Jump to content
Alloder.pro: about Allods with love
Search In
  • More options...
Find results that contain...
Find results in...

Digest August

We talk about what was done and updated in the past month. We help keep abreast of events.

Read more

Game tooltips

Tooltips provide a way for 3rd party fansites and extensions to display detailed information on mouseover.

Read more

New program for writers

We turn from quantity to quality and tell you how we will supplement the Allods Team program with rewards in rubles.

More

The new Updater

Let us to introduce the new addon updater software and to share the details

Read more

Alloder 2.0

We have started the process of project evolve, and this relates not only, and not even primarily of the site's view

Read more

  • "Вестник Сарнаута" - дайджест за август'21


    Новости
    Геймплей
    Творчество игроков








    Кроссворд


    Гайды


    Обзоры
    Замесы и стримы















    Юмор

    « июль сентябрь »

    Вечность мести. Глава 2. «Испытание жизнью», часть 2


    Драккан
     Share

    Часть 2. «Тайга»

    Закованный в блестящую броню гигант поднял огромный двуручный молот. Алёна невольно поёжилась, разглядев грозное оружие. Даже сами по себе размеры и масса давали обладателю могучий инструмент для уничтожения врагов. Но, похоже, создатель этого чуда стремился сотворить нечто абсолютно убийственное. Молот искрился и потрескивал. Неведомое колдовство насытило оружие электричеством. Алёна ни капли не сомневалась, что удар таким магическим молотом способен выбить дух даже из медведя.

    «Значит, не позволять этому тупоголовому попадать. Начнём!»

    Громила шагал, сотрясая землю. Девушка скользнула навстречу. Её шаг был лёгок, почти невесом. И так же легко, почти танцуя, Алёна пригнулась, разворачиваясь на носках. Молот просвистел над самой макушкой. Волосы взъерошились под действием электрических разрядов. Девушка оказалась слева и чуть позади противника. Подпрыгнув, она со всей силы ударила булавой по затылку, вложив в него, кроме мышечного импульса, массу всего тела. Звон раздался такой, будто она в колокол ударила, а не в шлем. Гигант слегка покачнулся и тут же наотмашь махнул молотом назад по широкой дуге. Алёна кувырком ушла от удара. Встав на ноги, она посмотрела на противника. Тот уже топал к ней, не выказывая даже тени замешательства. Так, словно и не было удара по затылку!

    – Похоже, мозгов у тебя вообще нет! - выкрикнула девушка насмешливо. – Шлем как пустое ведро звенит!

    На самом деле никакой веселости она не ощущала. Противник вызывал страх, но показывать его Алёна не собиралась. Насмешки же преследовали другую цель – разозлить, заставить совершать ошибки. Послышавшийся рёв показал, что слова достигли цели. Новый удар молота оставил глубокую вмятину в земле. Девушка снова ударила в голову сбоку. Громила даже не дрогнул. Подняв оружие, он вновь ринулся на противницу.

    Со стороны это смотрелось даже забавно. Медленный и несколько неуклюжий громила махал огромным молотом, а кроха с выглядевшей игрушечной булавой кружила вокруг, раз за разом пытаясь пробить прочный доспех. Без особого успеха, надо сказать.

    – Я так весь день могу вокруг тебя прыгать! Ты слишком туп, чтобы поймать меня!

    Алёна заливисто засмеялась, в очередной раз уворачиваясь от молота. Она чувствовала своё превосходство. Нужно только измотать этого медведя, а потом пришлёпнуть его. Самоуверенность и подвела Алёну. Она забыла, что сражается не на ровной и чистой тренировочной площадке. Торчащий корень подвернулся под ногу. Девушка споткнулась, потеряла равновесие на миг и...
    Молот ударил прямо в грудь. В последний момент Алёна успела подставить щит, но то просто разлетелся в щепки, почти не снизив силы удара. Девушка отлетела, как кружка, которую пьяница смахнул со стола. Недолгий полёт завершился стволом сосны, о который она приложилась со всего размаха. Юное тело выгнуло, едва не переломив пополам. Булава отлетела в сторону, а сама несчастная воительница кулем упала наземь. Оставшись лежать, недвижимая и бездыханная...

    Пятью днями ранее.

    Бескрайняя тайга. Только увидев это зелёное море деревьев, начинаешь понимать, насколько велик на самом деле мир и как мал ты сам. Алёна смотрела с высокого берега реки на тайгу и никак не могла налюбоваться. Благо, на текущем этапе путешествия её помощь не требовалась, так что она вполне могла себе это позволить.

    По прибытии в Красную Горку их уже ждали. Бородатый мужчина в потрёпанной куртке с коротким рукавом встретил их рядом с порталом. Сражающаяся с собственным желудком Алёна частично услышала его разговор с купцом.

    – Возникли проблемы с погрузкой, хозяин. Токмо через час плоты будут готовы.

    – Ты обещал сделать всё вовремя, Никодим. Обманул меня, значит? – грозно сверкнув глазами, спросил Коновалов.

    – Нет моей вины тута! – быстро затараторил приказчик. – Дождь вчера зарядил сильный, а берег здесь сильно крут, вы же видите! Бригада отказалась груз таскать. Ноги переломать побоялись.

    – Ноги переломать… Как бы я им сам ноги не переломал! У меня люди припасов ждут, а они грязи испугались, – проворчал, без особой, впрочем, злости, купец. – В остальном как?

    – Всё хорошо, хозяин. Токмо… Ещё одна девица здесь вас дожидается, значит. С вами хочет идти.

    Коновалов недоумённо уставился на приказчика. Тот факт, что ему не понравилась замена Наума на Алёну, не вызвал удивления. О какой ещё девице тот ведёт разговор?

    – Не нужны мне девицы в походе, Никодим. Дай ей от ворот поворот.

    Приказчик нервно сглотнул и оглянулся по сторонам. Понизив голос, чтобы не слышал никто, кроме купца, он произнёс:

    – Не мог я, господин Владимир. Из писак она, с газеты столичной. «Светоч Новограда» называется.

    Недоумение купца возросло до предела. Какая-то газетная бумагомарака собирается идти с ними к тайному золотому прииску, а приказчик не может послать её ко всем демонам? Коновалов набрал воздуха в грудь, намереваясь отчитать служащего, но затараторивший Наум опередил его.

    – Её зовут Катерина Гиляй!

    Ругательства застряли в горле. Других объяснений Владимиру не требовалось. Егор Гиляй, владелец «Светоча Новограда» и ещё нескольких периодических изданий, был не просто влиятельным человеком. Он был одним из законодателей моды свободной Лиги. Разозлить такого человека – значит, подписать конец своему делу, превратиться в изгоя. Коновалов сделал последнюю попытку отступить:

    – Может, просто фамилии одинаковые? Ты проверил?

    – Конечно, проверил! Дочка это евонная! Младшенькая!

    Младшая дочь – это очень плохо. Прогнать такую – плохо, но, если в пути что с ней случится – ещё хуже. Купец вздохнул и приказал:

    – Зови её в трактир. Прикажи закуски подать, выпивки какой-нибудь. Поговорю с этой твоей… писательницей.

    Однако, сразу попасть в трактир у купца не получилось. Он прошёл всего пару десятков шагов, когда столкнулся с торопящимся мужчиной с короткой рыжеватой бородкой. Грязно-русые волосы были неровно обрезаны «под горшок».

    – Куда спешишь, Ратай? – недовольно спросил едва не сбитый с ног Коновалов.

    – Вас ищу! – выпалил охранник, вытирая рукавом нос. – Правду говорят, что вы девицу заместо Наума взяли?

    – Она заслужила его место в честной схватке, Ратай.

    – Да какой от неё толк в тайге? Я видел её, она…

    Купец вскипел в одну секунду. Копящееся внутри раздражение нашло подходящий объект для того, чтобы выплеснуться наружу.

    – Хочешь поучить меня вести дела, Ратай? С каких это пор ты стал таким умным?

    Выпученные от ярости глаза Коновалова заставили охранника отступить. Весь его гонор сразу куда-то делся, он даже в росте уменьшился раза в полтора.

    – Да я что… Я же ничего… Просто девице в тайге делать неча… Не сдюжит она, точно!

    – А вот это мы посмотрим ещё! Если тебя что-то не устраивает, может и тебя заменить?

    – Нет-нет, ты что, хозяин! Я же просто так… Я же ничего не имею против!

    – Раз не имеешь, тогда иди, проследи за погрузкой. А то и до вечера будем тут куковать.

    Ратай закивал и тут же умчался прочь. Несколько остывший купец продолжил свой путь, подбирая в голове слова для предстоящего тяжёлого разговора с представительницей четвёртой власти.

    Поздняя весна в Сиверии – время, когда обжигающий холод зимы сменяется испепеляющим жаром лета. Несмотря на то, что солнце уже стоит высоко, воздух ещё далеко не так ласков, как можно ожидать. Тем не менее, настоящие ценители в это время уже предпочитают вкушать яства не в четырёх стенах, а на открытой веранде. Именно там и устроился Владимир, ожидая появления незваной попутчицы. В глубине души купца ещё тлела слабая надежда, что она окажется маленькой проблемой. Но стоило ему увидеть поднимающуюся по ступенькам девицу с небесно-голубыми невинными глазами, как все надежды пошли прахом. Тряхнув пышной гривой золотых волос, девушка непринуждённо уселась напротив купца. Игриво улыбнувшись пухлыми губками, она прощебетала весёлым тонким голосочком:Katerina_zhurnalistka.jpg

    – Добрый день, уважаемый Владимир! Меня зовут Катерина. Я журналистка «Светоча Новограда» и очень хочу отправиться с вами в путешествие!

    Коновалов на миг прикрыл глаза, вознося молитву Покровителю, чтобы тот развеял собеседницу, превратил её в мираж. Не помогло. Когда веки поднялись, девчонка всё ещё сидела напротив.

    – Зачем такой красавице в глухую тайгу? Там нет ничего интересного, уверяю вас!

    Улыбка стала шире. Теперь купец заметил и ровные ряды жемчужно-белых зубов. Мысленные ругательства Коновалова вышли на новый уровень. Нельзя допускать, чтобы она пошла с ним, никак нельзя!

    – Не стоит принижать себя, господин Коновалов! Мне известно, что вы отправляетесь с припасами на свой тайный золотой прииск. Это же так интересно! И невероятно захватывающе! Читатели будут в восторге!

    Владимир улыбнулся своей лучшей «продающей» улыбкой.

    – Я думаю, что есть более интересные темы. Если позволите, я мог бы…

    – Я пойду с вами!

    Купец с трудом удержал на лице улыбку. Эта девица перебила его! Да как она только смеет!

    «Смеет, ещё как смеет. Потому что за её спиной стоит очень серьёзный папаша. Как же мне вывернуться? Как сделать, чтобы она передумала?»

    – Нам придётся идти по глухой тайге, без всяких удобств, по грязи, холоду. Я уже не говорю о мошкаре и других неприятностях.

    Журналистка прищурилась. Пухлые губки сжались в тонкую линию, глаза прищурились. Владимир вздохнул, сдаваясь. Такие особы всегда поступают по-своему. Они не слушают чужого мнения. До тех самых пор, пока жизнь не научит их обращать внимание на слова окружающих.

    «Надеюсь, в этом походе с ней ничего не случится.»

    – Мы выходим через два часа. Постарайтесь не опоздать, ждать мы никого не будем.

    – Два часа? Конечно, я буду на месте вовремя!

    Девушка упорхнула, оставив купца в крайне расстроенных чувствах. Махнув рукой половому, Коновалов выкрикнул:

    – Водки мне! И живо давай!

    Через час купец стоял на причале, наблюдая за последними приготовлениями. Лошадей и припасы уже разместили на плотах. Оставалось только отвязать швартовы, и плотовщики, управляясь длинными шестами, направят свой транспорт к верховьям. Владимир торопил работников, подгоняя крепким словцом и жестами. Однако, всё оказалось напрасно. Успел отчалить только первый плот из пяти, когда на высоком берегу появилась стройная фигурка. Заметивший её купец не сумел сдержать ругательств.

    – Что же вы так рано? – спросила Катерина, едва ли не кубарем скатившаяся к причалу.

    На её щёчках играл румянец, глаза блестели. Коновалов смотрел на запыхавшуюся девицу с рюкзаком за плечами, из которого выглядывали тубусы со свитками, долгие десять секунд. После чего упавшим голосом произнёс:

    – Прошу на плот, юная госпожа. Мы ждали только вас.

    В улыбке девушки явно читалась издёвка и превосходство. Она была умна. Умна и самоуверенна. Катерина легко пробежала на плот и сразу заметила Алёну. В этом не было ничего удивительного. Молодая воительница выделялась в чисто мужском коллективе. Журналистка притормозила, между бровями появилась морщинка. Катерина была совершенно не готова к факту присутствия ещё одной юной девушки в предстоящем путешествии.

    – Как тебя зовут? – без всякого стеснения воскликнула журналистка, едва оказавшись на плоту.

    Размеры водного транспорта впечатляли. На связанных вместе брёвнах без особого труда поместилось не только десяток человек, но и пара невысоких мохнатых лошадок. И всё это, не считая поклажи в тюках и мешках, перевязанной верёвками. Устроившаяся рядом с ней Алёна хмуро посмотрела на незнакомку. Выглядела девушка крайне симпатично, если не сказать, волшебно. Воительница в очередной раз в своей жизни почувствовала укол зависти в сердце. Сама Алёна никогда не надеялась даже отдалённо стать настолько прекрасной.

    – Алёна. Калинова.

    – А что ты здесь делаешь, Алёна? Эта штука у тебя на поясе, ты умеешь ей пользоваться?

    – Это булава. И я проверю её на твоей голове, если будешь приставать с вопросами.

    Как оказалось, угрозы на журналистку действуют слабо. Несмотря на ясно показываемое нежелание общаться, начало водной части путешествия, которого Алёна ожидала с плохо скрываемым восторгом, оказалось испорчено назойливыми попытками «взять интервью». Катерина, кажется, вообще не понимала значения слова «нет», раз за разом приставая с вопросами. Время от времени терпение воительницы кончалось, и она выдавливала из себя несколько слов в ответ. Это словно бы подливало масла в костёр интереса журналистки, после чего та с новыми силами приступала к расспросам.

    Ситуацию, уже приближавшуюся к взрывоопасному рубежу, спас Игнат. Глава охраны плыл на одном плоту с ними и в подробностях наблюдал надвигающуюся бурю. Именно он в достаточно резком тоне запретил Катерине заговаривать с Алёной. Девушка пыталась протестовать, но под угрозой быть сброшенной в воду, «для промывки мозгов», уступила грозному начальнику охраны.

    Получив передышку, воительница смогла в полной мере насладиться путешествием. Ей раньше не приходилось передвигаться по воде, поэтому удивление вызывало почти всё.

    В первую очередь, конечно, сами плоты. При своих внушительных размерах эти транспорты оказались прочными и весьма быстрыми. Последняя особенность объяснялась наличием паруса и ловкими действиями плотогонов, которые орудовали длинными шестами с недюжинной сноровкой. Разумеется, будь на месте плота настоящий речной корабль, скорость была бы выше, но для создания такого судна требуются не только опытные мастера, но и время, и ресурсы. Поэтому именно плоты оставались для Сиверии самым распространённым видом плавательного средства, тем более, в столь отдалённых районах.
    Река Изумрудка петляла и несла воды с неспешным спокойствием равнинной реки. Мирный поток был таковым далеко не на всей протяжённости. Ближе к истокам, где в болотах зарождалось её начало, имелись и пороги, и быстрые участки. Именно поэтому водное путешествие являлось лишь частью похода Коновалова. Плоты должны были доставить лошадей и груз до первых порогов, откуда караван направится дальше по суше. Пеший переход будет намного сложнее, как физически, так и с точки зрения безопасности. Поэтому охранникам, разместившимся на плотах, было приказано в данный период отдыхать и копить силы. Именно приказано, самим Игнатом.

    – Поверь, у тебя ещё будет возможность проявить себя, – ответил предводитель в ответ на просьбу Алёны дать ей хоть какие-то обязанности. – Пока мы на воде, то находимся в безопасности. Водяники проследят за тем, чтобы с нами ничего не случилось.

    Водяники. Ещё одна раса, которую Алёна никогда ранее не встречала. Из бесед с плотогонами она уже знала, что эти создания обитают в воде и считают её своей территорией. Людей водяники терпят, но за это терпение приходится платить.

    На переднем правом углу каждого плота лежал мешок с туго перевязанной горловиной. Материалом для него служила не обычная мешковина, а кожа какого-то водного животного. Он не пропускал воду, что для обитателей реки наверняка было крайне важным свойством. Мешок предназначался для водяников. Там находились съестные припасы и другие мелочи, которые плотогоны сложили туда в качестве платы за проезд. Узнав о таком обычае в первый день плавания, Алёна внимательно следила за мешком, намереваясь разглядеть загадочных созданий, когда они придут его забирать. Однако, уловить этот момент девушке не удалось. Она отвлеклась всего на несколько секунд, а когда снова вернулась к наблюдению, мешка уже не было. Только небольшие волны, расходящиеся в стороны от плота, подсказали ей, что мешок забрали под воду. Видя расстроенное лицо Алёны, один из плотогонов, Дмитрий, с улыбкой утешил её:

    – Не переживай так, увидишь ты их. Когда на ночлег встанем, точно увидишь.

    Слова мужчины оказались правдой. Стоило только плотам направиться к берегу, выходя к месту стоянки, как у правого борта из-под воды показалась головы водяников. Плоские, безносые, склизкие морды, с тремя огромными глазами поразили Алёну. В первые мгновения её передёрнуло от отвращения, но девушка быстро совладала с собой.

    «Они просто не похожи на людей, и всё. Будь они плохими и злобными, вряд ли принесли бы такие подарки».

    Водяники всплыли вовсе не для того, чтобы покрасоваться перед людьми. Они принесли рыбу. Каждый из них положил на край плота по целой связке свежепойманной речной рыбы. Крупная, блестящая чешуёй, она вызвала бы зависть у любого рыбака-человека. Но для самих водяников такой улов наверняка не был чем-то особенным.

    – Сегодня с ухой будем! Спасибочки, господа водяники! – воскликнул Дмитрий, умудряясь поклониться, не выпуская из рук шест.

    Те не ответили, скрывшись с глаз уже через секунду. Плотогона это нисколько не смутило, видимо, это было вполне обычным поведением хозяев реки. Алёна же покачала головой, удивляясь увиденному. Могла ли она себе представить, что такие удивительные создания могут жить и дышать рядом с ней? Воистину нет предела чудесам Сарнаута!

    Ещё одним удивительным открытием для Алёны стала тайга. По мере того, как плоты всё дальше и дальше удалялись от Красной Горки, удивление только возрастало. Деревья всё никак не кончались. Они росли по обеим берегам, а их число просто не укладывалось в голове. Сначала Алёна хотела подсчитать примерное их количество, но уже через пару часов плавания отказалась от этой идеи. Она просто не знала настолько больших чисел.

    В довершение ко всему, бескрайнее зелёное море населяло множество животных и птиц. Плавно проплывая мимо, Алёна то и дело замечала вспархивающих из прибрежных кустов птах, видела выглядывающих из зарослей оленей, прыгающих по стволам белок. Один раз, с подсказки эльфа, она пару секунд наблюдала даже рысь, которая внимательным взглядом провожала их караван.

    Во время первой стоянки, когда остальные разжигали костры и ставили палатки, девушка чуть отошла в сторону, удовлетворить, так сказать, некоторые требования организма. Всего пару десятков шагов, но как же она перепугалась, когда, собравшись вернуться, поняла, что не знает, куда идти! Паника продержалась секунд десять. Когда бешено бьющееся в груди сердце успокоилось, она услышала громкие голоса людей и пошла на звук. Этот случай открыл перед ней серьёзную проблему, к которой она оказалась не готова. У неё полностью отсутствовали навыки выживания в лесу! Будучи воином, Алёна поняла, что это её слабость. А слабости необходимо устранять, пока противник не воспользовался ими.

    Своим наставником в этом деле Алёна выбрала Летуса. Гибберлинги тоже хорошо знали тайгу, но уж слишком легкомысленными и поверхностными они казались девушке. Эльф же был более спокоен и собран. Кроме того, в силу замкнутости характера она так и не завела близкого знакомства с другими охранниками, общаясь только с теми, с кем познакомилась в трактире. Всего охранников Коновалов нанял дюжину, что было, на взгляд девушки, несколько больше, чем требовалось. Хотя купца понять можно, всё-таки за золотом ехали.

    Сама Алёна не чувствовала никакого возбуждения при мысли о том, что на обратном пути груз будет состоять из вечного металла. Её мало волновала роскошь, а на клинок и броню ей денег и без чужого богатства хватит. Поэтому, узнав о грузе, она тут же задвинула эту информацию подальше. У неё имелись более насущные проблемы.

    – Значит, хочешь стать разведчиком? – спросил эльф, когда Алёна рассказала ему о своих проблемах, вернувшись к костру.

    – Нет. Просто я никогда раньше не бывала в лесу и чувствую себя… беспомощной.

    Летус улыбнулся. Он продолжал перебирать струны. Небрежное с виду действие странным образом рождало печальную мелодию. Девушка, слушая её, чувствовала непривычное томление в груди. Тем не менее, намерений учиться это не отменяло.

    – Беспомощной… – задумчиво произнёс эльф. – Что ж, это неприятно.

    Минута молчания, пока изящные пальцы перебирают струны. Тональность мелодии изменилась. Печаль ушла, сменившись ожиданием чего-то волнующего.

    – Я помогу тебе. Настоящим следопытом, конечно, не станешь, но выжить несколько дней в лесу без посторонней помощи сможешь.

    – Очень хорошо! Когда начинаем?

    Летус улыбнулся шире. Так заразительно, что Алёна улыбнулась в ответ и сама ответила:

    – Прямо сейчас. Что мне делать?

    – Для начала – научиться слушать. Лес – это место, где глаза играют не первой скрипкой.

    – Что такое скрипка?

    Эльф поперхнулся продолжением фразы и закашлялся, глядя круглыми глазами на девушку. Совладав с собой, он ответил:

    – Музыкальный инструмент такой. Не забивай голову. В общем, в лесу надо уметь слушать. И тогда ты заметишь любую угрозу, даже если она подкрадывается к тебе со спины.

    – Хорошо, что именно надо слушать?

    – Животных и птиц, в первую очередь. Когда они замечают опасность, то говорят об этом. Научишься слышать их голоса – и у тебя появятся сотни глаз, ушей, носов. Обитатели леса станут твоими разведчиками.

    Конечно, понять и выучить всё за несколько вечеров невозможно. Но Алёна очень старалась, а тренированный разум впитывал новые знания, как губка. Она запоминала названия, голоса и привычки птиц, зверей, училась читать следы, укладывала в голове информацию по полезным и вредным растениям, ядам, лекарствам. Эльф вываливал на неё любые сведения, какие только приходили ему в голову. Ни о каком систематическом образовании речь не шла, но главную цель эти разговоры и наставления выполнили – избавили от страха. Уже на третьей стоянке Алёна поняла, что хмурый и бескрайний зелёный океан изменился. Она перестала видеть сплошную стену деревьев, начав различать отдельные их разновидности. Бессмысленный шум распался на составляющие. Алёна различала шелест листвы, щебетание птиц, стук дятла, долбящего древесину в поисках жирной личинки. Лес становился знакомым и… родным.

    Эта родственность сыграла дурную шутку. Забыв об осторожности, девушка рискнула отойти подальше от стоянки. Голоса людей затерялись в шуме леса. Алёна могла найти обратную дорогу, но вот позвать на помощь в случае опасности – этой возможности у неё уже не осталось. С другой стороны, девушка ничего не опасалась. Она собиралась найти немного ягод, чтобы показать Летусу, что уже способна выживать в лесу. Детское желание доказать свою взрослость, но Алёна не задумывалась об этом. Она просто хотела показать эльфу свои способности.

    Крупные ягоды клюквы, рассыпанные среди мха, станут хорошим доказательством. Девушка присела, собирая их в горсть. Будь у неё корзинка или хотя бы чашка, можно было бы набрать побольше, но придётся довольствоваться малым. Она так увлеклась, что почти забыла обо всём остальном.

    Негромкий хруст за спиной. Алёна отреагировала молниеносно. Да, она не считала ещё себя настоящим воином, и плохо читала лес, но угрозу распознавала на лету. И отреагировала соответствующе. Сложенные горстью пальцы разжались, рука опустилась вниз. Девушка перекатилась влево, одновременно поворачивая голову, чтобы разглядеть источник звука.

    Дубинка, направленная ей в темя, попала в плечо, превратив изящный кувырок в нелепое падение. Мягкий мох смягчил его, но сейчас Алёна не была рада этому факту. Мягкость не давала ей возможности быстро встать, и принять бой, стоя на ногах.

    – Вот же пакость! – выругался Ратай, замахиваясь для нового удара. – Проклятая ветка!

    Алёна лежала на спине, внимательно наблюдая за мужчиной. Ей не совсем были понятны его намерения, поэтому девушка не спешила переходить в нападение.

    – Что ты задумал? – спросила она. – Что я тебе сделала?

    – Чего сделала? Из-за тебя Наума вышвырнули! А он друг мой свойский! Да я тебя за него…

    Как правило, большинство людей воспринимают ситуацию, когда противник лежит, как слабость. Сама Алёна тоже раньше так думала. Пока Прохор не объяснил ей, каким образом нужно действовать, находясь в лежачем положении. Разумеется, вести полноценный бой, лёжа на спине, не выйдет, но вот подкинуть сопернику парочку сюрпризов – вполне.

    – Хочешь убить меня? – снова спросила девушка, затягивая время.

    Ратай прищурился, сжав губы. Похоже, он уже принял решение и не собирался обсуждать его с жертвой. Жертвой избиения… или убийства? Мужчина шагнул ближе, слегка наклоняясь для того, чтобы дотянуться дубинкой. Алёна именно этого и ждала. Ловкий пинок в голень опорной ноги вызвал негромкий вскрик. Ответный инстинктивный удар мужчины прошёл мимо, а воительница уже поднималась со мха. Пока Ратай восстановил равновесие и приготовился к продолжению схватки, девушка уже стояла на ногах. Оружия с собой Алёна не взяла. За исключением разве что отцовского ножа, который всегда был при ней. Но его девушка доставать не спешила. Этот недоумок не заслуживал настоящего боя. Нападать исподтишка – признак слабака и труса. А таких надо учить. Максимально быстро, максимально жестоко.

    Прохор хорошо подготовил свою ученицу. Среди прочего, он преподал ей и несколько уроков рукопашного боя. Девушка подняла руки к груди, внимательно следя за действиями мужчины. Тот уже опомнился от первоначального удивления, и его следующее нападение было более подготовленным и резким. Ратай ударил в голову, вложив всю силу и злость. Алёна, лишённая оружия, подставила под дубинку левое предплечье.

    Для обычного человека попытка блокировать боевую дубинку рукой почти наверняка закончится переломом. Возможно, Ратай тоже ожидал чего-то подобного, потому что по его лицу промелькнула улыбка. Промелькнула и пропала, потому как место удара вспыхнуло ярким светом. Сообразить, что это такое, мужчина не успел. Алёна шагнула навстречу и мощным апперкотом отправила Ратая в глубокий нокаут.

    Когда девушка вернулась в лагерь, Летус подозрительно посмотрел на неё, но ничего не сказал. Алёна же просто молча села у костра, проигрывая в голове проведённую совсем недавно схватку. Несмотря на безоговорочную победу, девушка была недовольна собой. Сам факт того, что Ратай сумел подкрасться к ней, как и все последующие действия, когда она оказалась почти беспомощной, показывали, насколько девушка ещё не готова к реальной жизни. Мысли об этом несколько угнетали.

    Ратай вернулся в лагерь через полчаса. Как и Алёна, он ничего никому не сказал. Алёна некоторое время следила за ним, но затем решила, что этот трус не стоит её внимания. Главное, следить за своей спиной, хотя вряд ли Ратай решится на повторную попытку. Кем бы ни был для него Наум, вряд ли обида стоит того, чтобы умереть. А щадить глупца, который рискнёт предпринять вторую попытку, девушка не собиралась.

    Следующие несколько дней прошли без особых приключений. Ратай держался в стороне, даже не заговаривая с Алёной. Она же полностью погрузилась в изучение нового для себя мира. Летус временами даже тяжело вздыхал, уставая от бесконечных расспросов новоявленной ученицы.

    Пятая стоянка на ночь началась, как и остальные до неё. Гибберлинги умчались в лес, добывать мяса на ужин, Летус сел у костра, наигрывая печальную мелодию, кто-то ставил палатки, кто-то говорил ужин. Все были заняты делом. Алёна же снова не знала, куда себя девать. От одиночных прогулок по лесу девушка, по здравому размышлению, отказалась. Безделье же порядком утомило, поэтому Алёна решила заняться тренировками. Тем более, что булава никогда не относилась к числу её любимых видов оружия. Выбрав место чуть в стороне от лагеря, но в пределах видимости, девушка принялась отрабатывать удары, защиту и уходы, используя щит и булаву.

    Она так увлеклась, что напрочь забыла о возможных зрителях. Только после раздавшихся аплодисментов Алёна прервала транс, в который впала в процессе, и остановилась. Отложив оружие, она вытерла пот со лба и хмуро посмотрела на купца. Именно он хлопал в ладоши.

    – Какое мастерство! Да ещё у столь юной особы! – преувеличенно весёлым голосом произнёс Владимир. – Приятно видеть, что ты не теряешь время в праздных развлечениях.

    – Что-то нужно? – прервала работодателя девушка.

    Возбуждение ещё горячило кровь, поэтому фраза прозвучала грубовато. Купец не обратил на это внимания.

    – Ужин готов. Повар сегодня расстарался, готовя уху. Настаивает на том, чтобы все съели её горячей.

    – Хорошо, я сейчас.

    Владимир хохотнул и, развернувшись, отправился в лагерь. Там уже вовсю звучали весёлые голоса и слышался стук ложек о тарелки. Голодные походники вовсю вкушали приготовленные яства. Громко забурчавший желудок и наполнившая рот слюна дали понять Алёне, что ей тоже требуется перекусить. Подобрав брошенное оружие, она последовала за купцом.

    Попробовать уху не удалось. Стоило только ей вытащить из рюкзака тарелку с ложкой, как в лагерь вернулась троица беззаботных гибберлингов. Один из братьев тащил на спине здоровенную на фоне охотника тушу с лоснящейся шерстью.

    – Что за зверя вы сегодня подстрелили, бродяги? – громко, так что слышали все, спросил Ратай. – Крысу, что ли?

    – Сам ты крыса! Это бобёр! – возмутились гибберлинги хором.

    – Который деревьями питается? Что же у него за мясо? Сосной пахнет, поди? Или ёлкой?

    В ответ на шутку расхохотался уже почти весь лагерь. На троицу было больно смотреть. Улыбки сменились злобными оскалами, маленькие глазки загорелись огоньками ярости. Ситуацию разрядил Летус. Эльф неуловимо-быстрым движением оказался рядом с охотниками.

    – Бобёр, говорите? Думаю, мы с Алёной с радостью попробуем вашу добычу. Правда же?

    Девушка медленно кивнула. Её несколько напрягала необходимость есть мясо непонятного животного. С другой стороны, наука выживания требовала навыка поедания всего съедобного.

    «Это просто будет ещё один урок, подруга. Так и воспринимай это.»

    – Конечно! Я никогда не пробовала бобра!

    Так и вышло, что их «следопытская» группа ужинала за отдельным костром. На разделку туши и нанизывание кусочков мяса на тонкие прутики ушло полчаса, не больше. Гибберлинги не тянули с готовкой, они и сами очень хотели есть. Но для изголодавшейся девушки время тянулось бесконечно.

    – На что это похоже? – осторожно спросила Алёна, склонившись к уху эльфа.

    Летус широко улыбнулся, ответив так же тихо:

    – Сама увидишь. Потерпи немного.

    – Чего это вы там шепчетесь? – подозрительно поинтересовался Игуль, один из братьев.

    – Просто обсуждаем завтрашний переход, – ответил эльф. – Последнее плавание перед пешим путешествием.

    «Последнее? Мне никто не сказал об этом!»

    – Да… Я уже начала привыкать к такому безопасному способу передвижения.

    – Безопасное? – возмутился Твегги, второй брат. – Да там же куча зубастых тварей на дне! Только и ждут, пока ты руку опустишь, чтобы оттяпать её по самый локоть!

    – Да! Как в прошлом году, помнишь? – подключилась к беседе Гедда. – Та щука, что мы ловили в озере! Такая громадная, больше меня в длину раза в три!

    – Таких щук не бывает, – сказала Алёна. – Я видела рыб раньше и…

    – Ещё как бывает! У меня даже шрам остался от неё. Хочешь, покажу?

    Не дожидаясь ответа, Гедда задрала рубашку, показывая покрытое белой шёрсткой пузико. Алёна невольно отвернулась, прикрывая ладонью глаза. Почему-то изучение чужих шрамов показалось ей делом интимным, которое нельзя выставлять напоказ. Скользнувший в сторону взгляд заметил Ратая. Избегавший в последние дни её общества охранник сейчас целеустремлённо шагал к их костру, держа в руках две глубокие тарелки, над которыми поднимался дымок. Желудок, который до сих пор не получил еды, громко заурчал. Тем не менее, лицо девушки обратилось в камень. Она холодно смотрела на Ратая, не собираясь ничего прощать или забывать.

    – Хватит вам, не дуйтесь! Вот, принёс вам ухи! Очень вкусная сегодня получилась!

    – Такая же, как и вчера, – недовольно буркнула Гедда.

    Судя по мордашке, шутка охранника ещё сидела у неё в памяти. Ратай же словно и не заметил холодного приёма:

    – Повар сегодня новые специи добавил. Особенные, ароматные! Неужели не чуете?

    Аромат действительно был умопомрачительный. Каменная решимость девушки немедленно дала ощутимую трещину. И тут на помощь пришли гибберлинги.

    – Не надо нам ухи! От рыбы уже тошнит! Мы мяса поедим! Правда же?

    Алёна тряхнула головой и ответила:

    – Да. Всегда мечтала попробовать бобрятинки!

    На лице Ратая отразилась целая гамма чувств, среди которых Алёна успела различить сожаление. Ему явно хотелось угостить разведчиков. Возможно, он хотел таким образом загладить вину за неудачную шутку. Эльф тоже заметил и с улыбкой произнёс:

    – Давай мне. Я попробую.

    Ратай отдал тарелку, продолжая стоять со второй. Но Алёна сидела молча, нахмурившись и глядя в огонь. Мужчина вздохнул и поплёлся прочь.

    – Правильно сделала! – поддержала девушку Гедда. – Мясо уже почти готово. Вот увидишь, оно очень-очень вкусное!

    Воительница только вздохнула в ответ на эти слова. Сидящий рядом эльф с ехидцей посмотрел на неё, после чего принялся уплетать за обе щёки принесённую уху. Желудок снова заворчал, возмущаясь несправедливостью жизни, но титаническим усилием воли девушка подавила в себе слабость и не поддалась на провокацию.

    Мясо и на самом деле оказалось волшебным на вкус. Конечно, свою роль сыграл и голод, но им одним нельзя было объяснить тот ураган ощущений, что обрушился на вкусовые рецепторы. Первая порция, предложенная ей гибберлингами, исчезла так быстро, что сама девушка даже не успела заметить. Только приятное тепло, разливающееся в животе, да ощущение тающего блаженства подтверждали, что еда всё-таки была.

    – Вкусно? – спросили братья хором.

    – Очень! Никогда в жизни не пробовала ничего такого! – воскликнула девушка. – А ещё можно?

    Вопрос вырвался сам. Щёки Алёны залило румянцем, когда она осознала его бесстыдность. Ведь она не единственная голодная здесь!

    – Возьми мою порцию, – благодушно предложил Летус. – Мне вполне и ухи хватит.

    Гибберлинги рассмеялись и сунули в руки Алёны новый прутик с запечённым бобром. Девушка поблагодарила эльфа и впилась зубами в сочный горячий кусок. На этот раз она старалась сдерживаться и есть медленнее. Тем более, что первоначальный дикий голод улёгся. Наслаждаясь едой, девушка оглядывалась по сторонам. Вокруг царил мир и порядок, весёлые голоса людей разносились по окрестностям, трещали ветки в огне, стучали ложки. Жизнь была прекрасна и удивительна.

    И снова расслабленность сыграла с Алёной дурную шутку. Она пропустила начало изменений, начав реагировать только когда ситуация уже принялась стремительно развиваться.

    – Чего с ним такое? – встрепенулись гибберлинги.

    Слова были обращены к Летусу, который наигрывал одну из своих обычных печальных мелодий. Пальцы музыканта выдали неверную ноту, отчего гармония звуков оказалась нарушена. Алёна перевела взгляд на разведчика и успела заметить, как глаза эльфа закрываются, а сам он заваливается на спину, роняя гитару. Девушка тут же позабыла обо всём, кинувшись спасать товарища. Но быстрый осмотр привёл к выводу, что Летус просто-напросто уснул! Сердце билось ровно и спокойно, но на попытки разбудить эльф не реагировал. Растерянная девушка посмотрела на гибберлингов, но те и сами выглядели шокированными. Их глазки смотрели в сторону, на лагерь. Алёна тоже обернулась и не смогла сдержать вскрик изумления. Все его обитатели валялись на земле, погружённые в глубокий сон! Они уснули прямо там, где сидели минуту назад, уронив предметы, что держали в руках. Только каким-то чудом ни один из людей не упал лицом в костёр.

    – Что происходит? – выдавила из себя юная воительница.

    Ответа не последовало, поэтому Алёна посмотрела на гибберлингов. Те уже отошли от шока и теперь, негромко переговариваясь друг с другом, рылись в своих рюкзаках. На девушку они не обращали никакого внимания.

    – Что происходит!?! – выкрикнула Алёна, чувствуя, как липкие щупальца страха опутывают её.

    – Не кричи, – огрызнулась Гедда, продолжая розыски. – Времени и без того мало.

    – Мало времени? Для чего?

    Один из братьев торжествующе вскрикнул, поднимая зажатый в мохнатой ладошке пузырёк тёмного стекла. Гедда радостно взвизгнула, выхватила его и засеменила к эльфу, на ходу вытаскивая пробку из горлышка зубами.

    – Открой рот и держи голову! – скомандовала гибби.

    – Зачем это? – продолжала бесполезные расспросы девушка.

    – Быстрее!

    Пришлось подчиниться. Алёна приподняла голову эльфа, положив себе на колени и приоткрыв ему рот. Гедда немедленно влила в него содержимое пузырька. Вокруг разлился терпкий аромат ландыша. Девушка открыла рот, чтобы задать новый вопрос, но гибберлинг её опередила:

    – Следи за ним. Поверни голову в сторону! Если запачкаешься, сама виновата!

    Выдав инструкции, гибби быстро умчалась к братьям, которые уже держали наготове оружие. Ещё секунда – и три пушистых разведчика скрылись в окружающих лагерь зарослях, не оставив и следа. Алёна осталась одна. Не в силах понять, что происходит, девушка решила сосредоточиться на той задаче, которую ей поставили. Разбудить эльфа, а затем вместе с ним решить, что же делать дальше.

    Лекарство гибби подействовало уже через полминуты. Блаженное расслабленное лицо эльфа исказилось гримасой отвращения. Вспомнив о совете Гедды, Алёна повернула голову Летуса в сторону. Вовремя! Судорожное движение, после которого произошло извержение содержимого желудка. Вся съеденная несколько минут назад уха выливалась на землю. Кисловатый неприятный запах заставил девушку задержать дыхание и отвернуться. Когда рвота прекратилась, эльф открыл глаза и слабо застонал.

    Девушка поспешила вытереть ему рот платком и тихо спросила:

    – Как себя чувствуешь, Летус? Ты в порядке?

    Новый стон, в глазах остроухого по-прежнему клубилась дымка. Он явно не осознавал происходящего. Алёна беспомощно огляделась и замерла. Страх сковал её на мгновение. Кусты в противоположном конце лагеря разошлись, пропуская на открытое пространство вооружённых чужаков.

    Один, два, три, четыре… пять!

    «Это разбойники! И они… опоили их!»

    Кусочки паззла, мучившие девушку последние несколько минут, сложились. Весь отряд отравили, усыпили, чтобы…

    «Чтобы убить и потом забрать золото. Эти ребята перебьют всех спящими!»

    Только один человек стоял на пути разбойников. Алёна осторожно подвинула Летуса, укладывая его на землю. Затем медленно привстала, подбирая булаву и щит. Неторопливость действий объяснялась желанием девушки как можно дольше оставаться незамеченной. Получилось неплохо. Бандиты обнаружили её, когда девушка уже взяла оружие в руки.

    – Какая милашка! – весело выкрикнул рыжебородый низкорослый разбойник с топором. – Смотрите, парни!

    – Ага, у неё даже дубинка есть, – поддержал приятеля черноволосый с длинной кривой саблей. – Смотри, какая она грозная!

    – Может, отдашь её, пока не поранилась? – спросил третий, с двумя грубо сработанными длинными ножами.

    Ещё двое просто молча двинулись к девушке.

    Неприятное чувство узнавания. Алёна поймала себя на мысли, что нечто похожее уже было в её жизни. Вот только сама она уже давно не была той маленькой девочкой, только и способной, что держать в руках отцовский нож.

    Бандиты, несмотря на свои шуточки и ухмылки, вовсе не были идиотами. Они подходили к Алёне, обходя её полукругом, стремясь зайти со спины. Девушка стояла в боевой стойке, чуть пригнувшись, и следя за врагами через верхний край щита. Она не отвечала разбойникам, Прохор научил её, что за настоящего воина говорят не слова, а действия.

    Один боец против пяти. В рассказах наставника встречались воины, способные выйти в одиночку против дюжины и даже пары дюжин противников. Выйти в бой и победить. Алёна пока такими навыками не обладала. Тем не менее, Прохор учил её сражаться. И среди его уроков были те, где содержались наставления о том, как биться против нескольких противников.

    – Что молчишь? Али ты немая? – снова спросил бородач.

    Расстояние до него было шагов пять. Его приятели находились чуть дальше, в семи-десяти шагах. Слишком большая дистанция для её булавы или его топора. Так думал он, так думали разбойники, так думал бы любой обычный человек. Алёна улыбнулась. Пламя вспыхнуло в глазах, кровь, мирно текущая в жилах, обратилась в испепеляющую лаву.

    Пять шагов. Воительница рванулась к бородачу. Скорость её передвижения была невероятна. Разбойники просто на миг потеряли из видимости девушку, так она была быстра. Алёна врезалась в бородача, держа щит перед собой. На тренировках она пользовалась специально изготовленной для неё болванкой, тяжеленной и толстой. Этот же боевой щит едва ощущался в руках, казался почти невесомым. Алёна опасалась, что он не выдержит столкновения.

    Опасения оказались напрасными. Звук удара получился громким и резким, словно большое дерево треснуло разом, ломаясь надвое. Бородача откинуло метров на пять. Разбойник упал безвольной куклой, топор отлетел в сторону. Алёна тут же развернулась, готовая сражаться с другим противником. Она знала, что замешательство врагов не продлится долго. А бородач… Что толку смотреть на мертвеца?

    Второго рывка сделать не получится. Активация такого навыка требует прорву энергии, накопить её в быстротечном бою будет проблематично. Время переходить к рукопашной. Девушка шагнула к ближайшему разбойнику. Два шага. Остальные в четырёх, семи и восьми шагах. Расстояния отсчитывались автоматически, без участия сознания. Именно этому учил Прохор. Разделяй противников, не сражайся со всеми сразу, преврати бой в несколько дуэлей один на один. Быстрый бой. Два, максимум три удара, после чего переходить к следующему противнику. Затянешь – и шансы на победу упадут значительно.

    Один шаг. Разбойник вооружён кривой саблей. Щита нет. Оружие держит уверенно, стойка устойчивая. Опытный боец. Алёна пригнулась, держась за щитом. Атака!

    Булава столкнулась с саблей. Громкий звон разнёсся над поляной. Бандит оказался ловким и быстрым. Отразив удар, он тут же атаковал в ответ. Пришлось подставлять щит. Время стремительно утекало. Остальные уже спешили на помощь. Нельзя медлить! Если подойдут со спины – пиши пропало!

    Алёна ударила булавой снова. Разбойник ожидаемо блокировал саблей, но девушка сразу же толкнула щитом. Сильно, вкладываясь в толчок всем телом. К такому разбойник не был готов. Он потерял равновесие, взмахнул руками и… умер. Булава размозжила ему голову одним мощным ударом. Осталось трое. Но теперь ни эффекта внезапности, ни расстояния у Алёны не осталось. Все разбойники находились рядом. Девушка крутанулась на месте, оценивая обстановку.

    Первый – два ножа, обратный хват. Карие глаза злобно смотрят из-под густых бровей. Шрам на левой щеке, похожий на след от стрелы.

    Второй – топор на длинной рукояти. Для такого нужна недюжинная сила и сноровка. Чего у этого парня, судя по широченным плечам, хватает с избытком.

    Третий – меч и кинжал. Короткая воронёная кольчуга, высокие сапоги со шнуровкой. Слишком хорошо одет для обычного разбойника. Бывший солдат или наёмник? С этим совершенно точно будут проблемы.

    Именно к третьему Алёна и развернулась лицом. Что и стало ошибкой. Разбойник с ножами неожиданно ловко оказался рядом с ней и ударил острием в спину, целя в почку. Удар отбросил девушку вперёд. Она попыталась устоять на ногах, но парень с топором толкнул её от себя. Собственный щит ударил по губе, расквасив как перезрелую сливу. Алёна упала на спину, но тут же перекатилась, вставая на ноги.

    Разбойник с ножом стоял и недоумённо смотрел на своё оружие. На лезвии не осталось крови. Именно этот факт никак не укладывался у него в голове.

    – Она витязь. Видишь свет вокруг неё? Кажется, эта штука называется барьером.

    Наёмник сопроводил свои слова ухмылкой. Алёна промолчала. Зуд под кожей усиливался, становясь всё более раздражающим. Девушка знала, что это значит. Барьер вот-вот лопнет. Если она не скинет хотя бы часть поглощённой энергии, будет плохо. Воительница закусила губу и напряглась на миг. Сияние усилилось, вспыхнуло и исчезло. На спине появились неглубокая рана, из которой немедленно выступила кровь. Но это была не такая уж большая проблема. Небольшая рана, не стоящая переживаний из-за неё в ближайшие пару минут.

    – Видишь?

    – И чё делать?

    – Просто бей. Девчонка молодая совсем, вряд ли сможет долго поглощать удары. А когда барьер исчезнет, она станет обычным человеком. Обычным и мёртвым…

    Наёмник расхохотался. От звука этого хохота по спине Алёны потекли струйки холодного пота. Старик Прохор был прав – она ещё не готова к реальной жизни. Совсем не готова!

    «Три противника. Двое – очень опасны. Парень с топором медлителен. Да, его надо убивать первым.»

    Мысли мелькали как молнии, разгоняя тьму сомнений и неуверенности. Алёна приняла решение и пусть никакого плана на бой у неё не было, но уже это не имело значения. Барьер выдержит один-два удара. Должно хватить, чтобы расправиться с громилой. Девушка шагнула вперёд, настраиваясь на получение урона. Но у судьбы оказались другие планы.

    Разбойник с ножами резко дёрнулся и упал, роняя оружие на моховой ковёр. Из его спины торчала рукоять метательного ножа. Алёна не видела этих подробностей. Движение умирающего разбойника стало спусковым крючком. Она отреагировала инстинктивно, не задумываясь. Просто одним противником стало меньше. Девушка дёрнулась к разбойнику и тут же отшатнулась назад. Трюк сработал превосходно. Поднятый топор обрушился и вонзился в землю прямо перед ней. Разбойник понял, что промахнулся, уже на замахе, но остановить удар не сумел. Алёна рванулась к нему, готовая убивать.

    Второй разбойник ринулся наперерез, но не успел. Булава ударила в локоть, разбивая сустав. Раненый тоненько взвизгнул, роняя оружие. Девушка прыгнула дальше, закрываясь его телом от возможного нападения его приятеля. Наёмник притормозил, завертев головой. У него появилась проблема – теперь уже он находился в меньшинстве. Метатель ножей и девчонка-витязь. Мыслительный процесс длился не больше секунды. Разбойник плюнул в траву и кинулся в заросли. Раненый взвыл, поняв, что его бросили. Впрочем, продлился его вой недолго. Зазубренный наконечник стрелы вышел через его открытый рот, прерывая любые звуки и отправляя владельца в царство мёртвых.

    Алёна опустила оружие, чувствуя в руках и ногах противную мелкую дрожь. Напряжение смертельной схватки не желало отпускать девушку так просто. Она устало обвела лагерь взглядом. Вот Спех, чей метательный нож обеспечил эффект неожиданности, стоит с бледным лицом, привалившись к сосне. Судя по землистому оттенку, чувствовал бедолага себя крайне неважно. Впрочем, эльф, избавивший разбойника от мучений метким выстрелом, смотрелся немногим лучше.

    – Как ты умудрился не уснуть? – спросила девушка у подошедшего Спеха.

    Тот изобразил на лице улыбку, но она была измученной донельзя.

    – Меня стошнило сразу, как я съел пару ложек. Едва успел до кустов добежать. Только стало легче, сразу заварушка началась. Видел, как ловко ты с первыми разобралась.

    – Тебе спасибо, что помог. Одна бы я умерла.

    – Хватит поглаживаний, – встрял в их беседу эльф. – Нужно приготовиться. Эти твари вернутся и очень скоро.

    Почему-то мысль о возвращении бандитов самой Алёне в голову не пришла. Но когда Летус озвучил её, девушка сразу осознала, что это правда. Наёмник не сбежал в страхе. Он просто отправился за подмогой.

    – Что нам делать? – растерянно спросила девушка.

    – Соберём всех уснувших в одно место. И будем защищать их.

    На то, чтобы стащить спящих в одно место, а затем соорудить вокруг импровизированную баррикаду из мешков, щитов и веток, ушёл почти час. Каждую минуту Алёна оглядывалась, ожидая возвращения разбойников. Лишь одна мысль терзала её сильнее этого страха.

    – Почему семейка сбежала? Их умения пригодились бы сейчас!

    – Они не сбежали, Алёна. Поверь, они не испугались.

    Эти слова эльфа почему-то не успокаивали. Девушка сбросила последний мешок, устраивая его на других. Баррикада выглядела не очень внушительной, но это было лучше, чем совсем ничего.

    Летусу стало хуже. Какое бы лекарство ни дали ему гибберлинги, оно явно сработало не лучшим образом. Эльф едва держался, чтобы не уснуть. Сила и ловкость, казавшиеся неотъемлемой его чертой, ушли, оставив после себя слабость и немощь. Он с трудом держал лук. Спех выглядел получше, но всё равно Алёне казалось, будто она одна будет сражаться против всей банды.

    Бой начался без предупреждений и уговоров. Просто из зарослей полетели стрелы. Только окрик эльфа, прозвучавший за секунду до обстрела, спас Алёну и Спеха. Они успели укрыться за щитами. Стрелы стучали по щитам, не позволяя даже голову поднять.

    – Так они нас тёпленькими возьмут! – прошипел Спех, бледный как смерть.

    Алёна была полностью с ним согласна. А вот у эльфа имелось другое мнение. Он выждал одному ему известного момента. После чего резко выпрямился. На тетиве лежало сразу три стрелы. Летус уже не доверял своему мастерству, предпочитая перестраховаться. Хлопок тетивы и спустя секунду негромкий вскрик. Эльф нырнул за укрытие с довольной усмешкой.

    – Одним меньше.

    – Сколько ещё осталось? – с надеждой в голосе спросила Алёна.

    – По меньшей мере, восемь. Но лучников ещё только двое.

    – Справишься с ними? – спросил Спех.

    – Не уверен. Проклятый яд. Поймаю повара, прирежу!

    – Ни к чему, – ответил ему Спех. – Он тоже вырубился. Думаю, уху отравил кто-то другой.

    – Уверен?

    – Да. Повар лежит в той палатке, что справа.

    Дальнейшие рассуждения по поводу отравителя пришлось отложить. Разбойники, повинуясь приказу, всей толпой ринулись в атаку. Пять вооружённых бородатых убийц мчались через лагерь, подняв оружие. Двое оставшихся стрелков бешено стреляли поверх голов, не давая защитникам расправиться с наступающими на расстоянии.

    Летус всё же рискнул. Очередной тройной выстрел отбросил назад одного из бегущих, но платой за это стала стрела, попавшая в левое плечо. Эльф упал, зажимая рану. Теперь от лука не было толку, поэтому он вытащил из ножен кинжал. Увидевший это Спех выпрямился, держа в каждой руке по ножу. Бросок – и ещё двое падают, хрипя от боли. Алёна ждала, что и его сейчас поразят недостижимые стрелки, но те почему-то медлили.

    «Пришло твоё время, подруга. Сейчас!»

    Девушка резко выпрямилась и перемахнула через баррикаду. За спиной послышался предостерегающий окрик эльфа, но она проигнорировала его. Свет струился по телу, давая ей силы, недоступные простым смертным.

    Всего два противника рядом. Алёна успела разглядеть щербатый рот одного из них, перед тем как булава размозжила лицо. Второй успел зацепить её топором, но барьер защитил воительницу. Девушка резко развернулась, сбивая противника щитом с ног. Упавшего навзничь она добила одним коротким ударом.

    Алёна стояла над телами, широко расставив ноги. Оружие наготове, глаза прищурены. Лес шелестел листвой, трещали ветки в догорающих кострах.

    – Выходите! Выходите! Я вас всех перебью!

    Сначала никакого ответа не было. Не летели стрелы, не появлялись очередные бородачи с топорами и рогатинами. Долгие семь ударов сердца воительница стояла, ожидая врагов. И, наконец, дождалась.

    На открытое пространство выбрался настоящий колосс. Высоченный, широкоплечий, с ног до головы закованный в броню. Казалось невероятным, что в таком наряде можно даже просто двигаться. А если помнить, что вся схватка происходила в глубине тайги, зрелище и вовсе становилось безумным.

    – Помнишь меня, козявка? Сейчас я тебе за всё отомщу!

    Глухой голос, доносящийся из-за опущенного забрала шлема, показался смутно знакомым. Тем не менее, Алёна спросила:

    – Ты кто такой?

    Звук перекатывающихся в железном чане камней. Девушка не сразу поняла, что это смех.

    – Я тот, кто разобьёт твою голову этим молотом!

    ***

    …Колокол бил так громко, что она слышала его не ушами, а всем телом. Рот был заполнен какой-то солёной жидкостью. Боль раскалённым жидким свинцом колыхалась внутри. Даже мысли никак не желали складываться во что-то связное, плавая в голове друг за другом в хаотическом беспорядке.

    «Хватит! Что за праздник такой, что надо так трезвонить? Как я сюда попала? И где это «сюда» вообще находится?»

    Желание выяснить собственное местонахождение преодолело слабость и боль. Веки затрепетали и поднялись. Слабый свет садящегося светила резанул по глазам. Сморгнув выступившие слёзы, Алёна попыталась разглядеть в мельтешении разноцветных пятен хоть какие-то образы, имеющие смысл.

    Широкая спина, закованная в стальной панцирь. Двуручный молот волочится по земле, оставляя борозду. Мозг в очередной раз взбунтовался. Память вытащила давнее воспоминание. Образ орка с окровавленным топором из далёкого детства наложился на громилу с молотом. Они стали одним целым. Вместе с воспоминанием вернулся и страх. Жуткий, сковывающий, липкий, противный страх. Все прожитые годы, все полученные навыки смыло волной чистого ужаса.

    Странным образом страх прочистил голову, сделав мысли ясными и чистыми. Алёна полностью вспомнила, что произошло. Более того, она поняла, что произойдёт дальше. Наум, а этот молотобоец был именно он, просто убьёт всех. Девушка видела вставшего на пути гиганта Спеха. Тот вооружился коротким мечом, но воительница понимала, что это скорее жест отчаяния, нежели реальная попытка остановить предателя.

    Образ отца, вставшего на защиту семьи, наложился на фигуру Спеха. Солёный вкус во рту сменился горечью. Она снова ничего не сможет сделать? Снова будет смотреть, как из-за её слабости умирают другие?

    Еле заметная искра, тлеющая в душе, мигнула и вспыхнула, превратившись в обжигающий костёр. Алёна сплюнула собравшуюся во рту кровь на траву. Серьёзная рана, о которой свидетельствовала эта живительная жидкость, не вызвала никакого эмоционального отклика.

    – Я вспомнила тебя, Наум.

    Голос звучал глухо, хрипло. В груди что-то клокотало, при вдохе девушка ощущала, как трутся друг о друга сломанные рёбра. Алёна упёрлась руками, поднимаясь с земли.

    – Знаешь, на кого ты похож? На самовар.

    Подтянуть одну ногу под себя. Упереться.

    – Был у нас дома. Большой такой. Весь сверкающий, пузатый.

    Подтянуть вторую ногу. Найти точку равновесия. Встать. Медленно, чтобы головокружение не уронило обратно в мягкий мох.

    – Отец доставал его, когда приходили гости. Целый ритуал был – растопить его, согреть воду. Мама пироги пекла. Вкусные, прямо во рту таяли.

    Алёна стояла, слегка покачиваясь. Она видела, что Наум развернулся к ней. Похоже, первая цель достигнута. Остальные на некоторое время в безопасности. Теперь можно переходить к следующему этапу. Убить громилу. Она опустила голову, выискивая булаву. Та лежала в паре шагов. Стиснув зубы, чтобы не застонать, девушка подошла и наклонилась. Это едва не привело к печальному финалу. Колокол в голове зазвенел громче, перед глазами помутилось. С огромным трудом Алёна удержалась в сознании, подхватила булаву и выпрямилась. Сплюнув очередной кровавый сгусток и вытерев вязкую красноватую слюну рукавом, она закончила:

    – Ты очень похож на этот самовар. Такой же большой, пузатый и блестящий. Знаешь, что меня всегда удивляло? Самовар был такой большой, солидный, а в чашки кипяток наливали из маленького краника.

    Девушка подняла руку, показывая согнутый мизинец.

    – Прямо как у тебя. Понимаешь, о чём я?

    Рёв Наума едва не оглушил всех, кто был рядом. Потерявший всякий рассудок от ярости гигант живым тараном ринулся на оскорбившую его пигалицу. Она посмела так говорить о нём.

    – Я… тебя… размажу!

    Костёр ярости в душе вспыхнул, загудев от жара. Огонь выплеснулся из зрачков, из ладоней, перетекая на булаву. Едва стоящая на ногах девушка внезапно превратилась в фурию, кинувшуюся навстречу обезумевшему гиганту. В последний миг она сменила направление движения, уйдя от сокрушительного удара молота. Шипастый шар булавы, окутанный пламенем ярости, ударил прямо в забрало.

    На этот раз Наума проняло. Голова дёрнулась назад, громила, чьё тело по инерции продолжало двигаться дальше, кувыркнулся и с жутким грохотом и лязгом рухнул на землю. Алёна же, притормозив и развернувшись, оказалась прямо над упавшим. Булава поднялась и опустилась.
    Ещё раз.
    Ещё раз! Ещё! Ещё!!!

    Она била, как заведённый автомат, не чувствуя усталости, не замечая боли в сломанных рёбрах, не видя, как стекает из уголка рта тонкая струйка кроваво-красной слюны. Дыхание с хрипом вырывалось наружу. Она всё била и била, убивая свою слабость, свой страх.

    Когда силы оставили её, Алёна, шатаясь, отошла на пару шагов и села, прислонившись спиной к стволу дерева. Булава выпала из ставших чужими пальцев.

    - Ты… не… можешь… убить… меня!

    Громила вставал. Шлем, на котором не осталось ни одного неповреждённого участка, открыл часть лица Наума. Горящий злобой глаз смотрел прямо на девушку.

    - Я убью тебя!

    Гигант поднялся на ноги. Движения уже не были уверенными и чёткими, но на то, чтобы поднять молот и шагнуть к Алёне, сил у него хватило. Девушка зашарила руками рядом с собой. Правая нащупала рукоять булавы, а левая натолкнулась на тело одного из разбойников. Покосившись, она разглядела лежащего бородача. Улыбнувшись, Алёна собрала последние крохи сил. Она встала на ноги. Приняв устойчивую стойку, она выставила правую руку с булавой перед собой, а левую завела за спину.

    – Убьёшь? Попробуй, мизинчик!

    На этот раз увернуться не получится. Слишком много сил отдано, тело уже не так быстро реагирует на команды мозга. Алёна старалась дышать глубоко. Сейчас всё решится. Один удар.

    Молот взмыл в воздух и молнией упал на голову хрупкой девушки. Алёна ударила булавой навстречу, сбивая траекторию. Почти получилось. Искрящийся молот зацепил плечо, отчего мышцы свело судорогой. Но всё же основной удар прошёл мимо. Алёна резко выбросила левую руку из-за спины. Метательный кинжал, который она достала из трупа разбойника, вонзился прямо в глаз врага. Наум заорал, бросая молот и падая на колени. Девушка отступила, переводя дух. Сил осталось крайне мало. А противник всё никак не желал умирать.

    Наум вырвал нож и уронил его в траву. Кровь текла по лицу, но громила словно бы и не замечал этого.

    – Меня не убить такой булавкой! – прохрипел он срывающимся голосом.

    Схватка подкосила и его богатырский запас выносливости. Он пытался восстановить дыхание, чтобы встать и убить наглую пигалицу. Чья-то тень закрыла от него солнце. Наум поднял глаза. Девчонка стояла рядом.

    – Я знаю. Поэтому и взяла оружие побольше.

    Молот оказался крайне тяжёлым, почти неподъёмным. Алёна держала его над головой, глядя в лицо ставшего ненавистным врага. Ярость разгоралась в ней. Молнии на молоте засияли ярче, напитанные силой Света. С резким выкриком девушка опустила молот. Череп громилы разлетелся в мелкую крошку. Обезглавленное тело простояло ещё секунду, а потом завалилось набок. Алёна выпустила рукоять оружия из рук. Повернувшись, она посмотрела на вышедших из укрытия товарищей. Эльф и человек смотрели на неё с изумлением и… страхом. Девушка улыбнулась и прошептала:

    - Как я его… а? Видели?

    В груди что-то хрустнуло, лицо девушки перекосилось от боли. Алёна подавила вспышку, снова улыбнулась и плашмя, лицом вниз, рухнула на землю. Сознание выпорхнуло из тела невесомой бабочкой, устремившись следом за опускающимся к горизонту солнцем…

    • Like 1
     Share

    "Вестник Сарнаута" - дайджест за август'21


    Новости
    Геймплей
    Творчество игроков








    Кроссворд


    Гайды


    Обзоры
    Замесы и стримы















    Юмор

    « июль сентябрь »


    User Feedback

    Recommended Comments

    There are no comments to display.



    Join the conversation

    You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
    Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

    Guest
    Add a comment...

    ×   Pasted as rich text.   Restore formatting

      Only 75 emoji are allowed.

    ×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

    ×   Your previous content has been restored.   Clear editor

    ×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


×
×
  • Create New...

Important Information

By using our site you agree to the Terms of Use