• "Вестник Сарнаута" - дайджест за май'20


    Новости
    Особое мнение
    Геймплей




    Истории Аллодов
    Творчество игроков


    Гайды







    Обзоры



    Замесы и стримы














    « апрель июнь »

    Sign in to follow this  

    Аллоды онлайн, ч.55


    Lafayette

    Оригинальный сюжет игры (Империя) в авторской обработке
    Автор: risovalkin

    К ОГЛАВЛЕНИЮ

    Глава 55. Беды Прохиндея

    Растерянность. Вот как можно описать одним словом то, что сейчас владело наверное обеими армиями на Асээ-Тэпх. Хорошо, что исчезновение Искры Тенсеса видели не только мы, но и лигийцы, и поэтому ни у кого не возникало сомнений в произошедшем. Я был уверен, что очень скоро Яскер отдаст приказ о выводе войск со Святой Земли, хотя, возможно, быстро свернуться не удастся. Но меня и моих друзей это уже не касалось. Мы возвращались домой.

    Большой Имперский корабль уже пришвартовался к пирсу на южном берегу, и сейчас я задумчиво глядел на него, щурясь от яркого солнца. Странное чувство. Я настолько привык к этому аллоду, настолько сросся с ним, будто пустил в него корни и стал его частью, что даже уже и не верил, что когда-нибудь покину это место. Но мне приказано было возвращаться в Незебград. Я, конечно, очень радовался этому, но вместе с тем с удивлением понял, что буду скучать по Святой Земле.

    С собой назад я вез голову Гурлухсора в подарок Командору Хранителей, которые давно за ней охотятся. Лигийцам она была без надобности, так что никто не возражал. Воисвет Железный вернул должок Неферу Уру, лечившему его столько дней: нас не только отпустили с миром, но даже оказали медицинскую помощь, хотя судя по лицам лигийцев — это для них было сложным решением. Впрочем, мы к ним тоже большой любви не питали, так что постарались убраться из Пирамиды как можно скорее, пока нам дали такую возможность. Но прежде Воисвет, поборов гордость, все же спросил у меня о том, что сказал Тенсес, ведь почему-то никто, кроме меня, не слышал его.

    — Ты спрашивал его про Скракана и Незеба, что он ответил тебе?

    Я подумал, что Воисвету, как главе лигийской Церкви, нелегко дался этот вопрос. Наверняка его уязвляло то, что их святой заговорил не с ними, а с имперцем, да и мой ответ мог разрушить главный постулат их веры, но мне не было дела до душевных терзаний лигийца. Я, глядя прямо в его лицо, ответил недрогнувшим голосом:

    — Незеб и Скракан такие же источники магии Света, как и Тенсес. Триединая Церковь Империи говорит правду.

    Естественно, это его разозлило.

    — Я тебе не верю!

    Я молча пожал плечами. Спорить и доказывать что-то не было смысла.

    — Ты не слишком обрадовался, когда услышал его ответ, — добавил он.

    Вот же какой наблюдательный!

    Больше он не сказал ни слова, но позволил нам уйти, прихватив с собой голову Гурлухсора.

    Быть может это и к лучшему, что лигийцы пришли к Храму Тенсеса раньше Имперской армии. Они уничтожили артефакты Тьмы, а нашим подоспевшим Хранителям, в свою очередь, даже не пришлось выступать против Историков — генерал Сечин прибыл лишь к самой развязке столкновения. И теперь совершенно стало непонятно, в каких взаимоотношениях друг с другом находятся стороны этого треугольника: Лига, Империя и Историки. Похоже, что все ждали распоряжений сверху, но и там не слишком понимали, что теперь делать.

    Растерянность…

    — Ник?

    Я вынырнул из своих мыслей и обернулся. Ко мне подошла Влада Угрозина — хорошенькая комитетчица, с которой у меня так и не сложился роман. И уже не сложится. Неожиданно я даже ощутил сожаление по этому поводу. Все же Влада рождала внутри меня приятное, теплое чувство, которое теперь так и останется дружеским.

    — Мне сказали, что ты возвращаешься домой, — произнесла она полувопросительно, и я кивнул.

    — Наверное, ты тоже скоро вернешься.

    — Не знаю, я не уверена… Идеологическая война продолжается… Хотя мне кажется, что мы уже нанесли Лиге смертельный удар.

    — Ты имеешь виду произошедшее в Храме?

    — Сколько лет Лига утверждала, что исток Света — это Тенсес и только Тенсес! Дар Воскрешения — его дар и точка. Но то, что проповедовала Триединая Церковь Империи, оказалось правдой — жертвы Тенсеса, Скракана и Незеба равнозначны! Ник, это же лучшее, что могло случиться с нами! То есть, я хочу сказать, что как дочь своей страны, я и так всегда верила, что правда на нашей стороне… Но как сотрудница Комитета Незеба, иногда думала, что это может оказаться и не так.

    Ее щеки раскраснелись от возбуждения, глаза горели, и я подумал, что в своем патриотическом восторге она особенно красивая. Но потом она подняла взгляд и погрустнела.

    — Жаль, что ты улетаешь.

    — Я хочу сделать тебе подарок на память, — произнес я и достал амулет, которого так боялись демоны. — Обещаешь носить его всегда при себе? Возможно, когда-нибудь он защитит тебя.

    — Он светится… Там магия внутри?

    — Там нечто большее.

    Она хотела что-то сказать, но тут меня окликнули с корабля.

    — Капитан Санников! Поднимайтесь на борт, скоро отчаливаем.

    Никаких слов для Влады я больше не нашел и, неуклюже улыбнувшись ей на прощание, зашагал по трапу на корабль. Потом я еще долго смотрел на огромный аллод, становившийся все меньше и меньше, пока тот не скрылся среди сияющих астральных нитей.

    Дорога до главного аллода Империи — Игша была монотонной и скучной, зато не слишком долгой, потому что я постоянно спал. Не знаю, откуда взялась эта вялость, но у меня будто резко закончилась вся жизненная энергия, и ее требовалось срочно восполнить через сон. Даже когда мы уже двигались по Имперской территории, я все еще пребывал в апатии, и только приближающийся столичный аллод вывел меня из этого состояния.

    Алая звезда на Оке Мира была видна издалека. Незебградский порт щетинился длинными пирсами, освещенный множеством огней, корабли курсировали целыми флотилиями, и нас тоже уже сопровождали до причала четыре небольших катера… И только тогда я осознал до конца, что я дома! Империя, ставшая чем-то далеким и почти недосягаемым, встречала меня праздничной иллюминацией, задымленным манастанциями воздухом, шумом и суетой. Я очень соскучился. Сон сняло как рукой. Все вокруг казалось родным и знакомым, но одновременно немножко другим, как всегда бывает при долгом отсутствии.

    Вместе с нами со Святой Земли возвращалось не очень много военных. Кого-то встречали родственники, но в основном те, кто спустился с трапа на своих двоих, зашагали вслед за майором — вразвалку, с небрежно перекинутыми через руку плащами и расстегнутыми воротниками, без каких-либо попыток показать выучку и дисциплинированность, уставшие от войны и немного злые.

    Потом перед нами толкнул речь аж целый генерал. Он поведал о том, что несмотря на наши достижения, звания и сроки службы — все мы без исключения герои в глазах Империи, которая рада видеть своих сыновей и дочерей живыми, Родина гордиться нами и никогда не забудет наши подвиги… И далее в таком же духе. Единственным плюсом его выступления стало то, что оно оказалось коротким. Возможно руководство по опыту знало, что затягивать не стоит. Выгоревшие эмоционально, мы уже просто не воспринимали торжественность ситуации и хотели поскорее покончить с формальностями.

    Я был очень удивлен тем, что меня и мою группу расквартировали в Незебграде, возле самого Ока Мира, на которое можно было вдоволь насмотреться прямо из окна! А вот то, что мне приказали явиться очам самого высшего руководства вечером того же дня, очень разочаровало. Я надеялся, что мне дадут время хотя бы до завтрашнего утра, чтобы собраться с мыслями и вспомнить, как оно тут вообще, на гражданке.

    В Око Мира в назначенный час я явился в парадной форме — да, она у меня была! Хотя я и не надевал ее ни разу. К чему она вообще на линии фронта? Зато теперь мне было очень непривычно, как будто я вообще иду в чужой форме. Вопреки ожиданиям встречавший меня комендант направился не к Командору Хранителей Штурму Бешеных. Впрочем, пройдя знакомой дорогой и попав в кабинет Яскера, я обнаружил, что Командор, не скрывавший своего отличного настроения, находился там. Причину его радости я знал — голову Гурлухсора ему конечно же уже доставили, едва корабль пришвартовался к берегу. Яскер выглядел чуть более сдержанным, но тоже отнюдь не грустил.

    — Заждались мы вас, товарищ капитан. Ну, рассказывайте, как вам пальмы, как тропическая живность, и вообще — экзотика в целом?

    — Удовлетворительно, товарищ Яскер.

    — Как будто в санатории побывал, да? Жив, здоров, умер всего-то один раз, — усмехнулся Командор.

    Я состряпал на лице нейтральное выражение.

    — Ладно, шутки в сторону. Садись, капитан. У меня много вопросов, но думаю, ты управишься и без них. Мы тебя слушаем.

    Я рассказал все так, как хотел Тенсес. Яскер, будучи сильнейшим мистиком, мог и раскусить мою ложь, и все же я старался смотреть прямо, не моргая, и говорить твердым, уверенным голосом. Никто меня не перебивал, не задавал уточняющих вопросов, так что рассказ не занял много времени.

    — Итак, Тенсес мертв… Великий Маг прошлого, соперник самого Незеба покинул этот мир, оставив нам завет — объединиться с Лигой против демонов. Хм… — проговорил Яскер медленно. — Скажу честно, лично у меня никогда не было уверенности в том, что Скракан и Незеб как-то причастны к Свету. Но раз об этом говорит сам Тенсес…

    — Да уж, новость, — крякнул Командор. — Надо взять себя в руки. А то еще чего доброго, я сам начну бить поклоны и возносить молитвы Свету!

    — Все, что рассказано тобой, будет передано Триединой Церкви. Уверен, в скором будущем стоит ожидать всплеска религиозного рвения. Мы направим его в нужное русло! Что касается союза перемирия… Уверен, даже Незеб не рискнул бы так круто менять внешнюю политику. Даже если допустить, что Тенсес прав и демоническая угроза не ликвидирована, я не смогу быстро и безболезненно для Империи остановить войну с Лигой. Лига — враг, и демоны пока не тянут на силу, которая способна потеснить ее с этого места. Даже с учетом всплеска активности демонопоклонников. Однако нельзя оставлять поступивший сигнал без внимания…

    Яскер замолчал и посмотрел на дверь, в которую спустя пару секунд постучали.

    Ну конечно же без главы Комитета Елизаветы Рысиной обойтись не могло! Она зашла в кабинет с таким видом, будто все ее мечты сбылись в одночасье.

    — Товарищи! Товарищ капитан! Рада вашему счастливому возвращению.

    Я склонил голову, изобразив почтение и благодарность. Правда казалось, что Рысиной нет никакого дела до моей мины, она едва ли не пританцовывала от радости!

    — Давно у нас не было таких прекрасных новостей! Несгибаемый Воисвет Железный, наместник Кватоха, герой войны с демонами и Верховный Витязь Церкви Света пал! Сражен рукой простого Имперского ученого!

    Это она Нефера Ура назвала «простым Имперским ученым»?! Я чуть себе язык не откусил, чтобы не вставить язвительный комментарий. Представляю, в каких красках это эпохальное событие разнесется по всем уголкам Империи.

    — Как у нас обстоят дела с Историками? — поинтересовался Яскер.

    — После того, как мы объявили их фракцию вне закона, большинство членов этой организации предпочли покинуть Империю. Однако, кое-кто остался здесь на свободе, и нам необходимо выйти на них как можно скорее. Мы работаем в этом направлении. Я получила документ от некой Бертилии ди Плюи, которая предала его через капитана Санникова, — Рысина артистически вежливо кивнула мне. — В нем суммируется исследовательская деятельность Историков на Святой Земле.

    — Что-то интересное?

    — Для ученых — безусловно. Это анализ взаимосвязей народов джунов и Зэм. Но мы используем этот доклад в своих целях: опубликуем фрагменты из него под именем одного из имперских ученых. И тем самым привлечем внимание Историков. Так оставшиеся на свободе предатели попадут в наши сети. Главное — захватить хотя бы одного, уж Комитет сумеет вытрясти сведения об остальных.

    — Кхм, — нагло влез я, сам себе поражаясь, все-таки Рысина одним своим существованием раззадоривала меня и подбивала на бунт. — Вообще-то, историки помогли нам пробраться в Пирамиду Тэпа. И как минимум один из них погиб ради того, чтобы мы добрались до Искры Тенсеса.

    — Комитет разберется, товарищ Хранитель, вам не о чем беспокоиться. Кстати, на счет Тенсеса. Безопасность Империи требует от нас бдительности, даже если речь идет о бреднях почившего Великого Мага. Надо сказать, что мы регулярно получаем сообщения о появлении демонов или демонопоклонников. Однако большинство из них объясняются давними страхами и невежеством, и мы только напрасно тратим время и силы, проверяя их.

    — Могу вас заверить, что демоны в Пирамиде были вполне настоящими.

    — Не сомневаюсь. Вы, товарищ Санников, у нас уже становитесь специалистом по демонам, — произнесла Рысина и деловито развернула листок бумаги, который держала в руках. — Есть у меня одно письмо, на которое необходимо отреагировать. Свободный торговец Сигурд Прохиндей сообщает, что на аллоде Хладберг появились демоны. Казалось бы, еще один перепуганный вопль глупого гибберлинга. Но обстоятельства дела более серьезны, чем кажется на первый взгляд. Первое. Поговаривают, что этот самый Прохиндей — один из олигархов, членов Совета Семи Торговцев, которые управляют этим сборищем торговцев-анархистов.

    — А на самом деле? — заинтересовался Командор.

    — Не знаю. Легенда о Совете Семи — одна из нераскрытых тайн. Многие вообще говорят, что это бред сивой кобылы. Но Комитет должен проверять все, даже бред. Второе. Этот самый Прохиндей — один из поставщиков метеоритного железа. И нам нельзя его упускать. И, наконец, третье. Не так давно Прохиндей обратился через нашу голову за помощью в НИИ МАНАНАЗЭМ. Не согласовав это дело с нами, Негус Хекет дала добро на командировку нескольких ученых на Хладберг! Сам по себе факт появления там демонов требует тщательного расследования, но более всего меня сейчас волнует то, что от ученых нет никаких вестей.

    — Опять забылись в научном экстазе и потеряли счет времени?

    — Возможно. Одним словом, товарищ Командор, я прошу вас отправить на Хладберг нескольких Хранителей. Хороших, опытных, умелых.

    Последние слова она произнесла глядя в упор на меня и мило улыбаясь. Я почувствовал себя кроликом перед удавом.

    — Не возражаю, — кивнул Штурм.

    Ну вот это уже почти предательство! До конца разговора я старался сохранять невозмутимый вид, но не сказал больше ни слова, мысленно прокручивая все возможные подвохи, которые может устроить Комитет на Хладберге. Когда мы втроем — я, Командор Бешеных и Рысина — вышли из кабинета Яскера, она все еще пребывала в отличном настроении и даже хлопнула меня рукой по спине, как доброго знакомого.

    — Приятного полета, капитан. Хладберг — холодный остров, чем-то похож на ваш родной дом.

    — А давно я стал хорошим, опытным и умелым? — не удержался я.

    — Вы хорошо проявили себя на Святой Земле.

    — Разве? Артефакты нам не достались, как и Искра Тенсеса… Я не улучшил положение Империи.

    — Хватит с вас того, что вы его не ухудшили, — хмыкнула она и гордо удалилась.

    — Положение Империи улучшилось хотя бы в том, что теперь нет надобности отправлять солдат на Асээ-Тэпх. Все уже устали от этой заварушки, — произнес Командор, глядя ей вслед, а потом добавил: — Зуб даю, она преподнесет все так, что ни у кого не останется сомнений в нашей безоговорочной победе по всем направлениям.

    — Товарищ Командор, разрешите вопрос…

    — О Хладберге? Нет тут никаких закулисных игр, не напрягайся. Туда действительно отправилась группа наших ученых и нужно просто проверить, все ли у них нормально.

    — А если нет?

    — Значит мы прибудем туда с целым войском. Вообще-то Прохиндей наш давний поставщик, да и со свободными торговцами в целом Империя старается поддерживать хорошие отношения… И все же не надо было ученым лезть туда одним.

    — У них будут неприятности из-за того, что они не поставили в известность Комитет?

    — Со Святой Земли вот-вот вернется Нефер Ур. Он сам разберется и со своими подопечными, и с Комитетом. Их дела — не наша забота. Нам, как Хранителям, сейчас важно лишь удостовериться, что наши граждане находятся в безопасности. Да, и еще… за голову Гурлухсора от меня личное, отдельное спасибо.

    В Оке Мира я пробыл недолго. Мне почему-то казалось, что Верховный Шаман орков Коловрат обязательно напомнит о себе, ведь он долгое время считал меня Избранным. Однако то ли он уже не питал по поводу меня никаких иллюзий, то ли просто не знал о моем возвращении, но никто меня не остановил, когда я направился к телепорту.

    Этим же вечером, равно как и на следующий день, у нас было много свободного времени, чтобы нагуляться по Незебграду. Увольнительная длилась два дня, хотя, конечно, их не хватило, чтобы увидеть весь город, даже с учетом наличия телепортаторов. Но самое главное, что мы сходили на ту самую «передвижную историю», в создании которой когда-то сами принимали участие! Ее назвали странным словом «синема», которое с непривычки резало слух, хотя и не помешало мне получить удовольствие от просмотра оживающих на большом белом экране картинок. Это было странно, немного пугающе, и все же восхитительно!

    А еще восхитительными были мороженное в вафельных стаканчиках; автоматы с газировкой; бравурная музыка из громкоговорителей на каждом углу; простые прохожие, спешащие по своим делам или просто гуляющие; патрулирующие чистенькие улицы милиционеры на быстролетах; патриотические памятники; газоны и клумбы с цветами… Восхитительной была мирная жизнь. И только побывав на войне можно было в полной мере оценить все это. Интересно, Веронике бы понравилась моя страна, если бы я привез ее сюда? Я продолжал время от времени тешить себя мыслью, что такое еще возможно.

    — Количество врагов у Империи увеличивается с необычайной скоростью, — задумчиво произнес я, глядя на звезду Ока Мира и снова теребя в руках кулу Зэм, которую мне оставила Вероника. — Ладно Лига, про них мы знаем. Ладно культисты Тэпа — эти чокнутые фанатики всегда трепали Империи нервы, с самого воскрешения Зэм…

    — Только теперь еще и сам Тэп воскрес, так что эти «чокнутые фанатики» обрели идейного лидера, — вставил Миша.

    — Да. Чокнутые фанатики во главе с одним из самых сильных магов, когда-то уже уничтожившим свой народ, — согласился я. — Это серьезный враг и, чувствую, мы еще о нем вспомним. И не раз. Культист Тэпа сорвал эксперимент с Черепом в тринадцатой лаборатории, культисты Тэпа проникли в НИИ МАНАНЗЭМ и воскресили своего вождя, культисты Тэпа захватывали в плен старателей на плато Коба, я сам попался на уловку культиста Тэпа, когда пошел в пещеру кобольдов с ритуальным ножом… Три жертвы — три новые Искры в копилку Тэпа. Культисты везде. И они еще нанесут по нам удар.

    — Вы говорили об этом с Яскером? — спросила Лиза.

    — Нет. Но полагаю, что он прекрасно осознает степень угрозы.

    — А может быть, его сейчас больше волнуют демоны и демонопоклонники, — покачал головой Орел.

    — Демоны и демонопоклонники сейчас волнуют всех. Слишком резко они подняли головы в последнее время.

    — Если демонопоклонников возглавлял Гурлухсор, то как они подняли головы, так теперь и опустят опять. Ведь он мертв!

    — Но демоны еще живы. И Тенсес говорил, что демоническая угроза не ликвидирована. Странно это все… Откуда взялись эти новые демоны, которые долго могут жить на земле, вне астрала? Гурлухсор был как-то причастен к их появлению?

    — Теперь мы это уже никогда не узнаем.

    — Можете считать меня параноиком, — покачал головой я. — Но что-то мне не верится, что со смертью Гурлухсора демонопоклонники снова притихнут. Они сумели осквернить магию Света и превратить ее в Тьму! Разве кто-то думал, что такое вообще возможно? Пусть у них не получилось захватить Искру Тенсеса, осквернить ее, или что там они хотели с ней сделать с помощью артефактов Тьмы, но мне кажется, что это еще далеко не конец! А теперь еще к списку врагов добавились и Историки.

    — Не все!

    — Пусть даже и так. Но часть из них помогла Гурлухсору.

    — Гурлухсору помог Архивин и некоторые его стороники, — сказал Миша задумчиво. — Архивин ведь хадаганец, он родился в Империи. Возможно, он выбрал себе сторону еще тогда, во время гражданской войны, которую Гурлухсор начал против Яскера.

    — Гурлухсор проиграл, и Архивин сбежал к Историкам? Вполне вероятно.

    — Как это все-таки ужасно, — произнесла Матрена. — Прибегать к помощи демонов и демонопоклонников, чтобы реализовать свои политические амбиции! Хорошо, что Лига решила уничтожить артефакты, когда ими завладела Тьма.

    — А они точно уничтожены?

    — Основная часть — да. Генерал Сечин лично был свидетелем. И даже если что-то лигийцы и растащили тайком, погоды это уже не сделает.

    — Лишь бы только этот Зэм, который создавал для гоблинской мафии Святое оружие из артефактов… как его там… Саранг Птах, снова не наляпал нечто подобное. Его же Хранители взяли в плен?

    — Да… Слушайте, а ведь он культист Тэпа! А артефакты в итоге оказались у демонопоклонников… Между ними может быть какая-то связь?

    — Думаю, гоблинской мафии было все равно, кому продавать артефакты — Империи, Лиге, Историкам… Но если когда-нибудь демонопоклонники объединятся с культистами Тэпа, плохо станет всем.

    Мы замолчали на несколько минут, обдумывая все произошедшее на Святой Земле.

    — Наверное, Яскер все же во мне ошибся, — нарушил я тишину. — Ничего глобально в мире я не поменял. Даже если столкновения на Святой Земле и прекратятся, найдется новый повод для конфликта где-нибудь еще. Война с Лигой не закончилась. Потомки Великого Орка, которых я нашел, не сделали революции — Империя не ослабла. Тенсес, который нашел меня, не отдал Дар Воскрешения одной стороне — Империя не усилилась. Ничего. Не. Поменялось.

    — А может в этом и была творя роль? Сохранить равновесие, — произнес Миша.

    — Да, и потом, ты что, помирать уже собрался? Мало ли что еще случится, — добавил Орел. — Давай-ка не отлынивай от ответственности.

    — Ну спасибо, я только начал настраиваться на спокойную жизнь.

    — Ох, прости, я не подумал, что это был сеанс самостоятельной психотерапии…

    И все же слова Миши заставили меня глубоко задуматься. И в этом задумчивом состоянии я пробыл до самого отбытия на Хладберг.

    Неприятной новостью стало то, что наши ездовые питомцы останутся в стойлах Незебградской военной части, потому что мы отправляемся без них. Со столичного Игша корабли в нужном нам направлении не ходили, так что сначала пришлось телепортироваться в какое-то захолустье на краю Империи. Крохотный аллод, название которого я даже не запомнил, вмещал в себя лишь скромный городок и здоровый порт, куда кажется со всего Сарнаута слетались грузовые корабли. На одном из таких нам как раз и предстояло отправиться в путь. Впрочем, как выяснилось позже, в этом были и свои плюсы.

    Я уже бывал на очень больших кораблях. Например тот, на котором мы летели на Святую Землю — здоровая махина, перевозящая солдат, животных, оружие и провизию. Но даже он оказался карликом по сравнению с тем, что вез нас на Хладберг. Гигантская палуба, размером с целое поле для гоблинбола, была заполненна контейнерами, предназначавшимися для метеоритного железа, сейчас естественно пустыми. Но глядя на их количество, я ужасался, каким должно быть тяжелым становился корабль, и как он умудрялся оставаться на лету.

    — Наоборот, чем больше метеоритного железа на борту, тем мы более непотопляемы! — пояснил мне корабельный моторист — Мастак Золотые Руки. — Метеоритное железо защищает судно от астрала. Большие залежи этого минерала могут даже защитить аллод от разрушения! На Хладберге, вон, нет Великого Мага, а остров живет.

    На грузовом корабле все было не так строго, как на военном, так что Мастак водил любопытного меня всюду, рассказывая обо всех устройствах. И мне было настолько интересно его слушать, что через некоторое время я уже почти перестал обращать внимание на то, что он — гоблин.

    — Чтобы стать астралонавтом, нужно получить права на управление астральным кораблем. Это важно, иначе далеко не уплывешь. Будешь болтаться как волчий хвост в проруби, хе-хе. Не зная ничего о корабле, не имеет смысла пускаться в плавание. Только демонов насмешишь!

    — Это сложно?

    — Кому как. Кто-то с рождения — гроза астрала, — гоблин приосанился, очевидно имея в виду себя. — А кого-то сколько не учи — все одно. Вот ты знаешь, где у корабля сердце?

    — Где?

    — На нижней палубе. Реактор называется! Он вырабатывает энергию и обеспечивает ею все остальные устройства. Неправильная работа реактора ведет к неправильной работе всех остальных устройств. Преобразование маны в энергию сопровождается выделением тепла, поэтому реактор требует охлаждения.

    — И как его охлаждать?

    — Если нет повышенной нагрузки от любого из устройств, то он охлаждается автоматически. А вот повышение нагрузки может привести к перегреву. Тогда реактор отключается, а может даже повредить остальные устройства. Всегда нужно следить за тем, чтобы быстрые маневры не привели к перегреву реактора. В отключенном состоянии он охлаждается в два раза быстрее, но при этом все корабельные устройства не функционируют. В крайних случаях может быть запущен режим самоуничтожения реактора… Только ничего без моего ведома не трогай и не жми! Поломаешь. А то и взорвешь нас всех к демонам!

    — Я и не трогаю… Вообще я всегда хотел управлять кораблем. В смысле — быть пилотом.

    — А-а-а. Это в рубку надо. Там расположены рычаги управления и штурвал. Рычаг изменения высоты полета нужен, чтобы регулировать высоту, не используя основные двигатели. Рычаг переключения скоростей предназначен для того, чтобы выбирать удобный режим движения. Режим «Малый вперед» устанавливает скорость корабля, равную трети от максимальной. Режим «Средний вперед» — две трети от максимального значения скорости. Режим «Полный вперед» — корабль набирает максимальную скорость. А режим «Стоп» позволяет остановить корабль. И нельзя забывать об инерции: корабль набирает скорость и останавливается не мгновенно.

    — Звучит вроде бы не так уж и сложно.

    — Ну да, хе-хе, не сложно. Сколько в астрале обломков плавает после таких вот «не сложно» — и не сосчитать! Хотя без хорошего навигатора даже хороший пилот не справится. Он должен уметь быстро реагировать на происходящее и предупреждать всех остальных об опасности. Это глаза корабля.

    — Визор! — догадался я.

    — Правильно. Через визор можно наблюдать за окружающим пространством в радиусе действия устройства, обнаруживая вражеские корабли или астральных чудовищ. Через визор можно посмотреть на удаленный объект. И еще у него куча всяких функций. Сложное устройство. Почти как реактор, — сказал гоблин, любовно погладив шумно гудящую машину, вырабатывающую и распределяющую по кораблю энергию.

    За неделю полета я так насытился интересной информацие о кораблях, что меня прямо-таки распирало от желания поделиться ею со всеми.

    — На носу корабля еще есть штурвал и рычаг изменения высоты полета! Я даже попробовал поуправлять, представляете?! Штурвал позволяет менять курс корабля. Курс можно менять быстро или плавно, но в случае быстрого маневра расход маны увеличивается в пять раз! Если установить штурвал в положение «Так держать», корабль прекращает маневры и движется по установленному курсу. Рычаг изменения высоты полета поднимает или опускает корабль относительно среднего уровня высоты в секторе. А чтобы целенаправленно двигаться меж регионами, потребуется сканер и астральные эманации! Без сканера навигация и планирование маршрута в астрале практически невозможны! При этом сканер выполняет двойную роль: он и обнаруживает удаленные объекты и позволяет кораблю летать в запланированные регионы. Именно с помощью сканера можно обнаружить астральные острова, червоточины и устойчивые регионы. А между регионами путешествуешь с помощью астральных воронок. Чтобы попасть в другой сектор, нужна червоточина. Сканер отличается от визора тем, что помогает проложить осмысленный маршрут и отправиться по нему в путь…

    — Великий Незеб, кто-нибудь, заставьте его замолчать, а то я или в астрал выброшусь, или его выброшу!

    — Я за второй вариант.

    — Проголосуем?

    — А вы знали, что пушки по бортам расходуют энергию реактора, нагружая его? А главное и самое эффективное оружие — это лучемет. Стреляет только по курсу корабля, повернуть его невозможно. Использовать его надо с умом, потому что каждый выстрел потребляет колоссальное количество энергии реактора…

    Я мог делиться этими, на мой взгляд, наиважнейшими знаниями часами, но к концу полета мои друзья виртуозно научились передвигаться по кораблю так, чтобы не встретить меня.

    Хладберг оказался небольшим аллодом, уже на подлете к которому было видно, что он покрыт снегом. Рядом я насчитал по меньшей мере дюжину кораблей, которым не было места в порту и поэтому они болтались в астрале. Несколько из них совершенно очевидно принадлежали Лиге, но как нам пояснили, никаких стычек здесь не происходит.

    — Мы не замечаем их, а они нас. Нейтралитет. Это условие торговцев, иначе они перестанут вести с нами дела.

    Едва пришвартовавшись и высадив на берег пассажиров и часть команды, корабль снова отчалил и завис неподалеку. Добротный деревянный пирс внушал уважение. Мы прошагали по брусьям, из-за мороза откликающимися гулким звоном, навстречу смуглому человеку, похожему на хадаганца, и восставшей Зэм. Они находились в окружении минотавров, в которых без труда узнавались обычные наемники. Встречавшая нас делегация не выглядела радостной. Особенно хадаганец, ежившийся от холода, несмотря на толстый тулуп.

    — Рады приветствовать вас, и все такое, — выдала восставшая самую запоминающуюся торжественную речь в моей жизни. — Владельцу аллода уже сообщили о вашем прибытии. Он готов вас принять.

    — Владелец — это Прохиндей? — уточнил я.

    — Да. Я Иавер Асима, специалист по кадрам. А это наш снабженец, Влад Закромин.

    Мы тоже представились, после чего направились в сторону построек недалеко от берега. По обеим сторонам вытоптанной дороги сверкали ослепительной белизной высокие сугробы, которые вызывали у меня острые приступы ностальгии и желание плюхнуться в них с разбега. На Эльджуне тоже был снег, но не так много, как здесь. Хладберг утопал в сугробах, пах елками, щипал кожу морозом и дарил мне приподнятое настроение, которое не могли испортить даже вышагивающие рядом с суровым видом минотавры.

    — На Хладберг должны были прибыть наши ученые из научно-исследовательского института, — решил разведать я обстановку заранее.

    — Да, они здесь, — откликнулась Иавер Асима. — Вас проводят к их лагерю.

    — Как тут у вас дела? Нам сказали, что аллод переживает не лучшие времена?

    — Это мягко сказано. Шахта по добыче метеоритного железа захвачена нежитью. У меня целая пачка заявлений об уходе! Прохиндей меня убьет. Много шахтеров погибло после нападения нежити, а те, кто остался, либо расторгли контракт, либо собираются это сделать. Последний транспорт увез отсюда целую группу шахтеров, а новые не приезжают: слухи по аллодам расползаются быстро. Все теперь в курсе, что у Прохиндея в шахте нежить хозяйничает. А между тем, условий лучше, чем здесь, нет нигде в Сарнауте! Зарплата высокая, пособия по инвалидности, оплачиваемые отпуска, бесплатные обеды. Я знаю, чем работничков завлечь, и Прохиндей меня слушает. Только сейчас какие только слухи не бродят среди шахтеров! Мол, Прохиндей сам уже думает отсюда линять.

    — Что ты говоришь? Прохиндей собирается уходить с острова? — удивился Закромин. — Странно! Он мне ничего такого не говорил… Наоборот — велел обеспечить бесперебойные поставки. Хм, никогда не мог понять, что у него на уме… Хитрый он!

    — Это все слухи! Знала бы я, кто их распространяет, поубивала бы!

    — Я думал, что угроза связана с демонами, а не с нежитью, — озадаченно произнес я.

    — И с ними тоже, — подтвердил Закромин. — Мы на Хладберге полностью зависим от снабжения: здесь, кроме метеоритного железа, нет ничего полезного. Все приходится возить с других аллодов: пищу, оружие, инструменты. Вот только беда приключилась с последним транспортом! Напал астральный демон на нашу «Ракушку» и разбил ее в щепки… Охотники прибыли поздно — от корабля уже ничего не осталось, демон смылся, груз разбросало по астралу. А там водка «Незебовка», шапки из саблезубых белок, новые клинки, солонина и, конечно же, шахтерские кирки! А еще мы заказывали целый ящик икры заморской — баклажанной! Да, видать, ее демон сожрал на закуску. До прибытия следующего транспорта еще две недели, да и кто знает, пропустят ли его демоны…

    — Охотники тоже здесь?

    — Здесь. Только пока толку от них не очень много.

    С неба вдруг начал валить пушистый снег и все уставились на эти белые хлопья.

    — Красиво, — произнесла Матрена, подставив ладони. — Никогда раньше такого не видела.

    — Ага. А вон видите высоченную гору? Это Морозный пик. Когда-то я мечтал подняться на него, осмотреть остров с высоты, так сказать… Но дела, дела… Заработался. А теперь вообще не до этого. К тому же теперь вот, полюбуйтесь, — Закромин указал кивком головы направление, и мы, повернув головы, ужаснулись.

    Среди укутанных снегом елок виднелось нечто, похожее на большой, покрытый коростой шип, торчащий из земли — то ли сожженной, то ли отравленной на вид. Я уже видел нечто подобное — в краю Вечной Ночи на Эльджуне, когда столкнулся с демоном у места Силы.

    — И такое сейчас по всему Хладбергу, — подтвердила Иавер Асима худшие опасения.

    — Что это? — не сумев скрыть отвращения, спросила Матрена.

    — Отличный вопрос! Прохиндей как раз делает все, чтобы найти на него ответ. Полагаю, вы здесь тоже за этим.

    Поселок выглядел необычно. Это было странное смешение небольших деревянных домиков традиционной формы, круглых, аляповатых построек — такие я видел впервые в жизни, и походных палаток. Сигурд Прохиндей обретался в самом большом из круглых строений — по-своему даже красивым: выкрашенным в разные цвета, с резными украшениями из дерева и двумя статуями у входа, изображающими почему-то рыбу. На самом верху, в крыше, очевидно находилось отверстие, потому что оттуда поднимался дымок, и войдя внутрь я удостоверился, что там горит костер.

    — Метеоритная руда — это хорошо, Аделаида. Это очень хорошо, потому что прибыльно. Но настоящий торговец не может почивать на лаврах. Иначе разорится! Пора заняться расширением своего дела. Конечно же, в смежной области, — крохотный, но очень важный гибберлинг разговаривал с какой-то эльфийкой, но завидев нас, радостно потер руки: — Ага, зашевелилась Империя! Конечно, метеоритное железо всем нужно! Если бы не оно, Комитет Незеба просто плюнул бы на меня с моим аллодом. Вовремя проснулись, а то я уже вещички потихоньку собираю!

    Рядом со свободным торговцем, предположительно одним из семи олигархов, не находилось двое его братьев или сестер, так что видеть гибберлинга в одиночестве было непривычно. Очевидно, круглое строение служило ему домом, потому что оно выглядело жилым, и здесь было бы даже уютно, если б не острый запах рыбы, которая сушилась прямо тут же — развешанная под потолком. Не успели мы представиться, как совершенно неожиданно нам пихнули в руки большие кружки с горячей ухой. Отказываться было невежливо, но зато замерзшие пальцы сразу согрелись. Да и вообще сидеть у костра было приятно. Равно как и рассматривать украшения дома: особенно мне понравились забавные деревянные фигурки гибберлингов с поднятыми руками, будто восхваляющие каких-то своих богов.

    — Давайте сразу к делу. Сюда прибыли имперские ученые, но мы не получали от них вестей… Что у вас происходит?

    — Должен признать, у меня уже язык закостенел: священникам все расскажи, ученым расскажи еще подробней, а тупые охотники на демонов все понимают только с третьего раза! Ух! — грозно затряс Прохиндей кулачками. — Началось с того, что однажды утром на Хладберге появилась целая армия нежити, которая захватила шахту Бродерен. А ведь я назвал ее так в честь моих дорогих братьев, погибших при кораблекрушении! Ы-ы-ы…

    Секунду назад бушевавший гибберлинг вдруг расплакался. Мы переглянулись. Торговец смахивал на сумасшедшего. Может это происходит со всем гибберлингами, когда они остаются в одиночестве?

    — Не обращайте внимания, сейчас пройдет. Просто, когда я вспоминаю о своих братьях, я… Ы-ы-ы!..

    — Примите наши соболезнования, — неуверенно произнесла Матрена.

    — Продолжим, — взял себя в руки Прохиндей, вытерев слезы. — Рабочие в панике бежали, многие были убиты. Нежить оккупировала шахту. Сначала я пытался решить проблему своими силами, но, когда от шахты во все стороны поползли трещины, и аллод стал раскалываться на несколько частей… когда появились эти ужасные клыки и начали грызть его, словно кусок сыра, сразу стало понятно, что тут пахнет демонами. Я обратился за помощью к специалистам: пригласил и охотников на демонов, и экспертов Церкви Света, и специалистов из имперского НИИ. Что ученые, что священники, что охотники — все признали в этих клыках демоническую природу.

    — А какая связь между ними и нежитью, захватившей шахту?

    — Этого никто не знает. Вот я и подумываю валить отсюда. Осталось только сделать несколько дел. И самое главное — метеоритное железо! Перед нападением нежити мои рабочие подготовили к отправке новую партию. Но она так и осталась там, возле шахты, в ящиках. Я отправлял туда рабочих, но назад вернулся только один и стал заливать, что ящики пусты. Врет гад, наверняка врет! Небось, и близко к шахте не сунулся! План по поставкам сорван, и эти ящики проблему не решат, но терять их тоже не хочется…

    — Прохиндей, Суровотур вернулся! — показавшийся в дверях Закромин снова исчез, а вместо него внутрь зашел минотавр, наверное самый большой из всех, что я когда-либо встречал.

    — Наконец-то! — подпрыгнул гибберлинг, хлопнув в ладоши. — А мы как раз об этом и разговариваем! Ну что, вы нашли мое железо?

    — Ящики на-а-ашли, — буквально промычал минотавр, хрипло растягивая буквы. — Только железа в них не-е-ет.

    — Как это — нет железа? Точно? Не врешь?

    — То-о-очно… Нежить есть, железа — не-е-ет.

    — Неужели мертвецы украли его… — забегал по кругу Прохиндей, хватаясь за голову. — А может быть, просто уничтожили?.. Но зачем?! Только демоны в этом заинтересованы: они боятся метеоритного железа. Жуть! Так-так-так… Куда же девалось мое железо?! Успокойся, Сигурд, успокойся… Думай! Или найми кого-то, кто умеет это делать хорошо… Стоп! Я же пригласил сюда целую кучу экспертов! Я же плачу им кучу денег! Вот и пусть думают! Пора им пошевелиться и начать действовать. Хватит с умным видом сидеть по своим углам и ничего не делать! Уверен, демоны и демонопоклонники затеяли заговор против меня! Бьюсь об заклад, что нежить, клыки, да и вообще все беды моего несчастного острова — их рук, лап и щупалец дело!

    — Я хочу поговорить с нашими учеными, — сказал я, поднявшись на ноги.

    — Со всеми поговорите — с охотниками, с лигийцами, пусть думают, что делать! Из-за всяческих идеологических разногласий все избегают общаться друг с другом, но на моем острове нет войны между Лигой и Империей, и нет места гонениям на Охотников. Я так приказал! И если кто-то из экспертов нарушит приказ — тотчас лишится моего финансирования! Видите, как просто остановить войну. Деньги решают все!

    — Тут еще шахте-е-ера одного нашли. У цве-е-ергов отбили, — добавил минотавр и качнул рукой. Тут только я заметил, что он своей лапищей сжимает зашкирку крохотого лесовичка. — Бедняга, наверное, уже и не надеялся, что его спасу-у-ут…

    — Ты же… Кныш вроде? Как очутился у цвергов? — не без сочувствия спросил Прохиндей.

    — Они взяли меня в плен, — пропищал лесовик, когда минотавр поставил его на ноги. — Я подслушал их разговор. Они решили, что можно избавиться от клыков на Хладберге, если принести меня в жертву!

    — Что?

    — Да-да, они думают, что клыки и демоны появляются на Хладберге из-за чужаков, которые осквернили их землю. То есть из-за нас: из-за рабочих, из-за меня, из-за тебя.

    — Угу… так вот в чем дело! Эти клыки кого угодно могут напугать… Неудивительно, что цверги свихнулись от страха! Объяснять им что-либо бесполезно, лучше всыпать как следует. Это они понимают!

    — Всы-ы-ыпем, — флегматично протянул минотавр.

    Когда мы вышли из жилища, я с удовольствием вдохнул свежий морозный воздух, а Прохиндей снова продолжил прерванный разговор с эльфийкой:

    — Нужно использовать свой опыт для разработки других месторождений. Речь о банальной руде. Вот только конкурент мешает. Монополизировал, понимаешь, весь рынок, цену держит, не подступишься! Но ничего, я знаю, как его прищучить. Надо выбросить на рынок большую партию железной руды. Обвалить цены, разорить его, а потом по бросовым ценам все обратно скупить и самому диктовать условия…

    Ну что ж. Аллод, несмотря на вылезшие из земли клыки, мне нравился, Прохиндей обещал нам оказать любое содействие, если мы поможем разобраться в происходящем, и даже минотавр Суровотур казался тем, с кем вполне можно договориться. Расклад не из самых плохих.

    Sign in to follow this  

    "Вестник Сарнаута" - дайджест за май'20


    Новости
    Особое мнение
    Геймплей




    Истории Аллодов
    Творчество игроков


    Гайды







    Обзоры



    Замесы и стримы














    « апрель июнь »



    User Feedback

    Recommended Comments

    There are no comments to display.



    Create an account or sign in to comment

    You need to be a member in order to leave a comment

    Create an account

    Sign up for a new account in our community. It's easy!

    Register a new account

    Sign in

    Already have an account? Sign in here.

    Sign In Now