Реклама

belozybka

Журналист
  • Публикации

    13
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Все публикации пользователя belozybka

  1. Откровение заблудших

    … Наш корабль пришвартовался возле небольшого астрального острова. Отправив матроса искать воду, я сбросил тяжелые сапоги и с облегчением ступил на прохладную траву. Странствия в штормовом и недружественном астрале не то чтобы изматывают, но и не расслабляют. Остров оказался одним из заброшенных осколков Великой земли, не очень большой, на первый взгляд. Но что-то привлекло внимание моего матроса, который уже мчал с докладом. Оказывается, вовсе и не заброшенной оказалась земля: ровно посредине был аккуратный колодец, ухоженный как снаружи, так и внутри. Скорее всего, не обошлось без магии, но припасов у нас почти не осталось – это стало последним аргументом, и мы, в составе выживших матросов, бесстрашно прыгнули в мутные воды магии. Оказалось, что это было что-то наподобие зачарованного океана или моря. Дышать мы могли благодаря современным технологиям, которые нам так любезно предоставил Комитет. Но даже это мало помогло – от увиденного перехватило дыхание даже мне, опытному астральному волку. Вся красота разноцветных водорослей, диковинных рыб и шустрых крабов удивляла своим разнообразием. Знаете, будто все возможные виды собрались в этом месте для вечеринки… Но что-то было тут не так. Мы привыкли, что любой астральный остров несет в себе массу загадок и странных существ, которые не то чтобы желали нам счастья и здоровья, но и отпускать живыми не жаждали. И, наверное, потому после первого же поворота на нас напали местные мавки, угрожающе кричащие что-то на своем языке. Что нас ждет дальше?... … Эта запись, наверное, будет последней в моем дневнике. Не надеюсь, что кто-то ее прочтет, но все же опишу случившееся. Пока мы плавали в поисках провизии или хоть кого-то дружелюбного, нам встречались различные утопленники, павшие от рук то ли местного населения, то ли они жили еще до Великого Катаклизма. Этот остров – зачарованное пристанище таких существ, некогда живших на Большой Земле. Когда на нас напали русалки, они кричали, что не дадут разрушить этот оазис и последнюю надежду на выживание Морского Повелителя. Он отомстит за смерть своих подданных и за что-то еще, мы не успели услышать, так как нас оглушили магией. Сейчас остатки нашей команды в составе троих человек находятся в плену Повелителя. Я не живу надеждой на спасение, но всем, кто когда-либо это прочтет, я хочу донести истину – не вторгайтесь в чужую жизнь, а тем более в чужой мир. Иначе вы пропустите момент, когда вторжение в ваше существование будет необратимо и станет разрушительно… Боги, там какой-то шум. Прощайте… __ На этом запись обрывалась. Старый пергамент, который изначально показался невзрачным листом выгоревшего лопуха, стал целым открытием для группы странников, искавших приключения в астральных просторах. Храбрый орк посмеялся с этого текста, мудрый жрец света призадумался, а некромант только ухмыльнулся, будто это ему лично был брошен вызов самой смертью. Группа бесстрашно прыгнула в колодец, а молодая колдунья бережно разложила лист на плоском камне и, зачаровав старую бумагу от воздействия времени, последовала за союзниками, которые явно уже влипли в неприятности. Не каждый же день попадаешь в мир Подводного Царства, некогда бывшего огромным Морем на Большой Земле.
  2. … Наш корабль пришвартовался возле небольшого астрального острова. Отправив матроса искать воду, я сбросил тяжелые сапоги и с облегчением ступил на прохладную траву. Странствия в штормовом и недружественном астрале не то чтобы изматывают, но и не расслабляют. Остров оказался одним из заброшенных осколков Великой земли, не очень большой, на первый взгляд. Но что-то привлекло внимание моего матроса, который уже мчал с докладом. Оказывается, вовсе и не заброшенной оказалась земля: ровно посредине был аккуратный колодец, ухоженный как снаружи, так и внутри. Скорее всего, не обошлось без магии, но припасов у нас почти не осталось – это стало последним аргументом, и мы, в составе выживших матросов, бесстрашно прыгнули в мутные воды магии. Оказалось, что это было что-то наподобие зачарованного океана или моря. Дышать мы могли благодаря современным технологиям, которые нам так любезно предоставил Комитет. Но даже это мало помогло – от увиденного перехватило дыхание даже мне, опытному астральному волку. Вся красота разноцветных водорослей, диковинных рыб и шустрых крабов удивляла своим разнообразием. Знаете, будто все возможные виды собрались в этом месте для вечеринки… Но что-то было тут не так. Мы привыкли, что любой астральный остров несет в себе массу загадок и странных существ, которые не то чтобы желали нам счастья и здоровья, но и отпускать живыми не жаждали. И, наверное, потому после первого же поворота на нас напали местные мавки, угрожающе кричащие что-то на своем языке. Что нас ждет дальше?... … Эта запись, наверное, будет последней в моем дневнике. Не надеюсь, что кто-то ее прочтет, но все же опишу случившееся. Пока мы плавали в поисках провизии или хоть кого-то дружелюбного, нам встречались различные утопленники, павшие от рук то ли местного населения, то ли они жили еще до Великого Катаклизма. Этот остров – зачарованное пристанище таких существ, некогда живших на Большой Земле. Когда на нас напали русалки, они кричали, что не дадут разрушить этот оазис и последнюю надежду на выживание Морского Повелителя. Он отомстит за смерть своих подданных и за что-то еще, мы не успели услышать, так как нас оглушили магией. Сейчас остатки нашей команды в составе троих человек находятся в плену Повелителя. Я не живу надеждой на спасение, но всем, кто когда-либо это прочтет, я хочу донести истину – не вторгайтесь в чужую жизнь, а тем более в чужой мир. Иначе вы пропустите момент, когда вторжение в ваше существование будет необратимо и станет разрушительно… Боги, там какой-то шум. Прощайте… __ На этом запись обрывалась. Старый пергамент, который изначально показался невзрачным листом выгоревшего лопуха, стал целым открытием для группы странников, искавших приключения в астральных просторах. Храбрый орк посмеялся с этого текста, мудрый жрец света призадумался, а некромант только ухмыльнулся, будто это ему лично был брошен вызов самой смертью. Группа бесстрашно прыгнула в колодец, а молодая колдунья бережно разложила лист на плоском камне и, зачаровав старую бумагу от воздействия времени, последовала за союзниками, которые явно уже влипли в неприятности. Не каждый же день попадаешь в мир Подводного Царства, некогда бывшего огромным Морем на Большой Земле. Просмотреть полную запись
  3. Жила-была когда-то, еще во времена создания миров, одна девочка. Мама одна воспитывала ее, покупала только лучшую ткань, чтобы ночами шить своей крохе различные наряды: платья, сарафаны, юбки и ночные рубахи. Когда был базарный день, женщина отправлялась за покупками вместе с дочкой; и все торговцы предлагали ей только свежайшую выпечку, ароматную карамель, спелейшие фрукты — слава про мастерицу и ее единственную дочь шла очень далеко. Время летит, мать девушки была уже не такая подвижная, глаза стали ее подводить, ведь не только крохе она изготавливала наряды, потому за годы кропотливой работы зрение ухудшилось, здоровье стало подводить все чаще. А вот наша героиня превратилась в самую настоящую принцессу — манерам, которым ее обучила мать, могла позавидовать любая дворянка. Нежный голос пел красивейшие песни и баллады, взгляд карих глаз заставлял влюбиться даже зверя. Одно лишь было не в стать девушке — уж слишком гордыня ее сковывала. Старику никогда бы не подала руку, бедному работяге и слова не стала бы говорить, лишь на богато разодетых всегда обращала свое внимание и дарила им лучезарные улыбки. Шли годы, и однажды утром старой мастерицы не стало — ее душа ушла на долгожданный покой, но перед этим женщина завещала дочери все свое имущество, все выкройки, дело всей своей жизни. Только случилось все иначе — погоревав несколько дней, девица продала дом со всеми вещами, со всем материным наследством. Собрав небольшую сумку, она отправилась на поиски лучшей, как ей казалось, судьбы. Первые несколько недель девушка останавливалась на ночёвку лишь в дорогих тавернах, ела изысканные блюда и покупала то, что ей хотелось. Да вот запасы денежные стали очень быстро таять, не прошло и месяца, как в кармане было лишь 5 золотых монет, на шее — кулон с драгоценным камнем, а в сумке — только яблоко и несколько сухарей. Пригорюнилась девица, что дальше-то ей делать? Но по пути ей встретился бродячий табор артистов. Народ там разношёрстный, но добродушный и очень радушный — девушку обогрели, накормили простейшим полевым супом, который показался ей безумно вкусным, и выслушали всю историю. Пожурила ее старая предводительница артистов, да и предложила: — Айда с нами, ты же петь красиво умеешь, будешь честным трудом зарабатывать. А на первое время будешь помогать с кухней: ленивых в таборе не любят, все работают дружно и на равных. Первые две недели девушка старалась как могла, хоть и выходило у нее все наперекосяк — руки-то не привыкли к труду, все мать за нее делала. Пусть и не выходило, старая хозяйка обучала терпеливо и с пониманием. А потом табор добрался до большого города с огромными зданиями, куполами и флагами на высоких башнях. Именно здесь было все для хорошего заработка — много детей и стариков, большая площадь и целых 2 базарных дня в неделю. Артисты решили, что пробудут в городе 10 дней, за которые должны будут провести десяток выступлений. А после — снова в путь-дорогу. Только вот незадача — для новенькой не было никакого сценического костюма. Но и тут не оставили ее бродячие друзья: юбку сшили из остатков атласа, чулки состряпали из лоскутков, корсет украсили бантами и звездами, а старая хозяйка достала и подарила свои шелковые перчатки, которые носила еще в молодости. Представление началось с трюков и шуток, огненных экспериментов и танцев. А как стемнело — вышла наша героиня на сцену и запела так красиво, как только могла. Народ, который собрался было расходиться, застыл с замершим дыханием: в каждый уголок сердца пробирались слова грустной песни, задевали живые струны души и уходили ввысь, к облакам в небо. И чем громче было пение, тем прохладнее становилось вокруг. И на последних словах грустной песни кто-то закричал — стоявший у самой сцены старик был похож на ледяную статую. А вокруг певицы образовалась ледяная изморозь, цветы, украшавшие сцену, были сплошь во льду. Большой скандал был вокруг бродячих артистов — никто не знал, как и сама дочь портнихи, что у нее был дар, или проклятие льда. Девушка ушла из табора на следующий день, рано утром, не сказав ничего никому, только лишь старой хозяйке написала несколько строк благодарности за доброту. А спустя еще десяток лет ходил слух, что живет далеко в горах Ледяная королева в своем ледяном замке. И всех женихов она просит сделать лишь одно — рассмешить ее до восхода Луны. Но если не удастся, то уговор прост — на веки вечные жених остается во льдах. Много храбрых и красивых парней превратилось в статуи, а потому уже никто не рисковал ходить к Ледяной королеве. И вовсе не прихоть это была; за прошедшие годы девушка обучилась магии холода у множества волшебников. А еще узнала, что только настоящий, искренний смех снимет с нее проклятие превращать живых в лед. И однажды утром в ее владения прибыл вовсе не принц, витязь или король. Постучался в дверь мальчишка лет десяти на вид, закутан был он в лохмотья, немного чумазый, но очень милый на вид. Королева впустила его, ведь не было в его внешности признаков зла или обмана. В тот день произошло то, что не происходило никогда в этом замке — все камины были разожжены, парня накормили, обогрели, лохмотья выбросили, а вместо них подобрали тёплую и прочную одежду. И под вечер Королева слушала забавные истории путешественника, который потерял всех близких и теперь ищет себе лучшей судьбы. Не замечая никого, она смеялась над его нелепыми шутками, умилялась добродушному взгляду и забыла про все в этом мире. Лишь когда в окно заглянула луна, девушка опомнилась и очень испугалась, что парнишка превратится в статую. Но этого не произошло, мальчуган смотрел на горящие в камине поленья и рассказывал-рассказывал... Говорят, что мальчика этого Королева усыновила и делала всё, что бы он вырос достойным мужчиной. А все, кто когда-либо превращался в статуи из-за проклятья, исчезли из замка и очнулись у себя в кроватях, словно это был долгий, страшный сон. С тех самых пор в середине весны, когда еще природа не проснулась от зимнего сна, стали праздновать дни смеха и радости — зло отступает перед добром, холод сменяется долгожданным теплом, а улыбки все чаще озаряют лица каждого жителя этого мира.
  4. Жила-была когда-то, еще во времена создания миров, одна девочка. Мама одна воспитывала ее, покупала только лучшую ткань, чтобы ночами шить своей крохе различные наряды: платья, сарафаны, юбки и ночные рубахи. Когда был базарный день, женщина отправлялась за покупками вместе с дочкой; и все торговцы предлагали ей только свежайшую выпечку, ароматную карамель, спелейшие фрукты — слава про мастерицу и ее единственную дочь шла очень далеко. Время летит, мать девушки была уже не такая подвижная, глаза стали ее подводить, ведь не только крохе она изготавливала наряды, потому за годы кропотливой работы зрение ухудшилось, здоровье стало подводить все чаще. А вот наша героиня превратилась в самую настоящую принцессу — манерам, которым ее обучила мать, могла позавидовать любая дворянка. Нежный голос пел красивейшие песни и баллады, взгляд карих глаз заставлял влюбиться даже зверя. Одно лишь было не в стать девушке — уж слишком гордыня ее сковывала. Старику никогда бы не подала руку, бедному работяге и слова не стала бы говорить, лишь на богато разодетых всегда обращала свое внимание и дарила им лучезарные улыбки. Шли годы, и однажды утром старой мастерицы не стало — ее душа ушла на долгожданный покой, но перед этим женщина завещала дочери все свое имущество, все выкройки, дело всей своей жизни. Только случилось все иначе — погоревав несколько дней, девица продала дом со всеми вещами, со всем материным наследством. Собрав небольшую сумку, она отправилась на поиски лучшей, как ей казалось, судьбы. Первые несколько недель девушка останавливалась на ночёвку лишь в дорогих тавернах, ела изысканные блюда и покупала то, что ей хотелось. Да вот запасы денежные стали очень быстро таять, не прошло и месяца, как в кармане было лишь 5 золотых монет, на шее — кулон с драгоценным камнем, а в сумке — только яблоко и несколько сухарей. Пригорюнилась девица, что дальше-то ей делать? Но по пути ей встретился бродячий табор артистов. Народ там разношёрстный, но добродушный и очень радушный — девушку обогрели, накормили простейшим полевым супом, который показался ей безумно вкусным, и выслушали всю историю. Пожурила ее старая предводительница артистов, да и предложила: — Айда с нами, ты же петь красиво умеешь, будешь честным трудом зарабатывать. А на первое время будешь помогать с кухней: ленивых в таборе не любят, все работают дружно и на равных. Первые две недели девушка старалась как могла, хоть и выходило у нее все наперекосяк — руки-то не привыкли к труду, все мать за нее делала. Пусть и не выходило, старая хозяйка обучала терпеливо и с пониманием. А потом табор добрался до большого города с огромными зданиями, куполами и флагами на высоких башнях. Именно здесь было все для хорошего заработка — много детей и стариков, большая площадь и целых 2 базарных дня в неделю. Артисты решили, что пробудут в городе 10 дней, за которые должны будут провести десяток выступлений. А после — снова в путь-дорогу. Только вот незадача — для новенькой не было никакого сценического костюма. Но и тут не оставили ее бродячие друзья: юбку сшили из остатков атласа, чулки состряпали из лоскутков, корсет украсили бантами и звездами, а старая хозяйка достала и подарила свои шелковые перчатки, которые носила еще в молодости. Представление началось с трюков и шуток, огненных экспериментов и танцев. А как стемнело — вышла наша героиня на сцену и запела так красиво, как только могла. Народ, который собрался было расходиться, застыл с замершим дыханием: в каждый уголок сердца пробирались слова грустной песни, задевали живые струны души и уходили ввысь, к облакам в небо. И чем громче было пение, тем прохладнее становилось вокруг. И на последних словах грустной песни кто-то закричал — стоявший у самой сцены старик был похож на ледяную статую. А вокруг певицы образовалась ледяная изморозь, цветы, украшавшие сцену, были сплошь во льду. Большой скандал был вокруг бродячих артистов — никто не знал, как и сама дочь портнихи, что у нее был дар, или проклятие льда. Девушка ушла из табора на следующий день, рано утром, не сказав ничего никому, только лишь старой хозяйке написала несколько строк благодарности за доброту. А спустя еще десяток лет ходил слух, что живет далеко в горах Ледяная королева в своем ледяном замке. И всех женихов она просит сделать лишь одно — рассмешить ее до восхода Луны. Но если не удастся, то уговор прост — на веки вечные жених остается во льдах. Много храбрых и красивых парней превратилось в статуи, а потому уже никто не рисковал ходить к Ледяной королеве. И вовсе не прихоть это была; за прошедшие годы девушка обучилась магии холода у множества волшебников. А еще узнала, что только настоящий, искренний смех снимет с нее проклятие превращать живых в лед. И однажды утром в ее владения прибыл вовсе не принц, витязь или король. Постучался в дверь мальчишка лет десяти на вид, закутан был он в лохмотья, немного чумазый, но очень милый на вид. Королева впустила его, ведь не было в его внешности признаков зла или обмана. В тот день произошло то, что не происходило никогда в этом замке — все камины были разожжены, парня накормили, обогрели, лохмотья выбросили, а вместо них подобрали тёплую и прочную одежду. И под вечер Королева слушала забавные истории путешественника, который потерял всех близких и теперь ищет себе лучшей судьбы. Не замечая никого, она смеялась над его нелепыми шутками, умилялась добродушному взгляду и забыла про все в этом мире. Лишь когда в окно заглянула луна, девушка опомнилась и очень испугалась, что парнишка превратится в статую. Но этого не произошло, мальчуган смотрел на горящие в камине поленья и рассказывал-рассказывал... Говорят, что мальчика этого Королева усыновила и делала всё, что бы он вырос достойным мужчиной. А все, кто когда-либо превращался в статуи из-за проклятья, исчезли из замка и очнулись у себя в кроватях, словно это был долгий, страшный сон. С тех самых пор в середине весны, когда еще природа не проснулась от зимнего сна, стали праздновать дни смеха и радости — зло отступает перед добром, холод сменяется долгожданным теплом, а улыбки все чаще озаряют лица каждого жителя этого мира. Просмотреть полную запись
  5. Часть 1 Часть 2 Часть 3 Пробуждение было не из приятных, но радовало хотя бы тем, что я себя осознавала: значит, я жива; меня не пустили на органы (хотя в ближайшем будущем ничего не исключено). Странным было лишь окружение: синеватые стены, пол, потолок... Будто сделаны были не из стали, но и не из стекла. Магия, заключённая в этом месте, была мне чужда, холодна и немного настораживала, несмотря на то, что энергетические узоры пронизывали все детали строения. Что ещё, чёрт возьми, это за местечко? И, кстати, была я не одна в этой «тюрьме»: всех сразу не сосчитать, но больше двух десятков пленных на глаз определялось. — Смотри-ка, очухалась ещё одна... А ты не так слаба, как показалось по первой. — Полушёпотом произнёс рядом сидящий эльф, который, как оказалось позже, пожертвовал своим плащом для перевязки кровоточащего затылка. Моего затылка. Эти существа огрели меня неслабо, но вся беда в том, что падала-то я с высоты собственного роста... Эльниэр, так звали моего нового знакомого, попал сюда примерно за час до моего «прибытия» и уже успел ознакомиться с магией пришельцев. Был он знатным мастером алхимии, я бы даже сказала — слегка помешанным... И успел он, каким-то для меня чудным образом, поместить частичку магии в колбу, которую вскоре продемонстрировал мне. — Это некие порядочные существа... — Только и успел проговорить Эльниэр, как я его перебила: — Что, прости? Разве порядочные так себя ведут? Оглушают, тащат в свое логово, при том не только меня, но и остальных: на вкус и цвет, так сказать, палитру создали... — Возмущение закипало с каждым словом: он хоть понимает, что лучшее из всего, что нас ждёт, это... Я даже не могу представить себе, что именно. — Подожди, я неправильно сказал. Под словом «порядочные» я имел в виду, что это существа, любящие порядок, счёт, точность... Такие себе перфекционисты. И магия у них такая же: смесь технологий, порядка, энергии... И они не просто так пришли к нам в мир. Складывается впечатление, что это даже из другого мира или вселенной пришельцы, путешественники... Мы ещё долго могли говорить на эту тему, но оборвало нас внезапное появление стражников. Я смогла теперь рассмотреть этих существ: словно камень оживили, обтесали и внутрь поместили сгустки энергетических волокон. Все они (а наведалось их четверо) были точь-в-точь копия друг друга. Наша «тюрьма» стала мерцать слева от меня, и там создался проход: была стена — и нет стены... Существа молча схватили ближайшего из пленных и тут же пошли (или потопали; ходили они забавно, словно мебель вдруг оживили) обратно, таща с собой орка в полусознании. Все, кто хоть как-то пытался отбиваться или сопротивляться, получали энергетический заряд в живот. Любопытно, но эти существа сперва будто копят в себе энергию, собирают её в один ком и только потом «выстреливают» в жертву. Каждые три часа приходили другие Пришельцы и уводили без каких-либо звуков по одному пленнику до того, пока на следующий день к нам не наведалось никого из захватчиков. Неужели о нас забыли? Или, того хуже, мы теперь вынуждены сидеть тут до наступления мучительной смерти? Уже забрали шестерых, обратно никто из них не вернулся. И как бы пленные не ютились друг к дружке, существа словно знали, кого они заберут сейчас. А ещё через пару мгновений послышался гул и звон стали, который нарастал, крепчал с каждой секундой. И вот, из проёма в стене выбежали три бравых гибберлинга, за которыми ползло недобитое существо. Ситуацию исправило копьё, прилетевшее в верхнюю часть тела Пришельца. А за ним показался хозяин копья — высокий храмовник, который, заметив нас, тут же обернулся через плечо и крикнул что-то сзади стоящим. Нас освободил некий Альянс — опытная группировка бойцов и защитников, которую знали и уважали на всех землях Дайна. Я была мало знакома с ними, но по сей день благодарна им за столь неожиданное спасение. Пленных, которых увели Архитекторы (как оказалось, так именовались существа, которых я сравнила с мебелью), спасти было невозможно — их энергия ушла на то, чтобы строения поддерживались в рабочем состоянии. После битвы с Локусом Архитекторы не то чтобы решили отомстить, но хотели превратить Сарнаут в идеальное место обитания для себе подобных. Нас же нашли довольно просто: дружбу с наёмниками я веду уже долгий срок. И когда Миша также прибыл в Вышгород, но уже с целью разузнать, куда я запропастилась, то и обнаружил отсутствие меня там. В Вышгороде. Только вот друг мой не прост был и вовсе не из доброты душевной когда-то подарил талисман из хризолита, который оказался то ли маяком, то ли ещё каким-то веществом. Так и обнаружили меня, а в придачу и целое скопление пленных. Прошло ни мало ни много, но наша война близится к завершению. Вот-вот, и стяг будет поднят над обителью захватчика. А пока нам нужно укрепиться в позициях, передать новоприбывшим те знания, которые были получены в этой долгой борьбе за своё собственное существование. Конец.
  6. Часть 1 Часть 2 Часть 3 Пробуждение было не из приятных, но радовало хотя бы тем, что я себя осознавала: значит, я жива; меня не пустили на органы (хотя в ближайшем будущем ничего не исключено). Странным было лишь окружение: синеватые стены, пол, потолок... Будто сделаны были не из стали, но и не из стекла. Магия, заключённая в этом месте, была мне чужда, холодна и немного настораживала, несмотря на то, что энергетические узоры пронизывали все детали строения. Что ещё, чёрт возьми, это за местечко? И, кстати, была я не одна в этой «тюрьме»: всех сразу не сосчитать, но больше двух десятков пленных на глаз определялось. — Смотри-ка, очухалась ещё одна... А ты не так слаба, как показалось по первой. — Полушёпотом произнёс рядом сидящий эльф, который, как оказалось позже, пожертвовал своим плащом для перевязки кровоточащего затылка. Моего затылка. Эти существа огрели меня неслабо, но вся беда в том, что падала-то я с высоты собственного роста... Эльниэр, так звали моего нового знакомого, попал сюда примерно за час до моего «прибытия» и уже успел ознакомиться с магией пришельцев. Был он знатным мастером алхимии, я бы даже сказала — слегка помешанным... И успел он, каким-то для меня чудным образом, поместить частичку магии в колбу, которую вскоре продемонстрировал мне. — Это некие порядочные существа... — Только и успел проговорить Эльниэр, как я его перебила: — Что, прости? Разве порядочные так себя ведут? Оглушают, тащат в свое логово, при том не только меня, но и остальных: на вкус и цвет, так сказать, палитру создали... — Возмущение закипало с каждым словом: он хоть понимает, что лучшее из всего, что нас ждёт, это... Я даже не могу представить себе, что именно. — Подожди, я неправильно сказал. Под словом «порядочные» я имел в виду, что это существа, любящие порядок, счёт, точность... Такие себе перфекционисты. И магия у них такая же: смесь технологий, порядка, энергии... И они не просто так пришли к нам в мир. Складывается впечатление, что это даже из другого мира или вселенной пришельцы, путешественники... Мы ещё долго могли говорить на эту тему, но оборвало нас внезапное появление стражников. Я смогла теперь рассмотреть этих существ: словно камень оживили, обтесали и внутрь поместили сгустки энергетических волокон. Все они (а наведалось их четверо) были точь-в-точь копия друг друга. Наша «тюрьма» стала мерцать слева от меня, и там создался проход: была стена — и нет стены... Существа молча схватили ближайшего из пленных и тут же пошли (или потопали; ходили они забавно, словно мебель вдруг оживили) обратно, таща с собой орка в полусознании. Все, кто хоть как-то пытался отбиваться или сопротивляться, получали энергетический заряд в живот. Любопытно, но эти существа сперва будто копят в себе энергию, собирают её в один ком и только потом «выстреливают» в жертву. Каждые три часа приходили другие Пришельцы и уводили без каких-либо звуков по одному пленнику до того, пока на следующий день к нам не наведалось никого из захватчиков. Неужели о нас забыли? Или, того хуже, мы теперь вынуждены сидеть тут до наступления мучительной смерти? Уже забрали шестерых, обратно никто из них не вернулся. И как бы пленные не ютились друг к дружке, существа словно знали, кого они заберут сейчас. А ещё через пару мгновений послышался гул и звон стали, который нарастал, крепчал с каждой секундой. И вот, из проёма в стене выбежали три бравых гибберлинга, за которыми ползло недобитое существо. Ситуацию исправило копьё, прилетевшее в верхнюю часть тела Пришельца. А за ним показался хозяин копья — высокий храмовник, который, заметив нас, тут же обернулся через плечо и крикнул что-то сзади стоящим. Нас освободил некий Альянс — опытная группировка бойцов и защитников, которую знали и уважали на всех землях Дайна. Я была мало знакома с ними, но по сей день благодарна им за столь неожиданное спасение. Пленных, которых увели Архитекторы (как оказалось, так именовались существа, которых я сравнила с мебелью), спасти было невозможно — их энергия ушла на то, чтобы строения поддерживались в рабочем состоянии. После битвы с Локусом Архитекторы не то чтобы решили отомстить, но хотели превратить Сарнаут в идеальное место обитания для себе подобных. Нас же нашли довольно просто: дружбу с наёмниками я веду уже долгий срок. И когда Миша также прибыл в Вышгород, но уже с целью разузнать, куда я запропастилась, то и обнаружил отсутствие меня там. В Вышгороде. Только вот друг мой не прост был и вовсе не из доброты душевной когда-то подарил талисман из хризолита, который оказался то ли маяком, то ли ещё каким-то веществом. Так и обнаружили меня, а в придачу и целое скопление пленных. Прошло ни мало ни много, но наша война близится к завершению. Вот-вот, и стяг будет поднят над обителью захватчика. А пока нам нужно укрепиться в позициях, передать новоприбывшим те знания, которые были получены в этой долгой борьбе за своё собственное существование. Конец. Просмотреть полную запись
  7. Часть 1 Часть 2 На улицах громыхали взрывы, было слышно, как умоляюще кричат люди. Жуткие звуки, по правде говоря. Я отчаянно пыталась вырваться из цепкого захвата Михаила, но этот упрямец наотрез отказывался меня куда-либо пускать, особенно в бой с неведомым. — Да погоди ты, не спеши! — Уже раз десятый повторял мне товарищ. — Это обманка, иллюзия, не умирает там никто! Вечер уже, народ по домам попрятался давно! Да не кусайся же ты, ай!!! — Да, это было уже лишним. Сообразив, что палка перегнута, я умоляюще посмотрела в хитрые глаза наемника. — Прости, я не со зла. Просто ты же знаешь, когда... — Когда кто-то требует помощи, не надо сразу в бой лететь, ты же видела что это создания не из нашего мира! Как ты будешь их убивать? Взглядом умоляющим? А если тебя убьют, что тогда мн... — Миша осёкся и внимательно посмотрел на голубоватый огонёк, который разжег пару минут назад, словно скрывая какую-то истину. Минутное молчание и отдалявшиеся стоны с призывом о помощи дали шанс сосредоточиться на проблемах. Или это было неловкое молчание. Прокашлявшись, Миша твердо заявил: — Надо предупредить Айденуса, Яскера, Сольдину, Наймитова в конце концов. Пусть собирают подкрепление и высылают... Что ты на меня так смотришь? — Миша прервал серьезные размышления, увидев выражение моего лица. — Погоди, то есть ты хочешь сказать, что и с Сольдиной, и с Наймитовым... Ты их обоих знаешь? Прости, я имею ввиду... Как ты умудряешься сотрудничать с обеими фракциями вобще?? Это же не... — В голове тотчас стал кружиться рой вопросов, и даже удалось забыть, зачем мы сидим в сыром подвале, говорим полушепотом, а наши силуэты расползаются крючковатыми тенями от блеклого сияния магического сгустка огня. И представьте себе, я даже забыла о том, что у меня жутко болит рука, которую отдавил Мишаня, пока тащил меня в эту дыру. — Дорогая, послушай меня. Я всего лишь наемник, которому выгодно сотрудничать с обеими фракциями. Да, это своего рода меркантильность, но я не богат, а выживать как-то надо. — В голове промелькнуло «да и не беден вовсе», когда я в который раз взглянула на аккуратную жилетку с золотой цепочкой карманных часов и молодецкую стрижку Грамотина. — А раз уж сегодня наука продвинулась столь далеко, что позволяет мне быть сразу в нескольких местах одновременно... Ой, да перестань, будто ты не знала о проекциях. — Тут уже моя челюсть стала немного отвисать. — Мы используем проекцию для того, что бы пребывать в разных местах. Это сродни клонированию, но без последствий вроде смерти клона, разложения тела, скорбящих друзей и тому подобного. Я сейчас... — При этом Миша достал из кармана на золотой цепочке вовсе не часы, как я думала, а некую сферу с отметками по всей поверхности. — Вот, мои проекции сейчас в астрале помогают на острове: три, пять, шесть... Шесть проекций. И две проекции находятся в безвременье. Итого восемь. Максимально может быть 24. — Но если будет больше? — Тут же заинтересовалась я. — Больше не будет, а если и будет, то мне несдобровать. Так, вернемся к телу, или к возникшей проблеме. Нужно собрать наших, ваших, чужих и своих где-то на нейтральной территории, что бы не поубивали друг друга от одного лишь вида. Сдается мне, что Остров Откровения был бы кстати. И там как раз Вероника, она бы очень пригодилась со своим багажом знаний. — Нет! — Тут же воскликнула я. — Это место не безопасно все равно, слишком много посторонних ушей ошивается рядом. Я думаю, нужно сразу к Смеяне. Она барышня с опытом, тут же организует все как следует. — Воодушевившись столь замечательной идеей, я рывком встала, но тут же осела наземь от удара в макушку: потолки тут низковаты... Или полы. Шут их разберешь. На том и порешили — я отправилась в качестве гонца к Смеяне на поклон... Тьфу ты ну ты, какие поклоны. Просто у меня камень путешественника был заряжен на Вышгород, так как недавно только там собирала эдельвейс в палисаднике у знакомой. А Миша откомандировался к начальникам с докладом о происходящих неурядицах на Дайне. Для телепортации мне нужно было пространство, поэтому пришлось выбираться из укрытия. Тем временем взрывы усиливались и воздух наполнялся гарью от пожаров. Снаружи было уже довольно темно, но я успела различить силуэт на земле: большущие сапоги мертвого хадаганца с глазами цвета пыли... Был человек, и не стало человека. Некогда горевать и жалеться, срочно-срочно в путь, чем быстрее соберем силы, тем меньше жертв... Пока копошилась в кармане и бормотала заклинание, не заметила, как подкравшаяся сзади тварь выстрелила в меня сгустком яркого света. Это было последнее, что запомнило сознание... а дальше — ночь и невесомость. Часть 3 Просмотреть полную запись
  8. Часть 1 Часть 2 На улицах громыхали взрывы, было слышно, как умоляюще кричат люди. Жуткие звуки, по правде говоря. Я отчаянно пыталась вырваться из цепкого захвата Михаила, но этот упрямец наотрез отказывался меня куда-либо пускать, особенно в бой с неведомым. — Да погоди ты, не спеши! — Уже раз десятый повторял мне товарищ. — Это обманка, иллюзия, не умирает там никто! Вечер уже, народ по домам попрятался давно! Да не кусайся же ты, ай!!! — Да, это было уже лишним. Сообразив, что палка перегнута, я умоляюще посмотрела в хитрые глаза наемника. — Прости, я не со зла. Просто ты же знаешь, когда... — Когда кто-то требует помощи, не надо сразу в бой лететь, ты же видела что это создания не из нашего мира! Как ты будешь их убивать? Взглядом умоляющим? А если тебя убьют, что тогда мн... — Миша осёкся и внимательно посмотрел на голубоватый огонёк, который разжег пару минут назад, словно скрывая какую-то истину. Минутное молчание и отдалявшиеся стоны с призывом о помощи дали шанс сосредоточиться на проблемах. Или это было неловкое молчание. Прокашлявшись, Миша твердо заявил: — Надо предупредить Айденуса, Яскера, Сольдину, Наймитова в конце концов. Пусть собирают подкрепление и высылают... Что ты на меня так смотришь? — Миша прервал серьезные размышления, увидев выражение моего лица. — Погоди, то есть ты хочешь сказать, что и с Сольдиной, и с Наймитовым... Ты их обоих знаешь? Прости, я имею ввиду... Как ты умудряешься сотрудничать с обеими фракциями вобще?? Это же не... — В голове тотчас стал кружиться рой вопросов, и даже удалось забыть, зачем мы сидим в сыром подвале, говорим полушепотом, а наши силуэты расползаются крючковатыми тенями от блеклого сияния магического сгустка огня. И представьте себе, я даже забыла о том, что у меня жутко болит рука, которую отдавил Мишаня, пока тащил меня в эту дыру. — Дорогая, послушай меня. Я всего лишь наемник, которому выгодно сотрудничать с обеими фракциями. Да, это своего рода меркантильность, но я не богат, а выживать как-то надо. — В голове промелькнуло «да и не беден вовсе», когда я в который раз взглянула на аккуратную жилетку с золотой цепочкой карманных часов и молодецкую стрижку Грамотина. — А раз уж сегодня наука продвинулась столь далеко, что позволяет мне быть сразу в нескольких местах одновременно... Ой, да перестань, будто ты не знала о проекциях. — Тут уже моя челюсть стала немного отвисать. — Мы используем проекцию для того, что бы пребывать в разных местах. Это сродни клонированию, но без последствий вроде смерти клона, разложения тела, скорбящих друзей и тому подобного. Я сейчас... — При этом Миша достал из кармана на золотой цепочке вовсе не часы, как я думала, а некую сферу с отметками по всей поверхности. — Вот, мои проекции сейчас в астрале помогают на острове: три, пять, шесть... Шесть проекций. И две проекции находятся в безвременье. Итого восемь. Максимально может быть 24. — Но если будет больше? — Тут же заинтересовалась я. — Больше не будет, а если и будет, то мне несдобровать. Так, вернемся к телу, или к возникшей проблеме. Нужно собрать наших, ваших, чужих и своих где-то на нейтральной территории, что бы не поубивали друг друга от одного лишь вида. Сдается мне, что Остров Откровения был бы кстати. И там как раз Вероника, она бы очень пригодилась со своим багажом знаний. — Нет! — Тут же воскликнула я. — Это место не безопасно все равно, слишком много посторонних ушей ошивается рядом. Я думаю, нужно сразу к Смеяне. Она барышня с опытом, тут же организует все как следует. — Воодушевившись столь замечательной идеей, я рывком встала, но тут же осела наземь от удара в макушку: потолки тут низковаты... Или полы. Шут их разберешь. На том и порешили — я отправилась в качестве гонца к Смеяне на поклон... Тьфу ты ну ты, какие поклоны. Просто у меня камень путешественника был заряжен на Вышгород, так как недавно только там собирала эдельвейс в палисаднике у знакомой. А Миша откомандировался к начальникам с докладом о происходящих неурядицах на Дайне. Для телепортации мне нужно было пространство, поэтому пришлось выбираться из укрытия. Тем временем взрывы усиливались и воздух наполнялся гарью от пожаров. Снаружи было уже довольно темно, но я успела различить силуэт на земле: большущие сапоги мертвого хадаганца с глазами цвета пыли... Был человек, и не стало человека. Некогда горевать и жалеться, срочно-срочно в путь, чем быстрее соберем силы, тем меньше жертв... Пока копошилась в кармане и бормотала заклинание, не заметила, как подкравшаяся сзади тварь выстрелила в меня сгустком яркого света. Это было последнее, что запомнило сознание... а дальше — ночь и невесомость. Часть 3
  9. Часть 1 Заходящее солнце пробивалось сквозь пыльное окно таверны, где я удобно пристроилась в углу, рядом с камином. Настрой был флегматичный (или вялый, если не умничать). Хотелось то ли спать, то ли много спать после бессонных суток, которые провела в сплошной лихорадке за ценностями мира Сарнаут: обновками в гардеробе. Пришлось, правда, немало их отдраивать от слизи и крови монстров, а еще, спасибо Грамотину, от копоти. «Маг он, конечно, хороший, но если взрывает — то всё и всех подряд...» Полумрак был на руку — расслаблял и убаюкивал, вот бы вздремнуть... «Кгхм-кгхм» послышалось рядом. «А чтоб тебя через тыр-тыр» промелькнула мысль, и я подняла глаза на стоящее рядом нечто в огромных смешных сапогах и шляпе с полями, на которых хоть самбу танцуй. Хадаганец с глазами цвета пыли (если пыль вообще имеет цвет) умоляюще смотрел на мою уставшую тушку. — Помоги, пожалуйста, меня дома дети ждут, жена уже плачет... — начал было он, но... — Ближе к телу. — Оборвав его блеянье, я даже встрепенулась, так как обычно более мягко отношусь к любому существу, явно не желающему моей смерти... Сейчас, по крайней мере. — Вы что-то хотели от меня? — Более мягко поинтересовалась я у незнакомца. — Вам не сложно будет помочь мне с посещением Пурпурного слоя Астрала? Моя экипировка еще не настолько закалённая в боях и обшита сталью, чтобы самому выдерживать напор монстров и огненное дыхание драконидов. А семью кормить нужно, денег в обрез, еще и сынишка в возрасте для наставничества — вот-вот на обучение пора бы отдать. Черт. Знал, хитрец, на что надавить. Я же сама в юном возрасте была, зарабатывала на оплату наставнику, знаю, каково это — тяжко трудиться или рисковать жизнью ради золота. — Ладно. Но учти — потребую оплату! — Я усмехнулась, когда выражение лица незнакомца стало умоляюще-отчаянным. — Забудь, мне деньги не нужны. Я за другими трофеями падка: крестоцвета жуть как не хватает, а заказы на зелья «горят». Поможешь мне добыть крестоцвета — помогу и тебе. Лишний заработок от алхимии я открыла для себя очень давно — еще когда моя нога ступила на землю Игша и тут же внимание привлекло бледное мерцание странных трав у городских ворот. Прохожие еще тогда посмеивались надо мной: юная прайденка копошится в кустах, пачкает и без того замызганную одежду ради каких-то кореньев. Только вот наставник учил не обращать внимания на чужое мнение — главным было получение результата. И чем лучше результат — тем больше в итоге признание, тем больше заказов. А их сейчас у меня немало... Так вот. Пока я вспоминала свое прошлое и грезила будущим, незнакомец успел присесть рядом на дубовый стул и даже попытался спереть мой кошелёк, но был пойман в ловушку — яд болотной гидры и несколько шипов дикобраза отбивают все желание лазить по чужим карманам. Особенно если эти карманы принадлежат мне. — Ты переставай-ка пакостить. Иначе сделке не бывать. — Сурово повысив голос, я даже почувствовала себя злобной учительницей. — Через пять минут жду у южных ворот. Нужно еще кое-куда заскочить. И оружие не забудь! — Крикнула я уже вдогонку обрадовавшемуся «герою». — Растяпа, прости господи. По пути нужно было зайти к Грамотину. Он, конечно, дразнился часто, доводил до нервных тиков меня, но в бою ему равных не бывало. По крайней мере в моей практике избиения чудищ и добыче ценностей, которые можно было перепродать или обменять. Пройдя через площадь с фонтаном, я свернула вправо и уже видела окна его дома, как сверху послышался треск, словно переламывают ржавую железку или балку. Инстинкты всегда были превыше всего, и на этот раз я верно отпрыгнула немного вперед и влево — под крыльцо. Через секунду там, где я стояла, образовалась черная воронка и рядом — совершенно немыслимое голубоватое свечение, откуда появилось ОНО... Не чудо в перьях, но немыслимая ходячая тренога с огромным не то соплом, не то ртом. Что оно такое размышлять было некогда — оно хотело лишить меня жизни, а значит я отплачу ему (или ей) тем же — перекат на более свободное пространство, ставлю ловушку, перемещаюсь за спину (это такая спина или что это вообще?) и наношу иллюзию боли и страданий. Только вот тренога не реагирует на иллюзию, поворачиваясь корпусом ко мне. Стыдно, батенька, но пока лучше я спасусь бегством. Оставив на десерт парочку фантомных копий себя, я телепортировалась на расстояние пятидесяти метров вперед и чуть не врезалась в товарища. — Миша! За мной что-то такое щас пришло, я его даже покалечить толком не смогла — по барабану все мои иллюзии! А еще оно странное, а еще оно, оно... — Хватая ртом воздух, я еле могла объяснить, что за чудище сейчас со мной вело (или ведет, пока сотворённые фантомы не пропадут) бой. — За мной, и быстро! — Только и сказал Грамотин и, развернувшись вокруг оси, резко дёрнул мою руку за собой... Часть 2 Просмотреть полную запись
  10. Часть 1 Заходящее солнце пробивалось сквозь пыльное окно таверны, где я удобно пристроилась в углу, рядом с камином. Настрой был флегматичный (или вялый, если не умничать). Хотелось то ли спать, то ли много спать после бессонных суток, которые провела в сплошной лихорадке за ценностями мира Сарнаут: обновками в гардеробе. Пришлось, правда, немало их отдраивать от слизи и крови монстров, а еще, спасибо Грамотину, от копоти. «Маг он, конечно, хороший, но если взрывает — то всё и всех подряд...» Полумрак был на руку — расслаблял и убаюкивал, вот бы вздремнуть... «Кгхм-кгхм» послышалось рядом. «А чтоб тебя через тыр-тыр» промелькнула мысль, и я подняла глаза на стоящее рядом нечто в огромных смешных сапогах и шляпе с полями, на которых хоть самбу танцуй. Хадаганец с глазами цвета пыли (если пыль вообще имеет цвет) умоляюще смотрел на мою уставшую тушку. — Помоги, пожалуйста, меня дома дети ждут, жена уже плачет... — начал было он, но... — Ближе к телу. — Оборвав его блеянье, я даже встрепенулась, так как обычно более мягко отношусь к любому существу, явно не желающему моей смерти... Сейчас, по крайней мере. — Вы что-то хотели от меня? — Более мягко поинтересовалась я у незнакомца. — Вам не сложно будет помочь мне с посещением Пурпурного слоя Астрала? Моя экипировка еще не настолько закалённая в боях и обшита сталью, чтобы самому выдерживать напор монстров и огненное дыхание драконидов. А семью кормить нужно, денег в обрез, еще и сынишка в возрасте для наставничества — вот-вот на обучение пора бы отдать. Черт. Знал, хитрец, на что надавить. Я же сама в юном возрасте была, зарабатывала на оплату наставнику, знаю, каково это — тяжко трудиться или рисковать жизнью ради золота. — Ладно. Но учти — потребую оплату! — Я усмехнулась, когда выражение лица незнакомца стало умоляюще-отчаянным. — Забудь, мне деньги не нужны. Я за другими трофеями падка: крестоцвета жуть как не хватает, а заказы на зелья «горят». Поможешь мне добыть крестоцвета — помогу и тебе. Лишний заработок от алхимии я открыла для себя очень давно — еще когда моя нога ступила на землю Игша и тут же внимание привлекло бледное мерцание странных трав у городских ворот. Прохожие еще тогда посмеивались надо мной: юная прайденка копошится в кустах, пачкает и без того замызганную одежду ради каких-то кореньев. Только вот наставник учил не обращать внимания на чужое мнение — главным было получение результата. И чем лучше результат — тем больше в итоге признание, тем больше заказов. А их сейчас у меня немало... Так вот. Пока я вспоминала свое прошлое и грезила будущим, незнакомец успел присесть рядом на дубовый стул и даже попытался спереть мой кошелёк, но был пойман в ловушку — яд болотной гидры и несколько шипов дикобраза отбивают все желание лазить по чужим карманам. Особенно если эти карманы принадлежат мне. — Ты переставай-ка пакостить. Иначе сделке не бывать. — Сурово повысив голос, я даже почувствовала себя злобной учительницей. — Через пять минут жду у южных ворот. Нужно еще кое-куда заскочить. И оружие не забудь! — Крикнула я уже вдогонку обрадовавшемуся «герою». — Растяпа, прости господи. По пути нужно было зайти к Грамотину. Он, конечно, дразнился часто, доводил до нервных тиков меня, но в бою ему равных не бывало. По крайней мере в моей практике избиения чудищ и добыче ценностей, которые можно было перепродать или обменять. Пройдя через площадь с фонтаном, я свернула вправо и уже видела окна его дома, как сверху послышался треск, словно переламывают ржавую железку или балку. Инстинкты всегда были превыше всего, и на этот раз я верно отпрыгнула немного вперед и влево — под крыльцо. Через секунду там, где я стояла, образовалась черная воронка и рядом — совершенно немыслимое голубоватое свечение, откуда появилось ОНО... Не чудо в перьях, но немыслимая ходячая тренога с огромным не то соплом, не то ртом. Что оно такое размышлять было некогда — оно хотело лишить меня жизни, а значит я отплачу ему (или ей) тем же — перекат на более свободное пространство, ставлю ловушку, перемещаюсь за спину (это такая спина или что это вообще?) и наношу иллюзию боли и страданий. Только вот тренога не реагирует на иллюзию, поворачиваясь корпусом ко мне. Стыдно, батенька, но пока лучше я спасусь бегством. Оставив на десерт парочку фантомных копий себя, я телепортировалась на расстояние пятидесяти метров вперед и чуть не врезалась в товарища. — Миша! За мной что-то такое щас пришло, я его даже покалечить толком не смогла — по барабану все мои иллюзии! А еще оно странное, а еще оно, оно... — Хватая ртом воздух, я еле могла объяснить, что за чудище сейчас со мной вело (или ведет, пока сотворённые фантомы не пропадут) бой. — За мной, и быстро! — Только и сказал Грамотин и, развернувшись вокруг оси, резко дёрнул мою руку за собой... Часть 2
  11. Сегодня ты проснешься в бодром духе, с желанием пойти и намять бока очередному огру или культисту. Война имеет свои преимущества - кто-то зарабатывает, кто-то отрабатывает, а кто-то просто умирает во славу псевдо-героев. А есть такие, как я. Мы живем в этой чёртовой временной петле, мы не знаем семьи, любви, счастья или боли. Несомненно, раньше это было в наших судьбах: вот у Никифора была огромная пасека, у Решилии была таверна с отменным элем... А я выращивала розы и делала из них букеты для праздников и торжеств. А потом пришли ОНИ. Страшные механические существа, которые сделаны даже не из металла. Они летали, взрывали, убивали детей. Наш народ ждал помощи, звал ВАС, великих героев, кичащихся своей силой и ловкостью, купающихся в лучах славы. Но вы ослепли и уши ваши были оглушены салютом празднеств. И тогда на защиту Дайна вышли мы - простые жители. Мы пожертвовали собой во благо остальных миров и земель. Меня зовут АИМА. И это моя исповедь. *** Я начну с того, что если вы читаете эти строки, то... Нет, это не значит, что я мертва. Просто вы нашли мой дневник. Это личное, но прочтя его, вы узнаете многое и, надеюсь, не осудите меня и таких же несчастных, как я. Когда эти чудища ворвались в наш город, мне было чуть больше двадцати лет от роду. Я не готовилась к своей свадьбе и не была успешной представительницей своего народа. Я жила и радовалась каждому мгновению. А потом нас схватили в плен и отвели к некому Саванту. Он прекрасно умеет внушать живым существам разные красивые вещи: величие, радость, лесть... Мы правда думали, что служим во благо его народа и во имя будущего. Как оказалось после - мы шли против своих же собратьев и родных. Убивали без чувства жалости. А потом это все уходило и я просыпалась в траве где-то возле Железногорска. Его голос живет у меня в голове даже сейчас. Иногда я осознаю, что снова иду убивать против своей воли, что я снова кукла в руках... Нет... Не в руках. Разве у Саванта есть руки? Буду считать, что фигурально я кукла в его руках. А потом пришли вы - защитники Сарнаута. Пришли туда, где был пепел и разруха. Я не знаю кого стоит больше благодарить за все те искажения времени: судьбу, магию или... Прошел уже год с тех времен, как Архитекторы начали захват и уничтожение Дайна. Многое изменилось. Но иногда, глубокой ночью, я чувствую его зов, я слышу как он шепчет мне "приди на помощь, Избранная Савантом, принеси свою жертву во славу нам". Последний раз я просыпалась в траве более полу-года назад. Но сегодня это опять произошло. Грядет новая битва и новая волна боли, жестокости и убийств. Если Вы читаете это, знайте: их силы растут там, где вы не ожидаете, их шпионы везде и предать может каждый, даже ТЫ. Я уйду далеко от сюда, я не хочу больше служить ему. Но если вдруг я приду к вам - пощады не будет. Просто не оборачивайся. Просто беги. Просмотреть полную запись
  12. Аима. Исповедь

    Сегодня ты проснешься в бодром духе, с желанием пойти и намять бока очередному огру или культисту. Война имеет свои преимущества - кто-то зарабатывает, кто-то отрабатывает, а кто-то просто умирает во славу псевдо-героев. А есть такие, как я. Мы живем в этой чёртовой временной петле, мы не знаем семьи, любви, счастья или боли. Несомненно, раньше это было в наших судьбах: вот у Никифора была огромная пасека, у Решилии была таверна с отменным элем... А я выращивала розы и делала из них букеты для праздников и торжеств. А потом пришли ОНИ. Страшные механические существа, которые сделаны даже не из металла. Они летали, взрывали, убивали детей. Наш народ ждал помощи, звал ВАС, великих героев, кичащихся своей силой и ловкостью, купающихся в лучах славы. Но вы ослепли и уши ваши были оглушены салютом празднеств. И тогда на защиту Дайна вышли мы - простые жители. Мы пожертвовали собой во благо остальных миров и земель. Меня зовут АИМА. И это моя исповедь. *** Я начну с того, что если вы читаете эти строки, то... Нет, это не значит, что я мертва. Просто вы нашли мой дневник. Это личное, но прочтя его, вы узнаете многое и, надеюсь, не осудите меня и таких же несчастных, как я. Когда эти чудища ворвались в наш город, мне было чуть больше двадцати лет от роду. Я не готовилась к своей свадьбе и не была успешной представительницей своего народа. Я жила и радовалась каждому мгновению. А потом нас схватили в плен и отвели к некому Саванту. Он прекрасно умеет внушать живым существам разные красивые вещи: величие, радость, лесть... Мы правда думали, что служим во благо его народа и во имя будущего. Как оказалось после - мы шли против своих же собратьев и родных. Убивали без чувства жалости. А потом это все уходило и я просыпалась в траве где-то возле Железногорска. Его голос живет у меня в голове даже сейчас. Иногда я осознаю, что снова иду убивать против своей воли, что я снова кукла в руках... Нет... Не в руках. Разве у Саванта есть руки? Буду считать, что фигурально я кукла в его руках. А потом пришли вы - защитники Сарнаута. Пришли туда, где был пепел и разруха. Я не знаю кого стоит больше благодарить за все те искажения времени: судьбу, магию или... Прошел уже год с тех времен, как Архитекторы начали захват и уничтожение Дайна. Многое изменилось. Но иногда, глубокой ночью, я чувствую его зов, я слышу как он шепчет мне "приди на помощь, Избранная Савантом, принеси свою жертву во славу нам". Последний раз я просыпалась в траве более полу-года назад. Но сегодня это опять произошло. Грядет новая битва и новая волна боли, жестокости и убийств. Если Вы читаете это, знайте: их силы растут там, где вы не ожидаете, их шпионы везде и предать может каждый, даже ТЫ. Я уйду далеко от сюда, я не хочу больше служить ему. Но если вдруг я приду к вам - пощады не будет. Просто не оборачивайся. Просто беги.