного металла. Зажав ключ в кулаке, я вернулся к Вихрю. — Нашел?.. Ура, свобода! Для нас, орков, это — самое главное! Выпускай же, ну! — Подожди. Как мы выберемся отсюда? — я кивнул на самодельную преграду из камней и глины на входе. — Давай так, я открою клетку, а ты сидишь тихо и делаешь вид страшно подавленного арестанта… А ну изобрази! Вихрь скорчил гримасу и я чуть не выронил ключ. — Не ахти… ну ладно, пойдет. Так вот. Ты сидишь здесь, убедительно страдаешь, а как только начнется штурм, под шумок быстро рвешь отсюда когти. Ястребы тебя прикроют. Гы? — Ладно, что попусту языками чесать — сваливать нужно. Открывай поскорее! И не забудь там передать кому надо, что я жив, что пост не бросил, что сражался, как и положено орку! А я, так и быть, загляну к шаманам, как смогу. Надо — значит надо, хотя не люблю я их. Вихрь — правильный орк! Боец! С этими словами он так сильно сжал толстые прутья решетки, что те прогнулись дугой. Я поспешил открыть дверь, пока Вихрь не сломал клетку. — Ну все, теперь жди подмо… Не успел я договорить, как орк треснул рукой по двери клетки — та отлетела в сторону вместе со мной — и с жутким воплем «А-А-А!» рванул к выходу, явно собираясь идти на таран. — И-ди-от! — процедил я, кое-как поднявшись на ноги. Никому и в голову не пришло оказать сопротивление: вид дико орущего орка, несущегося не сбавляя скорости прямо на камни, заставил лигийцев в ужасе отпрыгнуть в разные стороны. Я был уверен, что внушительная преграда быстро охладит пыл Вихря, но, возможно, он впрямь обладал магическими способностями, помноженными на чудовищную физическую силу, потому что от первого же столкновения спешно возведенная баррикада посыпалась и меж камней появился просвет. Вихрь затряс головой, немного разбежался и снова со всей силы вписался в преграду плечом. Второго сокрушительного удара заслон не выдержал. Вихрь, не переставая вопить, выскочил из термитника и был таков. Я, не найдя ничего умнее, чем провизжать своим детским голоском: «Я его остановлю!», кинулся следом, надеясь, что за мной никто не последует. Дураков среди лигийцев не нашлось, и обернувшись через десяток метров, я увидел, что они спешно пытаются восстановить разрушенную стену. Когда я, уставший и злой, доковылял на своих коротеньких ножках до Неволиной и ее свиты, Вихря уже и след простыл. — Итак, наш маленький маскарад прошел удачно. Теперь мы в курсе того, о чем говорят беглецы. Они надеются, что Лига придет им на помощь. Но при этом — вот проклятье! — ничего не говорят о том, откуда они ее ждут! Какие-то пустые, общие слова! Зато заложник спасен, и теперь нам ничего не мешает… — Верните мне меня обратно! — потребовал я. — Заклинание спадет само. Я благодарю вас за помощь, она была поистине неоценима! Уверена, что с таким офицером Красные одержат победу. — Я не офицер. — Как? Еще нет? Хм, это скоро изменится — нет сомнений! А пока что вам нужно вернуться в казармы и отдохнуть… А еще лучше в госпиталь! Тем временем к термитникам выдвинулись Ястребы Яскера — быстрые и незаметные, как тени. — Штурм уже начался? — спросил я. — Пора навести тут порядок, — кивнула Неволина. — Хватит уже этим заносчивым идиотам топтать хадаганскую землю! Их надо наказать! Покончить с беглецами, и главное — этим обормотом, Феофаном Баландовым, который громче всех орет о грядущем спасении и воображает себя вожаком. Вот пусть и поплатится за свой длинный язык! А то, признаться, слушать его бред, передаваемый установленными «жучками», сил уже нет. — А Печалин? — Про него мы тоже не забудем. Жаль, что он так ничего и не сказал о своих связях… Ястребы попробуют захватить его живым — в Комитете его разговорят! Впрочем, одно нам ясно. Негодяи ждут, что Лига высадит десант на нашем аллоде и выручит их. Я отправлю срочную депешу в столицу, мы отразим эту дерзкую вылазку — и враг будет повержен. Что касается «откровений» этого Печалина… Не берите в голову — это просто бред фанатика, одурманенного пропагандой Лиги. Эй… подойди-ка сюда, — Неволина поманила пальцем одного из солдат. — Доставь нашего сотрудника в госпиталь, его вещи и… меч. И будь осторожен! Этот груз очень ценный! Она подмигнула мне и вернулась к остальным на небольшое возвышение, где термитники были как на ладони — там, внизу, Ястребы уже начали профессионально, молниеносно устранять противника. Глава 18 Просмотреть полную запись
  13. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор пожелал остаться неизвестным Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17. «Термитка» Возле памятника защитникам Хадагана было все так же тихо и безмятежно. Территорию вокруг явно кто-то прибирал — она была очень ухоженной, но никаких смотрителей рядом я так и не увидел. Старик не без азарта охотился на каких-то мелких степных грызунов, старательно разгребая когтями земляные норки, и периодически подходил ко мне, чтобы ткнуться носом в мое плечо и напомнить о себе. Где-то на задворках сознания копошились мысли о том, что мое выступление в «НекроИнкубаторе» еще больно мне аукнется, и что уже начало смеркаться и надо бы поскорее возвращаться в казармы, чтобы меня вдобавок ко всему не обвинили в дезертирстве. Но здесь, у подножия гигантского мемориала, все это казалось неважным, и я, не вполне отдавая отчет своим действиям, продолжал старательно полировать меч до зеркального блеска, как будто от этого зависела моя жизнь. Шаги за спиной я услышал, но не потрудился обернуться и посмотреть, кто явился по мою душу. — Покурить хочешь? — раздалось над моим ухом. — Нет. — Зря. Орел достал свою трубку и уселся рядом. Не спеша закурил. Я продолжал молча полировать меч. Мы сидели так несколько минут, прежде чем он произнес: — Ну, рассказывай. — Что? — Что считаешь нужным. — Значит, ничего. — Брось, Ник. На твое лицо будто орк наступил. А Лиза говорит, что от тебя по всей округе негатив, от которого у нее кожа стареет и цвет лица портится. Я обернулся, ожидая увидеть остальных, но Кузьма был один. — Они вернулись в казармы, темнеет уже, — ответил он на незаданный вопрос. — Нам и так будет трудно объяснить, где мы шатались целый день. — Значит, вы еще не в курсе… — А должны? Мы были в «НекроИнкубаторе», но там ребята, похоже, не особо разговорчивые. Только сказали, что ты выполнил поручение и давно уехал, но в казармы ты так и не вернулся, и мы пошли тебя искать. — Как нашли? — Так говорю же, Лиза нашла. Понятия не имею, как она это делает. — Наверное, я тоже громко думаю. Мы снова замолчали. Я продолжал полировать клинок, а Орел все также курил, думая о чем-то своем. — Значит, не расскажешь, — в конце концов сказал он и, выпустив последнее облачко дыма, вытряхнул из трубки пепел. — Тогда давай возвращаться. Ты, может, и избранный, но от взыскания тебя это не спасет. А меня тем более. Я убрал меч и поднялся на ноги. Сразу среагировавший Старик с готовностью подошел ко мне, подставляя спину, но мне не хотелось ехать верхом, я взял его за поводья и неспешно побрел к дороге. — Мы были на окраине Игша, — сказал Кузьма, просто чтобы нарушить молчание. — Там растут кораллы, представляешь?! Прямо на краю пустыни… Причуда природы. — Здесь рядом Мертвое море. — Угу. Надо как-нибудь совершить экскурсию по его дну. Если верить легендам, там всегда много сокровищ. — Вряд ли они валяются прямо под ногами. А до пещеры Одиона вы добрались? — Да, — кивнул Орел, обрадованный, что я отвлекся от своих мыслей и проявил интерес. — Мы нашли там саркофаг Зэм. — Хм… странно. Пустой? — Нет, там мумия внутри! И крышка приоткрыта. Я остановился. Старик покорно встал рядом, зато лютоволк Кузьмы, недовольный тем, что вместо быстрого бега его заставили медленно тащиться рядом с хозяином, громко зафыркал и заскреб когтями землю. Орел отстегнул поводья и постучал его по загривку, разрешая размять лапы. Обрадованный свободой зверь стартанул с места со скоростью быстролета и умчался в степь. — Что ты намерен делать? — Стоит поговорить с Иавер Одионом и выяснить, что все это значит, — решил я и, круто развернувшись, зашагал в обратном направлении. — Прямо сейчас?! — Да. Не то, чтобы мне не терпелось разузнать про таинственный саркофаг… Я просто не хотел возвращаться в казармы. Кузьма оставил это без комментариев. — Проклятье! Я надеялся, что никто не узнает! — оружейник бессильно сжал свои металлические пальцы в кулаки. Мы стояли недалеко от КПП «ИгшПромСтали», точнее — стоял я, Орел уселся на камни, а Одион нервно вышагивал взад-вперед. — Придется во всем сознаться… в этой пещере в саркофаге хранится тело моей возлюбленной Тахиры. Искра не вернулась к ней, и она не восстала из мертвых. Но я храню надежду, что однажды это случится. Я знаю, что нарушил закон — все тела не вернувшихся должны быть переданы под контроль НИИ МАНАНАЗЭМ. Но я не могу доверить свою возлюбленную никому! Почему-то я сразу подумал, что оружейник говорит правду. Возможно, мне, порядком уставшему от бесконечных заговоров и поисков предполагаемых врагов, просто хотелось в это верить. — Это может остаться между нами? — с надеждой спросил Одион, переводя взгляд с меня на Кузьму и обратно. — Не думаю, — покачал головой я. — За вами следит Комитет. — Ник! — воскликнул Кузьма. Хотя Орел прохладно относился к делам тайной канцелярии, даже он понял, что я перегнул палку, раскрыв факт слежки. Но мне было все равно. Стадия апатии сменилась жаждой действий, и я поймал себя на мысли, что насолить хотелось именно Комитету. Вряд ли мой маленький бунт, созревший внутри меня и требующий выхода, принял бы глобальные масштабы. Однако я испытал моральное удовлетворение от своего мелкого вредительства, которое, впрочем, может иметь серьезные последствия. Но я был слишком зол, чтобы подумать об этом. — Как? — растерялся Одион. — Из-за Тахиры?! Это, конечно, преступление, но ведь… — Комитет следит за вами совсем по другому поводу, — перебил я и, не обращая внимания на выражение лица Кузьмы, рассказал про Посох Незеба. — Так… Лучше я все расскажу по порядку — с этим шутить опасно. Посох Незеба, который нам передали для экспертизы, был куском дерева, лишенным магической силы. Это могут подтвердить и другие эксперты… — Они мертвы, — отрезал я, и оружейник от удивления встал как вкопанный. — Мертвы?! — повторил он глухо и уставился на меня, будто ждал, что я закричу «Шутка!». Но я молчал. Кузьма тоже не проронил и слова, и оружейник снова начал мерить шагами небольшой участок земли передо мной. — Послушайте, этому может быть только одно объяснение: переданный нам Посох был дубликатом — бесполезной копией, с помощью которой нас ввели в заблуждение. А настоящий Посох оказался в руках предателей, которые и заметают следы своего преступления! — Кто мог его подменить? — Не знаю. Делом занимались Хранители… ну и Церковь. — Церковь? — заинтересовался я, потому что верить в предательство Хранителей мне очень не хотелось, и я цеплялся за любой другой вариант. — Посох был передан экспертам с благословения Игнатия Печалина. Но вы же не думаете, что жрец Триединой Церкви мог… — Нет. Конечно, нет. А кто такой, этот Печалин? — Я слышал, что сейчас он находится в нашем округе — инспектирует «Термитку»… тюрьму с военнопленными, — пояснил оружейник в ответ на наши вопросительные взгляды. — А у меня как раз туда абонемент от Шипа Змеелова, — пробормотал я. В моей голове начал выстраиваться план действий, но не успел я додумать детали, как вдруг оглушительно завыла сирена. Кузьма подскочил на ноги, как ошпаренный, инстинктивно хватаясь за лук. Я завертел головой, пытаясь определить опасность — мне сразу вспомнился «Непобедимый» и первое мое столкновение с Лигой. Одион рванул назад к КПП и мы последовали его примеру. Дежурный, выслушав кого-то по рации, коротко проинформировал: — Из тюрьмы совершен массовый побег. Оружейник обернулся и посмотрел на нас с Орлом. — Вам лучше вернуться к командиру своего батальона. Мы не успели отойти от проходной, когда услышавший сирену лютоволк уже примчался назад к хозяину. — В казармы? — с сомнением в голосе спросил Орел, усевшись верхом на своего умного питомца. — Тюрьма ближе. — Нагло. — Нас все равно отправят туда наводить порядок среди заключенных… Догадываешься, кто мог организовать побег? — спросил я, запрыгнув на спину Старика. — Конечно, — кивнул Кузьма. — Печалин освящал Посох — и тот оказался фальшивкой, приехал инспектировать тюрьму — и вдруг побег. Таких совпадений не бывает. — Давай так, ты возвращайся в казармы, а я прямиком до этой… «Термитки». Надо рассказать все, что мы знаем. Когда я добрался до военной тюрьмы, сирена уже прекратила выть, но мощные фонари сторожевых вышек заливали окрестности светом несмотря на то, что на улице еще не было темно. Я ожидал увидеть вокруг «Термитки» суматоху, но было так спокойно, что в голову стали закрадываться мысли о ложной тревоге. Однако охранники тюрьмы быстро развеяли эту догадку, хотя в подробности вдаваться не стали. — У меня есть важная информация. Доложите начальству, — сказал я дежурным, осматривая высокий забор с кольцами колючей проволоки поверху — перебраться через такой без посторонней помощи вряд ли удастся. — Начальник тюрьмы на каменоломне. Они там допрашивают других заключенных, — доложил орк меньше чем через минуту. — Пойдемте. Я двинулся следом за ним на территорию тюрьмы, мимо большого и мрачного каменного строения с почерневшими решетками на маленьких окнах. Вряд ли в такие окна можно хоть что-нибудь разглядеть даже при ясной погоде — стекла были мутными и, казалось, совсем не пропускали свет. Внутрь мы заходить не стали, но даже снаружи я чувствовал давящее на нервы ощущение неволи. Каменоломня находилась совсем рядом, но атмосфера здесь царила совсем другая — было шумно и суетно. Я не знал, сколько здесь охранников в обычные дни, но сейчас их было едва ли не больше, чем самих заключенных. Несмотря на ЧП, работа кипела. Разозленные, взвинченные до предела надзиратели подгоняли пленников, и те, чувствуя, как накалился воздух, старались работать быстрее. Проходя мимо, я невольно задерживал на них взгляд — было странно находиться так близко от своего врага и не пытаться выхватить меч и начать обороняться. До этого мне приходилось сталкивался с лигийцами лишь в бою, где не было времени на раздумья: я калечил или убивал их без всякого сожаления, нисколько не заботясь о том, смогут ли они потом воскреснуть. Но сейчас, глядя на эти затравленные лица и измученные тела, мне было не по себе. Я не мог отделаться от мысли, что предпочел бы встречаться с лигийцами, когда они во всеоружии и способны дать сдачи. Возможность господствовать над поверженным, раздавленным противником вызывала у меня внутренний конфликт. И в этом, наверное, и есть моя главная слабость. Начальника тюрьмы Саранга Обаоджи я застал в окружении большого количества охраны, нескольких служащих, а также донельзя суровой дамы, в которой безошибочно узнал агента Комитета. — Почему вы здесь? — строго спросила она, не успел я открыть рот. — Батальоны сейчас прочесывают территорию ИВО. — Я находился… на задании, когда была объявлена тревога, — сказал я и бросил взгляд на начальника тюрьмы. Интересно, его друг уже сообщил ему о моих подвигах в «НекроИнкубаторе»? Но внимание Обаоджи было целиком сосредоточено на нескольких заключенных у его ног. Даже если он и знал о моей выходке, сейчас ему точно было не до нее. — В таком случае вам следовало вернуться в казармы. — Я разыскиваю Игнатия Печалина. Насколько я знаю, он находится здесь. Как только я это произнес, меня сразу посетила неприятная мысль — а что, если это совпадение, и я просто наговариваю на невиновного человека? Ведь никаких доказательств у меня нет. Но женщина из Комитета, услышав имя, сразу подалась вперед и быстро спросила: — Что вы знаете о Печалине? Я с сомнением посмотрел на окружавшую нас толпу, и комитетчица, правильно расценив мой жест, отвела меня чуть в сторону. — Я агент Комитета Лариса Неволина. Можете доложить своему связному, что передали мне всю информацию. Я слушаю. — Речь идет о Посохе Незеба. Как вы знаете, считалось, что он давно потерял всю свою силу. — И вы были у Одиона, — кивнула Неволина. — Верно. И я пересказал ей наш диалог с оружейником, умолчав о саркофаге в пещере. — Значит, Печалин и к Посоху руку прикладывал, — задумчиво протянула она. — Да. Я могу ошибаться, но этот побег во время его пребывания здесь… — Вы не ошибаетесь. Жаль, что ваша информация запоздала. Он предатель, и нам это уже известно. И это не единственное его преступление. Именно Печалин организовал подмену оружия из мастерской «ИгшПромСтали» и во время инспекции тюрьмы передал его заключенным. Хвала Незебу, уйти далеко они не сумели… — Их поймали? — Не совсем, — это был начальник тюрьмы, который подошел к нам и с недовольным видом уставился на комитетчицу. — У нас очень мало времени, товарищ Неволина. Она глянула на меня, кивком головы приказав следовать за ней. — Так что там с заключенными? — спросил я, когда мы вернулись к остальным. — Жрец Триединой Церкви Игнатий Печалин оказался предателем, вот что! — ответил рассерженный Обаоджи. — Он организовал побег, снабдил заключенных армейским оружием, лично перебил охрану тюрьмы. Мерзавец! Беглецы засели в пустом термитнике рядом с тюрьмой, один из конвоиров у них сейчас в заложниках. — Кто? Внутренний голос уже подсказывал мне, какое имя я сейчас услышу. По спине прошел холодок. — Вихрь Степных. — Вам известно это имя? — тут же спросила Неволина. — Нет, — соврал я, твердо уверенный, что дела орков-шаманов Комитета не касаются. — Мы уже сообщили о ЧП в Око, скоро сюда прибудут штурмовые отряды и начнется операция по захвату. А пока нужно допросить заключенных, которых удалось схватить, и выяснить, что им известно о побеге. Эликсир готов? — Да, — сразу откликнулся один из Зэм. — Но учтите, Эликсир ударяет в голову не хуже спиртного, так что придется выслушать немало чепухи. — Постараемся уловить то, что имеет для нас смысл. — Давайте начнем с этого, мелкого, — предложил один из сотрудников тюрьмы и, поскольку возражений не последовало, охранники подтащили к Неволиной троих гибберлингов, трогательно держащихся за руки. — А-а-а-а! Нас опять будут бить ногами и кричать «Гол!»», «Гол!». Не на-а-адо!.. Немного поразмыслив, Неволина влила эликсир в рот самому активному, вероятно решив, что он в этом семействе лидер. — Не надо нас пытать — мы скажем все, что знаем! И чего не знаем, тоже скажем… Нам обещали, что нас отсюда вытащат… Но мы в это не верим!.. Ты не наш дедушка, что тебе нужно?.. Ик!.. Хэй!.. Хоп-хэй, лала-лэй! — первоначальный испуг на лице гибберлинга постепенно сходил на нет, и под конец тирады пушистый недоросль уже довольно улыбался. Он под удивленными взглядами двух своих собратьев уселся на землю, схватившись за голову. — Ох, чем вы меня напоили? Забористая штука! Ик… Ох! Ик… Больше ничего от него добиться не удалось и охранники подвели испуганную эльфийку, очень похожую на Зизи. — Вы меня бить не будете? — Пей сама, или я помогу, — строго сказала Неволина. — Это не отрава, не бойся. Девушка, покорно выпив эликсир, пошатнулась, так что ее пришлось придерживать. Охрана, впрочем, не возражала. — Расскажи нам о побеге, — потребовала комитетчица. — Это унизительно! Я, аристократка в руках этой наглой имперской черни! Помню, как раньше в фантазиях я представляла, как меня берут в плен, связывают, раздевают… Это казалось так возбуждающе! — на этих словах смутились все, даже восставшие Зэм. Эльфйика продолжила: — А в жизни все совсем не так — здесь холодно ночью и кормят плохо. Но я знаю, что Лига не бросит меня. Моя семья не допустит этого! — Как они могут тебе помочь? — …А священник был очень мил, я должна буду отблагодарить его. Он так одинок, этот милый Игнатий! Она блаженно улыбалась, окончательно потеряв способность стоять на ногах самостоятельно, так что задавать вопросы дальше не имело смысла. Последним неудавшимся беглецом был каниец, он же казался самым крепким орешком. На его шее, как и у остальных заключенных, был ошейник с шипами, который он, судя по истерзанной коже вокруг, отчаянно пытался снять. Окинув всех ненавистным взглядом, каниец сквозь зубы процедил: — Что, тоже хотите поизмываться над пленным? — Хотим, чтобы ты выпил это. — Еще чего! Чтобы влить эликсир в рот канийцу понадобилась помощь двух орков-охранников, один из которых выкручивал пленнику руки, а второй разжимал челюсти. — От кого вы все ждете помощи? — сразу спросила Неволина, когда каниец наконец сделал глоток. — Я всего лишь ополченец. Не понимаю, кому нужно меня спасать?! Сказки это — никто за нами не придет, — сразу заговорил он, хотя я уже было подумал, что эликсир на него не подействует. Но каниец, как и другие, веселел прямо на глазах. — Вот в детстве я мечтал стать генералом, но мне сказали, что у генералов свои дети есть. Вот я и стал канониром. Пушка ба-бах… Ха! У меня и значок есть за отличную стрельбу, хочешь взглянуть? Где же он? Кто-то спер. Может, ты? Ик… Вот они придут, и тебе покажут! — Кто придет? — Они… Они скоро будут здесь. Империи конец, а я — генерал. Вот так оно и будет! — с этими словами каниец свалился на землю и захрапел. Неволина склонилась над ним и попыталась растормошить, но это было бесполезно. — Итак, наши беглецы ждут помощи извне, — выпрямляясь сказала она. — Да, этот Эликсир развязывает языки лучше всяких пыток. В конце концов, мы ведь не изверги! Но нам по-прежнему не хватает информации. Штурмовики сровняют это место с землей и мы так и не узнаем, что это за помощь и откуда она должна придти. — И кто еще, кроме предателя Печалина, замешан в этой истории! — добавил Обаоджи. — Но ведь там заложник… — вставил я, но меня никто не обратил внимания. — Вот что сделаем! Нужно подослать к ним в термитник одного из наших, чтобы установить «жучки». Может, хоть что-нибудь успеем подслушать до штурма, — сказала Неволина и, окинув всех присутствующих пристальным взглядом, остановилась на мне. — Это исключительно опасная миссия! Как раз вам по плечу! Лучше бы, конечно, послать квалифицированных специалистов, но у нас совсем нет времени их ждать! Мне мысль казалась абсолютно бредовой. — И как я должен это осуществить? — По легенде вы будете одним из сбежавших заключенных. — Допустим. Но как я туда попаду? «Здравствуйте, я один из вас, впустите меня»? — Да, простой маскировкой тут не обойтись. Поэтому с помощью магии мы превратим вас в гибберлинга. Справитесь? Я оторопел. — В гибберлинга? Наверное, это была шутка, но отчего-то никто не засмеялся. Все стояли с серьезными лицами и только пьяные от Эликсира лигийцы были всем довольны. Все произошло очень быстро. Я как завороженный смотрел на вспыхнувший жезл Неволиной, еще не до конца веря в реальность происходящего. Слишком это было абсурдно. Но в следующую секунду мое тело будто бы сдавили тиски, в глазах потемнело, и дышать стало очень трудно. Мир вокруг куда-то поплыл, и я крепко зажмурился, стараясь удержать равновесие. — Ну, как вы? Около минуты я не шевелился, прислушиваясь к своим ощущениям, а когда открыл глаза, то увидел, как надо мной склоняется комитечица. — Порядок? — спросила она, озабоченно вглядываясь в мое лицо. Я вдруг осознал, что лежу на земле, укутанный в какие-то тряпки. И только спустя несколько мгновений до меня дошло, что тряпки — это моя же форма, выросшая до гигантских размеров. Уверенный, что заклинание сработало как-то не так, я медленно поднес руки к глазам и взглянул на свои ладони. Они были покрыты белой, мягкой шерстью. К горлу подступила тошнота. — Что вы со мной сделали? — прошептал я. — Не волнуйтесь, это временно. Заклинание спадет очень быстро, так что вам надо поторопиться. Я начал выкарабкиваться из собственной одежды. Неволина хотела мне помочь, но я грубовато оттолкнул ее руки. Сейчас она вызывала во мне почти неконтролируемую ненависть и мне были до отвращения неприятны ее прикосновения. Ноги дрожали, я чувствовал слабость во всем теле и изо всех сил напрягал зрение, потому что перед глазами то и дело все расплывалось. — Я знаю, что вам сейчас не очень комфортно, — сочувственно произнесла Неволина. — Побочный эффект заклинания. Это пройдет, когда вы примете свой обычный вид. От наготы я нисколько не смущался — мое маленькое тельце целиком укутывал густой мех, и мне казалось, будто я с головы до ног в пушистом свитере. Гораздо больше нервировала безоружность. Взять свой меч я не смог — он стал невероятно громоздким и тяжелым. Более того, в таком плачевном состоянии мне не под силу было поднять и крохотного кинжала. — Мы позаботимся о ваших вещах и… оружии, — с запинкой заверила Неволина, осторожно, с почтением, взяв в руки мой меч. — Вот жучки, и попробуйте, если получится, встретиться с Печалиным и разговорить его. Пока вы будете выглядеть как гибберлинг, он станет с вами разговаривать. — Вот только будет ли он откровенен? — сказал я, с ужасом услышав высокий, визгливый писк вместо своего голоса. — Придумайте что-нибудь, не зря же вас так расхвалили… Найдите какой-нибудь кусок дерева и скажите, что это обломок корабля Незеба, на котором тот отправился в свой последний путь. — И откуда он у меня? — Украл. Из кабинета директора тюрьмы. — Звучит как бред. — Печалин клюнет. Он настоящий фанатик Церкви и Света. Тут вы и расспросите его хорошенько! Важны имена, пароли, явки… Одним словом, все, что позволит нам раскрыть агентурную сеть Лиги. Вскоре мне стало понятно, почему тюрьма называется «Термитка», совсем рядом, практически у самых стен, разрослись огромные, похожие на гигантские грибы, термитники, куда мне предстояло пробраться. Опасаясь возможного наблюдения, я беспрепятственно прополз до своей цели на брюхе — шерсть отлично сливалась с сухой степью. Беглецы забаррикадировались внутри самого большого термитника, и я пока смутно представлял себе план действий. Осторожно обследовав все, до чего смог достать своей короткой лапкой, я смирился, что попасть внутрь незамеченным мне не удастся. Так и не найдя решения, я плюнул на конспирацию, встал в полный рост и несколько раз обошел термитник вокруг, но что-то похожее на вход так и не обнаружил. Ситуация начала казаться тупиковой, но не идти же назад! Я забарабанил маленькими кулачками по стенке термитника и заверещал мерзким, высоким голосом: — Спасите! Помогите!!! То ли внутри меня было не слышно, то ли пленникам не было дела до гибберлинга снаружи, но впускать меня никто не собирался. Я, начав злиться на комитетчицу с ее дурацкими идеями, в сердцах пнул отвратительное сооружение термитов и неожиданно моя нога провалилась внутрь. Воодушевившись, я активно заработал руками, отдирая от стены липкую глину, и вскоре обнаружил маленькую щель, в которую с энтузиазмом начал протискиваться. Изнутри термитник сильно отличался от того, что я видел снаружи. Здесь стены были влажными — их покрывала зеленая слизь, источающая острый, неприятных запах, а в местах, где ее было особенно много, виднелись пульсирующие коконы. Повсюду слышался неприятный шорох, похожий на шелест сотен книжных страниц, и мне, слабому и безоружному, находящемуся в теле крохотного гибберлинга, отчаянно хотелось убраться отсюда поскорее. Мое зрение по-прежнему было неважным, и я не сразу увидел, откуда исходит хаотично мерцающий зеленый свет, напомнивший мне гробницу Зэм. И только внимательно приглядевшись я понял, что это люминесцируют тела жутких муравьев, которыми термитник просто кишел! Я попятился назад, инстинктивно ища хоть что-то, чем можно было воспользоваться как оружием. Почему-то я думал, что никаких термитов здесь давно нет, раз уж тут успешно смогли укрыться сбежавшие пленники. Под руку попался лишь давно сгнивший сучок. — Не бойся, малыш, они не опасны, если их не трогать, — сказал кто-то ласковым голосом и заботливо взял меня на руки. — Теперь все будет хорошо. Это была женщина. Она прижала меня к своей пышной груди как родное дитя и зашагала по тропинке, спиралью уходящей вниз, в глубину термитника. Краем глаза я отметил клетки, стоявшие на самом верху, вряд ли их сюда приволокли сбежавшие пленники… Но подумать об этом было некогда. Все происходящее казалось мне странным, чудовищным сном. Я провожал глазами термитов, ползающих по стенам справа, и заглядывал в поисках дна в темный обрыв слева. Но дна все не было и не не было… Только наполненная смрадом чернота с ядовито-зелеными проблесками копошащихся тут и там насекомых. Может быть, все это лишь бред моего больного разума? Может я все еще лежу военном госпитале, укушенный сороконожкой, и мне лишь снится, что я в теле гибберлинга сижу на руках канийки внутри термитника? На этом мысль прервалась — я увидел то, что было в самом центре. На первый взгляд мне показалось, что гигантский кокон завис прямо в воздухе, но потом я разглядел затвердевшую слизь, которая его удерживала. Должно быть, это была матка, и я в некотором ступоре наблюдал, как женщина, на чьей груди я так уютно возлежал, направилась именно туда! По счастью, внутри все оказалось не так страшно. Было ощущение, что мы находимся в необычной, круглой комнате. Термиты расползлись от костра, разожженного в самом центре и залившего все вокруг теплым, желтым светом. Вокруг были люди, и я с удивлением почувствовал некое подобие уюта. Женщина посадила меня поближе к огню. Я дрожал от слабости, но она, очевидно, решила, что мне холодно. — Как ты, малыш? — Хочу выбраться отсюда, — честно сказал я. В моем кулаке все еще были зажаты жучки, про которых я только что вспомнил, другой рукой я продолжал сжимать подвернувшийся сук. Жучков я незаметно выпустил на волю всех разом, вряд ли у меня будет возможность разгуливать по термитнику, да и желания особого не было. — Скоро нас вызволят, — заверила женщина и попыталась забрать у меня из рук палку. — Нет! — завопил я так громко, что на меня все обернулись, а рыжеволосый усатый мужчина, вдохновенно о чем-то рассказывающий присутствующим, замолчал, уставившись на меня удивленными глазами. — Это часть корабля самого Незеба! Я стащил его… — Это всего лишь кусок дерева, можешь бросить его в костер, — мягко произнес усатый. — Но это же реликвия! — не сдавался я. На мужчине, в отличие от всех остальных, была не изодранная тюремная роба, а одеяние служителя Триединой Церкви. Я понял, что это и есть Печалин. — Даже если это так, Игнатию не интересны имперские побрякушки, — строго сказала женщина, сдвинув брови. Печалин присел рядом со мной, приветливо улыбаясь. Я смотрел на него во все глаза — обычный, ничем не примечательный мужик с добрым лицом. Он мог бы быть моим сослуживцем, соседом или родственником, ничего в нем не выдавало предателя. — Вы ведь имперец, — прошептал я, не в силах понять, как можно вот так взять и отвернуться от Родины. Наверное, я был не первый, кто задал Печалину этот вопрос, потому что он, нисколько не смутившись и ничего не заподозрив, сразу же начал вещать заготовленную речь: — Послушай, мне было откровение, и узрел я низость, творившуюся вокруг. Мы забыли о милосердии и добре, солдаты Империи убивают братьев моих — священников Лиги, некроманты Зэм используют беззащитных пленных в своих экспериментах! Я должен был бороться с этим. И не словом. Но огнем и мечом! Я не знал, как подобраться к интересующей меня теме, поэтому, проявив чудеса солдафонской дипломатии, спросил прямо в лоб: — А правда, говорят, что вы похитили у Яскера самый сильный в мире посох? Печалин самодовольно улыбнулся. — Нет, я всего лишь заменил его подделкой во время экспертизы… — скромно сказал он, но было видно, что вопрос ему польстил. — Это был Посох Незеба. Потом, правда, пришлось вернуть его на место — риск был слишком велик… Но главной цели я достиг — эти тупые некроманты решили, что он больше ни на что не годен. Глупцы! Они использовали его в своих никчемных церемониях как бессмысленную палку, давали в руки гоблинам, чтобы те начистили его до зеркального блеска… Все с большим вниманием и почтением слушали Печалина, и его голос с каждым словом становился громче. — Вы спросите, кто помогал мне? Я отвечу. Свет! Свет веры, истинной веры в Тенсеса! И только в Тенсеса, без Незеба и Скракана, которых Триединая Церковь с подачи Комитета пытается выдать за святых. Но каждый, кто умеет думать, понимает, что этим двум Великим Магам ой как далеко до настоящего мессии — Тенсеса! — церковник начал немного раскачиваться, будто впал в транс, и выглядел настоящим безумцем. — И тьма! Да, как ни больно говорить об этом, мне помогала Тьма. Тьма имперского государства, в котором за взятки и привилегии чиновники готовы закрыть глаза на все! Даже на жуткие, леденящие душу эксперименты, что противоестественны самой природе! Вот два моих союзника. И больше никто мне не помогал! — И что же было дальше? — женщина, которая принесла меня сюда, буквально пожирала глазами Печалина. Примерно с таким же обожанием на него смотрели и все остальные. Я тоже постарался изобразить восхищение, но подозревал, что мой восторг больше похож на гримасу отвращения. — Через гоблинов Посох попал в руки к моим лигийским друзьям, которые собирались раз и навсегда избавить мир от Яскера. Но все пошло прахом! Какая-то подлая тварь помешала правосудию свершиться! Тиран выжил, Империя по-прежнему окутана Тьмой… Но свет рассеет ее, рано или поздно! Свет Истинной Церкви, что очистит от скверны Империю Зла. Верьте мне и ничего не бойтесь! Знайте, что Лига не бросит нас в беде. Скоро на берегах Игша высадится ее десант. Он и спасет нас! — Десант? Но как? Куда? — быстро спросил я. — Не волнуйся, малыш. Скоро все закончится… Главное — Вера! Как бы я ни пытался вытянуть из Печалина хоть сколько-нибудь информации, ничего более конкретного он так и не сказал. У меня даже закрались подозрения, что ожидаемое спасение — лишь плод воображения безумца. Я не знал, сколько прошло времени, и это меня тревожило. Неволина говорила, что заклинание, которым она превратила меня в гибберлинга, рассеется очень быстро. К тому же, в любую минуту может начаться штурм, и вряд ли Ястребы Яскера будут прорываться внутрь. Скорее всего термитник просто сожгут вместе со всеми беглецами. Я убеждал себя в том, что пока здесь я и еще один заложник — Вихрь Степных, атака не начнется, однако полной уверенности в этом у меня не было. Все внимание было сосредоточено на Печалине, и мне даже не пришлось придумывать повод, чтобы слинять с его проповеди. И хотя я ничего толком не узнал, возможно, с помощью жучков Комитету удастся что-нибудь подслушать. Подниматься на коротеньких лапках вверх было сложно, кроме того, порядком нервировали термиты — некоторые едва ли не размером с меня. Ноги быстро налились свинцом, но у меня не возникло и мысли остановиться и передохнуть. На верхней площадке находилось несколько заключенных, охранявших забаррикадированный изнутри вход в термитник. В руках у них было оружие, по всей видимости то, которое предназначалось для батальона Красных, и которое подменил Печалин, подставив оружейника Одиона. Клетки, что я заметил, когда пробрался внутрь термитника, находились неподалеку, и одна из них была занята. Я не хотел думать, для чего их поставили в это скрытое от посторонних глаз место, но неприятные мысли все равно лезли в голову. Орк, сидевший в одной из клеток, вероятно, только начал приходить в себя — он тряс головой и очумело озирался по сторонам. Оставалось только удивляться, как сбежавшие пленники смогли его сюда дотащить — он был огромен, и судя по тому, как прогнулись толстые металлические прутья решетки, когда он схватил их руками, обладал колоссальной физической силой. Бывшие заключенные опасливо поглядывали в его сторону, не решаясь подойти слишком близко. — АГР-Р-Р!!! Лапти недоделанные! Совсем страх потеряли?! Выпустите меня!!! Я бесстрашно заковылял прямо к орку, вызвав всеобщее уважение. — А ну иди сюда, тапок, сейчас я тебя… — Не ори! — рявкнул я, и орк замер от удивления. — Только тихо. Я не тапок, а Никита Санников… — Да ты че, мохнатый, я же тебя еще не бил, а ты уже умом тронулся. — Тихо, сказал! Это морок, и он скоро развеется. Ты Вихрь Степных. Шип Змеелов с меня шкуру сдерет, если я тебя отсюда не вытащу… Орк присел на корточки, чтобы лучше меня видеть. — Ты знаешь Шипа? Откуда?! — Говорю же, я Никита Санников, из Красных! Нам надо выбираться отсюда, пока не начался штурм… — Из Красных, говоришь? Ты, хорек, в своей шубе совсем перегрелся? Слышал я, что Красные эльфийку завели, но чтоб хорьков разводить — это уж слишком. Даже для таких тупиц, как они. Орк начал меня откровенно бесить. К чему мне спасать этого остолопа из Синих? Может он вовсе никакой и не маг. — Вот что, Шип думает, что ты потомок Великого Орка… — Какого еще Великого Орка? — Мага! — терпеливо пояснил я, собирая в кулак остатки самообладания. — Орка, способного держать аллоды! — Слушай, я тебя впервые в жизни вижу! Чего надо-то? Я не в курсах, о чем ты толкуешь. Ну, есть у меня кое-какие способности, и что из этого? Я настоящий орк, а не какой-нибудь прибабахнутый шаман. Был бы шаманом, разве меня в клетку посадили бы?! — Вот уж действительно… Как они тебя сюда приволокли? Такую тушу… — Никуда меня не волокли, — обиженно засопел Вихрь. — Я тут на посту стоял. А они со спины напали, сволочи. Очнулся уже в клетке. — Зачем здесь эти клетки? — Знамо зачем. Карцер. Жутко тут. Термиты, они того… только если шевелишься подползать боятся. А попробуй, усни… Эх, надо выбираться отсюда! Был бы я маг, иль шаман какой — взломал бы эту клетку заклятием каким. А так — фигушки! Давай ты меня выпустишь, гы?! — Где ключ ты, конечно, не знаешь. — У кого-то из этих гадов-беглецов. Убей их, ключ найди-забери, клетку открой, меня выпусти. Усек задачу, шпендик, гы? — Придержал бы ты язык, остряк. Может, Коловрат и возлагает на тебя какие-то надежды, но в моих глазах твоя ценность не настолько велика… Я задумался на минуту, расхаживая вдоль клетки. Сбежавших заключенных, дежуривших у забаррикадированного входа, больше интересовал шум снаружи, и они не обращали на нас внимания. — Послушай, я вернусь назад, к начальнику тюрьмы, у него наверняка есть запасной ключ. Ястребы Яскера скорее всего уже здесь и медлить они не будут, поэтому надо поторопиться. Мы придумаем, как тебя вытащить. А пока сиди тут и не нарывайся, иначе спасать будет уже некого… — Эй, постой. Так ты правда это… заколдованный? Ну дела! Я закатил глаза и ничего не ответил, собираясь уходить. — Подожди, карапуз. Я знаю, где запасной ключ! Он тут, спрятан… на всякий случай, гы. Вон там, под теми камнями. Удостоверившись, что на меня никто не смотрит, я пошарил в указанном месте — там было склизко и неприятно, но вдруг мои пальцы коснулись холодного металла. Зажав ключ в кулаке, я вернулся к Вихрю. — Нашел?.. Ура, свобода! Для нас, орков, это — самое главное! Выпускай же, ну! — Подожди. Как мы выберемся отсюда? — я кивнул на самодельную преграду из камней и глины на входе. — Давай так, я открою клетку, а ты сидишь тихо и делаешь вид страшно подавленного арестанта… А ну изобрази! Вихрь скорчил гримасу и я чуть не выронил ключ. — Не ахти… ну ладно, пойдет. Так вот. Ты сидишь здесь, убедительно страдаешь, а как только начнется штурм, под шумок быстро рвешь отсюда когти. Ястребы тебя прикроют. Гы? — Ладно, что попусту языками чесать — сваливать нужно. Открывай поскорее! И не забудь там передать кому надо, что я жив, что пост не бросил, что сражался, как и положено орку! А я, так и быть, загляну к шаманам, как смогу. Надо — значит надо, хотя не люблю я их. Вихрь — правильный орк! Боец! С этими словами он так сильно сжал толстые прутья решетки, что те прогнулись дугой. Я поспешил открыть дверь, пока Вихрь не сломал клетку. — Ну все, теперь жди подмо… Не успел я договорить, как орк треснул рукой по двери клетки — та отлетела в сторону вместе со мной — и с жутким воплем «А-А-А!» рванул к выходу, явно собираясь идти на таран. — И-ди-от! — процедил я, кое-как поднявшись на ноги. Никому и в голову не пришло оказать сопротивление: вид дико орущего орка, несущегося не сбавляя скорости прямо на камни, заставил лигийцев в ужасе отпрыгнуть в разные стороны. Я был уверен, что внушительная преграда быстро охладит пыл Вихря, но, возможно, он впрямь обладал магическими способностями, помноженными на чудовищную физическую силу, потому что от первого же столкновения спешно возведенная баррикада посыпалась и меж камней появился просвет. Вихрь затряс головой, немного разбежался и снова со всей силы вписался в преграду плечом. Второго сокрушительного удара заслон не выдержал. Вихрь, не переставая вопить, выскочил из термитника и был таков. Я, не найдя ничего умнее, чем провизжать своим детским голоском: «Я его остановлю!», кинулся следом, надеясь, что за мной никто не последует. Дураков среди лигийцев не нашлось, и обернувшись через десяток метров, я увидел, что они спешно пытаются восстановить разрушенную стену. Когда я, уставший и злой, доковылял на своих коротеньких ножках до Неволиной и ее свиты, Вихря уже и след простыл. — Итак, наш маленький маскарад прошел удачно. Теперь мы в курсе того, о чем говорят беглецы. Они надеются, что Лига придет им на помощь. Но при этом — вот проклятье! — ничего не говорят о том, откуда они ее ждут! Какие-то пустые, общие слова! Зато заложник спасен, и теперь нам ничего не мешает… — Верните мне меня обратно! — потребовал я. — Заклинание спадет само. Я благодарю вас за помощь, она была поистине неоценима! Уверена, что с таким офицером Красные одержат победу. — Я не офицер. — Как? Еще нет? Хм, это скоро изменится — нет сомнений! А пока что вам нужно вернуться в казармы и отдохнуть… А еще лучше в госпиталь! Тем временем к термитникам выдвинулись Ястребы Яскера — быстрые и незаметные, как тени. — Штурм уже начался? — спросил я. — Пора навести тут порядок, — кивнула Неволина. — Хватит уже этим заносчивым идиотам топтать хадаганскую землю! Их надо наказать! Покончить с беглецами, и главное — этим обормотом, Феофаном Баландовым, который громче всех орет о грядущем спасении и воображает себя вожаком. Вот пусть и поплатится за свой длинный язык! А то, признаться, слушать его бред, передаваемый установленными «жучками», сил уже нет. — А Печалин? — Про него мы тоже не забудем. Жаль, что он так ничего и не сказал о своих связях… Ястребы попробуют захватить его живым — в Комитете его разговорят! Впрочем, одно нам ясно. Негодяи ждут, что Лига высадит десант на нашем аллоде и выручит их. Я отправлю срочную депешу в столицу, мы отразим эту дерзкую вылазку — и враг будет повержен. Что касается «откровений» этого Печалина… Не берите в голову — это просто бред фанатика, одурманенного пропагандой Лиги. Эй… подойди-ка сюда, — Неволина поманила пальцем одного из солдат. — Доставь нашего сотрудника в госпиталь, его вещи и… меч. И будь осторожен! Этот груз очень ценный! Она подмигнула мне и вернулась к остальным на небольшое возвышение, где термитники были как на ладони — там, внизу, Ястребы уже начали профессионально, молниеносно устранять противника. Глава 18
  14. Я прихожу туда, где обреченный ждет свою кончину Я прихожу провести его в дальний долгий путь, и пусть он будет тяжек, но я облегчу его страдания, взяв часть боли на себя, известив вокруг всех своим криком. Криком боли. Я - баньши. И это мое предначертание. Белая копна волос развевалась от дуновения ветра. Сидеть на крыше весело - ты наблюдаешь за всеми вокруг; еще можно немного наклониться вперед, и тогда зазевавшийся прохожий испугается мимолетного видения: мгновенье и вот- вот юная девушка свалится и свернет себе шею, а через еще одно мгновенье - крыша пустая, только гнилые листья выглядывают из водостока. Не отнять самоуверенности, не разделить той привлекательности, что вела и манила мужчин к порогу ее дома. Когда-то. В былое время Бьянка Кострицина была весьма талантливой молодой особой, обучалась магии, хотела посвятить жизнь великим делам (о которых она еще не знала, но, как любая мечтательница, представляла в виде подвигов, свершений, наград и почета). А потом в ее жизни появился он - без породы и каких-либо знатных корней. Когда вечерком Бьянка купалась в речушке и шальной омут подхватил ее хрупкое тело в свою власть, закрутил вихрем и обещал никому не отдать, не вернуть... Кто-то уцепился в ее руки, судорожно пытающиеся схватить воздух в порыве спасения. Сознание пришло в виде боли, щиплющей глаза, стучащей в голову и... пульсирующей в руке. А еще было мокрое тепло на щеке, которое перешло на запястье. Таинственный незнакомец покорно сидел у тела девушки и зализывал прокушенную руку своей то ли жертвы, то ли объекта спасения. Когда помутнение прошло и кашлять от воды уже не хотелось, Бьянка поняла, что этот рыжий с белыми лапами мохнатый (хоть и мокрый) красавец - ее маленький ангел-хранитель. «Как же ты смог меня вытащить? А что было бы, если бы не смог? Храни тебя Тенсес, мой дорогой», - кружили мысли в голове, как осиный рой над ульем. От понимания, что этот пес, чуть не утонув сам, рискнул собой ради нее, у Бьянки пульсировало в висках. Хотелось плакать и кричать. А пес просто смотрел на девушку и вдруг уткнулся холодным носом в щеку, будто желая поцеловать. Так завязалась дружба. Спустя полтора года ее верный друг, которого теперь именовали Самурай, был известен во всем поселке и даже в пределах Новограда: шальной нрав очень любили дети (а Самурай в свою очередь любил играть с малышней), старики уважали храбрость пса, задиры обходили стороной его мощные когти и клыки. Бья нка заканчивала наставническое обучение и вот-вот должна была отправиться в Темноводье к одному колдуну на полгода для получения практических навыков. В ту роковую ночь луна светила кроваво-красным светом. Девушка крутилась во сне, а Самурай поскуливал на краю кровати - чуял беду. Оглушающий и леденящий сердце вой ворвался в окно спальни, а за ним брызнули осколки стекла - Оборотни пришли на трапезу. Самурай дрался до последнего, но не смог противостоять такому сильному врагу. И хоть полусонная Бьянка смогла отбиться, но защитить друга... было слишком поздно - пес, истекая кровью на ковре, издавал последние хрипящие вздохи, подергивая при этом хвостом. Будто говорил своей подруге «ты не волнуйся, мне не больно; совсем чуть-чуть... я все равно с тобой». Крик о помощи не был услышан, ибо Оборотней было не сосчитать, кричало в ту ночь много людей. Месть залила глаза, и Бьянка выбежала из дома в одной лишь тонкой ночнушке. Из рук сыпались искры, магия перевалила через край и теперь леденящим огнем разрывала в клочья всех нежданных ночных гостей, попадавшихся на ее пути. А когда не осталось ни одной живой души - девушка очнулась. Когда Бьянка увидела плоды своей магии и осознала всю горечь потери, ее сердце не выдержало и превратилось в лед. Больше никто не видел Бьянку. Прошло много лет, но когда наступает полнолуние, слышен плач на холме у дуба, где когда-то был дом красавицы, жившей с верным другом... по кличке Самурай. Автор: Зуби View full record
  15. Не так давно студия Allods Team объявила о старте нового проекта по мотивам Аллодов Онлайн - Пираты. Пока новая игра находится в разработке, мы предлагаем вам вспомнить о том. какие корабли есть в Аллодах Онлайн. Пересчитав все возможные корабельные «внешки», мы с удивлением обнаружили, что их десять, и это отличный повод, чтобы составить новый топ-10! 10 место Бриг Империи/Лиги Десятку открывает окрас, который видит игрок, впервые получивший свой корабль. Хотя стандартная оснастка не отличается особыми изысками, игра позволяет нам проявить фантазию и немного украсить корабль самостоятельно. Так, например, вы можете изменить цвет корпуса, оформить паруса, добавив эмблему, или установить украшение в носовой части и на бортах. Таким образом, затратив немного усилий и времени, вы можете получить оригинальный окрас для своего корабля. 9 место Корвет Империи/Лиги Во время акции «Ларец корабела» вы можете получить модуль улучшения корпуса корабля «Корвет», который не только увеличивает количество пушек на борту, но и меняет корабль визуально. Примечательно, что и этот окрас тоже можно самостоятельно видоизменить. Оснастка корабля «Корвет» позволяет менять на корабле все то же, что и на «Бриге». Так что, если вы уже привыкли видеть, например, герб Империи на своих парусах, вы можете вернуть его на это место, даже когда улучшите свой корабль. 8 место Пиратский корабль Кто из нас в тайне не мечтал стать пиратом, поднять черные паруса со всем известной эмблемой, бороздить просторы астрала и грабить корованы? Строчкой выше окрас корабля, который должен быть у каждого уважающего себя капитана, даже если он самый законопослушный гражданин. Пиратский корабль - окрас для истинных романтиков и мечтателей! Несмотря на рваные паруса, сам корабль выглядит весьма солидно. Сразу видно, что дела у пиратов идут очень неплохо, а в закромах, должно быть, хранится очень много бутылок рома! В разное время этот окрас можно было получить из ларца Корабела, Полководца и ларца Душ. 7 место Корабль изыскателей На седьмой строчке - появившийся в прошлом году в ларцах Изобретателя корабль изыскателей. Так как имперские и лигийские корабли имеют свои характерные особенности, один и тот же окрас в разных фракциях всегда выглядит по разному, сохраняя только общую стилистическую направленность. Корабль изыскателей наиболее ярко демонстрирует различия между двумя непримиримыми соперниками. Имперская версия похожа на ультрасовременный оплот науки и техники, венец инженерной мысли, тогда как лигийский корабль, с воздушными шарами и традиционно большими парусами, навевает мысли о дирижаблях. 6 место Корабль-призрак На шестом месте самый необычный окрас в игре - корабль-призрак из ларцов Торговца и Конклава. Выглядит он довольно устрашающе и, конечно, не всякому придется по вкусу. Однако нельзя не признать, что окрас смотрится весьма экстравагантно и явно выделяется на фоне всех остальных. Если вам доведется столкнуться в бою с кораблем- призраком - не обманывайтесь его разодранными парусами, прогнившими бортами и поломанными мачтами. Неведомая сила, холодным ветром гуляющая по коридорам, пронзительно стонущая из старых кают, густым туманом стелющаяся по палубе, все еще хранит этот корабль! 5 место Корабль «Рассвет» Пятую строчку занимает окрас, который мы впервые увидели в сезоне 5.0, проходя очередной виток сюжета. Именно на корабле «Рассвет» мы отправились в погоню за удравшей на «Затмении» Смеяной. Вот что говорит нам главный астроловед Сарнаута Антон Турищев: «Рассвет» идет сквозь астрал быстрее ветра, и он с легкостью домчит тебя до нужного острова». В дальнейшем, по мере развития сюжета, мы еще не раз увидим этот красивый корабль. Примечательно, что имперская и лигийская версии совсем не похожи друг на друга. Несмотря на то, этот окрас знаком нам давно, получить его в собственное распоряжение мы смогли только в этом году из ларца Корабела. 4 место Корабль охотников на демонов На четвертом месте боевой окрас в темных тонах, с небезызвестной символикой на парусах и характерным украшением на носу. Всем в Сарнауте знаком корабль отчаянных воителей - охотников на демонов! Отправляясь на астральную охоту, в логово спрутоглава или просто в дальние уголки астрала, смело становитесь у руля этого корабля! Один только его вид наводит ужас на демонов и вызывает уважение у бывалых астралонавтов. Это один из самых старых окрасов, который можно было получить из ларцов Полководца, Ментора и Наставника. 3 место Корабль «Затмение» Бронзовым призером сегодняшнего топа становится знаменитый корабль «Затмение», в свое время наделавший в Сарнауте много шума. Наш окрас, конечно, несколько уступает в размерах линкору Смеяны, но это нисколько не умаляет его прочих достоинств. Выполненный в приятной цветовой гамме, со множеством украшений и ненавязчивой иллюминацией по всему кораблю, он станет гордостью любого капитана и серьезной боевой единицей имперского или л и гий с ко го флота! Окрас находился в ларцах Полководца, Ювелира и Колдуна. 2 место Корабль прайденов С появлением в Сарнауте новой расы полулюдей-полукотов изменилось очень многое. Появились новые сюжетные линии, умения, костюмы и, конечно же, корабельный окрас! На втором месте нашего топа одно из самых красивых творений Сарнаута - прайденский корабль, который можно было достать из ларцов Корабела, Полководца и Ювелира. Большие асимметричные паруса, которые развеваются даже на имперском судне, что не свойственно для кораблей этой фракции, сразу привлекают к себе внимание. Удачная цветовая гамма - еще один плюс в копилку достоинств этого окраса. 1 место Корабль инквизиции Ну а лучшим на сегодняшний день окрасом и безоговорочным победителем топ-10 астральных кораблей становится корабль инквизиции! Величественный и торжественный, он достоин быть кораблем глав государств, авангардом любой флотилии и заветной мечтой молодого капитана, только начинающего покорять астрал! Корабль может похвастаться сверкающей золотом отделкой, голубыми парусами и множеством мелких декоративных деталей. Окрас можно было получить из ларцов Полководца, Торговца и Конклава, а также в пин-коде к книге по вселенной Аллоды Онлайн «Игра в чертогах смерти». View full record