Реклама

Скоро Зима

Журналист
  • Публикации

    130
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    19

Все публикации пользователя Скоро Зима

  1. 1. Я бы очень рекомендовал следить за речью. Мы принимаем любые отзывы, даже негативные, но изложены они должны быть в цензурной форме. 2. Не Allods Team принимают решение о закрытии проектов. Уверен, их эта новость огорчила намного сильнее, чем вас. 3. Это статья - обзор на похожие игры, а не изобличение заговоров. Если вы хотите рассказать о чем-то подобном, с нетерпением будем ждать вашей статьи на эту тему.
  2. Наследие Богов Как всегда после первого тура МД, большинство игроков уходит в слак вплоть до патча. Сезон 8.0 не стал исключением – как и в прошлых сезонах, активность в этот момент нулевая. Единственными запоминающимися моментами в это время была атакующая ставка гильдии Массаракш на гильдию Евил, которая закончилась уверенной защитой гильдии Евил, но в это же время гильдия проиграла атакующую ставку на гильдию Предтечи. Потому что, как потом стало известно, для гильдии Евил оказалось сюрпризом, что гильдия Предтечи придет защищаться, собрав так называемый «глинный» состав (а именно: побольше танков и хилов, а также три барда, что и позволило им остановить захватчиков на первой точке). На следующей неделе гильдия Евил уверенно зафармила Предтечей. Также запомнился приход на доминион 22 октября гильдии смерш в полностью «глинном» составе. Увы, противостоять такому сетапу остальные гильдии не смогли. Сильно не хватает урона, чтобы продавить. Последнее же воскресенье в этом месяце показало полную апатию к доминиону, большинство топовых патек вышли в облегченном составе или вовсе пошли на ОД. Скандалами этот месяц также не богат. От гильдии Предтечи откололись несколько конст и перешли в другие гильдии. По словам ушедших, причиной стал долгоиграющий конфликт внутри гильдии и (привожу прямую цитату): «Одна ПМСная девушка!», впрочем, это не столь удивительно – такие переходы в конце сезона уже стали обыденностью. Вторым событием, достойным внимания, стало то, что, в общем-то, в текущих реалиях уже и не особо удивительно. А именно – пересадки. А точнее, как пересаженные люди не особо и скрываются и сами себя выдают, подводя под монастырь владельцев кукол. Чего стоят только высказывания в мир-чат на турнирном сервере, и то, что персонажи, за которых играли скромные девушки, внезапно стали дерзкими парнями, по говору очень напоминающими выдающихся деятелей с Нитки. Также неплохо сами себя компрометируют некими высказываниями и видео, которые они публикуют на оф. форуме в теме про МД. Я понимаю, что пересадки сейчас есть на каждом шагу, но зачем так «палиться»? Неужели победы так кружат голову операторам? Ну и последним событием стала новость о восстановлении гильдии Экспансия. Да-да, той самой, где ГМ сначала долгое время сидел в слаке и не хотел отдавать ГМство перед объединением серверов, а когда члены гильдии обратились в саппорт за помощью, он ночью, пока никого не было, зашел и перекинул ГМство на свое воплощение. В общем, та еще история, которая совершенно внезапно получила продолжение и открыла некоторые подробности тех событий. На данный момент Экспансию бывший ГМ Эпик отдал игроку Спрану – бывшему игроку гильдии. Он очень давно играл, но уходил из игры и длительное время не имел к гильдии никакого отношения. И сейчас уже Спран пытается вернуть всех, кто в свое время ушел из гильдии. Возможно, это и хороший вариант для тех, кто слакает, но в текущих реалиях возрождать гильдию с неясными пвп-перспективами? Ну, такое вот удовольствие... Стоит также упомянуть абсурдность ситуации, когда Эпик не отдавал своим же соги ГМство, а сейчас как ни в чем не бывало отдает его человеку, который долго не играл, и они начинают воскрешать гильдию. На данный момент, насколько мне известно, набрали игроков, которые к пвп в целом относятся прохладно. Как выразился один человек – они просто сейчас забивают места, создают «кипиш» и иллюзию действий. Вопл Эпика остался в гильдии в статусе офицера, и ему из казны выплатили 8.000.000 золота, вроде как долг за ТС. Хотя голосовым каналом все это время занимался и оплачивал его другой игрок. Вот такие вот события происходят на сервере Наследие Богов. И напоминаю, что большинство из описанного передано через не одни руки, и за полную достоверность ручаться не могу! Ожившие Легенды Вот вам очередной график взлетов и падений за октябрь, как пишут на форуме картинок для умственно отсталых, ха-ха, в этот раз она действительно не задалась, поэтому скажу на словах. В конце сезона традиционно лидируют 4 гильдии: Ультиматум, СВОИ, Инквизиторы и Камелот. Тут вообще-то нечему удивляться, ведь в этих гильдиях много игроков и довольно сильный офицерский состав. Остальная золотая десятка показывала определенные успехи, но в целом оставалась в своем диапазоне. Призрачный Первый легион, будучи разграблен в начале октября своим давним противником по Вечному зову, гильдией Камелот, видимо не выдержал позора и улетел в самый тартар и сейчас обретается рядом с Призрачным легионом, видимо, передает эстафету на новый сезон. А я писал, помнится, что ПЛ – это явление сезонное. Неожиданным сюрпризом стало укрепление гильдии GoldLegion, которая ввиду отсутствия претендентов частенько стала попадать в 5 лидеров, да и как такому не быть – ведь она подъела вагон маленьких гильдий. Чего только стоил переход всего личного состава Фениксов, которых давно сманивали к себе Alt+F4. Со слов бывшего лидера Фениксов, а ныне офицера Голдов, ему просто надоело искать замены на Домик и ходить в одну патьку, что же – пожелаем им удачи! Что же стало причиной такой неудержимой экспансии и сбора гильдий – провидение, глас божий, который сказал собрать всех на ковчеге пред бурей обновления 9.0? Нет, нет, нет! К этому приложил руку бывший лидер гильдии Чемпион-Дворянство и просто хороший человек из Империи Кенсмен. Кинув клич по старым друзьям, он стал приглашать в Голды, собрал неплохой костяк, но, видимо, что-то не поделил с лидером гильдии Гномом и решил создать свою самую лучшую гильдию Бусидо, пока, правда, не взлетело, но это дело времени, ведь, как известно, Кенс и мертвого уговорит, пожелаем ему удачи! СВОИ не в топе, МИР уже неделю слоняется без гильдии, а на прошедший домик бывшие члены БСЛ решили вообще не собираться, а полностью отдаться ПТС. В любом случае гильдию рано хоронить, это просто отпуск, так что пожелаем ребятам хорошо отдохнуть! Бричмула все же выгнали из Инков. Видимо, Кронмарк позавидовал популярности канала и решил понавставлять палок в колеса. Как развивался конфликт, Бричу запретили снимать домики с особо секретными тактиками Инков, но он ослушался дружеского совета Кронмарка и продолжал снимать, после чего был выгнан со словами: Пусть твои дети вырастят блоггерами и журналистами «Вестника Сарнаута»! Но Брич не растерялся и пошёл в уютный Ренессанс. Ребят, а сейчас самая вкусная новость, всеми любимый модератор ДКУ покинул свой бессменный пост, я прям вижу, как на ваших суровых лицах катится соленая слеза! Но не стоит отчаиваться, вы всегда можете испытать его любовь в официальном сообществе, получив от него старый добрый бан или предупреждение, ахой пираты, не все потеряно! Вступаем в сообщество и выражаем ему слова любви! А Дку я желаю успехов на новом поприще! Просмотреть полную запись
  3. Начало последнего вашего сообщения противоречит тому, что вы писали ранее. Спасибо, и вам удачи в восстановлении гильдии.
  4. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Иллюстрация к рассказу Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20. Предсказание Имхотена Лигийский корабль я видел не в первый раз — однажды мне уже довелось побывать на подобном, когда я гнался за канийским витязем, похитившим телепортатор. Тогда у меня не было времени все рассмотреть, зато сейчас я отметил, как сильно «Рука Тенсеса» отличается от привычных имперских судов. Первое, что меня поразило, — лигийский корабль был почти полностью из дерева! Трудно было даже представить, сколько лесов уходит на постройку их флота. В Империи древесина — материал не из дешевых, но в Лиге, видимо, дело обстоит несколько иначе. Вторым удивительным открытием стало то, что вместо сравнительно небольших лопастей над кораблем раздувались настоящие паруса, вызвавшие во мне противоречивые чувства. Хоть это и было еще одним доказательством отсталости лигийской науки, я не мог не отметить, что в том, как от порывов астрального ветра синхронно вздымаются гигантские полотна, есть что-то необычайно притягательное. Прямые, вытянутые имперские корабли, с изящными лопастями на корме, вызывали ассоциации со стрелой. Лигийский корабль с округлыми бортами и высоко поднятыми парусами казался мне похожим на шарик. Но он был все-таки красив, как я ни пытался убедить себя в обратном. — Это какое-то сумасшествие! Надо дождаться помощи и захватить лигийцев без потерь с нашей стороны… — На корабле адмирал, голова которого напичкана важными сведениями. Мы должны схватить его раньше, чем он заберет их с собой в астрал, — сказал я. — Надеюсь, эти сведения того стоят… Посмотри, сколько убитых! — Матрена полным отчаяния взглядом окинула берег возле корабля, где бездыханные тела имперских солдат лежали вперемешку с лигийскими. Имперцев, правда, было больше. — Их оживят. Жрецы Триеди… — слова застряли в горле, когда я увидел орка с отрубленной головой. Ему уже не поможет Триединая Церковь, надежды на воскрешение больше нет. Мне нужно было со всеми остальными продвигаться к кораблю, но я, не в силах оторваться от убитого, сделал шаг к нему и присел на корточки. Неужели он показался десантникам Лиги таким опасным противником, что они отрезали ему голову? Я протянул руку к солдатскому жетону, валяющемуся рядом с телом. На нем было выгравировано имя — Вихрь Степных. — Это же потомок Легендарного Орка! — вырвалось у меня. Бедняга, так и не успел добраться до Незебграда — его бросили в котел войны, где он и сгинул навсегда. Наши солдаты к тому времени сумели прорваться на корабль, и там завязался бой. Когда я ступил на деревянную палубу, в моей памяти ожил «Непобедимый» и все те, кто так и не долетел на нем до Незебграда. В тот раз мне не пришлось спускаться вниз, и я не видел лигийский корабль изнутри. Но сейчас, быстро промчавшись мимо сражающихся, я в несколько прыжков преодолел деревянную лестницу с красивыми, резными перилами. Здесь тоже было шумно — штурмовики, спустившиеся раньше меня, начали выламывать все двери, но натолкнулись на серьезное сопротивление и уже пятились назад, теснимые лигийскими диверсантами. Я нырнул в боковой коридор и, толком не имея представления, куда идти, просто побежал вперед. За мной кто-то кинулся следом, заставив меня резко обернуться и отпрянуть в сторону, но это были свои. — Надо найти капитанский мостик! — крикнул хадаганец из Синих и тут же упал замертво — его пронзила стрела. Из комнаты за высокими красивыми дверями — конечно же, из дерева — высыпалась группа лигийцев, и хотя я твердо вознамерился не ввязываться лишний раз в бой, а целенаправленно искать вражеского командира, мне пришлось обороняться. Нас оказалось немного больше, но мы уступали мастерству опытных лигийских вояк. Сначала я, активно орудуя мечом, не обратил внимания на высокого канийцах в сияющих, как золото, доспехах со знаками отличия. А вот он, похоже, сразу заметил меня. Сделав несколько шагов назад, он вернулся в комнату, из которой вышел со своими сподвижниками, и оттуда в упор смотрел на меня. Поймав мой взгляд, каниец качнул головой, как будто приглашая войти вслед за ним. Это было похоже на вызов. И я его принял. Проскользнув мимо сражающихся, я забежал в комнату и захлопнул дверь. Шум боя сразу стих. — Адмирал, — утвердительно произнес я. — Мне знаком этот меч. Далеко не каждый его достоин, — ответил он и что-то мне кинул. Я рефлекторно протянул руку и поймал ключ, тут же мысленно отругав себя за глупость, ведь Галсов мог кинуть в меня что угодно! Но ничего в моей руке не взорвалось, и на коже не появились ожоги от яда. Это был просто тяжелый дверной ключ с витиеватым рисунком на головке и стержне. Я молча повернулся к двери и закрыл ее на замок. Буквально через секунду на нее с той стороны обрушился град ударов, но открывать я и не подумал. Это могли быть как свои, так и чужие, да и честный бой один на один казался мне куда более справедливым. Меч канийца тоже выглядел впечатляюще, и его красота полностью соответствовала мастерству владельца. Галсов был самым искусным мечником из всех, что я видел. Он не делал опрометчивых выпадов, не тратил энергию на лишние движения, замечал все мои уловки и парировал атаки, плавно переходя в наступление. Мне еще ни разу не приходилось вести бой мечом так долго, все мои предыдущие соперники умирали гораздо быстрее. Но самое удивительное, что я не чувствовал никакого переутомления от тяжелого оружия, которое нельзя было опустить ни на секунду. Наоборот, я ощутил небывалую взаимосвязь с ним, будто меч стал продолжением меня самого. Я контролировал его движения так, как если бы родился с мечом в руках и больше не выпускал никогда. От рукояти в ладони лилась энергия и с каждой секундой во мне только прибавлялась уверенность в своих силах. В дверь из коридора уже не просто ломились, судя по звукам, ее организовано пытались вынести тараном, но та пока держалась. Я ждал, что она сломается или слетит с петель в любой момент и старался отойти подальше, но Галсов, похоже, считал ее достаточно крепкой и не обращал на нее внимания. Поэтому, когда створки с грохотом распахнулись в языках пламени и внутрь ворвался черный дым, я был к этому готов. Галсова взрыв не задел, и он не моргнул и глазом, но доли секунды его замешательства мне хватило, чтобы нанести смертельный удар. Первым я увидел Грамотина, выглядевшего весьма устрашающе с сияющим жезлом, в центре прогремевшего взрыва, и только тогда опустил меч. Свои. — Галсов! Это же Галсов! Скорее, контейнер сюда!!! — заверещал кто-то из коридора, когда Миша шагнул ко мне. — Живой, — констатировал он. — Ты удивлен, да? — ухмыльнулся я. — Как там наверху? — Бой еще идет, но сопротивляться уже практически некому. Подкрепление прибыло — восемь наших кораблей здесь… — Быстрее! — забежавший внутрь Зэм нес на вытянутых руках металлический ящик со светящимися зелеными иероглифами. — Руби ему голову, пока клетки мозга еще живы! Я перевел взгляд на убитого адмирала, стараясь загнать поглубже зашевелившийся внутри меня протест. Это был достойный противник, но на войне как на войне. Голова Галсова как раз умещалась в ящике Зэм, как будто с нее снимали мерки. Я убеждал себя, что адмирала не смогут оживить, а только лишь извлекут какую-то важную информацию… — Вот теперь мозг в сохранности. Но у контейнера маленький заряд, поэтому надо спешить! — Зэм вручил мне тяжелый ящик и, глядя на мое недоуменное лицо, рявкнул: — Телепортатор! У тебя есть персональный телепортатор, сейчас же в Незебград к Негус Хекет! Я посмотрел на Грамотина, но тот лишь пожал плечами. Пользоваться телепортатором было страшновато, хоть я и перемещался с его помощью уже дважды. Напрягая память в попытке представить конечную цель, я сжал в ладони сразу нагревшийся прибор, окутавший меня голубоватой сферой и перенесший на телепортационную площадку Ока Мира. В большом зале, где я оказался, шелестело множество разговоров и вещало радио, но после шума боя мне казалось, что здесь стоит оглушительная тишина. Перемазанный грязью и кровью, в разодранной и подпаленной форме, с дикими глазами, я разительно отличался от всех присутствующих. Очутившись вдруг в чистоте и спокойствии, трудно было даже поверить, что только что, совсем недалеко отсюда, шла ожесточенная битва с Лигой. — Надеюсь, это у тебя не бомба, приятель, — хадаганец в форме Ястреба Яскера подозрительно косился на ящик в моих руках. — Мне надо к Негус Хекет – и быстро! — Она, вероятно, у себя. Показать дорогу? — Я знаю. Промчавшись по нескольким коридорам и лестницам, распугивая встречных и ловя на себе возмущенные взгляды, я едва не сбил с ног Главу Совета Ученых Советов. — Мне уже сообщили о вашем прибытии. Давайте ее скорее сюда! Негус Хекет, с горящими, как два зеленых семафора, глазами, буквально выдернула у меня из рук контейнер с головой лигийского адмирала и, развив необычайную скорость, унеслась в неизвестном направлении, не сказав более ни слова. Я остался стоять один в пустом, похожем на гробницу Зэм, коридоре. Возвращаться на Дозорный остров? Но туда уже прибыло подкрепление и, наверное, всех солдат из ИВО уже отправляют назад. В легкой растерянности я поплелся обратно к телепорту, все еще соображая, что мне делать дальше. Когда я уже шагнул на телепортационную площадку, меня схватил за руку незнакомый Зэм. — Глава Совета Ученых Советов Негус Хекет убедительно просит вас пока не покидать Око Мира, товарищ Санников. — Я не подчиняюсь Главе Совета Ученых Советов, — ответил я. — Все вопросы с вашим командованием будут улажены. Вы получите соответствующее распоряжение в ближайшее время. Формулировка «ближайшее время» была довольно размытой и могла включать в себя от нескольких часов до нескольких дней, но Зэм, больше ничего не добавив и так и не представившись, уже растворился в толпе. Я решил, что задержусь здесь на один час, и если не получу никакой информации от Хранителей, вернусь в ИВО. Хотя мой внешний вид не очень подходил для прогулок по Оку Мира, я не стал тратить появившееся время, отсиживаясь в темном углу. Больше всего на свете мне не хотелось быть вестником плохих новостей, но чувство долга заставило отправиться на поиски Верховного Шамана орков. Дорога до его обиталища была запутанной, но мне удалось не заблудиться и дойти с первого раза. С моего предыдущего визита мало что изменилось: все так же горел костер и удушающе пахло различными травами. Сам Коловрат прятался за клубами белого дыма, но о моем приходе, видимо, уже знал, потому что, едва я шагнул в большой круглый зал, как с другого его конца донесся низкий, хриплый голос: — Что-то вид у тебя невеселый. Да и знамение мне вчера было дурное. Говори, не тяни кота за хвост! Я молча подошел к шаману и протянул ему запятнанный в крови армейский медальон. Коловрат быстро глянул на надпись и, прикрыв глаза, сжал его в кулаке. — Когда? — Только что. На ИВО напала Лига… Вихрь был убит последней смертью. Я ожидал любой реакции Верховного Шамана, но он, помолчав немного, лишь кивнул. — Павшим героям — вечная память. Вихрь мертв, это печально, но мы не опустим руки. У Легендарного Орка должны быть еще потомки. Повезло один раз, повезет еще! А Вихрю — светлая память. С этими словами он сунул мне под нос огромную, похожую на ведро, кружку с чем-то дымящимся. От едкого запаха у меня заслезились глаза, но отказывать Верховному Шаману я не стал, и мы не чокаясь выпили за упокой Искры Вихря Степных. Внутренности обожгло неизвестным напитком, но через секунду по телу разлилось тепло, и скованные напряжением мышцы расслабились. Прапорщик Хранителей разыскал меня, когда я уже допивал шаманское пойло. К моему удивлению, в голове, несмотря на выпитое, было ясно, и тело не шатало из стороны в сторону. Наоборот, я чувствовал прилив сил. Хранитель передал мне письменное распоряжение от самого Штурма Бешеных, в соответствии с которым я должен оставаться в Оке Мира в ожидании дальнейших указаний. И судя по тому, что мне выделили персональную комнату с отдельным душем, ждать этих указаний придется долго. Этим же вечером мне доставили новенькую, с иголочки, форму, и долгожданные офицерские погоны. Покидать Око Мира было запрещено, зато передвигаться внутри здания я мог совершенно свободно, чем и собирался воспользоваться на полную катушку. Было невероятно приятно козырять своим новым званием, видеть, как мне отдают честь Ястребы Яскера и другие Хранители, и салютовать им в ответ. Само Око потрясало размерами и убранством. Здесь было множество мастерских — оружейников, портных, кожевников, ювелиров; магазинов, где хитро улыбающиеся гоблины пытались продавать товар по заоблачным ценам; столовых и кафе с обширными меню, от которых текли слюнки; библиотек, заполненных таким количеством книг, что и не счесть; парикмахерских, в одной из которых я не преминул подстричься и сбрить изрядно отросшую щетину; лабораторий, куда меня, конечно, не пустили; и еще бесчисленное количество каких-то коридоров, лестниц, комнат, заведений, до которых я так и не дошел. Зато я умудрился забрести в ЗАГС, где похожая на ангела девушка Валерия, едва узнав, что я просто заблудился и нет у меня никакой невесты, с таким призывом стала мне строить глазки, что я решил от греха подальше не подниматься больше на этот этаж. Местные посоветовали посетить аукцион, где можно завести полезные знакомства и разжиться интересными и редкими вещами, но там было так шумно и сутолочно, что я быстро ретировался. А вот наведаться в банк, в котором мне, как начинающему защитнику Родины, полагался хоть и маленький, но лестный одним только своим существованием, счет, было приятно. И все-таки, несмотря на множество интересных мест и занятий, я все время возвращался мыслями на Дозорный остров. Наверняка я знал, что все хорошо только с Мишей, которого видел прежде, чем телепортироваться с лигийского корабля, и с Кузьмой, оставшимся на учебном полигоне ждать лекарей. Что со Лбом, Матреной и Лизой, мне было неизвестно. Время шло, но ни в этот день, ни на следующий со мной так никто и не вышел на связь, и я по-прежнему был предоставлен сам себе. В газетах лишь один раз появилась маленькая, скомканная заметка об инциденте, которая не давала практически никакой информации читающим. Когда на третий день, измаявшись от безвестности, я уже твердо решил отправиться прямиком к Командору Хранителей, за мной явился посыльный от Негус Хекет. Идти в неприятное крыло Зэм не очень хотелось, но выбирать не приходилось. Глава Советов Ученых Советов ждала меня в своем кабинете, где на большом столе, сплошь заставленном каким-то хитрыми светящимися приборами, находился ящик, похожий на тот, в котором я доставил в Око Мира голову лигийского адмирала. — Доброе утро, лейтенант. Поздравляю с новым званием. Я молча отсалютовал, стараясь не смотреть на контейнер. — Вы знаете, лейтенант, в руководстве за вас развернулась небольшая борьба… И я победила. — Простите, я вас не понимаю. — Распределение выпускников ИВО закончено и вы, вместе со своим отрядом, временно поступаете в мое распоряжение, — пояснила Зэм. — Вот соответствующий приказ. Пробежав глазами протянутый листок, я поднял голову и мой взгляд снова уперся в контейнер. — Это голова адмирала? — не сдержался я. — Верно. Наш сотрудник доставит ее в НИИ МАНАНАЗЭМ для дальнейшего изучения. Вы будете его сопровождать. И далее… выполнять все поручения руководства института. Из кабинета Негус Хекет я вышел с твердой уверенностью, что худшего распределения и быть не могло. Лучше бы меня отправили прямо на передовую! Была и приятная новость, в столовой, недалеко от места, где я поселился, меня ждали мои друзья. Кузьма, Миша, Лоб, Матрена и Лиза – живые и здоровые, в форме выпускников ИВО – сидели за столиком, оживленно разговаривая. Зато вокруг них находилась как будто зона отчуждения: эльфийка в военной имперской форме парализовала работу заведения. Она, спокойно расправив крылья, ничуть не смущалась десятков прикованных к себе взглядов. — Как же я рад, что вы все живы! — с нескрываемым облегчением выдохнул я. — А уж мы то как рады, начальник, — улыбнулся Орел, пожимая мне руку. — Только вчера были призывниками, а теперь вот сидим в Оке Мира… Какое же оно здоровое! Я попросил в подробностях рассказать обо всем, что случилось после того, как я телепортировался с лигийского корабля. — Рассказывать особо нечего, подкрепление уже прибыло, и нас сразу отправили назад в казармы, — сказал Михаил. — Есть несколько безвозвратно погибших, как со стороны Красных, так и Синих, поэтому все празднования по случаю выпуска были отменены, и церемония распределения прошла без торжественной части. Зато погляди на это… Он вынул из кармана знакомый мне телепортатор, или «камень путешественника», как называли его Зэм. Точно такой же я носил с собой с самого прибытия в Незебград. Когда-то он спас мне жизнь. — Прибор уже поступил в массовое производство, и теперь им в обязательном порядке снабжают всех военных! — Неплохо… — А еще, Ник, смотри, что у меня есть! — похвасталась Лиза, демонстрируя мне жезл замысловатой формы. — Я, правда, не имею права пользоваться им на гражданской территории, даже для самозащиты… — Не понятно, кстати, почему, — проворчал Михаил, убирая телепортатор. — Лизе дали гражданство, — пояснила Матрена. — Но ее права все равно очень ограничены. Она обязана каждый день отмечаться в территориальном отделении Комитета, не может без разрешения перемещаться по имперским аллодам… — Это неважно! Главное, что у меня наконец-то снова есть хорошее оружие, — сказала Лиза, любовно глядя на свой жезл. — А что толку, если им отлупить никого нельзя? — крякнул Лоб. — Уверен, там, куда нас направят, можно будет, — весело ответил Кузьма. — Не думаю, — покачал головой я. — Нас определили в НИИ МАНАНАЗЭМ. Я не знаю, как это расшифровывается, но вряд ли это место боевых действий. — Научно-исследовательский институт Магии и Наследства Народа Зэм, — сказал Миша. — Не подумайте, что я расстроен этим фактом, но… почему туда? Ответа на этот вопрос у меня не было. Через два часа мы стояли на площадке телепорта вместе со специальным агентом Комитета по имени Давид Прошин, прижимающим к себе контейнер, как родное дитя. — Адриан Галсов явно переоценил свои силы, когда направил свой корабль к Игшу, — ворчал он безостановочно. — Так этой Лиге и надо! Нечего на нашу землю десанты высаживать. Агрессоры! Надеюсь, голова адмирала не пострадает при перевозке… Мы отправляемся или нет? — Да-да… одну секунду… прошу прощения… раз уж вы в НИИ… — Хранитель портала — восставший Зэм — порывшись в карманах, вынул запечатанный конверт и смущенно протянул мне. — Вы не могли бы оказать мне услугу? Дело в том, что мне надо доставить важные документы в НИИ МАНАНАЗЭМ. Важные… для меня лично, и я хотел бы передать их из рук в руки директору Негусу Тоту. Я подумал, что это несколько странно — передавать важные документы с первыми встречными, но просьба была не обременительной, и я, пожав плечами, взял письмо. — Институт Магии и Наследства Народа Зэм… Миша, это ведь не склеп? — успел произнести я, прежде чем нас окутала голубоватая сфера телепорта. — Э-э-э… как тебе сказать… — откликнулся Грамотин, когда мы уже перенеслись. Я вдруг осознал, что крепко зажмурился при телепортации, и когда открыл глаза, мои самые худшие ожидания оправдались. — Это пирамида, — констатировала Матрена. Только после того, как она это произнесла, я понял, что невероятное строение передо мной действительно имеет форму пирамиды. Это было сооружение, занимающее всю площадь аллода, кроме маленького кусочка земли перед входом. Его темные, каменные стены симметрично украшали иероглифы и рисунки правильной геометрической формы, между которыми пульсировало ядовито-зеленое освещение. Спустя время, когда мне наконец удалось оторвать ошарашенный взгляд от здания НИИ, я заметил, что вокруг нас парят на разной высоте еще несколько островов меньших размеров. — Какова, а? Я про Пирамиду. Величественное зрелище! — произнес местный хранитель портала, заметив нашу реакцию. — Институт располагается на всем архипелаге? — спросил Миша. — Да, — кивнул Зэм. — Там после Катаклизма тоже сохранились некоторые сооружения, пригодные для использования. — После Катаклизма? — переспросил я. — То есть это не имперская постройка? — Нет, конечно. Это же Пирамида Тэпа, ей почти три тысячи лет. Тогда Сарнаут еще был целой планетой, а не разбросанными по астралу клочками земли… Я смутно себе представлял, что значит «целая планета». Из школьной программы вспоминалось что-то про шар… Мне же Сарнаут виделся просто одним большим аллодом, который Катаклизм расколол на куски. — Именно такие Пирамиды Тэпа стали причиной нашей смерти, и они же даровали нам новую жизнь. Гримасы судьбы! — продолжил хранитель. Похоже, он мог часами восхищаться творением безумного мага прошлого, и мне пришлось прервать его излияния: — Извините, мы спешим. — Тогда прослушайте официальную информацию. На территории НИИ введен карантин, во многие части Пирамиды доступ закрыт. — Какова причина? — быстро произнес агент Комитета, помахав красным удостоверением. — Не уверен, что могу ее назвать. Отправляйтесь к начальству, там лучше меня знают, что вам можно рассказать, а что нет. Внутри институт был таким же, как и снаружи, и действовал на меня угнетающе. Вдоль длинных коридоров с холодным зеленым освещением тянулись какие-то провода, трубы, непонятного назначения механизмы. Пирамида тихо гудела, будто была живой, и от этого гула у меня шел мороз по коже. Людей нам попадалось очень мало, в основном лишь восставшие Зэм, углубленные в свои научные размышления. До кабинета директора НИИ Негуса Тота пришлось подниматься на лифте. Никаких приемных с секретаршами здесь не оказалось, а сам кабинет больше походил на лабораторию, сплошь заставленную хитроумными приборами. — Да-да, говорите. Только очень быстро, у нас тут столько дел, столько дел! Голова кругом! — произнес Негус Тот без всякого приветствия и даже не обернувшись, когда мы вошли. Прошин коротко рассказал о цели визита и представил нас. Зэм, оставив наконец свой смахивающий на микроскоп прибор, подошел ближе, выхватил из рук комитетчика контейнер и сразу открыл. — Превосходно, голова в идеальном состоянии! Мозг не поврежден, нам остается только извлечь из него информацию. — Эта голова может оказаться важнее десяти выигранных сражений. Комитет не забудет этой услуги. Слава Империи! — откликнулся Прошин. Они кивнули друг другу, после чего Прошин молча пожал мне руку и вышел из кабинета. Мы вшестером остались наедине с директором НИИ. — Я рад приветствовать вас в НИИ МАНАНАЗЭМ. Хранители здесь нечастые гости. — Институту грозит какая-то опасность? — спросил я. — Трудно сказать. Ваше нахождение здесь связано с деятельностью… весьма бурной деятельностью заведующего отделом ЧП Номарха Имхотена. — Что такое ЧП? — Чудовищные Предзнаменования! Нам пока трудно оценить степень опасности… но отряд Хранителей точно будет не лишним. Сейчас в НИИ введено чрезвычайное положение, связанное с включением Пирамиды. В принципе, поводов для беспокойства нет, ситуация под контролем. Да, долгие годы Пирамида считалась мертвой, как и сама память о Тэпе. Но что есть смерть? Разве не сон? Вот Пирамида и проснулась. Но у Номарха Имхотена есть свое мнение на этот счет. Поговорите с ним. — А что значит «проснулась»? — Хорошо, что вы задаете вопросы. Главное, чтобы у меня были ответы. Мы здесь, собственно, тем и заняты — даем ответы на вопросы. Иногда правильные, — Негус Тот подошел к заваленному бумагами столу и уселся за него, указав нам рукой на свободные стулья. — Пожалуйста, присаживайтесь. Вы знаете, что из себя представляют Искры? — В общих чертах, — ответил я. — Искры — это сущность человека, орка, зверя — неважно — которая является основой жизни. Природа их пока мало изучена. Известно, что именно Искры должны были стать для Тэпа основой его бессмертия, и эта его Пирамида — одно из хранилищ Искр моего народа. Здесь содержится огромный запас накопленных Тэпом Искр. Потихонечку их изучали, иногда выпускали на свободу, хотя пока нет способа точно определить, какой Искре какое тело соответствует, и не было гарантии, что отпущенные Искры найдут свое прежнее тело. И вот теперь множество Искр оказалось выпущено на свободу. Они роятся по всему архипелагу, а ведь это души людей племени Зэм! Сейчас наши сотрудники заняты возвращением Искр обратно в хранилище до того момента, когда будет решена проблема нахождения их тел. Столько лет прошло, создатель Пирамиды давно канул в небытие… Неудивительно, что она, очнувшись, ведет себя не совсем так, как следовало ожидать: не аккумулирует Искры, а наоборот — извергает их из себя. Все отделы усиленно работают над анализом причин и поиском выхода из ситуации. — Искры способны причинять какой-то вред? — Нет. Но нам важна каждая, каждая Искра! Ведь не так много Восставших осталось на аллодах. Проблема еще в том, что многие тела не сохранились… колесо истории хорошенько по ним прошлось: от иных и горстки тлена не наберется. Их Искры никогда не возродятся. Они кружат тут, алчут своего тела. А его нет… Поэтому все, у кого свободны руки, сейчас отлавливают Искры. — Каким образом? — заинтересовался Грамотин, поправив очки и подавшись вперед. Я был уверен, что он получает колоссальное удовольствие от нахождения здесь. — Вот это — уникальная разработка нашего НИИ: посох-искросос. Он как раз предназначен для решения этой ситуации. — С его помощью можно собирать бесхозные Искры? — Миша взял в руки замысловатый прибор и начал осматривать его со всех сторон. — Именно. Искросос питается энергией Пирамиды и, к сожалению, работает только рядом с ней, иначе… только представьте: можно было бы отлавливать вражеские Искры, и Лига пала бы в течение считанных месяцев! Мечты-мечты… — То есть Пирамида начала выпускать на волю хранящиеся в ней Искры? Это вы подразумеваете под ее «включением»? — решил уточнить я. — Не только. Пробудились некоторые из древних артефактов Тэпа, ранее спавших мертвым сном, — например, телепортаторы. Мы уже знаем, как ими пользоваться, вот только одна беда: порталы включились, но как-то странно… Они отправляют туда, куда им самим заблагорассудится. Вот еще одна загадка Пирамиды. И мы работаем над ее решением. Но вы не волнуйтесь, здесь есть еще Джунские порталы. С их помощью можно перемещаться даже через прибрежный астрал. Всех Хранителей, насколько мне известно, уже снабдили камнем путешественника. Наша разработка! — не упустил случая похвастать Негус Тот. Я не стал говорить ему, что был первым человеком, испытавшим такой метод перемещения между ближайшими аллодами. — У нас тут даже есть несколько этих Джунских руин. Специально их сюда привезли, опыты на них ставили. Работают. Удобно! Так что теперь пользуемся достижениями вымершей цивилизации и современной науки! Я сам иногда путешествую туда-сюда, туда-сюда. Помогает сосредоточиться! Рекомендую! — Где нам найти заведующего отделом ЧП Номарха… э-э-э… — Имхотена. Чудовищные Предзнаменования находятся там же, где отдел Жизни После Смерти, на соседнем острове. Но сначала вам нужно устроиться. Мой лаборант проводит вас. Лаборант — конечно же, Зэм — вырос за спиной Негуса Тота в мгновенье ока. Я поднялся на ноги. — И вот еще что… Хранитель портала в Незебграде просил передать вам это. — А-а, еще одно письмо! С тех пор как эта Пирамида заработала, все мои соплеменники просто с ума сошли! Каждый надеется, что Искра именно его жены, мужа, сестры, матери, злейшего врага освободилась и скоро отыщет свое тело… Увы, пока мы мало можем влиять на этот процесс. Попрощавшись с директором НИИ, мы отправились длинными витиеватыми коридорами за лаборантом. — Что это у вас в руках? — спросила его Матрена, ткнув пальцем в небольшой полупрозрачный контейнер, в котором барахталось что-то до ужаса напоминающее… — Это пауки… Мумифицированные. — Зачем? — спросила Лиза, сморщившись от отвращения и отодвинувшись от лаборанта подальше. — В НИИ сейчас неспокойно и тяжелей всего приходится отделу Жизни После Смерти. Они загружены больше всех, а тут еще и нашествие крыс. Этих пауков мы сами развели когда-то, потому что крысы и пауки — исконные враги и на территорию друг друга обычно не суются. Однако привезли трупы, и крысы как с цепи сорвались, так что паучки в ужасе жмутся по углам. Приходится самим раскладывать мумии пауков в склепах у саркофагов. Крысы своим умишком с горошек думают, что вдовы захватили эту территорию, и разбегаются. Одно хорошо — не приходится проводить мумификацию по старинным рецептам: ну там, вымачивать тело в соде семьдесят дней, мозг крючком вынимать через ноздри… Слегка побледневшие Матрена и Лиза не решились расспрашивать дальше, и оставшийся путь мы преодолели в молчании. — Ну вот мы и на месте. Это общежитие для гостей и сотрудников НИИ. Вам сюда, а вам чуть дальше по коридору… Я даже не сомневался, что жить придется в точно такой же обстановке, какая царила, похоже, во всем институте, — жутковатые барельефы на темных, каменных стенах и этот раздражающий зеленый свет… — Надеюсь, он хотя бы выключается, — прокомментировал Орел, скептически осмотрев довольно большую и неуютную комнату. — Не уверен, что смогу уснуть, глядя на это. Решив не задерживаться и едва побросав свои вещи, мы сразу отправились на поиски заведующего отделом Чудовищных Предзнаменований Номарха Имхотена. Мне не терпелось услышать его версию происходящих событий. Пользоваться родными порталами Пирамиды мы не стали, раз уж их работа все еще не настроена как следует. К тому же освежить в памяти те эмоции, которые я испытал, впервые пролетев в прозрачной сфере сквозь астрал с помощью старых Джунских технологий, – дело, несомненно, приятное. Соседний остров был полностью песчаным. Высокие барханы казались разноцветными из-за того, что астрал над головой переливался всеми цветами радуги, скрашивая унылый пейзаж. Здесь остатки строений, прилегающих к Пирамиде, не так хорошо сохранились, и сразу становилось понятно, что это очень старые сооружения. А может, они просто не реставрировались, как главное здание. — Все через ЖПС! — Что? — Я говорю, все это шандарахнуло именно по ЖПС! Табличек нигде не было, поэтому мы заглянули в первую же попавшуюся лабораторию. Там, стоя между характерной формы ящиков, напоминающих гробы, громко ругался Зэм: — Ох, такой аврал! Мой отдел всегда отлично справлялся! Пяти-шести Искрам в квартал мы подбирали тела. И это цифра, я вам скажу! Я не стану кивать на другие отделы, вроде Чудовищных Предзнаменований, которые только проедают ресурсы. А что сейчас?! Сотни Искр вокруг. Сотни! И где я им выну и положу тела? Повсюду выкапываются саркофаги и свозятся в Пирамиду. Добрались даже до тех, которые значились в планах на следующую пятилетку. А штат прежний! Естественно, он не справляется! Тела лежат штабелями прямо в коридорах и… тут как тут — крысы-трупоеды. Что? Скормить с таким трудом обнаруженные тела крысам?! Ох, как я тоскую по армии! Там такого беспредела отродясь не было! — Похоже, это отдел Жизни После Смерти, — прошептала Матрена. Вставить хоть одно слово в непрекращающуюся тираду восставшего было невозможно и мы, решив поискать кого-нибудь поспокойней, выкатились обратно в коридор и пошли дальше. — Ну наконец-то, где ты шля… — начал было Зэм, стоя к нам спиной в следующей лаборатории, но обернувшись на вошедших, запнулся. — Ох, обознался! Простите. Вы не видели моего дубля? — Кто это — дубль? — Копия материальной оболочки, только на лице у него, конечно, нет такого, как у меня, отпечатка интеллекта и груза забот, мозгов ему дается ровно столько, чтобы выполнил задание и… не зазнавался. Я послал его замерять активность астрала — это же несложное задание! Не понимаю, куда он запропастился… — Нет, не видели. Мы ищем отдел Чудовищных Предзнаменований. — Это не в этом здании. Вам нужно пройти чуть дальше… Выйдя на улицу мы столкнулись с восставшей, с трудом волочащей по земле большой ящик. — Охо-хо… Ох… Лежать бы самой сейчас в саркофаге… Когда же это кончится?! И опять все на женские плечи взвалили… А ты попробуй подними — руки отрываются. — Вам помочь? — Было бы неплохо. Только осторожно! Это саркофаг с нашим братом или сестрой! Его нужно перенести вон туда… А я пока дух переведу. Лоб легко, как пушинку, взвалил саркофаг на плечо и понес в указанном направлении. — Огромное вам спасибо! А то если Семер Чума вдруг увидит, что никто не носит саркофаги, опять будет грозиться меня на гауптвахту отправить. Вы, кстати, не знаете, что это такое? Судя по выражению его глаз, что-то пострашнее жизни в смертном теле… — Семер Чума — это глава отдела Жизни После Смерти? Похоже, он был Хранителем когда-то. — Я не знаю. Но он часто вспоминает армию… — И почему-то не любит отдел ЧП. — Их никто не любит. Сборище сумасшедших… И зачем только тут держат этот цирк? После этих слов желание искать Номарха Имхотена резко поубавилось. Да и передвигаться по горячему песку, быстро набившемуся в обувь, было неприятно. Мы отошли совсем немного от отдела ЖПС, как Лоб воскликнул: — Смотрите, кто это там? Никак сброситься в астрал хочет, — он ткнул пальцем в темный силуэт на краю аллода. — О, нет! — воскликнула Матрена. — Надо его остановить! Мы бросились к самоубийце со всех ног. Он стоял совершенно спокойно, и мы, подбежав ближе, притормозили на небольшом расстоянии, побоявшись спугнуть его. — Эй, друг, ты там это… не дури давай, — выкрикнул Лоб, пока все остальные тщательно пытались подобрать нужные слова. Стоявший на краю земли Зэм обернулся и мы увидели сотрудника НИИ, потерявшего своего дубля. — Ох… Снимать показания… Рисковать своей жизнью на краю аллода ради какой-то непонятной цели… Дудки! Я разумное существо и больше не намерен бегать по аллодам, убивать невинных существ, собирать всяческую дребедень или снимать показания каких-то сумасшедших приборов! Я хочу жить полноценной жизнью — влюбляться, общаться, ходить на вечеринки! Вот только… Астрал! Он так прекрасен! Я часами могу стоять на берегу и любоваться им. — Ага, ты только это… пару шагов назад отмерь… на всякий случай. — Ах, оставьте меня! Я сам не знаю, чего хочу! Восставший снова отвернулся от нас и уставился в астрал. — Это ведь дубль, но… — произнес Миша. — У него, кажется, есть… интеллект?! Вероятно, это было что-то из ряда вон выходящее, потому что у Грамотина был донельзя пораженный вид. — И что будем с ним делать? — спросил Орел. — Давайте я отволоку его в ЖПС! — предложил Лоб. — Не надо, — покачал головой я. — Пусть стоит, если ему так нравится. Нужный отдел мы нашли не сразу, пришлось немного поплутать по барханам. Мне уже начало сильно припекать голову и перед глазами стало темнеть, когда нам встретился восставший Зэм, ведущий на длинном поводке необычное крылатое существо. — Постойте, — крикнула Матрена, замахав руками. — Из какого вы отдела? — Э-э… — почему-то растерялся восставший. — Как бы это сказать… Ладно… так и скажу. Из Чудовищных Предзнаменований. — Отлично! — выдохнул Орел, тоже порядком утомленный жарой. — Вот вы нам и нужны. — Серьезно?! — удивился Зэм. — Странно… Кому ни признаешься, что ты из ЧП, начинают пальцем у виска крутить. — Мы ищем начальника вашего отдела — Номарха Имхотена, вы можете нам помочь? — Да, конечно, идемте со мной. — А это… чего это у тебя такое… раздетое? — спросил Лоб. Все разом посмотрели на зависшее на некотором отдалении существо, которое вел за собой Зэм. Мой рот открылся непроизвольно. Это была женщина — абсолютно голая! Как я мог не заметить этого сразу?! — Хватит пялиться! — отчего-то разозлилась Матрена. — Это же просто гарпия! Немного придя в себя, я все-таки сумел охватить взглядом существо целиком и понять, что передо мной не человек. У женщины были когтистые, покрытые рыжими перьями лапы вместо рук и ног, мощные, кожистые крылья, длинный, тонкий хвост, а в лице что-то звериное и птичье одновременно. Но само тело выглядело абсолютно человеческим! И на нем не было ничего! Я смутился и отвел взгляд. — Чем вы занимаетесь? — спросил Миша. Он глядел на гарпию совершенно спокойно, как будто перед ним находилась занимательная книга. — Каким-то бредом, если честно… — понурил плечи восставший. — В смысле, новым направлением в науке, я хотел сказать. Гаданием по поведению полуразумных существ. Если с утра сумрачная гарпия встанет на левое крыло, то Империя победит в войне с Лигой, а если на правое, то… тоже победит, но чуть позже. Но это все пока сухая теория. Как ты понаблюдаешь за гарпиями, если эти жуткие монстры никого к себе не подпускают? — Эта гарпия не кажется дикой… — Она прирученная. Это Номарх Имхотен распорядился, а Иаверу Маду — крутись как хочешь. Я долго бился, что бы такое придумать. И тут меня осенило: приворотная магия. А почему нет? Если уж разумных существ можно заставить себя полюбить, то уж гарпий и подавно. — Вы что, ее приворотным зельем напоили? — захохотала Лиза. — А совесть не мучает? Она же в вас теперь влюблена! Ха-ха. Вы в ответе за того, кого приручили. — Вообще-то я хотел заниматься немного другим… Восставшим редко снятся сны, но я недавно видел сон. Приснился мне ОМУТ… Я имею в виду отдел Основ Магического Учения Тэпа. Так вот, приснилось мне, что иду я по пескам ОМУТа и вижу… — Что? — спросил я, потому что Зэм замолчал. — Неважно, не берите в голову. Вдруг, у меня дар есть. Вещий! Разберут еще на части — для опытов… Мы переглянулись за его спиной. Похоже, в этом отделе и правда все немного больные на голову. — Вот наш отдел. Ищите Номарха Имхотена в лаборатории… Перед нами находилось огромное каменное лицо, открытый рот которого служил входом. — Таблички «Добро пожаловать» не хватает, — буркнул Орел. Внутри было пустовато, и после пяти минут скитаний по коридорам, мы наткнулись на самого главу отдела. Он с совершенно безумным видом сидел на полу, обложенный дохлыми скорпионами. Первым моим желанием было развернуться и уйти, но я поборол его. — Я это предвидел! Предвидел! — заявил он, когда мы представились и сообщили о цели визита. — Я, Великий Имхотен, предсказал, что Пирамида проснется. Предсказал! В точности! Все мои недоброжелатели, жалкие слепцы, посрамлены! Они думают, Имхотен — шарлатан! Особенно этот вояка и бездарь, Семер Чума, начальник отдела ЖПС! — Он вам тоже симпатизирует… — Что вообще бывший кровавый убийца, сподвижник Ура делает в науке? За что ему целый отдел? А мне с ним еще приходится один остров делить. Мне! Великому Имхотену! Они мне всегда говорят: «А где были ваши пророки, когда Тэп напустил чуму?!» А я им: «А там и были!». Они предсказали его появление, конечно же! Но жалкая, презренная толпа им не поверила. Как всегда! Но Имхотен теперь отомстил! Отомстил за всех провидцев, предсказателей, звездочетов, оракулов и гадалок вместе взятых! Я предрек пробуждение Пирамиды! Всего лишь по узорам на скорпионьих панцирях. — А что еще они вам говорят… панцири… — осторожно спросил я. Имхотен производил впечатление умалишенного. — Я только что вышел из транса, и мне было новое видение! Они не посмеют больше насмехаться над отделом ЧП и Имхотеном. О, вечная ночь! О, ужас! Империя содрогнется! Черная ночь грядет! Великая черная ночь! Этот тиран! Тэп! Он грядет! Грядет сюда, к Пирамиде! Так говорит Имхотен! Продолжение следует... Просмотреть полную запись
  5. Автор так скрупулезно упоминает в рассказе все квесты без исключения, что я думаю на Фабрику Грез мы точно заглянем Тоже надеюсь, что Паучий склон будет фигурировать. Это легендарное место.
  6. Я заливаю на сайт почти все статьи в журнале. Потом администратор просто меняет авторство статьи на того, кто их изначально написал. У тех статей, где авторов несколько, или автор хочет остаться анонимным, так и остается мой ник. Это чисто технический момент. И даже будучи редактором, я не могу ручаться за достоверность всего материала, который пишут другие авторы. У всех есть право на свое виденье ситуации, и у анонимов в том числе, даже если это мнение вам не нравится, оно все равно имеет место быть. Я не вижу оскорбительных высказываний в адрес вашей гильдии. Вижу скептическое к ней отношение, но предосудительного в этом ничего нет. Вы не можете заставить всех думать так, как хочется вам, равно как и я не могу заставить своих соседей петь мне дифирамбы. Но нигде ведь не написано, что это и есть "правда о Вашей семье". Это просто точка зрения одного человека, и как уже неоднократно было сказано выше, никто не мешает вам высказать свою. И если вы захотите сделать это анонимно, то я не раскрою ваш ник. Я не знаком ни с вами, ни с вашей гильдией, у меня нет предвзятого отношения к какой-либо из сторон. В нашем журнале печатаются разные мнения разных людей и лично я в этом вижу исключительно плюс.
  7. Обязательно передадим! От себя скажу, что те главы о ММ, которые я уже прочел, мне очень понравились, а сам я жду Дикие острова, где главный герой окажется между молотом и наковальней, и где орки вскроют его обман. Интересно, как автор все это опишет.
  8. А какой мне тогда вообще смысл набирать в редакцию журналистов, если я после их заметок каждый раз обязан буду узнавать больше информации, заходить на сервера искать очевидцев и переспрашивать, а так ли было все на самом деле? Мне тогда проще самому писать все от начала и до конца без посредников. Вы уж простите, но ваше замечание немного нелепо. Это первое. А второе - у нас свобода слова, и если автор увидел эту ситуацию так, как описал, то его право. А ваше право - согласиться с ним, или высказать свою точку зрения. Но поверьте, для меня ваши мнения, как для третьего, непредвзятого лица, будут абсолютно равнозначны. Жизненный опыт подсказывает, что у каждого своя правда, а носителей истины не существует. Пожалуйста, но я физически не мог спросить ваше мнение в другом месте, потому что я понятия не имею - кто вы.
  9. Ответ автора на ваш комментарий к работе: В 20 главе битва специально была сжата. Пока на Дозорном шло большое столкновение с Лигой, главгерой таскал раненных в Канийской крепости и не успел к основному действу. Это сделано намерено, потому что в двух предыдущих главах тоже были сражения. Мне показалось, что три главы подряд про боевые действия утомят читателя, поэтому пришлось сделать для Ника передышку )) Кроме того, сильно Лигу светить на этом этапе тоже не хочется. Впереди будет длинный Асээ и последующие локации, где эта тема раскроется полностью. Про НИИ не считая этой будет еще одна глава, а дальше уже Мертвое море - оно еще в процессе написания, поэтому не знаю, на сколько растянется. На глаз - главы четыре, наверное, или пять.Спасибо, что читаете и оставляете отзывы, мне очень приятно ))
  10. Я редактор журнала и говорю вам об этом прямым текстом, но если вы пришли просто похейтить, то здесь я, конечно, бессилен.
  11. Вы можете написать свое виденье ситуации и прислать нам. Мы публикуем разные мнения.
  12. Обязательно передадим отзыв автору!
  13. У всех есть своя "та самая" история )
  14. Нашей редакции особенно запала в душу бутылочка кефира
  15. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Иллюстрация к рассказу Автор: risovalkin Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19. Штурм крепости Я был так бодр, сыт и полон сил, что сам этому удивлялся. Все гулянье по поводу победы Красных я благополучно проспал, но нисколько не жалел об этом, так как сейчас чувствовал себя превосходно и мог свернуть горы. Время близилось к обеду, но в казармах царил мертвецкий покой. Сегодня у нас был заслуженный выходной, и все отсыпались после бурного ночного веселья. Я же просто наслаждался тишиной. Побродив немного по территории и пообедав в одиночестве, я решил проведать Старика. Вряд ли он будет против размять лапы. Но не успел я дойти до загона, как меня окликнул почтальон. — Санников, вы тут все вымерли что ли? — Нет. Мы вчера выиграли первый этап… — Да знаю я… Поздравляю! Давненько я не имел повода сказать это. Уверен, все Красные — от Шпагина до распоследнего каптернамуса — рады до безумия. Эх, жаль, мы в свое время проиграли. Так нас потом еще и прибирать полигон после Учений заставили, пока Синие наслаждались победой! — Обидно, — согласился я. — Что я могу посоветовать? Постарайтесь сохранить этот темп на следующем этапе Учений. — Что там будет? — Увидишь, — прищурился Бич. — Скажу только, что он будет проходить на Северном Плацдарме. Там же расположен Штаб Учений. И кому-то из вас нужно явиться туда за дальнейшими инструкциями к генералу Шраму Непокоренных. — Когда? — Вчера. — Понял. Уже выдвигаюсь. — И будь с ним осторожен. Шрам плевать хотел на войну Красных и Синих. Для него главное — воспитать настоящих солдат Союзной Армии, способных переломить ход войны с Лигой. В отличном расположении духа я отправился в указанном направлении. Штаб Учений мало чем отличался от других административных учреждений — помпезное здание с барельефами, патриотичными лозунгами и памятными датами; мемориал перед входом, аккуратные клумбы, резервуары с манной и несколько складских помещений. Привязав Старика у КПП, я отправился на поиски Шрама Непокоренных. Однако в штабе было пустынно, и все, к кому я подходил с вопросами, только отмахивались от меня. — Да пребудет с вами Свет, хе-хе! Генерала ищете? Он вместе с Синими на штрафных работах. Я не хотел обращаться за помощью к восставшим, но жрица Зэм сама ко мне подошла, и поскольку она была офицером, мне пришлось вытянуться во фрунт и отсалютовать. — Штрафные работы, капитан? — За проигрыш. Победитель отдыхает, проигравший работает, все честно. А вы, Никита Санников, полагаю, за инструкциями пришли? Я Саранг Шани-Хекет, капитан жрецов. Главная по магии Света, если можно так выразиться. Идемте, я покажу вам, где искать генерала. Я покорно пошел вслед за Зэм, стараясь, однако, держаться на расстоянии. — Солдатам Синих поручено очистить территорию старых Казарм от расплодившихся термитов, — продолжила она. — Это сложная задача. — Я видел термитов возле тюрьмы, по-моему, они не так уж опасны. — Это если их не трогать. К тому же здесь у них матка, так что ведут они себя агрессивно. У нас даже уже есть погибшие среди солдат, — она остановилась и повернулась ко мне. — Идите прямо по этой дороге. — Пешком? — Так надежней. Термитов в этих степях очень много, они сразу реагируют на крупных животных и могут напасть целой стаей. Я выдам вам сигнальные ракеты, подайте знак, если на вас нападут или если увидите тело погибшего. Сейчас я провожу обучающий курс воскрешения в боевых условиях. Спасать убитых — задача моих подопечных. По сигнальной ракете мои ребятки отыщут тело и проведут ритуал Воскрешения. — Ни разу не видел, как воскрешают мертвых… — Дар Тенсеса, который лежит в основе этой магии, — занятная штука. Потери — как в бою, так и на Учениях — неизбежны, но «жертва Тенсеса», давшего нам возможность возвращаться к жизни, работает безотказно, если только противник не изуродует тело павшего, конечно. Надеюсь, вы будете относиться к жрецам с большим уважением, ведь вам еще представится случай погибнуть в бою с врагами Империи, хе-хе! Я решил пропустить это «радостное» напутствие мимо ушей, у восставших своеобразное чувство юмора. — А что находится там… ну… когда умираешь… — Чистилище. Из него можно вернуться, если есть куда… я имею ввиду жизнеспособное тело. — Даже если погибший сам этого не хочет? — Все хотят. Впрочем… там есть дверь для тех, кто желает идти вперед. — И что за этой дверью? — Тех, кто заглянул за нее, никто никогда уже не услышит. Я взял в руки сигнальные ракеты и с гудящей от сумбурных мыслей головой пошел в указанном направлении. Всю дорогу перед глазами назойливо висела дверь, почему-то похожая на старую обшарпанную калитку с заржавевшими, скрипучими петлями. Стая термитов на меня не напала, но нескольких тварей, лезущих прямо под ноги, я все-таки убил. Мертвых солдат мне тоже не попалось, и свидетелем воскрешения я не стал. Вскоре я вышел к территории, огороженной знакомыми бетонными стенами, которые, правда, кое-где покосились, и сразу наткнулся на генерала Шрама Непокоренных. Он находился в месте, где очевидно когда-то был КПП. — Наконец-то Красные победили, — крякнул Шрам — грузный и на первый взгляд неповоротливый орк, но я чувствовал, что это впечатление обманчиво. — Это хорошо. Для Красных. И плохо для меня, разорви тебя Астрал! Это значит, что половина моих солдат проиграла! Р-р-р! Я уже всыпал Занозе и остальным офицерам Синих! А то расслабились! Привыкли к легким победам! Я им устрою… Ночь Астральных Порталов, так их растак! А ты — молодец. Слышал я о тебе: Синие жаловались, Красные хвастались. У генерала был пронзительный, цепкий взгляд, который все время держал меня в напряжении. Отчего-то сразу становилось понятно, что передо мной боевой офицер. Я хотел было поскромничать, что моя слава преувеличена, но выскочивший словно из-под земли капитан не дал мне сказать и слова. — Твою дивизию! И эти трусы — будущие солдаты Великой Империи?! Мать… Ты только посмотри, Шрам! Боятся лезть в старые казармы, боятся термитов! А я боюсь представить, что будет, когда им придется сражаться с витязями Лиги! Нет, если эти олухи не пойдут в атаку, я лично засуну каждому в штаны по термиту… Несмотря на то, что появившийся орк был ниже рангом, соблюдать субординацию по отношению к генералу он не собирался, яростно тыча тому кулаком в грудь. Но Шрам лишь ухмыльнулся в ответ на это столь бурное проявление эмоций. — Она на самом деле такая громадная, как рассказывают? — спросил он и, не дожидаясь ответа, повернулся ко мне. — Что же, вот я и нашел твоим талантам достойное применение. Мне нужен доброволец для особого, почетного и смертельно опасного задания. Добровольца я уже выбрал. Надеюсь, тебе будет приятно узнать, что это ты. Капитан фыркнул и скрестил руки на груди, когда генерал рассмеялся громким, хриплым смехом. Мне вдруг пришло в голову, что они, возможно, прошли вместе не один бой, и, несмотря на разницу в положении, являются друзьями. — Мигрирующие термиты захватили Старые Казармы. Наверное, видел этих степных тварей по пути сюда, — продолжил Шрам, отсмеявшись. Я молча кивнул. — Они пытались и в столицу пролезть, но, я слышал, служба городской очистки сработала на удивление оперативно. Так что термиты загнаны в угол… а этим углом как раз и оказались казармы. Нам это только на руку — есть на ком потренироваться, гы! Ты вроде уже герой, так что и задание будет геройское. Про королеву новую слыхал? Опасная бестия. Солдатики прозвали ее Термиллой, надо с ней разобраться. Вот ты и поможешь отправить ее к демонам! И хватит уже мутузить Синих! Пора воевать вместе с ними, плечом к плечу, как тебе и предстоит в будущем, когда Империя-мать отправит тебя на Святую Землю. — И не забудь позвать ребят из отдела пропаганды, чтобы они в красках описали этот подвиг, — ехидно вставил капитан, непонятно к кому обращаясь — к генералу или ко мне. — Остынь, Орлан, тебе тут позарез нужен герой. Для примера! Пусть покажет этим трусам, как нужно бороться с термитами, раз уж они от страха с места сдвинуться не могут, — примирительно произнес Шрам, хлопнув капитана по плечу и вопросительно посмотрев на меня. — Ты-то, надеюсь, термитов боишься? О твоей храбрости и доблести легенды ходят. Несмотря на лестные слова генерала, его друг по поводу меня больших иллюзий не питал, глядя с недоверием и даже враждебностью. Он хмуро кивнул головой, призывая следовать за ним. — Почему эти казармы заброшены? — спросил я. — Здесь было обрушение, и они оказались на самом краю аллода. Опасно. Мы и в самом деле находились у края земли: сквозь туманную дымку и россыпь странных светящихся огоньков отчетливо виднелись астральные «нити», паутиной окутавшие весь Сарнаут. Шум корабельных двигателей здесь был слышен еще громче, и я даже сумел разглядеть мерцание сфер, что защищали судна от разрушительной силы. Войдя на территорию казарм, мы сразу наткнулись на солдат из батальона Синих, явно чувствующих себя не в своей тарелке. Термитников поблизости не наблюдалось, но, возможно, термиты облюбовали в качестве своего жилища какое-нибудь из заброшенных зданий. Заметив меня, перешептывающиеся о чем-то Синие сразу замолчали и нахмурились. — А этот зачем здесь? — вперед вышел тот самый орк, который собирался поднять флаг в первом раунде. — В своих казармах не сидится? — А этот здесь, чтобы разобраться с тем, на что у вас всех кишка тонка оказалась! ПОЗОР! — во все горло завопил капитан. — Пришлось Красных звать, чтоб показать вам, трусам, что значит настоящая Имперская Армия!!! Он орал так, что мое левое ухо едва не оглохло. У орка Синих начали наливаться кровью глаза, и я подавил желание схватиться за оружие. — Не нужна нам помощь Красных, без них обойдемся! — рявкнул он, глянув на меня так, будто я главный враг государства. — А ну пошли, что встали?! Впер-р-ред!!! Вероятно, он в своем батальоне был негласным лидером, потому что остальные его послушались, а может быть, просто задетая гордость пересилила страх перед термитами. Мне не очень понравилось то, как я невольно стал краеугольным камнем в неприятной ситуации, и ненависть ко мне со стороны Синих моментально возросла. Но капитан веселел на глазах, глядя, как Синие опасливо, но все-таки потянулись в глубь территории. — Гляди… самолюбие, хе-хе, — оскалился он. Я хотел уже высказать свои сомнения на счет его методов и возможных последствий, но мое внимание целиком привлекла Зэм, точнее, то, что она вела за собой, как на поводке… Гигантский скелет, принадлежащий, наверное, огру, бодро ковылял за ней, повинуясь движению жезла. — Кто это? — ошарашено произнес я. — Капитан некромантов ИВО, — ответил Орлан, тоже неотрывно глядя на восставшую и ее жуткого спутника. — Она отвечает за профессиональную подготовку адептов магии смерти. — Нет, я об этом… существе. — А это Костопырка — экспериментальный боевой скелет, самовольно покинул расположение части. Редкий образец, между прочим! Для Учений следующего призыва готовят… Нашелся, значит?! — крикнул он восставшей. Она подошла ближе, и я инстинктивно отшатнулся, схватившись за рукоятку меча. Вблизи скелет оказался еще больше, чем я думал. — Уйти далеко он не мог: видишь, одна из его костей сильно изношена и нуждается в замене. Я бы задала ему трепку за побег, но это совершенно бесполезно. Эти существа иногда выходят из-под контроля, и ни кнут, ни пряник не помогает — только магия, магия и еще раз магия, как завещал Великий Незеб! Нам еще предстоит поработать над этим, — произнесла Зэм, и взглянув на мое полное недоверия лицо, добавила: — Главное не злить его: кто знает, что взбредет в эту пустую голову. После этих слов я еще крепче сжал свой меч, но огромный скелет следил только за движениями жезла Зэм и не обращал внимание больше ни на что вокруг. — Эй, Костопырка! Пошли-ка, дружище, домой, там тебя все заждались! Да топай ты, тупая башка! Пошевеливайся! — Ну как успехи? Где эти олухи? Я оторвался от удаляющейся парочки, только когда генерал Непокоренных своим появлением вывел меня из легкого ступора. — Ушли на подвиги, — ответил капитан. — Их малеха перекосило, когда Красного увидали… Шрам захохотал. — Салаги… ну ничего, скоро позабудут и про львов, и про гиен. Помню, как Красных ненавидел в свое время, а теперь… — он махнул рукой, на несколько мгновений углубившись куда-то в свою память, а затем обратился ко мне. — С легким сердцем я объявляю заключительный этап учений. Уверен, что и в астрале Красные проявят себя как настоящие герои! Этап будет проходить к северо-западу отсюда, там расположен Крепостной мыс. Ваш куратор — адмирал Иасскул Мби… Мби… зи-Бомани. Ох, имена у этих восставших — язык сломать можно. Вот инструкции, здесь есть вся необходимая информация. А это пакет для адмирала. Этап начнется завтра, так что отдохните сегодня как следует. И не посрамите честь Игшского Военного Округа! Едва не лопнув от любопытства, я все-таки сумел добраться до казарм Красных, не засунув нос в инструкции. Там, к этому времени, хоть еще и царила апатия, но в воздухе уже начинало зарождаться продолжение вчерашнего праздника. Впрочем, лейтенант Красных Майя Шинелина настоятельно рекомендовала нам поберечь силы для заключительного этапа Учений и хорошенько выспаться. Честь зачитывать инструкции выпала мне. Все собрались в столовой вокруг стола, на котором сверху мы разложили документы и карту, а снизу передавали друг другу стаканы с интересным содержимым. Было шумно и весело. Как выяснилось, завтра нам предстояло вступить в последнюю схватку с батальоном Синих на небольшом островке, где расположен учебный полигон «Канийская крепость». Согласно условиям, проигрывающий в общем зачете батальон должен удержать крепость. Соответственно, наша задача — захватить ее. Приятным сюрпризом стало то, что кроме карты и инструкций, в пакете находились еще и те самые секретные документы, которые нам удалось добыть, разгадав загадки Синих. А это, ни много ни мало, полный состав вражеского батальона: количество мечников, лучников, магов! На лицах солдат расплылась довольная улыбка — эта ценная информация здорово поможет нам при штурме крепости! Остаток дня мы провели, с огромным энтузиазмом разрабатывая планы на завтра. И хотя ближе к вечеру подуставшие от обсуждения военной стратегии солдаты начали разбредаться кто куда, я до последней минуты изучал карту «Канийской крепости» и список батальона Синих, пытаясь поставить себя на их место и решить, как они могли распределить свои силы. И даже когда моя голова наконец коснулась подушки, я все еще прокручивал разные варианты и долго не мог уснуть. На следующее утро батальон был непривычно притихшим. Все думали об одном и том же: остался последний рывок, последний день Учений. Кажется, понимание этого пришло ко всем только сейчас. Вне зависимости от результата сегодняшних соревнований, вечером мы вернемся сюда в последний раз… А завтра Империя раскидает нас по аллодам, и со многими из тех, кто на этот короткий срок стал мне семьей, я больше уже не встречусь никогда. Солдаты были погружены в свои мысли, и завтрак прошел в молчании. Когда мы вывели из загона и оседлали своих животных, и батальон уже готовился выдвинуться к Крепостному мысу, я зачем-то еще раз заглянул в казарму… будто почувствовал. Первые дни Армии казались мне настоящим адом, я не мог дождаться, когда выберусь отсюда, но теперь мне было очень грустно, будто я прощаюсь с родным домом. — Ник, мы еще вернемся сюда сегодня, — тихо произнес проницательный Михаил, зайдя за мной следом. — Да, — рассеянно кивнул я, бросив последний взгляд на свою койку. Отчего-то меня не покидала странная мысль, что больше я это место никогда уже не увижу. Ни у кого не было желания разговаривать, когда мы добирались до места назначения. Мой Старик шел почти самым последним, и я был рад, что никто не мешает мне вслушиваться в свои ощущения. Невнятное беспокойство мучило меня с первой же секунды, как только я открыл глаза утром. Мне даже казалось, что я проснулся не от сигнала, а от этой тревоги внутри… Но когда на горизонте появился палаточный штаб с развевающимися красными флагами, все посторонние мысли исчезли из моей головы. Перед глазами сама собой вспыхнула карта «Канийской крепости» и пронесся полный список батальона Синих. — Итак! — хлопнул металлическими ладонями адмирал Иасскул Мбизи-Бомани, оглядывая выстроившихся перед ним солдат. — Пора приступать к штурму. Если вам удастся выполнить поставленную задачу, учения завершатся полной и безоговорочной победой Красных! Вы подниметесь на борт астрального корабля, который отправится на небольшой островок, где и расположена крепость. Но прежде… важная информация: берег занят солдатами Синих, точнее, самих солдат там не очень много, зато дрессированных служебных гиен — пруд пруди. И это очень опасные противники! Необходимо очистить берег, иначе эти гиены вцепятся вам же в спину. Самое время вспомнить все, чему вас учили на тренировочном полигоне: наука Шипа Змеелова может вам сейчас пригодиться! Впрочем, если не хотите лишних трудностей, постарайтесь поскорее ликвидировать поводырей, тогда с безмозглой сворой гиен справиться будет проще. — А почему у нас нет дрессированных служебных львов? — выкрикнул Орел. — Потому что львы здесь не водятся, умник! — раздраженно ответил адмирал. — Несправедливо, — пробормотал Кузьма, и я был совершенно с ним согласен. — Как только ступите на Крепостной мыс, Синие, скорее всего, сразу вас атакуют, — продолжил Зэм. — Разрешаю использовать любые методы в борьбе с ними. Вчера у вас был целый день, чтобы подумать, как сломить их оборону, надеюсь, вы потратили его с толком. — Разрешите вопрос, адмирал, кто и как будет фиксировать победу одной из сторон? — спросил Михаил. — Это хороший вопрос. Штурм будет длиться восемь часов. Ваша задача в течение этого времени прорваться в центр крепости — вот сюда — и установить там макет магической мины. Как только это будет сделано, находящийся внутри крепости наблюдатель зафиксирует победу. И все. Вы герои! Если вы не успеете, значит, вы проиграли. В свое время я проходил тут службу именно на стороне Красных. И тогда мы победили. Очень уж мне хочется вновь увидеть наш развевающийся флаг во главе колонны на параде в Незебграде… — Кто будет устанавливать мину? — А это вы решите сами. У вас есть боевая задача и… — адмирал посмотрел на наручные часы, — тридцать минут на выработку стратегии. Действуйте. — Может… Ник? — несмело предложил кто-то из солдат, и все согласно закивали. — Мне кажется, Синие именно это и будут от нас ожидать… что мина у Никиты, — произнесла Матрена. — Значит, я буду отвлекающим маневром, а мину пронесет кто-то другой. Мы столпились вокруг карты, обсуждая, с какой стороны лучше прорываться мне с большей частью батальона Красных, сосредоточив на себе все внимание Синих и приняв основной удар, а с какой незаметно выдвинется небольшой отряд во главе с Орлом, у которого на самом деле будет мина. Обсудив все нюансы, ровно через полчаса мы, решительные и воодушевленные, двинулись к берегу, заполненному дрессированными гиенами. Правда, я, будучи по легенде главным диверсантом, остался в арьергарде, и ни с гиенами, ни с поводырями мне лично сражаться не пришлось. Мы не знали, есть ли у Синих тайный разведчик на берегу, который докладывает все в «Канийскую крепость», поэтому на всякий случай до пристани я добирался по уже расчищенной дороге и под охраной. Серьезных потерь в борьбе с гиенами мы не понесли — их задачей было всего лишь задержать нас. И мы действительно потратили на зачистку берега много драгоценного времени. У причала нас уже ждал корабль. Как и в Незебградском порту, здесь, на краю аллода, было сумеречно. Россыпь сверкающих звезд отражалась в защитной сфере, заключившей в себе большой имперский фрегат. На борт я ступил одним из последних. Взревели двигатели, улавливающие астральный ветер лопасти засветились ярче, из сопел вырвалась раскаленная мана, и корабль с удивительной для своих габаритов мягкостью отчалил от аллода. — На этот раз тебя точно убьют, Ник, — сказал Орел, вертя в руках небольшую учебную мину — залог нашей победы. — Только ты мог добровольно согласиться стать мишенью. Я вглядывался в астрал, меняющийся прямо на глазах: глубокая синева разбавлялась сиренью, затем наливалась розовыми тонами, а потом вдруг окрасилась в ярко-рыжий, будто мы плыли в воде и кто-то впрыснул в нее неразбавленной краски. Красота астрала гипнотизировала. Я слышал, что некоторые астралонавты, чересчур долго любуясь им, сходили с ума и прыгали за борт. — Синие могут разгадать наш маневр, — с трудом оторвавшись от завораживающего зрелища и поглядев на Кузьму, произнес я. — Понять, что мы водим их за нос, и что мины у меня нет. Орел молчал какое-то время, прежде чем ответить: — Сейчас уже поздно менять план. На это нет времени… Наше путешествие было очень коротким. Берег Игша все еще хорошо был виден, когда впереди показался маленький островок, на котором возвышались каменные стены «Канийской крепости». Я чувствовал, как утекают минуты, как они складываются в часы, и мне не терпелось высадиться на берег. Мы рассчитывали на быструю победу и готовились вложить все силы в первый рывок, иначе бой может превратиться в затяжную осаду, что, конечно, на руку Синим, но не нам. Яростная схватка началась в ту же секунду, едва батальон ступил с пришвартовавшегося судна на причал. В щиты сразу застучал шквал горящих стрел, над головами красочным салютом взорвались заклинания, быстро затянувшееся дымом пространство сотрясли крики и бой барабанов. Наши лучники тоже начали стрелять, но пока это не приносило результата — крепость была высокой, и стрелы не долетали до цели. Вперед, прикрываясь щитами, выдвинулись орки. Над их головами переливалась золотая вязь защитных барьеров, частично поглощавших вражескую магию, но даже это не спасало их от массивной атаки сверху. Я, переминаясь с ноги на ногу, следил за происходящим с корабля и изнывал от ничегонеделанья. Мне приходилось собирать всю волю в кулак, чтобы не сорваться с места и не ринуться в бой. Хотя расстояние до крепости было не очень большим, наш батальон сразу понес серьезные потери, продвигаясь под мощным обстрелом со стены. На стороне Синих сражалось больше магов, чем у Красных, но меньше лучников, и я, глядя за тем, как противники ведут огонь, старался понять диспозицию их сил. Крепость в форме пятиконечной звезды занимала большую площадь — почти весь остров, и у одного батальона нет физической возможности обеспечить надежную охрану всех ее башен и стен, на это просто не хватит солдат. Значит, где-то есть слабое звено! Так или иначе, нашей задачей было стянуть как можно больше сил противника к передней стене, на которую толстокожие орки из Красных уже пытались взобраться — пока безуспешно. Синие уверенно держали оборону, опрокидывая и поджигая лестницы и не подпуская близко людей и Зэм. — По спискам у них пятеро мистиков, — напряженно вглядываясь в башни, сказал я. — Ты видишь, где они? Стоявшая рядом Лиза ответила не сразу. — Не всех. — Как минимум один стоит на левой башне и один на правой, — продолжил я. — Видишь эти фиолетовые вспышки… — На правой двое, — перебила она. — Еще один на стене. Где пятый, я не знаю. — Очень много стрел, — вставил Орел. — Или список врет, или все их лучники здесь, ведут огонь по нашим. Во всяком случае, большая часть. — Да, мне тоже так показалось, — согласился я. — Думаю, они расставили своих магов по всему периметру. Так что когда вы зайдете с тыла, вас, может, и не застрелят сразу, но поджарят точно. — Я огнеупорный, — мрачно сказал Кузьма. И в этот момент на вершине стены вспыхнул пожар — это наши маги наконец сумели подобраться вплотную к крепости и внести хаос в ряды Синих. Михаил тоже был где-то там, и судя по тому, как быстро распространялось пламя, принимал самое активное участие в битве. Из-за пожара обстрел по штурмовикам заметно уменьшился, и наше наступление сразу пошло веселей: одному орку все-таки удалось взобраться на стену, и через секунду двое лучников Синих полетели вниз. И хотя третьим скинутым со стены оказался сам лазутчик, вслед за ним уже карабкались другие. Вскоре прорвавшимся наверх Красным удалось отвоевать маленький участок стены, по которому снизу небольшим, но уверенным ручейком атакующий батальон стал просачиваться внутрь. — Сейчас Синие стянут сюда все силы, — произнес я, чувствуя, как бешено заколотилось мое сердце. — Наш выход, ребята. — Удачи, постарайтесь выжить, — Кузьма хлопнул меня по плечу и вместе с Лизой и еще тремя солдатами спрыгнул с корабля. — Вы тоже, — сказал я им вслед. Дым уже затянул почти весь остров, и они быстро пропали из виду. Матрена наколдовала сверкающий магический щит, призванный отвести от нас чужую магию — он был ярок и сразу привлекал внимание, но нам и не нужно было прятаться. Я ожидал нападения сразу, как только сошел с корабля, но атаку мы почувствовали, только когда приблизились к стене. Из-за широкой спины Лба мне плохо было видно, что происходит впереди. По бокам меня тоже прикрывали мечники, сзади была Матрена и два мага Зэм. До самой крепости мы дошли почти без затруднений, зато под стеной шел ожесточенный бой, и прорваться внутрь нам не удалось. Тех, кто успел подняться, зажимали в тиски с обеих сторон. С башен велся прицельный огонь по лестнице, которая горела сверху до низу, и взобраться по ней уже не представлялось возможности. Наверное Синие и впрямь стянули к этой стене все свои силы, потому что под их усилившимся напором мы стремительно теряли с таким трудом завоеванные позиции. Положение штурмовиков сверху стало совсем отчаянным — несмотря на то, что они все еще старались удержаться на стене, противник давил их количеством. Те же, кто находился внизу, не только не могли подняться под массированным обстрелом, но и вынуждены были отступить. — Ник, там Миша! Я посмотрел в ту сторону, куда показывала Матрена, и увидел Грамотина, активно огрызающегося огненным шарами. Какое-то время его прикрывал щитом орк, но потом чья-то метко пущенная стрела все-таки достала последнего, и Михаил остался без защиты. На земле вокруг лежало множество бездыханных тел. Мы уже потеряли больше половины своего состава и все еще продолжали отступать. — Ну давай же, Орел, — прошептал я. — Давай… И будто это было каким-то заклинанием, а я могущественным магом, огонь сверху вдруг резко поубавился. — Что происходит? — спросил Лоб. — Мы уже победили? — Еще нет. Синие поняли, что мы только отвлекающий маневр, и отошли на другие стены искать тайных лазутчиков. Если уже не нашли… — Надеюсь, Орел успел пробраться внутрь. Наверху из Красных уже никого не осталось, лестница, по которой вскарабкались первопроходцы, полностью сгорела, и нас все еще атаковали, пытаясь не дать прорваться в крепость еще раз. Но оттого, что Синим пришлось разделиться, мы, собрав последние силы, сумели сломить их значительно «похудевшую» оборону. Поднявшись на стену одним из последних, я наконец почувствовал себя в своей стезе. Внизу, где не было противников и приходилось лишь уворачиваться от атак сверху, я был беспомощен, как котенок. Зато здесь мне удалось взять реванш и вдоволь помахать мечом. Внутри кипела битва. Большинство Синих находилось на стенах, но некоторые начали подтягиваться к центру двора, где нам необходимо было установить мину. Остатки наших солдат, разделившись надвое, начали с боем продвигаться одни по правой, другие по левой стене к башням. Я, едва увернувшись от стрелы и отбив чей-то меч, толкнул плечом Лба, с которым мы стояли спина к спине. — Давай к центру! — крикнул я ему. — Ты что? Нам надо найти группу Орла и помочь им! Иначе проиграем… — К ЦЕНТРУ!!! Дальше Лоб пререкаться не стал, и растолкав широкими плечами и своих, и чужих, тараном начал прокладывать путь к спускающейся вниз внутренней лестнице. — Миша! — я схватил за руку чудом оказавшегося рядом Грамотина. — Мы продвигаемся туда, прикрой нас! По его озадаченному лицу я понял, что он усомнился в моей адекватности, но вопросов, к счастью, задавать не стал и одним взмахом жезла послал в центр двора большой огненный сгусток, от которого Синие шарахнулись в стороны. Пробиваться было нелегко, но я чувствовал азарт, придававший мне сил. Разгоряченные от нагрузок мышцы наливались приятной тяжестью, слух и зрение обострились, я замечал любые движения и вовремя на них реагировал. Все мысли исчезли из головы — были только я, мой меч и цель впереди. На флагштоке в центре двора «Канийской крепости» висело знамя батальона Красных, но оно было спущено. Зато знамена Синих развевались повсюду. — Ник, мы ведь не выиграем, пока мина не будет установлена, — наконец решил высказаться Михаил, когда мы уже приблизились к центру. — Синие вроде бы засекли группу Орла и даже поймали кого-то из них, но, может, мы еще сможем что-то сделать, если сумеем… — Вот и молодцы, что засекли. — Что ты… — начал было Грамотин, но наморщив лоб, замолчал. Несмотря на то, что большинство наших солдат сражалось на стене, продвигаясь к башням, стремительный прорыв нескольких штурмовиков к флагштоку не остался незамеченным, но было уже поздно. Пока половина Синих гонялась за Орлом где-то на задних стенах, а другая не давала остаткам Красных прийти ему на помощь, мы уже успели ликвидировать охрану в центре двора. Убирать меч в ножны было некогда, поэтому я просто бросил его на землю и, выдернув из-за пазухи учебную мину, активировал ее. На ней загорелись голубые огоньки, и это, видимо, привело в действие подъемный механизм флагштока, потому что флаг Красных гордо взвился в воздух без нашей помощи. Как только это произошло, нас сразу окружил защитный барьер, не позволяющий атаковать и приглушивший все звуки. В столь внезапно наступившей тишине у меня сильно зазвенело в ушах. — Итак, крепость взорвана! Бабах! Бум! Всех врагов разорвало на кусочки и разбросало по астралу. Ура! — я весело посмотрел на Лба и Михаила. У первого на лице прочно укрепилось выражение слабоумного, попавшего в научный институт. Второй глядел на меня с непередаваемой гаммой эмоций. Я рассмеялся. — Это, кажется, немного расходится с тем, что мы планировали изначально, — сказал Миша. — Мы с Орлом решили слегка изменить план. — Угу, — кивнул он, а потом на всякий случай уточнил, чтобы окончательно удостовериться в нашей с Кузьмой невменяемости: — То есть, получается, мы даже не блефовали, и ты, как на параде, шел с миной прямо в лоб противнику? — Ну да. Лицо Гармотина приобрело сочувствующий вид. — На то и был расчет, что Синие бросятся искать лазутчиков с тыла… — начал объяснять я ход своих мыслей. — Действительно. Вряд ли бы они поверили, что Красные тупые настолько, чтобы нести мину чуть ли не через главные ворота. — Да. — Но именно так мы сделали. — Да. Грамотин снова кивнул, что-то для себя решив, и я подозревал, что решение это мне отнюдь не польстит. Я снова рассмеялся. — Так я не понял, мина с самого начала была у тебя? — выпал из ступора Лоб. На этот раз мы с Михаилом захохотали оба. Я уже собирался ответить Лбу, но вдруг тело сковало напряжение, и по спине прошел озноб. А еще через мгновение оглушительно завыла сирена. — Это не учения, что-то случилось, — обеспокоенно сказал Михаил, но я и так это понял. — Всем построиться! Шевелитесь! Невесть как оказавшийся на острове адмирал Мбизи-Бомани надрывался в громкоговоритель. Он бежал по двору крепости и махал руками, призывая всем собраться возле него. — Быстрее! Быстрее! Это не учебная тревога! Все, и Красные, и Синие, кто был жив и еще мог стоять на ногах, построились в ряды. Возле меня были Лоб и Михаил. Мне показалось, что неподалеку в толпе блеснули эльфийские крылья. Где Кузьма и Матрена, я не имел представления, и больше всего мне хотелось пойти и поискать их. — Смирно! Слушайте меня внимательно, товарищи солдаты! Час назад несколько кораблей Лиги пытались подойти к северо-восточному берегу Игша. Из донесений разведки стало понятно, что декларируемой целью десанта была так называемая «Спасательная операция» по освобождению военнопленных. Как вы знаете, не так давно из тюрьмы был совершен массовый побег… Возможно, Лига искала уцелевших, а может быть, они преследовали другую цель. Так или иначе, нападение отбито, как того и следовало ожидать, но один из кораблей сумел ускользнуть. Через астральную червоточину прыгнул, зараза! Как стало известно только что, он вынырнул у острова Дозорный. Это рядом — вон там… После этих слов тишина во дворе крепости стала абсолютной. Лигийские корабли возле нас? В самом сердце страны? — Но ведь совсем близко… столичный порт, — произнес кто-то. — Туда им не подобраться, Незебградский порт под надежной охраной. К Дозорному тоже уже направляются военные корабли, скоро они будут здесь. Поймают этого… прыгуна. Мы находимся ближе всех к месту высадки лигийского десанта, и до прихода подкрепления нам нужно сдержать этих ублюдков, пока они не перебрались на Игш. Это, конечно, не самая лучшая идея — отправлять зеленых юнцов на бой с матерыми десантниками Лиги… Но, боюсь, у нас нет выхода. Значит так, ты — шаг вперед, — адмирал ткнул в меня пальцем и я вышел из строя. — Слушай меня, товарищ офицер… — Я не офицер. — Нам тут сейчас не до церемоний, Санников! Закон военного времени! Так что поздравляю тебя с новым званием, — гаркнул Мбизи-Бомани. — А теперь слушай мою команду, лейтенант. Сейчас я вместе с обоими батальонами немедленно отправляюсь на остров Дозорный. Твоя задача позаботиться о раненых. Мы своих не бросаем… Я оставлю тебе пятерых лекарей и еще парочку солдат в помощь. Тяжелораненых лучше добейте сразу, чтоб не мучились… Только осторожно, их потом еще воскрешать! Когда корабль доставит нас на остров, он вернется за вами. Постарайтесь к этому времени поставить на ноги как можно больше бойцов — вы все нужны будете мне на Дозорном! Есть вопросы по существу? — Да. Что делать с убитыми? — Ничего, им вы уже не поможете. О них позаботятся жрецы. Когда корабль, на котором мы прилетели, отчалил с большинством выживших к соседнему острову, я вместе с несколькими солдатами пытался навести порядок в крепости. Раненых было очень много и среди них оказался и Кузьма, вокруг которого прыгала Матрена. — Я не смогу вернуть его в строй, у него очень сильные ожоги, нужна госпитализация, — сказала она в ответ на мой немой вопрос. — Ты был прав, пророк недобитый, мы почти уже взобрались на стену, когда нас сцапал маг Синих, — прохрипел Орел и постарался улыбнуться. — Лиза пыталась навести морок и скрыть нас от глаз, но у них тоже был мистик… — Адмирал приказал добить тяжелораненых. — Только попробуй! То, что ты теперь офицер, вовсе не значит, что я не дам тебе по морде, когда воскресну. — Потерпи, Орел, помощь уже близко, — я похлопал его по плечу, присев рядом. — Мы сейчас отправимся на Дозорный, но сюда уже идут корабли… — Значит, веселье продолжается без меня, — вздохнул он. Корабль не возвращался очень долго, и я нервничал, хоть и старался не подать вида. Может быть к Дозорному уже прибыло подкрепление, и наша помощь там больше не нужна? Остров действительно был в пределах видимости — зависшая в астрале черная точка, на которую я, перетаскивая раненых во двор крепости, то и дело оборачивался, как будто мог что-то разглядеть. Лоб, Миша и Лиза были где-то там, сражались уже не на соревнованиях со своими, а против реального врага, который не старается убить так, чтобы потом можно было воскреснуть. Он делает все, чтобы убить навсегда. Когда на горизонте сверкнула защитная сфера астрального корабля, я вздохнул с облегчением, твердо уверенный, что лучше услышать неприятные новости, чем находиться в безвестности. — Предстоит нелегкая работенка. И каждый меч, топор или жезл на счету. Вы как? Готовы умереть во имя Империи?! — спросил полковник Хранителей, впиваясь зелеными глазами-лампочками в поднимающихся на борт корабля солдат. Кузьма был недееспособен и остался в крепости. Матрена и другие лекари сумели поставить на ноги еще нескольких Красных и Синих, и теперь нам предстояло присоединиться к тем, кто уже был на Дозорном. Сражаться плечом к плечу, как того и хотел генерал Шрам Непокоренных. — У врага, что нам противостоит, серьезная репутация, — холодным, безжизненным голосом продолжал полковник Хранителей, облокотившись о борт корабля и наблюдая за тем, как тот мягко отчалил от острова. — И руки по локоть в крови имперских солдат. Уцелевший корабль так и называется — «Рука Тенсеса»! Это флагман, которым командует адмирал Адриан Галсов. Уверен, Комитет много бы дал за то, чтобы с ним поговорить. Только живым он не дастся. Но и упускать шанс захватить в плен такой неиссякаемый источник информации нельзя. — Он выпрыгнет в астрал, — сказал я. — Значит, надо успеть убить его раньше! Некроманты смогут извлечь информацию из мозга адмирала, если доставить его к ним в полной сохранности. — Простите… мозг доставить? — уточнил я, содрогнувшись внутри. — Именно. Немного астральных кристаллов и побольше маны, и можно изготовить зачарованный контейнер для головы адмирала… — задумчиво протянул Зэм, затем, заметив мой взгляд, добавил: — Все мы, восставшие, немного маги. Даже морские волки вроде меня. — Вы — некромант? — как я не старался, у меня не получилось скрыть в голосе нотки отвращения. Полковник отвернулся и уставился в астрал, в его металлическом лице отражались разноцветные блики. — В Лиге в основном эльфы изучают искусство некромантии, — сказал он через некоторое время. — Большинство гибберлингов и канийцев чураются его, боятся. Глупцы… Я сам посвятил немало времени и в прошлой жизни, и ныне этой великой магической науке. И если представить себе гипотетическую ситуацию отсутствия у Лиги некромантов… по моему скромному мнению, Лига уже давно была бы нами завоевана. Добиться этого непросто, но можно. Теперь, когда у меня впереди вечность, на многое я смотрю иначе, да… И всякий раз, когда судьба сталкивает меня с эльфийскими некромантами, я их уничтожаю. Мертвый некромант — плохой некромант, хе-хе… Люблю доказывать тезис о том, что эльфы — плохие некроманты! Про себя я подумал, что Сарнаут стал бы значительно лучше, если б некромантов вообще не существовало. Остров Дозорный оказался больше того, на котором располагалась «Канийская крепость». Лигийский корабль я не увидел — мы причалили с другой стороны. Батальоны тоже не было видно, и я решил, что они рассредоточены по территории вблизи противника. Мы высадились у импровизированного штаба, откуда нам навстречу сразу выскочил орк — тот самый прапорщик Щит Меднолобых, заставивший меня и моих друзей охотиться на змей в первый же день армии. — Гы, привет! — Здравия желаю! — поправил его полковник. — Ну да… ну да… здравия желаю! — Щит, ухмыльнувшись, осмотрел меня с ног до головы. — Не, ну надо же! Еще вчерась бегал замухрыжка замухрыжкой, ремня нормального не было, чтобы штаны держать! А теперь — офицер, гы… — Доложить обстановку! — гаркнул полковник. — Докладываю! Вместе с другими служащими ИВО прибыл на остров Дозорный, чтобы бить канийскую сволоту! Вот только пока они нас колотят… Нам удалось загнать их обратно на корабль, но вот штурмовать пока не получилось. — Они не пытаются улететь? — спросил я. — Не могут. Их корабль подбит… — Тогда зачем штурмовать? Дождемся подкрепления… — Ты сам знаешь, Галсов подкрепления ждать не будет, — сказал полковник. — Надо штурмовать. Пока мы разговаривали, прибывшие лекари уже занялись ранеными, которых оказалось больше, чем я предполагал. Похоже, за то короткое время, пока меня не было, здесь произошла серьезная стычка с лигийцами. — Убитых много? — спросил я, подойдя ближе. — А-а, и ты уже здесь… Ладно, кто старое помянет — тому глаз вон. Орк, которого я когда-то определил для себя как лидера Синих, осторожно уложил на лежак раненого хадаганца с нашивками батальона Красных. — Канийских ублюдков слишком много. Наши ребята не справляются, еще чуть-чуть — и враг сбросит нас в астрал, — сказал он. — Еще чуть-чуть, и наши корабли будут здесь. — Скорей бы, а то Лига с нами не церемонится… Короче, боец у меня один пропал. Послали отделение в разведку, так эти остолопы на передовой дозор канийских витязей напоролись. И вместо того, чтобы тикать по-быстрому, решили из себя героев покорчить, с голым пузом против латников поперли. Четверых мы нашли и притащили сюда. Надеюсь, скоро они вернутся из Чистилища… и потом до конца службы будут сортиры драить зубной щеткой! А вот пятый куда-то запропастился. Непорядок, понимаешь! Согласно распорядку, количество трупов должно соответствовать количеству выданных сапог, гы! — Может он в плену или… упал в астрал. — Лучше так. Но если струсил да с поля боя бежал, чтоб он сгнил на гауптвахте! Нам в Империи трусы и слабаки не нужны! После этих его слов я вдруг отчетливо осознал, что для меня разница между Красными и Синими перестала существовать. Глава 20 Просмотреть полную запись
  16. Наследие Богов Как всегда после первого тура МД, большинство игроков уходит в слак вплоть до патча. Сезон 8.0 не стал исключением – как и в прошлых сезонах, активность в этот момент нулевая. Единственными запоминающимися моментами в это время была атакующая ставка гильдии Массаракш на гильдию Евил, которая закончилась уверенной защитой гильдии Евил, но в это же время гильдия проиграла атакующую ставку на гильдию Предтечи. Потому что, как потом стало известно, для гильдии Евил оказалось сюрпризом, что гильдия Предтечи придет защищаться, собрав так называемый «глинный» состав (а именно: побольше танков и хилов, а также три барда, что и позволило им остановить захватчиков на первой точке). На следующей неделе гильдия Евил уверенно зафармила Предтечей. Также запомнился приход на доминион 22 октября гильдии смерш в полностью «глинном» составе. Увы, противостоять такому сетапу остальные гильдии не смогли. Сильно не хватает урона, чтобы продавить. Последнее же воскресенье в этом месяце показало полную апатию к доминиону, большинство топовых патек вышли в облегченном составе или вовсе пошли на ОД. Скандалами этот месяц также не богат. От гильдии Предтечи откололись несколько конст и перешли в другие гильдии. По словам ушедших, причиной стал долгоиграющий конфликт внутри гильдии и (привожу прямую цитату): «Одна ПМСная девушка!», впрочем, это не столь удивительно – такие переходы в конце сезона уже стали обыденностью. Вторым событием, достойным внимания, стало то, что, в общем-то, в текущих реалиях уже и не особо удивительно. А именно – пересадки. А точнее, как пересаженные люди не особо и скрываются и сами себя выдают, подводя под монастырь владельцев кукол. Чего стоят только высказывания в мир-чат на турнирном сервере, и то, что персонажи, за которых играли скромные девушки, внезапно стали дерзкими парнями, по говору очень напоминающими выдающихся деятелей с Нитки. Также неплохо сами себя компрометируют некими высказываниями и видео, которые они публикуют на оф. форуме в теме про МД. Я понимаю, что пересадки сейчас есть на каждом шагу, но зачем так «палиться»? Неужели победы так кружат голову операторам? Ну и последним событием стала новость о восстановлении гильдии Экспансия. Да-да, той самой, где ГМ сначала долгое время сидел в слаке и не хотел отдавать ГМство перед объединением серверов, а когда члены гильдии обратились в саппорт за помощью, он ночью, пока никого не было, зашел и перекинул ГМство на свое воплощение. В общем, та еще история, которая совершенно внезапно получила продолжение и открыла некоторые подробности тех событий. На данный момент Экспансию бывший ГМ Эпик отдал игроку Спрану – бывшему игроку гильдии. Он очень давно играл, но уходил из игры и длительное время не имел к гильдии никакого отношения. И сейчас уже Спран пытается вернуть всех, кто в свое время ушел из гильдии. Возможно, это и хороший вариант для тех, кто слакает, но в текущих реалиях возрождать гильдию с неясными пвп-перспективами? Ну, такое вот удовольствие... Стоит также упомянуть абсурдность ситуации, когда Эпик не отдавал своим же соги ГМство, а сейчас как ни в чем не бывало отдает его человеку, который долго не играл, и они начинают воскрешать гильдию. На данный момент, насколько мне известно, набрали игроков, которые к пвп в целом относятся прохладно. Как выразился один человек – они просто сейчас забивают места, создают «кипиш» и иллюзию действий. Вопл Эпика остался в гильдии в статусе офицера, и ему из казны выплатили 8.000.000 золота, вроде как долг за ТС. Хотя голосовым каналом все это время занимался и оплачивал его другой игрок. Вот такие вот события происходят на сервере Наследие Богов. И напоминаю, что большинство из описанного передано через не одни руки, и за полную достоверность ручаться не могу! Ожившие Легенды Вот вам очередной график взлетов и падений за октябрь, как пишут на форуме картинок для умственно отсталых, ха-ха, в этот раз она действительно не задалась, поэтому скажу на словах. В конце сезона традиционно лидируют 4 гильдии: Ультиматум, СВОИ, Инквизиторы и Камелот. Тут вообще-то нечему удивляться, ведь в этих гильдиях много игроков и довольно сильный офицерский состав. Остальная золотая десятка показывала определенные успехи, но в целом оставалась в своем диапазоне. Призрачный Первый легион, будучи разграблен в начале октября своим давним противником по Вечному зову, гильдией Камелот, видимо не выдержал позора и улетел в самый тартар и сейчас обретается рядом с Призрачным легионом, видимо, передает эстафету на новый сезон. А я писал, помнится, что ПЛ – это явление сезонное. Неожиданным сюрпризом стало укрепление гильдии GoldLegion, которая ввиду отсутствия претендентов частенько стала попадать в 5 лидеров, да и как такому не быть – ведь она подъела вагон маленьких гильдий. Чего только стоил переход всего личного состава Фениксов, которых давно сманивали к себе Alt+F4. Со слов бывшего лидера Фениксов, а ныне офицера Голдов, ему просто надоело искать замены на Домик и ходить в одну патьку, что же – пожелаем им удачи! Что же стало причиной такой неудержимой экспансии и сбора гильдий – провидение, глас божий, который сказал собрать всех на ковчеге пред бурей обновления 9.0? Нет, нет, нет! К этому приложил руку бывший лидер гильдии Чемпион-Дворянство и просто хороший человек из Империи Кенсмен. Кинув клич по старым друзьям, он стал приглашать в Голды, собрал неплохой костяк, но, видимо, что-то не поделил с лидером гильдии Гномом и решил создать свою самую лучшую гильдию Бусидо, пока, правда, не взлетело, но это дело времени, ведь, как известно, Кенс и мертвого уговорит, пожелаем ему удачи! СВОИ не в топе, МИР уже неделю слоняется без гильдии, а на прошедший домик бывшие члены БСЛ решили вообще не собираться, а полностью отдаться ПТС. В любом случае гильдию рано хоронить, это просто отпуск, так что пожелаем ребятам хорошо отдохнуть! Бричмула все же выгнали из Инков. Видимо, Кронмарк позавидовал популярности канала и решил понавставлять палок в колеса. Как развивался конфликт, Бричу запретили снимать домики с особо секретными тактиками Инков, но он ослушался дружеского совета Кронмарка и продолжал снимать, после чего был выгнан со словами: Пусть твои дети вырастят блоггерами и журналистами «Вестника Сарнаута»! Но Брич не растерялся и пошёл в уютный Ренессанс. Ребят, а сейчас самая вкусная новость, всеми любимый модератор ДКУ покинул свой бессменный пост, я прям вижу, как на ваших суровых лицах катится соленая слеза! Но не стоит отчаиваться, вы всегда можете испытать его любовь в официальном сообществе, получив от него старый добрый бан или предупреждение, ахой пираты, не все потеряно! Вступаем в сообщество и выражаем ему слова любви! А Дку я желаю успехов на новом поприще!
  17. Глава уже залита на сайт, но в общем доступе появится вместе с выходом журнала. Это будет со дня на день, возможно даже уже завтра. Постараемся успеть все доделать.
  18. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Иллюстрация к рассказу Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20. Предсказание Имхотена Лигийский корабль я видел не в первый раз — однажды мне уже довелось побывать на подобном, когда я гнался за канийским витязем, похитившим телепортатор. Тогда у меня не было времени все рассмотреть, зато сейчас я отметил, как сильно «Рука Тенсеса» отличается от привычных имперских судов. Первое, что меня поразило, — лигийский корабль был почти полностью из дерева! Трудно было даже представить, сколько лесов уходит на постройку их флота. В Империи древесина — материал не из дешевых, но в Лиге, видимо, дело обстоит несколько иначе. Вторым удивительным открытием стало то, что вместо сравнительно небольших лопастей над кораблем раздувались настоящие паруса, вызвавшие во мне противоречивые чувства. Хоть это и было еще одним доказательством отсталости лигийской науки, я не мог не отметить, что в том, как от порывов астрального ветра синхронно вздымаются гигантские полотна, есть что-то необычайно притягательное. Прямые, вытянутые имперские корабли, с изящными лопастями на корме, вызывали ассоциации со стрелой. Лигийский корабль с округлыми бортами и высоко поднятыми парусами казался мне похожим на шарик. Но он был все-таки красив, как я ни пытался убедить себя в обратном. — Это какое-то сумасшествие! Надо дождаться помощи и захватить лигийцев без потерь с нашей стороны… — На корабле адмирал, голова которого напичкана важными сведениями. Мы должны схватить его раньше, чем он заберет их с собой в астрал, — сказал я. — Надеюсь, эти сведения того стоят… Посмотри, сколько убитых! — Матрена полным отчаяния взглядом окинула берег возле корабля, где бездыханные тела имперских солдат лежали вперемешку с лигийскими. Имперцев, правда, было больше. — Их оживят. Жрецы Триеди… — слова застряли в горле, когда я увидел орка с отрубленной головой. Ему уже не поможет Триединая Церковь, надежды на воскрешение больше нет. Мне нужно было со всеми остальными продвигаться к кораблю, но я, не в силах оторваться от убитого, сделал шаг к нему и присел на корточки. Неужели он показался десантникам Лиги таким опасным противником, что они отрезали ему голову? Я протянул руку к солдатскому жетону, валяющемуся рядом с телом. На нем было выгравировано имя — Вихрь Степных. — Это же потомок Легендарного Орка! — вырвалось у меня. Бедняга, так и не успел добраться до Незебграда — его бросили в котел войны, где он и сгинул навсегда. Наши солдаты к тому времени сумели прорваться на корабль, и там завязался бой. Когда я ступил на деревянную палубу, в моей памяти ожил «Непобедимый» и все те, кто так и не долетел на нем до Незебграда. В тот раз мне не пришлось спускаться вниз, и я не видел лигийский корабль изнутри. Но сейчас, быстро промчавшись мимо сражающихся, я в несколько прыжков преодолел деревянную лестницу с красивыми, резными перилами. Здесь тоже было шумно — штурмовики, спустившиеся раньше меня, начали выламывать все двери, но натолкнулись на серьезное сопротивление и уже пятились назад, теснимые лигийскими диверсантами. Я нырнул в боковой коридор и, толком не имея представления, куда идти, просто побежал вперед. За мной кто-то кинулся следом, заставив меня резко обернуться и отпрянуть в сторону, но это были свои. — Надо найти капитанский мостик! — крикнул хадаганец из Синих и тут же упал замертво — его пронзила стрела. Из комнаты за высокими красивыми дверями — конечно же, из дерева — высыпалась группа лигийцев, и хотя я твердо вознамерился не ввязываться лишний раз в бой, а целенаправленно искать вражеского командира, мне пришлось обороняться. Нас оказалось немного больше, но мы уступали мастерству опытных лигийских вояк. Сначала я, активно орудуя мечом, не обратил внимания на высокого канийцах в сияющих, как золото, доспехах со знаками отличия. А вот он, похоже, сразу заметил меня. Сделав несколько шагов назад, он вернулся в комнату, из которой вышел со своими сподвижниками, и оттуда в упор смотрел на меня. Поймав мой взгляд, каниец качнул головой, как будто приглашая войти вслед за ним. Это было похоже на вызов. И я его принял. Проскользнув мимо сражающихся, я забежал в комнату и захлопнул дверь. Шум боя сразу стих. — Адмирал, — утвердительно произнес я. — Мне знаком этот меч. Далеко не каждый его достоин, — ответил он и что-то мне кинул. Я рефлекторно протянул руку и поймал ключ, тут же мысленно отругав себя за глупость, ведь Галсов мог кинуть в меня что угодно! Но ничего в моей руке не взорвалось, и на коже не появились ожоги от яда. Это был просто тяжелый дверной ключ с витиеватым рисунком на головке и стержне. Я молча повернулся к двери и закрыл ее на замок. Буквально через секунду на нее с той стороны обрушился град ударов, но открывать я и не подумал. Это могли быть как свои, так и чужие, да и честный бой один на один казался мне куда более справедливым. Меч канийца тоже выглядел впечатляюще, и его красота полностью соответствовала мастерству владельца. Галсов был самым искусным мечником из всех, что я видел. Он не делал опрометчивых выпадов, не тратил энергию на лишние движения, замечал все мои уловки и парировал атаки, плавно переходя в наступление. Мне еще ни разу не приходилось вести бой мечом так долго, все мои предыдущие соперники умирали гораздо быстрее. Но самое удивительное, что я не чувствовал никакого переутомления от тяжелого оружия, которое нельзя было опустить ни на секунду. Наоборот, я ощутил небывалую взаимосвязь с ним, будто меч стал продолжением меня самого. Я контролировал его движения так, как если бы родился с мечом в руках и больше не выпускал никогда. От рукояти в ладони лилась энергия и с каждой секундой во мне только прибавлялась уверенность в своих силах. В дверь из коридора уже не просто ломились, судя по звукам, ее организовано пытались вынести тараном, но та пока держалась. Я ждал, что она сломается или слетит с петель в любой момент и старался отойти подальше, но Галсов, похоже, считал ее достаточно крепкой и не обращал на нее внимания. Поэтому, когда створки с грохотом распахнулись в языках пламени и внутрь ворвался черный дым, я был к этому готов. Галсова взрыв не задел, и он не моргнул и глазом, но доли секунды его замешательства мне хватило, чтобы нанести смертельный удар. Первым я увидел Грамотина, выглядевшего весьма устрашающе с сияющим жезлом, в центре прогремевшего взрыва, и только тогда опустил меч. Свои. — Галсов! Это же Галсов! Скорее, контейнер сюда!!! — заверещал кто-то из коридора, когда Миша шагнул ко мне. — Живой, — констатировал он. — Ты удивлен, да? — ухмыльнулся я. — Как там наверху? — Бой еще идет, но сопротивляться уже практически некому. Подкрепление прибыло — восемь наших кораблей здесь… — Быстрее! — забежавший внутрь Зэм нес на вытянутых руках металлический ящик со светящимися зелеными иероглифами. — Руби ему голову, пока клетки мозга еще живы! Я перевел взгляд на убитого адмирала, стараясь загнать поглубже зашевелившийся внутри меня протест. Это был достойный противник, но на войне как на войне. Голова Галсова как раз умещалась в ящике Зэм, как будто с нее снимали мерки. Я убеждал себя, что адмирала не смогут оживить, а только лишь извлекут какую-то важную информацию… — Вот теперь мозг в сохранности. Но у контейнера маленький заряд, поэтому надо спешить! — Зэм вручил мне тяжелый ящик и, глядя на мое недоуменное лицо, рявкнул: — Телепортатор! У тебя есть персональный телепортатор, сейчас же в Незебград к Негус Хекет! Я посмотрел на Грамотина, но тот лишь пожал плечами. Пользоваться телепортатором было страшновато, хоть я и перемещался с его помощью уже дважды. Напрягая память в попытке представить конечную цель, я сжал в ладони сразу нагревшийся прибор, окутавший меня голубоватой сферой и перенесший на телепортационную площадку Ока Мира. В большом зале, где я оказался, шелестело множество разговоров и вещало радио, но после шума боя мне казалось, что здесь стоит оглушительная тишина. Перемазанный грязью и кровью, в разодранной и подпаленной форме, с дикими глазами, я разительно отличался от всех присутствующих. Очутившись вдруг в чистоте и спокойствии, трудно было даже поверить, что только что, совсем недалеко отсюда, шла ожесточенная битва с Лигой. — Надеюсь, это у тебя не бомба, приятель, — хадаганец в форме Ястреба Яскера подозрительно косился на ящик в моих руках. — Мне надо к Негус Хекет – и быстро! — Она, вероятно, у себя. Показать дорогу? — Я знаю. Промчавшись по нескольким коридорам и лестницам, распугивая встречных и ловя на себе возмущенные взгляды, я едва не сбил с ног Главу Совета Ученых Советов. — Мне уже сообщили о вашем прибытии. Давайте ее скорее сюда! Негус Хекет, с горящими, как два зеленых семафора, глазами, буквально выдернула у меня из рук контейнер с головой лигийского адмирала и, развив необычайную скорость, унеслась в неизвестном направлении, не сказав более ни слова. Я остался стоять один в пустом, похожем на гробницу Зэм, коридоре. Возвращаться на Дозорный остров? Но туда уже прибыло подкрепление и, наверное, всех солдат из ИВО уже отправляют назад. В легкой растерянности я поплелся обратно к телепорту, все еще соображая, что мне делать дальше. Когда я уже шагнул на телепортационную площадку, меня схватил за руку незнакомый Зэм. — Глава Совета Ученых Советов Негус Хекет убедительно просит вас пока не покидать Око Мира, товарищ Санников. — Я не подчиняюсь Главе Совета Ученых Советов, — ответил я. — Все вопросы с вашим командованием будут улажены. Вы получите соответствующее распоряжение в ближайшее время. Формулировка «ближайшее время» была довольно размытой и могла включать в себя от нескольких часов до нескольких дней, но Зэм, больше ничего не добавив и так и не представившись, уже растворился в толпе. Я решил, что задержусь здесь на один час, и если не получу никакой информации от Хранителей, вернусь в ИВО. Хотя мой внешний вид не очень подходил для прогулок по Оку Мира, я не стал тратить появившееся время, отсиживаясь в темном углу. Больше всего на свете мне не хотелось быть вестником плохих новостей, но чувство долга заставило отправиться на поиски Верховного Шамана орков. Дорога до его обиталища была запутанной, но мне удалось не заблудиться и дойти с первого раза. С моего предыдущего визита мало что изменилось: все так же горел костер и удушающе пахло различными травами. Сам Коловрат прятался за клубами белого дыма, но о моем приходе, видимо, уже знал, потому что, едва я шагнул в большой круглый зал, как с другого его конца донесся низкий, хриплый голос: — Что-то вид у тебя невеселый. Да и знамение мне вчера было дурное. Говори, не тяни кота за хвост! Я молча подошел к шаману и протянул ему запятнанный в крови армейский медальон. Коловрат быстро глянул на надпись и, прикрыв глаза, сжал его в кулаке. — Когда? — Только что. На ИВО напала Лига… Вихрь был убит последней смертью. Я ожидал любой реакции Верховного Шамана, но он, помолчав немного, лишь кивнул. — Павшим героям — вечная память. Вихрь мертв, это печально, но мы не опустим руки. У Легендарного Орка должны быть еще потомки. Повезло один раз, повезет еще! А Вихрю — светлая память. С этими словами он сунул мне под нос огромную, похожую на ведро, кружку с чем-то дымящимся. От едкого запаха у меня заслезились глаза, но отказывать Верховному Шаману я не стал, и мы не чокаясь выпили за упокой Искры Вихря Степных. Внутренности обожгло неизвестным напитком, но через секунду по телу разлилось тепло, и скованные напряжением мышцы расслабились. Прапорщик Хранителей разыскал меня, когда я уже допивал шаманское пойло. К моему удивлению, в голове, несмотря на выпитое, было ясно, и тело не шатало из стороны в сторону. Наоборот, я чувствовал прилив сил. Хранитель передал мне письменное распоряжение от самого Штурма Бешеных, в соответствии с которым я должен оставаться в Оке Мира в ожидании дальнейших указаний. И судя по тому, что мне выделили персональную комнату с отдельным душем, ждать этих указаний придется долго. Этим же вечером мне доставили новенькую, с иголочки, форму, и долгожданные офицерские погоны. Покидать Око Мира было запрещено, зато передвигаться внутри здания я мог совершенно свободно, чем и собирался воспользоваться на полную катушку. Было невероятно приятно козырять своим новым званием, видеть, как мне отдают честь Ястребы Яскера и другие Хранители, и салютовать им в ответ. Само Око потрясало размерами и убранством. Здесь было множество мастерских — оружейников, портных, кожевников, ювелиров; магазинов, где хитро улыбающиеся гоблины пытались продавать товар по заоблачным ценам; столовых и кафе с обширными меню, от которых текли слюнки; библиотек, заполненных таким количеством книг, что и не счесть; парикмахерских, в одной из которых я не преминул подстричься и сбрить изрядно отросшую щетину; лабораторий, куда меня, конечно, не пустили; и еще бесчисленное количество каких-то коридоров, лестниц, комнат, заведений, до которых я так и не дошел. Зато я умудрился забрести в ЗАГС, где похожая на ангела девушка Валерия, едва узнав, что я просто заблудился и нет у меня никакой невесты, с таким призывом стала мне строить глазки, что я решил от греха подальше не подниматься больше на этот этаж. Местные посоветовали посетить аукцион, где можно завести полезные знакомства и разжиться интересными и редкими вещами, но там было так шумно и сутолочно, что я быстро ретировался. А вот наведаться в банк, в котором мне, как начинающему защитнику Родины, полагался хоть и маленький, но лестный одним только своим существованием, счет, было приятно. И все-таки, несмотря на множество интересных мест и занятий, я все время возвращался мыслями на Дозорный остров. Наверняка я знал, что все хорошо только с Мишей, которого видел прежде, чем телепортироваться с лигийского корабля, и с Кузьмой, оставшимся на учебном полигоне ждать лекарей. Что со Лбом, Матреной и Лизой, мне было неизвестно. Время шло, но ни в этот день, ни на следующий со мной так никто и не вышел на связь, и я по-прежнему был предоставлен сам себе. В газетах лишь один раз появилась маленькая, скомканная заметка об инциденте, которая не давала практически никакой информации читающим. Когда на третий день, измаявшись от безвестности, я уже твердо решил отправиться прямиком к Командору Хранителей, за мной явился посыльный от Негус Хекет. Идти в неприятное крыло Зэм не очень хотелось, но выбирать не приходилось. Глава Советов Ученых Советов ждала меня в своем кабинете, где на большом столе, сплошь заставленном каким-то хитрыми светящимися приборами, находился ящик, похожий на тот, в котором я доставил в Око Мира голову лигийского адмирала. — Доброе утро, лейтенант. Поздравляю с новым званием. Я молча отсалютовал, стараясь не смотреть на контейнер. — Вы знаете, лейтенант, в руководстве за вас развернулась небольшая борьба… И я победила. — Простите, я вас не понимаю. — Распределение выпускников ИВО закончено и вы, вместе со своим отрядом, временно поступаете в мое распоряжение, — пояснила Зэм. — Вот соответствующий приказ. Пробежав глазами протянутый листок, я поднял голову и мой взгляд снова уперся в контейнер. — Это голова адмирала? — не сдержался я. — Верно. Наш сотрудник доставит ее в НИИ МАНАНАЗЭМ для дальнейшего изучения. Вы будете его сопровождать. И далее… выполнять все поручения руководства института. Из кабинета Негус Хекет я вышел с твердой уверенностью, что худшего распределения и быть не могло. Лучше бы меня отправили прямо на передовую! Была и приятная новость, в столовой, недалеко от места, где я поселился, меня ждали мои друзья. Кузьма, Миша, Лоб, Матрена и Лиза – живые и здоровые, в форме выпускников ИВО – сидели за столиком, оживленно разговаривая. Зато вокруг них находилась как будто зона отчуждения: эльфийка в военной имперской форме парализовала работу заведения. Она, спокойно расправив крылья, ничуть не смущалась десятков прикованных к себе взглядов. — Как же я рад, что вы все живы! — с нескрываемым облегчением выдохнул я. — А уж мы то как рады, начальник, — улыбнулся Орел, пожимая мне руку. — Только вчера были призывниками, а теперь вот сидим в Оке Мира… Какое же оно здоровое! Я попросил в подробностях рассказать обо всем, что случилось после того, как я телепортировался с лигийского корабля. — Рассказывать особо нечего, подкрепление уже прибыло, и нас сразу отправили назад в казармы, — сказал Михаил. — Есть несколько безвозвратно погибших, как со стороны Красных, так и Синих, поэтому все празднования по случаю выпуска были отменены, и церемония распределения прошла без торжественной части. Зато погляди на это… Он вынул из кармана знакомый мне телепортатор, или «камень путешественника», как называли его Зэм. Точно такой же я носил с собой с самого прибытия в Незебград. Когда-то он спас мне жизнь. — Прибор уже поступил в массовое производство, и теперь им в обязательном порядке снабжают всех военных! — Неплохо… — А еще, Ник, смотри, что у меня есть! — похвасталась Лиза, демонстрируя мне жезл замысловатой формы. — Я, правда, не имею права пользоваться им на гражданской территории, даже для самозащиты… — Не понятно, кстати, почему, — проворчал Михаил, убирая телепортатор. — Лизе дали гражданство, — пояснила Матрена. — Но ее права все равно очень ограничены. Она обязана каждый день отмечаться в территориальном отделении Комитета, не может без разрешения перемещаться по имперским аллодам… — Это неважно! Главное, что у меня наконец-то снова есть хорошее оружие, — сказала Лиза, любовно глядя на свой жезл. — А что толку, если им отлупить никого нельзя? — крякнул Лоб. — Уверен, там, куда нас направят, можно будет, — весело ответил Кузьма. — Не думаю, — покачал головой я. — Нас определили в НИИ МАНАНАЗЭМ. Я не знаю, как это расшифровывается, но вряд ли это место боевых действий. — Научно-исследовательский институт Магии и Наследства Народа Зэм, — сказал Миша. — Не подумайте, что я расстроен этим фактом, но… почему туда? Ответа на этот вопрос у меня не было. Через два часа мы стояли на площадке телепорта вместе со специальным агентом Комитета по имени Давид Прошин, прижимающим к себе контейнер, как родное дитя. — Адриан Галсов явно переоценил свои силы, когда направил свой корабль к Игшу, — ворчал он безостановочно. — Так этой Лиге и надо! Нечего на нашу землю десанты высаживать. Агрессоры! Надеюсь, голова адмирала не пострадает при перевозке… Мы отправляемся или нет? — Да-да… одну секунду… прошу прощения… раз уж вы в НИИ… — Хранитель портала — восставший Зэм — порывшись в карманах, вынул запечатанный конверт и смущенно протянул мне. — Вы не могли бы оказать мне услугу? Дело в том, что мне надо доставить важные документы в НИИ МАНАНАЗЭМ. Важные… для меня лично, и я хотел бы передать их из рук в руки директору Негусу Тоту. Я подумал, что это несколько странно — передавать важные документы с первыми встречными, но просьба была не обременительной, и я, пожав плечами, взял письмо. — Институт Магии и Наследства Народа Зэм… Миша, это ведь не склеп? — успел произнести я, прежде чем нас окутала голубоватая сфера телепорта. — Э-э-э… как тебе сказать… — откликнулся Грамотин, когда мы уже перенеслись. Я вдруг осознал, что крепко зажмурился при телепортации, и когда открыл глаза, мои самые худшие ожидания оправдались. — Это пирамида, — констатировала Матрена. Только после того, как она это произнесла, я понял, что невероятное строение передо мной действительно имеет форму пирамиды. Это было сооружение, занимающее всю площадь аллода, кроме маленького кусочка земли перед входом. Его темные, каменные стены симметрично украшали иероглифы и рисунки правильной геометрической формы, между которыми пульсировало ядовито-зеленое освещение. Спустя время, когда мне наконец удалось оторвать ошарашенный взгляд от здания НИИ, я заметил, что вокруг нас парят на разной высоте еще несколько островов меньших размеров. — Какова, а? Я про Пирамиду. Величественное зрелище! — произнес местный хранитель портала, заметив нашу реакцию. — Институт располагается на всем архипелаге? — спросил Миша. — Да, — кивнул Зэм. — Там после Катаклизма тоже сохранились некоторые сооружения, пригодные для использования. — После Катаклизма? — переспросил я. — То есть это не имперская постройка? — Нет, конечно. Это же Пирамида Тэпа, ей почти три тысячи лет. Тогда Сарнаут еще был целой планетой, а не разбросанными по астралу клочками земли… Я смутно себе представлял, что значит «целая планета». Из школьной программы вспоминалось что-то про шар… Мне же Сарнаут виделся просто одним большим аллодом, который Катаклизм расколол на куски. — Именно такие Пирамиды Тэпа стали причиной нашей смерти, и они же даровали нам новую жизнь. Гримасы судьбы! — продолжил хранитель. Похоже, он мог часами восхищаться творением безумного мага прошлого, и мне пришлось прервать его излияния: — Извините, мы спешим. — Тогда прослушайте официальную информацию. На территории НИИ введен карантин, во многие части Пирамиды доступ закрыт. — Какова причина? — быстро произнес агент Комитета, помахав красным удостоверением. — Не уверен, что могу ее назвать. Отправляйтесь к начальству, там лучше меня знают, что вам можно рассказать, а что нет. Внутри институт был таким же, как и снаружи, и действовал на меня угнетающе. Вдоль длинных коридоров с холодным зеленым освещением тянулись какие-то провода, трубы, непонятного назначения механизмы. Пирамида тихо гудела, будто была живой, и от этого гула у меня шел мороз по коже. Людей нам попадалось очень мало, в основном лишь восставшие Зэм, углубленные в свои научные размышления. До кабинета директора НИИ Негуса Тота пришлось подниматься на лифте. Никаких приемных с секретаршами здесь не оказалось, а сам кабинет больше походил на лабораторию, сплошь заставленную хитроумными приборами. — Да-да, говорите. Только очень быстро, у нас тут столько дел, столько дел! Голова кругом! — произнес Негус Тот без всякого приветствия и даже не обернувшись, когда мы вошли. Прошин коротко рассказал о цели визита и представил нас. Зэм, оставив наконец свой смахивающий на микроскоп прибор, подошел ближе, выхватил из рук комитетчика контейнер и сразу открыл. — Превосходно, голова в идеальном состоянии! Мозг не поврежден, нам остается только извлечь из него информацию. — Эта голова может оказаться важнее десяти выигранных сражений. Комитет не забудет этой услуги. Слава Империи! — откликнулся Прошин. Они кивнули друг другу, после чего Прошин молча пожал мне руку и вышел из кабинета. Мы вшестером остались наедине с директором НИИ. — Я рад приветствовать вас в НИИ МАНАНАЗЭМ. Хранители здесь нечастые гости. — Институту грозит какая-то опасность? — спросил я. — Трудно сказать. Ваше нахождение здесь связано с деятельностью… весьма бурной деятельностью заведующего отделом ЧП Номарха Имхотена. — Что такое ЧП? — Чудовищные Предзнаменования! Нам пока трудно оценить степень опасности… но отряд Хранителей точно будет не лишним. Сейчас в НИИ введено чрезвычайное положение, связанное с включением Пирамиды. В принципе, поводов для беспокойства нет, ситуация под контролем. Да, долгие годы Пирамида считалась мертвой, как и сама память о Тэпе. Но что есть смерть? Разве не сон? Вот Пирамида и проснулась. Но у Номарха Имхотена есть свое мнение на этот счет. Поговорите с ним. — А что значит «проснулась»? — Хорошо, что вы задаете вопросы. Главное, чтобы у меня были ответы. Мы здесь, собственно, тем и заняты — даем ответы на вопросы. Иногда правильные, — Негус Тот подошел к заваленному бумагами столу и уселся за него, указав нам рукой на свободные стулья. — Пожалуйста, присаживайтесь. Вы знаете, что из себя представляют Искры? — В общих чертах, — ответил я. — Искры — это сущность человека, орка, зверя — неважно — которая является основой жизни. Природа их пока мало изучена. Известно, что именно Искры должны были стать для Тэпа основой его бессмертия, и эта его Пирамида — одно из хранилищ Искр моего народа. Здесь содержится огромный запас накопленных Тэпом Искр. Потихонечку их изучали, иногда выпускали на свободу, хотя пока нет способа точно определить, какой Искре какое тело соответствует, и не было гарантии, что отпущенные Искры найдут свое прежнее тело. И вот теперь множество Искр оказалось выпущено на свободу. Они роятся по всему архипелагу, а ведь это души людей племени Зэм! Сейчас наши сотрудники заняты возвращением Искр обратно в хранилище до того момента, когда будет решена проблема нахождения их тел. Столько лет прошло, создатель Пирамиды давно канул в небытие… Неудивительно, что она, очнувшись, ведет себя не совсем так, как следовало ожидать: не аккумулирует Искры, а наоборот — извергает их из себя. Все отделы усиленно работают над анализом причин и поиском выхода из ситуации. — Искры способны причинять какой-то вред? — Нет. Но нам важна каждая, каждая Искра! Ведь не так много Восставших осталось на аллодах. Проблема еще в том, что многие тела не сохранились… колесо истории хорошенько по ним прошлось: от иных и горстки тлена не наберется. Их Искры никогда не возродятся. Они кружат тут, алчут своего тела. А его нет… Поэтому все, у кого свободны руки, сейчас отлавливают Искры. — Каким образом? — заинтересовался Грамотин, поправив очки и подавшись вперед. Я был уверен, что он получает колоссальное удовольствие от нахождения здесь. — Вот это — уникальная разработка нашего НИИ: посох-искросос. Он как раз предназначен для решения этой ситуации. — С его помощью можно собирать бесхозные Искры? — Миша взял в руки замысловатый прибор и начал осматривать его со всех сторон. — Именно. Искросос питается энергией Пирамиды и, к сожалению, работает только рядом с ней, иначе… только представьте: можно было бы отлавливать вражеские Искры, и Лига пала бы в течение считанных месяцев! Мечты-мечты… — То есть Пирамида начала выпускать на волю хранящиеся в ней Искры? Это вы подразумеваете под ее «включением»? — решил уточнить я. — Не только. Пробудились некоторые из древних артефактов Тэпа, ранее спавших мертвым сном, — например, телепортаторы. Мы уже знаем, как ими пользоваться, вот только одна беда: порталы включились, но как-то странно… Они отправляют туда, куда им самим заблагорассудится. Вот еще одна загадка Пирамиды. И мы работаем над ее решением. Но вы не волнуйтесь, здесь есть еще Джунские порталы. С их помощью можно перемещаться даже через прибрежный астрал. Всех Хранителей, насколько мне известно, уже снабдили камнем путешественника. Наша разработка! — не упустил случая похвастать Негус Тот. Я не стал говорить ему, что был первым человеком, испытавшим такой метод перемещения между ближайшими аллодами. — У нас тут даже есть несколько этих Джунских руин. Специально их сюда привезли, опыты на них ставили. Работают. Удобно! Так что теперь пользуемся достижениями вымершей цивилизации и современной науки! Я сам иногда путешествую туда-сюда, туда-сюда. Помогает сосредоточиться! Рекомендую! — Где нам найти заведующего отделом ЧП Номарха… э-э-э… — Имхотена. Чудовищные Предзнаменования находятся там же, где отдел Жизни После Смерти, на соседнем острове. Но сначала вам нужно устроиться. Мой лаборант проводит вас. Лаборант — конечно же, Зэм — вырос за спиной Негуса Тота в мгновенье ока. Я поднялся на ноги. — И вот еще что… Хранитель портала в Незебграде просил передать вам это. — А-а, еще одно письмо! С тех пор как эта Пирамида заработала, все мои соплеменники просто с ума сошли! Каждый надеется, что Искра именно его жены, мужа, сестры, матери, злейшего врага освободилась и скоро отыщет свое тело… Увы, пока мы мало можем влиять на этот процесс. Попрощавшись с директором НИИ, мы отправились длинными витиеватыми коридорами за лаборантом. — Что это у вас в руках? — спросила его Матрена, ткнув пальцем в небольшой полупрозрачный контейнер, в котором барахталось что-то до ужаса напоминающее… — Это пауки… Мумифицированные. — Зачем? — спросила Лиза, сморщившись от отвращения и отодвинувшись от лаборанта подальше. — В НИИ сейчас неспокойно и тяжелей всего приходится отделу Жизни После Смерти. Они загружены больше всех, а тут еще и нашествие крыс. Этих пауков мы сами развели когда-то, потому что крысы и пауки — исконные враги и на территорию друг друга обычно не суются. Однако привезли трупы, и крысы как с цепи сорвались, так что паучки в ужасе жмутся по углам. Приходится самим раскладывать мумии пауков в склепах у саркофагов. Крысы своим умишком с горошек думают, что вдовы захватили эту территорию, и разбегаются. Одно хорошо — не приходится проводить мумификацию по старинным рецептам: ну там, вымачивать тело в соде семьдесят дней, мозг крючком вынимать через ноздри… Слегка побледневшие Матрена и Лиза не решились расспрашивать дальше, и оставшийся путь мы преодолели в молчании. — Ну вот мы и на месте. Это общежитие для гостей и сотрудников НИИ. Вам сюда, а вам чуть дальше по коридору… Я даже не сомневался, что жить придется в точно такой же обстановке, какая царила, похоже, во всем институте, — жутковатые барельефы на темных, каменных стенах и этот раздражающий зеленый свет… — Надеюсь, он хотя бы выключается, — прокомментировал Орел, скептически осмотрев довольно большую и неуютную комнату. — Не уверен, что смогу уснуть, глядя на это. Решив не задерживаться и едва побросав свои вещи, мы сразу отправились на поиски заведующего отделом Чудовищных Предзнаменований Номарха Имхотена. Мне не терпелось услышать его версию происходящих событий. Пользоваться родными порталами Пирамиды мы не стали, раз уж их работа все еще не настроена как следует. К тому же освежить в памяти те эмоции, которые я испытал, впервые пролетев в прозрачной сфере сквозь астрал с помощью старых Джунских технологий, – дело, несомненно, приятное. Соседний остров был полностью песчаным. Высокие барханы казались разноцветными из-за того, что астрал над головой переливался всеми цветами радуги, скрашивая унылый пейзаж. Здесь остатки строений, прилегающих к Пирамиде, не так хорошо сохранились, и сразу становилось понятно, что это очень старые сооружения. А может, они просто не реставрировались, как главное здание. — Все через ЖПС! — Что? — Я говорю, все это шандарахнуло именно по ЖПС! Табличек нигде не было, поэтому мы заглянули в первую же попавшуюся лабораторию. Там, стоя между характерной формы ящиков, напоминающих гробы, громко ругался Зэм: — Ох, такой аврал! Мой отдел всегда отлично справлялся! Пяти-шести Искрам в квартал мы подбирали тела. И это цифра, я вам скажу! Я не стану кивать на другие отделы, вроде Чудовищных Предзнаменований, которые только проедают ресурсы. А что сейчас?! Сотни Искр вокруг. Сотни! И где я им выну и положу тела? Повсюду выкапываются саркофаги и свозятся в Пирамиду. Добрались даже до тех, которые значились в планах на следующую пятилетку. А штат прежний! Естественно, он не справляется! Тела лежат штабелями прямо в коридорах и… тут как тут — крысы-трупоеды. Что? Скормить с таким трудом обнаруженные тела крысам?! Ох, как я тоскую по армии! Там такого беспредела отродясь не было! — Похоже, это отдел Жизни После Смерти, — прошептала Матрена. Вставить хоть одно слово в непрекращающуюся тираду восставшего было невозможно и мы, решив поискать кого-нибудь поспокойней, выкатились обратно в коридор и пошли дальше. — Ну наконец-то, где ты шля… — начал было Зэм, стоя к нам спиной в следующей лаборатории, но обернувшись на вошедших, запнулся. — Ох, обознался! Простите. Вы не видели моего дубля? — Кто это — дубль? — Копия материальной оболочки, только на лице у него, конечно, нет такого, как у меня, отпечатка интеллекта и груза забот, мозгов ему дается ровно столько, чтобы выполнил задание и… не зазнавался. Я послал его замерять активность астрала — это же несложное задание! Не понимаю, куда он запропастился… — Нет, не видели. Мы ищем отдел Чудовищных Предзнаменований. — Это не в этом здании. Вам нужно пройти чуть дальше… Выйдя на улицу мы столкнулись с восставшей, с трудом волочащей по земле большой ящик. — Охо-хо… Ох… Лежать бы самой сейчас в саркофаге… Когда же это кончится?! И опять все на женские плечи взвалили… А ты попробуй подними — руки отрываются. — Вам помочь? — Было бы неплохо. Только осторожно! Это саркофаг с нашим братом или сестрой! Его нужно перенести вон туда… А я пока дух переведу. Лоб легко, как пушинку, взвалил саркофаг на плечо и понес в указанном направлении. — Огромное вам спасибо! А то если Семер Чума вдруг увидит, что никто не носит саркофаги, опять будет грозиться меня на гауптвахту отправить. Вы, кстати, не знаете, что это такое? Судя по выражению его глаз, что-то пострашнее жизни в смертном теле… — Семер Чума — это глава отдела Жизни После Смерти? Похоже, он был Хранителем когда-то. — Я не знаю. Но он часто вспоминает армию… — И почему-то не любит отдел ЧП. — Их никто не любит. Сборище сумасшедших… И зачем только тут держат этот цирк? После этих слов желание искать Номарха Имхотена резко поубавилось. Да и передвигаться по горячему песку, быстро набившемуся в обувь, было неприятно. Мы отошли совсем немного от отдела ЖПС, как Лоб воскликнул: — Смотрите, кто это там? Никак сброситься в астрал хочет, — он ткнул пальцем в темный силуэт на краю аллода. — О, нет! — воскликнула Матрена. — Надо его остановить! Мы бросились к самоубийце со всех ног. Он стоял совершенно спокойно, и мы, подбежав ближе, притормозили на небольшом расстоянии, побоявшись спугнуть его. — Эй, друг, ты там это… не дури давай, — выкрикнул Лоб, пока все остальные тщательно пытались подобрать нужные слова. Стоявший на краю земли Зэм обернулся и мы увидели сотрудника НИИ, потерявшего своего дубля. — Ох… Снимать показания… Рисковать своей жизнью на краю аллода ради какой-то непонятной цели… Дудки! Я разумное существо и больше не намерен бегать по аллодам, убивать невинных существ, собирать всяческую дребедень или снимать показания каких-то сумасшедших приборов! Я хочу жить полноценной жизнью — влюбляться, общаться, ходить на вечеринки! Вот только… Астрал! Он так прекрасен! Я часами могу стоять на берегу и любоваться им. — Ага, ты только это… пару шагов назад отмерь… на всякий случай. — Ах, оставьте меня! Я сам не знаю, чего хочу! Восставший снова отвернулся от нас и уставился в астрал. — Это ведь дубль, но… — произнес Миша. — У него, кажется, есть… интеллект?! Вероятно, это было что-то из ряда вон выходящее, потому что у Грамотина был донельзя пораженный вид. — И что будем с ним делать? — спросил Орел. — Давайте я отволоку его в ЖПС! — предложил Лоб. — Не надо, — покачал головой я. — Пусть стоит, если ему так нравится. Нужный отдел мы нашли не сразу, пришлось немного поплутать по барханам. Мне уже начало сильно припекать голову и перед глазами стало темнеть, когда нам встретился восставший Зэм, ведущий на длинном поводке необычное крылатое существо. — Постойте, — крикнула Матрена, замахав руками. — Из какого вы отдела? — Э-э… — почему-то растерялся восставший. — Как бы это сказать… Ладно… так и скажу. Из Чудовищных Предзнаменований. — Отлично! — выдохнул Орел, тоже порядком утомленный жарой. — Вот вы нам и нужны. — Серьезно?! — удивился Зэм. — Странно… Кому ни признаешься, что ты из ЧП, начинают пальцем у виска крутить. — Мы ищем начальника вашего отдела — Номарха Имхотена, вы можете нам помочь? — Да, конечно, идемте со мной. — А это… чего это у тебя такое… раздетое? — спросил Лоб. Все разом посмотрели на зависшее на некотором отдалении существо, которое вел за собой Зэм. Мой рот открылся непроизвольно. Это была женщина — абсолютно голая! Как я мог не заметить этого сразу?! — Хватит пялиться! — отчего-то разозлилась Матрена. — Это же просто гарпия! Немного придя в себя, я все-таки сумел охватить взглядом существо целиком и понять, что передо мной не человек. У женщины были когтистые, покрытые рыжими перьями лапы вместо рук и ног, мощные, кожистые крылья, длинный, тонкий хвост, а в лице что-то звериное и птичье одновременно. Но само тело выглядело абсолютно человеческим! И на нем не было ничего! Я смутился и отвел взгляд. — Чем вы занимаетесь? — спросил Миша. Он глядел на гарпию совершенно спокойно, как будто перед ним находилась занимательная книга. — Каким-то бредом, если честно… — понурил плечи восставший. — В смысле, новым направлением в науке, я хотел сказать. Гаданием по поведению полуразумных существ. Если с утра сумрачная гарпия встанет на левое крыло, то Империя победит в войне с Лигой, а если на правое, то… тоже победит, но чуть позже. Но это все пока сухая теория. Как ты понаблюдаешь за гарпиями, если эти жуткие монстры никого к себе не подпускают? — Эта гарпия не кажется дикой… — Она прирученная. Это Номарх Имхотен распорядился, а Иаверу Маду — крутись как хочешь. Я долго бился, что бы такое придумать. И тут меня осенило: приворотная магия. А почему нет? Если уж разумных существ можно заставить себя полюбить, то уж гарпий и подавно. — Вы что, ее приворотным зельем напоили? — захохотала Лиза. — А совесть не мучает? Она же в вас теперь влюблена! Ха-ха. Вы в ответе за того, кого приручили. — Вообще-то я хотел заниматься немного другим… Восставшим редко снятся сны, но я недавно видел сон. Приснился мне ОМУТ… Я имею в виду отдел Основ Магического Учения Тэпа. Так вот, приснилось мне, что иду я по пескам ОМУТа и вижу… — Что? — спросил я, потому что Зэм замолчал. — Неважно, не берите в голову. Вдруг, у меня дар есть. Вещий! Разберут еще на части — для опытов… Мы переглянулись за его спиной. Похоже, в этом отделе и правда все немного больные на голову. — Вот наш отдел. Ищите Номарха Имхотена в лаборатории… Перед нами находилось огромное каменное лицо, открытый рот которого служил входом. — Таблички «Добро пожаловать» не хватает, — буркнул Орел. Внутри было пустовато, и после пяти минут скитаний по коридорам, мы наткнулись на самого главу отдела. Он с совершенно безумным видом сидел на полу, обложенный дохлыми скорпионами. Первым моим желанием было развернуться и уйти, но я поборол его. — Я это предвидел! Предвидел! — заявил он, когда мы представились и сообщили о цели визита. — Я, Великий Имхотен, предсказал, что Пирамида проснется. Предсказал! В точности! Все мои недоброжелатели, жалкие слепцы, посрамлены! Они думают, Имхотен — шарлатан! Особенно этот вояка и бездарь, Семер Чума, начальник отдела ЖПС! — Он вам тоже симпатизирует… — Что вообще бывший кровавый убийца, сподвижник Ура делает в науке? За что ему целый отдел? А мне с ним еще приходится один остров делить. Мне! Великому Имхотену! Они мне всегда говорят: «А где были ваши пророки, когда Тэп напустил чуму?!» А я им: «А там и были!». Они предсказали его появление, конечно же! Но жалкая, презренная толпа им не поверила. Как всегда! Но Имхотен теперь отомстил! Отомстил за всех провидцев, предсказателей, звездочетов, оракулов и гадалок вместе взятых! Я предрек пробуждение Пирамиды! Всего лишь по узорам на скорпионьих панцирях. — А что еще они вам говорят… панцири… — осторожно спросил я. Имхотен производил впечатление умалишенного. — Я только что вышел из транса, и мне было новое видение! Они не посмеют больше насмехаться над отделом ЧП и Имхотеном. О, вечная ночь! О, ужас! Империя содрогнется! Черная ночь грядет! Великая черная ночь! Этот тиран! Тэп! Он грядет! Грядет сюда, к Пирамиде! Так говорит Имхотен! Продолжение следует...
  19. Октябрь – это месяц, который всегда проходит под знаком главного вопроса: «Когда ПТС?». И даже заблаговременно открывшая свои двери таверна «У Гога и Магога», призванная собрать всех флудеров в одном месте, не давала ответа. И вот наконец 2 ноября свершилось долгожданное событие – разработчики открыли публичный тестовый сервер 9.0. Сначала доступ на него получили стримеры, а в полночь уже смогли зайти все желающие. Рассмотрим, что же нас ждет в ближайшем глобальном обновлении, получившем название «Пробуждение» (с полным списком изменений можно ознакомиться здесь). Как всегда, все начинается с очередного витка сюжета, который приводит на совершенно новую локацию, на этот раз – аллод «Согот». Точнее, это даже не аллод, а останки какого-то существа, по всей видимости – Великого Дракона, по чьим костям нам придется путешествовать. Арты новой локации мы видели еще до того, как ПТС был открыт, но «вживую» все выглядит гораздо более впечатляюще. В Аллодах Онлайн уже существует огромное количество разнообразных локаций, и художникам каждый раз приходится ломать голову, чем бы еще удивить видавших виды игроков. На этот раз свою задачу они выполнили на пять с плюсом. Фантасмагорические пейзажи Согота претендуют на звание самых странных мест, которые мы видели в игре: проросшая на древних костях синяя трава и россыпь гипертрофированных роз ввели меня в легкий ступор. Далее развитие сюжета приводит нас в «Цитадель», навевающую мысли об Острове Откровения. И не зря! Туда нам тоже придется наведаться. Цитадель Согота – локация, которая тоже давно просилась в игру. После череды красивых «открытых» пространств хотелось уже побродить по каким-нибудь не менее красивым комнатам, но, кроме уютной «Обсерватории», нам до этого момента ничего пока не предлагали. Хотя обе локации небольшие по своим размерам, но визуально производят приятное впечатление. Правда, не обошлось и без ложки дегтя. Который год разработчики по каким-то причинам отказываются вводить клубок для удобства перемещения на новых территориях. И это при том, что система коридоров в той же Цитадели очень запутанная, а переходить из одного конца в другой придется очень часто. С обновлением 9.0 в игре появится новый класс «Демонолог», о котором подробнее мы расскажем здесь. Этот класс разительно отличается от всех остальных тем, что может принимать различные формы, в одной из которых нам предстоит побывать уже по мере прохождения квестовой линейки. Подробнее о сюжете «Пробуждение» можно почитать здесь (осторожно, спойлеры!). Что касается традиционного рейдового приключения – мы по-прежнему остаемся в Обсерватории, вот только боссы нас будут поджидать новые: Арманд ди Дусер, Великий Дракон и Ат-Зако. Пока неизвестно, насколько изменена их механика и изменена ли вообще, доступ к рейдовому приключению еще закрыт. Зато посетить астральные острова, в том числе и героические, можно уже сейчас! В обновлении 9.0 одевание персонажа будет отвязано от мини-сезонов. Это радостное событие было анонсировано разработчиками еще летом и не могло не вызвать ликования среди игроков. Наконец-то нам не придется так часто выбрасывать с трудом добытую экипировку! Правда, пока не совсем ясно, как будет реализовано удобное вхождение в игру тем, кто опоздал к старту сезона. Большим изменениям ожидаемо подверглись все классы. Говорить что-то о балансе пока рано: на сражениях попадаются в основном демонологи, которые выглядят слишком переапанными по сравнению со всеми остальными. Да и сами сражения проходят очень быстро. Все характеристики подверглись оптимизации в сторону уменьшения. Их пропорциональное соотношение тоже заметно изменилось. Процентное количество входящего урона значительно возросло, так что затяжные бои стали исключены. А вот кому сейчас совсем грустно, так это хилам – процент здоровья, который они способны отхилить, упал до уровня абсолютной бесполезности, и их нахождение в отряде на сражениях впервые вдруг стало нежелательным. К сожалению, хил сейчас не способен удержать ни союзника, ни себя даже против одного единственного ДД, так как цифры сильно возросшего урона и не менее сильно упавшего отхила – несопоставимы. Беспомощность хилящих классов вызвала всеобщее недоумение, и на форуме даже заговорили о неком баге, закравшимся на ПТС и не дающем хилам спокойно играть. На данный момент игроки ждут правок или хотя бы комментариев от разработчиков по этому поводу. Еще одним сюрпризом стало «бесконечное развитие». Выполняя определенные квесты, игрок может получать «Опыт Искры» и открывать вехи с бонусами. Цитата из официального описания патча: "У игроков появится возможность продолжать развивать своего персонажа даже по достижении максимального уровня. Увеличивая уровень своей Искры, игроки смогут получить специальные вехи, которые можно будет потратить на различные полезные бонусы". На карту бонусов можно полюбоваться уже сейчас на ПТСе, а также ознакомиться со списком заданий, за которые дают «Опыт Искры» (соответствующего НПЦ в Лиге можно разыскать у комнаты перемен, в Империи – возле аукциона). В правом нижем углу появился значок, открывающий целое поле приятных полезностей, от которых не откажется ни один игрок. Сама же карта очень сильно напоминает незабвенный атлас из СкайФорджа: В ячейках можно отыскать прибавление к различным характеристикам, увеличение исходящего урона или уменьшение входящего, увеличение количества добываемой амальгамы, реальгара, престижа для гильдии и т.д. Одним словом, все выглядит очень вкусно! Претерпел изменения в лучшую сторону интерфейс достижений: теперь все стало гораздо более наглядно и понятно: К сожалению, ни изменения на личном аллоде (кроме появления нового защитника - обезьяны), ни приключения на астральных кораблях не порадуют нас в этом обновлении. Но мы продолжаем верить и надеяться, что когда-нибудь у разработчиков дойдут руки и до этих активностей.
  20. Октябрь – это месяц, который всегда проходит под знаком главного вопроса: «Когда ПТС?». И даже заблаговременно открывшая свои двери таверна «У Гога и Магога», призванная собрать всех флудеров в одном месте, не давала ответа. И вот наконец 2 ноября свершилось долгожданное событие – разработчики открыли публичный тестовый сервер 9.0. Сначала доступ на него получили стримеры, а в полночь уже смогли зайти все желающие. Рассмотрим, что же нас ждет в ближайшем глобальном обновлении, получившем название «Пробуждение» (с полным списком изменений можно ознакомиться здесь). Как всегда, все начинается с очередного витка сюжета, который приводит на совершенно новую локацию, на этот раз – аллод «Согот». Точнее, это даже не аллод, а останки какого-то существа, по всей видимости – Великого Дракона, по чьим костям нам придется путешествовать. Арты новой локации мы видели еще до того, как ПТС был открыт, но «вживую» все выглядит гораздо более впечатляюще. В Аллодах Онлайн уже существует огромное количество разнообразных локаций, и художникам каждый раз приходится ломать голову, чем бы еще удивить видавших виды игроков. На этот раз свою задачу они выполнили на пять с плюсом. Фантасмагорические пейзажи Согота претендуют на звание самых странных мест, которые мы видели в игре: проросшая на древних костях синяя трава и россыпь гипертрофированных роз ввели меня в легкий ступор. Далее развитие сюжета приводит нас в «Цитадель», навевающую мысли об Острове Откровения. И не зря! Туда нам тоже придется наведаться. Цитадель Согота – локация, которая тоже давно просилась в игру. После череды красивых «открытых» пространств хотелось уже побродить по каким-нибудь не менее красивым комнатам, но, кроме уютной «Обсерватории», нам до этого момента ничего пока не предлагали. Хотя обе локации небольшие по своим размерам, но визуально производят приятное впечатление. Правда, не обошлось и без ложки дегтя. Который год разработчики по каким-то причинам отказываются вводить клубок для удобства перемещения на новых территориях. И это при том, что система коридоров в той же Цитадели очень запутанная, а переходить из одного конца в другой придется очень часто. С обновлением 9.0 в игре появится новый класс «Демонолог», о котором подробнее мы расскажем здесь. Этот класс разительно отличается от всех остальных тем, что может принимать различные формы, в одной из которых нам предстоит побывать уже по мере прохождения квестовой линейки. Подробнее о сюжете «Пробуждение» можно почитать здесь (осторожно, спойлеры!). Что касается традиционного рейдового приключения – мы по-прежнему остаемся в Обсерватории, вот только боссы нас будут поджидать новые: Арманд ди Дусер, Великий Дракон и Ат-Зако. Пока неизвестно, насколько изменена их механика и изменена ли вообще, доступ к рейдовому приключению еще закрыт. Зато посетить астральные острова, в том числе и героические, можно уже сейчас! В обновлении 9.0 одевание персонажа будет отвязано от мини-сезонов. Это радостное событие было анонсировано разработчиками еще летом и не могло не вызвать ликования среди игроков. Наконец-то нам не придется так часто выбрасывать с трудом добытую экипировку! Правда, пока не совсем ясно, как будет реализовано удобное вхождение в игру тем, кто опоздал к старту сезона. Большим изменениям ожидаемо подверглись все классы. Говорить что-то о балансе пока рано: на сражениях попадаются в основном демонологи, которые выглядят слишком переапанными по сравнению со всеми остальными. Да и сами сражения проходят очень быстро. Все характеристики подверглись оптимизации в сторону уменьшения. Их пропорциональное соотношение тоже заметно изменилось. Процентное количество входящего урона значительно возросло, так что затяжные бои стали исключены. А вот кому сейчас совсем грустно, так это хилам – процент здоровья, который они способны отхилить, упал до уровня абсолютной бесполезности, и их нахождение в отряде на сражениях впервые вдруг стало нежелательным. К сожалению, хил сейчас не способен удержать ни союзника, ни себя даже против одного единственного ДД, так как цифры сильно возросшего урона и не менее сильно упавшего отхила – несопоставимы. Беспомощность хилящих классов вызвала всеобщее недоумение, и на форуме даже заговорили о неком баге, закравшимся на ПТС и не дающем хилам спокойно играть. На данный момент игроки ждут правок или хотя бы комментариев от разработчиков по этому поводу. Еще одним сюрпризом стало «бесконечное развитие». Выполняя определенные квесты, игрок может получать «Опыт Искры» и открывать вехи с бонусами. Цитата из официального описания патча: "У игроков появится возможность продолжать развивать своего персонажа даже по достижении максимального уровня. Увеличивая уровень своей Искры, игроки смогут получить специальные вехи, которые можно будет потратить на различные полезные бонусы". На карту бонусов можно полюбоваться уже сейчас на ПТСе, а также ознакомиться со списком заданий, за которые дают «Опыт Искры» (соответствующего НПЦ в Лиге можно разыскать у комнаты перемен, в Империи – возле аукциона). В правом нижем углу появился значок, открывающий целое поле приятных полезностей, от которых не откажется ни один игрок. Сама же карта очень сильно напоминает незабвенный атлас из СкайФорджа: В ячейках можно отыскать прибавление к различным характеристикам, увеличение исходящего урона или уменьшение входящего, увеличение количества добываемой амальгамы, реальгара, престижа для гильдии и т.д. Одним словом, все выглядит очень вкусно! Претерпел изменения в лучшую сторону интерфейс достижений: теперь все стало гораздо более наглядно и понятно: К сожалению, ни изменения на личном аллоде (кроме появления нового защитника - обезьяны), ни приключения на астральных кораблях не порадуют нас в этом обновлении. Но мы продолжаем верить и надеяться, что когда-нибудь у разработчиков дойдут руки и до этих активностей. Просмотреть полную запись
  21. Наследие Богов Ожившие Легенды Нить Судьбы Наследие Богов В связи с переносом МЧД на целую неделю вперед большинство гильдий, которые подали заявку на участие, получили еще дополнительно время для тренировки своих групп. Ведь не факт, что соперником попадётся слабенькая гильдия: взять ту же Армаду или ПЛК, которые уже дважды доходили до полуфинала и финала прошлогодичных сражений за титул самого-самого. В то же время администрация отказала в регистрации нескольким гильдиям по причине не только нарушения формальности подачи заявки на участие… Хотя, казалось бы, дополнительная неделя – это шанс «добить» по максимуму своего персонажа в плане одетости и оттачивании мастерства игры, все не так уже и радужно. Из-за ограниченного количества участников не в одной большой гильдии происходили конфликты: кто-то подавал заявку исходя из личных соображений и без участия мнения других. Кто-то подавал в последний день, а потому «что нагребли, то и пожалуйте». А были даже такие, которые в ультимативной форме ставили вопрос ребром: или я иду на МЧД, или я ухожу из гильдии (с). Хотя это скорее прерогатива более «мелких» гильдий, т.к. те же «Evil»-ы, «смерш» и «З.О.» уже давно запаслись не одним «оператором» для своих групп-участников МЧД. Ходит слух даже, что теперь стать «оператором» не просто предлагают – народ сам просится. Немного «диванной аналитики»: шансы на прорыв гильдии «смерш» в финал оцениваются довольно высоко, хотя это во многом зависит не только от состава группы, но и от человеческого фактора. «Evil» и «З.О.», вполне вероятно, могут дотянуть до 1/8, хотя пока фаворитом «вангования» остается двукратный победитель прошлых сезонов «Армада». Но это не прогноз на 120%, это лишь рассуждения, основанные на опыте сражений и наблюдений. Так же будет интересно посмотреть на новых участников – сервер Фронтир. Что же касается ставок на РЧД: они были «ленивые» и с целью, как показалось, отдыха перед предстоящими кровавыми сражениями понедельника. Запомнились ставки «Evil»-ов на «Массаракш», где последние уверенно защитились от напора соперника. А вот «смерш» уж действительно фармит – последние ставки вызывали улыбку от вида перекошенных «лиц» противника этой гильдии. Жертвам не оставалось ничего, кроме как либо не приходить в защиту, либо приходить и умирать-умирать-умирать… На текущий момент игроки утихомиривают жажду полётов, одевания, прокачки персонажей и т.д., потому как предстоящее глобальное обновление вселяет надежду: «ну, может, в этот раз смогу начать жить с чистого листа». А для такого «чистого листа» требуется отдых, вот и уходит народ кто в дебри к мобам, кто в реальность к семейству. И, естественно, как всегда у любителей загадить чат развивается обострение: во всех фракциях нужно засветиться, на всех персонажах истратить рупоры, но только бы успеть побольше гадостей оставить. И, напоследок, всем известная гильдия «Покорители Астрала» таки дала трещину. А виной тому «зелёный змей», проклятие всех времён и народов – алкоголизм. Слух подтвердился, и вот уже минимум одна группа сильных игроков целенаправленно будет переходить в ряды другой гильдии. А там и вторая конст-группа созреет. Ну а что, терпеть скотское отношение одного из офицеров? Всегда удивляло, каким образом власть достается именно подобным личностям. Как это отразится на дальнейшем МЧД (забегая наперед, гильдия стала участником боев за 15-16 место) – пока вопрос открытый. Ожившие Легенды Астральное противостояние Лидером месяца в Чемпионском доминионе стала гильдия СВОИ, за ними идет Ультиматум, Инквизиторы и КаМеЛоТ, которые каждую неделю меняются на втором-третьем месте. Позиции в рейтинге не меняются, начиная со второго мини-сезона, и все изменения происходят ниже 4 места. Где в постоянной борьбе встречаются Астральные странники, Первый легион, Антанта, Alt+F4 и Gold Legion. Межсерверный Чемпионский Доминион Кто зарегистрировался: За информацию и расчет спасибо СемиРемиксу Очевидными лидерами прохождения во 2 этап являются Инквизиторы, КаМеЛоТ и Ультиматум. Возможно, другим гильдиям и удастся прорваться во второй этап, но я бы на них не ставил. С нетерпением ждем понедельника и первых результатов. Лига против Империи Лидеры сентября по количеству ГСа: КаМеЛоТ - 17кк С.В.О.И. - 16кк Ультиматум - 14кк ALT+F4 - 12кк Инквизиторы - 10кк Первый Легион - 10кк Астральные Странники - 9,7кк Gold Legion - 9,5кк Антанта - 7,4кк Ренессанс - 7,3кк Нить Судьбы К сожалению, из-за отсутствия в редакции «Вестника» активно играющих на сервере «Нить Судьбы» людей, мы не так уже и часто делаем обзоры жизни и событий оного. Сентябрь стал исключением, и впредь мы постараемся чаще наведываться в гости на подписку, а также приглашаем активных игроков к сотрудничеству – Вам всегда есть что рассказать, а мы можем это опубликовать. Затрагивая жизнь имперских игроков, хотелось бы отметить, что вот уже как второй месяц гильдия «Хочу В ЮП» активно набирает в свои ряды игроков через подачу заявки на официальном сайте гильдии «Южного Парка» (http://sp-ao.ru), т.к. по сути является академией последней. Поговаривают, что «Хочу в ЮП» стала даже популярнее своей основы, хотя гильдия живет активно лишь последние два месяца. Гильдия «Сюрреал» за прошедший месяц разменяла третье место в турнирной таблице доминиона, опустившись с третьего вплоть до десятого. Причин такого упадка гильдии могло быть несколько – от смены руководства и до ухода одной из топ пати в «Южный Парк». После ухода Далаза и компании в «ЮП» и «Хочу в ЮП» из «Сюрреала» потихоньку начался отток людей в одиночку или же целыми констами. Это хоть и усилило позиции Южного Парка гильдейской академки, но так же добавило раздора и конфликтов в коллективы обеих гильдий. Для «Хочу в ЮП» последние две недели были не самыми удачными в плане защиты и грабежей на РЧД. Защита от гильдии «Ревенжерс» 20.09 провалилась, несмотря на пополнение в рядах «Хочупов». Никто и не ждал от «сборной солянки» только что вступивших игроков высоких результатов, поэтому поражение на обоих фронтах гильдия восприняла вполне спокойно. Рейдовый доминион от 27.09 получился немного более удачным для «Хочу в ЮП». Ребятам удалось ограбить пытающийся встать на ноги «Сюрреал», но в защите гильдию ждал полный провал: снова «Ревенжерс» покинули поле боя в плюсе по реальгару. На фоне двух подряд поражений в гильдии случился конфликт на почве критики тактики РЛа. Яростное обсуждение на форуме «ЮП» длилось несколько дней: одна сторона критиковала решения рейд-лидера, другая, во главе с последним, винила во всём новоприбывших игроков. К какому-либо соглашению конфликтующие стороны так и не пришли. Как в такой напряженной обстановке будут в будущем проводится рейдовые сражения – пока не ясно. Между этими событиями изредка на день в мир-чате появлялись сообщения агитационного характера о приглашении перерождений или даже обычных игроков для совместной игры в том или ином клане. Обычные будни без привычных накалов страстей. Что касается Лиги – тут агитация по набору игроков была куда более активной и разнообразной по минимальным требованиям. К примеру: Но пока, под конец сезона 8.0 игроки сервера ведут обыденную жизнь, летая на острова, посещая Сражения и Рейдовое приключение «Обсерватория». Кстати о последнем – так называемый «хард-мод», или повышенную сложность, активно посещают в своем большинстве игроки фракции Лиги. Очень хотелось бы ошибаться и утверждать, что обе фракции равны по силам, но текущая статистика показывает следующее: Основная борьба, казалось бы, должна быть между «Золотой Ордой» и «Южным Парком», но вот результаты последнего в этом месяце Рейдового Доминиона показали отнюдь не предполагаемую борьбу. Хотя периодически стычки случались как на РЧД (самые эпичные можно просмотреть на официальном канале гильдии «The Project Taurn» ресурса YouTube), так и в астрале в борьбе за сокровища Великого Древнего Спрутоглава. Стоит так же отметить, что «Нить Судьбы» одними из первых открыли доступ в 25 сектор астрала. Состоялось это событие 14 сентября. Напоследок хотелось бы добавить сухой статистики по гильдиям: А также текущее положение в плане распределения классов (исходя из того же топ-100 на официальном сайте игры) в обеих фракциях сервера: Просмотреть полную запись
  22. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Иллюстрация к рассказу Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18. Большие Учения Я снова загремел в госпиталь, но на этот раз был рад передышке. Человеком я стал во сне, поэтому не почувствовал перехода, лишь по утру немного зудела кожа. Возле моей койки сразу же материализовалась старая знакомая — прекрасная медсестра Фаина, но то ли пребывание в теле гибберлинга меня слишком измотало, то ли я где-то принял ударную дозу соли брома, но единственное, чего мне хотелось — это спать, и Фаине пришлось уйти восвояси. Отдохнуть мне дали всего пару дней. Пришло время Больших Учений и командование объявило сбор на полигоне «Мертвый Берег», где мы еще ни разу не были. Полигон находился недалеко от Имперского порта, и хотя кораблей не было видно, до нас то и дело долетал рокот их двигателей. В штаб Красных к полковнику Шпагину я прибыл с депешей от Комитета в руках. Полковник — смуглый хадаганец, неожиданно более молодой, чем я думал — прочитав послание, лишь улыбнулся, никак не прокомментировав. Но я и так знал, о чем там речь. Если учения пройдут успешно, я стану офицером и смогу после завершения обучения в ИВО самостоятельно собрать свой отряд. А это значит, что моя дорога не разойдется с теми, к кому я уже привык и кого считал своими друзьями. Я лишь надеялся, что и они будут не против продолжить служить Империи вместе со мной. Шпагин, отложив депешу, подошел к выходу из палатки и откинул полог. Внутрь полился яркий дневной свет. Я немного жмурясь после полумрака вышел на улицу, где под красным стягом батальона Красных солдаты уже выстраивались в стройные ряды. Полковник вышел вслед за мной. При его появлении на площадке раздалось громкое «Ровняйсь!», и все замерли по стойке смирно. Лишь только наблюдательница от батальона Синих стояла в расслабленной позе, небрежно скрестив руки. Я встал в строй, чувствуя, как в крови закипает адреналин от предстоящего действа. — Итак, товарищи солдаты! — начал Шпагин, и все присутствующие едва ли не перестали дышать, ловя каждое слово полковника. — Начинаются Большие Учения! Именно их результат определяет, кто победил — Красные или Синие. Признаюсь, уже несколько раз подряд мы, Красные, проигрываем. Пришла пора положить этому конец! По рядом тихо прошелестело радостное согласие. — Внимание! Ставлю первую боевую задачу, — Шрамин подошел к доске с картой, где красным крестом было отмечено место в нескольких километрах от штаба. — К югу отсюда расположен участок полигона… вот он на карте… все видят? Ваша задача — пробиться в центр участка… вот сюда… и поднять там флаг Красных! Но не радуйтесь раньше времени. Сотрудники «НекроИнкубатора» расселили там учебных скелетов, так что пробиваться придется с боем. Такую же задачу получат Синие. Надеюсь, вы опередите их, и именно наш флаг будет развеваться над полигоном! С вами будет нейтральный наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. Он собирает данные о ходе Учений. Вышедший вперед Зэм хотя и был определен полковником, как «нейтральный», имел нашивки батальона Красных. Но это ни о чем не говорило. Меня немного волновало присутствие соглядатая, ведь неизвестно, к каким методам нам придется прибегнуть ради выигрыша, и все ли они допустимы. Инструктаж занял довольно продолжительное время, в течение которого мы старались запомнить в подробностях карту местности не только с той стороны, с которой предстояло прорываться нам, но и со стороны Синих. Затем мы определили расстановку сил. Все это вызывало у меня здоровый азарт и я с каждой минутой убеждался, что нахожусь на своем месте. Стояла привычная, изнурительная жара. Над раскаленной степью волнами колыхался воздух. Флагшток, на который нам предстояло водрузить флаг своего батальона, не было видно даже в бинокль. Зато полчище вооруженных топорами скелетов представало во всей красе. По виду они не казались грозными, но их было много, и это могло стать серьезной проблемой. Они не были безвольными, и когда мы выдвинулись к своей цели, сразу начали нас атаковать. Я находился во втором эшелоне, и несмотря на защиту орков, которые шли в авангарде и принимали на себя основной удар, мне пришлось активно орудовать мечом. Маги, лучники и лекари замыкали построение, и я только видел летящие над моей головой стрелы и заклинания. Воздух сотрясал бодрящий звук барабанов и труб, и это помогало не сбиваться ритма. Слаженность наших действий напоминала парад на Большом плацу, и только сейчас я понял, что у того, как солдатам прививали умение маршировать ровными рядами и держать строй, есть вполне практическая цель. Впереди меня шел Лоб с тяжелым щитом. Изредка он оглядывался и весело подмигивал, но противников становилось все больше, и вскоре стало не до шуток. Меня периодически окутывала прозрачная золотая дымка, и хотя у меня не было времени обернуться и посмотреть назад, я был уверен, что Матрена где-то совсем рядом, и это, как и шедший впереди Лоб, внушало мне определенную уверенность и чувство защищенности. Где Кузьма, Миша и Лиза, я не имел представления, но надеялся, что когда станет совсем жарко, они будут поблизости. Поначалу батальон двигался достаточно быстро, но чем ближе мы подходили к нужному участку, тем сложнее нам становилось. Скелетам не было конца и края, и вскоре они начали прорываться сквозь наши ряды, внося хаос среди магов и лучников, которые не могли атаковать вблизи, не боясь задеть первый и второй эшелоны. — Куда… Стоять, СТОЯТЬ, я сказал! — завопил Лоб, размахивая топором и щитом как мельница. Нежить отлетала от него во все стороны, но это мало помогало. На половине пути нам и вовсе пришлось остановиться, чтобы защитить свой тыл. Слишком много скелетов прорвалось через оборону. Музыка стихла. Противник нападал уже не только спереди, но и со всех сторон. — Проклятье! Почему их так много?! Я услышал голос Орла, и в следующее мгновение череп скелета, замахнувшегося на меня топором, насквозь пробила стрела. Отбив мечом двух противников, я поискал глазами Лба, которого потерял из виду. Наши ряды быстро распадались. Кучкам солдат, окруженных скелетами, приходилось становиться спина к спине, чтобы защититься. От первоначального порядка не осталось и следа, кругом царила неразбериха. Скелеты, нелепо и неумело орудующие топорами, брали количеством, и я уже видел нескольких раненых солдат, над которыми колдовали лекари. Ни о каком искусстве владения мечом речи не шло, я размахивал им во все стороны как заурядной дубинкой, не подпуская к себе толпу скелетов, идущих напролом. — Где остальные? — крикнул я Кузьме, и тот сразу понял, о ком речь. — Матрена была рядом со мной, но я потерял ее из виду. Где Лиза и Миша я не знаю… Берегись! Я инстинктивно отклонился в сторону, и лезвие просвистело за моей спиной, разодрав плащ. Не глядя махнув мечом, я разрубил скелета надвое, и его кости рухнули мне под ноги. Но вслед за ним сразу наступали другие, и у меня почти не оставалось места для маневра. Какой-то бард еще пытался подбодрить солдат стуком в барабан, но его уже никто не слушал. Мы отступали. В какой-то момент моя нога зацепилась за что-то, и я едва не упал. Опустив взгляд, я увидел лежащего лицом вверх солдата, глядящего в небо пустыми глазами. Его мундир был распорот, и кровь уже пропитала сухую землю вокруг. Он был мертв. Я знал, что смерть в Сарнауте — это еще не конец. Лекари могут залечить даже самые страшные раны, а жрецы вернуть искру обратно в тело, возродив погибшего. Чтобы убить навсегда, нужно нанести необратимые увечья: отрубить голову или сжечь тело дотла. Убитых во время Учений воскресят к жизни… но вид мертвого солдата все равно на мгновение привел меня в замешательство. И этого хватило, чтобы наступающий на меня скелет дотянулся топором до моего плеча. Боли я не почувствовал, отбив атаку. Левой руке стало горячо, но я был слишком занят, чтобы обратить на это внимание. Я даже успел зарубить еще нескольких противников, прежде чем у меня закружилась голова и я едва не упал. — Ник! Лицо Матрены расплывалось. Она попыталась поддержать меня. На помощь ей пришел откуда-то взявшийся Лоб, который схватил меня за шиворот и встряхнул. — А ну стоять, не падать! Еще даже до Лиги не добрались, а ты уже помирать… — Лоб, не надо, — пролепетала Матрена, водя посохом над моим плечом. — Не тряси его. Рана начала быстро затягиваться и зудеть. Голова перестала кружиться, но я еще чувствовал слабость. — Матрена, не дай мне умереть… — прошептал я, глядя на языки огня, от которых скелеты пятились назад. Мысли прояснились, и я стал искать глазами Грамотина. Сначала я заметил его ярко сияющий посох, исторгающий потоки адского пламени, а потом увидел и его самого, довольно успешно пролагающего себе путь сквозь армию нежити. — Ты не умрешь, — произнесла Матрена. — Рана не очень глубокая, но ты потерял много крови… — Миша, ты можешь оттеснить их от нас? — перебил я ее и оттолкнул руку Лба, поняв, что снова способен стоять на ногах без посторонней помощи. — Они боятся огня, но их слишком много. Я не смогу сдерживать один такую… — Откуда их столько?! — гаркнул Орел, посылая стрелу в самую гущу мельтешащих костей. — Это Синие… Они не убивают их, а гонят в нашу сторону, чтобы наша атака захлебнулась… Голос Лизы был странно холодным и отстраненным, и когда я обернулся и увидел ее, то понял, что она находится в неком подобии транса. Ее жезл ярко сиял фиолетовым, а глаза, устремленные вдаль, казались стеклянными. — У них в батальоне несколько магов стихий… Но мало лучников и почти нет защиты. Они медленно продвигаются… — Это не имеет значения, потому что мы не продвигаемся вообще! Точнее продвигаемся, только в обратную сторону! — Подлые твари! — сплюнул на землю Лоб и треснул щитом скелета, тут же рассыпавшегося от удара. — Отнюдь, — произнесла Лиза уже нормальным голосом. — Их тактика оказалась гораздо эффективнее нашей. — Мы должны пробиться к флагштоку первыми… — процедил я, яростно сжимая меч. — Миша, мне нужен коридор… — В этом нет смысла, — вмешался Орел. — Синие продвигаются целым батальоном, что ты будешь делать, когда столкнешься с ними лицом к лицу без поддержки? — Я согласен, — кивнул Грамотин. — Даже если я смогу провести нас к флагштоку первыми, нам не справиться с Синими в одиночку! Они раздавят нас количеством. Нужно попытаться собра… — Не успеем. Неважно, сколько нас окажется у флагштока в итоге, ведь главное — это поднять флаг. Тогда мы победим! — А потом нас убьют подоспевшие Синие… — покачал головой Орел. — А вы что, собрались жить вечно? — вздернула бровь Лиза и даже Михаил удивленно посмотрел на нее, забыв поддерживать огонь. Любимая фраза имперских командиров из уст эльфийки произвела сильный эффект. — Я согласна, ради победы можно и рискнуть! — кивнула Матрена. После того, как мою идею неожиданно поддержали обе женщины, мужской части пришлось согласиться, чтобы не уязвить собственное эго. Меньшим количеством пробиваться сквозь неиссякаемый легион противника оказалось даже проще и быстрее, чем когда мы двигались целым батальоном. Высокие огненные стены Грамотина надежно прикрывали наш маленький отряд по бокам. Лоб, выставив впереди огромный щит, танком шел напролом. Тех скелетов, которые умудрялись проскочить к нам вплотную, я рубил мечом, но не раньше, чем Лиза одним взмахом своего жезла вводила их в транс, а некоторых и вовсе обращала в бегство. Орел, решивший экономить стрелы, орудовал коротким кинжалом. Над нашими головами то и дело начинал мерцать золотистый свет — это Матрена тихо шептала какие-то защитные заклинания, и возможно благодаря им нам пока удавалось избегать потерь, даже несмотря на то, что мы находились в самой гуще. Впрочем, вскоре уже порядком побитый Лоб начал замедлять темп, а скелетов стало так много, что они залезали друг на друга и переваливались через защищавшие нас огненные стены. Но все это было неважно… Я уже видел заветный флагшток. Когда мы достигли черты, окольцовывающей широкий участок, куда не могли проникнуть скелеты, изможденный Лоб просто рухнул на землю, и над ним сразу склонилась Матрена. Мы добрались! И пусть обратно нам уже не выбраться и нас наверняка убьют Синие, потому что их будет больше, главное, что мы достигли цели! Однако радость моя быстро угасла — у флагштока уже стоял орк с синим флагом в руках и надменно скалился, глядя на нас. Я мог бы с ним справиться… но за его спиной стоял его батальон, а за моей лишь два мага, оставшийся почти без стрел лучник, орк в отключке и безуспешно пытающийся его поднять лекарь. Мы опоздали. И теперь нас точно убьют. Нет, умереть ради победы я не боялся, но быть убитым так ничего и не добившись, все-таки очень обидно. — Поглядите, народ, вот и наша живая легенда явилась, не запылилась, — самодовольно крикнул орк. — Ты же у нас — в огне не горишь, в воде не тонешь, да? Что, неприятно проигрывать? Ха-ха! Мы таких героев по утрам с кашей едим! — Эй, Синие, — вышла вперед Лиза, покачивая бедрами несколько сильнее, чем обычно. Ее плащ был небрежно перекинут через руку и трепещущие крылья сверкали в свете дня. — А может, обсудим сложившуюся ситуацию? По рядам Синих прошло заметное волнение. Факт нахождения эльфийки в ИВО не был секретом, однако она все-таки старалась не демонстрировать себя публике так открыто. — Зачем нам с тобой разговаривать? Нас здесь больше. Вы проиграли! Орк с флагом оказался крепче, чем я думал, хотя было видно, что Лиза производит на него сильное впечатление. Она взмахнула крыльями и легко оторвалась от земли, неспешно подлетев к орку почти вплотную. Все завороженно следили за ее невысоким, но плавным, грациозным полетом. Краем уха я услышал, как Грамотин отрывисто и шумно задышал. Еще немного, и он начнет выдыхать огонь без помощи посоха. — Вот именно, вас больше… А нас так мало, и мы так устали, — томно произнесла Зизи, с грустью обернувшись. — Поэтому вряд ли у нас есть шанс победить вас в честном бою… Вы ведь не будете атаковать нас неравным количеством? Лиза окинула взглядом Синих, ослепительно улыбаясь. Орк с флагом смотрел на нее остекленевшими глазами, и если бы решение зависело только от него, то победа бы была у нас в кармане. — Не заговаривай нам зубы, лигийская крыса, — вперед вышла орчиха, на которую обаяние эльфийки нисколько не действовало. — Нам незачем с вами драться, мы уже выиграли! — Слабаки! — крикнула Матрена, поднявшись на ноги. Лоб все еще лежал без сознания, но количество его ран заметно уменьшилось. — Что?! — Слабаки! — еще громче повторила она, бесстрашно глядя на Синих. — Вас здесь целый батальон, и нет никого, кто мог бы сразиться с кучкой еле стоящих на ногах солдат?! С определением еле стоящих на ногах я не был согласен, но смелость Матрены меня все равно восхитила. — С ним, — орчиха ткнула пальцем в меня, — драться никто не будет, ищи дураков… — Он здесь не один, — быстро вставил Орел. Орчиха перевела взгляд на него и Грамотина. Но тут вперед вышла восставшая Зэм. — Я принимаю вызов, — сказала она скучающим голосом. Мы переглянулись с Кузьмой и Михаилом — драться с женщиной вряд ли кому-нибудь из нас хотелось. — С ней, — Зэм указала металлическим пальцем на Лизу, и та немного растерялась от неожиданности. — Со мной? — Боишься? — искусственное лицо восставшей не передавало никаких эмоций, но почему-то мне казалось, что она снисходительно улыбается. Вероятно, так показалось не только мне. Глаза Зизи оскорбленно сверкнули, и она, гордо вскинув голову и расправив плечи, произнесла: — Бой один. Сторона той из нас, которая победит, поднимает флаг. Зэм кивнула. Синие сразу отошли подальше, образовав круг, в центре которого остались стоять две женщины — красивая высокая эльфийка и не менее высокая восставшая Зэм, с наполовину мертвым, наполовину металлическим телом. Я, Михаил и Кузьма, напротив, одновременно сделали шаг вперед. Обе наши девушки уже проявили достаточно смелости сегодня, но стоять в стороне в ожидании исходя боя, было как минимум не по-мужски. — Не надо, — подоспевшая Матрена преградила нам дорогу, раскинув руки. — Она сильная, она справится! Дайте ей шанс стать своей хотя бы среди Красных! Довод казался убедительным, но бросать женщину на амбразуру, прячась за ее спиной, было не в моих правилах… Лиза, будто почувствовав возникший за ее спиной спор, резко обернулась и посмотрела на нас сдвинув брови и прямо-таки пригвоздив к месту. — Готова? — спросила Зэм. Лиза кивнула… и ничего не произошло. Они обе не шевелились, пристально глядя друг на друга, и лишь только их жезлы начали испускать яркий фиолетовый свет. Некоторое время я ждал каких-то действий, после чего недоуменно посмотрел на Грамотина, стоявшего с очень напряженным видом. — Что происходит? — Дуэль, — коротко ответил он. — Но они же просто… стоят. — Это магия разума. Они же мистики. Я снова перевел взгляд на двух женщин, между которыми шла невидимая борьба. И это ужасно раздражало! Неизвестность была мучительной, казалось, что ей не будет конца… Солнце пекло голову, ветер не переставал выть ни секунды, все переминались с ноги на ногу и ждали завершения поединка, наблюдать за которым было одновременно скучно и волнительно. Лица Зизи я не видел и вглядывался в ее дрожащие крылья, надеясь по ним определить ее состояние. Внезапно она сделала шаг назад, а восставшая, наоборот, придвинулась вперед. Это вызвало оживление среди Синих, решивших, что Зэм, возможно, одерживает верх. Еще несколько минут ничего не происходило, затем ситуация повторилась — эльфийка отступила, а Зэм снова шагнула вперед. Это окончательно утвердило всех в исходе поединка. Когда эльфийка опять попятилась назад, в рядах Синих начал нарастать шум ликования, а мое сердце ухнуло в пятки. Восставшая сделала еще два шага вперед шатающейся походкой и внезапно упала на колени, выронив жезл. Ликование мгновенно утихло. Крылья Зизи поникли, и когда она обернулась, на ее лице играла усталая улыбка. Я не мог поверить глазам. То, о чем я боялся даже подумать, произнес Орел: — Она что, победила? Мы стояли как три истукана, когда Матрена радостно побежала к Лизе и обняла ее. К чести орка из Синих, который держал в руках флаг, он не стал оспаривать наше право на победу. — Ваша взяла, ставьте флаг, — произнес он, отступив. — Нет! — крикнула проигравшая Зэм, поднимаясь на ноги. — Заноза с меня шкуру спустит… — Ну и поделом — сама напросилась! — рявкнул орк, и я подумал, что он выпишет ей подзатыльник. Мне даже стало ее немного жаль. Все то время, пока мы поднимали свой флаг, Синие о чем-то перешептывались между собой. У меня появилось нехорошее чувство, что они задумали какую-то пакость, и мне не хотелось уходить от флагштока, на вершине которого гордо реяло красное знамя. — Этот раунд за нами, Синие уже не смогут с этим ничего сделать, — тихо прошептала Матрена, прочитав мои мысли по напряженному лицу. Я думал, что нам снова придется идти через армию скелетов, и с сомнением посмотрел на Лба, который наконец пришел в себя и с трудом поднялся на ноги. Михаил поднял сигнальную ракету, ожидавшую победителя возле флагштока. — А можно я, можно я?! — по-детски захлопал в ладоши избитый Лоб, радостно оскалившись. Грамотин передал ему петарду, и тот, дернув за шнурок, выпустил в небо сноп красных искр. И тут же, как по приказу, толпы скелетов, окружающих территорию у флагштока, рухнули на землю. Это было так неожиданно, что все, в том числе и Синие, вздрогнули и схватились за оружие. Но теперь противник представлял собой только горы разбросанных костей, без намека на хоть какое-то подобие жизни. Трудно было даже поверить, что еще секунду назад они представляли серьезную угрозу. Мы разошлись с Синими в разные стороны, так и не перекинувшись больше ни словом. Я все еще был напряжен и успокоился, только когда мы встретились с нашим изрядно поредевшим батальоном — он вышел нам навстречу, и остаток пути до штаба Красных мы преодолели, распевая песни и поминая павших союзников. Впрочем, по заверениям нашего командования, павшие уже были воскрешены и очень скоро вернутся в строй. Но продолжать Большие Учения нам придется без них, и это сильно всех тревожило, ведь теперь Синие превосходят нас количеством. — Ставлю вторую боевую задачу. Шрамин все так же расхаживал перед нами, сложив руки за спиной, но в этот раз мы не стояли свежие и подтянутые по стойке смирно. Батальон выстроился полукругом, устало опираясь кто на щиты, кто на оружие, кто друг на друга. Некоторые и вовсе сидели на земле, и лекари колдовали над ними, пытаясь вернуть энергию в изможденные тела. — Природные духи — элементали — нередко встают на пути нашей армии, но мы умеем с ними бороться. Вы должны это доказать! К востоку отсюда — вот здесь… все видят? — обитают элементали двух видов: каменные и воздушные. Необходимо уничтожить их. И, конечно же, поднять флаг Красных. — А где находится флагшток? Шрамин внимательно осмотрел солдат и размеренно произнес: — Этого никто не знает. Он появится только после того, как один из батальонов пройдет задание. Мы недоуменно начали переглядываться. Похоже, вопросы были у всех. — Я понимаю, что информации мало, — отстраненно произнес независимый наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. — Ваша задача уничтожать элементалей обоих видов до тех пор, пока вы не увидите флагшток, после чего как можно скорее добраться до него и поднять свой флаг. Наступило молчание. — Флагшток появится возле того батальона, который уничтожил больше всего противников? — наконец спросил озадаченный Михаил. — Флагшток может появиться где угодно, — ответил Зэм и в его металлическом голосе проскользнула ирония. — В пределах обозначенной территории, конечно. — Территория находится за магическим барьером, поэтому атаковать издалека не получится, — сказал Шрамин. — Но учтите, как только появится флагшток, эта защита падет. Ровно через час мы стояли на пригорке, а перед нами расстилалось огромное поле. На другой стороне, отчетливо видимые в бинокль, на таком же пригорке стояли Синие, и точно так же рассматривали нас. — Их много, — произнес Лоб. Я перевел взгляд на элементалей, хаотично передвигающихся по всему полю, но не покидающих его пределов. Каменные элементали походили на груду оживших булыжников, и хотя и выглядели внушительно, не казались мне слишком опасными. Воздушные напоминали магических — полупрозрачные, бесплотные — они бы не представляли угрозы, если бы не сверкающие вокруг них электрические разряды. — Интересно, что затевают Синие? Надо быть настороже, — покачал головой Орел и принялся пересчитывать стрелы в своем колчане. — Эй, Ник, нам бы это… ну… план какой… Сказавший это орк из моего батальона выжидательно глядел на меня, и я немного растерялся. — Ты же Избранный, твоя группа выиграла первый раунд… — добавил он. Формально главного у нас не было — нам предстояло самим, без руководства, разбираться с поставленной задачей. Но сейчас все не сговариваясь смотрели на меня и ждали какого-то вердикта. Что ж, если я хотел сделать карьеру в армии, то сейчас самое время доказать свою способность самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. — Так… ладно… — произнес я, стараясь не обращать внимания на пристальные взоры и собраться с мыслями. — Идти напролом — ошибочная тактика, первый раунд это доказал. Сделаем так. Все, у кого есть щиты, мечи, топоры… любое оружие ближнего боя, спускаются на поле вместе со мной. Остальные останутся здесь. Элементалей не так уж и много и, я думаю, они не столь опасны… Помните, не они наш главный противник. Сейчас наш противник — там. Я ткнул пальцем в противоположную сторону, где Синие тоже разрабатывали свой план. Все согласно загудели. — Мы рассредоточимся по полю и будем убивать элементалей до тех пор, пока не появится флагшток, — продолжил я. — И что будет, когда он появится? — наморщил лоб Орел. Я помолчал немного, прежде чем ответить. — Когда появится флагшток и окружающий поле барьер падет, те, кто остался здесь, должны бросить все силы на защиту солдата, оказавшегося к цели ближе всего. — То есть все остальные на поле останутся незащищенными? Их наверняка сразу начнут атаковать Синие, — озабоченно произнесла Матрена. — Да. Но в первую очередь они нападут на того, кто будет ближе к флагштоку. — Кхм… — кашлянул Грамотин и поправил очки. — Я не оспариваю твое решение, Ник, но хочу лишь уточнить, осознаешь ли ты все связанные с ним риски? Что, если нам не удастся защитить этого солдата? Ведь все остальные, оказавшись без прикрытия на открытом пространстве, с большой долей вероятности погибнут очень быстро. — Я осознаю, — твердо сказал я. — Придется рискнуть. Если мы будем стараться защитить нескольких солдат сразу, то шансы самого ближнего выжить резко упадут. Сыграем ва-банк. Больше никто спорить не стал и, обсудив еще некоторые нюансы, мы двинулись на поле. Спустившись к элементалям, я невольно посмотрел в противоположную сторону. Синие следили за нами, но ничего пока не предпринимали. — Они не собираются спускаться? — спросил стоявший рядом со мной мечник. — Хотят все сделать нашими руками? — Возможно. Но нам это только на пользу — мы будем ближе к флагштоку, когда он появится. Вперед! — Трусы! — прорычал Лоб и первым кинулся с топором на ближайшего элементаля. Мы начали осторожно продвигаться к своим участкам, которые распределили между собой заранее. Поскольку идея была моя, я выбрал для себя сегмент наиболее приближенный к Синим и, стало быть, самый опасный. Какое-то время я и впрямь думал, что мы останемся единственными, кто спустился вниз, однако вскоре небольшая группа Синих двинулась нам навстречу. Я всей кожей чувствовал, как маги и лучники противника следят за мной, и каждую секунду ждал, что барьер падет, и в меня полетят десятки стрел и заклинаний. Но чем больше проходило времени, тем меньше я думал об этом. Убивать элементалей было не то чтобы легко — они были громоздки и неповоротливы, но довольно сильны, и напади вдвоем, доставили бы мне много проблем. На мое счастье эти странные магические существа передвигались на приличном расстоянии друг от друга. Я старался краем глаза смотреть на Синих, чтобы вовремя среагировать на атаку, но монотонность действий притупляла внимание, и я периодически замечал за собой, что стою к ним спиной. От своего батальона я уже находился довольно далеко, но не сомневался, что они справятся со своей задачей, когда на поле пропадет защита. Время шло, за моими плечами уже было около десятка больших и безжизненных груд камней, и около шести развеянных в прах воздушных сгустков, один из которых все-таки оставил на моей руке болезненный ожог от электричества. Но, наверное, этого было слишком мало, потому что флагшток все еще не появился. Синего возле себя я впервые увидел, только когда расстояние между нами сократилось чуть ли не на десять метров. С одной стороны, меня это сразу взбодрило, с другой — я был раздосадован от того, что не заметил, как близко подпустил к себе соперника. Зэм из другого батальона сразу же дал деру, и догонять я его не стал, решив, что отныне буду более собранным. Однако через некоторое время восставший снова очутился со мной рядом, но поняв, что его обнаружили, тут же ретировался. Через пятнадцать минут ситуация повторилась в третий раз, и это едва ли не выбило меня из колеи. Больше всего меня раздражало даже не то, что Синий меня откровенно пас, а то, что я не мог понять, как ему удается приближаться незамеченным. В очередной раз увидев краем глаза шевеление позади себя, я не подал виду, продолжая осторожно продвигаться к каменному элементалю. Может быть, Зэм что-то заподозрил, потому что подходить он не спешил, а может, перед ним не стояло задачи меня атаковать. Я не мог повернуться к нему и рассмотреть все как следует, но что-то во всем этом казалось очень странным. Восставший просто стоял недалеко от меня, и спрятаться ему было негде… Сосредоточиться было очень трудно то ли от жары, то ли от усталости. Я, не оборачиваясь на своего соглядатая, отцепил от пояса флягу с водой и сделал глоток, затем немного побрызгал себе на лицо. Неспешно убрал флягу, покрепче сжал меч и закрыл глаза. Взгляд Зэм я отчетливо ощущал спиной, будто в нее вонзились две стрелы. Спереди доносился грохот камней — это двигался элементаль. Я открыл глаза, очертил в воздухе круг своим мечом, разминая запястья, передернул плечами… и рванул к элементалю что есть мочи. Восставший меня не разочаровал, сразу кинувшись следом. Я поразился тому, что он как будто и не пытался прятаться… Как же ему тогда удавалось оставаться незамеченным? Не добежав до элементаля совсем немного, я круто развернулся и бросился в обратную сторону. Не ожидавший этого Зэм не сумел так быстро среагировать и по инерции еще какое-то время бежал мне навстречу. Когда он сообразил, что происходит, и начал улепетывать, я уже был совсем рядом, и сделав рывок, сумел таки повалить его на землю. Однако Зэм оказался не из простых — по глазам ударила фиолетовая вспышка, и меня откинуло назад. Но сдаваться я был не намерен. Быстро сгруппировавшись, я снова кинулся к пытающемуся встать на ноги Синему… И в этот момент над полем что-то неуловимо изменилось. У меня будто открылось второе дыхание. В кровь попала ударная доза адреналина, все чувства обострились до предела, движение вокруг замедлилось, и я с удивительной четкостью осознал все, что происходит, как будто смотрел на поле сверху, как на шахматную доску. Флагшток возвышался впереди. Но не я был к нему ближе всего. Хадаганец из моего батальона уже несся к нему со всех ног и я ясно видел, как его окутывает золотая дымка защитных барьеров, как об нее разбивается магия противника, как с обеих сторон на поле летят стрелы: одни — расчищая дорогу бегущему человеку, другие — пытаясь его убить или хотя бы ранить и не дать добежать до своей цели. Я был недалеко, и, наверное, мог бы как-то помочь… но передо мной находился сильный мистик, который сначала успешно наводил на меня морок, долгое время оставаясь вблизи незамеченным, а теперь усилием мысли парализовал мою правую руку, не позволяя на себя напасть. Пока я боролся с самим собой, пытаясь вновь обрести контроль над своим телом, Зэм уже поднялся на ноги и метнулся к бегущему к флагштоку солдату Красных. В отчаяньи я отбросил меч — все равно я ничего не мог им сделать — и прыгнул на восставшего, мертвой хваткой вцепившись в его лодыжку той рукой, которой еще мог управлять. Он упал на живот и задергал ногами, пытаясь освободиться. Глаза вновь ослепила фиолетовая вспышка, и я приготовился к удару, но этого не произошло. Зэм окружил себя защитой, и через мгновение я понял, почему: огненный сгусток, яркий, как маленькое солнце, падал на нас с неба. Я инстинктивно зажмурился, уткнувшись лицом в землю. Мышцы одеревенели в ожидании сильной боли, и я даже не осознавал, как сильно сжал пальцы, которыми держал Синего. Боли не было. По крайней мере той, которую я ждал. Вместо этого была упругая волна почти нестерпимого горячего воздуха, которая придавила к земле и выбила из головы почти все мысли. Открыв глаза, я успел заметить золотой отблеск уже растаявшего барьера… Матрена. Я нисколько не сомневался, что это она защитила меня вопреки моему плану. И хотя я был зол от того, что, возможно, именно этой капли защиты могло не хватить тому солдату из Красных, который оказался ближе всего к флагштоку, я все равно не мог не радоваться, что все еще жив. Но даже ослабленный защитной магией удар был сокрушительным — у меня потемнело в глазах, а в ушах на одной высокой ноте зазвенела сирена. Я начал отключаться. Хватая ртом раскаленный воздух, я еще старался удержаться в сознании, но не сомневался, что теперь мистику Синих не составит труда меня добить. Даже сквозь закрытые веки я видел клонящееся к горизонту солнце — оно больно слепило глаза, но как я ни старался отвернуться, у меня ничего не получалось. Лежать на твердой земле было неудобно. Все тело ныло. И только мягко падающий на лицо снег успокаивал, снимал боль и напряжение… Как же все-таки хорошо дома, где суровая зима сменяется холодным летом и никогда не бывает жары. Я начал хватать ртом снег, потому что в горле все пересохло… Вот если бы мне еще удалось повернуть голову так, чтобы фиолетовое солнце не резало глаза… — Эй, Красный, если ты не собираешься умирать, то приходи уже в себя. Сколько можно валяться? Прилагая чудовищные усилия, я разомкнул веки. Восставший с нашивками Синих светил мне в глаза своим жезлом и брызгал в лицо водой из моей же фляги. — Ну наконец-то, очнулся! Я уже думал, до завтра тут сидеть будем. Сознание прояснилось, и я быстро повернул голову в сторону флагштока. От резкого движения в глазах снова потемнело, но мне удалось сфокусировать взгляд на поднятом флаге. Красный. — Ты снова нас перехитрил, — произнес Зэм, проследив за моим взглядом. Я недоуменно посмотрел на него. — Мне нужно было следить за вами обоими и в случае чего не дать поднять флаг. Но ты все время оказываешься в эпицентре событий, и я решил на всякий случай держаться поближе к тебе. Вот идиот… мы могли выиграть. — Как ты сумел подойти ко мне так близко? — Гипноз. Но у тебя высокая сопротивляемость, ты вообще не должен был меня увидеть. — Понятно. Спасибо, что не убил, когда я отключился. — В этом не было практического смысла. К тому моменту уже стало ясно, что я не успею помешать другому вашему солдату и мы проиграем этот раунд. Я не склонен к эмоциональным поступкам. Хотя… это досадно. — Почему ты меня не бросил? — Потому что ты вцепился в меня как клещ, и я не могу разжать твои пальцы. Похоже на судорогу, — сказал Зэм и только сейчас я обнаружил, что все еще держу его за лодыжку. — Отрубить тебе руку было моим планом «Б». Зародившаяся было симпатия к восставшему тут же исчезла. Я отдернул руку, будто его нога раскалилась за секунду. — Лекари бы быстро прирастили тебе ее обратно, — усмехнулся Синий и встал на ноги — на левой лодыжке остались вмятины от моих пальцев. С какой же силой я их сжимал, что сумел прогнуть сверхпрочный металл? Он протянул мне руку, чтобы помочь подняться, но я ее проигнорировал. — Если нам когда-нибудь доведется воевать с тобой бок о бок, — серьезно сказал Зэм, — я без страха подставлю тебе спину. Я не мог ответить ему тем же, но он и не ждал моего ответа, развернувшись и спокойно направившись в сторону своего батальона. Элементали, в отличие от скелетов, не собирались падать замертво после того, как раунд завершился нашей победой. Но их было не так много, и обратный путь я преодолел, не вступая в бой. Вниманием Красных целиком завладел поднявший флаг хадаганец, и на меня никто не обращал внимания, кроме моей группы, которая ждала у края поля, не принимая участия во всеобщем ликовании. Лоб уже тоже был здесь и я отметил, что он не слишком пострадал, во всяком случае не больше, чем в первом раунде. Матрена изо всех сил старалась не встретиться со мной взглядом. Я, конечно, был благодарен ей за спасение, но она должна научиться четко следовать приказам, даже если они ей не нравятся. — Прости, Никита, — тихо сказала она, не выдержав моего укоризненного молчания. Я покачал головой и, ничего не ответив, устало поплелся к штабу вслед за радостно шумевшим батальоном, несшим на руках вырвавшего победу солдата. Во время третьего инструктажа я валялся мешком на импровизированном лежаке. Жрец Триединой Церкви размахивал надо мной лампадкой, и хотя от одуряющих благовоний у меня першило в горле, я все равно чувствовал, как тело наполняет энергия. Времени между раундами было очень мало, поэтому приходилось одновременно залечивать раны, перекусывать, приводить в порядок оружие и экипировку и слушать условия нового задания. На улице быстро темнело. Я и не заметил, как этот длинный день подошел к концу. Жара спала, подул прохладный ветерок и я надеялся, что это поможет мне выдержать последний на сегодня раунд и дожить до завтрашнего дня. — Северный участок — экспериментальный. Здесь выслуживаются сотрудники «НекроИнкубатора»… предлагают для Учений свои новые разработки. Например, боевых зомби, которых создают для проведения сложных операций, связанных с неминуемой гибелью их исполнителей. Одним словом, зомби-самоубийцы, если так можно выразиться. Серьезный враг! — Шрамин поморщился от неприятных воспоминаний. — По счастью, вы с ними не встретитесь, что-то там не заладилось у некромантов… — Кого же они приготовили для нас? — мрачно спросил я. — Прямо перед началом Учений некроманты решили опробовать совершенно новую разработку: животное-зомби. Я сам его даже не видел и, честно говоря, не горю желанием. А вот вам придется с ним сразиться — именно этот монстр охраняет флагшток. Но это не все. На выполнение задачи отводится десять минут. Да-да, скорость бывает не менее важна, чем сам факт выполнения поставленной задачи. Успокаивало одно — флагшток было видно. На этом плюсы заканчивались. И мы, и Синие пребывали в некотором замешательстве, стоя на территории, похожей на арену, вокруг которой горели огни. Уже знакомый мне некроносорог сидел на длинной цепи и вертел металлической головой во все стороны. — Попробуем его спалить? — с сомнением в голосе произнес маг из Синих. — Сопоставив некоторые факторы, я считаю, что ожидаемого результата это не принесет, — ответил ему Грамотин. — Давай коротко, Миша, старт через две минуты, — сказал я. — Его панцирь мало восприимчив к магии, не говоря уже металлических частях. Тоже самое касается и стрел — ими его не убить. — И что тогда нам с ним делать? — округлил глаза Орел, донельзя возмущенный тем, что кого-то нельзя убить стрелами. — Отрубить ему голову, полагаю, — просто ответил Михаил. Прозвучала сигнальная сирена, и отсчет времени начался. В эту же секунду в носорога полетел град стрел и заклинаний. Трудно было сказать, причинили ли они ему какой-нибудь реальный вред, зато вид придали гораздо более устрашающий: большое обезумевшее животное, утыканное горящими стрелами, рвануло прямо на нас. Солдаты бросились врассыпную. После пяти минут бессмысленной беготни, в ходе которой несколько человек получили ожоги и обморожения, один орк «словил» плечом чью-то стрелу, а двое Зэм получили механические повреждения, несовместимые с дальнейшим функционированием, некроносорог по-прежнему активно нападал на всех, кто пытался к нему приблизиться, и даже не думал падать замертво. Время поджимало, и разрабатывать тактику приходилось прямо на ходу. Кое-как оба батальона сумели сгруппироваться: большая часть солдат, стоя на расстоянии, старалась отвлечь внимание на себя, оставшаяся — с мечами и топорами — осторожно заходила с тыла. Я, разумеется, находился в числе вторых. Однако то ли нам не хватало слаженности, то ли животное обладало чутким слухом, но наш маневр не удался. Мы не сумели приблизиться и на десяток метров, как животное развернулось и побежало на нас. Все сразу начали быстро отступать… я же остался стоять на месте, стараясь не шевелиться. «Ты ведь слеп, ты не видишь нас, ты только слышишь наши шаги…». Я был прав. Некроносорог за время, прошедшее с момента нашего «знакомства» в «НекроИнкубаторе», зрением так и не обзавелся. Он тяжело пробежал мимо меня, пока сдерживающая его цепь не натянулась до предела, затем направился в обратную сторону. Я сжал вспотевшими руками меч так крепко, как только мог. Некроносорог был рядом, но я боялся пошевелиться, чтобы не обнаружить себя. Сейчас бы мне очень пригодился какой-нибудь сторонний шум, но все на поле замерли истуканами, глядя на разворачивающееся зрелище, и наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь самим животным. Я сделал маленький шаг вперед и носорог сразу отреагировал, повернувшись в мою сторону. Затем нерешительно направился прямо ко мне. Когда он подошел почти вплотную, я забыл даже дышать, замерев в нелепой позе, с поднятым мечом. Животное вытянуло голову, будто прислушиваясь, и мне пришлось немного отклониться назад, чтобы оно меня не задело. Пот струился по лицу, а спину свело судорогой. Сейчас или никогда… И тут чья-то стрела вонзилась в бок носорога. Он дернулся, наконец отвернувшись от меня и так удобно подставив шею. Я сомневался, что сумею отрубить ему голову, и надеялся хотя бы нанести как можно более серьезное повреждение, что значительно бы облегчило дальнейшую схватку. Но мой меч — великолепный подарок Яскера — меня не подвел, войдя в толстый панцирь, как в масло. Обезглавленный носорог рухнул на землю, взметнув пыль и лязгнув штифтами. Я не знал, уложились ли мы в отведенные десять минут, но когда направился к флагштоку, у подножья которого лежало два флага, меня никто не остановил. Победу Красных в третьем раунде провозгласил я, на этот раз лично подняв флаг своего батальона над сухой хадаганской степью. И хотя руки мои все еще немного дрожали, внутри плескалось непередаваемое счастье. Это был один самых лучших дней в моей жизни. Глава 20 Просмотреть полную запись
  23. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Иллюстрация к рассказу Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18. Большие Учения Я снова загремел в госпиталь, но на этот раз был рад передышке. Человеком я стал во сне, поэтому не почувствовал перехода, лишь по утру немного зудела кожа. Возле моей койки сразу же материализовалась старая знакомая — прекрасная медсестра Фаина, но то ли пребывание в теле гибберлинга меня слишком измотало, то ли я где-то принял ударную дозу соли брома, но единственное, чего мне хотелось — это спать, и Фаине пришлось уйти восвояси. Отдохнуть мне дали всего пару дней. Пришло время Больших Учений и командование объявило сбор на полигоне «Мертвый Берег», где мы еще ни разу не были. Полигон находился недалеко от Имперского порта, и хотя кораблей не было видно, до нас то и дело долетал рокот их двигателей. В штаб Красных к полковнику Шпагину я прибыл с депешей от Комитета в руках. Полковник — смуглый хадаганец, неожиданно более молодой, чем я думал — прочитав послание, лишь улыбнулся, никак не прокомментировав. Но я и так знал, о чем там речь. Если учения пройдут успешно, я стану офицером и смогу после завершения обучения в ИВО самостоятельно собрать свой отряд. А это значит, что моя дорога не разойдется с теми, к кому я уже привык и кого считал своими друзьями. Я лишь надеялся, что и они будут не против продолжить служить Империи вместе со мной. Шпагин, отложив депешу, подошел к выходу из палатки и откинул полог. Внутрь полился яркий дневной свет. Я немного жмурясь после полумрака вышел на улицу, где под красным стягом батальона Красных солдаты уже выстраивались в стройные ряды. Полковник вышел вслед за мной. При его появлении на площадке раздалось громкое «Ровняйсь!», и все замерли по стойке смирно. Лишь только наблюдательница от батальона Синих стояла в расслабленной позе, небрежно скрестив руки. Я встал в строй, чувствуя, как в крови закипает адреналин от предстоящего действа. — Итак, товарищи солдаты! — начал Шпагин, и все присутствующие едва ли не перестали дышать, ловя каждое слово полковника. — Начинаются Большие Учения! Именно их результат определяет, кто победил — Красные или Синие. Признаюсь, уже несколько раз подряд мы, Красные, проигрываем. Пришла пора положить этому конец! По рядом тихо прошелестело радостное согласие. — Внимание! Ставлю первую боевую задачу, — Шрамин подошел к доске с картой, где красным крестом было отмечено место в нескольких километрах от штаба. — К югу отсюда расположен участок полигона… вот он на карте… все видят? Ваша задача — пробиться в центр участка… вот сюда… и поднять там флаг Красных! Но не радуйтесь раньше времени. Сотрудники «НекроИнкубатора» расселили там учебных скелетов, так что пробиваться придется с боем. Такую же задачу получат Синие. Надеюсь, вы опередите их, и именно наш флаг будет развеваться над полигоном! С вами будет нейтральный наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. Он собирает данные о ходе Учений. Вышедший вперед Зэм хотя и был определен полковником, как «нейтральный», имел нашивки батальона Красных. Но это ни о чем не говорило. Меня немного волновало присутствие соглядатая, ведь неизвестно, к каким методам нам придется прибегнуть ради выигрыша, и все ли они допустимы. Инструктаж занял довольно продолжительное время, в течение которого мы старались запомнить в подробностях карту местности не только с той стороны, с которой предстояло прорываться нам, но и со стороны Синих. Затем мы определили расстановку сил. Все это вызывало у меня здоровый азарт и я с каждой минутой убеждался, что нахожусь на своем месте. Стояла привычная, изнурительная жара. Над раскаленной степью волнами колыхался воздух. Флагшток, на который нам предстояло водрузить флаг своего батальона, не было видно даже в бинокль. Зато полчище вооруженных топорами скелетов представало во всей красе. По виду они не казались грозными, но их было много, и это могло стать серьезной проблемой. Они не были безвольными, и когда мы выдвинулись к своей цели, сразу начали нас атаковать. Я находился во втором эшелоне, и несмотря на защиту орков, которые шли в авангарде и принимали на себя основной удар, мне пришлось активно орудовать мечом. Маги, лучники и лекари замыкали построение, и я только видел летящие над моей головой стрелы и заклинания. Воздух сотрясал бодрящий звук барабанов и труб, и это помогало не сбиваться ритма. Слаженность наших действий напоминала парад на Большом плацу, и только сейчас я понял, что у того, как солдатам прививали умение маршировать ровными рядами и держать строй, есть вполне практическая цель. Впереди меня шел Лоб с тяжелым щитом. Изредка он оглядывался и весело подмигивал, но противников становилось все больше, и вскоре стало не до шуток. Меня периодически окутывала прозрачная золотая дымка, и хотя у меня не было времени обернуться и посмотреть назад, я был уверен, что Матрена где-то совсем рядом, и это, как и шедший впереди Лоб, внушало мне определенную уверенность и чувство защищенности. Где Кузьма, Миша и Лиза, я не имел представления, но надеялся, что когда станет совсем жарко, они будут поблизости. Поначалу батальон двигался достаточно быстро, но чем ближе мы подходили к нужному участку, тем сложнее нам становилось. Скелетам не было конца и края, и вскоре они начали прорываться сквозь наши ряды, внося хаос среди магов и лучников, которые не могли атаковать вблизи, не боясь задеть первый и второй эшелоны. — Куда… Стоять, СТОЯТЬ, я сказал! — завопил Лоб, размахивая топором и щитом как мельница. Нежить отлетала от него во все стороны, но это мало помогало. На половине пути нам и вовсе пришлось остановиться, чтобы защитить свой тыл. Слишком много скелетов прорвалось через оборону. Музыка стихла. Противник нападал уже не только спереди, но и со всех сторон. — Проклятье! Почему их так много?! Я услышал голос Орла, и в следующее мгновение череп скелета, замахнувшегося на меня топором, насквозь пробила стрела. Отбив мечом двух противников, я поискал глазами Лба, которого потерял из виду. Наши ряды быстро распадались. Кучкам солдат, окруженных скелетами, приходилось становиться спина к спине, чтобы защититься. От первоначального порядка не осталось и следа, кругом царила неразбериха. Скелеты, нелепо и неумело орудующие топорами, брали количеством, и я уже видел нескольких раненых солдат, над которыми колдовали лекари. Ни о каком искусстве владения мечом речи не шло, я размахивал им во все стороны как заурядной дубинкой, не подпуская к себе толпу скелетов, идущих напролом. — Где остальные? — крикнул я Кузьме, и тот сразу понял, о ком речь. — Матрена была рядом со мной, но я потерял ее из виду. Где Лиза и Миша я не знаю… Берегись! Я инстинктивно отклонился в сторону, и лезвие просвистело за моей спиной, разодрав плащ. Не глядя махнув мечом, я разрубил скелета надвое, и его кости рухнули мне под ноги. Но вслед за ним сразу наступали другие, и у меня почти не оставалось места для маневра. Какой-то бард еще пытался подбодрить солдат стуком в барабан, но его уже никто не слушал. Мы отступали. В какой-то момент моя нога зацепилась за что-то, и я едва не упал. Опустив взгляд, я увидел лежащего лицом вверх солдата, глядящего в небо пустыми глазами. Его мундир был распорот, и кровь уже пропитала сухую землю вокруг. Он был мертв. Я знал, что смерть в Сарнауте — это еще не конец. Лекари могут залечить даже самые страшные раны, а жрецы вернуть искру обратно в тело, возродив погибшего. Чтобы убить навсегда, нужно нанести необратимые увечья: отрубить голову или сжечь тело дотла. Убитых во время Учений воскресят к жизни… но вид мертвого солдата все равно на мгновение привел меня в замешательство. И этого хватило, чтобы наступающий на меня скелет дотянулся топором до моего плеча. Боли я не почувствовал, отбив атаку. Левой руке стало горячо, но я был слишком занят, чтобы обратить на это внимание. Я даже успел зарубить еще нескольких противников, прежде чем у меня закружилась голова и я едва не упал. — Ник! Лицо Матрены расплывалось. Она попыталась поддержать меня. На помощь ей пришел откуда-то взявшийся Лоб, который схватил меня за шиворот и встряхнул. — А ну стоять, не падать! Еще даже до Лиги не добрались, а ты уже помирать… — Лоб, не надо, — пролепетала Матрена, водя посохом над моим плечом. — Не тряси его. Рана начала быстро затягиваться и зудеть. Голова перестала кружиться, но я еще чувствовал слабость. — Матрена, не дай мне умереть… — прошептал я, глядя на языки огня, от которых скелеты пятились назад. Мысли прояснились, и я стал искать глазами Грамотина. Сначала я заметил его ярко сияющий посох, исторгающий потоки адского пламени, а потом увидел и его самого, довольно успешно пролагающего себе путь сквозь армию нежити. — Ты не умрешь, — произнесла Матрена. — Рана не очень глубокая, но ты потерял много крови… — Миша, ты можешь оттеснить их от нас? — перебил я ее и оттолкнул руку Лба, поняв, что снова способен стоять на ногах без посторонней помощи. — Они боятся огня, но их слишком много. Я не смогу сдерживать один такую… — Откуда их столько?! — гаркнул Орел, посылая стрелу в самую гущу мельтешащих костей. — Это Синие… Они не убивают их, а гонят в нашу сторону, чтобы наша атака захлебнулась… Голос Лизы был странно холодным и отстраненным, и когда я обернулся и увидел ее, то понял, что она находится в неком подобии транса. Ее жезл ярко сиял фиолетовым, а глаза, устремленные вдаль, казались стеклянными. — У них в батальоне несколько магов стихий… Но мало лучников и почти нет защиты. Они медленно продвигаются… — Это не имеет значения, потому что мы не продвигаемся вообще! Точнее продвигаемся, только в обратную сторону! — Подлые твари! — сплюнул на землю Лоб и треснул щитом скелета, тут же рассыпавшегося от удара. — Отнюдь, — произнесла Лиза уже нормальным голосом. — Их тактика оказалась гораздо эффективнее нашей. — Мы должны пробиться к флагштоку первыми… — процедил я, яростно сжимая меч. — Миша, мне нужен коридор… — В этом нет смысла, — вмешался Орел. — Синие продвигаются целым батальоном, что ты будешь делать, когда столкнешься с ними лицом к лицу без поддержки? — Я согласен, — кивнул Грамотин. — Даже если я смогу провести нас к флагштоку первыми, нам не справиться с Синими в одиночку! Они раздавят нас количеством. Нужно попытаться собра… — Не успеем. Неважно, сколько нас окажется у флагштока в итоге, ведь главное — это поднять флаг. Тогда мы победим! — А потом нас убьют подоспевшие Синие… — покачал головой Орел. — А вы что, собрались жить вечно? — вздернула бровь Лиза и даже Михаил удивленно посмотрел на нее, забыв поддерживать огонь. Любимая фраза имперских командиров из уст эльфийки произвела сильный эффект. — Я согласна, ради победы можно и рискнуть! — кивнула Матрена. После того, как мою идею неожиданно поддержали обе женщины, мужской части пришлось согласиться, чтобы не уязвить собственное эго. Меньшим количеством пробиваться сквозь неиссякаемый легион противника оказалось даже проще и быстрее, чем когда мы двигались целым батальоном. Высокие огненные стены Грамотина надежно прикрывали наш маленький отряд по бокам. Лоб, выставив впереди огромный щит, танком шел напролом. Тех скелетов, которые умудрялись проскочить к нам вплотную, я рубил мечом, но не раньше, чем Лиза одним взмахом своего жезла вводила их в транс, а некоторых и вовсе обращала в бегство. Орел, решивший экономить стрелы, орудовал коротким кинжалом. Над нашими головами то и дело начинал мерцать золотистый свет — это Матрена тихо шептала какие-то защитные заклинания, и возможно благодаря им нам пока удавалось избегать потерь, даже несмотря на то, что мы находились в самой гуще. Впрочем, вскоре уже порядком побитый Лоб начал замедлять темп, а скелетов стало так много, что они залезали друг на друга и переваливались через защищавшие нас огненные стены. Но все это было неважно… Я уже видел заветный флагшток. Когда мы достигли черты, окольцовывающей широкий участок, куда не могли проникнуть скелеты, изможденный Лоб просто рухнул на землю, и над ним сразу склонилась Матрена. Мы добрались! И пусть обратно нам уже не выбраться и нас наверняка убьют Синие, потому что их будет больше, главное, что мы достигли цели! Однако радость моя быстро угасла — у флагштока уже стоял орк с синим флагом в руках и надменно скалился, глядя на нас. Я мог бы с ним справиться… но за его спиной стоял его батальон, а за моей лишь два мага, оставшийся почти без стрел лучник, орк в отключке и безуспешно пытающийся его поднять лекарь. Мы опоздали. И теперь нас точно убьют. Нет, умереть ради победы я не боялся, но быть убитым так ничего и не добившись, все-таки очень обидно. — Поглядите, народ, вот и наша живая легенда явилась, не запылилась, — самодовольно крикнул орк. — Ты же у нас — в огне не горишь, в воде не тонешь, да? Что, неприятно проигрывать? Ха-ха! Мы таких героев по утрам с кашей едим! — Эй, Синие, — вышла вперед Лиза, покачивая бедрами несколько сильнее, чем обычно. Ее плащ был небрежно перекинут через руку и трепещущие крылья сверкали в свете дня. — А может, обсудим сложившуюся ситуацию? По рядам Синих прошло заметное волнение. Факт нахождения эльфийки в ИВО не был секретом, однако она все-таки старалась не демонстрировать себя публике так открыто. — Зачем нам с тобой разговаривать? Нас здесь больше. Вы проиграли! Орк с флагом оказался крепче, чем я думал, хотя было видно, что Лиза производит на него сильное впечатление. Она взмахнула крыльями и легко оторвалась от земли, неспешно подлетев к орку почти вплотную. Все завороженно следили за ее невысоким, но плавным, грациозным полетом. Краем уха я услышал, как Грамотин отрывисто и шумно задышал. Еще немного, и он начнет выдыхать огонь без помощи посоха. — Вот именно, вас больше… А нас так мало, и мы так устали, — томно произнесла Зизи, с грустью обернувшись. — Поэтому вряд ли у нас есть шанс победить вас в честном бою… Вы ведь не будете атаковать нас неравным количеством? Лиза окинула взглядом Синих, ослепительно улыбаясь. Орк с флагом смотрел на нее остекленевшими глазами, и если бы решение зависело только от него, то победа бы была у нас в кармане. — Не заговаривай нам зубы, лигийская крыса, — вперед вышла орчиха, на которую обаяние эльфийки нисколько не действовало. — Нам незачем с вами драться, мы уже выиграли! — Слабаки! — крикнула Матрена, поднявшись на ноги. Лоб все еще лежал без сознания, но количество его ран заметно уменьшилось. — Что?! — Слабаки! — еще громче повторила она, бесстрашно глядя на Синих. — Вас здесь целый батальон, и нет никого, кто мог бы сразиться с кучкой еле стоящих на ногах солдат?! С определением еле стоящих на ногах я не был согласен, но смелость Матрены меня все равно восхитила. — С ним, — орчиха ткнула пальцем в меня, — драться никто не будет, ищи дураков… — Он здесь не один, — быстро вставил Орел. Орчиха перевела взгляд на него и Грамотина. Но тут вперед вышла восставшая Зэм. — Я принимаю вызов, — сказала она скучающим голосом. Мы переглянулись с Кузьмой и Михаилом — драться с женщиной вряд ли кому-нибудь из нас хотелось. — С ней, — Зэм указала металлическим пальцем на Лизу, и та немного растерялась от неожиданности. — Со мной? — Боишься? — искусственное лицо восставшей не передавало никаких эмоций, но почему-то мне казалось, что она снисходительно улыбается. Вероятно, так показалось не только мне. Глаза Зизи оскорбленно сверкнули, и она, гордо вскинув голову и расправив плечи, произнесла: — Бой один. Сторона той из нас, которая победит, поднимает флаг. Зэм кивнула. Синие сразу отошли подальше, образовав круг, в центре которого остались стоять две женщины — красивая высокая эльфийка и не менее высокая восставшая Зэм, с наполовину мертвым, наполовину металлическим телом. Я, Михаил и Кузьма, напротив, одновременно сделали шаг вперед. Обе наши девушки уже проявили достаточно смелости сегодня, но стоять в стороне в ожидании исходя боя, было как минимум не по-мужски. — Не надо, — подоспевшая Матрена преградила нам дорогу, раскинув руки. — Она сильная, она справится! Дайте ей шанс стать своей хотя бы среди Красных! Довод казался убедительным, но бросать женщину на амбразуру, прячась за ее спиной, было не в моих правилах… Лиза, будто почувствовав возникший за ее спиной спор, резко обернулась и посмотрела на нас сдвинув брови и прямо-таки пригвоздив к месту. — Готова? — спросила Зэм. Лиза кивнула… и ничего не произошло. Они обе не шевелились, пристально глядя друг на друга, и лишь только их жезлы начали испускать яркий фиолетовый свет. Некоторое время я ждал каких-то действий, после чего недоуменно посмотрел на Грамотина, стоявшего с очень напряженным видом. — Что происходит? — Дуэль, — коротко ответил он. — Но они же просто… стоят. — Это магия разума. Они же мистики. Я снова перевел взгляд на двух женщин, между которыми шла невидимая борьба. И это ужасно раздражало! Неизвестность была мучительной, казалось, что ей не будет конца… Солнце пекло голову, ветер не переставал выть ни секунды, все переминались с ноги на ногу и ждали завершения поединка, наблюдать за которым было одновременно скучно и волнительно. Лица Зизи я не видел и вглядывался в ее дрожащие крылья, надеясь по ним определить ее состояние. Внезапно она сделала шаг назад, а восставшая, наоборот, придвинулась вперед. Это вызвало оживление среди Синих, решивших, что Зэм, возможно, одерживает верх. Еще несколько минут ничего не происходило, затем ситуация повторилась — эльфийка отступила, а Зэм снова шагнула вперед. Это окончательно утвердило всех в исходе поединка. Когда эльфийка опять попятилась назад, в рядах Синих начал нарастать шум ликования, а мое сердце ухнуло в пятки. Восставшая сделала еще два шага вперед шатающейся походкой и внезапно упала на колени, выронив жезл. Ликование мгновенно утихло. Крылья Зизи поникли, и когда она обернулась, на ее лице играла усталая улыбка. Я не мог поверить глазам. То, о чем я боялся даже подумать, произнес Орел: — Она что, победила? Мы стояли как три истукана, когда Матрена радостно побежала к Лизе и обняла ее. К чести орка из Синих, который держал в руках флаг, он не стал оспаривать наше право на победу. — Ваша взяла, ставьте флаг, — произнес он, отступив. — Нет! — крикнула проигравшая Зэм, поднимаясь на ноги. — Заноза с меня шкуру спустит… — Ну и поделом — сама напросилась! — рявкнул орк, и я подумал, что он выпишет ей подзатыльник. Мне даже стало ее немного жаль. Все то время, пока мы поднимали свой флаг, Синие о чем-то перешептывались между собой. У меня появилось нехорошее чувство, что они задумали какую-то пакость, и мне не хотелось уходить от флагштока, на вершине которого гордо реяло красное знамя. — Этот раунд за нами, Синие уже не смогут с этим ничего сделать, — тихо прошептала Матрена, прочитав мои мысли по напряженному лицу. Я думал, что нам снова придется идти через армию скелетов, и с сомнением посмотрел на Лба, который наконец пришел в себя и с трудом поднялся на ноги. Михаил поднял сигнальную ракету, ожидавшую победителя возле флагштока. — А можно я, можно я?! — по-детски захлопал в ладоши избитый Лоб, радостно оскалившись. Грамотин передал ему петарду, и тот, дернув за шнурок, выпустил в небо сноп красных искр. И тут же, как по приказу, толпы скелетов, окружающих территорию у флагштока, рухнули на землю. Это было так неожиданно, что все, в том числе и Синие, вздрогнули и схватились за оружие. Но теперь противник представлял собой только горы разбросанных костей, без намека на хоть какое-то подобие жизни. Трудно было даже поверить, что еще секунду назад они представляли серьезную угрозу. Мы разошлись с Синими в разные стороны, так и не перекинувшись больше ни словом. Я все еще был напряжен и успокоился, только когда мы встретились с нашим изрядно поредевшим батальоном — он вышел нам навстречу, и остаток пути до штаба Красных мы преодолели, распевая песни и поминая павших союзников. Впрочем, по заверениям нашего командования, павшие уже были воскрешены и очень скоро вернутся в строй. Но продолжать Большие Учения нам придется без них, и это сильно всех тревожило, ведь теперь Синие превосходят нас количеством. — Ставлю вторую боевую задачу. Шрамин все так же расхаживал перед нами, сложив руки за спиной, но в этот раз мы не стояли свежие и подтянутые по стойке смирно. Батальон выстроился полукругом, устало опираясь кто на щиты, кто на оружие, кто друг на друга. Некоторые и вовсе сидели на земле, и лекари колдовали над ними, пытаясь вернуть энергию в изможденные тела. — Природные духи — элементали — нередко встают на пути нашей армии, но мы умеем с ними бороться. Вы должны это доказать! К востоку отсюда — вот здесь… все видят? — обитают элементали двух видов: каменные и воздушные. Необходимо уничтожить их. И, конечно же, поднять флаг Красных. — А где находится флагшток? Шрамин внимательно осмотрел солдат и размеренно произнес: — Этого никто не знает. Он появится только после того, как один из батальонов пройдет задание. Мы недоуменно начали переглядываться. Похоже, вопросы были у всех. — Я понимаю, что информации мало, — отстраненно произнес независимый наблюдатель Иавер Рашиди-Саболе. — Ваша задача уничтожать элементалей обоих видов до тех пор, пока вы не увидите флагшток, после чего как можно скорее добраться до него и поднять свой флаг. Наступило молчание. — Флагшток появится возле того батальона, который уничтожил больше всего противников? — наконец спросил озадаченный Михаил. — Флагшток может появиться где угодно, — ответил Зэм и в его металлическом голосе проскользнула ирония. — В пределах обозначенной территории, конечно. — Территория находится за магическим барьером, поэтому атаковать издалека не получится, — сказал Шрамин. — Но учтите, как только появится флагшток, эта защита падет. Ровно через час мы стояли на пригорке, а перед нами расстилалось огромное поле. На другой стороне, отчетливо видимые в бинокль, на таком же пригорке стояли Синие, и точно так же рассматривали нас. — Их много, — произнес Лоб. Я перевел взгляд на элементалей, хаотично передвигающихся по всему полю, но не покидающих его пределов. Каменные элементали походили на груду оживших булыжников, и хотя и выглядели внушительно, не казались мне слишком опасными. Воздушные напоминали магических — полупрозрачные, бесплотные — они бы не представляли угрозы, если бы не сверкающие вокруг них электрические разряды. — Интересно, что затевают Синие? Надо быть настороже, — покачал головой Орел и принялся пересчитывать стрелы в своем колчане. — Эй, Ник, нам бы это… ну… план какой… Сказавший это орк из моего батальона выжидательно глядел на меня, и я немного растерялся. — Ты же Избранный, твоя группа выиграла первый раунд… — добавил он. Формально главного у нас не было — нам предстояло самим, без руководства, разбираться с поставленной задачей. Но сейчас все не сговариваясь смотрели на меня и ждали какого-то вердикта. Что ж, если я хотел сделать карьеру в армии, то сейчас самое время доказать свою способность самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. — Так… ладно… — произнес я, стараясь не обращать внимания на пристальные взоры и собраться с мыслями. — Идти напролом — ошибочная тактика, первый раунд это доказал. Сделаем так. Все, у кого есть щиты, мечи, топоры… любое оружие ближнего боя, спускаются на поле вместе со мной. Остальные останутся здесь. Элементалей не так уж и много и, я думаю, они не столь опасны… Помните, не они наш главный противник. Сейчас наш противник — там. Я ткнул пальцем в противоположную сторону, где Синие тоже разрабатывали свой план. Все согласно загудели. — Мы рассредоточимся по полю и будем убивать элементалей до тех пор, пока не появится флагшток, — продолжил я. — И что будет, когда он появится? — наморщил лоб Орел. Я помолчал немного, прежде чем ответить. — Когда появится флагшток и окружающий поле барьер падет, те, кто остался здесь, должны бросить все силы на защиту солдата, оказавшегося к цели ближе всего. — То есть все остальные на поле останутся незащищенными? Их наверняка сразу начнут атаковать Синие, — озабоченно произнесла Матрена. — Да. Но в первую очередь они нападут на того, кто будет ближе к флагштоку. — Кхм… — кашлянул Грамотин и поправил очки. — Я не оспариваю твое решение, Ник, но хочу лишь уточнить, осознаешь ли ты все связанные с ним риски? Что, если нам не удастся защитить этого солдата? Ведь все остальные, оказавшись без прикрытия на открытом пространстве, с большой долей вероятности погибнут очень быстро. — Я осознаю, — твердо сказал я. — Придется рискнуть. Если мы будем стараться защитить нескольких солдат сразу, то шансы самого ближнего выжить резко упадут. Сыграем ва-банк. Больше никто спорить не стал и, обсудив еще некоторые нюансы, мы двинулись на поле. Спустившись к элементалям, я невольно посмотрел в противоположную сторону. Синие следили за нами, но ничего пока не предпринимали. — Они не собираются спускаться? — спросил стоявший рядом со мной мечник. — Хотят все сделать нашими руками? — Возможно. Но нам это только на пользу — мы будем ближе к флагштоку, когда он появится. Вперед! — Трусы! — прорычал Лоб и первым кинулся с топором на ближайшего элементаля. Мы начали осторожно продвигаться к своим участкам, которые распределили между собой заранее. Поскольку идея была моя, я выбрал для себя сегмент наиболее приближенный к Синим и, стало быть, самый опасный. Какое-то время я и впрямь думал, что мы останемся единственными, кто спустился вниз, однако вскоре небольшая группа Синих двинулась нам навстречу. Я всей кожей чувствовал, как маги и лучники противника следят за мной, и каждую секунду ждал, что барьер падет, и в меня полетят десятки стрел и заклинаний. Но чем больше проходило времени, тем меньше я думал об этом. Убивать элементалей было не то чтобы легко — они были громоздки и неповоротливы, но довольно сильны, и напади вдвоем, доставили бы мне много проблем. На мое счастье эти странные магические существа передвигались на приличном расстоянии друг от друга. Я старался краем глаза смотреть на Синих, чтобы вовремя среагировать на атаку, но монотонность действий притупляла внимание, и я периодически замечал за собой, что стою к ним спиной. От своего батальона я уже находился довольно далеко, но не сомневался, что они справятся со своей задачей, когда на поле пропадет защита. Время шло, за моими плечами уже было около десятка больших и безжизненных груд камней, и около шести развеянных в прах воздушных сгустков, один из которых все-таки оставил на моей руке болезненный ожог от электричества. Но, наверное, этого было слишком мало, потому что флагшток все еще не появился. Синего возле себя я впервые увидел, только когда расстояние между нами сократилось чуть ли не на десять метров. С одной стороны, меня это сразу взбодрило, с другой — я был раздосадован от того, что не заметил, как близко подпустил к себе соперника. Зэм из другого батальона сразу же дал деру, и догонять я его не стал, решив, что отныне буду более собранным. Однако через некоторое время восставший снова очутился со мной рядом, но поняв, что его обнаружили, тут же ретировался. Через пятнадцать минут ситуация повторилась в третий раз, и это едва ли не выбило меня из колеи. Больше всего меня раздражало даже не то, что Синий меня откровенно пас, а то, что я не мог понять, как ему удается приближаться незамеченным. В очередной раз увидев краем глаза шевеление позади себя, я не подал виду, продолжая осторожно продвигаться к каменному элементалю. Может быть, Зэм что-то заподозрил, потому что подходить он не спешил, а может, перед ним не стояло задачи меня атаковать. Я не мог повернуться к нему и рассмотреть все как следует, но что-то во всем этом казалось очень странным. Восставший просто стоял недалеко от меня, и спрятаться ему было негде… Сосредоточиться было очень трудно то ли от жары, то ли от усталости. Я, не оборачиваясь на своего соглядатая, отцепил от пояса флягу с водой и сделал глоток, затем немного побрызгал себе на лицо. Неспешно убрал флягу, покрепче сжал меч и закрыл глаза. Взгляд Зэм я отчетливо ощущал спиной, будто в нее вонзились две стрелы. Спереди доносился грохот камней — это двигался элементаль. Я открыл глаза, очертил в воздухе круг своим мечом, разминая запястья, передернул плечами… и рванул к элементалю что есть мочи. Восставший меня не разочаровал, сразу кинувшись следом. Я поразился тому, что он как будто и не пытался прятаться… Как же ему тогда удавалось оставаться незамеченным? Не добежав до элементаля совсем немного, я круто развернулся и бросился в обратную сторону. Не ожидавший этого Зэм не сумел так быстро среагировать и по инерции еще какое-то время бежал мне навстречу. Когда он сообразил, что происходит, и начал улепетывать, я уже был совсем рядом, и сделав рывок, сумел таки повалить его на землю. Однако Зэм оказался не из простых — по глазам ударила фиолетовая вспышка, и меня откинуло назад. Но сдаваться я был не намерен. Быстро сгруппировавшись, я снова кинулся к пытающемуся встать на ноги Синему… И в этот момент над полем что-то неуловимо изменилось. У меня будто открылось второе дыхание. В кровь попала ударная доза адреналина, все чувства обострились до предела, движение вокруг замедлилось, и я с удивительной четкостью осознал все, что происходит, как будто смотрел на поле сверху, как на шахматную доску. Флагшток возвышался впереди. Но не я был к нему ближе всего. Хадаганец из моего батальона уже несся к нему со всех ног и я ясно видел, как его окутывает золотая дымка защитных барьеров, как об нее разбивается магия противника, как с обеих сторон на поле летят стрелы: одни — расчищая дорогу бегущему человеку, другие — пытаясь его убить или хотя бы ранить и не дать добежать до своей цели. Я был недалеко, и, наверное, мог бы как-то помочь… но передо мной находился сильный мистик, который сначала успешно наводил на меня морок, долгое время оставаясь вблизи незамеченным, а теперь усилием мысли парализовал мою правую руку, не позволяя на себя напасть. Пока я боролся с самим собой, пытаясь вновь обрести контроль над своим телом, Зэм уже поднялся на ноги и метнулся к бегущему к флагштоку солдату Красных. В отчаяньи я отбросил меч — все равно я ничего не мог им сделать — и прыгнул на восставшего, мертвой хваткой вцепившись в его лодыжку той рукой, которой еще мог управлять. Он упал на живот и задергал ногами, пытаясь освободиться. Глаза вновь ослепила фиолетовая вспышка, и я приготовился к удару, но этого не произошло. Зэм окружил себя защитой, и через мгновение я понял, почему: огненный сгусток, яркий, как маленькое солнце, падал на нас с неба. Я инстинктивно зажмурился, уткнувшись лицом в землю. Мышцы одеревенели в ожидании сильной боли, и я даже не осознавал, как сильно сжал пальцы, которыми держал Синего. Боли не было. По крайней мере той, которую я ждал. Вместо этого была упругая волна почти нестерпимого горячего воздуха, которая придавила к земле и выбила из головы почти все мысли. Открыв глаза, я успел заметить золотой отблеск уже растаявшего барьера… Матрена. Я нисколько не сомневался, что это она защитила меня вопреки моему плану. И хотя я был зол от того, что, возможно, именно этой капли защиты могло не хватить тому солдату из Красных, который оказался ближе всего к флагштоку, я все равно не мог не радоваться, что все еще жив. Но даже ослабленный защитной магией удар был сокрушительным — у меня потемнело в глазах, а в ушах на одной высокой ноте зазвенела сирена. Я начал отключаться. Хватая ртом раскаленный воздух, я еще старался удержаться в сознании, но не сомневался, что теперь мистику Синих не составит труда меня добить. Даже сквозь закрытые веки я видел клонящееся к горизонту солнце — оно больно слепило глаза, но как я ни старался отвернуться, у меня ничего не получалось. Лежать на твердой земле было неудобно. Все тело ныло. И только мягко падающий на лицо снег успокаивал, снимал боль и напряжение… Как же все-таки хорошо дома, где суровая зима сменяется холодным летом и никогда не бывает жары. Я начал хватать ртом снег, потому что в горле все пересохло… Вот если бы мне еще удалось повернуть голову так, чтобы фиолетовое солнце не резало глаза… — Эй, Красный, если ты не собираешься умирать, то приходи уже в себя. Сколько можно валяться? Прилагая чудовищные усилия, я разомкнул веки. Восставший с нашивками Синих светил мне в глаза своим жезлом и брызгал в лицо водой из моей же фляги. — Ну наконец-то, очнулся! Я уже думал, до завтра тут сидеть будем. Сознание прояснилось, и я быстро повернул голову в сторону флагштока. От резкого движения в глазах снова потемнело, но мне удалось сфокусировать взгляд на поднятом флаге. Красный. — Ты снова нас перехитрил, — произнес Зэм, проследив за моим взглядом. Я недоуменно посмотрел на него. — Мне нужно было следить за вами обоими и в случае чего не дать поднять флаг. Но ты все время оказываешься в эпицентре событий, и я решил на всякий случай держаться поближе к тебе. Вот идиот… мы могли выиграть. — Как ты сумел подойти ко мне так близко? — Гипноз. Но у тебя высокая сопротивляемость, ты вообще не должен был меня увидеть. — Понятно. Спасибо, что не убил, когда я отключился. — В этом не было практического смысла. К тому моменту уже стало ясно, что я не успею помешать другому вашему солдату и мы проиграем этот раунд. Я не склонен к эмоциональным поступкам. Хотя… это досадно. — Почему ты меня не бросил? — Потому что ты вцепился в меня как клещ, и я не могу разжать твои пальцы. Похоже на судорогу, — сказал Зэм и только сейчас я обнаружил, что все еще держу его за лодыжку. — Отрубить тебе руку было моим планом «Б». Зародившаяся было симпатия к восставшему тут же исчезла. Я отдернул руку, будто его нога раскалилась за секунду. — Лекари бы быстро прирастили тебе ее обратно, — усмехнулся Синий и встал на ноги — на левой лодыжке остались вмятины от моих пальцев. С какой же силой я их сжимал, что сумел прогнуть сверхпрочный металл? Он протянул мне руку, чтобы помочь подняться, но я ее проигнорировал. — Если нам когда-нибудь доведется воевать с тобой бок о бок, — серьезно сказал Зэм, — я без страха подставлю тебе спину. Я не мог ответить ему тем же, но он и не ждал моего ответа, развернувшись и спокойно направившись в сторону своего батальона. Элементали, в отличие от скелетов, не собирались падать замертво после того, как раунд завершился нашей победой. Но их было не так много, и обратный путь я преодолел, не вступая в бой. Вниманием Красных целиком завладел поднявший флаг хадаганец, и на меня никто не обращал внимания, кроме моей группы, которая ждала у края поля, не принимая участия во всеобщем ликовании. Лоб уже тоже был здесь и я отметил, что он не слишком пострадал, во всяком случае не больше, чем в первом раунде. Матрена изо всех сил старалась не встретиться со мной взглядом. Я, конечно, был благодарен ей за спасение, но она должна научиться четко следовать приказам, даже если они ей не нравятся. — Прости, Никита, — тихо сказала она, не выдержав моего укоризненного молчания. Я покачал головой и, ничего не ответив, устало поплелся к штабу вслед за радостно шумевшим батальоном, несшим на руках вырвавшего победу солдата. Во время третьего инструктажа я валялся мешком на импровизированном лежаке. Жрец Триединой Церкви размахивал надо мной лампадкой, и хотя от одуряющих благовоний у меня першило в горле, я все равно чувствовал, как тело наполняет энергия. Времени между раундами было очень мало, поэтому приходилось одновременно залечивать раны, перекусывать, приводить в порядок оружие и экипировку и слушать условия нового задания. На улице быстро темнело. Я и не заметил, как этот длинный день подошел к концу. Жара спала, подул прохладный ветерок и я надеялся, что это поможет мне выдержать последний на сегодня раунд и дожить до завтрашнего дня. — Северный участок — экспериментальный. Здесь выслуживаются сотрудники «НекроИнкубатора»… предлагают для Учений свои новые разработки. Например, боевых зомби, которых создают для проведения сложных операций, связанных с неминуемой гибелью их исполнителей. Одним словом, зомби-самоубийцы, если так можно выразиться. Серьезный враг! — Шрамин поморщился от неприятных воспоминаний. — По счастью, вы с ними не встретитесь, что-то там не заладилось у некромантов… — Кого же они приготовили для нас? — мрачно спросил я. — Прямо перед началом Учений некроманты решили опробовать совершенно новую разработку: животное-зомби. Я сам его даже не видел и, честно говоря, не горю желанием. А вот вам придется с ним сразиться — именно этот монстр охраняет флагшток. Но это не все. На выполнение задачи отводится десять минут. Да-да, скорость бывает не менее важна, чем сам факт выполнения поставленной задачи. Успокаивало одно — флагшток было видно. На этом плюсы заканчивались. И мы, и Синие пребывали в некотором замешательстве, стоя на территории, похожей на арену, вокруг которой горели огни. Уже знакомый мне некроносорог сидел на длинной цепи и вертел металлической головой во все стороны. — Попробуем его спалить? — с сомнением в голосе произнес маг из Синих. — Сопоставив некоторые факторы, я считаю, что ожидаемого результата это не принесет, — ответил ему Грамотин. — Давай коротко, Миша, старт через две минуты, — сказал я. — Его панцирь мало восприимчив к магии, не говоря уже металлических частях. Тоже самое касается и стрел — ими его не убить. — И что тогда нам с ним делать? — округлил глаза Орел, донельзя возмущенный тем, что кого-то нельзя убить стрелами. — Отрубить ему голову, полагаю, — просто ответил Михаил. Прозвучала сигнальная сирена, и отсчет времени начался. В эту же секунду в носорога полетел град стрел и заклинаний. Трудно было сказать, причинили ли они ему какой-нибудь реальный вред, зато вид придали гораздо более устрашающий: большое обезумевшее животное, утыканное горящими стрелами, рвануло прямо на нас. Солдаты бросились врассыпную. После пяти минут бессмысленной беготни, в ходе которой несколько человек получили ожоги и обморожения, один орк «словил» плечом чью-то стрелу, а двое Зэм получили механические повреждения, несовместимые с дальнейшим функционированием, некроносорог по-прежнему активно нападал на всех, кто пытался к нему приблизиться, и даже не думал падать замертво. Время поджимало, и разрабатывать тактику приходилось прямо на ходу. Кое-как оба батальона сумели сгруппироваться: большая часть солдат, стоя на расстоянии, старалась отвлечь внимание на себя, оставшаяся — с мечами и топорами — осторожно заходила с тыла. Я, разумеется, находился в числе вторых. Однако то ли нам не хватало слаженности, то ли животное обладало чутким слухом, но наш маневр не удался. Мы не сумели приблизиться и на десяток метров, как животное развернулось и побежало на нас. Все сразу начали быстро отступать… я же остался стоять на месте, стараясь не шевелиться. «Ты ведь слеп, ты не видишь нас, ты только слышишь наши шаги…». Я был прав. Некроносорог за время, прошедшее с момента нашего «знакомства» в «НекроИнкубаторе», зрением так и не обзавелся. Он тяжело пробежал мимо меня, пока сдерживающая его цепь не натянулась до предела, затем направился в обратную сторону. Я сжал вспотевшими руками меч так крепко, как только мог. Некроносорог был рядом, но я боялся пошевелиться, чтобы не обнаружить себя. Сейчас бы мне очень пригодился какой-нибудь сторонний шум, но все на поле замерли истуканами, глядя на разворачивающееся зрелище, и наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь самим животным. Я сделал маленький шаг вперед и носорог сразу отреагировал, повернувшись в мою сторону. Затем нерешительно направился прямо ко мне. Когда он подошел почти вплотную, я забыл даже дышать, замерев в нелепой позе, с поднятым мечом. Животное вытянуло голову, будто прислушиваясь, и мне пришлось немного отклониться назад, чтобы оно меня не задело. Пот струился по лицу, а спину свело судорогой. Сейчас или никогда… И тут чья-то стрела вонзилась в бок носорога. Он дернулся, наконец отвернувшись от меня и так удобно подставив шею. Я сомневался, что сумею отрубить ему голову, и надеялся хотя бы нанести как можно более серьезное повреждение, что значительно бы облегчило дальнейшую схватку. Но мой меч — великолепный подарок Яскера — меня не подвел, войдя в толстый панцирь, как в масло. Обезглавленный носорог рухнул на землю, взметнув пыль и лязгнув штифтами. Я не знал, уложились ли мы в отведенные десять минут, но когда направился к флагштоку, у подножья которого лежало два флага, меня никто не остановил. Победу Красных в третьем раунде провозгласил я, на этот раз лично подняв флаг своего батальона над сухой хадаганской степью. И хотя руки мои все еще немного дрожали, внутри плескалось непередаваемое счастье. Это был один самых лучших дней в моей жизни. Глава 20
  24. Наследие Богов Ожившие Легенды Нить Судьбы Наследие Богов В связи с переносом МЧД на целую неделю вперед большинство гильдий, которые подали заявку на участие, получили еще дополнительно время для тренировки своих групп. Ведь не факт, что соперником попадётся слабенькая гильдия: взять ту же Армаду или ПЛК, которые уже дважды доходили до полуфинала и финала прошлогодичных сражений за титул самого-самого. В то же время администрация отказала в регистрации нескольким гильдиям по причине не только нарушения формальности подачи заявки на участие… Хотя, казалось бы, дополнительная неделя – это шанс «добить» по максимуму своего персонажа в плане одетости и оттачивании мастерства игры, все не так уже и радужно. Из-за ограниченного количества участников не в одной большой гильдии происходили конфликты: кто-то подавал заявку исходя из личных соображений и без участия мнения других. Кто-то подавал в последний день, а потому «что нагребли, то и пожалуйте». А были даже такие, которые в ультимативной форме ставили вопрос ребром: или я иду на МЧД, или я ухожу из гильдии (с). Хотя это скорее прерогатива более «мелких» гильдий, т.к. те же «Evil»-ы, «смерш» и «З.О.» уже давно запаслись не одним «оператором» для своих групп-участников МЧД. Ходит слух даже, что теперь стать «оператором» не просто предлагают – народ сам просится. Немного «диванной аналитики»: шансы на прорыв гильдии «смерш» в финал оцениваются довольно высоко, хотя это во многом зависит не только от состава группы, но и от человеческого фактора. «Evil» и «З.О.», вполне вероятно, могут дотянуть до 1/8, хотя пока фаворитом «вангования» остается двукратный победитель прошлых сезонов «Армада». Но это не прогноз на 120%, это лишь рассуждения, основанные на опыте сражений и наблюдений. Так же будет интересно посмотреть на новых участников – сервер Фронтир. Что же касается ставок на РЧД: они были «ленивые» и с целью, как показалось, отдыха перед предстоящими кровавыми сражениями понедельника. Запомнились ставки «Evil»-ов на «Массаракш», где последние уверенно защитились от напора соперника. А вот «смерш» уж действительно фармит – последние ставки вызывали улыбку от вида перекошенных «лиц» противника этой гильдии. Жертвам не оставалось ничего, кроме как либо не приходить в защиту, либо приходить и умирать-умирать-умирать… На текущий момент игроки утихомиривают жажду полётов, одевания, прокачки персонажей и т.д., потому как предстоящее глобальное обновление вселяет надежду: «ну, может, в этот раз смогу начать жить с чистого листа». А для такого «чистого листа» требуется отдых, вот и уходит народ кто в дебри к мобам, кто в реальность к семейству. И, естественно, как всегда у любителей загадить чат развивается обострение: во всех фракциях нужно засветиться, на всех персонажах истратить рупоры, но только бы успеть побольше гадостей оставить. И, напоследок, всем известная гильдия «Покорители Астрала» таки дала трещину. А виной тому «зелёный змей», проклятие всех времён и народов – алкоголизм. Слух подтвердился, и вот уже минимум одна группа сильных игроков целенаправленно будет переходить в ряды другой гильдии. А там и вторая конст-группа созреет. Ну а что, терпеть скотское отношение одного из офицеров? Всегда удивляло, каким образом власть достается именно подобным личностям. Как это отразится на дальнейшем МЧД (забегая наперед, гильдия стала участником боев за 15-16 место) – пока вопрос открытый. Ожившие Легенды Астральное противостояние Лидером месяца в Чемпионском доминионе стала гильдия СВОИ, за ними идет Ультиматум, Инквизиторы и КаМеЛоТ, которые каждую неделю меняются на втором-третьем месте. Позиции в рейтинге не меняются, начиная со второго мини-сезона, и все изменения происходят ниже 4 места. Где в постоянной борьбе встречаются Астральные странники, Первый легион, Антанта, Alt+F4 и Gold Legion. Межсерверный Чемпионский Доминион Кто зарегистрировался: За информацию и расчет спасибо СемиРемиксу Очевидными лидерами прохождения во 2 этап являются Инквизиторы, КаМеЛоТ и Ультиматум. Возможно, другим гильдиям и удастся прорваться во второй этап, но я бы на них не ставил. С нетерпением ждем понедельника и первых результатов. Лига против Империи Лидеры сентября по количеству ГСа: КаМеЛоТ - 17кк С.В.О.И. - 16кк Ультиматум - 14кк ALT+F4 - 12кк Инквизиторы - 10кк Первый Легион - 10кк Астральные Странники - 9,7кк Gold Legion - 9,5кк Антанта - 7,4кк Ренессанс - 7,3кк Нить Судьбы К сожалению, из-за отсутствия в редакции «Вестника» активно играющих на сервере «Нить Судьбы» людей, мы не так уже и часто делаем обзоры жизни и событий оного. Сентябрь стал исключением, и впредь мы постараемся чаще наведываться в гости на подписку, а также приглашаем активных игроков к сотрудничеству – Вам всегда есть что рассказать, а мы можем это опубликовать. Затрагивая жизнь имперских игроков, хотелось бы отметить, что вот уже как второй месяц гильдия «Хочу В ЮП» активно набирает в свои ряды игроков через подачу заявки на официальном сайте гильдии «Южного Парка» (http://sp-ao.ru), т.к. по сути является академией последней. Поговаривают, что «Хочу в ЮП» стала даже популярнее своей основы, хотя гильдия живет активно лишь последние два месяца. Гильдия «Сюрреал» за прошедший месяц разменяла третье место в турнирной таблице доминиона, опустившись с третьего вплоть до десятого. Причин такого упадка гильдии могло быть несколько – от смены руководства и до ухода одной из топ пати в «Южный Парк». После ухода Далаза и компании в «ЮП» и «Хочу в ЮП» из «Сюрреала» потихоньку начался отток людей в одиночку или же целыми констами. Это хоть и усилило позиции Южного Парка гильдейской академки, но так же добавило раздора и конфликтов в коллективы обеих гильдий. Для «Хочу в ЮП» последние две недели были не самыми удачными в плане защиты и грабежей на РЧД. Защита от гильдии «Ревенжерс» 20.09 провалилась, несмотря на пополнение в рядах «Хочупов». Никто и не ждал от «сборной солянки» только что вступивших игроков высоких результатов, поэтому поражение на обоих фронтах гильдия восприняла вполне спокойно. Рейдовый доминион от 27.09 получился немного более удачным для «Хочу в ЮП». Ребятам удалось ограбить пытающийся встать на ноги «Сюрреал», но в защите гильдию ждал полный провал: снова «Ревенжерс» покинули поле боя в плюсе по реальгару. На фоне двух подряд поражений в гильдии случился конфликт на почве критики тактики РЛа. Яростное обсуждение на форуме «ЮП» длилось несколько дней: одна сторона критиковала решения рейд-лидера, другая, во главе с последним, винила во всём новоприбывших игроков. К какому-либо соглашению конфликтующие стороны так и не пришли. Как в такой напряженной обстановке будут в будущем проводится рейдовые сражения – пока не ясно. Между этими событиями изредка на день в мир-чате появлялись сообщения агитационного характера о приглашении перерождений или даже обычных игроков для совместной игры в том или ином клане. Обычные будни без привычных накалов страстей. Что касается Лиги – тут агитация по набору игроков была куда более активной и разнообразной по минимальным требованиям. К примеру: Но пока, под конец сезона 8.0 игроки сервера ведут обыденную жизнь, летая на острова, посещая Сражения и Рейдовое приключение «Обсерватория». Кстати о последнем – так называемый «хард-мод», или повышенную сложность, активно посещают в своем большинстве игроки фракции Лиги. Очень хотелось бы ошибаться и утверждать, что обе фракции равны по силам, но текущая статистика показывает следующее: Основная борьба, казалось бы, должна быть между «Золотой Ордой» и «Южным Парком», но вот результаты последнего в этом месяце Рейдового Доминиона показали отнюдь не предполагаемую борьбу. Хотя периодически стычки случались как на РЧД (самые эпичные можно просмотреть на официальном канале гильдии «The Project Taurn» ресурса YouTube), так и в астрале в борьбе за сокровища Великого Древнего Спрутоглава. Стоит так же отметить, что «Нить Судьбы» одними из первых открыли доступ в 25 сектор астрала. Состоялось это событие 14 сентября. Напоследок хотелось бы добавить сухой статистики по гильдиям: А также текущее положение в плане распределения классов (исходя из того же топ-100 на официальном сайте игры) в обеих фракциях сервера:
  25. Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке Автор: risovalkin Сарнаут оказался больше, чем я думал, сложнее, чем я мог себе представить, и намного опасней, чем я хотел. Подпись: Ваш Ник. Иллюстрация к рассказу Автор: risovalkin Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19. Штурм крепости Я был так бодр, сыт и полон сил, что сам этому удивлялся. Все гулянье по поводу победы Красных я благополучно проспал, но нисколько не жалел об этом, так как сейчас чувствовал себя превосходно и мог свернуть горы. Время близилось к обеду, но в казармах царил мертвецкий покой. Сегодня у нас был заслуженный выходной, и все отсыпались после бурного ночного веселья. Я же просто наслаждался тишиной. Побродив немного по территории и пообедав в одиночестве, я решил проведать Старика. Вряд ли он будет против размять лапы. Но не успел я дойти до загона, как меня окликнул почтальон. — Санников, вы тут все вымерли что ли? — Нет. Мы вчера выиграли первый этап… — Да знаю я… Поздравляю! Давненько я не имел повода сказать это. Уверен, все Красные — от Шпагина до распоследнего каптернамуса — рады до безумия. Эх, жаль, мы в свое время проиграли. Так нас потом еще и прибирать полигон после Учений заставили, пока Синие наслаждались победой! — Обидно, — согласился я. — Что я могу посоветовать? Постарайтесь сохранить этот темп на следующем этапе Учений. — Что там будет? — Увидишь, — прищурился Бич. — Скажу только, что он будет проходить на Северном Плацдарме. Там же расположен Штаб Учений. И кому-то из вас нужно явиться туда за дальнейшими инструкциями к генералу Шраму Непокоренных. — Когда? — Вчера. — Понял. Уже выдвигаюсь. — И будь с ним осторожен. Шрам плевать хотел на войну Красных и Синих. Для него главное — воспитать настоящих солдат Союзной Армии, способных переломить ход войны с Лигой. В отличном расположении духа я отправился в указанном направлении. Штаб Учений мало чем отличался от других административных учреждений — помпезное здание с барельефами, патриотичными лозунгами и памятными датами; мемориал перед входом, аккуратные клумбы, резервуары с манной и несколько складских помещений. Привязав Старика у КПП, я отправился на поиски Шрама Непокоренных. Однако в штабе было пустынно, и все, к кому я подходил с вопросами, только отмахивались от меня. — Да пребудет с вами Свет, хе-хе! Генерала ищете? Он вместе с Синими на штрафных работах. Я не хотел обращаться за помощью к восставшим, но жрица Зэм сама ко мне подошла, и поскольку она была офицером, мне пришлось вытянуться во фрунт и отсалютовать. — Штрафные работы, капитан? — За проигрыш. Победитель отдыхает, проигравший работает, все честно. А вы, Никита Санников, полагаю, за инструкциями пришли? Я Саранг Шани-Хекет, капитан жрецов. Главная по магии Света, если можно так выразиться. Идемте, я покажу вам, где искать генерала. Я покорно пошел вслед за Зэм, стараясь, однако, держаться на расстоянии. — Солдатам Синих поручено очистить территорию старых Казарм от расплодившихся термитов, — продолжила она. — Это сложная задача. — Я видел термитов возле тюрьмы, по-моему, они не так уж опасны. — Это если их не трогать. К тому же здесь у них матка, так что ведут они себя агрессивно. У нас даже уже есть погибшие среди солдат, — она остановилась и повернулась ко мне. — Идите прямо по этой дороге. — Пешком? — Так надежней. Термитов в этих степях очень много, они сразу реагируют на крупных животных и могут напасть целой стаей. Я выдам вам сигнальные ракеты, подайте знак, если на вас нападут или если увидите тело погибшего. Сейчас я провожу обучающий курс воскрешения в боевых условиях. Спасать убитых — задача моих подопечных. По сигнальной ракете мои ребятки отыщут тело и проведут ритуал Воскрешения. — Ни разу не видел, как воскрешают мертвых… — Дар Тенсеса, который лежит в основе этой магии, — занятная штука. Потери — как в бою, так и на Учениях — неизбежны, но «жертва Тенсеса», давшего нам возможность возвращаться к жизни, работает безотказно, если только противник не изуродует тело павшего, конечно. Надеюсь, вы будете относиться к жрецам с большим уважением, ведь вам еще представится случай погибнуть в бою с врагами Империи, хе-хе! Я решил пропустить это «радостное» напутствие мимо ушей, у восставших своеобразное чувство юмора. — А что находится там… ну… когда умираешь… — Чистилище. Из него можно вернуться, если есть куда… я имею ввиду жизнеспособное тело. — Даже если погибший сам этого не хочет? — Все хотят. Впрочем… там есть дверь для тех, кто желает идти вперед. — И что за этой дверью? — Тех, кто заглянул за нее, никто никогда уже не услышит. Я взял в руки сигнальные ракеты и с гудящей от сумбурных мыслей головой пошел в указанном направлении. Всю дорогу перед глазами назойливо висела дверь, почему-то похожая на старую обшарпанную калитку с заржавевшими, скрипучими петлями. Стая термитов на меня не напала, но нескольких тварей, лезущих прямо под ноги, я все-таки убил. Мертвых солдат мне тоже не попалось, и свидетелем воскрешения я не стал. Вскоре я вышел к территории, огороженной знакомыми бетонными стенами, которые, правда, кое-где покосились, и сразу наткнулся на генерала Шрама Непокоренных. Он находился в месте, где очевидно когда-то был КПП. — Наконец-то Красные победили, — крякнул Шрам — грузный и на первый взгляд неповоротливый орк, но я чувствовал, что это впечатление обманчиво. — Это хорошо. Для Красных. И плохо для меня, разорви тебя Астрал! Это значит, что половина моих солдат проиграла! Р-р-р! Я уже всыпал Занозе и остальным офицерам Синих! А то расслабились! Привыкли к легким победам! Я им устрою… Ночь Астральных Порталов, так их растак! А ты — молодец. Слышал я о тебе: Синие жаловались, Красные хвастались. У генерала был пронзительный, цепкий взгляд, который все время держал меня в напряжении. Отчего-то сразу становилось понятно, что передо мной боевой офицер. Я хотел было поскромничать, что моя слава преувеличена, но выскочивший словно из-под земли капитан не дал мне сказать и слова. — Твою дивизию! И эти трусы — будущие солдаты Великой Империи?! Мать… Ты только посмотри, Шрам! Боятся лезть в старые казармы, боятся термитов! А я боюсь представить, что будет, когда им придется сражаться с витязями Лиги! Нет, если эти олухи не пойдут в атаку, я лично засуну каждому в штаны по термиту… Несмотря на то, что появившийся орк был ниже рангом, соблюдать субординацию по отношению к генералу он не собирался, яростно тыча тому кулаком в грудь. Но Шрам лишь ухмыльнулся в ответ на это столь бурное проявление эмоций. — Она на самом деле такая громадная, как рассказывают? — спросил он и, не дожидаясь ответа, повернулся ко мне. — Что же, вот я и нашел твоим талантам достойное применение. Мне нужен доброволец для особого, почетного и смертельно опасного задания. Добровольца я уже выбрал. Надеюсь, тебе будет приятно узнать, что это ты. Капитан фыркнул и скрестил руки на груди, когда генерал рассмеялся громким, хриплым смехом. Мне вдруг пришло в голову, что они, возможно, прошли вместе не один бой, и, несмотря на разницу в положении, являются друзьями. — Мигрирующие термиты захватили Старые Казармы. Наверное, видел этих степных тварей по пути сюда, — продолжил Шрам, отсмеявшись. Я молча кивнул. — Они пытались и в столицу пролезть, но, я слышал, служба городской очистки сработала на удивление оперативно. Так что термиты загнаны в угол… а этим углом как раз и оказались казармы. Нам это только на руку — есть на ком потренироваться, гы! Ты вроде уже герой, так что и задание будет геройское. Про королеву новую слыхал? Опасная бестия. Солдатики прозвали ее Термиллой, надо с ней разобраться. Вот ты и поможешь отправить ее к демонам! И хватит уже мутузить Синих! Пора воевать вместе с ними, плечом к плечу, как тебе и предстоит в будущем, когда Империя-мать отправит тебя на Святую Землю. — И не забудь позвать ребят из отдела пропаганды, чтобы они в красках описали этот подвиг, — ехидно вставил капитан, непонятно к кому обращаясь — к генералу или ко мне. — Остынь, Орлан, тебе тут позарез нужен герой. Для примера! Пусть покажет этим трусам, как нужно бороться с термитами, раз уж они от страха с места сдвинуться не могут, — примирительно произнес Шрам, хлопнув капитана по плечу и вопросительно посмотрев на меня. — Ты-то, надеюсь, термитов боишься? О твоей храбрости и доблести легенды ходят. Несмотря на лестные слова генерала, его друг по поводу меня больших иллюзий не питал, глядя с недоверием и даже враждебностью. Он хмуро кивнул головой, призывая следовать за ним. — Почему эти казармы заброшены? — спросил я. — Здесь было обрушение, и они оказались на самом краю аллода. Опасно. Мы и в самом деле находились у края земли: сквозь туманную дымку и россыпь странных светящихся огоньков отчетливо виднелись астральные «нити», паутиной окутавшие весь Сарнаут. Шум корабельных двигателей здесь был слышен еще громче, и я даже сумел разглядеть мерцание сфер, что защищали судна от разрушительной силы. Войдя на территорию казарм, мы сразу наткнулись на солдат из батальона Синих, явно чувствующих себя не в своей тарелке. Термитников поблизости не наблюдалось, но, возможно, термиты облюбовали в качестве своего жилища какое-нибудь из заброшенных зданий. Заметив меня, перешептывающиеся о чем-то Синие сразу замолчали и нахмурились. — А этот зачем здесь? — вперед вышел тот самый орк, который собирался поднять флаг в первом раунде. — В своих казармах не сидится? — А этот здесь, чтобы разобраться с тем, на что у вас всех кишка тонка оказалась! ПОЗОР! — во все горло завопил капитан. — Пришлось Красных звать, чтоб показать вам, трусам, что значит настоящая Имперская Армия!!! Он орал так, что мое левое ухо едва не оглохло. У орка Синих начали наливаться кровью глаза, и я подавил желание схватиться за оружие. — Не нужна нам помощь Красных, без них обойдемся! — рявкнул он, глянув на меня так, будто я главный враг государства. — А ну пошли, что встали?! Впер-р-ред!!! Вероятно, он в своем батальоне был негласным лидером, потому что остальные его послушались, а может быть, просто задетая гордость пересилила страх перед термитами. Мне не очень понравилось то, как я невольно стал краеугольным камнем в неприятной ситуации, и ненависть ко мне со стороны Синих моментально возросла. Но капитан веселел на глазах, глядя, как Синие опасливо, но все-таки потянулись в глубь территории. — Гляди… самолюбие, хе-хе, — оскалился он. Я хотел уже высказать свои сомнения на счет его методов и возможных последствий, но мое внимание целиком привлекла Зэм, точнее, то, что она вела за собой, как на поводке… Гигантский скелет, принадлежащий, наверное, огру, бодро ковылял за ней, повинуясь движению жезла. — Кто это? — ошарашено произнес я. — Капитан некромантов ИВО, — ответил Орлан, тоже неотрывно глядя на восставшую и ее жуткого спутника. — Она отвечает за профессиональную подготовку адептов магии смерти. — Нет, я об этом… существе. — А это Костопырка — экспериментальный боевой скелет, самовольно покинул расположение части. Редкий образец, между прочим! Для Учений следующего призыва готовят… Нашелся, значит?! — крикнул он восставшей. Она подошла ближе, и я инстинктивно отшатнулся, схватившись за рукоятку меча. Вблизи скелет оказался еще больше, чем я думал. — Уйти далеко он не мог: видишь, одна из его костей сильно изношена и нуждается в замене. Я бы задала ему трепку за побег, но это совершенно бесполезно. Эти существа иногда выходят из-под контроля, и ни кнут, ни пряник не помогает — только магия, магия и еще раз магия, как завещал Великий Незеб! Нам еще предстоит поработать над этим, — произнесла Зэм, и взглянув на мое полное недоверия лицо, добавила: — Главное не злить его: кто знает, что взбредет в эту пустую голову. После этих слов я еще крепче сжал свой меч, но огромный скелет следил только за движениями жезла Зэм и не обращал внимание больше ни на что вокруг. — Эй, Костопырка! Пошли-ка, дружище, домой, там тебя все заждались! Да топай ты, тупая башка! Пошевеливайся! — Ну как успехи? Где эти олухи? Я оторвался от удаляющейся парочки, только когда генерал Непокоренных своим появлением вывел меня из легкого ступора. — Ушли на подвиги, — ответил капитан. — Их малеха перекосило, когда Красного увидали… Шрам захохотал. — Салаги… ну ничего, скоро позабудут и про львов, и про гиен. Помню, как Красных ненавидел в свое время, а теперь… — он махнул рукой, на несколько мгновений углубившись куда-то в свою память, а затем обратился ко мне. — С легким сердцем я объявляю заключительный этап учений. Уверен, что и в астрале Красные проявят себя как настоящие герои! Этап будет проходить к северо-западу отсюда, там расположен Крепостной мыс. Ваш куратор — адмирал Иасскул Мби… Мби… зи-Бомани. Ох, имена у этих восставших — язык сломать можно. Вот инструкции, здесь есть вся необходимая информация. А это пакет для адмирала. Этап начнется завтра, так что отдохните сегодня как следует. И не посрамите честь Игшского Военного Округа! Едва не лопнув от любопытства, я все-таки сумел добраться до казарм Красных, не засунув нос в инструкции. Там, к этому времени, хоть еще и царила апатия, но в воздухе уже начинало зарождаться продолжение вчерашнего праздника. Впрочем, лейтенант Красных Майя Шинелина настоятельно рекомендовала нам поберечь силы для заключительного этапа Учений и хорошенько выспаться. Честь зачитывать инструкции выпала мне. Все собрались в столовой вокруг стола, на котором сверху мы разложили документы и карту, а снизу передавали друг другу стаканы с интересным содержимым. Было шумно и весело. Как выяснилось, завтра нам предстояло вступить в последнюю схватку с батальоном Синих на небольшом островке, где расположен учебный полигон «Канийская крепость». Согласно условиям, проигрывающий в общем зачете батальон должен удержать крепость. Соответственно, наша задача — захватить ее. Приятным сюрпризом стало то, что кроме карты и инструкций, в пакете находились еще и те самые секретные документы, которые нам удалось добыть, разгадав загадки Синих. А это, ни много ни мало, полный состав вражеского батальона: количество мечников, лучников, магов! На лицах солдат расплылась довольная улыбка — эта ценная информация здорово поможет нам при штурме крепости! Остаток дня мы провели, с огромным энтузиазмом разрабатывая планы на завтра. И хотя ближе к вечеру подуставшие от обсуждения военной стратегии солдаты начали разбредаться кто куда, я до последней минуты изучал карту «Канийской крепости» и список батальона Синих, пытаясь поставить себя на их место и решить, как они могли распределить свои силы. И даже когда моя голова наконец коснулась подушки, я все еще прокручивал разные варианты и долго не мог уснуть. На следующее утро батальон был непривычно притихшим. Все думали об одном и том же: остался последний рывок, последний день Учений. Кажется, понимание этого пришло ко всем только сейчас. Вне зависимости от результата сегодняшних соревнований, вечером мы вернемся сюда в последний раз… А завтра Империя раскидает нас по аллодам, и со многими из тех, кто на этот короткий срок стал мне семьей, я больше уже не встречусь никогда. Солдаты были погружены в свои мысли, и завтрак прошел в молчании. Когда мы вывели из загона и оседлали своих животных, и батальон уже готовился выдвинуться к Крепостному мысу, я зачем-то еще раз заглянул в казарму… будто почувствовал. Первые дни Армии казались мне настоящим адом, я не мог дождаться, когда выберусь отсюда, но теперь мне было очень грустно, будто я прощаюсь с родным домом. — Ник, мы еще вернемся сюда сегодня, — тихо произнес проницательный Михаил, зайдя за мной следом. — Да, — рассеянно кивнул я, бросив последний взгляд на свою койку. Отчего-то меня не покидала странная мысль, что больше я это место никогда уже не увижу. Ни у кого не было желания разговаривать, когда мы добирались до места назначения. Мой Старик шел почти самым последним, и я был рад, что никто не мешает мне вслушиваться в свои ощущения. Невнятное беспокойство мучило меня с первой же секунды, как только я открыл глаза утром. Мне даже казалось, что я проснулся не от сигнала, а от этой тревоги внутри… Но когда на горизонте появился палаточный штаб с развевающимися красными флагами, все посторонние мысли исчезли из моей головы. Перед глазами сама собой вспыхнула карта «Канийской крепости» и пронесся полный список батальона Синих. — Итак! — хлопнул металлическими ладонями адмирал Иасскул Мбизи-Бомани, оглядывая выстроившихся перед ним солдат. — Пора приступать к штурму. Если вам удастся выполнить поставленную задачу, учения завершатся полной и безоговорочной победой Красных! Вы подниметесь на борт астрального корабля, который отправится на небольшой островок, где и расположена крепость. Но прежде… важная информация: берег занят солдатами Синих, точнее, самих солдат там не очень много, зато дрессированных служебных гиен — пруд пруди. И это очень опасные противники! Необходимо очистить берег, иначе эти гиены вцепятся вам же в спину. Самое время вспомнить все, чему вас учили на тренировочном полигоне: наука Шипа Змеелова может вам сейчас пригодиться! Впрочем, если не хотите лишних трудностей, постарайтесь поскорее ликвидировать поводырей, тогда с безмозглой сворой гиен справиться будет проще. — А почему у нас нет дрессированных служебных львов? — выкрикнул Орел. — Потому что львы здесь не водятся, умник! — раздраженно ответил адмирал. — Несправедливо, — пробормотал Кузьма, и я был совершенно с ним согласен. — Как только ступите на Крепостной мыс, Синие, скорее всего, сразу вас атакуют, — продолжил Зэм. — Разрешаю использовать любые методы в борьбе с ними. Вчера у вас был целый день, чтобы подумать, как сломить их оборону, надеюсь, вы потратили его с толком. — Разрешите вопрос, адмирал, кто и как будет фиксировать победу одной из сторон? — спросил Михаил. — Это хороший вопрос. Штурм будет длиться восемь часов. Ваша задача в течение этого времени прорваться в центр крепости — вот сюда — и установить там макет магической мины. Как только это будет сделано, находящийся внутри крепости наблюдатель зафиксирует победу. И все. Вы герои! Если вы не успеете, значит, вы проиграли. В свое время я проходил тут службу именно на стороне Красных. И тогда мы победили. Очень уж мне хочется вновь увидеть наш развевающийся флаг во главе колонны на параде в Незебграде… — Кто будет устанавливать мину? — А это вы решите сами. У вас есть боевая задача и… — адмирал посмотрел на наручные часы, — тридцать минут на выработку стратегии. Действуйте. — Может… Ник? — несмело предложил кто-то из солдат, и все согласно закивали. — Мне кажется, Синие именно это и будут от нас ожидать… что мина у Никиты, — произнесла Матрена. — Значит, я буду отвлекающим маневром, а мину пронесет кто-то другой. Мы столпились вокруг карты, обсуждая, с какой стороны лучше прорываться мне с большей частью батальона Красных, сосредоточив на себе все внимание Синих и приняв основной удар, а с какой незаметно выдвинется небольшой отряд во главе с Орлом, у которого на самом деле будет мина. Обсудив все нюансы, ровно через полчаса мы, решительные и воодушевленные, двинулись к берегу, заполненному дрессированными гиенами. Правда, я, будучи по легенде главным диверсантом, остался в арьергарде, и ни с гиенами, ни с поводырями мне лично сражаться не пришлось. Мы не знали, есть ли у Синих тайный разведчик на берегу, который докладывает все в «Канийскую крепость», поэтому на всякий случай до пристани я добирался по уже расчищенной дороге и под охраной. Серьезных потерь в борьбе с гиенами мы не понесли — их задачей было всего лишь задержать нас. И мы действительно потратили на зачистку берега много драгоценного времени. У причала нас уже ждал корабль. Как и в Незебградском порту, здесь, на краю аллода, было сумеречно. Россыпь сверкающих звезд отражалась в защитной сфере, заключившей в себе большой имперский фрегат. На борт я ступил одним из последних. Взревели двигатели, улавливающие астральный ветер лопасти засветились ярче, из сопел вырвалась раскаленная мана, и корабль с удивительной для своих габаритов мягкостью отчалил от аллода. — На этот раз тебя точно убьют, Ник, — сказал Орел, вертя в руках небольшую учебную мину — залог нашей победы. — Только ты мог добровольно согласиться стать мишенью. Я вглядывался в астрал, меняющийся прямо на глазах: глубокая синева разбавлялась сиренью, затем наливалась розовыми тонами, а потом вдруг окрасилась в ярко-рыжий, будто мы плыли в воде и кто-то впрыснул в нее неразбавленной краски. Красота астрала гипнотизировала. Я слышал, что некоторые астралонавты, чересчур долго любуясь им, сходили с ума и прыгали за борт. — Синие могут разгадать наш маневр, — с трудом оторвавшись от завораживающего зрелища и поглядев на Кузьму, произнес я. — Понять, что мы водим их за нос, и что мины у меня нет. Орел молчал какое-то время, прежде чем ответить: — Сейчас уже поздно менять план. На это нет времени… Наше путешествие было очень коротким. Берег Игша все еще хорошо был виден, когда впереди показался маленький островок, на котором возвышались каменные стены «Канийской крепости». Я чувствовал, как утекают минуты, как они складываются в часы, и мне не терпелось высадиться на берег. Мы рассчитывали на быструю победу и готовились вложить все силы в первый рывок, иначе бой может превратиться в затяжную осаду, что, конечно, на руку Синим, но не нам. Яростная схватка началась в ту же секунду, едва батальон ступил с пришвартовавшегося судна на причал. В щиты сразу застучал шквал горящих стрел, над головами красочным салютом взорвались заклинания, быстро затянувшееся дымом пространство сотрясли крики и бой барабанов. Наши лучники тоже начали стрелять, но пока это не приносило результата — крепость была высокой, и стрелы не долетали до цели. Вперед, прикрываясь щитами, выдвинулись орки. Над их головами переливалась золотая вязь защитных барьеров, частично поглощавших вражескую магию, но даже это не спасало их от массивной атаки сверху. Я, переминаясь с ноги на ногу, следил за происходящим с корабля и изнывал от ничегонеделанья. Мне приходилось собирать всю волю в кулак, чтобы не сорваться с места и не ринуться в бой. Хотя расстояние до крепости было не очень большим, наш батальон сразу понес серьезные потери, продвигаясь под мощным обстрелом со стены. На стороне Синих сражалось больше магов, чем у Красных, но меньше лучников, и я, глядя за тем, как противники ведут огонь, старался понять диспозицию их сил. Крепость в форме пятиконечной звезды занимала большую площадь — почти весь остров, и у одного батальона нет физической возможности обеспечить надежную охрану всех ее башен и стен, на это просто не хватит солдат. Значит, где-то есть слабое звено! Так или иначе, нашей задачей было стянуть как можно больше сил противника к передней стене, на которую толстокожие орки из Красных уже пытались взобраться — пока безуспешно. Синие уверенно держали оборону, опрокидывая и поджигая лестницы и не подпуская близко людей и Зэм. — По спискам у них пятеро мистиков, — напряженно вглядываясь в башни, сказал я. — Ты видишь, где они? Стоявшая рядом Лиза ответила не сразу. — Не всех. — Как минимум один стоит на левой башне и один на правой, — продолжил я. — Видишь эти фиолетовые вспышки… — На правой двое, — перебила она. — Еще один на стене. Где пятый, я не знаю. — Очень много стрел, — вставил Орел. — Или список врет, или все их лучники здесь, ведут огонь по нашим. Во всяком случае, большая часть. — Да, мне тоже так показалось, — согласился я. — Думаю, они расставили своих магов по всему периметру. Так что когда вы зайдете с тыла, вас, может, и не застрелят сразу, но поджарят точно. — Я огнеупорный, — мрачно сказал Кузьма. И в этот момент на вершине стены вспыхнул пожар — это наши маги наконец сумели подобраться вплотную к крепости и внести хаос в ряды Синих. Михаил тоже был где-то там, и судя по тому, как быстро распространялось пламя, принимал самое активное участие в битве. Из-за пожара обстрел по штурмовикам заметно уменьшился, и наше наступление сразу пошло веселей: одному орку все-таки удалось взобраться на стену, и через секунду двое лучников Синих полетели вниз. И хотя третьим скинутым со стены оказался сам лазутчик, вслед за ним уже карабкались другие. Вскоре прорвавшимся наверх Красным удалось отвоевать маленький участок стены, по которому снизу небольшим, но уверенным ручейком атакующий батальон стал просачиваться внутрь. — Сейчас Синие стянут сюда все силы, — произнес я, чувствуя, как бешено заколотилось мое сердце. — Наш выход, ребята. — Удачи, постарайтесь выжить, — Кузьма хлопнул меня по плечу и вместе с Лизой и еще тремя солдатами спрыгнул с корабля. — Вы тоже, — сказал я им вслед. Дым уже затянул почти весь остров, и они быстро пропали из виду. Матрена наколдовала сверкающий магический щит, призванный отвести от нас чужую магию — он был ярок и сразу привлекал внимание, но нам и не нужно было прятаться. Я ожидал нападения сразу, как только сошел с корабля, но атаку мы почувствовали, только когда приблизились к стене. Из-за широкой спины Лба мне плохо было видно, что происходит впереди. По бокам меня тоже прикрывали мечники, сзади была Матрена и два мага Зэм. До самой крепости мы дошли почти без затруднений, зато под стеной шел ожесточенный бой, и прорваться внутрь нам не удалось. Тех, кто успел подняться, зажимали в тиски с обеих сторон. С башен велся прицельный огонь по лестнице, которая горела сверху до низу, и взобраться по ней уже не представлялось возможности. Наверное Синие и впрямь стянули к этой стене все свои силы, потому что под их усилившимся напором мы стремительно теряли с таким трудом завоеванные позиции. Положение штурмовиков сверху стало совсем отчаянным — несмотря на то, что они все еще старались удержаться на стене, противник давил их количеством. Те же, кто находился внизу, не только не могли подняться под массированным обстрелом, но и вынуждены были отступить. — Ник, там Миша! Я посмотрел в ту сторону, куда показывала Матрена, и увидел Грамотина, активно огрызающегося огненным шарами. Какое-то время его прикрывал щитом орк, но потом чья-то метко пущенная стрела все-таки достала последнего, и Михаил остался без защиты. На земле вокруг лежало множество бездыханных тел. Мы уже потеряли больше половины своего состава и все еще продолжали отступать. — Ну давай же, Орел, — прошептал я. — Давай… И будто это было каким-то заклинанием, а я могущественным магом, огонь сверху вдруг резко поубавился. — Что происходит? — спросил Лоб. — Мы уже победили? — Еще нет. Синие поняли, что мы только отвлекающий маневр, и отошли на другие стены искать тайных лазутчиков. Если уже не нашли… — Надеюсь, Орел успел пробраться внутрь. Наверху из Красных уже никого не осталось, лестница, по которой вскарабкались первопроходцы, полностью сгорела, и нас все еще атаковали, пытаясь не дать прорваться в крепость еще раз. Но оттого, что Синим пришлось разделиться, мы, собрав последние силы, сумели сломить их значительно «похудевшую» оборону. Поднявшись на стену одним из последних, я наконец почувствовал себя в своей стезе. Внизу, где не было противников и приходилось лишь уворачиваться от атак сверху, я был беспомощен, как котенок. Зато здесь мне удалось взять реванш и вдоволь помахать мечом. Внутри кипела битва. Большинство Синих находилось на стенах, но некоторые начали подтягиваться к центру двора, где нам необходимо было установить мину. Остатки наших солдат, разделившись надвое, начали с боем продвигаться одни по правой, другие по левой стене к башням. Я, едва увернувшись от стрелы и отбив чей-то меч, толкнул плечом Лба, с которым мы стояли спина к спине. — Давай к центру! — крикнул я ему. — Ты что? Нам надо найти группу Орла и помочь им! Иначе проиграем… — К ЦЕНТРУ!!! Дальше Лоб пререкаться не стал, и растолкав широкими плечами и своих, и чужих, тараном начал прокладывать путь к спускающейся вниз внутренней лестнице. — Миша! — я схватил за руку чудом оказавшегося рядом Грамотина. — Мы продвигаемся туда, прикрой нас! По его озадаченному лицу я понял, что он усомнился в моей адекватности, но вопросов, к счастью, задавать не стал и одним взмахом жезла послал в центр двора большой огненный сгусток, от которого Синие шарахнулись в стороны. Пробиваться было нелегко, но я чувствовал азарт, придававший мне сил. Разгоряченные от нагрузок мышцы наливались приятной тяжестью, слух и зрение обострились, я замечал любые движения и вовремя на них реагировал. Все мысли исчезли из головы — были только я, мой меч и цель впереди. На флагштоке в центре двора «Канийской крепости» висело знамя батальона Красных, но оно было спущено. Зато знамена Синих развевались повсюду. — Ник, мы ведь не выиграем, пока мина не будет установлена, — наконец решил высказаться Михаил, когда мы уже приблизились к центру. — Синие вроде бы засекли группу Орла и даже поймали кого-то из них, но, может, мы еще сможем что-то сделать, если сумеем… — Вот и молодцы, что засекли. — Что ты… — начал было Грамотин, но наморщив лоб, замолчал. Несмотря на то, что большинство наших солдат сражалось на стене, продвигаясь к башням, стремительный прорыв нескольких штурмовиков к флагштоку не остался незамеченным, но было уже поздно. Пока половина Синих гонялась за Орлом где-то на задних стенах, а другая не давала остаткам Красных прийти ему на помощь, мы уже успели ликвидировать охрану в центре двора. Убирать меч в ножны было некогда, поэтому я просто бросил его на землю и, выдернув из-за пазухи учебную мину, активировал ее. На ней загорелись голубые огоньки, и это, видимо, привело в действие подъемный механизм флагштока, потому что флаг Красных гордо взвился в воздух без нашей помощи. Как только это произошло, нас сразу окружил защитный барьер, не позволяющий атаковать и приглушивший все звуки. В столь внезапно наступившей тишине у меня сильно зазвенело в ушах. — Итак, крепость взорвана! Бабах! Бум! Всех врагов разорвало на кусочки и разбросало по астралу. Ура! — я весело посмотрел на Лба и Михаила. У первого на лице прочно укрепилось выражение слабоумного, попавшего в научный институт. Второй глядел на меня с непередаваемой гаммой эмоций. Я рассмеялся. — Это, кажется, немного расходится с тем, что мы планировали изначально, — сказал Миша. — Мы с Орлом решили слегка изменить план. — Угу, — кивнул он, а потом на всякий случай уточнил, чтобы окончательно удостовериться в нашей с Кузьмой невменяемости: — То есть, получается, мы даже не блефовали, и ты, как на параде, шел с миной прямо в лоб противнику? — Ну да. Лицо Гармотина приобрело сочувствующий вид. — На то и был расчет, что Синие бросятся искать лазутчиков с тыла… — начал объяснять я ход своих мыслей. — Действительно. Вряд ли бы они поверили, что Красные тупые настолько, чтобы нести мину чуть ли не через главные ворота. — Да. — Но именно так мы сделали. — Да. Грамотин снова кивнул, что-то для себя решив, и я подозревал, что решение это мне отнюдь не польстит. Я снова рассмеялся. — Так я не понял, мина с самого начала была у тебя? — выпал из ступора Лоб. На этот раз мы с Михаилом захохотали оба. Я уже собирался ответить Лбу, но вдруг тело сковало напряжение, и по спине прошел озноб. А еще через мгновение оглушительно завыла сирена. — Это не учения, что-то случилось, — обеспокоенно сказал Михаил, но я и так это понял. — Всем построиться! Шевелитесь! Невесть как оказавшийся на острове адмирал Мбизи-Бомани надрывался в громкоговоритель. Он бежал по двору крепости и махал руками, призывая всем собраться возле него. — Быстрее! Быстрее! Это не учебная тревога! Все, и Красные, и Синие, кто был жив и еще мог стоять на ногах, построились в ряды. Возле меня были Лоб и Михаил. Мне показалось, что неподалеку в толпе блеснули эльфийские крылья. Где Кузьма и Матрена, я не имел представления, и больше всего мне хотелось пойти и поискать их. — Смирно! Слушайте меня внимательно, товарищи солдаты! Час назад несколько кораблей Лиги пытались подойти к северо-восточному берегу Игша. Из донесений разведки стало понятно, что декларируемой целью десанта была так называемая «Спасательная операция» по освобождению военнопленных. Как вы знаете, не так давно из тюрьмы был совершен массовый побег… Возможно, Лига искала уцелевших, а может быть, они преследовали другую цель. Так или иначе, нападение отбито, как того и следовало ожидать, но один из кораблей сумел ускользнуть. Через астральную червоточину прыгнул, зараза! Как стало известно только что, он вынырнул у острова Дозорный. Это рядом — вон там… После этих слов тишина во дворе крепости стала абсолютной. Лигийские корабли возле нас? В самом сердце страны? — Но ведь совсем близко… столичный порт, — произнес кто-то. — Туда им не подобраться, Незебградский порт под надежной охраной. К Дозорному тоже уже направляются военные корабли, скоро они будут здесь. Поймают этого… прыгуна. Мы находимся ближе всех к месту высадки лигийского десанта, и до прихода подкрепления нам нужно сдержать этих ублюдков, пока они не перебрались на Игш. Это, конечно, не самая лучшая идея — отправлять зеленых юнцов на бой с матерыми десантниками Лиги… Но, боюсь, у нас нет выхода. Значит так, ты — шаг вперед, — адмирал ткнул в меня пальцем и я вышел из строя. — Слушай меня, товарищ офицер… — Я не офицер. — Нам тут сейчас не до церемоний, Санников! Закон военного времени! Так что поздравляю тебя с новым званием, — гаркнул Мбизи-Бомани. — А теперь слушай мою команду, лейтенант. Сейчас я вместе с обоими батальонами немедленно отправляюсь на остров Дозорный. Твоя задача позаботиться о раненых. Мы своих не бросаем… Я оставлю тебе пятерых лекарей и еще парочку солдат в помощь. Тяжелораненых лучше добейте сразу, чтоб не мучились… Только осторожно, их потом еще воскрешать! Когда корабль доставит нас на остров, он вернется за вами. Постарайтесь к этому времени поставить на ноги как можно больше бойцов — вы все нужны будете мне на Дозорном! Есть вопросы по существу? — Да. Что делать с убитыми? — Ничего, им вы уже не поможете. О них позаботятся жрецы. Когда корабль, на котором мы прилетели, отчалил с большинством выживших к соседнему острову, я вместе с несколькими солдатами пытался навести порядок в крепости. Раненых было очень много и среди них оказался и Кузьма, вокруг которого прыгала Матрена. — Я не смогу вернуть его в строй, у него очень сильные ожоги, нужна госпитализация, — сказала она в ответ на мой немой вопрос. — Ты был прав, пророк недобитый, мы почти уже взобрались на стену, когда нас сцапал маг Синих, — прохрипел Орел и постарался улыбнуться. — Лиза пыталась навести морок и скрыть нас от глаз, но у них тоже был мистик… — Адмирал приказал добить тяжелораненых. — Только попробуй! То, что ты теперь офицер, вовсе не значит, что я не дам тебе по морде, когда воскресну. — Потерпи, Орел, помощь уже близко, — я похлопал его по плечу, присев рядом. — Мы сейчас отправимся на Дозорный, но сюда уже идут корабли… — Значит, веселье продолжается без меня, — вздохнул он. Корабль не возвращался очень долго, и я нервничал, хоть и старался не подать вида. Может быть к Дозорному уже прибыло подкрепление, и наша помощь там больше не нужна? Остров действительно был в пределах видимости — зависшая в астрале черная точка, на которую я, перетаскивая раненых во двор крепости, то и дело оборачивался, как будто мог что-то разглядеть. Лоб, Миша и Лиза были где-то там, сражались уже не на соревнованиях со своими, а против реального врага, который не старается убить так, чтобы потом можно было воскреснуть. Он делает все, чтобы убить навсегда. Когда на горизонте сверкнула защитная сфера астрального корабля, я вздохнул с облегчением, твердо уверенный, что лучше услышать неприятные новости, чем находиться в безвестности. — Предстоит нелегкая работенка. И каждый меч, топор или жезл на счету. Вы как? Готовы умереть во имя Империи?! — спросил полковник Хранителей, впиваясь зелеными глазами-лампочками в поднимающихся на борт корабля солдат. Кузьма был недееспособен и остался в крепости. Матрена и другие лекари сумели поставить на ноги еще нескольких Красных и Синих, и теперь нам предстояло присоединиться к тем, кто уже был на Дозорном. Сражаться плечом к плечу, как того и хотел генерал Шрам Непокоренных. — У врага, что нам противостоит, серьезная репутация, — холодным, безжизненным голосом продолжал полковник Хранителей, облокотившись о борт корабля и наблюдая за тем, как тот мягко отчалил от острова. — И руки по локоть в крови имперских солдат. Уцелевший корабль так и называется — «Рука Тенсеса»! Это флагман, которым командует адмирал Адриан Галсов. Уверен, Комитет много бы дал за то, чтобы с ним поговорить. Только живым он не дастся. Но и упускать шанс захватить в плен такой неиссякаемый источник информации нельзя. — Он выпрыгнет в астрал, — сказал я. — Значит, надо успеть убить его раньше! Некроманты смогут извлечь информацию из мозга адмирала, если доставить его к ним в полной сохранности. — Простите… мозг доставить? — уточнил я, содрогнувшись внутри. — Именно. Немного астральных кристаллов и побольше маны, и можно изготовить зачарованный контейнер для головы адмирала… — задумчиво протянул Зэм, затем, заметив мой взгляд, добавил: — Все мы, восставшие, немного маги. Даже морские волки вроде меня. — Вы — некромант? — как я не старался, у меня не получилось скрыть в голосе нотки отвращения. Полковник отвернулся и уставился в астрал, в его металлическом лице отражались разноцветные блики. — В Лиге в основном эльфы изучают искусство некромантии, — сказал он через некоторое время. — Большинство гибберлингов и канийцев чураются его, боятся. Глупцы… Я сам посвятил немало времени и в прошлой жизни, и ныне этой великой магической науке. И если представить себе гипотетическую ситуацию отсутствия у Лиги некромантов… по моему скромному мнению, Лига уже давно была бы нами завоевана. Добиться этого непросто, но можно. Теперь, когда у меня впереди вечность, на многое я смотрю иначе, да… И всякий раз, когда судьба сталкивает меня с эльфийскими некромантами, я их уничтожаю. Мертвый некромант — плохой некромант, хе-хе… Люблю доказывать тезис о том, что эльфы — плохие некроманты! Про себя я подумал, что Сарнаут стал бы значительно лучше, если б некромантов вообще не существовало. Остров Дозорный оказался больше того, на котором располагалась «Канийская крепость». Лигийский корабль я не увидел — мы причалили с другой стороны. Батальоны тоже не было видно, и я решил, что они рассредоточены по территории вблизи противника. Мы высадились у импровизированного штаба, откуда нам навстречу сразу выскочил орк — тот самый прапорщик Щит Меднолобых, заставивший меня и моих друзей охотиться на змей в первый же день армии. — Гы, привет! — Здравия желаю! — поправил его полковник. — Ну да… ну да… здравия желаю! — Щит, ухмыльнувшись, осмотрел меня с ног до головы. — Не, ну надо же! Еще вчерась бегал замухрыжка замухрыжкой, ремня нормального не было, чтобы штаны держать! А теперь — офицер, гы… — Доложить обстановку! — гаркнул полковник. — Докладываю! Вместе с другими служащими ИВО прибыл на остров Дозорный, чтобы бить канийскую сволоту! Вот только пока они нас колотят… Нам удалось загнать их обратно на корабль, но вот штурмовать пока не получилось. — Они не пытаются улететь? — спросил я. — Не могут. Их корабль подбит… — Тогда зачем штурмовать? Дождемся подкрепления… — Ты сам знаешь, Галсов подкрепления ждать не будет, — сказал полковник. — Надо штурмовать. Пока мы разговаривали, прибывшие лекари уже занялись ранеными, которых оказалось больше, чем я предполагал. Похоже, за то короткое время, пока меня не было, здесь произошла серьезная стычка с лигийцами. — Убитых много? — спросил я, подойдя ближе. — А-а, и ты уже здесь… Ладно, кто старое помянет — тому глаз вон. Орк, которого я когда-то определил для себя как лидера Синих, осторожно уложил на лежак раненого хадаганца с нашивками батальона Красных. — Канийских ублюдков слишком много. Наши ребята не справляются, еще чуть-чуть — и враг сбросит нас в астрал, — сказал он. — Еще чуть-чуть, и наши корабли будут здесь. — Скорей бы, а то Лига с нами не церемонится… Короче, боец у меня один пропал. Послали отделение в разведку, так эти остолопы на передовой дозор канийских витязей напоролись. И вместо того, чтобы тикать по-быстрому, решили из себя героев покорчить, с голым пузом против латников поперли. Четверых мы нашли и притащили сюда. Надеюсь, скоро они вернутся из Чистилища… и потом до конца службы будут сортиры драить зубной щеткой! А вот пятый куда-то запропастился. Непорядок, понимаешь! Согласно распорядку, количество трупов должно соответствовать количеству выданных сапог, гы! — Может он в плену или… упал в астрал. — Лучше так. Но если струсил да с поля боя бежал, чтоб он сгнил на гауптвахте! Нам в Империи трусы и слабаки не нужны! После этих его слов я вдруг отчетливо осознал, что для меня разница между Красными и Синими перестала существовать. Глава 20