Jump to content

Digest Jan-Feb

We talk about what was done and updated in the past month. We help keep abreast of events.

January February

Servers monitoring and the Addons Editor

We present you two legends. All dreams come true.

Servers monitoring The Addons Editor

Game tooltips

Tooltips provide a way for 3rd party fansites and extensions to display detailed information on mouseover.

Read more

The Addons Updater

Let us to introduce the addons updating software and to share the details

Read more Download

  • Легенда Болота Техио. Часть 3


     Share

    Allods_210208_140151.jpg

    Душегубка нервно ошивалась у одной из дверей канийского общежития, пока ещё злобно молчащего, но обещающего в скором времени, с возвращением в него студентов, разразиться привычным шумом обсуждений, перестановок шкафов, стульев и музыкой какого-то явно мало ещё поднаторевшего в своём ремесле барда, что, судя по голосу, складно выпевающему нескладные запевы, был девушкой и довольно молоденькой. Но пока здесь было так тихо, что хоть завози сюда отряд баньши, чтобы как-то оживить обстановку их потусторонними воплями.

    Подруга обещала Азии вернуться часам к трём, но так как часов душа не имела, ей только и оставалось – смотреть на виднеющееся через дворовое окошко сарнаутское солнце, которое пока ещё только неуклюже перевалилось с правой половины небесной кровати на левую, ярко сверкнув в полдень своей довольной физиономией и тут же снова жадно уткнувшись физиономией в мимо проплывающее белое кудрявое облачко, похожее на жемчужно-колечного пернатого крикуна. Часы шли, тянулись, вытягивались, напрягаясь до предела, и с громким коцанием стягивались, обращаясь в минуты, а после – и в секунды. Вечер постепенно накатывал большим снежным шаром на Новоград. В общежитии начинали суетиться какие-то студенты и люди постарше.

    – Бел-лояр-рас-ш..? 

    Азия взволнованно оглянулась по сторонам и нервно сцепила когтистые лапы. Хвост её елозил по земле из стороны в сторону, наматывая петли и поднимая густой слой пыли в воздух. Мелкие частички, прокружив наподобие ночной бабочки, попали в ноздри, заставляя душегубку сморщить от щекотки носик. Рваные несколько вдохов вошли в грудную клетку, и душа разразилась смачным чихом, да так, что пошатнулась и чуть не ударилась головой о стену. 

    – Азия, ты уже пришла? Давно ждёшь? — Канийка незаметно для душегубки появилась перед её огненным жёлтым взглядом. Белояра выглядела слегка растерянно, но тщательно старалась скрыть это за неестественной, нервной улыбкой. Её затухшие блекло-бирюзовые глаза бегали.

    – Иззвинии-шш, я...

    – За что ты извиняется? – Брови девушки подскочили в удивлении, и она, пошарив в карманах юбки, извлекла оттуда ключ и вставила его в замочную скважину. Сделав два оборота по часовой стрелке, потёртый медный ключ был вынут и спрятан назад в один из бездонных карманов, специально таким образом зачарованных при производстве. — Заходи, не стоит здесь долго оставаться. Чувствуй себя как дома. 

    Тяжёлая липовая дверь, вся в маленьких трещинках, скрипнула и нешироко растворилась, как бы приглашая войти внутрь одну лишь душегубку, чтобы никто больше не проник в жилище и не потревожил его мертвенный покой. Азия несколько раз взмахнула крыльями, не слишком сильно, чтобы не задеть ими дверь и стены, и осторожно проникла в комнату. Там сильно пахло воском, мёдом и, кажется, завядшими пару дней назад цветами, о которых Белояра никогда толком не заботилась, изредка поливая остатками чая, но и выкинуть которые никак не могла себя заставить. Единственным живым растением в помещении был суслангерский кактус, мало того, что гордо зеленеющий круглый год, питаясь исключительно редко, но ещё и умудряющийся каждый февраль расцветать крупным лиловым соцветием, источающий слабый аромат патоки. 

    – Я заварю чай. 

    Белояра направилась в сторону раковины, рядом с которой на единственной в помещении столешнице стояло хранилище капель огня. Капнув в специальное отверстие каплю особенной жидкости неизвестной природы, Белояра набрала из бочонка полную керамическую чашку пресной воды и поставила её на этот аналог, доступных лишь исключительно богатым семействам, плитки. Жидкий огонь слабо затрещал внутри, рьяно выбрасывая отдельные лучи света через покоящуюся в центре самого механизма легко нагревающуюся клеть из сложного сплава какого-то из металлов, добываемого исключительно в пещерах Гипата. Вскоре вода раскалилась и начала бурлить, взрываясь полными воздуха крохотными шариками. 

    – Садись на кровать, – девушка махнула рукой в сторону кушетки, выглядящей, впрочем, довольно устойчиво и даже комфортно.

    Азия молчаливо повиновалась, спорить с подругой не хотелось да и ей самой хотелось уже присесть на что-то помягче, чем стёртые и убитые ковры, застелившие пол коридоров погружающегося в смутный шум, с привкусом металлический тишины, общежития. Кровать действительно оказалась довольно удобной, не слишком твёрдой и не чересчур мягкой, до такой степени, когда сидящий просто проваливается до уровня пружин, утопая в, видимо, пуховом матрасе. 

    – Ой, — девушка покачнулась, чудом не выпустив из дрожащих рук чашку и не разлив напиток по всему полу. Выглядела она нервно, и это не на шутку тревожило по сути своей довольно сентиментальную душегубку. Обычно румяные пухловатые щёки были бледны и бесцветны, губы поджаты, да и сам оттенок кожи казался отчего-то приглушённо земельным. Азия знала, что правильным будет ждать, пока Белояра сама захочет рассказать, что произошло, и объяснит всё в деталях, но тревога заполонила обливающееся чёрной кровью сердце, спрятанное в груди души, и она позволила себе такое излишество, как наполненный волнением, произнесённый в привычной шепящей манере, скромный вопрос. 

    – Что-тоссс... Сслучилосссь? – золотисто-жёлтые глаза внимательно и тревожно смотрели на канийку. Крылья наконец успокоились и теперь зловещим шлейфом лежали на покрывале.

    Почему-то, многие находят ужасающими обнажённые кожаные красноватые крылья душегубок. Особенно, всех почему-то волнуют наличие на них редких шипов и когтей – будто бы это хоть когда-то кому-то создало каких бы то ни было проблем. По сути своей, душегубки довольно... Не то чтобы дружелюбные существа, но они явно не стремятся к излишне частому выражению агрессии даже по отношению к своим врагам. Так можно сравнить душ с рысями или белками друидов, знахарей и шаманов – те, пусть тоже и не наносят столь большого ущерба своим целям, но являются крайне нервными и агрессивными особями. Единственный способ приструнить этих существ – так это, пожалуй, посадить их на короткий поводок, что, впрочем, многие хозяева своих эмоционально несдержанных питомцев делают крайне редко, зачастую просто-напросто даже забывая о такой возможности. 

    – Да... Нет... – Белояра поднесла к губам чашку и сделала нервный жадный глоток. Пересохшее от жажды горло с трепетом приняло целебную жидкость. – Просто... Кхе. Кх... Кхем! 

    Канийка закашлялась, подавившись водой. Откашляться ей удалось только когда она, согнувшись практически пополам, похлопала себя по спине. Просить Азию о такой услуге было неразумно в силу её огромных острых когтей, довольно изящных, но пугающих, венчающих кисти рук. В попытке похлопать по спине была угроза оставить продолгие царапины, которые бы ещё долго не зажили. Поэтому ни Азия, ни Белояра даже не подумали о том, чтобы хоть как-то пожаловаться на сложившуюся ситуацию: душегубка просто ждала, затихорившись на кровати, сложив на коленях свои устрашающие когтистые лапы; а Белояра с трудом справлялась с внезапно накатившим на неё штормовой лазурно-индиговой волной кашля. 

    – Я наткнулась на главную заведующую в архиве Тёмных и ужасных сил, – прохрипела девушка осипшим голосом. — Я не знала, что туда пускают только по допуску, как оказалось. А допуск этот, насколько я поняла по недоверчивому лицу заведующей и подозрительным взглядам коллег, как-то не слишком просто достаётся. Видимо, допуск к конкретно этому архиву ограничен, и, как мне показалось, как-то даже слишком ограничен. Мне не нравится такое. Я привыкла, что любой раздел открыт для работников, мало ли что и где может понадобиться человеку, а тут... Нет. Честное слово. Ты понимаешь. Они бы ещё повесили предупредительную табличку «Осторожно. Книги кусаются. Держите от них подальше свои нежные ручки и пустенькие головушки». Я не понимаю. И я возмущена. Мне ещё и выговор потом эта параноик-заведующая устроила. Я вообще-то не первый год здесь работаю. Каким образом, по их мнению, я могу навредить документам. Пусть спросит... Да кого угодно в нашем отделе. Они все утвердят, что я добропорядочный и ответственный человек. 

    – Ссстраннно... – задумчиво прошипела Азия и посмотрела себе под лапы, на цветастый узорчатый красно-зелёно-золотой ковёр с цветочным орнаментом и большими грациозными Жар-птицами с огромными, завивающимися на концах перьями и короной из маленьких пёрышек на голове. Они жили в этом ковровом саду своей вечно неделимой стаей, питаясь сочными яблоками бессмертия, выпивая утром из родника живой воды и засыпая в тени витиеватых вьющихся растений неизвестного происхождения. 

    – И ты, как ни странно, права, – согласилась с подругой Белояра, наконец обратив внимание на то, что уже добрые минут семь ходит петлёй вечности по комнатушке, словно пчела, и даже жужжит схоже. Разве что... Девушке-то абсолютно точно известно, что за мёдом лететь никуда не надо. Во-первых, в буфете в левом углу второй снизу полки ещё стоит одна, почти доверху наполненная душистым светлолесским мёдом полуторалитровая баночка. Во-вторых, этот прекрасный мёд всегда можно купить в заведении под оригинальным названием «Лавчонка вредного друида». Хозяин этой так называемой лавки – доброй души человек с крупными зелёными глазами, короткостриженой рыжей курчавой бородой и густыми, почти сходящимися на переносице бровями, всегда, даже, как поговаривают, дома, носящий соломенную шляпу на голове. На вопрос, почему он никогда её не снимает, Всеволод Зареченский, а именно так именовали этого мужчину средних лет без исключения все его клиенты, в ответ лишь очень пристально смотрел прямо в глаза вопрошающему, после чего важно извлекал, что с его шляпой связана таинственная, даже мистическая история, которую он когда-то давно поклялся никому-никому не рассказывать. И когда запуганный покупатель выпячивал на продавца испуганные и удивлённые, округлившиеся до размеров сиверских яблок глаза, хозяин прыскал в кулак, после чего ещё долго добродушно потешался над доверчивым слушателем, в конце концов признаваясь, что купил эту шляпу три года на умойрской ярмарке и просто очень сильно привязался к ней за всё это время, поэтому и не снимает. 

    – Ссссшшто такого важшшного можшшет быть в этих книгах? – Непонимающе прошипела Азия, раздосадовано покачивая головой из стороны в сторону, впрочем, ответ уже ютился где-то у неё в рогатой голове, правда, нужно было копнуть чуть глубже, чтобы его обнаружить. Ну, или оставалось просто подождать, пока он сам, подобно буйку, насильственно утопленному на какой-то короткий промежуток времени, не взойдёт на поверхность, издав отчётливый булькающий звук. 

    – И всё же, как странно... – Белояра стояла посреди комнаты, тупо уставившись на стену, занавешенную очередным ковром, коих в этом общежитии была тьма, видимо, в следствие ярого фанатизма восточных дизайнеров жилой площадки. 

    Небо за маленьким, слегка покосившимся оконцем, было цвета берлинской лазури и светлеть явно не собиралось, наоборот, с каждыми десятью прошедшими минутами лишь увеличивая градус своей напускной мрачности на ноль-ноль-один.

    Вечерело. Студенты возвращались в общежитие, плыли туда рыбным косяком, избегая острых углов, привычно скапливаясь на общем входе. Кто-то из них возвращался с работы, кто-то с поздних занятий в Астральной академии, кто-то ездил навещать своих близких, обязав себя видеться с ними каждый сарнаутский день, а кто-то... Кто-то сидел на накрытой бледно-светло-изумрудной в крупный белый ромб простынёй кушетке и думал, как всё странно в этом мире. А сидела это Белояра – Азия уже ушла минут с пятнадцать назад, к себе домой, в маленькую уютную комнатушку за Торговым рядом, вероятно, заваривать чай с шалфеем и долго-долго лежать на мягкой кровати и смотреть на деревянный, исполосованный группой маленьких продолговатых трещинок потолок, как казалось канийке. День всё быстрее и навязчивее клонился к своему концу, гнул свою спину, с трудом удерживая край солнца над ядрёно-чёрной жирной линией горизонта. 

    ***

    Но Азии было ещё далеко до дома. Можно сказать, теперь ей до него было даже дальше, чем когда она была в гостях у Белояры. Несмотря на строгие наставления подруги идти прямиком к дому, душегубка отвернула от общежития налево и через минут двадцать блуждания по, к счастью, достаточно ярко освещённым улицам, она вышла, или если быть точнее, вылетела (ибо хождение душегубки находят крайне трудным и неприятным физическим упражнением) в порт Светлолесья, тонущий в спешно накатившем на весь Кватох зачаровывающе-пугаюшем мраке, разрезаемом лишь пряно-жёлтым светом фонарных сфер. Здание астральной академии дремало в тишине уснувшего Сарнаута, неуклюже переворачиваясь с бока на бок, позволяя наконец себе отдых от изматывающего груза из лигийских туш. 

    Величавый государственный астральный корабль должен был отойти с ежечасным рейсом на Асээ-Тэпх через три с половиной минуты. Пассажиров быть не обещалась, и Азия, оставленная в полном одиночестве, скучая, маячила у прыжкового устройства, тихим шуршанием красноватых кожаных крыльев едва ли нарушая полный покой, захвативший здесь, в этом мире и этой ночью, абсолютно всё в свою неоспоримую и деспотичную власть.

    Нежно-голубым статичным сиянием мягко светили в глухой тьме магические кристаллы, поддерживающие острова в разъедающем сотни лет всё и вся Астрале. И это создавало приятную ламповую, и даже по-своему домашнюю атмосферу Новограда. Но всё же тут не хватало чего-то далёкого-далёкого, затерянного в бесконечных просторах мира, как и родные гибберлингские земли с Великим древом...

    Азия не знала и не могла знать, как, где и когда появился её (народ ли?), но чувствовала, что если они и имели место возникнуть, то непременно были связаны с этой тёмной, неконтролируемой мощью магии Вечного Хаоса. Вот почему душегубку так тянуло к Астралу... Вот почему она его так опасалась, боясь попасть под его нерушимые чары и лишиться тем самым какой-никакой свободы, которой Азия действительно дорожила и которую ценила.

    Allods_210208_140502.jpg

    Глава 4

     Share

    "Вестник Сарнаута" - дайджест за январь'21


    Новости
    Интервью

    Геймплей




    Творчество









    Юмор
    Кроссворд


    Гайды










    Обзоры

    Замесы и стримы














    « декабрь февраль »


    User Feedback

    Recommended Comments

    There are no comments to display.



    Guest
    Add a comment...

    ×   Pasted as rich text.   Restore formatting

      Only 75 emoji are allowed.

    ×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

    ×   Your previous content has been restored.   Clear editor

    ×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


×
×
  • Create New...

Important Information

By using our site you agree to the Terms of Use