Jump to content

Digest Jan-Feb

We talk about what was done and updated in the past month. We help keep abreast of events.

January February

Servers monitoring and the Addons Editor

We present you two legends. All dreams come true.

Servers monitoring The Addons Editor

Game tooltips

Tooltips provide a way for 3rd party fansites and extensions to display detailed information on mouseover.

Read more

The Addons Updater

Let us to introduce the addons updating software and to share the details

Read more Download

  • Слава Орде!, ч.7-8


     Share

    К ОГЛАВЛЕНИЮ

     

    Великое Стойбище

    Голубоватая вспышка осветила древние джунские руины портала, и на старые желтоватые камни с полустертыми рунами вышли Коловрат Северных и его сын Каштан. Останки погибшей цивилизации были даже здесь, на Изуне, но их состояние оставляло желать лучшего — полуразрушенные обелиски были исписаны орочьей бранью и новомодными граффити. И цензурными была лишь небольшая их часть.

    Джунские руины располагались совсем близко с Великим Стойбищем — наверное, самым древним объектом культурного наследия орков. Тысячи лет назад здесь собирались орки прошлого на свои первые Сходки Кланов, здесь же легендарный Череп доказал свое право возглавить объединенную Орду. На этих ступенях, вырезанных в самом холме и спускающихся амфитеатром к центру Стойбища, шаманы вскрывали глотки пленникам, пуская кровь во славу языческих духов и героев прошлого, дабы те ниспослали им свое покровительство. Множество черепов, в основном человеческих, выстилающих громадные ступени вместо камней, до сих пор напоминают потомкам о легендарном и славном Великом Пире. На огромных, торчащих из земли по периметру сооружения костях, добытых в битвах с потомками Великих Драконов ценой сотен охотников, были вырезаны тысячи имен — имен вождей и верховных шаманов бесчисленного количества орочьих кланов. Где-то тут было и имя Бруса Северных, и его отца, великого Родогора. Где-то, возможно, было и имя легендарного Черепа, вырезанное его собственной рукой.

    Это место было священно для любого орка, настолько, что появление здесь комитетчика было настоящим кощунством. Недовольные орки бы быстро отправили богохульствующего агента обратно в Комитет Незеба в разных посылках и бандеролях. Сей факт и позволял сразу десятку кланов стоять лагерем вокруг Великого Стойбища, не опасаясь карательной операции со стороны властей.

    Коловрат и Каштан пробирались сквозь множество разных палаток и шатров, обходя стороной тотемы и стяги кланов, посягательство на которые тоже не закончилось бы ничем хорошим. Поскольку на Изуне еще не рассвело, Северные шли осторожно, переступая храпящие тела, пока не добрались к огромному шатру клана Северных, который стоял на подступах к месту Сходки.

    Внутри шатра все спали — кто-то на грубых самодельных лежанках, кто-то в спальных мешках, кто-то на горе из шкур и мехов, а кто-то и вовсе на голой земле. Возле хода горой дрыхли гоблины-выкормыши, десятка два, не меньше. В самом центре же горел очаг, освещая и отапливая шатер. Возле него на пятой точке сидела орчиха, наверное, единственная, кто не спал в такой ранний час, и поглаживала дремлющего у тепла волка.

    — Кто здесь? — Заслышав шорохи, она обернулась и радостно вскочила. — Батяня, гы!

    Коловрат Северных развел руки в сторону, обнимая подбежавшую Берёзу, его дочь.

    — Не ори, дура. — Сквозь сон проворчал Клык Северных, сын Клёна и, соответственно, внук Верховного шамана.

    — Ты совсем охренел огрызаться на свою тетку? — Пнул его Каштан. От такого пинка проснулся бы и мертвый. — Лучше бы поздоровался с дедом и дядькой.

    — Ы-ы?! — Клык спросонья зевал и ничего не мог разобрать. Сев на свою койку, он протер глаза, и лишь затем заметил своих родственников. — О, старый! А я уж хотел вместо дядьки идти!

    — Так бы я тебя так просто отпустила! — Берёза отвесила подзатыльник племяннику. — Сцапали бы, как твоего отца. Хрену с маслом бы сейчас радовался, а не деду.

    — Ну че ты начинаешь, теть?! — Клык виновато почесал ушибленное место. Рука у Берёзы Северных была все же тяжелая.

    — Кстати о хрене с маслом. Есть че пожрать? — Каштан жадно потер руки.

    — Я те че, кухарка? — Фыркнула Берёза, затем обратилась к племяннику. — Малой, метнись.

    — А че я-то? — Взбрыкнулся Клык. — Сама иди.

    — Если я пойду, то только затем, чтобы взять сковороду и хорошенько тебя погладить по головушке. — Ехидничала шаманка. — Ноги в руки и пошел!

    Клык промычал что-то крайне нецензурное, но поднялся и поплел в сторону горы из гоблинов и гоблинш, чтобы переложить свою работу на них.

    — Ну че ты его так? — Нахмурился Коловрат. — Малой же еще.

    — Да я и не собиралась его мутузить! — Берёза начала оправдываться. — Тем более сковородой! Я же не изверг!

    — Да вы все тут изверги! Не мешайте спать! — Прорычал кто-то из груды спящих орочьих тел.

    — Давайте тише. — Дипломатично перешел на шепот Коловрат, располагаясь возле очага, возле которого уже трудилась группа разбуженных Клыком гоблинш, готовя завтрак.

    — Нехрен спать! Я вон уже давно не сплю! — Ворчала шаманка.

    — Ты всегда была шибанутой. — Подметил Каштан.

    — Берёза! Каштан! — Шикнул Верховный шаман на своих детей.

    — Все, молчу. — Дочь заткнулась.

    — Что там по кланам? — Не выдержав, Каштан под недовольное ворчание гоблинши схватил со сковороды здоровенный кусище бекона. — Мы видели знамёна Головастых, Мозговитых и Степных.

    — Многие еще в дороге. Изун взят в оцепление, корабли пропускают только с одобрением таможни и Комитета. — Ответила Берёза. — Помимо Головастых, Мозговитых и Степных уже явились Лесные, Огненные, Снежные, Горные и Тихие. Буквально вчера на корабле Торговцев прибыли Песчаные с Суслангера.

    — Это как они так? — Удивился Каштан. — И как вообще Торговцы согласились?

    — А хрен их знает. Сами они говорят, что надавали Барыге Честных тумаков, вот он и привез их. — Усмехнулся Клык Северных. — Но никто им не верит. Наверняка что-то опять продали Честным, вот олигарх их и привёз. В бочках из-под пива.

    — Лучше бы там было пиво. — Подметила Берёза. — А, да! Честные тоже здесь. Но сам Барыга где-то в Глотке. Сюда он ссыкует являться.

    — И все? — Спросил Коловрат, явно ожидая большего.

    — Из влиятельных и больших кланов — да. — Ответила шаманка. — Бешеные, Непокоренные и Буйные послали нас далеко и надолго, и сюда они не явятся. Ну, а всякой шелупони-то дохрена. Я ж говорю, многие в пути.

    — А что Череп Степных? — Поинтересовался Клык Северных. — Без него все это лишено смысла.

    — Откуда нам знать, мы только из Царства Природы. — Ответил ему дядя. — Мистиков, знаешь ли, там не особо много. Особенно всяких Черепов.

    — С ним или без, мы должны объединить кланы и начать действовать. — Подытожил Верховный шаман. — Будем ждать остальных.

    ***

    Кланы продолжали прибывать в Великое Стойбище всевозможными способами — кто-то попадал на Изун через джунский портал, кто-то — на небольших и маневренных судах контрабандистов, прошедших мимо турелей, выставленных по периметру аллода, а кто-то и вполне официально, выдержав все проверки таможни и Комитета Незеба.

    К концу недели вокруг Стойбища уже вырос огромный палаточный город, по размерам сравнимый с Глоткой. Были здесь и влиятельные крупные кланы, такие как Коварные или Чащобные, и совсем молодые и немногочисленные, например, как Клан Остророгих, в котором было всего три орка и две орчихи. На Сходку Кланов явилось даже племя Тигра из Сиверии!

    Одним из последних прибыл клан Дерзких с Утиного Плёса. Неизвестно как, но весть о Сходке Кланов дошла и до их острова, затерянного в астрале, где они нещадно грабят одну и ту же деревню который год. Словно подтверждая свое имя, орки клана Дерзких взяли на абордаж первый же проходивший мимо корабль, подобравшись к нему на своих астральных шлюпах, а затем направили его на Изун. Добравшись до аллода, они, с их же слов, в режиме форсажа прорвались сквозь оцепление. И пока корветы береговой охраны преследовали судно, взявшее прямой курс на Драконовы горы, Дерзкие под шумок перебрались на сушу на лодках.

    Последними явились орочьи кланы с Диких островов — Боевые, Праведные, Кровожадные и Яростные. Свою вражду они не прекратили даже оказавшись на борту судов. Возможно, именно поэтому береговая охрана не решилась подходить к четырем астральным кораблям, норовившим взять друг друга на абордаж.
    Коловрат Северных понимал, что еще дольше оттягивать время было нельзя — если раньше клан Северных мог удержать от грызни и междоусобицы орков своим авторитетом, то теперь, с прибытием новых кланов, одного слова могло и не хватить. С Черепом Степных или без него — время пришло. Верховный шаман Орков назначил Сходку Кланов на вечер.

    Когда последний луч заходящего солнца скрылся за горизонтом, на вершине Великого Стойбища прозвучал гонг. Коловрат Северных, раздетый до пояса, стоял на верхнем кольце священного места и держал в руках огромный молот, которым и ударял в гонг, созывая кланы. В его седеющую бороду были вплетены кости, а мускулистое, пусть и старое, тело, как и лицо, украшали белые узоры боевой раскраски.

    Вскоре на верхнее кольцо поднялись и барабанщики клана Весёлых. Все они были так же раздеты до пояса, а их торс украшала клановая боевая раскраска (о принадлежности любого орка, не зависимо от пола и возраста, можно было судить по раскраске на их теле — у каждого клана она была своя). Сначала тихо, они вторили Коловрату, но постепенно гром боевых барабанов становился все громче. И вот уже боевая музыка охватила все Стойбище — следом за барабанами последовали бубны, рога, дудки, трещотки. Из каждого шатра и палатки звучал отклик на зов.

    Под боевой ритм орки медленно поднимались на холм к священному месту. Кланы следовали друг за другом, освещая себе путь сотнями факелов. Впереди каждого племени шел вождь или верховный шаман, а следом несли тотем. У кого-то клановый тотем был совсем небольшой, что позволяло нести его одному орку. А вот у Северных он был настолько массивен, что под него приходилось подкладывать бревна и волочить сразу шестерым.

    Добравшись до вершины, вождь или шаман острым предметом вырезал свое имя на свободном месте огромной драконьей кости, торчащей из земли, после чего спускался вниз по трибуне Великого Стойбища. Клан следовал за ним, занимая место на одной (или большем количестве, если клан был так велик) ступени, сложенной из черепов и костей. Главную духовную реликвию клана, тотем, спускали в самый низ, где он занимал свое место в центральном Тотемном круге.
    Когда последний клан поднялся в Стойбище, Коловрат Северных в последний раз ударил в гонг. Следом, замолчала и боевая музыка. В полной тишине, Верховный шаман Орков спускался по древним ступеням в центр Великого Стойбища.

    — Кланы! — Коловрат встал в кругу тотемов. — К вам обращаюсь я, Коловрат Северных!

    Толпа собравшихся орков на трибунах громко зашумела.

    — Десятилетия назад вы выбрали меня своим Верховным шаманом! — Продолжил орк, надрывая горло, чтобы его услышали задние ряды. — Пришло время собраться нам вновь! Да начнется Сходка Кланов!

    Орки клана Весёлых в очередной раз ударили в свои барабаны, а толпа радостно загудела. Немного подождав, старый шаман поднял руку, прося тишины.

    — Вы меня спросите, зачем я собрал вас? — Дождавшись, когда барабаны замолкнут, Коловрат заговорил опять. — Нам пора решить наше будущее!

    Толпа зашумела. Верховному шаману пришлось потребовать тишины.

    — Но начну я с прошлого. — Кричал он. — Сотни лет назад, далеко отсюда, на родине моего клана, на родине великого Родогора, на аллоде Грох, жил еще один клан!

    Сходка Кланов громко загудела. Особенно громко о себе напомнил клан Степных, о котором и шла речь.

    — Да, Степные, я о вас! — Коловрат Северных обратился к своим далеким сородичам. — Сотни лет назад у вас, у нас всех, у орков, родился ребенок, способный изменить нашу судьбу!

    Степные радостно заулюлюкали, а вот со стороны Праведных послышалось негодование. Кто-то даже обвинял Коловрата в том, что он на старости лет сошел с ума и созвал кланы ради каких-то там сказок.

    — Лютовей Степных — легенда! — Старый шаман услышал недовольные возгласы. — Легенда, но не миф! Не сказка, которую рассказывают детям на ночь, нет! Многие века назад он действительно существовал. И, как бы вам это не нравилось, Праведные, но он действительно владел магией!

    — Брехня! — Отозвался кто-то из толпы. — Долой безумного шамана!

    — Легендарный орк, Лютовей Степных, был первым из нас, кто мог подчинить себе магические силы, недоступные нам! — Коловрат Степных пропустил мимо ушей оскорбления в свой адрес. — Но не единственным! Он оставил потомство! И его магическая кровь дошла до наших дней!

    — Херня! — Кричала половина стойбища со стороны Праведных.

    — Не верите — спросите Мать Степных! — Шаман указал на орчиху из клана Степных в первом ряду. — Она мать целых трех наследников Легендарного орка!

    — Вихрь сдох. И поделом ему! — Крикнул один орк из клана Праведных.

    — Да. Вихрь Степных погиб, защищая Империю. — Согласился Коловрат.

    — А дурная смертобаба предала нас! — Крикнула орчиха из клана Огненных.

    — Жало Степных отказалась вести нас и переметнулась на сторону культистов-демонопоклонников. — Вновь согласился Северных. — Но есть еще Череп!

    — Он тоже мертв! Мертв же? — Кто-то неуверенно спросил с дальних рядов.

    — Был мертв! — Радостно воскликнул Верховный шаман. — А теперь жив и учится на Великого мага!

    Великое Стойбище сошло с ума. Десятки орков вскочили со своих мест, закидывая шамана вопросами с одной стороны, и матеря и его, и клан Северных, и клан Степных, и Черепа Степных с другой. Шум, крики и оры слились в громкий гул, в котором утонули трибуны. Кто-то немедленно требовал выхода из Империи, кто-то требовал отрубить голову Черепу Степных и отрезать уши Коловрату…

    — ТИХО! — Взревел Коловрат, пытаясь унять бушующую толпу. — ТИХО!!!

    Все Стойбище уже было на ногах. Кто-то уже готовился чистить морду соседу, взяв его за грудки. Каштан Северных, видя, что все идет к массовой драке, взбежал вверх по ступеням из черепов, и, достигнув гонга на вершине Великого Стойбища, ударил в него.

    — ТИХО! — Воспользовался паузой Коловрат. — Не время бить хавальники. Время решать судьбу Орды!

    — Предатель! — Булат Праведных, вождь клана, спустился с трибун и вошел в Тотемный круг.

    — Трус! — Вождь Яростных, Хвост, тоже был тут. — Ты позорно бежал с Игша, и еще что-то предлагаешь?!

    — Я верен Оркам! — Кричал на них Коловрат Северных. — Я верен Орде!

    — Нет никакой Орды! — В круг тотемов вышел и вождь клана Огненных, Пепел. — Пора тебе бросить свои несбыточные фантазии!

    — Орда — наш дом! — Отозвалась Мать Степных, вставшая на сторону Верховного шамана.

    — Империя — наша родина! — Парировал вождь Праведных. — Никакие Черепы нам не нужны! Как и безумные идеи о независимости!

    — Безумен тут только ты! — Штырь Головастых, исполняющий обязанности шамана клана, тоже встал на сторону Северных, подойдя вплотную к Праведному. — Совсем уже шарики за ролики заехали со своей святостью?!

    — Пошел нахрен! — Вождь Праведных с размаху врезал шаману Головастых.

    Это подожгло фитиль огромной пороховой бочки под названием «орочий нрав». Не прошло и минуты, как насилие охватило священное место. Огненные колошматили Снежных, Кровожадные сцепились с Яростными, Лесные со Степными… Берёза Северных только и ждала этого момента, чтобы вцепиться в эту Стерву Огненных, и повалить ее под своим весом на землю. Повалив, она принялась остервенело ее избивать. Сломав ей нос, дочь Коловрата остановилась, но ее оппонентка воспользовалась заминкой и скинула с себя шаманку. Кровь застила ей глаза, но, выплюнув выбитый зуб, жена вождя Огненных кинулась на Берёзу, схватившись за волосы.

    Спустя десятилетия, стены Великого Стойбища вновь окропились кровью.

     

    Великий Вождь

    Бойня в Великом Стойбище продолжалась. Кто-то уже лежал на земле, ожидая, когда его Искра вернется из чертогов Чистилища, но большинство орков были все еще на ногах и остервенело избивали друг друга.

    Вождь клана Праведных повалил Штыря Головастых и вдалбливал кованый сапог в ребра шамана. Орк на последнем издыхании швырнул в противника жалящее заклинание, отчего Булат Праведных взвизгнул как поросенок и отступил. Шаман Головастых отключился, так и не увидев, что сталось с вождем, и так и остался бы лежать на костях, если бы не подбежала молодежь и не оттащила его к тотему Головастых, где уже лежало несколько тел.

    Мать Степных выламывала черепа из ступеней и швыряла их в Яростных, отгоняя их от себя. Но тут кто-то схватил ее за косу и потащил за волосы прочь. Не теряя ни минуты, Мать выхватила из сапога кинжал и без сожаления попрощалась со своей косой. Следом, клинок оказался уже в брюхе обидчика и проехался вниз, выпуская все внутренности наружу.

    Хвост Яростных, новый вождь клана Яростных, выломав откуда-то крепкую берцовую кость, несся на Коршуна Боевых, своего старого соперника, которому он когда-то уступил место вождя Боевых. Но ему не суждено было настигнуть свою цель — заметив его, Коршун ударил кулаком о землю, и сразу куча корней обхватила ногу Хвоста, из-за чего тот и споткнулся.

    Меньше повезло шаману клана Снежных, Морозу. Его сбил с ног вождь клана Огненных, Пепел, и яростно колошматил его лицо кастетами. Потеряв сознание, Мороз Снежных перестал сопротивляться, чем и воспользовался вождь. Пепел Огненных схватил противника за голову и сдавил, желая раздробить череп.

    — ДОВОЛЬНО! — В голове Пепла прозвучал голос Черепа Степных. Вождь опешил и прекратил свою кровавую расправу.

    — ДОВОЛЬНО! — Череп Степных вновь раздался в мыслях Пепла. Вождь опасливо озирался по сторонам в поисках источника голоса.

    Но вместо этого он понял, что не он один слышал голос орка-мистика. Все орки вокруг него замерли и пытались понять что происходит.

    — ДОВОЛЬНО! — Псионический приказ наследника Легендарного орка разнеслась по всему Стойбищу.

    Прижав пальцы к вискам, орк-мистик спускался по ступеням Великого Стойбища. На его лице был нарисован череп белой светящейся в темноте краской. Ярко светилось и аметистовое ожерелье на оголенной груди Черепа Степных.

    — Довольно крови! — Скомандовал орк. — Орочья кровь должна кипеть в жилах, а не остывать на земле!

    Орки бросали оружие. Кто-то по своей воле, а кто-то корчился от боли и разжимал кулаки против своей воли.

    — Сражайся как воин, трус! — Короб Праведных бросился на мистика с кинжалом в руке.

    Глаза Черепа Степных вспыхнули фиолетовым сиянием, а затем мощная псионическая волна разлетелась от него во все стороны, накрывая Стойбище. Орки попадали на землю как безвольные куклы. Те, кто был посильнее — стояли на коленях, обхватив голову, пытаясь унять невыносимую боль.

    — Я пришел говорить, а не сражаться! — Спустившись в Тотемный круг, ученик Найана прервал ментальную пытку.

    — И чего же ты хочешь, предатель? — Презрительно фыркнул Булат Праведных, сидя на земле, прижавшись спиной к тотему клана. Лицо вождя опухло, а на лбу все еще сидела оса и жалила его.

    — Неважно, чего хочу я. А то, чего хотите вы! — Обратился Череп Степных ко всем оркам, приходившим в себя.

    — Убирайся в небытие! — На дрожащих руках поднялся Короб.

    — Заткнись, Короб! — Коловрат, хромая, подошел к Черепу. Левой рукой (правая рука была сломана и висела плетью), он похлопал орка по плечу. — Рад тебя видеть.

    — Посмотрите на себя! — Череп Степных окинул взглядом израненных орков, а затем указал на мертвые тела. — Посмотрите на них!

    — Это была славная битва! — Отозвался ему Рубило Дерзких. Вождь Клана Дерзких сидел на корточках и зажимал кровоточащий глаз.

    — Битва?! Славная?! — Рявкнул на него Череп, указывая на труп пацана, которому было около четырнадцати лет. — Как давно избиение ребенка стало славной битвой?!

    — Это орочьи обычаи! — Крикнула Око Тихих, вождь клана. Ее дочери были подле нее и перевязывали раздробленную руку.

    — А я тебе кто? Гоблин?! — Вождь Тихих попала под раздачу мистика.

    — Во времена Великого Пира кровь лилась рекой и мы упивались ею! — Отозвался Сердце Кровожадных. Новый вождь клана с Диких островов, на удивление, пострадал меньше всех, хоть и сражался сразу против всех.

    — Но чья кровь текла по этим ступеням?! — Череп Степных со злостью пнул человеческий череп. — На Великом Пиру проливалась кровь людей, а не орков! Орда властвовала над миром, а не грызлась сама с собой!

    — Нет никакой Орды. — Ответил ему Булат Праведных, отхаркивая кровь. — Есть только Империя!

    — Потому я и спрашиваю вас! Чего вы хотите?! — Повторил свой вопрос наследник Легендарного орка. — Империю, использующую орков как пушечное мясо, проливая НАШУ кровь ради какого-то жалкого клочка земли или своих опытов?! Или Орду, проливающую кровь НАШИХ врагов во славу Великих Предков?!

    — За наших детей! — Закричала Мать Степных! — Слава Орде!

    Лозунг орчихи подхватили и другие орки клана Степных.

    — За Изун! — Прокричал Коловрат Северных, а за ним и все Северные. — За Орду!

    — Слава Великим Предкам! — На сторону Северных, Степных, Головастых и Мозговитых встали Мороз Снежных и Ветер Песчаных. — Слава Орде!

    — Да начнется новый Великий Пир! — Крикнул Сердце Кровожадных. — За Орду!

    Хвост Яростных и Булат Праведных с ненавистью в глазах смотрели на то, как кланы одним за другим переходят на сторону Коловрата и Черепа.

    — В астрал Орду! В астрал всех Предков! В астрал всех вас! — Гнев объял Пепла Огненных. Толкнув клановый тотем, он развернулся и встал взбираться по ступеням, убираясь прочь. Орки его клана последовали за ним, бросая ругательства и проклятья в адрес предателей.

    — Империя покарает всех вас! — Булат Праведных последовал примеру Пепла Огненных и покинул Великое Стойбище. Следом за ним ушли Яростные и еще несколько кланов.

    Общество орков раскололось. Начиналась новая страница в истории Орков. Оставшиеся с Коловратом и Черепом были верны Орде. Но что они понимали под Ордой?

    — Что ж. Теперь мы все изменники Империи и враги народа. — Подметил Ветер, шаман клана Песчаных. — Что будем делать?

    — Что нам делать — решать Великому Вождю. — Коловрат Северных указал на Черепа.

    — Хрен! — Воскликнул Сердце Кровожадных. — Мы за Орду! Но чтобы Череп был Великим Вождем… Не бывать этому!

    — Я вам не Вождь. — Спокойно ответил Череп Степных, провожая взглядом последних орков, покидающих священное место.

    — Но ты уже наш Вождь! — Ответил ему Коловрат Северных. — Ради тебя многие из нас пошли на предательство Империи. Ради тебя наши жены и дети сейчас сидят в застенках Комитета Незеба!

    — Я вам не Вождь. — Повторился мистик. — Не ради меня вы восстали против Империи, но ради Орды.

    — Какая же Орда без Великого Вождя? — Штырь Головастых пришел в себя и ковылял к собравшимся.

    — Орде нужен Великий Вождь! — Отозвалась и Мысля Мозговитых, шаманка клана Мозговитых.

    — Хрен, а не Вождь! — Противился Сердце Кровожадных. — Мы против! Если вы не согласитесь — мы уйдем!

    — Я. Вам. Не. Вождь. — Процедил сквозь зубы ученик Найана. — Вы можете звать меня как хотите, но я вам не Вождь.

    — А как же Орда? — Спросил Мороз Снежных, выплевывая кровь изо рта.

    — Я отдам свою жизнь во славу Орды. — Ответил ему Череп. — Но я вам не Великий Вождь. Я не Орда. У новой Орды не будет Вождя. Орда — это Мы.

    — И что же будет делать Орда? — Верховный шаман услышал в словах Черепа Степных мудрость лидера и довольно улыбнулся.

    — Заберет своё.

     

    Продолжение следует

     Share

    "Вестник Сарнаута" - дайджест за сентябрь'20


    Новости
    Интервью

    Геймплей







    Творчество игроков





    Кроссворд
    Юмор


    Гайды


    Обзоры

    Замесы и стримы














    « август октябрь »


    User Feedback

    Recommended Comments

    There are no comments to display.



    Guest
    Add a comment...

    ×   Pasted as rich text.   Restore formatting

      Only 75 emoji are allowed.

    ×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

    ×   Your previous content has been restored.   Clear editor

    ×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


×
×
  • Create New...

Important Information

By using our site you agree to the Terms of Use