Dragon304

User
  • Content Count

    9
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    1

About Dragon304

  • Birthday 04/30/1999

Recent Profile Visitors

The recent visitors block is disabled and is not being shown to other users.

  1. Dragon304

    Слава Орде!, ч. 14 (16+)

    Переговоры Грандиозный дворец-галеон приближался к Диким островам в сопровождении нескольких кораблей со стягами эльфийского Дома ди Делис. Летающая крепость, укрытая мощным магическим щитом, являлась совершенно новым творением знаменитого Дома ди Ардер. Её Величество Антуанетта ди Делис, Правительница всех эльфов, только заняв трон, сразу же заказала у инженеров и архитекторов Люменары свой собственный дворец-галеон, вооруженный изящными и мощными мана-мортирами, а также с отдельным помещением для филиала «Розы и шиповника» прямо на борту дворца… Эскадра Королевы стремительно приближалась к месту баталии, не прекращая на всех частотах астралофона призывать сложить оружие и прекратить кровопролитие. Лишь через пятнадцать минут, когда дворец-галеон Антуанетты приблизился на радиус поражения своих сверхмощных орудий, флоты Империи и Орды прекратили огонь. «Незеб» и «Восставший Змий» застыли на месте, нацелив все свои орудия друг на друга. Три огромных корабля (дворец-галеон, линкор Яскера и флагман Орды) образовали равносторонний треугольник, ожидая дальнейшего развития событий. — Говорит Её Королевское Величество Антуанетта ди Делис, Правительница эльфов. — Наконец, звенящую тишину астралофонов прервал голос Великого Мага Игнисты. — Как третья сторона, Мы не можем допустить такого безумства. Дом ди Делис и Мы лично призываем решить вопрос дипломатическим путём, а не варварским избиением друг друга! *** Местом переговоров был выбран стадион для Орочьих Игрищ на Зверском острове. Вернее, то, что от него осталось после залпа «Подвига». Арена была кое-как расчищена от обломков трибун, на центральном подиуме успели даже разместить походный трон Антуанетты, в котором Её Величество и ожидала прибытия делегатов от Орды и Империи. — Это же надо было додуматься, стрелять друг по другу из пушек! — Возмущалась Антуанетта, нервно постукивая ногтями по лакированному подлокотнику. — Варвары! — Уму не постижимо, Ваше Величество! Варвары! — Отозвался один из фаворитов Королевы, стоявший возле трона. — Дома поддакивать будешь. А пока помолчи. — Даже не смотря на своего любовника, Её Величество отмахнулась. — Почему мужчины все свои проблемы решают войной?! — Потому что мужчины. — Пожала плечами Гала ди Делис, дочь Великого Мага, а затем обратила внимание на голубую вспышку. — О, идут. Из открывшегося портала вышел сам Яскер, Великий маг Игша и Глава Империи, в окружении целого отряда Ястребов в полном обмундировании — с взведенными арбалетами, оголенными мечами. На груди у Яскера висела массивная рубиновая звезда, между лучами которой перебегали красные искры — это был защитный амулет, окружавший Яскера непроницаемой завесой. Точно такая же рубиновая звезда, но меньшего размера, украшала псионический шлем, укрывавший голову Главы Империи. Хоть лицо Яскера и не выражало никаких эмоций, своей рукой в перчатке из драконьей кожи с метеоритными набойками он нервно сжимал рукоять сабли на поясе. Зато Штурм Бешенных, сопровождавший Великого Мага, был готов ринуться в бой прямо здесь и сейчас — его лицо было искажено яростью, а зубы скрипели от недовольства. Орк не хотел никаких переговоров — лишь полного уничтожения всех бунтовщиков, выжигания всей заразы. Лицо Елизаветы Рысиной, так же сопровождавшей Яскера, выражало только недовольство, но ее глаза были будто стеклянными — сейчас все ее внимание занимал поиск опасных мыслей в чужих разумах на Зверском острове. Будь у нее достаточно сил, и не будь здесь посторонних шумов от гнева огров, чей полуостров был недавно уничтожен, она бы с превеликим удовольствием забралась в разум Антуанетты ди Делис. Но, увы, приходилось хозяйничать только в мыслях Ястребов и гвардейцев Королевы. — Вы заверяли меня, что Вы не участвуете в орочьем конфликте! — Даже не здороваясь, наплевав на титулы, Великий Маг Империи обратился сразу к Антуанетте, как только имперская делегация подошла к месту переговоров. — Какая дерзость! Мы не имеем никакого отношения к этому, Мы занимаем позицию нейтралитета и противника любых вооруженных конфликтов. — Достаточно холодно ответила ему Правительница эльфов. — Тогда как Вы можете объяснить это?! — Яскер резко взмахнул рукой, указывая на эскарду эльфийских кораблей со стягами Орды. — Каспар ди Вевр — это еще не все эльфы, и тем более не моя мать. — Ответила ему Гала ди Делис, дочь Антуанетты. — Яскер обращался к Её Величеству. — Только Рысина, пожалуй, помнила про титулы. — Мы понимаем ваше недовольство. — Сухо отвечала Антуанетта ди Делис. — Нами было проведено расследование, в ходе которого выяснилось, что Каспар ди Вевр и его Дом пошли против Нашей Декларации о нейтралитете эльфов, поддержав восстание орков и заключив с ними союз. Нам еще предстоит раскрыть все нюансы этого заговора. — Ваши подданные смеют не подчиняться приказам?! — Уточнила Елизавета Рысина. — Мы разберёмся со всем. — Ответила Гала ди Делис. — Сигнальте вашему этому Каспару, чтобы он отзывал свои корабли. — Недовольно бурчал Штурм Бешенных, указывая на «Орхидею». — Иначе мы разобьем в щепки все посудины, и не посмотрим ни на какую вашу декларацию! — Штурм! — Одёрнул его Яскер, после чего обратился к Антуанетте. — Корабли Каспара должны быть отозваны, и все Дома должны осудить действия Дома ди Вевр. — Было бы неплохо, чтобы каждый Дом ратифицировал Декларацию о нейтралитете эльфов, и обязался ее соблюдать. — Продолжила Рысина диктовать условия. — Раз уж Её Величество не способно гарантировать, что все подданные будут подчиняться приказам. — Молчать! — Не выдержала Глава Дома ди Делис. — Вы разговариваете с Великим Магом аллода Игнисты, с Нашим Королевским Величеством, Антуанеттой ди Делис, Правительницей эльфов! А не с комендантом захолустья! Назревавший конфликт был прерван вспышкой нового портала — на противоположном краю арены Зверского острова появилось несколько крупных фигур. Во главе делегации Орды шел, конечно же, сам Череп Степных. Мана-реактор угрожающе пульсировал на его груди, перегоняя ману по шлангам. На руках у орка искрились мана-перчатки, испуская остаточную энергию от заклинания телепортации. Следом за Черепом шел Коловрат Северных, вооруженный кастетами из костей неизвестной твари, убитой им же в молодости, между остриями которых перебегали молнии. С ними был и Сердце Кровожадных — вождь нес свой окровавленный топор, больше походивший на оружие массового уничтожения, на плече. Он и его ребята уже успели порубить в кровавое месиво первый десант Империи, высаженный на Остров Кровожадных. В качестве доказательства своего «подвига» Сердце отрезал уши у убитых им солдат и насадил их на стальную леску, которую повесил себе на шею, словно ожерелье. Конечно, бой был не без потерь — Сердце потерял несколько своих сородичей, а сам вождь потерял левый глаз. Теперь на месте органа зрения зияла пустая окровавленная глазница с глубокой раной, рассекавшей бровь и лоб, прижженной раскаленным железом для остановки кровотечения. Вождь клана Кровожадных, как и его бойцы, сопровождавшие делегацию Орды, был возбуждён битвой и не мог дождаться окончания переговоров, чтобы продолжить рубить людей на фарш для свежих котлеток во славу Великого Пира. В конце орочьей процессии шёл Каспар ди Вевр, пытавшийся спрятаться за спинами орков от недовольного взора Королевы. — Варвары. — Еле слышно подметил фаворит Королевы, наблюдая за орками. Один из рубак клана Кровожадных в знак «приветствия» помахал чей-то отрубленной рукой. От такого зрелища эльфа передёрнуло. — Молчать. — Сухо приказала Её Величество, приподнявшись на троне, чтобы хоть как-то поприветствовать делегатов со стороны Орды. Но в ответ Сердце швырнул связку армейских жетонов убитого десанта Империи к ногам Яскера: — Убирайтесь. Это наша земля! — Дикие острова — это Империя. — Не поведя бровью, Яскер наступил на жетоны и шагнул на встречу к Кровожадному. — Изун — это Империя. Орки — часть Империи. — Орки свободны! — Возразил Коловрат. — Орки — больше не пушечное мясо Хадагана! — Молчи, старый хрен! — Рявкнул на него Штурм Бешенных. — Орки пойдут туда, куда скажет Империя! Если Империя скажет броситься на мечи — настоящий орк бросится! Череп расхохотался: — Спроси у своей дочери, Ярости, что значит быть настоящим орком! Командор Хранителей Империи буквально взорвался на месте от ярости, выхватил зазубренный клинок и ломанулся на мистика, но застыл, не сделав ни шага. — Стоять. — Спокойно скомандовал Яскер, вскинув руку и удерживая орка на месте с помощью телекинеза. — Убирайтесь прочь! Орки свободны! — Сердце угрожающе протянул топор в сторону Яскера. — Сдавайтесь, или будете уничтожены все вы. — Ответила Елизавета Рысина. — Орки — это Империя. — Прекратите! — Антуанетта ди Делис встала на ноги и жестом попросила стороны успокоиться. — Мы позвали вас обсудить условия перемирия, а не для эскалации конфликта! — К Тэпу перемирие! — Вождь клана Кровожадных плюнул в сторону имперцев. — Пока они не предоставят свободу всем оркам — никакого перемирия не будет! Орки не будут рабами! Орда будет свободна во имя Великого Пира! — Исключено. — Ответил ему Яскер. — Империя останется единой, а ваш жалкий бунт будет подавлен. Изун и Дикие острова останутся имперскими, орки — частью Империи. — Если вы будете стоять на своём как упертые бараны, то никакого перемирия не будет. — Подметила Гала ди Делис. — Вам нужен компромисс. — Империя сильна и не пойдет на уступки. — Возразила Елизавета Рысина. — Орки должны признать свое поражение и сдаться. — Поражение?! — Усмехнулся Верховный шаман орков. — Вы потеряли Изун, а наши корабли раз за разом громят ваш хвалённый флот. — Ваши?! — Зло усмехнулся Командор Хранителей Империи. — Давно корабли остроухих стали орочьими?! Можно ли вообще заключать союзы между орками и крылатыми извращенцами?! — Молчать. — Недовольно прервала гневную тираду орка Её Величество. После этого, она обратилась к Великому Магу Флоренты, скрывавшегося за спиной Черепа Степных. — Каспар ди Вевр, объясните Нам ваше участие в данном конфликте. — Ваше Величество… — Великий Маг выпорхнул из-за спины орка и склонил голову. — Я был вынужден… Ваше Величество! — Мы желаем узнать всё. — Антуанетта ди Делис стояла на своём. — Почему Вы воспротивились Нашей воле? — Ваше Величество… — Оправдывался Каспар. — Орки предложили Дому… мне… выгодные условия, в обмен на мою помощь. Я не смог отказаться! — Выгодные условия?! — Недовольство Правительницы эльфов возрастало. — Каковы же должны быть условия соглашения, чтобы можно было помыслить пойти против Нас и Нашей воли?! Это предательство, Каспар! — Ваше Величество! — Эльф опешил. — У меня не было и мысли идти против Вас! — Но Вы сделали это. — Королева напирала. — Вы заключили этот союз. Какова была бы ваша следующая цель, после освобождения Орды? Наше свержение и захват власти?! — Нет, Ваше Величество! — Великий Маг Флоренты замотал головой. — Я Ваш верноподданный! — Я буду вынуждена обсудить с другими Домами запрет на участие Дома ди Вевр в следующем Великом Балу. — Антуанетта ди Делис стояла на своём. — Или даже лишения вашего Дома статуса Великого. — Ваше Величество, смилуйтесь! — Каспар ди Вевр начал умолять. — Это всё они, они угрожали мне мессиром, великим Эллекеном ди Велюндом! Что он сделал бы с нами всеми, если бы Череп погиб?! — Вот оно что. — Королева села обратно на трон, слушая Главу Дома ди Вевр дальше. — Помилуйте, Ваше Величество! — Великий Маг Флоренты чуть ли не плакал. — Я буду верен Вам, Дом ди Вевр больше никогда не будет нарушать Декларацию о нейтралитете! — Отзовите корабли немедленно. — Правительница эльфов почувствовала свою маленькую победу в переговорах. — И мы подумаем над альтернативным наказанием для вашего Дома. — И вы так просто простите их предательство?! — Возразила Глава Комитета Незеба. — Это наши внутренние дела. — Ответила ей Гала ди Делис за свою мать. — Просим не лезть в них — и мы не будем лезть в ваши. — Дом ди Вевр отзовёт свои корабли. — Согласился Каспар. — И впредь будет занимать позицию нейтралитета всегда и везде. В ответ Её Величество довольно улыбнулась и жестом пригласила присоединиться к эльфийской делегации. — Трус! Предатель! — Сердце Кровожадных плюнул в спину Главе Дома ди Верв, когда тот поднимался к Королеве. — Он поступил так, как следует поступить верному подданному Её Величества. — Прокомментировала Гала ди Делис. — А вы должны сдаться! — Стояла на своём Глава Комитета. — А что нам еще нужно сделать? Поцеловать монумент Незебу в одно место? — Усмехнулся Череп. — Орда не отдаст Изун и Дикие острова. — Нет. Они — часть Империи. — Сухо отрезал Великий Маг Империи. — Вы все еще не поняли? — Вздохнула принцесса. — Пока вы не пойдете на уступки друг другу — кровавое безумие продолжится. Оно вам нужно?! — Пусть Империя признает существование Орды и ее право на владение Изуном, — Антуанетта предложила компромисс. — А Орда в свою очередь оставит притязания на Дикие острова. — Звучит разумно. — Согласился с ней Коловрат. — Разумно?! — Рявкнул Сердце Кровожадных. — Обменять Дикие острова на жалкое перемирие?! Ни за что! Орда заберёт своё! — Заткнись. — Одёрнул его Череп Степных, после чего сказал гораздо тише: — Что мы заберём без кораблей Каспара? Вождь клана Кровожадных замолчал и задумался. Действительно, без флота Дома ди Вевр Орда рискует потерять не только не захваченные Дикие острова, но и сам Изун. — Мы не дадим согласия на это перемирие, пока Империя не обязуется дать всем оркам свободу! — Наконец, Череп обратился напрямую к Яскеру. — Чушь. Орки и так свободны в Империи. — Возразил Великий Маг Игша. — Ваш бунт бессмысленен. — Свободны умирать за чужую родину, свободны становиться пушечным мясом Империи?! — Возразил орк-мистик. — Орки должны быть свободны самим выбирать свою сторону. Те, кто желают остаться с Мачехой-Империей — останутся, всем остальным должна быть предоставлена возможность покинуть территорию Империи и присоединиться к Орде. Яскер молчал, размышляя. На его лбу, скрываемым шлемом, пульсировала вена, а легкий нервный тик передёргивал другую половину лица. — Вы предаёте меня, Империю, Великого Незеба, своих товарищей?! — В голосе Яскера чувствовались нарастающие злость и раздражение. — Ради каких-то жалких надежд?! Ради иллюзии, ради «независимости»?! — Жалкие надежды, иллюзии?! — Мистик негодовал. — Это ты, Яскер, жалок! Ты уже потерял Изун, теряешь Дикие острова, Суслангер — родину самой Империи! Тебе следовало бы согласиться хотя бы на такое перемирие, чтобы не потерять лицо. Ты — не Незеб, не строй из себя Вождя! — Надо было убить тебя ещё тогда, на Аммре. — Великий Маг Империи процедил сквозь зубы, побагровев от злости. — Момент упущен. — Усмехнулся Череп. — Теперь Орда будет свободна, и Империи придётся признать это! Тебе придется признать свой провал! — Орки — это Империя. — Яскер был в гневе. По пластинам на его перчатках проскакивали угрожающие фиолетовые всполохи. — Изун — это Империя. Дикие острова — это Империя. Суслангер — это Империя. Орки не будут свободны! У вас не будет Великого Мага! Пока я жив, перемирия не будет! Империя — это я! — Перемирия не будет? Значит, будет мясо! — Усмехнулся Сердце и замахнулся топором на Главу Империи. Яскер взмахнул рукой, выпустив мощную фиолетовую вспышку, что отбросила вождя клана Кровожадных в сторону, впечатав в деревянное ограждение арены. Разобравшись с орком, Маг сделал шаг в сторону Степных, достав из ножен саблю, на лезвии которого светились руны зачарования. Переговоры были сорваны. Гвардейцы Королевы сразу же бросились защищать Её Величество и принцессу, Галу ди Делис, окружив их своими зачарованными щитами, формировавшими магический купол. — Ястребы, защищать Яскера! — Быстро скомандовала Елизавета Рысина, вскидывая руки к вискам. — Не торопись, Рыжая! — Рявкнул Коловрат, подняв кастет к небу. Молния незамедлительно пробила облака, устремляясь на оружие шамана. Поймав электрический заряд, орк швырнул его в Главу Комитета Незеба. Хадаганку отбросило назад на несколько метров, но совсем скоро она вновь поднялась на ноги. Её волосы торчали дыбом, а между отдельными прядями перебегали электрические импульсы. — ЗА ОРДУ!!! — Выбравшись из-под завала, Сердце схватил свой топор и рванул в сторону Яскера. Но его рывок был прерван Штурмом Бешенных. Зазубренный меч встретился с окровавленным топором. — Предатель! — Прокричал Командор Хранителей Империи, парировав атаку. — Давно мечтал с тобой сразиться, старик! — Кровожадных плюнул прямо в лицо противнику, после чего, воспользовавшись секундной дезориентацией, ударил рукоятью в грудь орка. Металлический шип на конце рукояти звякнул о металлический доспех Командора, пробив лишь кирасу. — Подонок! — Штурм с силой пнул стальным сапогом Сердце, отгоняя его от себя. — Ты слишком стар для таких выкрутасов! — Вождь клана пошатнулся, сделал несколько шагов назад, но не потерял равновесия. Увернувшись от клинка Ястреба, он вновь бросился на Командора. В это же время мимо сражавшихся орков длинный и мощный корень, повинуясь воле Коловрата Северных, протащил Елизавету Рысину по земле, изваляв хадаганку в грязи и пыли. Выцепив взглядом крупный деревянный обломок, мистик протянула руку в его сторону и с помощью телекинеза метнула снаряд в чрезмерно довольного шамана, сбив его с ног. Корень, больно сдавливающий ноги Рысиной, ослабил хватку, вновь превратившись в самый обычный корень. — Вот дрянь! — Верховный шаман оттолкнул от себя часть деревянной скамьи, которой ему и прилетело, и попытался подняться на ноги, но все его тело пронзила жгучая боль, не дающая пошевелиться. Ноги и руки орка сводило так сильно, что он принялся кричать от боли. — Мы тебя предупреждали Коловрат! — Прижав руку к виску, Рысина приближалась к Северных, усиливая его боль. Глаза хадаганки светились ярким фиолетовым сиянием. — Предупреждали! — Не в этот раз! — В голове Главы Комитета Незеба прозвучал голос Черепа Степных, вторгнувшегося в чужой разум и спутавшегося все мысли, из-за чего пытка Коловрата прекратилась. Вышвырнув Черепа из своей головы, хадаганка озиралась по сторонам, высматривая орка. Тот сражался с Яскером, попутно отшвыривая в стороны все арбалетные болты Ястребов, летящие в него. — Вот надо было тебе вернуться! — Великий Маг замахнулся саблей, запачканной в крови нескольких бойцов Орды, попытавшихся атаковать его ранее. — Меньше разговоров, Яскер. — Череп Степных увернулся от лезвия и швырнул магический импульс в противника. — Всё было так хорошо, когда вы все, «потомки», были мертвы! — Глава Империи не глядя отразил магический снаряд в сторону, после чего свободной рукой ударил грозовым разрядом. Яркая молния в мгновение ока поразила цель, заставляя орка-мистика кричать и корчиться от боли. — Никаких бунтов! — Яскер продолжал швырять в Черепа Степных одну молнию за другой. — Никаких восстаний! Никакой головной боли! Всё было так хорошо! Лишь после седьмой или восьмой молнии Великий Маг остановился. Череп стоял на коленях, облокотившись на локти, кашляя кровью. От его одежды поднимался легкий дым. — Сдавайся. — Хадаганец наблюдал за тем, как орк пытался встать на ноги, собирая энергию для нового разряда. — Орда. Не. Сдаётся. — Степных встал на ноги и улыбнулся, сплюнув кровь. Яскер вновь ударил молнией, но в этот раз орку удалось укрыться магическим щитом. Отразив атаку, Череп привёл в движение валун, валявшийся в стороне, и швырнул его в Вождя Империи на большой скорости. Камень больно впечатался в Главу Империи, из-за чего тот выронил саблю. Не давая противнику оправиться, мистик телекинезом вырвал еще один камень из земли и атаковал с другой стороны. — Аргх. — Яскер упал на одно колено, пропустив удар. — Сдавайся. — Крикнул ему Череп, выкорчевывая силой мысли новый валун. — Ни за что. — Прошипел Великий Маг, вскинув руки в стороны, призывая ледяную комету. Над головой Мага образовался огромный кусок льда, которым он и запустил в орка. Ученик Найана встретил ледяной снаряд каменной стеной, но, поскольку, элементальная магия давалась ему ещё очень плохо, комета просто пробила стену и впечатала орка в край арены. — Ты ничтожно слаб, Череп. — Поднявшись на ноги, Яскер сформировал уже огненный снаряд. Огненный шар устремился в цель, выжигая всю растительность на своём пути. Попав в цель, снаряд взорвался, озарив всё яркой вспышкой. Когда дым рассеялся, оказалось, что мистик успел проникнуть в разум ближайшего Ястреба, взять его под контроль и укрыться от взрыва. Экипировка элитного солдата обуглилась, а балаклава и вовсе сгорела, обнажая изуродованное пламенем лицо хадаганца. Взяв за загривок, Череп отшвырнул раненого Ястреба от себя в сторону. — Победить тебя — сил хватит! — Ученик Найана с силой ударил кулаком о землю, и та пошла ходуном. Ударная волна быстро дошла до Яскера и сбила его с ног. — Ты ничтожество. — Великий Маг поднялся на ноги и успел укрыться магическим щитом от атаки орки. — Ничтожество не сможет победить Империю! Окружив себя оранжевой сферой, Яскер взмыл в воздух, совершая пассы руками. Завершив заклятье, он выпустил мощный поток энергии в наследника Легендарного орка. Магический луч пронзал пространство с громом и грохотом, оглушавших окружающих. Орк скрестил руки, формируя щит, но сила Великого Мага Империи была так велика, что поток энергии попросту оттеснял Черепа назад, сколько бы он не упирался ногами. Наконец, щит Степных со звоном лопнул, и луч ударил в грудь орка, откинув его на двадцать метров назад, не меньше. — Ничтожество. — Яскер опустился на землю возле орка, распластавшегося на земле в глубокой воронке. Череп тяжело дышал и пытался отползти от противника, но тот приближался, угрожающе сотрясая саблей, кою притянул обратно телекинезом. — Сдавайся или умри. — Орки. Не. Сдаются. — Великий Маг орков отплевывал кровь и пытался подняться на ноги. — Значит, ты выбрал смерть. — Глава Империи усмехнулся и замахнулся саблей, чтобы отсечь голову орку. — Умру, но не сдамся! — Череп Степных ухватился за ядро мана-реактора на своей груди и с силой швырнул его под ноги хадаганца. Оболочка ядра разбилась и прогремел взрыв. Яркая вспышка света озарила всю арену на Зверском острове, заставляя и имперцев, и ордынцев прервать бой. Елизавета Рысина первая бросилась к воронке взрыва, выкрикивая имя Яскера. *** — Умру, но не сдамся! — Звенело в ушах у Яскера. Великий Маг пытался прийти в себя, осматривая место взрыва. Сильная головная боль и шум в ушах мешала ему координировать свои действия. Взрыв контузил его, сорвал шлем с головы — вот он, лежал в нескольких метрах от него, — но не убил! Не убил! Великий Маг Империи попытался встать, но грохнулся обратно на спину, не удержав равновесие от чудовищной боли во всём теле. Но зато он увидел, как кто-то ползёт к нему. Это был Череп Степных. Большинство шлангов на его костюме было оторвано и из них теперь выливалась мана. Металлический воротник, был разворочен с левой стороны, обнажая шею, залитую кровью. Кровь стекала из множества ран на лице орка — нос был срезан куском оболочки ядра реактора, как и половина левого уха. — Мы не будем рабами! — В голове Яскера прозвучал голос Черепа. Наследник Легендарного орка продолжал ползти к цели, истекая кровь, а его глаза были полны гнева. Опешив, хадаганец принялся отползать от безумца, но нестерпимая боль сводила конечности и не давала ему двигаться. Наконец, окровавленной рукой Череп Степных ухватился за ногу хадаганца и начал подтаскивать к себе. Яскер пытался отбиваться, даже несколько раз пнул орка в лицо, даже сломал клык, но он продолжал двигаться к цели. Забравшись на тело Главы Империи, орк, превозмогая боль, занёс руку для удара и заехал кулаком по лицу хадаганца. Затем последовал еще один удар, другой, третий, четвертый, пятый. Череп Степных колотил Великого Мага Игша по лицу, превращая его в фарш. Снова и снова. Удар за ударом. Одним ударом наследник Легендарного орка сломал Яскеру челюсть, другим — заехал по скуле, оставляя трещину, третьим — раздробил висок. Ярость поглотила Черепа. Он продолжал бить Яскера по голове даже после того, как тот перестал сопротивляться. Последние удары давались все тяжелее и тяжелее, и, наконец, обессилив, орк свалился, устало посмотрев на Рысину, поднявшуюся на гребень воронки. В её глазах застыл ужас, а рот содрогался, не в силах произнести хоть один звук. Яскер мёртв.
  2. Dragon304

    Слава Орде!, ч. 14 (16+)

    Переговоры Грандиозный дворец-галеон приближался к Диким островам в сопровождении нескольких кораблей со стягами эльфийского Дома ди Делис. Летающая крепость, укрытая мощным магическим щитом, являлась совершенно новым творением знаменитого Дома ди Ардер. Её Величество Антуанетта ди Делис, Правительница всех эльфов, только заняв трон, сразу же заказала у инженеров и архитекторов Люменары свой собственный дворец-галеон, вооруженный изящными и мощными мана-мортирами, а также с отдельным помещением для филиала «Розы и шиповника» прямо на борту дворца… Эскадра Королевы стремительно приближалась к месту баталии, не прекращая на всех частотах астралофона призывать сложить оружие и прекратить кровопролитие. Лишь через пятнадцать минут, когда дворец-галеон Антуанетты приблизился на радиус поражения своих сверхмощных орудий, флоты Империи и Орды прекратили огонь. «Незеб» и «Восставший Змий» застыли на месте, нацелив все свои орудия друг на друга. Три огромных корабля (дворец-галеон, линкор Яскера и флагман Орды) образовали равносторонний треугольник, ожидая дальнейшего развития событий. — Говорит Её Королевское Величество Антуанетта ди Делис, Правительница эльфов. — Наконец, звенящую тишину астралофонов прервал голос Великого Мага Игнисты. — Как третья сторона, Мы не можем допустить такого безумства. Дом ди Делис и Мы лично призываем решить вопрос дипломатическим путём, а не варварским избиением друг друга! *** Местом переговоров был выбран стадион для Орочьих Игрищ на Зверском острове. Вернее, то, что от него осталось после залпа «Подвига». Арена была кое-как расчищена от обломков трибун, на центральном подиуме успели даже разместить походный трон Антуанетты, в котором Её Величество и ожидала прибытия делегатов от Орды и Империи. — Это же надо было додуматься, стрелять друг по другу из пушек! — Возмущалась Антуанетта, нервно постукивая ногтями по лакированному подлокотнику. — Варвары! — Уму не постижимо, Ваше Величество! Варвары! — Отозвался один из фаворитов Королевы, стоявший возле трона. — Дома поддакивать будешь. А пока помолчи. — Даже не смотря на своего любовника, Её Величество отмахнулась. — Почему мужчины все свои проблемы решают войной?! — Потому что мужчины. — Пожала плечами Гала ди Делис, дочь Великого Мага, а затем обратила внимание на голубую вспышку. — О, идут. Из открывшегося портала вышел сам Яскер, Великий маг Игша и Глава Империи, в окружении целого отряда Ястребов в полном обмундировании — с взведенными арбалетами, оголенными мечами. На груди у Яскера висела массивная рубиновая звезда, между лучами которой перебегали красные искры — это был защитный амулет, окружавший Яскера непроницаемой завесой. Точно такая же рубиновая звезда, но меньшего размера, украшала псионический шлем, укрывавший голову Главы Империи. Хоть лицо Яскера и не выражало никаких эмоций, своей рукой в перчатке из драконьей кожи с метеоритными набойками он нервно сжимал рукоять сабли на поясе. Зато Штурм Бешенных, сопровождавший Великого Мага, был готов ринуться в бой прямо здесь и сейчас — его лицо было искажено яростью, а зубы скрипели от недовольства. Орк не хотел никаких переговоров — лишь полного уничтожения всех бунтовщиков, выжигания всей заразы. Лицо Елизаветы Рысиной, так же сопровождавшей Яскера, выражало только недовольство, но ее глаза были будто стеклянными — сейчас все ее внимание занимал поиск опасных мыслей в чужих разумах на Зверском острове. Будь у нее достаточно сил, и не будь здесь посторонних шумов от гнева огров, чей полуостров был недавно уничтожен, она бы с превеликим удовольствием забралась в разум Антуанетты ди Делис. Но, увы, приходилось хозяйничать только в мыслях Ястребов и гвардейцев Королевы. — Вы заверяли меня, что Вы не участвуете в орочьем конфликте! — Даже не здороваясь, наплевав на титулы, Великий Маг Империи обратился сразу к Антуанетте, как только имперская делегация подошла к месту переговоров. — Какая дерзость! Мы не имеем никакого отношения к этому, Мы занимаем позицию нейтралитета и противника любых вооруженных конфликтов. — Достаточно холодно ответила ему Правительница эльфов. — Тогда как Вы можете объяснить это?! — Яскер резко взмахнул рукой, указывая на эскарду эльфийских кораблей со стягами Орды. — Каспар ди Вевр — это еще не все эльфы, и тем более не моя мать. — Ответила ему Гала ди Делис, дочь Антуанетты. — Яскер обращался к Её Величеству. — Только Рысина, пожалуй, помнила про титулы. — Мы понимаем ваше недовольство. — Сухо отвечала Антуанетта ди Делис. — Нами было проведено расследование, в ходе которого выяснилось, что Каспар ди Вевр и его Дом пошли против Нашей Декларации о нейтралитете эльфов, поддержав восстание орков и заключив с ними союз. Нам еще предстоит раскрыть все нюансы этого заговора. — Ваши подданные смеют не подчиняться приказам?! — Уточнила Елизавета Рысина. — Мы разберёмся со всем. — Ответила Гала ди Делис. — Сигнальте вашему этому Каспару, чтобы он отзывал свои корабли. — Недовольно бурчал Штурм Бешенных, указывая на «Орхидею». — Иначе мы разобьем в щепки все посудины, и не посмотрим ни на какую вашу декларацию! — Штурм! — Одёрнул его Яскер, после чего обратился к Антуанетте. — Корабли Каспара должны быть отозваны, и все Дома должны осудить действия Дома ди Вевр. — Было бы неплохо, чтобы каждый Дом ратифицировал Декларацию о нейтралитете эльфов, и обязался ее соблюдать. — Продолжила Рысина диктовать условия. — Раз уж Её Величество не способно гарантировать, что все подданные будут подчиняться приказам. — Молчать! — Не выдержала Глава Дома ди Делис. — Вы разговариваете с Великим Магом аллода Игнисты, с Нашим Королевским Величеством, Антуанеттой ди Делис, Правительницей эльфов! А не с комендантом захолустья! Назревавший конфликт был прерван вспышкой нового портала — на противоположном краю арены Зверского острова появилось несколько крупных фигур. Во главе делегации Орды шел, конечно же, сам Череп Степных. Мана-реактор угрожающе пульсировал на его груди, перегоняя ману по шлангам. На руках у орка искрились мана-перчатки, испуская остаточную энергию от заклинания телепортации. Следом за Черепом шел Коловрат Северных, вооруженный кастетами из костей неизвестной твари, убитой им же в молодости, между остриями которых перебегали молнии. С ними был и Сердце Кровожадных — вождь нес свой окровавленный топор, больше походивший на оружие массового уничтожения, на плече. Он и его ребята уже успели порубить в кровавое месиво первый десант Империи, высаженный на Остров Кровожадных. В качестве доказательства своего «подвига» Сердце отрезал уши у убитых им солдат и насадил их на стальную леску, которую повесил себе на шею, словно ожерелье. Конечно, бой был не без потерь — Сердце потерял несколько своих сородичей, а сам вождь потерял левый глаз. Теперь на месте органа зрения зияла пустая окровавленная глазница с глубокой раной, рассекавшей бровь и лоб, прижженной раскаленным железом для остановки кровотечения. Вождь клана Кровожадных, как и его бойцы, сопровождавшие делегацию Орды, был возбуждён битвой и не мог дождаться окончания переговоров, чтобы продолжить рубить людей на фарш для свежих котлеток во славу Великого Пира. В конце орочьей процессии шёл Каспар ди Вевр, пытавшийся спрятаться за спинами орков от недовольного взора Королевы. — Варвары. — Еле слышно подметил фаворит Королевы, наблюдая за орками. Один из рубак клана Кровожадных в знак «приветствия» помахал чей-то отрубленной рукой. От такого зрелища эльфа передёрнуло. — Молчать. — Сухо приказала Её Величество, приподнявшись на троне, чтобы хоть как-то поприветствовать делегатов со стороны Орды. Но в ответ Сердце швырнул связку армейских жетонов убитого десанта Империи к ногам Яскера: — Убирайтесь. Это наша земля! — Дикие острова — это Империя. — Не поведя бровью, Яскер наступил на жетоны и шагнул на встречу к Кровожадному. — Изун — это Империя. Орки — часть Империи. — Орки свободны! — Возразил Коловрат. — Орки — больше не пушечное мясо Хадагана! — Молчи, старый хрен! — Рявкнул на него Штурм Бешенных. — Орки пойдут туда, куда скажет Империя! Если Империя скажет броситься на мечи — настоящий орк бросится! Череп расхохотался: — Спроси у своей дочери, Ярости, что значит быть настоящим орком! Командор Хранителей Империи буквально взорвался на месте от ярости, выхватил зазубренный клинок и ломанулся на мистика, но застыл, не сделав ни шага. — Стоять. — Спокойно скомандовал Яскер, вскинув руку и удерживая орка на месте с помощью телекинеза. — Убирайтесь прочь! Орки свободны! — Сердце угрожающе протянул топор в сторону Яскера. — Сдавайтесь, или будете уничтожены все вы. — Ответила Елизавета Рысина. — Орки — это Империя. — Прекратите! — Антуанетта ди Делис встала на ноги и жестом попросила стороны успокоиться. — Мы позвали вас обсудить условия перемирия, а не для эскалации конфликта! — К Тэпу перемирие! — Вождь клана Кровожадных плюнул в сторону имперцев. — Пока они не предоставят свободу всем оркам — никакого перемирия не будет! Орки не будут рабами! Орда будет свободна во имя Великого Пира! — Исключено. — Ответил ему Яскер. — Империя останется единой, а ваш жалкий бунт будет подавлен. Изун и Дикие острова останутся имперскими, орки — частью Империи. — Если вы будете стоять на своём как упертые бараны, то никакого перемирия не будет. — Подметила Гала ди Делис. — Вам нужен компромисс. — Империя сильна и не пойдет на уступки. — Возразила Елизавета Рысина. — Орки должны признать свое поражение и сдаться. — Поражение?! — Усмехнулся Верховный шаман орков. — Вы потеряли Изун, а наши корабли раз за разом громят ваш хвалённый флот. — Ваши?! — Зло усмехнулся Командор Хранителей Империи. — Давно корабли остроухих стали орочьими?! Можно ли вообще заключать союзы между орками и крылатыми извращенцами?! — Молчать. — Недовольно прервала гневную тираду орка Её Величество. После этого, она обратилась к Великому Магу Флоренты, скрывавшегося за спиной Черепа Степных. — Каспар ди Вевр, объясните Нам ваше участие в данном конфликте. — Ваше Величество… — Великий Маг выпорхнул из-за спины орка и склонил голову. — Я был вынужден… Ваше Величество! — Мы желаем узнать всё. — Антуанетта ди Делис стояла на своём. — Почему Вы воспротивились Нашей воле? — Ваше Величество… — Оправдывался Каспар. — Орки предложили Дому… мне… выгодные условия, в обмен на мою помощь. Я не смог отказаться! — Выгодные условия?! — Недовольство Правительницы эльфов возрастало. — Каковы же должны быть условия соглашения, чтобы можно было помыслить пойти против Нас и Нашей воли?! Это предательство, Каспар! — Ваше Величество! — Эльф опешил. — У меня не было и мысли идти против Вас! — Но Вы сделали это. — Королева напирала. — Вы заключили этот союз. Какова была бы ваша следующая цель, после освобождения Орды? Наше свержение и захват власти?! — Нет, Ваше Величество! — Великий Маг Флоренты замотал головой. — Я Ваш верноподданный! — Я буду вынуждена обсудить с другими Домами запрет на участие Дома ди Вевр в следующем Великом Балу. — Антуанетта ди Делис стояла на своём. — Или даже лишения вашего Дома статуса Великого. — Ваше Величество, смилуйтесь! — Каспар ди Вевр начал умолять. — Это всё они, они угрожали мне мессиром, великим Эллекеном ди Велюндом! Что он сделал бы с нами всеми, если бы Череп погиб?! — Вот оно что. — Королева села обратно на трон, слушая Главу Дома ди Вевр дальше. — Помилуйте, Ваше Величество! — Великий Маг Флоренты чуть ли не плакал. — Я буду верен Вам, Дом ди Вевр больше никогда не будет нарушать Декларацию о нейтралитете! — Отзовите корабли немедленно. — Правительница эльфов почувствовала свою маленькую победу в переговорах. — И мы подумаем над альтернативным наказанием для вашего Дома. — И вы так просто простите их предательство?! — Возразила Глава Комитета Незеба. — Это наши внутренние дела. — Ответила ей Гала ди Делис за свою мать. — Просим не лезть в них — и мы не будем лезть в ваши. — Дом ди Вевр отзовёт свои корабли. — Согласился Каспар. — И впредь будет занимать позицию нейтралитета всегда и везде. В ответ Её Величество довольно улыбнулась и жестом пригласила присоединиться к эльфийской делегации. — Трус! Предатель! — Сердце Кровожадных плюнул в спину Главе Дома ди Верв, когда тот поднимался к Королеве. — Он поступил так, как следует поступить верному подданному Её Величества. — Прокомментировала Гала ди Делис. — А вы должны сдаться! — Стояла на своём Глава Комитета. — А что нам еще нужно сделать? Поцеловать монумент Незебу в одно место? — Усмехнулся Череп. — Орда не отдаст Изун и Дикие острова. — Нет. Они — часть Империи. — Сухо отрезал Великий Маг Империи. — Вы все еще не поняли? — Вздохнула принцесса. — Пока вы не пойдете на уступки друг другу — кровавое безумие продолжится. Оно вам нужно?! — Пусть Империя признает существование Орды и ее право на владение Изуном, — Антуанетта предложила компромисс. — А Орда в свою очередь оставит притязания на Дикие острова. — Звучит разумно. — Согласился с ней Коловрат. — Разумно?! — Рявкнул Сердце Кровожадных. — Обменять Дикие острова на жалкое перемирие?! Ни за что! Орда заберёт своё! — Заткнись. — Одёрнул его Череп Степных, после чего сказал гораздо тише: — Что мы заберём без кораблей Каспара? Вождь клана Кровожадных замолчал и задумался. Действительно, без флота Дома ди Вевр Орда рискует потерять не только не захваченные Дикие острова, но и сам Изун. — Мы не дадим согласия на это перемирие, пока Империя не обязуется дать всем оркам свободу! — Наконец, Череп обратился напрямую к Яскеру. — Чушь. Орки и так свободны в Империи. — Возразил Великий Маг Игша. — Ваш бунт бессмысленен. — Свободны умирать за чужую родину, свободны становиться пушечным мясом Империи?! — Возразил орк-мистик. — Орки должны быть свободны самим выбирать свою сторону. Те, кто желают остаться с Мачехой-Империей — останутся, всем остальным должна быть предоставлена возможность покинуть территорию Империи и присоединиться к Орде. Яскер молчал, размышляя. На его лбу, скрываемым шлемом, пульсировала вена, а легкий нервный тик передёргивал другую половину лица. — Вы предаёте меня, Империю, Великого Незеба, своих товарищей?! — В голосе Яскера чувствовались нарастающие злость и раздражение. — Ради каких-то жалких надежд?! Ради иллюзии, ради «независимости»?! — Жалкие надежды, иллюзии?! — Мистик негодовал. — Это ты, Яскер, жалок! Ты уже потерял Изун, теряешь Дикие острова, Суслангер — родину самой Империи! Тебе следовало бы согласиться хотя бы на такое перемирие, чтобы не потерять лицо. Ты — не Незеб, не строй из себя Вождя! — Надо было убить тебя ещё тогда, на Аммре. — Великий Маг Империи процедил сквозь зубы, побагровев от злости. — Момент упущен. — Усмехнулся Череп. — Теперь Орда будет свободна, и Империи придётся признать это! Тебе придется признать свой провал! — Орки — это Империя. — Яскер был в гневе. По пластинам на его перчатках проскакивали угрожающие фиолетовые всполохи. — Изун — это Империя. Дикие острова — это Империя. Суслангер — это Империя. Орки не будут свободны! У вас не будет Великого Мага! Пока я жив, перемирия не будет! Империя — это я! — Перемирия не будет? Значит, будет мясо! — Усмехнулся Сердце и замахнулся топором на Главу Империи. Яскер взмахнул рукой, выпустив мощную фиолетовую вспышку, что отбросила вождя клана Кровожадных в сторону, впечатав в деревянное ограждение арены. Разобравшись с орком, Маг сделал шаг в сторону Степных, достав из ножен саблю, на лезвии которого светились руны зачарования. Переговоры были сорваны. Гвардейцы Королевы сразу же бросились защищать Её Величество и принцессу, Галу ди Делис, окружив их своими зачарованными щитами, формировавшими магический купол. — Ястребы, защищать Яскера! — Быстро скомандовала Елизавета Рысина, вскидывая руки к вискам. — Не торопись, Рыжая! — Рявкнул Коловрат, подняв кастет к небу. Молния незамедлительно пробила облака, устремляясь на оружие шамана. Поймав электрический заряд, орк швырнул его в Главу Комитета Незеба. Хадаганку отбросило назад на несколько метров, но совсем скоро она вновь поднялась на ноги. Её волосы торчали дыбом, а между отдельными прядями перебегали электрические импульсы. — ЗА ОРДУ!!! — Выбравшись из-под завала, Сердце схватил свой топор и рванул в сторону Яскера. Но его рывок был прерван Штурмом Бешенных. Зазубренный меч встретился с окровавленным топором. — Предатель! — Прокричал Командор Хранителей Империи, парировав атаку. — Давно мечтал с тобой сразиться, старик! — Кровожадных плюнул прямо в лицо противнику, после чего, воспользовавшись секундной дезориентацией, ударил рукоятью в грудь орка. Металлический шип на конце рукояти звякнул о металлический доспех Командора, пробив лишь кирасу. — Подонок! — Штурм с силой пнул стальным сапогом Сердце, отгоняя его от себя. — Ты слишком стар для таких выкрутасов! — Вождь клана пошатнулся, сделал несколько шагов назад, но не потерял равновесия. Увернувшись от клинка Ястреба, он вновь бросился на Командора. В это же время мимо сражавшихся орков длинный и мощный корень, повинуясь воле Коловрата Северных, протащил Елизавету Рысину по земле, изваляв хадаганку в грязи и пыли. Выцепив взглядом крупный деревянный обломок, мистик протянула руку в его сторону и с помощью телекинеза метнула снаряд в чрезмерно довольного шамана, сбив его с ног. Корень, больно сдавливающий ноги Рысиной, ослабил хватку, вновь превратившись в самый обычный корень. — Вот дрянь! — Верховный шаман оттолкнул от себя часть деревянной скамьи, которой ему и прилетело, и попытался подняться на ноги, но все его тело пронзила жгучая боль, не дающая пошевелиться. Ноги и руки орка сводило так сильно, что он принялся кричать от боли. — Мы тебя предупреждали Коловрат! — Прижав руку к виску, Рысина приближалась к Северных, усиливая его боль. Глаза хадаганки светились ярким фиолетовым сиянием. — Предупреждали! — Не в этот раз! — В голове Главы Комитета Незеба прозвучал голос Черепа Степных, вторгнувшегося в чужой разум и спутавшегося все мысли, из-за чего пытка Коловрата прекратилась. Вышвырнув Черепа из своей головы, хадаганка озиралась по сторонам, высматривая орка. Тот сражался с Яскером, попутно отшвыривая в стороны все арбалетные болты Ястребов, летящие в него. — Вот надо было тебе вернуться! — Великий Маг замахнулся саблей, запачканной в крови нескольких бойцов Орды, попытавшихся атаковать его ранее. — Меньше разговоров, Яскер. — Череп Степных увернулся от лезвия и швырнул магический импульс в противника. — Всё было так хорошо, когда вы все, «потомки», были мертвы! — Глава Империи не глядя отразил магический снаряд в сторону, после чего свободной рукой ударил грозовым разрядом. Яркая молния в мгновение ока поразила цель, заставляя орка-мистика кричать и корчиться от боли. — Никаких бунтов! — Яскер продолжал швырять в Черепа Степных одну молнию за другой. — Никаких восстаний! Никакой головной боли! Всё было так хорошо! Лишь после седьмой или восьмой молнии Великий Маг остановился. Череп стоял на коленях, облокотившись на локти, кашляя кровью. От его одежды поднимался легкий дым. — Сдавайся. — Хадаганец наблюдал за тем, как орк пытался встать на ноги, собирая энергию для нового разряда. — Орда. Не. Сдаётся. — Степных встал на ноги и улыбнулся, сплюнув кровь. Яскер вновь ударил молнией, но в этот раз орку удалось укрыться магическим щитом. Отразив атаку, Череп привёл в движение валун, валявшийся в стороне, и швырнул его в Вождя Империи на большой скорости. Камень больно впечатался в Главу Империи, из-за чего тот выронил саблю. Не давая противнику оправиться, мистик телекинезом вырвал еще один камень из земли и атаковал с другой стороны. — Аргх. — Яскер упал на одно колено, пропустив удар. — Сдавайся. — Крикнул ему Череп, выкорчевывая силой мысли новый валун. — Ни за что. — Прошипел Великий Маг, вскинув руки в стороны, призывая ледяную комету. Над головой Мага образовался огромный кусок льда, которым он и запустил в орка. Ученик Найана встретил ледяной снаряд каменной стеной, но, поскольку, элементальная магия давалась ему ещё очень плохо, комета просто пробила стену и впечатала орка в край арены. — Ты ничтожно слаб, Череп. — Поднявшись на ноги, Яскер сформировал уже огненный снаряд. Огненный шар устремился в цель, выжигая всю растительность на своём пути. Попав в цель, снаряд взорвался, озарив всё яркой вспышкой. Когда дым рассеялся, оказалось, что мистик успел проникнуть в разум ближайшего Ястреба, взять его под контроль и укрыться от взрыва. Экипировка элитного солдата обуглилась, а балаклава и вовсе сгорела, обнажая изуродованное пламенем лицо хадаганца. Взяв за загривок, Череп отшвырнул раненого Ястреба от себя в сторону. — Победить тебя — сил хватит! — Ученик Найана с силой ударил кулаком о землю, и та пошла ходуном. Ударная волна быстро дошла до Яскера и сбила его с ног. — Ты ничтожество. — Великий Маг поднялся на ноги и успел укрыться магическим щитом от атаки орки. — Ничтожество не сможет победить Империю! Окружив себя оранжевой сферой, Яскер взмыл в воздух, совершая пассы руками. Завершив заклятье, он выпустил мощный поток энергии в наследника Легендарного орка. Магический луч пронзал пространство с громом и грохотом, оглушавших окружающих. Орк скрестил руки, формируя щит, но сила Великого Мага Империи была так велика, что поток энергии попросту оттеснял Черепа назад, сколько бы он не упирался ногами. Наконец, щит Степных со звоном лопнул, и луч ударил в грудь орка, откинув его на двадцать метров назад, не меньше. — Ничтожество. — Яскер опустился на землю возле орка, распластавшегося на земле в глубокой воронке. Череп тяжело дышал и пытался отползти от противника, но тот приближался, угрожающе сотрясая саблей, кою притянул обратно телекинезом. — Сдавайся или умри. — Орки. Не. Сдаются. — Великий Маг орков отплевывал кровь и пытался подняться на ноги. — Значит, ты выбрал смерть. — Глава Империи усмехнулся и замахнулся саблей, чтобы отсечь голову орку. — Умру, но не сдамся! — Череп Степных ухватился за ядро мана-реактора на своей груди и с силой швырнул его под ноги хадаганца. Оболочка ядра разбилась и прогремел взрыв. Яркая вспышка света озарила всю арену на Зверском острове, заставляя и имперцев, и ордынцев прервать бой. Елизавета Рысина первая бросилась к воронке взрыва, выкрикивая имя Яскера. *** — Умру, но не сдамся! — Звенело в ушах у Яскера. Великий Маг пытался прийти в себя, осматривая место взрыва. Сильная головная боль и шум в ушах мешала ему координировать свои действия. Взрыв контузил его, сорвал шлем с головы — вот он, лежал в нескольких метрах от него, — но не убил! Не убил! Великий Маг Империи попытался встать, но грохнулся обратно на спину, не удержав равновесие от чудовищной боли во всём теле. Но зато он увидел, как кто-то ползёт к нему. Это был Череп Степных. Большинство шлангов на его костюме было оторвано и из них теперь выливалась мана. Металлический воротник, был разворочен с левой стороны, обнажая шею, залитую кровью. Кровь стекала из множества ран на лице орка — нос был срезан куском оболочки ядра реактора, как и половина левого уха. — Мы не будем рабами! — В голове Яскера прозвучал голос Черепа. Наследник Легендарного орка продолжал ползти к цели, истекая кровь, а его глаза были полны гнева. Опешив, хадаганец принялся отползать от безумца, но нестерпимая боль сводила конечности и не давала ему двигаться. Наконец, окровавленной рукой Череп Степных ухватился за ногу хадаганца и начал подтаскивать к себе. Яскер пытался отбиваться, даже несколько раз пнул орка в лицо, даже сломал клык, но он продолжал двигаться к цели. Забравшись на тело Главы Империи, орк, превозмогая боль, занёс руку для удара и заехал кулаком по лицу хадаганца. Затем последовал еще один удар, другой, третий, четвертый, пятый. Череп Степных колотил Великого Мага Игша по лицу, превращая его в фарш. Снова и снова. Удар за ударом. Одним ударом наследник Легендарного орка сломал Яскеру челюсть, другим — заехал по скуле, оставляя трещину, третьим — раздробил висок. Ярость поглотила Черепа. Он продолжал бить Яскера по голове даже после того, как тот перестал сопротивляться. Последние удары давались все тяжелее и тяжелее, и, наконец, обессилив, орк свалился, устало посмотрев на Рысину, поднявшуюся на гребень воронки. В её глазах застыл ужас, а рот содрогался, не в силах произнести хоть один звук. Яскер мёртв. Просмотреть полную запись
  3. Dragon304

    Слава Орде!, ч.13

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Битва у Диких островов Череп Степных стоял на носу «Восставшего Змия», опираясь руками на ограждение. Орк был одет в плотный комбинезон, а на толстых каменных ремнях на его груди держался миниатюрный мана-реактор. Это хитроумное устройство представляло собой фиолетовую сферу в металлической оправе в форме глаза, качавшее магическую энергию по прозрачным трубкам, расползавшимся по всему телу. Несколько кабелей напрямую подключались к бронзовому воротнику, защищавшему орочью шею. Непонятно, какие устройства и механизмы были спрятаны под корпусом, но лицо мистика угрожающе подсвечивалось лиловым цветом. К вискам прижимался медный обруч с инкрустированными по периметру аметистами, державшийся на затылке с помощью твердого мана-кабеля, поднимающегося от воротника. — Как ощущения от боевого костюма? — Иасскул Бундес-Такх подошел к орку-мистику, сжимая дипломат в руках. — Жмет. И голову хрен повернешь. — Степных указал на металлический воротник. — Без ошейника никак? — Это не ошейник. — Возразил изобретатель. — Это сложное устройство, распределяющее… — Мне не важно, что это. — Мистик прервал собеседника. — Это ошейник, и он мне мешает. — Без него у тебя не будет ни малейшего шанса в схватке с Яскером. — Восставший констатировал факт. — Схватка с Яскером? — Усмехнулся орк. — Почему вы все уверены, что все закончится именно так? — Мы? — Переспросил изобретатель. — Нефер Ур был бы рад решить конфликт дипломатическим путем. — Нефер Ур. А ты? — Орк перестал задумчиво созерцать бескрайний астрал и повернулся к собеседнику лицом. — Я?.. Я считаю, что необходимо действовать наиболее эффективным методом. — Задумался Иасскул Бундес-Такх. — И если схватка с Яскером поможет решить проблему — то так тому и быть. — А если я не хочу? — Спросил Череп. — Это уже не важно. Яскер лично ведет корабли к Диким островам. — Теперь уже изобретатель всматривался в астрал. — И я не думаю, что армия и флот необходимы для мирных переговоров. — Я не смогу. — Возразил мистик. — Где я, простой орк, а где Яскер… — Ты не простой орк. Ты — наследник Легендарного орка! — В разговор вклинился Коловрат Северных. На нем была боевая роба с костными пластинами, выступавшими в роли брони. — Ты и есть Легендарный орк! — К тому же, моя броня, которая тебе «жмет», должна уравнять шансы. — Изобретатель протянул кейс орку. — Что это? — Удивленно спросил Череп Степных, взяв тяжелый дипломат в руки. — УКУСБ-41 «Хватка» — Ответил Восставший. — Мана-перчатки, усиливающие удары, заклинания, все! Наша новейшая разработка. — Э-э. А руки не оторвет? — Череп осторожно открыл кейс и достал оттуда одну перчатку. — Мы закончили все испытания! — Оскорбился Иасскул Бундес-Такх. — Готова к серийному производству, но чертежи еще не поступили на фабрики. Это единственный экземпляр, таких нет даже у Яскера! Орк аккуратно надел сначала одну перчатку, а затем другую. Датчики сразу включились и механизм надежно обхватил кисть. — Мне нравится. — Череп сжал руку в кулак, любуясь исходящей от него энергией. Расправив астральные паруса, объединенная флотилия двигалась сквозь хищную стихию, неумолимо приближаясь к берегам Диких островов. Флагманом флота был назначен «Восставший Змий», крейсер Номарха Атона. Ученик Нефер Ура был вынужден остаться на Изуне вместе с Номарх Нефру, ученицей Невзра, чтобы удерживать аллод, но благодаря хитроумным устройствам, Восставший получал полный отчет о передвижениях судов. Следом за астральным крейсером шло несколько имперских корветов, захваченных в Пасти Изуна во время штурма Глотки. Мощные двигатели этих кораблей позволяли тянуть за собой на гигантских цепях из метеорита пару турелей, некогда несших береговой дозор. В составе ордынского флота был и весьма необычный объект — оркам и гоблинам удалось буквально за несколько дней из металлолома и обломков «Алой Звезды» собрать функционирующий астральный корабль, способный не только передвигаться в агрессивной среде, но и вести бой без риска саморазрушения самодельного реактора. Хоть это судно-франкенштейн, получившее название «Звезда» (от «алой» просто не осталось букв после взрыва), внешне и походило на консервную банку, но было более чем боеспособно. Еще несколько кораблей было предоставлено Барыгой Честных, одним из Олигархов Свободных торговцев, но основную массу составляли многочисленные эльфийские бриги Дома ди Вевр со стягами Орды на золоченых мачтах. Расправив астральные паруса в форме эльфийских крыльев, изящные суда двигались за «Орхидеей», фрегатом самого Великого мага Флоренты. Все брусья и доски корабля-произведения искусства были вытесаны из мореного дуба, черный цвет древесины которого служил идеальным фоном для золотой оснастки судна, дополняющую золотую статую гарпии, развратно распростершей свои крылья по бортам, закрепленную на гальюне. Само название корабль получил благодаря своим нежно-розовым парусам с лиловыми прожилками, изображавшим лепестки цветка. — Дикие острова прямо по курсу! — Раздался голос рулевого из динамиков, установленных в кают-компании «Восставшего змия», переделанную под штаб командования. — Навигатор, где изображение? — Обратился Череп Степных Восставшему, настраивающему новый сканер в центре помещения. — Я вообще-то из техподдержки! — Недовольно прошипел Зэм, сжимая в протезах несколько кабелей разного цвета. — Стоял бы сканер на месте, уже была бы картинка. Нет же, надо перетащить его в кают-компанию!.. Эх, а мог быть в отпуске… — Иавер Стикс, — Одернул его Иасскул Бундес-Такх. — Будет тебе отпуск, ты подключай давай! — Уже. — Фокусирующие кристаллы устройства загорелись, проецируя изображение архипелага и движущихся кораблей Орды. — И где они? — Коловрат Северных всматривался в голограмму. — Где корабли Империи? Струсили? — В пути. — Ответил Такх. — Наши корабли быстрее и маневреннее, поэтому мы прибыли раньше. — Когда они будут здесь? — Поинтересовался Череп. — А мне откуда-то знать? — Пожал плечами изобретатель. — Я напоминаю, вдруг вы забыли, что я вроде как числюсь захваченным в плен, а потому не был на утренней летучке имперских адмиралов. — А если я тебя по голове палицей поглажу, железяшка? — В руках Сердца Кровожадных блеснуло оружие. — Ну погладишь, а что дальше? Будете сами разбираться с экспериментальными пушками? — Фыркнул Восставший. — Цыц, вы, оба! — Коловрат призывал к порядку. — Раз у нас преимущество в скорости, нужно не терять времени и занять наиболее выгодные позиции. — Сердце, веди своих ребят на остров Кровожадных. — Череп ткнул пальцем в один из пяти островов архипелага на сканере. — Если Яскер высадит десант, вы первые примете удар. — Одни?! Мы вам что, пушечное мясо? — Вождь Кровожадных продолжал нервничать. — А на Изуне ты рвался в бой и один. — Ответил ему Коловрат. — Не дрейфь, Сердце. Вместе с вами будут еще Дерзкие. И я, если все паршиво станет, отправлю Северных к вам. — Каспар? — Мистик включил астралофон, связываясь с «Орхидеей». — Внимаю. — Магический кристалл вспыхнул, проецируя голограмму Великого мага. — Имперский флот скоро будет здесь. — Продолжил орк. — Твои корабли готовы? — О моя муза! — Ответил эльф. — Я уже жалею, что согласился помочь тебе. Но, раз обязался, надо выполнять, да? Мои корабли готовы встретить противника громом пушек. Надеюсь, Яскер пригонит не весь имперский флот… *** Ордынская флотилия медленно заходила в узкие астральные проливы между островами архипелага. «Звезда», монструозное нечто, собранное из обломков других кораблей, огибала остров Праведных, не подходя близко к берегу, опасаясь нападения местного клана. Обогнув землю, судно взяло курс на остров Кровожадных, чтобы высадить Сердце Кровожадных и Рубило Дерзких вместе с их бойцами. — Наш противник! — Вновь раздался голос из динамиков «Восставшего Змия», зависшего в пустоте над Дикими островами. Череп Степных метнулся к сканеру, желая увидеть все своими глазами. Возле устройства уже стоял Иасскул Бундес-Такх, нажимая кнопки. На противоположном конце голографической карты показался огонек. Затем еще один, два, три… Новые точки все загорались и загорались. Спустя минуту уже два десятка огоньков двигались ровным строем в сторону Диких островов. *** Извергая из огромных труб и сопел клубы дыма и маны, имперские корветы с толстенной обшивкой неумолимо неслись вперед. Десятки кораблей, одинаковые, словно капли дождя, двигались как один сложный, но структурированный организм. Мозгом (ну или сердцем) этого «организма» был огромных размеров линкор. Линкор носил имя Великого Незеба и был больше корвета раза так в три-четыре. Массивный нос-таран, укрепленный двутавровыми балками, отлитыми целиком из метеоритного железа, мог разрезать толстенную обшивку как нож масло. А какой-нибудь деревянный бриг и подавно бы прошел насквозь, даже не заметив его. Из таких же сверхпрочных балок (для того, чтобы обхватить хотя бы один двутавр понадобилось бы минимум два-три орка), взявших друг друга за руки, был сварен и весь остов «Незеба». Такой скелет давал повышенную жесткость судну и позволял не опасаться таранного удара. Расширенный нос корабля позволял не только разместить здесь бронированную рубку рулевого, но и значительных размеров орудийную башню, способную поворачиваться вокруг своей оси благодаря гигантскому механизму, шестерни которого могли «пережевать» зазевавшегося матроса и не заметить этого. Но она была не единственным вооружением линкора Яскера — оба борта были испещрены многочисленными бойницами в шахматном порядке с торчащими из них пушками. Но главный калибр «Незеба» располагался на его верхней палубе — сверхтяжелая гаубица «Подвиг», настолько большая, что для удобства ее использования были сооружены специальные леса и подмостки, способные вращаться вместе с пушкой. Все это дитя гигантомании требовало просто чудовищного количества энергии, которое не мог дать ни один реактор в Сарнауте, не считая реактора «Затмения». Поэтому у линкора было сразу два «сердца», вырабатывающих огромный объем маны. Наличие двух реакторов обязывало иметь и соответствующие паруса — у «Незеба» было две пары крыльев, представлявших собой жесткие рамы с натянутой на них астральной парусиной, через которую были прошити не просто аргентовые нити, собирающие астральную энергию, а настоящие троссы, свитые из драгоценного металла. Дополнительно вся эта монструозная конструкция была закреплена на подвижном механизме из рельсов, колес, шестеренок и поршней, благодаря которым паруса могли втягиваться в защитный корпус из стали. Линкор «Незеб» был самым дорогим проектом Империи, и, фактически, детищем Яскера, желавшем превзойти Смеяну. Глава Империи лично участвовал в разработке и вносил исправления в десятки чертежей гигантского корабля. В ходе многочисленных правок «Незеб» и был существенно увеличен в размерах, обзавелся «Подвигом» и бронированным отсеком внутри корабля. Бункер Яскера обладал полностью автономной системой жизнеобеспечения и в случае гибели «Незеба» (что маловероятно), мог перемещаться сквозь астрал благодаря запасу манабатарей и маневровым двигателям. *** — Охренеть. Меряемся размерами, Яскер? — Орк-мистик внимательно изучал проекцию «Незеба». — «Орхидея» вызывает «Змия». — Из динамиков астралофона раздался взволнованный голос Великого мага Флоренты. — Это еще что за интрада-ля-мажор?! — «Незеб», имперский линкор экстра-класса. — Уточнил Иасскул Бундес-Такх. — Класса-хренасса. — Фыркнул орк, переключая астралофон на вещание на все корабли Орды. — Говорит Череп Степных. Все видят огромную консервную банку? Это Яскер пытается запугать нас, Орков! Орду не испугать пушками и размерами! — Тысячи лет назад, Орда поставила на колени почти весь мир! — В эфире раздался и голос Коловрата Северных. — Наших великих предков боялся весь Сарнаут! Будем ли мы, их потомки, бояться каких-то там пушек и стальных посудин?! — Орда никого и ничего не боится! — На том конце провода раздался голос Сердца Кровожадных, уже занявшего один из островов архипелага. — Это Яскер боится нас! — Заговорил Великий маг орков. — Иначе зачем ему прятаться за толстенными стенами из металла?! Империя боится нас! Они боятся нас, великую Орду! Так давайте обратим их в бегство! — За Орков! — Из динамиков раздался голос Матери Степных, командующей «Шпагой». — За Орду! — Штырь Головастых присоединился к вещанию. — Да начнется Великий Пир! — Сердце вновь ворвался в эфир с острова Кровожадных. — Да начнется Великий Пир! — Подхватил Череп Степных. — Орда, за Свободу! За Орков! Вперед! *** «Восставший Змий» сдвинулся с места, взяв курс прямо на имперскую эскадру, бросая вызов. Принимая вызов, «Незеб», окруженный корветами, направился навстречу крейсеру. Обе флотилии неумолимо приближались друг к другу, но ни одна из сторон не решалась открывать огонь, выжидая хода противника. Все началось с первым разрядом энергии, выпущенным лучеметом одного из корветов Империи. Смертоносный луч прошел по касательной, лишь слегка зацепив щиты «Восставшего Змия». Но даже этого хватило для обоснования ответа — десятки лучеметов один за другим открыли огонь по имперским кораблям. Корабли обменивались выстрелами, разукрашивая оранжевое небо над Дикими островами голубыми всполохами. Тут и там сверкали разряды молний, выпущенных из лучеметов, грохот которых распугивал даже огромных степных носорогов. Щиты крейсера пока успешно выдерживали все попадания, благодаря чему «Восставший Змий» кружил над Зверским островом, раздраконивая имперский флот. Воспользовавшись ситуацией, когда имперцы были полностью озабочены обстрелом «Змия», «Орхидея», фрегат Каспара ди Вевр, вынырнул из-под острова Боевых, где он скрывался за скалами и осколками суши. Манамортиры прозвучали одна за другой, обрушивая целый град мана-ядер навесом сразу на несколько кораблей. От каждого попадания снаряда «Орхидеи» прогремел оглушающий взрыв — палубы сразу трех корветов были охвачены голубым пламенем, распространявшегося от воронок пробоин во все стороны. А еще одному кораблю повезло меньше всего — взрыв мортирных ядер повредил сразу несколько важных манапроводов, соединяющих паруса, реактор и двигатель. Дестабилизированный реактор почти мгновенно взорвался, озарив все яркой вспышкой, оставляя на месте корвета груду развороченных обломков. Гораздо хуже чувствовала себя «Звезда» — ее щиты, очевидно, снятые с какого-то другого корабля, с значительным трудом справлялись с ожесточенным обстрелом имперскими военными судами. Генераторы силового поля, укрывавшего крейсер-франкенштейн от враждебного огня, искрились и дымились, а отдельные болты и гайки, фиксировавшие манапровода, и вовсе нагрелись до красна. «Звезда» могла выдержать лишь пару попаданий перед тем, как ее защита выйдет из строя. «Незеб» и «Восставший Змий» кружили в небе над Зверским островом, вальсируя в страстном и горячем танце. Горячем — из-за нескончаемого потока маназарядов, снующих в обе стороны. В силу того, что линкор Яскера был в разы медленнее и менее маневренным, чем его противник, он держал значительное расстояние, не подпуская экспериментальный крейсер близко друг другу. Контролировал дистанцию он с помощью залпов из всех трех орудий носовой башни. Большая часть выстрелов не попадала в цель — либо уносилась в пустоту астрала, либо цепляла поверхность суши, оставляя огромные воронки, в которых мог поместиться с головой взрослый лютый тролль, и разбивая массивные скалы-столбы в каменную пыль. Впрочем, Иасскул Бундес-Такх, командовавший всеми маневрами «Змия» не особо и старался сократить расстояние между флагманами, опасаясь основного орудия «Незеба». Главный калибр линкора все это время угрожающе выцеливал противника, градус за градусом поворачивая свое длинное дуло на левый борт. Все небо над Дикими островами озарил ослепительный луч энергии, выпущенный «Подвигом». С нестерпимым грохотом и звоном, заряд энергии, выпущенный «Незебом», пронесся совсем близко от флагмана Орды, задев только щиты. Защита «Восставшего Змия» задребезжала, а на всех палубах заорала сирена, предупреждавшая о скором отключении генераторов силового поля. Гексагональная структура щита-сферы, окружавшей корабль, дергалась и покрывалась трещинами. Благодаря своей скорости и маневренности в сравнении с линкором Яскера, «Восставший Змий» смог увернуться от удара, избежав катастрофических повреждений. А вот Зверский остров, в силу того, что он являлся островом, не удалось увернуться — гигантский шар энергии, выпущенный «Подвигом», вонзился в небольшой полуостров, на котором обитали огры. Яркий шар света раздулся буквально за мгновение, обретая форму гигантского гриба. Разрушительная сфера взрыва экспоненциально увеличивалась в размерах, поглощая земную твердь. Затем последовала ударная волна чудовищной силы, сметавшей все на своем пути — скалы-столбы обламывались, словно песчаные куличики, деревянные башни стадиона лопались и кренились, а все стяги и флаги и подавно унесло в астрал. Ударной волной зацепило и все корабли, находившиеся рядом — у «Змия» выбило все стекла на левом борту, которым он был повернут к взрыву, а сам корабль взрывом отнесло в сторону. Когда пыль улеглась, на месте целого полуострова в разные стороны разлетались большие обломки камня и тверди. За мгновение Зверский остров был разделен на две части. Пока все матросы и капитаны пытались понять, что произошло во время дуэли двух флагманов, «Змий» действовал — он разворачивался носом к левому борту «Незеба». Главный калибр линкора Яскера был орудием чудовищный силы, но и перезарядка этой гаубицы была тоже чудовищно долгой. Для Бундес-Такха это промедление противника было джекпотом. Развернувшись, «Восставший Змий» застыл. Вместо этого гигантская стальная пасть дракона, в форме которого был исполнен нос крейсера, начала открываться, обнажая массивное треугольное дуло с множеством кабелей, кристаллов и светящихся полос зеленого цвета. Когда зарядка орудия была завершена, дракон Зэм изрыгнул пламя — зеленый бесформенный луч, действительно напоминавший драконье пламя, устремился прямо в сторону щитов «Незеба». Мана в реакторах линкора «Незеб» уже кипела от перегрузки, поскольку вся энергия была брошена на перезарядку «Подвига». Поэтому «сверхпрочные сверхмощные сверхщиты» (какими они были задекларированы в технической документации на корабельное оборудование, установленного на линкоре) задребезжали под потоком «драконьего» пламени. Энергетический поток настойчиво терзал защиту корабля, пытаясь расколоть, словно скорлупу. Наконец, предохранители, установленные в гигантских генераторах щитов, предназначенных для недопускания значительного повреждения сложных манаустройств, не выдержали. Защита линкора экстра-класса полностью отключилась, как и множество внутренних систем корабля, не выдержавших колоссальной перегрузки. — ОСТАНОВИТЕ ЭТО БЕЗУМИЕ! — Из динамиков как корветов Империи, так и бригов Орды, раздался голос Антуанетты ди Делис, правительницы эльфов. Просмотреть полную запись
  4. Dragon304

    Слава Орде!, ч.13

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Битва у Диких островов Череп Степных стоял на носу «Восставшего Змия», опираясь руками на ограждение. Орк был одет в плотный комбинезон, а на толстых каменных ремнях на его груди держался миниатюрный мана-реактор. Это хитроумное устройство представляло собой фиолетовую сферу в металлической оправе в форме глаза, качавшее магическую энергию по прозрачным трубкам, расползавшимся по всему телу. Несколько кабелей напрямую подключались к бронзовому воротнику, защищавшему орочью шею. Непонятно, какие устройства и механизмы были спрятаны под корпусом, но лицо мистика угрожающе подсвечивалось лиловым цветом. К вискам прижимался медный обруч с инкрустированными по периметру аметистами, державшийся на затылке с помощью твердого мана-кабеля, поднимающегося от воротника. — Как ощущения от боевого костюма? — Иасскул Бундес-Такх подошел к орку-мистику, сжимая дипломат в руках. — Жмет. И голову хрен повернешь. — Степных указал на металлический воротник. — Без ошейника никак? — Это не ошейник. — Возразил изобретатель. — Это сложное устройство, распределяющее… — Мне не важно, что это. — Мистик прервал собеседника. — Это ошейник, и он мне мешает. — Без него у тебя не будет ни малейшего шанса в схватке с Яскером. — Восставший констатировал факт. — Схватка с Яскером? — Усмехнулся орк. — Почему вы все уверены, что все закончится именно так? — Мы? — Переспросил изобретатель. — Нефер Ур был бы рад решить конфликт дипломатическим путем. — Нефер Ур. А ты? — Орк перестал задумчиво созерцать бескрайний астрал и повернулся к собеседнику лицом. — Я?.. Я считаю, что необходимо действовать наиболее эффективным методом. — Задумался Иасскул Бундес-Такх. — И если схватка с Яскером поможет решить проблему — то так тому и быть. — А если я не хочу? — Спросил Череп. — Это уже не важно. Яскер лично ведет корабли к Диким островам. — Теперь уже изобретатель всматривался в астрал. — И я не думаю, что армия и флот необходимы для мирных переговоров. — Я не смогу. — Возразил мистик. — Где я, простой орк, а где Яскер… — Ты не простой орк. Ты — наследник Легендарного орка! — В разговор вклинился Коловрат Северных. На нем была боевая роба с костными пластинами, выступавшими в роли брони. — Ты и есть Легендарный орк! — К тому же, моя броня, которая тебе «жмет», должна уравнять шансы. — Изобретатель протянул кейс орку. — Что это? — Удивленно спросил Череп Степных, взяв тяжелый дипломат в руки. — УКУСБ-41 «Хватка» — Ответил Восставший. — Мана-перчатки, усиливающие удары, заклинания, все! Наша новейшая разработка. — Э-э. А руки не оторвет? — Череп осторожно открыл кейс и достал оттуда одну перчатку. — Мы закончили все испытания! — Оскорбился Иасскул Бундес-Такх. — Готова к серийному производству, но чертежи еще не поступили на фабрики. Это единственный экземпляр, таких нет даже у Яскера! Орк аккуратно надел сначала одну перчатку, а затем другую. Датчики сразу включились и механизм надежно обхватил кисть. — Мне нравится. — Череп сжал руку в кулак, любуясь исходящей от него энергией. Расправив астральные паруса, объединенная флотилия двигалась сквозь хищную стихию, неумолимо приближаясь к берегам Диких островов. Флагманом флота был назначен «Восставший Змий», крейсер Номарха Атона. Ученик Нефер Ура был вынужден остаться на Изуне вместе с Номарх Нефру, ученицей Невзра, чтобы удерживать аллод, но благодаря хитроумным устройствам, Восставший получал полный отчет о передвижениях судов. Следом за астральным крейсером шло несколько имперских корветов, захваченных в Пасти Изуна во время штурма Глотки. Мощные двигатели этих кораблей позволяли тянуть за собой на гигантских цепях из метеорита пару турелей, некогда несших береговой дозор. В составе ордынского флота был и весьма необычный объект — оркам и гоблинам удалось буквально за несколько дней из металлолома и обломков «Алой Звезды» собрать функционирующий астральный корабль, способный не только передвигаться в агрессивной среде, но и вести бой без риска саморазрушения самодельного реактора. Хоть это судно-франкенштейн, получившее название «Звезда» (от «алой» просто не осталось букв после взрыва), внешне и походило на консервную банку, но было более чем боеспособно. Еще несколько кораблей было предоставлено Барыгой Честных, одним из Олигархов Свободных торговцев, но основную массу составляли многочисленные эльфийские бриги Дома ди Вевр со стягами Орды на золоченых мачтах. Расправив астральные паруса в форме эльфийских крыльев, изящные суда двигались за «Орхидеей», фрегатом самого Великого мага Флоренты. Все брусья и доски корабля-произведения искусства были вытесаны из мореного дуба, черный цвет древесины которого служил идеальным фоном для золотой оснастки судна, дополняющую золотую статую гарпии, развратно распростершей свои крылья по бортам, закрепленную на гальюне. Само название корабль получил благодаря своим нежно-розовым парусам с лиловыми прожилками, изображавшим лепестки цветка. — Дикие острова прямо по курсу! — Раздался голос рулевого из динамиков, установленных в кают-компании «Восставшего змия», переделанную под штаб командования. — Навигатор, где изображение? — Обратился Череп Степных Восставшему, настраивающему новый сканер в центре помещения. — Я вообще-то из техподдержки! — Недовольно прошипел Зэм, сжимая в протезах несколько кабелей разного цвета. — Стоял бы сканер на месте, уже была бы картинка. Нет же, надо перетащить его в кают-компанию!.. Эх, а мог быть в отпуске… — Иавер Стикс, — Одернул его Иасскул Бундес-Такх. — Будет тебе отпуск, ты подключай давай! — Уже. — Фокусирующие кристаллы устройства загорелись, проецируя изображение архипелага и движущихся кораблей Орды. — И где они? — Коловрат Северных всматривался в голограмму. — Где корабли Империи? Струсили? — В пути. — Ответил Такх. — Наши корабли быстрее и маневреннее, поэтому мы прибыли раньше. — Когда они будут здесь? — Поинтересовался Череп. — А мне откуда-то знать? — Пожал плечами изобретатель. — Я напоминаю, вдруг вы забыли, что я вроде как числюсь захваченным в плен, а потому не был на утренней летучке имперских адмиралов. — А если я тебя по голове палицей поглажу, железяшка? — В руках Сердца Кровожадных блеснуло оружие. — Ну погладишь, а что дальше? Будете сами разбираться с экспериментальными пушками? — Фыркнул Восставший. — Цыц, вы, оба! — Коловрат призывал к порядку. — Раз у нас преимущество в скорости, нужно не терять времени и занять наиболее выгодные позиции. — Сердце, веди своих ребят на остров Кровожадных. — Череп ткнул пальцем в один из пяти островов архипелага на сканере. — Если Яскер высадит десант, вы первые примете удар. — Одни?! Мы вам что, пушечное мясо? — Вождь Кровожадных продолжал нервничать. — А на Изуне ты рвался в бой и один. — Ответил ему Коловрат. — Не дрейфь, Сердце. Вместе с вами будут еще Дерзкие. И я, если все паршиво станет, отправлю Северных к вам. — Каспар? — Мистик включил астралофон, связываясь с «Орхидеей». — Внимаю. — Магический кристалл вспыхнул, проецируя голограмму Великого мага. — Имперский флот скоро будет здесь. — Продолжил орк. — Твои корабли готовы? — О моя муза! — Ответил эльф. — Я уже жалею, что согласился помочь тебе. Но, раз обязался, надо выполнять, да? Мои корабли готовы встретить противника громом пушек. Надеюсь, Яскер пригонит не весь имперский флот… *** Ордынская флотилия медленно заходила в узкие астральные проливы между островами архипелага. «Звезда», монструозное нечто, собранное из обломков других кораблей, огибала остров Праведных, не подходя близко к берегу, опасаясь нападения местного клана. Обогнув землю, судно взяло курс на остров Кровожадных, чтобы высадить Сердце Кровожадных и Рубило Дерзких вместе с их бойцами. — Наш противник! — Вновь раздался голос из динамиков «Восставшего Змия», зависшего в пустоте над Дикими островами. Череп Степных метнулся к сканеру, желая увидеть все своими глазами. Возле устройства уже стоял Иасскул Бундес-Такх, нажимая кнопки. На противоположном конце голографической карты показался огонек. Затем еще один, два, три… Новые точки все загорались и загорались. Спустя минуту уже два десятка огоньков двигались ровным строем в сторону Диких островов. *** Извергая из огромных труб и сопел клубы дыма и маны, имперские корветы с толстенной обшивкой неумолимо неслись вперед. Десятки кораблей, одинаковые, словно капли дождя, двигались как один сложный, но структурированный организм. Мозгом (ну или сердцем) этого «организма» был огромных размеров линкор. Линкор носил имя Великого Незеба и был больше корвета раза так в три-четыре. Массивный нос-таран, укрепленный двутавровыми балками, отлитыми целиком из метеоритного железа, мог разрезать толстенную обшивку как нож масло. А какой-нибудь деревянный бриг и подавно бы прошел насквозь, даже не заметив его. Из таких же сверхпрочных балок (для того, чтобы обхватить хотя бы один двутавр понадобилось бы минимум два-три орка), взявших друг друга за руки, был сварен и весь остов «Незеба». Такой скелет давал повышенную жесткость судну и позволял не опасаться таранного удара. Расширенный нос корабля позволял не только разместить здесь бронированную рубку рулевого, но и значительных размеров орудийную башню, способную поворачиваться вокруг своей оси благодаря гигантскому механизму, шестерни которого могли «пережевать» зазевавшегося матроса и не заметить этого. Но она была не единственным вооружением линкора Яскера — оба борта были испещрены многочисленными бойницами в шахматном порядке с торчащими из них пушками. Но главный калибр «Незеба» располагался на его верхней палубе — сверхтяжелая гаубица «Подвиг», настолько большая, что для удобства ее использования были сооружены специальные леса и подмостки, способные вращаться вместе с пушкой. Все это дитя гигантомании требовало просто чудовищного количества энергии, которое не мог дать ни один реактор в Сарнауте, не считая реактора «Затмения». Поэтому у линкора было сразу два «сердца», вырабатывающих огромный объем маны. Наличие двух реакторов обязывало иметь и соответствующие паруса — у «Незеба» было две пары крыльев, представлявших собой жесткие рамы с натянутой на них астральной парусиной, через которую были прошити не просто аргентовые нити, собирающие астральную энергию, а настоящие троссы, свитые из драгоценного металла. Дополнительно вся эта монструозная конструкция была закреплена на подвижном механизме из рельсов, колес, шестеренок и поршней, благодаря которым паруса могли втягиваться в защитный корпус из стали. Линкор «Незеб» был самым дорогим проектом Империи, и, фактически, детищем Яскера, желавшем превзойти Смеяну. Глава Империи лично участвовал в разработке и вносил исправления в десятки чертежей гигантского корабля. В ходе многочисленных правок «Незеб» и был существенно увеличен в размерах, обзавелся «Подвигом» и бронированным отсеком внутри корабля. Бункер Яскера обладал полностью автономной системой жизнеобеспечения и в случае гибели «Незеба» (что маловероятно), мог перемещаться сквозь астрал благодаря запасу манабатарей и маневровым двигателям. *** — Охренеть. Меряемся размерами, Яскер? — Орк-мистик внимательно изучал проекцию «Незеба». — «Орхидея» вызывает «Змия». — Из динамиков астралофона раздался взволнованный голос Великого мага Флоренты. — Это еще что за интрада-ля-мажор?! — «Незеб», имперский линкор экстра-класса. — Уточнил Иасскул Бундес-Такх. — Класса-хренасса. — Фыркнул орк, переключая астралофон на вещание на все корабли Орды. — Говорит Череп Степных. Все видят огромную консервную банку? Это Яскер пытается запугать нас, Орков! Орду не испугать пушками и размерами! — Тысячи лет назад, Орда поставила на колени почти весь мир! — В эфире раздался и голос Коловрата Северных. — Наших великих предков боялся весь Сарнаут! Будем ли мы, их потомки, бояться каких-то там пушек и стальных посудин?! — Орда никого и ничего не боится! — На том конце провода раздался голос Сердца Кровожадных, уже занявшего один из островов архипелага. — Это Яскер боится нас! — Заговорил Великий маг орков. — Иначе зачем ему прятаться за толстенными стенами из металла?! Империя боится нас! Они боятся нас, великую Орду! Так давайте обратим их в бегство! — За Орков! — Из динамиков раздался голос Матери Степных, командующей «Шпагой». — За Орду! — Штырь Головастых присоединился к вещанию. — Да начнется Великий Пир! — Сердце вновь ворвался в эфир с острова Кровожадных. — Да начнется Великий Пир! — Подхватил Череп Степных. — Орда, за Свободу! За Орков! Вперед! *** «Восставший Змий» сдвинулся с места, взяв курс прямо на имперскую эскадру, бросая вызов. Принимая вызов, «Незеб», окруженный корветами, направился навстречу крейсеру. Обе флотилии неумолимо приближались друг к другу, но ни одна из сторон не решалась открывать огонь, выжидая хода противника. Все началось с первым разрядом энергии, выпущенным лучеметом одного из корветов Империи. Смертоносный луч прошел по касательной, лишь слегка зацепив щиты «Восставшего Змия». Но даже этого хватило для обоснования ответа — десятки лучеметов один за другим открыли огонь по имперским кораблям. Корабли обменивались выстрелами, разукрашивая оранжевое небо над Дикими островами голубыми всполохами. Тут и там сверкали разряды молний, выпущенных из лучеметов, грохот которых распугивал даже огромных степных носорогов. Щиты крейсера пока успешно выдерживали все попадания, благодаря чему «Восставший Змий» кружил над Зверским островом, раздраконивая имперский флот. Воспользовавшись ситуацией, когда имперцы были полностью озабочены обстрелом «Змия», «Орхидея», фрегат Каспара ди Вевр, вынырнул из-под острова Боевых, где он скрывался за скалами и осколками суши. Манамортиры прозвучали одна за другой, обрушивая целый град мана-ядер навесом сразу на несколько кораблей. От каждого попадания снаряда «Орхидеи» прогремел оглушающий взрыв — палубы сразу трех корветов были охвачены голубым пламенем, распространявшегося от воронок пробоин во все стороны. А еще одному кораблю повезло меньше всего — взрыв мортирных ядер повредил сразу несколько важных манапроводов, соединяющих паруса, реактор и двигатель. Дестабилизированный реактор почти мгновенно взорвался, озарив все яркой вспышкой, оставляя на месте корвета груду развороченных обломков. Гораздо хуже чувствовала себя «Звезда» — ее щиты, очевидно, снятые с какого-то другого корабля, с значительным трудом справлялись с ожесточенным обстрелом имперскими военными судами. Генераторы силового поля, укрывавшего крейсер-франкенштейн от враждебного огня, искрились и дымились, а отдельные болты и гайки, фиксировавшие манапровода, и вовсе нагрелись до красна. «Звезда» могла выдержать лишь пару попаданий перед тем, как ее защита выйдет из строя. «Незеб» и «Восставший Змий» кружили в небе над Зверским островом, вальсируя в страстном и горячем танце. Горячем — из-за нескончаемого потока маназарядов, снующих в обе стороны. В силу того, что линкор Яскера был в разы медленнее и менее маневренным, чем его противник, он держал значительное расстояние, не подпуская экспериментальный крейсер близко друг другу. Контролировал дистанцию он с помощью залпов из всех трех орудий носовой башни. Большая часть выстрелов не попадала в цель — либо уносилась в пустоту астрала, либо цепляла поверхность суши, оставляя огромные воронки, в которых мог поместиться с головой взрослый лютый тролль, и разбивая массивные скалы-столбы в каменную пыль. Впрочем, Иасскул Бундес-Такх, командовавший всеми маневрами «Змия» не особо и старался сократить расстояние между флагманами, опасаясь основного орудия «Незеба». Главный калибр линкора все это время угрожающе выцеливал противника, градус за градусом поворачивая свое длинное дуло на левый борт. Все небо над Дикими островами озарил ослепительный луч энергии, выпущенный «Подвигом». С нестерпимым грохотом и звоном, заряд энергии, выпущенный «Незебом», пронесся совсем близко от флагмана Орды, задев только щиты. Защита «Восставшего Змия» задребезжала, а на всех палубах заорала сирена, предупреждавшая о скором отключении генераторов силового поля. Гексагональная структура щита-сферы, окружавшей корабль, дергалась и покрывалась трещинами. Благодаря своей скорости и маневренности в сравнении с линкором Яскера, «Восставший Змий» смог увернуться от удара, избежав катастрофических повреждений. А вот Зверский остров, в силу того, что он являлся островом, не удалось увернуться — гигантский шар энергии, выпущенный «Подвигом», вонзился в небольшой полуостров, на котором обитали огры. Яркий шар света раздулся буквально за мгновение, обретая форму гигантского гриба. Разрушительная сфера взрыва экспоненциально увеличивалась в размерах, поглощая земную твердь. Затем последовала ударная волна чудовищной силы, сметавшей все на своем пути — скалы-столбы обламывались, словно песчаные куличики, деревянные башни стадиона лопались и кренились, а все стяги и флаги и подавно унесло в астрал. Ударной волной зацепило и все корабли, находившиеся рядом — у «Змия» выбило все стекла на левом борту, которым он был повернут к взрыву, а сам корабль взрывом отнесло в сторону. Когда пыль улеглась, на месте целого полуострова в разные стороны разлетались большие обломки камня и тверди. За мгновение Зверский остров был разделен на две части. Пока все матросы и капитаны пытались понять, что произошло во время дуэли двух флагманов, «Змий» действовал — он разворачивался носом к левому борту «Незеба». Главный калибр линкора Яскера был орудием чудовищный силы, но и перезарядка этой гаубицы была тоже чудовищно долгой. Для Бундес-Такха это промедление противника было джекпотом. Развернувшись, «Восставший Змий» застыл. Вместо этого гигантская стальная пасть дракона, в форме которого был исполнен нос крейсера, начала открываться, обнажая массивное треугольное дуло с множеством кабелей, кристаллов и светящихся полос зеленого цвета. Когда зарядка орудия была завершена, дракон Зэм изрыгнул пламя — зеленый бесформенный луч, действительно напоминавший драконье пламя, устремился прямо в сторону щитов «Незеба». Мана в реакторах линкора «Незеб» уже кипела от перегрузки, поскольку вся энергия была брошена на перезарядку «Подвига». Поэтому «сверхпрочные сверхмощные сверхщиты» (какими они были задекларированы в технической документации на корабельное оборудование, установленного на линкоре) задребезжали под потоком «драконьего» пламени. Энергетический поток настойчиво терзал защиту корабля, пытаясь расколоть, словно скорлупу. Наконец, предохранители, установленные в гигантских генераторах щитов, предназначенных для недопускания значительного повреждения сложных манаустройств, не выдержали. Защита линкора экстра-класса полностью отключилась, как и множество внутренних систем корабля, не выдержавших колоссальной перегрузки. — ОСТАНОВИТЕ ЭТО БЕЗУМИЕ! — Из динамиков как корветов Империи, так и бригов Орды, раздался голос Антуанетты ди Делис, правительницы эльфов.
  5. Dragon304

    Слава Орде!, ч. 11-12

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Бой в небесах Бриг нёсся через астрал, рассекая агрессивную стихию белоснежными парусами, прошитыми золотой нитью. Тонкие золотые завитки, сплетающиеся в узоры, улавливали энергию, растворенную в чистом виде в астральной субстанции, и, светясь, словно на них падали солнечные лучи, перенаправляли ее в энергоотводы, уходящие вглубь судна, где был спрятан реактор. Весь корпус корабля представлял собой произведение искусства — доски были вытесаны из какого-то благородного сорта древесины и прибиты к остову с помощью золоченых гвоздей, вместо плоской шляпки которых были раскрывшиеся цветы. Сам корпус оплетали такие же золотые лианы с массивными бутонами из самоцветов. Нос корабля украшала голова дракона, целиком отлитая из золота – из его полураскрытой пасти вырывались голубые клубы маны, а на рогах были закреплено несколько ажурных светильников. Это был корабль эльфов Дома ди Вевр. Но вместо зеленого стяга с драконом, на мачте развевался флаг Орды — кроваво-красное полотнище с орочьим щитом. Такие же щиты были грубо пригвождены и к люкам, закрывающим орудийные порты, спрятав за собой изящные эльфийские рокайли. По верхней палубе туда-сюда ходили орки в тельняшках, перетаскивая разнообразные ящики с мана-ядрами и фокусирующими кристаллами. Были тут и эльфы-матросы, но те сторонились двухметровых бугаев. Кто-то косо смотрел на громил, а кто-то и вовсе старался не выходить из своей каюты. Эльфийский бриг «Шпага» на всех парусах шел к Изуну с ценным грузом — портативными лучеметами, мана-пушками, преобразующими кристаллами и много чем еще, что удалось купить у торговцев из Дома ди Плюи. Конечно же, ни на одной пушке не было кузнечного клейма ни Дома ди Вевр, ни Дома ди Плюи — все это было произведено на верфях и мастерских Дома ди Ардер. Яркий луч энергии ударил в щит корабля, отчего тот задребезжал. Совершив пространственный прыжок, имперский корвет несся на полном ходу прямо на эльфийский бриг. Пока орки и эльфы пытались понять, что происходит, металлический монстр выстрелил из второго лучемета. Магический щит зазвенел еще громче, а в воздухе стало возможно рассмотреть его гексагональную структуру, проявившуюся из-за перенапряжения. Теперь, когда носовые орудия имперского корабля ушли на перезарядку, был черед «Шпаги» — несколько орков-бомбардиров, обучаемых эльфами инженерному ремеслу прямо на борту корабля, уже заряжали мортиры мана-ядрами. Когда все орудия были заряжены — бриг открыл огонь по противнику. Ядра со свистом вырвались из коротких стволов, устремляясь вверх под крутым углом. Мана-мортиры вели огонь навесом, что позволяло им поражать цели на большом расстоянии, обстреливая не укрепленные борта корабля, а открытую палубу, уничтожая живую силу противника. Первые магические снаряды, посланные «Шпагой», уже преодолели расстояние между кораблями, и, без труда прорвав магический щит корвета, обрушились на палубу. Четыре мощных взрыва оставили несколько матросов без конечностей, а палубу — с дымящимися пробоинами. Обменявшись первыми ударами, корабли пошли на сближение. «Шпага» первая открыла люки и выдвинула золоченые дула пищалей, украшенные гравировкой. Одна за другой, пушки выстрелили сгустками энергии в сторону имперского корвета. Каждое орудие отличалось друг от друга размером дула и его диаметром, а также желобками, нарезанными внутри ствола. Благодаря этому каждая пищаль звучала по-своему, со своим тоном и характером. Выстреливая по очереди, пушки «Шпаги» пели дивную мелодию боя. В этот раз щиты корвета «Слово Незеба» выдержали попадание. Открыв все свои орудийные порты, «Слово» выдвинуло одинаковые как две капли воды трехствольные пушки. Все орудия (которых на борту корвета было больше, чем на бриге), выстрелили разом, без осечек и промахов. Не давая остыть устройствам, хадаганские канониры повернули пушки вокруг центральной оси, переключая на второе дуло. Орудия ударили во второй раз, а затем и третий. Энергетический щит «Шпаги» с трудом выдерживал обстрел из скорострельных пушек — гексагональная структура уже покрылась трещинами и грозилась вот-вот рассыпаться на мелкие осколки. Не дожидаясь этого, капитан брига дернул за штурвал, уходя из-под линии огня. Легкая и маневренная эльфийская «Шпага» кружилась вокруг тяжелого имперского корвета, пытающегося поспевать за своим врагом. Два корабля вальсировали, обмениваясь голубыми вспышками и магическими снарядами. Оба щита звенели, пропуская заряды сквозь трещины. Воспользовавшись такой брешью в магической завесе, один особо смышленый орк-бомбардир выстрелом из пищали попал прямо в орудийный порт противника. Скорострельную пушку «Слова Незеба» разворотило в металлолом, а из бойницы валил густой дым. Не желая играть по чужим правилам, капитан «Слова» пошел наперерез, надеясь протаранить бриг. Бронированный металлический нос глубоко врезался в правый борт «Шпаги», сминая золотые украшения. Деревянные брусья, не выдерживая, лопались под железным натиском, обнажая остов корабля. Совершив данный маневр, корвет оставил огромную пробоину в деревянном судне, своротив несколько пищалей, и не получив никакого существенного вреда, не считая глубоких вмятин на обшивке. Голубой разряд ударил прямо в двигатели «Слова Незеба», но был поглощен кормовым щитом. На помощь «Шпаге» спешило еще два эльфийских корабля с ордынскими стягами. Бросив развороченную «Шпагу», корвет разворачивался прочь от приближающихся кораблей, спасаясь от полного уничтожения. Набирая скорость для пространственного прыжка, имперская посудина пыталась уворачиваться от огня эльфийских лучеметов. Те лучи, от которых уклониться не удавалось, попадали в кормовой щит, насыщенный принудительно подаваемой большей мощностью. В момент, когда завесе оставалось пережить последний удар перед тем как исчезнуть, «Слово Незеба» скрылось в ослепительно-яркой вспышке, позорно сбегая с поля боя. Военный совет Штурм Бешеных поднимался по мраморным ступеням на второй этаж Ока Мира в сопровождении Хранителей Империи. После того, как несколько недель назад Ястребы и Комитет попытались арестовать Коловрата Северных, Око изменилось — башня правительства Империи была полностью закрыта для всех посетителей, а прошения и письма от граждан принимались только после их тщательного рассмотрения Комитетом Незеба. На всех этажах дворца была усилена стража — вместо Хранителей Империи дозор несли Ястребы Яскера. Подчиненные Штурма были отправлены в город для укрепления отрядов милиции. В столице, на удивление, было спокойно. Отряды милиции патрулировали все улицы, заглядывали в каждый двор, отчего городская шпана тут же бросалась врассыпную. Хранители Империи же стояли дозором на всех воротах, досматривая как прибывающих в столицу, так и покидающих ее. Пункты досмотра граждан были устроены и на каждой станции Хадаганского метрополитена. Конечно же, от таких мер охраны гражданского порядка уровень преступности упал до нуля, о чем радостно вещали ведущие новостей с экранов иллюзиона. Но чего стоил этот порядок? Какой ценой он достигнут? Вопросы занимали голову командора Хранителей Империи, пока он проходил мимо десятка Ястребов, отдававших ему честь. Последние два солдата, салютовавшие Штурму, стояли возле дверей закрытого и опечатанного кабинета. Орк остановился возле массивных дубовых дверей, обитых железными полосами. Древесина была иссечена во многих местах, на металле — выщерблины и отметины, а сами створки еле держались на петлях. Штурм Бешеных прекрасно знал, какой ценой удалось добиться порядков на улице. Какая преступность может быть в городе, когда оный наводнили внутренние войска? О какой шпане, тусующейся во дворах и щелкающей семки, может идти речь, когда игшский военкомат наполнил столицу повестками о призыве на «срочные военные сборы»? Как в городе может быть «не спокойно», когда все нарушители «гражданского спокойствия» сейчас проходят экспресс-курсы хорошего воспитания в Термитке? Подумать только, орки, его собратья, протестовавшие против ареста Коловрата и решившие выйти на улицы, сейчас находятся за решеткой в следственных изоляторах, застенках Комитета!.. — Штурм? — Голос Ивана Шпагина, командира Ястребов Яскера, выдернул орка из его раздумий. — Яскер ожидает Вас. — А-а? — Командор Хранителей Империи отвернулся от дверей кабинета Верховного шамана Орков. — Э-э-э. Да. Я иду. Орк старался больше не смотреть в сторону опечатанного кабинета. Это был стыд? Обида за своих сородичей? Голос разума? Совесть?.. Нет! Они сами виноваты! Виноват Коловрат, лелеющий свои жалкие надежды! Орда осталась в прошлом. Никакого нового Великого Пира не будет! Орки — часть Империи, а Империя — родина орков, и точка! Орки без Империи ничто, Империя без орков — ничто! — О чем размышляете? — Шпагин вновь спустил Бешеных на землю. К этому моменту руководители силовых ведомств уже были у приемной Яскера. — Об Империи. — Отозвался орк, после чего толкнул огромной ладонью дверь. — Империя не будет ждать. В приемной Яскера был десяток Ястребов, вооруженных длинными саблями и самострелами. Среди солдат были и специалисты, сжимающие в руках металлические посохи с красной звездой на вершине — реплики легендарного посоха Великого Незеба. Вместе с Ястребами здесь была и Влада Угрозина с отрядом адептов в фиолетовых одеждах с защитными шлемами на голове. — Совет уже в сборе? — Обратился Штурм Бешеных к хадаганке. — Да. Яскер ожидает Вас. — Кивнула Угрозина. — Да знаю я, что ожидает! — Фыркнул орк и встал на платформу портала. Следом на платформу встал и командир Ястребов. — И Вы тоже? — Совет был расширен. — Пожал плечами Шпагин. Портал завибрировал под ногами орка и хадаганца. Голубая вспышка поглотила их, перемещая на много этажей вверх, в кабинет Главы Империи, расположенный на самом верху Ока Мира, прямо под ногами огромного изваяния Незеба. На выходе из портала их уже встречала секретарь, протягивающая две папки с грифом «Совершенно секретно». Яскер уже сидел во главе стола, сцепив руки в замок перед такой же коричневой папкой. В этот раз кабинет полностью заполнен. Место Штурма было свободно, но сразу за ним на месте Негус Хекет сидел Нефер Ур. Сама же Глава Совета Ученых Советов расположилась в следующем кресле. Елизавета Рысина занимала свое исконное место по правую руку от Яскера. На месте Коловрата Северных, объявленного во всеимперский розыск, сидел Леонид, Великий маг аллода Новый Игш, ученик самого Яскера. Последнее место было пустым и, очевидно, предназначалось для командира Ястребов. — Начнем. — Вступил Глава Империи, когда все заняли свои места. — Как вы могли заметить, мы проведем совет в расширенном составе. И я благодарю вас, — Яскер обратился к Нефер Уру и Леониду, — Что вы смогли прибыть в Незебград так быстро. Надеюсь, с Новым Игшем и Кадаганом все в порядке? — На Новом Игше мир и порядок, учитель. — Отозвался молодой Великий маг. — Мой ученик удерживает аллод и не допускает сильных волнений. — Кадаган стабилен. — Прозвучал механический голос Восставшего. — Сейчас его удерживает мой ученик, Негус Невзр. — Трус. — Фыркнул Штурм Бешеных. — Что, простите? — Переспросила Негус Хекет. — Ваш Невзр — трус. — Пояснил командор. — Мои люди стояли бы насмерть, защищая каждую пядь земли! — Нас, Восставших, в разы, в десятки раз меньше, чем вас. — Размеренно парировал Нефер Ур. — Каждый погибший Зэм является для меня, для моего народа, для всей Имперской науки и общества непоправимой потерей. — Тем более, мы не можем рисковать такими ценными кадрами, как Великий маг. — Дополнила Глава Совета Ученых Советов. — Я послал целый линкор моих ребят на смерть, лишь бы помочь вашему Невзру. — Стоял на своем Бешеных. — Многие были еще совсем юнцы. А вы, трусы, сбежали! — Номарх Атон, мой ученик, и Номарх Нефру, ученица Негус Невзра, защищали Рахл-Изун до последнего. — Парировал Нефер Ур. — И теперь они в плену у Черепа! — Большинство экипажа «Алой Звезды» воскресло на Изуне. — Вставила свое слово Хекет. — На земле противника! — Снова фыркнул командор Хранителей Империи. — А что мне сказать семьям тех, чьи тела были уничтожены? — Что они погибли при исполнении, как герои, защищая Родину. — Сухо ответил Шпагин. — Не мне учить Вас, Вы и сами все знаете. — Потеря «Алой Звезды», безусловно, большая трагедия для нас, товарищи. — Голос Яскера заставил замолчать спорящих. — Но у Империи есть куда более серьезные проблемы. Леонид, прошу. — Да, учитель. — Молчавший все это время Великий маг поднялся и продолжил. — Потеря Изуна стала наглядным примером того, что случится, если потерять контроль. Орки живут не только на Изуне, но и на Яхче, Суслангере, Новом Игше, Вечнославске, Истинске, Манодаре. И везде они бунтуют. Даже здесь, на Игше, в сердце Империи, есть волнения. Благодаря силовому вмешательству и пропаганде, нам, товарищи, удается блюсти порядок. Незебград и Новый Игш — примеры того, как надо было поступить на Изуне. Как нужно поступить везде. Нам нужно не бояться действовать решительно. — И что вы предлагаете? Устроить террор против бунтующих орков, вернуть военные лагеря на Суслангере? — Отозвался Нефер Ур. — Нам нужно решить конфликт дипломатически, без лишней крови. Нужны переговоры. — Империя не ведет переговоров с бунтующими. — Так же сухо, словно песок суслангерской пустыни, отрезал Иван Шпагин. — Я за полномасштабную военную кампанию. Необходимо установить порядок на всех аллодах Империи, включая Изун. — Вы еще не поняли? — Удивился Штурм Бешеных. — Мы потеряли Изун. Хренов Череп захватил его полностью! Теперь, с эльфийскими кораблями, он контролирует не только аллод, но и прибрежный астрал. Нам нужно не распыляться на захолустные островки по типу Истинска или Вечнославска, а нанести решительный удар по Орде! — Силовое воздействие вызовет соразмерный силовой ответ. — Молвила Негус Хекет. — Империя должна пойти на диалог с Ордой. Нам не нужны новые жертвы. — Пойти с бунтовщиками на диалог, — Задумался Яскер. — Это значит — признать их равным себе противником. Империя не ведет переговоров с предателями. Я не веду переговоров с предателями. — А если обратиться к эльфийским дипломатам? — Нефер Ур взглянул прямо на Главу Империи. — Империя могла бы обратиться к королеве Антуанетте ди Делис, чтобы при ее участии урегулировать конфликт. — Попросить помощи у эльфов? Чушь! — Командор Хранителей Империи усмехнулся. — Я напоминаю, что Коловрат и Череп плавают на эльфийских кораблях! Этой остроухой стерве нельзя доверять, тем более — просить о помощи! — Королева Антуанетта заверила меня, что не имеет никакого отношения к этому. Она проводит расследование того, каким образом эльфийские суда попали в руки ордынцев без ее ведома. – Ответил Яскер. – И Империя не будет обращаться к эльфам. Это — внутренний конфликт, а все внутренние конфликты Империя решает самостоятельно! — Комитет Незеба тоже настаивает на силовом методе. — Подала голос и Рысина, молчавшая все это время. — Но вместо военной интервенции на Изун я предлагаю направить флот и войска на Дикие острова. — На острова? Зачем? — Непонимающе переспросил Бешеных. — Нам удалось перехватить агентов Коловрата Северных. — Информировала Рысина. — Череп Степных готовит вторжение на Дикие острова. Если Империя будет наводить порядок на отдаленных аллодах — Орда беспрепятственно их захватит. — Близость Диких островов делает их идеальным плацдармом для дальнейшего вторжения на Игш. — Иван Шпагин прокомментировал слова Рысиной. — В таком случае, необходимо разбить треклятого Черепа на островах еще до того, как он там закрепится. — Поддержал инициативу Главы Комитета Бешеных. — Мы все еще настаиваем на переговорах. — Великий маг Кадагана отметил и за себя, и за Негус Хекет. — Дикие острова могут стать отличной площадкой для диалога. В случае успеха, мы предотвратим многие жертвы. Большая часть из них будет бессмысленной. — Я одобряю твое стремление к миру и порядку, Ур, — Яскер обратился к Восставшему. — Но я не буду вести переговоры ни с Черепом, ни с Коловратом, ни с кем-либо еще. — Нужно дать генеральное сражение у Диких островов и разбить Орду на глазах у всех орков. — Поддержал своего учителя и Леонид. — А последующая прилюдная казнь Черепа надолго отобьет желание у орков бунтовать. — Значит, будет генеральное сражение. — Яскер подводил итоги. — Штурм, готовь флот и войска. Я лично поведу их в бой. — Но… — Начал было Нефер Ур, но был прерван. — Леонид будет удерживать Игш до нашего триумфального возвращения. — Ответил Яскер. — Но не лучше бы Вам остаться в Незебграде? — Негус Хекет старалась переубедить Главу Империи. — Имперские силы превосходят силы Орды, в Вашем присутствии нет необходимости… — Но если я лично одержу победу над Черепом, то это закрепит авторитет Империи. — Великий маг стоял на своем. — Совсем скоро с Ордой будет покончено. Просмотреть полную запись
  6. Dragon304

    Слава Орде!, ч. 11-12

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Бой в небесах Бриг нёсся через астрал, рассекая агрессивную стихию белоснежными парусами, прошитыми золотой нитью. Тонкие золотые завитки, сплетающиеся в узоры, улавливали энергию, растворенную в чистом виде в астральной субстанции, и, светясь, словно на них падали солнечные лучи, перенаправляли ее в энергоотводы, уходящие вглубь судна, где был спрятан реактор. Весь корпус корабля представлял собой произведение искусства — доски были вытесаны из какого-то благородного сорта древесины и прибиты к остову с помощью золоченых гвоздей, вместо плоской шляпки которых были раскрывшиеся цветы. Сам корпус оплетали такие же золотые лианы с массивными бутонами из самоцветов. Нос корабля украшала голова дракона, целиком отлитая из золота – из его полураскрытой пасти вырывались голубые клубы маны, а на рогах были закреплено несколько ажурных светильников. Это был корабль эльфов Дома ди Вевр. Но вместо зеленого стяга с драконом, на мачте развевался флаг Орды — кроваво-красное полотнище с орочьим щитом. Такие же щиты были грубо пригвождены и к люкам, закрывающим орудийные порты, спрятав за собой изящные эльфийские рокайли. По верхней палубе туда-сюда ходили орки в тельняшках, перетаскивая разнообразные ящики с мана-ядрами и фокусирующими кристаллами. Были тут и эльфы-матросы, но те сторонились двухметровых бугаев. Кто-то косо смотрел на громил, а кто-то и вовсе старался не выходить из своей каюты. Эльфийский бриг «Шпага» на всех парусах шел к Изуну с ценным грузом — портативными лучеметами, мана-пушками, преобразующими кристаллами и много чем еще, что удалось купить у торговцев из Дома ди Плюи. Конечно же, ни на одной пушке не было кузнечного клейма ни Дома ди Вевр, ни Дома ди Плюи — все это было произведено на верфях и мастерских Дома ди Ардер. Яркий луч энергии ударил в щит корабля, отчего тот задребезжал. Совершив пространственный прыжок, имперский корвет несся на полном ходу прямо на эльфийский бриг. Пока орки и эльфы пытались понять, что происходит, металлический монстр выстрелил из второго лучемета. Магический щит зазвенел еще громче, а в воздухе стало возможно рассмотреть его гексагональную структуру, проявившуюся из-за перенапряжения. Теперь, когда носовые орудия имперского корабля ушли на перезарядку, был черед «Шпаги» — несколько орков-бомбардиров, обучаемых эльфами инженерному ремеслу прямо на борту корабля, уже заряжали мортиры мана-ядрами. Когда все орудия были заряжены — бриг открыл огонь по противнику. Ядра со свистом вырвались из коротких стволов, устремляясь вверх под крутым углом. Мана-мортиры вели огонь навесом, что позволяло им поражать цели на большом расстоянии, обстреливая не укрепленные борта корабля, а открытую палубу, уничтожая живую силу противника. Первые магические снаряды, посланные «Шпагой», уже преодолели расстояние между кораблями, и, без труда прорвав магический щит корвета, обрушились на палубу. Четыре мощных взрыва оставили несколько матросов без конечностей, а палубу — с дымящимися пробоинами. Обменявшись первыми ударами, корабли пошли на сближение. «Шпага» первая открыла люки и выдвинула золоченые дула пищалей, украшенные гравировкой. Одна за другой, пушки выстрелили сгустками энергии в сторону имперского корвета. Каждое орудие отличалось друг от друга размером дула и его диаметром, а также желобками, нарезанными внутри ствола. Благодаря этому каждая пищаль звучала по-своему, со своим тоном и характером. Выстреливая по очереди, пушки «Шпаги» пели дивную мелодию боя. В этот раз щиты корвета «Слово Незеба» выдержали попадание. Открыв все свои орудийные порты, «Слово» выдвинуло одинаковые как две капли воды трехствольные пушки. Все орудия (которых на борту корвета было больше, чем на бриге), выстрелили разом, без осечек и промахов. Не давая остыть устройствам, хадаганские канониры повернули пушки вокруг центральной оси, переключая на второе дуло. Орудия ударили во второй раз, а затем и третий. Энергетический щит «Шпаги» с трудом выдерживал обстрел из скорострельных пушек — гексагональная структура уже покрылась трещинами и грозилась вот-вот рассыпаться на мелкие осколки. Не дожидаясь этого, капитан брига дернул за штурвал, уходя из-под линии огня. Легкая и маневренная эльфийская «Шпага» кружилась вокруг тяжелого имперского корвета, пытающегося поспевать за своим врагом. Два корабля вальсировали, обмениваясь голубыми вспышками и магическими снарядами. Оба щита звенели, пропуская заряды сквозь трещины. Воспользовавшись такой брешью в магической завесе, один особо смышленый орк-бомбардир выстрелом из пищали попал прямо в орудийный порт противника. Скорострельную пушку «Слова Незеба» разворотило в металлолом, а из бойницы валил густой дым. Не желая играть по чужим правилам, капитан «Слова» пошел наперерез, надеясь протаранить бриг. Бронированный металлический нос глубоко врезался в правый борт «Шпаги», сминая золотые украшения. Деревянные брусья, не выдерживая, лопались под железным натиском, обнажая остов корабля. Совершив данный маневр, корвет оставил огромную пробоину в деревянном судне, своротив несколько пищалей, и не получив никакого существенного вреда, не считая глубоких вмятин на обшивке. Голубой разряд ударил прямо в двигатели «Слова Незеба», но был поглощен кормовым щитом. На помощь «Шпаге» спешило еще два эльфийских корабля с ордынскими стягами. Бросив развороченную «Шпагу», корвет разворачивался прочь от приближающихся кораблей, спасаясь от полного уничтожения. Набирая скорость для пространственного прыжка, имперская посудина пыталась уворачиваться от огня эльфийских лучеметов. Те лучи, от которых уклониться не удавалось, попадали в кормовой щит, насыщенный принудительно подаваемой большей мощностью. В момент, когда завесе оставалось пережить последний удар перед тем как исчезнуть, «Слово Незеба» скрылось в ослепительно-яркой вспышке, позорно сбегая с поля боя. Военный совет Штурм Бешеных поднимался по мраморным ступеням на второй этаж Ока Мира в сопровождении Хранителей Империи. После того, как несколько недель назад Ястребы и Комитет попытались арестовать Коловрата Северных, Око изменилось — башня правительства Империи была полностью закрыта для всех посетителей, а прошения и письма от граждан принимались только после их тщательного рассмотрения Комитетом Незеба. На всех этажах дворца была усилена стража — вместо Хранителей Империи дозор несли Ястребы Яскера. Подчиненные Штурма были отправлены в город для укрепления отрядов милиции. В столице, на удивление, было спокойно. Отряды милиции патрулировали все улицы, заглядывали в каждый двор, отчего городская шпана тут же бросалась врассыпную. Хранители Империи же стояли дозором на всех воротах, досматривая как прибывающих в столицу, так и покидающих ее. Пункты досмотра граждан были устроены и на каждой станции Хадаганского метрополитена. Конечно же, от таких мер охраны гражданского порядка уровень преступности упал до нуля, о чем радостно вещали ведущие новостей с экранов иллюзиона. Но чего стоил этот порядок? Какой ценой он достигнут? Вопросы занимали голову командора Хранителей Империи, пока он проходил мимо десятка Ястребов, отдававших ему честь. Последние два солдата, салютовавшие Штурму, стояли возле дверей закрытого и опечатанного кабинета. Орк остановился возле массивных дубовых дверей, обитых железными полосами. Древесина была иссечена во многих местах, на металле — выщерблины и отметины, а сами створки еле держались на петлях. Штурм Бешеных прекрасно знал, какой ценой удалось добиться порядков на улице. Какая преступность может быть в городе, когда оный наводнили внутренние войска? О какой шпане, тусующейся во дворах и щелкающей семки, может идти речь, когда игшский военкомат наполнил столицу повестками о призыве на «срочные военные сборы»? Как в городе может быть «не спокойно», когда все нарушители «гражданского спокойствия» сейчас проходят экспресс-курсы хорошего воспитания в Термитке? Подумать только, орки, его собратья, протестовавшие против ареста Коловрата и решившие выйти на улицы, сейчас находятся за решеткой в следственных изоляторах, застенках Комитета!.. — Штурм? — Голос Ивана Шпагина, командира Ястребов Яскера, выдернул орка из его раздумий. — Яскер ожидает Вас. — А-а? — Командор Хранителей Империи отвернулся от дверей кабинета Верховного шамана Орков. — Э-э-э. Да. Я иду. Орк старался больше не смотреть в сторону опечатанного кабинета. Это был стыд? Обида за своих сородичей? Голос разума? Совесть?.. Нет! Они сами виноваты! Виноват Коловрат, лелеющий свои жалкие надежды! Орда осталась в прошлом. Никакого нового Великого Пира не будет! Орки — часть Империи, а Империя — родина орков, и точка! Орки без Империи ничто, Империя без орков — ничто! — О чем размышляете? — Шпагин вновь спустил Бешеных на землю. К этому моменту руководители силовых ведомств уже были у приемной Яскера. — Об Империи. — Отозвался орк, после чего толкнул огромной ладонью дверь. — Империя не будет ждать. В приемной Яскера был десяток Ястребов, вооруженных длинными саблями и самострелами. Среди солдат были и специалисты, сжимающие в руках металлические посохи с красной звездой на вершине — реплики легендарного посоха Великого Незеба. Вместе с Ястребами здесь была и Влада Угрозина с отрядом адептов в фиолетовых одеждах с защитными шлемами на голове. — Совет уже в сборе? — Обратился Штурм Бешеных к хадаганке. — Да. Яскер ожидает Вас. — Кивнула Угрозина. — Да знаю я, что ожидает! — Фыркнул орк и встал на платформу портала. Следом на платформу встал и командир Ястребов. — И Вы тоже? — Совет был расширен. — Пожал плечами Шпагин. Портал завибрировал под ногами орка и хадаганца. Голубая вспышка поглотила их, перемещая на много этажей вверх, в кабинет Главы Империи, расположенный на самом верху Ока Мира, прямо под ногами огромного изваяния Незеба. На выходе из портала их уже встречала секретарь, протягивающая две папки с грифом «Совершенно секретно». Яскер уже сидел во главе стола, сцепив руки в замок перед такой же коричневой папкой. В этот раз кабинет полностью заполнен. Место Штурма было свободно, но сразу за ним на месте Негус Хекет сидел Нефер Ур. Сама же Глава Совета Ученых Советов расположилась в следующем кресле. Елизавета Рысина занимала свое исконное место по правую руку от Яскера. На месте Коловрата Северных, объявленного во всеимперский розыск, сидел Леонид, Великий маг аллода Новый Игш, ученик самого Яскера. Последнее место было пустым и, очевидно, предназначалось для командира Ястребов. — Начнем. — Вступил Глава Империи, когда все заняли свои места. — Как вы могли заметить, мы проведем совет в расширенном составе. И я благодарю вас, — Яскер обратился к Нефер Уру и Леониду, — Что вы смогли прибыть в Незебград так быстро. Надеюсь, с Новым Игшем и Кадаганом все в порядке? — На Новом Игше мир и порядок, учитель. — Отозвался молодой Великий маг. — Мой ученик удерживает аллод и не допускает сильных волнений. — Кадаган стабилен. — Прозвучал механический голос Восставшего. — Сейчас его удерживает мой ученик, Негус Невзр. — Трус. — Фыркнул Штурм Бешеных. — Что, простите? — Переспросила Негус Хекет. — Ваш Невзр — трус. — Пояснил командор. — Мои люди стояли бы насмерть, защищая каждую пядь земли! — Нас, Восставших, в разы, в десятки раз меньше, чем вас. — Размеренно парировал Нефер Ур. — Каждый погибший Зэм является для меня, для моего народа, для всей Имперской науки и общества непоправимой потерей. — Тем более, мы не можем рисковать такими ценными кадрами, как Великий маг. — Дополнила Глава Совета Ученых Советов. — Я послал целый линкор моих ребят на смерть, лишь бы помочь вашему Невзру. — Стоял на своем Бешеных. — Многие были еще совсем юнцы. А вы, трусы, сбежали! — Номарх Атон, мой ученик, и Номарх Нефру, ученица Негус Невзра, защищали Рахл-Изун до последнего. — Парировал Нефер Ур. — И теперь они в плену у Черепа! — Большинство экипажа «Алой Звезды» воскресло на Изуне. — Вставила свое слово Хекет. — На земле противника! — Снова фыркнул командор Хранителей Империи. — А что мне сказать семьям тех, чьи тела были уничтожены? — Что они погибли при исполнении, как герои, защищая Родину. — Сухо ответил Шпагин. — Не мне учить Вас, Вы и сами все знаете. — Потеря «Алой Звезды», безусловно, большая трагедия для нас, товарищи. — Голос Яскера заставил замолчать спорящих. — Но у Империи есть куда более серьезные проблемы. Леонид, прошу. — Да, учитель. — Молчавший все это время Великий маг поднялся и продолжил. — Потеря Изуна стала наглядным примером того, что случится, если потерять контроль. Орки живут не только на Изуне, но и на Яхче, Суслангере, Новом Игше, Вечнославске, Истинске, Манодаре. И везде они бунтуют. Даже здесь, на Игше, в сердце Империи, есть волнения. Благодаря силовому вмешательству и пропаганде, нам, товарищи, удается блюсти порядок. Незебград и Новый Игш — примеры того, как надо было поступить на Изуне. Как нужно поступить везде. Нам нужно не бояться действовать решительно. — И что вы предлагаете? Устроить террор против бунтующих орков, вернуть военные лагеря на Суслангере? — Отозвался Нефер Ур. — Нам нужно решить конфликт дипломатически, без лишней крови. Нужны переговоры. — Империя не ведет переговоров с бунтующими. — Так же сухо, словно песок суслангерской пустыни, отрезал Иван Шпагин. — Я за полномасштабную военную кампанию. Необходимо установить порядок на всех аллодах Империи, включая Изун. — Вы еще не поняли? — Удивился Штурм Бешеных. — Мы потеряли Изун. Хренов Череп захватил его полностью! Теперь, с эльфийскими кораблями, он контролирует не только аллод, но и прибрежный астрал. Нам нужно не распыляться на захолустные островки по типу Истинска или Вечнославска, а нанести решительный удар по Орде! — Силовое воздействие вызовет соразмерный силовой ответ. — Молвила Негус Хекет. — Империя должна пойти на диалог с Ордой. Нам не нужны новые жертвы. — Пойти с бунтовщиками на диалог, — Задумался Яскер. — Это значит — признать их равным себе противником. Империя не ведет переговоров с предателями. Я не веду переговоров с предателями. — А если обратиться к эльфийским дипломатам? — Нефер Ур взглянул прямо на Главу Империи. — Империя могла бы обратиться к королеве Антуанетте ди Делис, чтобы при ее участии урегулировать конфликт. — Попросить помощи у эльфов? Чушь! — Командор Хранителей Империи усмехнулся. — Я напоминаю, что Коловрат и Череп плавают на эльфийских кораблях! Этой остроухой стерве нельзя доверять, тем более — просить о помощи! — Королева Антуанетта заверила меня, что не имеет никакого отношения к этому. Она проводит расследование того, каким образом эльфийские суда попали в руки ордынцев без ее ведома. – Ответил Яскер. – И Империя не будет обращаться к эльфам. Это — внутренний конфликт, а все внутренние конфликты Империя решает самостоятельно! — Комитет Незеба тоже настаивает на силовом методе. — Подала голос и Рысина, молчавшая все это время. — Но вместо военной интервенции на Изун я предлагаю направить флот и войска на Дикие острова. — На острова? Зачем? — Непонимающе переспросил Бешеных. — Нам удалось перехватить агентов Коловрата Северных. — Информировала Рысина. — Череп Степных готовит вторжение на Дикие острова. Если Империя будет наводить порядок на отдаленных аллодах — Орда беспрепятственно их захватит. — Близость Диких островов делает их идеальным плацдармом для дальнейшего вторжения на Игш. — Иван Шпагин прокомментировал слова Рысиной. — В таком случае, необходимо разбить треклятого Черепа на островах еще до того, как он там закрепится. — Поддержал инициативу Главы Комитета Бешеных. — Мы все еще настаиваем на переговорах. — Великий маг Кадагана отметил и за себя, и за Негус Хекет. — Дикие острова могут стать отличной площадкой для диалога. В случае успеха, мы предотвратим многие жертвы. Большая часть из них будет бессмысленной. — Я одобряю твое стремление к миру и порядку, Ур, — Яскер обратился к Восставшему. — Но я не буду вести переговоры ни с Черепом, ни с Коловратом, ни с кем-либо еще. — Нужно дать генеральное сражение у Диких островов и разбить Орду на глазах у всех орков. — Поддержал своего учителя и Леонид. — А последующая прилюдная казнь Черепа надолго отобьет желание у орков бунтовать. — Значит, будет генеральное сражение. — Яскер подводил итоги. — Штурм, готовь флот и войска. Я лично поведу их в бой. — Но… — Начал было Нефер Ур, но был прерван. — Леонид будет удерживать Игш до нашего триумфального возвращения. — Ответил Яскер. — Но не лучше бы Вам остаться в Незебграде? — Негус Хекет старалась переубедить Главу Империи. — Имперские силы превосходят силы Орды, в Вашем присутствии нет необходимости… — Но если я лично одержу победу над Черепом, то это закрепит авторитет Империи. — Великий маг стоял на своем. — Совсем скоро с Ордой будет покончено.
  7. Dragon304

    Слава Орде!, ч.9-10

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Блокада Изуна Астральный линкор «Алая Звезда» стоял на рейде близ Изуна. Этот новенький корабль совсем недавно сошел с верфи, но уже был включен в состав в качестве флагмана имперской эскадры, направленной к берегам этого аллода. Вся эскадра насчитывала десяток корветов и несколько бригов, стоявших кольцом вокруг аллода орков, блокируя его. Блокада Изуна была частью операции «Родогор», которой руководил Шрам Непокорённых, новый адмирал Игшского военного округа. Собственно, «Алая Звезда» и была флагманом Шрама и ключевым элементом всей операции. — «Алая Звезда» вызывает Незебград. Прием. — Адмирал ИВО стоял возле корабельного астралофона, ожидая ответа. — Незебград слушает. Прием. — По поверхности мана-прибора прокатилась рябь, а из динамиков послышался голос Штурма Бешеных. — У меня срочное донесение с Изуна. Прием. — Поймав нужную частоту, Шрам Непокорённых начал крутить какие-то тумблеры, настраивая картинку. Спустя минуту его очам предстала рожа командора Хранителей Империи. — Срочно! Второй канал, Яскеру! — Голос Штурма Бешеных смешался с посторонними шумами и голосами техников. — Яскер слушает. Прием. — Наконец, помехи прекратились, а изображение на экране астралофона задрожало и разделилось на две картинки — на Штурма и Яскера. — Операция «Родогор» сорвана. Орки захватили береговые батареи. Из-за их огня «Алая Звезда» не может зайти в Пасть Изуна. Прием. — Доложил адмирал. — Как голодранцам удалось захватить батареи?! Доложить! Прием. — Отреагировал командор. — «Голодранцы» цепляют контрабандные манапушки на огров и идут на штурм укреплений. Прием. — Ответил Шрам Непокорённых. — Вас понял. — Ответил Яскер по дальносвязи. — Нужно перерезать поставки контрабанды. Разрешаю открывать предупредительный огонь по всем кораблям, в том числе по судам Свободных Торговцев. Прием. — Контрабандисты не единственная наша проблема. Захватив береговые батареи, бунтовщики получили доступ к дальнобойным противокорабельным лучеметам. «Алая Звезда» не может подойти на расстояние выстрела, не попав под огонь. Прием. — Рапортовал адмирал. — А защитные турели вам на что?! — Рявкнул по дальносвязи Штурм Бешеных. — Подтверждаю. Разверните турели в сторону аллода и уничтожьте береговые батареи вместе с лучеметами. — Ответил Яскер. — «Алая Звезда» должна зайти в Пасть Изуна и оказать поддержку Негус Невзру! Прием. — Так точно! — Шрам Непокорённых собирался было прерывать дальносвязь, как по экрану астралофона вновь пошла рябь, а в эфире появились помехи. — Говорит Рахл-Изун! Прием! — Раздался хрипящий голос Великого мага Изуна. — «Алая Звезда» слушает. Прием. — Шрам настроился и на третий канал связи. — Незебград слушает. Прием. — Отозвался командор Хранителей Империи. — Яскер слушает. Прием. — Последним ответил Глава Империи. — ГДЕ ВАС НОСИТ?! ГДЕ ПОДКРЕПЛЕНИЕ?! ПРИЕМ! — Рявкнул Негус Невзр. — «Алая Звезда» делает все, чтобы зайти в Пасть Изуна. Прием. — Отчитался адмирал. — Что у вас происходит, Негус Невзр? Прием. — Поинтересовался Яскер. — ЧЕРЕП ШТУРМУЕТ ГЛОТКУ! ПРИЕМ! — Кричал Невзр. — Хренов выродок! — Штурм Бешеных громко ударил по столу, на котором стоял его прибор дальносвязи, из-за чего его изображение возмущенно замерцало от помех. — Стоять до последнего! Прием! — Держитесь! «Алая Звезда» делает все возможное, чтобы зайти в порт! — Адмирал ИВО уже во всю отдавал распоряжения разворачивать защитные турели. — ПРОТИВНИК ВЕДЕТ ОГОНЬ ИЗ САМОДЕЛЬНЫХ ОРУДИЙ! — Великий маг Изуна отчитывался о происходящем прямо у него на глазах. — РАХЛ-ИЗУН СРОЧНО ЗАПРАШИВАЕТ ПОМОЩЬ! ПРИЕМ! — Пошло оно все в астрал! Шрам, СРОЧНО веди «Алую Звезду» в Пасть Изуна, во чтобы это ни встало! Прием! — Скомандовал командор Хранителей Империи. — Но береговая батарея?! — Переспросил Шрам. — Я СКАЗАЛ: ВЕДИ «ЗВЕЗДУ» В ПАСТЬ! — Повторил свой приказ Штурм Бешеных. — Понял. Конец связи. — Орк-адмирал щелкнул по тумблеру, выключая астралофон. Спустя несколько минут реактор «Алой Звезды» вновь загудел, подавая энергию на двигатели и различное оборудование линкора. Из множества выхлопных отверстий и труб в кормовой части корабля стали вырываться клубы синего дыма, растворяющегося в астрале позади «Звезды», набирающей ход. Из-за своих размеров, судно было очень неповоротливым, поэтому для того, чтобы взять курс на разлом Изуна, потребовалось время. На носу у «Алой Звезды» была статуя Незеба, державшего в руке искрящийся кристалл сферической формы, освещавший курс не хуже маяка в порту Игша. Два массивных круглых генератора, встроенных в оба борта, вращались в сторону, постепенно набирая обороты. Это были новейшие генераторы мана-щитов корабля, первой линии обороны. По заверениям конструкторов, эти щиты не уступали щитам легендарного «Затмения», а в чем-то даже и превосходили. Так ли это было? Это предстояло узнать Шраму Непокорённых и экипажу «Звезды» в ближайшее время. До радиуса поражения оставалось совсем немного. Еще минута, и линкор окажется в области поражения противокорабельных лучеметов на берегу, и еще долго не сможет открыть ответный огонь, пока не подойдет на дальность поражения собственного носового орудия. Ожидая удара противника, адмирал отдал приказ подать напряжение на щиты сверх нормы. Яркий луч энергии ударил близ корабля, не попав даже в энергетический щит. Промах, или предупредительный выстрел? Орк-адмирал не знал этого, и приказал на полном ходу идти в Пасть. Спустя минуту, береговая батарея ударила вновь. Голубая молния с треском ударилась в щит, прорисовывая его гексагональную структуру. Щит дергался, искрился, но выдержал попадание. Но не успел экипаж перевести дух, как с другой стороны в щит попал еще один смертоносный луч. Разряды, отклоняясь от основного направления луча, били то тут, то там, словно ища брешь в мана-щите. Уже во второй раз защитная сфера, окружавшая линкор, выдержала. В третий раз береговая батарея открыла огонь сразу из двух орудий. Два потока энергии били прямо в нос корабля. Щит дребезжал и буквально звенел от перенапряжения. Массивные генераторы щита, отражая нападения, вышли на повышенные обороты, а кольцо маны, пульсирующей в устройствах, начало светиться красным вместо голубого, что сигнализировало о перегрузке. Реактор «Алой Звезды», питавший одновременно и двигатели, и генераторы щитов, не справлялся. С оглушающим звоном, щит лопнул, оставив после себя яркие всполохи в воздухе. Магические лучи, пробив преграду, попали аккурат в статую Вождя, разнеся бронзовое изваяние в металлические осколки. К этому моменту, силам Империи уже удалось развернуть ближайшую турель и навестись на береговые укрепления. Накопив достаточное количество энергии, сооружение произвело залп. Мощный пучок энергии, сформировавшись в излучателе, направился в сторону аллода. Не прошло и секунды, как прогремел взрыв, донесшийся до экипажа флагмана. На месте одной из орудийных башен сейчас вздымалось голубоватое облако пыли и паров маны, принимающее форму гриба. Но без корабельных щитов это было уже бесполезно. Следующий же залп из противокорабельного лучемета проделал зияющее отверстие в корпусе линкора, разрезав толстенную стальную обшивку словно нож — масло. Когда «Алая Звезда» подошла на расстояние, необходимое, чтобы вести ответный огонь, его корпус уже представлял собой решето. Последний удар лучемета разнес в хлам астральные двигатели. Стремительно теряя скорость и управление, «Алая Звезда» взяла курс на вторую орудийную батарею, желая забрать ее с собой. *** Череп Степных поднимался в лифте на верх Рахл-Изуна уже второй раз. В этот раз его сопровождали Коловрат Северных и Сердце Кровожадных, голоса разума и силы в новой Орде. Речь орка-мистика в Великом Стойбище так вдохновила орочьи кланы, избравшие путь независимости, что буквально уже наутро, с первыми лучами солнца, новая Орда двинулась на Глотку. Как и обещал Негус Невзр, его солдаты отступали, не оказывая сопротивления, что позволило оркам достичь столицы в кратчайшее время. Серьезные столкновения начались только у границ Глотки, где уже высадились первые полки с Игша. Но к тому моменту орки контролировали уже почти весь Изун, так что взятие столицы оставалось лишь вопросом времени. Хоть новые отряды Империи все прибывали и прибывали в Глотку, Орда с каждым новым днем пробивалась все глубже на улицы и подворотни города. Поставить точку удалось благодаря совместной атаке Дерзких и Кровожадных на береговые орудийные башни. Захватив батареи, орки получили полный контроль над Пастью Изуна, отрезав имперцев от кораблей, взявших аллод в блокаду. В конце следующего дня, Великий маг Изуна, Негус Невзр, отступил, сдав Глотку. На пылающих обломках «Алой Звезды» ордынцы праздновали победу, а Череп поднимался в кабинет Великого мага на вершине Рахл-Изуна. — Кто отдал приказ стрелять по «Алой Звезде»?! — Стоило оркам зайти в кабинет, как на них сразу накричал Номарх Атон. — ХРЕНОВЫ ЖЕЛЕЗКИ! — Сердце Кровожадных выхватил свой топор и ломанулся на Восставших, но, не сделав и два шага, замер. — Стоять! — Череп Степных полностью контролировал разум вождя Кровожадных. — Они — наши союзники. — Че?! — Спросил Сердце, наконец получив контроль над своим телом. — У нас был уговор! — Раздался женский синтезированный голос. Рядом с Атоном стояла Номарх Нефру, ученица Негуса Невзра. — А вы жестоко убили весь экипаж «Алой Звезды»! — Я не отдавал приказа стрелять по линкору. — Ответил Череп Степных, занимая кресло Невзра. — Уговор? Какой еще уговор?! — Переспросил Верховный шаман орков. — Негус Невзр добровольно сдал аллод в обмен на определенные договоренности. — Пояснил Номарх Атон. — Вы же не думали, что причиной постоянного отступления армии Изуна был ваш устрашающий вид? — Что за хрень вы несете?! — Сердце отказывался признавать факт секретного договора. — Это правда. — Череп Степных закинул ноги на письменный стол. — Я действительно пошел на сделку с железками, чтобы вернуть Изун Орде. — И каковы же условия? — Поинтересовался Коловрат Северных. Он был явно недоволен тем, что важные государственные вопросы решались без него. — Орда не должна проявлять жестокости к войскам Империи. — Ответила Номарх Нефру. — Но вы пролили реки крови. — Какая, астрал ее побери, Орда без крови?! — Недоумевал Сердце Кровожадных. — У нас был договор, Череп. И вы его нарушили! — Номарх Атон проигнорировал орка, обращаясь к мистику. — Кто отдал приказ стрелять по «Алой Звезде»?! — Это уже не имеет значения. Среди нас нет Космоса, чтобы повернуть время вспять. — Защищал своих сородичей Степных. — Другие условия я все еще намерен соблюсти. — Другие условия?! — Взревел Сердце. — Какие еще, нахрен, условия?! — Орда окажет помощь Восставшим Зэм в реорганизации Империи. — Череп не дал ответить Восставшим. — И я все еще держу это обещание. А вы? — Мы начали удерживать аллод сразу с отбытием учителя. — Ответила Номарх Нефру. — Хренов интриган. — Сухо прокомментировал Коловрат Северных действия орка-мистика. — Не согласись я на эти условия, нам бы пришлось с голыми жопами отбиваться от вооруженных войск Яскера! — Ответил ему Череп Степных. — Орде нужны союзники! — Теперь, когда вы уничтожили его новенькую игрушку — тем более. — Вставил свое слово Номарх Атон. — Че? — Переспросил Сердце Кровожадных. — Какую игрушку? Чью? — «Алая Звезда» создавалась при личном участии Яскера. — Молвила Номарх Нефру. — Уничтожив линкор, вы разворошили осиный улей. — Узнав о потери своей игрушки, Яскер разозлится и перебросит все имеющиеся войска сюда. — Пояснил Атон. — У берегов Изуна будет уже не жалкий десяток корветов, а почти весь флот Империи. — Без собственного флота Изун не выстоит. — Верховный шаман Орков осознал всю серьезность ситуации. — А вы? — Охладив свой пыл, Сердце обратился к Восставшим. — Ваш главный не может пригнать корабли? Раз уж вы типа помогаете нам. — Именно что помогаем. — Ответил Номарх Атон. — Нефер Ур не будет вставать сейчас ни на чью сторону. Мы не можем терять своих. — Ох, не хотел я этого. Но, видимо, придется. — Череп Степных полез обыскивать свои карманы. Спустя минуту он выложил на стол артефакт, украшенный золотыми узорами и кристаллами. Это был портативный астралофон эльфийской работы. — Каспар, это Череп Степных. Нужна твоя помощь. Рука помощи Эльфийское хитроумное устройство ожило — голубой шар в золотой оправе начал вращаться, а маленькие фокусирующие кристаллы засияли, направляя энергию в центральную сферу. Следом засветился и магический шар, а в его глубине показалось лицо эльфа. — Каспар ди Вевр, Глава Дома ди Вевр и Великий маг Флоренты, слушает… А, Череп, ты? — Отозвался остроухий из шара, рассматривая своего собеседника. — Я думал, что ты выкинешь астралофон сразу же. После того, что случилось на Айрине. — А что случилось на Айрине? — Недоумевал вождь клана Кровожадных. — А что ты делал у остроухих? — Дурень! — Коловрат ткнул его в бок локтем. — А где он, по-твоему, добыл крови драконьей? — А-а-а… — Сердце почесал затылок. — Что? — Каспар ди Вевр вертел головой в магическом шаре, пытаясь осмотреться. — Кто это говорит? — Друзья. — Отозвался Череп, вынимая миниатюрное приспособление. Орк медлил, опасаясь разбить устройство, но все же подкинул сферу в воздух. Но вместо того, чтобы упасть, магический кристалл завис в воздухе. — Что? Где ты? Почему ты не на Нее? Где Найан?! — Великий маг обеспокоено засыпал мистика вопросами. — Почему ты прервал обучение?! — Хренова мать! Успокойся! — Рявкнул Степных, заставляя собеседника замолчать. — Я на Изуне. Не спрашивай пожалуйста ничего больше, а выслушай. — На Изуне?! — Каспар ди Вевр эмоционально взмахнул руками. — Каким таким демоном тебя занесло на Изун?! Что за самодеятельность?! Я срочно связываюсь с Найаном! — СТОЯТЬ! — Вновь крикнул Череп. — Я воспользовался одним из порталов на Нее, и переместился на Кадаган. Найану я оставил записку. — На Кадаган?! — Эльф продолжал суетиться, выражая беспокойство пополам с недовольством. — А что не в лапы Комитета?! А если бы они вновь тебя убили?! Все наши планы бы пошли к демонам под хвост! Ох, что сказал бы мессир?.. — Э, остроухий, кончай истерить! — В этот раз рявкнул Коловрат, не выдержав эмоционального Великого мага Флоренты. — Мы к тебе по делу. — Кто «мы»? — Глава Дома ди Вевр резко сменил тон и презрительно посмотрел на шамана. — Представьтесь, пожалуйста. — Коловрат Северных, Верховный шаман Орды. — Буркнул старый орк. — Орда?.. — Эльф почесал подбородок, думая, а когда его осенило, он обратился к Черепу: — О, я понял! Тебе так понравился наш Великий Бал, что ты решил устроить что-то подобное? Уважаю. — Восстание — это не какие-то свистопляски! — Огрызнулся Сердце Кровожадных. — Вы просто не представляете, какие революции можно совершить во время антракта. — Каспар ди Вевр высокомерно махнул на орка рукой. — Каспар! — Череп Степных вернул эльфа к сути диалога. — Нам нужна твоя помощь. — Это я уже понял. — Кивнул эльф и выжидающе посмотрел на мистика. — Ну-у? — Нам нужны корабли. — Ответил ученик Найана. — И оружие, пушки, войска. — Муза моя! — Игриво отозвался эльф. — Я вынужден отказать. — Но почему? — Спросил Верховный шаман Орды. — Я подчиняюсь Её Величеству королеве Антуанетте ди Делис. — Обращаясь к Коловрату, эльф сменил свой тон на официально-деловой. — Её Величество во время своей коронации издала манифест, обязывающий эльфов соблюдать нейтралитет. Я обязан подчиниться воле Её Величества. — А ты подчинялся воле короля, когда этот старый остроухий дед ввязал тебя и меня в свои шашни? — Поинтересовался Череп степных. — М-м. — Эльф замолчал, поджав губы. — Луи ди Дазирэ впоследствии присоединился к заговору Эллекена! Моя совесть чиста! — Хреллекен. — Степных фыркнул. — А как он отнесется к тому, что его единственную надежду, навигатора-шмавигатора, сцапает Комитет Незеба и казнит прилюдно за измену родине? — Прости? Я не понимаю. — Каспар ди Вевр делал вид, что упускает нить того, к чему клонит орк. Но его сияющие глаза забегали туда-сюда. — Все ты понимаешь! Орда захватила Изун, но теперь Яскер перебросит сюда еще больше войск. — Напирал орк. — С превосходящими силами, Яскер вновь займет Изун. — Вставил свое слово Номарх Атон, заинтересованный речами эльфа. Зэм усмехнулся, беря в оборот насыщенную манеру общения, и принялся сгущать краски. — Следом он накроет колоссальной имперской лапой и покарает всех предателей. Поотрубает головы, чтобы никто не воскрес. Особенно Череп Степных. — Я осознаю такую вероятность, — Великий маг жевал губу, решая, как ему поступить. — Поэтому нам нужна твоя помощь. — Череп вновь попросил подмоги. — Если Её Величество узнает… — Каспар ди Вевр мямлил. — Мой Дом может лишиться всякой поддержки на следующем Великом Балу… — Тысячелетия Дом ди Вевр держал Грох, живя бок о бок с орками. — Напомнил эльфу Верховный шаман. — А затем Родогор предал нас! Убил моего предка, Клода ди Вевр, вступил в союз с Незебом, захватил наш дом! — Недовольно фыркнул Великий маг. — Славные были времена! — Заметил Сердце Кровожадных. — Цыц! — Рявкнул на него Степных, а затем вновь обратился к Каспару. — Это было в далеком прошлом! — Но было. — Подметил эльф. — Но теперь мы хотим заключить союз с тобой, а не с Хадаганом! — Ответил ему мистик. — Орда обязуется не повторять ошибок прошлого и не нападать ни на Дом ди Вевр, ни на эльфов вообще? — Каспар ди Вевр пошел на уступки. — Ну, если не оборзеете… — Начал было Сердце Кровожадных, но, не выдержав гневного взгляда всех собравшихся, поправился. — Ладно. Не тронем мы вас. Больно костлявые вы. — Если я все же помогу вам, то поможет ли Орда моему Дому на следующем Балу? — Каспар ди Вевр продолжил диктовать условия. — Поможет. — Ответил Верховный шаман Орков. — Я почти готов согласиться. — Улыбнулся Каспар. — Кстати, пока не забыл! На Изуне же водятся дрейки, насколько я помню? — Есть несколько стай. — Ответила Номарх Нефру. — Последние годы нам удается сдерживать бесконтрольную охоту орков на них. — Отлично. — Вновь улыбнулся эльф. — Дом ди Вевр может рассчитывать на исключительные права на отлов этих существ? — Гы. Тоже мяска их хотите? — Усмехнулся Сердце Кровожадных. — Фу! — Великий маг сморщился. — Мы будем их отлавливать, разводить и приручать! — Да, все изунские дрейки в вашем распоряжении. — Ответил Череп Степных. — Это все условия? — Осталось последнее, моя муза. — Каспар ди Вевр добродушно улыбнулся мистику. — Когда мессиру, достопочтенному Эллекену ди Велюнд, потребуется твоя помощь, окажешь ли ты ее? — Хрен с тобой и твоим этим Хреллекеном! — Плюнул Череп. — Будь что будет. — Тогда решено! Великий Дом ди Вевр протянет руку помощи Орде! — Великий маг Флоренты довольно хлопнул в ладоши. Просмотреть полную запись
  8. Dragon304

    Слава Орде!, ч.9-10

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Блокада Изуна Астральный линкор «Алая Звезда» стоял на рейде близ Изуна. Этот новенький корабль совсем недавно сошел с верфи, но уже был включен в состав в качестве флагмана имперской эскадры, направленной к берегам этого аллода. Вся эскадра насчитывала десяток корветов и несколько бригов, стоявших кольцом вокруг аллода орков, блокируя его. Блокада Изуна была частью операции «Родогор», которой руководил Шрам Непокорённых, новый адмирал Игшского военного округа. Собственно, «Алая Звезда» и была флагманом Шрама и ключевым элементом всей операции. — «Алая Звезда» вызывает Незебград. Прием. — Адмирал ИВО стоял возле корабельного астралофона, ожидая ответа. — Незебград слушает. Прием. — По поверхности мана-прибора прокатилась рябь, а из динамиков послышался голос Штурма Бешеных. — У меня срочное донесение с Изуна. Прием. — Поймав нужную частоту, Шрам Непокорённых начал крутить какие-то тумблеры, настраивая картинку. Спустя минуту его очам предстала рожа командора Хранителей Империи. — Срочно! Второй канал, Яскеру! — Голос Штурма Бешеных смешался с посторонними шумами и голосами техников. — Яскер слушает. Прием. — Наконец, помехи прекратились, а изображение на экране астралофона задрожало и разделилось на две картинки — на Штурма и Яскера. — Операция «Родогор» сорвана. Орки захватили береговые батареи. Из-за их огня «Алая Звезда» не может зайти в Пасть Изуна. Прием. — Доложил адмирал. — Как голодранцам удалось захватить батареи?! Доложить! Прием. — Отреагировал командор. — «Голодранцы» цепляют контрабандные манапушки на огров и идут на штурм укреплений. Прием. — Ответил Шрам Непокорённых. — Вас понял. — Ответил Яскер по дальносвязи. — Нужно перерезать поставки контрабанды. Разрешаю открывать предупредительный огонь по всем кораблям, в том числе по судам Свободных Торговцев. Прием. — Контрабандисты не единственная наша проблема. Захватив береговые батареи, бунтовщики получили доступ к дальнобойным противокорабельным лучеметам. «Алая Звезда» не может подойти на расстояние выстрела, не попав под огонь. Прием. — Рапортовал адмирал. — А защитные турели вам на что?! — Рявкнул по дальносвязи Штурм Бешеных. — Подтверждаю. Разверните турели в сторону аллода и уничтожьте береговые батареи вместе с лучеметами. — Ответил Яскер. — «Алая Звезда» должна зайти в Пасть Изуна и оказать поддержку Негус Невзру! Прием. — Так точно! — Шрам Непокорённых собирался было прерывать дальносвязь, как по экрану астралофона вновь пошла рябь, а в эфире появились помехи. — Говорит Рахл-Изун! Прием! — Раздался хрипящий голос Великого мага Изуна. — «Алая Звезда» слушает. Прием. — Шрам настроился и на третий канал связи. — Незебград слушает. Прием. — Отозвался командор Хранителей Империи. — Яскер слушает. Прием. — Последним ответил Глава Империи. — ГДЕ ВАС НОСИТ?! ГДЕ ПОДКРЕПЛЕНИЕ?! ПРИЕМ! — Рявкнул Негус Невзр. — «Алая Звезда» делает все, чтобы зайти в Пасть Изуна. Прием. — Отчитался адмирал. — Что у вас происходит, Негус Невзр? Прием. — Поинтересовался Яскер. — ЧЕРЕП ШТУРМУЕТ ГЛОТКУ! ПРИЕМ! — Кричал Невзр. — Хренов выродок! — Штурм Бешеных громко ударил по столу, на котором стоял его прибор дальносвязи, из-за чего его изображение возмущенно замерцало от помех. — Стоять до последнего! Прием! — Держитесь! «Алая Звезда» делает все возможное, чтобы зайти в порт! — Адмирал ИВО уже во всю отдавал распоряжения разворачивать защитные турели. — ПРОТИВНИК ВЕДЕТ ОГОНЬ ИЗ САМОДЕЛЬНЫХ ОРУДИЙ! — Великий маг Изуна отчитывался о происходящем прямо у него на глазах. — РАХЛ-ИЗУН СРОЧНО ЗАПРАШИВАЕТ ПОМОЩЬ! ПРИЕМ! — Пошло оно все в астрал! Шрам, СРОЧНО веди «Алую Звезду» в Пасть Изуна, во чтобы это ни встало! Прием! — Скомандовал командор Хранителей Империи. — Но береговая батарея?! — Переспросил Шрам. — Я СКАЗАЛ: ВЕДИ «ЗВЕЗДУ» В ПАСТЬ! — Повторил свой приказ Штурм Бешеных. — Понял. Конец связи. — Орк-адмирал щелкнул по тумблеру, выключая астралофон. Спустя несколько минут реактор «Алой Звезды» вновь загудел, подавая энергию на двигатели и различное оборудование линкора. Из множества выхлопных отверстий и труб в кормовой части корабля стали вырываться клубы синего дыма, растворяющегося в астрале позади «Звезды», набирающей ход. Из-за своих размеров, судно было очень неповоротливым, поэтому для того, чтобы взять курс на разлом Изуна, потребовалось время. На носу у «Алой Звезды» была статуя Незеба, державшего в руке искрящийся кристалл сферической формы, освещавший курс не хуже маяка в порту Игша. Два массивных круглых генератора, встроенных в оба борта, вращались в сторону, постепенно набирая обороты. Это были новейшие генераторы мана-щитов корабля, первой линии обороны. По заверениям конструкторов, эти щиты не уступали щитам легендарного «Затмения», а в чем-то даже и превосходили. Так ли это было? Это предстояло узнать Шраму Непокорённых и экипажу «Звезды» в ближайшее время. До радиуса поражения оставалось совсем немного. Еще минута, и линкор окажется в области поражения противокорабельных лучеметов на берегу, и еще долго не сможет открыть ответный огонь, пока не подойдет на дальность поражения собственного носового орудия. Ожидая удара противника, адмирал отдал приказ подать напряжение на щиты сверх нормы. Яркий луч энергии ударил близ корабля, не попав даже в энергетический щит. Промах, или предупредительный выстрел? Орк-адмирал не знал этого, и приказал на полном ходу идти в Пасть. Спустя минуту, береговая батарея ударила вновь. Голубая молния с треском ударилась в щит, прорисовывая его гексагональную структуру. Щит дергался, искрился, но выдержал попадание. Но не успел экипаж перевести дух, как с другой стороны в щит попал еще один смертоносный луч. Разряды, отклоняясь от основного направления луча, били то тут, то там, словно ища брешь в мана-щите. Уже во второй раз защитная сфера, окружавшая линкор, выдержала. В третий раз береговая батарея открыла огонь сразу из двух орудий. Два потока энергии били прямо в нос корабля. Щит дребезжал и буквально звенел от перенапряжения. Массивные генераторы щита, отражая нападения, вышли на повышенные обороты, а кольцо маны, пульсирующей в устройствах, начало светиться красным вместо голубого, что сигнализировало о перегрузке. Реактор «Алой Звезды», питавший одновременно и двигатели, и генераторы щитов, не справлялся. С оглушающим звоном, щит лопнул, оставив после себя яркие всполохи в воздухе. Магические лучи, пробив преграду, попали аккурат в статую Вождя, разнеся бронзовое изваяние в металлические осколки. К этому моменту, силам Империи уже удалось развернуть ближайшую турель и навестись на береговые укрепления. Накопив достаточное количество энергии, сооружение произвело залп. Мощный пучок энергии, сформировавшись в излучателе, направился в сторону аллода. Не прошло и секунды, как прогремел взрыв, донесшийся до экипажа флагмана. На месте одной из орудийных башен сейчас вздымалось голубоватое облако пыли и паров маны, принимающее форму гриба. Но без корабельных щитов это было уже бесполезно. Следующий же залп из противокорабельного лучемета проделал зияющее отверстие в корпусе линкора, разрезав толстенную стальную обшивку словно нож — масло. Когда «Алая Звезда» подошла на расстояние, необходимое, чтобы вести ответный огонь, его корпус уже представлял собой решето. Последний удар лучемета разнес в хлам астральные двигатели. Стремительно теряя скорость и управление, «Алая Звезда» взяла курс на вторую орудийную батарею, желая забрать ее с собой. *** Череп Степных поднимался в лифте на верх Рахл-Изуна уже второй раз. В этот раз его сопровождали Коловрат Северных и Сердце Кровожадных, голоса разума и силы в новой Орде. Речь орка-мистика в Великом Стойбище так вдохновила орочьи кланы, избравшие путь независимости, что буквально уже наутро, с первыми лучами солнца, новая Орда двинулась на Глотку. Как и обещал Негус Невзр, его солдаты отступали, не оказывая сопротивления, что позволило оркам достичь столицы в кратчайшее время. Серьезные столкновения начались только у границ Глотки, где уже высадились первые полки с Игша. Но к тому моменту орки контролировали уже почти весь Изун, так что взятие столицы оставалось лишь вопросом времени. Хоть новые отряды Империи все прибывали и прибывали в Глотку, Орда с каждым новым днем пробивалась все глубже на улицы и подворотни города. Поставить точку удалось благодаря совместной атаке Дерзких и Кровожадных на береговые орудийные башни. Захватив батареи, орки получили полный контроль над Пастью Изуна, отрезав имперцев от кораблей, взявших аллод в блокаду. В конце следующего дня, Великий маг Изуна, Негус Невзр, отступил, сдав Глотку. На пылающих обломках «Алой Звезды» ордынцы праздновали победу, а Череп поднимался в кабинет Великого мага на вершине Рахл-Изуна. — Кто отдал приказ стрелять по «Алой Звезде»?! — Стоило оркам зайти в кабинет, как на них сразу накричал Номарх Атон. — ХРЕНОВЫ ЖЕЛЕЗКИ! — Сердце Кровожадных выхватил свой топор и ломанулся на Восставших, но, не сделав и два шага, замер. — Стоять! — Череп Степных полностью контролировал разум вождя Кровожадных. — Они — наши союзники. — Че?! — Спросил Сердце, наконец получив контроль над своим телом. — У нас был уговор! — Раздался женский синтезированный голос. Рядом с Атоном стояла Номарх Нефру, ученица Негуса Невзра. — А вы жестоко убили весь экипаж «Алой Звезды»! — Я не отдавал приказа стрелять по линкору. — Ответил Череп Степных, занимая кресло Невзра. — Уговор? Какой еще уговор?! — Переспросил Верховный шаман орков. — Негус Невзр добровольно сдал аллод в обмен на определенные договоренности. — Пояснил Номарх Атон. — Вы же не думали, что причиной постоянного отступления армии Изуна был ваш устрашающий вид? — Что за хрень вы несете?! — Сердце отказывался признавать факт секретного договора. — Это правда. — Череп Степных закинул ноги на письменный стол. — Я действительно пошел на сделку с железками, чтобы вернуть Изун Орде. — И каковы же условия? — Поинтересовался Коловрат Северных. Он был явно недоволен тем, что важные государственные вопросы решались без него. — Орда не должна проявлять жестокости к войскам Империи. — Ответила Номарх Нефру. — Но вы пролили реки крови. — Какая, астрал ее побери, Орда без крови?! — Недоумевал Сердце Кровожадных. — У нас был договор, Череп. И вы его нарушили! — Номарх Атон проигнорировал орка, обращаясь к мистику. — Кто отдал приказ стрелять по «Алой Звезде»?! — Это уже не имеет значения. Среди нас нет Космоса, чтобы повернуть время вспять. — Защищал своих сородичей Степных. — Другие условия я все еще намерен соблюсти. — Другие условия?! — Взревел Сердце. — Какие еще, нахрен, условия?! — Орда окажет помощь Восставшим Зэм в реорганизации Империи. — Череп не дал ответить Восставшим. — И я все еще держу это обещание. А вы? — Мы начали удерживать аллод сразу с отбытием учителя. — Ответила Номарх Нефру. — Хренов интриган. — Сухо прокомментировал Коловрат Северных действия орка-мистика. — Не согласись я на эти условия, нам бы пришлось с голыми жопами отбиваться от вооруженных войск Яскера! — Ответил ему Череп Степных. — Орде нужны союзники! — Теперь, когда вы уничтожили его новенькую игрушку — тем более. — Вставил свое слово Номарх Атон. — Че? — Переспросил Сердце Кровожадных. — Какую игрушку? Чью? — «Алая Звезда» создавалась при личном участии Яскера. — Молвила Номарх Нефру. — Уничтожив линкор, вы разворошили осиный улей. — Узнав о потери своей игрушки, Яскер разозлится и перебросит все имеющиеся войска сюда. — Пояснил Атон. — У берегов Изуна будет уже не жалкий десяток корветов, а почти весь флот Империи. — Без собственного флота Изун не выстоит. — Верховный шаман Орков осознал всю серьезность ситуации. — А вы? — Охладив свой пыл, Сердце обратился к Восставшим. — Ваш главный не может пригнать корабли? Раз уж вы типа помогаете нам. — Именно что помогаем. — Ответил Номарх Атон. — Нефер Ур не будет вставать сейчас ни на чью сторону. Мы не можем терять своих. — Ох, не хотел я этого. Но, видимо, придется. — Череп Степных полез обыскивать свои карманы. Спустя минуту он выложил на стол артефакт, украшенный золотыми узорами и кристаллами. Это был портативный астралофон эльфийской работы. — Каспар, это Череп Степных. Нужна твоя помощь. Рука помощи Эльфийское хитроумное устройство ожило — голубой шар в золотой оправе начал вращаться, а маленькие фокусирующие кристаллы засияли, направляя энергию в центральную сферу. Следом засветился и магический шар, а в его глубине показалось лицо эльфа. — Каспар ди Вевр, Глава Дома ди Вевр и Великий маг Флоренты, слушает… А, Череп, ты? — Отозвался остроухий из шара, рассматривая своего собеседника. — Я думал, что ты выкинешь астралофон сразу же. После того, что случилось на Айрине. — А что случилось на Айрине? — Недоумевал вождь клана Кровожадных. — А что ты делал у остроухих? — Дурень! — Коловрат ткнул его в бок локтем. — А где он, по-твоему, добыл крови драконьей? — А-а-а… — Сердце почесал затылок. — Что? — Каспар ди Вевр вертел головой в магическом шаре, пытаясь осмотреться. — Кто это говорит? — Друзья. — Отозвался Череп, вынимая миниатюрное приспособление. Орк медлил, опасаясь разбить устройство, но все же подкинул сферу в воздух. Но вместо того, чтобы упасть, магический кристалл завис в воздухе. — Что? Где ты? Почему ты не на Нее? Где Найан?! — Великий маг обеспокоено засыпал мистика вопросами. — Почему ты прервал обучение?! — Хренова мать! Успокойся! — Рявкнул Степных, заставляя собеседника замолчать. — Я на Изуне. Не спрашивай пожалуйста ничего больше, а выслушай. — На Изуне?! — Каспар ди Вевр эмоционально взмахнул руками. — Каким таким демоном тебя занесло на Изун?! Что за самодеятельность?! Я срочно связываюсь с Найаном! — СТОЯТЬ! — Вновь крикнул Череп. — Я воспользовался одним из порталов на Нее, и переместился на Кадаган. Найану я оставил записку. — На Кадаган?! — Эльф продолжал суетиться, выражая беспокойство пополам с недовольством. — А что не в лапы Комитета?! А если бы они вновь тебя убили?! Все наши планы бы пошли к демонам под хвост! Ох, что сказал бы мессир?.. — Э, остроухий, кончай истерить! — В этот раз рявкнул Коловрат, не выдержав эмоционального Великого мага Флоренты. — Мы к тебе по делу. — Кто «мы»? — Глава Дома ди Вевр резко сменил тон и презрительно посмотрел на шамана. — Представьтесь, пожалуйста. — Коловрат Северных, Верховный шаман Орды. — Буркнул старый орк. — Орда?.. — Эльф почесал подбородок, думая, а когда его осенило, он обратился к Черепу: — О, я понял! Тебе так понравился наш Великий Бал, что ты решил устроить что-то подобное? Уважаю. — Восстание — это не какие-то свистопляски! — Огрызнулся Сердце Кровожадных. — Вы просто не представляете, какие революции можно совершить во время антракта. — Каспар ди Вевр высокомерно махнул на орка рукой. — Каспар! — Череп Степных вернул эльфа к сути диалога. — Нам нужна твоя помощь. — Это я уже понял. — Кивнул эльф и выжидающе посмотрел на мистика. — Ну-у? — Нам нужны корабли. — Ответил ученик Найана. — И оружие, пушки, войска. — Муза моя! — Игриво отозвался эльф. — Я вынужден отказать. — Но почему? — Спросил Верховный шаман Орды. — Я подчиняюсь Её Величеству королеве Антуанетте ди Делис. — Обращаясь к Коловрату, эльф сменил свой тон на официально-деловой. — Её Величество во время своей коронации издала манифест, обязывающий эльфов соблюдать нейтралитет. Я обязан подчиниться воле Её Величества. — А ты подчинялся воле короля, когда этот старый остроухий дед ввязал тебя и меня в свои шашни? — Поинтересовался Череп степных. — М-м. — Эльф замолчал, поджав губы. — Луи ди Дазирэ впоследствии присоединился к заговору Эллекена! Моя совесть чиста! — Хреллекен. — Степных фыркнул. — А как он отнесется к тому, что его единственную надежду, навигатора-шмавигатора, сцапает Комитет Незеба и казнит прилюдно за измену родине? — Прости? Я не понимаю. — Каспар ди Вевр делал вид, что упускает нить того, к чему клонит орк. Но его сияющие глаза забегали туда-сюда. — Все ты понимаешь! Орда захватила Изун, но теперь Яскер перебросит сюда еще больше войск. — Напирал орк. — С превосходящими силами, Яскер вновь займет Изун. — Вставил свое слово Номарх Атон, заинтересованный речами эльфа. Зэм усмехнулся, беря в оборот насыщенную манеру общения, и принялся сгущать краски. — Следом он накроет колоссальной имперской лапой и покарает всех предателей. Поотрубает головы, чтобы никто не воскрес. Особенно Череп Степных. — Я осознаю такую вероятность, — Великий маг жевал губу, решая, как ему поступить. — Поэтому нам нужна твоя помощь. — Череп вновь попросил подмоги. — Если Её Величество узнает… — Каспар ди Вевр мямлил. — Мой Дом может лишиться всякой поддержки на следующем Великом Балу… — Тысячелетия Дом ди Вевр держал Грох, живя бок о бок с орками. — Напомнил эльфу Верховный шаман. — А затем Родогор предал нас! Убил моего предка, Клода ди Вевр, вступил в союз с Незебом, захватил наш дом! — Недовольно фыркнул Великий маг. — Славные были времена! — Заметил Сердце Кровожадных. — Цыц! — Рявкнул на него Степных, а затем вновь обратился к Каспару. — Это было в далеком прошлом! — Но было. — Подметил эльф. — Но теперь мы хотим заключить союз с тобой, а не с Хадаганом! — Ответил ему мистик. — Орда обязуется не повторять ошибок прошлого и не нападать ни на Дом ди Вевр, ни на эльфов вообще? — Каспар ди Вевр пошел на уступки. — Ну, если не оборзеете… — Начал было Сердце Кровожадных, но, не выдержав гневного взгляда всех собравшихся, поправился. — Ладно. Не тронем мы вас. Больно костлявые вы. — Если я все же помогу вам, то поможет ли Орда моему Дому на следующем Балу? — Каспар ди Вевр продолжил диктовать условия. — Поможет. — Ответил Верховный шаман Орков. — Я почти готов согласиться. — Улыбнулся Каспар. — Кстати, пока не забыл! На Изуне же водятся дрейки, насколько я помню? — Есть несколько стай. — Ответила Номарх Нефру. — Последние годы нам удается сдерживать бесконтрольную охоту орков на них. — Отлично. — Вновь улыбнулся эльф. — Дом ди Вевр может рассчитывать на исключительные права на отлов этих существ? — Гы. Тоже мяска их хотите? — Усмехнулся Сердце Кровожадных. — Фу! — Великий маг сморщился. — Мы будем их отлавливать, разводить и приручать! — Да, все изунские дрейки в вашем распоряжении. — Ответил Череп Степных. — Это все условия? — Осталось последнее, моя муза. — Каспар ди Вевр добродушно улыбнулся мистику. — Когда мессиру, достопочтенному Эллекену ди Велюнд, потребуется твоя помощь, окажешь ли ты ее? — Хрен с тобой и твоим этим Хреллекеном! — Плюнул Череп. — Будь что будет. — Тогда решено! Великий Дом ди Вевр протянет руку помощи Орде! — Великий маг Флоренты довольно хлопнул в ладоши.
  9. Dragon304

    Слава Орде!, ч.7-8

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Великое Стойбище Голубоватая вспышка осветила древние джунские руины портала, и на старые желтоватые камни с полустертыми рунами вышли Коловрат Северных и его сын Каштан. Останки погибшей цивилизации были даже здесь, на Изуне, но их состояние оставляло желать лучшего — полуразрушенные обелиски были исписаны орочьей бранью и новомодными граффити. И цензурными была лишь небольшая их часть. Джунские руины располагались совсем близко с Великим Стойбищем — наверное, самым древним объектом культурного наследия орков. Тысячи лет назад здесь собирались орки прошлого на свои первые Сходки Кланов, здесь же легендарный Череп доказал свое право возглавить объединенную Орду. На этих ступенях, вырезанных в самом холме и спускающихся амфитеатром к центру Стойбища, шаманы вскрывали глотки пленникам, пуская кровь во славу языческих духов и героев прошлого, дабы те ниспослали им свое покровительство. Множество черепов, в основном человеческих, выстилающих громадные ступени вместо камней, до сих пор напоминают потомкам о легендарном и славном Великом Пире. На огромных, торчащих из земли по периметру сооружения костях, добытых в битвах с потомками Великих Драконов ценой сотен охотников, были вырезаны тысячи имен — имен вождей и верховных шаманов бесчисленного количества орочьих кланов. Где-то тут было и имя Бруса Северных, и его отца, великого Родогора. Где-то, возможно, было и имя легендарного Черепа, вырезанное его собственной рукой. Это место было священно для любого орка, настолько, что появление здесь комитетчика было настоящим кощунством. Недовольные орки бы быстро отправили богохульствующего агента обратно в Комитет Незеба в разных посылках и бандеролях. Сей факт и позволял сразу десятку кланов стоять лагерем вокруг Великого Стойбища, не опасаясь карательной операции со стороны властей. Коловрат и Каштан пробирались сквозь множество разных палаток и шатров, обходя стороной тотемы и стяги кланов, посягательство на которые тоже не закончилось бы ничем хорошим. Поскольку на Изуне еще не рассвело, Северные шли осторожно, переступая храпящие тела, пока не добрались к огромному шатру клана Северных, который стоял на подступах к месту Сходки. Внутри шатра все спали — кто-то на грубых самодельных лежанках, кто-то в спальных мешках, кто-то на горе из шкур и мехов, а кто-то и вовсе на голой земле. Возле хода горой дрыхли гоблины-выкормыши, десятка два, не меньше. В самом центре же горел очаг, освещая и отапливая шатер. Возле него на пятой точке сидела орчиха, наверное, единственная, кто не спал в такой ранний час, и поглаживала дремлющего у тепла волка. — Кто здесь? — Заслышав шорохи, она обернулась и радостно вскочила. — Батяня, гы! Коловрат Северных развел руки в сторону, обнимая подбежавшую Берёзу, его дочь. — Не ори, дура. — Сквозь сон проворчал Клык Северных, сын Клёна и, соответственно, внук Верховного шамана. — Ты совсем охренел огрызаться на свою тетку? — Пнул его Каштан. От такого пинка проснулся бы и мертвый. — Лучше бы поздоровался с дедом и дядькой. — Ы-ы?! — Клык спросонья зевал и ничего не мог разобрать. Сев на свою койку, он протер глаза, и лишь затем заметил своих родственников. — О, старый! А я уж хотел вместо дядьки идти! — Так бы я тебя так просто отпустила! — Берёза отвесила подзатыльник племяннику. — Сцапали бы, как твоего отца. Хрену с маслом бы сейчас радовался, а не деду. — Ну че ты начинаешь, теть?! — Клык виновато почесал ушибленное место. Рука у Берёзы Северных была все же тяжелая. — Кстати о хрене с маслом. Есть че пожрать? — Каштан жадно потер руки. — Я те че, кухарка? — Фыркнула Берёза, затем обратилась к племяннику. — Малой, метнись. — А че я-то? — Взбрыкнулся Клык. — Сама иди. — Если я пойду, то только затем, чтобы взять сковороду и хорошенько тебя погладить по головушке. — Ехидничала шаманка. — Ноги в руки и пошел! Клык промычал что-то крайне нецензурное, но поднялся и поплел в сторону горы из гоблинов и гоблинш, чтобы переложить свою работу на них. — Ну че ты его так? — Нахмурился Коловрат. — Малой же еще. — Да я и не собиралась его мутузить! — Берёза начала оправдываться. — Тем более сковородой! Я же не изверг! — Да вы все тут изверги! Не мешайте спать! — Прорычал кто-то из груды спящих орочьих тел. — Давайте тише. — Дипломатично перешел на шепот Коловрат, располагаясь возле очага, возле которого уже трудилась группа разбуженных Клыком гоблинш, готовя завтрак. — Нехрен спать! Я вон уже давно не сплю! — Ворчала шаманка. — Ты всегда была шибанутой. — Подметил Каштан. — Берёза! Каштан! — Шикнул Верховный шаман на своих детей. — Все, молчу. — Дочь заткнулась. — Что там по кланам? — Не выдержав, Каштан под недовольное ворчание гоблинши схватил со сковороды здоровенный кусище бекона. — Мы видели знамёна Головастых, Мозговитых и Степных. — Многие еще в дороге. Изун взят в оцепление, корабли пропускают только с одобрением таможни и Комитета. — Ответила Берёза. — Помимо Головастых, Мозговитых и Степных уже явились Лесные, Огненные, Снежные, Горные и Тихие. Буквально вчера на корабле Торговцев прибыли Песчаные с Суслангера. — Это как они так? — Удивился Каштан. — И как вообще Торговцы согласились? — А хрен их знает. Сами они говорят, что надавали Барыге Честных тумаков, вот он и привез их. — Усмехнулся Клык Северных. — Но никто им не верит. Наверняка что-то опять продали Честным, вот олигарх их и привёз. В бочках из-под пива. — Лучше бы там было пиво. — Подметила Берёза. — А, да! Честные тоже здесь. Но сам Барыга где-то в Глотке. Сюда он ссыкует являться. — И все? — Спросил Коловрат, явно ожидая большего. — Из влиятельных и больших кланов — да. — Ответила шаманка. — Бешеные, Непокоренные и Буйные послали нас далеко и надолго, и сюда они не явятся. Ну, а всякой шелупони-то дохрена. Я ж говорю, многие в пути. — А что Череп Степных? — Поинтересовался Клык Северных. — Без него все это лишено смысла. — Откуда нам знать, мы только из Царства Природы. — Ответил ему дядя. — Мистиков, знаешь ли, там не особо много. Особенно всяких Черепов. — С ним или без, мы должны объединить кланы и начать действовать. — Подытожил Верховный шаман. — Будем ждать остальных. *** Кланы продолжали прибывать в Великое Стойбище всевозможными способами — кто-то попадал на Изун через джунский портал, кто-то — на небольших и маневренных судах контрабандистов, прошедших мимо турелей, выставленных по периметру аллода, а кто-то и вполне официально, выдержав все проверки таможни и Комитета Незеба. К концу недели вокруг Стойбища уже вырос огромный палаточный город, по размерам сравнимый с Глоткой. Были здесь и влиятельные крупные кланы, такие как Коварные или Чащобные, и совсем молодые и немногочисленные, например, как Клан Остророгих, в котором было всего три орка и две орчихи. На Сходку Кланов явилось даже племя Тигра из Сиверии! Одним из последних прибыл клан Дерзких с Утиного Плёса. Неизвестно как, но весть о Сходке Кланов дошла и до их острова, затерянного в астрале, где они нещадно грабят одну и ту же деревню который год. Словно подтверждая свое имя, орки клана Дерзких взяли на абордаж первый же проходивший мимо корабль, подобравшись к нему на своих астральных шлюпах, а затем направили его на Изун. Добравшись до аллода, они, с их же слов, в режиме форсажа прорвались сквозь оцепление. И пока корветы береговой охраны преследовали судно, взявшее прямой курс на Драконовы горы, Дерзкие под шумок перебрались на сушу на лодках. Последними явились орочьи кланы с Диких островов — Боевые, Праведные, Кровожадные и Яростные. Свою вражду они не прекратили даже оказавшись на борту судов. Возможно, именно поэтому береговая охрана не решилась подходить к четырем астральным кораблям, норовившим взять друг друга на абордаж. Коловрат Северных понимал, что еще дольше оттягивать время было нельзя — если раньше клан Северных мог удержать от грызни и междоусобицы орков своим авторитетом, то теперь, с прибытием новых кланов, одного слова могло и не хватить. С Черепом Степных или без него — время пришло. Верховный шаман Орков назначил Сходку Кланов на вечер. Когда последний луч заходящего солнца скрылся за горизонтом, на вершине Великого Стойбища прозвучал гонг. Коловрат Северных, раздетый до пояса, стоял на верхнем кольце священного места и держал в руках огромный молот, которым и ударял в гонг, созывая кланы. В его седеющую бороду были вплетены кости, а мускулистое, пусть и старое, тело, как и лицо, украшали белые узоры боевой раскраски. Вскоре на верхнее кольцо поднялись и барабанщики клана Весёлых. Все они были так же раздеты до пояса, а их торс украшала клановая боевая раскраска (о принадлежности любого орка, не зависимо от пола и возраста, можно было судить по раскраске на их теле — у каждого клана она была своя). Сначала тихо, они вторили Коловрату, но постепенно гром боевых барабанов становился все громче. И вот уже боевая музыка охватила все Стойбище — следом за барабанами последовали бубны, рога, дудки, трещотки. Из каждого шатра и палатки звучал отклик на зов. Под боевой ритм орки медленно поднимались на холм к священному месту. Кланы следовали друг за другом, освещая себе путь сотнями факелов. Впереди каждого племени шел вождь или верховный шаман, а следом несли тотем. У кого-то клановый тотем был совсем небольшой, что позволяло нести его одному орку. А вот у Северных он был настолько массивен, что под него приходилось подкладывать бревна и волочить сразу шестерым. Добравшись до вершины, вождь или шаман острым предметом вырезал свое имя на свободном месте огромной драконьей кости, торчащей из земли, после чего спускался вниз по трибуне Великого Стойбища. Клан следовал за ним, занимая место на одной (или большем количестве, если клан был так велик) ступени, сложенной из черепов и костей. Главную духовную реликвию клана, тотем, спускали в самый низ, где он занимал свое место в центральном Тотемном круге. Когда последний клан поднялся в Стойбище, Коловрат Северных в последний раз ударил в гонг. Следом, замолчала и боевая музыка. В полной тишине, Верховный шаман Орков спускался по древним ступеням в центр Великого Стойбища. — Кланы! — Коловрат встал в кругу тотемов. — К вам обращаюсь я, Коловрат Северных! Толпа собравшихся орков на трибунах громко зашумела. — Десятилетия назад вы выбрали меня своим Верховным шаманом! — Продолжил орк, надрывая горло, чтобы его услышали задние ряды. — Пришло время собраться нам вновь! Да начнется Сходка Кланов! Орки клана Весёлых в очередной раз ударили в свои барабаны, а толпа радостно загудела. Немного подождав, старый шаман поднял руку, прося тишины. — Вы меня спросите, зачем я собрал вас? — Дождавшись, когда барабаны замолкнут, Коловрат заговорил опять. — Нам пора решить наше будущее! Толпа зашумела. Верховному шаману пришлось потребовать тишины. — Но начну я с прошлого. — Кричал он. — Сотни лет назад, далеко отсюда, на родине моего клана, на родине великого Родогора, на аллоде Грох, жил еще один клан! Сходка Кланов громко загудела. Особенно громко о себе напомнил клан Степных, о котором и шла речь. — Да, Степные, я о вас! — Коловрат Северных обратился к своим далеким сородичам. — Сотни лет назад у вас, у нас всех, у орков, родился ребенок, способный изменить нашу судьбу! Степные радостно заулюлюкали, а вот со стороны Праведных послышалось негодование. Кто-то даже обвинял Коловрата в том, что он на старости лет сошел с ума и созвал кланы ради каких-то там сказок. — Лютовей Степных — легенда! — Старый шаман услышал недовольные возгласы. — Легенда, но не миф! Не сказка, которую рассказывают детям на ночь, нет! Многие века назад он действительно существовал. И, как бы вам это не нравилось, Праведные, но он действительно владел магией! — Брехня! — Отозвался кто-то из толпы. — Долой безумного шамана! — Легендарный орк, Лютовей Степных, был первым из нас, кто мог подчинить себе магические силы, недоступные нам! — Коловрат Степных пропустил мимо ушей оскорбления в свой адрес. — Но не единственным! Он оставил потомство! И его магическая кровь дошла до наших дней! — Херня! — Кричала половина стойбища со стороны Праведных. — Не верите — спросите Мать Степных! — Шаман указал на орчиху из клана Степных в первом ряду. — Она мать целых трех наследников Легендарного орка! — Вихрь сдох. И поделом ему! — Крикнул один орк из клана Праведных. — Да. Вихрь Степных погиб, защищая Империю. — Согласился Коловрат. — А дурная смертобаба предала нас! — Крикнула орчиха из клана Огненных. — Жало Степных отказалась вести нас и переметнулась на сторону культистов-демонопоклонников. — Вновь согласился Северных. — Но есть еще Череп! — Он тоже мертв! Мертв же? — Кто-то неуверенно спросил с дальних рядов. — Был мертв! — Радостно воскликнул Верховный шаман. — А теперь жив и учится на Великого мага! Великое Стойбище сошло с ума. Десятки орков вскочили со своих мест, закидывая шамана вопросами с одной стороны, и матеря и его, и клан Северных, и клан Степных, и Черепа Степных с другой. Шум, крики и оры слились в громкий гул, в котором утонули трибуны. Кто-то немедленно требовал выхода из Империи, кто-то требовал отрубить голову Черепу Степных и отрезать уши Коловрату… — ТИХО! — Взревел Коловрат, пытаясь унять бушующую толпу. — ТИХО!!! Все Стойбище уже было на ногах. Кто-то уже готовился чистить морду соседу, взяв его за грудки. Каштан Северных, видя, что все идет к массовой драке, взбежал вверх по ступеням из черепов, и, достигнув гонга на вершине Великого Стойбища, ударил в него. — ТИХО! — Воспользовался паузой Коловрат. — Не время бить хавальники. Время решать судьбу Орды! — Предатель! — Булат Праведных, вождь клана, спустился с трибун и вошел в Тотемный круг. — Трус! — Вождь Яростных, Хвост, тоже был тут. — Ты позорно бежал с Игша, и еще что-то предлагаешь?! — Я верен Оркам! — Кричал на них Коловрат Северных. — Я верен Орде! — Нет никакой Орды! — В круг тотемов вышел и вождь клана Огненных, Пепел. — Пора тебе бросить свои несбыточные фантазии! — Орда — наш дом! — Отозвалась Мать Степных, вставшая на сторону Верховного шамана. — Империя — наша родина! — Парировал вождь Праведных. — Никакие Черепы нам не нужны! Как и безумные идеи о независимости! — Безумен тут только ты! — Штырь Головастых, исполняющий обязанности шамана клана, тоже встал на сторону Северных, подойдя вплотную к Праведному. — Совсем уже шарики за ролики заехали со своей святостью?! — Пошел нахрен! — Вождь Праведных с размаху врезал шаману Головастых. Это подожгло фитиль огромной пороховой бочки под названием «орочий нрав». Не прошло и минуты, как насилие охватило священное место. Огненные колошматили Снежных, Кровожадные сцепились с Яростными, Лесные со Степными… Берёза Северных только и ждала этого момента, чтобы вцепиться в эту Стерву Огненных, и повалить ее под своим весом на землю. Повалив, она принялась остервенело ее избивать. Сломав ей нос, дочь Коловрата остановилась, но ее оппонентка воспользовалась заминкой и скинула с себя шаманку. Кровь застила ей глаза, но, выплюнув выбитый зуб, жена вождя Огненных кинулась на Берёзу, схватившись за волосы. Спустя десятилетия, стены Великого Стойбища вновь окропились кровью. Великий Вождь Бойня в Великом Стойбище продолжалась. Кто-то уже лежал на земле, ожидая, когда его Искра вернется из чертогов Чистилища, но большинство орков были все еще на ногах и остервенело избивали друг друга. Вождь клана Праведных повалил Штыря Головастых и вдалбливал кованый сапог в ребра шамана. Орк на последнем издыхании швырнул в противника жалящее заклинание, отчего Булат Праведных взвизгнул как поросенок и отступил. Шаман Головастых отключился, так и не увидев, что сталось с вождем, и так и остался бы лежать на костях, если бы не подбежала молодежь и не оттащила его к тотему Головастых, где уже лежало несколько тел. Мать Степных выламывала черепа из ступеней и швыряла их в Яростных, отгоняя их от себя. Но тут кто-то схватил ее за косу и потащил за волосы прочь. Не теряя ни минуты, Мать выхватила из сапога кинжал и без сожаления попрощалась со своей косой. Следом, клинок оказался уже в брюхе обидчика и проехался вниз, выпуская все внутренности наружу. Хвост Яростных, новый вождь клана Яростных, выломав откуда-то крепкую берцовую кость, несся на Коршуна Боевых, своего старого соперника, которому он когда-то уступил место вождя Боевых. Но ему не суждено было настигнуть свою цель — заметив его, Коршун ударил кулаком о землю, и сразу куча корней обхватила ногу Хвоста, из-за чего тот и споткнулся. Меньше повезло шаману клана Снежных, Морозу. Его сбил с ног вождь клана Огненных, Пепел, и яростно колошматил его лицо кастетами. Потеряв сознание, Мороз Снежных перестал сопротивляться, чем и воспользовался вождь. Пепел Огненных схватил противника за голову и сдавил, желая раздробить череп. — ДОВОЛЬНО! — В голове Пепла прозвучал голос Черепа Степных. Вождь опешил и прекратил свою кровавую расправу. — ДОВОЛЬНО! — Череп Степных вновь раздался в мыслях Пепла. Вождь опасливо озирался по сторонам в поисках источника голоса. Но вместо этого он понял, что не он один слышал голос орка-мистика. Все орки вокруг него замерли и пытались понять что происходит. — ДОВОЛЬНО! — Псионический приказ наследника Легендарного орка разнеслась по всему Стойбищу. Прижав пальцы к вискам, орк-мистик спускался по ступеням Великого Стойбища. На его лице был нарисован череп белой светящейся в темноте краской. Ярко светилось и аметистовое ожерелье на оголенной груди Черепа Степных. — Довольно крови! — Скомандовал орк. — Орочья кровь должна кипеть в жилах, а не остывать на земле! Орки бросали оружие. Кто-то по своей воле, а кто-то корчился от боли и разжимал кулаки против своей воли. — Сражайся как воин, трус! — Короб Праведных бросился на мистика с кинжалом в руке. Глаза Черепа Степных вспыхнули фиолетовым сиянием, а затем мощная псионическая волна разлетелась от него во все стороны, накрывая Стойбище. Орки попадали на землю как безвольные куклы. Те, кто был посильнее — стояли на коленях, обхватив голову, пытаясь унять невыносимую боль. — Я пришел говорить, а не сражаться! — Спустившись в Тотемный круг, ученик Найана прервал ментальную пытку. — И чего же ты хочешь, предатель? — Презрительно фыркнул Булат Праведных, сидя на земле, прижавшись спиной к тотему клана. Лицо вождя опухло, а на лбу все еще сидела оса и жалила его. — Неважно, чего хочу я. А то, чего хотите вы! — Обратился Череп Степных ко всем оркам, приходившим в себя. — Убирайся в небытие! — На дрожащих руках поднялся Короб. — Заткнись, Короб! — Коловрат, хромая, подошел к Черепу. Левой рукой (правая рука была сломана и висела плетью), он похлопал орка по плечу. — Рад тебя видеть. — Посмотрите на себя! — Череп Степных окинул взглядом израненных орков, а затем указал на мертвые тела. — Посмотрите на них! — Это была славная битва! — Отозвался ему Рубило Дерзких. Вождь Клана Дерзких сидел на корточках и зажимал кровоточащий глаз. — Битва?! Славная?! — Рявкнул на него Череп, указывая на труп пацана, которому было около четырнадцати лет. — Как давно избиение ребенка стало славной битвой?! — Это орочьи обычаи! — Крикнула Око Тихих, вождь клана. Ее дочери были подле нее и перевязывали раздробленную руку. — А я тебе кто? Гоблин?! — Вождь Тихих попала под раздачу мистика. — Во времена Великого Пира кровь лилась рекой и мы упивались ею! — Отозвался Сердце Кровожадных. Новый вождь клана с Диких островов, на удивление, пострадал меньше всех, хоть и сражался сразу против всех. — Но чья кровь текла по этим ступеням?! — Череп Степных со злостью пнул человеческий череп. — На Великом Пиру проливалась кровь людей, а не орков! Орда властвовала над миром, а не грызлась сама с собой! — Нет никакой Орды. — Ответил ему Булат Праведных, отхаркивая кровь. — Есть только Империя! — Потому я и спрашиваю вас! Чего вы хотите?! — Повторил свой вопрос наследник Легендарного орка. — Империю, использующую орков как пушечное мясо, проливая НАШУ кровь ради какого-то жалкого клочка земли или своих опытов?! Или Орду, проливающую кровь НАШИХ врагов во славу Великих Предков?! — За наших детей! — Закричала Мать Степных! — Слава Орде! Лозунг орчихи подхватили и другие орки клана Степных. — За Изун! — Прокричал Коловрат Северных, а за ним и все Северные. — За Орду! — Слава Великим Предкам! — На сторону Северных, Степных, Головастых и Мозговитых встали Мороз Снежных и Ветер Песчаных. — Слава Орде! — Да начнется новый Великий Пир! — Крикнул Сердце Кровожадных. — За Орду! Хвост Яростных и Булат Праведных с ненавистью в глазах смотрели на то, как кланы одним за другим переходят на сторону Коловрата и Черепа. — В астрал Орду! В астрал всех Предков! В астрал всех вас! — Гнев объял Пепла Огненных. Толкнув клановый тотем, он развернулся и встал взбираться по ступеням, убираясь прочь. Орки его клана последовали за ним, бросая ругательства и проклятья в адрес предателей. — Империя покарает всех вас! — Булат Праведных последовал примеру Пепла Огненных и покинул Великое Стойбище. Следом за ним ушли Яростные и еще несколько кланов. Общество орков раскололось. Начиналась новая страница в истории Орков. Оставшиеся с Коловратом и Черепом были верны Орде. Но что они понимали под Ордой? — Что ж. Теперь мы все изменники Империи и враги народа. — Подметил Ветер, шаман клана Песчаных. — Что будем делать? — Что нам делать — решать Великому Вождю. — Коловрат Северных указал на Черепа. — Хрен! — Воскликнул Сердце Кровожадных. — Мы за Орду! Но чтобы Череп был Великим Вождем… Не бывать этому! — Я вам не Вождь. — Спокойно ответил Череп Степных, провожая взглядом последних орков, покидающих священное место. — Но ты уже наш Вождь! — Ответил ему Коловрат Северных. — Ради тебя многие из нас пошли на предательство Империи. Ради тебя наши жены и дети сейчас сидят в застенках Комитета Незеба! — Я вам не Вождь. — Повторился мистик. — Не ради меня вы восстали против Империи, но ради Орды. — Какая же Орда без Великого Вождя? — Штырь Головастых пришел в себя и ковылял к собравшимся. — Орде нужен Великий Вождь! — Отозвалась и Мысля Мозговитых, шаманка клана Мозговитых. — Хрен, а не Вождь! — Противился Сердце Кровожадных. — Мы против! Если вы не согласитесь — мы уйдем! — Я. Вам. Не. Вождь. — Процедил сквозь зубы ученик Найана. — Вы можете звать меня как хотите, но я вам не Вождь. — А как же Орда? — Спросил Мороз Снежных, выплевывая кровь изо рта. — Я отдам свою жизнь во славу Орды. — Ответил ему Череп. — Но я вам не Великий Вождь. Я не Орда. У новой Орды не будет Вождя. Орда — это Мы. — И что же будет делать Орда? — Верховный шаман услышал в словах Черепа Степных мудрость лидера и довольно улыбнулся. — Заберет своё. Продолжение следует Просмотреть полную запись
  10. Dragon304

    Слава Орде!, ч.7-8

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Великое Стойбище Голубоватая вспышка осветила древние джунские руины портала, и на старые желтоватые камни с полустертыми рунами вышли Коловрат Северных и его сын Каштан. Останки погибшей цивилизации были даже здесь, на Изуне, но их состояние оставляло желать лучшего — полуразрушенные обелиски были исписаны орочьей бранью и новомодными граффити. И цензурными была лишь небольшая их часть. Джунские руины располагались совсем близко с Великим Стойбищем — наверное, самым древним объектом культурного наследия орков. Тысячи лет назад здесь собирались орки прошлого на свои первые Сходки Кланов, здесь же легендарный Череп доказал свое право возглавить объединенную Орду. На этих ступенях, вырезанных в самом холме и спускающихся амфитеатром к центру Стойбища, шаманы вскрывали глотки пленникам, пуская кровь во славу языческих духов и героев прошлого, дабы те ниспослали им свое покровительство. Множество черепов, в основном человеческих, выстилающих громадные ступени вместо камней, до сих пор напоминают потомкам о легендарном и славном Великом Пире. На огромных, торчащих из земли по периметру сооружения костях, добытых в битвах с потомками Великих Драконов ценой сотен охотников, были вырезаны тысячи имен — имен вождей и верховных шаманов бесчисленного количества орочьих кланов. Где-то тут было и имя Бруса Северных, и его отца, великого Родогора. Где-то, возможно, было и имя легендарного Черепа, вырезанное его собственной рукой. Это место было священно для любого орка, настолько, что появление здесь комитетчика было настоящим кощунством. Недовольные орки бы быстро отправили богохульствующего агента обратно в Комитет Незеба в разных посылках и бандеролях. Сей факт и позволял сразу десятку кланов стоять лагерем вокруг Великого Стойбища, не опасаясь карательной операции со стороны властей. Коловрат и Каштан пробирались сквозь множество разных палаток и шатров, обходя стороной тотемы и стяги кланов, посягательство на которые тоже не закончилось бы ничем хорошим. Поскольку на Изуне еще не рассвело, Северные шли осторожно, переступая храпящие тела, пока не добрались к огромному шатру клана Северных, который стоял на подступах к месту Сходки. Внутри шатра все спали — кто-то на грубых самодельных лежанках, кто-то в спальных мешках, кто-то на горе из шкур и мехов, а кто-то и вовсе на голой земле. Возле хода горой дрыхли гоблины-выкормыши, десятка два, не меньше. В самом центре же горел очаг, освещая и отапливая шатер. Возле него на пятой точке сидела орчиха, наверное, единственная, кто не спал в такой ранний час, и поглаживала дремлющего у тепла волка. — Кто здесь? — Заслышав шорохи, она обернулась и радостно вскочила. — Батяня, гы! Коловрат Северных развел руки в сторону, обнимая подбежавшую Берёзу, его дочь. — Не ори, дура. — Сквозь сон проворчал Клык Северных, сын Клёна и, соответственно, внук Верховного шамана. — Ты совсем охренел огрызаться на свою тетку? — Пнул его Каштан. От такого пинка проснулся бы и мертвый. — Лучше бы поздоровался с дедом и дядькой. — Ы-ы?! — Клык спросонья зевал и ничего не мог разобрать. Сев на свою койку, он протер глаза, и лишь затем заметил своих родственников. — О, старый! А я уж хотел вместо дядьки идти! — Так бы я тебя так просто отпустила! — Берёза отвесила подзатыльник племяннику. — Сцапали бы, как твоего отца. Хрену с маслом бы сейчас радовался, а не деду. — Ну че ты начинаешь, теть?! — Клык виновато почесал ушибленное место. Рука у Берёзы Северных была все же тяжелая. — Кстати о хрене с маслом. Есть че пожрать? — Каштан жадно потер руки. — Я те че, кухарка? — Фыркнула Берёза, затем обратилась к племяннику. — Малой, метнись. — А че я-то? — Взбрыкнулся Клык. — Сама иди. — Если я пойду, то только затем, чтобы взять сковороду и хорошенько тебя погладить по головушке. — Ехидничала шаманка. — Ноги в руки и пошел! Клык промычал что-то крайне нецензурное, но поднялся и поплел в сторону горы из гоблинов и гоблинш, чтобы переложить свою работу на них. — Ну че ты его так? — Нахмурился Коловрат. — Малой же еще. — Да я и не собиралась его мутузить! — Берёза начала оправдываться. — Тем более сковородой! Я же не изверг! — Да вы все тут изверги! Не мешайте спать! — Прорычал кто-то из груды спящих орочьих тел. — Давайте тише. — Дипломатично перешел на шепот Коловрат, располагаясь возле очага, возле которого уже трудилась группа разбуженных Клыком гоблинш, готовя завтрак. — Нехрен спать! Я вон уже давно не сплю! — Ворчала шаманка. — Ты всегда была шибанутой. — Подметил Каштан. — Берёза! Каштан! — Шикнул Верховный шаман на своих детей. — Все, молчу. — Дочь заткнулась. — Что там по кланам? — Не выдержав, Каштан под недовольное ворчание гоблинши схватил со сковороды здоровенный кусище бекона. — Мы видели знамёна Головастых, Мозговитых и Степных. — Многие еще в дороге. Изун взят в оцепление, корабли пропускают только с одобрением таможни и Комитета. — Ответила Берёза. — Помимо Головастых, Мозговитых и Степных уже явились Лесные, Огненные, Снежные, Горные и Тихие. Буквально вчера на корабле Торговцев прибыли Песчаные с Суслангера. — Это как они так? — Удивился Каштан. — И как вообще Торговцы согласились? — А хрен их знает. Сами они говорят, что надавали Барыге Честных тумаков, вот он и привез их. — Усмехнулся Клык Северных. — Но никто им не верит. Наверняка что-то опять продали Честным, вот олигарх их и привёз. В бочках из-под пива. — Лучше бы там было пиво. — Подметила Берёза. — А, да! Честные тоже здесь. Но сам Барыга где-то в Глотке. Сюда он ссыкует являться. — И все? — Спросил Коловрат, явно ожидая большего. — Из влиятельных и больших кланов — да. — Ответила шаманка. — Бешеные, Непокоренные и Буйные послали нас далеко и надолго, и сюда они не явятся. Ну, а всякой шелупони-то дохрена. Я ж говорю, многие в пути. — А что Череп Степных? — Поинтересовался Клык Северных. — Без него все это лишено смысла. — Откуда нам знать, мы только из Царства Природы. — Ответил ему дядя. — Мистиков, знаешь ли, там не особо много. Особенно всяких Черепов. — С ним или без, мы должны объединить кланы и начать действовать. — Подытожил Верховный шаман. — Будем ждать остальных. *** Кланы продолжали прибывать в Великое Стойбище всевозможными способами — кто-то попадал на Изун через джунский портал, кто-то — на небольших и маневренных судах контрабандистов, прошедших мимо турелей, выставленных по периметру аллода, а кто-то и вполне официально, выдержав все проверки таможни и Комитета Незеба. К концу недели вокруг Стойбища уже вырос огромный палаточный город, по размерам сравнимый с Глоткой. Были здесь и влиятельные крупные кланы, такие как Коварные или Чащобные, и совсем молодые и немногочисленные, например, как Клан Остророгих, в котором было всего три орка и две орчихи. На Сходку Кланов явилось даже племя Тигра из Сиверии! Одним из последних прибыл клан Дерзких с Утиного Плёса. Неизвестно как, но весть о Сходке Кланов дошла и до их острова, затерянного в астрале, где они нещадно грабят одну и ту же деревню который год. Словно подтверждая свое имя, орки клана Дерзких взяли на абордаж первый же проходивший мимо корабль, подобравшись к нему на своих астральных шлюпах, а затем направили его на Изун. Добравшись до аллода, они, с их же слов, в режиме форсажа прорвались сквозь оцепление. И пока корветы береговой охраны преследовали судно, взявшее прямой курс на Драконовы горы, Дерзкие под шумок перебрались на сушу на лодках. Последними явились орочьи кланы с Диких островов — Боевые, Праведные, Кровожадные и Яростные. Свою вражду они не прекратили даже оказавшись на борту судов. Возможно, именно поэтому береговая охрана не решилась подходить к четырем астральным кораблям, норовившим взять друг друга на абордаж. Коловрат Северных понимал, что еще дольше оттягивать время было нельзя — если раньше клан Северных мог удержать от грызни и междоусобицы орков своим авторитетом, то теперь, с прибытием новых кланов, одного слова могло и не хватить. С Черепом Степных или без него — время пришло. Верховный шаман Орков назначил Сходку Кланов на вечер. Когда последний луч заходящего солнца скрылся за горизонтом, на вершине Великого Стойбища прозвучал гонг. Коловрат Северных, раздетый до пояса, стоял на верхнем кольце священного места и держал в руках огромный молот, которым и ударял в гонг, созывая кланы. В его седеющую бороду были вплетены кости, а мускулистое, пусть и старое, тело, как и лицо, украшали белые узоры боевой раскраски. Вскоре на верхнее кольцо поднялись и барабанщики клана Весёлых. Все они были так же раздеты до пояса, а их торс украшала клановая боевая раскраска (о принадлежности любого орка, не зависимо от пола и возраста, можно было судить по раскраске на их теле — у каждого клана она была своя). Сначала тихо, они вторили Коловрату, но постепенно гром боевых барабанов становился все громче. И вот уже боевая музыка охватила все Стойбище — следом за барабанами последовали бубны, рога, дудки, трещотки. Из каждого шатра и палатки звучал отклик на зов. Под боевой ритм орки медленно поднимались на холм к священному месту. Кланы следовали друг за другом, освещая себе путь сотнями факелов. Впереди каждого племени шел вождь или верховный шаман, а следом несли тотем. У кого-то клановый тотем был совсем небольшой, что позволяло нести его одному орку. А вот у Северных он был настолько массивен, что под него приходилось подкладывать бревна и волочить сразу шестерым. Добравшись до вершины, вождь или шаман острым предметом вырезал свое имя на свободном месте огромной драконьей кости, торчащей из земли, после чего спускался вниз по трибуне Великого Стойбища. Клан следовал за ним, занимая место на одной (или большем количестве, если клан был так велик) ступени, сложенной из черепов и костей. Главную духовную реликвию клана, тотем, спускали в самый низ, где он занимал свое место в центральном Тотемном круге. Когда последний клан поднялся в Стойбище, Коловрат Северных в последний раз ударил в гонг. Следом, замолчала и боевая музыка. В полной тишине, Верховный шаман Орков спускался по древним ступеням в центр Великого Стойбища. — Кланы! — Коловрат встал в кругу тотемов. — К вам обращаюсь я, Коловрат Северных! Толпа собравшихся орков на трибунах громко зашумела. — Десятилетия назад вы выбрали меня своим Верховным шаманом! — Продолжил орк, надрывая горло, чтобы его услышали задние ряды. — Пришло время собраться нам вновь! Да начнется Сходка Кланов! Орки клана Весёлых в очередной раз ударили в свои барабаны, а толпа радостно загудела. Немного подождав, старый шаман поднял руку, прося тишины. — Вы меня спросите, зачем я собрал вас? — Дождавшись, когда барабаны замолкнут, Коловрат заговорил опять. — Нам пора решить наше будущее! Толпа зашумела. Верховному шаману пришлось потребовать тишины. — Но начну я с прошлого. — Кричал он. — Сотни лет назад, далеко отсюда, на родине моего клана, на родине великого Родогора, на аллоде Грох, жил еще один клан! Сходка Кланов громко загудела. Особенно громко о себе напомнил клан Степных, о котором и шла речь. — Да, Степные, я о вас! — Коловрат Северных обратился к своим далеким сородичам. — Сотни лет назад у вас, у нас всех, у орков, родился ребенок, способный изменить нашу судьбу! Степные радостно заулюлюкали, а вот со стороны Праведных послышалось негодование. Кто-то даже обвинял Коловрата в том, что он на старости лет сошел с ума и созвал кланы ради каких-то там сказок. — Лютовей Степных — легенда! — Старый шаман услышал недовольные возгласы. — Легенда, но не миф! Не сказка, которую рассказывают детям на ночь, нет! Многие века назад он действительно существовал. И, как бы вам это не нравилось, Праведные, но он действительно владел магией! — Брехня! — Отозвался кто-то из толпы. — Долой безумного шамана! — Легендарный орк, Лютовей Степных, был первым из нас, кто мог подчинить себе магические силы, недоступные нам! — Коловрат Степных пропустил мимо ушей оскорбления в свой адрес. — Но не единственным! Он оставил потомство! И его магическая кровь дошла до наших дней! — Херня! — Кричала половина стойбища со стороны Праведных. — Не верите — спросите Мать Степных! — Шаман указал на орчиху из клана Степных в первом ряду. — Она мать целых трех наследников Легендарного орка! — Вихрь сдох. И поделом ему! — Крикнул один орк из клана Праведных. — Да. Вихрь Степных погиб, защищая Империю. — Согласился Коловрат. — А дурная смертобаба предала нас! — Крикнула орчиха из клана Огненных. — Жало Степных отказалась вести нас и переметнулась на сторону культистов-демонопоклонников. — Вновь согласился Северных. — Но есть еще Череп! — Он тоже мертв! Мертв же? — Кто-то неуверенно спросил с дальних рядов. — Был мертв! — Радостно воскликнул Верховный шаман. — А теперь жив и учится на Великого мага! Великое Стойбище сошло с ума. Десятки орков вскочили со своих мест, закидывая шамана вопросами с одной стороны, и матеря и его, и клан Северных, и клан Степных, и Черепа Степных с другой. Шум, крики и оры слились в громкий гул, в котором утонули трибуны. Кто-то немедленно требовал выхода из Империи, кто-то требовал отрубить голову Черепу Степных и отрезать уши Коловрату… — ТИХО! — Взревел Коловрат, пытаясь унять бушующую толпу. — ТИХО!!! Все Стойбище уже было на ногах. Кто-то уже готовился чистить морду соседу, взяв его за грудки. Каштан Северных, видя, что все идет к массовой драке, взбежал вверх по ступеням из черепов, и, достигнув гонга на вершине Великого Стойбища, ударил в него. — ТИХО! — Воспользовался паузой Коловрат. — Не время бить хавальники. Время решать судьбу Орды! — Предатель! — Булат Праведных, вождь клана, спустился с трибун и вошел в Тотемный круг. — Трус! — Вождь Яростных, Хвост, тоже был тут. — Ты позорно бежал с Игша, и еще что-то предлагаешь?! — Я верен Оркам! — Кричал на них Коловрат Северных. — Я верен Орде! — Нет никакой Орды! — В круг тотемов вышел и вождь клана Огненных, Пепел. — Пора тебе бросить свои несбыточные фантазии! — Орда — наш дом! — Отозвалась Мать Степных, вставшая на сторону Верховного шамана. — Империя — наша родина! — Парировал вождь Праведных. — Никакие Черепы нам не нужны! Как и безумные идеи о независимости! — Безумен тут только ты! — Штырь Головастых, исполняющий обязанности шамана клана, тоже встал на сторону Северных, подойдя вплотную к Праведному. — Совсем уже шарики за ролики заехали со своей святостью?! — Пошел нахрен! — Вождь Праведных с размаху врезал шаману Головастых. Это подожгло фитиль огромной пороховой бочки под названием «орочий нрав». Не прошло и минуты, как насилие охватило священное место. Огненные колошматили Снежных, Кровожадные сцепились с Яростными, Лесные со Степными… Берёза Северных только и ждала этого момента, чтобы вцепиться в эту Стерву Огненных, и повалить ее под своим весом на землю. Повалив, она принялась остервенело ее избивать. Сломав ей нос, дочь Коловрата остановилась, но ее оппонентка воспользовалась заминкой и скинула с себя шаманку. Кровь застила ей глаза, но, выплюнув выбитый зуб, жена вождя Огненных кинулась на Берёзу, схватившись за волосы. Спустя десятилетия, стены Великого Стойбища вновь окропились кровью. Великий Вождь Бойня в Великом Стойбище продолжалась. Кто-то уже лежал на земле, ожидая, когда его Искра вернется из чертогов Чистилища, но большинство орков были все еще на ногах и остервенело избивали друг друга. Вождь клана Праведных повалил Штыря Головастых и вдалбливал кованый сапог в ребра шамана. Орк на последнем издыхании швырнул в противника жалящее заклинание, отчего Булат Праведных взвизгнул как поросенок и отступил. Шаман Головастых отключился, так и не увидев, что сталось с вождем, и так и остался бы лежать на костях, если бы не подбежала молодежь и не оттащила его к тотему Головастых, где уже лежало несколько тел. Мать Степных выламывала черепа из ступеней и швыряла их в Яростных, отгоняя их от себя. Но тут кто-то схватил ее за косу и потащил за волосы прочь. Не теряя ни минуты, Мать выхватила из сапога кинжал и без сожаления попрощалась со своей косой. Следом, клинок оказался уже в брюхе обидчика и проехался вниз, выпуская все внутренности наружу. Хвост Яростных, новый вождь клана Яростных, выломав откуда-то крепкую берцовую кость, несся на Коршуна Боевых, своего старого соперника, которому он когда-то уступил место вождя Боевых. Но ему не суждено было настигнуть свою цель — заметив его, Коршун ударил кулаком о землю, и сразу куча корней обхватила ногу Хвоста, из-за чего тот и споткнулся. Меньше повезло шаману клана Снежных, Морозу. Его сбил с ног вождь клана Огненных, Пепел, и яростно колошматил его лицо кастетами. Потеряв сознание, Мороз Снежных перестал сопротивляться, чем и воспользовался вождь. Пепел Огненных схватил противника за голову и сдавил, желая раздробить череп. — ДОВОЛЬНО! — В голове Пепла прозвучал голос Черепа Степных. Вождь опешил и прекратил свою кровавую расправу. — ДОВОЛЬНО! — Череп Степных вновь раздался в мыслях Пепла. Вождь опасливо озирался по сторонам в поисках источника голоса. Но вместо этого он понял, что не он один слышал голос орка-мистика. Все орки вокруг него замерли и пытались понять что происходит. — ДОВОЛЬНО! — Псионический приказ наследника Легендарного орка разнеслась по всему Стойбищу. Прижав пальцы к вискам, орк-мистик спускался по ступеням Великого Стойбища. На его лице был нарисован череп белой светящейся в темноте краской. Ярко светилось и аметистовое ожерелье на оголенной груди Черепа Степных. — Довольно крови! — Скомандовал орк. — Орочья кровь должна кипеть в жилах, а не остывать на земле! Орки бросали оружие. Кто-то по своей воле, а кто-то корчился от боли и разжимал кулаки против своей воли. — Сражайся как воин, трус! — Короб Праведных бросился на мистика с кинжалом в руке. Глаза Черепа Степных вспыхнули фиолетовым сиянием, а затем мощная псионическая волна разлетелась от него во все стороны, накрывая Стойбище. Орки попадали на землю как безвольные куклы. Те, кто был посильнее — стояли на коленях, обхватив голову, пытаясь унять невыносимую боль. — Я пришел говорить, а не сражаться! — Спустившись в Тотемный круг, ученик Найана прервал ментальную пытку. — И чего же ты хочешь, предатель? — Презрительно фыркнул Булат Праведных, сидя на земле, прижавшись спиной к тотему клана. Лицо вождя опухло, а на лбу все еще сидела оса и жалила его. — Неважно, чего хочу я. А то, чего хотите вы! — Обратился Череп Степных ко всем оркам, приходившим в себя. — Убирайся в небытие! — На дрожащих руках поднялся Короб. — Заткнись, Короб! — Коловрат, хромая, подошел к Черепу. Левой рукой (правая рука была сломана и висела плетью), он похлопал орка по плечу. — Рад тебя видеть. — Посмотрите на себя! — Череп Степных окинул взглядом израненных орков, а затем указал на мертвые тела. — Посмотрите на них! — Это была славная битва! — Отозвался ему Рубило Дерзких. Вождь Клана Дерзких сидел на корточках и зажимал кровоточащий глаз. — Битва?! Славная?! — Рявкнул на него Череп, указывая на труп пацана, которому было около четырнадцати лет. — Как давно избиение ребенка стало славной битвой?! — Это орочьи обычаи! — Крикнула Око Тихих, вождь клана. Ее дочери были подле нее и перевязывали раздробленную руку. — А я тебе кто? Гоблин?! — Вождь Тихих попала под раздачу мистика. — Во времена Великого Пира кровь лилась рекой и мы упивались ею! — Отозвался Сердце Кровожадных. Новый вождь клана с Диких островов, на удивление, пострадал меньше всех, хоть и сражался сразу против всех. — Но чья кровь текла по этим ступеням?! — Череп Степных со злостью пнул человеческий череп. — На Великом Пиру проливалась кровь людей, а не орков! Орда властвовала над миром, а не грызлась сама с собой! — Нет никакой Орды. — Ответил ему Булат Праведных, отхаркивая кровь. — Есть только Империя! — Потому я и спрашиваю вас! Чего вы хотите?! — Повторил свой вопрос наследник Легендарного орка. — Империю, использующую орков как пушечное мясо, проливая НАШУ кровь ради какого-то жалкого клочка земли или своих опытов?! Или Орду, проливающую кровь НАШИХ врагов во славу Великих Предков?! — За наших детей! — Закричала Мать Степных! — Слава Орде! Лозунг орчихи подхватили и другие орки клана Степных. — За Изун! — Прокричал Коловрат Северных, а за ним и все Северные. — За Орду! — Слава Великим Предкам! — На сторону Северных, Степных, Головастых и Мозговитых встали Мороз Снежных и Ветер Песчаных. — Слава Орде! — Да начнется новый Великий Пир! — Крикнул Сердце Кровожадных. — За Орду! Хвост Яростных и Булат Праведных с ненавистью в глазах смотрели на то, как кланы одним за другим переходят на сторону Коловрата и Черепа. — В астрал Орду! В астрал всех Предков! В астрал всех вас! — Гнев объял Пепла Огненных. Толкнув клановый тотем, он развернулся и встал взбираться по ступеням, убираясь прочь. Орки его клана последовали за ним, бросая ругательства и проклятья в адрес предателей. — Империя покарает всех вас! — Булат Праведных последовал примеру Пепла Огненных и покинул Великое Стойбище. Следом за ним ушли Яростные и еще несколько кланов. Общество орков раскололось. Начиналась новая страница в истории Орков. Оставшиеся с Коловратом и Черепом были верны Орде. Но что они понимали под Ордой? — Что ж. Теперь мы все изменники Империи и враги народа. — Подметил Ветер, шаман клана Песчаных. — Что будем делать? — Что нам делать — решать Великому Вождю. — Коловрат Северных указал на Черепа. — Хрен! — Воскликнул Сердце Кровожадных. — Мы за Орду! Но чтобы Череп был Великим Вождем… Не бывать этому! — Я вам не Вождь. — Спокойно ответил Череп Степных, провожая взглядом последних орков, покидающих священное место. — Но ты уже наш Вождь! — Ответил ему Коловрат Северных. — Ради тебя многие из нас пошли на предательство Империи. Ради тебя наши жены и дети сейчас сидят в застенках Комитета Незеба! — Я вам не Вождь. — Повторился мистик. — Не ради меня вы восстали против Империи, но ради Орды. — Какая же Орда без Великого Вождя? — Штырь Головастых пришел в себя и ковылял к собравшимся. — Орде нужен Великий Вождь! — Отозвалась и Мысля Мозговитых, шаманка клана Мозговитых. — Хрен, а не Вождь! — Противился Сердце Кровожадных. — Мы против! Если вы не согласитесь — мы уйдем! — Я. Вам. Не. Вождь. — Процедил сквозь зубы ученик Найана. — Вы можете звать меня как хотите, но я вам не Вождь. — А как же Орда? — Спросил Мороз Снежных, выплевывая кровь изо рта. — Я отдам свою жизнь во славу Орды. — Ответил ему Череп. — Но я вам не Великий Вождь. Я не Орда. У новой Орды не будет Вождя. Орда — это Мы. — И что же будет делать Орда? — Верховный шаман услышал в словах Черепа Степных мудрость лидера и довольно улыбнулся. — Заберет своё. Продолжение следует
  11. Dragon304

    Слава Орде!, ч.5-6

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Восставший Змий Астральный корабль несся сквозь враждебную стихию, рассекая ее, как дракон прорезает своими крыльями облака. Нос судна был стилизован под мумифицированную голову Великого Дракона, прикрытую полумаской в стиле Зэм. Глазницы-иллюминаторы освещались изнутри ядовито-зеленым светом, такой же исходил и из приоткрытой пасти дракона-корабля вместе с зеленоватой дымкой, окутывающей стальные зубы. По всему металлическому корпусу крейсера проходили ярко-зеленые линии манапровода, огибая орудийные порты, прикрытые люками с изображением анкха. Даже паруса были выполнены в виде металлических крыльев дракона, между которыми была натянута эфирная парусина зеленого цвета. Этот крейсер, изображавший Восставшего Великого Дракона, именовался «Восставшим Змием». Маневренный и быстрый, он несся сквозь астрал в сторону аллода Изун. — Входим в стабильную зону Изуна. — Синтезированным голосом рапортовал навигатор-Восставший Зэм, анализируя показания с приборов. — Вывожу данные с визора тебе на панель. — Есть! — Ответил ему другой Зэм, исполнявший уже функции рулевого. Поскольку рубка рулевого находилась в «голове», то вместо огромных панорамных окон в распоряжении рулевого были небольшие иллюминаторы-глазницы. Нормально управлять судном в таких условиях было затруднительно, в рулевое устройство был встроен холограф, проецирующий текущее положение корабля, его основные показатели (например, скорость в узлах) и близлежащее пространство, просканированное визором. По сути, весь крейсер при его увеличенных габаритах по сравнению со стандартными имперскими бригами и корветами в критической ситуации мог управляться минимальным количеством персонала — рулевой, навигатор, пара канониров и один механик, не считая капитана. Все это стало возможным благодаря многолетним исследованиям отдела астральных достижений НИИ МАНАНАЗЭМ. В конце года, когда все испытания и проверки завершатся (такие, как этот тестовый полет от Кадагана до Изуна), НИИ должен будет передать чертежи на Игшскую корабельную верфь, чтобы Империя могла начать промышленное производство данных кораблей класса «Дыхание Смерти». — Значит, железки на нашей стороне? — Спросил Череп Степных, восседая в кожаном кресле за овальным столом кают-компании в кормовой надстройке. — Нефер Ур обеспокоен расовым вопросом не хуже Вас. — Ответил ему Номарх Атон, владелец судна, являвшийся одним из учеников Великого Мага Зэм. — Также, народ Зэм беспокоит несбалансированное распределение ресурсов, из-за которого огромная часть имперского бюджета отводится на военные расходы, вследствие чего Кадаган получает недостаточное финансирование, а большую часть нашей интеллектуальной собственности приписывают достижениям хадаганской научной машины. — Понятно. Яскер дает мало денег на содержание нежити? — Конкретизировал Череп. — Да. Раз Восставших нельзя использовать в качестве рабской силы, нас заставляют проводить научные исследования за гроши, присваивая все открытия. — Ответил Иасскул Бундес-Такх, один из ведущих изобретателей НИИ, приложивший руку к разработке проекта «Дыхание Смерти», к тому же, являющийся ветераном восстания Зэм против рабства. — Взять хотя бы ХАЭС! — А что ХАЭС? — Спросил ученик Найана. — ХАЭС спроектировали наши инженеры и ученые. Почему же она тогда носит название «Хадаганская»? — Недовольно просветил его изобретатель. — Бундес-Такх, успокойся. Чай, не с Яскером на дебатах, м? — Осадил его Номарх Атон, после чего обратился к Черепу. — Итак. Нефер Ур действительно готов поддержать вашу инициативу… — Революцию. — Уточнил Иасскул Бундес-Такх. — Акт борьбы за собственные права. — Ученик Нефер Ура недовольно зыркнул на изобретателя. — Ты можешь называть революцию как угодно. От этого она не перестанет быть революцией. — Восставший Зэм стоял на своем. — О Них! — Если бы Номарх Атон мог закатить глаза, то он бы это сделал. Несомненно, чародей был лоялен их миссии до мозга костей, до самых мелких шестеренок протезов, однако понятия о методах разнились. — Вернемся к делу. — Напомнил о своем существовании орк. — Нефер Ур готов поддержать ваше… восстание. Сам факт Вашего присутствия на этом корабле подтверждает решительность моего учителя. — Продолжил Атон. — Но у Нефер Ура есть несколько условий. — И какие же? — Череп удобнее устроился в кресле. — Нефер Ур просит не допустить полномасштабного кровопролития. — Уточнил маг с плохо скрываемым одобрением в интонации. — И ему хотелось бы, чтобы орочья Орда осталась в союзе с Империей… — Че? — Непонимающе воскликнул Череп. — Мой товарищ хотел сказать, что Нефер Ур хотел бы видеть Орду на правах равного в союзе с Империей, в ассоциации, если можно так сказать. — Иасскул Бундес-Такх поспешил поправить формулировку своего сородича. — То есть, не часть Империи, но ее союзник? — Степных задумался, взвешивая все за и против. — Это можно. Еще требования? — Нефер Ур хотел бы получить поддержку в дальнейшей реорганизации Империи. — Ответил изобретатель. — Это как? — Переспросил Череп, но его прервало сообщение навигатора, передаваемое по громкой связи. — Капитан! Прямо по курсу защитная турель! — Раздалось из динамика. — Негус Невзр закрыл границы? — Спросил Номарх Атон у изобретателя. — Не должен. Наверное, Комитет. — Ответил Иасскул Бундес-Такх. — Капитан? — В динамиках вновь раздался хрипящий голос навигатора. — Стоп машина! — Номарх Атон склонился над микрофоном, встроенным в стол, и нажал кнопку громкой связи. Затем, переключившись на старпома, продолжил. — Просигнальте персоналу турели. Сообщите, что у нас срочное донесение Негусу Невзру от Нефер Ура, пока нас по запчастям не попытались раскатать. — Есть, капитан! — Раздался голос еще одного Восставшего Зэм, старшего помощника Номарха Атона. «Восставший Змий» застыл на некотором отдалении от гигантской турели, защищающей Изун, нацеленной прямо на астральный крейсер. Спустя пять минут тишины, из динамика вновь раздался голос старпома: — Капитан! К нам направляется таможенное судно для досмотра корабля по распоряжению Комитета Незеба. Приказано оставаться на месте и ждать его прибытия. — Принято. — Ответил старпому Номарх Атон, после чего многозначно посмотрел сначала на Черепа, а затем на изобретателя. — Ну что ты смотришь на меня как на аколита Тэпа? — Ответил ему Бундес-Такх. — Что делать с Черепом? — Спросил Атон. — Нельзя, чтобы Комитет нашел его здесь. — Нельзя. Поэтому будем искать, где можно его спрятать. — Изобретатель потянулся за своим портфелем, откуда достал пачку чертежей «Восставшего Змия» и разложил на столе. — Ага… — У нас максимум тринадцать минут! — Торопил его Атон. — В одежном шкафу уж точно не поместится. — Пятнадцать. — Сухо ответил Восставший, изучая чертежи. — Ты лучше иди, предупреди команду, чтобы она не видела никакого Черепа и встречай гостей. Маг не знал, что возразить изобретателю, поэтому он лишь кивнул и покинул кают-компанию. — Ответьте мне на один вопрос, — Бундес-Такх обратился к Черепу, молчавшему все это время. — Торпедная шахта или балласт? — Э-э? Балласт, наверное? — Непонимающе ответил орк-мистик. — Отлично, идемте! — Изобретатель уже запихивал чертежи обратно в портфель и направился к выходу. *** Небольшой корвет, который собственно и был кораблем таможни, подошел к громадному крейсеру с левого борта. Когда палубы выровнялись по высоте, несколько хадаганских матросов перекинули швартовые концы через борта, цепляя их за чугунные палы «Восставшего Змия». Когда швартовы были закреплены, механические лебедки начали подтаскивать корабли друг друга. Спустя несколько минут, оба судна мягко стукнулись друг об друга бортами, а через них был перекинут трап, который со звоном ударился о палубу крейсера. — Приветствую, товарищ. — Первым по трапу перешел агент Комитета Незеба, а за ним последовало еще несколько комитетчиков-хадаганцев. — Я — старший агент Комитета Незеба, Семён Досмотрин. — Номарх Атон, ученик Нефер Ура. Я не и знал, что на Изуне особый пропускной режим. — Хрипя, саркастически ответил ему Номарх Атон, встречая его вместе со своим старпомом. — А я не знал, что на вооружении Восставших есть подобный корабль. — Комитетчик сжимал кожаные перчатки у себя за спиной, осматривая палубу крейсера. — Приказ Комитета Незеба: досматривать все корабли, пересекающие оборонный периметр аллода. — Это испытательный образец. — Ответил ему заклинатель. — На вооружение имперского астрального флота он еще не поступал. — Обыскать корабль! — Скомандовал хадаганец своим подчиненным, после чего подошел ближе к ученику Нефер Ура. — Испытательный образец, говорите? Изунскому отделению Комитета Незеба не поступали никакие сведения об испытаниях вблизи Изуна. — Мы совершали тестовый полет от Кадагана до Изуна по личному распоряжению Нефер Ура. Великий маг Негус Невзр должен быть осведомлён, можете обратиться к его секретарям. — Объяснился Восставший Зэм. — Может быть. — Досмотрин пристально смотрел в лицо Атона, после чего улыбнулся и отступил. — Ну ладно. Проводите в кают-компанию, товарищ? — Да, конечно. — Атон не проявил никаких эмоций, но внутри он заволновался еще больше. Что, если Бундес-Такху не удалось спрятать врага-народа-номер-один? Что, если они все еще сидят там? Чем ближе Восставший был к кают-компании, тем сильнее он нервничал. Когда же он открывал герметичную дверь заветного помещения, он буквально задержал дыхание, ожидая худшего. — А это кто? — Оказавшись в каюте, Досмотрин сразу обратил внимание на Восставшего в щегольском костюме, на Иасскул Бундес-Такха, развалившегося в кожаном кресле и читавшего «Имперскую Правду». — Иасскул Бундес-Такх, ведущий изобретатель отдела астральных достижений НИИ МАНАНАЗЭМ. — Ответил Восставший, выдохнув, ибо изобретатель был в помещении один. — А также один из авторов этой посудины! — Зэм отложил газету и поднялся, протянув протез для рукопожатия. — Семён Досмотрин, старший агент Комитета Незеба, Изунское отделение. — Поздоровался с ним хадаганец, и, указывая на кресло, спросил у хозяина судна. — Могу я присесть? — Конечно, товарищ. — Ответил за Атона изобретатель и плюхнулся обратно в свое кресло. — Интересная у вас обстановка. — Досмотрин окинул взглядом массивный лакированный стол, кожаные поворотные кресла вокруг него, яркую люстру в центре каюты и деревянные панели, которыми она была обшита изнутри. — Для военного крейсера. — Прежде всего, это испытательный образец. — Номарх Атон тоже сел в кресло, присоединяясь к разговору. — А не полноценное военное судно. Также, признаюсь, я вложил свои личные накопления в строительства «Восставшего Змия». Пришлось забрать весь свой капитал из Имперской Сберегательной кассы, чтобы закончить проект. Поэтому я допустил некоторую вольность, внеся некоторые косметические изменения в конфигурацию судна. — Наш проект подразумевает, что эти новые корабли могут быть как туристическими лайнерами, так и военными крейсерами. — Отметил Бундес-Такх. — Все зависит от того, что нужнее Империи. — И чем же ваше судно отличается от крейсеров, уже находящихся в составе Имперского Астрального флота? — Спросил агент Комитета. — Много чем. Больше габариты, больше водоизмещение, новый реактор, новые двигатели и рулевые устройства, новая конфигурация астральных парусов… — Ответил создатель корабля. — Вы же сами прекрасно понимаете, что я не могу огласить весь список нововведений. Тем более показать чертежи. Без специального разрешения, подписанного кем-то из уполномоченных высших должностных лиц, разумеется. — Вы, безусловно, правы. — Досмотрин кивнул. — Какова роль Негуса Невзра в данном проекте? — Он — один из авторов оборонных систем корабля. — Подхватил Номарх Атон. — О большем мы не можем Вам рассказать. — Понимаю. — Ответил агент Комитета. Раздался стук. Дверь каюты отворилась и в помещение зашли старпом Атона и один из сотрудников Досмотрина. — Корабль осмотрен, ничего подозрительного не обнаружено. — Отчитался комитетчик. — Хорошо. — Семён Досмотрин улыбнулся и обратился к Восставшим. — Я знал, что вам можно доверять. — Мы можем идти в Изунский порт? — Переспросил его ученик Нефер Ура. — Да, конечно. Мы просигналим персоналу защитной турели, чтобы они пропустили вас. — Старший агент Комитета направился к выходу. Когда швартовы были отданы, таможенное судно неспешно развернулся и направился к защитной турели. Следом и оборонное орудие медленно и неповоротливо отвернулось от «Восставшего Змия». — Можем идти. — Прокомментировал Иасскул Бундес-Такх, осматривая турель в подзорную трубу. — А Череп? — Уточнил Номарх Атон. — Он между обшивкой, вместе с метеоритным балластом отдыхает. Там толстый слой металла с обеих сторон, не позволяющий хадаганским адептам засечь его мозговую активность. — Ответил ему изобретатель. — А ему там не тесно? — Воскликнул заклинатель, живо вообразив согнувшуюся в три погибели образину и сдавленно фыркнув. — Тесно, конечно же. Но я ничего и не говорил, что там комфортные условия. — Усмехнулся Восставший. — Предлагаю там его и оставить до того, как мы зайдем в порт. После захода солнца я смогу безопасно доставить его прямо в Рахл-Изун. Великий маг Негус Невзр Изун — это огромный аллод, почти всю территорию которого занимает бескрайняя степь, пронзенная несколькими крупными ручьями, по берегам которых растут редкие лесные массивы. Лишь у самого края аллода возвышаются красноватые из-за высокого содержания железа Драконовы горы, в которых когда-то обитала Великая Дракониха Силайа вместе со своим племенем. Несколько тысяч лет орки живут в этих землях, сменяя поколения за поколением, постоянно мигрируя с одной стоянки на другую. Вся степь усыпана следами древних становищ орков: глубокими рвами с железными кольями, каменными истуканами, возвышающимися над забытыми капищами, целыми кладбищами дрейков, убитых древними орками-охотниками. Изун, как и множество других осколков Сарнаута, пострадал от нападения демонов во время Ночи Астральных Порталов, когда Великая Дракониха Изуна, Силайа, покинула аллод, из-за чего на его теле остался шрам — огромный зияющий разлом, углубляющийся в земельную толщу. Но, как шрамы только украшают настоящих орков, так и это ущелье стало изюминкой аллода. Через разлом в земле, над бушующим астралом, перекинуто с десяток подвесных мостов на грубых железных цепях, а из отвесных скал торчат массивные железные зубья и шипы, между которыми тянутся многочисленные металлические подмостки, звенящие под тяжестью орков-стражников, несущих свой дозор. Тут и там на чугунных грубых цепях висят огромные скелеты изунских дрейков, кои уже почти полностью истреблены ныне, и тяжелые металлические клетки с заключенными, под крики которых проходят все корабли, заходящие в порт. За обилие железных зубов, торчащих из скал, этот разлом прозвали Пастью Изуна, а самую его глубокую часть, в которой и находится астральный порт — Глоткой. Такое же название носит и единственный крупный город, вытесанный в красных скалах. На нескольких ярусах города буквально друг над другом ютится множество шатров и палаток, чумов и кибиток, облепивших главную дорогу (и, по сути, единственную), петляющую серпантином от порта до самого верха ущелья. Над Глоткой же нависает Рахл-Изун, Башня Великого мага, построенная вскоре после того, как на Изун был отправлен новый Великий маг — Негус Невзр, ученик Нефер Ура. Массивное железобетонное строение (наверное, единственное такое на всем аллоде), квадратное в плане, возвышается до небосвода, а четыре металлических шпиля-проводника, закрепленных на вращающейся платформе на вершине башни, казалось, и вовсе его протыкают. Жители Глотки отмечают, что в эти громоотводы регулярно бьют молнии, появляющиеся буквально из пустоты, а затем, поглощенная энергия по многочисленным манапроводам, коими обвешен Рахл-Изун, поступают в выпирающие из здания силовые батареи, светящиеся ярко-зеленым цветом. Очевидцы также подтверждают, что в основании башни слышен тихий гул, который издают эти огромные мананакопители. Внутри Башни, на всех ее этажах, располагалась лаборатория Негуса Невзра. Вокруг центральной шахты лифта, ведущего прямо в приемную Великого мага, каскадом насаживались кольцеобразные коридоры, тускло освещаемых зелеными лампами, по которым все время туда-сюда носились лаборанты и практиканты, скрипя своими протезами. Каждая лаборатория и кабинет отделялись от основного пространства силовой преградой, а под потолком каждого помещения (будь то даже подсобка) проходил монорельс, позволявший перемещаться различным манипуляторам. Все потолочные рельсы сходились вместе и поднимались, этаж за этажом, в кабинет Негуса Невзра, откуда он, используя свои механические «руки», контролировал любой процесс, протекающий в его Башне. Весь Рахл-Изун был его неприступной крепостью, в коей он был единственный хозяин и повелитель всего, озабоченный делами Изуна. Именно его и дожидались в приемной, освещаемой ядовито-зелеными лампами, Номарх Атон и Иасскул Бундес-Такх вместе с необычайно крупным и рослым Восставшим Зэм. Точнее, они ожидали, когда ученик Нефер Ура закончит свои дела и сможет их принять. Изобретатель спокойно развалился в металлическом кресле, листая личный холограф, изучая сложные схемы и чертежи на древнехикутском, а заклинатель со спутником нервно ходили из стороны в сторону по металлической решетке пола, из-под которой исходили подозрительные зеленые пары. — Сядь и не маячь. — Недовольно бурчал Бундес-Такх. — У меня уже сенсоры болят от тебя. — Не могу. — Ответил ему Атон, подойдя к платформе лифта, и опершись на силовое ограждение, по которому что-то транслировалось на мертвом языке. — А что, если Нефер Ур ошибался на счет него? — Сядь. И не маячь. — Процедил сквозь голосовой динамик изобретатель. — Или ты сомневаешься в Нефер Уре? — Разумеется, нет! — Атон не мог сомневаться в своем учителе. Наверное. — Но… — Ну вот и не сомневайся. — Прервал его Восставший. — Наш проект будет успешно завершен. — Негус Невзр ожидает Вас. — Магическая преграда, разделявшая приемную и кабинет Великого мага, погасла, и оттуда вышел Зэм в очках с ярко-красными линзами, секретарь Невзра. Все трое Восставших последовали за секретарем, сопроводившим их до кабинета. Помещение представляло собой огромное логово механического паука — железные жалюзи на окнах были закрыты, отчего здесь царил полумрак, освещаемый лишь тусклыми зелеными маналампами, а под потолком сеть монорельсов образовывала запутанную паутину, из центра которой опускалась целая гроздь кабелей и различных шлангов, присоединенных к стабилизаторам позвоночника Негуса Невзра. Великий маг Изуна стоял перед огромной проекцией его Башни, управляя ею движениями руки. Все его тело было окутано сетью прозрачных трубок, по которым циркулировала мана, а на поясе висело сразу шесть манабатарей, пышущих магией. Его лицо было скрыто фарфоровой маской, объединенной с респиратором сложной конфигурации, через фильтрующие отверстия которого исходило голубоватое сияние. Внешний вид Восставшего завершали две массивные собачьи головы в характерном хикутском стиле на его плечах. В правой руке он сжимал длинный посох со светящимся синим кристаллом в вершине, обрамленным двумя металлическими змеями. — Оставь нас. — Негус Невзр приказал своему секретарю покинуть помещение, что тот послушно и сделал. Выгнув спину, Великий маг отсоединил все кабели одним за другим от своего металлического хребта, после чего отошел от холопроектора дабы поприветствовать коллег. Но, завидев огромного Восставшего, замер. — Вы бы еще его под ящик замаскировали. — Восставший ударил посохом об пол, и камень в навершии ярко вспыхнул. Следом маскировка Черепа Степных (а это именно он скрывался под обликом рослого заклинателя) несколько раз замигала, перед тем, как полностью исчезла. — Камуфлятор? — Он самый. — Ответил Бундес-Такх. — На мой взгляд, это лучший способ доставить его в Рахл-Изун незамеченным. — А заклятье немоты зачем накладывать? — Великий маг махнул протезом, развеивая заклинание. — Ы-ы. Э-э-э. — Сразу же замычал Череп, проверяя свой голос. — Чтобы он не выдал себя разговором. — Пояснил Номарх Атон, довольный своей идеей. — Что ж, разумно. — Отметил Негус Невзр, приглашая всех сесть, указывая на металлические кресла. — Как прошли испытания? — Испытания?! — К орку, наконец-то, вернулся дар речи. — Я думал, мы здесь за другим. — О судьбе орков мы поговорим обязательно. — Ответил ему Великий маг. — Но позднее. Сейчас меня интересует проект, к которому я приложил руку. — Полет прошел нормально, без эксцессов. — Рапортовал Номарх Атон с необычайным даже для него оживлением. — Реактор выдает нормативную мощность стабильно, двигатели держат заданную скорость, отклонение не более десятой доли узла в час. — Рулевой механизм тоже показал себя отлично. — Продолжил изобретатель, протягивая Великому магу тубус с данными. — Тут подробный отчет. — Минуту. — Невзр взял металлический цилиндр, на поверхности коего вспыхивали и гасли в разных местах иероглифы, и вставил его в приемник холопроектора. Поскольку Восставший уже не был подключен к интерфейсу Рахл-Изуна, ему пришлось тыкать кнопки руками, выгружая данные с замысловатого носителя. Проектор на мгновение погас, после чего вновь заработал, показывая объемную модель крейсера, с кучей выносок и нескончаемым полотном текста и данных на древнехикутском. — Что это? — Спросил орк-мистик, пытаясь понять содержание доклада хотя бы с помощью картинок. — Проект «Дыхание Смерти». — Не отвлекаясь, Великий маг следил за бегущей строкой, постоянно выводившей все новые и новые значения. — И это поможет восстанию? — Череп Степных подошел ближе, изучая схемы. — Нет. Это всего лишь проект корабля. — Восставший повернул и вытащить цилиндр из холопроектора, так и не дав орку изучить чертежи. — Я не вижу необходимости его использования в вашей инициативе. — Но Нефер Ур сказал, что Вы поможете нам. — Возразил ученик Найана. — А разве моя помощь должна заключаться в предоставлении вам флота? — Великий маг Изуна удивленно посмотрел на мистика. — А в чем же? — Переспросил Степных. Вместо ответа, Невзр посмотрел сначала на Номарха Атона, а затем на Иасскула Бундес-Такха. Те пожали плечами, уходя от ответа. — Как минимум, я позволяю Вам находиться здесь и не выдаю Комитету Незеба. — Негус Невзр шумно выдохнул, выпуская клубы голубоватого пара сквозь прорези в маске. — Ну спасибо, ничего не скажешь! — Оскорбленно воскликнул Череп. — Я не закончил. — Великий маг ударил посохом об пол. — А еще я обещаюсь доставить Вас в Великое стойбище незамеченным. Насколько мне известно, орочьи кланы собираются в старых руинах для сходки. Для дальнейшего развития событий Ваше присутствие на ней, на мой взгляд, необходимо. — Уже что-то. — Фыркнул орк-мистик, явно ожидая большего. — А что Вы хотите? — Переспросил Негус Невзр. — Полного освобождения Изуна. — Емко выразил свои мысли Степных. — Исключено… — Начал Великий маг, но был прерван. — Ожидаемо, гы. — Буркнул Череп, но резко замолчал, увидев на себя крайне недовольный взгляд Невзра. — Исключено, поскольку без меня, Изун неминуемо будет разрушен астралом. — В синтезированном голосе Восставшего послышались нотки недовольства. — Ибо, насколько мне известно, Вы еще не способны удержать аллод такого размера. — А если вывести только войска? — Вклинился в спор Номарх Атон. — А как это объяснить Яскеру? — Молвил изобретатель Бундес-Такх. — «У меня на аллоде зреют бунты, но я решил вывести войска за ненадобностью»? — На данный момент я не вижу ни одной причины, которая бы позволила мне вывести войска с Изуна, коллеги. — Ответил Великий маг. — К тому же, не смотря на мои отказы, Яскер перебрасывает часть полков с Игша и Суслангера, и вскоре они будут здесь. — Но ведь они подчиняются Вам? — Переспросил Череп. — Как минимум Изунские полка. — Изунские полка — да. Игшские и Суслангерские подчиняются Яскеру и Симону. — Ответил Негус Невзр. — К чему Вы клоните? — Прикажите им не жестить. — Предложил мистик. — Пусть отступают, оставляя Изун за нами. — Это поможет избежать крупного кровопролития. — Отметил Номарх Атон, радуясь такой перспективе развития событий. — А орки? — Уточнил Негус Невзр. — Вы можете гарантировать, что они не будут бить в спины отступающих, проливать бессмысленную кровь? — Орки, не проливающие кровь? Это что-то новое. — Усмехнулся Иасскул Бундес-Такх. — Если будет такая возможность. — Череп Степных не обращал внимания на едкие замечания изобретателя. — Допустим, мои войска будут отступать к Глотке. А что дальше? — Спросил Великий маг Изуна. — Вы отступите дальше и покинете аллод. — Пожал плечами надежда Орков. — Очевидно же. — Я напоминаю, что без полноценного Великого мага аллод погибнет. — Невзр вернулся к тому, с чего начинал. — Я не позволю погибнуть Изуну. — Так может, взять Вас в плен? — Усмехнулся Череп. — Смешно. Яскер вряд ли поверит в то, что вам удалось захватить Великого мага и вынудить его удерживать аллод. — Ехидничал изобретатель. — Да, это будет вряд ли возможно. — Согласился Негус Невзр. — Не хочется этого признавать, но пока я на Изуне — я буду оставаться инструментом давления Яскера на Орков. Если вы захватите меня в плен, Яскер прикажет мне прекратить удерживать аллод. — А что, если Вы покинете аллод, но Великий маг на Изуне все равно останется? — Предложил свою идею Номарх Атон. — И кто же это будет, коллега? — Невзр непонимающе смотрел на заклинателя. — Я. — Ответил ученик Нефер Ура. — У Вас тоже недостаточно сил для удержания аллода таких размеров. — Великий маг помотал головой. — А если вдвоем? Мы с Атоном могли бы удержать аллод. — Черепа Степных осенила идея. — Я не уверен, но вдвоем у вас хотя бы есть шансы. — Задумался Негус Невзр. Идея орка была неплоха и имела все шансы сработать. — Можно еще оставить здесь мою ученицу, Номарх Нефру. Втроем, вы сможете не допустить появления новых «пастей Изуна». — Отлично. Такой вариант меня устраивает. — Орк протянул руку для рукопожатия, подтверждающего договор. — А что дальше? — Великий маг не спешил соглашаться. — Какова дальнейшая судьба Орды? — Судьба Орды? Орда станет свободной. — Непонимающе ответил Череп Степных, но, посмотрев на Иасскул Бундес-Такха, понял в чем дело. — Но останется в военном союзе с Империей на правах равного. — Такой вариант меня устраивает. — Негус Невзр протянул протез для рукопожатия, соглашаясь с орком. Продолжение следует Просмотреть полную запись
  12. Dragon304

    Слава Орде!, ч.5-6

    К ОГЛАВЛЕНИЮ Восставший Змий Астральный корабль несся сквозь враждебную стихию, рассекая ее, как дракон прорезает своими крыльями облака. Нос судна был стилизован под мумифицированную голову Великого Дракона, прикрытую полумаской в стиле Зэм. Глазницы-иллюминаторы освещались изнутри ядовито-зеленым светом, такой же исходил и из приоткрытой пасти дракона-корабля вместе с зеленоватой дымкой, окутывающей стальные зубы. По всему металлическому корпусу крейсера проходили ярко-зеленые линии манапровода, огибая орудийные порты, прикрытые люками с изображением анкха. Даже паруса были выполнены в виде металлических крыльев дракона, между которыми была натянута эфирная парусина зеленого цвета. Этот крейсер, изображавший Восставшего Великого Дракона, именовался «Восставшим Змием». Маневренный и быстрый, он несся сквозь астрал в сторону аллода Изун. — Входим в стабильную зону Изуна. — Синтезированным голосом рапортовал навигатор-Восставший Зэм, анализируя показания с приборов. — Вывожу данные с визора тебе на панель. — Есть! — Ответил ему другой Зэм, исполнявший уже функции рулевого. Поскольку рубка рулевого находилась в «голове», то вместо огромных панорамных окон в распоряжении рулевого были небольшие иллюминаторы-глазницы. Нормально управлять судном в таких условиях было затруднительно, в рулевое устройство был встроен холограф, проецирующий текущее положение корабля, его основные показатели (например, скорость в узлах) и близлежащее пространство, просканированное визором. По сути, весь крейсер при его увеличенных габаритах по сравнению со стандартными имперскими бригами и корветами в критической ситуации мог управляться минимальным количеством персонала — рулевой, навигатор, пара канониров и один механик, не считая капитана. Все это стало возможным благодаря многолетним исследованиям отдела астральных достижений НИИ МАНАНАЗЭМ. В конце года, когда все испытания и проверки завершатся (такие, как этот тестовый полет от Кадагана до Изуна), НИИ должен будет передать чертежи на Игшскую корабельную верфь, чтобы Империя могла начать промышленное производство данных кораблей класса «Дыхание Смерти». — Значит, железки на нашей стороне? — Спросил Череп Степных, восседая в кожаном кресле за овальным столом кают-компании в кормовой надстройке. — Нефер Ур обеспокоен расовым вопросом не хуже Вас. — Ответил ему Номарх Атон, владелец судна, являвшийся одним из учеников Великого Мага Зэм. — Также, народ Зэм беспокоит несбалансированное распределение ресурсов, из-за которого огромная часть имперского бюджета отводится на военные расходы, вследствие чего Кадаган получает недостаточное финансирование, а большую часть нашей интеллектуальной собственности приписывают достижениям хадаганской научной машины. — Понятно. Яскер дает мало денег на содержание нежити? — Конкретизировал Череп. — Да. Раз Восставших нельзя использовать в качестве рабской силы, нас заставляют проводить научные исследования за гроши, присваивая все открытия. — Ответил Иасскул Бундес-Такх, один из ведущих изобретателей НИИ, приложивший руку к разработке проекта «Дыхание Смерти», к тому же, являющийся ветераном восстания Зэм против рабства. — Взять хотя бы ХАЭС! — А что ХАЭС? — Спросил ученик Найана. — ХАЭС спроектировали наши инженеры и ученые. Почему же она тогда носит название «Хадаганская»? — Недовольно просветил его изобретатель. — Бундес-Такх, успокойся. Чай, не с Яскером на дебатах, м? — Осадил его Номарх Атон, после чего обратился к Черепу. — Итак. Нефер Ур действительно готов поддержать вашу инициативу… — Революцию. — Уточнил Иасскул Бундес-Такх. — Акт борьбы за собственные права. — Ученик Нефер Ура недовольно зыркнул на изобретателя. — Ты можешь называть революцию как угодно. От этого она не перестанет быть революцией. — Восставший Зэм стоял на своем. — О Них! — Если бы Номарх Атон мог закатить глаза, то он бы это сделал. Несомненно, чародей был лоялен их миссии до мозга костей, до самых мелких шестеренок протезов, однако понятия о методах разнились. — Вернемся к делу. — Напомнил о своем существовании орк. — Нефер Ур готов поддержать ваше… восстание. Сам факт Вашего присутствия на этом корабле подтверждает решительность моего учителя. — Продолжил Атон. — Но у Нефер Ура есть несколько условий. — И какие же? — Череп удобнее устроился в кресле. — Нефер Ур просит не допустить полномасштабного кровопролития. — Уточнил маг с плохо скрываемым одобрением в интонации. — И ему хотелось бы, чтобы орочья Орда осталась в союзе с Империей… — Че? — Непонимающе воскликнул Череп. — Мой товарищ хотел сказать, что Нефер Ур хотел бы видеть Орду на правах равного в союзе с Империей, в ассоциации, если можно так сказать. — Иасскул Бундес-Такх поспешил поправить формулировку своего сородича. — То есть, не часть Империи, но ее союзник? — Степных задумался, взвешивая все за и против. — Это можно. Еще требования? — Нефер Ур хотел бы получить поддержку в дальнейшей реорганизации Империи. — Ответил изобретатель. — Это как? — Переспросил Череп, но его прервало сообщение навигатора, передаваемое по громкой связи. — Капитан! Прямо по курсу защитная турель! — Раздалось из динамика. — Негус Невзр закрыл границы? — Спросил Номарх Атон у изобретателя. — Не должен. Наверное, Комитет. — Ответил Иасскул Бундес-Такх. — Капитан? — В динамиках вновь раздался хрипящий голос навигатора. — Стоп машина! — Номарх Атон склонился над микрофоном, встроенным в стол, и нажал кнопку громкой связи. Затем, переключившись на старпома, продолжил. — Просигнальте персоналу турели. Сообщите, что у нас срочное донесение Негусу Невзру от Нефер Ура, пока нас по запчастям не попытались раскатать. — Есть, капитан! — Раздался голос еще одного Восставшего Зэм, старшего помощника Номарха Атона. «Восставший Змий» застыл на некотором отдалении от гигантской турели, защищающей Изун, нацеленной прямо на астральный крейсер. Спустя пять минут тишины, из динамика вновь раздался голос старпома: — Капитан! К нам направляется таможенное судно для досмотра корабля по распоряжению Комитета Незеба. Приказано оставаться на месте и ждать его прибытия. — Принято. — Ответил старпому Номарх Атон, после чего многозначно посмотрел сначала на Черепа, а затем на изобретателя. — Ну что ты смотришь на меня как на аколита Тэпа? — Ответил ему Бундес-Такх. — Что делать с Черепом? — Спросил Атон. — Нельзя, чтобы Комитет нашел его здесь. — Нельзя. Поэтому будем искать, где можно его спрятать. — Изобретатель потянулся за своим портфелем, откуда достал пачку чертежей «Восставшего Змия» и разложил на столе. — Ага… — У нас максимум тринадцать минут! — Торопил его Атон. — В одежном шкафу уж точно не поместится. — Пятнадцать. — Сухо ответил Восставший, изучая чертежи. — Ты лучше иди, предупреди команду, чтобы она не видела никакого Черепа и встречай гостей. Маг не знал, что возразить изобретателю, поэтому он лишь кивнул и покинул кают-компанию. — Ответьте мне на один вопрос, — Бундес-Такх обратился к Черепу, молчавшему все это время. — Торпедная шахта или балласт? — Э-э? Балласт, наверное? — Непонимающе ответил орк-мистик. — Отлично, идемте! — Изобретатель уже запихивал чертежи обратно в портфель и направился к выходу. *** Небольшой корвет, который собственно и был кораблем таможни, подошел к громадному крейсеру с левого борта. Когда палубы выровнялись по высоте, несколько хадаганских матросов перекинули швартовые концы через борта, цепляя их за чугунные палы «Восставшего Змия». Когда швартовы были закреплены, механические лебедки начали подтаскивать корабли друг друга. Спустя несколько минут, оба судна мягко стукнулись друг об друга бортами, а через них был перекинут трап, который со звоном ударился о палубу крейсера. — Приветствую, товарищ. — Первым по трапу перешел агент Комитета Незеба, а за ним последовало еще несколько комитетчиков-хадаганцев. — Я — старший агент Комитета Незеба, Семён Досмотрин. — Номарх Атон, ученик Нефер Ура. Я не и знал, что на Изуне особый пропускной режим. — Хрипя, саркастически ответил ему Номарх Атон, встречая его вместе со своим старпомом. — А я не знал, что на вооружении Восставших есть подобный корабль. — Комитетчик сжимал кожаные перчатки у себя за спиной, осматривая палубу крейсера. — Приказ Комитета Незеба: досматривать все корабли, пересекающие оборонный периметр аллода. — Это испытательный образец. — Ответил ему заклинатель. — На вооружение имперского астрального флота он еще не поступал. — Обыскать корабль! — Скомандовал хадаганец своим подчиненным, после чего подошел ближе к ученику Нефер Ура. — Испытательный образец, говорите? Изунскому отделению Комитета Незеба не поступали никакие сведения об испытаниях вблизи Изуна. — Мы совершали тестовый полет от Кадагана до Изуна по личному распоряжению Нефер Ура. Великий маг Негус Невзр должен быть осведомлён, можете обратиться к его секретарям. — Объяснился Восставший Зэм. — Может быть. — Досмотрин пристально смотрел в лицо Атона, после чего улыбнулся и отступил. — Ну ладно. Проводите в кают-компанию, товарищ? — Да, конечно. — Атон не проявил никаких эмоций, но внутри он заволновался еще больше. Что, если Бундес-Такху не удалось спрятать врага-народа-номер-один? Что, если они все еще сидят там? Чем ближе Восставший был к кают-компании, тем сильнее он нервничал. Когда же он открывал герметичную дверь заветного помещения, он буквально задержал дыхание, ожидая худшего. — А это кто? — Оказавшись в каюте, Досмотрин сразу обратил внимание на Восставшего в щегольском костюме, на Иасскул Бундес-Такха, развалившегося в кожаном кресле и читавшего «Имперскую Правду». — Иасскул Бундес-Такх, ведущий изобретатель отдела астральных достижений НИИ МАНАНАЗЭМ. — Ответил Восставший, выдохнув, ибо изобретатель был в помещении один. — А также один из авторов этой посудины! — Зэм отложил газету и поднялся, протянув протез для рукопожатия. — Семён Досмотрин, старший агент Комитета Незеба, Изунское отделение. — Поздоровался с ним хадаганец, и, указывая на кресло, спросил у хозяина судна. — Могу я присесть? — Конечно, товарищ. — Ответил за Атона изобретатель и плюхнулся обратно в свое кресло. — Интересная у вас обстановка. — Досмотрин окинул взглядом массивный лакированный стол, кожаные поворотные кресла вокруг него, яркую люстру в центре каюты и деревянные панели, которыми она была обшита изнутри. — Для военного крейсера. — Прежде всего, это испытательный образец. — Номарх Атон тоже сел в кресло, присоединяясь к разговору. — А не полноценное военное судно. Также, признаюсь, я вложил свои личные накопления в строительства «Восставшего Змия». Пришлось забрать весь свой капитал из Имперской Сберегательной кассы, чтобы закончить проект. Поэтому я допустил некоторую вольность, внеся некоторые косметические изменения в конфигурацию судна. — Наш проект подразумевает, что эти новые корабли могут быть как туристическими лайнерами, так и военными крейсерами. — Отметил Бундес-Такх. — Все зависит от того, что нужнее Империи. — И чем же ваше судно отличается от крейсеров, уже находящихся в составе Имперского Астрального флота? — Спросил агент Комитета. — Много чем. Больше габариты, больше водоизмещение, новый реактор, новые двигатели и рулевые устройства, новая конфигурация астральных парусов… — Ответил создатель корабля. — Вы же сами прекрасно понимаете, что я не могу огласить весь список нововведений. Тем более показать чертежи. Без специального разрешения, подписанного кем-то из уполномоченных высших должностных лиц, разумеется. — Вы, безусловно, правы. — Досмотрин кивнул. — Какова роль Негуса Невзра в данном проекте? — Он — один из авторов оборонных систем корабля. — Подхватил Номарх Атон. — О большем мы не можем Вам рассказать. — Понимаю. — Ответил агент Комитета. Раздался стук. Дверь каюты отворилась и в помещение зашли старпом Атона и один из сотрудников Досмотрина. — Корабль осмотрен, ничего подозрительного не обнаружено. — Отчитался комитетчик. — Хорошо. — Семён Досмотрин улыбнулся и обратился к Восставшим. — Я знал, что вам можно доверять. — Мы можем идти в Изунский порт? — Переспросил его ученик Нефер Ура. — Да, конечно. Мы просигналим персоналу защитной турели, чтобы они пропустили вас. — Старший агент Комитета направился к выходу. Когда швартовы были отданы, таможенное судно неспешно развернулся и направился к защитной турели. Следом и оборонное орудие медленно и неповоротливо отвернулось от «Восставшего Змия». — Можем идти. — Прокомментировал Иасскул Бундес-Такх, осматривая турель в подзорную трубу. — А Череп? — Уточнил Номарх Атон. — Он между обшивкой, вместе с метеоритным балластом отдыхает. Там толстый слой металла с обеих сторон, не позволяющий хадаганским адептам засечь его мозговую активность. — Ответил ему изобретатель. — А ему там не тесно? — Воскликнул заклинатель, живо вообразив согнувшуюся в три погибели образину и сдавленно фыркнув. — Тесно, конечно же. Но я ничего и не говорил, что там комфортные условия. — Усмехнулся Восставший. — Предлагаю там его и оставить до того, как мы зайдем в порт. После захода солнца я смогу безопасно доставить его прямо в Рахл-Изун. Великий маг Негус Невзр Изун — это огромный аллод, почти всю территорию которого занимает бескрайняя степь, пронзенная несколькими крупными ручьями, по берегам которых растут редкие лесные массивы. Лишь у самого края аллода возвышаются красноватые из-за высокого содержания железа Драконовы горы, в которых когда-то обитала Великая Дракониха Силайа вместе со своим племенем. Несколько тысяч лет орки живут в этих землях, сменяя поколения за поколением, постоянно мигрируя с одной стоянки на другую. Вся степь усыпана следами древних становищ орков: глубокими рвами с железными кольями, каменными истуканами, возвышающимися над забытыми капищами, целыми кладбищами дрейков, убитых древними орками-охотниками. Изун, как и множество других осколков Сарнаута, пострадал от нападения демонов во время Ночи Астральных Порталов, когда Великая Дракониха Изуна, Силайа, покинула аллод, из-за чего на его теле остался шрам — огромный зияющий разлом, углубляющийся в земельную толщу. Но, как шрамы только украшают настоящих орков, так и это ущелье стало изюминкой аллода. Через разлом в земле, над бушующим астралом, перекинуто с десяток подвесных мостов на грубых железных цепях, а из отвесных скал торчат массивные железные зубья и шипы, между которыми тянутся многочисленные металлические подмостки, звенящие под тяжестью орков-стражников, несущих свой дозор. Тут и там на чугунных грубых цепях висят огромные скелеты изунских дрейков, кои уже почти полностью истреблены ныне, и тяжелые металлические клетки с заключенными, под крики которых проходят все корабли, заходящие в порт. За обилие железных зубов, торчащих из скал, этот разлом прозвали Пастью Изуна, а самую его глубокую часть, в которой и находится астральный порт — Глоткой. Такое же название носит и единственный крупный город, вытесанный в красных скалах. На нескольких ярусах города буквально друг над другом ютится множество шатров и палаток, чумов и кибиток, облепивших главную дорогу (и, по сути, единственную), петляющую серпантином от порта до самого верха ущелья. Над Глоткой же нависает Рахл-Изун, Башня Великого мага, построенная вскоре после того, как на Изун был отправлен новый Великий маг — Негус Невзр, ученик Нефер Ура. Массивное железобетонное строение (наверное, единственное такое на всем аллоде), квадратное в плане, возвышается до небосвода, а четыре металлических шпиля-проводника, закрепленных на вращающейся платформе на вершине башни, казалось, и вовсе его протыкают. Жители Глотки отмечают, что в эти громоотводы регулярно бьют молнии, появляющиеся буквально из пустоты, а затем, поглощенная энергия по многочисленным манапроводам, коими обвешен Рахл-Изун, поступают в выпирающие из здания силовые батареи, светящиеся ярко-зеленым цветом. Очевидцы также подтверждают, что в основании башни слышен тихий гул, который издают эти огромные мананакопители. Внутри Башни, на всех ее этажах, располагалась лаборатория Негуса Невзра. Вокруг центральной шахты лифта, ведущего прямо в приемную Великого мага, каскадом насаживались кольцеобразные коридоры, тускло освещаемых зелеными лампами, по которым все время туда-сюда носились лаборанты и практиканты, скрипя своими протезами. Каждая лаборатория и кабинет отделялись от основного пространства силовой преградой, а под потолком каждого помещения (будь то даже подсобка) проходил монорельс, позволявший перемещаться различным манипуляторам. Все потолочные рельсы сходились вместе и поднимались, этаж за этажом, в кабинет Негуса Невзра, откуда он, используя свои механические «руки», контролировал любой процесс, протекающий в его Башне. Весь Рахл-Изун был его неприступной крепостью, в коей он был единственный хозяин и повелитель всего, озабоченный делами Изуна. Именно его и дожидались в приемной, освещаемой ядовито-зелеными лампами, Номарх Атон и Иасскул Бундес-Такх вместе с необычайно крупным и рослым Восставшим Зэм. Точнее, они ожидали, когда ученик Нефер Ура закончит свои дела и сможет их принять. Изобретатель спокойно развалился в металлическом кресле, листая личный холограф, изучая сложные схемы и чертежи на древнехикутском, а заклинатель со спутником нервно ходили из стороны в сторону по металлической решетке пола, из-под которой исходили подозрительные зеленые пары. — Сядь и не маячь. — Недовольно бурчал Бундес-Такх. — У меня уже сенсоры болят от тебя. — Не могу. — Ответил ему Атон, подойдя к платформе лифта, и опершись на силовое ограждение, по которому что-то транслировалось на мертвом языке. — А что, если Нефер Ур ошибался на счет него? — Сядь. И не маячь. — Процедил сквозь голосовой динамик изобретатель. — Или ты сомневаешься в Нефер Уре? — Разумеется, нет! — Атон не мог сомневаться в своем учителе. Наверное. — Но… — Ну вот и не сомневайся. — Прервал его Восставший. — Наш проект будет успешно завершен. — Негус Невзр ожидает Вас. — Магическая преграда, разделявшая приемную и кабинет Великого мага, погасла, и оттуда вышел Зэм в очках с ярко-красными линзами, секретарь Невзра. Все трое Восставших последовали за секретарем, сопроводившим их до кабинета. Помещение представляло собой огромное логово механического паука — железные жалюзи на окнах были закрыты, отчего здесь царил полумрак, освещаемый лишь тусклыми зелеными маналампами, а под потолком сеть монорельсов образовывала запутанную паутину, из центра которой опускалась целая гроздь кабелей и различных шлангов, присоединенных к стабилизаторам позвоночника Негуса Невзра. Великий маг Изуна стоял перед огромной проекцией его Башни, управляя ею движениями руки. Все его тело было окутано сетью прозрачных трубок, по которым циркулировала мана, а на поясе висело сразу шесть манабатарей, пышущих магией. Его лицо было скрыто фарфоровой маской, объединенной с респиратором сложной конфигурации, через фильтрующие отверстия которого исходило голубоватое сияние. Внешний вид Восставшего завершали две массивные собачьи головы в характерном хикутском стиле на его плечах. В правой руке он сжимал длинный посох со светящимся синим кристаллом в вершине, обрамленным двумя металлическими змеями. — Оставь нас. — Негус Невзр приказал своему секретарю покинуть помещение, что тот послушно и сделал. Выгнув спину, Великий маг отсоединил все кабели одним за другим от своего металлического хребта, после чего отошел от холопроектора дабы поприветствовать коллег. Но, завидев огромного Восставшего, замер. — Вы бы еще его под ящик замаскировали. — Восставший ударил посохом об пол, и камень в навершии ярко вспыхнул. Следом маскировка Черепа Степных (а это именно он скрывался под обликом рослого заклинателя) несколько раз замигала, перед тем, как полностью исчезла. — Камуфлятор? — Он самый. — Ответил Бундес-Такх. — На мой взгляд, это лучший способ доставить его в Рахл-Изун незамеченным. — А заклятье немоты зачем накладывать? — Великий маг махнул протезом, развеивая заклинание. — Ы-ы. Э-э-э. — Сразу же замычал Череп, проверяя свой голос. — Чтобы он не выдал себя разговором. — Пояснил Номарх Атон, довольный своей идеей. — Что ж, разумно. — Отметил Негус Невзр, приглашая всех сесть, указывая на металлические кресла. — Как прошли испытания? — Испытания?! — К орку, наконец-то, вернулся дар речи. — Я думал, мы здесь за другим. — О судьбе орков мы поговорим обязательно. — Ответил ему Великий маг. — Но позднее. Сейчас меня интересует проект, к которому я приложил руку. — Полет прошел нормально, без эксцессов. — Рапортовал Номарх Атон с необычайным даже для него оживлением. — Реактор выдает нормативную мощность стабильно, двигатели держат заданную скорость, отклонение не более десятой доли узла в час. — Рулевой механизм тоже показал себя отлично. — Продолжил изобретатель, протягивая Великому магу тубус с данными. — Тут подробный отчет. — Минуту. — Невзр взял металлический цилиндр, на поверхности коего вспыхивали и гасли в разных местах иероглифы, и вставил его в приемник холопроектора. Поскольку Восставший уже не был подключен к интерфейсу Рахл-Изуна, ему пришлось тыкать кнопки руками, выгружая данные с замысловатого носителя. Проектор на мгновение погас, после чего вновь заработал, показывая объемную модель крейсера, с кучей выносок и нескончаемым полотном текста и данных на древнехикутском. — Что это? — Спросил орк-мистик, пытаясь понять содержание доклада хотя бы с помощью картинок. — Проект «Дыхание Смерти». — Не отвлекаясь, Великий маг следил за бегущей строкой, постоянно выводившей все новые и новые значения. — И это поможет восстанию? — Череп Степных подошел ближе, изучая схемы. — Нет. Это всего лишь проект корабля. — Восставший повернул и вытащить цилиндр из холопроектора, так и не дав орку изучить чертежи. — Я не вижу необходимости его использования в вашей инициативе. — Но Нефер Ур сказал, что Вы поможете нам. — Возразил ученик Найана. — А разве моя помощь должна заключаться в предоставлении вам флота? — Великий маг Изуна удивленно посмотрел на мистика. — А в чем же? — Переспросил Степных. Вместо ответа, Невзр посмотрел сначала на Номарха Атона, а затем на Иасскула Бундес-Такха. Те пожали плечами, уходя от ответа. — Как минимум, я позволяю Вам находиться здесь и не выдаю Комитету Незеба. — Негус Невзр шумно выдохнул, выпуская клубы голубоватого пара сквозь прорези в маске. — Ну спасибо, ничего не скажешь! — Оскорбленно воскликнул Череп. — Я не закончил. — Великий маг ударил посохом об пол. — А еще я обещаюсь доставить Вас в Великое стойбище незамеченным. Насколько мне известно, орочьи кланы собираются в старых руинах для сходки. Для дальнейшего развития событий Ваше присутствие на ней, на мой взгляд, необходимо. — Уже что-то. — Фыркнул орк-мистик, явно ожидая большего. — А что Вы хотите? — Переспросил Негус Невзр. — Полного освобождения Изуна. — Емко выразил свои мысли Степных. — Исключено… — Начал Великий маг, но был прерван. — Ожидаемо, гы. — Буркнул Череп, но резко замолчал, увидев на себя крайне недовольный взгляд Невзра. — Исключено, поскольку без меня, Изун неминуемо будет разрушен астралом. — В синтезированном голосе Восставшего послышались нотки недовольства. — Ибо, насколько мне известно, Вы еще не способны удержать аллод такого размера. — А если вывести только войска? — Вклинился в спор Номарх Атон. — А как это объяснить Яскеру? — Молвил изобретатель Бундес-Такх. — «У меня на аллоде зреют бунты, но я решил вывести войска за ненадобностью»? — На данный момент я не вижу ни одной причины, которая бы позволила мне вывести войска с Изуна, коллеги. — Ответил Великий маг. — К тому же, не смотря на мои отказы, Яскер перебрасывает часть полков с Игша и Суслангера, и вскоре они будут здесь. — Но ведь они подчиняются Вам? — Переспросил Череп. — Как минимум Изунские полка. — Изунские полка — да. Игшские и Суслангерские подчиняются Яскеру и Симону. — Ответил Негус Невзр. — К чему Вы клоните? — Прикажите им не жестить. — Предложил мистик. — Пусть отступают, оставляя Изун за нами. — Это поможет избежать крупного кровопролития. — Отметил Номарх Атон, радуясь такой перспективе развития событий. — А орки? — Уточнил Негус Невзр. — Вы можете гарантировать, что они не будут бить в спины отступающих, проливать бессмысленную кровь? — Орки, не проливающие кровь? Это что-то новое. — Усмехнулся Иасскул Бундес-Такх. — Если будет такая возможность. — Череп Степных не обращал внимания на едкие замечания изобретателя. — Допустим, мои войска будут отступать к Глотке. А что дальше? — Спросил Великий маг Изуна. — Вы отступите дальше и покинете аллод. — Пожал плечами надежда Орков. — Очевидно же. — Я напоминаю, что без полноценного Великого мага аллод погибнет. — Невзр вернулся к тому, с чего начинал. — Я не позволю погибнуть Изуну. — Так может, взять Вас в плен? — Усмехнулся Череп. — Смешно. Яскер вряд ли поверит в то, что вам удалось захватить Великого мага и вынудить его удерживать аллод. — Ехидничал изобретатель. — Да, это будет вряд ли возможно. — Согласился Негус Невзр. — Не хочется этого признавать, но пока я на Изуне — я буду оставаться инструментом давления Яскера на Орков. Если вы захватите меня в плен, Яскер прикажет мне прекратить удерживать аллод. — А что, если Вы покинете аллод, но Великий маг на Изуне все равно останется? — Предложил свою идею Номарх Атон. — И кто же это будет, коллега? — Невзр непонимающе смотрел на заклинателя. — Я. — Ответил ученик Нефер Ура. — У Вас тоже недостаточно сил для удержания аллода таких размеров. — Великий маг помотал головой. — А если вдвоем? Мы с Атоном могли бы удержать аллод. — Черепа Степных осенила идея. — Я не уверен, но вдвоем у вас хотя бы есть шансы. — Задумался Негус Невзр. Идея орка была неплоха и имела все шансы сработать. — Можно еще оставить здесь мою ученицу, Номарх Нефру. Втроем, вы сможете не допустить появления новых «пастей Изуна». — Отлично. Такой вариант меня устраивает. — Орк протянул руку для рукопожатия, подтверждающего договор. — А что дальше? — Великий маг не спешил соглашаться. — Какова дальнейшая судьба Орды? — Судьба Орды? Орда станет свободной. — Непонимающе ответил Череп Степных, но, посмотрев на Иасскул Бундес-Такха, понял в чем дело. — Но останется в военном союзе с Империей на правах равного. — Такой вариант меня устраивает. — Негус Невзр протянул протез для рукопожатия, соглашаясь с орком. Продолжение следует
  13. Dragon304

    Слава Орде!, ч.4

    К ОГЛАВЛЕНИЮ За Изун! — Обыскать! — Скомандовал старший егерь при Комитете Незеба Аскольд Канарин другим егерям в Огненном стойбище. — Вы уже месяц обыскиваете Царство Природы. — Кора Головастых все так же сидела возле костра, но в этот раз она уже жевала вяленое мясо. — Нашли чё-нибудь? — Вам лучше выдать беглеца! — Егерь вплотную подошел к Хранительнице портала. Его овчарка принялась обнюхивать орчиху. — Пока Комитет не выдал ордер и на Ваш арест. — Я еще на прошлой неделе сказала, что нет здесь этого труса! — Орчиха оторвала кусок мяса и кинула его собаке. Та, радостно вильнув хвостом, схватила его и почти целиком проглотила. — Мне ли не знать, кого я пропускаю сюды. — А где остальные? Где Штырь и Лихо? — Аскольд Канарин недовольно фыркнул, но ругать собаку не стал. — Откуда ж мне знать! — Пожала плечами шаманка. — На Яхч, вроде, собирались. Ну или в хренотопь какую. Я не слежу за своими, не то что вы! — Но-но-но! Поговори мне тут еще! — Буркнул егерь. — За твой язык ты бы давно отдыхала в «Термитке». Тебя только и спасает то, что ты — Хранительница портала. — Да, спасает. — Издевалась Кора. — Тем и пользуюсь, гы! — Аскольд! — К старшему егерю подошел еще один хадаганец-язычник. — Мы обыскали все Стойбище: следов нет. — Обыскать все Зазимье. — Скомандовал Канарин. — После Зазимья будем прочесывать Темнобор. — И болота? — Переспросил младший егерь. — И болота особенно! — Ответил Аскольд. — Гы! Ну удачи с древнями и Яснодревом. — Ехидно рассмеялась Кора. — Справились с Мерзкодревом, справимся и с его побегами! — Парировал хадаганец. — Ну-ну. — Промычала орчиха. — Навредите молоденькому Яснодреву — я вас лично пущу ему на удобрения! *** — Ну чё? Нашли? — Хранительница портала довольно встречала уставших егерей, возвращающихся в Стойбище. — Нет. — Сухо ответил ей старший егерь. Его уставшая овчарка, чья шерсть была испачкана болотной тиной, плелась следом, поджав хвост. — Но мы еще вернемся, и обязательно найдем Коловрата! — Обязательно. — Головастых ехидно лыбилась. — Если вы завтра загляните на огонек — возьмите Незебовки, а то настойку на волчьих ягодах уже надоело пить. — Выпускай уже. — Канарин закатил глаза. — Это я запросто! — Хранительница портала принялась отправлять восвояси одного егеря за другим. Последним был Канарин: — Передавай привет Рысиной! Пока-пока! Старший егерь, исчезая в зеленой вспышке, показал неприличный жест шаманке. Та гоготнула и вернулась в центр Огненного стойбища. — Ну и где он? — Ожидая кого-то, шаманка нарезала круги вокруг центрального костра. Лишь спустя час ожиданий за спиной Коры вспыхнул зеленый свет, буквально выплевывая в Царство Природы еще одного гостя. — Ушли? — Спросил шаман. — Давно. — Кора вздрогнула от неожиданности. — Опаздываешь, Каштан. — За мной следит Комитет. — Ответил Каштан Северных, младший сын Коловрата. — Как только смог вырваться из-под слежки, так и рванул сюда. — Ты один? — Хранительница нырнула в кибитку, после чего вышла с набитой торбой. — Отец вас уже заждался. — Клён и Пурга арестованы. Берёза отправилась на Изун, пока есть возможность. — Шаман взял сумку с припасами для своего отца. — А что егеря? — Почти каждый день устраивают обыски. Они знают, что Коловрат скрывается здесь. Без Камня Путешественника я могу телепортировать его только обратно в застенки Комитета, откуда он и сбежал. — Кора еле запихнула в переполненную торбу флягу с «Огняркой», орочьей водки. — Ты раздобыл Камень? — Все черные рынки Незебграда накрылись медным тазом из-за облав Комитета Незеба. Но мне удалось достать! — Каштан Северных продемонстрировал два артефакта — свой и контрабандный. — Пришлось обращаться к ребятам из Придонска, к Свободнорожденным. — Отлично! — Обрадовалась шаманка. — Теперь я смогу вас отправить сразу на Изун. Все, шагай отсюда! — Отец на болотах? — Переспросил Каштан. — Гы, а где ему еще быть? — Ответила Кора Головастых. — В останках Мерзкодрева, наверное, сидит. — Спасибо. — Поблагодарил шаман за помощь. — Орда будет свободна! — Слава Орде! — Отозвалась орчиха. *** В Царстве Природы уже стемнело, когда Каштан добрался до болот в центре Темнобора. Со смертью Мерзкодрева топь буквально расцвела: появились цветущие кувшинки, рогоз заполонил ранее пустующие берега, которые вытаптывал собою проклятый древень, а на кочках проросли кусты клюквы и голубики. Орк пробирался сквозь камыш под громкое кваканье местных квакух и стрекот ночных сверчков, а путь ему освещали облака светлячков, парящих над болотом. Перепрыгивая с кочки на кочку, Северных все глубже пробирался в сердце Царства Природы. И чем ближе он подбирался к останкам громадного Мерзкодрева, тем больше живности попадалось ему на ходу: то огромный нетопырь пролетит прям перед его лицом, то пиявка размером с кулак присосется к ноге, то что-то громко и угрожающе квакнет из соседних кустов, то прямо перед ногой проплывет длинная змея. А порой и дерево, на которое Каштан решился опереться и передохнуть, возьмет да и зашагает прочь. — Уху, уху! — Над головой шамана пролетела полупрозрачная светящаяся сова. Дух природы, не иначе. Каштан Северных увидел еще пару природных духов пока добирался до центральной кочки. В самом центре болот возвышались громадные останки Мерзкодрева — уже начавшие обращаться в труху, заросшие светящимся в ночи мхом. Снизу древень оброс огромными грибами, а из раздвоенной топором головы (топор был тут же, опутанный лианами и паутиной), росло молодое стройное дерево. Но это было не дерево. Стоило Каштану только ступить на островок, как дерево встрепенулось, заскрипело своими ветвями и повернулось лицом к орку. Это был Яснодрев, молодой побег Мерзкодрева. В пару огромных шагов, пусть и медлительных, он оказался возле орка. Скрипя и кряхтя, древень склонился и внимательно изучал незваного гостя. — Не трожь! — Из дупла в сердце Мерзкодрева показался говорящий куст. — Он свой! Древень протяжно проскрипел ветвями, но разогнулся обратно. Когда говорящий куст подошел к Каштану, древень уже вернулся на свое место. — Отец! — Радостно воскликнул шаман. — Долго ты. Чё, уже и до тебя добрались? — Говорящим кустом оказался замаскированный Коловрат. — Пошли в дупло, мало ли кто тут слушает. За долгие века Мерзкодрев так сильно прогнил внутри, что теперь внутри его останков располагалась большая пещера, освещенная светящимися грибами. Именно здесь Верховный шаман Орков и устроил свое убежище: в наиболее освещенном участке внутренностей древня стоял выкорчеванный пень, заменявший ему стол, вместо стульев использовались старые поваленные деревья, которые удалось втащить внутрь, а на полу лежала лежанка, сооруженная из мягкого мха и опавших листьев. — Как мать? — Коловрат уселся за своеобразный стол и пригласил сесть сына. — Комитет держит ее у себя в застенках, надеясь, что ты вернешься ее вызволять. — Каштан презрительно посмотрел на ягоды, лежавшие на столе (которыми, очевидно, питался Верховный шаман), и сразу же полез в сумку, доставая мясной окорок и флягу «Огнярки». — Вчера задержали Клёна. — У-у-у, хреновые дела. — Коловрат достал складные стаканы, и, расправив их, наполнил их водкой. — За Орду! — За Орду! — Орки чокнулись и залпом опустошили стаканы, после чего Каштан продолжил. — В Незебграде хреново все: Комитет усилил милицейские патрули в Астралцево и Изун-городе, проверяют у всех документы. За всеми нашими установлены слежка. Особо языкастых берут под руки и уводят в известном направлении. — Хреново. А Изун? — Коловрат анализировал текущее положение дел. — Бунтует. Великий маг Негус Невзр пытается решить конфликт без боя. — Ответил Каштан. — Но Яскер перебрасывает часть войск с Суслангера и Игша для подавления бунтов. — И что, это прям в газетах так пишут? — Верховный шаман удивился осведомленности сына. — Хрен там. Газеты знать не знают о восстании. Комитет хочет заставить всех молчать, но весть уже передается из уст в уста! — Каштан разлил вторую порцию водки. — За Черепа! — За Черепа! — Ответил ему Коловрат. — А что кланы? — К нашим и Головастым уже присоединились Лесные и Степные. — Каштан начал перечислять союзников и противников. — Боевые еще не дали ответа. Праведные встанут на сторону Бешеных. Яростные и Кровожадные пока молчат. Берёза отправилась договариваться с другими Изунскими кланами. — Надо бы ей помочь. — Задумался Коловрат. — Ты принес Камень? — Комитет закрыл все черные рынки в столице, но я достал. — Шаман выложил на стол артефакт. — Отлично. — Верховный шаман осмотрел Камень Путешественника и сунул его себе в карман. — Нужно дойти до Стойбища раньше, чем снова придут егеря с обыском. — А там мы уже будем на Изуне. — Каштан налил еще «Огнярки». — За Изун! — За Изун! Продолжение следует
  14. Dragon304

    Слава Орде!, ч.4

    К ОГЛАВЛЕНИЮ За Изун! — Обыскать! — Скомандовал старший егерь при Комитете Незеба Аскольд Канарин другим егерям в Огненном стойбище. — Вы уже месяц обыскиваете Царство Природы. — Кора Головастых все так же сидела возле костра, но в этот раз она уже жевала вяленое мясо. — Нашли чё-нибудь? — Вам лучше выдать беглеца! — Егерь вплотную подошел к Хранительнице портала. Его овчарка принялась обнюхивать орчиху. — Пока Комитет не выдал ордер и на Ваш арест. — Я еще на прошлой неделе сказала, что нет здесь этого труса! — Орчиха оторвала кусок мяса и кинула его собаке. Та, радостно вильнув хвостом, схватила его и почти целиком проглотила. — Мне ли не знать, кого я пропускаю сюды. — А где остальные? Где Штырь и Лихо? — Аскольд Канарин недовольно фыркнул, но ругать собаку не стал. — Откуда ж мне знать! — Пожала плечами шаманка. — На Яхч, вроде, собирались. Ну или в хренотопь какую. Я не слежу за своими, не то что вы! — Но-но-но! Поговори мне тут еще! — Буркнул егерь. — За твой язык ты бы давно отдыхала в «Термитке». Тебя только и спасает то, что ты — Хранительница портала. — Да, спасает. — Издевалась Кора. — Тем и пользуюсь, гы! — Аскольд! — К старшему егерю подошел еще один хадаганец-язычник. — Мы обыскали все Стойбище: следов нет. — Обыскать все Зазимье. — Скомандовал Канарин. — После Зазимья будем прочесывать Темнобор. — И болота? — Переспросил младший егерь. — И болота особенно! — Ответил Аскольд. — Гы! Ну удачи с древнями и Яснодревом. — Ехидно рассмеялась Кора. — Справились с Мерзкодревом, справимся и с его побегами! — Парировал хадаганец. — Ну-ну. — Промычала орчиха. — Навредите молоденькому Яснодреву — я вас лично пущу ему на удобрения! *** — Ну чё? Нашли? — Хранительница портала довольно встречала уставших егерей, возвращающихся в Стойбище. — Нет. — Сухо ответил ей старший егерь. Его уставшая овчарка, чья шерсть была испачкана болотной тиной, плелась следом, поджав хвост. — Но мы еще вернемся, и обязательно найдем Коловрата! — Обязательно. — Головастых ехидно лыбилась. — Если вы завтра загляните на огонек — возьмите Незебовки, а то настойку на волчьих ягодах уже надоело пить. — Выпускай уже. — Канарин закатил глаза. — Это я запросто! — Хранительница портала принялась отправлять восвояси одного егеря за другим. Последним был Канарин: — Передавай привет Рысиной! Пока-пока! Старший егерь, исчезая в зеленой вспышке, показал неприличный жест шаманке. Та гоготнула и вернулась в центр Огненного стойбища. — Ну и где он? — Ожидая кого-то, шаманка нарезала круги вокруг центрального костра. Лишь спустя час ожиданий за спиной Коры вспыхнул зеленый свет, буквально выплевывая в Царство Природы еще одного гостя. — Ушли? — Спросил шаман. — Давно. — Кора вздрогнула от неожиданности. — Опаздываешь, Каштан. — За мной следит Комитет. — Ответил Каштан Северных, младший сын Коловрата. — Как только смог вырваться из-под слежки, так и рванул сюда. — Ты один? — Хранительница нырнула в кибитку, после чего вышла с набитой торбой. — Отец вас уже заждался. — Клён и Пурга арестованы. Берёза отправилась на Изун, пока есть возможность. — Шаман взял сумку с припасами для своего отца. — А что егеря? — Почти каждый день устраивают обыски. Они знают, что Коловрат скрывается здесь. Без Камня Путешественника я могу телепортировать его только обратно в застенки Комитета, откуда он и сбежал. — Кора еле запихнула в переполненную торбу флягу с «Огняркой», орочьей водки. — Ты раздобыл Камень? — Все черные рынки Незебграда накрылись медным тазом из-за облав Комитета Незеба. Но мне удалось достать! — Каштан Северных продемонстрировал два артефакта — свой и контрабандный. — Пришлось обращаться к ребятам из Придонска, к Свободнорожденным. — Отлично! — Обрадовалась шаманка. — Теперь я смогу вас отправить сразу на Изун. Все, шагай отсюда! — Отец на болотах? — Переспросил Каштан. — Гы, а где ему еще быть? — Ответила Кора Головастых. — В останках Мерзкодрева, наверное, сидит. — Спасибо. — Поблагодарил шаман за помощь. — Орда будет свободна! — Слава Орде! — Отозвалась орчиха. *** В Царстве Природы уже стемнело, когда Каштан добрался до болот в центре Темнобора. Со смертью Мерзкодрева топь буквально расцвела: появились цветущие кувшинки, рогоз заполонил ранее пустующие берега, которые вытаптывал собою проклятый древень, а на кочках проросли кусты клюквы и голубики. Орк пробирался сквозь камыш под громкое кваканье местных квакух и стрекот ночных сверчков, а путь ему освещали облака светлячков, парящих над болотом. Перепрыгивая с кочки на кочку, Северных все глубже пробирался в сердце Царства Природы. И чем ближе он подбирался к останкам громадного Мерзкодрева, тем больше живности попадалось ему на ходу: то огромный нетопырь пролетит прям перед его лицом, то пиявка размером с кулак присосется к ноге, то что-то громко и угрожающе квакнет из соседних кустов, то прямо перед ногой проплывет длинная змея. А порой и дерево, на которое Каштан решился опереться и передохнуть, возьмет да и зашагает прочь. — Уху, уху! — Над головой шамана пролетела полупрозрачная светящаяся сова. Дух природы, не иначе. Каштан Северных увидел еще пару природных духов пока добирался до центральной кочки. В самом центре болот возвышались громадные останки Мерзкодрева — уже начавшие обращаться в труху, заросшие светящимся в ночи мхом. Снизу древень оброс огромными грибами, а из раздвоенной топором головы (топор был тут же, опутанный лианами и паутиной), росло молодое стройное дерево. Но это было не дерево. Стоило Каштану только ступить на островок, как дерево встрепенулось, заскрипело своими ветвями и повернулось лицом к орку. Это был Яснодрев, молодой побег Мерзкодрева. В пару огромных шагов, пусть и медлительных, он оказался возле орка. Скрипя и кряхтя, древень склонился и внимательно изучал незваного гостя. — Не трожь! — Из дупла в сердце Мерзкодрева показался говорящий куст. — Он свой! Древень протяжно проскрипел ветвями, но разогнулся обратно. Когда говорящий куст подошел к Каштану, древень уже вернулся на свое место. — Отец! — Радостно воскликнул шаман. — Долго ты. Чё, уже и до тебя добрались? — Говорящим кустом оказался замаскированный Коловрат. — Пошли в дупло, мало ли кто тут слушает. За долгие века Мерзкодрев так сильно прогнил внутри, что теперь внутри его останков располагалась большая пещера, освещенная светящимися грибами. Именно здесь Верховный шаман Орков и устроил свое убежище: в наиболее освещенном участке внутренностей древня стоял выкорчеванный пень, заменявший ему стол, вместо стульев использовались старые поваленные деревья, которые удалось втащить внутрь, а на полу лежала лежанка, сооруженная из мягкого мха и опавших листьев. — Как мать? — Коловрат уселся за своеобразный стол и пригласил сесть сына. — Комитет держит ее у себя в застенках, надеясь, что ты вернешься ее вызволять. — Каштан презрительно посмотрел на ягоды, лежавшие на столе (которыми, очевидно, питался Верховный шаман), и сразу же полез в сумку, доставая мясной окорок и флягу «Огнярки». — Вчера задержали Клёна. — У-у-у, хреновые дела. — Коловрат достал складные стаканы, и, расправив их, наполнил их водкой. — За Орду! — За Орду! — Орки чокнулись и залпом опустошили стаканы, после чего Каштан продолжил. — В Незебграде хреново все: Комитет усилил милицейские патрули в Астралцево и Изун-городе, проверяют у всех документы. За всеми нашими установлены слежка. Особо языкастых берут под руки и уводят в известном направлении. — Хреново. А Изун? — Коловрат анализировал текущее положение дел. — Бунтует. Великий маг Негус Невзр пытается решить конфликт без боя. — Ответил Каштан. — Но Яскер перебрасывает часть войск с Суслангера и Игша для подавления бунтов. — И что, это прям в газетах так пишут? — Верховный шаман удивился осведомленности сына. — Хрен там. Газеты знать не знают о восстании. Комитет хочет заставить всех молчать, но весть уже передается из уст в уста! — Каштан разлил вторую порцию водки. — За Черепа! — За Черепа! — Ответил ему Коловрат. — А что кланы? — К нашим и Головастым уже присоединились Лесные и Степные. — Каштан начал перечислять союзников и противников. — Боевые еще не дали ответа. Праведные встанут на сторону Бешеных. Яростные и Кровожадные пока молчат. Берёза отправилась договариваться с другими Изунскими кланами. — Надо бы ей помочь. — Задумался Коловрат. — Ты принес Камень? — Комитет закрыл все черные рынки в столице, но я достал. — Шаман выложил на стол артефакт. — Отлично. — Верховный шаман осмотрел Камень Путешественника и сунул его себе в карман. — Нужно дойти до Стойбища раньше, чем снова придут егеря с обыском. — А там мы уже будем на Изуне. — Каштан налил еще «Огнярки». — За Изун! — За Изун! Продолжение следует Просмотреть полную запись
  15. Dragon304

    Слава Орде!, ч.2-3

    ЧАСТЬ 1 Новое вооружение — А ты идешь на совещание? — Спросила Пурга Северных, жена Коловрата, Верховного шамана Орков, опираясь на ограждение второго света главного зала Ока Мира. — На какое еще совещание? — Коловрат отозвался из глубины своего кабинета, если весьма плачевное состояние помещения еще можно было назвать кабинетом. Шаман восседал на своем деревянном троне и щурился, читая свежий выпуск «Имперской Правды». — Яскер не назначал никаких совещаний. — А куда тогда шкандыбает Штурм? — Пурга указала пальцем на кого-то на первом этаже Ока. — Еще и в окружении Хранителей. Коловрат удивленно отложил газету и почесал седеющую бороду, после чего махнул рукой: — Мало ли куда он топает. Если бы Яскер хотел провести совещание — я бы это знал. — Ну и давно ты, дубина, был в его кабинете? — Орчиха продолжала наблюдать за диспозицией из своего «вороньего гнезда». — Я уже второй месяц не могу на тебя нормально наорать за то, что ты задержался на работе! Коловрат задумался. Действительно, уже второй месяц как Рысина вернулась с Айрина, а его, Верховного шамана, так ни разу и не пригласили ни на одно заседание. Вместо этого, орка завалили бумажной работой — подписать один протокол, поставить свою закорючку на другом. Одним словом — никакой реальной работы. — Вон и Рысина шлепает к лестницам! — Пурга, наконец, покинула свой «пост» и вернулась в кабинет. — Херня какая-то. Не нравится мне это. — Найди Посвиста. И отправь его к секретарю Яскера, пусть узнает чё там они задумали. — Не став дочитывать газету, орк бросил ее в огонь очага посреди кабинета. — Но сначала всыпь ему по самые шишки! Как он вообще посмел опоздать на работу?! — Дык у него выходной. — Пурга забралась на бочку пива возле трона Коловрата. — Какой, нахрен, выходной?! — Коловрат стукнул кулаком по подлокотнику. — Он сейчас пахать должен, а не прохлаждаться хрен знает где! Как и Буря. Где она вообще?! — Хрен ее знает. Я тебе не справочная! — Ответила ему орчиха. — У-у-у, троглодиты! Вернутся — лично устрою взбучку! Всем и каждому! — Коловрат поднялся со своего места и направился к выходу. — Присмотри тут. Я мигом метнусь туда и вернусь. Можешь всех, кто придет, посылать нахрен. — Иди давай. Без тебя разберусь, старый. — Пурга в мгновение ока разлеглась на троне. Шагая по коридору второго этажа в сторону приемной Главы Империи, шаман ругался мысленно (ну или не совсем мысленно) на своих ребят, которые не явились на работу: — Вернутся, обязательно начищу всем все что нужно, чтобы неповадно было! Но сначала разберемся с свистоплясками правительственными. Если там действительно совещание, то какого хрена меня не пригласили?! Я — Верховный шаман, или чистильщиков нужников, в конце-то концов?! Дойдя до дверей приемной, орк остановился, завидев Негус Хекет, шагающую за порог двери, охраняемой двумя Ястребами. Зэм явно опешила, увидев Верховного шамана, из-за чего замерла на мгновение в проеме словно кошка, после чего все же зашла внутрь, напоследок вильнув своим хвостом. — Стоять. — Один из Ястребов преградил дорогу Коловрату Северных, а второй подхватил. — Проход запрещен. — А ну разошлись! — Рявкнул орк. — Я по делу, к Яскеру! — Проход запрещен. — Повторил Ястреб Яскера, не пропустив Коловрата. — К Главе Империи сейчас нельзя. — Так, я не понял. — Коловрат упер руки в бока. — Я — Коловрат Северных, Верховный шаман Орков, а не какой-то хрен из-под старого усть-башманска с окраин Изуна! Приказываю пропустить меня! — Никак нет. — Ответил второй Ястреб Яскера. — Проход запрещен. — Ты охренел?! — Заревел шаман. — А ну пропусти, не то к мамке отправлю сопли вытирать! — Проход запрещен. — Первый Ястреб положил руку на оружие, демонстрируя всю серьезность своих намерений. Коловрат уже готовился вмазать кулаком по роже нахального солдата, но тут дверь открылась, и из нее вышел Иван Шпагин, командир Ястребов Яскера. — Что тут происходит? — Хадаганец обратился к стражникам. — Эти хреновы оболтусы отказываются пропустить меня на правительственное совещание! — Ответил за них Коловрат, презрительно тыкнув здоровенным пальцем в грудь ближайшему Ястребу. — Меня, Верховного шамана Орков! — Какое совещание? — Шпагин удивленно посмотрел на шамана. — Мне неизвестно ни о каком правительственном совещании. — Не водите меня за нос, я вам не сопля зеленая! — Язычник стоял на своем. — Мне прекрасно известно, что Яскер сейчас проводит его с Елизаветой Рысиной, Штурмом Бешеных и Негус Хекет! Без меня! — Сейчас нет никакого совещания. — Отрезал Шпагин. — В случае проведения заседания правительства — Вы были бы обязательно приглашены. — А что же это тогда? Танцы с бубном? — Коловрат стоял на своем. — Военное совещание. — Ответил хадаганец, абсолютно спокойно реагируя на все выкрики орка. — И, в данном случае, Ваше присутствие на нем не является необходимым. — Военное совещание?! Чушь собачья! — Кричал Верховный шаман. — Военное совещание, на котором присутствие Верховного шамана Орков не является необходимым?! А присутствие Негус Хекет, этой железки — необходимо?! — Да. — После короткой паузы, Шпагин продолжил. — Негус Хекет представляет проект нового вооружения, которым скоро оснастят вооруженные силы Империи. — Новое оружие? — Коловрат снизил тон разговора до своего обычного рева. — И какого хрена я не могу увидеть новое оружие, которым оснастят вооруженные силы Империи, в которые входят и наши шаманы?! — Вы хотите видеть новое вооружение? — Командир Ястребов вопросительно поднял бровь. — Демоны меня побери, да! — Ответил шаман. — Хорошо. Я спрошу Яскера. — Иван Шпагин развернулся спиной, и направился обратно в приемную Яскера. — Если Он Вам позволит, то Вы увидите новое вооружение. Стойте здесь. И без глупостей. Когда Шпагин ушел, Коловрат недовольно рыкнул на Ястребов, но никаких действий не предпринял, а только смачно сплюнул в ближайший цветочный горшок, после чего облокотился на поручень ограждения. Спустя десять минут ожидания, командир Ястребов Яскера вновь вышел из приемной в сопровождении еще двух Ястребов. В руках у хадаганца была безликая папка с одним единственным штампом на лицевой стороне — «Совершенно секретно». — Пойдемте. — Хадаганец позвал орка за собой и направился в сторону лестниц. — И без лишних вопросов. — А? Э-э? — Верховный шаман непонимающе смотрел то на дверь приемной Яскера, то на удаляющегося Шпагина. — Вы идете? — Иван остановился и испытывающе посмотрел на Коловрата. — Но ведь показ оружия — в кабинете у Яскера! — Непонимающе ответил язычник. — Я же сказал — без лишних вопросов. — Хадаганец шумно выпустил воздух через ноздри. — В кабинете проходит демонстрация документации нового вооружения. Вы же, как я понимаю, хотите увидеть его в деле, без всяких бумажек и цифр? Яскер, Елизавета Рысина, Штурм Бешеных и Негус Хекет присоединятся позднее. Коловрату Северных не оставалось ничего, кроме как согласиться. Следуя за командиром Ястребов Яскера, Верховный Шаман сначала спустился на первый этаж Ока Мира, а потом и на нулевой. В подземной части башни находилось два больших зала — кабинет Елизаветы Рысиной и ставка Штурма Бешенных, но Шпагин повёл орка через неприметную дверь, ведущую в обширный подземный корпус, целиком отданный под нужды Комитета Незеба. Спустившись еще ниже на один этаж, Иван Шпагин отвел Коловрата в один из кабинетов. В один из самых обычных кабинетов — красный ковер, портреты Незеба и Яскера на стене, несколько цветочных горшков, письменный стол с зеленой лампой на нем, и, конечно же, несколько неудобных стульев, выпускаемых ЯхчМебельКомбинатом. — Садитесь. — Хадаганец указал на стул, приставленный боком к столу. Дождавшись, когда орк займет свое место, Шпагин направился к выходу. — Сейчас я приведу уполномоченного агента Комитета Незеба. После того, как Вы подпишете у него соглашение о неразглашении секретной информации, Вы сможете увидеть новейшей вооружение. Ожидайте. Под землей Верховный шаман чувствовал себя как не в своей тарелке — под толщей земли, бетона и стали совсем не чувствовалась связь с Природой. Спасали лишь чахлые растения в цветочных горшках, жалостливо тянущие свои ветви к маналампам. Не зная, чем себя занять, орк начал изучать письменный стол. Кто бы не владел данным кабинетом, он был ярым педантом: все автоматические ручки лежали на столе в дивном порядке, каждая — на равном расстоянии от предыдущей, писчая бумага лежала идеально ровной стопкой, в стеклянном графине воды было ровно по риску на горлышке, а граненые стаканы были перевернуты кверху дном и стояли ровным рядом, как и ручки. Весь этот натюрморт порядка дополнял магический жезл, вырезанный целиком из аметиста, лежавший рядом с аметистовым амулетом в форме глаза. Иван Шпагин, как и обещал, вскоре вернулся с агентом Комитета. Это была Влада Угрозина, прославившаяся своей работой на Асээ-Тэпх во время войны за Святую Землю. Женщина села во главе стола и положила перед собой папку, ту самую, которую нес командир Ястребов Яскера. Он же, вместе со своими подчиненными стал возле стены со стороны выхода. — Ну и где же новое оружие? — Коловрату уже не терпелось увидеть то, из-за чего был весь сыр-бор. Влада Угрозина, подняла непонимающий взгляд на Шпагина. Тот не заставил себя ждать и ответил орку: — Перед тем, как мы покажем Вам наше новейшее вооружение, Вы должны подписать соглашение о неразглашении и ответить на пару вопросов. Меры безопасности, Вы же понимаете. — Хрен с вами, допустим. — Недоверчиво согласился Коловрат. — Давайте ваше записульку сюда! Агент протянула ему лист и ручку. Шаман прищурился, чтобы разглядеть содержание соглашения, но ничего подозрительного не увидел — такие он подписывал по несколько раз за день по долгу службы. — Перед тем, как мы начнем, я прошу Вас сдать Ваш личный телепортатор. — Хадаганка пилила взглядом орка. — Личный теле-что? — Переспросил Верховный шаман. — Камень Путешественника. — Подал голос Шпагин. — Какого хрена я должен его отдать? — Недоверчиво спросил орк. — Так надо. — Отозвался хадаганец. — Распоряжение Яскера. Вы же не будете противиться решению великого Яскера? — Нет. Не буду. — Процедил сквозь зубы Коловрат, швыряя артефакт на стол. — Итак, начнем. Я, Влада Угрозина, уполномоченный старший агент Комитета Незеба. — Хадаганка взяла камень и убрала его в ящик стола, после чего поправила чернильницу, задетую броском. — Вы — Коловрат Северных, Верховный шаман Орков? — Это допрос? — Переспросил шаман. — Отвечайте. — Сухо ответил ему командир Ястребов. — Меры безопасности, я же сказал. — Да. Я — Коловрат Северных. Можете любого орка спросить, хоть соплежуев с Очистных. — Северных подозрительно смотрел то на Угрозину, то на Шпагину. Было у него странное ощущение, что прямо сейчас у него копаются в мозгах. — Ваша жена — Пурга Северных? — Продолжила допрос Влада, не отводя взгляд карих глаз от старого орка. — Э-э-э. Ясень пень! — Верховный шаман пожал плечами. — Кто в данный момент удерживает аллод Изун от разрушения астралом? — Хадаганка, наконец, опустила глаза и сделала пометку у себя в бумагах. — Это вам и так известно, че вы меня-то спрашиваете? Забыли кто у вас че удерживает? — Коловрат непонимающе поднял брови вверх. Какие-то слишком странные вопросы для «нового вооружения». — Кто в данный момент удерживает аллод Изун от разрушения астралом? — Агент Комитета настойчиво повторила вопрос. — Ну. Негус-шмегус… как его… Негус Невзр, во! — Ответил Коловрат. — Почему именно Негус Невзр удерживает аллод Изун, а не кто-то из орков? — Угрозина выжидающе посмотрела на шамана. — Ясень пень: у нас нет Великих магов. — Северных на мгновение почувствовал, как кто-то очень настойчиво смотрел ему в затылок. Но, обернувшись, орк никого не заметил — Ястребы и Шпагин стояли с другой стороны. А ощущение наблюдения осталось. — Значит, Вы подтверждаете, что Легендарный орк — это миф? — Уполномоченный агент прищурила глаза. — Хрен вам, а не миф! Лютовей Степных существовал! И наследнички у него были, да! А всех сгубили. Одного на Дозорном зарубили паршивые лягухи, вторая в культисты демоновы подалась, гнить ей в Городе Демонов! А Черепа вы сгубили, комитетчики! В лаборатории своей поганой… Но спасибо Космосу, каменюке синюшной, гы! Вернулся к нам Череп-родненький! — Коловрат наконец понял, к чему все идет. — Что Вам известно о текущем местонахождении Черепа Степных? — Влада Угрозина напряглась. — А-а-а! Я понял! — Коловрат вскочил со стула, но тут же подскочил Ястреб, который силой посадил шамана обратно на место. — Вы хотите угробить его, последнюю надежду Орков?! Хрен вам! Ничего я не знаю! — Значит, Вы покрываете врага народа? — Хадаганка сделала длинный росчерк в бумагах. — Да какой он, мать вашу, враг народа! — Возразил Коловрат. — Наш он! Нашенский! За нас, товарищи, топит! За шаманов и всех орков! — Вам известно, что Череп Степных намерен провести террористическую операцию в Незебграде с целью преступного убийства Яскера, Главу Империи? — Угрозина продолжала напирать. — Враньё! — Коловрат ударил кулаком по столу, из-за чего все ручки подскочили и нарушили свой порядок. — Враньё! Не собирается он убивать Яскера! Это херня какая-то! — Вам известно о подлом преступном сговоре Черепа Степных с враждебно настроенными по отношению к нашей великой Империи эльфами с целью отделения Орков? — Псионическое давление на Северных усилилось. — Сговор с остроухими ушлепками?! Ну не-е-е, это уже какая-то запредельная херня! — Разгоряченный шаман уже не замечал того, как агент копалась в его мыслях. — Вам известно о массовых правонарушениях на Изуне со стороны орков? — Угрозина незаметно потянулась к аметистовому жезлу. — Че, уже началось, да?! Наконец-то зашевелились, троглодиты хреновы! — Шаман поднялся на ноги, и теперь для того, чтобы усадить его обратно на место, понадобились усилия двух Ястребов. — Че?! Уже боитесь меня?! — То есть Вы одобряете экстремистскую деятельность шаманов, поддерживающих Черепа Степных, направленную на развал Империи?! — Впервые повысила свой тон хадаганка. — Развал Империи?! Чушь! — Верховный шаман громко топнул ногой. — Вы можете назвать имена лидеров незаконного сепаратистского движения на Изуне? — Казалось, еще немного, и псионическое давление на орка начнет ощущать и Шпагин. — Че?! Никого я не знаю! А если бы и знал, не сказал бы! — Коловрат сопротивлялся. — Что Вам известно о заговоре врага народа Черепа Степных с Великим Магом Найаном? Они планируют вторжение на Игш?! — Влада Угрозина крепко сжимала жезл в руке. — Череп с Найаном?! Во дела! — Восторженно воскликнул Коловрат и вскочил на ноги. — Не уж-то дожил! — Именем Яскера, Главы Империи, Вы арестованы по подозрению в участии в сговоре с целью свержения действующей власти и вооруженного переворота — Влада Угрозина захлопнула папку и поднялась со своего стула. — Да кто ты такая, чтобы меня арестовывать?! — Рявкнул орк, но тут же Ястребы заломили ему руки за спину. — Ребяты, вы чего?! С дуба рухнули?! Или беленой обдолбались?! — Это очень серьезное преступление, Коловрат. — Шпагин за спиной щелкнул наручниками, открыв их. — Да пошли вы все к Тэпу! — Верховный шаман с силой толкнул одного из Ястребов, тем самым, освободив себе руку. — Я стар, но не слабак! А вот твои молодчики еще сопли жуют! Острая головная боль пронзила череп Коловрата Северных. Нестерпимая боль растекалась по телу, сводя мышцы. Подняв голову, орк увидел, как Угрозина стояла в углу кабинета, приложив по два пальца к вискам. На ее шее висел амулет с распахнутым глазом-самоцветом, сиявшим ярким фиолетовым свечением. — Иди… на… хрен! — Пересилив боль, шаман толкнул опрокинутый стул в сторону хадаганки, чем выбил ее из равновесия. Жутка боль исчезла так же внезапно, как и появилась. Верховный шаман Орков воспользовался заминкой, пока Угрозина не установила контакт разумов вновь, и с силой вмазал кулаком по челюсти второго Ястреба. Тот, пошатнувшись, отступил назад, отпустив орка. Старые суставы руки ныли от такого грубого обращения, но нельзя было сдаваться! Собратья Коловрата на Изуне не сдаются, значит, и у него нет шанса сдаваться! — Сдавайся! — Шпагин уже оставил попытку связать руки орка наручниками и схватился за оружие. — За сопротивление тебе уже светит срок! — А ты еще не понял?! — Коловрат схватил стул в руки и замахнулся на командира Ястребов. — Ты тоже идешь нахрен! Стул разлетелся на части от удара по Шпагину. Хадаганец не ожидал мебельной атаки, из-за чего пропустил удар, но не упал. Поднявшиеся на ноги Ястребы вновь накинулись на Коловрата Северных, пытаясь его обездвижить. — В следующий раз, когда захочешь меня повязать, возьми ребят по-крепче! — Орк увернулся от удара первого Ястреба, но пропустил кулак в свою челюсть от второго. — Хотя этот неплох! В ответ в Ястреба полетел хук справа. — Именем Яскера, я приказываю Вам сдаться! — В черепе вновь разразилась острая боль. Поняв, что это действует мистик, шамана схватил массивную хрустальную чернильницу со стола и швырнул ее в Угрозину. — Да завали ты уже свое хлебало! Но хадаганка увернулась от летящего снаряда, и чернильница разбилась о стенку, оставляя замысловатое пятно на стене, которое можно было бы использовать для проведения какого-нибудь психологического теста. — Клык! — Взревел шаман, уворачиваясь от очередной атаки Шпагина. — Где тебя Тэп носит?! Клык! — Хозяин звал меня? — Буквально из пустоты материализовался гоблин Клык, питомец язычника. — Да, блин, звал! — Острая головная боль заставила шамана присесть на одно колено. — Грызи ее! Спустя мгновение хадаганка громко взвигнула, а головную боль орка сняло как рукой — гоблин вцепился зубами в голень агента. — Верховный шаман Орков — это вам не вор яблок! Со мной вам так просто не справиться! — Орк сунул руку в ближайший цветочный горшок. Спустя мгновение растение вздрогнуло, и, как змея, поползло в сторону зазевавшегося Ястреба, обвивая его ногу, из-за чего он и споткнулся. Следом пошел и второй цветочный горшок — шаман разбил его об пол, по которому сразу же поползли множество корней, хлеставшие своими концами как хлыстами Шпагина и его Ястребов. — Надо уходить! — За всем этим боем Коловрат не заметил, как поднял сильный шум и грохот, который бы не остался незамеченным другими агентами Комитета Незеба. — Клык?! Гоблин упорно пытался уцепиться зубами за ногу хадаганки, а та пыталась отпинать его подальше от себя, швыряла в него ментальные заклятья, которые, к счастью, не имели особо заметного эффекта на Клыка. — Клык! — Заревел орк, призывая своего питомца к себе. — В Царство, быстро! Гоблин покорно щелкнул челюстью и обхватил ногу шамана. В следующее мгновение они оба скрылись в ярко-зеленой вспышке, оставляя полуразрушенный кабинет, полностью заросший плющем и лианами. Царство Природы — Давно тебя здесь не было, а еще Верховный шаман, тьфу! — Кора Головастых ковыряла палкой тлеющие головешки в кострище, проигнорировав буквально вылетевшего из зеленой вспышки Коловрата. — Клык. Гулять. — Пыхтел шаман, поднимаясь на ноги. Поправив надорванный Ястребами балахон, орк сел на бревно возле хранительницы портала и шумно выдохнул. Его гоблин-питомец радостно побежал в заснеженную долину к другим гоблинам-выкормышам. — Кто тебя так подрал? — Орчиха протянула ему шипастую флягу с ядреным пойлом. — А вроде в столице сидишь, никакая муха на тебя сесть не посмеет. — Ястребы. — Северных сделал глоток и принялся осматривать свои ссадины. — Какие еще ястребы? — Кора меланхолично протянула ему череп-склянку с заживляющим бальзамом. — Тебя там по башке лысой огрели, что ты ястребов в столице увидел средь бела дня? — Яскеровы. — Шаман сделал еще глоток. — Началось, Кора, началось. Нужно собирать кланы. Хранительница портала оторвала скучающий взгляд от костра и удивленно посмотрела на Верховного: — Нахрюкался средь бела дня, да? — Сама ты нахрюкалась! — Коловрат протянул обратно уже пустую флягу горячительного. — Черепа помнишь? — Дык он погиб же. — Подметила Кора. — Нет, ты точно не в себе. Это все манапровод хренов! — Верно, погиб. Но его спасли. Не без помощи каменюк синюшных. — Северных протянул ладони к костру, чтобы погреть руки. — Че? — Головастых совершенно охреневши посмотрела на шамана. — Ты слухи вообще не слушаешь? — Верховный шаман Орков потер ладони друг об друга. — Живой он! Череп-то наш! Живехонький! — Кто живой? — Услышав шум на улице, из кибитки вышел Штырь Головастых, наставник шаманов. — Череп Степных, глухая ты тетеря! — Ответил ему Коловрат. — И не только жив, но еще и крови драконьей умудрился хлебнуть! — Охренеть. — Штырь от удивления вскинул брови на лоб. — Лихо! Лихо! Ты слыхала? — Че ты орешь как суслангерская труба?! — Из другой кибитки показалась сонная рожа Лихо Северных. — О, здаров Коловрат. Давно тебя не было. — Череп-то Степных крови драконов хлебнул! — Ответил ей Штырь. — Охренеть. — Воскликнула Лихо и сразу же что-то в ее кибитке громко грохнулось на пол. — Откуда ты знаешь? — Спросила Кора у Коловрата. — Я же говорю! Меня Ястребы с Комитетом хотели задержать да допросить! Но хрен им! Коловрат Северных так просто не сдается! — Старый шаман показал свой огромный кулак. — Еще и проговорились, что Череп что-то с Найаном мутит! — С остроухими связался? У-у-у. — Презрительно замычал Штырь. — Какая разница с кем он воду мутит! — Коловрат поднялся на ноги и продолжил. — То, что он шашни какие-то крутит с Найаном-Шмаяном, то только нам на руку! Остроухий из него Великого Мага делает, во! — С чего ты взял, старый? — Переспросила у него Лихо Северных. — А ты сложи два плюс два, да все понятно будет! — Верховный шаман собрался показывать на пальцах. — Остроухие пригласили Черепа для каких-то там своих танцевальных шашней. И шашни эти настолько важные, что туда Рысину посылали, во! Это раз. А когда она вернулась, меня, за каким-то хреном, отдалили от управления делами, политики хреновы! Это два. Потом попытались задержать и допросить! А зачем? Вот-вот! Это три. Ну и напоследок, на Изуне ж не просто так бунты вспыхивают! — Ну про бунты на Изуне я слышал. — Почесал репу Штырь Головастых. — Может ты и прав, Коловрат. Но что делать нам? — Комитет скоро пошлет в Царство своих егерей за тобой. — Молвила Кора Головастых. — И я не смогу их не пустить, ты прекрасно это знаешь. — Знаю. Я залягу на болотах в Темноборе. — Ответил ей Коловрат Северных. — Егеря-то язычники слабые, дальше границ Зазимья соваться не будут. — Ну ты-то ладно. А мы? — Отозвалась Лихо Северных. — Егеря и нас обнюхивать будут. — А вы отправляйтесь на Игш, Дикие острова и Суслангер. Нужно кланы собирать. — Ответил Верховный шаман. — Уже многие десятилетия мы не собирались на Пирушку. — Да и ребятам на Изуне помочь нужно. — Задумался Штырь Головастых. — Одни против всей Имперской армии они не сдюжат. — Сдюжат. Мы, орки — ребята крепкие. — Ободрил его старый орк. — Орду нельзя сломать, нельзя остановить. Слава Орде! Продолжение следует