Скоро Зима

Journalist
  • Content Count

    481
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    54

2 Followers

About Скоро Зима

  • Rank
    The Herald

Recent Profile Visitors

6100 profile views
  1. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 1. Приглашение на Спектакль Шел снег. Я подставлял лицо морозу, чувствуя, как он ревниво целует мои щеки. Ветра не было. Солнце разливало лучи по аллоду, почти стерев все тени, и от белизны вокруг резало глаза. Но я уже научился не щуриться. Крохотный, искусственно созданный аллод, ставший моей обителью, можно обойти пешком минут за пятнадцать, или облететь на быстролете за две, и мне казалось, что я выучил здесь каждый камешек, каждое дерево и каждый куст. Разлапистые ели, привезенные с Яхча, прижились, и теперь воздух пах хвоей, чистотой и умиротворением. Даже доносившиеся из дома крики и звон посуды я воспринимал как незначительный фон. Хороший аллод получился! Такой, как я и хотел. Сейчас мое внимание было сосредоточено на двух кораблях, не очень аккуратно швартовавшихся к маленькому пирсу. Им не хватало места, но никто не хотел уступать. Почтовый, более юркий, сумел проскочить первым, но пассажирский не сдавал позиций и сумел оттеснить крохотный челнок. Я стоял у пристани, с улыбкой наблюдая за этим противостоянием, и мысленно ставил на почтальона, но не угадал. Прицепиться к пирсу ухитрились оба. — Как же тут все-таки холодно, Ник! Тебе не надоело жить на этой льдине? — едва сойдя на берег принялся причитать Орел. Он говорил это каждый раз, и я уже не утруждал себя ответом. Его стенания стали просто ритуалом. — Если уж ты решил потихоньку дичать вне пределов цивилизации, то мог выбрать кусок земли в более теплом месте?! Я бы к тебе с пивом наведывался чаще… — Вот поэтому он и решил жить на льдине! — вставила Лиза. — Чтобы ты со своим пивом сидел дома. — А по-моему, здесь мило, — вежливо сказала Матрена, стараясь придать лицу соответствующее выражение. Я гордо называл свой маленький остров «Земля Санникова», под таким названием и зарегистрировав его в реестре, и был страшно им доволен. Но Имперские аллоды в основном очень жаркие и их жители привыкли к высоким температурам, поэтому я знал, что никому здесь не нравится. Кроме разве что толстокожего Лба, которому вообще все равно. — Шашлычок на морозе — тоже хорошо! — подтвердил он мои предположения. — Я тоже рад вас видеть, — произнес я и уже хотел было позвать всех в дом, как тут напомнил о себе почтальон. — Товарищ Санников, вам тут… — Вон там оставьте, я потом заберу, — неопределенно махнул я рукой, предлагая почтальону самому решать, куда складировать корреспонденцию. Все равно я перестал ее читать. — Нет-нет-нет, тут есть важное послание! И вы должны поставить подпись! — Еще чего! Можете забирать свое послание обратно… — Никита! — укоризненно воскликнула Матрена и нахмурила брови. — Что?! Мне теперь эти письма мешками со всей Империи приходят! — Это ты должен взять! — настоятельно сказал Миша, а Орел выхватил ручку из рук почтальона. — Давайте, я распишусь. — Ага, вот тут подпись, вот тут и вот тут еще, за получение. И не крестиком, пожалуйста! А то тут так каждый второй расписаться норовит! Все, теперь можете забрать посылку… Наша почта — самая надежная в Сарнауте! — Хорошо, хорошо, лети уже к другому адресату. Орел забрал у него письмо и еще какой-то предмет из рук, протянул мне и тут же, бросив настороженный взгляд мне за спину, предупредил: — Если Гелла там, то лучше прочти на улице. — Что-то там тихо стало. Кажется, она телепортировалась, — пробормотал я и зашагал в дом. Тишина и куча осколков на полу… Я понадеялся, что у меня еще осталась хоть какая-то посуда. — Вы поссорились? — осторожно спросила Матрена, глядя на это побоище. — Опять? — менее деликатно добавила Лиза, не переваривающая Геллу с первой минуты их знакомства. Я равнодушно пожал плечами. Гелла — профессиональная актриса, и она не любит делить главную роль с кем-то еще, поэтому в нашей с ней пьесе я был даже не актером второго плана, а безмолвной декорацией. Она сама находила причину для конфликта, сама ссорилась, уходила, сама прощала меня и возвращалась. Я вообще не принимал в этом действии никакого участия, наблюдая за всем как бы со стороны. Единственное, что вызывало у меня интерес, сама ли Гелла является ко мне, или это Комитет ее присылает проведать, как я тут поживаю на краю света. Не спрыгнул ли еще в астрал? В остальном мне было все равно — мои мысли занимал совсем другой образ. Зеленые глаза, рыжие волосы, веснушки… Дочка трактирщика с плато Коба, Вероника, так прочно сидела в моей голове, что тоска по ней стала походить на неизлечимую болезнь. Произошло это не сразу, ведь сначала у меня еще теплилась надежда, что я сумею ее найти. После событий на осколке Язеса, когда нам удалось остановить наступление демонов и уничтожить того, кого демонопоклонники называли «Хозяином», у меня было широкое поле для деятельности и помощь государственных структур за спиной — потому что Империя умеет быть благодарной! Но ни на Святой Земле, ни где-либо еще Веронику и ее отца найти не удалось. Они оба лгали, утверждая, что их родной аллод — это Гипат. Как я выяснил позже, такой аллод действительно существовал, но был уничтожен еще в начале прошлого века, в Ночь Астральных Порталов. У меня не осталось ни одной нити, за которую можно было бы потянуть. Холодный, уединенный островок, созданный на куске метеоритного железа и очень похожий на то место, где я родился, — это лучшее, что еще Империя могла для меня сделать. И теперь я, пользуясь привилегиями, щедро отсыпанными государством, прятался здесь от всего остального мира, вызывая крайнее неудовольствие у своих друзей. Правда, вскоре это уединение нарушила моя старая знакомая. Гелла появилась на моем пороге, ослепительная в своей красоте и неподражаемая в своем актерском таланте. Я не возражал. И когда она психовала и убегала обратно в столицу, тоже особо не расстраивался. — Что там, на большой земле? Есть новости? — поинтересовался я, собирая осколки с пола. — Вообще-то, есть! Ты совсем не читаешь газет и не слушаешь радио? — Нет. Если что-то важное, за мной бы прислали… — Никита, так нельзя! — покачала головой Матрена, критически осмотрев меня с ног до головы. — Тебе пора заканчивать с этим затворничеством, ты уже сам на себя не похож! — Подумаешь, зарос немного! Зато здесь тихо, никакой шумихи. — Ты не можешь здесь вечно прятаться! — Почему не могу? Могу! — Ник! — Я не хочу возвращаться в Незебград, даже не начинайте! — твердо сказал я. — Мне надоело фальшиво улыбаться в объективы и как болванчик повторять заученный текст! Пусть товарищ Рысина найдет себе другую игрушку. — Ты слишком драматизируешь, — произнес Миша. — Стране нужен символ. Это объединяет людей, заставляет их испытывать патриотизм… Образ солдата-героя — хороший пропагандистский ход. — Я на Язесе был не один. — Это известная психологическая уловка, — пояснила Лиза. — Хранитель, у которого есть конкретные имя и лицо, вызывает больше сопереживания, чем большая безликая группа. Все сразу начинают интересоваться его биографией, личной жизнью… — Ты сейчас делаешь только хуже, Зизи, — предупредил я. — Относись к этому философски, товарищ майор, — усмехнулась она. — В любом случае, у нас есть, чем тебя взбодрить. Прочти письмо. Новости тебе понравятся, я обещаю. Она сумела навести интриги. Не без интереса я развернул конверт и впился глазами в написанные красивым каллиграфическим почерком строки: «Не выбрасывай это письмо! Это не пропаганда идей Триединой Церкви, и не реклама нового эльфийского журнала. Это приглашение на Спектакль. Действо обещает быть увлекательным. Насколько — зависит и от тебя тоже. В конце концов, «вся наша жизнь — игра!», как сказал кто-то из великих. Чтобы попасть на представление, используй приложенный к письму магический камень. Он и перенесет тебя на сцену. Там мы познакомимся ближе, ты встанешь на Путь Избранного, пройдя который, узнаешь кое-что важное. Приключения и подвиги входят в программу. До встречи! Режиссер». — Бред… Что мне должно было понравиться? — Если б ты читал газеты, то знал бы. Весь Сарнаут стоит на ушах! Мы тоже получили такое письмо… и не только мы, его получили многие, а вместе с ним телепортатор, — Лиза постучала пальцем по черному камешку, с виду ничего из себя не представляющему. — Но никто не знает, кто этот Режиссер и какие цели он преследует. — Кто-то просто решил пошутить? Мало ли в мире безумцев… — Если бы! Телепортатор работает! Рассказы от тех, кто им решился воспользоваться, довольно противоречивы. Мы не узнаем правды, пока не увидим все своими глазами. — А зачем нам смотреть на это своими глазами? — все еще недоумевал я. — Спектакль какой-то… Режиссер… Нет, может Гелле это и будет интересно, но причем тут я? — При том, Ник, — вздохнул Миша, неосознанно хватаясь за дужку очков, что всегда делал в минуты волнения, глубоких раздумий или растерянности, — что Режиссер затеял свой Спектакль на аллоде Гипат. Сначала мне показалось, что я ослышался. Но посмотрев на выражения лиц друзей, понял, что видимо — нет. — От Гипата остались одни осколки… — проговорил я вмиг осипшим голосом. — Он уничтожен… Ты же сам мне говорил об этом! И я читал… Ночь Астральных Порталов… — Да, Ник, так и есть. Так, по крайней мере, считалось! И возможно, кто-то просто водит всех за нос, но те, кто воспользовался камнем, утверждают… Хотя, они утверждают очень много странных вещей. — Я должен туда отправиться! — Тихо, тихо! Подожди! — остудила меня Лиза, потому что я уже принялся вертеть камень, пытаясь понять, как он работает. — Надо все обсудить, подготовиться. Мы же не знаем, с чем столкнемся! — И нужно доложить командованию. Мы все еще Хранители, если кто забыл. — Вот именно! Отправимся завтра с утра. Не откладывать же шашлык теперь! У меня чесались руки от нетерпения и горело все внутри, но я заставил себя успокоиться. Все это похоже на авантюру, а в авантюры лучше нырять с холодной головой, чтобы минимизировать печальные последствия. Идея вернуться пока к первоначальному плану на вечер — с шашлыком и пивом — показалась здравой. Пока я разжигал мангал во дворе, Миша рассказывал все, что он знал о Гипате. — Аллод известен в первую очередь тем, что его держателем был последний человек из расы джунов — Великий Маг Тка-Рик. — Это я помню. Тот самый, который написал свои «Откровения». — Именно. А само «Откровение» помнишь? — Ну-у… — Ник, я знаю, что у тебя есть эльфийское красное! — донесся из дома голос Лизы. — Да, в подвале, только принеси сама… — Где я его найду? У тебя же там целый лабиринт! — Так что там с «Откровением»? Мне тоже интересно, — Лоб отставил в сторону лопату, которой расчищал снег, и подошел ближе. — Тка-Рик жил уединенно, — продолжил Миша. — Он не контактировал ни с жителями Гипата, ни с другими Великими Магами, и умер во время Ночи Астральных Порталов. Перед смертью он связался со Скраканом, который на тот момент возглавлял Лигу, и сообщил ему об «Откровениях об истинной природе Сарнаута» — книге, рассказывающей о тайнах мира, которую Тка-Рик писал все эти годы. — Гипат был уничтожен, но Тка-Рик бросил остаток своих сил на защиту маленького осколка, где сохранилась эта книга. Ее потом нашел лигийский корабль кажется… — проговорил я, пытаясь вспомнить подробности. — Все верно. «Откровения Тка-Рика» вскоре попали в руки Скракана, а уж он предал их всеобщей огласке. Именно после этого состоялась встреча Скракана и Незеба, был заключен мирный договор между Лигой и Империей и начался Великий Астральный Поход. — Я бутерброды сделала на всякий случай, — вклинилась Матрена, высунувшись в окно. — Может кто-то хочет сейчас перекусить по-быстрому? — Погоди… А что там в самой книге-то было? — спросил Лоб. — Что за «Откровения»? — Тка-Рик признался, что джуны сумели открыть дверь в другой мир и оттуда в Сарнаут хлынули демоны, — сказал я, и Миша добавил: — У меня есть полный текст. Вот… Взяв у него книжицу под названием «Откровения Тка-Рика», отпечатанную уже в Имперской типографии, я прочитал вслух: «Я — последний из джунов и пришло время покаяться за все свои грехи. За 2000 лет до Катаклизма, разорвавшего наш мир на куски, Великие Маги моего народа в поисках власти и могущества сумели открыть дверь в иной мир. Это был мир первозданной энергии, только зарождающийся, откуда магическую силу можно было черпать ложками. Что мы и делали. И именно оттуда пришла беда — демоны, наше Проклятье. Это стихийные духи зла и разрушения, для которых именно первозданная энергия является родной средой. Демоны напали внезапно и прорвались в наш мир. Мы сумели захлопнуть дверь и остановить нашествие демонов, но и тех, что прорвались, было достаточно, чтобы мой народ погиб. Несколько сотен лет я и мои товарищи охотились за демонами, а те охотились за нами. Мы победили, но какой ценой! Джуны почти исчезли. Новым людям, пришедшим на наши земли, мы не открыли причины гибели своей расы. Великий Катаклизм потревожил наши защитные заклятья, и дверь в другой мир вновь была открыта. Я понял это, впервые увидев астрал, захвативший наш мир, — это та самая первозданная энергия, что составляет суть демонов и их мира. Я укрылся на Гипате и прервал общение со всем остальным миром. Мне было страшно признать вину — вину моего народа и свою личную. Моя трусость причина тому, что я сразу не сообщил о возможной угрозе…». — Короче говоря, он призвал Скракана найти единомышленников, чтобы попытаться заново запечатать дверь, открытую джунами, — прервала появившаяся Лиза. — Те самые «Врата джунов», которые в итоге и запечатали Скракан, Незеб и другие маги ценою своей жизни. В историю это вошло как Великий Астральный Поход. Но Гипат известен не только «Откровениями Тка-Рика»! Это еще и история Ат-Зако. — И сейчас, похоже, она даже важнее, — кивнул Миша. — Правда, это скорее легенда… То есть, Ат-Зако действительно существовал, о нем Тка-Рик упоминает в своих «Откровениях», но насколько правдиво дошедшее до нас предание, рассказывающее об Ат-Зако, сейчас уже трудно судить. Думается мне, его история хорошенько обросла домыслами и выдумками. — Зизи, ты нашла эльфиское красное? Похоже, я без пол-литра тут не разберусь, — сморщился Орел, уплетая бутерброды. — Ладно, давай про Ат-Зако, — кивнул я, вдруг ощутив холодок по спине. — Это еще кто такой и чем он нам интересен? — Согласно сказаниям, это джун, который и победил Проклятье — огромного демона, целенаправленно преследовавшего и уничтожавшего джунский народ. Я бы не стал вспоминать про эту легенду, но кажется таинственному Режиссеру она очень нравится: именно по ней он решил поставить свой Спектакль и теперь предлагает поучаствовать в нем всем желающим. Если вкратце, то Зак прибыл на Гипат, где его стали считать «Избранным». Он помогал местным, потом сражался с Проклятием, попутно разыскав свою возлюбленную — Луа-Джаллу. — Сценарий как будто специально для тебя написан, Ник, — хохотнул Орел. В тот момент я не обратил внимания на эту шутку, но позже очень часто вспоминал ее. Предсказуемая суматоха следующего утра меня основательно взбодрила, будто стоя в тупике я внезапно обнаружил дверь. Откуда-то взялась уйма нерастраченной энергии, которая разгоняла кровь так, что я опять почувствовал себя живым. Даже снова захотелось надеть военную форму! Но, поразмыслив, я этого делать не стал, все же мы отправляемся на Гипат не по приказу из штаба. Медальона Хранителя, который всегда висит на моей груди, будет вполне достаточно, чтобы, если потребуется, обозначить свою принадлежность к Имперской Армии. — Ну что, товарищи офицеры, готовы? — А как этой штукой пользоваться? — Так же, как обычным телепортатором, вроде… — Это дорога в один конец? Назад мы потом как вернемся? С Гипата этого… — Насколько я знаю, с этим проблем нет. Наши личные телепортаторы там работают, можно вернуться домой в любой момент. — Но это означает, что Гипат находится где-то совсем рядом с Империей! — Не факт. Лигийцы к себе как-то тоже умудряются телепортироваться. — Странно! — Ну мы отправляемся или нет?! — Да. Давайте… на счет «три»? — Раз… Два… — ТРИ! — Святой Незеб… По ощущениям это было похоже на обычную телепортацию, только привычное голубоватое сияние отсутствовало. Я почувствовал, как проваливаюсь куда-то в пустоту и перестаю ощущать свое тело, но длиться это не долго — доли секунды, за которые не успеваешь даже испугаться. Ноги стукнулись о твердую почву, лицо обдул приятный теплый ветер и я открыл глаза. Ну здравствуй, «Гипат»! Мы с интересом принялись озираться. Огромная площадь, даже скорее — целое поле, уложенное каменными плитами, простиралось от нас во все стороны. Когда-то, очевидно, вокруг возвышалось множество строений, или все это было одним грандиозным сооружением, правда теперь от стен остались одни руины. Но даже развалины производили сильное впечатление! Однако, рассмотреть все в деталях мешала толпа. — Это какой-то дурдом! — воскликнул Орел, и я частично с ним согласился. Кого здесь только не было! Люди, восставшие, эльфы, орки, гибберлинги, прайдены, гоблины, минотавры, авиаки, кобольды… Группами и поодиночке, шумные и замкнутые, веселые и сосредоточенные — все сновали туда сюда, создавая своей контрастностью друг с другом совершенно невообразимый хаос. Даже при внимательном рассмотрении, ответа на вопрос, что тут вообще происходит, не находилось. Откуда-то доносились звуки песен; неподалеку от нас на небольшом возвышении женщина надрывным голосом толкала речь, к ней подходили зрители, пожимали плечами и отходили; краем уха я слышал зазывал на тотализатор; вездесущие торговцы умудрялись что-то продавать даже в такой сутолоке; толпа бурлила, перемещалась и затягивала в свой водоворот. — Приветствую вас, незнакомцы! Вам выпал счастливый случай узреть самый невероятный Спектакль, какой только видывал этот мир! Отриньте всякую вражду и приготовьтесь насладиться незабываемым зрелищем! Все вшестером мы ошалело уставились на существо, встретившее нас этой пафосной речью. Крохотная ящерка с разноцветными крылышками, как у бабочки, порхала возле нас, рассыпая вокруг себя золотистые искры. Я невольно посмотрел на Мишу и по выражению его лица понял, что он тоже видит такое чудо впервые. Существо походило на милого игрушечного дракончика, и тем не менее оно было живым и разумным, и глядело на нас большими и очень умными глазами, смешно подергивая розовым носом в форме сердечка. — Ты кто, мелюзга? — отмер от ступора Лоб. — Я — Вестник Мира! — Ага, понятно, — нахмурился Лоб и сделал шаг назад, как бы уступая нам честь самим разбираться с непонятным существом. — Гипат — мирная земля, — продолжил Вестник Мира. — Посмотрите на эти холмы и леса. Они знают только естественную вражду — когда охотник убивает волка, чтобы прокормить себя. Путь Ат-Зако таит множество опасностей, ибо только самому достойному откроется Откровение! — Ишь ты, — крякнул Лоб и нахмурился еще сильнее. — Все земные дрязги должно оставить позади. Негоже человеку убивать человека, а могучему орку поднимать молот на веселых гибберлингов. Эльфы созданы творить, а восставшие — нести весть об истинном смысле смерти всему живому. Никто не создан, чтобы убивать, как никто не создан для того, чтобы умереть раньше срока. Великие истины откроются тому, кто подаст руку вчерашнему врагу. Докажите же, что разум сильнее бессмысленной злобы — разломите Оружие Войны у всех на глазах в знак Великого Перемирия! — Че?! — Только тот, кто способен примириться с врагом и отринуть ежесекундное и поверхностное ради вечного и великого, достоин идти по Пути Избранного! — Отвали, не буду я ломать свой топор!!! — Тише, Лоб, — наконец подал голос Миша и шагнул вперед. — Извините, о каком Оружии Войны идет речь? — Вот об этом! Дракончик замахал лапками куда-то вбок и, посмотрев в указанном направлении, мы увидели целую гору сваленных в кучу ржавых мечей, а рядом с ней еще одну горку, поменьше, где валялись обломки. Очень демонстративно и даже как-то торжественно каждый из нас взял по ржавому мечу, разломал и бросил в соседнюю кучу, поглядывая на Вестника Мира. Тот, кажется, остался доволен. — Вот теперь добро пожаловать на наш тихий, мирный аллод! Добро пожаловать на Гипат. Я верю в ваши мирные намерения. Путь Избранного для вас открыт! — Ну слава Астралу, а то я переживал, как мы без пути-то… — забормотал Орел. — Только здесь сохранились редкие виды толстокожих кабанов и плюющихся жаб. Вот уже многие столетия под их утробное кваканье неторопливо и размеренно течет жизнь на Гипате, — продолжал вещать дракончик. — У подножия гор раскинулся живописный Поселок. Его староста, Эрфар, приветливо встречает всех желающих идти Путем Избранного. — Прошу прощения, — снова прервал его Миша, — а что такое «Путь Избранного»? — Это ваш путь! Вы оказались здесь для того, чтобы пройти по этой дороге и узнать нечто необычайно важное. Получить Откровение! Я и мои собратья будем вашими проводниками. Все, что мы скажем, важно. Запомните это! — Ага, ладно, запомним… — Сейчас вы сделаете первый шаг. Вы пойдете по дороге, проторенной великим Ат-Зако. Что он сделал, впервые оказавшись на Гипате? — Что? — Нашел дорогу к людям. В Поселке вы встретите тех, кто нуждается в помощи. Поступайте, как считаете нужным. Но помните: будь на вашем месте Ат-Зако, он бы наверняка прислушался к их просьбам! На этом аудиенция у Вестника Мира закончилась и он отлетел от нас, чтобы встречать новоприбывших на Гипат точно такими же словами, какие говорил нам. — Ну что, походим тут, осмотримся? — с сомнением в голосе предложила Матрена. — Да, давайте пройдемся, пообщаемся с кем-нибудь. Мы бесцельно побрели через толпу, останавливаясь у разных групп и слушая разговоры. Вокруг было очень шумно. Но громче всех вопили, конечно, вездесущие торговцы, бесцеремонно хватая за руки прохожих. Я старался не обращать на них внимания и едва не наступил на маленького лесовичка, увешанного лаптями. Автоматически буркнул извинения, но лесовика этот казус нисколько не обидел, наоборот, он сиял так, будто я решил скупить у него весь товар. — Ой, как хорошо! Очень хорошо! Новая земля — это новые клиенты. Новые клиенты — это звонкая монета. — Поздравляю… — Бук привез с собой лапти из самого Светолесья. Много лаптей. Бук получит много звонкой монеты. Много-много. Хочешь примерить? — Нет, отцепись! — Бук долго думал, гречишный мед везти на Гипат или лапти. Решил-таки лапти. Ах, дубовая моя башка! Надо было мед везти. Поесть всяк не дурак. Верно я говорю? — Отцепись, говорю! Как же вы достали!.. — Э-э-й, зачем малыша обижаешь? — зацокал торговец рядом, похожий на канийца. — Без нашего брата всем тяжко будет! Хочешь шкур да тканей, хочешь еды необычной, хочешь оружие какое — все торговец достанет и привезет. А без торговцев, друг, мир остановится! — Вас кроме золота ничего не интересует! — фыркнула Матрена с несвойственным ей презрением. — Для кого Осколок Гипата — Путь к Откровению, а для меня — дорожка к богатству, — хохотнул торговец. — Ну, узнаете вы тут что-то новое. Толку-то? Станет вам от этого жить сытней и проще? Вряд ли. У каждого свое Откровение. Мое выражается в звонкой монете! — Товарищ майор! Я оторвался от торговца и резко обернулся, удостоверившись, что незнакомый человек в гражданском обращался именно ко мне. Я тоже был не в форме и на мой вопросительный взгляд он поспешил пояснить: — Я вас узнал, о вас в газетах много писали. — Хранитель? — Разведчик, Родион Зоргин. Вы, значит, тоже решили пройти по Пути Избранного? — Скорее разобраться, что тут происходит. — Эти существа, — он кивнул на крохотного дракончика, подлетающего к каждому, кто появлялся на Гипате, удивленно озираясь по сторонам, — обещают открыть какую-то информацию всем тем, кто пройдет по их «Пути Избранного». Какая-то чушь, но вдруг важное Откровение и правда есть? А вокруг, тем временем, одна Лига! Он замолчал и мы почтили этот печальный факт скорбными минами. В общем-то, в этом нет ничего удивительного: Лига сама по себе больше территориально и население у нее многочисленней. И все же, хотелось бы, чтоб Империя тоже была представлена здесь внушительным количеством соискателей таинственного Откровения. Я задумчиво оглядывал толпу, оценивая соотношение сил. Рядом надрывался лигийский проповедник, умудряясь перекрикивать даже торговцев: — Происки демонов! Все это происки демонов! Внимайте, люди! Внимайте, гибберлинги! Внимайте, эльфы! Внимайте, имперцы, уши имеющие, а кроме них — сердца! Что это за Путь Избранного? Куда он ведет? Почему твари бестелесные? Да на том ли мы свете? Оглянитесь, люди, эльфы, гибберлинги! Мрачное, гнилое место: ни церкви святой, ни трактира. Лишь миазмы тумана да дрожание призрачных тварей… — И вот ЭТО может получить Откровение раньше, чем мы, — поморщившись, произнес Зоргин. — Командованию стоит об этом знать, — проговорил я. — …Трепещите за Искры свои! Трепещите! Велики грехи наши! Не потому ли собрали нас здесь? Имеющий глаза да увидит… — Командование все знает. Но далеко не у всех имперцев есть телепортационные камни! Поэтому нужно как можно скорее наладить корабельное сообщение с этим осколком. Мы уже расставили сигнальные маяки для наших кораблей. — И как успехи? — Пока никак. Сигнал еще не засекли, но мы не теряем надежды. — …Но узрите спасение! Всегда есть спасение, коли Свет негасимый освещает наш путь. Берите Святую воду, разбирайте! Окропим эти демонические Развалины! Окропим все вместе. Хорошенько. Со всех сторон. Да не покинет нас Свет животворящий! Да укажет он нам дорогу! Разбирайте святую воду! Давайте же сделаем это! Озарим Светом демонические развалины! Да развиднеется мгла… — Чем больше имперцев на Гипате — тем больше шансов, что Откровение первыми получим именно мы! Если оно есть, конечно. Пусть этот проповедник всех запугивает, пока набожные лигийцы будут толпиться вокруг, как стадо перепуганных баранов, имперцы далеко продвинутся по Пути Избранного. Только бы быстрее прибыли корабли! Мое внимание снова привлекла женщина, взобравшаяся на постамент и что-то громко вещавшая всем, кто соглашался слушать. Она периодически кидала недовольные взгляды на лигийского проповедника и явно старалась его перекричать, но стояла дальше от нас, поэтому я плохо ее слышал. Не сговариваясь, мы решили подойти поближе. — Граждане Империи! Здесь, на осколке Гипата, у вас есть уникальная возможность открыть глаза Лиге! Рассказать ей правду о нашей великой родине! Пусть эльфы, канийцы и гибберлинги услышат истину, а не бредни Церкви! Будущее мира — в наших руках! Граждане Лиги! Общайтесь с орками, хадаганцами и восставшими! Отбросьте предрассудки! Все, что вам говорили об Империи — ложь! Убедитесь в этом сами! Зрители возле женщины не задерживались. Но она не сдавалась, призывая имперцев рассказывать о своей Родине, а лигийцев — внимать и проникаться услышанным. — Зачем вы это делаете? — не выдержал в конце концов Орел. — Ох, у меня сердце кровью обливается, как мне жаль всех граждан Лиги. Если так будет и дальше продолжаться, даже не знаю, отчего скорее их страна развалится: дворяне на куски ее разорвут или население вымрет от пьянства и сифилиса. Как можно жить в нашем веке, не зная, что такое порядок, высокая нравственность, энергия маны, наконец? И это в эпоху манапроводов — спать на печи, бояться, что тебя отстегают розгами в условиях полной антисанитарии, в этом пережитке позапрошлого века — в бане? Не понимаю! — запричитала она и, набравшись сил, снова завопила во все горло. — Лапотники, прихлебывающие из самоваров, я всего лишь пытаюсь сказать правду! Ау! Эгей! Долой косность и предрассудки! Долой вековую вражду! Да здравствует возможность лучше узнать друг друга! И понять, что в Империи есть немало хорошего! А в Лиге — немало плохого! — Такое чувство, что сюда все сумасшедшие Сарнаута сбежались, — тихонько сказал Орел. — Как-то меня тревожит мысль, что мы тоже здесь. — Жутковатое место, правда? И что мы тут забыли? Я опустил глаза и увидел троицу гибберлингов, со скучающим видом слушавших женщину на постаменте и потягивающих пиво, от которого они уже немного окосели. — Подумаешь, Откровение! — А существовал ли этот Ат-Зако вообще? — Его кто-нибудь видел? Они бормотали все трое по очереди, разговаривая то ли друг с другом, то ли обращаясь к нам. — У нас дома, на Новой земле, в пивных и не такие байки травят! — Ставлю два против одного, что все это выдумки для привлечения туристов. — А то и еще чего похуже… Ик! — Извините, а вас уже смерть тут хоть раз настигала? — прозвучал вкрадчивый голос за спиной. И мы, и гибберлинги посмотрели с одинаковым выражением лиц на подошедшего Зэм. — Ох, я так боюсь… — принялся заламывать он металлические пальцы. — Почему они все призрачные, вы не знаете? — Кто призрачный? — не понял я, на всякий случай еще раз оглядевшись. Все вокруг были вполне осязаемыми. — Ах, вы только прибыли? Здесь вся местная живность призрачная! Вот я и задумался, вдруг на Гипате воскрешение не работает? А? Я тут до вас двоих просил, чтоб мне сообщили, работает ли воскрешение. Да не вернулся никто — призраками стали! Шестеренку даю! — Э-э-э… — Не хочу я быть призраком! Что хотите со мной делайте — не хочу! Я по телу человеческому столько скучал. Ах, как вспомню… Каким я парнем был — все девки заглядывались! А потом что? Железкой стал! И сколько мне вот на этот вот шарнирный локоть вкалывать пришлось — в две смены на заводе. А теперь в призраки — ну уж не-е-ет! Фиг вам! Он зашагал от нас, яростно потрясая кулаками и продолжая громко возмущаться. Мы молча проводили его глазами. — Точно, дурдом! — вынес вердикт Орел. — Да не бойтесь, нормально тут все воскресают, были пренцен… предцен… — заговорил гибберлинг заплетающимся языком. — Короче нормально все! — А живность то и правда призрачная… Ик… Демон ее знает, почему так. — Да, кстати, раз уж такая пьянка, пивка не хотите? Мы его сами сварили. Лучший портер на аллодах! За наш счет. На дорожку, так сказать. Нам же путь предстоит… ну, этот… Избранного! Ик… — Нет, не хотим, — сурово отрезала Матрена. — Ну и ладно! Нас больше мнение орков интересует. Все ломаем головы, как бы поставки на Изун организовать… Гибберлинги покосились на группу галдящих неподалеку орков, смахивающих на гоблинбольных болельщиков. Они о чем-то громко и с азартом спорили и, судя по накалу страстей, спор грозился вылиться в мордобой. — Что там происходит? — спросила Матрена. — Тотализатор, — коротко ответил гибберлинг, утратив к нам интерес. — Пойдем посмотрим? — неуверенно предложил Миша. Мы подошли ближе, сохраняя, тем не менее, дистанцию, чтобы теоретический мордобой не затянул нас в эпицентр. — Эй, вы! Не хотите размяться? — крикнул нам один из орков. — Размяться? А как же Перемирие? — крикнул я в ответ, выразительно покосившись на Вестника Мира, вновь и вновь призывающего гостей ломать мечи. — Не, я про Перемирие помню, как же. Но мой топор ржавеет, если долго таскать его на хребте. Хоть раз в день его надо расчехлять. Это тебе любой грамотный оружейник скажет. — Я пас. — Не трусь! Все продумано. Мы устраиваем охоту на крабов. Кто бьет наш рекорд — того и приз. Все по чести, орки уважают законы схватки, ты же знаешь. Ну так как? Принимаешь вызов? Кто рожден драться, тому и Перемирие не помеха, гы! Я покачал головой, и мы отошли от орков. Похоже, каждый здесь развлекается, как может, и далеко не все горят желанием пройти неведомый «Путь Избранного». Орки, тем временем, пытались затащить в свою компанию минотавра, но тот едва ли их замечал, вперив в меня пристальный взгляд. Я подумал, что мы, вероятно, знакомы и сделал несколько шагов в его сторону. Но минотавр при моем приближении жутко смутился, что при его габаритах — раза в два больше меня — выглядело даже забавно. — О-о! Я это… я рад. Не ожидал, что вы ко мне подойдете. — Знакомы? — Нет, но я читал о вас в газетах. — А… — сразу поскучнел я. Надо постараться привыкнуть к тому, что меня теперь будут часто узнавать. — Все думают, что минотавры тупые и дикие. А я грамоте обучен в самом Придонске! А еще я Охотник на демонов. И это письмо… Такая честь для меня! Да… — Что ж, желаю удачи. — Я буду достойным, я осилю Путь Избранного! — пылко пообещал минотавр, будто это я выдал ему столь важное задание. — Вот, ни на крабов не хожу, как орки соблазняют, ни руин не пужаюсь, как каниец орет. Я не сверну с Пути! Только я не знаю ничего про этого Ат-Зако, хотя только и слышу тут и там это имя, а кто он, что он… Говорят, очнулся посреди развалин небольшого храма — а это что за громадина перед нами? — Да уж, не очень на «небольшой храм» похоже, — согласился я. — У нас в Придонске никто про этого Ат-Зако не слыхивал. А у вас? — Кое-что слышали… — Я знаю, кто может все рассказать — Историки! Но разве ж расскажут они мне? И так все думают: умный шибко, еще и за Откровением щемится, дикарь. Знаю я их… — А здесь есть Историки? — заинтересовался Миша. — Ага! Вон, кучкуются… — Хочешь спросить их мнение? — спросил я Мишу. — Почему нет? Возможно, у них уже есть объяснение происходящему, или хотя бы какая-нибудь теория. Прихватив минотавра, мы направились к Историкам, но путь нам преградили охранявшие их наемники. Похоже, Перемирие — Перемирием, но от охраны ученые отказываться не собирались. — Мы только про Ат-Зако хотели спросить! — снова смутился минотавр, возвышающийся над стоявшей перед ним орчихой на целую голову, а если считать и рога, то даже на две. — Блин, ты думаешь, я в этом секу? Гы! Да щаз! Эти яйцеголовые и сами ничего толком не знают. Даже в имени его путаются. То Зак, то Ат-Зако, то Зако. И все ругаются да спорят о его дальнейшей судьбе. Помер ли он? Если и помер, что вероятней всего, то кто прихлопнул? Где могилка? Детишки у него с этой принцессой были, или нет? Одно слово — Историки! Все им интересно! Ниче, может, тут, на Гипате, че и раскопают… — Нам можно пройти? — вежливо спросил Миша. — Мы с мирными намерениями. — Руки на виду держите! За оружие не хвататься! Один из Историков, эльф, обернулся, услышав это восклицание, и добродушно махнул рукой. — Прекрасный день для поиска новых знаний, товарищи, — произнес он в качестве приветствия, безошибочно определив в нас имперцев, несмотря на присутствие Лизы. — Сирано ди Дазирэ к вашим услугам! Я пожал протянутую руку, поинтересовавшись: — И много новых знаний здесь можно найти? — Массу, дорогой мой товарищ, массу! Происходящее здесь, как вы можете предположить, живо нас интересует. Необходимо узнать многое. Мы даже прибегли к помощи сторонних специалистов. Я говорю о НИИ МАНАНАЗЭМ, конечно. — Вам помогают имперские ученые? — удивился Миша. — Только один. Саранг Сутекх. Он вызвался помочь нам понять природу обитающих здесь призраков. Известий, правда, от него пока нет. Он отправился по дороге, ведущей в Поселок. — А мы хотели спросить про Ат-Зако! — выпалил минотавр, набравшись наконец храбрости, правда тут же смутился и замолчал. — Хм-м, с чего бы начать… Ат-Зако, или в просторечии — Зак, был одним из последних джунов этого мира. Его ноги ходили по этой земле около трех сотен лет тому назад. Спасаясь от проклятия джунов, Ат-Зако подвергся магическому изменению, которое превратило его в совершенно иного человека… и полностью лишило памяти! Именно на развалинах Гипата он пришел в себя. Беспомощный, забывший все, чем был ранее… — Здесь, на Гипате, и начались приключения Ат-Зако, согласно древней летописи «Проклятые земли», — добавила стоявшая рядом с ним женщина и словно из воздуха достала маленькую книжицу. — Если вы еще не знаете о ней, советую почитать! Ведь там рассказывается не только о его приключениях на Гипате, но еще и на Ингосе и Суслангере. Минотавр, не веря своему счастью, взял книгу дрожащими от волнения руками, как великую драгоценность. — Очень увлекательно, должна отметить. И завершается история хорошо. Ат-Зако вернул себе память, нашел свою возлюбленную и вместе с Великим Магом джунов Тка-Риком, да будет проклято его имя, победил древнее Проклятье! Ой, вам же неинтересно будет… В общем, о подробностях читайте самостоятельно, договорились? Минотавр радостно закивал головой, расплывшись в ужасающей, клыкастой улыбке. Казалось, все его мечты сбылись в одночасье. Он сразу отошел и, усевшись на камень, углубился в чтение. Лично меня старая сказка о приключениях джуна интересовала куда меньше, чем мнение Историков о происходящем здесь и сейчас. — Весь этот легенда — есть странно! Я в полное замешательство! — глядя на читающего минотавра вступил в разговор один из двух авиаков — разумных существ, похожих на птиц. Мы встречались с их народом на аллоде Историков — Авилоне. — Сколько слышать об Ат-Зако, везде он обнаружить себя с тяжелая амнезия среди небольшой руина — только остатки стена и несколько колонна. А что мы видеть сейчас? Огромная Развалина, совсем огромная. Как? Все понимать: руина от время разрушаться и осыпаться, а не расти… — Кто-то переборщил с декорациями к Спектаклю? — хмыкнул Орел. — Вас интересовать эта загадка? Мы будешь разбираться! Это грандиозно! Очень красивый Развалина! С высоты авиак — дух захватывать. Камень этих Развалина рассказать нам многое. Камень говорить для тех, кто уметь слушать! Я взять камень из фундамент ближе к земля и с самый верх стена! И я узнать, что эти камень ничем не отличаться! Но один камень лежать в земля, вода его подтачивать века и века, а другой овевать священный ветер… Что бы это значить? — Что это вовсе не древние развалины? — осторожно предположила Матрена. — Я отправить камень на Авилон. Только магия Найан определить камень возраст. — Если бы еще вандал ничего не трогать! — закаркал второй авиак, грозно забив крыльями. — Нет, вы только посмотреть! Портал открыть вот-вот. Я как прознать — сразу прилететь. Сразу! Вот мой кисточка. Это чтобы сметать пыль с каждый кирпич в этой Развалина. Надо переснять узоры, зарисовать каждый-каждый камешка. Древний руина, куда не ступать нога разумный существа. Так думать я, старый наивный авиак! Прибыть со всех перьев — и что увидеть? Надпись во вся стена: «Незеб жил, Незеб жив, Незеб будет жить!». Что выцарапать с другая сторона — в наш язык даже слова таких нет, я стыдно. Проклятый вандалы! Мы, сочувственно покивав, поспешили удалиться, чтобы гнев из-за наших соотечественников ненароком не обрушился на нас. Погуляв по площади в центре развалин еще не меньше часа, мы пришли к выводу, что ни у кого из присутствующих нет хоть какой-то мало-мальски достоверной информации о Режиссере и устроенном им Спектакле. — Мне кажется, мы тут уже достаточно насмотрелись и наслушались, может дойдем уже до Поселка? — предложил Орел. — Да, пожалуй, только надо найти дорогу… — Сдается мне, дорога тут одна! — хмыкнула Лиза и указала на лестницу, по которой свободно могла бы промаршировать Имперская Армия на торжественном параде. Лестница вела с каменной площади вниз, и, подойдя ближе, мы убедились, что от нее убегает проселочная, но основательно вытоптанная дорога, теряющаяся среди лесистых холмов. — Отойдите! Не заслоняйте перспективу! Мы смущенно подвинулись, открывая эльфийке, стоявшей перед мольбертом с кистями, обзор. Вид и впрямь был удивительно красивым: утопающий в зелени аллод, пронзительной голубизны небо с белоснежными, пушистыми облаками, и даже руины несли в себе определенный дух старины и романтизма… Но художница видела в окружающем нас пейзаже что-то свое, куда более драматичное. — Вы только посмотрите! Какая перспектива, мрачность стен, трагичность порталов! Как вы думаете, что происходило здесь века назад? Возможно, это был храм, и в его недрах кровожадные жрецы вырывали сердца из тел стонущих гибберлингов! А может, это был дворец, в его темнице томилась юная эльфийка, все ожидая, как прекрасный эльф прилетит за ней на драконе, но отдали ее вонючему огру — и бросилась она в астрал с самого края аллода. — Э-э-э… да… возможно… — Ах, какое вдохновение! Я решила изобразить последнюю сцену. Трепетная эльфийка на краю бездны, ее волосы развеваются, у нее за спиной величественный дворец… Я не представлял, как столь пасторальный пейзаж может рождать такие мрачные образы, но спорить с художницей не стал, подозревая, что все творческие люди немножко не в себе. По краешку, стараясь не загораживать обзор, мы спустились с лестницы, оказавшись наконец на простой земле, и тут идеалистическая картина, сложившаяся в моей голове, рухнула. Нет, лес, небо и холмы были по-прежнему прекрасны, но это дивные места населяла ненастоящая жизнь! Призраки птиц разливали свои трели, прозрачные животные мелькали среди деревьев, выбегая иногда на дорогу и снова скрываясь в зарослях. Мертвый мир, изо всех сил пытающийся выглядеть живым. Мне стало не по себе. Переглянувшись и собравшись духом, мы зашагали по дороге, стараясь не обращать внимания на призраков вокруг. Маленький дракончик, похожий, как две капли воды, на того, что мы видели на развалинах, вынырнул перед нами совершенно неожиданно. В отличие от остальных существ, он был вполне настоящим и осязаемым, и потому вызывал симпатии. — Приветствую вас, путники! Я — Дух Битвы! Вы в самом начале Пути, многое вам предстоит, дорога трудная и опасная, не для нищих духом. Не сворачивайте с Пути, не изменяйте себе, и в конце ждет вас великое знание — Откровение! — зарокотал он, сияя, как золотой фонарик. В воздухе от его перемещений оставался длинный сверкающий шлейф. — Триста лет назад этой же дорогой шел прекрасный джун, юноша по имени Ат-Зако, Избранный, вооруженный бронзовым ножом. Следуйте за ним, повторяйте его деяния. Ат-Зако не знал, кто он и что ждет его впереди. А я вам скажу: великая тайна откроется вам, и ужаснетесь вы, но будете знать. А кто знает — тот повелевает! Готовы ли вы продолжить? — Готовы. Что нужно делать? — Итак, первый шаг. Ат-Зако только выбрался из Развалин, как свирепый волк преградил ему дорогу — первая тварь, против которой он обратил нож, первая кровь, которой обагрил он священное оружие. И вам предстоит сейчас пережить этот бой. Только тот, кто убьет волка, сможет продолжать Путь! На дорогу, как по приказу, выпрыгнул призрак волка и понесся на нас. Скорее рефлекторно, чем обдуманно, я выхватил меч и ударил им волка, запоздало вспомнив, что призраку это не причинит вреда. Однако волк рассеялся, как туманное облачко, и через секунду дорога снова стала пуста. Что ж, это было не сложно. — Да, Ат-Зако поступил так же — точным ударом расправился с волком. За каждый новый шаг на Пути вы будете получать знаки Избранного. Они из бронзы — металла, которым владел на Гипате только Ат-Зако. И чем больше вы обретете знаков, тем ближе будет Откровение. Идите же к нему. Теперь каждый из вас — Избранный! Дух Войны вручил мне непримечательную бронзовую монетку. После чего все тоже самое по очереди повторилось и для Орла, Миши, Лба, Матрены и Лизы. — Следующим вашим шагом на пути к Откровению станет встреча с Покровом Ночи. Избранный был умен и не тратил сил попусту. Он как тень, как безмолвный призрак скользил в ночных тенях, и даже самый острый взор не замечал его бесшумных шагов. Вам предстоит научиться тому же! Не знаю, как у остальных, но мое раздражение от абсурдности происходящего крепло с каждой минутой. Я чувствовал себя клоуном, которого заставляют корчить нелепые рожи на потеху невидимой публике. Под пафосные напутствия Духа Битвы мы отправились дальше по дороге, периодический встречая редких путников и призрачных животных. Правда, минут через двадцать идиллия закончилась. Нас окликнула восставшая Зэм, растеряно переминавшаяся с ноги на ногу у опушки леса. — Посмотрите, пожалуйста. Может, конечно, я давно в глаза себе масло не закапывала… Но, по-моему, это труп! Мы подошли ближе к тому месту, на которое она указывала, и действительно увидели распростертую на земле фигуру эльфа. Матрена быстро склонилась над ним и, осмотрев его, подтвердила, что он мертв. — Чуть отошла от дороги — и сразу на него наткнулась, — всплеснула руками восставшая. — Посмотрите, здесь явно не обошлось без какого-то тяжелого тупого предмета! Что же это такое делается? А как же «Перемирие»? Врал все дракончик? И мы снова трястись должны: как бы вражеский лучник из кустов тебя одним выстрелом в Чистилище не отправил? — Похоже на то, — протянул я, сам не веривший ни в какое Перемирие. Пусть даже мое отношение к лигийцам немного смягчилось после того, как нам вместе пришлось сражаться в Городе Демонов, но вряд ли все они в один миг стали к нам лояльны. Ну и кроме того, тут, на Гипате, полно всяких странных личностей, которым я бы не доверял. — Нужно отнести тело в Поселок, — сказала Матрена. — Его можно воскресить, но сначала требуется лечение. — Далеко отсюда до Поселка? — спросил Миша у восставшей, и та огорченно кивнула. — Часа три пешком. — Тогда отнесем его к развалинам, — решил я. — И расскажем все этому… как там его… Вестнику Мира. Тот, кто устроил этот Спектакль, пусть и отвечает за безопасность актеров на сцене! Лоб взял на руки тело эльфа, и мы поплелись в обратном направлении. До самих руин возвращаться не стали. Снова выскочивший перед нами Дух Войны клятвенно заверил, что о пострадавшем позаботятся и нам не о чем волноваться, так что мы оставили убитого на попечении горестно вздыхающего дракончика. На этот крюк ушел почти час, и все бы ничего, но по моим прикидкам где-то на середине дороги мы обнаружили второй труп, а в десятке метров от него — третий! Двигались мы не очень быстро, внимательно глядя по сторонам, так что не заметить огромную тушу мертвого орка было сложно. Неподалеку от него лежал человек. — Бедняга! Кто-то насадил его на меч, как куропатку на вертел, — сказал Орел. — Там следы молота, тут меча… — произнесла Матрена, а после осмотра человека добавила: — А тут магия! Этого мужчину молния поразила прямо в глаз! — Похоже, нарушителей Перемирия больше, чем один. — Там кто-то есть! Лиза глядела в пустоту остекленевшими глазами, указывая при этом рукой на лес. Мы двинулись в том направлении, держа оружие наготове, но это оказался истекающий кровью мужчина, державшийся за рану на груди, из которой торчала стрела. — Гибберлинги… втроем… гады пушистые… Они стреляли… А-а-а… как больно. Подлецы, отступники… Хриплое дыхание мужчины оборвалось и глаза закрылись. — Ну вот и закончилась добрая сказка, где все живут в мире и согласии, — подвел я итог, — и началась обычная жизнь! Держите оружие наготове, чувствую, это не единственный труп, об который мы здесь еще запнемся… Просмотреть полную запись
  2. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 1. Приглашение на Спектакль Шел снег. Я подставлял лицо морозу, чувствуя, как он ревниво целует мои щеки. Ветра не было. Солнце разливало лучи по аллоду, почти стерев все тени, и от белизны вокруг резало глаза. Но я уже научился не щуриться. Крохотный, искусственно созданный аллод, ставший моей обителью, можно обойти пешком минут за пятнадцать, или облететь на быстролете за две, и мне казалось, что я выучил здесь каждый камешек, каждое дерево и каждый куст. Разлапистые ели, привезенные с Яхча, прижились, и теперь воздух пах хвоей, чистотой и умиротворением. Даже доносившиеся из дома крики и звон посуды я воспринимал как незначительный фон. Хороший аллод получился! Такой, как я и хотел. Сейчас мое внимание было сосредоточено на двух кораблях, не очень аккуратно швартовавшихся к маленькому пирсу. Им не хватало места, но никто не хотел уступать. Почтовый, более юркий, сумел проскочить первым, но пассажирский не сдавал позиций и сумел оттеснить крохотный челнок. Я стоял у пристани, с улыбкой наблюдая за этим противостоянием, и мысленно ставил на почтальона, но не угадал. Прицепиться к пирсу ухитрились оба. — Как же тут все-таки холодно, Ник! Тебе не надоело жить на этой льдине? — едва сойдя на берег принялся причитать Орел. Он говорил это каждый раз, и я уже не утруждал себя ответом. Его стенания стали просто ритуалом. — Если уж ты решил потихоньку дичать вне пределов цивилизации, то мог выбрать кусок земли в более теплом месте?! Я бы к тебе с пивом наведывался чаще… — Вот поэтому он и решил жить на льдине! — вставила Лиза. — Чтобы ты со своим пивом сидел дома. — А по-моему, здесь мило, — вежливо сказала Матрена, стараясь придать лицу соответствующее выражение. Я гордо называл свой маленький остров «Земля Санникова», под таким названием и зарегистрировав его в реестре, и был страшно им доволен. Но Имперские аллоды в основном очень жаркие и их жители привыкли к высоким температурам, поэтому я знал, что никому здесь не нравится. Кроме разве что толстокожего Лба, которому вообще все равно. — Шашлычок на морозе — тоже хорошо! — подтвердил он мои предположения. — Я тоже рад вас видеть, — произнес я и уже хотел было позвать всех в дом, как тут напомнил о себе почтальон. — Товарищ Санников, вам тут… — Вон там оставьте, я потом заберу, — неопределенно махнул я рукой, предлагая почтальону самому решать, куда складировать корреспонденцию. Все равно я перестал ее читать. — Нет-нет-нет, тут есть важное послание! И вы должны поставить подпись! — Еще чего! Можете забирать свое послание обратно… — Никита! — укоризненно воскликнула Матрена и нахмурила брови. — Что?! Мне теперь эти письма мешками со всей Империи приходят! — Это ты должен взять! — настоятельно сказал Миша, а Орел выхватил ручку из рук почтальона. — Давайте, я распишусь. — Ага, вот тут подпись, вот тут и вот тут еще, за получение. И не крестиком, пожалуйста! А то тут так каждый второй расписаться норовит! Все, теперь можете забрать посылку… Наша почта — самая надежная в Сарнауте! — Хорошо, хорошо, лети уже к другому адресату. Орел забрал у него письмо и еще какой-то предмет из рук, протянул мне и тут же, бросив настороженный взгляд мне за спину, предупредил: — Если Гелла там, то лучше прочти на улице. — Что-то там тихо стало. Кажется, она телепортировалась, — пробормотал я и зашагал в дом. Тишина и куча осколков на полу… Я понадеялся, что у меня еще осталась хоть какая-то посуда. — Вы поссорились? — осторожно спросила Матрена, глядя на это побоище. — Опять? — менее деликатно добавила Лиза, не переваривающая Геллу с первой минуты их знакомства. Я равнодушно пожал плечами. Гелла — профессиональная актриса, и она не любит делить главную роль с кем-то еще, поэтому в нашей с ней пьесе я был даже не актером второго плана, а безмолвной декорацией. Она сама находила причину для конфликта, сама ссорилась, уходила, сама прощала меня и возвращалась. Я вообще не принимал в этом действии никакого участия, наблюдая за всем как бы со стороны. Единственное, что вызывало у меня интерес, сама ли Гелла является ко мне, или это Комитет ее присылает проведать, как я тут поживаю на краю света. Не спрыгнул ли еще в астрал? В остальном мне было все равно — мои мысли занимал совсем другой образ. Зеленые глаза, рыжие волосы, веснушки… Дочка трактирщика с плато Коба, Вероника, так прочно сидела в моей голове, что тоска по ней стала походить на неизлечимую болезнь. Произошло это не сразу, ведь сначала у меня еще теплилась надежда, что я сумею ее найти. После событий на осколке Язеса, когда нам удалось остановить наступление демонов и уничтожить того, кого демонопоклонники называли «Хозяином», у меня было широкое поле для деятельности и помощь государственных структур за спиной — потому что Империя умеет быть благодарной! Но ни на Святой Земле, ни где-либо еще Веронику и ее отца найти не удалось. Они оба лгали, утверждая, что их родной аллод — это Гипат. Как я выяснил позже, такой аллод действительно существовал, но был уничтожен еще в начале прошлого века, в Ночь Астральных Порталов. У меня не осталось ни одной нити, за которую можно было бы потянуть. Холодный, уединенный островок, созданный на куске метеоритного железа и очень похожий на то место, где я родился, — это лучшее, что еще Империя могла для меня сделать. И теперь я, пользуясь привилегиями, щедро отсыпанными государством, прятался здесь от всего остального мира, вызывая крайнее неудовольствие у своих друзей. Правда, вскоре это уединение нарушила моя старая знакомая. Гелла появилась на моем пороге, ослепительная в своей красоте и неподражаемая в своем актерском таланте. Я не возражал. И когда она психовала и убегала обратно в столицу, тоже особо не расстраивался. — Что там, на большой земле? Есть новости? — поинтересовался я, собирая осколки с пола. — Вообще-то, есть! Ты совсем не читаешь газет и не слушаешь радио? — Нет. Если что-то важное, за мной бы прислали… — Никита, так нельзя! — покачала головой Матрена, критически осмотрев меня с ног до головы. — Тебе пора заканчивать с этим затворничеством, ты уже сам на себя не похож! — Подумаешь, зарос немного! Зато здесь тихо, никакой шумихи. — Ты не можешь здесь вечно прятаться! — Почему не могу? Могу! — Ник! — Я не хочу возвращаться в Незебград, даже не начинайте! — твердо сказал я. — Мне надоело фальшиво улыбаться в объективы и как болванчик повторять заученный текст! Пусть товарищ Рысина найдет себе другую игрушку. — Ты слишком драматизируешь, — произнес Миша. — Стране нужен символ. Это объединяет людей, заставляет их испытывать патриотизм… Образ солдата-героя — хороший пропагандистский ход. — Я на Язесе был не один. — Это известная психологическая уловка, — пояснила Лиза. — Хранитель, у которого есть конкретные имя и лицо, вызывает больше сопереживания, чем большая безликая группа. Все сразу начинают интересоваться его биографией, личной жизнью… — Ты сейчас делаешь только хуже, Зизи, — предупредил я. — Относись к этому философски, товарищ майор, — усмехнулась она. — В любом случае, у нас есть, чем тебя взбодрить. Прочти письмо. Новости тебе понравятся, я обещаю. Она сумела навести интриги. Не без интереса я развернул конверт и впился глазами в написанные красивым каллиграфическим почерком строки: «Не выбрасывай это письмо! Это не пропаганда идей Триединой Церкви, и не реклама нового эльфийского журнала. Это приглашение на Спектакль. Действо обещает быть увлекательным. Насколько — зависит и от тебя тоже. В конце концов, «вся наша жизнь — игра!», как сказал кто-то из великих. Чтобы попасть на представление, используй приложенный к письму магический камень. Он и перенесет тебя на сцену. Там мы познакомимся ближе, ты встанешь на Путь Избранного, пройдя который, узнаешь кое-что важное. Приключения и подвиги входят в программу. До встречи! Режиссер». — Бред… Что мне должно было понравиться? — Если б ты читал газеты, то знал бы. Весь Сарнаут стоит на ушах! Мы тоже получили такое письмо… и не только мы, его получили многие, а вместе с ним телепортатор, — Лиза постучала пальцем по черному камешку, с виду ничего из себя не представляющему. — Но никто не знает, кто этот Режиссер и какие цели он преследует. — Кто-то просто решил пошутить? Мало ли в мире безумцев… — Если бы! Телепортатор работает! Рассказы от тех, кто им решился воспользоваться, довольно противоречивы. Мы не узнаем правды, пока не увидим все своими глазами. — А зачем нам смотреть на это своими глазами? — все еще недоумевал я. — Спектакль какой-то… Режиссер… Нет, может Гелле это и будет интересно, но причем тут я? — При том, Ник, — вздохнул Миша, неосознанно хватаясь за дужку очков, что всегда делал в минуты волнения, глубоких раздумий или растерянности, — что Режиссер затеял свой Спектакль на аллоде Гипат. Сначала мне показалось, что я ослышался. Но посмотрев на выражения лиц друзей, понял, что видимо — нет. — От Гипата остались одни осколки… — проговорил я вмиг осипшим голосом. — Он уничтожен… Ты же сам мне говорил об этом! И я читал… Ночь Астральных Порталов… — Да, Ник, так и есть. Так, по крайней мере, считалось! И возможно, кто-то просто водит всех за нос, но те, кто воспользовался камнем, утверждают… Хотя, они утверждают очень много странных вещей. — Я должен туда отправиться! — Тихо, тихо! Подожди! — остудила меня Лиза, потому что я уже принялся вертеть камень, пытаясь понять, как он работает. — Надо все обсудить, подготовиться. Мы же не знаем, с чем столкнемся! — И нужно доложить командованию. Мы все еще Хранители, если кто забыл. — Вот именно! Отправимся завтра с утра. Не откладывать же шашлык теперь! У меня чесались руки от нетерпения и горело все внутри, но я заставил себя успокоиться. Все это похоже на авантюру, а в авантюры лучше нырять с холодной головой, чтобы минимизировать печальные последствия. Идея вернуться пока к первоначальному плану на вечер — с шашлыком и пивом — показалась здравой. Пока я разжигал мангал во дворе, Миша рассказывал все, что он знал о Гипате. — Аллод известен в первую очередь тем, что его держателем был последний человек из расы джунов — Великий Маг Тка-Рик. — Это я помню. Тот самый, который написал свои «Откровения». — Именно. А само «Откровение» помнишь? — Ну-у… — Ник, я знаю, что у тебя есть эльфийское красное! — донесся из дома голос Лизы. — Да, в подвале, только принеси сама… — Где я его найду? У тебя же там целый лабиринт! — Так что там с «Откровением»? Мне тоже интересно, — Лоб отставил в сторону лопату, которой расчищал снег, и подошел ближе. — Тка-Рик жил уединенно, — продолжил Миша. — Он не контактировал ни с жителями Гипата, ни с другими Великими Магами, и умер во время Ночи Астральных Порталов. Перед смертью он связался со Скраканом, который на тот момент возглавлял Лигу, и сообщил ему об «Откровениях об истинной природе Сарнаута» — книге, рассказывающей о тайнах мира, которую Тка-Рик писал все эти годы. — Гипат был уничтожен, но Тка-Рик бросил остаток своих сил на защиту маленького осколка, где сохранилась эта книга. Ее потом нашел лигийский корабль кажется… — проговорил я, пытаясь вспомнить подробности. — Все верно. «Откровения Тка-Рика» вскоре попали в руки Скракана, а уж он предал их всеобщей огласке. Именно после этого состоялась встреча Скракана и Незеба, был заключен мирный договор между Лигой и Империей и начался Великий Астральный Поход. — Я бутерброды сделала на всякий случай, — вклинилась Матрена, высунувшись в окно. — Может кто-то хочет сейчас перекусить по-быстрому? — Погоди… А что там в самой книге-то было? — спросил Лоб. — Что за «Откровения»? — Тка-Рик признался, что джуны сумели открыть дверь в другой мир и оттуда в Сарнаут хлынули демоны, — сказал я, и Миша добавил: — У меня есть полный текст. Вот… Взяв у него книжицу под названием «Откровения Тка-Рика», отпечатанную уже в Имперской типографии, я прочитал вслух: «Я — последний из джунов и пришло время покаяться за все свои грехи. За 2000 лет до Катаклизма, разорвавшего наш мир на куски, Великие Маги моего народа в поисках власти и могущества сумели открыть дверь в иной мир. Это был мир первозданной энергии, только зарождающийся, откуда магическую силу можно было черпать ложками. Что мы и делали. И именно оттуда пришла беда — демоны, наше Проклятье. Это стихийные духи зла и разрушения, для которых именно первозданная энергия является родной средой. Демоны напали внезапно и прорвались в наш мир. Мы сумели захлопнуть дверь и остановить нашествие демонов, но и тех, что прорвались, было достаточно, чтобы мой народ погиб. Несколько сотен лет я и мои товарищи охотились за демонами, а те охотились за нами. Мы победили, но какой ценой! Джуны почти исчезли. Новым людям, пришедшим на наши земли, мы не открыли причины гибели своей расы. Великий Катаклизм потревожил наши защитные заклятья, и дверь в другой мир вновь была открыта. Я понял это, впервые увидев астрал, захвативший наш мир, — это та самая первозданная энергия, что составляет суть демонов и их мира. Я укрылся на Гипате и прервал общение со всем остальным миром. Мне было страшно признать вину — вину моего народа и свою личную. Моя трусость причина тому, что я сразу не сообщил о возможной угрозе…». — Короче говоря, он призвал Скракана найти единомышленников, чтобы попытаться заново запечатать дверь, открытую джунами, — прервала появившаяся Лиза. — Те самые «Врата джунов», которые в итоге и запечатали Скракан, Незеб и другие маги ценою своей жизни. В историю это вошло как Великий Астральный Поход. Но Гипат известен не только «Откровениями Тка-Рика»! Это еще и история Ат-Зако. — И сейчас, похоже, она даже важнее, — кивнул Миша. — Правда, это скорее легенда… То есть, Ат-Зако действительно существовал, о нем Тка-Рик упоминает в своих «Откровениях», но насколько правдиво дошедшее до нас предание, рассказывающее об Ат-Зако, сейчас уже трудно судить. Думается мне, его история хорошенько обросла домыслами и выдумками. — Зизи, ты нашла эльфиское красное? Похоже, я без пол-литра тут не разберусь, — сморщился Орел, уплетая бутерброды. — Ладно, давай про Ат-Зако, — кивнул я, вдруг ощутив холодок по спине. — Это еще кто такой и чем он нам интересен? — Согласно сказаниям, это джун, который и победил Проклятье — огромного демона, целенаправленно преследовавшего и уничтожавшего джунский народ. Я бы не стал вспоминать про эту легенду, но кажется таинственному Режиссеру она очень нравится: именно по ней он решил поставить свой Спектакль и теперь предлагает поучаствовать в нем всем желающим. Если вкратце, то Зак прибыл на Гипат, где его стали считать «Избранным». Он помогал местным, потом сражался с Проклятием, попутно разыскав свою возлюбленную — Луа-Джаллу. — Сценарий как будто специально для тебя написан, Ник, — хохотнул Орел. В тот момент я не обратил внимания на эту шутку, но позже очень часто вспоминал ее. Предсказуемая суматоха следующего утра меня основательно взбодрила, будто стоя в тупике я внезапно обнаружил дверь. Откуда-то взялась уйма нерастраченной энергии, которая разгоняла кровь так, что я опять почувствовал себя живым. Даже снова захотелось надеть военную форму! Но, поразмыслив, я этого делать не стал, все же мы отправляемся на Гипат не по приказу из штаба. Медальона Хранителя, который всегда висит на моей груди, будет вполне достаточно, чтобы, если потребуется, обозначить свою принадлежность к Имперской Армии. — Ну что, товарищи офицеры, готовы? — А как этой штукой пользоваться? — Так же, как обычным телепортатором, вроде… — Это дорога в один конец? Назад мы потом как вернемся? С Гипата этого… — Насколько я знаю, с этим проблем нет. Наши личные телепортаторы там работают, можно вернуться домой в любой момент. — Но это означает, что Гипат находится где-то совсем рядом с Империей! — Не факт. Лигийцы к себе как-то тоже умудряются телепортироваться. — Странно! — Ну мы отправляемся или нет?! — Да. Давайте… на счет «три»? — Раз… Два… — ТРИ! — Святой Незеб… По ощущениям это было похоже на обычную телепортацию, только привычное голубоватое сияние отсутствовало. Я почувствовал, как проваливаюсь куда-то в пустоту и перестаю ощущать свое тело, но длиться это не долго — доли секунды, за которые не успеваешь даже испугаться. Ноги стукнулись о твердую почву, лицо обдул приятный теплый ветер и я открыл глаза. Ну здравствуй, «Гипат»! Мы с интересом принялись озираться. Огромная площадь, даже скорее — целое поле, уложенное каменными плитами, простиралось от нас во все стороны. Когда-то, очевидно, вокруг возвышалось множество строений, или все это было одним грандиозным сооружением, правда теперь от стен остались одни руины. Но даже развалины производили сильное впечатление! Однако, рассмотреть все в деталях мешала толпа. — Это какой-то дурдом! — воскликнул Орел, и я частично с ним согласился. Кого здесь только не было! Люди, восставшие, эльфы, орки, гибберлинги, прайдены, гоблины, минотавры, авиаки, кобольды… Группами и поодиночке, шумные и замкнутые, веселые и сосредоточенные — все сновали туда сюда, создавая своей контрастностью друг с другом совершенно невообразимый хаос. Даже при внимательном рассмотрении, ответа на вопрос, что тут вообще происходит, не находилось. Откуда-то доносились звуки песен; неподалеку от нас на небольшом возвышении женщина надрывным голосом толкала речь, к ней подходили зрители, пожимали плечами и отходили; краем уха я слышал зазывал на тотализатор; вездесущие торговцы умудрялись что-то продавать даже в такой сутолоке; толпа бурлила, перемещалась и затягивала в свой водоворот. — Приветствую вас, незнакомцы! Вам выпал счастливый случай узреть самый невероятный Спектакль, какой только видывал этот мир! Отриньте всякую вражду и приготовьтесь насладиться незабываемым зрелищем! Все вшестером мы ошалело уставились на существо, встретившее нас этой пафосной речью. Крохотная ящерка с разноцветными крылышками, как у бабочки, порхала возле нас, рассыпая вокруг себя золотистые искры. Я невольно посмотрел на Мишу и по выражению его лица понял, что он тоже видит такое чудо впервые. Существо походило на милого игрушечного дракончика, и тем не менее оно было живым и разумным, и глядело на нас большими и очень умными глазами, смешно подергивая розовым носом в форме сердечка. — Ты кто, мелюзга? — отмер от ступора Лоб. — Я — Вестник Мира! — Ага, понятно, — нахмурился Лоб и сделал шаг назад, как бы уступая нам честь самим разбираться с непонятным существом. — Гипат — мирная земля, — продолжил Вестник Мира. — Посмотрите на эти холмы и леса. Они знают только естественную вражду — когда охотник убивает волка, чтобы прокормить себя. Путь Ат-Зако таит множество опасностей, ибо только самому достойному откроется Откровение! — Ишь ты, — крякнул Лоб и нахмурился еще сильнее. — Все земные дрязги должно оставить позади. Негоже человеку убивать человека, а могучему орку поднимать молот на веселых гибберлингов. Эльфы созданы творить, а восставшие — нести весть об истинном смысле смерти всему живому. Никто не создан, чтобы убивать, как никто не создан для того, чтобы умереть раньше срока. Великие истины откроются тому, кто подаст руку вчерашнему врагу. Докажите же, что разум сильнее бессмысленной злобы — разломите Оружие Войны у всех на глазах в знак Великого Перемирия! — Че?! — Только тот, кто способен примириться с врагом и отринуть ежесекундное и поверхностное ради вечного и великого, достоин идти по Пути Избранного! — Отвали, не буду я ломать свой топор!!! — Тише, Лоб, — наконец подал голос Миша и шагнул вперед. — Извините, о каком Оружии Войны идет речь? — Вот об этом! Дракончик замахал лапками куда-то вбок и, посмотрев в указанном направлении, мы увидели целую гору сваленных в кучу ржавых мечей, а рядом с ней еще одну горку, поменьше, где валялись обломки. Очень демонстративно и даже как-то торжественно каждый из нас взял по ржавому мечу, разломал и бросил в соседнюю кучу, поглядывая на Вестника Мира. Тот, кажется, остался доволен. — Вот теперь добро пожаловать на наш тихий, мирный аллод! Добро пожаловать на Гипат. Я верю в ваши мирные намерения. Путь Избранного для вас открыт! — Ну слава Астралу, а то я переживал, как мы без пути-то… — забормотал Орел. — Только здесь сохранились редкие виды толстокожих кабанов и плюющихся жаб. Вот уже многие столетия под их утробное кваканье неторопливо и размеренно течет жизнь на Гипате, — продолжал вещать дракончик. — У подножия гор раскинулся живописный Поселок. Его староста, Эрфар, приветливо встречает всех желающих идти Путем Избранного. — Прошу прощения, — снова прервал его Миша, — а что такое «Путь Избранного»? — Это ваш путь! Вы оказались здесь для того, чтобы пройти по этой дороге и узнать нечто необычайно важное. Получить Откровение! Я и мои собратья будем вашими проводниками. Все, что мы скажем, важно. Запомните это! — Ага, ладно, запомним… — Сейчас вы сделаете первый шаг. Вы пойдете по дороге, проторенной великим Ат-Зако. Что он сделал, впервые оказавшись на Гипате? — Что? — Нашел дорогу к людям. В Поселке вы встретите тех, кто нуждается в помощи. Поступайте, как считаете нужным. Но помните: будь на вашем месте Ат-Зако, он бы наверняка прислушался к их просьбам! На этом аудиенция у Вестника Мира закончилась и он отлетел от нас, чтобы встречать новоприбывших на Гипат точно такими же словами, какие говорил нам. — Ну что, походим тут, осмотримся? — с сомнением в голосе предложила Матрена. — Да, давайте пройдемся, пообщаемся с кем-нибудь. Мы бесцельно побрели через толпу, останавливаясь у разных групп и слушая разговоры. Вокруг было очень шумно. Но громче всех вопили, конечно, вездесущие торговцы, бесцеремонно хватая за руки прохожих. Я старался не обращать на них внимания и едва не наступил на маленького лесовичка, увешанного лаптями. Автоматически буркнул извинения, но лесовика этот казус нисколько не обидел, наоборот, он сиял так, будто я решил скупить у него весь товар. — Ой, как хорошо! Очень хорошо! Новая земля — это новые клиенты. Новые клиенты — это звонкая монета. — Поздравляю… — Бук привез с собой лапти из самого Светолесья. Много лаптей. Бук получит много звонкой монеты. Много-много. Хочешь примерить? — Нет, отцепись! — Бук долго думал, гречишный мед везти на Гипат или лапти. Решил-таки лапти. Ах, дубовая моя башка! Надо было мед везти. Поесть всяк не дурак. Верно я говорю? — Отцепись, говорю! Как же вы достали!.. — Э-э-й, зачем малыша обижаешь? — зацокал торговец рядом, похожий на канийца. — Без нашего брата всем тяжко будет! Хочешь шкур да тканей, хочешь еды необычной, хочешь оружие какое — все торговец достанет и привезет. А без торговцев, друг, мир остановится! — Вас кроме золота ничего не интересует! — фыркнула Матрена с несвойственным ей презрением. — Для кого Осколок Гипата — Путь к Откровению, а для меня — дорожка к богатству, — хохотнул торговец. — Ну, узнаете вы тут что-то новое. Толку-то? Станет вам от этого жить сытней и проще? Вряд ли. У каждого свое Откровение. Мое выражается в звонкой монете! — Товарищ майор! Я оторвался от торговца и резко обернулся, удостоверившись, что незнакомый человек в гражданском обращался именно ко мне. Я тоже был не в форме и на мой вопросительный взгляд он поспешил пояснить: — Я вас узнал, о вас в газетах много писали. — Хранитель? — Разведчик, Родион Зоргин. Вы, значит, тоже решили пройти по Пути Избранного? — Скорее разобраться, что тут происходит. — Эти существа, — он кивнул на крохотного дракончика, подлетающего к каждому, кто появлялся на Гипате, удивленно озираясь по сторонам, — обещают открыть какую-то информацию всем тем, кто пройдет по их «Пути Избранного». Какая-то чушь, но вдруг важное Откровение и правда есть? А вокруг, тем временем, одна Лига! Он замолчал и мы почтили этот печальный факт скорбными минами. В общем-то, в этом нет ничего удивительного: Лига сама по себе больше территориально и население у нее многочисленней. И все же, хотелось бы, чтоб Империя тоже была представлена здесь внушительным количеством соискателей таинственного Откровения. Я задумчиво оглядывал толпу, оценивая соотношение сил. Рядом надрывался лигийский проповедник, умудряясь перекрикивать даже торговцев: — Происки демонов! Все это происки демонов! Внимайте, люди! Внимайте, гибберлинги! Внимайте, эльфы! Внимайте, имперцы, уши имеющие, а кроме них — сердца! Что это за Путь Избранного? Куда он ведет? Почему твари бестелесные? Да на том ли мы свете? Оглянитесь, люди, эльфы, гибберлинги! Мрачное, гнилое место: ни церкви святой, ни трактира. Лишь миазмы тумана да дрожание призрачных тварей… — И вот ЭТО может получить Откровение раньше, чем мы, — поморщившись, произнес Зоргин. — Командованию стоит об этом знать, — проговорил я. — …Трепещите за Искры свои! Трепещите! Велики грехи наши! Не потому ли собрали нас здесь? Имеющий глаза да увидит… — Командование все знает. Но далеко не у всех имперцев есть телепортационные камни! Поэтому нужно как можно скорее наладить корабельное сообщение с этим осколком. Мы уже расставили сигнальные маяки для наших кораблей. — И как успехи? — Пока никак. Сигнал еще не засекли, но мы не теряем надежды. — …Но узрите спасение! Всегда есть спасение, коли Свет негасимый освещает наш путь. Берите Святую воду, разбирайте! Окропим эти демонические Развалины! Окропим все вместе. Хорошенько. Со всех сторон. Да не покинет нас Свет животворящий! Да укажет он нам дорогу! Разбирайте святую воду! Давайте же сделаем это! Озарим Светом демонические развалины! Да развиднеется мгла… — Чем больше имперцев на Гипате — тем больше шансов, что Откровение первыми получим именно мы! Если оно есть, конечно. Пусть этот проповедник всех запугивает, пока набожные лигийцы будут толпиться вокруг, как стадо перепуганных баранов, имперцы далеко продвинутся по Пути Избранного. Только бы быстрее прибыли корабли! Мое внимание снова привлекла женщина, взобравшаяся на постамент и что-то громко вещавшая всем, кто соглашался слушать. Она периодически кидала недовольные взгляды на лигийского проповедника и явно старалась его перекричать, но стояла дальше от нас, поэтому я плохо ее слышал. Не сговариваясь, мы решили подойти поближе. — Граждане Империи! Здесь, на осколке Гипата, у вас есть уникальная возможность открыть глаза Лиге! Рассказать ей правду о нашей великой родине! Пусть эльфы, канийцы и гибберлинги услышат истину, а не бредни Церкви! Будущее мира — в наших руках! Граждане Лиги! Общайтесь с орками, хадаганцами и восставшими! Отбросьте предрассудки! Все, что вам говорили об Империи — ложь! Убедитесь в этом сами! Зрители возле женщины не задерживались. Но она не сдавалась, призывая имперцев рассказывать о своей Родине, а лигийцев — внимать и проникаться услышанным. — Зачем вы это делаете? — не выдержал в конце концов Орел. — Ох, у меня сердце кровью обливается, как мне жаль всех граждан Лиги. Если так будет и дальше продолжаться, даже не знаю, отчего скорее их страна развалится: дворяне на куски ее разорвут или население вымрет от пьянства и сифилиса. Как можно жить в нашем веке, не зная, что такое порядок, высокая нравственность, энергия маны, наконец? И это в эпоху манапроводов — спать на печи, бояться, что тебя отстегают розгами в условиях полной антисанитарии, в этом пережитке позапрошлого века — в бане? Не понимаю! — запричитала она и, набравшись сил, снова завопила во все горло. — Лапотники, прихлебывающие из самоваров, я всего лишь пытаюсь сказать правду! Ау! Эгей! Долой косность и предрассудки! Долой вековую вражду! Да здравствует возможность лучше узнать друг друга! И понять, что в Империи есть немало хорошего! А в Лиге — немало плохого! — Такое чувство, что сюда все сумасшедшие Сарнаута сбежались, — тихонько сказал Орел. — Как-то меня тревожит мысль, что мы тоже здесь. — Жутковатое место, правда? И что мы тут забыли? Я опустил глаза и увидел троицу гибберлингов, со скучающим видом слушавших женщину на постаменте и потягивающих пиво, от которого они уже немного окосели. — Подумаешь, Откровение! — А существовал ли этот Ат-Зако вообще? — Его кто-нибудь видел? Они бормотали все трое по очереди, разговаривая то ли друг с другом, то ли обращаясь к нам. — У нас дома, на Новой земле, в пивных и не такие байки травят! — Ставлю два против одного, что все это выдумки для привлечения туристов. — А то и еще чего похуже… Ик! — Извините, а вас уже смерть тут хоть раз настигала? — прозвучал вкрадчивый голос за спиной. И мы, и гибберлинги посмотрели с одинаковым выражением лиц на подошедшего Зэм. — Ох, я так боюсь… — принялся заламывать он металлические пальцы. — Почему они все призрачные, вы не знаете? — Кто призрачный? — не понял я, на всякий случай еще раз оглядевшись. Все вокруг были вполне осязаемыми. — Ах, вы только прибыли? Здесь вся местная живность призрачная! Вот я и задумался, вдруг на Гипате воскрешение не работает? А? Я тут до вас двоих просил, чтоб мне сообщили, работает ли воскрешение. Да не вернулся никто — призраками стали! Шестеренку даю! — Э-э-э… — Не хочу я быть призраком! Что хотите со мной делайте — не хочу! Я по телу человеческому столько скучал. Ах, как вспомню… Каким я парнем был — все девки заглядывались! А потом что? Железкой стал! И сколько мне вот на этот вот шарнирный локоть вкалывать пришлось — в две смены на заводе. А теперь в призраки — ну уж не-е-ет! Фиг вам! Он зашагал от нас, яростно потрясая кулаками и продолжая громко возмущаться. Мы молча проводили его глазами. — Точно, дурдом! — вынес вердикт Орел. — Да не бойтесь, нормально тут все воскресают, были пренцен… предцен… — заговорил гибберлинг заплетающимся языком. — Короче нормально все! — А живность то и правда призрачная… Ик… Демон ее знает, почему так. — Да, кстати, раз уж такая пьянка, пивка не хотите? Мы его сами сварили. Лучший портер на аллодах! За наш счет. На дорожку, так сказать. Нам же путь предстоит… ну, этот… Избранного! Ик… — Нет, не хотим, — сурово отрезала Матрена. — Ну и ладно! Нас больше мнение орков интересует. Все ломаем головы, как бы поставки на Изун организовать… Гибберлинги покосились на группу галдящих неподалеку орков, смахивающих на гоблинбольных болельщиков. Они о чем-то громко и с азартом спорили и, судя по накалу страстей, спор грозился вылиться в мордобой. — Что там происходит? — спросила Матрена. — Тотализатор, — коротко ответил гибберлинг, утратив к нам интерес. — Пойдем посмотрим? — неуверенно предложил Миша. Мы подошли ближе, сохраняя, тем не менее, дистанцию, чтобы теоретический мордобой не затянул нас в эпицентр. — Эй, вы! Не хотите размяться? — крикнул нам один из орков. — Размяться? А как же Перемирие? — крикнул я в ответ, выразительно покосившись на Вестника Мира, вновь и вновь призывающего гостей ломать мечи. — Не, я про Перемирие помню, как же. Но мой топор ржавеет, если долго таскать его на хребте. Хоть раз в день его надо расчехлять. Это тебе любой грамотный оружейник скажет. — Я пас. — Не трусь! Все продумано. Мы устраиваем охоту на крабов. Кто бьет наш рекорд — того и приз. Все по чести, орки уважают законы схватки, ты же знаешь. Ну так как? Принимаешь вызов? Кто рожден драться, тому и Перемирие не помеха, гы! Я покачал головой, и мы отошли от орков. Похоже, каждый здесь развлекается, как может, и далеко не все горят желанием пройти неведомый «Путь Избранного». Орки, тем временем, пытались затащить в свою компанию минотавра, но тот едва ли их замечал, вперив в меня пристальный взгляд. Я подумал, что мы, вероятно, знакомы и сделал несколько шагов в его сторону. Но минотавр при моем приближении жутко смутился, что при его габаритах — раза в два больше меня — выглядело даже забавно. — О-о! Я это… я рад. Не ожидал, что вы ко мне подойдете. — Знакомы? — Нет, но я читал о вас в газетах. — А… — сразу поскучнел я. Надо постараться привыкнуть к тому, что меня теперь будут часто узнавать. — Все думают, что минотавры тупые и дикие. А я грамоте обучен в самом Придонске! А еще я Охотник на демонов. И это письмо… Такая честь для меня! Да… — Что ж, желаю удачи. — Я буду достойным, я осилю Путь Избранного! — пылко пообещал минотавр, будто это я выдал ему столь важное задание. — Вот, ни на крабов не хожу, как орки соблазняют, ни руин не пужаюсь, как каниец орет. Я не сверну с Пути! Только я не знаю ничего про этого Ат-Зако, хотя только и слышу тут и там это имя, а кто он, что он… Говорят, очнулся посреди развалин небольшого храма — а это что за громадина перед нами? — Да уж, не очень на «небольшой храм» похоже, — согласился я. — У нас в Придонске никто про этого Ат-Зако не слыхивал. А у вас? — Кое-что слышали… — Я знаю, кто может все рассказать — Историки! Но разве ж расскажут они мне? И так все думают: умный шибко, еще и за Откровением щемится, дикарь. Знаю я их… — А здесь есть Историки? — заинтересовался Миша. — Ага! Вон, кучкуются… — Хочешь спросить их мнение? — спросил я Мишу. — Почему нет? Возможно, у них уже есть объяснение происходящему, или хотя бы какая-нибудь теория. Прихватив минотавра, мы направились к Историкам, но путь нам преградили охранявшие их наемники. Похоже, Перемирие — Перемирием, но от охраны ученые отказываться не собирались. — Мы только про Ат-Зако хотели спросить! — снова смутился минотавр, возвышающийся над стоявшей перед ним орчихой на целую голову, а если считать и рога, то даже на две. — Блин, ты думаешь, я в этом секу? Гы! Да щаз! Эти яйцеголовые и сами ничего толком не знают. Даже в имени его путаются. То Зак, то Ат-Зако, то Зако. И все ругаются да спорят о его дальнейшей судьбе. Помер ли он? Если и помер, что вероятней всего, то кто прихлопнул? Где могилка? Детишки у него с этой принцессой были, или нет? Одно слово — Историки! Все им интересно! Ниче, может, тут, на Гипате, че и раскопают… — Нам можно пройти? — вежливо спросил Миша. — Мы с мирными намерениями. — Руки на виду держите! За оружие не хвататься! Один из Историков, эльф, обернулся, услышав это восклицание, и добродушно махнул рукой. — Прекрасный день для поиска новых знаний, товарищи, — произнес он в качестве приветствия, безошибочно определив в нас имперцев, несмотря на присутствие Лизы. — Сирано ди Дазирэ к вашим услугам! Я пожал протянутую руку, поинтересовавшись: — И много новых знаний здесь можно найти? — Массу, дорогой мой товарищ, массу! Происходящее здесь, как вы можете предположить, живо нас интересует. Необходимо узнать многое. Мы даже прибегли к помощи сторонних специалистов. Я говорю о НИИ МАНАНАЗЭМ, конечно. — Вам помогают имперские ученые? — удивился Миша. — Только один. Саранг Сутекх. Он вызвался помочь нам понять природу обитающих здесь призраков. Известий, правда, от него пока нет. Он отправился по дороге, ведущей в Поселок. — А мы хотели спросить про Ат-Зако! — выпалил минотавр, набравшись наконец храбрости, правда тут же смутился и замолчал. — Хм-м, с чего бы начать… Ат-Зако, или в просторечии — Зак, был одним из последних джунов этого мира. Его ноги ходили по этой земле около трех сотен лет тому назад. Спасаясь от проклятия джунов, Ат-Зако подвергся магическому изменению, которое превратило его в совершенно иного человека… и полностью лишило памяти! Именно на развалинах Гипата он пришел в себя. Беспомощный, забывший все, чем был ранее… — Здесь, на Гипате, и начались приключения Ат-Зако, согласно древней летописи «Проклятые земли», — добавила стоявшая рядом с ним женщина и словно из воздуха достала маленькую книжицу. — Если вы еще не знаете о ней, советую почитать! Ведь там рассказывается не только о его приключениях на Гипате, но еще и на Ингосе и Суслангере. Минотавр, не веря своему счастью, взял книгу дрожащими от волнения руками, как великую драгоценность. — Очень увлекательно, должна отметить. И завершается история хорошо. Ат-Зако вернул себе память, нашел свою возлюбленную и вместе с Великим Магом джунов Тка-Риком, да будет проклято его имя, победил древнее Проклятье! Ой, вам же неинтересно будет… В общем, о подробностях читайте самостоятельно, договорились? Минотавр радостно закивал головой, расплывшись в ужасающей, клыкастой улыбке. Казалось, все его мечты сбылись в одночасье. Он сразу отошел и, усевшись на камень, углубился в чтение. Лично меня старая сказка о приключениях джуна интересовала куда меньше, чем мнение Историков о происходящем здесь и сейчас. — Весь этот легенда — есть странно! Я в полное замешательство! — глядя на читающего минотавра вступил в разговор один из двух авиаков — разумных существ, похожих на птиц. Мы встречались с их народом на аллоде Историков — Авилоне. — Сколько слышать об Ат-Зако, везде он обнаружить себя с тяжелая амнезия среди небольшой руина — только остатки стена и несколько колонна. А что мы видеть сейчас? Огромная Развалина, совсем огромная. Как? Все понимать: руина от время разрушаться и осыпаться, а не расти… — Кто-то переборщил с декорациями к Спектаклю? — хмыкнул Орел. — Вас интересовать эта загадка? Мы будешь разбираться! Это грандиозно! Очень красивый Развалина! С высоты авиак — дух захватывать. Камень этих Развалина рассказать нам многое. Камень говорить для тех, кто уметь слушать! Я взять камень из фундамент ближе к земля и с самый верх стена! И я узнать, что эти камень ничем не отличаться! Но один камень лежать в земля, вода его подтачивать века и века, а другой овевать священный ветер… Что бы это значить? — Что это вовсе не древние развалины? — осторожно предположила Матрена. — Я отправить камень на Авилон. Только магия Найан определить камень возраст. — Если бы еще вандал ничего не трогать! — закаркал второй авиак, грозно забив крыльями. — Нет, вы только посмотреть! Портал открыть вот-вот. Я как прознать — сразу прилететь. Сразу! Вот мой кисточка. Это чтобы сметать пыль с каждый кирпич в этой Развалина. Надо переснять узоры, зарисовать каждый-каждый камешка. Древний руина, куда не ступать нога разумный существа. Так думать я, старый наивный авиак! Прибыть со всех перьев — и что увидеть? Надпись во вся стена: «Незеб жил, Незеб жив, Незеб будет жить!». Что выцарапать с другая сторона — в наш язык даже слова таких нет, я стыдно. Проклятый вандалы! Мы, сочувственно покивав, поспешили удалиться, чтобы гнев из-за наших соотечественников ненароком не обрушился на нас. Погуляв по площади в центре развалин еще не меньше часа, мы пришли к выводу, что ни у кого из присутствующих нет хоть какой-то мало-мальски достоверной информации о Режиссере и устроенном им Спектакле. — Мне кажется, мы тут уже достаточно насмотрелись и наслушались, может дойдем уже до Поселка? — предложил Орел. — Да, пожалуй, только надо найти дорогу… — Сдается мне, дорога тут одна! — хмыкнула Лиза и указала на лестницу, по которой свободно могла бы промаршировать Имперская Армия на торжественном параде. Лестница вела с каменной площади вниз, и, подойдя ближе, мы убедились, что от нее убегает проселочная, но основательно вытоптанная дорога, теряющаяся среди лесистых холмов. — Отойдите! Не заслоняйте перспективу! Мы смущенно подвинулись, открывая эльфийке, стоявшей перед мольбертом с кистями, обзор. Вид и впрямь был удивительно красивым: утопающий в зелени аллод, пронзительной голубизны небо с белоснежными, пушистыми облаками, и даже руины несли в себе определенный дух старины и романтизма… Но художница видела в окружающем нас пейзаже что-то свое, куда более драматичное. — Вы только посмотрите! Какая перспектива, мрачность стен, трагичность порталов! Как вы думаете, что происходило здесь века назад? Возможно, это был храм, и в его недрах кровожадные жрецы вырывали сердца из тел стонущих гибберлингов! А может, это был дворец, в его темнице томилась юная эльфийка, все ожидая, как прекрасный эльф прилетит за ней на драконе, но отдали ее вонючему огру — и бросилась она в астрал с самого края аллода. — Э-э-э… да… возможно… — Ах, какое вдохновение! Я решила изобразить последнюю сцену. Трепетная эльфийка на краю бездны, ее волосы развеваются, у нее за спиной величественный дворец… Я не представлял, как столь пасторальный пейзаж может рождать такие мрачные образы, но спорить с художницей не стал, подозревая, что все творческие люди немножко не в себе. По краешку, стараясь не загораживать обзор, мы спустились с лестницы, оказавшись наконец на простой земле, и тут идеалистическая картина, сложившаяся в моей голове, рухнула. Нет, лес, небо и холмы были по-прежнему прекрасны, но это дивные места населяла ненастоящая жизнь! Призраки птиц разливали свои трели, прозрачные животные мелькали среди деревьев, выбегая иногда на дорогу и снова скрываясь в зарослях. Мертвый мир, изо всех сил пытающийся выглядеть живым. Мне стало не по себе. Переглянувшись и собравшись духом, мы зашагали по дороге, стараясь не обращать внимания на призраков вокруг. Маленький дракончик, похожий, как две капли воды, на того, что мы видели на развалинах, вынырнул перед нами совершенно неожиданно. В отличие от остальных существ, он был вполне настоящим и осязаемым, и потому вызывал симпатии. — Приветствую вас, путники! Я — Дух Битвы! Вы в самом начале Пути, многое вам предстоит, дорога трудная и опасная, не для нищих духом. Не сворачивайте с Пути, не изменяйте себе, и в конце ждет вас великое знание — Откровение! — зарокотал он, сияя, как золотой фонарик. В воздухе от его перемещений оставался длинный сверкающий шлейф. — Триста лет назад этой же дорогой шел прекрасный джун, юноша по имени Ат-Зако, Избранный, вооруженный бронзовым ножом. Следуйте за ним, повторяйте его деяния. Ат-Зако не знал, кто он и что ждет его впереди. А я вам скажу: великая тайна откроется вам, и ужаснетесь вы, но будете знать. А кто знает — тот повелевает! Готовы ли вы продолжить? — Готовы. Что нужно делать? — Итак, первый шаг. Ат-Зако только выбрался из Развалин, как свирепый волк преградил ему дорогу — первая тварь, против которой он обратил нож, первая кровь, которой обагрил он священное оружие. И вам предстоит сейчас пережить этот бой. Только тот, кто убьет волка, сможет продолжать Путь! На дорогу, как по приказу, выпрыгнул призрак волка и понесся на нас. Скорее рефлекторно, чем обдуманно, я выхватил меч и ударил им волка, запоздало вспомнив, что призраку это не причинит вреда. Однако волк рассеялся, как туманное облачко, и через секунду дорога снова стала пуста. Что ж, это было не сложно. — Да, Ат-Зако поступил так же — точным ударом расправился с волком. За каждый новый шаг на Пути вы будете получать знаки Избранного. Они из бронзы — металла, которым владел на Гипате только Ат-Зако. И чем больше вы обретете знаков, тем ближе будет Откровение. Идите же к нему. Теперь каждый из вас — Избранный! Дух Войны вручил мне непримечательную бронзовую монетку. После чего все тоже самое по очереди повторилось и для Орла, Миши, Лба, Матрены и Лизы. — Следующим вашим шагом на пути к Откровению станет встреча с Покровом Ночи. Избранный был умен и не тратил сил попусту. Он как тень, как безмолвный призрак скользил в ночных тенях, и даже самый острый взор не замечал его бесшумных шагов. Вам предстоит научиться тому же! Не знаю, как у остальных, но мое раздражение от абсурдности происходящего крепло с каждой минутой. Я чувствовал себя клоуном, которого заставляют корчить нелепые рожи на потеху невидимой публике. Под пафосные напутствия Духа Битвы мы отправились дальше по дороге, периодический встречая редких путников и призрачных животных. Правда, минут через двадцать идиллия закончилась. Нас окликнула восставшая Зэм, растеряно переминавшаяся с ноги на ногу у опушки леса. — Посмотрите, пожалуйста. Может, конечно, я давно в глаза себе масло не закапывала… Но, по-моему, это труп! Мы подошли ближе к тому месту, на которое она указывала, и действительно увидели распростертую на земле фигуру эльфа. Матрена быстро склонилась над ним и, осмотрев его, подтвердила, что он мертв. — Чуть отошла от дороги — и сразу на него наткнулась, — всплеснула руками восставшая. — Посмотрите, здесь явно не обошлось без какого-то тяжелого тупого предмета! Что же это такое делается? А как же «Перемирие»? Врал все дракончик? И мы снова трястись должны: как бы вражеский лучник из кустов тебя одним выстрелом в Чистилище не отправил? — Похоже на то, — протянул я, сам не веривший ни в какое Перемирие. Пусть даже мое отношение к лигийцам немного смягчилось после того, как нам вместе пришлось сражаться в Городе Демонов, но вряд ли все они в один миг стали к нам лояльны. Ну и кроме того, тут, на Гипате, полно всяких странных личностей, которым я бы не доверял. — Нужно отнести тело в Поселок, — сказала Матрена. — Его можно воскресить, но сначала требуется лечение. — Далеко отсюда до Поселка? — спросил Миша у восставшей, и та огорченно кивнула. — Часа три пешком. — Тогда отнесем его к развалинам, — решил я. — И расскажем все этому… как там его… Вестнику Мира. Тот, кто устроил этот Спектакль, пусть и отвечает за безопасность актеров на сцене! Лоб взял на руки тело эльфа, и мы поплелись в обратном направлении. До самих руин возвращаться не стали. Снова выскочивший перед нами Дух Войны клятвенно заверил, что о пострадавшем позаботятся и нам не о чем волноваться, так что мы оставили убитого на попечении горестно вздыхающего дракончика. На этот крюк ушел почти час, и все бы ничего, но по моим прикидкам где-то на середине дороги мы обнаружили второй труп, а в десятке метров от него — третий! Двигались мы не очень быстро, внимательно глядя по сторонам, так что не заметить огромную тушу мертвого орка было сложно. Неподалеку от него лежал человек. — Бедняга! Кто-то насадил его на меч, как куропатку на вертел, — сказал Орел. — Там следы молота, тут меча… — произнесла Матрена, а после осмотра человека добавила: — А тут магия! Этого мужчину молния поразила прямо в глаз! — Похоже, нарушителей Перемирия больше, чем один. — Там кто-то есть! Лиза глядела в пустоту остекленевшими глазами, указывая при этом рукой на лес. Мы двинулись в том направлении, держа оружие наготове, но это оказался истекающий кровью мужчина, державшийся за рану на груди, из которой торчала стрела. — Гибберлинги… втроем… гады пушистые… Они стреляли… А-а-а… как больно. Подлецы, отступники… Хриплое дыхание мужчины оборвалось и глаза закрылись. — Ну вот и закончилась добрая сказка, где все живут в мире и согласии, — подвел я итог, — и началась обычная жизнь! Держите оружие наготове, чувствую, это не единственный труп, об который мы здесь еще запнемся…
  3. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.66-67

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 35. Отец Когда и как мы смели двух здоровых троллей, которые вызывали у меня опасения, я даже не понял. Но вслед за ними появился огр, от каждого шага которого сотрясалась земля. Голой рукой он сносил толстые стены, и каменный дождь накрывал и своих, и чужих. Я находился слишком далеко, а поднявшаяся пыль скрыла от меня даже то немногое, что еще можно было рассмотреть. Добраться до него я не смог — меня теснили демонопоклонники. И если с мечником я легко справился, мистик не представлял для меня большой угрозы, и даже засевшего в засаде лучника удалось выковырять из укрытия, то эльф некромант вымотал мне все нервы, пока его не убил шальной булыжник, так кстати свалившийся ему на голову. Я рванул поближе к центру, но увяз в атаке. Дрейки, демоны и демонопоклонники — вся это разнокалиберная масса мельтешила перед глазами, смешавшись с витязями и Хранителями, большая часть из которых уже не была верхом. Каменная площадка под ногами стала скользкой от крови и демоны сходили с ума от ее запаха. Я слышал рев носорога, с азартом топчущего противников. Где мой дрейк, я не представлял, но краем глаза вдруг заметив зеленое пятно и задрав голову, увидел, как Старик, намертво вцепившись в своего черного летающего собрата, изо всех сил дерет его когтями прямо в воздухе. Но за его спиной уже мелькал другой дрейк, стараясь ухватиться за порванные зеленые крылья. Втроем они единым клубком рухнули на землю и покатились по камням. Взревев и каким-то чудом растолкав всех, кто окружал меня, я кинулся на помощь Старику. Где голова, где крылья, где туловище было не разобрать, поэтому я просто воткнул меч в черное пятно, тут же получив удар хвостом. Меня отбросило к стене и я приложился плечом, но боли даже не почувствовал, сразу вскочив на ноги. Один дрейк бился в предсмертных конвульсиях — из его горла фонтаном хлестала кровь, и на него бросились ополоумевшие демоны. Второго Старик добил сам. После того, как я снова оседлал дрейка, дело пошло куда веселее. Он перемахнул через головы сражающихся, и мы оказались почти в самом центре, но внести свое веское слово в расправу над огром я все равно не успел — с ним уже разобрались. Благодарить за это, вероятно, стоило лигийского Великого Мага, для которого даже самый могучий огр не является непреодолимым соперником. Впрочем, лигийский маг, охраняемый витязями, был где-то вне пределов моего зрения. Как я и предполагал, основной напор на нас приходился с левой стороны, где я еще в первый свой визит заподозрил главное базирование демонопоклонников. И несмотря на все трудности, мы все же умудрились оттеснить противника, выдворив его с большой каменной площади, где завязался бой, обратно в «казармы». Это позволило нам немного сгруппироваться и вернуть атаке какое-то подобие порядка. Долго, правда, наше организованное наступление не продержалось. Арманд ди Дусер и его помощники вскоре напомнили о своем существовании. Я не был в первых рядах, но информация о том, что перешедший на сторону демонопоклонников Великий Маг ди Дусер использует особую магию, которая буквально вытягивает из всех кровь и осушает тело, превращая его в мумию, разнеслась очень быстро. Первая же наша атака разбилась, едва начавшись. А вскоре после этого из правого крыла города Демонов, где я не был, неожиданно повалила нежить, ударив нам в спины. Мы оказались зажатыми с обеих сторон и кажущееся преимущество растаяло, как снег под Игшским солнцем. Противников было несоизмеримо больше, чем нас. Но то ли на Язесе действительно оказались лучшие из лучших, то ли сыграло роль то, что отступать некуда, да и терять особо нечего, никакой паники не случилось. Даже наоборот! Удивительно быстро сориентировавшись, мы сумели перестроиться, разделившись на лигийскую и имперскую стороны. Поскольку Великий Маг лигийцев, под прикрытием витязей, вступил в схватку с ди Дусером, от которой вибрировал даже воздух, Хранителям пришлось отбиваться от неведомо откуда взявшейся нежити. — Лучники, стрелы на изготовку… ОГОНЬ! Характерный свистящий звук на секунду перекрыл весь остальной шум, и над головой, словно стая птиц, пронеслась темная волна, призванная снизить давление на тех, кто держал позиции в ближнем бою. Возможно часть нежити, перевшей на нас, действительно пала, но ее было так много, что уменьшения натиска я не почувствовал. При этом мы все равно продвигались вперед. Я не сразу это понял. Но когда на нас сверху полилась обжигающая магия и все бросились врассыпную, ища укрытие, до меня дошло, что вокруг одни астральные клыки, строений очень мало и спрятаться негде. Это было похоже то ли на звездопад, то ли на дождь из сверкающего, расплавленного металла, невыносимо горячего, но все равно красивого, не оставляющего следов, кроме ощущения сильнейшего ожога при прикосновении. На нежить магия не действовала, ведь боли они не чувствуют, зато нам пришлось туго. Звуки боя сменились криками. — А теперь вы умрете в муках! У меня даже не было времени, чтобы обратить внимание на то, чьи это слова и действительно ли их кто-то произнес. Я, как и все, искал укрытие, когда прозрачный фиолетовый купол появился над нашими головами, как мыльный пузырь, и раскаленный дождь, ударяясь об него, стал стекать по его бокам вниз, оставляя за собой тысячи сияющих дорожек. Это выглядело настолько странно и завораживающе, что на какое-то мгновение все даже забыли, что нежить никуда не делась, и глядели вверх, на защитившую нас полусферу. Но долго любоваться на нее нам не дали. Бой продолжился, и вскоре я увидел мага, наколдовывавшего волшебный «дождь». Это был демон! Меня все больше накрывало ощущение неправильности происходящего: колдующий демон, армия нежити, накрывший нас купол… трудно даже выбрать, что из этого больше меня поражает. Как будто какие-то невидимые силы воюют друг с другом, а мы только путаемся под их ногами! Рациональная сторона моего разума уже начала придумывать всему объяснения: новый, еще более совершенный вид демонов, возможно созданный самим Гурлухсором; нежить скорее всего поднята им же, хотя у него могут быть в союзниках и другие Великие Маги; купол… наверное, это лигийский Великий Маг расправился с ди Дусером и теперь прикрывает нас? Я определил, что демон сейчас главная угроза, и пока держится защита, самое время эту угрозу устранить. Измученный Старик не подвел — ему не хватало места разбежаться и прыгнуть достаточно высоко, но демон сам метнулся в нужную сторону. Я забыл про нежить, забыл про окружающую меня магию — взгляд приклеился к астральной твари, как будто кроме нее рядом больше не было никого и ничего. Злой азарт распирал изнутри, ощущение собственной правоты не допускало и мысли, что может что-то не получиться. А демон стал до смешного медленным и неповоротливым… Старика повело куда-то в сторону, но я, уже видевший, что цель достаточно близко, прыгнул прямо на нее. Острое лезвие меча вспороло тварь так легко и плавно, будто демон состоял из желе. Под моими ногами не оказалось опоры, но я крепко держался за эфес двумя руками, и воткнутый в демона меч погасил скорость падения. Я рухнул на землю, успев сгруппироваться. Демон заверещал и попятился, но второго удара ему не требовалось — он растворился, превратившись в облачко светящегося тумана. Затопившее чувство удовлетворения сродни погружению в прохладную воду в знойный день. Я легко отбил подползающую ко мне нежить и огляделся в поисках Старика. Сейчас, на кураже, я бы, наверное, справился с любым демоном… Двое скелетов забрались на моего дрейка, пытаясь порвать его крылья. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что в этой сцене так пугает меня. Старик не сопротивлялся! Он лежал на земле, не шевелясь, и зеленое свечение, всегда окутывающее его легким ореолом, исчезало прямо на глазах, как затухающий костер. — Старик! Одним ударом сбросив с него нежить, я упал перед ним на колени и попытался приподнять его голову, чтобы поймать взгляд. Но взгляда не было. Открытые глаза дрейка взирали на мир с тем безразличием, которое бывает только у мертвых. — Старик! Старик!!! Навязчивая мысль, что животные не воскресают, а значит умирать ему никак нельзя, бешено пульсировала в моей голове и я продолжал трясти Старика, пытаясь предотвратить непоправимое. Надеясь, что он сейчас очнется. — Старик, вставай же, ну… Но дрейк молчал. Его последняя битва отгремела и магический зеленый свет окончательно растаял, будто сама душа дрейка растворилась в сумерках Язеса. Осознание произошедшего так сильно сдавливало горло, что я еще несколько мгновений боролся с этой удавкой, не в силах принять очевидное. Старик, мой верный напарник, умер. — Ник! НИК! Астрал бы тебя побрал… Подымайся! Откуда-то вынырнувший Лоб, отбрасывая нежить подальше, поднял меня на ноги рывком. Топор он где-то потерял и теперь орудовал щитом, как тараном. Его появление немного привело меня в чувство. Мне еще есть за что бороться! С болезненным ощущением, будто из моего тела живьем выдрали какую-то важную часть, я подобрал свой меч и отвернулся от дрейка, стараясь заполнить мысли боем, который все еще продолжался. Хотя нежити не было конца и края, а мы сильно проигрывали в количестве, каким-то образом нам удалось отбросить противника еще глубже. Тупость нежити и демонопоклонников, военные таланты Хранителей, или фантастическая удача — думать об этом было не время. Нужно скорее найти некроманта, иначе наше кажущееся превосходство в мгновенье ока может обернуться прахом! Мой взгляд зацепился за странное сооружение в центре большой площади, на которую выкатилось сражение. Вскарабкавшись на обломок колонны, я сумел немного перевести дыхание и осмотреть пространство. — Да их же здесь целое море! Чье-то восклицание потонуло в звоне мечей и хрусте разлетающихся скелетов. Меня пронзила неприятная, но закономерная мысль: столько нежити разом не способен поднять один некромант, если речь идет не о Великом Маге! Мертвецы падали и тут же поднимались — неубиваемые, бесстрашные солдаты. Теперь я уже не мог избавиться от удивления, что мы не просто выдерживали их натиск, а даже успешно атаковали. Взор влекло к большому постаменту с широкой лестницей. Что находится на верхней площадке я не видел — она была слишком высоко, а вот над ней на толстых цепях болталась целая глыба, с виду вроде бы каменная, но одновременно чем-то напоминавшая живой орган, сочащийся кровью. — Лоб, туда! К лестнице! Даже беглого взгляда мне хватило, чтобы понять: нежить защищает площадку. Подобраться поближе нам удалось, а вот подняться по ступеням — нет. Мертвяки стояли сплошной стеной! Я снова взобрался на какой-то обрубок стены, на этот раз значительно выше, и наконец увидел то, что находилось на верхней площадке. Это была чаша, куда стекала кровь из «каменного сердца», висящего сверху на цепях, а в этой чаше, по щиколотку в крови, стояла орчиха. Наверное, лимит удивлений я уже исчерпал, поэтому как-то спокойно воспринял то, что Жало Степных, наследница Великого Орка, погибшая под завалами на Хладберге, жива. И даже то, что она стала сильной настолько, что сумела подчинить себе столько нежити, не вызвало ничего, кроме злости. — Жало! — крикнул я, но мой голос утонул во всеобщем шуме. — ЖАЛО! Услышать она меня конечно не услышала, но, повернув голову, заметила и даже ухмыльнулась, когда узнала. Нежить передо мной вдруг расступилась, образуя коридор и как бы приглашая пройти. Поколебавшись, я спустился вниз и пошел прямо к Жало, ожидая, что мертвецы сейчас набросятся на меня и разорвут. Но этого не случилось. Я поднялся по ступеням, но ближе она меня не подпустила — мертвые огры преградили мне дорогу. По периметру площадки торчали острые камни, исписанные иероглифами. Рядом поскрипывали цепи, удерживающие каменную глыбу, из которой под ноги Жало капала кровь. Внизу, вокруг лестницы, продолжалось сражение, но даже сквозь его шум я слышал отвратительное, врезающееся в мозг «Кап… кап… кап…». И этот звук казался мне громче любого грома. — Опять ты! Одной моей смерти тебе оказалось недостаточно и ты пришел убить меня еще раз? — насмешливо произнесла орчиха. — Прекрати это, Жало! У тебя еще есть возможность вернуться назад. Ты достаточно наломала дров, но Коловрат сумеет тебя защитить! Он глава орков, Яскер его послушает… «Кап… кап… кап…». — Ты думаешь, мне нужна его защита? — расхохоталась она. — Защита старого, безумного шамана? Посмотри, у меня есть целое войско! Я смогу поднять столько солдат, что ни одному Великому Магу не хватит сил с ними справиться! «Кап… кап… кап…». — Но сейчас ты проигрываешь. Это было правдой. Хранители, вопреки всякой логике, уверенно приближались к постаменту, и войско Жало, каким бы многочисленным оно не было, казалось беспомощным. — Вы не сможете меня убить! Я все равно буду жить! — прошипела она. — Если бы ты знал правду, то ты бы был на моей стороне! «Кап… кап… кап…». — Никакая правда не заставит меня встать на сторону демонов, — проговорил я. — Это твой последний шанс, Жало, отведи свою нежить… — Умри! «Кап… кап… кап…». Мертвые огры кинулись ко мне, но я не стал ждать их приближения. Развернувшись, я рубанул мечом по цепи, в очередной раз вспомнив, что так и не узнал, из чего он сделан. Толстый металл не устоял перед его лезвием, и цепь, будто сделанная из картона, порвалась от одного удара. Каменная глыба накренилась и тяжело рухнула на Жало, взметнув пыль, каменную крошку и алые брызги. В эту же секунду вся нежить упала, как подкошенная, но я почему-то больше всего радовался тому, что капанье, наконец, прекратилось. Удивленно-ликующие возгласы снизу до моего сознания почти не долетали. Легкая победа. Но окончательная ли? Второй раз Жало погибает, погребенная под камнями. Две почти одинаковые смерти походили на карму — попытку судьбы исправить недоразумение… но как же можно было воскреснуть после такого? И как мы сумели продавить сопротивление нежити? В чем-то Жало была права: поднять армию не чувствующих ни боли, ни страха солдат и поставить на свою защиту — почти идеальная тактика. Но ей она не помогла. Я поглядел на Хранителей, настороженно ступающих по костям нежити в ожидании возобновления боя. Лба с трофейным топором обнаружил сразу. За ним Матрену среди лекарей, бросившихся помогать раненым, которых оказалось не так уж много, учитывая соотношение сил. А Лиза, Миша и Кузьма должны быть где-то позади и я надеялся, что их не затянуло в мясорубку ближнего боя. Проскользив по головам, мой взгляд остановился на башне — высокое, каменное строение, Рахл-Язес, находилось прямо перед нами и кто-то уже направлялся в его сторону. Голова была ужасно тяжелой, и я не стал мучить себя, пытаясь предугадать, какой приказ последует дальше. Возможно, стоит вернуться к лигийцам в левое крыло, чтобы не распылять силы, ведь по отдельности мы гораздо уязвимей. В наши планы вообще не входило разделяться, это получилось спонтанно! С другой стороны, башня рядом — и это отличная возможность попробовать прорваться внутрь, пока Лига сдерживает противника в «казармах». Второго шанса может и не представиться! Никаких новых приказов еще не прозвучало, но кто-то из Хранителей — маг, судя по мантии с накинутым капюшоном и посоху, — упрямо двигался к стене башни. Что-то мне казалось в нем знакомым. Я быстро спустился с лестницы, куда наоборот все с любопытством поднимались, и пошел за ним. — Ник! А вот и Лиза с Мишей. — Зизи, кто это? — спросил я, указав на повернутую к нам спиной фигуру. Она посмотрела туда, куда я указывал, и наморщила лоб. —Маг? — произнес очевидное вынырнувший с другой стороны Орел. — Ты не ранен? Он держал под уздцы своего лютоволка, и как бы я ни заставлял себя думать о том, что бой еще не окончен, и ни пытался сосредоточиться на этом, мысли все равно вернулись к Старику и сердце сжалось. Должно быть, вид у меня был крайне растерянный, потому что Миша тоже посмотрел на меня с беспокойством. Отвечать я ничего не стал. Фигура в плаще привлекала мое внимание, и я направился к ней, переступая через нежить и не глядя больше ни на кого. Маг остановился у стены башни и не оборачивался. Я не видел его лица, но шагах в десяти от него внезапно понял, кто передо мной. Все сразу встало на свои места: и спасший нас магический купол, и слабое сопротивление противника, которого мы сумели побороть уступающими силами… Магия разума может быть и поражающей взор, и наоборот — незаметной. — Товарищ Яскер. Он не повернул головы, разглядывая башню. Я пытался что-то прочитать по его задумчивому лицу, но не смог. — Остался последний шаг на пути к «Хозяину», — произнес он. — Это Гурлухсор? — Сомнений нет. Что еще ожидать от этого злопамятного старика? Если бы в свое время я проявил больше настойчивости, быть может, нам и не понадобилось бы возвращаться сюда. Я подумал, что для Яскера это уже стало чем-то большим, чем защита Империи от потенциальной угрозы. Гурлухсор — его личный враг. И поставить точку в их споре Яскер хотел лично. В особенности после того, как этого не смогли сделать ни Нефер Ур в Пирамиде Тэпа, ни Охотники на демонов, когда сразились с Гурлухсором в астрале, ни дракониха Силайя… Как выяснилось, присутствие Главы Государства для генерала Верховина секретом не являлось. Он подошел с вопросом о дальнейших действиях, точнее — не нужно ли нам вернуться и помочь витязям в борьбе с Армандом ди Дусером. — Заносчивый выскочка, как и все эльфы, — поморщился Яскер. — Не стоит, лигийцы уже научили его скромности. — Что ж, каждая сторона устранила свою проблему, — пробормотал Верховин. — Они в свое время упустили ди Дусера, мы — Жало Степных. — Тот факт, что она перешла на сторону врага, — наша большая оплошность. Мне показалось, что это частично камень и в мой огород, ведь это я нашел орчиху в шахте Мертвого Моря и опрометчиво оставил дожидаться меня в одном из местных поселений, откуда она благополучно сбежала к Гурлухсору. — Но это уже неважно, — продолжил Яскер. — Сейчас главное — уничтожить «Хозяина». Не просто убить его, а положить конец его воскрешениям. Можно только гадать, как он возрождался вопреки всем законам бытия. Я полагаю, что он обладает неким артефактом, позволяющим ему воскресать. Или он сконструировал какую-то магическую машину… Или еще что-то… Неважно. Мы должны уничтожить источник его возрождения. — Ворота в башню должны быть где-то рядом, но они перегорожены магической завесой, — сообщил Верховин, но Яскер лишь отмахнулся. — Мне не нужны ворота. После этого он поднял посох, и невидимая волна прокатилась вперед, будто искривилось само пространство, после чего каменная стена башни с грохотом разлетелась, взметнув облако пыли и крошки… Толстая, каменная стена, выдержавшая в свое время Катаклизм! У подножия башни образовалась дыра, и когда пыль немного улеглась, стала видна винтовая лестница. — Если нас не приглашают через парадный вход, зайдем с черного, — добавил Яскер и спокойно шагнул внутрь. Было в этом что-то особенное — идти в бой не просто за своим командиром, а за Лидером. Это вдохновляло и вселяло небывалую уверенность в своих силах. И дело даже не в том, что Яскер — один из самых сильных магов Сарнаута. А в том, что за ним действительно хотелось идти! Изнутри башня выглядела мрачной и требующей ремонта. Украшающие ее барельефы давно искрошились, ступени кое-где обрушились, некогда красивые колонны и арки покрылись трещинами и паутиной. При этом у меня появилось странное ощущение, что все вокруг живое. Башня гудела и как будто едва различимо вибрировала, словно мы находились внутри огромного механизма. Мы двигались вверх по лестнице. Демонопоклонники оказывали нам сопротивление, но после того, с чем мы столкнулись до этого, оно казалось мне слабым. Одного Яскера с лихвой хватило бы, чтобы разобраться со всеми, не говоря уже о следовавших за ним Хранителях! Я старался не расслабляться, прекрасно понимая, что ситуация может измениться в любую секунду, но все равно оказался не готов к тому, что мы увидели в огромном круглом зале. Точнее — не увидели, потому что для тех, кто увидел, это стало фатальным. Яскер среагировал быстро, но вспышка света была настолько ослепительной, что даже через темную пелену, отделившую нас от круглого зала, обожгла не только глаза, но и кожу. У тех, кто был впереди, почернели лицо и руки. Раздались крики. В нос ударил ужасающий запах горелого мяса. Мы попятились назад, за спасительные стены. — Проклятье! Это же Кровавое Око! Судя по возгласам, некоторым Хранителям это о чем-то говорило. Я же был среди тех, на чьем лице отразилось недоумение. Из зала продолжал литься свет, на который даже из коридора смотреть было невыносимо больно. — Гурлухсор глупец, если думает, что меня это остановит! — прошипел Яскер. — Мне нужны трое мечников… Его выбор пал на меня, Верховин кивнул еще двум Хранителям, среди которых оказался Лоб. Еще не понимая, что от нас требуется, мы шагнули к Яскеру. — Кровавое Око убивает взглядом все живое. Стрелами эту тварь не пробьешь, как и магией, но против меча и топора противоядия не существует… Я создам защитные руны, ступайте прямо по ним и старайтесь не выйти за границы защиты. Иначе сразу зажаритесь! Он дождался понимающего кивка и повернулся к залу, откуда непрерывным потоком бил обжигающий свет. Лицо Яскера одеревенело, глаза закатились и обрели золотистый оттенок. Посох начал испускать фиолетовое сияние, которое клубилось, как туман, и стелилось по полу, складываясь в иероглифы. Цепочки туманных знаков потянулись к свету, убегая в зал. Мы, переглянувшись со Лбом и еще одним орком с секирой, рефлекторно сжали в руках оружие покрепче, будто оно помогало сохранять баланс и не оступиться. Первым, ступая по рунам Яскера, в зал шагнул Лоб, за ним второй орк и сразу я. В первое мгновение показалось, что меня окатило огнем. Я не понимал, куда идти, потому что перед глазами все было невыносимо белым и они начали сильно слезиться. Ослепший, плачущий, с горящей кожей, я простоял на одном месте несколько секунд, пытаясь подавить панику, абстрагироваться от боли и разглядеть проклятые руны. — Куда ступать, …! Не демона не видно! — ругался где-то совсем рядом Лоб. Я его чувства полностью разделял. Свет жег тело даже сквозь форму, а с лица и вовсе словно сдирали кожу, но изо всех сил напрягая зрение, я все же разглядел почти теряющуюся в этом сиянии руну и сделал шаг. Глаза начали немного отходить от шока и стало видно чуть больше. Наколдованные Яскером иероглифы расплывались, а иногда и терялись совсем, и в такие моменты мне хотелось плюнуть на все, и просто побежать вперед, чтобы изрубить мечом неведомую тварь, ну или хотя бы выколоть ей глаза! Но я понимал, что один неверный шаг — и от меня останется горстка пепла, пусть даже сохранять спокойствие и терпение под раскаленными потоками магии — задача не из легких. Несмотря на все мои старания, дошел до цели я последним. Возможно, толстокожим оркам этот путь дался все же чуточку проще, чем мне. Я смутно видел их силуэты — то, как они замахивались на нечто шарообразное, панически мечущееся, но при этом не издающее ни звука. И это было так противоестественно, что я даже подумал, не начались ли у меня галлюцинации. Но когда поднял свой меч и ударил по непонятному, сверкающему шару, лезвие вошло во что-то мягкое и упругое. — Да сдохни ты уже!!! Я боялся оступиться и выйти за пределы защиты руны, но продолжал махать мечом. Тварь задергалась в конвульсиях и свет начал ослабевать. Но даже когда он исчез совсем, я все еще оставался слепым и едва не снес голову кому-то, положившему мне руку на плечо. — Ник, сюда! Куда — сюда?! Я не видел абсолютно ничего! Грохот и крики давали понять, что бой, с кем бы он ни был, продолжается. Пахло гарью. Пол под ногами заходил ходуном и в какой-то момент мне даже показалось, что башня падает и сейчас погребет нас всех под своими обломками. Чьи-то руки тащили беспомощного меня в неизвестном направлении. Я силился разглядеть хоть что-нибудь, но перед глазами лишь прыгали черно-белые пятна. И все то время, пока я приходил в себя под жуткий грохот, вдыхая дым от огня, и не в состоянии понять, что происходит вокруг, растянулось в вечность! В конце концов расплывчатое пятно передо мной превратилось в лицо Матрены, а мельтешащий светлячок — в ее лампадку. — Ну что вы там копаетесь? Здесь сейчас все рухнет! Я обнаружил, что сижу на полу, по которому, как змеи, ползли трещины. Рядом гремели взрывы, перекрывая шум боя. Какое-то время я никак не мог собраться с мыслями и разобраться, что здесь не так, пока до меня не дошло, с кем сражаются те Хранители, которые еще стоят на ногах. Это было похоже на безумие! Я потер глаза, не веря, что такое возможно. Может, я просто спятил? Не меньше дюжины магов атаковало Хранителей огненными проклятиями, из-за которых уже почернели пол и стены. Все бы ничего… но у магов было одно лицо! — Это Гурлухсор? — тупо спросил я. — Это не он! — крикнул Орел. — Он там! В той стороне, куда он указал, творилось настоящее безумие: что-то взрывалось, сверкали молнии, и все ходило ходуном. Орел дернул меня за руку и как раз вовремя — стена, на которую я опирался спиной, вдруг накренилась и потолок начал рушиться. Нам пришлось лавировать между огненными шарами и падающими сверху камнями. Это было непросто, потому что пол тоже перестал быть ровными и теперь мы бежали по наклонной поверхности. — Туда! Мы вместе с Кузьмой и Матреной заскочили в круглое помещение, где Хранители также сражались с магами, до абсурдности выглядящими одинаково. Гул механизмов, который я слышал с самого начала, как только мы вошли в башню, здесь стал оглушительным. — Уничтожайте их! Уничтожайте эту дрянь! Я находился в полной прострации, все еще силясь отыскать логику во всем происходящем, пока Орел чуть ли не ткнул меня носом в множество капсул, протянувшихся вдоль стен. Некоторые из них были открыты, некоторые сломаны, но внутри тех, где стекло оставалось целым, а паутина труб и проводов выбрировала и светилась магией, виднелись чьи-то силуэты. Позабыв и о бушующей вокруг схватке, и на глазах разваливающейся башне, я на негнущихся ногах подошел к одной из капсул и протер рукой запотевшее стекло. Гурлухсор! И в соседней. И в следующей… Крышка капсулы, перед которой я стоял, вдруг начала открываться, и находящийся внутри нее человек открыл глаза. Я не дал ему ничего сделать, сразу проткнув мечом. После чего принялся рубить все подряд капсулы, не разбирая, кто или что там внутри. Провода взрывались, из трубы выливалась отвратительные жидкости, ужасный запах дыма и химикатов бил в нос. Вероятно, все эти странные копии хотя и были похожи на Гурлухсора и обладали магией, все же Великими Магами не являлись, потому что нам удавалось справиться с теми, что вылезали из капсул. Остальных мы старательно добивали до того, как они оживут. Туда, откуда летели молнии и огненные шары, никто из нас даже не решался сунуться! Я не сомневался, что Яскеру по плечу одолеть своего главного врага в поединке, но лезущие ото всюду демоны и похожие на Гурлухсора маги могли создать неправильный перевес. Стараясь не попасть под сверкающие разряды, мы, как стражи, не подпускали никого к двум Великим Магам, битва которых грозилась не оставить здесь камня на камне! Каждый противник, до которого доставало лезвие моего меча, приносил мне облегчение своей смертью. И я вкладывался в каждый удар, как в последний, не чувствуя усталости. Я мстил за Старика. Мне казалось, что всякий раз, когда месть свершается, он воспаряет все выше и выше, возвращая себе давно утраченную способность летать. Поэтому мой меч так быстро порхал в поисках новой цели. И находил ее. В какой-то момент башню тряхнуло так сильно, что пол буквально раскололся надвое. Огромная трещина начала расширяться, противоположная стена отдаляться… А еще через секунду стало понятно, что это не стена отдаляется от меня, это отваливается кусок башни, на котором стою я! Когда до меня дошло это, я метнулся к противоположной стороне, но трещина уже была слишком большой, а зияющая дыра снизу слишком темной. Не перепрыгнуть! Нужно было что-то предпринять, но то ли неверие, что сейчас я упаду и разобьюсь, погрузило меня в ступор, то ли понимание, что я ничего не могу с этим поделать. Я стоял и смотрел, как пол наклоняется все сильнее и как растет трещина. Несколько капсул сорвалось вниз и исчезло в темноте… И вдруг все прекратилось. Пол перестал крениться и даже звуки словно бы замерли. Я было подумал, что это сознание играет со мной, но когда трещина начала обратно сужаться, оцепенение спало. Фиолетовый туман, похожий на прозрачные щупальца, впивался в камни, опутывал их и притягивал обратно, не давая башне рассыпаться. Через несколько секунд более устойчивая половина оказалась уже достаточно близко, чтобы перепрыгнуть на нее. И как только я это сделал, фиолетовые щупальца исчезли и часть комнаты за моей спиной резко ухнула вниз. Отчего-то я не сразу смог обернуться и посмотреть на то место, где только что стоял и где теперь зияла дыра. Вместо этого я поднял взгляд и увидел Яскера, светящиеся глаза которого медленно возвращали себе обычный вид, а магический посох втягивал остатки фиолетового тумана. Мой онемевший язык не шевелился, и я просто кивнул в знак благодарности. К тому моменту почти все капсулы оказались разбиты, а те, что уцелели, добивали другие Хранители и подоспевшие лигийцы, среди которых присутствие настоящего, живого Яскера вызывало смятение, на что тот, впрочем, не обращал внимания. — Нужно уходить отсюда. Башня может упасть в любой момент, — сухо произнес он и, взмахнув полами длинного плаща, пошел прочь. — Давайте, давайте, все наружу! Шевелитесь! — тут же раздался крик Верховина, подхваченный другими офицерами, как нашими, так и чужими. Было странно видеть, как витязи взваливают себе на плечи раненых имперцев, помогая им покинуть это место. И это режущее глаз единение удивляло не менее всего остального, что здесь случилось. — Ник, как ты? Идти можешь? Я обернулся и увидел всех, кого хотел. Матрена, Лиза, Кузьма, Миша, Лоб — все живы, спасибо Яскеру! Развалины, в которые превратилась комната с капсулами, красноречиво давали понять, что башня действительно была чем-то вроде огромной машины, но хитрые механизмы под потолком с убегающими в стены проводами замерли, валы и шестерни не вращались и гул прекратился. — Это… это дубли… десятки дублей! — наконец обрел я дар речи. — Вот как они все воскресали! Почему никто не подумал об этом? — Потому что считалось, что дубли — это пустышка с ограниченным сроком жизни, ума и способностей, — ответила Лиза, — но… — Помните того дубля, которого мы видели в НИИ МАНАНАЗЭМ? — произнес Миша. — Его интеллекта хватило, чтобы проявить волю! Гурлухсор очевидно еще дальше продвинулся в этом направлении. Он создал по-настоящему разумных дублей, более того, дублей обладающих магией, и он… научился пересаживать в них личность, память, Искру! Невероятно! — А где он сам? — спохватился я. — В смысле, где его Искра? — В Чистилище, вероятно. Они с Яскером разнесли тут все… Я думал, вся башня взлетит на воздух! — Надеюсь, мы уничтожили всех дублей Гурлухсора… — И дублей его союзников. Но давайте все же уйдем отсюда! Лоб прихрамывая, я ощупывая обожженное лицо, Орел держась за плечо и морщась, а в остальном относительно здоровые, мы поплелись вслед за остальными. Но меня не покидало странное ощущение незавершенности. — Разве нам не нужно осмотреть тут все? — О чем ты, Ник? Надо убираться поскорее отсюда! — Гурлухсор сделал большой прорыв в магии воскрешения. Мы что, просто уйдем? Я даже как-то растерялся от того, что спорю об этом ни с кем-нибудь, а с Мишей, никогда не упускающим возможности узнать что-то новое. Равнодушие командования к возможно настоящему перевороту в науке тоже вызывало вопросы. И все же — приказ прозвучал, и все покидали башню в спешном порядке. — Скорее, Ник, уходим! По инерции я следовал за всеми, хотя сопротивление внутри меня все нарастало. Мы покинули комнату с капсулами самыми последними, и Лоб с Орлом уже просто тащили меня за руки. В самом центре большого круглого зала, через который мы бежали к лестнице, лежало шарообразное существо, по всей видимости — то самое Кровавое Око. Глаза, которые можно было бы выколоть, у него отсутствовали. Оно само и было глазом! Ужасным, круглым глазом на тонкой ножке, будто вырванным из глазницы исполина. Хорошо, что я убивал эту дрянь вслепую! Такое и в кошмарном сне не привидится. Здесь тоже сквозь прорехи в стенах были видны части остановившихся механизмов. За любые артефакты отсюда наши ученые отдали бы если не все, то очень многое! — Да идем же, Ник! Ну что ты опять встал?! Я открыл было рот, чтобы снова попытаться призвать к здравому смыслу — вокруг кладезь информации! Как можно просто взять и уйти? Но увидев на лицах друзей чуть ли не панику, замер. — Уходите… Уходите по-хорошему… — Что? — я заозирался по сторонам. В зале уже остались мы одни. — Вы слышали это? — Слышали что? Уходим скорее… — Подождите! Но Лоб уже не церемонясь схватил меня за предплечье и с силой дернул к лестнице. — СТОП! Я кое-как вырвался, надеясь, что драться, отстаивая свою независимость, мне ни с кем не придется. — Ник, ты спятил? Уходим… — У меня такое чувство, что я здесь как раз единственный нормальный! — Мы должны покинуть это место… Новые попытки вцепиться в меня и потащить к выходу я пресек, отпрыгнув назад. Вертевшееся на языке возмущение так и застыло на нем. Рассеянные лица, немного расфокусированные взгляды и это бесконечное «уходим», как на заведенной пластинке граммофона, — я просто не узнавал своих друзей. — Это не ваши мысли, — наконец осенило меня. — Кто-то очень хочет, чтобы мы ушли! — Ник! Я снова отпрыгнул назад, потому что на этот раз Лоб кажется на полном серьезе вознамерился волочить меня силой. — Уходите. Эти тайны выше вашего понимания! Уходите… — Вы слышите это? — завопил я, испытывая острую потребность надавать всем пощечин, чтобы привести в чувство. Но желание уйти и утащить меня ни у кого не исчезло, и я чуть не завыл от бессилия. — Никита, пожалуйста, давай уйдем отсюда… — едва не плача, произнесла Матрена, в то время, как посох Миши начал испускать недоброе сияние. Проклясть он меня собрался что ли? Но теперь-то уж точно ничто не заставит меня уйти, пока я не докопаюсь до истины! Я развернулся, и побежал обратно в комнату с разбитыми капсулами. — Не понимаете… Сопротивляетесь… Как мне все это надоело! Вокруг было пусто. Но все же голос я слышал совершенно отчетливо! Казалось, он раздавался сразу повсюду, не имея конкретного источника. Потолок здесь обрушился и сверху над нами чернело небо Язеса. Часть комнаты просто отсутствовала — вместо нее торчали балки, трубы, куски каменных плит и веревками свисали оборванные провода. В полу зияла дыра. И когда я приблизился к ее краю, по коже забегали мурашки. Ощущение опасности перемешивалась с чем-то еще — необъяснимым, волнующим, от чего внутри все бушевало, как астральный шторм. Орел был уже рядом, за ним — Лоб, и их намерения были очевидны. Но и я сдаваться не собирался! Все мои самые безумные поступки в жизни меркли на фоне того, что я хотел сделать, — это был тот самый случай, когда телом руководит не разум, а интуиция. Я прыгнул вниз! — Непослушные… Ох, что же мне с вами делать? В голосе, кому бы он ни принадлежал, сквозили искренние боль и тоска. Это я отметил мимоходом, падая куда-то в бездну. В ушах свистел ветер, вокруг что-то мелькало с невообразимой скоростью, но полет не был слишком уж долгим. Я приземлился без тяжелых последствий для себя на что-то липкое, склизкое и упругое, что немного подкинуло меня обратно. — Ник! НИК!!! Должно быть, пролетел я не так уж и много, потому что крики сверху были совсем рядом. Или так казалось. — Я живой! Здесь что-то вроде… сетки. Как только я это сказал, ассоциация с сеткой исчезла. Это скорее походило на паутину, или даже на что-то живое, пульсирующее, как будто я провалился во внутрь какого-то существа. От этой мысли мне стало не по себе. И чем больше я об этом думал, тем увеличивалось сходство: красные стены, сокращающиеся, как живые мышцы, слизь и пористая мембрана под ногами, которая тоже шевелилась! Первым рядом со мной приземлился матерящийся Лоб, следующим Орел, тоже не стеснявшийся в выражениях, потом почти одновременно Миша и Матрена, и последней Лиза, раньше всех сумевшая вернуть себе равновесие и сразу набросившаяся на меня с кулаками. — Я убью тебя, Ник! Какого демона ты делаешь?! Не дай астрал мы тут умрем и я тогда точно тебя убью! — не совсем связно завопила она. Но по крайней мере с ее лица исчезло это глуповатое, рассеянное выражение. — Что это такое? Где мы? — Хороший вопрос. Мне кажется, что… Договорить я не успел, поскольку мембрана под ногами вдруг порвалась и мы все дружно снова полетели вниз. — А-А-А-А-А!!! Второе приземление было чуть более жестким, хотя упали мы на точно такую же упругую склизкую сетку. Но падали гораздо дольше. — Все живы? — Вроде, да. — Так что тебе там кажется? — Я говорю… — А-А-А-А-А!!! Мы снова полетели вниз. В третий раз свалившись на паутину, я первым делом крикнул: — Не шевелитесь! Эта штука легко рвется. Осторожно отползаем к сте… — А-А-А-А-А!!! — Проклятье! Куда нас несет?! Мы так сквозь весь Язес пролетим! Эти слова почему-то напомнили мне о воронке, которая крутилась снизу аллода, и я содрогнулся, как будто это было еще страшнее, чем просто свалиться в астрал. Очередное падение уже почти не вызвало всплеска адреналина. Только раздражение. У этой дыры вообще есть дно, или мы теперь будем падать бесконечно? К счастью, дно все же обнаружилось — пупырчатое, влажное, до омерзения похожее на живую плоть. — Ох… Зря вы заставляете меня наказывать вас за непослушание. Ох, зря! Хотя с другой стороны… Кому это делать, как не мне? Впрочем, похоже я только этим и занимаюсь… Крохотный, сморщенный старичок в длинной мантии, не достающей до плеча даже Матрене, с белоснежной бородой, волочащейся по полу, и такими же белоснежными усами, глядел на нас из-под густых бровей с такой жалостью во взгляде, будто пришел на похороны своих детей. Весь его вид был настолько трогательным и безобидным, что хотелось взять его на руки, унести куда-нибудь в безопасность и окружить заботой… Но почему же тогда мое сердце едва не выскакивает из груди, и все тело бросает то в жар, то в холод? — Слышь, отец, ты как тут очутился? — проговорил Лоб, не найдя в старике и тени угрозы. — Не бойтесь, мы вас здесь не бросим! — добавила сердобольная Матрена. Но я их эмоций не разделял. — Отойдите от него… — горло пересохло и слова давались с трудом. Старик понуро склонил голову. — Все-таки я еще слишком привязан к вам! — произнес он грустно. Все тело окоченело. Я вдруг обнаружил, что почти не могу шевелиться — ни сделать шаг, ни достать меч! Страх смысл все мысли одной волной. Снова эта невыносимая беспомощность! Но теперь я, по крайней мере, мог видеть. И даже яркая вспышка света после того, как Кровавое Око едва не выжгло мне глаза, уже не показалась такой уж ослепительной. На месте, где стоял старик, вдруг появилось две фигуры: человеческая и паучья. Сначала они выглядели расплывчатыми, и трудно было определить — обман зрения это, или силуэты действительно окутаны туманом. Но потом они обрели четкость. Мужчина, похожий на человека и эльфа одновременно, разве что несколько крупнее, был словно ожившая статуя талантливого скульптора: правильно сложенный, с красивыми чертами лица, бледной, светящейся кожей, чуть вьющимися светлыми волосами и фиолетовыми крыльями за спиной, будто сотканными из самого астрала. Белая тога, как вода, струилась по его телу. Вторая фигура казалась полным антиподом первой: отвратительный паук, быстро перебирая шестью лапами, заметался по кругу, стремительно увеличиваясь в размерах. Он рос до тех пор, пока его тело не поднялось выше нас всех! Гигантское чудовище — пульсирующий кокон, балансирующий на мохнатых с шипами ногах — нависло прямо над нами! Отталкивающее до тошноты, оно вызывало желание бежать от него без оглядки, в то время как от крылатого мужчины веяло умиротворением и защитой. Наверное, это почувствовал не только я, потому что едва получив возможность двигаться, все инстинктивно отступили к нему, напряженно глядя на монстра. Даже необычный вид паука не заставил меня перестать мыслить стереотипами, однако ни яда, ни паутины не было. Вместо этого нас ударило темной волной такой силы, что содрогнулось все вокруг. Но мерцающий свет, исходивший от незнакомца с крыльями, смягчил удар и нас просто откинуло назад, к его ногам. Огненный шар Миша наколдовал даже не вставая, за ним со свистом метнулись две стрелы, одна за другой, но пауку это не нанесло вреда. Он снова легко отшвырнул нас. На этот раз я не успел сгруппироваться и на несколько мгновений потерял все ориентиры, не видя и не слыша ничего вокруг. Тело сковала темная магия, узлом завязавшись на шее. Стало отчаянно не хватать воздуха. Я старался разглядеть паука, боясь, что он раздавит нас, или разорвет на части. Касание мерцающего света освободило нас от оков. Я сумел схватиться за меч и даже успел подскочить к пауку и полоснуть лезвием по его лапам. Сгусток огня, ударившись об его тело, рассыпался фонтаном искр, а рядом воткнулась еще пара стрел… Но наша атака завершилась едва начавшись. Когда темный туман почти поглотил светлое мерцание, мы снова оказались на земле — беспомощные, как котята! И этот безумный танец тьмы и света закружился черно-белым калейдоскопом, поочередно меняя солиста. Паук давил нас своей магией, а крылатый незнакомец придавал сил. Один хотел нас убить, другой пытался спасти. Нас мотыляло из стороны в сторону. Я не всегда успевал даже подняться на ноги, как меня бросало то вперед, то назад. Иногда свет мага усиливался настолько, что нам удавалось атаковать паука, но тот как будто и не замечал этих тычков, и снова бил по нам темной, удушающей волной. Каждый раз мне казалось, что я уже не смогу подняться: либо этот монстр сотрет мои кости в пыль, либо я просто задохнусь! Но пока лился свет, я продолжал упрямо сопротивляться, хотя в какой-то момент выронил меч и мне стало нечем атаковать. Это походило на битву двух магов, в эпицентре которой мы оказались, и все же… атаковал только паук, а мужчина просто защищал нас! Если бы не он, мы бы погибли сразу, но даже с его защитой долго эту пытку нам не выдержать. Страшно болело все тело, как если бы меня методично избивали дубиной, хотя это было недалеко от истины. Во рту стоял вкус крови, одно ухо не слышало совсем, а перед глазами уже все расплывалось. Через некоторое время до меня дошло, что из нас шестерых все еще пытаются подняться на ноги и что-то сделать, только четверо. Матрена лежала, широко раскинув руки, и глядела стеклянными глазами в небо. А рядом лицом вниз, в луже крови, Орел с разодранной спиной. В их позах было что-то ужасающе трогательное: он тянулся к ее ладони, словно желая умереть рядом и держа при этом ее за руку. Хотя было не место, и не время, но я вспомнил о Веронике — в хаотично мечущихся мыслях вдруг всплыл ее образ. Эгоистично желать, чтобы она оказалась здесь, я этого не хотел… И все же мне было жаль, что у меня нет возможности взять ее за руку. Все, к чему я мог прикоснуться, это маленькая уродливая кукла, которую она мне оставила, и с которой я не расставался. В отличие от Орла и Матрены, Мишину смерть я увидел — паук просто пригвоздил его своими шипами к стене, легко проткнув, как листок бумаги. Миша до последнего шептал слова проклятия, пытаясь наколдовать огонь, но его посох вывалился из ослабевших рук и погас. Несмотря на помощь незнакомца, несмотря на всю его защитную магию, паук убивал нас одного за одним. Мы были обречены, а маг с крыльями лишь откладывал неизбежное, продлевая нашу агонию! Когда упала и уже не поднялась Лиза, Лоб ухитрился намертво вцепиться в лапу паука. Тот дернул ей, и орка подбросило вверх, как пушинку, но приземлился он прямо на противника. И в отличие от меня, топор Лоб не потерял. — Умри, тварь, умри! — вопил он, со всей одури колошматя чудовище сверху, словно рубил дрова. Но даже это, казалось, совсем не причиняло пауку вреда. Он был неуязвим. Сколько бы он не получил ударов, стрел и проклятий, умирать тварь не собиралась! И если бы не этот маг… Но ведь это одно существо. Это был старик, на месте которого вдруг появилось две такие разные фигуры! Я видел это своими глазами, я же не сошел с ума?! Я вдруг нащупал свой меч и, опираясь на него, поднялся. Все тело взорвалось болью, от которой на несколько секунд мир для меня скрылся в тумане, но я заставил себя устоять на ногах. Сейчас мне казалось, что вся моя жизнь, все то, что со мной случилось, свелось к одному единственному моменту. К одному решению. И от того, каким оно будет, зависит все… Все правильно, товарищ Яскер? Рукоять меча приятно холодила пальцы, его привычная тяжесть придала немного сил — как раз для последнего рывка. Мне должно хватить! Паук с едва живым, но не сдающимся Лбом был в нескольких шагах, но я отвернулся от него, и сделав резкий выпад, вонзил лезвие до самой гарды в нашего защитника, проткнув его грудь насквозь. Не ожидавший нападения, маг удивленно уставился на торчащий из его тела меч, а потом поднял на меня источающие мягкий, теплый свет глаза. — Я знал, что это будешь ты, — прошептал он. — Вот только обрадуют ли тебя последствия?.. В этот момент паук за моей спиной рухнул на пол вместе со Лбом и задергался в конвульсиях. Лоб, выронив топор, скатился с его спины и остался лежать без движения. Я снова посмотрел на мага. Он, шатаясь, сделал несколько шагов назад и упал на колени. — Вы всего лишь маленькие, глупые дети, поднявшие руку на своего хозяина и отца… Но мы еще встретимся. Силуэт незнакомца начал таять, пока не исчез совсем. Мой меч легонько звякнул, лишившись опоры и упав на пол. Именно так исчезали демоны, не оставляя после себя ничего! Именно так исчез и паук! И можно было даже подумать, что весь этот кошмарный бой только привиделся… Если бы не тела моих друзей. Я приблизился ко Лбу, надеясь, что хотя бы он еще жив, но глаза его были закрыты, а дыхание отсутствовало. Я остался один. Шум боя сменился шумом тишины — не менее оглушительной и душераздирающей. Эпилог Эпилог Астральный ветер шевелил мои волосы и приятно обдувал лицо. Я вдыхал полной грудью пахнущий грозой воздух — странно, что я только сейчас, покидая Язес, почувствовал его запах. Хотя внизу, на самом аллоде, было слишком пыльно, чтобы наслаждаться. Здесь же, в прибрежном астрале, мне не мешало ничего. Хоть какое-то приятное воспоминание я увезу отсюда! Всего два дня назад состоялась битва в городе Демонов. Два дня назад умерли мои друзья. Даже зная об обратимости смерти, о воскрешении, я все равно убеждал себя, что они просто спят, когда помогал поднимать их тела наверх из пропасти, в которую мы провалились. Это помогало сохранить рассудок, иначе я просто бы свихнулся. Хорошо, что нашли нас быстро! Опустошенный и раздавленный, я выбрался на поверхность и первое, что увидел, как разрезая стремительно бледнеющие тучи, к аллоду приближаются корабли! Пожалуй, самое красивое зрелище из всех, что мне доводилось наблюдать. Впервые за все то время, что мы находились на Язесе, астральный шторм вдруг притих. И хотя все еще пахло грозой, небо посветлело и ветер угомонился. Я был рад, что наконец-то покидаю это место, и надеялся, что больше сюда никогда не вернусь. Слишком много Язес забрал у меня сил, эмоций, нервов… И еще — Старика. С этой потерей смириться я не мог. В горле стоял комок, когда я смотрел с борта корабля на отдаляющийся аллод, ставший последним пристанищем моего дрейка. Огромный Имперский линкор вальяжно шевелил лопастями, разгоняя тучи и набирая скорость. Спи спокойно, Старик, я тебя никогда не забуду. — Зачем ты все-таки прыгнул туда? Это было твое решение?! Я повернул голову и поглядел на задумчивого Яскера. Облокотившись о борт корабля, он прищуренными глазами глядел в пустоту, наверное уже в сотый раз проворачивая в голове все услышанное. — Да, мое. Не знаю, зачем. Интуиция. — Больше похоже на сумасшествие или чей-то приказ, — засомневался Яскер. — Нет, — качнул я головой. — Я что-то чувствовал, когда стоял на краю пропасти. Мне кажется, я знал, что там, внизу, нечто большее, чем Гурлухсор со всеми его дублями. Произнеся это, я вдруг понял, что что-то подобное уже ощущал, но где и когда, вспомнить не мог. — То, что ты не поддался гипнозу, меня не удивляет. Эта твоя особенность уже известна. Поражает другое. Я думал, в мире не существует мага, способного заставить меня плясать под свою дудку. Но выходит, я ошибался. Это было очень сильное желание — поскорее покинуть башню. И при этом настолько естественное, что мне и в голову не пришло, что оно не мое. Тут и правда было чему удивляться. Залезть в мозг самому сильному магу разума в Сарнауте так, что он даже не почувствовал этого! Разве что… — А если это был не маг? — Есть идеи? — заинтересовался Яскер. — Слишком безумные, чтобы говорить о них серьезно, — покачал я головой. — Давай еще раз. Это был старик, похожий… — На человека, да. Только очень немощного. Потом он как бы… разделился надвое. — И одна сторона нападала на вас, а другая защищала? — Так точно, — подтвердил я и немного смущенно добавил: — Звучит, как бред, но так и было. Это существо как будто и уничтожить нас хотело, и в то же время жалело нас. Мы пытались убить паука, но пока была жива одна сущность, вторая не умирала. — А после смерти они растворились, как демоны… Яскер замолчал, задумавшись. Мне больше было нечего добавить, я и так уже пересказал все, что произошло, несколько раз. Какой-то новый вид демонов, более совершенный, с высоким интеллектом, обладающий невероятной силой?.. А может, это и есть то самое знаменитое Проклятие джунов, уничтожившее их великую цивилизацию? Хотя сами джуны изображали проклятие, как обычного демона, да и Зэм с плато Коба говорил, что отличали его только размеры. С другой стороны, это существо могло менять форму — как минимум я видел целых три: старик, молодой мужчина и паук! Мы простояли в тишине довольно долго, и когда Язес скрылся из вида, я снова нарушил ее. — Что теперь будет с башней, и с этим… механизмом в ней, который вселяет Искру в дубли? — Если бы не лигийцы, мы бы вплотную занялись изучением. Но их присутствие кардинально меняет дело! Формально, вопросом теперь займутся Историки, все-таки они нейтральная сторона, и несмотря ни на что, какое-никакое доверие к ним все еще сохраняется и у нас, и у Лиги. — А почему — формально? — Потому что на деле мы все основательно разбомбили в башне и, я надеюсь, восстановлению там уже ничего не подлежит. Пусть лучше все остается, как есть. Ни к чему нам новые потрясения. Я согласно кивнул. Бессмертие — штука интересная, но все же хочется иметь возможность убивать отдельных индивидуумов с концами. — Кстати, там, на дне, мы еще обнаружили некий предмет. То ли звено цепи, то ли часть чего-то… хм… — Яскер пошевелил пальцами в воздухе, пытаясь подобрать слово. Удивленный, я вопросительно посмотрел на него. В башне было полно всяких предметов! — Очень сильный предмет, — добавил он, в ответ на мой взгляд. — Пышет магией! — Я не чувствую магии в предметах, — пожал плечами я. — Даже в самых значительных. — У тебя другие преимущества. Если бы не твоя сопротивляемость магии разума, мы бы все просто ушли и так и не узнали, что под башней сидит настоящий «Хозяин»… Не представляю, к чему бы это в итоге привело! Я тяжело вздохнул. К чему привело мое вмешательство, пока тоже не ясно. Этот «Хозяин» говорил что-то о последствиях, которые мне не понравятся, и в мыслях я все время возвращался к этим его словам. Все-таки одна часть этого существа пыталась нас спасти. А вдруг я сделал что-то непоправимое, когда проткнул ее мечом? — Ладно, — сказал Яскер, хлопнув ладонями по борту корабля. — Одно я могу сказать точно: за эти два дня мы и лигийцы перевернули всю башню — все капсулы с дублями уничтожены. Так что хотя бы наши старые друзья мертвы уже наверняка. А кто такой «Хозяин», мы еще будем разбираться. И очень внимательно! — Коловрат знает о том, что мы снова убили Жало? — с интересом спросил я. Верховный Шаман орков когда-то считал меня Избранным, но теперь, после того, как я раз за разом прикладываю руку к смерти потомков Великого Орка, он, наверное, уже меня проклял. — Знает. Но Жало предала всех, даже самих орков! Не думаю, что он будет слишком горевать по ней. Хотя… Коловрат очень упрям. Я надеюсь, что осложнений не возникнет, ситуация между кланами только-только подуспокоилась. — Неужели разборки между шаманами и воинами прекратились? — Не уверен, но, как минимум, Коловрат начал здороваться со Штурмом. — Это прогресс, — согласился я, невольно улыбнувшись. — Но в любом случае, с праздничной демонстрацией по поводу нашей окончательной победы над демонами и с чествованием причастных придется повременить, — продолжил Яскер и иронично добавил: — Ты же не против? — Никогда не любил шумные парады, — ответил я. — Мне нужно проведать своих. Разрешите идти? — Иди. И сам постарайся выспаться до того, как мы прибудем домой. Лига перестанет нас бояться, если увидит, какие у Империи замученные герои. Я кивнул и поплелся в лазарет, где набирались сил воскрешенные Кузьма, Миша, Лоб, Матрена и Лиза. Яскер остался стоять на палубе, вновь погрузившись в свои мысли. Ему было над чем подумать. Демоническое логово мы разворошили и убили всех, кто там находился, но слишком много вопросов так и остались открытыми. Корабельная лечебница отличалась повышенным классом комфортности. Своих друзей я разыскал в одной из палат сидящими возле кровати Орла — его ранения оказались довольно серьезными, был сильно поврежден позвоночник, и лекари запрещали ему вставать. — Тьфу, ты, Ник! Хоть бы хрюкнул перед дверью! Я думал, это врач, — возмутился Лоб и полез обратно за подозрительной флягой, которую быстро спрятал, когда я вошел. В ней явно плескалось не лекарство. — И ты разрешила? — усмехнулся я, поглядев на Матрену. — Я не разрешала, но я в меньшинстве, — откликнулась она и недовольно поджала губы. — Уж и расслабиться спокойно не дадут честному орку! Я взял стул и сел поближе. Странно было навещать всех в лазарете, сам при этом будучи на ногах — обычно бывало наоборот. Меня снова кольнуло чувство вины. — Как здоровье? — спросил я, обращаясь в большей степени у Кузьме, потому что остальные выглядели более или менее поправившимися. — Твоими молитвами. Видел приказ? — Видел, поздравляю нас всех с повышением! — Наконец-то Родина оценила наши заслуги, — приосанился Орел и сделал одухотворенное лицо, что вкупе с его перебинтованным телом выглядело особенно героически. — Всего-то надо было парочку Великих Магов завалить. — Почему же все-таки ди Дусер, Жало, Гурлухсор и все остальные стали поклоняться демонам? — произнесла Матрена. — Тем, кто несет гибель всему миру? И даже помогали им в этом! Неужели они просто сумасшедшие фанатики? — Или в их действиях есть какой-то смысл, — протянул я задумчиво. — Этот Хозяин… кто он? — Демон, маг и безумец, — высказал свое мнение Орел. — Он сумел околдовать даже Яскера! Возможно, он сильнее любого Великого Мага Сарнаута. — Но это же не исключает того, что он может быть безумцем. — Это невероятно могущественное существо, и оно называло нас своими детьми… — И что ты хочешь этим сказать? Что это… — Орел неловко улыбнулся, словно извиняясь за глупость, которую собирается произнести: — Бог? Несмотря на его скептицизм, я не стал торопиться с ответом. — Существо и впрямь непростое, — согласился Миша, поправляя очки на носу. — Но при всем его могуществе, на Бога оно все равно не тянет. — Я тоже так думаю, — кивнула Матрена. — Разве Бога можно убить, просто проткнув мечом? — Не знаю, с Богами я раньше не встречался, — буркнул я, но решил не развивать тему. Разговор прервал лекарь, зашедший проведать больного. На это раз Лоб успел спрятать свое пойло незаметно. Матрена снова нахмурилась и поджала губы, но сдавать его не стала. — Что теперь? — спросила Лиза, когда лекарь вышел. — Отдых. Мы заслужили это! — Отдых — это хорошо, но я имела в виду в более глобальном смысле. — Ты же мистик, вот ты нам и предскажи! — развеселился Орел. — Я думаю, — снова заговорил Миша, — что нам нужно просто отпустить эту ситуацию. Если демонопоклонники и готовили второе нашествие демонов, то мы нарушили их планы. Тот, кого они называли Хозяином, мертв! Ты исполнил свою роль, Ник. За эти два дня демоническая активность резко упала даже в астрале — сейчас он спокоен, как никогда! Все закончилось. И нам всем действительно нужен отдых. — Да, наверное, — кивнул я и, поднявшись, выглянул в окно иллюминатора. Астрал как всегда был прекрасен. Он сиял радужными красками, переливаясь из одного цвета, в другой. Непостижимая сила, разрушительная и завораживающая. Сколько всего она скрывает в своих глубинах? И известна ли нам хоть сотая доля тайн Сарнаута — расколотого мира, продолжающего жить, несмотря ни на что? Я не стал делиться своими мыслями с остальными, чтобы никого не расстраивать. Это существо, Хозяин, кем бы он ни был, может и мертв, но вкуса победы я не ощущал. Может быть мне и не раскрыто многое, может быть я бреду в темноте с завязанными глазами, натыкаясь на стены. Но одно я знал точно: ничего еще не закончилось. Напротив! Все только начиналось… Конец второй части Глава 1 (книга третья) Просмотреть полную запись
  4. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.66-67

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 35. Отец Когда и как мы смели двух здоровых троллей, которые вызывали у меня опасения, я даже не понял. Но вслед за ними появился огр, от каждого шага которого сотрясалась земля. Голой рукой он сносил толстые стены, и каменный дождь накрывал и своих, и чужих. Я находился слишком далеко, а поднявшаяся пыль скрыла от меня даже то немногое, что еще можно было рассмотреть. Добраться до него я не смог — меня теснили демонопоклонники. И если с мечником я легко справился, мистик не представлял для меня большой угрозы, и даже засевшего в засаде лучника удалось выковырять из укрытия, то эльф некромант вымотал мне все нервы, пока его не убил шальной булыжник, так кстати свалившийся ему на голову. Я рванул поближе к центру, но увяз в атаке. Дрейки, демоны и демонопоклонники — вся это разнокалиберная масса мельтешила перед глазами, смешавшись с витязями и Хранителями, большая часть из которых уже не была верхом. Каменная площадка под ногами стала скользкой от крови и демоны сходили с ума от ее запаха. Я слышал рев носорога, с азартом топчущего противников. Где мой дрейк, я не представлял, но краем глаза вдруг заметив зеленое пятно и задрав голову, увидел, как Старик, намертво вцепившись в своего черного летающего собрата, изо всех сил дерет его когтями прямо в воздухе. Но за его спиной уже мелькал другой дрейк, стараясь ухватиться за порванные зеленые крылья. Втроем они единым клубком рухнули на землю и покатились по камням. Взревев и каким-то чудом растолкав всех, кто окружал меня, я кинулся на помощь Старику. Где голова, где крылья, где туловище было не разобрать, поэтому я просто воткнул меч в черное пятно, тут же получив удар хвостом. Меня отбросило к стене и я приложился плечом, но боли даже не почувствовал, сразу вскочив на ноги. Один дрейк бился в предсмертных конвульсиях — из его горла фонтаном хлестала кровь, и на него бросились ополоумевшие демоны. Второго Старик добил сам. После того, как я снова оседлал дрейка, дело пошло куда веселее. Он перемахнул через головы сражающихся, и мы оказались почти в самом центре, но внести свое веское слово в расправу над огром я все равно не успел — с ним уже разобрались. Благодарить за это, вероятно, стоило лигийского Великого Мага, для которого даже самый могучий огр не является непреодолимым соперником. Впрочем, лигийский маг, охраняемый витязями, был где-то вне пределов моего зрения. Как я и предполагал, основной напор на нас приходился с левой стороны, где я еще в первый свой визит заподозрил главное базирование демонопоклонников. И несмотря на все трудности, мы все же умудрились оттеснить противника, выдворив его с большой каменной площади, где завязался бой, обратно в «казармы». Это позволило нам немного сгруппироваться и вернуть атаке какое-то подобие порядка. Долго, правда, наше организованное наступление не продержалось. Арманд ди Дусер и его помощники вскоре напомнили о своем существовании. Я не был в первых рядах, но информация о том, что перешедший на сторону демонопоклонников Великий Маг ди Дусер использует особую магию, которая буквально вытягивает из всех кровь и осушает тело, превращая его в мумию, разнеслась очень быстро. Первая же наша атака разбилась, едва начавшись. А вскоре после этого из правого крыла города Демонов, где я не был, неожиданно повалила нежить, ударив нам в спины. Мы оказались зажатыми с обеих сторон и кажущееся преимущество растаяло, как снег под Игшским солнцем. Противников было несоизмеримо больше, чем нас. Но то ли на Язесе действительно оказались лучшие из лучших, то ли сыграло роль то, что отступать некуда, да и терять особо нечего, никакой паники не случилось. Даже наоборот! Удивительно быстро сориентировавшись, мы сумели перестроиться, разделившись на лигийскую и имперскую стороны. Поскольку Великий Маг лигийцев, под прикрытием витязей, вступил в схватку с ди Дусером, от которой вибрировал даже воздух, Хранителям пришлось отбиваться от неведомо откуда взявшейся нежити. — Лучники, стрелы на изготовку… ОГОНЬ! Характерный свистящий звук на секунду перекрыл весь остальной шум, и над головой, словно стая птиц, пронеслась темная волна, призванная снизить давление на тех, кто держал позиции в ближнем бою. Возможно часть нежити, перевшей на нас, действительно пала, но ее было так много, что уменьшения натиска я не почувствовал. При этом мы все равно продвигались вперед. Я не сразу это понял. Но когда на нас сверху полилась обжигающая магия и все бросились врассыпную, ища укрытие, до меня дошло, что вокруг одни астральные клыки, строений очень мало и спрятаться негде. Это было похоже то ли на звездопад, то ли на дождь из сверкающего, расплавленного металла, невыносимо горячего, но все равно красивого, не оставляющего следов, кроме ощущения сильнейшего ожога при прикосновении. На нежить магия не действовала, ведь боли они не чувствуют, зато нам пришлось туго. Звуки боя сменились криками. — А теперь вы умрете в муках! У меня даже не было времени, чтобы обратить внимание на то, чьи это слова и действительно ли их кто-то произнес. Я, как и все, искал укрытие, когда прозрачный фиолетовый купол появился над нашими головами, как мыльный пузырь, и раскаленный дождь, ударяясь об него, стал стекать по его бокам вниз, оставляя за собой тысячи сияющих дорожек. Это выглядело настолько странно и завораживающе, что на какое-то мгновение все даже забыли, что нежить никуда не делась, и глядели вверх, на защитившую нас полусферу. Но долго любоваться на нее нам не дали. Бой продолжился, и вскоре я увидел мага, наколдовывавшего волшебный «дождь». Это был демон! Меня все больше накрывало ощущение неправильности происходящего: колдующий демон, армия нежити, накрывший нас купол… трудно даже выбрать, что из этого больше меня поражает. Как будто какие-то невидимые силы воюют друг с другом, а мы только путаемся под их ногами! Рациональная сторона моего разума уже начала придумывать всему объяснения: новый, еще более совершенный вид демонов, возможно созданный самим Гурлухсором; нежить скорее всего поднята им же, хотя у него могут быть в союзниках и другие Великие Маги; купол… наверное, это лигийский Великий Маг расправился с ди Дусером и теперь прикрывает нас? Я определил, что демон сейчас главная угроза, и пока держится защита, самое время эту угрозу устранить. Измученный Старик не подвел — ему не хватало места разбежаться и прыгнуть достаточно высоко, но демон сам метнулся в нужную сторону. Я забыл про нежить, забыл про окружающую меня магию — взгляд приклеился к астральной твари, как будто кроме нее рядом больше не было никого и ничего. Злой азарт распирал изнутри, ощущение собственной правоты не допускало и мысли, что может что-то не получиться. А демон стал до смешного медленным и неповоротливым… Старика повело куда-то в сторону, но я, уже видевший, что цель достаточно близко, прыгнул прямо на нее. Острое лезвие меча вспороло тварь так легко и плавно, будто демон состоял из желе. Под моими ногами не оказалось опоры, но я крепко держался за эфес двумя руками, и воткнутый в демона меч погасил скорость падения. Я рухнул на землю, успев сгруппироваться. Демон заверещал и попятился, но второго удара ему не требовалось — он растворился, превратившись в облачко светящегося тумана. Затопившее чувство удовлетворения сродни погружению в прохладную воду в знойный день. Я легко отбил подползающую ко мне нежить и огляделся в поисках Старика. Сейчас, на кураже, я бы, наверное, справился с любым демоном… Двое скелетов забрались на моего дрейка, пытаясь порвать его крылья. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что в этой сцене так пугает меня. Старик не сопротивлялся! Он лежал на земле, не шевелясь, и зеленое свечение, всегда окутывающее его легким ореолом, исчезало прямо на глазах, как затухающий костер. — Старик! Одним ударом сбросив с него нежить, я упал перед ним на колени и попытался приподнять его голову, чтобы поймать взгляд. Но взгляда не было. Открытые глаза дрейка взирали на мир с тем безразличием, которое бывает только у мертвых. — Старик! Старик!!! Навязчивая мысль, что животные не воскресают, а значит умирать ему никак нельзя, бешено пульсировала в моей голове и я продолжал трясти Старика, пытаясь предотвратить непоправимое. Надеясь, что он сейчас очнется. — Старик, вставай же, ну… Но дрейк молчал. Его последняя битва отгремела и магический зеленый свет окончательно растаял, будто сама душа дрейка растворилась в сумерках Язеса. Осознание произошедшего так сильно сдавливало горло, что я еще несколько мгновений боролся с этой удавкой, не в силах принять очевидное. Старик, мой верный напарник, умер. — Ник! НИК! Астрал бы тебя побрал… Подымайся! Откуда-то вынырнувший Лоб, отбрасывая нежить подальше, поднял меня на ноги рывком. Топор он где-то потерял и теперь орудовал щитом, как тараном. Его появление немного привело меня в чувство. Мне еще есть за что бороться! С болезненным ощущением, будто из моего тела живьем выдрали какую-то важную часть, я подобрал свой меч и отвернулся от дрейка, стараясь заполнить мысли боем, который все еще продолжался. Хотя нежити не было конца и края, а мы сильно проигрывали в количестве, каким-то образом нам удалось отбросить противника еще глубже. Тупость нежити и демонопоклонников, военные таланты Хранителей, или фантастическая удача — думать об этом было не время. Нужно скорее найти некроманта, иначе наше кажущееся превосходство в мгновенье ока может обернуться прахом! Мой взгляд зацепился за странное сооружение в центре большой площади, на которую выкатилось сражение. Вскарабкавшись на обломок колонны, я сумел немного перевести дыхание и осмотреть пространство. — Да их же здесь целое море! Чье-то восклицание потонуло в звоне мечей и хрусте разлетающихся скелетов. Меня пронзила неприятная, но закономерная мысль: столько нежити разом не способен поднять один некромант, если речь идет не о Великом Маге! Мертвецы падали и тут же поднимались — неубиваемые, бесстрашные солдаты. Теперь я уже не мог избавиться от удивления, что мы не просто выдерживали их натиск, а даже успешно атаковали. Взор влекло к большому постаменту с широкой лестницей. Что находится на верхней площадке я не видел — она была слишком высоко, а вот над ней на толстых цепях болталась целая глыба, с виду вроде бы каменная, но одновременно чем-то напоминавшая живой орган, сочащийся кровью. — Лоб, туда! К лестнице! Даже беглого взгляда мне хватило, чтобы понять: нежить защищает площадку. Подобраться поближе нам удалось, а вот подняться по ступеням — нет. Мертвяки стояли сплошной стеной! Я снова взобрался на какой-то обрубок стены, на этот раз значительно выше, и наконец увидел то, что находилось на верхней площадке. Это была чаша, куда стекала кровь из «каменного сердца», висящего сверху на цепях, а в этой чаше, по щиколотку в крови, стояла орчиха. Наверное, лимит удивлений я уже исчерпал, поэтому как-то спокойно воспринял то, что Жало Степных, наследница Великого Орка, погибшая под завалами на Хладберге, жива. И даже то, что она стала сильной настолько, что сумела подчинить себе столько нежити, не вызвало ничего, кроме злости. — Жало! — крикнул я, но мой голос утонул во всеобщем шуме. — ЖАЛО! Услышать она меня конечно не услышала, но, повернув голову, заметила и даже ухмыльнулась, когда узнала. Нежить передо мной вдруг расступилась, образуя коридор и как бы приглашая пройти. Поколебавшись, я спустился вниз и пошел прямо к Жало, ожидая, что мертвецы сейчас набросятся на меня и разорвут. Но этого не случилось. Я поднялся по ступеням, но ближе она меня не подпустила — мертвые огры преградили мне дорогу. По периметру площадки торчали острые камни, исписанные иероглифами. Рядом поскрипывали цепи, удерживающие каменную глыбу, из которой под ноги Жало капала кровь. Внизу, вокруг лестницы, продолжалось сражение, но даже сквозь его шум я слышал отвратительное, врезающееся в мозг «Кап… кап… кап…». И этот звук казался мне громче любого грома. — Опять ты! Одной моей смерти тебе оказалось недостаточно и ты пришел убить меня еще раз? — насмешливо произнесла орчиха. — Прекрати это, Жало! У тебя еще есть возможность вернуться назад. Ты достаточно наломала дров, но Коловрат сумеет тебя защитить! Он глава орков, Яскер его послушает… «Кап… кап… кап…». — Ты думаешь, мне нужна его защита? — расхохоталась она. — Защита старого, безумного шамана? Посмотри, у меня есть целое войско! Я смогу поднять столько солдат, что ни одному Великому Магу не хватит сил с ними справиться! «Кап… кап… кап…». — Но сейчас ты проигрываешь. Это было правдой. Хранители, вопреки всякой логике, уверенно приближались к постаменту, и войско Жало, каким бы многочисленным оно не было, казалось беспомощным. — Вы не сможете меня убить! Я все равно буду жить! — прошипела она. — Если бы ты знал правду, то ты бы был на моей стороне! «Кап… кап… кап…». — Никакая правда не заставит меня встать на сторону демонов, — проговорил я. — Это твой последний шанс, Жало, отведи свою нежить… — Умри! «Кап… кап… кап…». Мертвые огры кинулись ко мне, но я не стал ждать их приближения. Развернувшись, я рубанул мечом по цепи, в очередной раз вспомнив, что так и не узнал, из чего он сделан. Толстый металл не устоял перед его лезвием, и цепь, будто сделанная из картона, порвалась от одного удара. Каменная глыба накренилась и тяжело рухнула на Жало, взметнув пыль, каменную крошку и алые брызги. В эту же секунду вся нежить упала, как подкошенная, но я почему-то больше всего радовался тому, что капанье, наконец, прекратилось. Удивленно-ликующие возгласы снизу до моего сознания почти не долетали. Легкая победа. Но окончательная ли? Второй раз Жало погибает, погребенная под камнями. Две почти одинаковые смерти походили на карму — попытку судьбы исправить недоразумение… но как же можно было воскреснуть после такого? И как мы сумели продавить сопротивление нежити? В чем-то Жало была права: поднять армию не чувствующих ни боли, ни страха солдат и поставить на свою защиту — почти идеальная тактика. Но ей она не помогла. Я поглядел на Хранителей, настороженно ступающих по костям нежити в ожидании возобновления боя. Лба с трофейным топором обнаружил сразу. За ним Матрену среди лекарей, бросившихся помогать раненым, которых оказалось не так уж много, учитывая соотношение сил. А Лиза, Миша и Кузьма должны быть где-то позади и я надеялся, что их не затянуло в мясорубку ближнего боя. Проскользив по головам, мой взгляд остановился на башне — высокое, каменное строение, Рахл-Язес, находилось прямо перед нами и кто-то уже направлялся в его сторону. Голова была ужасно тяжелой, и я не стал мучить себя, пытаясь предугадать, какой приказ последует дальше. Возможно, стоит вернуться к лигийцам в левое крыло, чтобы не распылять силы, ведь по отдельности мы гораздо уязвимей. В наши планы вообще не входило разделяться, это получилось спонтанно! С другой стороны, башня рядом — и это отличная возможность попробовать прорваться внутрь, пока Лига сдерживает противника в «казармах». Второго шанса может и не представиться! Никаких новых приказов еще не прозвучало, но кто-то из Хранителей — маг, судя по мантии с накинутым капюшоном и посоху, — упрямо двигался к стене башни. Что-то мне казалось в нем знакомым. Я быстро спустился с лестницы, куда наоборот все с любопытством поднимались, и пошел за ним. — Ник! А вот и Лиза с Мишей. — Зизи, кто это? — спросил я, указав на повернутую к нам спиной фигуру. Она посмотрела туда, куда я указывал, и наморщила лоб. —Маг? — произнес очевидное вынырнувший с другой стороны Орел. — Ты не ранен? Он держал под уздцы своего лютоволка, и как бы я ни заставлял себя думать о том, что бой еще не окончен, и ни пытался сосредоточиться на этом, мысли все равно вернулись к Старику и сердце сжалось. Должно быть, вид у меня был крайне растерянный, потому что Миша тоже посмотрел на меня с беспокойством. Отвечать я ничего не стал. Фигура в плаще привлекала мое внимание, и я направился к ней, переступая через нежить и не глядя больше ни на кого. Маг остановился у стены башни и не оборачивался. Я не видел его лица, но шагах в десяти от него внезапно понял, кто передо мной. Все сразу встало на свои места: и спасший нас магический купол, и слабое сопротивление противника, которого мы сумели побороть уступающими силами… Магия разума может быть и поражающей взор, и наоборот — незаметной. — Товарищ Яскер. Он не повернул головы, разглядывая башню. Я пытался что-то прочитать по его задумчивому лицу, но не смог. — Остался последний шаг на пути к «Хозяину», — произнес он. — Это Гурлухсор? — Сомнений нет. Что еще ожидать от этого злопамятного старика? Если бы в свое время я проявил больше настойчивости, быть может, нам и не понадобилось бы возвращаться сюда. Я подумал, что для Яскера это уже стало чем-то большим, чем защита Империи от потенциальной угрозы. Гурлухсор — его личный враг. И поставить точку в их споре Яскер хотел лично. В особенности после того, как этого не смогли сделать ни Нефер Ур в Пирамиде Тэпа, ни Охотники на демонов, когда сразились с Гурлухсором в астрале, ни дракониха Силайя… Как выяснилось, присутствие Главы Государства для генерала Верховина секретом не являлось. Он подошел с вопросом о дальнейших действиях, точнее — не нужно ли нам вернуться и помочь витязям в борьбе с Армандом ди Дусером. — Заносчивый выскочка, как и все эльфы, — поморщился Яскер. — Не стоит, лигийцы уже научили его скромности. — Что ж, каждая сторона устранила свою проблему, — пробормотал Верховин. — Они в свое время упустили ди Дусера, мы — Жало Степных. — Тот факт, что она перешла на сторону врага, — наша большая оплошность. Мне показалось, что это частично камень и в мой огород, ведь это я нашел орчиху в шахте Мертвого Моря и опрометчиво оставил дожидаться меня в одном из местных поселений, откуда она благополучно сбежала к Гурлухсору. — Но это уже неважно, — продолжил Яскер. — Сейчас главное — уничтожить «Хозяина». Не просто убить его, а положить конец его воскрешениям. Можно только гадать, как он возрождался вопреки всем законам бытия. Я полагаю, что он обладает неким артефактом, позволяющим ему воскресать. Или он сконструировал какую-то магическую машину… Или еще что-то… Неважно. Мы должны уничтожить источник его возрождения. — Ворота в башню должны быть где-то рядом, но они перегорожены магической завесой, — сообщил Верховин, но Яскер лишь отмахнулся. — Мне не нужны ворота. После этого он поднял посох, и невидимая волна прокатилась вперед, будто искривилось само пространство, после чего каменная стена башни с грохотом разлетелась, взметнув облако пыли и крошки… Толстая, каменная стена, выдержавшая в свое время Катаклизм! У подножия башни образовалась дыра, и когда пыль немного улеглась, стала видна винтовая лестница. — Если нас не приглашают через парадный вход, зайдем с черного, — добавил Яскер и спокойно шагнул внутрь. Было в этом что-то особенное — идти в бой не просто за своим командиром, а за Лидером. Это вдохновляло и вселяло небывалую уверенность в своих силах. И дело даже не в том, что Яскер — один из самых сильных магов Сарнаута. А в том, что за ним действительно хотелось идти! Изнутри башня выглядела мрачной и требующей ремонта. Украшающие ее барельефы давно искрошились, ступени кое-где обрушились, некогда красивые колонны и арки покрылись трещинами и паутиной. При этом у меня появилось странное ощущение, что все вокруг живое. Башня гудела и как будто едва различимо вибрировала, словно мы находились внутри огромного механизма. Мы двигались вверх по лестнице. Демонопоклонники оказывали нам сопротивление, но после того, с чем мы столкнулись до этого, оно казалось мне слабым. Одного Яскера с лихвой хватило бы, чтобы разобраться со всеми, не говоря уже о следовавших за ним Хранителях! Я старался не расслабляться, прекрасно понимая, что ситуация может измениться в любую секунду, но все равно оказался не готов к тому, что мы увидели в огромном круглом зале. Точнее — не увидели, потому что для тех, кто увидел, это стало фатальным. Яскер среагировал быстро, но вспышка света была настолько ослепительной, что даже через темную пелену, отделившую нас от круглого зала, обожгла не только глаза, но и кожу. У тех, кто был впереди, почернели лицо и руки. Раздались крики. В нос ударил ужасающий запах горелого мяса. Мы попятились назад, за спасительные стены. — Проклятье! Это же Кровавое Око! Судя по возгласам, некоторым Хранителям это о чем-то говорило. Я же был среди тех, на чьем лице отразилось недоумение. Из зала продолжал литься свет, на который даже из коридора смотреть было невыносимо больно. — Гурлухсор глупец, если думает, что меня это остановит! — прошипел Яскер. — Мне нужны трое мечников… Его выбор пал на меня, Верховин кивнул еще двум Хранителям, среди которых оказался Лоб. Еще не понимая, что от нас требуется, мы шагнули к Яскеру. — Кровавое Око убивает взглядом все живое. Стрелами эту тварь не пробьешь, как и магией, но против меча и топора противоядия не существует… Я создам защитные руны, ступайте прямо по ним и старайтесь не выйти за границы защиты. Иначе сразу зажаритесь! Он дождался понимающего кивка и повернулся к залу, откуда непрерывным потоком бил обжигающий свет. Лицо Яскера одеревенело, глаза закатились и обрели золотистый оттенок. Посох начал испускать фиолетовое сияние, которое клубилось, как туман, и стелилось по полу, складываясь в иероглифы. Цепочки туманных знаков потянулись к свету, убегая в зал. Мы, переглянувшись со Лбом и еще одним орком с секирой, рефлекторно сжали в руках оружие покрепче, будто оно помогало сохранять баланс и не оступиться. Первым, ступая по рунам Яскера, в зал шагнул Лоб, за ним второй орк и сразу я. В первое мгновение показалось, что меня окатило огнем. Я не понимал, куда идти, потому что перед глазами все было невыносимо белым и они начали сильно слезиться. Ослепший, плачущий, с горящей кожей, я простоял на одном месте несколько секунд, пытаясь подавить панику, абстрагироваться от боли и разглядеть проклятые руны. — Куда ступать, …! Не демона не видно! — ругался где-то совсем рядом Лоб. Я его чувства полностью разделял. Свет жег тело даже сквозь форму, а с лица и вовсе словно сдирали кожу, но изо всех сил напрягая зрение, я все же разглядел почти теряющуюся в этом сиянии руну и сделал шаг. Глаза начали немного отходить от шока и стало видно чуть больше. Наколдованные Яскером иероглифы расплывались, а иногда и терялись совсем, и в такие моменты мне хотелось плюнуть на все, и просто побежать вперед, чтобы изрубить мечом неведомую тварь, ну или хотя бы выколоть ей глаза! Но я понимал, что один неверный шаг — и от меня останется горстка пепла, пусть даже сохранять спокойствие и терпение под раскаленными потоками магии — задача не из легких. Несмотря на все мои старания, дошел до цели я последним. Возможно, толстокожим оркам этот путь дался все же чуточку проще, чем мне. Я смутно видел их силуэты — то, как они замахивались на нечто шарообразное, панически мечущееся, но при этом не издающее ни звука. И это было так противоестественно, что я даже подумал, не начались ли у меня галлюцинации. Но когда поднял свой меч и ударил по непонятному, сверкающему шару, лезвие вошло во что-то мягкое и упругое. — Да сдохни ты уже!!! Я боялся оступиться и выйти за пределы защиты руны, но продолжал махать мечом. Тварь задергалась в конвульсиях и свет начал ослабевать. Но даже когда он исчез совсем, я все еще оставался слепым и едва не снес голову кому-то, положившему мне руку на плечо. — Ник, сюда! Куда — сюда?! Я не видел абсолютно ничего! Грохот и крики давали понять, что бой, с кем бы он ни был, продолжается. Пахло гарью. Пол под ногами заходил ходуном и в какой-то момент мне даже показалось, что башня падает и сейчас погребет нас всех под своими обломками. Чьи-то руки тащили беспомощного меня в неизвестном направлении. Я силился разглядеть хоть что-нибудь, но перед глазами лишь прыгали черно-белые пятна. И все то время, пока я приходил в себя под жуткий грохот, вдыхая дым от огня, и не в состоянии понять, что происходит вокруг, растянулось в вечность! В конце концов расплывчатое пятно передо мной превратилось в лицо Матрены, а мельтешащий светлячок — в ее лампадку. — Ну что вы там копаетесь? Здесь сейчас все рухнет! Я обнаружил, что сижу на полу, по которому, как змеи, ползли трещины. Рядом гремели взрывы, перекрывая шум боя. Какое-то время я никак не мог собраться с мыслями и разобраться, что здесь не так, пока до меня не дошло, с кем сражаются те Хранители, которые еще стоят на ногах. Это было похоже на безумие! Я потер глаза, не веря, что такое возможно. Может, я просто спятил? Не меньше дюжины магов атаковало Хранителей огненными проклятиями, из-за которых уже почернели пол и стены. Все бы ничего… но у магов было одно лицо! — Это Гурлухсор? — тупо спросил я. — Это не он! — крикнул Орел. — Он там! В той стороне, куда он указал, творилось настоящее безумие: что-то взрывалось, сверкали молнии, и все ходило ходуном. Орел дернул меня за руку и как раз вовремя — стена, на которую я опирался спиной, вдруг накренилась и потолок начал рушиться. Нам пришлось лавировать между огненными шарами и падающими сверху камнями. Это было непросто, потому что пол тоже перестал быть ровными и теперь мы бежали по наклонной поверхности. — Туда! Мы вместе с Кузьмой и Матреной заскочили в круглое помещение, где Хранители также сражались с магами, до абсурдности выглядящими одинаково. Гул механизмов, который я слышал с самого начала, как только мы вошли в башню, здесь стал оглушительным. — Уничтожайте их! Уничтожайте эту дрянь! Я находился в полной прострации, все еще силясь отыскать логику во всем происходящем, пока Орел чуть ли не ткнул меня носом в множество капсул, протянувшихся вдоль стен. Некоторые из них были открыты, некоторые сломаны, но внутри тех, где стекло оставалось целым, а паутина труб и проводов выбрировала и светилась магией, виднелись чьи-то силуэты. Позабыв и о бушующей вокруг схватке, и на глазах разваливающейся башне, я на негнущихся ногах подошел к одной из капсул и протер рукой запотевшее стекло. Гурлухсор! И в соседней. И в следующей… Крышка капсулы, перед которой я стоял, вдруг начала открываться, и находящийся внутри нее человек открыл глаза. Я не дал ему ничего сделать, сразу проткнув мечом. После чего принялся рубить все подряд капсулы, не разбирая, кто или что там внутри. Провода взрывались, из трубы выливалась отвратительные жидкости, ужасный запах дыма и химикатов бил в нос. Вероятно, все эти странные копии хотя и были похожи на Гурлухсора и обладали магией, все же Великими Магами не являлись, потому что нам удавалось справиться с теми, что вылезали из капсул. Остальных мы старательно добивали до того, как они оживут. Туда, откуда летели молнии и огненные шары, никто из нас даже не решался сунуться! Я не сомневался, что Яскеру по плечу одолеть своего главного врага в поединке, но лезущие ото всюду демоны и похожие на Гурлухсора маги могли создать неправильный перевес. Стараясь не попасть под сверкающие разряды, мы, как стражи, не подпускали никого к двум Великим Магам, битва которых грозилась не оставить здесь камня на камне! Каждый противник, до которого доставало лезвие моего меча, приносил мне облегчение своей смертью. И я вкладывался в каждый удар, как в последний, не чувствуя усталости. Я мстил за Старика. Мне казалось, что всякий раз, когда месть свершается, он воспаряет все выше и выше, возвращая себе давно утраченную способность летать. Поэтому мой меч так быстро порхал в поисках новой цели. И находил ее. В какой-то момент башню тряхнуло так сильно, что пол буквально раскололся надвое. Огромная трещина начала расширяться, противоположная стена отдаляться… А еще через секунду стало понятно, что это не стена отдаляется от меня, это отваливается кусок башни, на котором стою я! Когда до меня дошло это, я метнулся к противоположной стороне, но трещина уже была слишком большой, а зияющая дыра снизу слишком темной. Не перепрыгнуть! Нужно было что-то предпринять, но то ли неверие, что сейчас я упаду и разобьюсь, погрузило меня в ступор, то ли понимание, что я ничего не могу с этим поделать. Я стоял и смотрел, как пол наклоняется все сильнее и как растет трещина. Несколько капсул сорвалось вниз и исчезло в темноте… И вдруг все прекратилось. Пол перестал крениться и даже звуки словно бы замерли. Я было подумал, что это сознание играет со мной, но когда трещина начала обратно сужаться, оцепенение спало. Фиолетовый туман, похожий на прозрачные щупальца, впивался в камни, опутывал их и притягивал обратно, не давая башне рассыпаться. Через несколько секунд более устойчивая половина оказалась уже достаточно близко, чтобы перепрыгнуть на нее. И как только я это сделал, фиолетовые щупальца исчезли и часть комнаты за моей спиной резко ухнула вниз. Отчего-то я не сразу смог обернуться и посмотреть на то место, где только что стоял и где теперь зияла дыра. Вместо этого я поднял взгляд и увидел Яскера, светящиеся глаза которого медленно возвращали себе обычный вид, а магический посох втягивал остатки фиолетового тумана. Мой онемевший язык не шевелился, и я просто кивнул в знак благодарности. К тому моменту почти все капсулы оказались разбиты, а те, что уцелели, добивали другие Хранители и подоспевшие лигийцы, среди которых присутствие настоящего, живого Яскера вызывало смятение, на что тот, впрочем, не обращал внимания. — Нужно уходить отсюда. Башня может упасть в любой момент, — сухо произнес он и, взмахнув полами длинного плаща, пошел прочь. — Давайте, давайте, все наружу! Шевелитесь! — тут же раздался крик Верховина, подхваченный другими офицерами, как нашими, так и чужими. Было странно видеть, как витязи взваливают себе на плечи раненых имперцев, помогая им покинуть это место. И это режущее глаз единение удивляло не менее всего остального, что здесь случилось. — Ник, как ты? Идти можешь? Я обернулся и увидел всех, кого хотел. Матрена, Лиза, Кузьма, Миша, Лоб — все живы, спасибо Яскеру! Развалины, в которые превратилась комната с капсулами, красноречиво давали понять, что башня действительно была чем-то вроде огромной машины, но хитрые механизмы под потолком с убегающими в стены проводами замерли, валы и шестерни не вращались и гул прекратился. — Это… это дубли… десятки дублей! — наконец обрел я дар речи. — Вот как они все воскресали! Почему никто не подумал об этом? — Потому что считалось, что дубли — это пустышка с ограниченным сроком жизни, ума и способностей, — ответила Лиза, — но… — Помните того дубля, которого мы видели в НИИ МАНАНАЗЭМ? — произнес Миша. — Его интеллекта хватило, чтобы проявить волю! Гурлухсор очевидно еще дальше продвинулся в этом направлении. Он создал по-настоящему разумных дублей, более того, дублей обладающих магией, и он… научился пересаживать в них личность, память, Искру! Невероятно! — А где он сам? — спохватился я. — В смысле, где его Искра? — В Чистилище, вероятно. Они с Яскером разнесли тут все… Я думал, вся башня взлетит на воздух! — Надеюсь, мы уничтожили всех дублей Гурлухсора… — И дублей его союзников. Но давайте все же уйдем отсюда! Лоб прихрамывая, я ощупывая обожженное лицо, Орел держась за плечо и морщась, а в остальном относительно здоровые, мы поплелись вслед за остальными. Но меня не покидало странное ощущение незавершенности. — Разве нам не нужно осмотреть тут все? — О чем ты, Ник? Надо убираться поскорее отсюда! — Гурлухсор сделал большой прорыв в магии воскрешения. Мы что, просто уйдем? Я даже как-то растерялся от того, что спорю об этом ни с кем-нибудь, а с Мишей, никогда не упускающим возможности узнать что-то новое. Равнодушие командования к возможно настоящему перевороту в науке тоже вызывало вопросы. И все же — приказ прозвучал, и все покидали башню в спешном порядке. — Скорее, Ник, уходим! По инерции я следовал за всеми, хотя сопротивление внутри меня все нарастало. Мы покинули комнату с капсулами самыми последними, и Лоб с Орлом уже просто тащили меня за руки. В самом центре большого круглого зала, через который мы бежали к лестнице, лежало шарообразное существо, по всей видимости — то самое Кровавое Око. Глаза, которые можно было бы выколоть, у него отсутствовали. Оно само и было глазом! Ужасным, круглым глазом на тонкой ножке, будто вырванным из глазницы исполина. Хорошо, что я убивал эту дрянь вслепую! Такое и в кошмарном сне не привидится. Здесь тоже сквозь прорехи в стенах были видны части остановившихся механизмов. За любые артефакты отсюда наши ученые отдали бы если не все, то очень многое! — Да идем же, Ник! Ну что ты опять встал?! Я открыл было рот, чтобы снова попытаться призвать к здравому смыслу — вокруг кладезь информации! Как можно просто взять и уйти? Но увидев на лицах друзей чуть ли не панику, замер. — Уходите… Уходите по-хорошему… — Что? — я заозирался по сторонам. В зале уже остались мы одни. — Вы слышали это? — Слышали что? Уходим скорее… — Подождите! Но Лоб уже не церемонясь схватил меня за предплечье и с силой дернул к лестнице. — СТОП! Я кое-как вырвался, надеясь, что драться, отстаивая свою независимость, мне ни с кем не придется. — Ник, ты спятил? Уходим… — У меня такое чувство, что я здесь как раз единственный нормальный! — Мы должны покинуть это место… Новые попытки вцепиться в меня и потащить к выходу я пресек, отпрыгнув назад. Вертевшееся на языке возмущение так и застыло на нем. Рассеянные лица, немного расфокусированные взгляды и это бесконечное «уходим», как на заведенной пластинке граммофона, — я просто не узнавал своих друзей. — Это не ваши мысли, — наконец осенило меня. — Кто-то очень хочет, чтобы мы ушли! — Ник! Я снова отпрыгнул назад, потому что на этот раз Лоб кажется на полном серьезе вознамерился волочить меня силой. — Уходите. Эти тайны выше вашего понимания! Уходите… — Вы слышите это? — завопил я, испытывая острую потребность надавать всем пощечин, чтобы привести в чувство. Но желание уйти и утащить меня ни у кого не исчезло, и я чуть не завыл от бессилия. — Никита, пожалуйста, давай уйдем отсюда… — едва не плача, произнесла Матрена, в то время, как посох Миши начал испускать недоброе сияние. Проклясть он меня собрался что ли? Но теперь-то уж точно ничто не заставит меня уйти, пока я не докопаюсь до истины! Я развернулся, и побежал обратно в комнату с разбитыми капсулами. — Не понимаете… Сопротивляетесь… Как мне все это надоело! Вокруг было пусто. Но все же голос я слышал совершенно отчетливо! Казалось, он раздавался сразу повсюду, не имея конкретного источника. Потолок здесь обрушился и сверху над нами чернело небо Язеса. Часть комнаты просто отсутствовала — вместо нее торчали балки, трубы, куски каменных плит и веревками свисали оборванные провода. В полу зияла дыра. И когда я приблизился к ее краю, по коже забегали мурашки. Ощущение опасности перемешивалась с чем-то еще — необъяснимым, волнующим, от чего внутри все бушевало, как астральный шторм. Орел был уже рядом, за ним — Лоб, и их намерения были очевидны. Но и я сдаваться не собирался! Все мои самые безумные поступки в жизни меркли на фоне того, что я хотел сделать, — это был тот самый случай, когда телом руководит не разум, а интуиция. Я прыгнул вниз! — Непослушные… Ох, что же мне с вами делать? В голосе, кому бы он ни принадлежал, сквозили искренние боль и тоска. Это я отметил мимоходом, падая куда-то в бездну. В ушах свистел ветер, вокруг что-то мелькало с невообразимой скоростью, но полет не был слишком уж долгим. Я приземлился без тяжелых последствий для себя на что-то липкое, склизкое и упругое, что немного подкинуло меня обратно. — Ник! НИК!!! Должно быть, пролетел я не так уж и много, потому что крики сверху были совсем рядом. Или так казалось. — Я живой! Здесь что-то вроде… сетки. Как только я это сказал, ассоциация с сеткой исчезла. Это скорее походило на паутину, или даже на что-то живое, пульсирующее, как будто я провалился во внутрь какого-то существа. От этой мысли мне стало не по себе. И чем больше я об этом думал, тем увеличивалось сходство: красные стены, сокращающиеся, как живые мышцы, слизь и пористая мембрана под ногами, которая тоже шевелилась! Первым рядом со мной приземлился матерящийся Лоб, следующим Орел, тоже не стеснявшийся в выражениях, потом почти одновременно Миша и Матрена, и последней Лиза, раньше всех сумевшая вернуть себе равновесие и сразу набросившаяся на меня с кулаками. — Я убью тебя, Ник! Какого демона ты делаешь?! Не дай астрал мы тут умрем и я тогда точно тебя убью! — не совсем связно завопила она. Но по крайней мере с ее лица исчезло это глуповатое, рассеянное выражение. — Что это такое? Где мы? — Хороший вопрос. Мне кажется, что… Договорить я не успел, поскольку мембрана под ногами вдруг порвалась и мы все дружно снова полетели вниз. — А-А-А-А-А!!! Второе приземление было чуть более жестким, хотя упали мы на точно такую же упругую склизкую сетку. Но падали гораздо дольше. — Все живы? — Вроде, да. — Так что тебе там кажется? — Я говорю… — А-А-А-А-А!!! Мы снова полетели вниз. В третий раз свалившись на паутину, я первым делом крикнул: — Не шевелитесь! Эта штука легко рвется. Осторожно отползаем к сте… — А-А-А-А-А!!! — Проклятье! Куда нас несет?! Мы так сквозь весь Язес пролетим! Эти слова почему-то напомнили мне о воронке, которая крутилась снизу аллода, и я содрогнулся, как будто это было еще страшнее, чем просто свалиться в астрал. Очередное падение уже почти не вызвало всплеска адреналина. Только раздражение. У этой дыры вообще есть дно, или мы теперь будем падать бесконечно? К счастью, дно все же обнаружилось — пупырчатое, влажное, до омерзения похожее на живую плоть. — Ох… Зря вы заставляете меня наказывать вас за непослушание. Ох, зря! Хотя с другой стороны… Кому это делать, как не мне? Впрочем, похоже я только этим и занимаюсь… Крохотный, сморщенный старичок в длинной мантии, не достающей до плеча даже Матрене, с белоснежной бородой, волочащейся по полу, и такими же белоснежными усами, глядел на нас из-под густых бровей с такой жалостью во взгляде, будто пришел на похороны своих детей. Весь его вид был настолько трогательным и безобидным, что хотелось взять его на руки, унести куда-нибудь в безопасность и окружить заботой… Но почему же тогда мое сердце едва не выскакивает из груди, и все тело бросает то в жар, то в холод? — Слышь, отец, ты как тут очутился? — проговорил Лоб, не найдя в старике и тени угрозы. — Не бойтесь, мы вас здесь не бросим! — добавила сердобольная Матрена. Но я их эмоций не разделял. — Отойдите от него… — горло пересохло и слова давались с трудом. Старик понуро склонил голову. — Все-таки я еще слишком привязан к вам! — произнес он грустно. Все тело окоченело. Я вдруг обнаружил, что почти не могу шевелиться — ни сделать шаг, ни достать меч! Страх смысл все мысли одной волной. Снова эта невыносимая беспомощность! Но теперь я, по крайней мере, мог видеть. И даже яркая вспышка света после того, как Кровавое Око едва не выжгло мне глаза, уже не показалась такой уж ослепительной. На месте, где стоял старик, вдруг появилось две фигуры: человеческая и паучья. Сначала они выглядели расплывчатыми, и трудно было определить — обман зрения это, или силуэты действительно окутаны туманом. Но потом они обрели четкость. Мужчина, похожий на человека и эльфа одновременно, разве что несколько крупнее, был словно ожившая статуя талантливого скульптора: правильно сложенный, с красивыми чертами лица, бледной, светящейся кожей, чуть вьющимися светлыми волосами и фиолетовыми крыльями за спиной, будто сотканными из самого астрала. Белая тога, как вода, струилась по его телу. Вторая фигура казалась полным антиподом первой: отвратительный паук, быстро перебирая шестью лапами, заметался по кругу, стремительно увеличиваясь в размерах. Он рос до тех пор, пока его тело не поднялось выше нас всех! Гигантское чудовище — пульсирующий кокон, балансирующий на мохнатых с шипами ногах — нависло прямо над нами! Отталкивающее до тошноты, оно вызывало желание бежать от него без оглядки, в то время как от крылатого мужчины веяло умиротворением и защитой. Наверное, это почувствовал не только я, потому что едва получив возможность двигаться, все инстинктивно отступили к нему, напряженно глядя на монстра. Даже необычный вид паука не заставил меня перестать мыслить стереотипами, однако ни яда, ни паутины не было. Вместо этого нас ударило темной волной такой силы, что содрогнулось все вокруг. Но мерцающий свет, исходивший от незнакомца с крыльями, смягчил удар и нас просто откинуло назад, к его ногам. Огненный шар Миша наколдовал даже не вставая, за ним со свистом метнулись две стрелы, одна за другой, но пауку это не нанесло вреда. Он снова легко отшвырнул нас. На этот раз я не успел сгруппироваться и на несколько мгновений потерял все ориентиры, не видя и не слыша ничего вокруг. Тело сковала темная магия, узлом завязавшись на шее. Стало отчаянно не хватать воздуха. Я старался разглядеть паука, боясь, что он раздавит нас, или разорвет на части. Касание мерцающего света освободило нас от оков. Я сумел схватиться за меч и даже успел подскочить к пауку и полоснуть лезвием по его лапам. Сгусток огня, ударившись об его тело, рассыпался фонтаном искр, а рядом воткнулась еще пара стрел… Но наша атака завершилась едва начавшись. Когда темный туман почти поглотил светлое мерцание, мы снова оказались на земле — беспомощные, как котята! И этот безумный танец тьмы и света закружился черно-белым калейдоскопом, поочередно меняя солиста. Паук давил нас своей магией, а крылатый незнакомец придавал сил. Один хотел нас убить, другой пытался спасти. Нас мотыляло из стороны в сторону. Я не всегда успевал даже подняться на ноги, как меня бросало то вперед, то назад. Иногда свет мага усиливался настолько, что нам удавалось атаковать паука, но тот как будто и не замечал этих тычков, и снова бил по нам темной, удушающей волной. Каждый раз мне казалось, что я уже не смогу подняться: либо этот монстр сотрет мои кости в пыль, либо я просто задохнусь! Но пока лился свет, я продолжал упрямо сопротивляться, хотя в какой-то момент выронил меч и мне стало нечем атаковать. Это походило на битву двух магов, в эпицентре которой мы оказались, и все же… атаковал только паук, а мужчина просто защищал нас! Если бы не он, мы бы погибли сразу, но даже с его защитой долго эту пытку нам не выдержать. Страшно болело все тело, как если бы меня методично избивали дубиной, хотя это было недалеко от истины. Во рту стоял вкус крови, одно ухо не слышало совсем, а перед глазами уже все расплывалось. Через некоторое время до меня дошло, что из нас шестерых все еще пытаются подняться на ноги и что-то сделать, только четверо. Матрена лежала, широко раскинув руки, и глядела стеклянными глазами в небо. А рядом лицом вниз, в луже крови, Орел с разодранной спиной. В их позах было что-то ужасающе трогательное: он тянулся к ее ладони, словно желая умереть рядом и держа при этом ее за руку. Хотя было не место, и не время, но я вспомнил о Веронике — в хаотично мечущихся мыслях вдруг всплыл ее образ. Эгоистично желать, чтобы она оказалась здесь, я этого не хотел… И все же мне было жаль, что у меня нет возможности взять ее за руку. Все, к чему я мог прикоснуться, это маленькая уродливая кукла, которую она мне оставила, и с которой я не расставался. В отличие от Орла и Матрены, Мишину смерть я увидел — паук просто пригвоздил его своими шипами к стене, легко проткнув, как листок бумаги. Миша до последнего шептал слова проклятия, пытаясь наколдовать огонь, но его посох вывалился из ослабевших рук и погас. Несмотря на помощь незнакомца, несмотря на всю его защитную магию, паук убивал нас одного за одним. Мы были обречены, а маг с крыльями лишь откладывал неизбежное, продлевая нашу агонию! Когда упала и уже не поднялась Лиза, Лоб ухитрился намертво вцепиться в лапу паука. Тот дернул ей, и орка подбросило вверх, как пушинку, но приземлился он прямо на противника. И в отличие от меня, топор Лоб не потерял. — Умри, тварь, умри! — вопил он, со всей одури колошматя чудовище сверху, словно рубил дрова. Но даже это, казалось, совсем не причиняло пауку вреда. Он был неуязвим. Сколько бы он не получил ударов, стрел и проклятий, умирать тварь не собиралась! И если бы не этот маг… Но ведь это одно существо. Это был старик, на месте которого вдруг появилось две такие разные фигуры! Я видел это своими глазами, я же не сошел с ума?! Я вдруг нащупал свой меч и, опираясь на него, поднялся. Все тело взорвалось болью, от которой на несколько секунд мир для меня скрылся в тумане, но я заставил себя устоять на ногах. Сейчас мне казалось, что вся моя жизнь, все то, что со мной случилось, свелось к одному единственному моменту. К одному решению. И от того, каким оно будет, зависит все… Все правильно, товарищ Яскер? Рукоять меча приятно холодила пальцы, его привычная тяжесть придала немного сил — как раз для последнего рывка. Мне должно хватить! Паук с едва живым, но не сдающимся Лбом был в нескольких шагах, но я отвернулся от него, и сделав резкий выпад, вонзил лезвие до самой гарды в нашего защитника, проткнув его грудь насквозь. Не ожидавший нападения, маг удивленно уставился на торчащий из его тела меч, а потом поднял на меня источающие мягкий, теплый свет глаза. — Я знал, что это будешь ты, — прошептал он. — Вот только обрадуют ли тебя последствия?.. В этот момент паук за моей спиной рухнул на пол вместе со Лбом и задергался в конвульсиях. Лоб, выронив топор, скатился с его спины и остался лежать без движения. Я снова посмотрел на мага. Он, шатаясь, сделал несколько шагов назад и упал на колени. — Вы всего лишь маленькие, глупые дети, поднявшие руку на своего хозяина и отца… Но мы еще встретимся. Силуэт незнакомца начал таять, пока не исчез совсем. Мой меч легонько звякнул, лишившись опоры и упав на пол. Именно так исчезали демоны, не оставляя после себя ничего! Именно так исчез и паук! И можно было даже подумать, что весь этот кошмарный бой только привиделся… Если бы не тела моих друзей. Я приблизился ко Лбу, надеясь, что хотя бы он еще жив, но глаза его были закрыты, а дыхание отсутствовало. Я остался один. Шум боя сменился шумом тишины — не менее оглушительной и душераздирающей. Эпилог Эпилог Астральный ветер шевелил мои волосы и приятно обдувал лицо. Я вдыхал полной грудью пахнущий грозой воздух — странно, что я только сейчас, покидая Язес, почувствовал его запах. Хотя внизу, на самом аллоде, было слишком пыльно, чтобы наслаждаться. Здесь же, в прибрежном астрале, мне не мешало ничего. Хоть какое-то приятное воспоминание я увезу отсюда! Всего два дня назад состоялась битва в городе Демонов. Два дня назад умерли мои друзья. Даже зная об обратимости смерти, о воскрешении, я все равно убеждал себя, что они просто спят, когда помогал поднимать их тела наверх из пропасти, в которую мы провалились. Это помогало сохранить рассудок, иначе я просто бы свихнулся. Хорошо, что нашли нас быстро! Опустошенный и раздавленный, я выбрался на поверхность и первое, что увидел, как разрезая стремительно бледнеющие тучи, к аллоду приближаются корабли! Пожалуй, самое красивое зрелище из всех, что мне доводилось наблюдать. Впервые за все то время, что мы находились на Язесе, астральный шторм вдруг притих. И хотя все еще пахло грозой, небо посветлело и ветер угомонился. Я был рад, что наконец-то покидаю это место, и надеялся, что больше сюда никогда не вернусь. Слишком много Язес забрал у меня сил, эмоций, нервов… И еще — Старика. С этой потерей смириться я не мог. В горле стоял комок, когда я смотрел с борта корабля на отдаляющийся аллод, ставший последним пристанищем моего дрейка. Огромный Имперский линкор вальяжно шевелил лопастями, разгоняя тучи и набирая скорость. Спи спокойно, Старик, я тебя никогда не забуду. — Зачем ты все-таки прыгнул туда? Это было твое решение?! Я повернул голову и поглядел на задумчивого Яскера. Облокотившись о борт корабля, он прищуренными глазами глядел в пустоту, наверное уже в сотый раз проворачивая в голове все услышанное. — Да, мое. Не знаю, зачем. Интуиция. — Больше похоже на сумасшествие или чей-то приказ, — засомневался Яскер. — Нет, — качнул я головой. — Я что-то чувствовал, когда стоял на краю пропасти. Мне кажется, я знал, что там, внизу, нечто большее, чем Гурлухсор со всеми его дублями. Произнеся это, я вдруг понял, что что-то подобное уже ощущал, но где и когда, вспомнить не мог. — То, что ты не поддался гипнозу, меня не удивляет. Эта твоя особенность уже известна. Поражает другое. Я думал, в мире не существует мага, способного заставить меня плясать под свою дудку. Но выходит, я ошибался. Это было очень сильное желание — поскорее покинуть башню. И при этом настолько естественное, что мне и в голову не пришло, что оно не мое. Тут и правда было чему удивляться. Залезть в мозг самому сильному магу разума в Сарнауте так, что он даже не почувствовал этого! Разве что… — А если это был не маг? — Есть идеи? — заинтересовался Яскер. — Слишком безумные, чтобы говорить о них серьезно, — покачал я головой. — Давай еще раз. Это был старик, похожий… — На человека, да. Только очень немощного. Потом он как бы… разделился надвое. — И одна сторона нападала на вас, а другая защищала? — Так точно, — подтвердил я и немного смущенно добавил: — Звучит, как бред, но так и было. Это существо как будто и уничтожить нас хотело, и в то же время жалело нас. Мы пытались убить паука, но пока была жива одна сущность, вторая не умирала. — А после смерти они растворились, как демоны… Яскер замолчал, задумавшись. Мне больше было нечего добавить, я и так уже пересказал все, что произошло, несколько раз. Какой-то новый вид демонов, более совершенный, с высоким интеллектом, обладающий невероятной силой?.. А может, это и есть то самое знаменитое Проклятие джунов, уничтожившее их великую цивилизацию? Хотя сами джуны изображали проклятие, как обычного демона, да и Зэм с плато Коба говорил, что отличали его только размеры. С другой стороны, это существо могло менять форму — как минимум я видел целых три: старик, молодой мужчина и паук! Мы простояли в тишине довольно долго, и когда Язес скрылся из вида, я снова нарушил ее. — Что теперь будет с башней, и с этим… механизмом в ней, который вселяет Искру в дубли? — Если бы не лигийцы, мы бы вплотную занялись изучением. Но их присутствие кардинально меняет дело! Формально, вопросом теперь займутся Историки, все-таки они нейтральная сторона, и несмотря ни на что, какое-никакое доверие к ним все еще сохраняется и у нас, и у Лиги. — А почему — формально? — Потому что на деле мы все основательно разбомбили в башне и, я надеюсь, восстановлению там уже ничего не подлежит. Пусть лучше все остается, как есть. Ни к чему нам новые потрясения. Я согласно кивнул. Бессмертие — штука интересная, но все же хочется иметь возможность убивать отдельных индивидуумов с концами. — Кстати, там, на дне, мы еще обнаружили некий предмет. То ли звено цепи, то ли часть чего-то… хм… — Яскер пошевелил пальцами в воздухе, пытаясь подобрать слово. Удивленный, я вопросительно посмотрел на него. В башне было полно всяких предметов! — Очень сильный предмет, — добавил он, в ответ на мой взгляд. — Пышет магией! — Я не чувствую магии в предметах, — пожал плечами я. — Даже в самых значительных. — У тебя другие преимущества. Если бы не твоя сопротивляемость магии разума, мы бы все просто ушли и так и не узнали, что под башней сидит настоящий «Хозяин»… Не представляю, к чему бы это в итоге привело! Я тяжело вздохнул. К чему привело мое вмешательство, пока тоже не ясно. Этот «Хозяин» говорил что-то о последствиях, которые мне не понравятся, и в мыслях я все время возвращался к этим его словам. Все-таки одна часть этого существа пыталась нас спасти. А вдруг я сделал что-то непоправимое, когда проткнул ее мечом? — Ладно, — сказал Яскер, хлопнув ладонями по борту корабля. — Одно я могу сказать точно: за эти два дня мы и лигийцы перевернули всю башню — все капсулы с дублями уничтожены. Так что хотя бы наши старые друзья мертвы уже наверняка. А кто такой «Хозяин», мы еще будем разбираться. И очень внимательно! — Коловрат знает о том, что мы снова убили Жало? — с интересом спросил я. Верховный Шаман орков когда-то считал меня Избранным, но теперь, после того, как я раз за разом прикладываю руку к смерти потомков Великого Орка, он, наверное, уже меня проклял. — Знает. Но Жало предала всех, даже самих орков! Не думаю, что он будет слишком горевать по ней. Хотя… Коловрат очень упрям. Я надеюсь, что осложнений не возникнет, ситуация между кланами только-только подуспокоилась. — Неужели разборки между шаманами и воинами прекратились? — Не уверен, но, как минимум, Коловрат начал здороваться со Штурмом. — Это прогресс, — согласился я, невольно улыбнувшись. — Но в любом случае, с праздничной демонстрацией по поводу нашей окончательной победы над демонами и с чествованием причастных придется повременить, — продолжил Яскер и иронично добавил: — Ты же не против? — Никогда не любил шумные парады, — ответил я. — Мне нужно проведать своих. Разрешите идти? — Иди. И сам постарайся выспаться до того, как мы прибудем домой. Лига перестанет нас бояться, если увидит, какие у Империи замученные герои. Я кивнул и поплелся в лазарет, где набирались сил воскрешенные Кузьма, Миша, Лоб, Матрена и Лиза. Яскер остался стоять на палубе, вновь погрузившись в свои мысли. Ему было над чем подумать. Демоническое логово мы разворошили и убили всех, кто там находился, но слишком много вопросов так и остались открытыми. Корабельная лечебница отличалась повышенным классом комфортности. Своих друзей я разыскал в одной из палат сидящими возле кровати Орла — его ранения оказались довольно серьезными, был сильно поврежден позвоночник, и лекари запрещали ему вставать. — Тьфу, ты, Ник! Хоть бы хрюкнул перед дверью! Я думал, это врач, — возмутился Лоб и полез обратно за подозрительной флягой, которую быстро спрятал, когда я вошел. В ней явно плескалось не лекарство. — И ты разрешила? — усмехнулся я, поглядев на Матрену. — Я не разрешала, но я в меньшинстве, — откликнулась она и недовольно поджала губы. — Уж и расслабиться спокойно не дадут честному орку! Я взял стул и сел поближе. Странно было навещать всех в лазарете, сам при этом будучи на ногах — обычно бывало наоборот. Меня снова кольнуло чувство вины. — Как здоровье? — спросил я, обращаясь в большей степени у Кузьме, потому что остальные выглядели более или менее поправившимися. — Твоими молитвами. Видел приказ? — Видел, поздравляю нас всех с повышением! — Наконец-то Родина оценила наши заслуги, — приосанился Орел и сделал одухотворенное лицо, что вкупе с его перебинтованным телом выглядело особенно героически. — Всего-то надо было парочку Великих Магов завалить. — Почему же все-таки ди Дусер, Жало, Гурлухсор и все остальные стали поклоняться демонам? — произнесла Матрена. — Тем, кто несет гибель всему миру? И даже помогали им в этом! Неужели они просто сумасшедшие фанатики? — Или в их действиях есть какой-то смысл, — протянул я задумчиво. — Этот Хозяин… кто он? — Демон, маг и безумец, — высказал свое мнение Орел. — Он сумел околдовать даже Яскера! Возможно, он сильнее любого Великого Мага Сарнаута. — Но это же не исключает того, что он может быть безумцем. — Это невероятно могущественное существо, и оно называло нас своими детьми… — И что ты хочешь этим сказать? Что это… — Орел неловко улыбнулся, словно извиняясь за глупость, которую собирается произнести: — Бог? Несмотря на его скептицизм, я не стал торопиться с ответом. — Существо и впрямь непростое, — согласился Миша, поправляя очки на носу. — Но при всем его могуществе, на Бога оно все равно не тянет. — Я тоже так думаю, — кивнула Матрена. — Разве Бога можно убить, просто проткнув мечом? — Не знаю, с Богами я раньше не встречался, — буркнул я, но решил не развивать тему. Разговор прервал лекарь, зашедший проведать больного. На это раз Лоб успел спрятать свое пойло незаметно. Матрена снова нахмурилась и поджала губы, но сдавать его не стала. — Что теперь? — спросила Лиза, когда лекарь вышел. — Отдых. Мы заслужили это! — Отдых — это хорошо, но я имела в виду в более глобальном смысле. — Ты же мистик, вот ты нам и предскажи! — развеселился Орел. — Я думаю, — снова заговорил Миша, — что нам нужно просто отпустить эту ситуацию. Если демонопоклонники и готовили второе нашествие демонов, то мы нарушили их планы. Тот, кого они называли Хозяином, мертв! Ты исполнил свою роль, Ник. За эти два дня демоническая активность резко упала даже в астрале — сейчас он спокоен, как никогда! Все закончилось. И нам всем действительно нужен отдых. — Да, наверное, — кивнул я и, поднявшись, выглянул в окно иллюминатора. Астрал как всегда был прекрасен. Он сиял радужными красками, переливаясь из одного цвета, в другой. Непостижимая сила, разрушительная и завораживающая. Сколько всего она скрывает в своих глубинах? И известна ли нам хоть сотая доля тайн Сарнаута — расколотого мира, продолжающего жить, несмотря ни на что? Я не стал делиться своими мыслями с остальными, чтобы никого не расстраивать. Это существо, Хозяин, кем бы он ни был, может и мертв, но вкуса победы я не ощущал. Может быть мне и не раскрыто многое, может быть я бреду в темноте с завязанными глазами, натыкаясь на стены. Но одно я знал точно: ничего еще не закончилось. Напротив! Все только начиналось… Конец второй части Глава 1 (книга третья)
  5. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.64-65

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 33. Операция «Третий портал» — Что ж, товарищи офицеры, приступим, — генерал Верховин прочистил горло и взял в руки исписанный лист бумаги. На этот раз совещание происходило более скромно: присутствовала лишь малая часть офицерского состава, насколько я понял, только та, что знала о «Единой рати». Почти все здесь оказались едва ли не вдвое меня старше, и я почувствовал себя ребенком на вечеринке у взрослых. — Самая главная новость: детекторы, которыми нас снабдили Охотники на демонов, работают! Мы уже знаем, что отряды астральных тварей выходят из-за завесы и исчезают в демоническом портале. Жаль, мы не можем выяснить, куда они направляются. Да уж, вариантов масса! Они могут телепортироваться на какие-нибудь аллоды или пытаться прорваться сюда, в наш лагерь. Возможно именно в эту секунду армада демонов буквально в нескольких метрах от нас ломится в закрытую «дверь», которую все еще держат наши маги. Я дернул плечами, чтобы избавиться от этой невеселой мысли и немного взбодриться. — Портал на территории нашего лагеря на совести наших заклинателей, второй — на совести Лиги и ее витязей. Эти порталы нам еще нужны. А третий… третий мы должны запечатать навсегда. С Лигой это решение уже согласовано. — У нас хватит на это сил? — Должно хватить, если возьмемся за дело вместе! Лигийцы готовы предоставить своих магов для операции, но демоны будут мешать, конечно же. Так что с нас охрана. Лига запечатывает — мы прикрываем. На словах это звучало просто. На деле — требовало куда большего количества Хранителей, чем мы располагали с учетом того, что не все были посвящены в тайну союза с лигийцами. Демоны и демонопоклонники не будут просто смотреть на уничтожение своего портала, и следовало ожидать массированной атаки. На очередную вылазку за пределы лагеря, на этот раз до самого сердца аллода, я собирался как в последний путь. Обстановка и так оставляла желать лучшего, а необходимость мириться с присутствием Лиги окончательно добивала. Хорошо, что это нам нужно прикрывать лигийцев, а не наоборот. Свою спину я бы им не доверил. Впрочем, я все равно морально готовил себя к какой-нибудь подставе с их стороны и из-за этого был весь на нервах. Продвигались тяжело. Чем ближе к центру острова, тем больше становилось изъеденной астралом земли и глубоких трещин, в которые мы спускались, чтобы укрыться от урагана. Вскоре обычной земли почти не осталось — вся она была синего цвета, а астральные клыки настолько примелькались, что мы уже не обращали на них внимания. Демоны пока не спешили вставать на пути двух отрядов Хранителей, но все понимали, что долго это не продлится. С лигийцами договорились встретиться задолго до подхода к порталу, и как только я их увидел, напряжение сразу подскочило. Шестеро заклинателей в окружении пары десятков витязей — это несколько больше, чем ожидалось. Конечно, никто и не думал, что лигийские маги отправятся нам навстречу вообще без всякой охраны, но все же их вид вызвал у меня всплеск адреналина. Поскольку я со своей группой замыкал шествие, то разговор подошедших лигийцев с нашими командирами во главе отряда не услышал. Внимательно разглядывая витязей и готовясь к атаке, которая могла начаться в любую секунду, я даже уже держал руку у пояса, поближе к эфесу меча. Но перекинувшись словами не дольше минуты, лигийские витязи развернулись и отправились прочь, оставив своих магов на наше попечение. И снова я испытал смешанное чувство досады и облегчения. — Удивительный день сегодня… Все готовы помогать не только друзьям, но даже врагам! — громко вещал эльф в длинной, аляповатой мантии и шляпе с пером. Остальные маги сохраняли молчание, либо разговаривали тихо и только между собой, чем крайне мне были симпатичны. — На этом осколке сохранилось немало древних хадаганских руин. А есть же еще Башня Гурлухсора! Если бы не война да демоны, Историки наверняка смогли бы отыскать в этих развалинах что-нибудь ценное. Уверен, по окончании войны они еще наведаются на этот аллод, чтобы все хорошенько исследовать… Вы знаете, я весьма интересуюсь их трудами! Их работа по изучению различных культур не может не вызывать восхищение! Восторженный эльф без конца обращал внимание на остатки сооружений, будто нашел клад, и восторгался хадаганской архитектурой, хотя я лично кроме груды старых камней ничего не различал. Какая уж тут архитектура? На подступах к порталу относительно спокойная дорога закончилась. Мы спустились в глубокий желоб, похожий на русло высохшей реки, единственным преимуществом которого было отсутствие ветра. Отравленная астралом земля испускала голубое сияние, так что здесь оказалось удивительно светло. Даже слишком! Глазам пришлось какое-то время привыкать к яркому свету. И это было очень некстати, потому что здесь как раз и начались нескончаемые атаки демонов. Поскольку мы шли в арьергарде, нам пришлось пятиться спинами вперед, чтобы отбиваться от демонов, кусающих рейд «за пятки». Старик в основном справлялся сам, раскидывая зубами и лапами всех, кто имел неосторожность к нему приблизиться, но и мне пришлось помахать мечом, когда мелкие бесы, словно снаряды, начали буквально падать на головы, спрыгивая на дно ущелья сверху. Лиза, будучи магом разума, хоть и периодически откидывала демонов невидимой волной, все же оказалась наиболее уязвимой. Приблизившаяся к ней Матрена то и дело скрывала ее и себя за золотистой пеленой Света. Лоб рычал и матерился, прикрываясь щитом. Кузьма выражал ему свою солидарность — хотя ему и удавалось успешно отстреливать противников, их было так много, что количество его стрел уменьшалось с катастрофической скоростью, а возможность собрать их отсутствовала, ведь мы старались двигаться очень быстро. Я тоже не пришел в восторг от необходимости махать тяжелым мечом у себя над головой. Единственным, кто успешно справлялся с атакой, защищая и себя, и по возможности остальной рейд, — был Миша, во всей красе раскрывший свой огненный потенциал. Правда, напалм пугал ездовых питомцев, шарахающихся в разные стороны, из-за чего строй постоянно рассыпался, но пользы все равно было больше, чем вреда. Визги сгорающих в полете астральных бесов вызывали у меня брезгливое удовлетворение. К тому же, после смерти они растворялись быстрее, чем падали на нас, что не могло не радовать. И все же атаки усиливались. Мы уже находились довольно далеко от астральных берегов, так что демоны, скорее всего, появлялись из-за завесы. И вскоре мы в этом убедились. В сотне метров от портала прорываться пришлось уже с ожесточенным боем, и эти метры были длиннее, чем весь путь, что мы проделали от нашего лагеря к сердцу осколка Язеса. Кто-то был ранен, кого-то уже поднимали с земли то ли без сознания, то ли мертвого, а мы только едва-едва добрались до цели! Демонический портал находился на дне все того же пораженного астралом желоба и ничем не отличался от своего брата-близнеца, через который мы попали на Язес: такой же фиолетовый светящийся шар. Сама впадина порталом не заканчивалась — она убегала еще дальше, чуть забирая вниз, и упиралась в магическую стену, похожую на вуаль из нескольких слоев воздушной, струящейся ткани и перегородившую ущелье в наиболее узком месте. Очевидно, это и была та самая преграда, за которой, скорее всего, находилась башня Гурлухсора, если она, конечно, уцелела. Теперь то место, что бы там ни было на самом деле, Хранители окрестили «городом Демонов» и оказались недалеки от истины. Хотя разведчикам и удавалось подобраться к стене незамеченными и никем не атакованными, наш большой рейд не остался без внимания: демоны вылезали оттуда нескончаемой рекой. И уныло взглянув на этот поток, я понял, что долго мы против них не продержимся. Задачи победить всю эту свору перед нами и не стояло, но сколько понадобится времени лигийским магам, чтобы запечатать портал? — Рассредоточьтесь! Нужно окружить портал со всех сторон… Я впервые подумал, что демоны и демонопоклонники вероятно не могут располагать свои порталы точно в том месте, где захотят. Должно быть, это зависит от каких-то внешних факторов. Иначе они бы расположили как минимум этот портал за своей магической стеной, через которую мы пробраться не могли. Однако, поразмыслить над этим долго мне не удалось. Взяв в плотное, насколько позволяла численность, кольцо главную цель, нам пришлось довериться лигийским магам, потому что защищая их от демонов, мы стояли к ним спиной. Времени лигийцы терять не стали. Возможности понаблюдать за процессом у меня не было, но по взглядам вскользь становилось понятно, что работа кипела. Им тоже пришлось довериться нам, целиком сосредоточившись на портале и не отвлекаясь на демонов, которые нападали со всех сторон. Хотя, конечно, основной напор был со стороны города Демонов. Там оборону держали наши лучники и маги. Я, спешившись, находился на непривычной для себя позиции — за их спинами, и старался перехватить тех демонов, что сумели проскочить. И если сначала у меня было много места для маневра, вскоре его стало не хватать, потому что Хранители, отступая от и не думающих заканчиваться противников, жались все ближе к порталу. В конце концов я уже едва ли не задевал спиной заклинателей, а демоны все лезли и лезли. Их становилось больше, они прорывались чаще. А мы уставали и несли потери. Какой-то мелкий бес вцепился в мою спину, пока я отбивался от двух демонов покрупнее. Я чувствовал, как он карабкается по моему плащу, но сбросить его не было никакой возможности. А через мгновение боль пронзила плечо почти у самой шеи. Я, наконец, обезглавил одного демона мечом и тут же, изменив траекторию, замахнулся на другого. Не достал, но отпугнул. Освободив руку, содрал с себя беса вместе со своим погоном, в который тот вцепился зубами, и разрубил пополам. Но по ноге уже карабкался второй бес. Другой прыгнул на спину. А спереди и по бокам лезли вперемешку с мелкими и крупные демоны. Мы не выдерживали. Старик, только что дравший кого-то рядом, исчез, а мне даже не хватало времени позвать его. Со злости я завертелся с мечом, как мельница, потому что противник уже был повсюду! Боль в плече от укуса не ощущалась, и я надеялся, что рана не очень глубокая, хотя оценить ее серьезность не было возможности. Боль придет потом. Если я, конечно, до нее доживу. Первого лигийского мага мы потеряли в тот момент, когда большой демон — «новой породы», как их называли охотники на демонов — вдруг появился из-за стены. Он сразу привлек всеобщее внимание, введя тех, кто видел такого впервые, в секундный ступор. Этого хватило, чтобы демоны прорвались к порталу и серьезно ранили лигийца. — Что это за тварь? Откуда она взялась?! Недоумение возникло у многих, но вдаваться в подробности было некогда. Очередной «Истребитель» с невероятной скоростью преодолел разделяющее нас расстояние и, несмотря на то, что мы активно пытались его остановить, все равно прорвал наше оцепление и потянулся… нет, не к магам, уже впятером пытающихся уничтожить портал. А ко мне. Старик, вылетев откуда-то сбоку, вцепился зубами в длинную когтистую лапу, на мгновение отведя от меня угрозу. Извернувшись, чтобы не попасть под щупальца, я махнул мечом, отрубив вторую лапу демону, которой он уже тянулся к моему дрейку. Демон взвыл, но кажется стал только злее и опасней. Он закрутился на месте, разметав тех, кто не успел отскочить, а потом снова обратил ко мне пылающие ненавистью глаза. Если бы это чудовище нападало на нас в одиночестве, хором мы бы с ним справились. Но кроме него на нас все еще наступали демоны поменьше, не говоря уже о целом рое астральных бесов, как крысы пролезающих отовсюду. Кольцо охраны вокруг портала окончательно рассыпалось, и тогда пал второй лигийский маг. — Надо отступать! Уходим!!! — НЕТ! Нам нужно еще несколько минут… Но даже этих нескольких минут у нас не было. Я не придумал ничего лучше, чем просто попытаться увести подальше огромного демона, который так целенаправленно шел на меня. — Старик! Дрейк вынырнул передо мной в ту же секунду, будто ждал сигнала. Я запрыгнул на его спину и рванул прочь, с облегчением отметив, что тварь, как я и предполагал, тащится за мной. Почему же все-таки эти «новые» демоны ненавидят меня персонально? Вряд ли я успел насолить им больше, чем любой охотник на демонов или ветеран Великого Астрального Похода. Старик одним прыжком перемахнул через головы астральных тварей, и мы помчались вперед, не разбирая дороги. И только спустя несколько секунд я понял, что мы направляемся в сторону самого логова врага — к городу Демонов. Точнее к магической завесе, откуда они и появляются. Едва дрейк коснулся лапами земли, как в них тут же вцепились бесы. Он снова рванул вверх, расправив крылья, но подняться так же высоко уже не смог. Мы оказались одни в окружении демонов, а сзади на нас неслась огромная тварь. Пытаться бороться было бессмысленно, и я, наотмашь отбиваясь, одновременно скользил взглядом по покатым стенам ущелья. — Туда! Старик, давай! Дрейк снова прыгнул. Не долетев, он вцепился лапами в край выступающего камня, повиснув на нем плашмя, и я едва удерживался в седле, в любую секунду ожидая, как мне снесет голову одним ударом преследовавшее нас чудовище. Но Старик, скребя когтями и рыча, сумел взобраться наверх. И именно здесь я увидел эльфа. Все выглядело так, будто он управлял демонами, глядя на происходящее сверху. Во всяком случае на нем было хорошо узнаваемое одеяние демонопоклонника и позицию он занимал удачную: рядом с завесой и с неплохим обзором. Эльф попятился назад, пытаясь на ходу что-то наколдовать, но ему не хватало ни времени, ни места. Запрыгнувший вслед за нами демон по инерции покатился вперед, навалившись своей массой на демонопоклонника и впечатав его в камни через мгновение после того, как Старик взмахнул еще выше, уходя из-под удара. Моим смутным надеждам на то, что убив своего союзника, демон отстанет от меня, не суждено было сбыться. Выбравшись из прокаженного желоба, он все еще продолжал гнаться за нами. Наверху дул сумасшедший ветер, но, к счастью, нам в спину. Из-за его шума я ничего не слышал, а из-за поднятой пыли — и не видел. Лишь только когда Старик вдруг снова раскрыл крылья, в которые ураган ударил, как в паруса, и мы взмыли вверх, я замел бездну, разверзнувшуюся под нами. Было ли у нее дно, или обрыв заканчивался астралом, проевшим аллод насквозь, я не знал. Да и не мог я об этом подумать, потому что от ужаса остановились все мысли. Смерть на земле всегда оставляет хоть крошечную, но все же надежду на воскрешение. Падение в астрал — это конец. Хотя я в астрал уже падал — и тогда меня спас телепортатор, перенеся уже в бессознательном состоянии на площадку телепорта. Но сейчас Имперских площадок телепорта поблизости нет и прибор бесполезен… Этот стихийный анализ ситуации взорвался в моей голове уже после того, как лапы дрейка коснулись земли. Он, перемахнув через глубокую трещину, развернулся, желая удостовериться, что преследователю такой трюк не под силу. Ветер, до этого бивший в спину, тут же больно полоснул по лицу мелкой каменной крошкой. Глаза заслезились, но я все равно увидел, как демон с той стороны сорвался с обрыва, и его крик долетел до нас даже сквозь ураган. Ну хотя бы летать эта тварь не умеет! — Не делай так больше, Старик, — выдохнул я, внутренне все же благодарный дрейку, и потрепал его по холке. Поблизости других демонов вроде бы не было, насколько мне это позволяли оценить закручивающиеся спиралями вихри, из-за которых видел я не так уж и много. Но как далеко мы удалились? Сейчас я не мог с уверенностью сказать, в ста метрах нахожусь от своих, или в паре километров. Когда за тобой несется смертоносное чудовище, трудно сконцентрироваться на расстоянии. — Нам надо вернуться, Старик. Давай… Я похлопал его по бокам, но повторить этот невероятный прыжок не позволил. Во-первых, прыгать по ветру и против него — все же разные вещи. Во-вторых, это просто страшно, а строить из себя героя мне что-то не хотелось. Сердце и так выпрыгивало из груди. Сориентироваться, в какой стороне портал, имперские Хранители и лигийские маги, мне все же удалось, и мы со Стариком осторожно побрели вдоль обрыва, внимательно высматривая возможных противников. Трещина в земле вскоре начала сужаться, и тогда я позволил дрейку перепрыгнуть на другую сторону. Мы вернулись немного назад, потому что я боялся сбиться с пути, и эта вынужденная петля отняла непозволительно много времени. Гадать, что я увижу, вернувшись к порталу, не было смысла. Да и не хотел я заранее себя накручивать плохими прогнозами. В итоге, вернувшись, я не увидел никого: ни демонов, ни лигийцев, ни Хранителей. Фиолетовый шар никуда не исчез — он находился на том же месте, но стал тусклым. Словно внутри него раньше горел свет, который теперь погас. Значит ли это, что главную задачу выполнить удалось? — Надо спуститься, — сказал я Старику, подталкивая его вперед. На месте битвы остались только мертвые животные. Демоны после смерти исчезали, а тела убитых лигийцев и имперцев наверняка выжившие забрали с собой. Во всяком случае я надеялся именно на это. Только подумав о телах, я вспомнил про демонопоклонника, которому не посчастливилось оказаться на пути разъяренного демона. Место, где мы со Стариком выбирались из ущелья, улепетывая от чудовища, обнаружилось быстро. Как и размазанный по камням эльф. Интересно, принято ли у них как-то отдавать последние почести своим соратникам? Обыскав его, я не нашел ничего, кроме артефакта, чем-то напоминавшего ключ от демонического портала, хотя и отличавшийся от него. Фиолетовый камень красиво переливался равными гранями, и я задумчиво смотрел на него не меньше минуты… а потом перевел взгляд на магическую стену. Казалось, мои мысли не поспевали за телом: я еще только обдумывал, что может означать эта находка, а руки уже снимали заляпанный кровью балахон с эльфа, а ноги понесли к возведенной демонопоклонниками преграде. Надевать одеяние секты ненормальных фанатиков на святое — имперскую форму — было противно, но Родина меня простит. Натянув капюшон и снова спустившись на дно ущелья, я огляделся. Вокруг стояло удивительное спокойствие! Даже не верится, что только что тут кипела битва. Демоническая завеса вблизи напоминала поверхность воды, подернутой рябью. При моем приближении она никак не видоизменилась, а вот артефакт в моей руке заметно потеплел, и я воодушевился. Коснуться рукой непонятной субстанции все же было боязно и мне пришлось подбадривать самого себя. Пальцы мягко прошли сквозь стену: по ощущениям, как будто я и впрямь опустил их в прохладную воду. Не почувствовав ни сопротивления, ни боли, я уже уверенно шагнул к преграде, твердо намереваясь оказаться внутри и увидеть, что же она скрывает, как меня вдруг резко отбросило назад. Я грохнулся на спину, еще в полете решив, что достаточно утолил свое любопытство и на сегодня эксперименты с переодеванием окончены. — Как ты посмел прийти сюда?! Убирайся! Ты не достоин вернуться назад! — сообщил приглушенный голос. — Сначала докажи свою верность! Вступать в полемику в данной ситуации было неразумно, и я поспешил убраться. Старик, наблюдавший за мной все это время, фыркнул и недовольно попятился. Ему не нравился мой внешний вид, и я с ним согласился. Есть небольшая вероятность, что в балахоне демонопоклонников на меня не нападут демоны, зато прибить могут свои. Или лигийцы. В любом случае возвращаться в имперский лагерь одному опасно, в каком наряде я бы ни остался. — Идем, Старик, пора домой… Удача от меня не отвернулась. И хотя на пути демоны нам все же попались, Старик сумел их аккуратно и почти бесшумно обойти. Всю дорогу я находился в напряжении: ветер, плохая видимость и одиночество заставляли все время быть на пике готовности, и от того сил я потратил на этот переход немеряно. И когда передо мной наконец выросло ограждение имперского лагеря, усталость обрушилась с такой силой, что я чуть не вывалился из седла. — Ник! Едва дозорные удостоверились, что я не засланный казачок, и пропустили меня внутрь, навстречу выбежала Лиза, вероятно, «услышавшая» меня на расстоянии. Не часто я видел ее такой нервной. — Где ты был? Мы думали, ты умер! Орел и Лоб собираются идти тебя искать… — Я не умер и почти даже не ранен. Что случилось? — Мы сумели запечатать портал, но из лигийских магов выжил только один… У нас не было времени, чтобы тебя искать, нужно было привезти обратно убитых и раненых. Но Орел со Лбом решили, что сбегут из лагеря, если Верховин не выделит Хранителей на твои поиски, и пойдут искать тебя сами. — А Миша не собирался поучаствовать в этом благородном деле? — полушутливо спросил я. Голова плохо соображала и мне очень хотелось лечь и отключиться хотя бы на десять минут. — Он мертв. Дурман слетел за секунду, и внутри все сжалось. — Как это — мертв? — тупо спросил я. — Матрена сказала, что раны у него не очень сложные и она их залечит. Наверное, завтра его уже воскресят. Лиза изо всех сил старалась говорить твердо и уверенно, но это ее старание слишком бросалось в глаза. Я сделал шаг и обнял ее. Не позволявшая подобной фамильярности Лиза не отстранилась, уткнувшись лицом в мое плечо и крепко, до белизны, сжав пальцы на моей форме. — Все будет хорошо, Зизи. Если Матрена сказала, что залечит, значит все хорошо… — пробормотал я то ли ей, то ли себе. — Да… Надо найти Лба и Орла, пока они не наломали дров. — Я найду их. — Нет, я сама. Матрена сейчас с Мишей, а мне… нужно чем-то себя занять. А ты иди, Верховину уже наверняка доложили о твоем возвращении. Все равно он тебя сейчас вызовет к себе. Оставлять ее одну не хотелось, да и тянуло в лазарет, поговорить с Матреной, хотя ее, наверное, лучше пока не отвлекать, но генерал Верховин уже сам лично шел в мою сторону. И, когда поймал мой взгляд, поманил к себе. — Я уже и не надеялся, что ты вернешься! Готовился отвечать перед Яскером, как умудрился даже труп твой потерять. Как ты отделался от того демона? Мне доложили, что он преследовал тебя. — Сбежал. Товарищ генерал, разрешите… Там, возле портала, я обыскал труп одного демонопоклонника и кое-что нашел. Вот… Я думаю, что это ключ от завесы города Демонов. Верховин взял у меня из рук артефакт и повертел его, осматривая со всех сторон. — Вещь явно магическая… Можно попробовать проникнуть в город Демонов, а вдруг и правда — ключ? — Э-э-э… вообще-то, я уже попробовал. Генерал поднял на меня глаза, оторвавшись от артефакта, и задрал брови. — Ну, я подумал, что это ключ, снял с демонопоклонника плащ и попробовал зайти внутрь. — И? — У меня почти получилось, но потом меня просто отбросило назад и я ничего не увидел… И еще мне сказали, что я недостоин войти, или что-то такое. И что сначала нужно доказать свою верность. — Хм… Что еще? — Все. — Пойдем-ка… Верховин снова направился к себе и я последовал за ним. Внутри палатки никого не было, горела всего одна тусклая лампа и царил полумрак. — Садись! А теперь давай по-порядку… Про новую породу демонов я слышал, они уже проходят по нашим сводкам. Но почему этот демон погнался за тобой? Вроде бы их целью было защитить портал! — Я не знаю, товарищ генерал, но это не в первый раз. Такое уже происходило на Святой Земле. У меня нет этому объяснения. — Хорошо. Откуда взялся этот демонопоклонник? Другие Хранители видели только демонов. — Я обнаружил его случайно, когда убегал. Возможно, он руководил атакой демонов на нас, или просто наблюдал… Так или иначе, при нем была эта вещь. — Ты забрал ее, переоделся в его одежду и попробовал войти в город Демонов, но оказался… «недостоин войти»? — Так точно. — Интересно… очень интересно… Тебя могли принять за этого фанатика, — начал вслух размышлять Верховин. — Портал удалось запечатать, хотя ситуация была критическая. Быть может, этот демонопоклонник впал в немилость у начальства как раз по этой причине? Любопытная ситуация… Жаль, что ты не попал внутрь! Но тут уж, видимо, ничего не поделаешь. В любом случае, это очень ценная находка! Нужно показать ее нашим заклинателям, возможно они разберутся. Генерал не стал долго меня мурыжить и отправил к лекарям. На улице уже поджидали Орел, Лоб и неожиданно Матрена, на лицах которых сразу отразилось облегчение. — Слава Свету! Лиза сказала нам, что ты вернулся, — выдохнула Матрена. — У тебя все плечо в крови! — Как Миша? — Раны я залечила, но нужно еще время. Завтра утром его будут воскрешать… Она замолчала. И я тоже ничего не добавил. Хорошо, что Мишина смерть была не фатальной, однако всегда есть вероятность, что Искра не вернется в тело, даже если оно полностью здорово. Мы все это понимали. Всеобщая подавленность угнетала вдвойне, и я не стал никого грузить тем, что произошло у города Демонов. Покорно позволив увести себя в медицинский шатер и заняться своим плечом, я уже пребывал в полусне и не заметил, в какой момент отключился. Разбудил меня на следующий день Иавер Кадифа — заклинатель, удерживающий демонический портал на территории лагеря. Он начал говорить мне что-то про ключ, но все мои мысли сразу устремились к воскрешению Миши, которое должно было состояться вот-вот, и поэтому я почти все пропустил мимо ушей. — Капитан, вы меня слушаете? Генерал вас ждет у себя через сорок минут. Поторопитесь! За это время я успел переодеться, привести себя в порядок, съесть бутерброд, выпить стакан чая, и намозолить глаза лекарям. Сорок минут пролетели, но воскрешение погибших еще не закончилось, так что я поплелся к Верховину в неведении, надеясь вернуться как можно скорее. Почему-то я подумал, что это будет очередное совещание офицеров, и был крайне удивлен, когда застал генерала в одиночестве. — Ну вот что, капитан. Хочу дать тебе крайне важное поручение! Я только что закончил писать рапорт для Яскера… и это было самым сложным делом моей жизни! Полночи ломал голову, как объяснить, почему нам пришлось заключить союз с Лигой. Надеюсь, Комитет учтет все мои аргументы… Особенно, если мы подкрепим их ключом от города Демонов! Еще до того, как он закончил говорить, я уже знал, в чем будет заключаться моя миссия. Я в общем-то давно уже этого ждал. — Теперь ты отправишься к Яскеру и отдашь ему мой рапорт вместе с этим ключом. Будем надеяться, что он простит нас за «Единую рать». Через полчаса в полной готовности и при полном параде стоять возле демонического портала! В Империи тебя уже ждут. Задача ясна? — Так точно, товарищ генерал. Хотя времени до отправки у меня оставалось немного, покинув Верховина, я снова метнулся к лазарету, не представляя, как изведусь, если придется телепортироваться до окончания воскрешения. Но когда я вошел в палату, от сердца отлегло. — С возвращением! Миша в крайнем умиротворении восседал на больничной койке и невозмутимо попивал совершенно отвратное по виду и по запаху зелье. Лиза, Матрена, Лоб и Орел находились возле него и я порадовался, что все в сборе. — Спасибо. Смерть была… познавательной. — Теперь у нас в команде два оживленца! — Надеюсь, столько и останется… — Зачем тебя вызывал Верховин, Ник? Я подтащил поближе свободный стул и сел. — Меня отправляют назад в Империю с отчетом для Яскера. — Ну, что я вам говорил! — победоносно сообщил Миша. — Да ладно, никто с тобой и не спорил. Когда ты возвращаешься? — Телепортироваться должен через… двадцать минут. А когда вернусь — не знаю. Надеюсь, меня не арестуют прямо на месте, когда узнают обо всем, — вздохнул я. — Есть еще кое-что… Времени оставалось совсем мало и я в двух словах рассказал про ключ. — Это прекрасная новость! Кажется, дело потихоньку сдвигается с мертвой точки! Если наши ученые смогли подключиться к демоническому порталу, то может они смогут расшифровать и этот ключ, и мы проникнем в город Демонов? — Может быть. Наверняка находкой снова займется Нефер Ур, — я взглянул на часы. — Мне пора! — Передавай привет Яскеру! — Обязательно. Возвращение домой было и волнительным, и приятным. Жаль, что я возвращался один. Шагнув в фиолетовый шар на осколке Язеса, я перенесся на маленькую площадку телепорта где-то в Империи. Почему-то я думал, что это будет Яхч — холодный аллод, с которого нас отправили на Язес. Сама площадка телепорта была очень похожа на ту, что была в Яхченском порту, но очутился я вовсе не в складском помещении, как ожидал. Низкий серый потолок и такие же унылые стены без окон и с одной единственной тяжелой, металлической дверью, вызывали резко негативное, «давящее» чувство. Пол, правда, удостоился быть покрытым невзрачной плиткой. В маленькой комнате, кроме телепорта и печальной лампочки на потолке, не было больше вообще ничего, и это пробуждало страх замкнутого пространства. У дверей, впрочем, стоял хадаганец в гражданской форме и без единой эмоции на лице, будто его вырезали из камня. — Следуйте за мной, капитан, — сухо произнес он, постучал в дверь и та сразу открылась. Мы вышли в такой же убогий, без каких-либо намеков на внешний мир, коридор, молча прошествовали мимо еще нескольких одинаковых дверей и дошли до лифта. Лифт оказался немного повеселей: обшитый панелями и с зеркалом во весь рост, он хорошо освещался ярким светильником. Я обратил внимание, что кнопки этажей отсутствовали. Мы просто вошли внутрь, двери за нами закрылись, и лифт быстро стартанул вверх сам по себе. И ехали мы гораздо дольше, чем я мог ожидать. На какую же высоту мы поднимаемся? — Мы когда-нибудь приедем? — не выдержал я. — Приедем, — лаконично пообещал хадаганец и снова замолчал. Когда лифт наконец остановился и двери открылись, вышел я один. Обстановка была мне знакома, но настолько неожиданна, что я все равно не сразу узнал, где нахожусь. Нижний этаж Ока Мира! — Ну дела! — пробормотал я сам себе, оглядываясь. С собой я нес рапорт для Яскера, но по логике вещей отчитываться должен вроде как перед Командором Хранителей, поэтому на секунду задумался, куда идти в первую очередь. Довести свою мысль до конца мне не позволила глава Комитета — Елизавета Рысина собственной персоной. — Товарищ капитан! — нараспев протянула она. — Товарищ Рысина, — не поддержав ее тон, сухо откликнулся я, но услышав громкое «КАР!» моментально растаял. У ног Рысиной стояла клетка, в которой, нахохлившись, сидела моя сорока! — Фея! — воскликнул я, отчего-то так обрадовавшись, будто нашел старого друга. — Кар! Я быстро вытащил ее из клетки, и хотя она обиженно цапнула меня за палец, прижал к себе и погладил по голове. — Интересные у вас питомцы, товарищ капитан, — усмехнулась Рысина. — Ваша сорока пыталась клюнуть меня в глаз. — Полагаю, ей это не удалось, — ответил я, придав своему голосу как можно больше разочарования и бросив суровый взгляд на Фею. Не могла что ли поточнее прицелиться и клюнуть наверняка? — Между прочим, это я распорядилась отловить ее и доставить в Незебград. — Надеюсь, зашифрованных посланий, угрожающих государству, Комитет в ее перьях не обнаружил. — Дерзишь, капитан. Смею предположить, что у тебя хорошие новости. Я подумал, что от новостей о «Единой рати» Рысина захочет четвертовать меня прямо в подвале Ока Мира, откуда я только что вышел, но вслух сказал другое: — У меня отчет для товарища Яскера от генерала Верховина. — Что ж… Нечасто Яскер прибегает к ментальной связи. Видимо, дело действительно важное, раз он связался со мной. Идем. Недовольный, я зашагал за ней следом по лестнице вверх, через гигантский, роскошный холл с фонтанами и еще выше, к башне Яскера. Везде ярко горели люстры, стоял ровный гул множества разговоров, хадаганцы, орки, прайдены и Зэм деловито сновали туда-сюда, расхаживала, либо неподвижно несла дозор охрана, было тепло, светло и уютно. И этот невероятный контраст с тем, к чему я уже успел привыкнуть на умирающем куске земли, затерянном в астрале и населенном демонами, вводил в ступор. Око Мира вдруг стало казаться каким-то нереальным. Круглый зал перед кабинетом Яскера, украшенный барельефами, по-прежнему хранили неподвижные Ястребы. Рысина, немного притормозив у громоздких резных дверей, все же вошла без стука, и я решил, что ментальный разговор между ней и Яскером продолжается. — Полетай пока, — сказал я Фее, выпуская ее из рук, и вошел следом. Яскера мы застали сидевшим за своим столом и читающим какие-то бумаги. — Я послал лучших из лучших на Язес, чтобы они вырвали победу над демонами из рук Лиги! И что же в результате?! Братание! Совместная операция! «Единая рать»! — сказал он вместо приветствия, затем поднял голову и посмотрел на ошарашенного меня. — Ты думал, что я ничего не знаю? — Ситуация была… э-э-э… почти критическая. — Не старайся подобрать правильные слова, ты явно не оратор, — отрезал Яскер. — Ладно… Что сделано, то сделано. И если отбросить в сторону все возмутительные детали, результаты операции можно признать удовлетворительными. Возможно, это тот самый случай, когда инициатива не должна быть наказуема. Растерявшись от такой осведомленности, я даже забыл про рапорт, который все еще держал в руках. Хотя нужен ли он Яскеру? Похоже, что его содержание секретом не является. Впрочем, Яскер все же изволил с ним ознакомиться, протянув в мою сторону ладонь. Я подошел к нему, передал рапорт и отступил назад. — Товарищ Рысина, распорядитесь, чтобы отдел пропаганды представил эти события в нужном свете. Наши граждане должны думать, что роль Империи была руководящей! — сказал он, открывая отчет. Тратить много времени на ознакомление он не стал. У меня появилось чувство, что Яскер буквально вобрал в себя всю информацию одним взглядом, на который у него ушло не больше полминуты. — Итак, что мы имеем… Честно говоря, немного. Ключ демонопоклонника, который открывает доступ в город Демонов, не работает. Что там тебе сказали? Не достоин войти? — Да. Нужно было доказать свою верность. — Хм… Вероятно, речь идет о «пути адепта», — проговорил Яскер и повернулся к Рысиной. — У нас есть хоть какие-то зацепки? — Демонопоклонники надежно охраняют свои секреты, — медленно протянула она. — Фанатики готовы умереть за свою идею… — А мы даже не знаем, что это за идея! — Должна признать, мы не уделяли демонопоклонникам много внимания. После закрытия Портала Джунов было решено, что демоническая угроза ликвидирована… В нашем распоряжении есть несколько документов, в которых суммированы знания о демонах и их сторонниках. «История демонического нашествия», «Докладная записка Комитета об истоках демонической секты» и самый ценный документ — несколько страниц из «Теономикона», священной книги демонопоклонников. Мне нужно более подробно все проанализировать. — Хорошо. Жду результата, — Яскер протянул Рысиной рапорт генерала и добавил: — Пусть Штурм тоже ознакомится. Рысина кивнула и сразу вышла из кабинета, прихватив документы. Когда за ней закрылась дверь, Яскер снова перевел взгляд на меня. — Ну как там, на Язесе? — неопределенно спросил он. — Темно. Ветрено. Полно демонов. — Исчерпывающе. А как тебе союз с Лигой? Опять этот каверзный вопрос! Ну не знаю я, как к этому относиться! Я замялся, пытаясь придумать нейтральный ответ, но Яскер не стал его дожидаться, махнув рукой. — Ладно. Останешься пока в Оке, ты нам еще нужен. С тобой свяжутся. Пока — свободен. Козырнув, я быстро покинул кабинет, пока Яскер не передумал. Недолго пожить в Оке Мира мне уже доводилось — когда я, едва закончив обучение в ИВО, приволок сюда голову лигийского адмирала с острова Дозорный. Как же давно это было! В этот раз гулять по Оку совсем не хотелось. Хотелось есть и спать. Фея полностью поддержала этот нехитрый план, который мы и осуществили — сначала в буфете на первом этаже, а потом в выделенной мне комнате с лучшим достижением цивилизации — мягкой кроватью. Проспал я целый день и целую ночь. А утро стало едва ли не самым запоминающимся в моей жизни. Я проснулся знаменитым! Нет, определенная известность у меня уже и так была, еще с тех самых пор, как я только попал на Игш. Тогда Комитет раструбил о моих подвигах в астральной битве с лигийцами в надежде, что на меня выйдут те, кто был причастен к организации того нападения. На этот раз меня, по всей видимости, окончательно решили сделать звездой Империи. Нездоровое внимание к своей персоне я почувствовал сразу, как только вышел из комнаты с целью позавтракать. А когда спустился в буфет, сорвал бурные аплодисменты. Желание малодушно сбежать подавил в зародыше и смело направился к буфету, где передо мной расступилась очередь. — Капитан, можно автограф? — смущенно попросила буфетчица — девушка с пронзительно синими глазами, способными заставить дрогнуть кого угодно. — Мой? — на всякий случай уточнил я. — А вы меня ни с кем не путаете? — Что вы! Ваша фотография во всех газетах! Она достала утренний номер «Незебградской Правды», где красовалось мое лицо — весьма глуповатое, запечатленное еще в ИВО. — Можно мне почитать? Верну с автографом, — пообещал я и девушка, расплывшись в улыбке, кивнула. Кто-то в очереди присоединился к просьбе дать автограф, но я сделал вид, что не услышал, и убрался с газетой и подносом в самый дальний угол, спрятавшись за кадкой с буйно растущим цветком. Итак, что имперская пропаганда выдала на этот раз? Я развернул газету и принялся читать о себе любимом. В целом, какого-то прям откровенного вранья не было. Скорее, сильное преувеличение со смещением акцентов: животрепещущее описание тягот службы в горячих точках Сарнаута, начиная со Святой Земли и вплоть до истории об осколке Язеса, так искусно крутящейся вокруг моего имени, будто я там в одиночку держал оборону все это время. Перечисление моих совершенно душераздирающих подвигов заканчивалось заметкой о том, что не далее, как сегодня вечером, я собираюсь обратиться к гостям и жителям столицы с речью в Парке Победы. На этом моменте я подавился омлетом и кто-то заботливо похлопал меня по спине. — Осторожней, товарищ Санников, после всех тех эпитетов, которыми вас наградила пресса, умереть в буфете за завтраком будет с вашей стороны просто неприлично! — Доброе утро, товарищ Рысина, — прохрипел я и запил кашель чаем. — Вижу, вы уже ознакомились со статьей и понимаете план действий. — Вообще-то — не очень. — Пора приступить к оперативной работе, капитан! Щупальца демонопоклонников можно найти везде, даже в Незебграде. Нам удалось выйти на их след, и мы даже захватили одного из них. Он содержится в… месте, о котором тебе лучше не знать, скованный магическим полем, которое не позволяет ему покончить с собой. Однако применяемые нами методы дознания пока не дали ощутимого результата — он посвященный первого круга и знает немного. Но кое-что интересное выяснить удалось. У демонопоклонников есть список их главных врагов, подлежащих ликвидации. Список немаленький, в нем, кстати, есть и твое имя, что весьма любопытно. Не любят тебя демоны! — Наши чувства взаимны. — Ты все еще не знаешь, почему они проявляют к тебе интерес? — Завидуют? Про них в прессе так красиво не пишут… — Ладно, идем дальше. Факт нахождения твоего имени в списке и станет основой операции. В назначенное время ты отправишься в Парк Победы, к монументу Незеба, и толкнешь речь. — К такому нас в ИВО не готовили! — Чтобы жители и гости столицы не разочаровались в умственных способностях героя Империи, речь мы тебе написали. Вот она. Я развернул полученный листок бумаги и пробежался по нему глазами. — «…потому что нет высшей доблести, чем отдать Искру во имя святых идеалов нашей Великой Родины и осветить ее путь в столь темные времена». Вы издеваетесь? — А ты разве не готов осветить путь Родине в столь темные времена? — Всегда готов. — Тогда постарайся сегодня вечером прочитать текст без запинки и с выражением. А мы, используя все возможные каналы, донесем до каждого, что Имперец-Который-Выжил вернулся в Незебград и собирается выступить у Мемориала Незеба. Есть шанс, что демонопоклонники решат воспользоваться этим и попытаются устранить тебя. Не волнуйся, твою спину прикроют наши лучшие агенты. Возможно нам удастся захватить высокопоставленного демонопоклонника, который может знать больше, чем та пешка, что уже захвачена нами. До указанного времени я предпочел не выходить из выделенной мне комнаты, потому что всюду привлекал внимание. Про неработающие порталы я благополучно забыл, но за мной заранее пришла очень вежливая девушка с цепким взглядом. До Парка Победы прогулялся пешком, благо, он располагался всего в паре кварталов, а день выдался очень удачным. По пути я старательно отворачивал лицо и опускал взгляд, но когда прибыл на место, этот трюк перестал срабатывать. Слишком много было праздношатающихся зевак, занятых разглядыванием прохожих, так что меня быстро раскусили, окружили и одарили заботой. Парк, радующий глаз сочной зеленью и цветущими клумбами, оказался заполненным отдыхающими горожанами под завязку по причине выходного дня, и возле меня вскоре образовалось небольшое столпотворение. — Расскажите о своих подвигах, капитан! — Э-э-э… — Как вы находите в себе столько храбрости? — М-м-м… — Подпишите открытку? — Конечно! Подписывать открытки мне понравилось, потому что это избавляло от необходимости отвечать на посыпавшиеся вопросы. Ей-богу, лучше оказаться в окружении врагов, там я чувствую себя гораздо увереннее! Правда, если верить Рысиной, на меня могли в любой момент напасть. Снова по милости Комитета я выступаю в роли живца, и пусть в первый раз этот план не сработал, сейчас все могло пойти по-другому… Глава 34 Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 34. Город Демонов — Товарищ Санников, поздравляю с успешным завершением операции в Парке Победы! Я подозрительно смерил взглядом неизвестного мне человека в гражданском, с которым столкнулся у самых дверей кабинета Елизаветы Рысиной. — Простите, я вас не понимаю. — Правильно, конспирация превыше всего! Всего доброго! С этими словами незнакомец удалился, и я, пожав плечами, вошел внутрь. Ожидая увидеть что-то похожее на вотчину Яскера, я был несколько удивлен полному отсутствию помпезности. Простой стол, стулья с неудобными, жесткими спинками, стеллажи с бесчисленным количеством папок, за каждую из которых, полагаю, Лига отдала бы пару небольших аллодов, простые, без изысков лампы и, как апофеоз аскетизма, отсутствие окон, хотя для такого большого помещения это не было так уж критично. Традиционный портрет Яскера и алый флаг Империи едва ли разбавляли столь строгую обстановку. Увиденное, вероятно, должно было уверить меня в образе Елизаветы Рысиной: карьеристки, фанатично преданной своему делу и живущей только во имя него. Однако, вопреки всему, я почему-то подумал, что ее личность вовсе не характеризуется рядами невзрачных стеллажей, серыми папками и скучным столом. Рысина — вещь в себе. Специфический род деятельности не позволяет ей допустить, чтобы хоть что-то вокруг отражало ее истинное «Я». — У нас прекрасные новости! — сообщила она, кивком головы указав мне на стул. — Да? — искренне удивился я. Вчерашнее мероприятие, как мне казалось, не привело ни к каким результатам. Взобравшись на постамент у Мемориала Незеба, поднимающего к небу каменный посох, за оригиналом которого нам пришлось в свое время побегать, я зачитал послание имперцам во славу государства, заслужил свою долю оваций, еще раздал немного автографов и… все. Провожаемый благодарностями и пожеланиями удачи, я откланялся и вернулся в Око Мира, где пробыл до сегодняшнего дня, уверенный, что меня заставят «прогуляться» где-нибудь еще, активно привлекая к себе внимание. Покушения на меня не случилось, а значит Комитет либо будет продолжать гнуть свою линию, либо признает, что план провалился. Но все оказалось совсем не так. — Мы задержали демонопоклонника! — торжественно поведала Рысина. — Я ничего не видел… — А ты и не должен был что-то увидеть. Профессионалы сработали как надо и вовремя вычислили и скрутили нашего противника. Блестящая операция! И мы серьезно продвинулись. Личность этого фанатика установить удалось очень быстро. Мы провели обыск у него дома и обнаружили целый экземпляр «Теономикона»! Эта книга — прорыв в деле познания секты демонопоклонников. — И что в ней? — спросил я, ожидая услышать самые невероятные вещи… ну или бред сумасшедшего. Ну, а что еще может заставить поклоняться демонам, пытающимся уничтожить мир? — Это не просто книга. Начало такое же, как и на добытых нами страницах: бла-бла-бла про демонопоклонников, демонов и их великую миссию. А дальше… Это больше похоже на дневник. Думаю, у каждого демонопоклонника свой «Теономикон», большую часть которого занимают приказы и отчеты… Вот почему их уничтожают первым делом! В добытом экземпляре некий «Хозяин», про которого мы уже слышали, приказывает разобраться с Тэпом. — Значит, теперь точно можно сказать, что за всем этим стоит все же не Тэп, — проговорил я, не уверенный, стало мне легче от этой информации или нет. — Мы склонны считать, что «Хозяин» — это Гурлухсор, хотя я не представляю, как он воскресает… Тэп, в свою очередь, это неизвестная «Хозяину» сила, которая может стать ему или помехой, или союзником… — Лучше бы конечно помехой. Может, они перебьют друг друга? — Я бы не стала слишком надеяться на такой радостный исход. Продолжим. «Хозяин» требует собрать как можно больше сведений о Тэпе. Выполнив это поручение, демонопоклонник может стать посвященным седьмого круга! Вероятно, мое лицо приобрело туповатое выражение, потому что Рысина пояснила: — Он может, например, получить доступ в город Демонов — что для нас сейчас наиболее важно. План действий мы уже составили. Комитет накопил достаточно сведений о Тэпе, и хотя за потерю этих сверхсекретных документов я готова сама себя поставить к стенке… мы передадим их «Хозяину». — Каким образом? — В «Теономиконе» пойманного демонопоклонника имеются четкие инструкции, как выйти с демонами на связь. И эта важная миссия ляжет на твои плечи. Рысина замолчала, глядя на меня в упор и как будто ожидая от меня каких-то слов. Но я молчал. На мои, так на мои. — Не хочешь спросить, почему я доверяю это тебе, а не профессиональному разведчику, умеющему работать в стане врага? Спрашивай, не стесняйся, ответ польстит твоему самомнению. — Приказ товарища Яскера, — спокойно пожал плечами я, не увидев в этом ничего удивительного. В первый раз что ли? — Нет, на это раз мой выбор, — серьезно ответила Рысина. — Ты думаешь, мы не пытались внедрить своих агентов в эту демоническую секту? — М-м-м… — промычал я, в самом деле не задумывавшийся над этим раньше. — Надеть на разведчика их дурацкий балахон и заставить молиться на демонов — это еще далеко не все. Скрыть лицо перед демонами можно, но мысли… Всех наших агентов раскусили сразу же. К сожалению, их постигла безвозвратная смерть. — Надеюсь, мое преимущество не заключается в том, что меня просто не жалко, — пошутил я, но Рысина пропустила эти слова мимо ушей. — Они приняли тебя за своего, когда ты попытался пройти в город Демонов. — Это могло быть случайностью. — Нет, это не было случайностью. Не хочу отпускать тебе комплименты, ты и так о себе слишком высокого мнения, но все же… твоя сопротивляемость магии разума достигла феноменальных высот, — проговорила она. — Причем в относительно короткие сроки. А ты даже не маг! Это… хм… удивительно. Рысина снова замолчала. А я вдруг вспомнил нашу первую встречу и слова, которые она мне тогда сказала. На тот момент она оценила меня не слишком высоко: «Как по мне, так ты просто еще один новобранец. Способный, но слишком бестолковый, чтобы делать на тебя ставку». Сейчас ее взгляд стал другим, и я подумал, что сумел немного подрасти в глазах главы всемогущего Комитета. — Я продержался дольше, чем вы рассчитывали? — Гораздо дольше, Санников, гораздо дольше. — Значит, Яскер и правда никогда не ошибается. Это замечание вызвало у нее усмешку. — Хорошая у тебя память. — Не жалуюсь, — скромно ответил я. Мы обменялись взглядами, и наша взаимное недовольство друг другом — нет, не исчезло, конечно, но чуть-чуть подтаяло. На самую малость. — Ладно, к делу, — вернула себе серьезный тон Рысина. — Тебе предстоит вернуться на осколок Язеса. На астральном берегу ты взрежешь ритуальным ножом демонопоклонников себе руки и принесешь кровь в дар астралу. Это не я придумала, я просто пересказываю тебе ритуал. Появится демон. Отдай ему документы. Взамен попроси… хм… Я слабо себе представляю, как общаться с демонами. У нас пока это не получалось. Так что действуй по обстановке. Лучше всего молчи и смиренно склоняй голову, и постарайся не раскидываться громкими мыслями! Защищай свой разум! Главное — получить возможность попасть в город Демонов. Это наша основная задача. Информация о Тэпе, которую я получил для передачи «Хозяину», находилась в объемном конверте, запечатанном магией. Я вопросительно взглянул на Рысину. Раз уж секретные сведения уйдут куда-то на сторону, то может и мне можно на них взглянуть? В конце концов о воскрешении Тэпа мне и так уже известно! — Это кое-что из его научных трудов по некромантии, тебе не будет интересно, — отмахнулась Рысина. — Плюс, кое-какие сведения о Тэпе от наших лигийских «друзей». — А какие у них могут быть сведения? — удивился я. — На лигийских землях хватает останков цивилизации Зэм. К тому же Тэп успел наследить даже в Сиверии, там частично сохранилась одна из его Пирамид. — Сиверия — это какой-то лигийский аллод? — Это северная часть Кватоха — столичного аллода Лиги. И пусть до самой столицы там все-таки далековато, аллод очень большой, но сам факт! — Значит, Лига уже знает о воскрешении Тэпа? — Боюсь, что да. Не вся, конечно, но в узких кругах об этом известно. Но ты не забивай пока себе этим голову, сейчас не Тэп наш главный враг. Я ее точку зрения не разделил. Тэп когда-то уничтожил весь свой народ, и мне не хотелось, чтобы имперцы повторили эту участь, если этот «Хозяин», кем бы он ни был, пойдет по тем же стопам. С Командором Бешеных я так и не увиделся. Как мне сказали, у него и без меня забот хватает! Кажется, его даже не было на Игше во время моего пребывания в столице, и я подумал, что он все еще где-то на Яхче. Обратно на осколок Язеса я отбыл тем же вечером, снова спустившись в унылую серость подвалов Ока Мира и немножко завидуя Фее, отправленной в свободный полет над Незебградом. Из фиолетового шара меня выпустили в этот раз гораздо быстрее, или мне так показалось, потому что я знал, чего ожидать. Язес встретил меня тоскливым завыванием ветра, черным небом и всеобщей усталостью от этого места, способного психологически вымотать даже самых стойких. Генерал Верховин уже был в курсе разработанного в Незебграде плана, правда посвящать в него всех подряд строго запрещалось из соображений моей безопасности. Предательства никто не боялся, а вот ментальные способности демонов представляли реальную угрозу. — Будет лучше, если никто пока не будет знать, что ты здесь. — Заклинатели видели мое возвращение… — Они будут помалкивать. Операцию начнем сразу же, как только ты будешь готов. — Я готов! Верховин посмотрел на меня так, будто я уже лежал на смертном одре. — Никита, — произнес он, перестав расхаживать по палатке. — Ты пойдешь один, без охраны, без поддержки, без прикрытия — все это может тебя выдать. — Я понимаю, — кивнул я, немного удивленный, что генерал обратился ко мне по имени. Кажется он думал, что я не до конца осознаю все риски. Но я все прекрасно понимал: если демоны узнают меня, то мне конец! Причем надеяться, что меня возьмут в плен и какое-то время я еще проживу с верой в свое спасение, весьма наивно. Чем-то я сильно умудрился не угодить демонам. И теперь вся моя защита — это балахон демонопоклонников, скрывающий лицо, и собственный разум, мало поддающийся магии астрала. — Незачем откладывать. Нужно поскорее покончить со всем этим! — пылко произнес я, изо всех сил отгоняя от себя мрачные мысли. Одеяние демонопоклонников мне подобрали легко, благо, этого добра хватало. Без формы было не по себе, но по крайней мере армейский медальон со мной останется. За территорию меня и моего дрейка вывели быстро и без шума, хотя, возможно, дозорные и удивились, что за демонопоклонника выпроваживают восвояси. Но никакие вопросы не прозвучали. Какое-то время я еще двигался в компании разведчиков, но вскоре им пришлось со мной проститься, и я остался один. Дрейка тоже не взял с собой дальше, он был слишком заметными и агрессивным. Откровенно говоря, быть храбрым, сидя в палатке, в окружении Хранителей, проще. Теперь, когда я шел на встречу с врагом, рассчитывая только на одного себя, мне приходилось собирать всю волю в кулак. Чего уж там — плестись пешком к астральному берегу, путаясь в балахоне демонопоклонника и сжимая ритуальный нож, было и страшно, и противно. Своих друзей я так и не увидел, и дурацкие мысли, что нужно было попрощаться, лезли сами собой. Я не боялся наткнуться на Хранителей, их здесь сейчас быть не должно — Верховин позаботился о том, чтобы меня не убили свои. А вот шансы встретиться с Лигой сохранялись, хотя я находился на восточной части аллода и формально это была наша территория. Ну и кроме того, вдруг демонопоклонники или демоны меня раскусят? Несколько раз мне казалось, что рядом со мной кто-то есть, но я, тем не менее, так никого и не встретил. Край аллода выскочил передо мной несколько быстрее, чем ожидалось. До нужного места было далеко, и я морально готовил себя к долгой и тяжелой прогулке, но дорога пролетела незаметно. Берег оказался пустынным, хотя я думал, что он будет кишеть демонами. Я бы предпочел проверить хотя бы на мелких астральных бесах, будут ли они на меня нападать, прежде чем призывать с помощью ритуала кого-то покрупнее. Что ж, зато у меня есть время, чтобы собраться с духом. Я глубоко вздохнул, прикрыв глаза и стараясь очистить свой разум, что было очень непросто. Мысли метались, волнение билось учащенным пульсом. Надо просто отдать ему конверт и будь, что будет! Порезать самому себе руку оказалось сложнее, чем я мог подумать. Вроде и не сказать, что так уж больно, но как-то противоестественно что ли. То, что кровь привлекает демонов, для меня секретом не являлось, но все же было интересно, как быстро они появятся. Здесь, в астрале, их, должно быть, полно… А вдруг прилетит целая свора? А вдруг они узнают меня даже не видя лица? Подставив кровоточащую ладонь ветру, я заозирался. Демон все же был один, но появился он довольно быстро. Никогда еще моя выдержка не подвергалась таким испытаниям! Огромное чудовище глядело на меня фиолетовыми глазами, быстро приближаясь, а я старался заставить себя не паниковать, не хвататься за оружие и ничем не выдать страха. Вместе этого я, одеревеневшими руками, неуклюже достал толстый конверт, склонив голову и опустив взгляд, чтобы не смотреть на демона. Так контролировать себя было чуточку проще. Неудивительно, что всех наших разведчиков раскусили. Как тут можно сохранять спокойствие? Уже почти не веря, что план сработает, я почувствовал, как демон забрал из моих рук конверт. Он молчал. Либо я его просто не слышал. Постояв с опущенной головой несколько секунд, я все же поднял взгляд. Демон уже не смотрел на меня. Более того, он отдалялся, пока не исчез в астрале! И это все?! Я подошел к краю земли и сел, бесстрашно заглядывая в бездну. Черные тучи продолжали крутиться, сверкали молнии, снизу закручивалась спиралью жуткая воронка. Но сил бояться не осталось. Перегорел. В бессмысленном оцепенении я торчал у обрыва, не представляя, что делать дальше. Кажется, я просидел так пару часов, когда из этого состояния меня вывели приближающиеся фигуры в балахонах. Я встрепенулся и вскочил на ноги. — Слава Хозяину, да ниспошлет он нам свою милость! Я окинул взглядом троих демонопоклонников и поспешил блаженно склонить голову. Что они отвечают на такое приветствие? Может, нужно произнести какую-то общепринятую у них фразу? Чтобы не сказать лишнего, я предпочел молчать — пусть лучше сочтут меня потерявшим дар речи в фанатичном экстазе. — Пойдем с нами, — добавил тот же демонопоклонник. — Куда? — не выдержав, ляпнул я и прикусил язык. — Мы укажем тебе правильный путь! Все трое развернулись и зашагали в ту же сторону, откуда пришли. Я последовал за ними, чувствуя, как пульс снова разгоняется. Они не спрашивают моего имени. Может, они вообще не имеют имен? Как же они тогда общаются друг с другом? Хотя я, наверное, в их иерархии слишком мелкая сошка, чтобы интересоваться моим именем. На языке вертелось много вопросов, другого случая задать их может и не представится, но я продолжал молчать, боясь рассекретить себя раньше времени. Шли мы очень долго. Демонопоклонники тоже не переговаривались между собой, пока в конце концов один из них не спросил: — Откуда у брата сведения о древнем некроманте? Хоть я и сообразил, что братом он называл меня, но на секунду растерялся. Слишком долго мы вчетвером шли, не проронив ни слова. — Имперский офицер, у которого я их отобрал, уже не воскреснет. Демонопоклонник удовлетворился ответом и снова замолчал. — Хозяин мной доволен? — рискнул заговорить я. Никто ничего не ответил и дальше я продолжать не стал. По ощущениям, мы уже находились где-то на лигийской стороне. Я старался запоминать дорогу, но мы продвигались по скрытым тропинкам в узких расщелинах, где хоть и не сбивал с ног ветер, зато ориентироваться было очень трудно. Магическая стена перед нами выросла внезапно — ее не было видно до того момента, пока мы не приблизились к ней почти вплотную. Поверхность все так же походила на искрящуюся водную рябь, но разглядеть, что за ней, все еще не представлялось возможным. — Теперь ты стал еще на один шаг ближе к Хозяину! Ты можешь войти, — торжественно произнес демонопоклонник и протянул мне магический ключ. — Не забудь, что каждый из нас должен капнуть в огненную чашу каплю своей крови. И помни — только избранные прикоснутся к истине! Я взял ключ с совершенно искренним придыханием. Поскольку демонопоклонники продолжали взирать на меня, мне ничего не оставалось, как повернуться к стене, поглубже вдохнуть и сделать шаг вперед. Мои спутники при этом остались снаружи. Честно говоря, хотелось выскочить обратно и, подпрыгивая и улюлюкая, нестись в имперский лагерь с хорошими новостями. Но на всякий случай я решил немного выждать, чтобы столь скорое покидание священного места, куда, должно быть, стремятся попасть все демонопоклонники, не вызвало подозрений. Искать какую-то там чашу, ни чтобы капать туда кровью, ни чтобы плюнуть, я не собирался, но можно немного оглядеться. В общем-то, картина вокруг не слишком изменилась по сравнению с той, что осталась по другую сторону стены. Та же мертвая земля, то же черное небо, те же хадаганские развалины, которые, впрочем, сохранились здесь чуточку лучше. У магической стены стояли, как изваяния, демонопоклонники, и я, пытаясь не привлекать к себе излишнего внимания, осторожно двинулся вперед. Интересно, чего сейчас от меня ждут? Я должен разыскать какое-то руководство, получить приказы? Или это что-то вроде церкви, куда ходят просто причаститься? И куда тут вообще идти? Склонив голову и сцепив руки на животе, я степенно шел мимо таких же «балахонов с капюшонами», подавляя желание вертеть головой на триста шестьдесят градусов. Демонопоклонников было много, но из-за того, что я не видел их лиц, они казались единой серой массой. Разговаривали они мало, да и то — так тихо, что чтобы услышать их, мне бы пришлось подойти вплотную. Через пару минут я определился, что не рассыпавшихся строений здесь все же куда больше. Можно было даже увидеть почти целые залы с высокими арками, хоть и потемневшими от времени, но все еще красивыми барельефами на стенах и широкими лестницами, не растерявшими былую торжественность. Но самое главное, что я увидел верхушку башни, вероятно — это тот самый Рахл-Язес, бывший когда-то вотчиной Гурлухсора и, быть может, являющийся ею и сейчас. Чтобы разглядеть ее получше, я стал подниматься по ступеням, похожим на парадный вход, ныне, правда, ведущий в никуда, и там наткнулся на двух существ, похожих на троллей, но значительно превышающих размерами всех тех, что я видел до этого. Они тупо лыбились, когда демонопоклонники шарахались от них подальше, и размахивали топорами. Я усомнился, что их возьмет магия, да и проткнуть мечом будет наверняка непросто! Эти два стража у самого входа могут здорово усложнить задачу штурмовикам, особенно, если их окажется не очень много. Уж лучше бы это были демоны! Сделав это неприятное открытие, я предпочел свернуть в сторону. Снова показались широкие лестницы, потянулись бесконечные коридоры. Настоящий лабиринт! Навстречу попадались демонопоклонники, не обращавшие на меня внимания, и даже демоны — их я опасался куда больше, полагая, что они способны если не распознать во мне врага, то как минимум заподозрить. Впрочем, маги разума тоже представляли серьезную опасность. Даже если они не смогут пролезть в мой мозг и увидеть, как я их всех ненавижу, сама по себе такая «закрытость» меня уже выдает. Но пока что мне везло. Петляя по коридорам, я пытался снова выйти к башне, и забрел в место, подозрительно напоминавшее казармы. Демонопоклонников здесь было много, но объединившись с Лигой, нам бы удалось с ними справиться… Если бы не демоны. Прекрасно чувствующие себя вдали от астрала демоны! Я пытался прикинуть их количество и сопоставить с силами Хранителей и витязей, присутствующих на Язесе. По всему выходило, что мы в проигрыше. Вот если бы наш флот сумел пробиться сюда через астральный шторм… В тесноте затеряться было проще, но инстинкт самосохранения все равно гнал меня от этих «казарм». При этом мне пришлось совсем отдалиться от башни и я потерял из вида ее верхушку. На пути был демон, отличающийся от остальных, и я предпочел не приближаться к нему, свернув в другую сторону: вокруг него копошились демоны помельче, демонопоклонники держались на почтительном расстоянии, и называли они его не сулящим ничего хорошего именем — «Жор». Мне показалось, что я почувствовал на своей спине его взгляд, и поспешил скрыться. Теперь я заблудился окончательно. Поискав глазами хоть какие-нибудь ориентиры, заметил лишь эльфийку, зацепившую мой взгляд отсутствием балахона, в который были одеты все вокруг. Она очень выделялась своим ярким бордовым нарядом со множеством украшений и вероятно являлась кем-то большим, чем рядовой фанатик. Я, соблюдая дистанцию, пошел за ней, и вскоре увидел еще троих эльфов, один из которых был мне знаком. Этот надменный голос, высокомерный взгляд, гордую осанку не узнать невозможно! Наверное, если б кто-то взглянул на меня в этот момент, то обязательно бы что-то заподозрил: я стоял, как вкопанный, уставившись на Арманда ди Дусера, которому сам лично, своими руками отрубил голову на Авилоне, во дворце Галеон! Но эльфы были поглощены своим разговором и меня не замечали. — Как точно сказано, сир! Вы как будто сняли эту реплику с моего языка. Во время минувшей трапезы, когда мы дегустировали урожай с Умойра… — Ах, прекрасный был букет! Этот незабываемый запах лесной хвои, это чуть терпкое послевкусие… — Да уж, не сравниться с орочьей бурдой с Изуна. Фу, мерзость! — Ничего вы не понимаете! В орочьей крови есть особая сила! Да, она излишне крепка. Да, в нос шибает запах немытой кожи. Но каков эффект! — Ха! Я помню тот бред, что ты несла про слияние мужественности и женственности. Давно я так не смеялся. — Да уж, сир! Но больше всего мне запомнилось, что случилось после нашей трапезы… — Да, это было… необычно… Как долго я такого не испытывала… — А помните… помните, что вытворяла троица гибберлингов?! Вот уморы! Ха-ха! Ну, дорогая? И как вяжется то, что мы видели, с твоей теорией про слияние мужественности и женственности? — Прекрасно вяжется! И доказательство тому — то благородное безумие, что охватило нас после иссушения этих малышей. Я чувствовала себя свободной. Свободной от всего! Так-то. — Неправильный ответ, дорогая. Я давно подозревал, что твои вкусовые пристрастия несколько примитивны… Я слабо понимал, о чем они говорят, но почему-то тошнота подкатила к горлу и мне захотелось заткнуть руками свои уши. А еще нос. Кровь — вот чем здесь пахло! Тяжелый, металлический запах боли и смерти. Развернувшись, я поплелся обратно, уже не надеясь самостоятельно добраться хотя бы до выхода, а не то, что до башни. Но она вдруг выросла прямо передо мной, когда я уже и не ждал! Удивительно, почему ее так плохо видно с расстояния и совсем не видно за пределами города Демонов, потому что сейчас, когда я стоял у ее подножия, мне казалось, что высокий шпиль упирается в самый астрал. Башню охраняли демоны, а вход перегораживала такая же магическая завеса. На мое приближение демоны никак не отреагировали и я было приободрился, но когда попытался войти внутрь, сжимая выданный мне ключ, невидимая сила оттолкнула меня назад. — Ты недостоин войти! После прозвучавших слов демоны посмотрели на меня очень недобро и я, изображая смирение, быстро ретировался. Второй неожиданностью стало то, что с этого места — у башни, находящейся на возвышенности — относительно неплохо была видна прилегающая территория! Я даже сумел примерно определить, где уже побывал и как теперь выбраться. Оглядевшись и стараясь вобрать в себя как можно больше деталей, я заторопился наружу. Хватит испытывать судьбу! Я уже достаточно здесь увидел. Чтобы добраться до выхода мне, правда, пришлось еще попетлять, не столько из-за извилистого пути, а сколько из-за того, что я старательно обходил большие скопления демонов и демонопоклонников, но когда вышел, наконец, за магическую завесу, сорвал с головы капюшон и вдохнул полной грудью, никогда еще так не радуясь колючему ветру, царапающему лицо. Снаружи никого не оказалось, ну или я просто никого не увидел. Какое-то время мне пришлось потратить на то, чтобы сообразить, с какой стороны города Демонов я нахожусь и как теперь добраться до своего дрейка. Но и с этой задачей я справился. Впрочем, первым я увидел вовсе не Старика, а наших разведчиков, уже обшаривших в поисках меня весь берег. И как только я их заметил, на меня в полной мере снизошло понимание, как, в сущности, мне повезло во-первых выбраться живым, во-вторых, узнать столько всего! И главное — достать ключ города Демонов! Это ли не главная удача? Быть может, нам удастся теперь разворошить логово демонов и предотвратить нечто страшное! Наверное, именно в этом и состояла моя исключительная роль — оказаться в нужном месте в нужное время. Окрыленный, я мчался в имперский лагерь, чувствуя, что у меня открылось второе дыхание. В лагере за эти часы изменилось многое. Хранителей стало ощутимо больше, к примелькавшимся уже лицам добавились новые, и я рефлекторно задрал голову в поисках Имперских кораблей, которые, вероятно, сумели пробиться к Язесу. Но грозовое небо не озаряли всполохи вырывающейся из сопел маны. Что-то внутри меня екнуло и я как-то нехотя, с опаской, повернулся к демоническому порталу — фиолетовый шар никуда не делся, но выглядел как перегоревшая лампа: тусклым и безжизненным, и возле него уже не дежурили заклинатели. — Ник, когда ты вернулся?! — я обернулся на Мишин голос и увидел, что он, вполне здоровый, направлялся ко мне вместе с остальными. — Ты поправился… — рассеянно произнес я, пытаясь справиться с потрясением при виде мертвого портала. — Ник?! — Я прибыл сегодня… Что тут происходит, откуда столько Хранителей? Наши корабли… — Нет, — перебил Орел, выглядевший непривычно собранным и хмурым. — Командование телепортировало сюда столько военных, на сколько хватило ключа, пока магия в нем не закончилась. А потом заклинатели запечатали портал, он все равно теперь для нас бесполезен. Мысль забуксовала и мне пришлось прилагать усилия, чтобы протолкнуть ее на следующую ступень и прийти к логическому выводу: назад мы вернуться не можем. Значит ли это, что Язес станет нашей коллективной могилой, или все же у Империи есть запасной план? — Капитан! Незнакомый Хранитель махал мне рукой, призывая в командирскую палатку. Хоть лица я не скрывал, но на мне все еще был сектантский балахон, так что косые взгляды летели со всех сторон. Я вошел в палатку и застал офицерское собрание в самом разгаре. Обстановка была напряженная, в воздухе разве что черные тучи не образовывались сами собой. В ответ на мое вопросительное лицо генерал сказал: — Садись, капитан. Повторяться сейчас не буду, все детали потом. Мы наступаем. Я опустился на свободное место и бросил взгляд на развернутую перед всеми карту, уже украсившуюся различными метками: стрелками и крестиками. — Западная часть — это забота Лиги. Наша — восточная. Если не удастся пробить брешь в защите и попасть внутрь города Демонов… значит мы просто сделаем все, чтобы уничтожить этот аллод. Нам должно хватить сил стереть Язес и все, что на нем есть, с лица Сарнаута, я уверен! На лицах присутствующих отображалась отчаянная решительность. На Язесе, помимо всего прочего, находились еще и мы сами, и вероятность того, что здесь мы и останемся, стала велика, как никогда. Никто не хотел проявить малодушия, никто не хотел показаться трусом. Но тяжесть от осознания скорого конца все равно давила со всех сторон, как будто в палатке вдруг стало мало места. — Я знаю, как пробить брешь. У меня есть ключ от города Демонов. Верховин уставился на меня, словно только что вспомнил, откуда я вернулся. Я протянул ему ключ и он, после секундного раздумья, произнес: — Это упрощает дело… Так! Необходимо внести коррективы в первоначальный план. Объявляется перекур, сбор через час. И свяжитесь с Лигой, нужно сообщить им, что у нас есть изменения. Пусть немедленно кого-нибудь пришлют сюда… Офицеры потянулись на выход, а я поглядел на Верховина. Может быть он все же расскажет, что произошло за те несколько часов, пока меня не было? Генерал передал новый ключ заклинателю Зэм и кивнул мне, чтобы я остался. — Лигийцы приняли решение идти в наступление. Мы, естественно, не собираемся взирать на это со стороны… К тому же магия ключа от портала стала угасать, а наши ученые так и не смогли придумать, как подольше подержать его в рабочем состоянии. Решили выжать из него все напоследок. И вместо того, чтобы вызволить отсюда Хранителей пока не поздно, загнали новых! Этого я вслух не сказал, но про себя не мог не отметить, что Империя, когда вопрос становится ребром, не жалеет своих детей, легко превращая их в пушечное мясо. С другой стороны, все мы, связав свою жизнь с армией, знали, куда шли. — Эта астральная воронка, снизу аллода, не дает нам покоя. Ученые считают, что это может быть что-то вроде червоточины… Одним словом, эта дрянь всем действует на нервы, и лигийцы пришли к выводу, что оттягивать дальше нельзя. Наше командование поддержало. Надо атаковать логово этих тварей, пока не произошло чего-нибудь непоправимого. Я подумал, что если снизу аллода есть дыра в пространстве, то наши враги теоретически смогут сбежать через нее, оставив нас умирать на Язесе. Такой расклад мне понравился еще меньше. Если уж отдавать Искру, то хотя бы с пользой для дела. — А как же корабли? — Мы потеряли еще два, — хладнокровно отрезал Верховин. — Флот давно прибыл и теперь мечется в этом секторе. Лигийцы, кстати, тоже рядом крутятся. Попробовали приблизиться, но… Он устало махнул рукой. Я помолчал несколько секунд, а потом все же решился спросить: — У нас еще есть шансы выбраться отсюда? — Один из ста. — Это уже что-то, — серьезно сказал я. — Личные телепортаторы у нас еще имеются… — Но телепортироваться некуда, Империя далеко. — Зато корабли близко! Относительно. Подтащить поближе площадку телепорта не проблема, проблема — подцепиться к ней с Язеса. Этот шторм как колпак со всех сторон, отрезает нас от внешнего мира. В этот момент в палатку вернулся заклинатель Иавер Кадифа вместе с ключом от города Демонов. — Есть две новости: хорошая и плохая, — сообщил он с порога. — Давай с плохой. — Магия артефакта сложна, принцип ее действия непонятен, и поэтому самим воссоздать нечто подобное без длительных исследований у нас не получится. — Так, а хорошая? — Есть вероятность, что мы сможем разделить этот артефакт на несколько более слабых. Буквально разбить наполняющую его магию на части! Это позволит одновременно проникнуть в город Демонов нескольким штурмовикам, но попытка будет только одна. — Это лучше, чем ничего. Попытайтесь сделать как можно больше ключей, даже если они будут одноразовыми. Терять нам особо уже нечего, — сказал Верховин заклинателю и снова повернулся ко мне. — А теперь ты рассказывай. Я так понимаю, внутрь тебе удалось уже войти. — Да. — Как далеко ты зашел? Я рассказал все, что увидел, и даже схематично, насколько запомнил, накидал карту. — …в башню я не попал. И что в этой части, тоже не знаю. Я прошелся только по левой стороне и немного по центру! Там повсюду демоны! — Это то ладно, но Арманд ди Дусер… Ты уверен, что это он? — Абсолютно! — Пусть он и Великий Маг, но его возрождение, как и возрождение Гурлухсора, весьма странно. Да уж, с этим трудно не согласится. Неужели Гурлухсор нашел способ восставать даже после необратимой смерти? Я чувствовал себя уставшим и, рассказав все, что знал, был отпущен восвояси. Хотелось есть, спать и не думать о предстоящей кампании хотя бы какое-то время. Повторное собрание офицеров я пропустил полностью, как и визит союзников, поэтому новости узнавал самым последним: мы атакуем всеми силами, какие только есть у нас и у лигийцев, с которыми мы почти сравнялись по численности с прибытием новых Хранителей. Зато у них был Великий Маг! Наше командование на такой подарок не расщедрилось, хотя, наверное, в Империи Великих Магов было не так уж и много. Нервное молчание распространилось по всему лагерю. Последние часы перед вылазкой каждый пытался найти себе какое-нибудь занятие, чтобы отвлечь плохие мысли. Все-таки спонтанный бой психологически гораздо легче, чем заранее планируемый, потому что он не дает времени обдумать свои перспективы. Предстоящая атака должна стать решающей, и ее мучительное ожидание — отдельная разновидность пытки. Даже Орел примолк и так и не смог придумать ни одной шутки. Я подумал, что он и Матрена, и Лиза с Мишей исчезнут куда-нибудь незаметно, но все они были здесь, вместе со мной и Лбом. — Все будет хорошо. Мы бывали и в худшем положении… А теперь и Лига на нашей стороне. Мы со всем справимся и вернемся домой! — попробовала подбодрить Матрена. — Угу, — промычал Лоб и на этом разговор закончился. Больше слов никто не нашел. Я хмуро полировал свой меч, уже походивший на зеркало. Время ползло очень медленно, и когда настал нужный час, я скорее испытал облегчение, пусть даже этот час означал для нас начало конца. Согласно новому плану нам предстояло организованно и максимально быстро совершить марш-бросок до города Демонов — для этого разведкой был найден и согласован наиболее удачный маршрут. Конечно, незаметно это сделать невозможно и совсем уж неожиданностью для противников наша атака не станет. Но этого и не требовалось. Куда важнее незаметно подобраться тому отряду, у которого ключи от города Демонов. Пока мы отвлекаем на себя внимание, несколько лигийцев должны установить манабомбы у магической стены, а несколько наших Хранителей проникнуть внутрь и сделать то же самое только с другой стороны, чтобы уж наверняка пробить защиту… ну, а далее — просто пытаться выжить. Проникновение чужаков за стену не останется без внимания врага, так что первопроходцам придется очень жарко. Я надеялся, что они сумеют продержаться хоть какое-то время, но все же меня не покидала мысль, что им выпала роль смертников. Трудно даже было представить, что творилось у них в голове, когда они шли на это задание. Первая фаза операции прошла успешно. Мы добрались до города Демонов, столкнувшись с сопротивлением, которое все усиливалось по мере нашего приближения. Мне было откровенно некомфортно от того, что рядом находятся лигийцы. Я уже привык воспринимать их как врага, и теперь рефлекторно старался держать их в поле зрения и не поворачиваться спиной, ожидая нападения. Но когда демонов стало столько, что я еле успевал отбиваться, то обращать внимание на сомнительных союзников времени не осталось. Какая-то тварь ухитрилась стащить меня со Старика, и я потерял из вида Лба, возле которого держался. Вспышки огненной магии Михаила могли быть ориентиром, но вскоре все заволокло дымом, и я слышал только грохот, звучавший одновременно со всех сторон. Золотого сияния магии Света тоже было не видать, так что и Матрены нет рядом. Зато, как назло, рядом были лигийцы! И у меня осталось лишь два варианта: гордо умереть окруженным демонами, или встать спина к спине с витязями и отбиться. Как бы не протестовала моя душа, но я выбрал второе. Лигийский здоровяк — такой же высокий, как я, но гораздо шире меня в плечах — оказался отличным мечником, а его задорно-боевое «Ух, мать!» всякий раз, когда отлетал очередной демон, подбадривало даже меня. Второй витязь, крепкий и коренастый, молча работал топором, раскидывая противника, как игрушки. Оба оказались ловкими, и вскоре я даже перестал бояться, что они ненароком заденут меня. Мы хорошо держали каждый свою позицию, контролируя друг друга боковым зрением, и когда все пространство вокруг сотряслось от мощного взрыва, так же втроем рванули туда. Поскольку то место, где я заходил в город Демонов, оставалось единственным, о котором мы имели хоть какое-то представление, было решено делать подрыв именно там. Обзора не хватало. Все было в дыму. Вокруг мельтешили Хранители, витязи, демоны… Но я упорно прорывался к стене, надеясь, что манабомб хватило, чтобы открыть нам проход. Когда к атаке подключились черные дрейки, пикирующие на нас сверху, стало совсем тяжко. Лучникам пришлось полностью переключиться на них, так что расчистка дороги легла на плечи мечников. В какой-то момент мне стало казаться, что я плыву против течения, которое не могу побороть. Оно сильнее меня! И только сносит меня назад. Разрывающий вены адреналин не позволял отчаянию охватить разум, и я упрямо цеплялся за фиолетовые волны, в которые превратились демоны. Все стало медленным. Звуки отдалились. Я скользнул между двух астральных тварей, наотмашь подрезав одну из них, отпрыгнул за камни, уходя с линии ответного удара, заметил рядом лигийца, отступающего под натиском трех демонов, сократил число его противников до двух, и снова ринулся вперед. Да где же эта проклятая стена?! В хаосе и суматохе я мог сбиться и двигаться не туда, кипевший бой вокруг тоже не давал представления о правильном направлении… И только когда я едва не споткнулся о ступени, показавшиеся смутно знакомыми, до меня дошло. Парадная лестница! Мы были внутри. Глава 35 Просмотреть полную запись
  6. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.64-65

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 33. Операция «Третий портал» — Что ж, товарищи офицеры, приступим, — генерал Верховин прочистил горло и взял в руки исписанный лист бумаги. На этот раз совещание происходило более скромно: присутствовала лишь малая часть офицерского состава, насколько я понял, только та, что знала о «Единой рати». Почти все здесь оказались едва ли не вдвое меня старше, и я почувствовал себя ребенком на вечеринке у взрослых. — Самая главная новость: детекторы, которыми нас снабдили Охотники на демонов, работают! Мы уже знаем, что отряды астральных тварей выходят из-за завесы и исчезают в демоническом портале. Жаль, мы не можем выяснить, куда они направляются. Да уж, вариантов масса! Они могут телепортироваться на какие-нибудь аллоды или пытаться прорваться сюда, в наш лагерь. Возможно именно в эту секунду армада демонов буквально в нескольких метрах от нас ломится в закрытую «дверь», которую все еще держат наши маги. Я дернул плечами, чтобы избавиться от этой невеселой мысли и немного взбодриться. — Портал на территории нашего лагеря на совести наших заклинателей, второй — на совести Лиги и ее витязей. Эти порталы нам еще нужны. А третий… третий мы должны запечатать навсегда. С Лигой это решение уже согласовано. — У нас хватит на это сил? — Должно хватить, если возьмемся за дело вместе! Лигийцы готовы предоставить своих магов для операции, но демоны будут мешать, конечно же. Так что с нас охрана. Лига запечатывает — мы прикрываем. На словах это звучало просто. На деле — требовало куда большего количества Хранителей, чем мы располагали с учетом того, что не все были посвящены в тайну союза с лигийцами. Демоны и демонопоклонники не будут просто смотреть на уничтожение своего портала, и следовало ожидать массированной атаки. На очередную вылазку за пределы лагеря, на этот раз до самого сердца аллода, я собирался как в последний путь. Обстановка и так оставляла желать лучшего, а необходимость мириться с присутствием Лиги окончательно добивала. Хорошо, что это нам нужно прикрывать лигийцев, а не наоборот. Свою спину я бы им не доверил. Впрочем, я все равно морально готовил себя к какой-нибудь подставе с их стороны и из-за этого был весь на нервах. Продвигались тяжело. Чем ближе к центру острова, тем больше становилось изъеденной астралом земли и глубоких трещин, в которые мы спускались, чтобы укрыться от урагана. Вскоре обычной земли почти не осталось — вся она была синего цвета, а астральные клыки настолько примелькались, что мы уже не обращали на них внимания. Демоны пока не спешили вставать на пути двух отрядов Хранителей, но все понимали, что долго это не продлится. С лигийцами договорились встретиться задолго до подхода к порталу, и как только я их увидел, напряжение сразу подскочило. Шестеро заклинателей в окружении пары десятков витязей — это несколько больше, чем ожидалось. Конечно, никто и не думал, что лигийские маги отправятся нам навстречу вообще без всякой охраны, но все же их вид вызвал у меня всплеск адреналина. Поскольку я со своей группой замыкал шествие, то разговор подошедших лигийцев с нашими командирами во главе отряда не услышал. Внимательно разглядывая витязей и готовясь к атаке, которая могла начаться в любую секунду, я даже уже держал руку у пояса, поближе к эфесу меча. Но перекинувшись словами не дольше минуты, лигийские витязи развернулись и отправились прочь, оставив своих магов на наше попечение. И снова я испытал смешанное чувство досады и облегчения. — Удивительный день сегодня… Все готовы помогать не только друзьям, но даже врагам! — громко вещал эльф в длинной, аляповатой мантии и шляпе с пером. Остальные маги сохраняли молчание, либо разговаривали тихо и только между собой, чем крайне мне были симпатичны. — На этом осколке сохранилось немало древних хадаганских руин. А есть же еще Башня Гурлухсора! Если бы не война да демоны, Историки наверняка смогли бы отыскать в этих развалинах что-нибудь ценное. Уверен, по окончании войны они еще наведаются на этот аллод, чтобы все хорошенько исследовать… Вы знаете, я весьма интересуюсь их трудами! Их работа по изучению различных культур не может не вызывать восхищение! Восторженный эльф без конца обращал внимание на остатки сооружений, будто нашел клад, и восторгался хадаганской архитектурой, хотя я лично кроме груды старых камней ничего не различал. Какая уж тут архитектура? На подступах к порталу относительно спокойная дорога закончилась. Мы спустились в глубокий желоб, похожий на русло высохшей реки, единственным преимуществом которого было отсутствие ветра. Отравленная астралом земля испускала голубое сияние, так что здесь оказалось удивительно светло. Даже слишком! Глазам пришлось какое-то время привыкать к яркому свету. И это было очень некстати, потому что здесь как раз и начались нескончаемые атаки демонов. Поскольку мы шли в арьергарде, нам пришлось пятиться спинами вперед, чтобы отбиваться от демонов, кусающих рейд «за пятки». Старик в основном справлялся сам, раскидывая зубами и лапами всех, кто имел неосторожность к нему приблизиться, но и мне пришлось помахать мечом, когда мелкие бесы, словно снаряды, начали буквально падать на головы, спрыгивая на дно ущелья сверху. Лиза, будучи магом разума, хоть и периодически откидывала демонов невидимой волной, все же оказалась наиболее уязвимой. Приблизившаяся к ней Матрена то и дело скрывала ее и себя за золотистой пеленой Света. Лоб рычал и матерился, прикрываясь щитом. Кузьма выражал ему свою солидарность — хотя ему и удавалось успешно отстреливать противников, их было так много, что количество его стрел уменьшалось с катастрофической скоростью, а возможность собрать их отсутствовала, ведь мы старались двигаться очень быстро. Я тоже не пришел в восторг от необходимости махать тяжелым мечом у себя над головой. Единственным, кто успешно справлялся с атакой, защищая и себя, и по возможности остальной рейд, — был Миша, во всей красе раскрывший свой огненный потенциал. Правда, напалм пугал ездовых питомцев, шарахающихся в разные стороны, из-за чего строй постоянно рассыпался, но пользы все равно было больше, чем вреда. Визги сгорающих в полете астральных бесов вызывали у меня брезгливое удовлетворение. К тому же, после смерти они растворялись быстрее, чем падали на нас, что не могло не радовать. И все же атаки усиливались. Мы уже находились довольно далеко от астральных берегов, так что демоны, скорее всего, появлялись из-за завесы. И вскоре мы в этом убедились. В сотне метров от портала прорываться пришлось уже с ожесточенным боем, и эти метры были длиннее, чем весь путь, что мы проделали от нашего лагеря к сердцу осколка Язеса. Кто-то был ранен, кого-то уже поднимали с земли то ли без сознания, то ли мертвого, а мы только едва-едва добрались до цели! Демонический портал находился на дне все того же пораженного астралом желоба и ничем не отличался от своего брата-близнеца, через который мы попали на Язес: такой же фиолетовый светящийся шар. Сама впадина порталом не заканчивалась — она убегала еще дальше, чуть забирая вниз, и упиралась в магическую стену, похожую на вуаль из нескольких слоев воздушной, струящейся ткани и перегородившую ущелье в наиболее узком месте. Очевидно, это и была та самая преграда, за которой, скорее всего, находилась башня Гурлухсора, если она, конечно, уцелела. Теперь то место, что бы там ни было на самом деле, Хранители окрестили «городом Демонов» и оказались недалеки от истины. Хотя разведчикам и удавалось подобраться к стене незамеченными и никем не атакованными, наш большой рейд не остался без внимания: демоны вылезали оттуда нескончаемой рекой. И уныло взглянув на этот поток, я понял, что долго мы против них не продержимся. Задачи победить всю эту свору перед нами и не стояло, но сколько понадобится времени лигийским магам, чтобы запечатать портал? — Рассредоточьтесь! Нужно окружить портал со всех сторон… Я впервые подумал, что демоны и демонопоклонники вероятно не могут располагать свои порталы точно в том месте, где захотят. Должно быть, это зависит от каких-то внешних факторов. Иначе они бы расположили как минимум этот портал за своей магической стеной, через которую мы пробраться не могли. Однако, поразмыслить над этим долго мне не удалось. Взяв в плотное, насколько позволяла численность, кольцо главную цель, нам пришлось довериться лигийским магам, потому что защищая их от демонов, мы стояли к ним спиной. Времени лигийцы терять не стали. Возможности понаблюдать за процессом у меня не было, но по взглядам вскользь становилось понятно, что работа кипела. Им тоже пришлось довериться нам, целиком сосредоточившись на портале и не отвлекаясь на демонов, которые нападали со всех сторон. Хотя, конечно, основной напор был со стороны города Демонов. Там оборону держали наши лучники и маги. Я, спешившись, находился на непривычной для себя позиции — за их спинами, и старался перехватить тех демонов, что сумели проскочить. И если сначала у меня было много места для маневра, вскоре его стало не хватать, потому что Хранители, отступая от и не думающих заканчиваться противников, жались все ближе к порталу. В конце концов я уже едва ли не задевал спиной заклинателей, а демоны все лезли и лезли. Их становилось больше, они прорывались чаще. А мы уставали и несли потери. Какой-то мелкий бес вцепился в мою спину, пока я отбивался от двух демонов покрупнее. Я чувствовал, как он карабкается по моему плащу, но сбросить его не было никакой возможности. А через мгновение боль пронзила плечо почти у самой шеи. Я, наконец, обезглавил одного демона мечом и тут же, изменив траекторию, замахнулся на другого. Не достал, но отпугнул. Освободив руку, содрал с себя беса вместе со своим погоном, в который тот вцепился зубами, и разрубил пополам. Но по ноге уже карабкался второй бес. Другой прыгнул на спину. А спереди и по бокам лезли вперемешку с мелкими и крупные демоны. Мы не выдерживали. Старик, только что дравший кого-то рядом, исчез, а мне даже не хватало времени позвать его. Со злости я завертелся с мечом, как мельница, потому что противник уже был повсюду! Боль в плече от укуса не ощущалась, и я надеялся, что рана не очень глубокая, хотя оценить ее серьезность не было возможности. Боль придет потом. Если я, конечно, до нее доживу. Первого лигийского мага мы потеряли в тот момент, когда большой демон — «новой породы», как их называли охотники на демонов — вдруг появился из-за стены. Он сразу привлек всеобщее внимание, введя тех, кто видел такого впервые, в секундный ступор. Этого хватило, чтобы демоны прорвались к порталу и серьезно ранили лигийца. — Что это за тварь? Откуда она взялась?! Недоумение возникло у многих, но вдаваться в подробности было некогда. Очередной «Истребитель» с невероятной скоростью преодолел разделяющее нас расстояние и, несмотря на то, что мы активно пытались его остановить, все равно прорвал наше оцепление и потянулся… нет, не к магам, уже впятером пытающихся уничтожить портал. А ко мне. Старик, вылетев откуда-то сбоку, вцепился зубами в длинную когтистую лапу, на мгновение отведя от меня угрозу. Извернувшись, чтобы не попасть под щупальца, я махнул мечом, отрубив вторую лапу демону, которой он уже тянулся к моему дрейку. Демон взвыл, но кажется стал только злее и опасней. Он закрутился на месте, разметав тех, кто не успел отскочить, а потом снова обратил ко мне пылающие ненавистью глаза. Если бы это чудовище нападало на нас в одиночестве, хором мы бы с ним справились. Но кроме него на нас все еще наступали демоны поменьше, не говоря уже о целом рое астральных бесов, как крысы пролезающих отовсюду. Кольцо охраны вокруг портала окончательно рассыпалось, и тогда пал второй лигийский маг. — Надо отступать! Уходим!!! — НЕТ! Нам нужно еще несколько минут… Но даже этих нескольких минут у нас не было. Я не придумал ничего лучше, чем просто попытаться увести подальше огромного демона, который так целенаправленно шел на меня. — Старик! Дрейк вынырнул передо мной в ту же секунду, будто ждал сигнала. Я запрыгнул на его спину и рванул прочь, с облегчением отметив, что тварь, как я и предполагал, тащится за мной. Почему же все-таки эти «новые» демоны ненавидят меня персонально? Вряд ли я успел насолить им больше, чем любой охотник на демонов или ветеран Великого Астрального Похода. Старик одним прыжком перемахнул через головы астральных тварей, и мы помчались вперед, не разбирая дороги. И только спустя несколько секунд я понял, что мы направляемся в сторону самого логова врага — к городу Демонов. Точнее к магической завесе, откуда они и появляются. Едва дрейк коснулся лапами земли, как в них тут же вцепились бесы. Он снова рванул вверх, расправив крылья, но подняться так же высоко уже не смог. Мы оказались одни в окружении демонов, а сзади на нас неслась огромная тварь. Пытаться бороться было бессмысленно, и я, наотмашь отбиваясь, одновременно скользил взглядом по покатым стенам ущелья. — Туда! Старик, давай! Дрейк снова прыгнул. Не долетев, он вцепился лапами в край выступающего камня, повиснув на нем плашмя, и я едва удерживался в седле, в любую секунду ожидая, как мне снесет голову одним ударом преследовавшее нас чудовище. Но Старик, скребя когтями и рыча, сумел взобраться наверх. И именно здесь я увидел эльфа. Все выглядело так, будто он управлял демонами, глядя на происходящее сверху. Во всяком случае на нем было хорошо узнаваемое одеяние демонопоклонника и позицию он занимал удачную: рядом с завесой и с неплохим обзором. Эльф попятился назад, пытаясь на ходу что-то наколдовать, но ему не хватало ни времени, ни места. Запрыгнувший вслед за нами демон по инерции покатился вперед, навалившись своей массой на демонопоклонника и впечатав его в камни через мгновение после того, как Старик взмахнул еще выше, уходя из-под удара. Моим смутным надеждам на то, что убив своего союзника, демон отстанет от меня, не суждено было сбыться. Выбравшись из прокаженного желоба, он все еще продолжал гнаться за нами. Наверху дул сумасшедший ветер, но, к счастью, нам в спину. Из-за его шума я ничего не слышал, а из-за поднятой пыли — и не видел. Лишь только когда Старик вдруг снова раскрыл крылья, в которые ураган ударил, как в паруса, и мы взмыли вверх, я замел бездну, разверзнувшуюся под нами. Было ли у нее дно, или обрыв заканчивался астралом, проевшим аллод насквозь, я не знал. Да и не мог я об этом подумать, потому что от ужаса остановились все мысли. Смерть на земле всегда оставляет хоть крошечную, но все же надежду на воскрешение. Падение в астрал — это конец. Хотя я в астрал уже падал — и тогда меня спас телепортатор, перенеся уже в бессознательном состоянии на площадку телепорта. Но сейчас Имперских площадок телепорта поблизости нет и прибор бесполезен… Этот стихийный анализ ситуации взорвался в моей голове уже после того, как лапы дрейка коснулись земли. Он, перемахнув через глубокую трещину, развернулся, желая удостовериться, что преследователю такой трюк не под силу. Ветер, до этого бивший в спину, тут же больно полоснул по лицу мелкой каменной крошкой. Глаза заслезились, но я все равно увидел, как демон с той стороны сорвался с обрыва, и его крик долетел до нас даже сквозь ураган. Ну хотя бы летать эта тварь не умеет! — Не делай так больше, Старик, — выдохнул я, внутренне все же благодарный дрейку, и потрепал его по холке. Поблизости других демонов вроде бы не было, насколько мне это позволяли оценить закручивающиеся спиралями вихри, из-за которых видел я не так уж и много. Но как далеко мы удалились? Сейчас я не мог с уверенностью сказать, в ста метрах нахожусь от своих, или в паре километров. Когда за тобой несется смертоносное чудовище, трудно сконцентрироваться на расстоянии. — Нам надо вернуться, Старик. Давай… Я похлопал его по бокам, но повторить этот невероятный прыжок не позволил. Во-первых, прыгать по ветру и против него — все же разные вещи. Во-вторых, это просто страшно, а строить из себя героя мне что-то не хотелось. Сердце и так выпрыгивало из груди. Сориентироваться, в какой стороне портал, имперские Хранители и лигийские маги, мне все же удалось, и мы со Стариком осторожно побрели вдоль обрыва, внимательно высматривая возможных противников. Трещина в земле вскоре начала сужаться, и тогда я позволил дрейку перепрыгнуть на другую сторону. Мы вернулись немного назад, потому что я боялся сбиться с пути, и эта вынужденная петля отняла непозволительно много времени. Гадать, что я увижу, вернувшись к порталу, не было смысла. Да и не хотел я заранее себя накручивать плохими прогнозами. В итоге, вернувшись, я не увидел никого: ни демонов, ни лигийцев, ни Хранителей. Фиолетовый шар никуда не исчез — он находился на том же месте, но стал тусклым. Словно внутри него раньше горел свет, который теперь погас. Значит ли это, что главную задачу выполнить удалось? — Надо спуститься, — сказал я Старику, подталкивая его вперед. На месте битвы остались только мертвые животные. Демоны после смерти исчезали, а тела убитых лигийцев и имперцев наверняка выжившие забрали с собой. Во всяком случае я надеялся именно на это. Только подумав о телах, я вспомнил про демонопоклонника, которому не посчастливилось оказаться на пути разъяренного демона. Место, где мы со Стариком выбирались из ущелья, улепетывая от чудовища, обнаружилось быстро. Как и размазанный по камням эльф. Интересно, принято ли у них как-то отдавать последние почести своим соратникам? Обыскав его, я не нашел ничего, кроме артефакта, чем-то напоминавшего ключ от демонического портала, хотя и отличавшийся от него. Фиолетовый камень красиво переливался равными гранями, и я задумчиво смотрел на него не меньше минуты… а потом перевел взгляд на магическую стену. Казалось, мои мысли не поспевали за телом: я еще только обдумывал, что может означать эта находка, а руки уже снимали заляпанный кровью балахон с эльфа, а ноги понесли к возведенной демонопоклонниками преграде. Надевать одеяние секты ненормальных фанатиков на святое — имперскую форму — было противно, но Родина меня простит. Натянув капюшон и снова спустившись на дно ущелья, я огляделся. Вокруг стояло удивительное спокойствие! Даже не верится, что только что тут кипела битва. Демоническая завеса вблизи напоминала поверхность воды, подернутой рябью. При моем приближении она никак не видоизменилась, а вот артефакт в моей руке заметно потеплел, и я воодушевился. Коснуться рукой непонятной субстанции все же было боязно и мне пришлось подбадривать самого себя. Пальцы мягко прошли сквозь стену: по ощущениям, как будто я и впрямь опустил их в прохладную воду. Не почувствовав ни сопротивления, ни боли, я уже уверенно шагнул к преграде, твердо намереваясь оказаться внутри и увидеть, что же она скрывает, как меня вдруг резко отбросило назад. Я грохнулся на спину, еще в полете решив, что достаточно утолил свое любопытство и на сегодня эксперименты с переодеванием окончены. — Как ты посмел прийти сюда?! Убирайся! Ты не достоин вернуться назад! — сообщил приглушенный голос. — Сначала докажи свою верность! Вступать в полемику в данной ситуации было неразумно, и я поспешил убраться. Старик, наблюдавший за мной все это время, фыркнул и недовольно попятился. Ему не нравился мой внешний вид, и я с ним согласился. Есть небольшая вероятность, что в балахоне демонопоклонников на меня не нападут демоны, зато прибить могут свои. Или лигийцы. В любом случае возвращаться в имперский лагерь одному опасно, в каком наряде я бы ни остался. — Идем, Старик, пора домой… Удача от меня не отвернулась. И хотя на пути демоны нам все же попались, Старик сумел их аккуратно и почти бесшумно обойти. Всю дорогу я находился в напряжении: ветер, плохая видимость и одиночество заставляли все время быть на пике готовности, и от того сил я потратил на этот переход немеряно. И когда передо мной наконец выросло ограждение имперского лагеря, усталость обрушилась с такой силой, что я чуть не вывалился из седла. — Ник! Едва дозорные удостоверились, что я не засланный казачок, и пропустили меня внутрь, навстречу выбежала Лиза, вероятно, «услышавшая» меня на расстоянии. Не часто я видел ее такой нервной. — Где ты был? Мы думали, ты умер! Орел и Лоб собираются идти тебя искать… — Я не умер и почти даже не ранен. Что случилось? — Мы сумели запечатать портал, но из лигийских магов выжил только один… У нас не было времени, чтобы тебя искать, нужно было привезти обратно убитых и раненых. Но Орел со Лбом решили, что сбегут из лагеря, если Верховин не выделит Хранителей на твои поиски, и пойдут искать тебя сами. — А Миша не собирался поучаствовать в этом благородном деле? — полушутливо спросил я. Голова плохо соображала и мне очень хотелось лечь и отключиться хотя бы на десять минут. — Он мертв. Дурман слетел за секунду, и внутри все сжалось. — Как это — мертв? — тупо спросил я. — Матрена сказала, что раны у него не очень сложные и она их залечит. Наверное, завтра его уже воскресят. Лиза изо всех сил старалась говорить твердо и уверенно, но это ее старание слишком бросалось в глаза. Я сделал шаг и обнял ее. Не позволявшая подобной фамильярности Лиза не отстранилась, уткнувшись лицом в мое плечо и крепко, до белизны, сжав пальцы на моей форме. — Все будет хорошо, Зизи. Если Матрена сказала, что залечит, значит все хорошо… — пробормотал я то ли ей, то ли себе. — Да… Надо найти Лба и Орла, пока они не наломали дров. — Я найду их. — Нет, я сама. Матрена сейчас с Мишей, а мне… нужно чем-то себя занять. А ты иди, Верховину уже наверняка доложили о твоем возвращении. Все равно он тебя сейчас вызовет к себе. Оставлять ее одну не хотелось, да и тянуло в лазарет, поговорить с Матреной, хотя ее, наверное, лучше пока не отвлекать, но генерал Верховин уже сам лично шел в мою сторону. И, когда поймал мой взгляд, поманил к себе. — Я уже и не надеялся, что ты вернешься! Готовился отвечать перед Яскером, как умудрился даже труп твой потерять. Как ты отделался от того демона? Мне доложили, что он преследовал тебя. — Сбежал. Товарищ генерал, разрешите… Там, возле портала, я обыскал труп одного демонопоклонника и кое-что нашел. Вот… Я думаю, что это ключ от завесы города Демонов. Верховин взял у меня из рук артефакт и повертел его, осматривая со всех сторон. — Вещь явно магическая… Можно попробовать проникнуть в город Демонов, а вдруг и правда — ключ? — Э-э-э… вообще-то, я уже попробовал. Генерал поднял на меня глаза, оторвавшись от артефакта, и задрал брови. — Ну, я подумал, что это ключ, снял с демонопоклонника плащ и попробовал зайти внутрь. — И? — У меня почти получилось, но потом меня просто отбросило назад и я ничего не увидел… И еще мне сказали, что я недостоин войти, или что-то такое. И что сначала нужно доказать свою верность. — Хм… Что еще? — Все. — Пойдем-ка… Верховин снова направился к себе и я последовал за ним. Внутри палатки никого не было, горела всего одна тусклая лампа и царил полумрак. — Садись! А теперь давай по-порядку… Про новую породу демонов я слышал, они уже проходят по нашим сводкам. Но почему этот демон погнался за тобой? Вроде бы их целью было защитить портал! — Я не знаю, товарищ генерал, но это не в первый раз. Такое уже происходило на Святой Земле. У меня нет этому объяснения. — Хорошо. Откуда взялся этот демонопоклонник? Другие Хранители видели только демонов. — Я обнаружил его случайно, когда убегал. Возможно, он руководил атакой демонов на нас, или просто наблюдал… Так или иначе, при нем была эта вещь. — Ты забрал ее, переоделся в его одежду и попробовал войти в город Демонов, но оказался… «недостоин войти»? — Так точно. — Интересно… очень интересно… Тебя могли принять за этого фанатика, — начал вслух размышлять Верховин. — Портал удалось запечатать, хотя ситуация была критическая. Быть может, этот демонопоклонник впал в немилость у начальства как раз по этой причине? Любопытная ситуация… Жаль, что ты не попал внутрь! Но тут уж, видимо, ничего не поделаешь. В любом случае, это очень ценная находка! Нужно показать ее нашим заклинателям, возможно они разберутся. Генерал не стал долго меня мурыжить и отправил к лекарям. На улице уже поджидали Орел, Лоб и неожиданно Матрена, на лицах которых сразу отразилось облегчение. — Слава Свету! Лиза сказала нам, что ты вернулся, — выдохнула Матрена. — У тебя все плечо в крови! — Как Миша? — Раны я залечила, но нужно еще время. Завтра утром его будут воскрешать… Она замолчала. И я тоже ничего не добавил. Хорошо, что Мишина смерть была не фатальной, однако всегда есть вероятность, что Искра не вернется в тело, даже если оно полностью здорово. Мы все это понимали. Всеобщая подавленность угнетала вдвойне, и я не стал никого грузить тем, что произошло у города Демонов. Покорно позволив увести себя в медицинский шатер и заняться своим плечом, я уже пребывал в полусне и не заметил, в какой момент отключился. Разбудил меня на следующий день Иавер Кадифа — заклинатель, удерживающий демонический портал на территории лагеря. Он начал говорить мне что-то про ключ, но все мои мысли сразу устремились к воскрешению Миши, которое должно было состояться вот-вот, и поэтому я почти все пропустил мимо ушей. — Капитан, вы меня слушаете? Генерал вас ждет у себя через сорок минут. Поторопитесь! За это время я успел переодеться, привести себя в порядок, съесть бутерброд, выпить стакан чая, и намозолить глаза лекарям. Сорок минут пролетели, но воскрешение погибших еще не закончилось, так что я поплелся к Верховину в неведении, надеясь вернуться как можно скорее. Почему-то я подумал, что это будет очередное совещание офицеров, и был крайне удивлен, когда застал генерала в одиночестве. — Ну вот что, капитан. Хочу дать тебе крайне важное поручение! Я только что закончил писать рапорт для Яскера… и это было самым сложным делом моей жизни! Полночи ломал голову, как объяснить, почему нам пришлось заключить союз с Лигой. Надеюсь, Комитет учтет все мои аргументы… Особенно, если мы подкрепим их ключом от города Демонов! Еще до того, как он закончил говорить, я уже знал, в чем будет заключаться моя миссия. Я в общем-то давно уже этого ждал. — Теперь ты отправишься к Яскеру и отдашь ему мой рапорт вместе с этим ключом. Будем надеяться, что он простит нас за «Единую рать». Через полчаса в полной готовности и при полном параде стоять возле демонического портала! В Империи тебя уже ждут. Задача ясна? — Так точно, товарищ генерал. Хотя времени до отправки у меня оставалось немного, покинув Верховина, я снова метнулся к лазарету, не представляя, как изведусь, если придется телепортироваться до окончания воскрешения. Но когда я вошел в палату, от сердца отлегло. — С возвращением! Миша в крайнем умиротворении восседал на больничной койке и невозмутимо попивал совершенно отвратное по виду и по запаху зелье. Лиза, Матрена, Лоб и Орел находились возле него и я порадовался, что все в сборе. — Спасибо. Смерть была… познавательной. — Теперь у нас в команде два оживленца! — Надеюсь, столько и останется… — Зачем тебя вызывал Верховин, Ник? Я подтащил поближе свободный стул и сел. — Меня отправляют назад в Империю с отчетом для Яскера. — Ну, что я вам говорил! — победоносно сообщил Миша. — Да ладно, никто с тобой и не спорил. Когда ты возвращаешься? — Телепортироваться должен через… двадцать минут. А когда вернусь — не знаю. Надеюсь, меня не арестуют прямо на месте, когда узнают обо всем, — вздохнул я. — Есть еще кое-что… Времени оставалось совсем мало и я в двух словах рассказал про ключ. — Это прекрасная новость! Кажется, дело потихоньку сдвигается с мертвой точки! Если наши ученые смогли подключиться к демоническому порталу, то может они смогут расшифровать и этот ключ, и мы проникнем в город Демонов? — Может быть. Наверняка находкой снова займется Нефер Ур, — я взглянул на часы. — Мне пора! — Передавай привет Яскеру! — Обязательно. Возвращение домой было и волнительным, и приятным. Жаль, что я возвращался один. Шагнув в фиолетовый шар на осколке Язеса, я перенесся на маленькую площадку телепорта где-то в Империи. Почему-то я думал, что это будет Яхч — холодный аллод, с которого нас отправили на Язес. Сама площадка телепорта была очень похожа на ту, что была в Яхченском порту, но очутился я вовсе не в складском помещении, как ожидал. Низкий серый потолок и такие же унылые стены без окон и с одной единственной тяжелой, металлической дверью, вызывали резко негативное, «давящее» чувство. Пол, правда, удостоился быть покрытым невзрачной плиткой. В маленькой комнате, кроме телепорта и печальной лампочки на потолке, не было больше вообще ничего, и это пробуждало страх замкнутого пространства. У дверей, впрочем, стоял хадаганец в гражданской форме и без единой эмоции на лице, будто его вырезали из камня. — Следуйте за мной, капитан, — сухо произнес он, постучал в дверь и та сразу открылась. Мы вышли в такой же убогий, без каких-либо намеков на внешний мир, коридор, молча прошествовали мимо еще нескольких одинаковых дверей и дошли до лифта. Лифт оказался немного повеселей: обшитый панелями и с зеркалом во весь рост, он хорошо освещался ярким светильником. Я обратил внимание, что кнопки этажей отсутствовали. Мы просто вошли внутрь, двери за нами закрылись, и лифт быстро стартанул вверх сам по себе. И ехали мы гораздо дольше, чем я мог ожидать. На какую же высоту мы поднимаемся? — Мы когда-нибудь приедем? — не выдержал я. — Приедем, — лаконично пообещал хадаганец и снова замолчал. Когда лифт наконец остановился и двери открылись, вышел я один. Обстановка была мне знакома, но настолько неожиданна, что я все равно не сразу узнал, где нахожусь. Нижний этаж Ока Мира! — Ну дела! — пробормотал я сам себе, оглядываясь. С собой я нес рапорт для Яскера, но по логике вещей отчитываться должен вроде как перед Командором Хранителей, поэтому на секунду задумался, куда идти в первую очередь. Довести свою мысль до конца мне не позволила глава Комитета — Елизавета Рысина собственной персоной. — Товарищ капитан! — нараспев протянула она. — Товарищ Рысина, — не поддержав ее тон, сухо откликнулся я, но услышав громкое «КАР!» моментально растаял. У ног Рысиной стояла клетка, в которой, нахохлившись, сидела моя сорока! — Фея! — воскликнул я, отчего-то так обрадовавшись, будто нашел старого друга. — Кар! Я быстро вытащил ее из клетки, и хотя она обиженно цапнула меня за палец, прижал к себе и погладил по голове. — Интересные у вас питомцы, товарищ капитан, — усмехнулась Рысина. — Ваша сорока пыталась клюнуть меня в глаз. — Полагаю, ей это не удалось, — ответил я, придав своему голосу как можно больше разочарования и бросив суровый взгляд на Фею. Не могла что ли поточнее прицелиться и клюнуть наверняка? — Между прочим, это я распорядилась отловить ее и доставить в Незебград. — Надеюсь, зашифрованных посланий, угрожающих государству, Комитет в ее перьях не обнаружил. — Дерзишь, капитан. Смею предположить, что у тебя хорошие новости. Я подумал, что от новостей о «Единой рати» Рысина захочет четвертовать меня прямо в подвале Ока Мира, откуда я только что вышел, но вслух сказал другое: — У меня отчет для товарища Яскера от генерала Верховина. — Что ж… Нечасто Яскер прибегает к ментальной связи. Видимо, дело действительно важное, раз он связался со мной. Идем. Недовольный, я зашагал за ней следом по лестнице вверх, через гигантский, роскошный холл с фонтанами и еще выше, к башне Яскера. Везде ярко горели люстры, стоял ровный гул множества разговоров, хадаганцы, орки, прайдены и Зэм деловито сновали туда-сюда, расхаживала, либо неподвижно несла дозор охрана, было тепло, светло и уютно. И этот невероятный контраст с тем, к чему я уже успел привыкнуть на умирающем куске земли, затерянном в астрале и населенном демонами, вводил в ступор. Око Мира вдруг стало казаться каким-то нереальным. Круглый зал перед кабинетом Яскера, украшенный барельефами, по-прежнему хранили неподвижные Ястребы. Рысина, немного притормозив у громоздких резных дверей, все же вошла без стука, и я решил, что ментальный разговор между ней и Яскером продолжается. — Полетай пока, — сказал я Фее, выпуская ее из рук, и вошел следом. Яскера мы застали сидевшим за своим столом и читающим какие-то бумаги. — Я послал лучших из лучших на Язес, чтобы они вырвали победу над демонами из рук Лиги! И что же в результате?! Братание! Совместная операция! «Единая рать»! — сказал он вместо приветствия, затем поднял голову и посмотрел на ошарашенного меня. — Ты думал, что я ничего не знаю? — Ситуация была… э-э-э… почти критическая. — Не старайся подобрать правильные слова, ты явно не оратор, — отрезал Яскер. — Ладно… Что сделано, то сделано. И если отбросить в сторону все возмутительные детали, результаты операции можно признать удовлетворительными. Возможно, это тот самый случай, когда инициатива не должна быть наказуема. Растерявшись от такой осведомленности, я даже забыл про рапорт, который все еще держал в руках. Хотя нужен ли он Яскеру? Похоже, что его содержание секретом не является. Впрочем, Яскер все же изволил с ним ознакомиться, протянув в мою сторону ладонь. Я подошел к нему, передал рапорт и отступил назад. — Товарищ Рысина, распорядитесь, чтобы отдел пропаганды представил эти события в нужном свете. Наши граждане должны думать, что роль Империи была руководящей! — сказал он, открывая отчет. Тратить много времени на ознакомление он не стал. У меня появилось чувство, что Яскер буквально вобрал в себя всю информацию одним взглядом, на который у него ушло не больше полминуты. — Итак, что мы имеем… Честно говоря, немного. Ключ демонопоклонника, который открывает доступ в город Демонов, не работает. Что там тебе сказали? Не достоин войти? — Да. Нужно было доказать свою верность. — Хм… Вероятно, речь идет о «пути адепта», — проговорил Яскер и повернулся к Рысиной. — У нас есть хоть какие-то зацепки? — Демонопоклонники надежно охраняют свои секреты, — медленно протянула она. — Фанатики готовы умереть за свою идею… — А мы даже не знаем, что это за идея! — Должна признать, мы не уделяли демонопоклонникам много внимания. После закрытия Портала Джунов было решено, что демоническая угроза ликвидирована… В нашем распоряжении есть несколько документов, в которых суммированы знания о демонах и их сторонниках. «История демонического нашествия», «Докладная записка Комитета об истоках демонической секты» и самый ценный документ — несколько страниц из «Теономикона», священной книги демонопоклонников. Мне нужно более подробно все проанализировать. — Хорошо. Жду результата, — Яскер протянул Рысиной рапорт генерала и добавил: — Пусть Штурм тоже ознакомится. Рысина кивнула и сразу вышла из кабинета, прихватив документы. Когда за ней закрылась дверь, Яскер снова перевел взгляд на меня. — Ну как там, на Язесе? — неопределенно спросил он. — Темно. Ветрено. Полно демонов. — Исчерпывающе. А как тебе союз с Лигой? Опять этот каверзный вопрос! Ну не знаю я, как к этому относиться! Я замялся, пытаясь придумать нейтральный ответ, но Яскер не стал его дожидаться, махнув рукой. — Ладно. Останешься пока в Оке, ты нам еще нужен. С тобой свяжутся. Пока — свободен. Козырнув, я быстро покинул кабинет, пока Яскер не передумал. Недолго пожить в Оке Мира мне уже доводилось — когда я, едва закончив обучение в ИВО, приволок сюда голову лигийского адмирала с острова Дозорный. Как же давно это было! В этот раз гулять по Оку совсем не хотелось. Хотелось есть и спать. Фея полностью поддержала этот нехитрый план, который мы и осуществили — сначала в буфете на первом этаже, а потом в выделенной мне комнате с лучшим достижением цивилизации — мягкой кроватью. Проспал я целый день и целую ночь. А утро стало едва ли не самым запоминающимся в моей жизни. Я проснулся знаменитым! Нет, определенная известность у меня уже и так была, еще с тех самых пор, как я только попал на Игш. Тогда Комитет раструбил о моих подвигах в астральной битве с лигийцами в надежде, что на меня выйдут те, кто был причастен к организации того нападения. На этот раз меня, по всей видимости, окончательно решили сделать звездой Империи. Нездоровое внимание к своей персоне я почувствовал сразу, как только вышел из комнаты с целью позавтракать. А когда спустился в буфет, сорвал бурные аплодисменты. Желание малодушно сбежать подавил в зародыше и смело направился к буфету, где передо мной расступилась очередь. — Капитан, можно автограф? — смущенно попросила буфетчица — девушка с пронзительно синими глазами, способными заставить дрогнуть кого угодно. — Мой? — на всякий случай уточнил я. — А вы меня ни с кем не путаете? — Что вы! Ваша фотография во всех газетах! Она достала утренний номер «Незебградской Правды», где красовалось мое лицо — весьма глуповатое, запечатленное еще в ИВО. — Можно мне почитать? Верну с автографом, — пообещал я и девушка, расплывшись в улыбке, кивнула. Кто-то в очереди присоединился к просьбе дать автограф, но я сделал вид, что не услышал, и убрался с газетой и подносом в самый дальний угол, спрятавшись за кадкой с буйно растущим цветком. Итак, что имперская пропаганда выдала на этот раз? Я развернул газету и принялся читать о себе любимом. В целом, какого-то прям откровенного вранья не было. Скорее, сильное преувеличение со смещением акцентов: животрепещущее описание тягот службы в горячих точках Сарнаута, начиная со Святой Земли и вплоть до истории об осколке Язеса, так искусно крутящейся вокруг моего имени, будто я там в одиночку держал оборону все это время. Перечисление моих совершенно душераздирающих подвигов заканчивалось заметкой о том, что не далее, как сегодня вечером, я собираюсь обратиться к гостям и жителям столицы с речью в Парке Победы. На этом моменте я подавился омлетом и кто-то заботливо похлопал меня по спине. — Осторожней, товарищ Санников, после всех тех эпитетов, которыми вас наградила пресса, умереть в буфете за завтраком будет с вашей стороны просто неприлично! — Доброе утро, товарищ Рысина, — прохрипел я и запил кашель чаем. — Вижу, вы уже ознакомились со статьей и понимаете план действий. — Вообще-то — не очень. — Пора приступить к оперативной работе, капитан! Щупальца демонопоклонников можно найти везде, даже в Незебграде. Нам удалось выйти на их след, и мы даже захватили одного из них. Он содержится в… месте, о котором тебе лучше не знать, скованный магическим полем, которое не позволяет ему покончить с собой. Однако применяемые нами методы дознания пока не дали ощутимого результата — он посвященный первого круга и знает немного. Но кое-что интересное выяснить удалось. У демонопоклонников есть список их главных врагов, подлежащих ликвидации. Список немаленький, в нем, кстати, есть и твое имя, что весьма любопытно. Не любят тебя демоны! — Наши чувства взаимны. — Ты все еще не знаешь, почему они проявляют к тебе интерес? — Завидуют? Про них в прессе так красиво не пишут… — Ладно, идем дальше. Факт нахождения твоего имени в списке и станет основой операции. В назначенное время ты отправишься в Парк Победы, к монументу Незеба, и толкнешь речь. — К такому нас в ИВО не готовили! — Чтобы жители и гости столицы не разочаровались в умственных способностях героя Империи, речь мы тебе написали. Вот она. Я развернул полученный листок бумаги и пробежался по нему глазами. — «…потому что нет высшей доблести, чем отдать Искру во имя святых идеалов нашей Великой Родины и осветить ее путь в столь темные времена». Вы издеваетесь? — А ты разве не готов осветить путь Родине в столь темные времена? — Всегда готов. — Тогда постарайся сегодня вечером прочитать текст без запинки и с выражением. А мы, используя все возможные каналы, донесем до каждого, что Имперец-Который-Выжил вернулся в Незебград и собирается выступить у Мемориала Незеба. Есть шанс, что демонопоклонники решат воспользоваться этим и попытаются устранить тебя. Не волнуйся, твою спину прикроют наши лучшие агенты. Возможно нам удастся захватить высокопоставленного демонопоклонника, который может знать больше, чем та пешка, что уже захвачена нами. До указанного времени я предпочел не выходить из выделенной мне комнаты, потому что всюду привлекал внимание. Про неработающие порталы я благополучно забыл, но за мной заранее пришла очень вежливая девушка с цепким взглядом. До Парка Победы прогулялся пешком, благо, он располагался всего в паре кварталов, а день выдался очень удачным. По пути я старательно отворачивал лицо и опускал взгляд, но когда прибыл на место, этот трюк перестал срабатывать. Слишком много было праздношатающихся зевак, занятых разглядыванием прохожих, так что меня быстро раскусили, окружили и одарили заботой. Парк, радующий глаз сочной зеленью и цветущими клумбами, оказался заполненным отдыхающими горожанами под завязку по причине выходного дня, и возле меня вскоре образовалось небольшое столпотворение. — Расскажите о своих подвигах, капитан! — Э-э-э… — Как вы находите в себе столько храбрости? — М-м-м… — Подпишите открытку? — Конечно! Подписывать открытки мне понравилось, потому что это избавляло от необходимости отвечать на посыпавшиеся вопросы. Ей-богу, лучше оказаться в окружении врагов, там я чувствую себя гораздо увереннее! Правда, если верить Рысиной, на меня могли в любой момент напасть. Снова по милости Комитета я выступаю в роли живца, и пусть в первый раз этот план не сработал, сейчас все могло пойти по-другому… Глава 34 Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 34. Город Демонов — Товарищ Санников, поздравляю с успешным завершением операции в Парке Победы! Я подозрительно смерил взглядом неизвестного мне человека в гражданском, с которым столкнулся у самых дверей кабинета Елизаветы Рысиной. — Простите, я вас не понимаю. — Правильно, конспирация превыше всего! Всего доброго! С этими словами незнакомец удалился, и я, пожав плечами, вошел внутрь. Ожидая увидеть что-то похожее на вотчину Яскера, я был несколько удивлен полному отсутствию помпезности. Простой стол, стулья с неудобными, жесткими спинками, стеллажи с бесчисленным количеством папок, за каждую из которых, полагаю, Лига отдала бы пару небольших аллодов, простые, без изысков лампы и, как апофеоз аскетизма, отсутствие окон, хотя для такого большого помещения это не было так уж критично. Традиционный портрет Яскера и алый флаг Империи едва ли разбавляли столь строгую обстановку. Увиденное, вероятно, должно было уверить меня в образе Елизаветы Рысиной: карьеристки, фанатично преданной своему делу и живущей только во имя него. Однако, вопреки всему, я почему-то подумал, что ее личность вовсе не характеризуется рядами невзрачных стеллажей, серыми папками и скучным столом. Рысина — вещь в себе. Специфический род деятельности не позволяет ей допустить, чтобы хоть что-то вокруг отражало ее истинное «Я». — У нас прекрасные новости! — сообщила она, кивком головы указав мне на стул. — Да? — искренне удивился я. Вчерашнее мероприятие, как мне казалось, не привело ни к каким результатам. Взобравшись на постамент у Мемориала Незеба, поднимающего к небу каменный посох, за оригиналом которого нам пришлось в свое время побегать, я зачитал послание имперцам во славу государства, заслужил свою долю оваций, еще раздал немного автографов и… все. Провожаемый благодарностями и пожеланиями удачи, я откланялся и вернулся в Око Мира, где пробыл до сегодняшнего дня, уверенный, что меня заставят «прогуляться» где-нибудь еще, активно привлекая к себе внимание. Покушения на меня не случилось, а значит Комитет либо будет продолжать гнуть свою линию, либо признает, что план провалился. Но все оказалось совсем не так. — Мы задержали демонопоклонника! — торжественно поведала Рысина. — Я ничего не видел… — А ты и не должен был что-то увидеть. Профессионалы сработали как надо и вовремя вычислили и скрутили нашего противника. Блестящая операция! И мы серьезно продвинулись. Личность этого фанатика установить удалось очень быстро. Мы провели обыск у него дома и обнаружили целый экземпляр «Теономикона»! Эта книга — прорыв в деле познания секты демонопоклонников. — И что в ней? — спросил я, ожидая услышать самые невероятные вещи… ну или бред сумасшедшего. Ну, а что еще может заставить поклоняться демонам, пытающимся уничтожить мир? — Это не просто книга. Начало такое же, как и на добытых нами страницах: бла-бла-бла про демонопоклонников, демонов и их великую миссию. А дальше… Это больше похоже на дневник. Думаю, у каждого демонопоклонника свой «Теономикон», большую часть которого занимают приказы и отчеты… Вот почему их уничтожают первым делом! В добытом экземпляре некий «Хозяин», про которого мы уже слышали, приказывает разобраться с Тэпом. — Значит, теперь точно можно сказать, что за всем этим стоит все же не Тэп, — проговорил я, не уверенный, стало мне легче от этой информации или нет. — Мы склонны считать, что «Хозяин» — это Гурлухсор, хотя я не представляю, как он воскресает… Тэп, в свою очередь, это неизвестная «Хозяину» сила, которая может стать ему или помехой, или союзником… — Лучше бы конечно помехой. Может, они перебьют друг друга? — Я бы не стала слишком надеяться на такой радостный исход. Продолжим. «Хозяин» требует собрать как можно больше сведений о Тэпе. Выполнив это поручение, демонопоклонник может стать посвященным седьмого круга! Вероятно, мое лицо приобрело туповатое выражение, потому что Рысина пояснила: — Он может, например, получить доступ в город Демонов — что для нас сейчас наиболее важно. План действий мы уже составили. Комитет накопил достаточно сведений о Тэпе, и хотя за потерю этих сверхсекретных документов я готова сама себя поставить к стенке… мы передадим их «Хозяину». — Каким образом? — В «Теономиконе» пойманного демонопоклонника имеются четкие инструкции, как выйти с демонами на связь. И эта важная миссия ляжет на твои плечи. Рысина замолчала, глядя на меня в упор и как будто ожидая от меня каких-то слов. Но я молчал. На мои, так на мои. — Не хочешь спросить, почему я доверяю это тебе, а не профессиональному разведчику, умеющему работать в стане врага? Спрашивай, не стесняйся, ответ польстит твоему самомнению. — Приказ товарища Яскера, — спокойно пожал плечами я, не увидев в этом ничего удивительного. В первый раз что ли? — Нет, на это раз мой выбор, — серьезно ответила Рысина. — Ты думаешь, мы не пытались внедрить своих агентов в эту демоническую секту? — М-м-м… — промычал я, в самом деле не задумывавшийся над этим раньше. — Надеть на разведчика их дурацкий балахон и заставить молиться на демонов — это еще далеко не все. Скрыть лицо перед демонами можно, но мысли… Всех наших агентов раскусили сразу же. К сожалению, их постигла безвозвратная смерть. — Надеюсь, мое преимущество не заключается в том, что меня просто не жалко, — пошутил я, но Рысина пропустила эти слова мимо ушей. — Они приняли тебя за своего, когда ты попытался пройти в город Демонов. — Это могло быть случайностью. — Нет, это не было случайностью. Не хочу отпускать тебе комплименты, ты и так о себе слишком высокого мнения, но все же… твоя сопротивляемость магии разума достигла феноменальных высот, — проговорила она. — Причем в относительно короткие сроки. А ты даже не маг! Это… хм… удивительно. Рысина снова замолчала. А я вдруг вспомнил нашу первую встречу и слова, которые она мне тогда сказала. На тот момент она оценила меня не слишком высоко: «Как по мне, так ты просто еще один новобранец. Способный, но слишком бестолковый, чтобы делать на тебя ставку». Сейчас ее взгляд стал другим, и я подумал, что сумел немного подрасти в глазах главы всемогущего Комитета. — Я продержался дольше, чем вы рассчитывали? — Гораздо дольше, Санников, гораздо дольше. — Значит, Яскер и правда никогда не ошибается. Это замечание вызвало у нее усмешку. — Хорошая у тебя память. — Не жалуюсь, — скромно ответил я. Мы обменялись взглядами, и наша взаимное недовольство друг другом — нет, не исчезло, конечно, но чуть-чуть подтаяло. На самую малость. — Ладно, к делу, — вернула себе серьезный тон Рысина. — Тебе предстоит вернуться на осколок Язеса. На астральном берегу ты взрежешь ритуальным ножом демонопоклонников себе руки и принесешь кровь в дар астралу. Это не я придумала, я просто пересказываю тебе ритуал. Появится демон. Отдай ему документы. Взамен попроси… хм… Я слабо себе представляю, как общаться с демонами. У нас пока это не получалось. Так что действуй по обстановке. Лучше всего молчи и смиренно склоняй голову, и постарайся не раскидываться громкими мыслями! Защищай свой разум! Главное — получить возможность попасть в город Демонов. Это наша основная задача. Информация о Тэпе, которую я получил для передачи «Хозяину», находилась в объемном конверте, запечатанном магией. Я вопросительно взглянул на Рысину. Раз уж секретные сведения уйдут куда-то на сторону, то может и мне можно на них взглянуть? В конце концов о воскрешении Тэпа мне и так уже известно! — Это кое-что из его научных трудов по некромантии, тебе не будет интересно, — отмахнулась Рысина. — Плюс, кое-какие сведения о Тэпе от наших лигийских «друзей». — А какие у них могут быть сведения? — удивился я. — На лигийских землях хватает останков цивилизации Зэм. К тому же Тэп успел наследить даже в Сиверии, там частично сохранилась одна из его Пирамид. — Сиверия — это какой-то лигийский аллод? — Это северная часть Кватоха — столичного аллода Лиги. И пусть до самой столицы там все-таки далековато, аллод очень большой, но сам факт! — Значит, Лига уже знает о воскрешении Тэпа? — Боюсь, что да. Не вся, конечно, но в узких кругах об этом известно. Но ты не забивай пока себе этим голову, сейчас не Тэп наш главный враг. Я ее точку зрения не разделил. Тэп когда-то уничтожил весь свой народ, и мне не хотелось, чтобы имперцы повторили эту участь, если этот «Хозяин», кем бы он ни был, пойдет по тем же стопам. С Командором Бешеных я так и не увиделся. Как мне сказали, у него и без меня забот хватает! Кажется, его даже не было на Игше во время моего пребывания в столице, и я подумал, что он все еще где-то на Яхче. Обратно на осколок Язеса я отбыл тем же вечером, снова спустившись в унылую серость подвалов Ока Мира и немножко завидуя Фее, отправленной в свободный полет над Незебградом. Из фиолетового шара меня выпустили в этот раз гораздо быстрее, или мне так показалось, потому что я знал, чего ожидать. Язес встретил меня тоскливым завыванием ветра, черным небом и всеобщей усталостью от этого места, способного психологически вымотать даже самых стойких. Генерал Верховин уже был в курсе разработанного в Незебграде плана, правда посвящать в него всех подряд строго запрещалось из соображений моей безопасности. Предательства никто не боялся, а вот ментальные способности демонов представляли реальную угрозу. — Будет лучше, если никто пока не будет знать, что ты здесь. — Заклинатели видели мое возвращение… — Они будут помалкивать. Операцию начнем сразу же, как только ты будешь готов. — Я готов! Верховин посмотрел на меня так, будто я уже лежал на смертном одре. — Никита, — произнес он, перестав расхаживать по палатке. — Ты пойдешь один, без охраны, без поддержки, без прикрытия — все это может тебя выдать. — Я понимаю, — кивнул я, немного удивленный, что генерал обратился ко мне по имени. Кажется он думал, что я не до конца осознаю все риски. Но я все прекрасно понимал: если демоны узнают меня, то мне конец! Причем надеяться, что меня возьмут в плен и какое-то время я еще проживу с верой в свое спасение, весьма наивно. Чем-то я сильно умудрился не угодить демонам. И теперь вся моя защита — это балахон демонопоклонников, скрывающий лицо, и собственный разум, мало поддающийся магии астрала. — Незачем откладывать. Нужно поскорее покончить со всем этим! — пылко произнес я, изо всех сил отгоняя от себя мрачные мысли. Одеяние демонопоклонников мне подобрали легко, благо, этого добра хватало. Без формы было не по себе, но по крайней мере армейский медальон со мной останется. За территорию меня и моего дрейка вывели быстро и без шума, хотя, возможно, дозорные и удивились, что за демонопоклонника выпроваживают восвояси. Но никакие вопросы не прозвучали. Какое-то время я еще двигался в компании разведчиков, но вскоре им пришлось со мной проститься, и я остался один. Дрейка тоже не взял с собой дальше, он был слишком заметными и агрессивным. Откровенно говоря, быть храбрым, сидя в палатке, в окружении Хранителей, проще. Теперь, когда я шел на встречу с врагом, рассчитывая только на одного себя, мне приходилось собирать всю волю в кулак. Чего уж там — плестись пешком к астральному берегу, путаясь в балахоне демонопоклонника и сжимая ритуальный нож, было и страшно, и противно. Своих друзей я так и не увидел, и дурацкие мысли, что нужно было попрощаться, лезли сами собой. Я не боялся наткнуться на Хранителей, их здесь сейчас быть не должно — Верховин позаботился о том, чтобы меня не убили свои. А вот шансы встретиться с Лигой сохранялись, хотя я находился на восточной части аллода и формально это была наша территория. Ну и кроме того, вдруг демонопоклонники или демоны меня раскусят? Несколько раз мне казалось, что рядом со мной кто-то есть, но я, тем не менее, так никого и не встретил. Край аллода выскочил передо мной несколько быстрее, чем ожидалось. До нужного места было далеко, и я морально готовил себя к долгой и тяжелой прогулке, но дорога пролетела незаметно. Берег оказался пустынным, хотя я думал, что он будет кишеть демонами. Я бы предпочел проверить хотя бы на мелких астральных бесах, будут ли они на меня нападать, прежде чем призывать с помощью ритуала кого-то покрупнее. Что ж, зато у меня есть время, чтобы собраться с духом. Я глубоко вздохнул, прикрыв глаза и стараясь очистить свой разум, что было очень непросто. Мысли метались, волнение билось учащенным пульсом. Надо просто отдать ему конверт и будь, что будет! Порезать самому себе руку оказалось сложнее, чем я мог подумать. Вроде и не сказать, что так уж больно, но как-то противоестественно что ли. То, что кровь привлекает демонов, для меня секретом не являлось, но все же было интересно, как быстро они появятся. Здесь, в астрале, их, должно быть, полно… А вдруг прилетит целая свора? А вдруг они узнают меня даже не видя лица? Подставив кровоточащую ладонь ветру, я заозирался. Демон все же был один, но появился он довольно быстро. Никогда еще моя выдержка не подвергалась таким испытаниям! Огромное чудовище глядело на меня фиолетовыми глазами, быстро приближаясь, а я старался заставить себя не паниковать, не хвататься за оружие и ничем не выдать страха. Вместе этого я, одеревеневшими руками, неуклюже достал толстый конверт, склонив голову и опустив взгляд, чтобы не смотреть на демона. Так контролировать себя было чуточку проще. Неудивительно, что всех наших разведчиков раскусили. Как тут можно сохранять спокойствие? Уже почти не веря, что план сработает, я почувствовал, как демон забрал из моих рук конверт. Он молчал. Либо я его просто не слышал. Постояв с опущенной головой несколько секунд, я все же поднял взгляд. Демон уже не смотрел на меня. Более того, он отдалялся, пока не исчез в астрале! И это все?! Я подошел к краю земли и сел, бесстрашно заглядывая в бездну. Черные тучи продолжали крутиться, сверкали молнии, снизу закручивалась спиралью жуткая воронка. Но сил бояться не осталось. Перегорел. В бессмысленном оцепенении я торчал у обрыва, не представляя, что делать дальше. Кажется, я просидел так пару часов, когда из этого состояния меня вывели приближающиеся фигуры в балахонах. Я встрепенулся и вскочил на ноги. — Слава Хозяину, да ниспошлет он нам свою милость! Я окинул взглядом троих демонопоклонников и поспешил блаженно склонить голову. Что они отвечают на такое приветствие? Может, нужно произнести какую-то общепринятую у них фразу? Чтобы не сказать лишнего, я предпочел молчать — пусть лучше сочтут меня потерявшим дар речи в фанатичном экстазе. — Пойдем с нами, — добавил тот же демонопоклонник. — Куда? — не выдержав, ляпнул я и прикусил язык. — Мы укажем тебе правильный путь! Все трое развернулись и зашагали в ту же сторону, откуда пришли. Я последовал за ними, чувствуя, как пульс снова разгоняется. Они не спрашивают моего имени. Может, они вообще не имеют имен? Как же они тогда общаются друг с другом? Хотя я, наверное, в их иерархии слишком мелкая сошка, чтобы интересоваться моим именем. На языке вертелось много вопросов, другого случая задать их может и не представится, но я продолжал молчать, боясь рассекретить себя раньше времени. Шли мы очень долго. Демонопоклонники тоже не переговаривались между собой, пока в конце концов один из них не спросил: — Откуда у брата сведения о древнем некроманте? Хоть я и сообразил, что братом он называл меня, но на секунду растерялся. Слишком долго мы вчетвером шли, не проронив ни слова. — Имперский офицер, у которого я их отобрал, уже не воскреснет. Демонопоклонник удовлетворился ответом и снова замолчал. — Хозяин мной доволен? — рискнул заговорить я. Никто ничего не ответил и дальше я продолжать не стал. По ощущениям, мы уже находились где-то на лигийской стороне. Я старался запоминать дорогу, но мы продвигались по скрытым тропинкам в узких расщелинах, где хоть и не сбивал с ног ветер, зато ориентироваться было очень трудно. Магическая стена перед нами выросла внезапно — ее не было видно до того момента, пока мы не приблизились к ней почти вплотную. Поверхность все так же походила на искрящуюся водную рябь, но разглядеть, что за ней, все еще не представлялось возможным. — Теперь ты стал еще на один шаг ближе к Хозяину! Ты можешь войти, — торжественно произнес демонопоклонник и протянул мне магический ключ. — Не забудь, что каждый из нас должен капнуть в огненную чашу каплю своей крови. И помни — только избранные прикоснутся к истине! Я взял ключ с совершенно искренним придыханием. Поскольку демонопоклонники продолжали взирать на меня, мне ничего не оставалось, как повернуться к стене, поглубже вдохнуть и сделать шаг вперед. Мои спутники при этом остались снаружи. Честно говоря, хотелось выскочить обратно и, подпрыгивая и улюлюкая, нестись в имперский лагерь с хорошими новостями. Но на всякий случай я решил немного выждать, чтобы столь скорое покидание священного места, куда, должно быть, стремятся попасть все демонопоклонники, не вызвало подозрений. Искать какую-то там чашу, ни чтобы капать туда кровью, ни чтобы плюнуть, я не собирался, но можно немного оглядеться. В общем-то, картина вокруг не слишком изменилась по сравнению с той, что осталась по другую сторону стены. Та же мертвая земля, то же черное небо, те же хадаганские развалины, которые, впрочем, сохранились здесь чуточку лучше. У магической стены стояли, как изваяния, демонопоклонники, и я, пытаясь не привлекать к себе излишнего внимания, осторожно двинулся вперед. Интересно, чего сейчас от меня ждут? Я должен разыскать какое-то руководство, получить приказы? Или это что-то вроде церкви, куда ходят просто причаститься? И куда тут вообще идти? Склонив голову и сцепив руки на животе, я степенно шел мимо таких же «балахонов с капюшонами», подавляя желание вертеть головой на триста шестьдесят градусов. Демонопоклонников было много, но из-за того, что я не видел их лиц, они казались единой серой массой. Разговаривали они мало, да и то — так тихо, что чтобы услышать их, мне бы пришлось подойти вплотную. Через пару минут я определился, что не рассыпавшихся строений здесь все же куда больше. Можно было даже увидеть почти целые залы с высокими арками, хоть и потемневшими от времени, но все еще красивыми барельефами на стенах и широкими лестницами, не растерявшими былую торжественность. Но самое главное, что я увидел верхушку башни, вероятно — это тот самый Рахл-Язес, бывший когда-то вотчиной Гурлухсора и, быть может, являющийся ею и сейчас. Чтобы разглядеть ее получше, я стал подниматься по ступеням, похожим на парадный вход, ныне, правда, ведущий в никуда, и там наткнулся на двух существ, похожих на троллей, но значительно превышающих размерами всех тех, что я видел до этого. Они тупо лыбились, когда демонопоклонники шарахались от них подальше, и размахивали топорами. Я усомнился, что их возьмет магия, да и проткнуть мечом будет наверняка непросто! Эти два стража у самого входа могут здорово усложнить задачу штурмовикам, особенно, если их окажется не очень много. Уж лучше бы это были демоны! Сделав это неприятное открытие, я предпочел свернуть в сторону. Снова показались широкие лестницы, потянулись бесконечные коридоры. Настоящий лабиринт! Навстречу попадались демонопоклонники, не обращавшие на меня внимания, и даже демоны — их я опасался куда больше, полагая, что они способны если не распознать во мне врага, то как минимум заподозрить. Впрочем, маги разума тоже представляли серьезную опасность. Даже если они не смогут пролезть в мой мозг и увидеть, как я их всех ненавижу, сама по себе такая «закрытость» меня уже выдает. Но пока что мне везло. Петляя по коридорам, я пытался снова выйти к башне, и забрел в место, подозрительно напоминавшее казармы. Демонопоклонников здесь было много, но объединившись с Лигой, нам бы удалось с ними справиться… Если бы не демоны. Прекрасно чувствующие себя вдали от астрала демоны! Я пытался прикинуть их количество и сопоставить с силами Хранителей и витязей, присутствующих на Язесе. По всему выходило, что мы в проигрыше. Вот если бы наш флот сумел пробиться сюда через астральный шторм… В тесноте затеряться было проще, но инстинкт самосохранения все равно гнал меня от этих «казарм». При этом мне пришлось совсем отдалиться от башни и я потерял из вида ее верхушку. На пути был демон, отличающийся от остальных, и я предпочел не приближаться к нему, свернув в другую сторону: вокруг него копошились демоны помельче, демонопоклонники держались на почтительном расстоянии, и называли они его не сулящим ничего хорошего именем — «Жор». Мне показалось, что я почувствовал на своей спине его взгляд, и поспешил скрыться. Теперь я заблудился окончательно. Поискав глазами хоть какие-нибудь ориентиры, заметил лишь эльфийку, зацепившую мой взгляд отсутствием балахона, в который были одеты все вокруг. Она очень выделялась своим ярким бордовым нарядом со множеством украшений и вероятно являлась кем-то большим, чем рядовой фанатик. Я, соблюдая дистанцию, пошел за ней, и вскоре увидел еще троих эльфов, один из которых был мне знаком. Этот надменный голос, высокомерный взгляд, гордую осанку не узнать невозможно! Наверное, если б кто-то взглянул на меня в этот момент, то обязательно бы что-то заподозрил: я стоял, как вкопанный, уставившись на Арманда ди Дусера, которому сам лично, своими руками отрубил голову на Авилоне, во дворце Галеон! Но эльфы были поглощены своим разговором и меня не замечали. — Как точно сказано, сир! Вы как будто сняли эту реплику с моего языка. Во время минувшей трапезы, когда мы дегустировали урожай с Умойра… — Ах, прекрасный был букет! Этот незабываемый запах лесной хвои, это чуть терпкое послевкусие… — Да уж, не сравниться с орочьей бурдой с Изуна. Фу, мерзость! — Ничего вы не понимаете! В орочьей крови есть особая сила! Да, она излишне крепка. Да, в нос шибает запах немытой кожи. Но каков эффект! — Ха! Я помню тот бред, что ты несла про слияние мужественности и женственности. Давно я так не смеялся. — Да уж, сир! Но больше всего мне запомнилось, что случилось после нашей трапезы… — Да, это было… необычно… Как долго я такого не испытывала… — А помните… помните, что вытворяла троица гибберлингов?! Вот уморы! Ха-ха! Ну, дорогая? И как вяжется то, что мы видели, с твоей теорией про слияние мужественности и женственности? — Прекрасно вяжется! И доказательство тому — то благородное безумие, что охватило нас после иссушения этих малышей. Я чувствовала себя свободной. Свободной от всего! Так-то. — Неправильный ответ, дорогая. Я давно подозревал, что твои вкусовые пристрастия несколько примитивны… Я слабо понимал, о чем они говорят, но почему-то тошнота подкатила к горлу и мне захотелось заткнуть руками свои уши. А еще нос. Кровь — вот чем здесь пахло! Тяжелый, металлический запах боли и смерти. Развернувшись, я поплелся обратно, уже не надеясь самостоятельно добраться хотя бы до выхода, а не то, что до башни. Но она вдруг выросла прямо передо мной, когда я уже и не ждал! Удивительно, почему ее так плохо видно с расстояния и совсем не видно за пределами города Демонов, потому что сейчас, когда я стоял у ее подножия, мне казалось, что высокий шпиль упирается в самый астрал. Башню охраняли демоны, а вход перегораживала такая же магическая завеса. На мое приближение демоны никак не отреагировали и я было приободрился, но когда попытался войти внутрь, сжимая выданный мне ключ, невидимая сила оттолкнула меня назад. — Ты недостоин войти! После прозвучавших слов демоны посмотрели на меня очень недобро и я, изображая смирение, быстро ретировался. Второй неожиданностью стало то, что с этого места — у башни, находящейся на возвышенности — относительно неплохо была видна прилегающая территория! Я даже сумел примерно определить, где уже побывал и как теперь выбраться. Оглядевшись и стараясь вобрать в себя как можно больше деталей, я заторопился наружу. Хватит испытывать судьбу! Я уже достаточно здесь увидел. Чтобы добраться до выхода мне, правда, пришлось еще попетлять, не столько из-за извилистого пути, а сколько из-за того, что я старательно обходил большие скопления демонов и демонопоклонников, но когда вышел, наконец, за магическую завесу, сорвал с головы капюшон и вдохнул полной грудью, никогда еще так не радуясь колючему ветру, царапающему лицо. Снаружи никого не оказалось, ну или я просто никого не увидел. Какое-то время мне пришлось потратить на то, чтобы сообразить, с какой стороны города Демонов я нахожусь и как теперь добраться до своего дрейка. Но и с этой задачей я справился. Впрочем, первым я увидел вовсе не Старика, а наших разведчиков, уже обшаривших в поисках меня весь берег. И как только я их заметил, на меня в полной мере снизошло понимание, как, в сущности, мне повезло во-первых выбраться живым, во-вторых, узнать столько всего! И главное — достать ключ города Демонов! Это ли не главная удача? Быть может, нам удастся теперь разворошить логово демонов и предотвратить нечто страшное! Наверное, именно в этом и состояла моя исключительная роль — оказаться в нужном месте в нужное время. Окрыленный, я мчался в имперский лагерь, чувствуя, что у меня открылось второе дыхание. В лагере за эти часы изменилось многое. Хранителей стало ощутимо больше, к примелькавшимся уже лицам добавились новые, и я рефлекторно задрал голову в поисках Имперских кораблей, которые, вероятно, сумели пробиться к Язесу. Но грозовое небо не озаряли всполохи вырывающейся из сопел маны. Что-то внутри меня екнуло и я как-то нехотя, с опаской, повернулся к демоническому порталу — фиолетовый шар никуда не делся, но выглядел как перегоревшая лампа: тусклым и безжизненным, и возле него уже не дежурили заклинатели. — Ник, когда ты вернулся?! — я обернулся на Мишин голос и увидел, что он, вполне здоровый, направлялся ко мне вместе с остальными. — Ты поправился… — рассеянно произнес я, пытаясь справиться с потрясением при виде мертвого портала. — Ник?! — Я прибыл сегодня… Что тут происходит, откуда столько Хранителей? Наши корабли… — Нет, — перебил Орел, выглядевший непривычно собранным и хмурым. — Командование телепортировало сюда столько военных, на сколько хватило ключа, пока магия в нем не закончилась. А потом заклинатели запечатали портал, он все равно теперь для нас бесполезен. Мысль забуксовала и мне пришлось прилагать усилия, чтобы протолкнуть ее на следующую ступень и прийти к логическому выводу: назад мы вернуться не можем. Значит ли это, что Язес станет нашей коллективной могилой, или все же у Империи есть запасной план? — Капитан! Незнакомый Хранитель махал мне рукой, призывая в командирскую палатку. Хоть лица я не скрывал, но на мне все еще был сектантский балахон, так что косые взгляды летели со всех сторон. Я вошел в палатку и застал офицерское собрание в самом разгаре. Обстановка была напряженная, в воздухе разве что черные тучи не образовывались сами собой. В ответ на мое вопросительное лицо генерал сказал: — Садись, капитан. Повторяться сейчас не буду, все детали потом. Мы наступаем. Я опустился на свободное место и бросил взгляд на развернутую перед всеми карту, уже украсившуюся различными метками: стрелками и крестиками. — Западная часть — это забота Лиги. Наша — восточная. Если не удастся пробить брешь в защите и попасть внутрь города Демонов… значит мы просто сделаем все, чтобы уничтожить этот аллод. Нам должно хватить сил стереть Язес и все, что на нем есть, с лица Сарнаута, я уверен! На лицах присутствующих отображалась отчаянная решительность. На Язесе, помимо всего прочего, находились еще и мы сами, и вероятность того, что здесь мы и останемся, стала велика, как никогда. Никто не хотел проявить малодушия, никто не хотел показаться трусом. Но тяжесть от осознания скорого конца все равно давила со всех сторон, как будто в палатке вдруг стало мало места. — Я знаю, как пробить брешь. У меня есть ключ от города Демонов. Верховин уставился на меня, словно только что вспомнил, откуда я вернулся. Я протянул ему ключ и он, после секундного раздумья, произнес: — Это упрощает дело… Так! Необходимо внести коррективы в первоначальный план. Объявляется перекур, сбор через час. И свяжитесь с Лигой, нужно сообщить им, что у нас есть изменения. Пусть немедленно кого-нибудь пришлют сюда… Офицеры потянулись на выход, а я поглядел на Верховина. Может быть он все же расскажет, что произошло за те несколько часов, пока меня не было? Генерал передал новый ключ заклинателю Зэм и кивнул мне, чтобы я остался. — Лигийцы приняли решение идти в наступление. Мы, естественно, не собираемся взирать на это со стороны… К тому же магия ключа от портала стала угасать, а наши ученые так и не смогли придумать, как подольше подержать его в рабочем состоянии. Решили выжать из него все напоследок. И вместо того, чтобы вызволить отсюда Хранителей пока не поздно, загнали новых! Этого я вслух не сказал, но про себя не мог не отметить, что Империя, когда вопрос становится ребром, не жалеет своих детей, легко превращая их в пушечное мясо. С другой стороны, все мы, связав свою жизнь с армией, знали, куда шли. — Эта астральная воронка, снизу аллода, не дает нам покоя. Ученые считают, что это может быть что-то вроде червоточины… Одним словом, эта дрянь всем действует на нервы, и лигийцы пришли к выводу, что оттягивать дальше нельзя. Наше командование поддержало. Надо атаковать логово этих тварей, пока не произошло чего-нибудь непоправимого. Я подумал, что если снизу аллода есть дыра в пространстве, то наши враги теоретически смогут сбежать через нее, оставив нас умирать на Язесе. Такой расклад мне понравился еще меньше. Если уж отдавать Искру, то хотя бы с пользой для дела. — А как же корабли? — Мы потеряли еще два, — хладнокровно отрезал Верховин. — Флот давно прибыл и теперь мечется в этом секторе. Лигийцы, кстати, тоже рядом крутятся. Попробовали приблизиться, но… Он устало махнул рукой. Я помолчал несколько секунд, а потом все же решился спросить: — У нас еще есть шансы выбраться отсюда? — Один из ста. — Это уже что-то, — серьезно сказал я. — Личные телепортаторы у нас еще имеются… — Но телепортироваться некуда, Империя далеко. — Зато корабли близко! Относительно. Подтащить поближе площадку телепорта не проблема, проблема — подцепиться к ней с Язеса. Этот шторм как колпак со всех сторон, отрезает нас от внешнего мира. В этот момент в палатку вернулся заклинатель Иавер Кадифа вместе с ключом от города Демонов. — Есть две новости: хорошая и плохая, — сообщил он с порога. — Давай с плохой. — Магия артефакта сложна, принцип ее действия непонятен, и поэтому самим воссоздать нечто подобное без длительных исследований у нас не получится. — Так, а хорошая? — Есть вероятность, что мы сможем разделить этот артефакт на несколько более слабых. Буквально разбить наполняющую его магию на части! Это позволит одновременно проникнуть в город Демонов нескольким штурмовикам, но попытка будет только одна. — Это лучше, чем ничего. Попытайтесь сделать как можно больше ключей, даже если они будут одноразовыми. Терять нам особо уже нечего, — сказал Верховин заклинателю и снова повернулся ко мне. — А теперь ты рассказывай. Я так понимаю, внутрь тебе удалось уже войти. — Да. — Как далеко ты зашел? Я рассказал все, что увидел, и даже схематично, насколько запомнил, накидал карту. — …в башню я не попал. И что в этой части, тоже не знаю. Я прошелся только по левой стороне и немного по центру! Там повсюду демоны! — Это то ладно, но Арманд ди Дусер… Ты уверен, что это он? — Абсолютно! — Пусть он и Великий Маг, но его возрождение, как и возрождение Гурлухсора, весьма странно. Да уж, с этим трудно не согласится. Неужели Гурлухсор нашел способ восставать даже после необратимой смерти? Я чувствовал себя уставшим и, рассказав все, что знал, был отпущен восвояси. Хотелось есть, спать и не думать о предстоящей кампании хотя бы какое-то время. Повторное собрание офицеров я пропустил полностью, как и визит союзников, поэтому новости узнавал самым последним: мы атакуем всеми силами, какие только есть у нас и у лигийцев, с которыми мы почти сравнялись по численности с прибытием новых Хранителей. Зато у них был Великий Маг! Наше командование на такой подарок не расщедрилось, хотя, наверное, в Империи Великих Магов было не так уж и много. Нервное молчание распространилось по всему лагерю. Последние часы перед вылазкой каждый пытался найти себе какое-нибудь занятие, чтобы отвлечь плохие мысли. Все-таки спонтанный бой психологически гораздо легче, чем заранее планируемый, потому что он не дает времени обдумать свои перспективы. Предстоящая атака должна стать решающей, и ее мучительное ожидание — отдельная разновидность пытки. Даже Орел примолк и так и не смог придумать ни одной шутки. Я подумал, что он и Матрена, и Лиза с Мишей исчезнут куда-нибудь незаметно, но все они были здесь, вместе со мной и Лбом. — Все будет хорошо. Мы бывали и в худшем положении… А теперь и Лига на нашей стороне. Мы со всем справимся и вернемся домой! — попробовала подбодрить Матрена. — Угу, — промычал Лоб и на этом разговор закончился. Больше слов никто не нашел. Я хмуро полировал свой меч, уже походивший на зеркало. Время ползло очень медленно, и когда настал нужный час, я скорее испытал облегчение, пусть даже этот час означал для нас начало конца. Согласно новому плану нам предстояло организованно и максимально быстро совершить марш-бросок до города Демонов — для этого разведкой был найден и согласован наиболее удачный маршрут. Конечно, незаметно это сделать невозможно и совсем уж неожиданностью для противников наша атака не станет. Но этого и не требовалось. Куда важнее незаметно подобраться тому отряду, у которого ключи от города Демонов. Пока мы отвлекаем на себя внимание, несколько лигийцев должны установить манабомбы у магической стены, а несколько наших Хранителей проникнуть внутрь и сделать то же самое только с другой стороны, чтобы уж наверняка пробить защиту… ну, а далее — просто пытаться выжить. Проникновение чужаков за стену не останется без внимания врага, так что первопроходцам придется очень жарко. Я надеялся, что они сумеют продержаться хоть какое-то время, но все же меня не покидала мысль, что им выпала роль смертников. Трудно даже было представить, что творилось у них в голове, когда они шли на это задание. Первая фаза операции прошла успешно. Мы добрались до города Демонов, столкнувшись с сопротивлением, которое все усиливалось по мере нашего приближения. Мне было откровенно некомфортно от того, что рядом находятся лигийцы. Я уже привык воспринимать их как врага, и теперь рефлекторно старался держать их в поле зрения и не поворачиваться спиной, ожидая нападения. Но когда демонов стало столько, что я еле успевал отбиваться, то обращать внимание на сомнительных союзников времени не осталось. Какая-то тварь ухитрилась стащить меня со Старика, и я потерял из вида Лба, возле которого держался. Вспышки огненной магии Михаила могли быть ориентиром, но вскоре все заволокло дымом, и я слышал только грохот, звучавший одновременно со всех сторон. Золотого сияния магии Света тоже было не видать, так что и Матрены нет рядом. Зато, как назло, рядом были лигийцы! И у меня осталось лишь два варианта: гордо умереть окруженным демонами, или встать спина к спине с витязями и отбиться. Как бы не протестовала моя душа, но я выбрал второе. Лигийский здоровяк — такой же высокий, как я, но гораздо шире меня в плечах — оказался отличным мечником, а его задорно-боевое «Ух, мать!» всякий раз, когда отлетал очередной демон, подбадривало даже меня. Второй витязь, крепкий и коренастый, молча работал топором, раскидывая противника, как игрушки. Оба оказались ловкими, и вскоре я даже перестал бояться, что они ненароком заденут меня. Мы хорошо держали каждый свою позицию, контролируя друг друга боковым зрением, и когда все пространство вокруг сотряслось от мощного взрыва, так же втроем рванули туда. Поскольку то место, где я заходил в город Демонов, оставалось единственным, о котором мы имели хоть какое-то представление, было решено делать подрыв именно там. Обзора не хватало. Все было в дыму. Вокруг мельтешили Хранители, витязи, демоны… Но я упорно прорывался к стене, надеясь, что манабомб хватило, чтобы открыть нам проход. Когда к атаке подключились черные дрейки, пикирующие на нас сверху, стало совсем тяжко. Лучникам пришлось полностью переключиться на них, так что расчистка дороги легла на плечи мечников. В какой-то момент мне стало казаться, что я плыву против течения, которое не могу побороть. Оно сильнее меня! И только сносит меня назад. Разрывающий вены адреналин не позволял отчаянию охватить разум, и я упрямо цеплялся за фиолетовые волны, в которые превратились демоны. Все стало медленным. Звуки отдалились. Я скользнул между двух астральных тварей, наотмашь подрезав одну из них, отпрыгнул за камни, уходя с линии ответного удара, заметил рядом лигийца, отступающего под натиском трех демонов, сократил число его противников до двух, и снова ринулся вперед. Да где же эта проклятая стена?! В хаосе и суматохе я мог сбиться и двигаться не туда, кипевший бой вокруг тоже не давал представления о правильном направлении… И только когда я едва не споткнулся о ступени, показавшиеся смутно знакомыми, до меня дошло. Парадная лестница! Мы были внутри. Глава 35
  7. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.63

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 32. Единая рать Сердце колотилось у самого горла, звуки вернулись и замедлившееся было время снова побежало с привычной скоростью. Я, спешившись и откинувшись спиной на кусок металла, старался отдышаться, придерживая Старика. У него было порвано крыло и он рвался за это отомстить. Схватка еще продолжалась, но даже до пылающего боевым азартом сознания доходило, что демонов слишком много. По опыту я знал, что долгая передышка влечет за собой выгорание и усталость, после которых вернуться в бой с прежним запалом сложно, но мне нужна была пауза. Наш отряд из двух групп во главе с майором Бывалиным намеревался проверить восточный берег. Тринадцать Хранителей — число не самое счастливое, в очередной раз подтвердившее свою плохую репутацию. Всего лишь шестеро демонопоклонников неожиданно дали достойный отпор, призвав целую орду демонов, с которыми мы не справлялись. Они успешно давили нас количеством, заставляя отступать и прятаться среди металлических обломков, бывших, как я предполагал, разбившемся Имперским кораблем, и остатков старых строений, не переживших Ночи Астральных Порталов. Грохот, похожий на взрыв, перекрыл завывание ветра, земля под ногами затряслась, и я почувствовал толчок ударной волны. Вряд ли это можно было списать на особо удачный огненный залп Мишиной магии. За первым взрывом последовали новые, и я, стараясь подгадать момент, высунулся из укрытия, чтобы оценить обстановку. Крупные, огненные снаряды летели от чернеющего вдалеке искореженного остова и падали прямо среди демонов, заполонивших берег. Пушечный залп трудно спутать с чем-либо другим. Должно быть, оружие с разбившегося корабля оказалось достаточно прочным и еще сохраняло какую-то энергию, потому как реактор вряд ли остался целым. Лупить из пушек по демонам все равно, что стрелять ими по воробьям, но все же астральным тварям пришлось отступить. Они разбегались, как тараканы, кто куда, спеша скрыться от взрывающихся снарядов. Конечно, на совсем их разогнать не получится, но по крайней мере они отстанут от нас на время! Когда залпы поутихли и я снова решился высунуться из укрытия, берег уже был практически пуст, а от корабля, точнее — груды металлолома, в которую он превратился, кто-то сигнализировал фонариком. Я не сомневался, что этот отчаянный прорыв совершил Зэм с непроизносимым именем, который ныл всю дорогу до берега, что он артиллерист, а не разведчик, чем крайне бесил всех. Но выходит, взяли его все же не зря. Настороженно оглядываясь по сторонам и не опуская оружия, отряд быстрыми перебежками добрался до корабельных останков, с которых велся обстрел. Нырнув внутрь и кое как затащив туда же питомцев, мы первым делом услышали нытье восставшего, истерично заламывающего свои металлические пальцы. — Бедная, бедная моя «Касаточка»! Что с ней стало, вы только посмотрите! — Это «Касатка-186»? — Я ее иначе, чем «Касаточкой» не называю. Теперь от моей лапочки остались одни обломки… сердце кровью обливается! — Какой еще кровью, болезненный? У тебя крови уже пару тысяч лет как нет… — Отставить! — гаркнул майор Бывалин, и все замолчали. Дружелюбный и словоохотливый майор, еще пару дней назад делившийся с нами историями о Великом Астральном Походе, сегодня был погружен в себя и выглядел чернее тучи. Он много курил по дороге и сейчас снова полез за сигаретой. — Все здесь? Раненые есть? Выяснилось, что убитых среди нас каким-то чудом не было. Зато раненых оказалось трое: Лоб, Лиза и еще один хадаганец из второй группы — его задело сильнее всего, и им уже занялся второй лекарь. Лоб, лицо которого заливала кровь, сердито отмахнулся, и Матрена склонилась над повисшей плетью рукой Лизы. — Вроде ничего страшного… Это я смогу вылечить. Второй лекарь тоже обнадежил, что смертельной опасности нет. Если бы не корабельные пушки и не пробравшийся к ним артиллерист, так легко бы мы не отделались! — Товарищ майор, я заметил в астрале гигантского спрутоглава, прямо тут, недалеко от берега. Все разом посмотрели в пробоину, сквозь которую был виден астрал. — Где? — Вон там, смотрите… Восставший обогнул искореженную, торчащую во все стороны арматуру и выглянул наружу. Все стоявшие на ногах последовали его примеру. Кусок оружейной палубы с сохранившимися пушками балансировал у самого края аллода, и когда я высунул голову в пробоину — взгляду предстала бездна. — Там что-то вроде воронки внизу, видите? — Наверное, астральный вихрь… А вон спрутоглав! Жуткое чудовище размером больше корабля действительно лениво перемещалось не так уж и далеко от берега в окружении мелких демонов. — Это очень редкий экземпляр… — Ничего себе — редкий! — возмутился Орел. — Я такими темпами скоро уже специалистом по спрутоглавам стану! Бывалин молчал, и отличившийся артиллерист продолжил: — Эскадра Империи все ближе. Корабли могли бы напасть на врага с тылу. Маневр, разворот, выстрел! Бац-бац! — и от врагов остались одни рога! Но спрутоглав может спутать нам все карты! — Эскадра Империи все ближе… — эхом повторил майор, думая о чем-то своем. — Скорей бы, скорей бы! Я уже весь ржой покрылся от безделья! — Вот и наслаждайся тогда прогулкой, — снова вклинился Орел. — Я не пехотинец! Я один из лучших артиллеристов! У меня зрение острее, чем у вас всех вместе взятых, руки привыкли наводить корабельные пушки на цели, а вестибулярный аппарат способен справиться с любой качкой… — Ты стреляешь из пушки взрывающимся снарядом по гигантскому кораблю! Тут даже Миша без очков не промахнется! — заявил Орел, крайне оскорбленным тем, что кто-то усомнился в его поистине орлином зрении и меткости. — Какое дилетантское суждение… Да, кстати, я тут еще пленников разглядел! — Что?! Каких еще пленников? — наконец очнулся майор и вытаращился на артиллериста. — М-м-м… этих фанатиков, наверное. Вон они, за кораблем, связанные сидят. — С этого надо было начать! — рявкнул Бывалин и тут же спрыгнул с палубы на землю. Я, поколебавшись, прыгнул следом. — Так там одни лигийцы, товарищ майор… — донеслось из-за спины. Эльф, каниец и трое гибберлингов глядели на приближающихся имперцев глазами обреченных. Связанные по рукам и ногам, они ждали своей участи у края земли, невольно наталкивая на мысль, что сбросить их в астрал быстрее, чем отрубать головы. Бывалин однако, приблизившись, вынул кляп изо рта одного из гибберлингов. — А-а-а! Не убивайте нас! — Как вы тут очутились? — Нас послали на разведку к центральной башне, но гадкие демонопоклонники нас сцапали! А потом притащили сюда! — Зачем? — Они бросают пленников в астрал, распевая молитвы какому-то своему божку и взывая к «силе астрала». Совсем чокнулись! Мы переглянулись. Зачем демонопоклонникам тащить пленников через весь аллод и сбрасывать в астрал? Почему бы просто не убить на месте? — Освободите нас! На Язесе у нас общий враг, и мы должны помогать друг другу! — залепетал гибберлинг, глядя на нас поочередно. Я покосился на майора Бывалина. Приказ командования звучал достаточно однозначно — казнить без возможности воскрешения. Но майор медлил. — Нужно освободить их, — в конце концов произнес он. — Товарищ майор… — Выполнять! Пятеро изможденных, безоружных лигийцев, трое из которых — крохотные гибберлинги, угрозы для нас никакой не представляли, но вот так просто взять и отпустить врагов… Бывалин принялся разрезать веревки, и я, повинуясь приказу, тоже достал перочинный нож. — Расскажите обо всем увиденном в своем лагере. Если демонопоклонники приносят жертвы астралу и действительно получают оттуда помощь… Ничего хорошо для нас в этом нет. Лигийцы, кажется, не верили, что обрели свободу и их и впрямь отпускают восвояси. Они без конца оборачивались, вероятно ожидая удара в спину, пока не скрылись из виду. Наверное их шансы дойти до своего лагеря не так уж и велики… Но они есть! Подстраховывающие нас с обломка корабля Хранители выглядели озадаченными, когда мы вернулись на борт. На их глазах произошло слишком явное нарушение, грозящее трибуналом ответственному за него, но майор полностью проигнорировал вопросительные лица. — Товарищ майор, — неуверенно начал артиллерист. — Спрутоглав находится на расстоянии выстрела. Торпедные аппараты все еще заряжены… Убить, не убьем, но может отгоним? — Да, попробовать можно, — неожиданно согласился Бывалин, словно хотел поскорее закрыть тему с освобождением лигийцев. — Думаю, нам стоит разделиться. Вы останетесь здесь и попробуете атаковать спрутоглава торпедами, а мы пройдемся вдоль берега. Посмотрим, что там и как… Лиза уже сносно шевелила рукой, и рану на голове Лба Матрена тоже закрыла, так что честь сопровождать майора Бывалина выпала мне и моей группе. Я окончательно перестал понимать, что происходит. Берег кишит демонами, от которых мы чудом отбились, демонопоклонники производят какие-то ритуалы, скидывая пленников в астрал, в самом астрале завис спрутоглав, и все это значит, что нужно срочно возвращаться и доложить обо всем… но мы продолжаем продвигаться на север, да еще и разделившись? Приказ показался мне настолько абсурдным, что в какой-то момент захотелось не подчиниться, но выучка взяла свое, и мы покорно потащились за майором и его виверной. Осколок Язеса производил впечатление истерзанного, отравленного существа, умирающего в болезненных конвульсиях. Повсюду попадались строения, разрушенные настолько, что угадать в них ни хадаганскую архитектуру, ни какую-либо еще не представлялось возможным. Жуткие астральные клыки, словно вышедшие из ночного кошмара, продолжали вгрызаться в земную твердь, как хищник в свою добычу. Но мы уже почти не брезговали ступать по синюшным, пульсирующим пятнам вокруг них — какое бы сильное отвращение они не вызывали, их было слишком много. Обычной земли почти не осталось! Кроме того, повсюду зияли глубокие трещины, сквозь которые наверняка можно упасть в астрал, и возвышались каменистые завалы такой величины, что преодолеть их верхом невозможно. Все это сильно осложняло путь, заставляя нас петлять по местности, ведь мы еще старались избегать скопления демонов, которые населили Язес полчищами. И все же, несмотря на столь извилистый маршрут, я все равно почувствовал, что мы слишком забираем к западу, хотя должны продвигаться на север. Поскольку я был старшим в своей группе и уже привык прокладывать дорогу, то и теперь, когда нас вел Бывалин, все равно непроизвольно анализировал направление. — Товарищ майор, мы сильно отклонились на запад. Из-за ветра приходилось повышать голос и чуть ли не кричать. Бывалин обернулся, хмуро покосившись на нас, и сказал что-то насчет логова демонов, которое лучше обойти. Но через полчаса, когда направление не изменилось и мы все еще двигались к центру острова, я догнал майора и, поравнявшись с ним, уже напрямую задал вопрос в лоб: — Куда мы идем? Бывалин дернул поводья, остановившись, спешился с виверны, сплюнул и, достав сигарету, попытался ее зажечь. Но ветер сбивал огонь, так что покурить у него не получилось. Он спрятал сигареты и произнес: — А вы молодцы! Такие, как вы, были на вес метеоритного железа во время Великого Астрального Похода. Вот только почти все они погибли… Надеюсь, вас ждет лучшая участь. Я продолжал взирать на майора, всем своим видом показывая, что эта похвала не уведет меня в сторону от заданного вопроса. Все остальные подошли ближе и остановились рядом. — Ладно, хватит нам языком чесать. Моя дочь Тамара служит вместе со мной. Она отличный диверсант, на хорошем счету. И вот… пропала. — Что произошло? — спросила Матрена. — Ее отправили на разведку к стенам города демонов. Кроме того, она должна была выполнить и кое-какое мое поручение… Я очень волнуюсь. И за нее, и за наше общее дело. Отцовское сердце подсказывает мне, что Тамара жива. Но боевой опыт кричит об обратном… — Значит, мы идем к городу демонов, — заключил я, чувствуя, как внутри все закипает. — Ради дочери, ради всех нас я должен пойти на этот риск! — Ради всех нас?! — воскликнула Лиза, задрав брови. — То есть мы, вопреки приказу командования, идем в самое пекло искать вашу дочь «ради всех нас»? — Нет, это не так, скоро вы это поймете. Мы идем не к городу демонов. Меня ждет встреча… — С кем? — спросил я, но взор майора уже был устремлен куда-то поверх моей головы, и я обернулся. Шестеро всадников глядели на нас с возвышенности, и пятеро из них недвусмысленно целились из луков. Их принадлежность к Лиге легко узнавалась по штандарту и плащам. — Спокойно! Спокойно! Мы здесь для переговоров! — быстро заговорил майор. — Тогда может быть они опустят оружие?! Лигийцы действительно опустили оружие, как будто услышали нас, и двинулись навстречу. Их оказалось не шесть, а восемь, потому что на шестой лошади восседало сразу трое гибберлингов. Они же и двигались первыми. Несмотря на протесты Бывалина, я достал меч. Лоб тоже держал топор наготове, а Орел наложил стрелу на лук. Я инстинктивно оглядел местность на предмет укрытия. Лучники — это почти так же плохо, как маги! Хорошо, что у нас есть Лиза и Миша, а вокруг полно каменных, не до конца еще рассыпавшихся стен. — Слава Нити! — воскликнул один из гибберлингов, спрыгнув с лошади и выйдя вперед. Остальные лигийцы — то ли эльфы, то ли канийцы, укутанные в плащи и капюшоны — оставались чуть позади. Пространство вокруг прямо-таки наэлектризовалась, но ни гибберлинги, ни Бывалин этого как будто не замечали. — Какие новости? — спросил майор. — Наши захватили твою дочурку, держат в лагере. Но не волнуйся. Сварог тайно общается с ней, помогает, подкармливает. Лицо Бывалина сразу разгладилось и он выдохнул с облегчением, впервые за все время слегка улыбнувшись. — Теперь самое главное. Сварог считает, что пришла пора нам заявить о себе. «Единая рать» должна сбросить покров конспирации! Хватит нам прятаться! Ну, что скажешь? — Это может стоить нам жизней, — произнес майор, но при этом крепко задумался. — Мы и так все погибнем, если не объединим усилия! — вступил в разговор еще один гибберлинг, а третий усиленно закивал головой. — Враг-то совсем распоясался! Смотри, как их много вокруг! Повылазили из своего города! Но мы прижмем их к ногтю, мало не покажется! Только представь: Лига и Империя вместе! Заодно! Как сорок лет назад! — Что ж, раз выхода нет… Значит будем воевать вместе. — Ура! Уж мы навоюем! — обрадовались гибберлинги, начав чуть ли не пританцовывать на месте, что, учитывая окружающую обстановку, казалось до невозможности неуместным. — Если свои не казнят, — не разделил их энтузиазма Бывалин. — Надо постараться! Надеюсь, скоро мы услышим от вас хорошие новости. — И мы! На этом гибберлинги ловко залезли на свою лошадь, и вся их компания так же быстро, как и пришла, двинула прочь. Я невольно отметил, что лигийцы не побоялись повернуться к нам спинами, хоть мы и держали оружие наготове на протяжении этого короткого и очень странного разговора. В голове роилось много вопросов, и я, собравшись с мыслями, сформулировал главный: — Что еще за «Единая рать»?! Бывалин дождался, когда лигийцы скроются из вида, и повернулся к нам. — Тайная организация, созданная ветеранами Лиги и Империи. Когда стало ясно, что демоническая угроза не ликвидирована, мы… — Мы?! — Мы — старые солдаты — решили, что пора объединить усилия наших армий для борьбы с общим врагом! Вместе мы сила, а порознь пропадем. Демоны просто разобьют нас, и не останется ни Лиги, ни Империи. Жаль, что наши руководители этого до сих пор не понимают. — Скоро наш флот… — начал было Миша, но майор его перебил. — Посмотрите вокруг — ни один корабль не сможет даже приблизиться к Язесу! Всех их ждет участь «Касатки». Вы глупцы, если верите, что подкрепление вот-вот прибудет! Все замолчали и посмотрели наверх — непроглядная, черная масса все еще окутывала аллод. Сверкали молнии. Выл ветер, который там, сверху, превращался в настоящий шторм. Нет, кораблям не преодолеть это… Конечно, все видели обстановку вокруг, и в глубине души прекрасно понимали, что флоту такой буйный астрал не по зубам, но услышать это вот так прямо и без обиняков отчего-то было грустно и обидно. — Нас всех обвинят в предательстве и прилюдно казнят перед строем без права воскрешения, — сделал неутешительный прогноз Орел и посмотрел на майора с таким видом, как будто хотел казнить его прямо здесь и сейчас. — Вас не казнят, вы исполняли мой приказ. — А вы? — едва слышно прошептала Матрена, наверное единственная, на чьем лице не отображались кровожадные в отношении Бывалина мысли. — Будь как будет. Зато совесть моя чиста! «Единая рать» — наш единственный шанс выжить. Мы должны вступить в союз с Лигой. Как когда-то Незеб заключил союз со Скраканом! — Товарищ майор, при всем уважении к вашим заслугам и опыту… вы сообщите обо всем генералу Верховину сразу же, как мы вернемся в лагерь, или сообщим мы, — твердо сказал я, внутренне готовый к сопротивлению и агрессии. Но их не последовало. — Да, — со смешком кивнул майор, — пора выбираться из подполья. Назад ехали каждый пребывая в глубоких раздумьях, и поэтому чуть не проворонили нападение. Улепетывать пришлось по развалинам домов, где Старик порвал второе крыло об торчащую арматуру. Унылый пейзаж разрушенного города, пораженного астральной напастью, действовал так угнетающе, что порой приходилось заставлять себя бороться с ощущением всеобъемлющей безнадеги и двигаться дальше. К счастью, на демонопоклонников мы не наткнулись, и к обломку корабля, где оставшаяся часть отряда уже разрядила все пушки, мы сумели вернуться хоть и уставшими, но зато без потерь. Здесь тоже было совсем не весело. Спрутоглав никуда не делся. Жуткая воронка снизу аллода все еще закручивала черные тучи спиралью. А у раненого хадаганца началась лихорадка. — Мы все умрем на этом проклятом аллоде, — прошептал он и прикрыл покрасневшие глаза. — Никто не умрет, — твердо сказал майор. — Мы вернемся в лагерь и там тебя подлатают! — Мы все умрем… никто из нас не выберется с Язеса… — Отставить панику! Демонический портал все еще работает, и в крайнем случае мы просто телепортируемся назад! — Вы что, не понимаете? Мы пушечное мясо… Нас бросили на амбразуру, чтобы мы умерли, но сдержали наступление, пока Империя готовит удар… Никто не телепортирует нас отсюда! — Хватит ныть, солдат! Мы все клялись умереть, если потребуется, — рявкнул Бывалин. — Давайте, грузите его в седло, пора возвращаться. — Мы все умрем… Остаток пути до лагеря преодолели под это зловещее предсказание, которое раненый хадаганец постоянно повторял в полубреду. Демоны опять потихоньку начали собираться вдоль берега, так что приходилось соблюдать крайнюю осторожность, и дорога заняла много времени. Я думал обо всем произошедшем и пытался определить наши шансы выбраться с Язеса, но никак не мог собрать мысли в кучу — они постоянно уходили в сторону: то на Орла, когда-то считавшего, что единственный достойный враг — это Лига, и, очевидно, ошибавшегося; то на Михаила, все еще пытающегося писать свою диссертацию о прикладной огненной магии; то на Лба, оставившего неказистый путь вышибалы ради армии и дороги храмовника; то на Матрену — простого лекаря, решившего доказать всем и прежде всего самой себе свою храбрость, то на Лизу — эльфийку, нашедшую свой дом по другую сторону баррикад. Интересно, оказались бы они все здесь, если б судьба не свела их в свое время со мной? А еще я подумал о Веронике, дочке трактирщика с плато Коба. Уродливая кукла Зэм, которую она мне оставила, все еще лежала в моем внутреннем кармане, как талисман. Что, если осколок Язеса и правда станет последним моим местом назначения? Мне вдруг до боли захотелось, чтобы кто-нибудь нашел эту куклу и вернул Веронике — как доказательство того, что я не выбросил ее из своих мыслей и думал о ней даже перед самым концом. Жаль, что это невозможно. — Магическое давление ослабло! Иавер Кадифа — заклинатель, поддерживающий демонический портал, буквально накинулся на нас, едва мы преодолели все заграждения и ступили на территорию лагеря. Выяснилось, что магам стало немного проще контролировать этот портал, и теперь Зэм пытался вытрясти из нас, не могли ли мы как-то повлиять на этот процесс. Я сомневался, что тут есть какая-то взаимосвязь, но Кадифа очень внимательно выслушал историю о том, как мы сорвали ритуал демонопоклонников на берегу. — Ага… Судя по всему, эти сумасшедшие привлекли к своей магической операции какое-то неизвестное… божество? Ну, по крайней мере, они так считают. Я же думаю, что астрал каким-то образом впитывает Искры и наделяет демонопоклонников силой, — задумчиво протянул он. — Да, именно так наука смотрит на этот вопрос! Я, чувствовавший себя слишком уставшим и голодным, согласился с наукой целиком и полностью и уже предвкушал свою законную чашку горячего супа, потому что съеденный в дороге сухой паек стоял поперек горла. Но даже этой маленькой радости меня лишили. Майор Бывалин по прибытию, как и обещал, отправился к генералу Верховину, и едва я успел расседлать Старика, как меня вызвали туда же. Допроса с пристрастием избежать не удалось. И хоть иголки под ногти никто не засовывал, я не сомневался, что как только весть доедет до Комитета — а она обязательно до него дойдет — то пух и перья полетят во все стороны. — Что тебе известно о «Единой рати», капитан? — сухо спросил генерал, постукивая пальцами по столу. Я покосился на присутствующего здесь же Бывалина. Он едва заметно кивнул, как бы подбадривая меня, но я все равно ощущал себя попавшимся преступником. — Это союз ветеранов Великого Астрального Похода, товарищ генерал. — Союз ветеранов Лиги и Империи, — многозначительно уточнил он. — Так точно, товарищ генерал. — Когда ты о нем узнал? — Сегодня, товарищ генерал. — А до этого слышал об этом? — Никак нет, товарищ генерал. — А кто-нибудь из твоей группы? — Никак нет, товарищ генерал. — Ручаешься? — Так точно, товарищ генерал… Верховин сверлил меня взглядом, но я не позволил себе дрогнуть. Да и нечего мне было скрывать! Я быстро и твердо отвечал на вопросы, ничего не утаивая и нигде не привирая, пока Верховин не дошел до главного, на что мне отвечать не хотелось, — до моего собственного мнения. На этот раз мой голос уже не звучал так уверенно, ведь я сам не до конца определился, как отношусь к «Единой рати». Разум подсказывал, что союз с Лигой в сложившихся условиях необходим, но душа не лежала к такому исходу. — Нужно дождаться прибытия флота, — осторожно ответил я. — Если они смогут преодолеть шторм, то помощь Лиги нам не потребуется. — Если… — повторил Верховин, выделив самое ключевое. От этого «если» будет зависеть все! Верховин вышел из-за стола и прошелся туда-сюда со сложенными назад руками. — Когда об этом узнают комитетчики, то арестуют всех ветеранов. — Товарищ генерал, к вам они прислушаются, — подал голос Бывалин. — К тому же, ситуация становится безвыходной. — Хм… Меня обвинят в государственной измене, если я начну переговоры с врагом. С другой стороны, демоны вот-вот хлынут через портал, а наши волшебники едва сдерживают их натиск. Генерал снова замолчал, на этот раз надолго, и нам с майором только и оставалось, что переглядываться в ожидании какого-то решения. — Свободен, капитан, — наконец произнес он. — И никому ни слова о «Единой рати»! И ребятам своим скажи, чтоб помалкивали! О чем они дальше разговаривали с майором, я не знал, хотя мне, признаться, было любопытно, сколько же ветеранов всего втянуто в эту историю. Прошло два суматошных дня, когда нас почти непрерывно атаковали черные дрейки, один из которых был очень близок к тому, чтобы откусить мне голову. Но в самом лагере ничего не поменялось: никого не арестовали за предательство, и даже никаких разговоров о случившемся я не слышал. Мы тоже это не обсуждали, боясь лишних ушей. С майором Бывалиным попадать в один дозор нам больше не довелось, хотя я видел его мельком. На третий день меня снова вызвал к себе генерал, и на этот раз разговор шел тет-а-тет. — Я готов согласиться на сотрудничество с Лигой, — сообщил он, и я с удивлением понял, что вопреки всему все же испытал некоторое облегчение от этого решения. — Лигийцы прислали мне депешу. Предлагают во имя сотрудничества произвести для начала обмен пленными. — Это… хорошее начало, — осторожно произнес я. — Да. Мы выбрали местом встречи побережье между нашими лагерями. Там еще неподалеку разрушенное святилище. Надеюсь, Лига не решится осквернить освященную землю. Руководить обменом с нашей стороны будет капитан Снежных. Он тертый калач. Ты со своими тоже будешь присутствовать в качестве наблюдателя. Но ни во что не вмешивайтесь! Если Лига нас предаст, сразу отступайте, и бегом назад! Такой план меня мало устраивал. Мало того, что меня, как офицера, не привлекли к обсуждению операции, к которой я имею непосредственное отношение, и даже не пригласили на совещание, а просто поставили перед фактом, так у меня и моей группы еще и нелепая роль декорации. Ни во что не вмешиваться, в случае опасности — ретироваться. Похоже, ветераны вместе с этим капитаном Снежных решили не давать мне голоса. Но тогда зачем я вообще им там нужен? Вот и обменивались бы пленными сами! Естественно, свое возмущение генералу я не озвучил. Узнав о предстоящем мероприятии, Миша прояснил ситуацию. — Все ясно! — кивнул он и, сняв очки, принялся натирать стекла с такой интенсивностью, словно хотел стереть их до дыр. — Они все надеются, что Яскер будет более снисходителен, когда узнает, что мы тоже принимали участие в операции. Ты — точнее. Ни для кого же не секрет, что нас сюда телепортировали по особому распоряжению. — Прими позу героической ширмы, Ник, тобой прикрываются, — фыркнул Орел. — На самом деле, это не лишено смысла, — продолжил Миша. — Если ты поддержишь… это движение, то у него больше шансов стать легитимным. — Либо это станет для Яскера последней каплей и он наконец отдаст Ника Комитету, — вставила Лиза. — Представляю, какие мечты в отношении меня лелеет товарищ Рысина, — пробормотал я. — Это будет самое пылкое признание в любви: с раскаленными щипцами, цепями, колюще-режущими предметами… Уверен, ее фантазия не имеет границ. — Не льсти себе. Признаваться в любви от лица товарища Рысиной тебе будет парочка ее палачей. — Вот вечно ты оборвешь на самом интересном! В назначенный день ураган стал совсем лютым. Казалось, что он усиливается с каждым днем. Старик больше не раскрывал крыльев, плотно прижимая их к телу, иначе его просто сносил ветер. Но больше всех страдала крохотная лошадка Матрены, которая могла передвигаться только прячась за носорогом Лба. Наша процессия снова состояла из тринадцати Хранителей, правда с собой мы еще везли шестерых пленников — пятерых канийцев и одного прайдена, всю дорогу спавшего свернувшись клубочком и спрятав лицо за пушистым хвостом. Возможно это бы и вызывало умиление и улыбку, но все мы слишком хорошо знали, что прайден, эта прямоходящая двухметровая кошка, может в одно мгновение распрямиться, как сжатая пружина, и нанести смертельный удар. Хорошо, что все пленники были связаны. Я надеялся, что в этот раз несчастливое число не скажется на операции. На место обмена мы прибыли заранее, надеясь быть первыми, но лигийцы уже нас поджидали. Это была прямоугольная площадка, выложенная квадратными плитами, вокруг которой еще сопротивлялись ветру и времени толстые, каменные стены. Капитан Снежных, орк, на чьем лице постоянно сохранялось недовольное выражение, при виде лигийцев и вовсе состряпал такую кислую мину, что меня самого слегка перекосило от его вида, как от лимона. — Эльф там главный, что ли? — заворчал он, спешиваясь. — Глядите, стоит! Напыщенный весь, угрюмый… Где-то я его уже видел! Впрочем, эльфы все друг на друга похожи. Я невольно обернулся и поймал сардонический взгляд Лизы, для которой орки тоже наверняка мало чем отличались друг от друга. Лигийцев было ровно столько же, сколько и нас. Если, конечно, никто не прятался где-то рядом, чего тоже нельзя исключать. Мы остановились на другом конце площадки, кидая косые взгляды на лигийцев с противоположной стороны. Нас разделяло добрых полсотни метров, но почему-то я ощущал их нервозность почти так же ясно, как и тех, кто был рядом. Или мне так только казалось. Лигийцы выставили вперед своих пленников, и капитан Снежных приказал сделать точно так же. — Признаться, не люблю я эльфов, — закряхтел он, пока Хранители развязывали ноги пленникам, чтобы они могли идти сами. — Помню, когда служил на передовой, взяли мы одного в плен — такого же заносчивого, отстраненного. Так наше командование хотело его обменять у Лиги на десять пленных орков! Представляете? Одного такого франта на десять настоящих воинов! Что же в них такого особенного, хотел бы я знать. — По крайней мере сейчас у нас равное количество пленников, — произнес я. — Каковы наши шансы на успешный исход? — Лично я вообще никому не доверяю. И эта история с «Единой ратью» кажется мне подозрительной. Лиге очень не хочется, чтобы мы одержали победу над демонами, и чтобы этого не случилось, они могут пойти на любой обман! На месте Верховина я бы с ними не сотрудничал. Ну у меня приказ! — Да, товарищ капитан… приказ есть приказ… — вздохнул я, подумав, что до победы над демонами нам еще очень далеко. — Вот именно! А значит, мы будем стоять здесь и ждать, пока не закончится обмен. Но надо быть настороже, от них всего ожидать можно! Особенно от этого наглого эльфа! Несмотря на нашу обоюдную капитанскую недоверчивость, все шло как положено: пленники — шестеро с нашей стороны, шестеро со стороны Лиги — не спеша вышли навстречу друг другу, безмолвно пересекли площадку под всеобщими напряженными взглядами и спокойно подошли к своим. Им сразу же принялись освобождать руки. Это было драматично, но все же никто на нас не напал, небо не разверзлось, земля тоже, и все закончилось быстрее, чем я ожидал. — Тамара! Слава астралу! Твой отец места себе не находит… — Фух, живы, я уж и не верил! — С вами хорошо обращались? — Ну, кормили нормально… — Что ж, все прошло удачно. Какая трогательная встреча, гы! — капитан Снежных передернул плечами и покосился на свой топор, словно стесняясь того, что все еще держит его в руках. — Ладно! Похоже, что «Единая рать» не блеф! А если так, то и мне придется вступить в нее. Ох, кто бы мог подумать, что я стану сражаться вместе с Лигой против общего врага! Батя мне просто не поверит. — Давайте поскорее вернемся. Не по себе мне тут… Я оседлал Старика со смешанным чувством удовлетворения от несостоявшейся драки и одновременно раздражения по этой же причине. Теперь от союза с Лигой точно никуда не деться, но, несмотря на вроде бы положительный исход, я все еще не мог представить себя стоящим с лигийцами плечом к плечу. Слишком много всего было пережито на Святой Земле, чтобы все взять и просто перечеркнуть. Я помнил, как таскал мертвые тела на берегу Асээ-Тэпх, помнил схватку на Паучьем склоне, помнил смех партизанки Майи и ее отчаянных друзей, которым отрубили головы. И я не забыл, кто все это сотворил. Нет, никогда лигийцы не станут мне друзьями. Никогда! На обратном пути разговаривать совсем не хотелось, хотя я слышал за спиной веселые голоса освобожденных пленников, взахлеб рассказывающих о своих приключениях. Я, набыченный, ехал первым, радуясь лишь тому, что ко мне никто не лезет. На пропускном пункте мы вызвали настоящий ажиотаж! Но я не стал останавливаться и сразу направился к командирскому шатру вместе с капитаном Снежных, так что в пересказывании истории с обменом пленных мы не приняли участия. Наверняка эта в общем-то спокойная встреча с Лигой обрастет небылицами и эпическими подробностями, как это всегда бывало. Генерал Верховин, в свою очередь, ждет максимально точного отчета, и очень хорошо, что докладывать буду не я. Все, что от меня требовалось, это подтвердить слова капитана Снежных. Что я и сделал. На лице Верховина после новостей сразу отразилось облегчение. — До последнего думал, что Лига нас обманет и подставит. — Все в порядке, товарищ генерал. Мы бы не позволили себя провести! Генерал уже привычно забарабанил пальцами по столу, явно просчитывая открывшиеся перспективы. — Итак, «Единая рать» в самом деле существует. Наши ветераны объединились с ветеранами Лиги ради общего дела… Если смотреть на происходящее с этой стороны, то все не так уж и плохо. Быть может, мы продолжили дело Великого Незеба! — Лишь бы теперь в Комитете рассудили точно так же, — не удержался я, но генерал был в хорошем расположении духа и не посчитал комментарий слишком дерзким. — Им пока сообщать рано, — произнес он. — Есть у меня одна мысль… Этот Рокот, орк, которого прислали Охотники на демонов… — Хвастливый дурак! — припечатал капитан Снежных безапелляционно. — Говорят, он один из лучших… М-да, кто бы мог подумать, что он будет моим консультантом. Но в борьбе с демонами хороши все средства! Так вот, разведчики донесли, что перед вратами города демонов — я имею в виду, той завесы, которую мы не можем преодолеть… Словом, они нашли еще один демонический портал. — Как?! — Да. Так что всего порталов три, а не два, как мы думали! Один у нас, второй у лигийцев и третий торчит посреди аллода. И вот его-то никто не контролирует! Что, как вы понимаете, нас не радует. — И каков наш план? — Пока мы можем только наблюдать — сил для атаки на портал у нас недостаточно. Но и наблюдать можно по-разному. Мы сделаем это правильно, используя один из охотничьих приборов. Рокот называет его детектором демонической активности. Мы установим один возле портала, второй — возле магической завесы. Не знаю, будет ли польза от этих детекторов, но это хороший вариант для первой совместной с Лигой операции. Дело достаточно серьезное, чтобы показать нашу заинтересованность в сотрудничестве, но не столько, чтобы в случае провала мы понесли большие потери. Нам с капитаном оставалось молчаливо согласиться. Распространяться о «Единой рати» все еще было запрещено, но оба — и генерал Верховин, и даже капитан Снежных — возлагали на нее большие надежды. Это было заметно. Моя угрюмость не ускользнула от глаз генерала — когда мы попрощались с ним и направились к выходу, он окликнул: — Санников… Я обернулся. — Поверь, я знаю, что ты чувствуешь. Ты не единственный, кто воевал с Лигой на Святой Земле. Все через это прошли, — произнес Верховин и, помолчав, добавил: — И все кого-то теряли. Я не стал ничего на это отвечать и, кивнув, вышел из палатки. Глава 33
  8. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.63

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 32. Единая рать Сердце колотилось у самого горла, звуки вернулись и замедлившееся было время снова побежало с привычной скоростью. Я, спешившись и откинувшись спиной на кусок металла, старался отдышаться, придерживая Старика. У него было порвано крыло и он рвался за это отомстить. Схватка еще продолжалась, но даже до пылающего боевым азартом сознания доходило, что демонов слишком много. По опыту я знал, что долгая передышка влечет за собой выгорание и усталость, после которых вернуться в бой с прежним запалом сложно, но мне нужна была пауза. Наш отряд из двух групп во главе с майором Бывалиным намеревался проверить восточный берег. Тринадцать Хранителей — число не самое счастливое, в очередной раз подтвердившее свою плохую репутацию. Всего лишь шестеро демонопоклонников неожиданно дали достойный отпор, призвав целую орду демонов, с которыми мы не справлялись. Они успешно давили нас количеством, заставляя отступать и прятаться среди металлических обломков, бывших, как я предполагал, разбившемся Имперским кораблем, и остатков старых строений, не переживших Ночи Астральных Порталов. Грохот, похожий на взрыв, перекрыл завывание ветра, земля под ногами затряслась, и я почувствовал толчок ударной волны. Вряд ли это можно было списать на особо удачный огненный залп Мишиной магии. За первым взрывом последовали новые, и я, стараясь подгадать момент, высунулся из укрытия, чтобы оценить обстановку. Крупные, огненные снаряды летели от чернеющего вдалеке искореженного остова и падали прямо среди демонов, заполонивших берег. Пушечный залп трудно спутать с чем-либо другим. Должно быть, оружие с разбившегося корабля оказалось достаточно прочным и еще сохраняло какую-то энергию, потому как реактор вряд ли остался целым. Лупить из пушек по демонам все равно, что стрелять ими по воробьям, но все же астральным тварям пришлось отступить. Они разбегались, как тараканы, кто куда, спеша скрыться от взрывающихся снарядов. Конечно, на совсем их разогнать не получится, но по крайней мере они отстанут от нас на время! Когда залпы поутихли и я снова решился высунуться из укрытия, берег уже был практически пуст, а от корабля, точнее — груды металлолома, в которую он превратился, кто-то сигнализировал фонариком. Я не сомневался, что этот отчаянный прорыв совершил Зэм с непроизносимым именем, который ныл всю дорогу до берега, что он артиллерист, а не разведчик, чем крайне бесил всех. Но выходит, взяли его все же не зря. Настороженно оглядываясь по сторонам и не опуская оружия, отряд быстрыми перебежками добрался до корабельных останков, с которых велся обстрел. Нырнув внутрь и кое как затащив туда же питомцев, мы первым делом услышали нытье восставшего, истерично заламывающего свои металлические пальцы. — Бедная, бедная моя «Касаточка»! Что с ней стало, вы только посмотрите! — Это «Касатка-186»? — Я ее иначе, чем «Касаточкой» не называю. Теперь от моей лапочки остались одни обломки… сердце кровью обливается! — Какой еще кровью, болезненный? У тебя крови уже пару тысяч лет как нет… — Отставить! — гаркнул майор Бывалин, и все замолчали. Дружелюбный и словоохотливый майор, еще пару дней назад делившийся с нами историями о Великом Астральном Походе, сегодня был погружен в себя и выглядел чернее тучи. Он много курил по дороге и сейчас снова полез за сигаретой. — Все здесь? Раненые есть? Выяснилось, что убитых среди нас каким-то чудом не было. Зато раненых оказалось трое: Лоб, Лиза и еще один хадаганец из второй группы — его задело сильнее всего, и им уже занялся второй лекарь. Лоб, лицо которого заливала кровь, сердито отмахнулся, и Матрена склонилась над повисшей плетью рукой Лизы. — Вроде ничего страшного… Это я смогу вылечить. Второй лекарь тоже обнадежил, что смертельной опасности нет. Если бы не корабельные пушки и не пробравшийся к ним артиллерист, так легко бы мы не отделались! — Товарищ майор, я заметил в астрале гигантского спрутоглава, прямо тут, недалеко от берега. Все разом посмотрели в пробоину, сквозь которую был виден астрал. — Где? — Вон там, смотрите… Восставший обогнул искореженную, торчащую во все стороны арматуру и выглянул наружу. Все стоявшие на ногах последовали его примеру. Кусок оружейной палубы с сохранившимися пушками балансировал у самого края аллода, и когда я высунул голову в пробоину — взгляду предстала бездна. — Там что-то вроде воронки внизу, видите? — Наверное, астральный вихрь… А вон спрутоглав! Жуткое чудовище размером больше корабля действительно лениво перемещалось не так уж и далеко от берега в окружении мелких демонов. — Это очень редкий экземпляр… — Ничего себе — редкий! — возмутился Орел. — Я такими темпами скоро уже специалистом по спрутоглавам стану! Бывалин молчал, и отличившийся артиллерист продолжил: — Эскадра Империи все ближе. Корабли могли бы напасть на врага с тылу. Маневр, разворот, выстрел! Бац-бац! — и от врагов остались одни рога! Но спрутоглав может спутать нам все карты! — Эскадра Империи все ближе… — эхом повторил майор, думая о чем-то своем. — Скорей бы, скорей бы! Я уже весь ржой покрылся от безделья! — Вот и наслаждайся тогда прогулкой, — снова вклинился Орел. — Я не пехотинец! Я один из лучших артиллеристов! У меня зрение острее, чем у вас всех вместе взятых, руки привыкли наводить корабельные пушки на цели, а вестибулярный аппарат способен справиться с любой качкой… — Ты стреляешь из пушки взрывающимся снарядом по гигантскому кораблю! Тут даже Миша без очков не промахнется! — заявил Орел, крайне оскорбленным тем, что кто-то усомнился в его поистине орлином зрении и меткости. — Какое дилетантское суждение… Да, кстати, я тут еще пленников разглядел! — Что?! Каких еще пленников? — наконец очнулся майор и вытаращился на артиллериста. — М-м-м… этих фанатиков, наверное. Вон они, за кораблем, связанные сидят. — С этого надо было начать! — рявкнул Бывалин и тут же спрыгнул с палубы на землю. Я, поколебавшись, прыгнул следом. — Так там одни лигийцы, товарищ майор… — донеслось из-за спины. Эльф, каниец и трое гибберлингов глядели на приближающихся имперцев глазами обреченных. Связанные по рукам и ногам, они ждали своей участи у края земли, невольно наталкивая на мысль, что сбросить их в астрал быстрее, чем отрубать головы. Бывалин однако, приблизившись, вынул кляп изо рта одного из гибберлингов. — А-а-а! Не убивайте нас! — Как вы тут очутились? — Нас послали на разведку к центральной башне, но гадкие демонопоклонники нас сцапали! А потом притащили сюда! — Зачем? — Они бросают пленников в астрал, распевая молитвы какому-то своему божку и взывая к «силе астрала». Совсем чокнулись! Мы переглянулись. Зачем демонопоклонникам тащить пленников через весь аллод и сбрасывать в астрал? Почему бы просто не убить на месте? — Освободите нас! На Язесе у нас общий враг, и мы должны помогать друг другу! — залепетал гибберлинг, глядя на нас поочередно. Я покосился на майора Бывалина. Приказ командования звучал достаточно однозначно — казнить без возможности воскрешения. Но майор медлил. — Нужно освободить их, — в конце концов произнес он. — Товарищ майор… — Выполнять! Пятеро изможденных, безоружных лигийцев, трое из которых — крохотные гибберлинги, угрозы для нас никакой не представляли, но вот так просто взять и отпустить врагов… Бывалин принялся разрезать веревки, и я, повинуясь приказу, тоже достал перочинный нож. — Расскажите обо всем увиденном в своем лагере. Если демонопоклонники приносят жертвы астралу и действительно получают оттуда помощь… Ничего хорошо для нас в этом нет. Лигийцы, кажется, не верили, что обрели свободу и их и впрямь отпускают восвояси. Они без конца оборачивались, вероятно ожидая удара в спину, пока не скрылись из виду. Наверное их шансы дойти до своего лагеря не так уж и велики… Но они есть! Подстраховывающие нас с обломка корабля Хранители выглядели озадаченными, когда мы вернулись на борт. На их глазах произошло слишком явное нарушение, грозящее трибуналом ответственному за него, но майор полностью проигнорировал вопросительные лица. — Товарищ майор, — неуверенно начал артиллерист. — Спрутоглав находится на расстоянии выстрела. Торпедные аппараты все еще заряжены… Убить, не убьем, но может отгоним? — Да, попробовать можно, — неожиданно согласился Бывалин, словно хотел поскорее закрыть тему с освобождением лигийцев. — Думаю, нам стоит разделиться. Вы останетесь здесь и попробуете атаковать спрутоглава торпедами, а мы пройдемся вдоль берега. Посмотрим, что там и как… Лиза уже сносно шевелила рукой, и рану на голове Лба Матрена тоже закрыла, так что честь сопровождать майора Бывалина выпала мне и моей группе. Я окончательно перестал понимать, что происходит. Берег кишит демонами, от которых мы чудом отбились, демонопоклонники производят какие-то ритуалы, скидывая пленников в астрал, в самом астрале завис спрутоглав, и все это значит, что нужно срочно возвращаться и доложить обо всем… но мы продолжаем продвигаться на север, да еще и разделившись? Приказ показался мне настолько абсурдным, что в какой-то момент захотелось не подчиниться, но выучка взяла свое, и мы покорно потащились за майором и его виверной. Осколок Язеса производил впечатление истерзанного, отравленного существа, умирающего в болезненных конвульсиях. Повсюду попадались строения, разрушенные настолько, что угадать в них ни хадаганскую архитектуру, ни какую-либо еще не представлялось возможным. Жуткие астральные клыки, словно вышедшие из ночного кошмара, продолжали вгрызаться в земную твердь, как хищник в свою добычу. Но мы уже почти не брезговали ступать по синюшным, пульсирующим пятнам вокруг них — какое бы сильное отвращение они не вызывали, их было слишком много. Обычной земли почти не осталось! Кроме того, повсюду зияли глубокие трещины, сквозь которые наверняка можно упасть в астрал, и возвышались каменистые завалы такой величины, что преодолеть их верхом невозможно. Все это сильно осложняло путь, заставляя нас петлять по местности, ведь мы еще старались избегать скопления демонов, которые населили Язес полчищами. И все же, несмотря на столь извилистый маршрут, я все равно почувствовал, что мы слишком забираем к западу, хотя должны продвигаться на север. Поскольку я был старшим в своей группе и уже привык прокладывать дорогу, то и теперь, когда нас вел Бывалин, все равно непроизвольно анализировал направление. — Товарищ майор, мы сильно отклонились на запад. Из-за ветра приходилось повышать голос и чуть ли не кричать. Бывалин обернулся, хмуро покосившись на нас, и сказал что-то насчет логова демонов, которое лучше обойти. Но через полчаса, когда направление не изменилось и мы все еще двигались к центру острова, я догнал майора и, поравнявшись с ним, уже напрямую задал вопрос в лоб: — Куда мы идем? Бывалин дернул поводья, остановившись, спешился с виверны, сплюнул и, достав сигарету, попытался ее зажечь. Но ветер сбивал огонь, так что покурить у него не получилось. Он спрятал сигареты и произнес: — А вы молодцы! Такие, как вы, были на вес метеоритного железа во время Великого Астрального Похода. Вот только почти все они погибли… Надеюсь, вас ждет лучшая участь. Я продолжал взирать на майора, всем своим видом показывая, что эта похвала не уведет меня в сторону от заданного вопроса. Все остальные подошли ближе и остановились рядом. — Ладно, хватит нам языком чесать. Моя дочь Тамара служит вместе со мной. Она отличный диверсант, на хорошем счету. И вот… пропала. — Что произошло? — спросила Матрена. — Ее отправили на разведку к стенам города демонов. Кроме того, она должна была выполнить и кое-какое мое поручение… Я очень волнуюсь. И за нее, и за наше общее дело. Отцовское сердце подсказывает мне, что Тамара жива. Но боевой опыт кричит об обратном… — Значит, мы идем к городу демонов, — заключил я, чувствуя, как внутри все закипает. — Ради дочери, ради всех нас я должен пойти на этот риск! — Ради всех нас?! — воскликнула Лиза, задрав брови. — То есть мы, вопреки приказу командования, идем в самое пекло искать вашу дочь «ради всех нас»? — Нет, это не так, скоро вы это поймете. Мы идем не к городу демонов. Меня ждет встреча… — С кем? — спросил я, но взор майора уже был устремлен куда-то поверх моей головы, и я обернулся. Шестеро всадников глядели на нас с возвышенности, и пятеро из них недвусмысленно целились из луков. Их принадлежность к Лиге легко узнавалась по штандарту и плащам. — Спокойно! Спокойно! Мы здесь для переговоров! — быстро заговорил майор. — Тогда может быть они опустят оружие?! Лигийцы действительно опустили оружие, как будто услышали нас, и двинулись навстречу. Их оказалось не шесть, а восемь, потому что на шестой лошади восседало сразу трое гибберлингов. Они же и двигались первыми. Несмотря на протесты Бывалина, я достал меч. Лоб тоже держал топор наготове, а Орел наложил стрелу на лук. Я инстинктивно оглядел местность на предмет укрытия. Лучники — это почти так же плохо, как маги! Хорошо, что у нас есть Лиза и Миша, а вокруг полно каменных, не до конца еще рассыпавшихся стен. — Слава Нити! — воскликнул один из гибберлингов, спрыгнув с лошади и выйдя вперед. Остальные лигийцы — то ли эльфы, то ли канийцы, укутанные в плащи и капюшоны — оставались чуть позади. Пространство вокруг прямо-таки наэлектризовалась, но ни гибберлинги, ни Бывалин этого как будто не замечали. — Какие новости? — спросил майор. — Наши захватили твою дочурку, держат в лагере. Но не волнуйся. Сварог тайно общается с ней, помогает, подкармливает. Лицо Бывалина сразу разгладилось и он выдохнул с облегчением, впервые за все время слегка улыбнувшись. — Теперь самое главное. Сварог считает, что пришла пора нам заявить о себе. «Единая рать» должна сбросить покров конспирации! Хватит нам прятаться! Ну, что скажешь? — Это может стоить нам жизней, — произнес майор, но при этом крепко задумался. — Мы и так все погибнем, если не объединим усилия! — вступил в разговор еще один гибберлинг, а третий усиленно закивал головой. — Враг-то совсем распоясался! Смотри, как их много вокруг! Повылазили из своего города! Но мы прижмем их к ногтю, мало не покажется! Только представь: Лига и Империя вместе! Заодно! Как сорок лет назад! — Что ж, раз выхода нет… Значит будем воевать вместе. — Ура! Уж мы навоюем! — обрадовались гибберлинги, начав чуть ли не пританцовывать на месте, что, учитывая окружающую обстановку, казалось до невозможности неуместным. — Если свои не казнят, — не разделил их энтузиазма Бывалин. — Надо постараться! Надеюсь, скоро мы услышим от вас хорошие новости. — И мы! На этом гибберлинги ловко залезли на свою лошадь, и вся их компания так же быстро, как и пришла, двинула прочь. Я невольно отметил, что лигийцы не побоялись повернуться к нам спинами, хоть мы и держали оружие наготове на протяжении этого короткого и очень странного разговора. В голове роилось много вопросов, и я, собравшись с мыслями, сформулировал главный: — Что еще за «Единая рать»?! Бывалин дождался, когда лигийцы скроются из вида, и повернулся к нам. — Тайная организация, созданная ветеранами Лиги и Империи. Когда стало ясно, что демоническая угроза не ликвидирована, мы… — Мы?! — Мы — старые солдаты — решили, что пора объединить усилия наших армий для борьбы с общим врагом! Вместе мы сила, а порознь пропадем. Демоны просто разобьют нас, и не останется ни Лиги, ни Империи. Жаль, что наши руководители этого до сих пор не понимают. — Скоро наш флот… — начал было Миша, но майор его перебил. — Посмотрите вокруг — ни один корабль не сможет даже приблизиться к Язесу! Всех их ждет участь «Касатки». Вы глупцы, если верите, что подкрепление вот-вот прибудет! Все замолчали и посмотрели наверх — непроглядная, черная масса все еще окутывала аллод. Сверкали молнии. Выл ветер, который там, сверху, превращался в настоящий шторм. Нет, кораблям не преодолеть это… Конечно, все видели обстановку вокруг, и в глубине души прекрасно понимали, что флоту такой буйный астрал не по зубам, но услышать это вот так прямо и без обиняков отчего-то было грустно и обидно. — Нас всех обвинят в предательстве и прилюдно казнят перед строем без права воскрешения, — сделал неутешительный прогноз Орел и посмотрел на майора с таким видом, как будто хотел казнить его прямо здесь и сейчас. — Вас не казнят, вы исполняли мой приказ. — А вы? — едва слышно прошептала Матрена, наверное единственная, на чьем лице не отображались кровожадные в отношении Бывалина мысли. — Будь как будет. Зато совесть моя чиста! «Единая рать» — наш единственный шанс выжить. Мы должны вступить в союз с Лигой. Как когда-то Незеб заключил союз со Скраканом! — Товарищ майор, при всем уважении к вашим заслугам и опыту… вы сообщите обо всем генералу Верховину сразу же, как мы вернемся в лагерь, или сообщим мы, — твердо сказал я, внутренне готовый к сопротивлению и агрессии. Но их не последовало. — Да, — со смешком кивнул майор, — пора выбираться из подполья. Назад ехали каждый пребывая в глубоких раздумьях, и поэтому чуть не проворонили нападение. Улепетывать пришлось по развалинам домов, где Старик порвал второе крыло об торчащую арматуру. Унылый пейзаж разрушенного города, пораженного астральной напастью, действовал так угнетающе, что порой приходилось заставлять себя бороться с ощущением всеобъемлющей безнадеги и двигаться дальше. К счастью, на демонопоклонников мы не наткнулись, и к обломку корабля, где оставшаяся часть отряда уже разрядила все пушки, мы сумели вернуться хоть и уставшими, но зато без потерь. Здесь тоже было совсем не весело. Спрутоглав никуда не делся. Жуткая воронка снизу аллода все еще закручивала черные тучи спиралью. А у раненого хадаганца началась лихорадка. — Мы все умрем на этом проклятом аллоде, — прошептал он и прикрыл покрасневшие глаза. — Никто не умрет, — твердо сказал майор. — Мы вернемся в лагерь и там тебя подлатают! — Мы все умрем… никто из нас не выберется с Язеса… — Отставить панику! Демонический портал все еще работает, и в крайнем случае мы просто телепортируемся назад! — Вы что, не понимаете? Мы пушечное мясо… Нас бросили на амбразуру, чтобы мы умерли, но сдержали наступление, пока Империя готовит удар… Никто не телепортирует нас отсюда! — Хватит ныть, солдат! Мы все клялись умереть, если потребуется, — рявкнул Бывалин. — Давайте, грузите его в седло, пора возвращаться. — Мы все умрем… Остаток пути до лагеря преодолели под это зловещее предсказание, которое раненый хадаганец постоянно повторял в полубреду. Демоны опять потихоньку начали собираться вдоль берега, так что приходилось соблюдать крайнюю осторожность, и дорога заняла много времени. Я думал обо всем произошедшем и пытался определить наши шансы выбраться с Язеса, но никак не мог собрать мысли в кучу — они постоянно уходили в сторону: то на Орла, когда-то считавшего, что единственный достойный враг — это Лига, и, очевидно, ошибавшегося; то на Михаила, все еще пытающегося писать свою диссертацию о прикладной огненной магии; то на Лба, оставившего неказистый путь вышибалы ради армии и дороги храмовника; то на Матрену — простого лекаря, решившего доказать всем и прежде всего самой себе свою храбрость, то на Лизу — эльфийку, нашедшую свой дом по другую сторону баррикад. Интересно, оказались бы они все здесь, если б судьба не свела их в свое время со мной? А еще я подумал о Веронике, дочке трактирщика с плато Коба. Уродливая кукла Зэм, которую она мне оставила, все еще лежала в моем внутреннем кармане, как талисман. Что, если осколок Язеса и правда станет последним моим местом назначения? Мне вдруг до боли захотелось, чтобы кто-нибудь нашел эту куклу и вернул Веронике — как доказательство того, что я не выбросил ее из своих мыслей и думал о ней даже перед самым концом. Жаль, что это невозможно. — Магическое давление ослабло! Иавер Кадифа — заклинатель, поддерживающий демонический портал, буквально накинулся на нас, едва мы преодолели все заграждения и ступили на территорию лагеря. Выяснилось, что магам стало немного проще контролировать этот портал, и теперь Зэм пытался вытрясти из нас, не могли ли мы как-то повлиять на этот процесс. Я сомневался, что тут есть какая-то взаимосвязь, но Кадифа очень внимательно выслушал историю о том, как мы сорвали ритуал демонопоклонников на берегу. — Ага… Судя по всему, эти сумасшедшие привлекли к своей магической операции какое-то неизвестное… божество? Ну, по крайней мере, они так считают. Я же думаю, что астрал каким-то образом впитывает Искры и наделяет демонопоклонников силой, — задумчиво протянул он. — Да, именно так наука смотрит на этот вопрос! Я, чувствовавший себя слишком уставшим и голодным, согласился с наукой целиком и полностью и уже предвкушал свою законную чашку горячего супа, потому что съеденный в дороге сухой паек стоял поперек горла. Но даже этой маленькой радости меня лишили. Майор Бывалин по прибытию, как и обещал, отправился к генералу Верховину, и едва я успел расседлать Старика, как меня вызвали туда же. Допроса с пристрастием избежать не удалось. И хоть иголки под ногти никто не засовывал, я не сомневался, что как только весть доедет до Комитета — а она обязательно до него дойдет — то пух и перья полетят во все стороны. — Что тебе известно о «Единой рати», капитан? — сухо спросил генерал, постукивая пальцами по столу. Я покосился на присутствующего здесь же Бывалина. Он едва заметно кивнул, как бы подбадривая меня, но я все равно ощущал себя попавшимся преступником. — Это союз ветеранов Великого Астрального Похода, товарищ генерал. — Союз ветеранов Лиги и Империи, — многозначительно уточнил он. — Так точно, товарищ генерал. — Когда ты о нем узнал? — Сегодня, товарищ генерал. — А до этого слышал об этом? — Никак нет, товарищ генерал. — А кто-нибудь из твоей группы? — Никак нет, товарищ генерал. — Ручаешься? — Так точно, товарищ генерал… Верховин сверлил меня взглядом, но я не позволил себе дрогнуть. Да и нечего мне было скрывать! Я быстро и твердо отвечал на вопросы, ничего не утаивая и нигде не привирая, пока Верховин не дошел до главного, на что мне отвечать не хотелось, — до моего собственного мнения. На этот раз мой голос уже не звучал так уверенно, ведь я сам не до конца определился, как отношусь к «Единой рати». Разум подсказывал, что союз с Лигой в сложившихся условиях необходим, но душа не лежала к такому исходу. — Нужно дождаться прибытия флота, — осторожно ответил я. — Если они смогут преодолеть шторм, то помощь Лиги нам не потребуется. — Если… — повторил Верховин, выделив самое ключевое. От этого «если» будет зависеть все! Верховин вышел из-за стола и прошелся туда-сюда со сложенными назад руками. — Когда об этом узнают комитетчики, то арестуют всех ветеранов. — Товарищ генерал, к вам они прислушаются, — подал голос Бывалин. — К тому же, ситуация становится безвыходной. — Хм… Меня обвинят в государственной измене, если я начну переговоры с врагом. С другой стороны, демоны вот-вот хлынут через портал, а наши волшебники едва сдерживают их натиск. Генерал снова замолчал, на этот раз надолго, и нам с майором только и оставалось, что переглядываться в ожидании какого-то решения. — Свободен, капитан, — наконец произнес он. — И никому ни слова о «Единой рати»! И ребятам своим скажи, чтоб помалкивали! О чем они дальше разговаривали с майором, я не знал, хотя мне, признаться, было любопытно, сколько же ветеранов всего втянуто в эту историю. Прошло два суматошных дня, когда нас почти непрерывно атаковали черные дрейки, один из которых был очень близок к тому, чтобы откусить мне голову. Но в самом лагере ничего не поменялось: никого не арестовали за предательство, и даже никаких разговоров о случившемся я не слышал. Мы тоже это не обсуждали, боясь лишних ушей. С майором Бывалиным попадать в один дозор нам больше не довелось, хотя я видел его мельком. На третий день меня снова вызвал к себе генерал, и на этот раз разговор шел тет-а-тет. — Я готов согласиться на сотрудничество с Лигой, — сообщил он, и я с удивлением понял, что вопреки всему все же испытал некоторое облегчение от этого решения. — Лигийцы прислали мне депешу. Предлагают во имя сотрудничества произвести для начала обмен пленными. — Это… хорошее начало, — осторожно произнес я. — Да. Мы выбрали местом встречи побережье между нашими лагерями. Там еще неподалеку разрушенное святилище. Надеюсь, Лига не решится осквернить освященную землю. Руководить обменом с нашей стороны будет капитан Снежных. Он тертый калач. Ты со своими тоже будешь присутствовать в качестве наблюдателя. Но ни во что не вмешивайтесь! Если Лига нас предаст, сразу отступайте, и бегом назад! Такой план меня мало устраивал. Мало того, что меня, как офицера, не привлекли к обсуждению операции, к которой я имею непосредственное отношение, и даже не пригласили на совещание, а просто поставили перед фактом, так у меня и моей группы еще и нелепая роль декорации. Ни во что не вмешиваться, в случае опасности — ретироваться. Похоже, ветераны вместе с этим капитаном Снежных решили не давать мне голоса. Но тогда зачем я вообще им там нужен? Вот и обменивались бы пленными сами! Естественно, свое возмущение генералу я не озвучил. Узнав о предстоящем мероприятии, Миша прояснил ситуацию. — Все ясно! — кивнул он и, сняв очки, принялся натирать стекла с такой интенсивностью, словно хотел стереть их до дыр. — Они все надеются, что Яскер будет более снисходителен, когда узнает, что мы тоже принимали участие в операции. Ты — точнее. Ни для кого же не секрет, что нас сюда телепортировали по особому распоряжению. — Прими позу героической ширмы, Ник, тобой прикрываются, — фыркнул Орел. — На самом деле, это не лишено смысла, — продолжил Миша. — Если ты поддержишь… это движение, то у него больше шансов стать легитимным. — Либо это станет для Яскера последней каплей и он наконец отдаст Ника Комитету, — вставила Лиза. — Представляю, какие мечты в отношении меня лелеет товарищ Рысина, — пробормотал я. — Это будет самое пылкое признание в любви: с раскаленными щипцами, цепями, колюще-режущими предметами… Уверен, ее фантазия не имеет границ. — Не льсти себе. Признаваться в любви от лица товарища Рысиной тебе будет парочка ее палачей. — Вот вечно ты оборвешь на самом интересном! В назначенный день ураган стал совсем лютым. Казалось, что он усиливается с каждым днем. Старик больше не раскрывал крыльев, плотно прижимая их к телу, иначе его просто сносил ветер. Но больше всех страдала крохотная лошадка Матрены, которая могла передвигаться только прячась за носорогом Лба. Наша процессия снова состояла из тринадцати Хранителей, правда с собой мы еще везли шестерых пленников — пятерых канийцев и одного прайдена, всю дорогу спавшего свернувшись клубочком и спрятав лицо за пушистым хвостом. Возможно это бы и вызывало умиление и улыбку, но все мы слишком хорошо знали, что прайден, эта прямоходящая двухметровая кошка, может в одно мгновение распрямиться, как сжатая пружина, и нанести смертельный удар. Хорошо, что все пленники были связаны. Я надеялся, что в этот раз несчастливое число не скажется на операции. На место обмена мы прибыли заранее, надеясь быть первыми, но лигийцы уже нас поджидали. Это была прямоугольная площадка, выложенная квадратными плитами, вокруг которой еще сопротивлялись ветру и времени толстые, каменные стены. Капитан Снежных, орк, на чьем лице постоянно сохранялось недовольное выражение, при виде лигийцев и вовсе состряпал такую кислую мину, что меня самого слегка перекосило от его вида, как от лимона. — Эльф там главный, что ли? — заворчал он, спешиваясь. — Глядите, стоит! Напыщенный весь, угрюмый… Где-то я его уже видел! Впрочем, эльфы все друг на друга похожи. Я невольно обернулся и поймал сардонический взгляд Лизы, для которой орки тоже наверняка мало чем отличались друг от друга. Лигийцев было ровно столько же, сколько и нас. Если, конечно, никто не прятался где-то рядом, чего тоже нельзя исключать. Мы остановились на другом конце площадки, кидая косые взгляды на лигийцев с противоположной стороны. Нас разделяло добрых полсотни метров, но почему-то я ощущал их нервозность почти так же ясно, как и тех, кто был рядом. Или мне так только казалось. Лигийцы выставили вперед своих пленников, и капитан Снежных приказал сделать точно так же. — Признаться, не люблю я эльфов, — закряхтел он, пока Хранители развязывали ноги пленникам, чтобы они могли идти сами. — Помню, когда служил на передовой, взяли мы одного в плен — такого же заносчивого, отстраненного. Так наше командование хотело его обменять у Лиги на десять пленных орков! Представляете? Одного такого франта на десять настоящих воинов! Что же в них такого особенного, хотел бы я знать. — По крайней мере сейчас у нас равное количество пленников, — произнес я. — Каковы наши шансы на успешный исход? — Лично я вообще никому не доверяю. И эта история с «Единой ратью» кажется мне подозрительной. Лиге очень не хочется, чтобы мы одержали победу над демонами, и чтобы этого не случилось, они могут пойти на любой обман! На месте Верховина я бы с ними не сотрудничал. Ну у меня приказ! — Да, товарищ капитан… приказ есть приказ… — вздохнул я, подумав, что до победы над демонами нам еще очень далеко. — Вот именно! А значит, мы будем стоять здесь и ждать, пока не закончится обмен. Но надо быть настороже, от них всего ожидать можно! Особенно от этого наглого эльфа! Несмотря на нашу обоюдную капитанскую недоверчивость, все шло как положено: пленники — шестеро с нашей стороны, шестеро со стороны Лиги — не спеша вышли навстречу друг другу, безмолвно пересекли площадку под всеобщими напряженными взглядами и спокойно подошли к своим. Им сразу же принялись освобождать руки. Это было драматично, но все же никто на нас не напал, небо не разверзлось, земля тоже, и все закончилось быстрее, чем я ожидал. — Тамара! Слава астралу! Твой отец места себе не находит… — Фух, живы, я уж и не верил! — С вами хорошо обращались? — Ну, кормили нормально… — Что ж, все прошло удачно. Какая трогательная встреча, гы! — капитан Снежных передернул плечами и покосился на свой топор, словно стесняясь того, что все еще держит его в руках. — Ладно! Похоже, что «Единая рать» не блеф! А если так, то и мне придется вступить в нее. Ох, кто бы мог подумать, что я стану сражаться вместе с Лигой против общего врага! Батя мне просто не поверит. — Давайте поскорее вернемся. Не по себе мне тут… Я оседлал Старика со смешанным чувством удовлетворения от несостоявшейся драки и одновременно раздражения по этой же причине. Теперь от союза с Лигой точно никуда не деться, но, несмотря на вроде бы положительный исход, я все еще не мог представить себя стоящим с лигийцами плечом к плечу. Слишком много всего было пережито на Святой Земле, чтобы все взять и просто перечеркнуть. Я помнил, как таскал мертвые тела на берегу Асээ-Тэпх, помнил схватку на Паучьем склоне, помнил смех партизанки Майи и ее отчаянных друзей, которым отрубили головы. И я не забыл, кто все это сотворил. Нет, никогда лигийцы не станут мне друзьями. Никогда! На обратном пути разговаривать совсем не хотелось, хотя я слышал за спиной веселые голоса освобожденных пленников, взахлеб рассказывающих о своих приключениях. Я, набыченный, ехал первым, радуясь лишь тому, что ко мне никто не лезет. На пропускном пункте мы вызвали настоящий ажиотаж! Но я не стал останавливаться и сразу направился к командирскому шатру вместе с капитаном Снежных, так что в пересказывании истории с обменом пленных мы не приняли участия. Наверняка эта в общем-то спокойная встреча с Лигой обрастет небылицами и эпическими подробностями, как это всегда бывало. Генерал Верховин, в свою очередь, ждет максимально точного отчета, и очень хорошо, что докладывать буду не я. Все, что от меня требовалось, это подтвердить слова капитана Снежных. Что я и сделал. На лице Верховина после новостей сразу отразилось облегчение. — До последнего думал, что Лига нас обманет и подставит. — Все в порядке, товарищ генерал. Мы бы не позволили себя провести! Генерал уже привычно забарабанил пальцами по столу, явно просчитывая открывшиеся перспективы. — Итак, «Единая рать» в самом деле существует. Наши ветераны объединились с ветеранами Лиги ради общего дела… Если смотреть на происходящее с этой стороны, то все не так уж и плохо. Быть может, мы продолжили дело Великого Незеба! — Лишь бы теперь в Комитете рассудили точно так же, — не удержался я, но генерал был в хорошем расположении духа и не посчитал комментарий слишком дерзким. — Им пока сообщать рано, — произнес он. — Есть у меня одна мысль… Этот Рокот, орк, которого прислали Охотники на демонов… — Хвастливый дурак! — припечатал капитан Снежных безапелляционно. — Говорят, он один из лучших… М-да, кто бы мог подумать, что он будет моим консультантом. Но в борьбе с демонами хороши все средства! Так вот, разведчики донесли, что перед вратами города демонов — я имею в виду, той завесы, которую мы не можем преодолеть… Словом, они нашли еще один демонический портал. — Как?! — Да. Так что всего порталов три, а не два, как мы думали! Один у нас, второй у лигийцев и третий торчит посреди аллода. И вот его-то никто не контролирует! Что, как вы понимаете, нас не радует. — И каков наш план? — Пока мы можем только наблюдать — сил для атаки на портал у нас недостаточно. Но и наблюдать можно по-разному. Мы сделаем это правильно, используя один из охотничьих приборов. Рокот называет его детектором демонической активности. Мы установим один возле портала, второй — возле магической завесы. Не знаю, будет ли польза от этих детекторов, но это хороший вариант для первой совместной с Лигой операции. Дело достаточно серьезное, чтобы показать нашу заинтересованность в сотрудничестве, но не столько, чтобы в случае провала мы понесли большие потери. Нам с капитаном оставалось молчаливо согласиться. Распространяться о «Единой рати» все еще было запрещено, но оба — и генерал Верховин, и даже капитан Снежных — возлагали на нее большие надежды. Это было заметно. Моя угрюмость не ускользнула от глаз генерала — когда мы попрощались с ним и направились к выходу, он окликнул: — Санников… Я обернулся. — Поверь, я знаю, что ты чувствуешь. Ты не единственный, кто воевал с Лигой на Святой Земле. Все через это прошли, — произнес Верховин и, помолчав, добавил: — И все кого-то теряли. Я не стал ничего на это отвечать и, кивнув, вышел из палатки. Глава 33 Просмотреть полную запись
  9. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.62

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 31. Утерянная земля Возле берегов астрал был спокойным. Паруса на полуимперском-полулигийском судне ничего не тревожило, и они висели вдоль мачт, скрывая в своих складках эмблему Охотников на демонов. Мы стояли оперевшись о борт и смотрели на джунгли. Деревянная палуба под ногами едва различимо вибрировала — где-то в глубине корабля работал реактор, а это значит, что уже скоро эскадра направится к Нижнему острову, чтобы дать бой спрутоглаву. — Этот архипелаг должен называться Кольцом Дракона, — произнес Голованов. — Да, с такой союзницей мы сметем всех врагов отсюда! И на этом не остановимся! — Жаль, что я этого не увижу, — посетовал я. — Ты всегда можешь присоединиться к нам. Я был бы рад этому. Наше дело благородное, важное и нелегкое! И пусть церковь сколько угодно считает нас проклятыми чудовищами — без нас этот мир обречен. Если ты готов связать свою судьбу с нашей, если ты не боишься преследования Церкви, если разделяешь наши цели… — Вот так просто? — Ну-у… сначала нужно пройти курс обучения, подвергнуть свой организм магическому воздействию… Одним словом — измениться. Значительно измениться! — Я, пожалуй, пас. — Тогда я буду считать тебя просто другом Охотников. А это, поверь, дорого стоит! Но ты все равно подумай над моим предложением. — Меня ждет Империя. Я должен вернуть голову Гурлухсора домой. — Надеюсь, теперь можно быть уверенным, что с ним покончено. — А уж я-то как надеюсь… — Но каков хитрец! Думал, что мы посчитаем его мертвым, а он тем временем будет продолжать разрушать аллоды один за другим. Старый пройдоха получил по заслугам! Его подвела любовь к дешевым эффектам. Наверное непременно хотел сам убить Великую Дракониху и не рассчитывал, что там окажемся мы… И ты! Твоя помощь неоценима. С соседнего корабля раздался гудок. Я взглянул на часы. — Мне пора идти. — Что ж, удачи! — И вам. Пожав руку Голованову на прощание, я сошел по трапу с корабля Охотников и направился было к причалившему Имперскому, как он окликнул меня, свесившись с борта. — Постой, Хранитель… Я остановился и задрал голову. С земли махина астрального судна выглядела гораздо внушительней. — Тебе наверняка говорили уже это, в Империи ведь есть отличные мистики… — Говорили что? Голованов замялся на несколько секунд, будто не мог подобрать правильные слова, но все же выдал: — Ты странен. — Да, мне говорили, — с раздражением ответил я. Все эти разговоры об исключительности без какой-либо конкретики мне уже поднадоели. — В мире не много тех, кто способен взглянуть чуть дальше собственного носа и понять, что астрал несет не только угрозу. В астрале скрыты ответы на многие вопросы, которые не дают покоя смертным, и рано или поздно кто-нибудь найдет на них ответы. Я усомнился, что это правильный путь — подвергать себя астральным мутациям ради поиска каких-то там абстрактных ответов. Менять свою сущность, как это делают Охотники, казалось неприемлемым, мне не близка была их философия. Но свое мнение я оставил при себе, молча зашагав на Имперский корабль, все еще поторапливающий меня гудками. На палубе ждал Миша. — Капитан сказал, что мы возвращаемся не на Игш, — сообщил он. — Как? А куда? — Вроде бы на Яхч. Понятия не имею зачем, не спрашивай. Поговори с капитаном, он тебя ждет. Капитан не внес много ясности, лишь разведя руками с извиняющимся видом. Яхч — Имперский аллод, известный тем, что на нем в основном базируется наш флот, но зачем мы туда летим, с чем связана такая срочность и что вообще происходит, было неизвестно. — У меня приказ прибыть вместе с вами в указанные координаты. Больше ничего сообщить не могу. — А в эфире что-нибудь слышно об Империи? — Ничего. По радио тишь да гладь. Я кивнул, хотя успокоения услышанное мне не принесло. Империя слишком хорошо умеет скрывать от общественности любые свои беды, так что по прибытию на место я ожидал услышать все, что угодно. Не слишком радостный настрой на корабле усугублял еще и астрал, который не был к нам благосклонен на обратном пути. Сначала мы попали в основательно потрепавший нас шторм, потом неудачно прыгнули в астральную червоточину, которая должна была сократить путь, но на деле выбросила в сектор, кишащий демонами, а под конец и вовсе вляпались в сковывающую движение аномалию, сквозь которую корабль полз еле-еле, как муха в тягучем желе. Когда в поле зрения появилась земля, я уже был сыт по горло этим перелетом. Оценить размеры Яхча я не смог из-за того, что нам запретили выходить на палубу до полной швартовки. И даже после этого нужно было еще дождаться разрешения. Зато первое, что меня поразило — это холодный воздух, который я вдохнул, едва высунув нос на улицу. Подавляющее большинство аллодов Империи отличались сухой жарой и весьма скудной растительностью. Яхч утопал в хвойных лесах. — Точно надо было во флот идти, — буркнул я. — Яхч — самый крупный поставщик древесины в Империи, — просветил Миша, как всегда удивленный нашим незнанием очевидных для него вещей. — Самый крупный? — хмыкнул Орел. — Думается мне, что единственный… — Не совсем так. По последним отчетам сельскохозяйственной промышленности доля Яхчинской древесины составляет восемьдесят семь целых и три десятых процента от общего объема имперских лесозаготовок. — Что бы мы делали без этой ценной информации! Насладиться тайгой я мог только по вкусному, хвойному запаху, который не могли перебить ни развернувшаяся на аллоде промышленность, ни многочисленные порты с десятками, если не сотнями кораблей и обслуживающей их техникой. Сам лес прятался за высокими строениями того порта, в который мы прибыли, так что я лицезрел только закатанный в бетон берег с вгрызающимися в астрал огромными пирсами, ряды складских помещений, украшенных лишь маркировкой, высокие массивы административных по-военному суровых зданий, и корабли. Много кораблей. Столько я не видел даже в столичном порту. Вокруг царил ажиотаж. Возможно — здесь всегда так, но мне почему-то казалось, что это похоже на всеобщую мобилизацию. А когда я, едва сойдя с трапа, увидел Командора Хранителей Штурма Бешеных, то понял, что недалек от истины. — Еще одна башка Гурлухсора? Третья по счету! Это же целая коллекция — впору выставку организовывать! — Командор кивнул сопровождавшему его Хранителю, и тот молча забрал у меня из рук ящик. — Эта, возможно, настоящая, — неуверенно произнес я. — А две предыдущие тогда что? Проклятье! Нет, пусть в этом ученые НИИ МАНАНАЗЭМ разбираются. Или церковники. Или Комитет. Кто угодно — только не я! Я надеюсь на одно: что мы больше никогда не услышим о Гурлухсоре! Я рехнусь, если мне кто-нибудь еще раз притащит его голову! — Товарищ Командор, разрешите… — Пошли пройдемся, капитан. Его тон окончательно уничтожил любые позитивные мысли. Штурм неспешно двинулся вдоль пирса, вперив тяжелый взор в бетонные плиты, будто там прятались его главные враги. Я двинулся за ним, скользнув взглядом по оставшимся переминаться с ноги на ногу экипажу, тоже спустившемуся корабля, своим друзьям и тем Хранителям, которые пришли с Командором. — Так, теперь слушай меня очень внимательно. То, что я сейчас скажу, во-первых, абсолютно секретно, а во-вторых… очень сложно… Я сам, честно говоря, не все просекаю. Интересно. Вроде и похоже на начало войны, а вроде и нет. — Недавно у нас было важное совещание, — продолжил Штурм. — Про демонов разговор шел. Заслушали доклады о делах на Святой Земле, Хладберге, Авилоне… Ну и о Кольце Дрейков, или как там теперь… Кольце Дракона тоже речь шла. Знаешь, когда вот так все за раз услышишь, жутко становится. Везде эти проклятые демоны суются, пробуют разные способы уничтожения аллодов: то некромантов привлекут, то вампиров. А еще этот Гурлухсор… Аргх! Ненавижу! Короче, похоже на то, что не такие уж они и уничтоженные, эти демоны. Что-то там себе планируют, все никак не успокоятся, заразы! — Мы готовимся к новому вторжению? — осторожно спросил я, потому что Командор замолчал. — Точнее сказать — готовим свое собственное вторжение! — Куда? — оторопел я. — На Язес. Мы использовали их оружие против них же: добытый на Авилоне ключ Патриарха вампиров позволял демонам проникнуть в нашу телепортационную сеть, но, изучив его, и мы смогли наведаться к ним в гости. Нефер Ур все же расшифровал этот артефакт. Я напряг память. Язес — это вроде какой-то Имперский аллод, потерянный во время Ночи Астральных Порталов. — Туда уже телепортировался наш гарнизон под руководством генерала Верховина, — продолжил Командор, — но мощность ключа не бесконечна, поэтому основная ударная сила готовится лететь своим ходом. Главное, что мы знаем, где находится аллод, и можем разнести его до основания, если потребуется! Правда для этого нужно время, путь неблизкий. К тому же первый корабль-разведчик, который я отправил туда, постигла неудача: он попал в шторм и разбился у берегов Язеса. Астрал очень неспокоен в последнее время. — Значит, летим на Язес… — Кто-то летит, а ты со своей группой телепортируешься. Яскер хочет, чтобы ты оказался там как можно скорее! Надеюсь, вы успели отдохнуть во время перелета. То, что Яскер тоже находится здесь, меня сначала очень удивило. Я считал, что Великие Маги никогда не покидают свои аллоды, ведь они защищают землю от поглощения астралом. Но потом я подумал о Нефере Уре, который вернулся на Игш и вполне может удержать аллод на время отсутствия Яскера, да и Елизавета Рысина тоже наверняка на это способна. И вообще мало ли, сколько сейчас в столице Великих Магов? Нас провели не в самое презентабельное здание, больше похожее на склад, временно переоборудованный под другие нужды. Внутри оно казалось таким же неказистым, как и снаружи. Здесь даже не было окон, а из-за металлических, ребристых стен воздух стал совсем холодным, и я плотнее завернулся в плащ. — Наконец-то. Тебя и жду. Обстановка не соответствовала персоналиям. Командор Хранителей подошел к Яскеру, окруженному свитой из элитных бойцов — Ястребов, и встал рядом с ним. Глава Комитета Елизавета Рысина тоже присутствовала здесь, вопреки моим соображениям. Металлический ангар мало походил на роскошь Ока Мира, где видеть главных лиц государства куда более привычно. Почувствовав некоторое смущение своих друзей, я неожиданно осознал, что сам в какой-то момент уже перестал теряться. Рысина была холодна и безмолвна, Штурм хмур и озабочен, и только Яскер позволил себе приветливую полуулыбку, будто мы встретились в его кабинете по пустяковому делу. — Я полагал, что вы вернетесь гораздо раньше. — Дорога оказалась сложной… — Мне доложили. Сразу перейду к сути вопроса. Общее положение дел вам уже обрисовали. Вы отправляетесь на Язес. От большого аллода почти ничего не осталось: небольшой остров, остальное поглотил астрал, на нем Башня Гурлухсора, нашего заклятого врага. И, сразу отвечая на возникающий вопрос, — нет, я не думаю, что третья голова гарантирует нам его смерть. У меня пока нет этому объяснения, но думаю, что на Язесе мы найдем ответы. На этом острове сосредоточены главные силы демонов и их сторонников. Полагаю, что во главе их и стоит Гурлухсор, жаждущий мирового господства. Уверен, что демоны просто используют его в своих целях, как он пытается использовать их. Во всех этих хитросплетениях еще предстоит разобраться. На осколке Язеса сейчас передовая. И судя по донесениям генерала Верховина, им приходится несладко. Операция получила условное название «Скрытая угроза». Весь этот монолог он выдал спокойным ровным голосом, но я был уверен, что это спокойствие кажущееся. Яскер сделал шаг вперед, и мне вдруг отчего-то захотелось напротив отодвинуться, как будто он нарушил мое личное пространство, хотя на самом деле нас разделяло несколько метров. А еще захотелось прервать зрительный контакт и отвести глаза, но я выдержал его взгляд, стараясь при этом мысленно отгородиться. — Я хочу, чтобы ты положил конец этой угрозе, — произнес он. И если бы не его серьезное лицо и тон, я бы даже наверное засмеялся. А Имперский флот, который готовится лететь на Язес, без меня точно не справится? Вслух я этого, конечно, не сказал, но на моем лице наверняка отразилось то, что я об этом думаю. Нет, на самом деле я знал, к чему он клонит. Яскер не в первый раз выталкивает меня на главную сцену. Опять старая песня о судьбе мира! Но мне это с каждым разом казалось все более абсурдным. — Что я должен для этого сделать? — смирившись со своим положением, спросил я. — Что хочешь, — сухо отрезал Яскер. — Но выполняя свой долг, постарайся меня не разочаровать. Мне, как любому военному человеку, больше были по душе четкие и понятные приказы: пойти туда-то и сделать то-то. Сейчас в моем распоряжении осталось только направление. Яскер коротким кивком указал на что-то вроде площадки телепорта, куда я шагнул первым. В голове крутилось много разных мыслей, и одной из них было то, что Рысина так и не произнесла ни слова. Мне даже как-то не хватило ее ехидных замечаний в свой адрес, и прямо-таки подмывало что-нибудь ляпнуть! Но к счастью меня уже охватило сияние портала и понесло сквозь пространство к осколку Язеса. Когда я снова почувствовал свое тело, твердо стоящее на земле, то, открыв глаза, обнаружил, что зрение ко мне не вернулось. Секундная паника сменилась было пониманием, что я стою в каком-то фиолетовом коконе, почти неосязаемом, похожим на густой, светящийся туман, но когда я не смог сделать шаг, чтобы выйти из него, пульс снова зачастил. Извне доносились приглушенные голоса, и пока я пытался выровнять дыхание и решить, что делать, мое тело вдруг обрело свободу. Я вывалился из фиолетового шара в глубокую воронку и очумело огляделся по сторонам. Земля под ногами была неестественного, ядовитого цвета, словно поцелованная астралом, и эти синюшные щупальца тянулись во все стороны как растекающаяся краска по бумаге. Было хоть и тепло, но дул очень сильный ветер, который ощущался даже на дне этой ямы. — Так и будете там торчать, товарищ? Поднимайтесь! Сверху, по краям образовавшейся воронки, стояло несколько магов. Они что-то наколдовывали, и от яркого света, льющегося из их посохов, слезились глаза. Я рефлекторно дотронулся до рукояти меча, почувствовав себя в весьма уязвимой позиции — на дне ямы, в окружении возвышающихся надо мной колдунов. Однако целью их магии был фиолетовый шар. Еще ничего не понимая, я поспешил выбраться из воронки наверх, где ветер чуть ли не сбивал с ног. Внизу, тем временем, из шара вырвался Лоб с таким ошалевшим видом, что мне стало весело. — Прошу прощения за задержку, капитан, но мы должны были удостовериться, что это не демоны к нам пожаловали, — произнес один из магов совсем не извиняющимся тоном. — Я Иавер Кадифа, заклинатель. — Что это такое? — спросил я, кивнув на фиолетовый шар. — Демонический портал. Когда-то тысячи таких разом появились на всех аллодах и оттуда повалили демоны… — Ночь Астральных Порталов? — Именно. К этому порталу у нас есть ключ, но мы не можем с уверенностью сказать, что полностью его контролируем. Недавно демоны вышли из него и едва не застали нас врасплох. С тех пор мы держим портал на замке с помощью магии. Это непростая работа, она требует от волшебника предельной концентрации. А какая нагрузка на нервы! Попробуйте читать заклинания хотя бы час — голова разболится даже у восставшего. А мы их здесь твердим денно и нощно! Под ворчание Иавера Кадифы, я стал осматриваться. Трудно было сказать, насколько велик сохранившейся осколок Язеса — некогда большого аллода, но мне вдруг стало казаться, что я нахожусь на крошечном, хрупком островке, почти соломинке посреди бушующей стихии, которая вот-вот раздавит меня своей мощью. И дело даже не в том, что земля походила на мертвый, без единой травинки, изломанный остов, который методично вспарывали гигантским ножом, как консервную банку. Все дело было в том кошмаре, который висел над головой, и от которого инстинктивно хотелось куда-нибудь скрыться. Черные тучи, рассекаемые молниями, выглядели настолько тяжелыми, что казалось, в них можно застрять. Они быстро и странно двигались, не так, как обычно движутся облака, а словно бы вращалось само небо. Это создавало иллюзию, будто аллод сейчас перевернется и все упадут вверх. Я почувствовал, как меня сковывает боязнь открытого пространства. Голова закружилась, и я опустил глаза, уставившись на твердую почву под ногами. — Мне нужно присесть, — услышал я голос Матрены и, повернув голову, увидел, как она опустилась прямо на землю и зажмурилась. Неожиданно желание «присесть» изъявил и Лоб, неприлично при этом ругнувшись. Все остальные к этому времени уже тоже выбрались из демонического портала. Орел и Миша старательно избегали глядеть вверх, зато Лиза ко всеобщему изумлению рассматривала странное небо широко открытыми глазами, и на ее лице даже проступало что-то вроде восхищения. — Впервые такое вижу. Невероятно! — произнесла она. — Да, это весьма необычно, — согласился Иавер Кадифа, сочувственно глядя на нас. — Голова от такого кругом, но вы скоро привыкните. Большинству хватило пары дней для адаптации, хотя некоторых до сих пор мутит. Вон, посмотрите туда! Военные палатки загораживали обзор и я поднялся на каменистую возвышенность, чтобы увидеть то, на что указывал Зэм. Когда взору открылся пылающий горизонт, мне тоже захотелось сесть и зажмуриться. Впечатление было такое, что аллод находится в центре двух движущихся то ли плоскостей, то ли полусфер — верхней и нижней. Затянутое тучами небо уходило далеко за пределы земли, и там, в необъятном пространстве, глядело в свое отражение снизу. Это бы походило на зеркало, только «нижнее небо» вращалось почему-то в другую сторону. А в просвете между ними будто полыхал огонь, разбавляющий черноту туч оранжевым сиянием, и эта яркая полоса опоясывала по кругу весь горизонт, куда ни глянь. — Впечатляет? — Очень, — промямлил я, отводя глаза. — Говорите, у нас есть время на адаптацию? — Да, но сначала вам нужно поговорить с генералом Верховиным. Пойдемте, я вас провожу. — Вот именно, пойдемте уже куда-нибудь, — закивал Орел, — а то еще пара минут под открытым небом, и меня точно вырвет. — Меня не выпрут из Империи, если я поползу? — страдальческим голосом поинтересовался Лоб, цепляясь за землю, как будто со всех сторон от него находилась пропасть, в которую он боялся упасть. Видеть этого бесстрашного громилу в таком почти беспомощном состоянии было настолько странно, что мой собственный страх ушел на второй план, сменившись сочувствием. — Не выпрут, но засмеют точно, — пообещал Орел, и Лоб, кряхтя, заставил себя встать. — Это еще хуже… только давайте побыстрее! — произнес он, но на полпути не выдержал и со словами: «Ай, да хрен с ним, пусть смеются!» снова опустился на четвереньки. Дальше двигались именно такой процессией: глазеющая по сторонам Лиза; чуть ли не теряющая сознание Матрена; позеленевшие, но пытающиеся сохранить честь и достоинство я, Миша и Орел; и махнувший на все рукой Лоб, понуро ползущий в арьергарде. Вокруг возвышались армейские палатки, горели мощные фонари, работала легкая, мобильная манастанция, сновали Хранители, а из загона сквозь вой ветра доносился шум ездовых питомцев, и все это напоминало мне о Святой Земле: военный гарнизон, отстаивающий на чужбине интересы далекой Империи. Впрочем, если этот аллод когда-то был Имперским, значит мы, можно сказать, все еще дома. Пока генералу Верховину докладывали о нашем прибытии, я снова рискнул оглядеться по сторонам. Лагерь был обнесен металлическим ограждением, за которым виднелись развалины каких-то строений и астральные клыки, поразившие землю своей отравой. Я вытянул шею, чтобы рассмотреть останки сооружений, но тут нас пригласили войти в палатку, а точнее — целый шатер. Внутри завывание ветра стало значительно тише. Судя по всему, это был и командный пункт, и оружейная, и место отдыха — в стесненных условиях быстрого и компактного лагеря можно было увидеть и не такое. Генерал сидел за столом, вымученно глядя на стоявшего перед ним орка, чем-то крайне возмущенного. — …найдите кузнеца, купите, наколдуйте, в конце концов! — Отстань от меня со своими замками, Шрам, по хорошему прошу! И уйди! Не до тебя сейчас. — У-у-х! — прорычал орк и, обернувшись и вперив в нас горящий взор, как следователь в подозреваемого, строго спросил: — Ковать умеете? — Нет, — сказал я. — У-у-х… — повторил он и вышел, что-то бормоча себе под нос. — А, подкрепление, — произнес Верховин не вставая с места и махнул нам рукой на стулья. — Очень вовремя! Генерал выглядел моложе, чем я думал, но возможно молодость ему придавала густая, каштановая шевелюра, ничуть не тронутая сединой, и полное отсутствие даже намека на усы и бороду. Гладко выбритый, подтянутый, с проницательными серыми глазами, он, тем не менее, казался уставшим, как будто не спал уже очень давно, но старательно пытался это скрыть за образцовым внешним видом. — Сейчас сюда уже не присылают солдат, только провизию, медикаменты, оружие… экономят энергию ключа, чтобы в случае чего эвакуировать нас отсюда. Но меня предупредили о вашем прибытии, — вводил он в курс дела. — Ситуация аховая: демонов и демонопоклонников здесь гораздо больше, чем мы могли представить. В первые же сутки я потерял половину состава! Пришлось перейти к обороне. Демоны не оставляют попыток выбить нас с Дикой Косы и вернуть себе портал. Их разведчики постоянно высаживаются на берегу и прощупывают наши слабые места. — Товарищ генерал, разрешите вопрос, на сколько я понял, сюда направляется Имперский флот? — Да, но пока это произойдет… Лететь им долго, к тому же астрал стал неспокойным, а вокруг Язеса, как видите, дела совсем плохи. Так что эскадру мы, конечно, ждем, но рассчитывать пока что можем только на себя. К сожалению, демонов здесь, на Язесе, огромная армия. Основная их масса находится на севере, куда наши разведчики только планируют сунуть свой нос. Предполагалось, что мы мощным стремительным ударом очистим побережье, сомнем оборону и разгромим врага. Ха! Ох уж эти штабные теоретики! Я невольно усмехнулся. Стара песня. — Но как бы там ни было, приказы мы должны исполнять. Даже если они кажутся… хм, неисполнимыми. Яскер ждет от нас решительных действий. «Раздавить гадину на ее же собственной проклятой земле!» — вот, что он сказал. Ладно. Будем давить… Да, кстати, к западу отсюда высадился десант Лиги. Они направили сюда свои лучшие силы! — Как?! — вырвалось у меня. — Через другой демонический портал. Неизвестно, как лигийцы подключились к нему, но очевидно, не только мы заполучили ключ. На сколько я знаю, Комитет рассматривает два варианта. Первый: ключ раздобыли Охотники на демонов, когда убили Гурлухсора, ну или кто он там был. Нам они прислали голову, Лиге — ключ. Хотели золота и там, и там срубить… Второй: ключ был найден на Хладберге у Жало Степных, она ведь тоже связалась с демонопоклонниками! Возможно, шахтеры нашли ее тело, при ней был ключ, который Прохиндей потом продал Лиге. Но могут быть и другие способы. Мало ли, кого там еще сцапали лигийцы… Факт остается фактом: они тоже тут. Верховин развернул на столе что-то вроде карты — схематичный рисунок, на котором было слишком много белых пятен. — Лигийцы обосновались вот здесь… Как видите, позиция очень выгодная! Им проще отражать атаки: окопались на островке, а мы здесь — на побережье — как на ладони. Хотя в их присутствии есть даже есть плюсы. Лигийцы отвлекает на себя часть демонических сил — хоть какая-то польза! Однако Яскер надеется, что именно мы уничтожим демонов. Эта победа укрепит престиж Империи и будет иметь огромное идеологическое значение. Осталось только одержать ее, а это будет не так-то просто. Демоны не успокоятся, пока не вернут себе этот портал или пока мы не перебьем их. Я предпочитаю второй вариант. — А лигийцы заняты только демонами, или к нам они тоже проявляют интерес? — Они совершили вылазку и напали на наш лагерь. Атаку мы успешно отбили, а потом сделали ответный визит. Возмездие было скорым и безжалостным, мы показали Лиге, кто хозяин на этой проклятой земле! Урок они кажется усвоили — спрятались в своем лагере, как черепаха в панцире… Но они могут попытаться взять реванш. Надо быть готовыми. Дадим сегодня слабину — и завтра Лига обнаглеет окончательно… Нельзя доводить до этого! Я вспомнил о словах Тенсеса, хотевшего, чтобы все объединились для защиты от демонов. Но похоже, что даже общий враг пока не может нас примирить. — Возможно, мы делаем общее дело, — продолжил генерал, подумав о том же. — Но это здесь и сейчас. Ополченцы Лиги безжалостно вырезали наших собратьев на Святой Земле. Кроме того, Яскер ясно дал понять, что одержать победу над демонами должны именно мы. Одним словом, законы военного времени еще никто не отменял. А согласно этим законам, каждый лигиец — враг, которого нужно отправить в Чистилище и желательно с концами. Особенно это касается тех, кому не сидится за частоколом своего лагеря. Язес — хадаганская земля. И Лиге тут делать нечего! Приказ понятен? — Так точно, — нестройным хором ответили мы. — Есть у меня мыслишки насчет лигийского лагеря. Видите этот островок к югу? Астральный шторм прибил к Язесу еще один осколок. Мы назвали его островом Стихии, потому что там полно магических элементалей. Так вот, этот остров может стать отличным плацдармом для атаки на лагерь Лиги! Но спешить пока с этим не будем, им и без нас сейчас весело. Пару дней назад мы неплохо потрепали демонов, и разведка сообщает, что они отступили от нашего лагеря и усилили атаки на остров лигийцев. Скажу честно, надеюсь, что эти бедолаги продержатся! Ведь, если их десант будет уничтожен, демоны полностью переключатся на нас. А теперь внимание, важная информация… Честно говоря, информации уже было через край, и хотелось взять паузу, чтобы обдумать услышанное, но я продолжал взирать на генерала, прекрасно понимая его усталость. — У демонов и их сторонников с дисциплиной все в порядке. Наступают организовано, сражаются дружно, отступают без паники. Разведку проводят перед атаками. Сразу видно: опытное руководство. Очевидно на наших лицах отразилась легкая оторопь, потому что Верховин невесело усмехнулся. — Вот именно. Раньше как считалось? Демоны — орда тупых монстров, демонопоклонники — безумцы и маньяки. А все не так! Быть может, только ради этого стоило попасть на осколок — чтобы понять, как мы ошибались. Инструктировал генерал нас не меньше часа, безжалостно вываливая все и сразу. У меня в голове окончательно воцарился хаос, и я надеялся, что если что-то упустил, то хотя бы Миша восполнит пробелы. Когда мы вышли на улицу, там мало что изменилось. Тучи давили сверху, от кружившегося неба тошнота подступала к горлу, сумерки не стали темнее, но и не рассеялись, ветер продолжал завывать, а Хранители все так же несли свой дозор. Картина безрадостная, но я старался подбодрить себя тем, что у нас есть время для адаптации и сразу в пекло нас не закинут, так что сейчас мы отправимся спать. Ну, а когда проснемся, здесь уже будут наши питомцы, и я увижу Старика! А вот Фея осталась где-то на Яхче. Возможно, я ее больше никогда не увижу, и мне неожиданно даже стало немного грустно от этого. Спал я на удивление крепко, а проснулся от того, что конюх тряс меня за плечо. — Капитан… капитан! Там ваш дрейк… Сон слетел с меня в один миг и я подскочил на ноги. Конюх привел меня к демоническому порталу, где на дне воронки, злобно сверкая зеленым глазом, в клетке сидел Старик. Он огрызался и никого к себе не подпускал, но заметив меня сразу перестал рычать, треснув пару раз для острастки хвостом о прутья. — Какой костлявый, — протянул восставший Зэм, карауливший демончиеский портал. — Как зовут? — Старик. Он не любит сидеть взаперти. — А кто любит? Я спрыгнул вниз и открыл клетку. — Привет, дружище, соскучился? Дрейк снова зарычал, но дал себя погладить. Я уселся на него верхом, и Старик, расправив крылья, которым было тесно в этой воронке, взлетел вверх, мягко приземлившись у края ямы. — Кстати, на счет дрейков… Любопытный феномен наблюдается на Осколке Язеса, — произнес все тот же восставший, задумчиво глядя на Старика. — Какой? — спросил я, спрыгнув на землю и похлопав дрейка по спине. — Первое. Демоны уничтожают драконов. Второе. Дрейки, как выяснилось, подчиняются драконам. Вывод: дрейки — враги демонов. — Да, это так. Мы видели такое на Кольце Дракона, архипелаге, который нашли Охотники… — Но здесь это не так! Демоны и местные черные дрейки — заодно. Парадокс! — Черные дрейки? — Да, здесь в центре аллода живет целая стая, которая не воюет с демонами, а помогает им. — Странно… — Уверен, рано или поздно мы найдем решение этой задачи. Драконы — лакомые кусочки: крепкая шкура, острые клыки. Даже Великие Маги проявляют к ним нездоровый интерес. Дрейки, конечно, не настолько желанная добыча, но тоже имеют свою ценность. Еще тогда, когда мой народ жил в первый раз, мы охотились на дрейков… Старик грозно зарычал и восставший предпочел не развивать дальше эту тему. Я сам отвел своего дрейка в загон, правда размять лапы ему довелось не сразу. В первый день мы просто привыкали к обстановке, не выходя за пределы лагеря. Собственно, во второй нас тоже далеко не послали: мы всего лишь стояли в дозоре у ворот, перебрасываясь словами с теми, кто здесь находился дольше нас. Меня при взгляде в небо уже почти не начинало мутить, а Лоб даже смог передвигаться на своих двоих. Поскольку в лагере не хватало лекарей, Матрену определили в местный лазарет, так что ее с нами не было. В дозоре демоны не давали нам заскучать. Мелкие астральные бесы, реже — особи покрупнее, а иногда и дикие дрейки нападали на лагерь волнами, и на нашу долю таких волн выпало восемь в первый же день. Отбивались мы успешно, но как нас заверили, это не настоящие атаки, а всего лишь попытки трепать нервы и не дать отдыхать. А вот реальная угроза может вспыхнуть в любой момент, так что расслабляться не стоит. — Три дня назад нас тут чуть всех не перебили за милую душу. Еле выстояли! А это так, детские шалости. Целый час начищавший свой меч майор Бывалин — крепкий, но уже в возрасте хадаганец — наконец отложил оружие в сторону, и достал сигареты, добродушно предложив всем. Орел воспользовался отсутствием Матрены и закурил, строго зыркнув на нас и как бы предупреждая, что если мы донесем об этом, то стрелы потом будем вытаскивать из самых разнообразных мест своего тела. — Эх, перевелись теперь уж герои! Вот в мое время героев было много… — совсем уж по-стариковски закряхтел майор. — В ваше время? — переспросил я. — Что говоришь? Я плохо слышу после недавней контузии! Демон швырнул меня оземь, я думал, что дух вышибет! Ан нет, жив еще! — Вы ветеран Великого Астрального Похода? — крикнул Михаил ему почти в самые уши. — Так орать не обязательно, я еще не глухой! Так вот, про Великий Астральный Поход… Там и не такое бывало! — Расскажете о нем? — Да что там рассказывать-то? Сорок лет назад безусым юнцом отправился вместе с Незебом и Скраканом к Вратам Джунов. Немногие из нас вернулись, м-да… И думали мы, что все! Покончено с демонами! Но когда мы прибыли на этот осколок, скажу честно — засомневался… Да… Ну, а вы что? Готовы к войне? Умереть готовы за свободу всего мира? Или так, просто погулять вышли да медалек нахапать? — Как получится… — Эх, молодо-зелено… Сюда бы экипаж нашего «Резвого»! Уж мы бы тут быстро всех демонов оприходовали! Вот только умерли уже почти все… На войне с Лигой полегли… Он замолчал, забыв про сигарету и погрузившись в свои мысли, и мы не решились их прерывать. Он был где-то там, в глубине своей памяти — летел со своими сослуживцами в неизвестность, молодой и здоровый, и еще не знающий, что живыми оттуда мало кто вернется. — В походе корабль наш на скалы одного островка астрального бросило, — проговорил он задумчиво, когда никто уже и не ждал продолжения. — Нас выжило только двое. Я и новобранец из Кании, Сварог его звали. Так и сидели на скалах, пока нас не подобрали. А недавно в разведке я с одним канийцем столкнулся. Смотрю — он, Сварог! Посидели, поговорили, молодость вспомнили… А ведь я его по всем законам военного времени убить был должен… Так-то… С этим словами он выбросил истлевшую в его руках сигарету и снова взялся яростно начищать меч, будто от его блеска зависел исход войны. Оглядев растерянные лица своих друзей, я тоже не нашелся, что сказать на эту внезапную откровенность. Наверное, лучше сделать вид, что мы ничего не слышали. К тому же вскоре на нас снова поперли демоны, так что временный перекур сам собой подошел к концу. Следующие несколько дней мало отличались от этого. Разве что пришлось пару раз выйти за ограждение, чтобы обойти лагерь по периметру с внешней стороны. Я окончательно убедился, что даже смертельно опасная рутина все равно остается рутиной. Мы стояли в дозоре, на нас с почти одинаковым интервалом нападали демоны и дрейки, мы отбрасывали их назад, наслаждались короткой паузой, и опять хватались за оружие, потому что на горизонте появлялась новая волна. И снова мы отбивались, стараясь не одуреть от монотонности повторяющихся действий. Меня поочередно то охватывала апатия, то нездоровый азарт, когда я даже пытался заключить пари — кто больше всех перебьет астральных бесов. Правда, они так быстро растворялись после смерти, что подсчитать итоги не представлялось возможным. Кораблей все не было, Лига была занята обороной своего собственного лагеря, и мне казалось, что мы все застряли во временной петле. Вскоре на Язес неожиданно прибыл представитель Охотников на демонов. На мой взгляд, их следовало бы пригласить сюда более внушительным составом для борьбы с демонами, а не для экспертных советов, но очевидно, что предполагаемую победу Империя не собиралась делить с кем-то еще. — Эх, сюда бы пару десятков Охотников… Уж мы бы тут устроили! Для Охотника этот проклятый осколок — рай! Но пока я туточки один-одинешенек. Империя меня сюда пригласила в качестве консультанта. Додумались наконец! Кто знает о демонах и демонопоклонниках больше, чем мы? Правильный ответ — никто! И каждый день новые сюрпризы. Недавно обнаружили у них какие-то каменюки, которые, кажется, под завязку наполнены Тьмой. М-да… эта штука будет посильнее эликсира маны. Вот заразы! Чего только ни придумают! Орк расхаживал по лагерю, рассказывая всем, кто соглашался слушать, о том, как Охотники на демонов за считанные часы зачистили бы весь Язес, чем раздражал нас неимоверно. Хотя и долю ценной информации, касающейся черных дрейков, он тоже принес: — Да, Силайа, Великая Дракониха Изуна, с которой мы заключили союз, предлагает награду за клык вожака черных дрейков. Черные дрейки — предатели драконьего рода! Они на стороне демонов. А значит, это наш общий враг! На предложение сходить и самолично расправиться с черными дрейками, порадовав дракониху Силайю, он ответил отказом, чем крайне огорчил весь лагерь. Все единогласно сошлись во мнении, что лучше б нам прислали пару лишних ящиков тушенки, чем этого «эксперта». Известие о том, что эскадра Имперских кораблей уже близко, было принято с большим энтузиазмом. Депрессивная обстановка вокруг способствовала вечно дурному расположению духа даже у самых стойких, и новости о скорейшем прибытии главной ударной силы пришлись очень кстати. По этому поводу был собран внеплановый совет офицеров, на котором выяснилось, что наша разведка на Язесе тоже не дремала. — Мы уже не раз пытались взять «языка» из числа демонопоклонников, однако эти фанатичные безумцы дерутся до последнего. А если плена не избежать, то убивают себя. И все-таки мы сумели перехватить приказы, которые эти фанатики получают от своего командования. — Откуда они исходят? — В северной части аллода сохранилась башня Рахл-Язес, куда разведчики не смогли попасть. Там что-то вроде… магической завесы, которая, очевидно, укрывает самое логово. Оно проходит у нас под кодовым названием «Город Демонов». Вся вражеская деятельность координируется именно оттуда! И надо сказать — очень грамотно координируется. Гурлухсор — опытный военачальник, он понимает, что без надлежащей организации ему не справиться. Да-да, Гурлухсор! Мы имеем дело именно с ним. Прошу всех сохранять тишину, товарищи. — Что за приказы удалось перехватить? — Целая армада демонов находится в телепортационном измерении… Зависли, так сказать, в межмирье… Они ждут, когда витязи Лиги и наши ученые перестанут удерживать порталы в своих лагерях. И тогда вся эта свора хлынет прямо к нам! Атака демонов будет поддержана нападением дрейков… — Астрал с ней, с Лигой, что говорят наши ученые? Мы ведь все еще можем контролировать этот проклятый шар? — Кхм-кхм, — прокашлялся Иавер Кадифа — восставший, который встречал нас, когда мы только переместились сюда. — Подобно тому, как для поддержания работы привычного нам портала нужны различные магические ингредиенты, так и этот демонический шар не может существовать вечно. — Но если просто перестать подпитывать его, то портал вскоре закроется? — Мы пока не готовы к этому, — вставил генерал Верховин. — Нам все еще нужен этот портал. — Да, ведь если портал закроется, мы окажемся отрезанными здесь. А наши корабли пока все еще в пути, — продолжил Кадифа. — Так что приходится решать сразу две задачи: и держать портал на замке, и подпитывать его. — Что для этого нужно? — Мана. — На вас и так работает вся манастанция, а мы, как дикари, греемся у костра, на котором варим похлебки! — Этого мало. Нам нужны астральные камни! — Какие еще астральные камни? — Мы их так называем, но чутье подсказывает мне, что это название не отражает всей силы, которая скрыта в них. Они является источником разрушающей мощи. Возможно, вам уже доводилось слышать о том, что астрал по своей сути — материал для созидания. Вот только сил для работы с ним нет ни у кого. А эти астральные камни… Скорей всего, это просто сосуд, содержащий в себе ничтожную частицу всей мощи астрала… — И где их взять? — Может, Комитет скажет свое веское слово? — Кадифа сверкнул глазами в сторону орчихи, незаметно сидевшей за нашими спинами. Она выглядела немного обескураженной, когда все обернулись и уставились на нее. — Э-э-э… да… здесь был найден некий… м-м-м… материал… в очень небольшом количестве. Но информация засекречена. Образцы переданы специалистам, и я не думаю, что эту тему стоит продолжать. Иавер Кадифа громко фыркнул и демонстративно уставился в брезентовый потолок. — Что ж, придется справляться так, — подвел итог Верховин, по опыту зная, что спорить с Комитетом бессмысленно и где-то даже опасно. — Сколько еще времени вы сможете удерживать демонический портал закрытым? — Это становится все труднее. Так сразу и не спрогнозировать… Во-первых, демоны не оставляют попыток прорваться к нам. Их давление усиливается. Во-вторых, недавно все заклинатели, работающие с порталом, ощутили сильный магический удар. Наша магия внезапно стала слабеть, если бы не дополнительно привлеченные средства, могли бы и не выстоять. — С чем это может быть связано? — С воздействием астрала. Такое уже наблюдалось на полигонах МАНАНАЗЭМ, когда мы работали над проектом, название которого, цели и задачи присутствующим знать необязательно. Но здесь и сейчас нам не хватает специалистов, которые провели бы соответствующие исследования. Как вы наверняка заметили, астрал здесь выглядит несколько… своеобразно. Это же непочатый край для ученых! — В условиях нехватки бойцов и лекарей, боюсь, до ученых ход дойдет еще нескоро. Постарайтесь потянуть время, эскадра должна прибыть со дня на день… Товарищ Огненных, Комитету есть, что сообщить Хранителям? Орчиха поднялась со своего места и подошла к генералу с тонкой папкой в руках. Повернувшись к нам и обведя всех глазами, она наверняка увидела множество не самых дружелюбных взглядов. Никто не любит секретов, особенно там, где речь идет о жизни и смерти. — Эх, не того специалиста Комитет сюда отправил, — произнесла она явно не то, что собиралась. — Тут, чтобы разобраться, мозги нужны, а не ярость. — Простите? — нахмурился Верховин. — Нам необходимо понять, почему эти чокнутые демонопоклонники готовы отдать свою жизнь за власть демонов и как один умереть в борьбе за это. Неужели демоны настолько запудрили им мозги? Или, может, пообещали какую-то награду за помощь? Как вы уже заметили, выбить показания из демонопоклонников сложно. Здесь нужен маг разума. А не каратель! — А как же ваше специальное оборудование?.. — Да… С помощью него удалось кое-что узнать. Подслушать некоторые мысли и разговоры, — орчиха открыла папку и зачитала ровным голосом: — «Даже не могу представить всей его мощи. Мой слабый ум не в состоянии это вообразить. Я могу только восхищаться и повиноваться, восхищаться и повиноваться». Далее. «Это я должен был командовать атакой на Черном берегу! Почему меня отстранили? Проклятье! Быть может, хозяин недоволен мной? Если так, зачем вообще жить?». И вот еще… «Заблудшим никогда не постичь истины. Они видят только то, что на поверхности, но не могут заглянуть в глубину. Как это точно — в глубину». Комитетчица подняла голову и поглядела на молчаливо переваривающих услышанное Хранителей. Даже генерал Верховин выглядел немного растерянным. — И что это может означать? — поинтересовался он. — То, что мы здорово заблуждались насчет этих ребят и их мотивов. Демонопоклонники поклоняются вовсе не демонам! Демоны — только орудие, за которыми стоит кто-то, кого они даже в мыслях не осмеливаются называть по имени! А может быть, они и сами не знают его имени? — Возможно, они говорят о Гурлухсоре? — Гурулухсор, конечно, силен, он Великий Маг, но его имя пока произносят открыто. К тому же даже ему не под силу подчинить себе демонов… Собрание длилось около полутора часов, и когда оно окончилось, я даже не без удовольствия вывалился на улицу, под тяжелое небо Язеса. Хотелось проверить голову, потому что в замкнутом и переполненном пространстве палатки мысли уже начали буксовать. Орел, Миша, Лоб и Лиза обходили лагерь за ограждением, поэтому я направился к Матрене в лазарет. — Вы ранены? — Что? Вроде нет… — Хорошо, — с облегчением выдохнула прехорошенькая девушка с теплыми, шоколадными глазами, встретившая меня у входа. — А то я уже сбилась с ног. — Много пострадавших? — Раненые все прибывают и прибывают. Магия Света способна на многое… но не всегда может творить чудеса. Великие Незеб, Скракан и даже Тенсес! Я много страшного повидала на Святой Земле. И думала, что готова ко всему… Как я ошибалась! Раны, наносимые демонами, ужасны. Еще ни одна группа разведчиков не вернулась в полном составе на своих двоих. — Своевременное предостережение, я как раз завтра ухожу в разведку, — произнес я, и разговорившаяся девушка трогательно смутилась. — Ой, извините… — Ник? — из медицинского шатра высунулась Матрена. — Что-то случилось? — Мы в составе рейда, который с утра уходит проверять восточный берег. Скоро прибудут корабли, нужно удостовериться, что им есть куда пришвартоваться. — О! — выдохнула Матрена. Мы еще ни разу не уходили далеко от лагеря, так что это волноваться было от чего. — Тогда нам всем стоит хорошенько выспаться… Глава 32
  10. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.62

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 31. Утерянная земля Возле берегов астрал был спокойным. Паруса на полуимперском-полулигийском судне ничего не тревожило, и они висели вдоль мачт, скрывая в своих складках эмблему Охотников на демонов. Мы стояли оперевшись о борт и смотрели на джунгли. Деревянная палуба под ногами едва различимо вибрировала — где-то в глубине корабля работал реактор, а это значит, что уже скоро эскадра направится к Нижнему острову, чтобы дать бой спрутоглаву. — Этот архипелаг должен называться Кольцом Дракона, — произнес Голованов. — Да, с такой союзницей мы сметем всех врагов отсюда! И на этом не остановимся! — Жаль, что я этого не увижу, — посетовал я. — Ты всегда можешь присоединиться к нам. Я был бы рад этому. Наше дело благородное, важное и нелегкое! И пусть церковь сколько угодно считает нас проклятыми чудовищами — без нас этот мир обречен. Если ты готов связать свою судьбу с нашей, если ты не боишься преследования Церкви, если разделяешь наши цели… — Вот так просто? — Ну-у… сначала нужно пройти курс обучения, подвергнуть свой организм магическому воздействию… Одним словом — измениться. Значительно измениться! — Я, пожалуй, пас. — Тогда я буду считать тебя просто другом Охотников. А это, поверь, дорого стоит! Но ты все равно подумай над моим предложением. — Меня ждет Империя. Я должен вернуть голову Гурлухсора домой. — Надеюсь, теперь можно быть уверенным, что с ним покончено. — А уж я-то как надеюсь… — Но каков хитрец! Думал, что мы посчитаем его мертвым, а он тем временем будет продолжать разрушать аллоды один за другим. Старый пройдоха получил по заслугам! Его подвела любовь к дешевым эффектам. Наверное непременно хотел сам убить Великую Дракониху и не рассчитывал, что там окажемся мы… И ты! Твоя помощь неоценима. С соседнего корабля раздался гудок. Я взглянул на часы. — Мне пора идти. — Что ж, удачи! — И вам. Пожав руку Голованову на прощание, я сошел по трапу с корабля Охотников и направился было к причалившему Имперскому, как он окликнул меня, свесившись с борта. — Постой, Хранитель… Я остановился и задрал голову. С земли махина астрального судна выглядела гораздо внушительней. — Тебе наверняка говорили уже это, в Империи ведь есть отличные мистики… — Говорили что? Голованов замялся на несколько секунд, будто не мог подобрать правильные слова, но все же выдал: — Ты странен. — Да, мне говорили, — с раздражением ответил я. Все эти разговоры об исключительности без какой-либо конкретики мне уже поднадоели. — В мире не много тех, кто способен взглянуть чуть дальше собственного носа и понять, что астрал несет не только угрозу. В астрале скрыты ответы на многие вопросы, которые не дают покоя смертным, и рано или поздно кто-нибудь найдет на них ответы. Я усомнился, что это правильный путь — подвергать себя астральным мутациям ради поиска каких-то там абстрактных ответов. Менять свою сущность, как это делают Охотники, казалось неприемлемым, мне не близка была их философия. Но свое мнение я оставил при себе, молча зашагав на Имперский корабль, все еще поторапливающий меня гудками. На палубе ждал Миша. — Капитан сказал, что мы возвращаемся не на Игш, — сообщил он. — Как? А куда? — Вроде бы на Яхч. Понятия не имею зачем, не спрашивай. Поговори с капитаном, он тебя ждет. Капитан не внес много ясности, лишь разведя руками с извиняющимся видом. Яхч — Имперский аллод, известный тем, что на нем в основном базируется наш флот, но зачем мы туда летим, с чем связана такая срочность и что вообще происходит, было неизвестно. — У меня приказ прибыть вместе с вами в указанные координаты. Больше ничего сообщить не могу. — А в эфире что-нибудь слышно об Империи? — Ничего. По радио тишь да гладь. Я кивнул, хотя успокоения услышанное мне не принесло. Империя слишком хорошо умеет скрывать от общественности любые свои беды, так что по прибытию на место я ожидал услышать все, что угодно. Не слишком радостный настрой на корабле усугублял еще и астрал, который не был к нам благосклонен на обратном пути. Сначала мы попали в основательно потрепавший нас шторм, потом неудачно прыгнули в астральную червоточину, которая должна была сократить путь, но на деле выбросила в сектор, кишащий демонами, а под конец и вовсе вляпались в сковывающую движение аномалию, сквозь которую корабль полз еле-еле, как муха в тягучем желе. Когда в поле зрения появилась земля, я уже был сыт по горло этим перелетом. Оценить размеры Яхча я не смог из-за того, что нам запретили выходить на палубу до полной швартовки. И даже после этого нужно было еще дождаться разрешения. Зато первое, что меня поразило — это холодный воздух, который я вдохнул, едва высунув нос на улицу. Подавляющее большинство аллодов Империи отличались сухой жарой и весьма скудной растительностью. Яхч утопал в хвойных лесах. — Точно надо было во флот идти, — буркнул я. — Яхч — самый крупный поставщик древесины в Империи, — просветил Миша, как всегда удивленный нашим незнанием очевидных для него вещей. — Самый крупный? — хмыкнул Орел. — Думается мне, что единственный… — Не совсем так. По последним отчетам сельскохозяйственной промышленности доля Яхчинской древесины составляет восемьдесят семь целых и три десятых процента от общего объема имперских лесозаготовок. — Что бы мы делали без этой ценной информации! Насладиться тайгой я мог только по вкусному, хвойному запаху, который не могли перебить ни развернувшаяся на аллоде промышленность, ни многочисленные порты с десятками, если не сотнями кораблей и обслуживающей их техникой. Сам лес прятался за высокими строениями того порта, в который мы прибыли, так что я лицезрел только закатанный в бетон берег с вгрызающимися в астрал огромными пирсами, ряды складских помещений, украшенных лишь маркировкой, высокие массивы административных по-военному суровых зданий, и корабли. Много кораблей. Столько я не видел даже в столичном порту. Вокруг царил ажиотаж. Возможно — здесь всегда так, но мне почему-то казалось, что это похоже на всеобщую мобилизацию. А когда я, едва сойдя с трапа, увидел Командора Хранителей Штурма Бешеных, то понял, что недалек от истины. — Еще одна башка Гурлухсора? Третья по счету! Это же целая коллекция — впору выставку организовывать! — Командор кивнул сопровождавшему его Хранителю, и тот молча забрал у меня из рук ящик. — Эта, возможно, настоящая, — неуверенно произнес я. — А две предыдущие тогда что? Проклятье! Нет, пусть в этом ученые НИИ МАНАНАЗЭМ разбираются. Или церковники. Или Комитет. Кто угодно — только не я! Я надеюсь на одно: что мы больше никогда не услышим о Гурлухсоре! Я рехнусь, если мне кто-нибудь еще раз притащит его голову! — Товарищ Командор, разрешите… — Пошли пройдемся, капитан. Его тон окончательно уничтожил любые позитивные мысли. Штурм неспешно двинулся вдоль пирса, вперив тяжелый взор в бетонные плиты, будто там прятались его главные враги. Я двинулся за ним, скользнув взглядом по оставшимся переминаться с ноги на ногу экипажу, тоже спустившемуся корабля, своим друзьям и тем Хранителям, которые пришли с Командором. — Так, теперь слушай меня очень внимательно. То, что я сейчас скажу, во-первых, абсолютно секретно, а во-вторых… очень сложно… Я сам, честно говоря, не все просекаю. Интересно. Вроде и похоже на начало войны, а вроде и нет. — Недавно у нас было важное совещание, — продолжил Штурм. — Про демонов разговор шел. Заслушали доклады о делах на Святой Земле, Хладберге, Авилоне… Ну и о Кольце Дрейков, или как там теперь… Кольце Дракона тоже речь шла. Знаешь, когда вот так все за раз услышишь, жутко становится. Везде эти проклятые демоны суются, пробуют разные способы уничтожения аллодов: то некромантов привлекут, то вампиров. А еще этот Гурлухсор… Аргх! Ненавижу! Короче, похоже на то, что не такие уж они и уничтоженные, эти демоны. Что-то там себе планируют, все никак не успокоятся, заразы! — Мы готовимся к новому вторжению? — осторожно спросил я, потому что Командор замолчал. — Точнее сказать — готовим свое собственное вторжение! — Куда? — оторопел я. — На Язес. Мы использовали их оружие против них же: добытый на Авилоне ключ Патриарха вампиров позволял демонам проникнуть в нашу телепортационную сеть, но, изучив его, и мы смогли наведаться к ним в гости. Нефер Ур все же расшифровал этот артефакт. Я напряг память. Язес — это вроде какой-то Имперский аллод, потерянный во время Ночи Астральных Порталов. — Туда уже телепортировался наш гарнизон под руководством генерала Верховина, — продолжил Командор, — но мощность ключа не бесконечна, поэтому основная ударная сила готовится лететь своим ходом. Главное, что мы знаем, где находится аллод, и можем разнести его до основания, если потребуется! Правда для этого нужно время, путь неблизкий. К тому же первый корабль-разведчик, который я отправил туда, постигла неудача: он попал в шторм и разбился у берегов Язеса. Астрал очень неспокоен в последнее время. — Значит, летим на Язес… — Кто-то летит, а ты со своей группой телепортируешься. Яскер хочет, чтобы ты оказался там как можно скорее! Надеюсь, вы успели отдохнуть во время перелета. То, что Яскер тоже находится здесь, меня сначала очень удивило. Я считал, что Великие Маги никогда не покидают свои аллоды, ведь они защищают землю от поглощения астралом. Но потом я подумал о Нефере Уре, который вернулся на Игш и вполне может удержать аллод на время отсутствия Яскера, да и Елизавета Рысина тоже наверняка на это способна. И вообще мало ли, сколько сейчас в столице Великих Магов? Нас провели не в самое презентабельное здание, больше похожее на склад, временно переоборудованный под другие нужды. Внутри оно казалось таким же неказистым, как и снаружи. Здесь даже не было окон, а из-за металлических, ребристых стен воздух стал совсем холодным, и я плотнее завернулся в плащ. — Наконец-то. Тебя и жду. Обстановка не соответствовала персоналиям. Командор Хранителей подошел к Яскеру, окруженному свитой из элитных бойцов — Ястребов, и встал рядом с ним. Глава Комитета Елизавета Рысина тоже присутствовала здесь, вопреки моим соображениям. Металлический ангар мало походил на роскошь Ока Мира, где видеть главных лиц государства куда более привычно. Почувствовав некоторое смущение своих друзей, я неожиданно осознал, что сам в какой-то момент уже перестал теряться. Рысина была холодна и безмолвна, Штурм хмур и озабочен, и только Яскер позволил себе приветливую полуулыбку, будто мы встретились в его кабинете по пустяковому делу. — Я полагал, что вы вернетесь гораздо раньше. — Дорога оказалась сложной… — Мне доложили. Сразу перейду к сути вопроса. Общее положение дел вам уже обрисовали. Вы отправляетесь на Язес. От большого аллода почти ничего не осталось: небольшой остров, остальное поглотил астрал, на нем Башня Гурлухсора, нашего заклятого врага. И, сразу отвечая на возникающий вопрос, — нет, я не думаю, что третья голова гарантирует нам его смерть. У меня пока нет этому объяснения, но думаю, что на Язесе мы найдем ответы. На этом острове сосредоточены главные силы демонов и их сторонников. Полагаю, что во главе их и стоит Гурлухсор, жаждущий мирового господства. Уверен, что демоны просто используют его в своих целях, как он пытается использовать их. Во всех этих хитросплетениях еще предстоит разобраться. На осколке Язеса сейчас передовая. И судя по донесениям генерала Верховина, им приходится несладко. Операция получила условное название «Скрытая угроза». Весь этот монолог он выдал спокойным ровным голосом, но я был уверен, что это спокойствие кажущееся. Яскер сделал шаг вперед, и мне вдруг отчего-то захотелось напротив отодвинуться, как будто он нарушил мое личное пространство, хотя на самом деле нас разделяло несколько метров. А еще захотелось прервать зрительный контакт и отвести глаза, но я выдержал его взгляд, стараясь при этом мысленно отгородиться. — Я хочу, чтобы ты положил конец этой угрозе, — произнес он. И если бы не его серьезное лицо и тон, я бы даже наверное засмеялся. А Имперский флот, который готовится лететь на Язес, без меня точно не справится? Вслух я этого, конечно, не сказал, но на моем лице наверняка отразилось то, что я об этом думаю. Нет, на самом деле я знал, к чему он клонит. Яскер не в первый раз выталкивает меня на главную сцену. Опять старая песня о судьбе мира! Но мне это с каждым разом казалось все более абсурдным. — Что я должен для этого сделать? — смирившись со своим положением, спросил я. — Что хочешь, — сухо отрезал Яскер. — Но выполняя свой долг, постарайся меня не разочаровать. Мне, как любому военному человеку, больше были по душе четкие и понятные приказы: пойти туда-то и сделать то-то. Сейчас в моем распоряжении осталось только направление. Яскер коротким кивком указал на что-то вроде площадки телепорта, куда я шагнул первым. В голове крутилось много разных мыслей, и одной из них было то, что Рысина так и не произнесла ни слова. Мне даже как-то не хватило ее ехидных замечаний в свой адрес, и прямо-таки подмывало что-нибудь ляпнуть! Но к счастью меня уже охватило сияние портала и понесло сквозь пространство к осколку Язеса. Когда я снова почувствовал свое тело, твердо стоящее на земле, то, открыв глаза, обнаружил, что зрение ко мне не вернулось. Секундная паника сменилась было пониманием, что я стою в каком-то фиолетовом коконе, почти неосязаемом, похожим на густой, светящийся туман, но когда я не смог сделать шаг, чтобы выйти из него, пульс снова зачастил. Извне доносились приглушенные голоса, и пока я пытался выровнять дыхание и решить, что делать, мое тело вдруг обрело свободу. Я вывалился из фиолетового шара в глубокую воронку и очумело огляделся по сторонам. Земля под ногами была неестественного, ядовитого цвета, словно поцелованная астралом, и эти синюшные щупальца тянулись во все стороны как растекающаяся краска по бумаге. Было хоть и тепло, но дул очень сильный ветер, который ощущался даже на дне этой ямы. — Так и будете там торчать, товарищ? Поднимайтесь! Сверху, по краям образовавшейся воронки, стояло несколько магов. Они что-то наколдовывали, и от яркого света, льющегося из их посохов, слезились глаза. Я рефлекторно дотронулся до рукояти меча, почувствовав себя в весьма уязвимой позиции — на дне ямы, в окружении возвышающихся надо мной колдунов. Однако целью их магии был фиолетовый шар. Еще ничего не понимая, я поспешил выбраться из воронки наверх, где ветер чуть ли не сбивал с ног. Внизу, тем временем, из шара вырвался Лоб с таким ошалевшим видом, что мне стало весело. — Прошу прощения за задержку, капитан, но мы должны были удостовериться, что это не демоны к нам пожаловали, — произнес один из магов совсем не извиняющимся тоном. — Я Иавер Кадифа, заклинатель. — Что это такое? — спросил я, кивнув на фиолетовый шар. — Демонический портал. Когда-то тысячи таких разом появились на всех аллодах и оттуда повалили демоны… — Ночь Астральных Порталов? — Именно. К этому порталу у нас есть ключ, но мы не можем с уверенностью сказать, что полностью его контролируем. Недавно демоны вышли из него и едва не застали нас врасплох. С тех пор мы держим портал на замке с помощью магии. Это непростая работа, она требует от волшебника предельной концентрации. А какая нагрузка на нервы! Попробуйте читать заклинания хотя бы час — голова разболится даже у восставшего. А мы их здесь твердим денно и нощно! Под ворчание Иавера Кадифы, я стал осматриваться. Трудно было сказать, насколько велик сохранившейся осколок Язеса — некогда большого аллода, но мне вдруг стало казаться, что я нахожусь на крошечном, хрупком островке, почти соломинке посреди бушующей стихии, которая вот-вот раздавит меня своей мощью. И дело даже не в том, что земля походила на мертвый, без единой травинки, изломанный остов, который методично вспарывали гигантским ножом, как консервную банку. Все дело было в том кошмаре, который висел над головой, и от которого инстинктивно хотелось куда-нибудь скрыться. Черные тучи, рассекаемые молниями, выглядели настолько тяжелыми, что казалось, в них можно застрять. Они быстро и странно двигались, не так, как обычно движутся облака, а словно бы вращалось само небо. Это создавало иллюзию, будто аллод сейчас перевернется и все упадут вверх. Я почувствовал, как меня сковывает боязнь открытого пространства. Голова закружилась, и я опустил глаза, уставившись на твердую почву под ногами. — Мне нужно присесть, — услышал я голос Матрены и, повернув голову, увидел, как она опустилась прямо на землю и зажмурилась. Неожиданно желание «присесть» изъявил и Лоб, неприлично при этом ругнувшись. Все остальные к этому времени уже тоже выбрались из демонического портала. Орел и Миша старательно избегали глядеть вверх, зато Лиза ко всеобщему изумлению рассматривала странное небо широко открытыми глазами, и на ее лице даже проступало что-то вроде восхищения. — Впервые такое вижу. Невероятно! — произнесла она. — Да, это весьма необычно, — согласился Иавер Кадифа, сочувственно глядя на нас. — Голова от такого кругом, но вы скоро привыкните. Большинству хватило пары дней для адаптации, хотя некоторых до сих пор мутит. Вон, посмотрите туда! Военные палатки загораживали обзор и я поднялся на каменистую возвышенность, чтобы увидеть то, на что указывал Зэм. Когда взору открылся пылающий горизонт, мне тоже захотелось сесть и зажмуриться. Впечатление было такое, что аллод находится в центре двух движущихся то ли плоскостей, то ли полусфер — верхней и нижней. Затянутое тучами небо уходило далеко за пределы земли, и там, в необъятном пространстве, глядело в свое отражение снизу. Это бы походило на зеркало, только «нижнее небо» вращалось почему-то в другую сторону. А в просвете между ними будто полыхал огонь, разбавляющий черноту туч оранжевым сиянием, и эта яркая полоса опоясывала по кругу весь горизонт, куда ни глянь. — Впечатляет? — Очень, — промямлил я, отводя глаза. — Говорите, у нас есть время на адаптацию? — Да, но сначала вам нужно поговорить с генералом Верховиным. Пойдемте, я вас провожу. — Вот именно, пойдемте уже куда-нибудь, — закивал Орел, — а то еще пара минут под открытым небом, и меня точно вырвет. — Меня не выпрут из Империи, если я поползу? — страдальческим голосом поинтересовался Лоб, цепляясь за землю, как будто со всех сторон от него находилась пропасть, в которую он боялся упасть. Видеть этого бесстрашного громилу в таком почти беспомощном состоянии было настолько странно, что мой собственный страх ушел на второй план, сменившись сочувствием. — Не выпрут, но засмеют точно, — пообещал Орел, и Лоб, кряхтя, заставил себя встать. — Это еще хуже… только давайте побыстрее! — произнес он, но на полпути не выдержал и со словами: «Ай, да хрен с ним, пусть смеются!» снова опустился на четвереньки. Дальше двигались именно такой процессией: глазеющая по сторонам Лиза; чуть ли не теряющая сознание Матрена; позеленевшие, но пытающиеся сохранить честь и достоинство я, Миша и Орел; и махнувший на все рукой Лоб, понуро ползущий в арьергарде. Вокруг возвышались армейские палатки, горели мощные фонари, работала легкая, мобильная манастанция, сновали Хранители, а из загона сквозь вой ветра доносился шум ездовых питомцев, и все это напоминало мне о Святой Земле: военный гарнизон, отстаивающий на чужбине интересы далекой Империи. Впрочем, если этот аллод когда-то был Имперским, значит мы, можно сказать, все еще дома. Пока генералу Верховину докладывали о нашем прибытии, я снова рискнул оглядеться по сторонам. Лагерь был обнесен металлическим ограждением, за которым виднелись развалины каких-то строений и астральные клыки, поразившие землю своей отравой. Я вытянул шею, чтобы рассмотреть останки сооружений, но тут нас пригласили войти в палатку, а точнее — целый шатер. Внутри завывание ветра стало значительно тише. Судя по всему, это был и командный пункт, и оружейная, и место отдыха — в стесненных условиях быстрого и компактного лагеря можно было увидеть и не такое. Генерал сидел за столом, вымученно глядя на стоявшего перед ним орка, чем-то крайне возмущенного. — …найдите кузнеца, купите, наколдуйте, в конце концов! — Отстань от меня со своими замками, Шрам, по хорошему прошу! И уйди! Не до тебя сейчас. — У-у-х! — прорычал орк и, обернувшись и вперив в нас горящий взор, как следователь в подозреваемого, строго спросил: — Ковать умеете? — Нет, — сказал я. — У-у-х… — повторил он и вышел, что-то бормоча себе под нос. — А, подкрепление, — произнес Верховин не вставая с места и махнул нам рукой на стулья. — Очень вовремя! Генерал выглядел моложе, чем я думал, но возможно молодость ему придавала густая, каштановая шевелюра, ничуть не тронутая сединой, и полное отсутствие даже намека на усы и бороду. Гладко выбритый, подтянутый, с проницательными серыми глазами, он, тем не менее, казался уставшим, как будто не спал уже очень давно, но старательно пытался это скрыть за образцовым внешним видом. — Сейчас сюда уже не присылают солдат, только провизию, медикаменты, оружие… экономят энергию ключа, чтобы в случае чего эвакуировать нас отсюда. Но меня предупредили о вашем прибытии, — вводил он в курс дела. — Ситуация аховая: демонов и демонопоклонников здесь гораздо больше, чем мы могли представить. В первые же сутки я потерял половину состава! Пришлось перейти к обороне. Демоны не оставляют попыток выбить нас с Дикой Косы и вернуть себе портал. Их разведчики постоянно высаживаются на берегу и прощупывают наши слабые места. — Товарищ генерал, разрешите вопрос, на сколько я понял, сюда направляется Имперский флот? — Да, но пока это произойдет… Лететь им долго, к тому же астрал стал неспокойным, а вокруг Язеса, как видите, дела совсем плохи. Так что эскадру мы, конечно, ждем, но рассчитывать пока что можем только на себя. К сожалению, демонов здесь, на Язесе, огромная армия. Основная их масса находится на севере, куда наши разведчики только планируют сунуть свой нос. Предполагалось, что мы мощным стремительным ударом очистим побережье, сомнем оборону и разгромим врага. Ха! Ох уж эти штабные теоретики! Я невольно усмехнулся. Стара песня. — Но как бы там ни было, приказы мы должны исполнять. Даже если они кажутся… хм, неисполнимыми. Яскер ждет от нас решительных действий. «Раздавить гадину на ее же собственной проклятой земле!» — вот, что он сказал. Ладно. Будем давить… Да, кстати, к западу отсюда высадился десант Лиги. Они направили сюда свои лучшие силы! — Как?! — вырвалось у меня. — Через другой демонический портал. Неизвестно, как лигийцы подключились к нему, но очевидно, не только мы заполучили ключ. На сколько я знаю, Комитет рассматривает два варианта. Первый: ключ раздобыли Охотники на демонов, когда убили Гурлухсора, ну или кто он там был. Нам они прислали голову, Лиге — ключ. Хотели золота и там, и там срубить… Второй: ключ был найден на Хладберге у Жало Степных, она ведь тоже связалась с демонопоклонниками! Возможно, шахтеры нашли ее тело, при ней был ключ, который Прохиндей потом продал Лиге. Но могут быть и другие способы. Мало ли, кого там еще сцапали лигийцы… Факт остается фактом: они тоже тут. Верховин развернул на столе что-то вроде карты — схематичный рисунок, на котором было слишком много белых пятен. — Лигийцы обосновались вот здесь… Как видите, позиция очень выгодная! Им проще отражать атаки: окопались на островке, а мы здесь — на побережье — как на ладони. Хотя в их присутствии есть даже есть плюсы. Лигийцы отвлекает на себя часть демонических сил — хоть какая-то польза! Однако Яскер надеется, что именно мы уничтожим демонов. Эта победа укрепит престиж Империи и будет иметь огромное идеологическое значение. Осталось только одержать ее, а это будет не так-то просто. Демоны не успокоятся, пока не вернут себе этот портал или пока мы не перебьем их. Я предпочитаю второй вариант. — А лигийцы заняты только демонами, или к нам они тоже проявляют интерес? — Они совершили вылазку и напали на наш лагерь. Атаку мы успешно отбили, а потом сделали ответный визит. Возмездие было скорым и безжалостным, мы показали Лиге, кто хозяин на этой проклятой земле! Урок они кажется усвоили — спрятались в своем лагере, как черепаха в панцире… Но они могут попытаться взять реванш. Надо быть готовыми. Дадим сегодня слабину — и завтра Лига обнаглеет окончательно… Нельзя доводить до этого! Я вспомнил о словах Тенсеса, хотевшего, чтобы все объединились для защиты от демонов. Но похоже, что даже общий враг пока не может нас примирить. — Возможно, мы делаем общее дело, — продолжил генерал, подумав о том же. — Но это здесь и сейчас. Ополченцы Лиги безжалостно вырезали наших собратьев на Святой Земле. Кроме того, Яскер ясно дал понять, что одержать победу над демонами должны именно мы. Одним словом, законы военного времени еще никто не отменял. А согласно этим законам, каждый лигиец — враг, которого нужно отправить в Чистилище и желательно с концами. Особенно это касается тех, кому не сидится за частоколом своего лагеря. Язес — хадаганская земля. И Лиге тут делать нечего! Приказ понятен? — Так точно, — нестройным хором ответили мы. — Есть у меня мыслишки насчет лигийского лагеря. Видите этот островок к югу? Астральный шторм прибил к Язесу еще один осколок. Мы назвали его островом Стихии, потому что там полно магических элементалей. Так вот, этот остров может стать отличным плацдармом для атаки на лагерь Лиги! Но спешить пока с этим не будем, им и без нас сейчас весело. Пару дней назад мы неплохо потрепали демонов, и разведка сообщает, что они отступили от нашего лагеря и усилили атаки на остров лигийцев. Скажу честно, надеюсь, что эти бедолаги продержатся! Ведь, если их десант будет уничтожен, демоны полностью переключатся на нас. А теперь внимание, важная информация… Честно говоря, информации уже было через край, и хотелось взять паузу, чтобы обдумать услышанное, но я продолжал взирать на генерала, прекрасно понимая его усталость. — У демонов и их сторонников с дисциплиной все в порядке. Наступают организовано, сражаются дружно, отступают без паники. Разведку проводят перед атаками. Сразу видно: опытное руководство. Очевидно на наших лицах отразилась легкая оторопь, потому что Верховин невесело усмехнулся. — Вот именно. Раньше как считалось? Демоны — орда тупых монстров, демонопоклонники — безумцы и маньяки. А все не так! Быть может, только ради этого стоило попасть на осколок — чтобы понять, как мы ошибались. Инструктировал генерал нас не меньше часа, безжалостно вываливая все и сразу. У меня в голове окончательно воцарился хаос, и я надеялся, что если что-то упустил, то хотя бы Миша восполнит пробелы. Когда мы вышли на улицу, там мало что изменилось. Тучи давили сверху, от кружившегося неба тошнота подступала к горлу, сумерки не стали темнее, но и не рассеялись, ветер продолжал завывать, а Хранители все так же несли свой дозор. Картина безрадостная, но я старался подбодрить себя тем, что у нас есть время для адаптации и сразу в пекло нас не закинут, так что сейчас мы отправимся спать. Ну, а когда проснемся, здесь уже будут наши питомцы, и я увижу Старика! А вот Фея осталась где-то на Яхче. Возможно, я ее больше никогда не увижу, и мне неожиданно даже стало немного грустно от этого. Спал я на удивление крепко, а проснулся от того, что конюх тряс меня за плечо. — Капитан… капитан! Там ваш дрейк… Сон слетел с меня в один миг и я подскочил на ноги. Конюх привел меня к демоническому порталу, где на дне воронки, злобно сверкая зеленым глазом, в клетке сидел Старик. Он огрызался и никого к себе не подпускал, но заметив меня сразу перестал рычать, треснув пару раз для острастки хвостом о прутья. — Какой костлявый, — протянул восставший Зэм, карауливший демончиеский портал. — Как зовут? — Старик. Он не любит сидеть взаперти. — А кто любит? Я спрыгнул вниз и открыл клетку. — Привет, дружище, соскучился? Дрейк снова зарычал, но дал себя погладить. Я уселся на него верхом, и Старик, расправив крылья, которым было тесно в этой воронке, взлетел вверх, мягко приземлившись у края ямы. — Кстати, на счет дрейков… Любопытный феномен наблюдается на Осколке Язеса, — произнес все тот же восставший, задумчиво глядя на Старика. — Какой? — спросил я, спрыгнув на землю и похлопав дрейка по спине. — Первое. Демоны уничтожают драконов. Второе. Дрейки, как выяснилось, подчиняются драконам. Вывод: дрейки — враги демонов. — Да, это так. Мы видели такое на Кольце Дракона, архипелаге, который нашли Охотники… — Но здесь это не так! Демоны и местные черные дрейки — заодно. Парадокс! — Черные дрейки? — Да, здесь в центре аллода живет целая стая, которая не воюет с демонами, а помогает им. — Странно… — Уверен, рано или поздно мы найдем решение этой задачи. Драконы — лакомые кусочки: крепкая шкура, острые клыки. Даже Великие Маги проявляют к ним нездоровый интерес. Дрейки, конечно, не настолько желанная добыча, но тоже имеют свою ценность. Еще тогда, когда мой народ жил в первый раз, мы охотились на дрейков… Старик грозно зарычал и восставший предпочел не развивать дальше эту тему. Я сам отвел своего дрейка в загон, правда размять лапы ему довелось не сразу. В первый день мы просто привыкали к обстановке, не выходя за пределы лагеря. Собственно, во второй нас тоже далеко не послали: мы всего лишь стояли в дозоре у ворот, перебрасываясь словами с теми, кто здесь находился дольше нас. Меня при взгляде в небо уже почти не начинало мутить, а Лоб даже смог передвигаться на своих двоих. Поскольку в лагере не хватало лекарей, Матрену определили в местный лазарет, так что ее с нами не было. В дозоре демоны не давали нам заскучать. Мелкие астральные бесы, реже — особи покрупнее, а иногда и дикие дрейки нападали на лагерь волнами, и на нашу долю таких волн выпало восемь в первый же день. Отбивались мы успешно, но как нас заверили, это не настоящие атаки, а всего лишь попытки трепать нервы и не дать отдыхать. А вот реальная угроза может вспыхнуть в любой момент, так что расслабляться не стоит. — Три дня назад нас тут чуть всех не перебили за милую душу. Еле выстояли! А это так, детские шалости. Целый час начищавший свой меч майор Бывалин — крепкий, но уже в возрасте хадаганец — наконец отложил оружие в сторону, и достал сигареты, добродушно предложив всем. Орел воспользовался отсутствием Матрены и закурил, строго зыркнув на нас и как бы предупреждая, что если мы донесем об этом, то стрелы потом будем вытаскивать из самых разнообразных мест своего тела. — Эх, перевелись теперь уж герои! Вот в мое время героев было много… — совсем уж по-стариковски закряхтел майор. — В ваше время? — переспросил я. — Что говоришь? Я плохо слышу после недавней контузии! Демон швырнул меня оземь, я думал, что дух вышибет! Ан нет, жив еще! — Вы ветеран Великого Астрального Похода? — крикнул Михаил ему почти в самые уши. — Так орать не обязательно, я еще не глухой! Так вот, про Великий Астральный Поход… Там и не такое бывало! — Расскажете о нем? — Да что там рассказывать-то? Сорок лет назад безусым юнцом отправился вместе с Незебом и Скраканом к Вратам Джунов. Немногие из нас вернулись, м-да… И думали мы, что все! Покончено с демонами! Но когда мы прибыли на этот осколок, скажу честно — засомневался… Да… Ну, а вы что? Готовы к войне? Умереть готовы за свободу всего мира? Или так, просто погулять вышли да медалек нахапать? — Как получится… — Эх, молодо-зелено… Сюда бы экипаж нашего «Резвого»! Уж мы бы тут быстро всех демонов оприходовали! Вот только умерли уже почти все… На войне с Лигой полегли… Он замолчал, забыв про сигарету и погрузившись в свои мысли, и мы не решились их прерывать. Он был где-то там, в глубине своей памяти — летел со своими сослуживцами в неизвестность, молодой и здоровый, и еще не знающий, что живыми оттуда мало кто вернется. — В походе корабль наш на скалы одного островка астрального бросило, — проговорил он задумчиво, когда никто уже и не ждал продолжения. — Нас выжило только двое. Я и новобранец из Кании, Сварог его звали. Так и сидели на скалах, пока нас не подобрали. А недавно в разведке я с одним канийцем столкнулся. Смотрю — он, Сварог! Посидели, поговорили, молодость вспомнили… А ведь я его по всем законам военного времени убить был должен… Так-то… С этим словами он выбросил истлевшую в его руках сигарету и снова взялся яростно начищать меч, будто от его блеска зависел исход войны. Оглядев растерянные лица своих друзей, я тоже не нашелся, что сказать на эту внезапную откровенность. Наверное, лучше сделать вид, что мы ничего не слышали. К тому же вскоре на нас снова поперли демоны, так что временный перекур сам собой подошел к концу. Следующие несколько дней мало отличались от этого. Разве что пришлось пару раз выйти за ограждение, чтобы обойти лагерь по периметру с внешней стороны. Я окончательно убедился, что даже смертельно опасная рутина все равно остается рутиной. Мы стояли в дозоре, на нас с почти одинаковым интервалом нападали демоны и дрейки, мы отбрасывали их назад, наслаждались короткой паузой, и опять хватались за оружие, потому что на горизонте появлялась новая волна. И снова мы отбивались, стараясь не одуреть от монотонности повторяющихся действий. Меня поочередно то охватывала апатия, то нездоровый азарт, когда я даже пытался заключить пари — кто больше всех перебьет астральных бесов. Правда, они так быстро растворялись после смерти, что подсчитать итоги не представлялось возможным. Кораблей все не было, Лига была занята обороной своего собственного лагеря, и мне казалось, что мы все застряли во временной петле. Вскоре на Язес неожиданно прибыл представитель Охотников на демонов. На мой взгляд, их следовало бы пригласить сюда более внушительным составом для борьбы с демонами, а не для экспертных советов, но очевидно, что предполагаемую победу Империя не собиралась делить с кем-то еще. — Эх, сюда бы пару десятков Охотников… Уж мы бы тут устроили! Для Охотника этот проклятый осколок — рай! Но пока я туточки один-одинешенек. Империя меня сюда пригласила в качестве консультанта. Додумались наконец! Кто знает о демонах и демонопоклонниках больше, чем мы? Правильный ответ — никто! И каждый день новые сюрпризы. Недавно обнаружили у них какие-то каменюки, которые, кажется, под завязку наполнены Тьмой. М-да… эта штука будет посильнее эликсира маны. Вот заразы! Чего только ни придумают! Орк расхаживал по лагерю, рассказывая всем, кто соглашался слушать, о том, как Охотники на демонов за считанные часы зачистили бы весь Язес, чем раздражал нас неимоверно. Хотя и долю ценной информации, касающейся черных дрейков, он тоже принес: — Да, Силайа, Великая Дракониха Изуна, с которой мы заключили союз, предлагает награду за клык вожака черных дрейков. Черные дрейки — предатели драконьего рода! Они на стороне демонов. А значит, это наш общий враг! На предложение сходить и самолично расправиться с черными дрейками, порадовав дракониху Силайю, он ответил отказом, чем крайне огорчил весь лагерь. Все единогласно сошлись во мнении, что лучше б нам прислали пару лишних ящиков тушенки, чем этого «эксперта». Известие о том, что эскадра Имперских кораблей уже близко, было принято с большим энтузиазмом. Депрессивная обстановка вокруг способствовала вечно дурному расположению духа даже у самых стойких, и новости о скорейшем прибытии главной ударной силы пришлись очень кстати. По этому поводу был собран внеплановый совет офицеров, на котором выяснилось, что наша разведка на Язесе тоже не дремала. — Мы уже не раз пытались взять «языка» из числа демонопоклонников, однако эти фанатичные безумцы дерутся до последнего. А если плена не избежать, то убивают себя. И все-таки мы сумели перехватить приказы, которые эти фанатики получают от своего командования. — Откуда они исходят? — В северной части аллода сохранилась башня Рахл-Язес, куда разведчики не смогли попасть. Там что-то вроде… магической завесы, которая, очевидно, укрывает самое логово. Оно проходит у нас под кодовым названием «Город Демонов». Вся вражеская деятельность координируется именно оттуда! И надо сказать — очень грамотно координируется. Гурлухсор — опытный военачальник, он понимает, что без надлежащей организации ему не справиться. Да-да, Гурлухсор! Мы имеем дело именно с ним. Прошу всех сохранять тишину, товарищи. — Что за приказы удалось перехватить? — Целая армада демонов находится в телепортационном измерении… Зависли, так сказать, в межмирье… Они ждут, когда витязи Лиги и наши ученые перестанут удерживать порталы в своих лагерях. И тогда вся эта свора хлынет прямо к нам! Атака демонов будет поддержана нападением дрейков… — Астрал с ней, с Лигой, что говорят наши ученые? Мы ведь все еще можем контролировать этот проклятый шар? — Кхм-кхм, — прокашлялся Иавер Кадифа — восставший, который встречал нас, когда мы только переместились сюда. — Подобно тому, как для поддержания работы привычного нам портала нужны различные магические ингредиенты, так и этот демонический шар не может существовать вечно. — Но если просто перестать подпитывать его, то портал вскоре закроется? — Мы пока не готовы к этому, — вставил генерал Верховин. — Нам все еще нужен этот портал. — Да, ведь если портал закроется, мы окажемся отрезанными здесь. А наши корабли пока все еще в пути, — продолжил Кадифа. — Так что приходится решать сразу две задачи: и держать портал на замке, и подпитывать его. — Что для этого нужно? — Мана. — На вас и так работает вся манастанция, а мы, как дикари, греемся у костра, на котором варим похлебки! — Этого мало. Нам нужны астральные камни! — Какие еще астральные камни? — Мы их так называем, но чутье подсказывает мне, что это название не отражает всей силы, которая скрыта в них. Они является источником разрушающей мощи. Возможно, вам уже доводилось слышать о том, что астрал по своей сути — материал для созидания. Вот только сил для работы с ним нет ни у кого. А эти астральные камни… Скорей всего, это просто сосуд, содержащий в себе ничтожную частицу всей мощи астрала… — И где их взять? — Может, Комитет скажет свое веское слово? — Кадифа сверкнул глазами в сторону орчихи, незаметно сидевшей за нашими спинами. Она выглядела немного обескураженной, когда все обернулись и уставились на нее. — Э-э-э… да… здесь был найден некий… м-м-м… материал… в очень небольшом количестве. Но информация засекречена. Образцы переданы специалистам, и я не думаю, что эту тему стоит продолжать. Иавер Кадифа громко фыркнул и демонстративно уставился в брезентовый потолок. — Что ж, придется справляться так, — подвел итог Верховин, по опыту зная, что спорить с Комитетом бессмысленно и где-то даже опасно. — Сколько еще времени вы сможете удерживать демонический портал закрытым? — Это становится все труднее. Так сразу и не спрогнозировать… Во-первых, демоны не оставляют попыток прорваться к нам. Их давление усиливается. Во-вторых, недавно все заклинатели, работающие с порталом, ощутили сильный магический удар. Наша магия внезапно стала слабеть, если бы не дополнительно привлеченные средства, могли бы и не выстоять. — С чем это может быть связано? — С воздействием астрала. Такое уже наблюдалось на полигонах МАНАНАЗЭМ, когда мы работали над проектом, название которого, цели и задачи присутствующим знать необязательно. Но здесь и сейчас нам не хватает специалистов, которые провели бы соответствующие исследования. Как вы наверняка заметили, астрал здесь выглядит несколько… своеобразно. Это же непочатый край для ученых! — В условиях нехватки бойцов и лекарей, боюсь, до ученых ход дойдет еще нескоро. Постарайтесь потянуть время, эскадра должна прибыть со дня на день… Товарищ Огненных, Комитету есть, что сообщить Хранителям? Орчиха поднялась со своего места и подошла к генералу с тонкой папкой в руках. Повернувшись к нам и обведя всех глазами, она наверняка увидела множество не самых дружелюбных взглядов. Никто не любит секретов, особенно там, где речь идет о жизни и смерти. — Эх, не того специалиста Комитет сюда отправил, — произнесла она явно не то, что собиралась. — Тут, чтобы разобраться, мозги нужны, а не ярость. — Простите? — нахмурился Верховин. — Нам необходимо понять, почему эти чокнутые демонопоклонники готовы отдать свою жизнь за власть демонов и как один умереть в борьбе за это. Неужели демоны настолько запудрили им мозги? Или, может, пообещали какую-то награду за помощь? Как вы уже заметили, выбить показания из демонопоклонников сложно. Здесь нужен маг разума. А не каратель! — А как же ваше специальное оборудование?.. — Да… С помощью него удалось кое-что узнать. Подслушать некоторые мысли и разговоры, — орчиха открыла папку и зачитала ровным голосом: — «Даже не могу представить всей его мощи. Мой слабый ум не в состоянии это вообразить. Я могу только восхищаться и повиноваться, восхищаться и повиноваться». Далее. «Это я должен был командовать атакой на Черном берегу! Почему меня отстранили? Проклятье! Быть может, хозяин недоволен мной? Если так, зачем вообще жить?». И вот еще… «Заблудшим никогда не постичь истины. Они видят только то, что на поверхности, но не могут заглянуть в глубину. Как это точно — в глубину». Комитетчица подняла голову и поглядела на молчаливо переваривающих услышанное Хранителей. Даже генерал Верховин выглядел немного растерянным. — И что это может означать? — поинтересовался он. — То, что мы здорово заблуждались насчет этих ребят и их мотивов. Демонопоклонники поклоняются вовсе не демонам! Демоны — только орудие, за которыми стоит кто-то, кого они даже в мыслях не осмеливаются называть по имени! А может быть, они и сами не знают его имени? — Возможно, они говорят о Гурлухсоре? — Гурулухсор, конечно, силен, он Великий Маг, но его имя пока произносят открыто. К тому же даже ему не под силу подчинить себе демонов… Собрание длилось около полутора часов, и когда оно окончилось, я даже не без удовольствия вывалился на улицу, под тяжелое небо Язеса. Хотелось проверить голову, потому что в замкнутом и переполненном пространстве палатки мысли уже начали буксовать. Орел, Миша, Лоб и Лиза обходили лагерь за ограждением, поэтому я направился к Матрене в лазарет. — Вы ранены? — Что? Вроде нет… — Хорошо, — с облегчением выдохнула прехорошенькая девушка с теплыми, шоколадными глазами, встретившая меня у входа. — А то я уже сбилась с ног. — Много пострадавших? — Раненые все прибывают и прибывают. Магия Света способна на многое… но не всегда может творить чудеса. Великие Незеб, Скракан и даже Тенсес! Я много страшного повидала на Святой Земле. И думала, что готова ко всему… Как я ошибалась! Раны, наносимые демонами, ужасны. Еще ни одна группа разведчиков не вернулась в полном составе на своих двоих. — Своевременное предостережение, я как раз завтра ухожу в разведку, — произнес я, и разговорившаяся девушка трогательно смутилась. — Ой, извините… — Ник? — из медицинского шатра высунулась Матрена. — Что-то случилось? — Мы в составе рейда, который с утра уходит проверять восточный берег. Скоро прибудут корабли, нужно удостовериться, что им есть куда пришвартоваться. — О! — выдохнула Матрена. Мы еще ни разу не уходили далеко от лагеря, так что это волноваться было от чего. — Тогда нам всем стоит хорошенько выспаться… Глава 32 Просмотреть полную запись
  11. Скоро Зима

    Аллоды Онлайн, ч.61

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risov