Jump to content

Digest Jan-Feb

We talk about what was done and updated in the past month. We help keep abreast of events.

January February

Servers monitoring and the Addons Editor

We present you two legends. All dreams come true.

Servers monitoring The Addons Editor

Game tooltips

Tooltips provide a way for 3rd party fansites and extensions to display detailed information on mouseover.

Read more

The Addons Updater

Let us to introduce the addons updating software and to share the details

Read more Download

  • Предновогодняя домашняя зарисовка, Или почему нельзя верить детям


     Share

    Умойр – странное место, и даже когда во всём Сарнауте зима и идут приготовления
    к новому году, в этом краю по-прежнему греет солнце, свищут птицы и
    жужжат большие чёрные жуки, выползающие подремать на прогретые пологие
    камни у прозрачной кромки воды удивительно чистого озера. 

    ©Из записок путешественника по Сарнауту

    Allods_210106_160253.jpg

    — А ну, мелкая, быстро вернулась и убрала за собой! Мелкая! Я тебе что, на орочьем говорю?

    По деревянному полу раздалось весёлое шлёпанье босых маленьких ножек, проскальзывающих на поворотах и оставляющих за собой дорожку из размазанных жёлтых следов. Звонкий смех, глушащийся прифыркиванием, равными обрывками вырвался из груди развесёлой девчонки с рыжими всклокоченными волосами, спутанными, как утреннее облачко, резво проплывающее каждый день по криволинейной, спутанной траектории над умойрской деревушкой.

    — Дитятко! А ну вернись! — Громом раздалось из глубины дома, когда крохотные лапки уже сменили по просторной кухне в сторону веранды. — Быстро вернулась, а то сейчас получишь нанашки!

    Девочка мгновенно остановилась, немного пригнувшись, как в засаде; её глаза, округлявшиеся до небольшого размера антоновских яблок, испугано сверкнув, смеялись, а улыбка на лице ничуть не угасла с услышанной отеческой угрозой, а лишь засияла с новой силой. Крохотное сердечко в детской груди забилось быстро-быстро, к голове прилила оглушающая пелена крови – всё казалось какой-то сказкой, похожей на затуманенный, но очень радостный сон. Послышалось недовольное ворчание, шуршание какой-то ткани, хлестнувшей по стене и постепенно нарастающие шаги, блуждающие по лабиринтам комнат, но явно движущиеся в направлении кухни. И, только когда в дверном проёме кухни сверкнуло желтовато-белым пятном вафельное полотенце, а мужская фигура теперь казалась в опасной близости, как и грозящее девочке наказание за разлитую ей по случайным стечениям обстоятельств внезапного счастья краску, канийка, маленькой ладошкой прихватив краешек жёлтого ситцевого платьица, пустилась наутёк, всполошив мирно спящего у печки ящера. 

    — Марго! Ты куда пошлёпала своими голыми лапами? Ну-ка быстро надела носки!

    Разбуженный красный зверь устало поднял рогатую голову на шипастой шее и вопросительно посмотрел на изляпанного жёлтой краской хозяина жилища, который неспешным шагом двигался по так неразумно ведущим прямо к маленькой рыжей негоднице следам. Ящер устало вздохнул, слегка потянулся, проскребя по деревянному полу своими острыми металлическими когтями, подвернув шипастый хвост с раздвоенным наконечником и поудобнее устроившись, вновь улёгся спать (до завтрака оставалось ещё полтора часа, можно было спокойно выспаться, ведь рейд предстоял ему только в семнадцать часов, а уж что-что – время этот домашний дракон считать умел с завидным искусством и проворностью).

    — Папа! Папа! Не догонишь! — Заливисто смеясь, голосило на всю округу маленькое чудо так, что соседские петухи, ещё пока мирно дремавшие на своих суховатых изгородях, встревоженно вздрагивали, распушив перья и начинали растерянно мяться на месте, не зная – стоит ли будить всю округу и не лишат ли их за столь ранее пробуждение пропитания на ближайшие сутки. Но будить кого-то, на деле же, не было нужды. Девочка голосила так, что звенело в ушах даже у неё. 

    Вылетев, как растрёпанный птенец, на веранду, она сначала притормозила, ошеломлённая и словно ослеплённая дикой гармонией ароматов сборных трав и кустарников, но раздавшийся за её спиной смех явно таил в себе какую-то угрозу. Поняв это, она вновь было ринулась вперёд, вдоль деревянных поручней к крыльцу и оттуда – куда-нибудь ещё, где также солнечно, легко, тепло и радостно, как дома, только нет хитрого вафельного полотенца, призраком маячившего по воздуху в поисках чьей-то филейной части, прикрытой платьицем – но была подло схвачена и обездвижена. Поняв всю плачевность своего положения и неудавшийся побег, девочка насупилась и, обиженно всхлипнув и выпятив вперёд нижнюю губу, вперила взгляд в свои босые ноги в ожидании неизбежного. Но страшное вафельное полотенце мягко упало на пол, совсем рядом с рыжеволосой, и чьи-то руки быстро подхватили девочку под мышки и подняли в воздух. 

    Заверещав от неожиданности, маленькое существо резво задёргало ручками и задрыгало ногами с целью высвободиться. Поняв же, что находится вне зоны досягания земли, девочка поникла и неохотно повернула голову, но, не рассчитав расстояния, упёрлась щекой в отцовскую бороду. 

    – Отпусти... — Тихое невнятное бормотание неохотно вышло из детских пухлых розовых губок, сложенных бантиком. 

    Её никто не отпустил, но опустил на землю и, сев на пол, развернул раскрасневшейся смущённой и недовольной физиономией к себе. Маленькие пальчики нервно мяли кружевной край платьица, а серые глазки виновато прятались за густыми ресницами, будто бы не хотели замечать сидящего в полуметре от них отца. 

    — Марго, — мужчина выдержал паузу. — Что мы хотим сказать? 

    — Ничего, — обиженно прошептала одними губами заложница чьего-то пристального показушно-серьёзного взгляда. 

    — Что-что? — Краешки губ слегка приподнялись; ему стоило больших усилий сдерживать улыбку, но иначе все старания полетели бы прахом над семью морями и девочку было бы уже никак не уломать на извинения. 

    Марго отняла пальцы от терзаемой ей ткани и запустила ладонь в пушащиеся медного оттенка гнездо у себя на голове. 

    — Мне очень жаль... 

    — За что же ты извиняешься? Ты же ничего не сделала, не так ли? 

    — Я...

    На девочке не было лица, казалось, она сейчас просто сгорит, но на деле ей просто хотелось разреветься от обиды, желательно, предварительно заперевшись в детской и забравшись под кровать, где можно часами просто лежать, обняв плюшевого панду и грустить, рассматривая трещинки в полу. 

    — Мне очень стыдно, что я отвлекла тебя от работы и пролила краску. Я очень извиняюсь.

    — А чего глазки на мокром месте? — С весельем поинтересовался каниец, внимательно следя за поведением дочки.

    — Соринка в глаз попала... — Мрачно произнесла девочка, кулачком пытаясь утереть выступившие слёзы. Её уши горели алым, и оттого было стыдно и неприятно. 

    — А не вринка ли это была случаем? — Мягко поинтересовался мужчина, понимая, что больше уже просто не способен злиться на это очаровательное создание.

    — Нет, — хлюпнуло «создание» и наконец подняло взгляд насквозь (и в прямом смысле) пропитанных виной серебристых из-за бликов ещё не высохших слёз глаз. 

    — Ну, иди сюда, маленькая. 

    Отец раскрыл руки, приглашая девочку плюхнуться в его успокаивающие объятия, что она и не преминула тут же сделать. Уткнувшись носиком в тепло родного человека, девочка хаотично начала шептать, поочерёдно всхлипывая и утирая ладошками слёзы:

    — Папа, я очень-очень тебя люблю! Правда-правда! И я не хотела различать краску! Папа, хочешь я... 

    Мужчина снисходительно улыбнулся и тихонько погладил дочь по голове, которая продолжала что-то несвязно бормотать ему в плечо. Единственное, что забыл он учесть, пойдя на поводу эмоций, так это обещанную им дочери поездку в Новоград на новогодние праздники, если та будет себя хорошо вести в предновогоднюю неделю. И вот сейчас, продолжая своё невнятное лепетание, девочке явно представлялись большие сугробы из холодного снега, нарядная высокая ёлка с пушистыми ветками и длинный ряд лавок с сувенирами. Оставалось лишь подождать, пока отец увлечётся чем-нибудь, забыв о свершившемся, и тогда она сможет ненароком напомнить ему об обещании им данном, и он, конечно, же вспомнит и скажет, что они обязательно поедут. А пока – она продолжала тихо всхлипывать виноватое «папа» в отцовское плечо. 

     Share

    "Вестник Сарнаута" - дайджест за декабрь'20


    Новости
    Интервью


    Геймплей



    Творчество игроков








    Кроссворд
    Юмор


    Гайды

    Обзоры





    Замесы и стримы




















    Юмор

    « ноябрь январь »


    User Feedback

    Recommended Comments

    There are no comments to display.



    Guest
    Add a comment...

    ×   Pasted as rich text.   Restore formatting

      Only 75 emoji are allowed.

    ×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

    ×   Your previous content has been restored.   Clear editor

    ×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


×
×
  • Create New...

Important Information

By using our site you agree to the Terms of Use