Lafayette

Administrator
  • Content Count

    15130
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    161

7 Followers

Recent Profile Visitors

26843 profile views
  1. Lafayette

    NewTarget3DPvP

    Ругается на то, что функция получения гирскора, которую пытается использовать аддон, запрещена на пвп-активностях. Если в настройках аддона можно управлять инфой о гирскоре - то попробуйте соотв. образом это настроить. Также пинганул Процгуна насчет проблемы.
  2. Lafayette

    NewTarget3DPvP

    Над полем ввода сообщения в теме обратите внимание на информацию
  3. Lafayette

    Поддержка проекта

    Мы благодарны следующим пользователям за их поддержку в апреле: 1000.00 RUB Expar 04/20/20 300.00 RUB RoZher 04/25/20 100.00 RUB serrgg 04/26/20 Всего собрано 1400 рублей из 5874,4 необходимых.
  4. Lafayette

    Калькулятор талантов

    Обновили под 11.0.01.21.
  5. Lafayette

    NewTarget3DPvP

    Что в mods.txt?
  6. Lafayette

    CoolBuffs

    Вы оформили триал, но забыли ввести ключ для него. Ответил вам в тикете. В дальнейшем в случае возникновения проблем с оплатой обращайтесь пожалуйста в поддержку (Клиент-центр - Поддержка).
  7. Lafayette

    NewTarget3DPvP

    Это был триал, к которому не ввели код на скидку Вопрос решили в саппорте.
  8. Lafayette

    BuffAnnounce

    @tryagain1997 Как я вижу, у вас аддон приобретен, доступен для скачивания да и собственно вы его уже и скачивали. Поэтому суть вопроса не совсем понятна.
  9. Попробуйте обратиться к тем вариантам решения, которые можно нагуглить в интернете - может быть получится разобраться с этим самостоятельно. Потому что я не знаю, как тут помочь
  10. Это вы на домашнем ПК пытаетесь установить программу? Потому что проблема касается настройки групповых политик, чем обычно занимаются сисадмины, и совсем не на домашних компьютерах соотв. Если это касается установки программы на рабочем ПК - ну, боюсь, что только поговорить с вашим системным администратором. Если речь про домашний ПК, то попробуйте следующее: Нажимаем Win+R и выполняем команду gpedit.msc. В левой части редактора проходим по пути «Конфигурация компьютера» — «Конфигурация Windows» — «Параметры безопасности» — «Локальные политики» — «Параметры безопасности». В правой части окна находим строчку «Контроль учётных записей: все администраторы...». Открываем параметр двойным кликом, выбираем режим «Отключен» и сохраняем конфигурацию, нажимая «Применить». Для применения изменений необходимо перезагрузить компьютер. После успешной установки рекомендуется вернуться в редактор и заново включить контроль учётных записей.
  11. Запустите установку от имени администратора.
  12. Представляем выпуск за апрель. Он сфокусирован вокруг грядущего обновления 11.1 и локации Айрин, а также посвящен тактикам и игровым пасхалкам. Мы ищем: новостника – для подготовки обзорной статьи по игровым новостям с форума игры репортеров, для дайджеста жизни серверов. Скандалы, интриги, расследования и прочие драмы авторов статей – всё, что в какой-либо степени касается игры Премии за каждую статью начисляется премия от Allods Team, размер зависит от статьи, от 1000 кри активному видео-каналу выплачивается 500 кри или знаков заслуг (для Нити) премиум-доступ к аддонам Обои на рабочий стол Над выпуском для вас работали: Текст писали: Агли Виктория Харченко Иван Рисовалкин Санчеез kotone TheParadiseWine ZavtraBroshy Видео снимали: Алена Игоревна Альмери НБ Аренщик Вэллум Интоксикация Каонаши Локтан МакХэвк представитель выдриного народа СемейкаДжей Черек ЧетыреСтихии Шарадовец Adonis Ala Kazam Andrew Safronov DemЭntoR Deviloun EVVO GAME Faze Flevir Game Live Perri Taurn tweendex XD XCD Yarai Miu Хотите стать автором? Напишите нам! ЛС ВК Просмотреть полную запись
  13. Представляем выпуск за апрель. Он сфокусирован вокруг грядущего обновления 11.1 и локации Айрин, а также посвящен тактикам и игровым пасхалкам. Мы ищем: новостника – для подготовки обзорной статьи по игровым новостям с форума игры репортеров, для дайджеста жизни серверов. Скандалы, интриги, расследования и прочие драмы авторов статей – всё, что в какой-либо степени касается игры Премии за каждую статью начисляется премия от Allods Team, размер зависит от статьи, от 1000 кри активному видео-каналу выплачивается 500 кри или знаков заслуг (для Нити) премиум-доступ к аддонам Обои на рабочий стол Над выпуском для вас работали: Текст писали: Агли Виктория Харченко Иван Рисовалкин Санчеез kotone TheParadiseWine ZavtraBroshy Видео снимали: Алена Игоревна Альмери НБ Аренщик Вэллум Интоксикация Каонаши Локтан МакХэвк представитель выдриного народа СемейкаДжей Черек ЧетыреСтихии Шарадовец Adonis Ala Kazam Andrew Safronov DemЭntoR Deviloun EVVO GAME Faze Flevir Game Live Perri Taurn tweendex XD XCD Yarai Miu Хотите стать автором? Напишите нам! ЛС ВК
  14. Lafayette

    Аллоды онлайн, ч.54

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 54. Источник Света — Великий Незеб, сделай так, чтобы с помощью этого ключа мы смогли попасть внутрь Храма Тенсеса! Союзин с придыханием смотрел на Пирамиду Тэпа и кусал губы, напоминая ребенка у витрины со сладостями. Зеленые огни Храма отражались в его глазах и гипнотизировали. Мы стояли рядом и от нечего делать глядели туда же, вот только говорить ничего не хотелось. Полковник Кровавых, историк Номарх Инмеркар и комитетчик — один из тех, что не любят называть свое имя, обсуждали что-то втроем в палатке, а мы стояли снаружи и ждали. Я крутил в руках куклу Зэм — безделушку, оставленную мне на память Вероникой, и старался подавить не самые радужные предчувствия. — Ключ должен открыть вход в Храм. Потому что… потому что… других вариантов у нас нет! — На меня, в конце концов, кто-нибудь обратит внимание?! Я понимаю, что все тут заняты делами чрезвычайной важности, но я сюда тоже не в игрушки поиграть пришел! Возмущенный Зэм сверкал искусственными зелеными глазами в сторону Союзина, уперев руки в бока. Дипломат, состряпав устало-мученическое лицо, повернулся к нему. — Ох, Нархаз, сейчас нам уж точно не до тебя. Я же сказал, займемся твоим вопросом сразу, как разберемся с другими проблемами… — То есть моя проблема по-твоему яйца выеденного не стоит? — Я этого не говорил… — Метеоритное железо — это стратегически важный ресурс! Вся эта история с нежитью и демонами неизвестно чем закончится, об этом пусть голова у ученых болит. А нам стоит подумать о заботах земных и насущных! И главная наша забота — не дать Лиге заграбастать себе метеоритное железо, готовое к отправке. Оно наше по праву! У меня куча бумаг, подписанных всеми ответственными лицами! И даже самим Сигурдом! А он все размышляет: в какой порт отправить железо — в Новоград или Незебград? Мы так и будем сидеть и ждать его решения? Империи нужно это железо! Вот и обеспечь, ты же у нас по переговорам! А я всего лишь снабженец. Снабженец!!! — Успокойся, Нархаз, я уже сообщил куда нужно. Я займусь этим делом сразу же, как только получу инструкции… — Инструкции! — фыркнул Зэм и зашагал прочь, продолжая возмущаться на ходу. — Метеоритное железо быстрее в Новоград приплывет, чем инструкции сюда доставят. А потом с кого спросят?! Ну конечно же с Нархаза! Почему не обеспечил, как допустил?.. Союзин проводил его взглядом и снова повернулся к Пирамиде, а я с любопытством спросил: — Что за история? — А, — махнул рукой дипломат. — Нам доставили депешу с Хладберга — небольшого астрального острова, полного метеоритным железом. Там заправляет Сигурд Прохиндей, свободный торговец. Не знаю точно, что там за ситуация, но ему крайне необходима помощь, чтобы не сорвать поставки железа в Империю… — Товарищ капитан, прошу вас, — из палатки выглянул комитетчик и жестом пригласил меня войти. Я оглянулся на остальных, понимая, что мои плохие предчувствия сбываются, и шагнул внутрь. — Присаживайтесь, капитан. Мы обсудили сложившееся положение и приняли решение. Действовать надо незамедлительно! Мы не знаем, какая конкретно цель у Архивина и демонопоклонников, если они действительно заключили союз. Возможно, они хотят уничтожить магию Света и Дар Воскрешения, и учитывая, сколько у них теперь артефактов Тьмы, их цель может быть достигнута в любой момент. Защитить Искру Тенсеса — наша главная задача! Я скромно кивнул. — Ключ, который мы получили, позволит нам пробраться в Пирамиду, и поскольку по странному стечению обстоятельств дух Тенсеса счел заговорить именно с вами, капитан, возможно, он захочет сделать это еще раз. Я знал, что обязательно буду среди тех, кто отправится в Храм. Пусть даже в этом маленьком Имперском лагере возле Пирамиды в данный момент находится несколько групп Хранителей, но раз уж Тенсес почему-то проявил внимание к моей скромной персоне (как и демон в чаще Текуани, кстати), то мне и в самом деле стоит попробовать снова с ним пообщаться, если получится. Покоробило другое. — Прямо сейчас? — уточнил я. — Нет, товарищ Хранитель, дождемся, когда Искру уничтожат демонопоклонники. Естественно сейчас! — Пирамида окружена наемниками и нужный вход наверняка находится под усиленной охраной, — я посмотрел на все еще молчащего полковника Кровавых и продолжил: — Разве генерал Сечин не направляется сюда с войском? — Сечин будет здесь уже к вечеру, — медленно проговорил полковник. — Но ты же не думаешь, что Лига не заметила наших телодвижений? Зуб даю, лигийцы уже тоже несутся сюда на всех парах. — Мы во что бы то ни стало должны добраться до Искры Тенсеса раньше Лиги! — с нажимом сказал комитетчик. Я открыл было рот, но полковник Кровавых посмотрел на меня в упор, строго сдвинув брови и отрицательно качнув головой. Я закрыл рот. — У нас есть план, как отвлечь наемников. Историки нам помогут, — продолжил комитетчик. — Устроем в лагере небольшой переполох! Поскольку в отвлекающем маневре я не был задейстован, так как должен был пробраться внутрь Храма, то в детали решил не вникать. Гораздо больше меня волновало то, в какой компании мне предстоит проворачивать свою миссию. Комитетчик естественно не собирался доверять столь важное дело каким-то там Хранителям, и предпочитал лично фиксировать все происходящее внутри Пирамиды. От такого эскорта я не пришел в восторг, но моего мнения никто не спрашивал. Номарх Инмеркар нужен был, чтобы провести нас по лабиринту коридоров, в котором легко заблудиться, и найти Искру Тенсеса. Кроме того решено было взять Орла, способного, как и все снайперы, стать когда нужно тихим и незаметным, и Лизу, умеющую навести морок магией разума и укрыть нас от других мистиков в случае ментального сканирования. Миша, как мастер огненной магии, прекрасно подходил на роль организатора переполоха. Матрену и Лба я бы предпочел оставить с ним на всякий случай, но последний неожиданно заупрямился. Обычно Лоб легко соглашался с любым коллективным решением, проявляя удивительную для орка покладистость. Его простота иногда даже вызывала у меня восхищение — он шел туда, куда показывали вышестоящие, и не терзался ненужными мыслями о том, правильное ли это направление. Я бы сказал, что он образцовый солдат: сильный, бесстрашный и выполняющий любые приказы без лишних вопросов. Странно было услышать от него отказ — впервые на моей памяти. — Я не останусь здесь! — сказал он упрямо. — Если вы идете искать Искру Тенсеса, то я пойду с вами. Хорошо, что разговаривали мы без посторонних. Мне не хотелось, чтобы в личном деле Лба появилась малоприятная запись о неподчинении, ведь помимо того, что он солдат из моей группы, он еще и мой друг — и это значило для меня несоизмеримо больше. — Зачем? — спросил я, оглянувшись и убедившись, что рядом не торчит никаких комитетских ушей. — Тенсес — святой Триединой Церкви. Я хочу знать о ней правду! Это откровение застало меня врасплох. Лоб был воином, посвященным в храмовники, и магия Света давала ему особую силу и опору. Защитники веры и каратели иноверцев — вот как они себя называли. Учителем Лба тоже был храмовник, и он пытался привить ученику свои убеждения, и кое в чем даже преуспел. Однако я почему-то думал, что все эти церковные догмы и постулаты Лбу не так уж и важны. Он просто отдавал должное святой магии и признавал ее мощь. Но как выяснилось, Триединая Церковь все же значила для него больше, чем мне всегда казалось. Мог ли я в этом его винить? Мне порой и самому хочется видеть истинную суть того, чему я служу и во что верю. — Хорошо. Только постарайся сделаться невидимым. — Сольюсь с окружающей средой, гы! Поскольку обнаружение пропавшего ключа могло произойти в любой момент, а это значило, что охрана тайного входа будет усилена моментально, ждать было нельзя. Конечно, я бы предпочел прорываться к Пирамиде Тэпа вместе с армией под командованием Сечина, но раз уж таких привилегий меня лишили, то стоило поторопиться, чтобы не усложнить и без того практически патовую ситуацию. О том, что мы будем делать, когда найдем Искру Тенсеса, я понятия не имел. Конечно первостепенной задачей было не дать Архивину и демонопоклонникам осквернить ее или даже уничтожить. Но что дальше? Мы заберем ее? Передадим нашим ученым, чтобы они смогли изучить ее, разгадать загадку магии Света и подчинить ее себе так, чтобы воскресать могли только имперцы? Во всяком случае из далекого разговора с Яскером еще тогда, в здравнице Небесная, я понял все именно так. И хотя он сообщил мне о моей исключительной роли, как-то не верилось, что я когда-нибудь увижу своими глазами источник бессмертия, более того — возможно буду держать его в своих руках! Но сейчас это вдруг стало вполне реальным. Империя и Лига потеряли столько своих солдат в борьбе за эту Искру, и мне было не по себе оттого, как близко я стою к развязке. И это может стать окончанием не только войны на Святой Земле, но и окончанием противостояния Лиги и Империи в целом! А этой войне по сути больше двух тысяч лет, ведь она началась еще когда Сарнаут был целой планетой, а не рассыпанными в астрале осколками земли. Уже мертвы те, кто ее начал: нет ни Тенсеса, ни Незеба, а война все идет и идет. И мне очень хотелось стать свидетелем ее конца. Я вдруг словил себя на том, что у меня начинают подрагивать руки от волнения перед открывающимися перспективами. Наверное что-то подобное испытывали и остальные… Но только не Анатолий Союзин. — Если вам удастся пробраться в Храм Тенсеса, самое главное, что надо сделать — это отыскать Нефера Ура! Связь с ними потеряна давно, но, надеюсь, все у него в порядке… — судорожно шептал он мне, заламывая пальцы, когда мы уже готовы были выдвигаться. — Уж кто-кто, а Нефер Ур наверняка разберется во всей этой катавасии вокруг храма. И с Историками разберется, и с демонопоклонниками! А понадобится — и с самим Тенсесом! Я ничего не ответил. Если к Искре Тенсеса нас приведет Инмеркар, то как найти в этом огромном сооружении потерявшегося восставшего, пусть даже он Великий Маг и глава народа Зэм? Указателей о его местонахождении в Пирамиде от громких регалий точно не появится. Все наши планы, однако, пошли насмарку еще до того, как мы вышли из своего маленького лагеря. Номарх Инмеркар доверял не всем своим коллегам, так как многие из них могли быть заодно с председателем Архивиным, поэтому рассчитывать на помощь всех историков не приходилось. Он еще обсуждал эти нюансы с комитетчиком и полковником Кровавых, как вдруг пришло сообщение от разведки. Лига уже была на подступах к Пирамиде и до ее появления здесь оставались считанные часы! Вероятно информация о том, что историки выкупили артефакты, уже была им известна, так что они поспешили сюда также, как и мы, но прибыли еще быстрее. Это, естественно, вносило коррективы в наши планы, но не отменяло их. — Они ведь не смогут войти внутрь? Ключ есть только у нас! — произнес Инмеркар. — Наверное… — К демонам ключ! — рявкнул полковник. — Искра Тенсеса в опасности, и если культурного прохода к ней нет, то они сделают его сами! — Вы хотите сказать, что они разрушат Пирамиду?! — ужаснулся историк, рефлекторно хватаясь за сердце, которое давно уже не функционировало, или было заменено на механизм. — Им ничего больше не остается, — согласился с полковником комитетчик. — Эта мера на самый крайний случай, но сейчас он как раз настал. Так или иначе, появление Лиги нам на руку. Он оказался прав. В лагере Историков поднялась суматоха. С одной стороны наемники пришли в полную боевую готовность и оборона лагеря вроде бы усилилась, но с другой — все внимание было направлено на противоположную сторону, туда, откуда должна вот-вот появиться Лига, которая, можно сказать, взяла на себя отвлекающий маневр. Пробраться внутрь охраняемой территории оказалось даже проще, чем я думал: Инмеркар провел нас через секретный проход между забором и каменистыми глыбами, окутанными лианами так густо, что чтобы пролезть, пришлось старательно раздвигать тяжелые толстые стебли. Зато они удачно скрывали наше тайное вторжение. С той стороны поджидало еще двое историков — человек и эльф, которые повели нас по лагерю окольными путями как можно ближе к Пирамиде Тэпа. На всякий случай мы накинули на себя серые плащи, чтобы не светить Имперской формой, но все равно старались не попадаться никому на глаза. Благо дело хаотично возведенные палатки, оставленные где попало повозки, разбросанные ящики и всякий хлам, а также буйная тропическая растительность давали нам фору. Из центра лагеря слышался шум разгорающегося скандала, грозящего перерасти в драку — это лояльные Инмеркару историки вовсю старались привлечь к себе внимание всех тех, кто не занимал оборонительных позиций для встречи наступающих лигийцев. Внутри Пирамиды Тэпа я уже бывал, но даже приблизившись к ней во второй раз, все равно почувствовал, как меня пронзает дрожь от грандиозности этого невероятного сооружения. Инмеркар указал нам на нужный вход. — Парадные ворота?! Восхитительно, — фыркнул комитетчик. — И как вы умудрились не заметить, что Архивин у вас ходит туда-сюда прямо под носом? — Я видел его лишь раз, — начал оправдываться Инмеркар. — А потом наемники и вовсе лишили нас возможности свободно передвигаться по лагерю. — Нам с трудом удалось ускользнуть от конвоя, — добавил эльф, — и нас могут хватиться в любой момент. — Тогда вам лучше вернуться сейчас, пока ваше отсутствие не заметили, — сказал я. — Дальше мы сами. — Нет, мы попробуем отвлечь внимание охраны от центрального входа, чтобы ваше проникновение не заметили. Вон, видите те ящики? Это артефакты Тьмы, которые еще не успели перетащить внутрь, и наемники в первую очередь кинутся защищать их, а не вход. Они же не знают, что у нас есть ключ! К центральному входу, а точнее к целой площади с рядом высоких стэл по бокам и исполинской статуей в центре, испускающей столб зеленого света, вели широченные ступени. Во всем этом была особая, мрачная торжественность, заставляющая чувствовать себя жалким и ничтожным. Будто раньше эту землю населяли великаны, а мы — лишь их мелкая, блеклая тень. Я постарался отогнать эти мысли. Сейчас важно было другое — подняться по этой лестнице и пройтись по большому, открытому пространству незамеченными непросто даже с учетом того, что все взгляды в основном были направлены за пределы лагеря, в лес. Поэтому пришлось немного рассредоточиться и разыграть целый спектакль! Начался он с истерических воплей «Помогите!» от двух коллег Инмеркара, и поскольку происходило все прямо у подножия лестницы, то охраняющие артефакты наемники невольно стали зрителями из первых рядов. Далее успешно стартовало пиротехническое представление от засевшего в засаде Миши, с другой стороны к нему добавилось и световое от Матрены. Это было даже красиво! Но очень быстро и мало. Огонь, черный дым, вспышки магии Света и истошное «Помогите!» — слишком слабая попытка создать хаос и неразбериху среди обученных наемников: историков моментально поймали и угомонили, распространение огня, как бы Миша ни старался поддерживать его подольше, пресекли быстрее, чем пожар начал представлять из себя серьезную угрозу, Матрене же просто пришлось затаиться, едва дым начал рассеиваться. И на все это ушли считанные минуты! Но большего нам и не требовалось. Мы просто рванули вверх по ступеням, промчались мимо стэл, а спустя мгновение уже старались отдышаться, стоя внутри Пирамиды. Я даже почти не успел ничего разглядеть, как все уже закончилось. — Надеюсь, с Матреной и Мишей все будет хорошо, — обеспокоено произнес Орел. — Пожар может начаться из-за чего угодно, и случайные всплески магии Света на Святой земле тоже не редкость, — ответила Лиза. — Но наемники все равно могут догадаться, что все непросто так, и начать обыскивать лагерь. Давайте поторопимся. Чем дольше мы стоим, тем сложнее становится наше положение. Вообще я сомневался, что наемникам сейчас до источников пожара и вспышек, когда Лига на подходе. Тем более, что самое ценное — артефакты — на месте. Но поторопиться действительно стоило, хотя бы из тех соображений, что Пирамида не такое уж и безопасное место, если в нее начнут ломиться лигийцы самым варварским способом. Внутри отовсюду бил зеленый свет, к которому я так и не мог привыкнуть. Но по крайней мере здесь никого не было — одни только каменные лица вдоль стен. Зато в центре комнаты громоздилось множество ящиков, внутри которых Лиза сразу определила артефакты. Не успел я подумать, почему они стоят здесь без присмотра, как она же сообщила, что к нам приближается группа наемников, среди которых оказался и некромант, ведущий за собой нежить. Эффект неожиданности был на нашей стороне. Орел снял то ли двоих, то ли троих наемников быстрее, чем они сообразили, что происходит. Лиза традиционно ударила невидимой волной астральной магии по нежити, а Лоб добавил щитом. Комитетчик тоже оказался мистиком и старательно вводил в транс тех противников, что были ближе ко мне, и это значительно упрощало мне задачу. И только Инмеркар отошел подальше, не желая принимать участие в схватке. Впрочем, это было правильным решением. Боец из ученого никакой, зато ценность его жизни довольно высока — кто-то ведь должен проводить нас к Искре Тенсеса! Я подсек мечом двоих наемников с остекленевшими глазами, уворачиваясь от третьего — быстрого и умелого. Здоровый, как орк, минотавр взревел и кинулся на меня снова. За моей спиной очутился еще один, и это не позволяло мне размахнуться для удара так, чтобы он стал последним. Пришлось снова уворачиваться, занимая более выгодную позицию. Топор просвистел над моим плечом, второй едва не вскрыл грудную клетку. От одного я уклонился, другой отбил, тут же сделав выпад. И пусть не убил противника, по инерции качнувшегося за своим тяжелым оружием, но ранил. Красная кровь потекла по лезвию и разлеталась блестящими бусинами во все стороны, когда я рассекал им воздух. И пусть драгоценное время утекало сквозь пальцы, этот танец с мечом вселял в меня уверенность и, ускоряя сердцебиение и разгоняя кровь, одновременно странным образом и успокаивал. Сейчас я особенно понимал, как сильно мне не хватало моего меча. Казалось, что ни одно оружие в мире не подойдет мне так идеально, как это! С ним я чувствовал себя почти неуязвимым. Я не мог определить, как долго длилась схватка, ведь в бою для меня время всегда почему-то текло по-другому. Я вырубил обоих минотавров. Потом достал мечом еще одного. Хорошо, что у нас оказалось целых два мистика! Кто-то снова пытался атаковать меня сзади, но стрела Кузьмы была проворнее. Лоб рубился в самой гуще нежити, оглашая древние коридоры гневным рыком и переключив на себя основное внимание. Так что расправившись со своими противниками, нам буквально пришлось выковыривать его из вражеского окружения. Зомби были слишком глупы, зато невосприимчивы к боли и выносливы — даже отрубив кому-нибудь из них часть тела, они вставали и снова шли в бой. Так могло продолжаться еще долго, но в конце концов Лизе удалось достать некроманта и ввести его в транс. Вся нежить в ту же секунду рухнула, как подкошенная. — Вот и отлично. Ну-ка, тащи его сюда, — произнес я, стараясь отдышаться. — Будем играть в «вопрос-ответ». Восставший Зэм пытался сопротивляться: было видно, что он прилагает усилия, чтобы побороть сковавшую его тело магию и освободиться, так что я для верности двинул ему кулаком по металлической маске, прогнувшейся от удара. Некромант ударился спиной о стену и сразу осел на пол. — Как вы сюда попали? — спросил он абсолютно ровным, чистым голосом — его горло и связки тоже были искусственными и от моего удара по лицу не пострадали. — Ты не понял правила игры. Вопросы — наши, ответы — твои. Рассказывай, что здесь происходит? — Я не… Второй удар сделал вмятины на маске симметричными. Жалко все-таки, что боли восставшие не чувствуют. — За каждый неправильный ответ мы будем перерезать тебе по одной трубке, договорились? Начнем с горла… — Это все Гурлухсор, — быстро сказал некромант. — Это он приказал доставить артефакты Тьмы к нему в Пирамиду. Только с их помощью он сможет сломить силу Тенсеса… — Зачем? — Я не знаю. — Лоб, держи его крепче, буду резать… — Нет, подождите, он хочет подчинить эту силу себе, но я точно не знаю, что это за ритуал! Я просто наемник! Нам было приказано притащить артефакты к Искре Тенсеса, большую часть мы уже перенесли, и еще одна партия ждет снаружи. — Архивин с ним заодно? — Да, и вместе они призывают демонов! Комитетчик выругался сквозь зубы. Я не удержался и снова треснул некроманту по его металлической морде. — Ты понимаешь, что если они ликвидируют Искру Тенсеса, то мы все лишимся Дара Воскрешения?! И ты тоже! Тебе тысячи лет, а мозгов меньше, чем у моего дрейка! — Брось это, Ник, надо спешить, — проговорила Лиза. Она была права. Возиться с восставшим мы не стали, хотя очень хотелось выместить на нем скопившееся раздражение. Предварительно уточнив, сколько еще наемников внутри и с чем нам предстоит столкнуться дальше, мы убили его — хотя и оставили по приказу комитетчика возможность воскресить. Некромант мог и соврать на счет количества охраны внутри, равно как и о Нефере Уре, которого якобы удалось изолировать где-то в глубине Пирамиды, но долгое время нам действительно больше никого не попадалось в бесконечных коридорах. Однако нужно было быть готовыми ко встрече с чем угодно, в том числе и с демонами, так что я нащупал в кармане амулет Зосимы, который помог мне когда-то справиться с монстром в Краю Вечной Ночи, и почувствовал себя увереннее. — Я что-то слышу, — оповестила Лиза. — Будто кто-то пытается связаться… — Я тоже, — подтвердил комитетчик куда более уверенным тоном. — Это Нефер Ур, он жив, и он обнаружил нас. Мы должны найти его! Ради этого пришлось отклониться от основного коридора и углубиться в боковые узкие проходы, коим не было числа. Любые задержки могли стоить нам дорого, ведь неизвестно, как далеко зашел Гурлухсор и сколько еще продержиться Искра Тенсеса, но Великий Маг Империи Нефер Ур настойчиво посылал сигналы, и мы шли на его зов. К тому же если мистики сумели «расслышать» его сквозь эти толстенные стены, значит он уже где-то близко. Заключение Нефера Ура в Пирамиде длилось почти полтора месяца, но, как выяснилось, протекало в относительно комфортных для Зэма условиях. Ключ, которым мы снова воспользовались, открыл нам большой зал со множеством рельефных колонн. Гулкое эхо гуляло между ними, поднималось к высокому потолку и растворялось там в зеленых лучах. Нефер Ур спокойно сидел на полу прямо посреди зала в позе медитации и даже не пошевелился и не посмотрел на нас, когда мы вошли, словно сюда захаживали гости каждый день и уже немножко ему поднадоели. — Хм… помощь явилась несколько раньше, чем я рассчитывал. Думал, еще месяца два-три вы будете танцевать вокруг Храма, прежде чем додумаетесь как следует расспросить историков-предателей. Мы остановились и смущенно затоптались на почтительном расстоянии. Я никогда не видел Нефера Ура, но слышал достаточно, чтобы благоговейно уставиться на Великого Мага, затаив дыхание. Верхнюю часть его лица закрывала маска, повторяющая собственно форму лица, а вот нижней частью он не озаботился: она представляла из себя решетку, светящуюся изнутри. Все части тела, не скрытые под традиционным одеянием Зэм — замысловатым и тяжелым на вид — были металлическими, не было видно ни одного кусочка хоть и посеревшей, но все-таки кожи, из-за чего казалось, что Нефер Ур не восставший человек, а полностью робот. — Хорошо, что я ошибся… — продолжил он, сверкнув наконец в нашу сторону глазами. — Ну, рассказывайте, что там происходит снаружи. Комитетчик очень вежливо, и даже немного заискивающе, пересказал суть происходящего. Нефер Ур задумался на минуту, но никто не посмел его торопить. — Так вот кто стоит за всем этим… — произнес он наконец. — Гурлухсор! Какая приятная неожиданность. Надеюсь, юное поколение знает, какой заметный след в истории страны он оставил? На остальных я не смотрел, но сам лично кивнул. Отправившись в Великий Астральный Поход Незеб оставил во главе Империи своего преемника — Яскера. Но Гурлухсор пренебрег волей Вождя и попытался захватить власть в Империи после его смерти, развязав гражданскую войну. — Этот недальновидный человечишка рассчитывал только на хадаганцев и ни в грош не ставил восставших и орков. Но время доказало ему, да и всему миру, что без нас, людей Зэм, и без орков Империя слаба! — прогремел Нефер Ур и поднялся на ноги. Он оказался очень высоким — ростом со Лба, и я вдруг почувствовал вокруг него ту самую особую ауру, которая всегда окружала Яскера. Передо мной был еще один Великий Маг, в силе которого сомневаться не приходилось. — Многие годы о нем ничего не было слышно. И вот он всплыл… Во главе демонопоклонников. Гурлухсор давно уже политический труп, однако, вижу, все ему неймется. Пришло время превратить его в труп реальный. И окончательный. Так, чтобы он и воскреснуть не смог! — Э-э-м… у нас есть информация, — осторожно начал комитетчик, — что в Пирамиду проник Воисвет Железный со своими витязями… — Ах, да, Воисвет, — всплеснул Нефер Ур руками, будто речь шла о какой-то незначительной детали. — Я понял, почему его прозвали Железным — упертый, непробиваемый болван. Я предлагал ему заключить на время перемирие. Потом мы могли бы устроить дуэль, как Незеб и Тенсес когда-то… Но нет, он не согласился. Что ж, дважды такое не предлагают. Не захотел — не надо. Пришлось убить его так. Мы слегка остолбенели. Ну то есть мало кто думал, что Воисвет все еще жив — после полутора месяцев без еды и воды! Но что он пал от руки Нефера Ура… — Вы его убили? — глуповато переспросил комитетчик. — Главу лигийской церкви и наместника столичного аллода? — Не окончательно, конечно, — Нефер Ур со скучающим видом махнул рукой куда-то вбок. Повернув голову, я увидел лежавшего канийца в красивых золотистых доспехах, блестевших так, словно их обладатель надел их только что, и уж тем более не принимал участия ни в каких битвах. Да и на мертвого он совсем не походил, скорее — на спящего: большой, бородатый мужик, совсем не старый и пышущий здоровьем. — К сожалению, я провел уйму времени в интересной, но безмолвной компании. Он, можно сказать, теперь мой должник, — произнес Нефер Ур, глядя на своего противника. — Я потратил достаточно сил, чтобы исцелять его тело и поддерживать столько времени в таком состоянии. — А зачем? — со свойственной ему простотой спросил Лоб. — Это вне моей компетенции — принимать решения о ликвидации столь высокопоставленного лица Лиги, юноша. Я прежде всего ученый. Пусть он воскреснет, пусть. Гораздо важней, что он уже потерпел поражение. Это будет хорошим символом. Думаю, Комитет Незеба сумеет правильно распорядиться этим информационным поводом. Несмотря на это объяснение, мне подумалось, что Неферу Уру доставлял моральное удовлетворение тот факт, что он одолел столь грозного соперника, и он хотел, чтобы этот самый соперник узнал об этом и жил с этим знанием. Сам я однако этой позиции не разделял. Мне очень хотелось подойти и отрубить Воисвету голову. Но кто я такой, чтобы спорить с Великим Магом, которого некоторые даже считают вторым лицом в государстве? Нефер Ур сохранил жизнь врагу, и это сыграло свою роль быстрее, чем я ожидал. К счастью, больше нам сворачивать никуда не пришлось и мы почти беспрепятственно преодолели множество извилистых коридоров под десятками и сотнями взглядов каменных лиц. В какой-то момент я понял, что сам отсюда выбраться уже не смогу. Абстрагироваться от угнетающей обстановки было трудно, привыкнуть — невозможно. И когда мне начало казаться, что этот ужасный зеленый свет теперь всю жизнь будет висеть перед моим взором сплошной пеленой, Нефер Ур сообщил: — Нас уже ждут. Я не сомневался в том, что подойти незамеченными нам не удасться. Великий Маг Гурлухсор, не побоявшийся когда-то бросить вызов самому Яскеру, уж точно устроит нам «теплый» прием, и самое время было возблагодарить и своего покровителя Святого Плама, и трех святых Триединой Церкви, что с нами есть Нефер Ур. Первая же стычка не стала ни для кого неожиданностью. На нас просто хлынула волна мелких астральных демонов, похожих на ежиков, с которых содрали живьем кожу. Вся их отвратительность ни шла ни в какое сравнение с их кровожадностью. Хрюкая и причавкивая, эти маленькие существа лезли вперед, наползая друг на друга, и я подумал, что нет зрелища более отталкивающего. Зато со своей задачей они справлялись на ура. Армада кусающихся тварей сосредотачивала на себе все внимание, почти не позволяя ступить и шага. Я выхватил меч и принялся размахивать им так, будто косил траву, не думая ни о какой тактике, и если бы демоны не растворялись после смерти, то под ногами у нас бы образовался настоящий фарш. И все же мне казалось, что эти мелкие бесы меня сторонились. У меня не было слишком много времени, чтобы долго размышлять над этим, но амулет Зосимы, который я намотал себе на запястье, придавал мне решительности. Однако демоны не являлись главной опасностью и играли роль лишь пушечного мяса. А поверх этого шевелящегося и хрюкающего моря нас уже атаковала магия стихий. Электрические разряды по-началу показались мне слабыми и мало впечатляющими — они летели куда-то мимо, били в стены яркими ломаными линиями, но будто бы не причиняли такого уж большого вреда. Но когда молния ударила мне под ноги и плита впереди практически расплавилась, я решил, что поторопился с выводами. И только после еще двух или трех ударов, которые прожгли узоры на стенах, но не задели никого из нас, до меня дошло, что Нефер Ур отнюдь не прохлаждается, отводя опасность, а с той стороны нас атакует очень сильный маг. И это стало особенно очевидно, когда прямо у нас за спинами появились водные элементали. Сами по себе они быть может не были так уж страшны. Но не в тот момент когда за ноги тебя кусают астральные бесы, которым нет конца и края, а вокруг сверкают молнии. По одному элементалю Лиза шарахнула магией, второго ликвидировал Лоб, просто протаранив его щитом. Магическое существо, хоть и состояло из воды, по всей видимости обладало неплохим запасом прочности, потому что оказало серьезное сопротивление орку. А вот третий элементаль обрушился на комитетчика, и его с силой отбросило к стене. И как только это произошло, к сверкающим молниям добавились и ледяные стрелы! Я едва уклонился от летящего в меня белого, блестящего комка и спрятался за колонну, тут же покрывшуюся морозной коркой. Стало очень холодно и изо рта пошел пар. Я понял, что магов было как минимум двое, и одного из них сковывал магией разума комитетчик до того, как на него напал элементаль. Потеря этой боевой единицы оказалась для нас существенной. Под атаками сразу двух магов стихийников выдерживать наплыв астральных бесов стало сложнее. На какой-то момент даже Неферу Уру пришлось отступить, защищаясь от града ледяных стрел, и тогда ослепительная паутина молний разрезала пространство, обжигая все, до чего смогла дотянуться. Нам пришлось всем убраться за колонны. Стены и потолок покрылись черной сеткой разводов. Некоторые куски барельефов посыпались на пол, взметнув столбы пыли. А со спины снова начали заходить вновь появившиеся элементали. Высунуться из-за колонны я не мог, без страха оказаться либо поджаренным разрядом молнии, либо замороженным ледяной стрелой. Обе перспективы не казались радостными, но на этот раз с элементалями разделался Нефер Ур. Он смел их взмахом своего посоха так, что те, брызнув веселыми фонтанчиками, превратились в лужицы. Его все еще невидимый противник тем временем продолжал заливать все вокруг электрическими разрядами, руша стены и потолок. У меня даже мелькнула мысль, что у него хватит сил пробить в них настоящую брешь, если не завалить полностью! Тогда как Нефер Ур пробыл в заточении несколько недель, не сумев проложить себе путь на свободу таким варварским способом… А может быть он не хотел уничтожать архитектурную реликвию своего народа? Так или иначе, глава восставших пока медлил, больше защищая себя и нас, чем атакуя противника. Сейчас он стоял, укрывшись за каменным выступом и чуть опустив голову, будто был расстроен течением боя пока что явно не в нашу пользу. Его глаза потускнели и плечи немного подрагивали. Но спустя мгновение его посох начал испускать темные, воздушные нити, похожие на щупальца, а потом от него вдруг метнулись крылатые тени. Уследить за ними было невозможно, но то, что им не страшны природные стихии, стало очевидно сразу, потому что отчаянный вопль с той стороны дал понять — проклятие достигло цели. А еще спустя мгновение я понял, какой именно: морозный иней стал быстро опадать и ледяные стрелы исчезли. Один из магов покинул поле битвы, как выяснилось позже — сам Виссарион Архивин. Остатки мелких демонов еще нападали на нас, но их стало значительно меньше. Мы снова высунулись из укрытия, хотя молнии еще продолжали сверкать. И только тогда я увидел его — мага, который их наколдовывал. Старик с длинными волосами и бородой абсолютно белого цвета стоял в самом центре этого электрического безумия и, судя по всему, ограничиваться им не собирался, потому что его посох окрасился красным. Почему-то я сразу понял, что это и есть Гурлухсор. За ним были сила и ярость Великого Мага и это отчетливо ощущалось. Мы только и успели откатиться обратно в коридор, потому что жуткое пламя облизало все стены и потолок. Нефер Ур, впрочем, не последовал нашему примеру. Я уже подумал, что сейчас мы увидим на его месте горстку пепла, но он остался стоять невредимый и уже плел свое проклятие. Двое демонопоклонников сунулись вперед, на помощь своему предводителю, но показаться в поле зрения Нефера Ура было необдуманным поступком. Кожа смельчаков в одну секунду покрылась жуткими ожогами, будто на нее пролили кислоту. Они оба заорали во все горло, но вскоре затихли. Нам, правда, тоже пришлось убраться с глаз долой в коридор, потому что дальше началась настоящая вакханалия. Когда лицом к лицу сталкиваются два Великих Мага, всем прочим лучше найти какое-нибудь укрытие и переждать бурю, дабы не быть раздавленными как мошки. Пол ходил ходуном, стены трескались, с потолка сыпались камни. Сохранять самообладание в такой обстановке получалось с трудом, но когда появилась группа демонопоклонников, призывающих мелких бесов, пришлось взять себя в руки. Нельзя было допустить, чтобы Гурлухсор получил подкрепление. Нас осталось всего четверо, причем Орел, как я вдруг заметил, тоже ранен. Нам остро не хватало Матрены и Миши, но им возможно сейчас не менее «сладко», учитывая, что снаружи Пирамиду уже подпирает Лига. Я надеялся, что полковник Кровавых не станет вступать в бой, пока не подоспеет генерал Сечин. С кучкой выскочивших фанатиков и призванными демонами мы сумели разобраться, а вот резко стихший шум боя Великих Магов вызывал опасения. Я осторожно заглянул из коридора в зал. — Вот негодяй! Изуродовал великую историческую ценность народа Зэм, ну как так можно?! Даже я себе такого не позволяю! Возмущенный донельзя Нефер Ур — даже пошатывающийся, с искрившими проводами, оплавившимся кое-где металлом и в обожженном одеянии все равно выглядел грозно. От него шел дымок, на который он не обращал внимания. Казалось, его больше волнует разрушенное помещение, от архитектурных изысков которого не осталось вообще ничего. — Хранители долгие годы ищут Гурлухсора… Нужно доставить Штурму его голову, порадовать Командора, — произнес он и, сильно покачнувшись, осел на пол. Бой все же забрал у него много сил. — Но мо победили, это хорошо! Лиза подошла к комитетчику, который так и не пришел в себя, и пощупала его пульс. — С ним все будет хорошо. Идите! Нужно спасти Тенсеса от демонической порчи. Если у демонопоклонников все получится, я могу и не успеть воскреснуть… Не хотелось бы, честно говоря. Один раз я уже умирал… это… неприятно, — Нефер Ур откинулся спиной на колону и свечение его глаз снова потускнело. — Идите… Только сейчас я понял, что с нами нет и Инмеркара. Историк тоже был мертв. Я упустил момент, когда молния Гурлухсора достала его, но сейчас он лежал у стены, не подавая признаков жизни. Оставшись без него, мы лишись проводника. Но доносившийся до нас шум был достаточно громким. Мы находились у самой цели, и перехватив меч и вздохнув поглубже, я шагнул в частично обвалившийся проход, за которым тянулся небольшой коридор, упирающийся в очередной зал. Интуиция это, или что-то еще, но я уже понял, что мы пришли. Нет, демонопоклонников мы перебили не всех. Но те, что находились здесь, не лезли в бой. Они, не обращая внимания ни на что, проводили ритуал. Артефакты Тьмы левитировали повсюду, дергаясь и подпрыгивая, как кукуруза на сковороде, а вокруг них, глядя на происходящее пятью маленькими глазками на мерзких жабьих мордах, синхронно раскачивалось множество мелких демонов. Их зубастые пасти то и дело растягивались в гадких ухмылках, и вызывали лишь одно желание — убить этих существ как можно скорее. Это жуткое зрелище освещал яркий, белый свет, льющийся сверху, и задрав голову я вдруг увидел ее — Искру, ослепительную настолько, что мои глаза заслезились. Она сверкала как настоящее солнце, забившись под потолок, словно была в ужасе от происходящего снизу. Демоны были слишком мелкими, а фанатики — слабыми вояками. Сил Лизы и Лба хватило, что спокойно устранить демонопоклонников, а Орел, морщась от боли, причиняемой красневшим на его шее и лице ожогом, уже вовсю стрелял по хрюкающим жабам. Я тоже внес свою лепту, порубив мечом огрызающихся, но не слишком опасных монстров. И когда нам наконец удалось относительно легко и быстро разобраться со всеми, я даже не поверил, что все получилось настолько просто. Маленькие тельца монстров спустя мгновение начали таять, растворяясь в воздухе, как это всегда с ними происходило… Я перевел было дух, но вдруг, вместо того, чтобы исчезнуть, на их месте внезапно появились новые демоны, только уже раза в два больше размерами! Я подпрыгнул, как ужаленный, вновь поднимая меч, и сделав резкий выпад, снова принялся рубить их. Лоб, тем временем, успешно давил их щитом, как комаров, Лиза колдовала что-то невидимое, отчего демоны разлетались во все стороны, как мячики, Орел растратил оставшиеся стрелы… Но когда все было кончено, их тела снова не исчезли бесследно! Я сообразил, что их становится меньше количественно, но они вырастают в размерах. — Что… что это такое?.. — взвизгнула Лиза. — Они… собираются в одно целое! С математикой в школе я не слишком дружил, но примерно представлял, что мы можем увидеть, если все эти демоны станут одним существом. Однако на деле все оказалось даже хуже моих самых пессимистичных прогнозов. Я с ужасом наблюдал, как эти существа вырастают прямо на глазах. И пусть их уже не целая орава, зато они становились куда более сильными и опасными! Мы словно собирали рассыпанный на детали конструктор, и когда монстров осталось четверо, они уже возвышались над нашими головами! Нас тоже было четверо, но раненый Орел остался без стрел, Лизе уже не хватало сил давать достойный отпор, и она пятилась назад, Лоб еще держался, но было видно, что долго он не протянет. И только я, размахивая амулетом, еще мог наступать и атаковать. Хотя и это не приносило много пользы. Мы не справлялись с напором демонов. Но хуже всего было то, что нас разметало в разные стороны и мы никак не могли собраться вместе и помочь друг другу. Лиза отступала обратно в коридор, откуда мы пришли, Лоб, хоть и держал позицию, но продвинуться хоть к кому-нибудь уже не мог, Кузьма и вовсе оказался почти зажат в угол… Помощь подоспела откуда не ждали. Я был настолько сосредоточен на демонах, что не заметил ничьего приближения, и только когда демоны переключились на нового противника, посмотрел на неожиданное подкрепление. Лига. Уже здесь! Они сразу ринулись на демонов, благоразумно определив, что сейчас астральные чудовища куда важнее кучки имперцев, а выяснить отношения между собой мы успеем после того, как разберемся с главной угрозой. Они не атаковали нас, а мы их — это временное соглашение заключилось быстро, молча и обоюдно. Высокий каниец — вероятно церковный жрец, судя по белому сиянию магии, — сразу взял в оборот двух монстров, которые яростно поперли на него, взбешенные лучами его посоха. Это позволило воинам с мечами зайти им за спины и успешно атаковать. Второй демон пал от спонтанной коалиции Лизы, Лба и еще одного лигийца, на котором я не слишком заострил внимание — мне было не до этого. С оставшимися лигийцами мы навалились на четвертого демона, которому не повезло больше остальных: ему прилетело одновременно и от мечей, и от моего амулета. И как только последний демон пал, их моментально стало двое, что вызвало у лигийцев закономерный шок. — Проклятье! Они не умирают!!! Теперь это были жуткие чудовища в два орочьих роста. К ним сложно было подобраться вплотную, а на магические атаки с расстояния они мало реагировали, хотя и отвлекались. Мы окружили их, заставляли кидаться в разные стороны, сбивали с толку. И в конце концов кому-то удалось рассечь одному из них бок, после чего довершить начатое стало проще. А когда мы с огромным трудом убили одного демона, второй уже был обречен. Но все поняли, что за этим последует. Демон стал одним целым. Гигантская туша, которая при своих габаритах еще и быстро двигалась! В его зубастой пасти мог свободно поместиться огр, и монстр хлопал ей, вызывая чуть ли не паническое чувство страха. Но он хотя бы был один, а нас много. Правда, пока мы прыгали вокруг него, стараясь просто подойти на расстояние удара, демон достал одного лигийца, просто переломив его пополам, как прутик, и еще троих ранил. Один из канийцев очень ловко подныривал под него, умудряясь не попадаться, и то и дело оставлял на его теле глубокие раны. Я интуитивно подстроился под его тактику, и когда он, пользуясь тем, что жрец слепил демону глаза, а остальные, как назойливые мухи, маячили перед взором, заходил с одной стороны, я пытался зайти с другой. Такая тактика дала свои плоды. Чудовище конвульсивно дергалось, кидалось на всех подряд, подставляясь под удары, и в конце концов рухнуло на пол. И тогда все тот же каниец ловко запрыгнул прямо на него и воткнул свой меч в голову демону по самую рукоять. Демон дернулся и затих. Только после этого я посмотрел на умелого мечника Лиги — здорового бородатого мужика в красивых доспехах, совсем не старого и пышущего здоровьем… Лигийцы не просто прорвались в Пирамиду. Они разыскали Воисвета Железного, вылеченного Нефером Уром, и даже воскресили его! Но наше вынужденное перемирие продлилось недолго. Спустя мгновение после того, как демон исчез — на этот раз окончательно, — мы, распаленные боем, уже смотрели друг на друга, крепко сжимая оружие. Битва еще не была окончена. Война продолжалась! А цель этой войны висела над нашими головами. Я отдавал себе отчет в том, что лигийцев больше, что Орел уже не боец, что Лоб и Лиза измотаны, что я тоже устал и все никак не мог отдышаться, а Воисвет Железный, пожалуй, один стоит нас четверых… Но просто так сдаваться мы не собирались. Умирать, так с гордо поднятой головой! Адреналин в крови дурманил, не позволяя испугаться смерти, даже если на этот раз она станет окончательной. И тут случилось что-то странное. Искра вдруг опустилась ниже, заливая нас светом и теплом. Мне показалось, будто что-то мягко коснулась меня — как ласковый, летний ветерок. Голос зазвучал одновременно отовсюду. — Подойди ближе, воин Света. Я знал, что ты придешь. Передо мной снова был призрак Тенсеса, которого я видел в Краю Вечной Ночи. Мне хотелось оглянуться и убедиться, что все видят и слышат то же самое, что и я, но взгляд будто приклеился к прозрачному лику. От волнения перехватывало дыхание, и я не мог даже пошевелиться. — Только что на твоих глазах демоны гибли и вновь возрождались. Их Искры еще слишком слабы, чтобы воскреснуть окончательно, лишь поэтому вам удалось одержать победу. Но все висело на волоске. — Искры? — выдавил я хрипло. — Разве у демонов есть Искры? — Теперь это уже неважно. Они не добились цели. — А какая у них была цель? — Им не нужна была моя смерть. Они хотели научиться использовать силу Света. Они хотели того же, чего хотят все. Бессмертия, Дара Воскрешения! И они почти добились своего… Я знал, что ты придешь. Но я вижу вопрос в твоих глазах. И ты не решаешься задать его… Спрашивай, я готов ответить. Я почему-то вспомнил, как Яскер сказал мне то же самое в здравнице Небесная. И он был очень удивлен тем, что я спросил его о джунах. Но сейчас мне хотелось задать правильный вопрос. Вряд ли у меня еще будет такая возможность. — Империя… Имперская Триединая Церковь считает, что источник магии Света — это не только вы. Что к этому причастны еще Скракан и Незеб. — Вот, что тебя интересует… У меня есть ответ, но вряд ли он устроит тебя. Погибнув в бою с демонами, я стал Искрой. Я увидел столб Света и не смог противиться его силе… Я помню свои мысли — вот он, конец, смерть! Теперь я узнаю окончательную истину. Но не узнал. На полпути к источнику Света другая сила подхватила меня и унесла в сторону. Это была сила Пирамиды Тэпа, которая захватила мою Искру. В итоге я оказался здесь. Но я не был одинок. Рядом со мной был кто-то… Я не знаю кто. Этот кто-то сказал, что дарит мне и миру новую силу — силу Света. Что источником этой силы станет Вера. Жители Сарнаута верят в меня и потому есть Свет. Сначала приток силы был слаб — немного было тех, кто сразу же принял новый дар. Но этой силы хватало на то, чтобы воскрешать павших. Чудо было зримо, количество верующих увеличивалось, сила Света крепла. Когда была принята доктрина Триединой Церкви, а Незеб и Скракан причислены к лику святых, мои силы удвоились. Понимаешь? Не только Лига стала верить в Свет, но и Империя! — И что это означает? — Свет — это не я. Не Скракан и не Незеб. Вы сами — Свет. Я — всего лишь проводник, символ. Незеб и Скракан — тоже. — Подождите! — воскликнул я, вдруг занервничав, будто истина уже коснулась моих ладоней, но стала просачиваться сквозь пальцы и исчезать. — Но… — Кем был тот, кто оказался рядом со мной здесь, в Пирамиде? Если я, Незеб и Скракан лишь проводники, то кто дал самый первый толчок? Кто подарил миру Дар Воскрешения? Призрак замолчал, и тишина продлилась так долго, что мне захотелось подойти и встряхнуть его за плечи. И только понимание, что это невозможно, останавливало меня. — Я не знаю, — печально произнес он. — Это все. Ты знаешь столько же, сколько и я. И ты должен молчать об этом. Вера — то, что нельзя понять и объяснить. Как только ты расскажешь всем остальным правду, люди начнут сомневаться. И поток Света иссякнет. Поэтому я поручаю тебе вернуться в Империю и рассказать то, что они хотят услышать. Скажи, что Скракан и Незеб — такие же святые, как я. Скажи, что источник Света в них, так же, как во мне. Пусть Империя верит в это. Тогда Свет не угаснет. Я почувствовал опустошение. Это совсем не то, что я хотел услышать… Уж лучше бы он сказал, что догмы Триединой Церкви Империи ошибочны, а лигийская Церковь Света несет истинную веру. По крайней мере я бы знал правду, какой бы горькой и обидной она ни была для меня, как для имперца. Но сейчас правда стала казаться совсем недосягаемой. Если даже сам Тенсес не знает, кто даровал миру бессмертие, есть ли хоть один шанс у меня когда-нибудь узнать об этом? Вряд ли… — Почему вы решили рассказать об этом мне? — Я оставляю тебе это тайное знание, потому что оно не должно исчезнуть бесследно вместе со мной. — Что вы имеете в виду? — Демоны не успокоятся, пока не подчинят себе силу Света, и есть только один способ помешать им: моя Искра должна угаснуть навсегда. Не волнуйся, Дар Света будет жить и без меня, но после моей смерти он не сможет стать их добычей. Я славно и долго жил. Я умудрился выжить даже после смерти и подарить это право всем остальным. Мне не о чем жалеть… Лишь одно тревожит меня. Вражда между Лигой и Империей! В этом наша слабость, в этом уязвимое место! Демоническая угроза не уничтожена, вы рано стали праздновать победу — враг затаился и готовится нанести новый удар. Ты должен донести это до всех! Война между Лигой и Империей должна закончиться! У всех нас есть общий враг — коварный и смертельно опасный! Это мой последний завет. Сейчас я исчезну. Я сделал все, что мог… Ответственность за будущее мира теперь лежит на тебе. Прощай. Уже на последних словах я не видел призрака — он растворился. А после того, как утих голос, свет тоже начал гаснуть. Я в полной прострации наблюдал, как Искра Тенсеса исчезает. И когда кислотно-зеленые лампы остались единственным источником освещения в этом большом зале, я все еще стоял и пялился в одну точку — туда, где только что был Великий Маг Тенсес, ушедший теперь уже навсегда. — Куда он делся? Где Искра? — в полном ужасе произнес кто-то из лигийцев. — Что происходит?! Я вспомнил, что нахожусь здесь не один, но по тому, как на меня пялились и свои, и чужие, понял, что задавал вслух вопросы, ответы на которое кроме меня больше не слышал никто. До меня стало доходить, что произошло, и я расхохотался, наверное окончательно убеждая всех в своем сумасшествии. Тенсес сказал, что война между Лигой и Империей должна прекратиться, но как минимум на Святой Земле в ней теперь и не было смысла. Не получилось у меня изменить ход истории. Искра не досталась никому! Но хотя бы Дар Воскрешения у нас остался.
  15. Lafayette

    Аллоды онлайн, ч.54

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin К ОГЛАВЛЕНИЮ Глава 54. Источник Света — Великий Незеб, сделай так, чтобы с помощью этого ключа мы смогли попасть внутрь Храма Тенсеса! Союзин с придыханием смотрел на Пирамиду Тэпа и кусал губы, напоминая ребенка у витрины со сладостями. Зеленые огни Храма отражались в его глазах и гипнотизировали. Мы стояли рядом и от нечего делать глядели туда же, вот только говорить ничего не хотелось. Полковник Кровавых, историк Номарх Инмеркар и комитетчик — один из тех, что не любят называть свое имя, обсуждали что-то втроем в палатке, а мы стояли снаружи и ждали. Я крутил в руках куклу Зэм — безделушку, оставленную мне на память Вероникой, и старался подавить не самые радужные предчувствия. — Ключ должен открыть вход в Храм. Потому что… потому что… других вариантов у нас нет! — На меня, в конце концов, кто-нибудь обратит внимание?! Я понимаю, что все тут заняты делами чрезвычайной важности, но я сюда тоже не в игрушки поиграть пришел! Возмущенный Зэм сверкал искусственными зелеными глазами в сторону Союзина, уперев руки в бока. Дипломат, состряпав устало-мученическое лицо, повернулся к нему. — Ох, Нархаз, сейчас нам уж точно не до тебя. Я же сказал, займемся твоим вопросом сразу, как разберемся с другими проблемами… — То есть моя проблема по-твоему яйца выеденного не стоит? — Я этого не говорил… — Метеоритное железо — это стратегически важный ресурс! Вся эта история с нежитью и демонами неизвестно чем закончится, об этом пусть голова у ученых болит. А нам стоит подумать о заботах земных и насущных! И главная наша забота — не дать Лиге заграбастать себе метеоритное железо, готовое к отправке. Оно наше по праву! У меня куча бумаг, подписанных всеми ответственными лицами! И даже самим Сигурдом! А он все размышляет: в какой порт отправить железо — в Новоград или Незебград? Мы так и будем сидеть и ждать его решения? Империи нужно это железо! Вот и обеспечь, ты же у нас по переговорам! А я всего лишь снабженец. Снабженец!!! — Успокойся, Нархаз, я уже сообщил куда нужно. Я займусь этим делом сразу же, как только получу инструкции… — Инструкции! — фыркнул Зэм и зашагал прочь, продолжая возмущаться на ходу. — Метеоритное железо быстрее в Новоград приплывет, чем инструкции сюда доставят. А потом с кого спросят?! Ну конечно же с Нархаза! Почему не обеспечил, как допустил?.. Союзин проводил его взглядом и снова повернулся к Пирамиде, а я с любопытством спросил: — Что за история? — А, — махнул рукой дипломат. — Нам доставили депешу с Хладберга — небольшого астрального острова, полного метеоритным железом. Там заправляет Сигурд Прохиндей, свободный торговец. Не знаю точно, что там за ситуация, но ему крайне необходима помощь, чтобы не сорвать поставки железа в Империю… — Товарищ капитан, прошу вас, — из палатки выглянул комитетчик и жестом пригласил меня войти. Я оглянулся на остальных, понимая, что мои плохие предчувствия сбываются, и шагнул внутрь. — Присаживайтесь, капитан. Мы обсудили сложившееся положение и приняли решение. Действовать надо незамедлительно! Мы не знаем, какая конкретно цель у Архивина и демонопоклонников, если они действительно заключили союз. Возможно, они хотят уничтожить магию Света и Дар Воскрешения, и учитывая, сколько у них теперь артефактов Тьмы, их цель может быть достигнута в любой момент. Защитить Искру Тенсеса — наша главная задача! Я скромно кивнул. — Ключ, который мы получили, позволит нам пробраться в Пирамиду, и поскольку по странному стечению обстоятельств дух Тенсеса счел заговорить именно с вами, капитан, возможно, он захочет сделать это еще раз. Я знал, что обязательно буду среди тех, кто отправится в Храм. Пусть даже в этом маленьком Имперском лагере возле Пирамиды в данный момент находится несколько групп Хранителей, но раз уж Тенсес почему-то проявил внимание к моей скромной персоне (как и демон в чаще Текуани, кстати), то мне и в самом деле стоит попробовать снова с ним пообщаться, если получится. Покоробило другое. — Прямо сейчас? — уточнил я. — Нет, товарищ Хранитель, дождемся, когда Искру уничтожат демонопоклонники. Естественно сейчас! — Пирамида окружена наемниками и нужный вход наверняка находится под усиленной охраной, — я посмотрел на все еще молчащего полковника Кровавых и продолжил: — Разве генерал Сечин не направляется сюда с войском? — Сечин будет здесь уже к вечеру, — медленно проговорил полковник. — Но ты же не думаешь, что Лига не заметила наших телодвижений? Зуб даю, лигийцы уже тоже несутся сюда на всех парах. — Мы во что бы то ни стало должны добраться до Искры Тенсеса раньше Лиги! — с нажимом сказал комитетчик. Я открыл было рот, но полковник Кровавых посмотрел на меня в упор, строго сдвинув брови и отрицательно качнув головой. Я закрыл рот. — У нас есть план, как отвлечь наемников. Историки нам помогут, — продолжил комитетчик. — Устроем в лагере небольшой переполох! Поскольку в отвлекающем маневре я не был задейстован, так как должен был пробраться внутрь Храма, то в детали решил не вникать. Гораздо больше меня волновало то, в какой компании мне предстоит проворачивать свою миссию. Комитетчик естественно не собирался доверять столь важное дело каким-то там Хранителям, и предпочитал лично фиксировать все происходящее внутри Пирамиды. От такого эскорта я не пришел в восторг, но моего мнения никто не спрашивал. Номарх Инмеркар нужен был, чтобы провести нас по лабиринту коридоров, в котором легко заблудиться, и найти Искру Тенсеса. Кроме того решено было взять Орла, способного, как и все снайперы, стать когда нужно тихим и незаметным, и Лизу, умеющую навести морок магией разума и укрыть нас от других мистиков в случае ментального сканирования. Миша, как мастер огненной магии, прекрасно подходил на роль организатора переполоха. Матрену и Лба я бы предпочел оставить с ним на всякий случай, но последний неожиданно заупрямился. Обычно Лоб легко соглашался с любым коллективным решением, проявляя удивительную для орка покладистость. Его простота иногда даже вызывала у меня восхищение — он шел туда, куда показывали вышестоящие, и не терзался ненужными мыслями о том, правильное ли это направление. Я бы сказал, что он образцовый солдат: сильный, бесстрашный и выполняющий любые приказы без лишних вопросов. Странно было услышать от него отказ — впервые на моей памяти. — Я не останусь здесь! — сказал он упрямо. — Если вы идете искать Искру Тенсеса, то я пойду с вами. Хорошо, что разговаривали мы без посторонних. Мне не хотелось, чтобы в личном деле Лба появилась малоприятная запись о неподчинении, ведь помимо того, что он солдат из моей группы, он еще и мой друг — и это значило для меня несоизмеримо больше. — Зачем? — спросил я, оглянувшись и убедившись, что рядом не торчит никаких комитетских ушей. — Тенсес — святой Триединой Церкви. Я хочу знать о ней правду! Это откровение застало меня врасплох. Лоб был воином, посвященным в храмовники, и магия Света давала ему особую силу и опору. Защитники веры и каратели иноверцев — вот как они себя называли. Учителем Лба тоже был храмовник, и он пытался привить ученику свои убеждения, и кое в чем даже преуспел. Однако я почему-то думал, что все эти церковные догмы и постулаты Лбу не так уж и важны. Он просто отдавал должное святой магии и признавал ее мощь. Но как выяснилось, Триединая Церковь все же значила для него больше, чем мне всегда казалось. Мог ли я в этом его винить? Мне порой и самому хочется видеть истинную суть того, чему я служу и во что верю. — Хорошо. Только постарайся сделаться невидимым. — Сольюсь с окружающей средой, гы! Поскольку обнаружение пропавшего ключа могло произойти в любой момент, а это значило, что охрана тайного входа будет усилена моментально, ждать было нельзя. Конечно, я бы предпочел прорываться к Пирамиде Тэпа вместе с армией под командованием Сечина, но раз уж таких привилегий меня лишили, то стоило поторопиться, чтобы не усложнить и без того практически патовую ситуацию. О том, что мы будем делать, когда найдем Искру Тенсеса, я понятия не имел. Конечно первостепенной задачей было не дать Архивину и демонопоклонникам осквернить ее или даже уничтожить. Но что дальше? Мы заберем ее? Передадим нашим ученым, чтобы они смогли изучить ее, разгадать загадку магии Света и подчинить ее себе так, чтобы воскресать могли только имперцы? Во всяком случае из далекого разговора с Яскером еще тогда, в здравнице Небесная, я понял все именно так. И хотя он сообщил мне о моей исключительной роли, как-то не верилось, что я когда-нибудь увижу своими глазами источник бессмертия, более того — возможно буду держать его в своих руках! Но сейчас это вдруг стало вполне реальным. Империя и Лига потеряли столько своих солдат в борьбе за эту Искру, и мне было не по себе оттого, как близко я стою к развязке. И это может стать окончанием не только войны на Святой Земле, но и окончанием противостояния Лиги и Империи в целом! А этой войне по сути больше двух тысяч лет, ведь она началась еще когда Сарнаут был целой планетой, а не рассыпанными в астрале осколками земли. Уже мертвы те, кто ее начал: нет ни Тенсеса, ни Незеба, а война все идет и идет. И мне очень хотелось стать свидетелем ее конца. Я вдруг словил себя на том, что у меня начинают подрагивать руки от волнения перед открывающимися перспективами. Наверное что-то подобное испытывали и остальные… Но только не Анатолий Союзин. — Если вам удастся пробраться в Храм Тенсеса, самое главное, что надо сделать — это отыскать Нефера Ура! Связь с ними потеряна давно, но, надеюсь, все у него в порядке… — судорожно шептал он мне, заламывая пальцы, когда мы уже готовы были выдвигаться. — Уж кто-кто, а Нефер Ур наверняка разберется во всей этой катавасии вокруг храма. И с Историками разберется, и с демонопоклонниками! А понадобится — и с самим Тенсесом! Я ничего не ответил. Если к Искре Тенсеса нас приведет Инмеркар, то как найти в этом огромном сооружении потерявшегося восставшего, пусть даже он Великий Маг и глава народа Зэм? Указателей о его местонахождении в Пирамиде от громких регалий точно не появится. Все наши планы, однако, пошли насмарку еще до того, как мы вышли из своего маленького лагеря. Номарх Инмеркар доверял не всем своим коллегам, так как многие из них могли быть заодно с председателем Архивиным, поэтому рассчитывать на помощь всех историков не приходилось. Он еще обсуждал эти нюансы с комитетчиком и полковником Кровавых, как вдруг пришло сообщение от разведки. Лига уже была на подступах к Пирамиде и до ее появления здесь оставались считанные часы! Вероятно информация о том, что историки выкупили артефакты, уже была им известна, так что они поспешили сюда также, как и мы, но прибыли еще быстрее. Это, естественно, вносило коррективы в наши планы, но не отменяло их. — Они ведь не смогут войти внутрь? Ключ есть только у нас! — произнес Инмеркар. — Наверное… — К демонам ключ! — рявкнул полковник. — Искра Тенсеса в опасности, и если культурного прохода к ней нет, то они сделают его сами! — Вы хотите сказать, что они разрушат Пирамиду?! — ужаснулся историк, рефлекторно хватаясь за сердце, которое давно уже не функционировало, или было заменено на механизм. — Им ничего больше не остается, — согласился с полковником комитетчик. — Эта мера на самый крайний случай, но сейчас он как раз настал. Так или иначе, появление Лиги нам на руку. Он оказался прав. В лагере Историков поднялась суматоха. С одной стороны наемники пришли в полную боевую готовность и оборона лагеря вроде бы усилилась, но с другой — все внимание было направлено на противоположную сторону, туда, откуда должна вот-вот появиться Лига, которая, можно сказать, взяла на себя отвлекающий маневр. Пробраться внутрь охраняемой территории оказалось даже проще, чем я думал: Инмеркар провел нас через секретный проход между забором и каменистыми глыбами, окутанными лианами так густо, что чтобы пролезть, пришлось старательно раздвигать тяжелые толстые стебли. Зато они удачно скрывали наше тайное вторжение. С той стороны поджидало еще двое историков — человек и эльф, которые повели нас по лагерю окольными путями как можно ближе к Пирамиде Тэпа. На всякий случай мы накинули на себя серые плащи, чтобы не светить Имперской формой, но все равно старались не попадаться никому на глаза. Благо дело хаотично возведенные палатки, оставленные где попало повозки, разбросанные ящики и всякий хлам, а также буйная тропическая растительность давали нам фору. Из центра лагеря слышался шум разгорающегося скандала, грозящего перерасти в драку — это лояльные Инмеркару историки вовсю старались привлечь к себе внимание всех тех, кто не занимал оборонительных позиций для встречи наступающих лигийцев. Внутри Пирамиды Тэпа я уже бывал, но даже приблизившись к ней во второй раз, все равно почувствовал, как меня пронзает дрожь от грандиозности этого невероятного сооружения. Инмеркар указал нам на нужный вход. — Парадные ворота?! Восхитительно, — фыркнул комитетчик. — И как вы умудрились не заметить, что Архивин у вас ходит туда-сюда прямо под носом? — Я видел его лишь раз, — начал оправдываться Инмеркар. — А потом наемники и вовсе лишили нас возможности свободно передвигаться по лагерю. — Нам с трудом удалось ускользнуть от конвоя, — добавил эльф, — и нас могут хватиться в любой момент. — Тогда вам лучше вернуться сейчас, пока ваше отсутствие не заметили, — сказал я. — Дальше мы сами. — Нет, мы попробуем отвлечь внимание охраны от центрального входа, чтобы ваше проникновение не заметили. Вон, видите те ящики? Это артефакты Тьмы, которые еще не успели перетащить внутрь, и наемники в первую очередь кинутся защищать их, а не вход. Они же не знают, что у нас есть ключ! К центральному входу, а точнее к целой площади с рядом высоких стэл по бокам и исполинской статуей в центре, испускающей столб зеленого света, вели широченные ступени. Во всем этом была особая, мрачная торжественность, заставляющая чувствовать себя жалким и ничтожным. Будто раньше эту землю населяли великаны, а мы — лишь их мелкая, блеклая тень. Я постарался отогнать эти мысли. Сейчас важно было другое — подняться по этой лестнице и пройтись по большому, открытому пространству незамеченными непросто даже с учетом того, что все взгляды в основном были направлены за пределы лагеря, в лес. Поэтому пришлось немного рассредоточиться и разыграть целый спектакль! Начался он с истерических воплей «Помогите!» от двух коллег Инмеркара, и поскольку происходило все прямо у подножия лестницы, то охраняющие артефакты наемники невольно стали зрителями из первых рядов. Далее успешно стартовало пиротехническое представление от засевшего в засаде Миши, с другой стороны к нему добавилось и световое от Матрены. Это было даже красиво! Но очень быстро и мало. Огонь, черный дым, вспышки магии Света и истошное «Помогите!» — слишком слабая попытка создать хаос и неразбериху среди обученных наемников: историков моментально поймали и угомонили, распространение огня, как бы Миша ни старался поддерживать его подольше, пресекли быстрее, чем пожар начал представлять из себя серьезную угрозу, Матрене же просто пришлось затаиться, едва дым начал рассеиваться. И на все это ушли считанные минуты! Но большего нам и не требовалось. Мы просто рванули вверх по ступеням, промчались мимо стэл, а спустя мгновение уже старались отдышаться, стоя внутри Пирамиды. Я даже почти не успел ничего разглядеть, как все уже закончилось. — Надеюсь, с Матреной и Мишей все будет хорошо, — обеспокоено произнес Орел. — Пожар может начаться из-за чего угодно, и случайные всплески магии Света на Святой земле тоже не редкость, — ответила Лиза. — Но наемники все равно могут догадаться, что все непросто так, и начать обыскивать лагерь. Давайте поторопимся. Чем дольше мы стоим, тем сложнее становится наше положение. Вообще я сомневался, что наемникам сейчас до источников пожара и вспышек, когда Лига на подходе. Тем более, что самое ценное — артефакты — на месте. Но поторопиться действительно стоило, хотя бы из тех соображений, что Пирамида не такое уж и безопасное место, если в нее начнут ломиться лигийцы самым варварским способом. Внутри отовсюду бил зеленый свет, к которому я так и не мог привыкнуть. Но по крайней мере здесь никого не было — одни только каменные лица вдоль стен. Зато в центре комнаты громоздилось множество ящиков, внутри которых Лиза сразу определила артефакты. Не успел я подумать, почему они стоят здесь без присмотра, как она же сообщила, что к нам приближается группа наемников, среди которых оказался и некромант, ведущий за собой нежить. Эффект неожиданности был на нашей стороне. Орел снял то ли двоих, то ли троих наемников быстрее, чем они сообразили, что происходит. Лиза традиционно ударила невидимой волной астральной магии по нежити, а Лоб добавил щитом. Комитетчик тоже оказался мистиком и старательно вводил в транс тех противников, что были ближе ко мне, и это значительно упрощало мне задачу. И только Инмеркар отошел подальше, не желая принимать участие в схватке. Впрочем, это было правильным решением. Боец из ученого никакой, зато ценность его жизни довольно высока — кто-то ведь должен проводить нас к Искре Тенсеса! Я подсек мечом двоих наемников с остекленевшими глазами, уворачиваясь от третьего — быстрого и умелого. Здоровый, как орк, минотавр взревел и кинулся на меня снова. За моей спиной очутился еще один, и это не позволяло мне размахнуться для удара так, чтобы он стал последним. Пришлось снова уворачиваться, занимая более выгодную позицию. Топор просвистел над моим плечом, второй едва не вскрыл грудную клетку. От одного я уклонился, другой отбил, тут же сделав выпад. И пусть не убил противника, по инерции качнувшегося за своим тяжелым оружием, но ранил. Красная кровь потекла по лезвию и разлеталась блестящими бусинами во все стороны, когда я рассекал им воздух. И пусть драгоценное время утекало сквозь пальцы, этот танец с мечом вселял в меня уверенность и, ускоряя сердцебиение и разгоняя кровь, одновременно странным образом и успокаивал. Сейчас я особенно понимал, как сильно мне не хватало моего меча. Казалось, что ни одно оружие в мире не подойдет мне так идеально, как это! С ним я чувствовал себя почти неуязвимым. Я не мог определить, как долго длилась схватка, ведь в бою для меня время всегда почему-то текло по-другому. Я вырубил обоих минотавров. Потом достал мечом еще одного. Хорошо, что у нас оказалось целых два мистика! Кто-то снова пытался атаковать меня сзади, но стрела Кузьмы была проворнее. Лоб рубился в самой гуще нежити, оглашая древние коридоры гневным рыком и переключив на себя основное внимание. Так что расправившись со своими противниками, нам буквально пришлось выковыривать его из вражеского окружения. Зомби были слишком глупы, зато невосприимчивы к боли и выносливы — даже отрубив кому-нибудь из них часть тела, они вставали и снова шли в бой. Так могло продолжаться еще долго, но в конце концов Лизе удалось достать некроманта и ввести его в транс. Вся нежить в ту же секунду рухнула, как подкошенная. — Вот и отлично. Ну-ка, тащи его сюда, — произнес я, стараясь отдышаться. — Будем играть в «вопрос-ответ». Восставший Зэм пытался сопротивляться: было видно, что он прилагает усилия, чтобы побороть сковавшую его тело магию и освободиться, так что я для верности двинул ему кулаком по металлической маске, прогнувшейся от удара. Некромант ударился спиной о стену и сразу осел на пол. — Как вы сюда попали? — спросил он абсолютно ровным, чистым голосом — его горло и связки тоже были искусственными и от моего удара по лицу не пострадали. — Ты не понял правила игры. Вопросы — наши, ответы — твои. Рассказывай, что здесь происходит? — Я не… Второй удар сделал вмятины на маске симметричными. Жалко все-таки, что боли восставшие не чувствуют. — За каждый неправильный ответ мы будем перерезать тебе по одной трубке, договорились? Начнем с горла… — Это все Гурлухсор, — быстро сказал некромант. — Это он приказал доставить артефакты Тьмы к нему в Пирамиду. Только с их помощью он сможет сломить силу Тенсеса… — Зачем? — Я не знаю. — Лоб, держи его крепче, буду резать… — Нет, подождите, он хочет подчинить эту силу себе, но я точно не знаю, что это за ритуал! Я просто наемник! Нам было приказано притащить артефакты к Искре Тенсеса, большую часть мы уже перенесли, и еще одна партия ждет снаружи. — Архивин с ним заодно? — Да, и вместе они призывают демонов! Комитетчик выругался сквозь зубы. Я не удержался и снова треснул некроманту по его металлической морде. — Ты понимаешь, что если они ликвидируют Искру Тенсеса, то мы все лишимся Дара Воскрешения?! И ты тоже! Тебе тысячи лет, а мозгов меньше, чем у моего дрейка! — Брось это, Ник, надо спешить, — проговорила Лиза. Она была права. Возиться с восставшим мы не стали, хотя очень хотелось выместить на нем скопившееся раздражение. Предварительно уточнив, сколько еще наемников внутри и с чем нам предстоит столкнуться дальше, мы убили его — хотя и оставили по приказу комитетчика возможность воскресить. Некромант мог и соврать на счет количества охраны внутри, равно как и о Нефере Уре, которого якобы удалось изолировать где-то в глубине Пирамиды, но долгое время нам действительно больше никого не попадалось в бесконечных коридорах. Однако нужно было быть готовыми ко встрече с чем угодно, в том числе и с демонами, так что я нащупал в кармане амулет Зосимы, который помог мне когда-то справиться с монстром в Краю Вечной Ночи, и почувствовал себя увереннее. — Я что-то слышу, — оповестила Лиза. — Будто кто-то пытается связаться… — Я тоже, — подтвердил комитетчик куда более уверенным тоном. — Это Нефер Ур, он жив, и он обнаружил нас. Мы должны найти его! Ради этого пришлось отклониться от основного коридора и углубиться в боковые узкие проходы, коим не было числа. Любые задержки могли стоить нам дорого, ведь неизвестно, как далеко зашел Гурлухсор и сколько еще продержиться Искра Тенсеса, но Великий Маг Империи Нефер Ур настойчиво посылал сигналы, и мы шли на его зов. К тому же если мистики сумели «расслышать» его сквозь эти толстенные стены, значит он уже где-то близко. Заключение Нефера Ура в Пирамиде длилось почти полтора месяца, но, как выяснилось, протекало в относительно комфортных для Зэма условиях. Ключ, которым мы снова воспользовались, открыл нам большой зал со множеством рельефных колонн. Гулкое эхо гуляло между ними, поднималось к высокому потолку и растворялось там в зеленых лучах. Нефер Ур спокойно сидел на полу прямо посреди зала в позе медитации и даже не пошевелился и не посмотрел на нас, когда мы вошли, словно сюда захаживали гости каждый день и уже немножко ему поднадоели. — Хм… помощь явилась несколько раньше, чем я рассчитывал. Думал, еще месяца два-три вы будете танцевать вокруг Храма, прежде чем додумаетесь как следует расспросить историков-предателей. Мы остановились и смущенно затоптались на почтительном расстоянии. Я никогда не видел Нефера Ура, но слышал достаточно, чтобы благоговейно уставиться на Великого Мага, затаив дыхание. Верхнюю часть его лица закрывала маска, повторяющая собственно форму лица, а вот нижней частью он не озаботился: она представляла из себя решетку, светящуюся изнутри. Все части тела, не скрытые под традиционным одеянием Зэм — замысловатым и тяжелым на вид — были металлическими, не было видно ни одного кусочка хоть и посеревшей, но все-таки кожи, из-за чего казалось, что Нефер Ур не восставший человек, а полностью робот. — Хорошо, что я ошибся… — продолжил он, сверкнув наконец в нашу сторону глазами. — Ну, рассказывайте, что там происходит снаружи. Комитетчик очень вежливо, и даже немного заискивающе, пересказал суть происходящего. Нефер Ур задумался на минуту, но никто не посмел его торопить. — Так вот кто стоит за всем этим… — произнес он наконец. — Гурлухсор! Какая приятная неожиданность. Надеюсь, юное поколение знает, какой заметный след в истории страны он оставил? На остальных я не смотрел, но сам лично кивнул. Отправившись в Великий Астральный Поход Незеб оставил во главе Империи своего преемника — Яскера. Но Гурлухсор пренебрег волей Вождя и попытался захватить власть в Империи после его смерти, развязав гражданскую войну. — Этот недальновидный человечишка рассчитывал только на хадаганцев и ни в грош не ставил восставших и орков. Но время доказало ему, да и всему миру, что без нас, людей Зэм, и без орков Империя слаба! — прогремел Нефер Ур и поднялся на ноги. Он оказался очень высоким — ростом со Лба, и я вдруг почувствовал вокруг него ту самую особую ауру, которая всегда окружала Яскера. Передо мной был еще один Великий Маг, в силе которого сомневаться не приходилось. — Многие годы о нем ничего не было слышно. И вот он всплыл… Во главе демонопоклонников. Гурлухсор давно уже политический труп, однако, вижу, все ему неймется. Пришло время превратить его в труп реальный. И окончательный. Так, чтобы он и воскреснуть не смог! — Э-э-м… у нас есть информация, — осторожно начал комитетчик, — что в Пирамиду проник Воисвет Железный со своими витязями… — Ах, да, Воисвет, — всплеснул Нефер Ур руками, будто речь шла о какой-то незначительной детали. — Я понял, почему его прозвали Железным — упертый, непробиваемый болван. Я предлагал ему заключить на время перемирие. Потом мы могли бы устроить дуэль, как Незеб и Тенсес когда-то… Но нет, он не согласился. Что ж, дважды такое не предлагают. Не захотел — не надо. Пришлось убить его так. Мы слегка остолбенели. Ну то есть мало кто думал, что Воисвет все еще жив — после полутора месяцев без еды и воды! Но что он пал от руки Нефера Ура… — Вы его убили? — глуповато переспросил комитетчик. — Главу лигийской церкви и наместника столичного аллода? — Не окончательно, конечно, — Нефер Ур со скучающим видом махнул рукой куда-то вбок. Повернув голову, я увидел лежавшего канийца в красивых золотистых доспехах, блестевших так, словно их обладатель надел их только что, и уж тем более не принимал участия ни в каких битвах. Да и на мертвого он совсем не походил, скорее — на спящего: большой, бородатый мужик, совсем не старый и пышущий здоровьем. — К сожалению, я провел уйму времени в интересной, но безмолвной компании. Он, можно сказать, теперь мой должник, — произнес Нефер Ур, глядя на своего противника. — Я потратил достаточно сил, чтобы исцелять его тело и поддерживать столько времени в таком состоянии. — А зачем? — со свойственной ему простотой спросил Лоб. — Это вне моей компетенции — принимать решения о ликвидации столь высокопоставленного лица Лиги, юноша. Я прежде всего ученый. Пусть он воскреснет, пусть. Гораздо важней, что он уже потерпел поражение. Это будет хорошим символом. Думаю, Комитет Незеба сумеет правильно распорядиться этим информационным поводом. Несмотря на это объяснение, мне подумалось, что Неферу Уру доставлял моральное удовлетворение тот факт, что он одолел столь грозного соперника, и он хотел, чтобы этот самый соперник узнал об этом и жил с этим знанием. Сам я однако этой позиции не разделял. Мне очень хотелось подойти и отрубить Воисвету голову. Но кто я такой, чтобы спорить с Великим Магом, которого некоторые даже считают вторым лицом в государстве? Нефер Ур сохранил жизнь врагу, и это сыграло свою роль быстрее, чем я ожидал. К счастью, больше нам сворачивать никуда не пришлось и мы почти беспрепятственно преодолели множество извилистых коридоров под десятками и сотнями взглядов каменных лиц. В какой-то момент я понял, что сам отсюда выбраться уже не смогу. Абстрагироваться от угнетающей обстановки было трудно, привыкнуть — невозможно. И когда мне начало казаться, что этот ужасный зеленый свет теперь всю жизнь будет висеть перед моим взором сплошной пеленой, Нефер Ур сообщил: — Нас уже ждут. Я не сомневался в том, что подойти незамеченными нам не удасться. Великий Маг Гурлухсор, не побоявшийся когда-то бросить вызов самому Яскеру, уж точно устроит нам «теплый» прием, и самое время было возблагодарить и своего покровителя Святого Плама, и трех святых Триединой Церкви, что с нами есть Нефер Ур. Первая же стычка не стала ни для кого неожиданностью. На нас просто хлынула волна мелких астральных демонов, похожих на ежиков, с которых содрали живьем кожу. Вся их отвратительность ни шла ни в какое сравнение с их кровожадностью. Хрюкая и причавкивая, эти маленькие существа лезли вперед, наползая друг на друга, и я подумал, что нет зрелища более отталкивающего. Зато со своей задачей они справлялись на ура. Армада кусающихся тварей сосредотачивала на себе все внимание, почти не позволяя ступить и шага. Я выхватил меч и принялся размахивать им так, будто косил траву, не думая ни о какой тактике, и если бы демоны не растворялись после смерти, то под ногами у нас бы образовался настоящий фарш. И все же мне казалось, что эти мелкие бесы меня сторонились. У меня не было слишком много времени, чтобы долго размышлять над этим, но амулет Зосимы, который я намотал себе на запястье, придавал мне решительности. Однако демоны не являлись главной опасностью и играли роль лишь пушечного мяса. А поверх этого шевелящегося и хрюкающего моря нас уже атаковала магия стихий. Электрические разряды по-началу показались мне слабыми и мало впечатляющими — они летели куда-то мимо, били в стены яркими ломаными линиями, но будто бы не причиняли такого уж большого вреда. Но когда молния ударила мне под ноги и плита впереди практически расплавилась, я решил, что поторопился с выводами. И только после еще двух или трех ударов, которые прожгли узоры на стенах, но не задели никого из нас, до меня дошло, что Нефер Ур отнюдь не прохлаждается, отводя опасность, а с той стороны нас атакует очень сильный маг. И это стало особенно очевидно, когда прямо у нас за спинами появились водные элементали. Сами по себе они быть может не были так уж страшны. Но не в тот момент когда за ноги тебя кусают астральные бесы, которым нет конца и края, а вокруг сверкают молнии. По одному элементалю Лиза шарахнула магией, второго ликвидировал Лоб, просто протаранив его щитом. Магическое существо, хоть и состояло из воды, по всей видимости обладало неплохим запасом прочности, потому что оказало серьезное сопротивление орку. А вот третий элементаль обрушился на комитетчика, и его с силой отбросило к стене. И как только это произошло, к сверкающим молниям добавились и ледяные стрелы! Я едва уклонился от летящего в меня белого, блестящего комка и спрятался за колонну, тут же покрывшуюся морозной коркой. Стало очень холодно и изо рта пошел пар. Я понял, что магов было как минимум двое, и одного из них сковывал магией разума комитетчик до того, как на него напал элементаль. Потеря этой боевой единицы оказалась для нас существенной. Под атаками сразу двух магов стихийников выдерживать наплыв астральных бесов стало сложнее. На какой-то момент даже Неферу Уру пришлось отступить, защищаясь от града ледяных стрел, и тогда ослепительная паутина молний разрезала пространство, обжигая все, до чего смогла дотянуться. Нам пришлось всем убраться за колонны. Стены и потолок покрылись черной сеткой разводов. Некоторые куски барельефов посыпались на пол, взметнув столбы пыли. А со спины снова начали заходить вновь появившиеся элементали. Высунуться из-за колонны я не мог, без страха оказаться либо поджаренным разрядом молнии, либо замороженным ледяной стрелой. Обе перспективы не казались радостными, но на этот раз с элементалями разделался Нефер Ур. Он смел их взмахом своего посоха так, что те, брызнув веселыми фонтанчиками, превратились в лужицы. Его все еще невидимый противник тем временем продолжал заливать все вокруг электрическими разрядами, руша стены и потолок. У меня даже мелькнула мысль, что у него хватит сил пробить в них настоящую брешь, если не завалить полностью! Тогда как Нефер Ур пробыл в заточении несколько недель, не сумев проложить себе путь на свободу таким варварским способом… А может быть он не хотел уничтожать архитектурную реликвию своего народа? Так или иначе, глава восставших пока медлил, больше защищая себя и нас, чем атакуя противника. Сейчас он стоял, укрывшись за каменным выступом и чуть опустив голову, будто был расстроен течением боя пока что явно не в нашу пользу. Его глаза потускнели и плечи немного подрагивали. Но спустя мгновение его посох начал испускать темные, воздушные нити, похожие на щупальца, а потом от него вдруг метнулись крылатые тени. Уследить за ними было невозможно, но то, что им не страшны природные стихии, стало очевидно сразу, потому что отчаянный вопль с той стороны дал понять — проклятие достигло цели. А еще спустя мгновение я понял, какой именно: морозный иней стал быстро опадать и ледяные стрелы исчезли. Один из магов покинул поле битвы, как выяснилось позже — сам Виссарион Архивин. Остатки мелких демонов еще нападали на нас, но их стало значительно меньше. Мы снова высунулись из укрытия, хотя молнии еще продолжали сверкать. И только тогда я увидел его — мага, который их наколдовывал. Старик с длинными волосами и бородой абсолютно белого цвета стоял в самом центре этого электрического безумия и, судя по всему, ограничиваться им не собирался, потому что его посох окрасился красным. Почему-то я сразу понял, что это и есть Гурлухсор. За ним были сила и ярость Великого Мага и это отчетливо ощущалось. Мы только и успели откатиться обратно в коридор, потому что жуткое пламя облизало все стены и потолок. Нефер Ур, впрочем, не последовал нашему примеру. Я уже подумал, что сейчас мы увидим на его месте горстку пепла, но он остался стоять невредимый и уже плел свое проклятие. Двое демонопоклонников сунулись вперед, на помощь своему предводителю, но показаться в поле зрения Нефера Ура было необдуманным поступком. Кожа смельчаков в одну секунду покрылась жуткими ожогами, будто на нее пролили кислоту. Они оба заорали во все горло, но вскоре затихли. Нам, правда, тоже пришлось убраться с глаз долой в коридор, потому что дальше началась настоящая вакханалия. Когда лицом к лицу сталкиваются два Великих Мага, всем прочим лучше найти какое-нибудь укрытие и переждать бурю, дабы не быть раздавленными как мошки. Пол ходил ходуном, стены трескались, с потолка сыпались камни. Сохранять самообладание в такой обстановке получалось с трудом, но когда появилась группа демонопоклонников, призывающих мелких бесов, пришлось взять себя в руки. Нельзя было допустить, чтобы Гурлухсор получил подкрепление. Нас осталось всего четверо, причем Орел, как я вдруг заметил, тоже ранен. Нам остро не хватало Матрены и Миши, но им возможно сейчас не менее «сладко», учитывая, что снаружи Пирамиду уже подпирает Лига. Я надеялся, что полковник Кровавых не станет вступать в бой, пока не подоспеет генерал Сечин. С кучкой выскочивших фанатиков и призванными демонами мы сумели разобраться, а вот резко стихший шум боя Великих Магов вызывал опасения. Я осторожно заглянул из коридора в зал. — Вот негодяй! Изуродовал великую историческую ценность народа Зэм, ну как так можно?! Даже я себе такого не позволяю! Возмущенный донельзя Нефер Ур — даже пошатывающийся, с искрившими проводами, оплавившимся кое-где металлом и в обожженном одеянии все равно выглядел грозно. От него шел дымок, на который он не обращал внимания. Казалось, его больше волнует разрушенное помещение, от архитектурных изысков которого не осталось вообще ничего. — Хранители долгие годы ищут Гурлухсора… Нужно доставить Штурму его голову, порадовать Командора, — произнес он и, сильно покачнувшись, осел на пол. Бой все же забрал у него много сил. — Но мо победили, это хорошо! Лиза подошла к комитетчику, который так и не пришел в себя, и пощупала его пульс. — С ним все будет хорошо. Идите! Нужно спасти Тенсеса от демонической порчи. Если у демонопоклонников все получится, я могу и не успеть воскреснуть… Не хотелось бы, честно говоря. Один раз я уже умирал… это… неприятно, — Нефер Ур откинулся спиной на колону и свечение его глаз снова потускнело. — Идите… Только сейчас я понял, что с нами нет и Инмеркара. Историк тоже был мертв. Я упустил момент, когда молния Гурлухсора достала его, но сейчас он лежал у стены, не подавая признаков жизни. Оставшись без него, мы лишись проводника. Но доносившийся до нас шум был достаточно громким. Мы находились у самой цели, и перехватив меч и вздохнув поглубже, я шагнул в частично обвалившийся проход, за которым тянулся небольшой коридор, упирающийся в очередной зал. Интуиция это, или что-то еще, но я уже понял, что мы пришли. Нет, демонопоклонников мы перебили не всех. Но те, что находились здесь, не лезли в бой. Они, не обращая внимания ни на что, проводили ритуал. Артефакты Тьмы левитировали повсюду, дергаясь и подпрыгивая, как кукуруза на сковороде, а вокруг них, глядя на происходящее пятью маленькими глазками на мерзких жабьих мордах, синхронно раскачивалось множество мелких демонов. Их зубастые пасти то и дело растягивались в гадких ухмылках, и вызывали лишь одно желание — убить этих существ как можно скорее. Это жуткое зрелище освещал яркий, белый свет, льющийся сверху, и задрав голову я вдруг увидел ее — Искру, ослепительную настолько, что мои глаза заслезились. Она сверкала как настоящее солнце, забившись под потолок, словно была в ужасе от происходящего снизу. Демоны были слишком мелкими, а фанатики — слабыми вояками. Сил Лизы и Лба хватило, что спокойно устранить демонопоклонников, а Орел, морщась от боли, причиняемой красневшим на его шее и лице ожогом, уже вовсю стрелял по хрюкающим жабам. Я тоже внес свою лепту, порубив мечом огрызающихся, но не слишком опасных монстров. И когда нам наконец удалось относительно легко и быстро разобраться со всеми, я даже не поверил, что все получилось настолько просто. Маленькие тельца монстров спустя мгновение начали таять, растворяясь в воздухе, как это всегда с ними происходило… Я перевел было дух, но вдруг, вместо того, чтобы исчезнуть, на их месте внезапно появились новые демоны, только уже раза в два больше размерами! Я подпрыгнул, как ужаленный, вновь поднимая меч, и сделав резкий выпад, снова принялся рубить их. Лоб, тем временем, успешно давил их щитом, как комаров, Лиза колдовала что-то невидимое, отчего демоны разлетались во все стороны, как мячики, Орел растратил оставшиеся стрелы… Но когда все было кончено, их тела снова не исчезли бесследно! Я сообразил, что их становится меньше количественно, но они вырастают в размерах. — Что… что это такое?.. — взвизгнула Лиза. — Они… собираются в одно целое! С математикой в школе я не слишком дружил, но примерно представлял, что мы можем увидеть, если все эти демоны станут одним существом. Однако на деле все оказалось даже хуже моих самых пессимистичных прогнозов. Я с ужасом наблюдал, как эти существа вырастают прямо на глазах. И пусть их уже не целая орава, зато они становились куда более сильными и опасными! Мы словно собирали рассыпанный на детали конструктор, и когда монстров осталось четверо, они уже возвышались над нашими головами! Нас тоже было четверо, но раненый Орел остался без стрел, Лизе уже не хватало сил давать достойный отпор, и она пятилась назад, Лоб еще держался, но было видно, что долго он не протянет. И только я, размахивая амулетом, еще мог наступать и атаковать. Хотя и это не приносило много пользы. Мы не справлялись с напором демонов. Но хуже всего было то, что нас разметало в разные стороны и мы никак не могли собраться вместе и помочь друг другу. Лиза отступала обратно в коридор, откуда мы пришли, Лоб, хоть и держал позицию, но продвинуться хоть к кому-нибудь уже не мог, Кузьма и вовсе оказался почти зажат в угол… Помощь подоспела откуда не ждали. Я был настолько сосредоточен на демонах, что не заметил ничьего приближения, и только когда демоны переключились на нового противника, посмотрел на неожиданное подкрепление. Лига. Уже здесь! Они сразу ринулись на демонов, благоразумно определив, что сейчас астральные чудовища куда важнее кучки имперцев, а выяснить отношения между собой мы успеем после того, как разберемся с главной угрозой. Они не атаковали нас, а мы их — это временное соглашение заключилось быстро, молча и обоюдно. Высокий каниец — вероятно церковный жрец, судя по белому сиянию магии, — сразу взял в оборот двух монстров, которые яростно поперли на него, взбешенные лучами его посоха. Это позволило воинам с мечами зайти им за спины и успешно атаковать. Второй демон пал от спонтанной коалиции Лизы, Лба и еще одного лигийца, на котором я не слишком заострил внимание — мне было не до этого. С оставшимися лигийцами мы навалились на четвертого демона, которому не повезло больше остальных: ему прилетело одновременно и от мечей, и от моего амулета. И как только последний демон пал, их моментально стало двое, что вызвало у лигийцев закономерный шок. — Проклятье! Они не умирают!!! Теперь это были жуткие чудовища в два орочьих роста. К ним сложно было подобраться вплотную, а на магические атаки с расстояния они мало реагировали, хотя и отвлекались. Мы окружили их, заставляли кидаться в разные стороны, сбивали с толку. И в конце концов кому-то удалось рассечь одному из них бок, после чего довершить начатое стало проще. А когда мы с огромным трудом убили одного демона, второй уже был обречен. Но все поняли, что за этим последует. Демон стал одним целым. Гигантская туша, которая при своих габаритах еще и быстро двигалась! В его зубастой пасти мог свободно поместиться огр, и монстр хлопал ей, вызывая чуть ли не паническое чувство страха. Но он хотя бы был один, а нас много. Правда, пока мы прыгали вокруг него, стараясь просто подойти на расстояние удара, демон достал одного лигийца, просто переломив его пополам, как прутик, и еще троих ранил. Один из канийцев очень ловко подныривал под него, умудряясь не попадаться, и то и дело оставлял на его теле глубокие раны. Я интуитивно подстроился под его тактику, и когда он, пользуясь тем, что жрец слепил демону глаза, а остальные, как назойливые мухи, маячили перед взором, заходил с одной стороны, я пытался зайти с другой. Такая тактика дала свои плоды. Чудовище конвульсивно дергалось, кидалось на всех подряд, подставляясь под удары, и в конце концов рухнуло на пол. И тогда все тот же каниец ловко запрыгнул прямо на него и воткнул свой меч в голову демону по самую рукоять. Демон дернулся и затих. Только после этого я посмотрел на умелого мечника Лиги — здорового бородатого мужика в красивых доспехах, совсем не старого и пышущего здоровьем… Лигийцы не просто прорвались в Пирамиду. Они разыскали Воисвета Железного, вылеченного Нефером Уром, и даже воскресили его! Но наше вынужденное перемирие продлилось недолго. Спустя мгновение после того, как демон исчез — на этот раз окончательно, — мы, распаленные боем, уже смотрели друг на друга, крепко сжимая оружие. Битва еще не была окончена. Война продолжалась! А цель этой войны висела над нашими головами. Я отдавал себе отчет в том, что лигийцев больше, что Орел уже не боец, что Лоб и Лиза измотаны, что я тоже устал и все никак не мог отдышаться, а Воисвет Железный, пожалуй, один стоит нас четверых… Но просто так сдаваться мы не собирались. Умирать, так с гордо поднятой головой! Адреналин в крови дурманил, не позволяя испугаться смерти, даже если на этот раз она станет окончательной. И тут случилось что-то странное. Искра вдруг опустилась ниже, заливая нас светом и теплом. Мне показалось, будто что-то мягко коснулась меня — как ласковый, летний ветерок. Голос зазвучал одновременно отовсюду. — Подойди ближе, воин Света. Я знал, что ты придешь. Передо мной снова был призрак Тенсеса, которого я видел в Краю Вечной Ночи. Мне хотелось оглянуться и убедиться, что все видят и слышат то же самое, что и я, но взгляд будто приклеился к прозрачному лику. От волнения перехватывало дыхание, и я не мог даже пошевелиться. — Только что на твоих глазах демоны гибли и вновь возрождались. Их Искры еще слишком слабы, чтобы воскреснуть окончательно, лишь поэтому вам удалось одержать победу. Но все висело на волоске. — Искры? — выдавил я хрипло. — Разве у демонов есть Искры? — Теперь это уже неважно. Они не добились цели. — А какая у них была цель? — Им не нужна была моя смерть. Они хотели научиться использовать силу Света. Они хотели того же, чего хотят все. Бессмертия, Дара Воскрешения! И они почти добились своего… Я знал, что ты придешь. Но я вижу вопрос в твоих глазах. И ты не решаешься задать его… Спрашивай, я готов ответить. Я почему-то вспомнил, как Яскер сказал мне то же самое в здравнице Небесная. И он был очень удивлен тем, что я спросил его о джунах. Но сейчас мне хотелось задать правильный вопрос. Вряд ли у меня еще будет такая возможность. — Империя… Имперская Триединая Церковь считает, что источник магии Света — это не только вы. Что к этому причастны еще Скракан и Незеб. — Вот, что тебя интересует… У меня есть ответ, но вряд ли он устроит тебя. Погибнув в бою с демонами, я стал Искрой. Я увидел столб Света и не смог противиться его силе… Я помню свои мысли — вот он, конец, смерть! Теперь я узнаю окончательную истину. Но не узнал. На полпути к источнику Света другая сила подхватила меня и унесла в сторону. Это была сила Пирамиды Тэпа, которая захватила мою Искру. В итоге я оказался здесь. Но я не был одинок. Рядом со мной был кто-то… Я не знаю кто. Этот кто-то сказал, что дарит мне и миру новую силу — силу Света. Что источником этой силы станет Вера. Жители Сарнаута верят в меня и потому есть Свет. Сначала приток силы был слаб — немного было тех, кто сразу же принял новый дар. Но этой силы хватало на то, чтобы воскрешать павших. Чудо было зримо, количество верующих увеличивалось, сила Света крепла. Когда была принята доктрина Триединой Церкви, а Незеб и Скракан причислены к лику святых, мои силы удвоились. Понимаешь? Не только Лига стала верить в Свет, но и Империя! — И что это означает? — Свет — это не я. Не Скракан и не Незеб. Вы сами — Свет. Я — всего лишь проводник, символ. Незеб и Скракан — тоже. — Подождите! — воскликнул я, вдруг занервничав, будто истина уже коснулась моих ладоней, но стала просачиваться сквозь пальцы и исчезать. — Но… — Кем был тот, кто оказался рядом со мной здесь, в Пирамиде? Если я, Незеб и Скракан лишь проводники, то кто дал самый первый толчок? Кто подарил миру Дар Воскрешения? Призрак замолчал, и тишина продлилась так долго, что мне захотелось подойти и встряхнуть его за плечи. И только понимание, что это невозможно, останавливало меня. — Я не знаю, — печально произнес он. — Это все. Ты знаешь столько же, сколько и я. И ты должен молчать об этом. Вера — то, что нельзя понять и объяснить. Как только ты расскажешь всем остальным правду, люди начнут сомневаться. И поток Света иссякнет. Поэтому я поручаю тебе вернуться в Империю и рассказать то, что они хотят услышать. Скажи, что Скракан и Незеб — такие же святые, как я. Скажи, что источник Света в них, так же, как во мне. Пусть Империя верит в это. Тогда Свет не угаснет. Я почувствовал опустошение. Это совсем не то, что я хотел услышать… Уж лучше бы он сказал, что догмы Триединой Церкви Империи ошибочны, а лигийская Церковь Света несет истинную веру. По крайней мере я бы знал правду, какой бы горькой и обидной она ни была для меня, как для имперца. Но сейчас правда стала казаться совсем недосягаемой. Если даже сам Тенсес не знает, кто даровал миру бессмертие, есть ли хоть один шанс у меня когда-нибудь узнать об этом? Вряд ли… — Почему вы решили рассказать об этом мне? — Я оставляю тебе это тайное знание, потому что оно не должно исчезнуть бесследно вместе со мной. — Что вы имеете в виду? — Демоны не успокоятся, пока не подчинят себе силу Света, и есть только один способ помешать им: моя Искра должна угаснуть навсегда. Не волнуйся, Дар Света будет жить и без меня, но после моей смерти он не сможет стать их добычей. Я славно и долго жил. Я умудрился выжить даже после смерти и подарить это право всем остальным. Мне не о чем жалеть… Лишь одно тревожит меня. Вражда между Лигой и Империей! В этом наша слабость, в этом уязвимое место! Демоническая угроза не уничтожена, вы рано стали праздновать победу — враг затаился и готовится нанести новый удар. Ты должен донести это до всех! Война между Лигой и Империей должна закончиться! У всех нас есть общий враг — коварный и смертельно опасный! Это мой последний завет. Сейчас я исчезну. Я сделал все, что мог… Ответственность за будущее мира теперь лежит на тебе. Прощай. Уже на последних словах я не видел призрака — он растворился. А после того, как утих голос, свет тоже начал гаснуть. Я в полной прострации наблюдал, как Искра Тенсеса исчезает. И когда кислотно-зеленые лампы остались единственным источником освещения в этом большом зале, я все еще стоял и пялился в одну точку — туда, где только что был Великий Маг Тенсес, ушедший теперь уже навсегда. — Куда он делся? Где Искра? — в полном ужасе произнес кто-то из лигийцев. — Что происходит?! Я вспомнил, что нахожусь здесь не один, но по тому, как на меня пялились и свои, и чужие, понял, что задавал вслух вопросы, ответы на которое кроме меня больше не слышал никто. До меня стало доходить, что произошло, и я расхохотался, наверное окончательно убеждая всех в своем сумасшествии. Тенсес сказал, что война между Лигой и Империей должна прекратиться, но как минимум на Святой Земле в ней теперь и не было смысла. Не получилось у меня изменить ход истории. Искра не досталась никому! Но хотя бы Дар Воскрешения у нас остался. View full record